WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

«логов, посвященные актуальным проблемам развития белорусского, российского и украин­ ского обществ, социальной теории, методологии и методикам социологических исследова­ ний. Особое ...»

-- [ Страница 1 ] --

УДК 316.42(476)(082)

В сборнике представлены статьи ведущих белорусских, российских и украинских социо­

логов, посвященные актуальным проблемам развития белорусского, российского и украин­

ского обществ, социальной теории, методологии и методикам социологических исследова­

ний. Особое внимание в данном выпуске уделено исследованиям сферы культуры, которые

подготовлены под эгидой Года культуры в Беларуси, и научно­исследовательским проектам,

посвященным возрождению территорий, пострадавших от аварии на ЧАЭС, приуроченных к 30­летней годовщине события .

«Социологический альманах» рассчитан на студентов, аспирантов, профессиональных социологов, а также читательскую аудиторию, интересующуюся современным социальным развитием Беларуси .

Р е д а к ц и о н н а я к о л л е г и я:

И. В. Котляров (главный редактор), И. В. Лашук (зам. главного редактора), М. И. Артюхин, Е. М. Бабосов (зам. главного редактора), Н. А. Барановский, В. А. Ильин, В. В. Кириенко, А. А. Коваленя, Н. Е. Лихачев, Ю. М. Резник, Н. М. Римашевская, Р. А. Смирнова, Г. Н. Соколова (зам. главного редактора), А. А. Шабунова, С. А. Шавель, В. Р. Шухатович, Н. С. Щекин, Е. В. Мартищенкова (ответственный секретарь)

Р е ц е н з е н т ы:

доктор политических наук, профессор Л. Е. Земляков, доктор социологических наук, профессор В. А. Клименко «Социологический альманах» подготовлен в рамках выполнения Государственной программы научных исследований «Экономика и гуманитарное развитие белорусского общества» на 2016–2020 гг.;

Подпрограмма 3 «Социология и философия». Раздел 1 «Социология»

© Институт социологии НАН Беларуси, © Оформление. РУП «Издательский дом «Беларуская навука», 2017 СОДЕРЖАНИЕ Колонка главного редактора Котляров И. В. Социология в поисках новой матрицы развития белорусского обще­ ства

Глобализационные и интеграционные процессы в современных обществах Котляров И. В. Интеграционные процессы в человеческом измерении (социологические тренды)

Соколова Г. Н. Социальные аспекты вступления Республики Беларусь в Евразийский экономический союз

Осадчая Г. И. Евразийский экономический союз: первые итоги интеграционных про­ цессов

Рязанцев С. В. Внешняя миграционная политика как фактор демографического разви­ тия России

Морозов А. В., Балич Н. Л., Муха В. Н. Культурная дипломатия в контексте интеграцион­ ных процессов в Беларуси и России

Сечко Н. Н. Интеграционные процессы Беларуси и России: общественное мнение......... 82 Малюк А. Н. Концепт глобализации в мир­системном анализе

Галич Л. П. Сравнительный анализ уровня жизнестойкости белорусов и россиян............ 101 Социология образования и молодежи Титаренко Л. Г. Модернизационный потенциал белорусской молодежи: влияние высше­ го образования

Барановский Н. А. Социальная профилактика наркомании среди молодежи

Костюкевич С. В., Яковлева Н. И. Об оптимизации баланса теории и практики при под­ готовке специалистов в технических вузах на постсоветском пространстве

Комаровский А. В., Назаренко Ю. С. Эффективность производственной практики в ву­ зах Беларуси (на примере опроса студентов­социологов)

Цюхай М. В. Инженерно­технические работники как объект исследования в советской социологии

Гулько Е. Ю. Проблемы экологического сознания и поведения студенческой молодежи...... 160 Рехтина Н. В., Краснова Г. А. Проблемы трудоустройства молодежи в России (по мате­ риалам социологического исследования)





Социокультурные аспекты развития белорусского общества Бабосов Е. М. Роль религиозных ценностей в становлении и развитии национально­ культурного кода

Кройтор С. Н. Методологические основания социологического изучения социокуль­ турного кода

Балич Н. Л. Этнокультурные практики – основа воспроизводства культурного кода вос­ точных славян

Калачёва И. И. Белорусская диаспора в Карелии: проблемы сохранения идентичности....... 208 Калашникова А. В. Профессиональные и любительские театры как сегменты индустрии досуга Беларуси

Моисеенко В. Г., Войтеховский А. В. Формирование патриотических ценностей курсантов Института пограничной службы Республики Беларусь в современных условиях..... 225 Павлова А. В. Государственная информационная политика в деле формирования национального самосознания белорусов

Жидович В. Е. Феномен трансмедиа в искусстве театра: опыт Беларуси

Стаселько К. И. Социология литературы Пьера Бурдьё

–  –  –

Артюхин М. И., Пушкевич С. А. Демографический кризис и пути его преодоления в условиях современной Беларуси

Каргаполова Е. В., Лашук И. В. Семья как ценность современного общества (по итогам социологических исследований в Астраханской области Российской Федерации и в Республике Беларусь)

Сосновская Н. А. Восприятие семейного благополучия в современном белорусском обществе

–  –  –

Смирнова Р. А. Социально-классовая структура белорусского общества: теоретико-методологический анализ

Смирнов В. Э. К вопросу о механизмах изменения социальной структуры общества (на примерах из истории СССР)

Таранова Е. В. Уровень жизни и социально-экономическая дифференциация белорусского общества

Красковская Д. С. Социально-культурный потенциал пожилых людей (на примере жителей сельской местности Беларуси)

Малмыгин А. С. Система социологических показателей социального события................ 406 Вопросы управления на современном этапе развития общества Хижняк А. В. Коллективное сопротивление коррупционным практикам: коммуникативные возможности и ограничения

Волосников Р. А. Общественное мнение как фактор совершенствования деятельности органов пограничной службы Республики Беларусь

Кузьменко Т. В. Экспертный опрос как основа принятия управленческих решений........ 434 Гавриков А. В. Актуальность введения пропорциональной избирательной системы в Беларуси (социологическое измерение)

Тенденции развития отраслей социальной сферы Беларуси Шавель С. А. Мотивационная сфера личностной активности

Шухатович В. Р. Самоактуализация: поиск ресурсов улучшения здоровья и развития человеческого потенциала

Кочергин В. Я., Пацеева А. Г. Профессиональная культура врача: внутренняя дифференциация и перспективы развития

Андрос И. А. Основные предпосылки возникновения и развития экологического туризма.... 483 Назарова Д. В. Неэкономические ресурсы развития сферы жилищно-коммунального хозяйства

Баханов А. Г. Роль больших данных и имитационного моделирования в социально-экономических исследованиях

–  –  –

СОЦИОЛОГИЯ В ПОИСКАХ НОВОЙ МАТРИЦЫ РАЗВИТИЯ

БЕЛОРУССКОГО ОБЩЕСТВА

Показана роль социологии в поиске новой парадигмы общественного развития, в анализе цивилизационного кода белорусского общества как экономического фактора, проанализиро­ ваны основные задачи, которые должна решать социология на современном этапе становле­ ния белорусской государственности .

Ключевые слова: Республика Беларусь, социология, общественное мнение, Институт со­ циологии, цивилизационный код, социологические опросы, парадигма развития белорусского общества .

Белорусское общество, как, впрочем, и весь современный мир, находятся сегодня на таком этапе своего развития, когда поиск путей выхода из кризиса и повышения эффективности национальной государственности требует при­ менения принципиально новых методов изучения социальной реальности .

Современная общественная наука обогатилась множеством новых теоретиче­ ских подходов, помогающих видеть, чувствовать отдельные фрагменты новых процессов. В то же время существует явная потребность в теории, раскры­ вающей общие закономерности общественного развития. Одной из важней­ ших задач современной науки в целом и белорусской социологии в частности является создание такой парадигмы конкретных действий, которая позволит, используя современные методы научного анализа, не только анализировать причины будущих изменений, но и определять смыслы и ориентиры дей­ ствий, предлагать новые сценарии для деятельности, выявлять причины, де­ терминирующие те или иные негативные процессы и явления, находить спо­ собы их устранения, поддерживать заслуживающие внимания инновации, формировать эффективные модели власти и гражданского общества, инсти­ туты рыночной экономики и правового государства. В этом ракурсе важны и интересны социологические исследования, постоянно проводимые Инсти­ тутом социологии НАН Беларуси и отражающие отношение жителей к проис­ ходящим в стране процессам и явлениям .

Для изучения социально­экономической и политической ситуации в стра­ не в Институте социологии НАН Беларуси постоянно проводится социологи­ ческий мониторинг – систематически повторяющиеся социологические иссле­ дования, проводимые по специально разработанной методике с применением Социология в поисках новой матрицы развития белорусского общества специализированного инструментария, направленные на выявление важней­ ших тенденций и закономерностей развития белорусского общества и приня­ тие необходимых управленческих решений .

Как показали многочисленные социологические исследования, проводи­ мые Институтом социологии НАН Беларуси, интегрирующим инструментом измерения многомерности процессов, происходящих в белорусском обществе, может стать цивилизационный код. Дефиниция достаточно популярная у на­ ших западных и восточных соседей, но о которой мы практически ничего не знаем. Поэтому сразу же возникают вопросы: что такое цивилизационный код, в чем он выражается, как его определить, охарактеризовать, изучить, из­ мерить? Можно ли на него целенаправленно влиять, если можно, то кто и как?

Важно выявить механизмы формирования кодов, их важнейшие составляю­ щие, постоянно использовать их в дальнейшей социальной деятельности .

На основе анализа многочисленных научных источников берем на себя смелость предложить следующее определение: «Цивилизационный код – это исторически сложившаяся система (набор) знаков, символов, средств антро­ пологического и социокультурного характера, определенных коммуника­ ций (отношений), своеобразных маркеров, благодаря которым передается со­ циальный опыт и смысл жизни от поколения к поколению, идеалы цивили­ зации воспроизводятся в преемственности людей, а они адекватно восприни­ мают и реагируют на происходящие пространственно­временные процессы» .

Главная установка цивилизационного кода – это наличие определенного комплекса самобытных, доминирующих в обществе ценностей и смыслов, взглядов и традиций, форм общения и социальных укладов, исторической па­ мяти и мировоззрения, поведенческих форматов и знаний, умения и навыков .

Именно они детерминируют развитие нации и общества, передаются из поко­ ления в поколение через образование и обучение, позволяют решать много­ численные проблемы, справляться с рисками и вызовами, сами формируются в процессе исторического цивилизационного развития, интеллектуального, нравственного и эстетического воспитания .

И что очень важно – анализ цивилизационного кода способен дать ответы на многие вопросы: куда идти и что делать, ради чего жить? что ценно и что важно? что есть добро и что есть зло? Возникает вопрос: как измерить ци­ вилизационный код? От каких показателей он зависит? Как эти показатели, факторы можно формировать, управлять ими в экономическом, социальном, политическом, воспитательном, идейном, образовательном и иных простран­ ствах?

При изучении цивилизационного кода ученые Института социологии НАН Беларуси попытались выйти на эмпирический уровень, посмотреть на цивилизацию глазами жителей Беларуси: увидеть ее сущность, ценности, су­ ществующие в обществе, выявить механизмы, эти ценности формирующие, оценить доставшуюся нам от отцов и дедов историческую память, аттитюды, детерминирующие мировоззрения белорусских граждан. Для этого была раз­ 8 И. В. Котляров работана единая для данной парадигмы система координат, неких базовых принципов, которая лежит в основе разработки и изучения цивилизационного кода .

Что входит в структуру цивилизационного кода? Цивилизационный код предполагает при всех экономических и идеологических, политических и со­ циальных различиях набор определенных смыслообразующих факторов, ха­ рактерных черт, фундаментальных ценностей, долговременных признаков, культурных и религиозных, духовных и этнических характеристик, истори­ ческих традиций, особенностей ментальности. Среди них основополагающие, системообразующие психологические характеристики, связанные с опреде­ ленными поведенческими и ментальными стереотипами, духовной идентифи­ кацией, коллективными представлениями общества, различными социальны­ ми и идеологическими ориентациями [1; 2] .

Одной из важнейших составляющих цивилизационного кода являют­ ся смыслы. Современный мир находится в состоянии перманентной войны .

Но это не война людей, техники, технологий. Это война смыслов. Смыслы од­ них народов, наций и цивилизаций пытаются подменить смыслами других народов, других наций, другой цивилизации. Известный российский ученый М. П. Остроменский в исследовании «Смыслы, язык и ценности народа», пока­ зывая роль смыслов в развитии цивилизаций, особо подчеркнул, что «смыслы являются продуктом совместной социокультурной (духовной) деятельности людей, социокультурной (духовной) деятельности народа, нации, цивилизации как единого целого. Образование нового народа совпадает с образованием его системы смыслов, собственно образование системы смыслов и знаменует собой образование нового народа. Распад системы смыслов народа или кардинальное изменение знаменует собой или его смерть, или возникновение нового народа .

Смыслы преобразуются в течение всей жизни народа. Что создание, что усво­ ение, что сохранение смыслов народа – есть результат совместной социальной деятельности представителей народа. Смыслы – это тот фундаментальный ре­ зультат исторической, духовной деятельности народа, что образуется как итог ежедневного совместного проживания и совместного решения, постоянно воз­ никающих проблем различного масштаба. В этом процессе совместного про­ живания смыслы не только подтверждаются и закрепляются, но претерпевают изменения. Собственно смыслы, это наиболее глубокие, для данного народа, признаки и основания для его общности и для его выделения как элементарной социальной единицы человечества. Смыслы – сердце народа» [3] .

Особое значение для понимания сущности цивилизационного кода любо­ го общества имеют традиционные национальные ценности, которые состав­ ляли его духовную, нравственную, мировоззренческую основу. Постоянно возникает вопрос: какими национальными ценностями обладают белорусы?

Как показывают многочисленные социологические исследования, белорус­ скому национальному сознанию свойственны идея патриотизма как высо­ чайшей ценности Родины, уважительное отношение к родному краю, забота Социология в поисках новой матрицы развития белорусского общества о сохранении и приумножении его богатств. В процессе патриотического вос­ питания на традициях всенародного подвига и защиты Родины происходит синтез интеллектуальных, эмоциональных, волевых сфер личности с ценно­ стями и смыслами, направляющими человека на созидательное осмысление социально­политических реалий. Идеалы и традиции, любовь к Родине, с осо­ бой силой проявившиеся во время Великой Отечественной войны, являются высшей морально­нравственной ценностью белорусского общества, основой воспитания подрастающего поколения в нашей стране. В то же время нахо­ дятся люди, средства массовой коммуникации, сеющие семена исторических фальсификаций и предательства. Их задача – уничтожить патриотизм, разру­ шить национальное сознание и заменить его неким симулякром, основанным на античеловеческих подходах .

Сегодня очень многие политики и экономисты утверждают, что в осно­ ве общественных отношений лежит экономика. Однако это совсем не так .

«Современная экономическая наука, – отмечает известный российский эко­ номист Сергей Глазьев, – явно пренебрегает значением нравственных цен­ ностей в формировании экономического поведения. В доминирующей сегод­ ня парадигме рыночного равновесия заложена предпосылка о рациональном поведении экономических агентов, направляемых единственным мотивом максимизации прибыли. При этом игнорируется значение всех других моти­ вов экономического поведения и его нравственных ограничений» [4]. Социо­ логические исследования, постоянно проводимые Институтом социологии НАН Беларуси, показывают, что очень часто сама экономика испытывает огромное, иногда решающее воздействие неэкономических факторов, без уче­ та которых нельзя ее понять и совершенствовать. Рост уровня жизни зависит не только от экономических факторов, благоприятного географического поло­ жения и наличия природных ресурсов, но и от уровня образования и интел­ лектуального потенциала, морально­нравственного климата и исторических традиций, социального капитала и т. д. Неэкономические сферы обществен­ ной жизни могут иметь определяющее значение для успешного развития экономики. Современный этап развития белорусского государства требует принципиально новой модели экономического роста, учитывающих влияние образования и здравоохранения, информации и других факторов на качество и эффективность труда .

Таким образом, в настоящее время очень важно сосредоточить особое внимание на анализе духовных и гуманитарных предпосылок дальнейшего развития Беларуси, ее социально­экономического роста, поставить на службу экономике образование и нравственность, здравоохранение и науку, культу­ ру и спорт, честность и порядочность, обратить особое внимание на воспита­ ние подрастающего поколения, повышение морально­нравственного климата .

В кризисных условиях очень важное экономическое значение имеют общая культура населения, формирование высокообразованной и высоконравствен­ ной, деловой и творческой личности белорусского общества как важнейше­ 10 И. В. Котляров го условия его успешного развития. Неэкономические сферы общественной жизни могут и должны иметь решающее значение для успешного развития национальной экономики. Кроме того, существует реальная необходимость четко определить взаимосвязи институционально­экономических и инсти­ туционально­политических факторов роста, оценить их роль в достижениях современной экономики, разработать механизмы оптимизации влияния дан­ ных факторов [1; 2] .

Взяв за основу культуру (прогрессивную и статичную) как главный ка­ тализатор общественного развития, известные исследователи Самюэль Хан­ тингтон и Лоуренс Харрисон предложили основные элементы неэкономиче­ ского воздействия на экономику:

1. Ориентация во времени. Прогрессивная культура предполагает упор на будущее, на то, как изменить к лучшему судьбу страны и свою собственную .

Статичная ориентируется на поиск проблем или светлых дней в прошлом или решение вопросов выживания в настоящем .

2. Отношение к работе. В успешных нациях упорный труд рассматрива­ ется как главное условие жизненных достижений, успехи на работе и творче­ ство являются источником не только материального благополучия, но и само­ уважения. В провальных – люди работают, чтобы жить, труд рассматривается как досадная необходимость .

3. Бережливость как путь к сбережениям, инвестициям и достатку в про­ грессивных культурах и тенденция к расточительности и/или равенство в бедности – в статичных .

4. Хорошее образование – обязательное условие жизненного успеха в пере­ довых странах, но без него могут обойтись в отсталых .

5. Личные заслуги как центральный фактор продвижения по обществен­ ной и служебной лестнице и, наоборот, связи, блат, семейственность .

6. Социализация. В прогрессивных культурах люди идентифицируют себя с большими общностями – страной, нацией, профессией. В статичных – с семьей, знакомыми, земляками. Здесь почва для непотизма, коррупции и от­ сутствие почвы для альтруизма и благотворительности .

7. Этические нормы более строги в прогрессивных культурах. Например, в них неприемлемыми считаются взяточничество или воровство .

8. Закон и правосудие воспринимаются как незыблемые и непререкае­ мые нормы, исполняются буквально и невзирая на лица в успешных странах .

В остальных большее значение имеют круг знакомств и предложенная сумма .

9. Распределение власти. Прогрессивные культуры характеризуются боль­ шей децентрализацией и горизонтальными связями, тогда как статичные – централизацией и вертикалями .

10. Светскость. Лучше развиваются те страны, где влияние религиозных институтов на повседневную жизнь ниже [5] .

Можно соглашаться с этим мнением, можно не соглашаться. Однако такие социальные институты существуют, и их необходимо учитывать в повседнев­ ной реальности .

Социология в поисках новой матрицы развития белорусского общества Важно выявить социальные механизмы, существенно влияющие на раз­ витие ценностей белорусского общества, его цивилизационный код, форми­ рующие идеалы и ценностные ориентиры граждан. Под механизмами форми­ рования и развития структурных элементов цивилизационного кода можно понимать комплекс институтов, общественных и государственно­правовых отношений, которые с помощью различных методов, способов и средств, с учетом политических, социальных и экономических факторов воздействуют на возникновение, развитие и изменение цивилизационных параметров .

Анализ важнейших структурных элементов социального механизма, влия­ ющего на элементы цивилизационного кода, начнем с культуры. В условиях, когда идейный дефицит заполняется чуждыми национальным традициям ориентирами и критериями духовной и материальной жизни, это особенно важно. Недаром профессор Преображенский в известной книге Михаила Бул­ гакова «Собачье сердце» отмечал, что «разруха начинается в головах». Дей­ ствительно, все беды, все проблемы начинаются с «кризиса в головах», недо­ статка элементарной культуры .

Культура как элемент цивилизационного кода понимается как историче­ ски сложившаяся система ценностей и норм поведения, закрепленная в ма­ териальном и нематериальном культурном и историческом наследии. Культу­ ра – это часть национального характера. Она охватывает все стороны жизни, способствует сохранению традиционных ценностей, повышает ответствен­ ность и гражданское участие людей в развитии белорусского государства .

Цивилизация – «тело» культуры, тогда как культура – «душа» цивилизации .

Культура предлагает универсальный набор ценностей и смыслов, кодов и сте­ реотипов поведения, вырабатывает их при значительном влиянии предше­ ствовавших поколений [5; 6; 7] .

В Беларуси достаточно высокий уровень культуры. Она постепенно ста­ новится одним из важнейших приоритетов развития белорусского общества, в стране развивается рынок культурных товаров и услуг, призванный удов­ летворять познавательно­образовательные, коммуникативные, художествен­ но­творческие и другие потребности различных социальных групп Беларуси .

Отличительными чертами белорусской культуры всегда выступали взаимное уважение, неприятие любых форм враждебности на религиозной либо этни­ ческой почве. И в то же время кризисные явления затронули и эту часть бело­ русского общества: существенно падает интерес к театрам и кино, все меньше людей посещают библиотеки, концертные залы. Необходимы широкие мас­ штабные социологические исследования современного состояния националь­ ной культуры, которые помогут заглянуть в будущее. Однако для этого нуж­ ны кадры .

В рамках изучения цивилизационного кода белорусского общества мы пытаемся узнать, на каких книгах, на каких фильмах растут современные гра­ ждане Беларуси, какие ценности им прививают современные кино и литера­ тура. Ведь не зря говорят: «Скажи мне, что ты читаешь, и я скажу тебе, кто 12 И. В. Котляров ты». Это утверждение верно и сегодня, и не только по отношению к одному человеку, но и ко всей нации. Особенно резко уменьшилось число читателей в библиотеках. И, как утверждают наши коллеги, например, из ФРГ, там, даже в условиях научно­технического прогресса, читательские залы заполнены .

Как показывают социологические исследования, у жителей Беларуси име­ ются существенные претензии и к национальной литературе, и к кинемато­ графу .

За последние двадцать пять лет, как отмечали многие респонденты, в Беларуси не написано ни одного романа о Великой Отечественной войне, которые будут читать, которыми будут гордиться и восхищаться будущие поколения. Имея великолепные традиции (многие поколения воспитывались на фильмах «Константин Заслонов» или «Дзяўчынка шукае бацьку», а кино­ студия «Беларусьфильм» еще совсем недавно называлась в народе «Партизан­ фильм»), белорусские кинематографисты в последние годы так и не смогли создать национальных шедевров типа «Летят журавли» или «А зори здесь тихие» .

В октябре 2016 г. мы посетили форум научно­творческой интеллигенции в Кыргызстане. Там нам показали прекрасный фильм кыргызского режиссе­ ра Мирлана Абдыкалыкова «Сутак» («Небесное кочевье»), ставший лауреа­ том премии «Ника» в номинации «Лучший фильм стран СНГ и Балтии». Это был фильм о добре, любви, совести, честности и порядочности. Мы смотрели, и нам было обидно: почему всюду говорим, что у нас прекрасное кино, но до таких фильмов не доросли .

Особую роль в цивилизационной парадигме играет образование. Оно тра­ диционно является одной из высших ценностей белорусского народа. Уровень образованности в Беларуси один из самых высоких в мире, финансирование образования достаточно стабильное, полностью отсутствует дискриминация, инновации направлены на укрепление ведущих принципов национальной школы, среди которых следует выделить обеспечение справедливости, равно­ го доступа к образованию, повышение его качества .

Национальное образование постоянно критикуют. Однако социологиче­ ские исследования до последнего времени показывали, что и студенты, и ро­ дители, и работодатели в целом были удовлетворены его качеством. Сегодня, в кризисных условиях, работодатели хотят получать более профессиональных специалистов и не тратить достаточное количество времени на его «доработ­ ку». Выпускники вузов, колледжей хотят найти более престижную, более вы­ сокооплачиваемую работу. Об этом мечтают их родители. Кризис наступил, но руководители системы образования его не заметили. Осталось огромное количество проблем, которые необходимо было давно решить. Среди них наи­ более важными, по мнению респондентов, являются: невысокая заработная плата, низкая мотивация и крайне низкий престиж педагогического, прежде всего, учительского труда. Время не ждет, а чиновники от образования при­ нялись решать совсем другие вопросы, выталкивая лучшие умы за рубеж .

Еще одна проблема. Политика последних лет, вымывающая гуманитарные предметы из школы и высших учебных заведений, совершенно не конструк­ Социология в поисках новой матрицы развития белорусского общества тивна. Человек, который никогда не читал Льва Толстого или Николая Гоголя, не способен ничего эффективного и интересного создать и в научно­техниче­ ской сфере .

Необходимо, как утверждают многие респонденты, добиться, чтобы вузы несли ответственность за судьбу своих выпускников, не выталкивали их за дверь, не отказывались от них сразу же после того, как те получат дипломы .

Значительной объединяющей силой современных цивилизаций являет­ ся спорт. Это молодость и скорость, конкуренция и состязательность, красо­ та – все то, о чем постоянно говорят и что привлекает различные слои и груп­ пы современного общества. Спортивные победы, прежде всего, белорусских олимпийцев вызвали у жителей нашей страны повышенный интерес, чувство сопричастности и единения .

Вспомним чувство гордости, которое охватило белорусский народ во вре­ мя чемпионата мира по хоккею в Минске. Вся страна следила за соревнова­ ниями. Успешное проведение чемпионата мира существенно повлияло на престиж Беларуси, формирование ее международного имиджа. Гости бело­ русской столицы увидели, что Республика Беларусь – это современное, краси­ вое, достойное европейское государство с отличной спортивной инфраструк­ турой, высоким уровнем образования и культуры, науки и здравоохранения, государство, где нет места злобе, ненависти и конфликтам, где людей не делят по цвету кожи и религии, по языку и имущественному положению, где живут интересные и дружелюбные, спокойные и толерантные люди. «Гостеприим­ ство – визитная карточка белорусов», – говорили многие. А «зона гостеприим­ ства» – изюминка минского чемпионата мира, переступив которую вчерашние враги мгновенно становились друзьями и братьями. Те, кто был в Беларуси, смотрели чемпионат мира по телевидению, запомнили Беларусь именно такой страной [8; 9] .

Интересно сравнить чемпионат Европы по футболу во Франции и чемпио­ нат мира по хоккею в Беларуси. Хоккеистов и болельщиков в Минске встреча­ ли как друзей, как братьев, во Франции – как врагов. В Беларуси был праздник спорта, во Франции – битва и кровопролитие, насилие и оскорбление, здесь улыбки и цветы, там синяки, резиновые пули и дубинки. Вот и сравнивай ци­ вилизационный код белорусского и французского обществ .

Спорт должен приносить радость людям. Вспомним 5 сентября 2001 г. – отборочный турнир к ЧМ–2002 по футболу. Сборная Беларуси победила Польшу 4 : 1. Вулкан страстей на стадионе «Динамо», заполненном десятками тысяч болельщиков. Всю ночь бурлил Минск. Океан чувств, настоящие де­ монстрации, и не только болельщиков, а простых граждан, патриотов своей Родины .

Сегодня белорусский футбол только огорчает. Люди отвернулись от «игры миллионов». Они перестали ходить на футбол. 2016 год – год самой слабой по­ сещаемости в истории высшей лиги. В среднем на футбольных матчах выс­ шей лиги приходило меньше 1,5 тысячи болельщиков. Это своеобразный ан­ тирекорд посещаемости. Интересно разобраться: почему?

14 И. В. Котляров В высшей лиге белорусского чемпионата 16 команд. Это очень много для современного развития футбола в стране. Для стольких команд у нас нет вы­ сокопрофессиональных футболистов. Нет даже средненьких. Белорусский футбол, по мнению болельщиков, насквозь коррумпирован. Футболисты орга­ низуют договорные матчи. Зачем идти на футбол, если результат футбольной встречи зависит не от футболистов, а от каких­то темных личностей. Сами футболисты оправдываются: платите хорошие деньги, и мы не будем органи­ зовывать договорные матчи .

Но взрыв негодования болельщиков вызвало сообщение, что экс­футбо­ лист команды «Ислочь», обвиняемый в причастности к организации дого­ ворного матча, подал в суд на клуб из­за того, что тот должен ему зарплату за полтора месяца. Суд обязал «Ислочь» выплатить футболисту Тишкевичу 53 миллиона неденоминированных рублей. То есть, футболист на редкость пе­ риферийной и очень бедной команды имеет зарплату 36 миллионов рублей в месяц, и это в кризис. Кроме того, белорусские судьи берут и дают взятки .

Среди них – самый главный судья белорусского футбола. Как говорил один известный комментатор: нам такой футбол не нужен. Конечно, он не приносит гражданам Беларуси радости, тем более счастья .

На этом о футболе можно было бы и закончить, но в одном из средств мас­ совой информации совершенно неожиданно возник вопрос: «Зачем Беларуси вообще спорт высших достижений?» «Этот вопрос, – отмечает автор, – ка­ жется на первый взгляд нелепым. Но если исходить из формальной логики, именно он должен определять стратегию развития спорта в стране». Далее он продолжает: «За 25 лет суверенный белорусский спорт достиг многого. У нас были медали Олимпиад любой поры года любых достоинств, выходы в плей­ офф КХЛ, топ­турниры сборных. Но, мне кажется, нет главного – четкого по­ нимания, зачем это все Беларуси нужно» [10]. Я бы посоветовал автору этих слов выйти на улицы белорусских городов и сел после значимых побед наших спортсменов, посмотреть в счастливые глаза болельщиков, почувствовать, как у них поднимается настроение, как ладятся дела дома и на работе. Но я не буду этого делать, так как автор этих слов о спорте Генеральный секретарь ФК БАТЭ и колумнист Pressball.by. И пока такие люди, которых, как они гово­ рят, «кормит спорт», будут находиться у основ его идеологии, будет «постыд­ ная пустота трибун, нулевые рейтинги спортивных трансляций против лю­ бых сериалов, полная неузнаваемость спортсменов на улице, невозможность для спортивных клубов зарабатывать. В общем, полное отсутствие двигателя развития, работающего во всем мире, – спроса» [10] и все меньше болельщи­ ков, которые будут ходить на матчи БАТЭ, несмотря на все стенания его гене­ рального секретаря и футболистов .

В последние десятилетия существенно возросла роль средств массовых коммуникаций. Газеты и журналы, радио и телевидение являются таким же национальным достоянием, как газ и нефть, недра и культура. Это механизмы передачи, развития и совершенствования национальной культуры, смыслов Социология в поисках новой матрицы развития белорусского общества и традиций, аттитюдов и образов, характеров и стереотипов. Средства мас­ совой информации, пишет Л. Харрисон, воздействуют на наши умы, а через умы, через наше поведение – на экономику. Они позволяют осуществлять пе­ редачу разных моделей поведения из различных регионов мира не только по временной шкале (в таком случае общества менялись бы крайне медленно), но и по горизонтали. Телевидение сегодня выступает в качестве площадки для проведения различного рода ток­шоу, круглых столов и т. п., где происходит не только обмен уже существующими идеями, что важно само по себе, но по­ рой рождаются и новые идеи [7] .

Однако, к сожалению, многие современные средства массовой информа­ ции, прежде всего электронные, давно забыли о своем предназначении. Через них пропагандируется все, что угодно, в том числе ложь и убийства, обман и предательство. «Сегодня на телевидении похабщина, кровь, насилие, и дети это смотрят, – отметил Павел, митрополит Минский и Заславский, Патриар­ ший Экзарх всея Беларуси. – Вы включите в любой день телевизор. Я иногда посмотрю новости, щелкаю, думаю, чем люди интересуются, что людям по­ казывают. Ни одного дня не проходит, чтобы на экранах не было каких­то фильмов о насилии, стрельбе, крови. Я не смотрю это насилие, мне просто неприятно. Но ведь дети смотрят их, идет исподволь воспитание» [11]. Неко­ торые средства массовой информации вместо укрепления расшатывают осно­ вы государства, общественной жизни и семейные устои, смакуют негативные явления в частной жизни. Все это отрицательно сказывается на стабильности и нравственных устоях общества, укреплении единства социума, отвлекает людей от решения важнейших проблем и формирует паразитическое отноше­ ние к жизни, чувство безразличия к себе и другим людям .

Огромное значение в поиске новой цивилизационной парадигмы развития белорусского общества имеет социология. В последние годы ее авторитет по­ стоянно растет. Это обусловлено инновациями во всех сферах общественной жизни. Без знания реального положения дел и понимания происходящих в об­ ществе процессов невозможно внедрение в жизнь смелых идей. Налицо все возрастающая потребность человечества в социологическом знании и выра­ батываемых социологией подходах к анализу социальной реальности. Имен­ но социологи анализируют, почему происходят те или иные процессы, поче­ му они происходят именно таким образом, и что надо делать, чтобы избежать негативных последствий. И особенно важна роль социологии при изучении социальных институтов, влияющих на развитие некоторых элементов циви­ лизационного кода. Современное социологическое знание обладает не только эвристичностью – способностью объяснять и предсказывать закономерности, регулирующие жизнь социумов, но и прагматичностью – способностью выра­ батывать эффективные решения конкретных проблем. Социологи способны в полной мере осознавать свою социальную ответственность перед обще­ ством, помогать ему решать имеющиеся задачи. Теперь перед ними новая важная задача – поиск эффективной цивилизационной парадигмы развития белорусского общества [12] .

16 И. В. Котляров Цивилизационный код – это ценности и идеология, организация и стиль .

Различные социальные и политические субъекты предлагают разные векто­ ры развития для всей цивилизации, стремясь обеспечить их доминирование .

Для успешного движения вперед в условиях масштабных политических и эко­ номических преобразований необходим комплексный анализ взаимосвязи, характера и динамики социально­экономических структур населения и сис­ темообразующих элементов цивилизационного кода, формирование на этой основе исторически и культурно адаптированных моделей национального развития. В условиях глобализации и интеллектуальной дискуссии с соседя­ ми, сторонниками и противниками важно понять, почувствовать ту роль, ко­ торую играют цивилизационные структурные различия в современных поли­ тических, экономических и социальных процессах [1; 2; 6] .

Список использованных источников

1. Котляров, И. В. Цивилизационная парадигма белорусского общества: теоретическо­ме­ тодологические основания / И. В. Котляров // Вес. Нац. акад. навук Беларусі. Сер. гуманітар .

навук. – 2016. – № 4. – С. 20–32 .

2. Котляров, И. В. Цивилизационный код белорусского общества и неэкономические ре­ зервы современной экономики (социологические тренды) / И. В. Котляров // Институциональ­ ные механизмы развития малого и среднего бизнеса : материалы III Междунар. науч.­практ .

конф., Минск, 28–29 янв. 2016 г. – Минск : ИПП, 2016. – С. 27–41 .

3. Остроменский, М. П. Смыслы, язык и ценности народа [Электронный ресурс] / М. П. Остроменский // Война и мир. Аналитика. – Режим доступа: http://www.warandpeace.ru/ ru/analysis/view/45057. – Дата доступа: 20.11.2016 .

4. Глазьев, С. Ю. Нравственные начала в экономическом поведении и развитии – важней­ ший ресурс возрождения России / С. Ю. Глазьев // Экономика и общественная среда: неосоз­ нанное взаимовлияние. – М., 2008. – С. 406 .

5. Культура имеет значение. Каким образом ценности способствуют общественному про­ грессу / под ред. Л. Харрисона и С. Хантингтона. – М. : Моск. школа полит. исследований, 2002. – 320 с .

6. Россия как цивилизация: материалы к размышлению / под общ. ред. О. И. Шкаратана, В. Н. Лексина, Г. А. Ястребова. – М. : Ред. журн. «Мир России», 2015. – 466 с .

7. Харрисон, Л. Евреи, конфуцианцы и протестанты: культурный капитал и конец мульти­ культурализма / Л. Харрисон. – М. : Мысль, 2014. – 286 с .

8. Котляров, И. В. Беларусь между прошлым и будущим / И. В. Котляров // Белая вежа. – 2014. – № 7. – С. 92–105 .

9. Котляров, И. В. На пути к будущему. Социологические тренды / И. В. Котляров // Бела­ рус. думка. – 2015. – № 1. – С. 89–96 .

10. THE. Ревизию белорусского спорта нужно начать с вопроса «Зачем нам вообще спорт высших достижений?» Андрей Вашкевич не критикует, а задает на первый взгляд простые вопросы [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.pressball.by/pbonline/ exclusive/82837. – Дата доступа: 20.11.2016 .

11. На ТВ похабщина, кровь, насилие, и дети это смотрят. Митрополит Павел о нападе­ нии в ТЦ «Европа» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://news.tut.by/society/515873 .

html. – Дата доступа: 13.10.2016 .

12. Беларусь на пути в будущее: социологическое измерение / И. В. Котляров [и др.] ; ред­ кол.: И. В. Котляров (гл. ред.) [и др.] ; Ин­т социологии Нац. акад. наук Беларуси. – Минск :

Беларус. навука, 2015. – 499 с .

Социология в поисках новой матрицы развития белорусского общества

–  –  –

ИНТЕГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ В ЧЕЛОВЕЧЕСКОМ ИЗМЕРЕНИИ

(СОЦИОЛОГИЧЕСКИЕ ТРЕНДЫ)

Раскрыта история создания Содружества Независимых Государств, Союзного государ­ ства Беларуси и России, Евразийского экономического союза, их роль в развитии белорусско­ го общества и решении интеграционных задач, проанализированы результаты республикан­ ского репрезентативного социологического исследования, предложены конкретные шаги по повышению авторитета СНГ и ЕАЭС в условиях инноваций и кризисов, рисков и турбулент­ ности, бифуркации и неопределенности .

Ключевые слова: cоциологический мониторинг, Республика Беларусь, интеграция, Содру­ жество Независимых Государств, Союзное государство Беларуси и России, Евразийский эконо­ мический союз .

Современное время – это время открытий, вызовов, рисков, бифуркаций, катаклизмов. И многим кажется, что рисков, проблем, вызовов значительно больше, чем радостей и открытий. То, что создавалось веками, тысячелети­ ями, многими поколениями людей, сейчас рушится и уничтожается. Проис­ ходит отказ от базовых, традиционных ценностей цивилизации. Разрушается освященный природой институт семьи как естественного союза между муж­ чиной и женщиной. Это касается и территориальных образований. Разрушен Советский Союз, с политической карты исчезли Югославия и Чехословакия, под угрозой существование в современных границах Великобритании, Ис­ пании, Украины. На Ближнем Востоке людей убивают только за то, что они молятся другому богу и исповедуют другие ценности. Маленькие дети с ро­ дителями стремятся через Средиземное море навстречу счастью и радости, а находят смерть на пустынных берегах. Неужели человечество выбрало страшный и разрушительный вектор? Вопрос, как говорится, риторический .

Однако это не совсем так. Сегодня многие политики, и не только, прекрас­ но понимают: для того чтобы пережить трудные времена, необходимо быть вместе, совместно решать многочисленные проблемы. И это совершенно пра­ вильно. Стремление к единству и содружеству, к объединению в различные ассоциации, организации, партии – одно из важнейших качеств разумных со­ обществ .

Интеграционные процессы в человеческом измерении Как результат, в то время, когда в мире многое рушится, в условиях кри­ зисов и бифуркаций постоянно идут и совсем другие процессы – интеграции различных политических, социальных, экологических, конфессиональных и других сил, которые стремятся вместе добиваться тех или иных целей, ре­ шать те или иные проблемы. Опыт современных государств показывает, что традиционная модель конкуренции постепенно уходит в прошлое, а ее место все в большей мере начинает занимать интеграционная матрица. Как ни пара­ доксально, но если раньше страны для роста своего престижа и международ­ ного статуса проводили политику укрепления национального суверенитета, то в условиях современного многополярного мира ряд государств, претенду­ ющих на важнейшие роли в регионах, стремятся стать ведущими политиче­ скими игроками интеграционных объединений .

Интеграция в условиях стремительной глобализации ведет к установле­ нию более тесных экономических, политических, научных, культурных свя­ зей между странами­участницами, ликвидирует либо существенно ослабляет барьеры на пути движения идей, знаний, товаров, услуг, капитала, рабочей силы. Движущей силой интеграции является политическая воля лидеров го­ сударств и поддерживающих их элит и народов .

Первым интеграционным объединением на основе бывшей великой дер­ жавы стало Содружество Независимых Государств. Это целостная система стран и наций, различных культур и конфессий, стремящихся к сотрудниче­ ству на единой ценностной платформе .

События восьмидесятых­девяностых годов прошлого столетия белорус­ ский народ встретил достаточно напряженно, бурлили и соседние Литва, Латвия, Эстония. Это показал очередной этап социологического мониторин­ га изучения социально­политической ситуации, который состоялся в октябре 1990 г. Однако в это сложное время только 12 % жителей республики высказа­ лись за выход Белорусской ССР из состава Советского Союза .

Что думали люди о происходящем? Одним из первых социологических исследований, проведенных после придания Верховным Советом Республики Беларусь Декларации о независимости статуса конституционного акта, стал опрос «Беларусь в поставгустовский период». Он прошел в декабре 1991 г .

События, происходившие в Республике Беларусь после августа 1991 г .

, привели к глубочайшему кризису в стране, охватившему все сферы обще­ ственной жизни и перераставшему в национальную катастрофу. Падали объ­ емы промышленного производства. Стояли фабрики и заводы. Происходило разрушение денежно­финансовой системы, наблюдалось отчуждение про­ изводителя от средств производства. Продолжались растаскивание и дикая «прихватизация» государственной собственности. Наблюдался рост безрабо­ тицы. На первом месте среди проблем, особо беспокоивших людей, стоял рост цен: только проезд в городском транспорте за перестроечные и постперестро­ ечные годы вырос в сто тысяч раз. Разрушался агропромышленный комплекс .

На грани истощения находилась земля, ее потенциал существенно уменьшил­ ся. Это на себе почувствовали жители всех регионов страны .

20 И. В. Котляров Как результат, в социальной сфере усилились процессы расслоения обще­ ства на богатых и бедных. Социальная дифференциация населения Беларуси подошла к той черте, за которой социальные группы, создающие материаль­ ные блага, считали, что они живут хуже других. По объему потребления ма­ териальных благ Беларусь оказалась отброшенной на десятки лет назад. По данным социологических исследований, более четверти пенсионеров покупа­ ли мясо один раз в месяц .

В это время более четырех пятых населения Беларуси заявили, что они искренне сожалеют о распаде Советского Союза, выступают за восстановле­ ние теснейших связей с братской Россией и другими бывшими республиками бывшего СССР. Причем наиболее высокие результаты были получены в вос­ точных регионах Беларуси .

Необходимо было срочно найти выход из критического состояния. Для это­ го требовалась принципиально новая целостная модель интеграции. Именно ей стало Содружество Независимых Государств, проект, который, по мнению мно­ гих респондентов, стал уникальным и достаточно удачным. Во многих бывших республиках Советского Союза СНГ понималось как единственно правиль­ ный шаг на пути становления единого социально­экономического и полити­ ческого пространства с мощным научно­технологическим и производственно­ ресурсным потенциалом. Особое значение для нашей страны имело и то, что внешние рынки для Беларуси «сжались», а всем хозяйствующим субъектам всегда нужны масштабные, емкие рынки, и чем больше они будут, тем лучше .

Объективно каждой стране выгодно входить в организации, подобные СНГ. Се­ годня Содружество Независимых Государств – это многомерная реальность, во­ бравшая в себя широкий спектр экономических и социальных, политических, военно­стратегических, демографических и иных вопросов .

Жители Беларуси поддержали создание и развитие Содружества Незави­ симых Государств. В начале 1996 г., как показали социологические исследо­ вания, проведенные Белорусским институтом анализа и прогноза при Адми­ нистрации Президента Республики Беларусь, таких респондентов было более трех четвертей. Однако и политиков, и теоретиков, и простых людей волновал вопрос: «По каким направлениям должно развиваться СНГ на современном этапе?» Этот вопрос и был задан жителям страны. Вот как распределились ответы респондентов (табл. 1) .

Однако Содружества Независимых Государств было явно недостаточ­ но. Многие вопросы, которые волновали людей, в рамках СНГ решались не в полной мере. В республике была ярко выражена ностальгия по прежним временам. Результаты февральского (1996 г.) этапа мониторинга показали, что 75,4 % жителей Беларуси сожалеют о распаде Советского Союза. Более двух третей населения Беларуси требовали от своих избранников – депутатов Верховного Совета – одобрить (ратифицировать) Договор об углубленной ин­ теграции Беларуси и России. И только 10,2 % жителей Беларуси высказались против этого решения .

Интеграционные процессы в человеческом измерении Таблица 1. По каким направлениям должно развиваться СНГ на современном этапе?

–  –  –

Как показали результаты социологических исследований, было достаточ­ но много причин для принятия подобного нормативного акта. Во времена Со­ ветского Союза Белорусская ССР являлась своеобразным сборочным цехом огромной страны. В ней получили развитие многие отрасли народного хозяй­ ства, обеспечивавшие своей продукцией все союзные республики и многие зарубежные государства. Здесь выпускали, например, тракторы «Беларусь», большегрузные автомобили, электронно­вычислительную технику. Все это поставлялось в различные регионы Российской Федерации. С другой сто­ роны, по мнению жителей Беларуси, Россия – это рынки сбыта и источники сырья для белорусских предприятий, это газ, нефть и электроэнергия для на­ шей страны, это постоянная работа для многих жителей республики .

Еще один фактор – духовно­исторический – способствовал теснейшей интеграции Беларуси и России. Судьбы белорусского и российского народов исторически тесно связаны между собой, и только десяток лет назад были разделены границами. По данным социологических исследований, более трех четвертей жителей Беларуси имели родственников в России. Общей являлась и религия (православие), которую исповедовали в наших государствах боль­ шинство граждан. Русский язык, на котором в Беларуси разговаривает подав­ ляющее большинство жителей, получил государственную поддержку. Кстати, за два государственных языка – русский и белорусский – постоянно высказы­ ваются более 80 % населения страны. Только 0,2 % жителей страны испыты­ вали некоторую неприязнь к русским .

Очень важен был и военный фактор. Именно в Беларуси была хорошо обо­ рудована западная граница, граница с НАТО, в которую практически не надо вкладывать новых огромных средств или строить новые оборонительные сооружения около Смоленска. У Беларуси сильная противовоздушная оборо­ на, которая была способна защитить территории Беларуси и России от натов­ ских бомбардировщиков .

Народ требовал срочного принятия конкретных мер по теснейшему сбли­ жению российского и белорусского народов. 2 апреля 1996 г. президенты Беларуси и России поставили свои подписи под документом, который озна­ меновал рождение нового интеграционного союза. Это образование стало одним из наиболее эффективных вариантов решения многочисленных 22 И. В. Котляров проблем, появившихся после распада Советского Союза. Постепенно акти­ визировались экономические, социальные, культурные, духовные связи меж­ ду двумя государствами, народами, регионами и городами, хозяйствующими субъектами, рядовыми россиянами и белорусами, началось реальное напол­ нение интеграционных процессов. Люди стали отходить от шока, связанного с развалом СССР, разрушением всего того, что объединяло братские народы .

Как показали социологические исследования, создание Союзного государст­ ва поддержало подавляющее большинство населения страны .

Однако с ускорением процессов глобализации подобного формата об­ щественных отношений Союза Беларуси и России было явно недостаточно .

Появилась необходимость в новой модели взаимодействия стран. Такой струк­ турой стал Евразийский экономический союз. Он создавался в рамках опреде­ ленной исторической закономерности, имел богатый ресурсный и экономиче­ ский потенциал, уникальную транзитную перспективу и выгодное сочетание природно­географических, демографических и социально­экономических условий. Особая евразийская культура, вобравшая в себя богатейшее культур­ ное наследие славянских, тюркских и других многочисленных европейских и азиатских этносов, была способна оказывать огромное влияние на совершен­ ствование евразийского пространства и мировой цивилизации, развитие эко­ номики входящих в ЕАЭС государств. В России, Беларуси и Казахстане Евра­ зийский союз многими понимался как правильный шаг на пути становления единого экономического пространства с мощным научно­технологическим и производственно­ресурсным потенциалом. Как показывает социальная реальность, интегрироваться рано или поздно придется всем государствам .

Объективно каждой стране выгодно входить в организации, подобные Евра­ зийскому экономическому союзу .

Социологические исследования «Беларусь–2030», проведенные Институ­ том социологии НАН Беларуси, помогли определить преимущества и про­ блемы интеграции постсоветских государств и создания Евразийского эко­ номического союза. Почти половина опрошенных жителей Беларуси были убеждены, что данное интеграционное межгосударственное объединение приведет к расширению рынков сбыта белорусских товаров и услуг – отно­ сительно конкурентоспособных белорусских товаров с высокой добавлен­ ной стоимостью: машин, оборудования и транспортных средств, созданию более благоприятных условий. Треть респондентов видели в данном интег­ рационном объединении возможность расширения доступа Беларуси к инно­ вационным технологиям и обмену специалистами. Многие жители Беларуси считали, что государства – члены ЕАЭС получат возможность пользоваться преимуществами низких цен на многие товары, а также снижением расходов, связанных с транспортировкой грузов; динамичнее развивать рынки за счет увеличения конкуренции; повышать производительность труда; увеличивать объемы экономики за счет роста спроса на производимые товары .

Интеграционные процессы в человеческом измерении В то же время существуют определенные трудности и противоречия, с которыми приходится сталкиваться Беларуси при функционировании Евра­ зийского экономического союза. Чаще всего опасения высказывались в связи с возможным оттоком наиболее квалифицированных специалистов в страны ЕАЭС. Треть граждан республики проявляли особую тревогу в связи с воз­ можным снижением конкурентоспособности белорусских товаров и услуг на внутреннем рынке. Причем только около пяти процентов однозначно высказа­ лись против формирования подобных интеграционных объединений .

В декабре 2016 г. исполнилось 25 лет со дня образования Содружества Не­ зависимых Государств. Этот год является юбилейным и для Союзного госу­ дарства Беларуси и России. Можно подводить некоторые итоги .

Накопленный опыт позволяет объективно оценивать прошлое и настоя­ щее Союзного государства, СНГ и ЕАЭС, более обоснованно прогнозировать их будущее. Социальная реальность и социологические исследования показы­ вают, что интеграционные объединения состоялись. Они подтвердили свою важную историческую роль в мировых и региональных политических и со­ циальных, экономических и культурных процессах. Именно во многом бла­ годаря им торгово­экономические отношения переведены на принципиально новую основу, налажены постоянный политический диалог, сотрудничество в сфере образования и науки, безопасности и стабильности. СНГ, например, стало единственной в своем роде площадкой многостороннего сотрудниче­ ства его участников практически по всем вопросам .

Президент Республики Беларусь, выступая на Пресс­конференции для представителей российских региональных средств массовой информации – участников традиционного пресс­тура в Беларусь в ноябре 2016 г., особо под­ черкнул, что «мы соблюдаем все договоренности с Россией в рамках Союзно­ го государства, ОДКБ, ЕАЭС. Отстаиваем экономические интересы, пресекая попытки ввоза попавших под эмбарго западных товаров. Одновременно про­ водим работу по их замещению нашей продукцией» [1]. К слову сказать, по­ добные встречи с представителями средств массовой информации в Беларуси проходят регулярно .

«Уже сейчас белорусско­российские отношения имеют возможность выйти на качественно новый уровень и дать очередной толчок скорейшему становлению Евразийского экономического союза, – заявил Президент Бе­ ларуси. – Подчеркну, что основой для его создания стало именно Союзное го­ сударство. При всем масштабе целей и задач, которые отражены в Договоре о создании ЕАЭС, этому интеграционному объединению по целому ряду на­ правлений еще предстоит подняться до уровня нашего с вами союза» [1] .

Глава государства отметил, что граждане обеих стран уже привыкли к отсутствию границ между двумя государствами, равному доступу к обра­ зованию, услугам здравоохранения, единым подходам к системе социальных гарантий, беспрепятственному трудоустройству, свободе передвижения и вы­ бора места жительства .

24 И. В. Котляров «Наши крепкие союзнические отношения неизменно проявляются и на международной арене, где мы сталкиваемся с новыми угрозами и вызовами .

Сегодня планету трясет от междоусобиц, терроризма и военных конфлик­ тов», – заявил Александр Лукашенко [1] .

В это непростое время, выразил уверенность Президент Беларуси, бело­ русам и россиянам нужно держаться вместе. Быть сильными, уметь заставить считаться с собой, сообща отстаивать свои интересы. «У нас есть ни с чем не сравнимая ценность – мир и согласие в доме. Всеми силами мы обязаны бе­ речь это достояние. Чтобы за спокойную жизнь людей не пришлось платить кровью, как это происходит во многих местах», – подчеркнул Глава белорус­ ского государства [1] .

Институт социологии НАН Беларуси постоянно изучает отношение жите­ лей Беларуси к ЕАЭС. По мнению многих респондентов, после долголетних поисков своего магистрального пути появился Евразийский экономический союз, который, несмотря на все проблемы и сложности начального периода интеграции, дает положительные результаты. Так, например, в течение 2016 г .

целый ряд государств ЕАЭС, прежде всего Армения и Кыргызстан, показыва­ ют значительный рост экспорта в другие страны союза. Многие жители Бела­ руси на себе почувствовали тяжесть проблем от разорванных экономических связей. Поэтому они стали своеобразным катализатором, одними из тех, кто попытался перезагрузить механизм интеграции на постсоветском простран­ стве. Недаром именно в Беларуси появилась дефиниция «интеграция интег­ раций», введенная в политический оборот в начале нулевых годов ХХI в., и которая означает интеграцию евразийской и европейской интеграций. Пре­ зидент Беларуси Александр Лукашенко делает многое для реализации «ин­ теграции интеграций» .

Граждане Беларуси в целом полностью поддерживают создание нового интеграционного образования и следующим образом ответили на вопросы об интеграции (табл. 2, 3) .

Распад Советского Союза существенным образом повлиял на социальное самочувствие жителей Беларуси. Уничтожены многие прежние идеалы. Раз­ рушены материальные, духовные, культурные, научные ценности. Многие со­ циальные группы усиленно искали возможности восстановления утраченного и обратили свои взоры на возможные интеграционные структуры (табл. 4) .

Интересен и поучителен сложный путь становления и развития Содруже­ ства Независимых Государств. Происходившие в течение последних 25 лет социальные процессы и политические события, прорывы на различных на­ правлениях общественной, духовной жизни и политические и социаль­ ные движения назад, выдающиеся достижения культуры и прискорбные со­ циально­политические явления, процессы сближения и моменты отчуждения, взаимного непонимания – все это подвергалось различным, порой взаимо­ исключающим оценкам, выпячиванию одних сторон и замалчиванию дру­ гих. Однако в целом успешно преодолены центробежные тенденции, найдены Интеграционные процессы в человеческом измерении

–  –  –

оптимальные формы сотрудничества, институты СНГ адаптировались к мно­ гочисленным потребностям многостороннего взаимодействия, отказались от завышенных ожиданий. Как результат, сложилась модель разноформатного и разноуровневого сотрудничества, предполагающая гибкость и избиратель­ ное участие государств СНГ в принятии управленческих решений при стрем­ лении к достижению консенсуса .

Как показало социологическое исследование «Изучить механизмы про­ явления и воспроизводства цивилизационного кода в современном обществе 26 И. В. Котляров и влияния его составляющих на развитие белорусской экономики» (N = 2100), проведенное в сентябре 2016 г. Институтом социологии НАН Беларуси, около половины жителей Беларуси отметили, что вступление Беларуси в СНГ в це­ лом положительно повлияло на социально­экономическую ситуацию в нашей стране, 5,7 % – негативно .

Таблица 5. Как Вы считаете, как вступление Беларуси в СНГ повлияло на социально-экономическую ситуацию в нашей стране?

–  –  –

По мнению трети населения страны, вступление Беларуси в СНГ позволи­ ло восстановить экономические связи, разорванные в результате разрушения Советского Союза. Пятая часть населения страны считает, что СНГ обеспе­ чило более низкие цены на энергоносители и экономическую поддержку со стороны России (табл. 6) .

–  –  –

Страны СНГ за 25 лет стали значительно ближе друг к другу, чем в ката­ строфическом 1991 году. Это очень важно, ведь в странах СНГ проживают большое количество родственников и друзей респондентов. Так, например, в России проживает более трех миллионов близких гражданам Беларуси лю­ дей, в Украине – более двух миллионов (табл. 7) .

Жителей Беларуси в целом, как показывают результаты социологических исследований, интересует положение дел в различных сферах жизнедеятель­ ности стран СНГ. Конечно, больше всего интересует положение дел в России и в Украине. Интерес к другим странам меньше. Однако, например, кухней Азербайджанской Республики интересуются 18,8 % жителей Беларуси, Рес­ публики Армения – 16,0 %, Республики Узбекистан – 15,5 %. Для сравнения Интеграционные процессы в человеческом измерении Таблица 7. Проживают ли в странах СНГ Ваши друзья или родственники?

–  –  –

можно отметить, что к кухне Российской Федерации и Украины проявили ин­ терес 22,2 и 25,9 % респондентов соответственно .

География стран СНГ, их территориальная организация и особенности ее проявления во вновь созданных государствах, республиках бывшего СССР, интересует многих жителей Беларуси. Опять­таки на первом месте Россий­ ская Федерация – 18,4 %. Далее идут Украина – 13,1 %, Республика Арме­ ния – 9,4 %, Республика Казахстан – 6,3 % респондентов, проявивших интерес к географии этих государств .

Все большее количество исторических мест СНГ, известных во всем мире достопримечательностей посещаются туристами, причем не только из быв­ ших союзных республик, но и гостями из­за рубежа, даже из других конти­ нентов. В ходе своей поездки туристы имеют возможность непосредственно ознакомиться с богатой историей, культурой и искусством, историческими памятниками, духовным наследием братских народов. Туристический по­ тенциал и возможности стран СНГ неуклонно повышаются. Треть жителей Беларуси интересуют исторические места Российской Федерации, четверть – Украины, пятую часть – Республики Казахстан, Республики Армения, Рес­ публики Молдова. В номинации «Литература», «Кино», «Музыка» также с большим отрывом лидируют Российская Федерация и Украина. В то же вре­ мя литературой Азербайджанской Республики, Республики Молдова, Рес­ публики Таджикистан интересуется только 2 % населения Беларуси (третье место). Примерно такая же картина с кинематографом. Кино Республики Ка­ захстан интересует 2,8 %, Республики Молдова – 2,6 %, Республики Таджи­ кистан – 2,5 % респондентов. Интерес к музыке Республики Молдова про­ явили только 3,4 % населения страны, Азербайджанской Республики – 3,3 %, Республики Казахстан – 3,1 %, Республики Армения – 3,0 %. Даже обидно, что многие жители Беларуси не читали, не знают великолепных произведений киргиза Чингиза Айтматова; казахов Олжаса Сулейменова и Аскара Сулей­ менова, молдаванина Иона Друцэ; узбека Тимура Пулатова; азербайджанца Чингиза Абдуллаева; украинца Бориса Олейника, чукчи Юрия Рытхэу; манси 28 И. В. Котляров Ювана Шесталова; нивха Владимира Санги и многих, многих других. Даже не верится, что в Беларуси есть люди, которые не смотрели фильмы «Мими­ но» и «Отец солдата» грузинских кинематографистов. Но, с другой стороны, как отметили многие респонденты, за последние 25 лет белорусские писатели и кинематографисты не создали ни одного произведения, которые будут чи­ тать и смотреть будущие поколения .

Как оказалось, около половины жителей страны плохо осведомлены о том, что происходит в странах СНГ. Возникает вопрос: почему? Как оказалось, ре­ спондентам Беларуси явно не хватает информации о многих государствах Со­ дружества. Как показывают социологические исследования, основную инфор­ мацию жители Беларуси получают из следующих источников (табл. 8) .

Таблица 8. Из каких источников Вы получаете информацию о странах СНГ?

–  –  –

65,9 % респондентов получают информацию о странах СНГ от белорус­ ского телевидения. Но она не системна, фрагментарна, малоинформативна, недостаточно глубока и интересна, и вообще желает лучшего. Более половины респондентов получают информацию из Интернета. Однако и здесь есть пре­ тензии. От друзей и знакомых респонденты узнают о странах СНГ больше, чем из белорусских газет и журналов, от белорусского радио. Респондента­ ми было предложено постоянно информировать жителей Беларуси о жизни в странах СНГ, на телеканалах создать постоянные тематические передачи, рубрики о наших друзьях из СНГ, посвящать им специальные выпуски газет и журналов. Отсутствие каких бы то ни было научных разработок – одна из причин существования в массовом сознании белорусского общества неко­ торых ложных стереотипов, обывательских представлений о других госу­ дарствах СНГ, их культуре и образе жизни, менталитете и традициях. Наш Институт мог бы в какой­то мере помочь средствам массовой информации в социологической сфере, в сопровождении освещения и изучения жизни на­ ших друзей .

В социологической анкете содержался вопрос: «Что именно в сфере куль­ туры, литературы, искусства Вам интересно в плане сотрудничества между Республикой Беларусь и странами СНГ?» На основании ответов можно сде­ лать определенный анализ положения дел в данных сферах .

Интеграционные процессы в человеческом измерении Утверждены и реализуются концепции сотрудничества в сфере культуры и развития образования государств – участников СНГ. Постоянно проводят­ ся конференции, театральные и музыкальные фестивали, кинофорумы, дру­ гие мероприятия, направленные на установление новых творческих связей .

В то же время есть конкретные предложения от белорусских зрителей, слуша­ телей, посетителей кинотеатров и Домов культуры .

–  –  –

В сфере культуры на первом месте стоит создание совместных фильмов .

Так ответили около респондентов. Они хотели бы, чтобы белорусские ки­ нематографисты и их коллеги из стран СНГ – режиссеры, актеры, сценаристы создали бы такой фильм, который смотрели бы будущие поколения (табл. 9) .

В области образования формируется общее образовательное пространст­ во, обеспечиваются равный доступ граждан в общеобразовательные учрежде­ ния, взаимное признание и эквивалентность документов о среднем (общем), начальном профессиональном и среднем профессиональном (специальном) образовании, осуществляется повышение квалификации и переподготовка специалистов .

В научной сфере активизируется взаимодействие в создании общего науч­ но­технологического пространства при организационной и координирующей роли отраслевых органов по сотрудничеству в научно­технической и инно­ вационной сферах, в области фундаментальной науки и научно­технической информации. Однако и здесь есть конкретные предложения (табл. 10) .

Таблица 10. Что в сфере науки и образования Вам интересно в плане сотрудничества между Республикой Беларусь и странами СНГ?

–  –  –

Как отмечают респонденты, в сфере образования необходимо создать реальную возможность социальной мобильности, прежде всего обмена сту­ денческими группами. Поддерживают эту идею более двух третей респонден­ тов, проявивших интерес к странам СНГ. Но решением этой проблемы необ­ ходимо заниматься, а не просто поговорить, пообещать и забыть .

Углублению разностороннего взаимодействия в рамках СНГ способствует формирование общего информационного пространства, расширение межгосу­ дарственного информационного обмена, создание и развитие совместных ин­ формационно­телекоммуникационных систем (табл. 11) .

–  –  –

Подавляющее большинство жителей Беларуси убеждены, что в сфере спорта мы все должны учиться друг у друга. В каждой республике СНГ есть свои чемпионы мира, олимпийские чемпионы. Как сделать так, чтобы опыт каждого из государств стал бы нашим общим опытом? Интересы жителей Бе­ ларуси в сфере спорта и туризма показаны в табл. 12 .

–  –  –

Как показывают социологические исследования, в развитии Содружества Независимых Государств объективно заинтересованы все его участники. Во внешнеторговых связях Беларуси и Молдовы, Таджикистана и Узбекистана, Армении и Азербайджана, других государств СНГ играет значительно более существенную роль, чем, например, во внешнеторговом обороте России. Кро­ ме того, страны СНГ приобрели отрицательный опыт вхождения в мировой рынок поодиночке. Потери былых рынков и реальных торговых возможно­ стей, которые обеспечивал Советский Союз, ничем не компенсировались. Как результат, общий объем экспорта стран Содружества даже в условиях роста цен на сырье постоянно уменьшается .

При всех проблемах интеграция в рамках Союзного государства, Евра­ зийского экономического союза, СНГ – это огромное достижение. Нам всем надо заново учиться жить, отличать зерна от плевел, чтобы не отождествлять Интеграционные процессы в человеческом измерении настроения и желания народов с политикой правительств, которые от имени людей способны вершить недобрые дела, не допускать отождествления под­ линно национальных интересов с амбициями различных политических элит .

Научиться, наконец, отстаивая собственные национальные приоритеты, учи­ тывать желания и интересы партнеров и соседей. Мы, белорусы и россияне, казахи и украинцы, армяне и грузины, киргизы и азербайджанцы, туркмены и таджики, сформировались как нации. Двадцать пять лет мы живем в суве­ ренных государствах. У нас есть свои культурные матрицы, свои особенно­ сти, свои преимущества, свои приоритеты, свои проблемы. И все же, вопреки пророчествам некоторых доморощенных и зарубежных оракулов и подстре­ кателей, наши страны и народы связаны человеческими, духовными, куль­ турными узами, экономическими отношениями, деловыми интересами. Со­ дружество Независимых Государств постепенно стало сообществом единства в мире хаоса и вызовов, организованной силой борьбы против рисков и би­ фуркаций. Это важно. И это надо сохранить .

Институт социологии НАН Беларуси в рамках нового оригинального проекта «Белорусское общество в контексте цивилизационно­культурного кода: социологическое измерение» осуществил попытку найти все то лучшее, что есть в наших государствах, и поставить на службу всем нашим народам .

Список использованных источников

1. Лукашенко, А. Белорусско­российские отношения имеют возможность выйти на каче­ ственно новый уровень [Электронный ресурс] / А. Лукашенко. – Режим доступа: http://www .

postkomsg.com/actual_comment/211344/. – Дата доступа 24.11.2016 .

–  –  –

INTEGRATION PROCESSES IN THE HUMAN DIMENSION (SOCIOLOGICAL TRENDS)

Summary The history of the Commonwealth of Independent States (CIS) as well as the Union State of Belarus and Russia and the Eurasian Economic Union (EEU) is disclosed in the article. Their role in the development of the Belarusian society and integration problems solving are shown. The results of the national representative sociological study is analyzed. Concrete proposes to improve the CIS and the EEU authority in terms of innovation and crises, risks and turbulence, bifurcations and un­ certainties .

Keywords: sociological monitoring, the Republic of Belarus, integration, the Commonwealth of Independent States, the Union of Belarus and Russia, the Eurasian Economic Union .

Поступила 25.11.2016 г .

УДК 316.334.2(476) Г. Н. СОКОЛОВА, доктор философских наук, профессор, Институт социологии НАН Беларуси, г. Минск

СОЦИАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ВСТУПЛЕНИЯ

РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ В ЕВРАЗИЙСКИЙ

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ СОЮЗ

Исследован «коридор экономических и социальных возможностей», предоставленный Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС) для Республики Беларусь; выявлен уровень ин­ формированности и уровень поддержки белорусским населением вхождения Республики Бе­ ларусь в ЕАЭС; проанализированы социальные проблемы, связанные со вступлением в ЕАЭС, для разных социально­демографических групп населения; рассмотрены стратегии адаптаци­ онного поведения, реализуемые белорусским населением в ходе интеграционных процессов;

обоснованы факторы сужения/расширения коридора возможностей в ходе преодоления нега­ тивных социальных последствий вступления Республики Беларусь в ЕАЭС .

Ключевые слова: Евразийский экономический союз, общественное мнение, интеграцион­ ные процессы, коридор экономических и социальных возможностей, факторы сужения/рас­ ширения коридора .

Современная глобализация затрагивает все экономики мира и ставит пе­ ред ними серьезные вызовы, предполагающие экономические, социальные и культурные трансформации, направленные на повышение уровня и каче­ ства жизни населения. От способности национальных экономик своевременно и адекватно ответить на поставленные вызовы зависит, насколько глубинны­ ми и долговременными будут изменения во внутренней социально­экономи­ ческой ситуации и как они отразятся на уровне и качестве жизни различных социально­демографических групп. Интегрирующим моментом в отношени­ ях Беларуси и других членов – участников Евразийского экономического сою­ за (ЕАЭС) является переход к однотипным механизмам регулирования эконо­ мики в рамках Единого экономического пространства. Однако внутри каждой из стран глубина и темп социальных изменений неодинаковы в разных обла­ стях общественной жизни, их воздействие различно для разных социальных групп и определяется доступными им индивидуальными ресурсами и реа­ лизуемыми стратегиями адаптационного поведения. С одной стороны, про­ исходящие социально­экономические трансформации ставят население пе­ ред необходимостью изменять привычные модели поведения в соответствии с расширением/сужением коридора экономических и социальных возможно­ стей. С другой стороны, население (социальные группы) также способно ока­ Социальные аспекты вступления Республики Беларусь зывать влияние на социально­экономические преобразования через выбор своих адаптационно­поведенческих стратегий и, тем самым, ускорять или сдерживать процесс Евразийской интеграции .

Социальные риски и «коридор возможностей» в контексте ЕАЭС Единое экономическое пространство формируется постепенно путем по­ вышения уровня интеграции через синхронизацию осуществляемых госу­ дарствами­участниками преобразований в экономике, совместных мер по проведению экономической политики, гармонизации и унификации законода­ тельств в сфере экономики с учетом норм и принципов международного пра­ ва. Вместе с тем существуют социальные риски, связанные со вступлением Республики Беларусь в данный масштабный проект .

1. Прогнозируется высокая вероятность значительного оттока капитала из Беларуси в Россию и снижение притока в республику прямых иностранных инвестиций в связи с тем, что налоговые системы стран – участниц ЕАЭС различны. Так, по данным Всемирного банка, общая налоговая ставка в Бела­ руси составляет 62,8 % от прибыли, в России – 46,9 %, в Казахстане – 28,6 % .

2. Беларусь утрачивает одно из своих главных конкурентных пре­ имуществ – высококвалифицированные трудовые кадры, так как разный уровень рыночной трансформации и доходов обусловил рост оттока трудо­ способного населения из Беларуси в страны – участницы ЕАЭС, в первую очередь в Россию .

3. Возможно возникновение, в связи с созданием ЕАЭС, таких новых ри­ сков, как рост конкуренции на внутреннем рынке Беларуси со стороны то­ варов и услуг стран – участниц Евразийского союза, а также конкурентная борьба партнеров по Таможенному союзу за одни и те же внешние рынки .

Последствия вступления в Единое экономическое пространство для насе­ ления Беларуси еще до конца не очерчены и не всегда им осознаются. Боль­ шинство населения склонно оценивать происходящие социально­экономиче­ ские изменения по событиям, непосредственно отражающимся на их жизни .

На сегодняшний день белорусским гражданам сложно представить целост­ ную и системную картину происходящих институциональных изменений/ трансформаций. Актуальность социологического исследования определяется необходимостью выявить социальные проблемы, связанные с вступлением в ЕАЭС, для разных социально­демографических и социально­профессио­ нальных групп населения и обосновать социальные механизмы минимизации или компенсации негативных социальных последствий вступления респуб­ лики в ЕАЭС .

В экономическом плане вступление в ЕАЭС дает Беларуси и белорусскому населению низкие цены на энергоносители, что позволяет: во­первых, обес­ печивать занятость белорусского населения (если бы белорусские производи­ тели платили мировые цены за энергоносители, белорусские товары стали бы 34 Г. Н. Соколова неконкурентоспособными и многие производства пришлось бы остановить или ограничить); во­вторых, иметь относительно низкие цены на коммуналь­ ные услуги, способствующие поддержанию приемлемого уровня жизни насе­ ления, в отличие от стран Прибалтики .

В социальном плане вступление в ЕАЭС расширяет возможности трудо­ вой миграции на российский рынок труда. Первая реакция населения на это нововведение – отток белорусских строительных специалистов на российские стройки в связи со значительно более высоким уровнем оплаты труда. После кризисных явлений 2011 г. это носило достаточно массовый характер и приве­ ло к необходимости повышения оплаты труда в строительной отрасли Белару­ си. Однако белорусские специалисты не только экспортируют знания и опыт, но и осваивают новые прогрессивные технологии; специалисты, имеющие се­ мьи, не настроены на смену мест проживания, и заработанные средства вво­ зят в страну, потребляя в белорусской экономике и повышая уровень жизни своих семей .

С целью анализа названных и других социальных проблем необходимо актуализировать вопросы: в какой точке процесса мировой глобализации на­ ходятся постсоветские государства, в частности Беларусь и Россия? Каковы активы и пассивы этих стран? И, наконец, каков «коридор экономических и социальных возможностей», обусловленный вышеназванными компонента­ ми? [1] .

Место нахождения в едином глобальном пространстве. Уверен­ но функционируют в информационном пространстве страны «большой се­ мерки», обладающие 46 из 50 имеющихся в мире макротехнологий. Из этих технологий 22 контролируются США, 8–10 – Германией, 7 – Японией, по 3–5 – Великобританией и Францией, по одной – Канадой и Италией. Россия сохраняет контроль лишь над одной (по некоторым оценкам – двумя) макро­ технологиями – производством ядерной энергии и освоением космоса. При этом на долю семи высокоразвитых стран приходится около 80–90 % науко­ емкой продукции и почти весь ее экспорт. Доля России составляет, по разным оценкам, от 0,3 до 1,0 % [2] .

Каждый технико­технологический этап модернизации имеет свой потен­ циал и предел эксплуатации как в экономическом, так и в социальном пла­ не. Затягивание перехода к новому укладу, откладывание процессов модер­ низации имеет не только технико­технологические последствия, как может показаться на первый взгляд, но и социальные. В Беларуси (как и в России) затягивались процессы модернизации, имеющиеся у экономики ресурсы ис­ пользовались на поднятие заработной платы работников, хотя это не было обусловлено ростом производительности труда и эффективности производ­ ства. Основные промышленно­производственные фонды предприятий устаре­ вали (износ оборудования доходил до 70 %), технологии и продукция теряли конкурентоспособность на мировых рынках, что обусловило ряд кризисных явлений в экономике (девальвацию рубля, инфляцию, закрытие ряда пред­ Социальные аспекты вступления Республики Беларусь приятий в сфере малого бизнеса, неполную занятость и т. д.) и в социальной сфере (снижение уровня жизни населения, падение индекса социального оп­ тимизма и т. д.) .

В основе каждого нового этапа модернизации лежат технологические, организационные, управленческие и социальные инновации. Введение этих инноваций связано с разрешением ряда технологических и социальных про­ блем. Суть технологической проблемы для постсоветских стран состоит в том, что преобладающий четвертый технологический уклад представляет собой принципиально иной тип производства, нежели пятый и шестой, и свя­ зан практически полностью с механизированным трудом. Так, в промышлен­ ности Республики Беларусь (как и в Российской Федерации) до 1/3 всего труда составляет ручной труд, 1/5 – ручной труд с механическими инструментами, /3 – машинный труд и лишь 1/10 – полуавтоматизированный и автоматизиро­ ванный труд. Встраивание новых технологических цепочек в устаревшие тех­ нико­технологические структуры наталкивается на проблему совместимости традиционных и инновационных технологий. Устаревшие технологические системы зачастую непригодны для новых высокотехнологичных производств и требуют не просто модернизации­обновления, а своего свертывания и зна­ чительных финансово­инвестиционных затрат .

Обобщенную оценку конкурентоспособности (по месту нахождения в мире) дает «Индекс глобальной конкурентоспособности» (Global Competi­ tiveness Index, GCI), который ежегодно публикуется аналитической группой Всемирного экономического форума. Рейтинги конкурентоспособности осно­ ваны на комбинации общедоступных статистических данных и результатов ежегодного исследования, проводимого совместно с сетью ведущих иссле­ довательских институтов в странах, анализируемых в отчете. В 2012 г. более 14 000 лидеров бизнеса были опрошены в 144 государствах. При этом рассма­ тривались как сильные, так и слабые стороны обследуемых стран, что делает возможным определение приоритетных областей для реализации политики ключевых реформ [3] .

Рейтинг оценивает способность стран обеспечить высокий уровень бла­ госостояния своих граждан, что в первую очередь зависит от того, насколь­ ко эффективно страна использует ресурсы, которыми располагает. При этом для поддержания высокого уровня жизни необходимо постоянное повыше­ ние производительности труда и качества товаров и услуг. Индекс составлен из 12 слагаемых конкурентоспособности, которые детально характеризуют конкурентоспособность стран мира, находящихся на разных уровнях эконо­ мического развития. Это – «Качество институтов», «Инфраструктура», «Ма­ кроэкономическая стабильность», «Здоровье и начальное образование», «Выс­ шее образование и профессиональная подготовка», «Эффективность рынка товаров и услуг», «Эффективность рынка труда», «Развитость финансового рынка», «Технологический уровень», «Размер внутреннего рынка», «Конку­ рентоспособность компаний», «Инновационный потенциал». Для каждой из 36 Г. Н. Соколова 144 экономик, охваченных исследованием, даны описание страны и нацио­ нальной экономики с итогами по общей позиции и по наиболее существен­ ным конкурентным преимуществам и недостаткам, выявленным на основа­ нии анализа, используемого для расчета индекса .

По данному индексу Республика Беларусь пока что не вошла в рейтинг 2012–2013 гг. Это означает, что на ближайшие десятилетия нужно ориенти­ роваться на расширение доли отраслей пятого и шестого технологическо­ го уклада. Отметим, что Россия, Казахстан и Украина, имеющие близкие к Беларуси позиции, заняли в 2012–2013 гг. соответственно 67, 51 и 73­е места .

Рейтинг глобальной конкурентоспособности по совокупности параметров ха­ рактеризует уровень развития стран и их модернизационный потенциал в эко­ номическом, социальном и инновационном аспектах .

Данные последнего десятилетия показывают отсутствие в Беларуси серь­ езных подвижек по этим позициям.

Так, в докладе «О состоянии и перспек­ тивах развития науки в Республике Беларусь по итогам 2011 года» говорится:

«Промышленные технологии производств (заготовительные, обрабатываю­ щие, сборочные) в Республике Беларусь соответствуют четвертому техноло­ гическому укладу с элементами пятого технологического уклада, имеющими статус импортного оборудования и технологий. В Беларуси данный сегмент, связанный с разработкой технологического оборудования во всех сферах про­ изводства, отстает от развитых стран, и в ближайшие 5 лет своими силами отставание сократить не удастся. По основным технологическим процессам необходима закупка высокопроизводительного оборудования за рубежом»

[4, c. 4–9]. Однако следует иметь в виду, что, наряду с выигрышем во време­ ни и уровне производительности, возникают риски дальнейшего ослабления научно­технического потенциала страны. Далеко не все заимствованные тех­ нологии могут (как уже упоминалось) стыковаться с действующим оборудова­ нием. Кроме того, ограничения по ресурсной базе могут препятствовать пол­ ной загрузке высокопроизводительных передовых технологий .

Несоразмерность активов и пассивов (в пользу последних). Экономиче­ ские активы Беларуси и России состоят в сохранении основного производст­ венного капитала (ресурсной базы) – наиболее важных видов производства .

В Беларуси это машиностроение, тракторостроение, приборостроение, про­ изводство ряда видов сложной бытовой техники. В России – электронная, атомная и электротехническая промышленность, станко­, судо­ и приборо­ строение, ракетно­космическая промышленность, химико­металлургический комплекс. Это то, что российский экономист С. Ю. Глазьев назвал несущи­ ми отраслями, сопровождающими развитие основного ядра пятого и шестого технологических укладов (нано­ и биотехнологии, клеточные технологии, ме­ тоды генной инженерии) [5] .

К социальным активам можно отнести наличие квалифицированной рабо­ чей силы, занятой в несущих производствах. Одним из важнейших активов в постсоветских странах выступает роль государства как субъекта модерни­ Социальные аспекты вступления Республики Беларусь зации в определении и регулировании модели социально­экономического раз­ вития, создании государственных, отраслевых и региональных программ реа­ лизации этой модели [4, с. 9–16]. Но при этом нужно иметь в виду проблему баланса экономического и социального направлений в государственной поли­ тике. А также проблему границ и методов государственного воздействия на экономику страны в таких пределах, чтобы не разрушить основы рыночной экономики сильным государством. Согласно теории и практике социального рыночного хозяйства, только сильное правовое государство может стать га­ рантом эффективной рыночной экономики, то есть такое, которое использует политическую власть для создания условий конкурентной борьбы, равных для всех социально­профессиональных групп и всех форм собственности .

Что можно отнести к пассивам, определяемым как социальные проблемы, требующие своего решения?

Для Беларуси – это формирование «базового слоя», который вобрал в себя свыше половины взрослого населения и, начиная с 2005 г., превратился в со­ циальную платформу общества. Он как бы «вбирает» в себя нижние слои и «консервирует» их в диапазоне от 2 до 4 бюджетов прожиточного мини­ мума (БПМ), в силу значительной экономической мобильности из нижних в базовый слой и практического отсутствия таковой из базового в верхние слои.

Тем самым базовый слой выполняет функцию стабилизации общества:

в плане материальных ресурсов – по «уровню равенства в бедности», а в ас­ пекте нематериальных ресурсов – на основе сохранения традиционных цен­ ностей в экономической и социальной сферах .

В России – это процессы имущественного расслоения, когда средний де­ нежный доход 10 % наиболее обеспеченных россиян в 16 раз превышает средний доход 10 % наименее обеспеченных граждан. Социальные группы, которые сложились в России еще к концу 1990­х гг., фактически законсерви­ ровались по размерам, сведя до минимума каналы вертикальной мобильно­ сти, что демотивирует трудовую и гражданскую активность значительной части населения. В Беларуси роль демотиватора выполняет уравнительная оплата труда работников, занятых в бюджетной сфере .

Суть социальной проблемы состоит в том, что новые этапы модернизации требуют появления новых социально­профессиональных групп, активно уча­ ствующих в модернизации и имеющих интерес к этому процессу как источ­ нику повышения интеллектуального уровня и уровня материального благо­ состояния (предпринимателей, менеджеров, специалистов и рабочих высокой квалификации). В то же время основной массив занятого населения (свыше 70 %) в постсоветских странах составляют представители массовых профес­ сий, связанные с традиционными отраслями экономики и образующие иерар­ хию социально­профессиональных групп, сходных по роду занятий (наемный труд физического и умственного характера), имущественному положению (от среднего до малообеспеченного), объему прав, ограниченному рамками трудовых контрактов, и разделяющих традиционные ценности в экономике 38 Г. Н. Соколова и социальной сфере. Для того чтобы наемные работники были способны вос­ производить новые социальные слои, превратились в эффективных собствен­ ников своей рабочей силы, необходима реорганизация как внешних условий, изменяющих положение работников в обществе, так и внутренних условий – преодоление патерналистских стереотипов, нацеленность на постоянное по­ вышение профессионального образования, формирование социальной ответ­ ственности за свою жизнедеятельность .

Коридор экономических и социальных возможностей предоставляется обществу каждым новым этапом модернизации, однако то, насколько они бу­ дут использованы, во многом определяется как местом нахождения страны в едином глобальном пространстве, так и соразмерностью экономических и социальных активов и пассивов в государстве. В модернизации социаль­ ной структуры белорусского и российского обществ есть общее – советское прошлое, связанное с поддержанием полной занятости, развитой системой социальной защиты, обеспечивающей стабильные и низкие цены на базовые товары, равномерное распределение доходов, доступность образования (в том числе высшего) и жилья, защиту от малообеспеченности. И есть различия, а именно – различия в стратегиях перехода к рыночной экономике: выбор эволюционной модели развития в Беларуси и проведение «шоковой терапии»

в России. И та, и другая модель имеет свои преимущества и недостатки, при­ ведшие к различной экономической стратификации общества – одному из ос­ новных индикаторов «расширения/сужения» коридора экономических и со­ циальных возможностей .

В Беларуси эволюционная модель способствовала обеспечению макси­ мальной социальной защищенности всех слоев населения, однако сдерживала технико­технологическую модернизацию, затрудняла формирование новых социально­профессиональных групп, востребованных новыми технологи­ ческими укладами. Шоковая терапия в России усилила возможности восхо­ дящей мобильности в экономической стратификации, в ходе прохождения стадии «дикого капитализма» позволила определенным социальным слоям накопить первоначальный капитал и способствовала активному появлению принципиально новых слоев (собственники капитала, топ­менеджеры, пред­ приниматели), однако сильно поляризовала общество по критериям имуще­ ственного неравенства. Чтобы не допустить серьезного технологического от­ ставания, процессы модернизации в этих странах ориентируются, начиная с 2000­х гг., на «стратегии инновационно­технологического прорыва», когда инновации выступают как «точки роста» в циклическом процессе общей мо­ дернизации, как «качественные скачки», обеспечивающие принципиально новое развитие техники и технологии, переход от одного технологического уклада к другому, более высокому .

Анализ состояния и динамики экономической стратификации общества, как индикатора модернизационных процессов, показывает, какие социальные слои составляют белорусское и российское общества и каким образом они могут влиять на ход модернизационных процессов .

Социальные аспекты вступления Республики Беларусь Практика социологических исследований республиканского масштаба свидетельствует, что нижний слой – с доходом ниже БПМ (в Беларуси – 5 %, в России – 13 %) обладает низким деятельностным потенциалом и не спосо­ бен адаптироваться к жестким социально­экономическим условиям переход­ ного периода. Средний слой – с доходом от 1 до 2 БПМ (в Беларуси – 30 %, в России – 41 %) объединяет социально­профессиональные группы, которые могут адаптироваться к новой ситуации ценой снижения социального и про­ фессионального статусов. Сюда входят работники массовых профессий сфе­ ры услуг, рабочие низкой квалификации, крестьяне и др. Слой выше среднего, с доходом от 2 до 4 БПМ (в Беларуси – 51 %, в России – 24 %), сложился из групп массовой интеллигенции (инженеры, учителя, врачи и др.), служащих, квалифицированных рабочих, частных предпринимателей, среднего звена бюрократии. Представители данного слоя обладают традиционными профес­ сионально­квалификационными навыками и направляют основные усилия не на преобразование социальной реальности, а на адаптацию к ней и, зачастую, на поиск путей выживания [1, c. 8–9] .

Сравнительный анализ экономической стратификации белорусского и российского обществ (по уровню среднедушевых денежных доходов) свиде­ тельствует, что динамика в направлении уменьшения нижнего слоя, некото­ рого уменьшения среднего и увеличения слоя выше среднего не меняет прин­ ципиальной ситуации: доля населения, не имеющего прямого влияния на ход модернизационных процессов, достигала в 2014 г. в Беларуси 86 %, в России – 78 %. Формы и способы адаптационного поведения разных социальных групп оказывают опосредованное влияние на ход процессов модернизации. Хотя со­ циальный статус, менталитет, интересы и поведение этих групп различны, их роль в модернизационных процессах достаточно сходна. Это, в первую оче­ редь, приспособление к меняющимся условиям, чтобы выжить, сохранить до­ стигнутый статус и семейный доход .

В рамках данной стратификации верхним слоем – свыше 4 БПМ – назван относительно узкий слой (14 % – в Беларуси и 22 % – в России), обладаю­ щий наиболее высоким экономическим, статусным и властным потенциалом (верхнее звено бюрократии, наемные работники, занятые в новых производ­ ствах, крупные и средние предприниматели, директора предприятий и др.) .

Группы, формирующие этот слой, нередко имеют разные интересы и пресле­ дуют разные цели. Но их объединяет возможность оказывать прямое влияние на процессы модернизации общества [1, c. 9–10] .

Общность типологических черт и тенденций развития модернизацион­ ных процессов в этих странах в значительной мере определяется степенью государственного вмешательства в сферу экономики и государственной по­ литикой в социальной сфере. Социальная ориентированность государствен­ ной политики в экономических преобразованиях, контроль государства над балансом экономического и социального компонентов формируют специфику развития процессов модернизации в Республике Беларусь и Российской Фе­ 40 Г. Н. Соколова дерации. Различие в механизмах регуляции модернизационных процессов в этих государствах обусловлено выбором темпа осуществления реформ: эво­ люционный путь развития или «шоковая терапия» .

В белорусском обществе социально ориентированная рыночная экономи­ ка, как результат государственной социальной политики, реально обеспечи­ вает позитивный экономический процесс улучшения материального положе­ ния беднейших слоев населения и уменьшает долю этой страты в обществе .

Но, по результатам анализа, происходит это как за счет повышения заработ­ ной платы, так и за счет перераспределения доходов различных страт, с целью выравнивания их материального положения (при коэффициенте дифференци­ ации – 5,9). В российском обществе наблюдается увеличение социальной ди­ станции между полюсами дифференциации социальных слоев (при коэффи­ циенте дифференциации – 16,5), что означает усиление социальных различий между стратами с разным денежным доходом, возникновение и обострение разногласий между ними. Вместе с тем общий процесс повышения матери­ ального благосостояния российского общества выступает фактором компен­ сации социальной напряженности и гарантом стабильности [1, c. 10–11] .

Факторы сужения/расширения коридора возможностей. В числе по­ зитивных внутренних условий и предпосылок можно назвать целевую ориен­ тацию экономической политики на инновационное развитие и структурную перестройку экономики, закрепленные в Национальной стратегии устойчи­ вого социально­экономического развития Республики Беларусь на период до 2020 года [6, c. 138–162]. Позитивными внешними предпосылками являются вхождение страны в Таможенный союз (с 06.07.2010 г.) и Единое экономиче­ ское пространство (с 29.05.2012 г.), многовекторная внешняя политика .

В экономическом контексте вступление в ЕАЭС (с 01.01.2015 г.) расширя­ ет коридор возможностей, поскольку дает Беларуси низкие цены на энерго­ носители, что способствует обеспечению занятости белорусского населения и повышению конкурентоспособности белорусских товаров. А также – со­ хранению относительно низких цен на коммунальные услуги, что позволяет поддерживать приемлемый уровень жизни населения. В социальном плане ЕАЭС предполагает обеспечение свободного передвижения граждан внутри Единого экономического пространства, что означает создание унифициро­ ванного правового режима в части трудоустройства, условий труда и занято­ сти. Вместе с тем Беларусь рискует утратить одно из своих главных преиму­ ществ – высококвалифицированные кадры, так как разный уровень рыночной трансформации и доходов обусловил рост оттока трудоспособного населения в страны ЕАЭС, в первую очередь в Россию .

Наряду с позитивными имеют место и негативные процессы, которые су­ жают коридор экономических и социальных возможностей. Это долговая мо­ дель развития, отставание в технологическом уровне и структуре производ­ ственного аппарата, конкурентоспособности товаров и услуг, недостаточно эффективная система управления экономикой .

Социальные аспекты вступления Республики Беларусь В научной и научно­технической сферах коридор возможностей сужается в связи со снижением наукоемкости ВВП. Если в 1990 г. она составляла 2,27 %, то в 2005 г. – 0,68 %, в 2010 г. – 0,70 %, в 2014 г. – 0,67 % и постоянно находи­ тся ниже критического уровня в 1 % [7, c. 41]. Отметим, что экономическая отдача, рост и развитие науки и техники возможны лишь при наукоемкости в 1,5–2 %. У стран ЕС этот показатель на уровне 2 % и выше .

Как следствие, недовыполняются нормативы по обеспечению доли высо­ ких технологий в объеме произведенной в стране продукции. Комплексный прогноз НТП Республики Беларусь на 2006–2015 гг. предусматривал, что доля высоких технологий в объеме произведенной в стране продукции составит в 2010 г. 6,5 %. Фактически в 2010 г., по данным Министерства экономики, доля промышленного производства организаций высокотехнологического сектора в общем объеме промышленного производства составила около 3 % .

В экономически развитых странах этот показатель достигает 15 % [8]. Воз­ можно, это один из важнейших индикаторов, который до сих пор не позволяет Республике Беларусь войти в рейтинг «Индекс глобальной конкурентоспособ­ ности» .

В социальном контексте коридор возможностей сужается за счет невклю­ ченности значительной части занятого населения в процессы модернизации по «догоняющему типу», а также проблем, связанных с функционированием рынка труда. Это проблемы нестабильной занятости на рынке труда; движе­ ние текущего рынка труда в направлении типичного вторичного рынка заня­ тости; «жесткость» номинальной заработной платы, ведущая к проявлению «гибкости» уровня денежных доходов за счет вторичной занятости; слабая инновационная восприимчивость занятого населения, определяющая его мо­ тивацию, в основном, на повышение заработной платы и комфортные условия труда .

Расширение коридора экономических и социальных возможностей связа­ но с повышением активности, усилением трудовой мотивации и социальной ответственности основных социально­профессиональных групп за свою дея­ тельность и жизнедеятельность. Проблемы технологического плана невоз­ можно решать без внедрения инноваций в массовое производство, а пробле­ мы социального плана – без активного включения в экономику всех трудовых ресурсов, что создаст условия для более полного проявления их конкуренто­ способности и, как следствие, более полной реализации возможностей закона конкуренции .

Таким образом, принятая в обеих странах «стратегия инновационно­тех­ нологического прорыва», когда инновации выступают как «точки роста» в цик­ лическом процессе общей модернизации, представляется проблематичной в технологическом контексте, в силу несовместимости нынешнего (четвер­ того) и будущих (пятого и шестого) технологических укладов. Данная стра­ тегия представляется проблематичной в социальном плане в силу того, что осуществляется в виде ограниченного модернизационного эксперимента, не 42 Г. Н. Соколова затрагивающего основной массив населения, занятого в традиционных отра­ слях экономики. В трактовке современных теорий модернизации, техноло­ гические инновации, как ведущая сила нового этапа модернизации, должны быть интегрированы в само «тело» социальной структуры общества .

Модернизация, по типу «догоняющей», безусловно, отягощает реше­ ние возникающих технологических и социальных проблем, которых можно было бы избежать при органической модернизации. Проблемы технологиче­ ского плана невозможно решать без внедрения инноваций в массовое произ­ водство, а проблемы социального плана – без активного включения в эконо­ мику всех трудовых ресурсов при грамотной государственной политике. Эти универсальные принципы являются залогом успеха любого национального проекта модернизации .

Уровень социальной поддержки населением вхождения Республики Беларусь в ЕАЭС В ходе республиканского социологического исследования (2015 г.) выявлен уровень социальной поддержки вхождения Беларуси в Единое экономическое пространство в соответствии с индивидуальными ресурсами различных со­ циально­демографических и социально­профессиональных групп населения .

Анализ полученных данных в разрезе пола респондентов показывает, что мужчины и женщины примерно одинаково (в рамках статистической погреш­ ности) чаще других преимуществ вступления Беларуси в ЕАЭС отмечают рас­ ширение рынка сбыта для белорусских товаров и услуг (в среднем – 49,8 %);

на втором месте по частоте – возможность получения финансовой и иных ви­ дов поддержки в условиях финансовой нестабильности (44,6 %); на третьем – получение энергоносителей по более низким ценам (37,4 %) (табл. 1) .

Оценивая возможные негативные последствия вступления Беларуси в ЕАЭС, у мужчин и женщин на первом месте по частоте выбора – отток ква­ лифицированных специалистов в страны Евразийского экономического союза (41,8 %); на втором – повышение таможенных пошлин и цен на ряд товаров (31,9 %); на третьем – снижение конкурентоспособности белорусских товаров и услуг на внутреннем рынке республики (31,9 %) (табл. 1) .

Таблица 1. Выгоды и преимущества (с одной стороны), возможные негативные последствия (с другой) вступления Беларуси в ЕАЭС, 2015 г .

, %

–  –  –

Источник: составлено по данным социологического исследования, 2015 г .

Примечание к табл. 1–4. В социологическом исследовании, проведенном в апреле 2015 г., выборочная совокупность населения составила 2079 человек. Выборка репрезентативна по полу, возрасту и образованию в Республике Беларусь. Выводы исследования можно экстрапо­ лировать на генеральную совокупность, то есть население Беларуси .

Проведенное исследование выявило, что чем выше уровень образования респондентов, тем выше они оценивают названные экономические выгоды и преимущества вступления Беларуси в ЕАЭС. Если респонденты с высшим образованием чаще других преимуществ отмечали расширение рынков сбыта для белорусских товаров и услуг (56,3 %), то со средним неполным и началь­ ным образованием – возможность получения различных видов поддержки в условиях финансовой нестабильности (47,7 %) .

Оценивая возможные негативные последствия, респонденты, независимо от уровня образования, признают наличие рисков потери квалифицирован­ ных специалистов в страны ЕАЭС (свыше 40 %) (табл. 2) .

–  –  –

Источник: составлено по данным социологического исследования, 2015 г .

Анализ полученных данных в разрезе основных возрастных групп на­ селения позволил выявить, что выгоды и преимущества, связанные с рас­ ширением рынков сбыта для белорусских товаров и услуг, наиболее высоко оценивают респонденты от 20 до 70 лет (50–57 %). Возможность получения различных видов поддержки оценивается практически одинаково всеми воз­ растными группами (в диапазоне 42–46 %). К получению энергоносителей по более низким ценам наиболее чувствительны группы в диапазоне от 40 до 70 лет и старше. Что касается возможных негативных последствий, то отток квалифицированных специалистов вызывает наибольшую тревогу в группе от 40 до 50 лет (табл. 3) .

По данным исследования, уровень социальной поддержки населением вхождения Республики Беларусь в ЕАЭС весьма высок: поддерживают 75,1 %;

не поддерживают в той или иной мере 9,7 %; затрудняются в ответе в связи с недостаточной информированностью 15,2 %. В целом выгоды и преимуще­ ства вступления Беларуси в Евразийский экономический союз оцениваются Социальные аспекты вступления Республики Беларусь Таблица 3. Выгоды и преимущества (с одной стороны), возможные негативные последствия (с другой) вступления Беларуси в ЕАЭС, 2015 г., %

–  –  –

населением республики выше, нежели возможные негативные последствия .

Это в значительной мере определяет высокий уровень социальной поддержки населением вхождения Республики Беларусь в ЕАЭС (табл. 4) .

–  –  –

Источник: составлено по данным социологического исследования, 2015 г .

Таким образом, общественный запрос на формирование единого интегра­ ционного пространства, в виде серьезной поддержки населения, имеется. Но нужна политическая воля, чтобы реализовать этот запрос в активизации об­ щественной энергии, морально­психологической мотивации на эффективный и производительный труд. На микроуровне особое внимание уделяется повы­ шению трудовой мотивации, связанной с повышением значимости конкурен­ ции и ценности образования. На макроуровне это связано с реформированием системы управления экономикой, что предполагает разделение функций го­ сударства как регулятора и как собственника и установление партнерских от­ Социальные аспекты вступления Республики Беларусь ношений между государством и бизнесом, где каждый из них выполняет свои особые функции .

Однако, согласно выводам экономистов, проведение структурных ре­ форм проблематично. Во­первых, необходимость реформ не представляется очевидной как для населения, так и для элиты, принимающей политические решения; во­вторых, отсутствие ясности того, куда ведут реформы, и ответ­ ственность за их последствия тормозят принятие сложных решений. Очевид­ но то, что структурные экономические реформы непопулярны: краткосрочные издержки будут преобладать в общественном сознании над долгосрочными выгодами. В этих условиях наиболее вероятен эволюционный путь улучше­ ния работы существующих институтов власти в контексте проведения ин­ ституциональной реформы. А именно: сокращение численности госаппарата и оптимизация функций его подразделений, рассмотрение Правительства Республики Беларусь как института по прогнозированию и управлению стра­ тегическим развитием страны. Во избежание экономических шоков, построе­ ние новой экономики должно стать поступательным, а для этого необходимы время и стабильность экономики .

Список использованных источников

1. Соколова, Г. Н. Модернизация как технологический и социальный феномен: Беларусь– Россия / Г. Н. Соколова // Социол. исслед. – 2012. – № 5. – С. 3–12 .

2. Домбровский, В. О. О научно­промышленной политике России на рубеже веков / В. О. Домбровский // Проблемы теории и практики управления. – 2000. – № 1. – С. 15–31 .

3. Всемирный экономический форум. Рейтинг глобальной конкурентоспособности 2012– 2013 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://gtmarket.ru/news/2012/09/05/4949. – Дата доступа: 02.03.2015 .

4. Шимов, В. Н. Модернизация экономики Беларуси: состояние, проблемы, направления развития / В. Н. Шимов, Л. М. Крюков // Социология. – 2013. – № 3. – С. 4–21 .

5. Глазьев, С. Ю. Мировой экономический кризис как процесс смены технологических укладов / С. Ю. Глазьев // Вопр. экономики. – 2009. – № 3. – С. 26–37 .

6. Национальная стратегия устойчивого социально­экономического развития Республики Беларусь на период до 2020 года / Нац. комиссия по устойчивому развитию Республики Бела­ русь. – Минск : Юнипак, 2004. – 245 c .

7. Наука и инновационная деятельность в Республике Беларусь, 2014. – Минск : Нац. стат .

ком. Респ. Беларусь, 2014. – 140 c .

8. Программа развития промышленного комплекса Республики Беларусь на период до 2020 года [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.economy.gov.by/nfiles/ 001146_12850_Programma.pdf. – Дата доступа: 02.03.2015 .

–  –  –

sian population of joining the EEU was revealed; the social problems connected with Republic of Belarus joining the EEU for different social and demographic groups of population were analyzed;

the strategies of adaptable behavior that realized by Belarusian population during integration pro­ cesses were considered; the factors of corridor narrowing/widening for overcoming of negative social consequences of Belarus joining the EEU were proved .

Keywords: the Eurasian Economic Union, public opinion, integration processes, corridor of eco­ nomic and social possibilities, factors of corridor narrowing/widening of corridor .

Поступила 14.11.2016 г .

УДК 316.334.2(476)

–  –  –

ЕВРАЗИЙСКИЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ СОЮЗ:

ПЕРВЫЕ ИТОГИ ИНТЕГРАЦИОННЫХ ПРОЦЕССОВ

В статье на основе данных международных и российских социологических исследований, анализа статистики, публикаций СМИ показан процесс институционализации ЕАЭС, дана ха­ рактеристика первых итогов становления нового интеграционного объединения, формирова­ ния ресурсной базы Союза, финансовых инструментов Евразийского союза и организацион­ ного обеспечения процессов евразийской интеграции, представлен анализ ее эффективности с позиций результативности основных направлений интеграции, предусмотренных Догово­ ром: формирования единого рынка товаров, услуг, капитала и трудовых ресурсов, повышения благосостояния людей, представлена оценка населением степени успешности их реализации .

Выявлены причины сдерживания процессов евразийской интеграции, обоснована необходи­ мость включения в повестку интеграции решения социально­гуманитарных задач, обоснова­ ны предложения по повышению эффективности становления ЕАЭС на данном этапе, по фор­ мированию понятных и притягательных для всех людей ценностных установок евразийской интеграции .

Ключевые слова: евразийство, Евразийский экономический союз, интеграция, эффектив­ ность, показатели: ресурсные, процессуальные, результативности .

Евразийство, как социально­философское учение и как идейно­полити­ ческое движение, имеет глубокие исторические корни. Оно всегда активи­ зировалось в переломные для России периоды выбора путей возрождения и развития [1]. В новейшей истории России эти идеи нашли свое продолжение в неоевразийстве в сложный период распада супердержавы – Союза Со­ ветских Социалистических Республик – в конце 1980­х – начале 1990­х гг .

[2, с. 38–50; 3, с. 180–185]. Реальный же шанс на свое практическое развитие в ХХI веке евразийство получило в 2007 г. после подписания договора о соз­ дании единой таможенной территории и формировании Таможенного союза и основания первого на постсоветском пространстве наднационального орга­ на – Комиссии таможенного союза Беларуси, Казахстана и России. Процесс институционализации ЕАЭС представлял собой эволюцию Таможенного со­ юза в Евразийское экономическое сообщество, Евразийского экономического сообщества – в ЕАЭС, где евразийская интеграция обрела более завершенные институциональные формы .

50 Г. И. Осадчая Прошел год со дня основания Евразийского экономического союза и пол­ года со дня вступления в ЕАЭС Киргизской Республики. Подведение итогов деятельности Союза состоялось в конце 2015 г. на заседании Высшего Евра­ зийского экономического совета, свои оценки высказало экспертное сообще­ ство, руководители государств – членов Союза, Евразийской экономической комиссии. Прозвучало немало критики, особенно в СМИ Кыргызстана. По­ этому мы считаем важным понять, как на самом деле использован интегра­ ционный потенциал Евразийского союза, каковы причины торможения на данном этапе интеграции и перспективы его развития .

Наше исследование дает основания для согласия с оценкой члена Кол­ легии (Министра) по основным направлениям интеграции и макроэкономи­ ке Евразийской экономической комиссии Т. Д. Валовой о том, что в первый год становления нового интеграционного объединения сделано немало для формирования ресурсной базы Союза и организационного обеспечения про­ цессов евразийской интеграции [4]. 2015 год стал годом уточнения финансо­ вых инструментов Евразийского союза. Общий бюджет в этом году составил 6 млрд 638 млн 604,8 тыс. российских рублей. Доходы бюджета ЕАЭС были сформированы из долевых взносов стран – участниц Союза, в том числе Бела­ руси, Казахстана и России (доля последней в бюджете заняла 88 %) [5] .

Отметим, расходная часть бюджета Европейского союза на 2015 год соста­ вила 141,2 млрд евро, что в тысячи раз больше [6] .

Важнейшим ресурсом содействия процессам евразийской интеграции стали деятельность Евразийского банка развития (ЕАБР) и Евразийско­ го фонда стабилизации и развития. Структура банковского портфеля ЕАБР выглядит следующим образом: Казахстан – 39,51 %, Россия – 32,38 %, Бела­ русь – 22,57 %, Армения – 2,16 %, Таджикистан – 0,42 %, Кыргызстан – 0,43 % от всех кредитов [7]. Интеграции, безусловно, будет способствовать активный поиск банком новых интеграционных проектов, в которых пересекаются ин­ тересы нескольких государств – членов ЕАЭС .

Инструментами Евразийского фонда стабилизации и развития были фи­ нансовые кредиты, инвестиционные кредиты и гранты для финансирова­ ния государственных программ в социальной сфере. Объем существующих и предполагаемых кредитных обязательств по инвестиционным кредитам Фонда суммарно составил 450 млн долларов США. География исполненных и предполагаемых кредитных обязательств по финансовым и инвестицион­ ным кредитам Фонда включала Армению, Беларусь, Кыргызстан и Таджики­ стан. Структура исполненных и предполагаемых кредитных обязательств по странам – участницам Фонда на конец 2014 г. составила: Беларусь – 83 %, Ар­ мения – 6 %, Таджикистан – 2 %, Кыргызстан – 8 % [8] .

Вкладом в развитие ЕАЭС является поддержка интеграционных процес­ сов из бюджетов РФ и Казахстана. Как подсчитала «Газета.Ru», если сумми­ ровать только прямые расходы, то цена интеграции для российского бюджета в 2015 г. составила как минимум 5,2 млрд долларов [9] .

Евразийский экономический союз Начата разработка интегрированной информационной системы ЕЭАС .

Создан и действует сайт Евразийской экономической комиссии, Правовой портал Евразийского экономического союза. Завершается разработка Инфор­ мационного портала ЕАЭС, официального сайта суда ЕАЭС .

Проявлением принципа равноправия всех членов Евразийского экономиче­ ского союза стала его кадровая политика. С 1 января 2016 г. председательство в ЕАЭС перешло к Казахстану: Президент Нурсултан Назарбаев возглавил Высший Евразийский экономический совет, премьер­министр страны – Евразийский межправительственный совет, а первый вице­премьер – совет Евразийской экономической комиссии. Председателем коллегии Евразийской комиссии стал представитель Армении – Тигран Саркисян [10]. В состав кол­ легии Евразийской комиссии включены представители Кыргызстана .

Важным показателем интеграции на данном этапе является кодифика­ ция нормативно­правовой базы ТС и ЕЭП. По оценке официальных лиц, она успешно проведена и насчитывает более сотни документов, по итогам этой работы устранено порядка 80 различных барьеров экономического взаимо­ действия [4] .

В 2015 г. обеспечено выполнение гарантий свободы перемещения, преду­ смотренных Договором о Евразийском союзе. Для граждан открыта возмож­ ность выбирать, в какой из стран ЕАЭС им работать. Государства – члены ЕАЭС не устанавливают и не применяют в отношении граждан стран Сою­ за ограничения, введенные национальным законодательством для защиты внутреннего рынка труда. При этом при устройстве трудящихся на работу в стране – участнице Союза признаются документы об образовании, выдан­ ные образовательными организациями государств­членов, без проведения установленных законодательством государства процедур признания докумен­ тов об образовании (кроме педагогической, юридической, медицинской и фар­ мацевтической деятельности) .

Безусловным преимуществом ЕАЭС стал безвизовый въезд и отсутствие таможенного контроля, отсутствие квот на работу, наличие необходимого на­ бора мер по медицинскому и социальному обеспечению, возможность получе­ ния образования в любой стране Союза, что способствует цивилизованному построению современного созидательного общества в Евразийском союзе .

Формируется система информационной аналитики и организационной поддержки процессов интеграции. Ведут информационно­аналитическую ра­ боту ЕАБР, ЕЭК. Аналитические центры, научные советы и клубы созданы в органах власти (Интеграционный клуб при Председателе Совета Федера­ ции), в научных институтах (Научный совет ИСПИ РАН под научно­методи­ ческим руководством Отделения общественных наук РАН «Социально­поли­ тические проблемы формирования Евразийского экономического союза») .

Однако для населения стран ЕАЭС важно не то, что сделано, а то, какие позитивные изменения в их жизни произошли, насколько в развитии интегра­ ционных процессов соблюдены их интересы .

52 Г. И. Осадчая Поэтому дадим анализ эффективности интеграционных процессов с по­ зиций результативности основных направлений интеграционных процессов, предусмотренных Договором: формирования единого рынка товаров, услуг, капитала и трудовых ресурсов, повышения благосостояния людей и оценки населением степени успешности их реализации .

Формирование единого рынка товаров и услуг. Договор о создании Ев­ разийского союза в качестве базового интеграционного положения преду­ сматривает развитие торгово­экономических отношений внутри стран ЕАЭС и ЕАЭС с третьими странами. По данным аналитического обзора Департа­ мента статистики ЕЭК, объем взаимной торговли товарами за январь–декабрь 2015 г. снизился. Он составил 45,4 млрд долларов США, или 74,2 % к уров­ ню января–декабря 2014 г. Вместе с этим отмечается улучшение товарной структуры. Выросли поставки машин, оборудования и транспортных средств (16,4 % объема взаимной торговли), из которых 60 % приходится на Россий­ скую Федерацию и 37,1 % – на Республику Беларусь [11] .

Снизился также и суммарный объем внешней торговли товарами государств – членов Евразийского экономического союза с третьими странами. За январь– декабрь 2015 г. он составил 579,5 млрд долларов США, по сравнению с январем– декабрем 2014 г. объем внешнеторгового оборота сократился на 33,6 % [12] .

Эксперты оценивают факт меньшего снижения взаимной торговли (на 25,8 %), по сравнению с внешней торговлей государств Союза с третьими странами (на 33,6 %), как результат правильного выбора восточного вектора во внешнеэкономической политике и стратегии России, имеющей в Союзе са­ мый большой удельный вес, сформированности механизмов евразийской ин­ теграции, создания общих рынков, смягчивших степень влияния кризиса .

В 2015 г. ЕАЭС приступил к созданию общего рынка услуг. Он действу­ ет уже по 40 позициям, а в 2016 г. к ним добавится еще порядка 20 позиций в перечне услуг, которые будут либерализованы. Формируется общий рынок лекарств и медицинских изделий. Идет работа по созданию общего рынка электроэнергии [13] .

Формирование единого рынка трудовых ресурсов. Новые возможности пе­ редвижения рабочей силы в Евразийском союзе, действующие в 2015 г., не ока­ зали принципиального влияния на миграционную ситуацию в странах – членах ЕАЭС. Несмотря на то, что в январе–декабре 2015 г., по сравнению с соответ­ ствующим периодом 2014 г., миграционный прирост в России снизился на 12,3 %, вектор миграции, связанной как с переездом на постоянное место жи­ тельства, так и трудовой миграции, по­прежнему был направлен из государств – членов ЕАЭС в Россию. В Армении, Казахстане, Кыргызстане сохранился ми­ грационный отток населения [14]. И увеличение миграционного прироста насе­ ления в Беларуси на 17,6 % также не связано с новыми свободами рынка ЕАЭС .

Число прибывающих в Беларусь трудовых мигрантов из стран ЕАЭС, в частно­ сти россиян и казахов, сократилось. Так, если в 2014 г. в Республику Беларусь приехали работать более 4,5 тыс. российских граждан и свыше 1 тыс. казах­ ских, то за первое полугодие 2015 г. – лишь 700 россиян и 250 казахов [15] .

Евразийский экономический союз По официальным данным в России по сравнению с январем 2015 г. число иностранных граждан из стран, вошедших в ЕАЭС, выросло на 135 828, и по состоянию на январь 2016 г. оно составило 2 276 188. В последние два года росло общее число граждан Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, находящих­ ся в РФ, а число граждан Армении колебалось вокруг значения 450 000 че­ ловек [16]. Правда, как отмечают эксперты, последние месяцы 2015 г. (после вступления в ЕАЭС) отмечался значительный рост числа трудовых мигран­ тов из Кыргызстана. Только за декабрь 2015 г. он составил 2 % [17] .

Показатели миграционной активности, возможно, изменятся в 2016 г., по­ скольку численность зарегистрированных безработных, по сравнению с нояб­ рем 2014 г., выросла в Армении на 16,9 %, в Беларуси – на 79,1 %, в Казах­ стане – на 3,7 %, в России – на 12,5 %, и уменьшилась только в Кыргызстане – на 3,8 % [14] .

Создание условий для стабильного развития экономик государств-членов в интересах повышения жизненного уровня населения .

Как показывает анализ, объем валового внутреннего продукта госу­ дарств – членов ЕАЭС в январе–декабре 2015 г. снизился по сравнению с ана­ логичным периодом 2014 г. в постоянных ценах на 3,0 %. Фактически рекорд­ ное падение за последние 20 лет претерпели экономики России и Беларуси .

Здесь объем ВВП снизился на 3,7 % и 3,8 % соответственно [18] .

На 12,4 % в декабре 2015 г., по сравнению с декабрем 2014 г., выросли по­ требительские цены на товары и услуги в целом по ЕАЭС. За месяц (по срав­ нению с ноябрем 2015 г.) прирост цен и тарифов в целом по ЕАЭС составил 0,9 %. Опережающие темпы роста цен на продовольственные товары зафик­ сированы в России, на непродовольственные товары – в Армении, Казахстане и Кыргызстане, на платные услуги – в Беларуси .

В 2015 г. во всех государствах – членах ЕАЭС наблюдался рост номиналь­ ной заработной платы. В январе–декабре 2015 г., по сравнению с соответст­ вующим периодом 2014 г., среднемесячная номинальная заработная плата выросла в Армении на 7,7 %, Беларуси – на 10,0 %, Казахстане – на 4,1 %, Кыргызстане (в январе–ноябре 2015 г.) – на 9,0 %, России – на 4,6 %. Реальная заработная плата (с учетом роста потребительских цен на товары и услуги) в соответствующем периоде увеличилась в Армении на 3,9 %, Кыргызстане (в январе–ноябре 2015 г.) – на 2,1 % и снизилась в Беларуси на 3,1 %, в Казах­ стане – на 2,4 %, России – на 9,5 % .

Среднемесячная номинальная заработная плата в пересчете на доллары США1 в январе–декабре 2015 г. составила в Армении 386 долларов, Белару­ си – 413 долларов, Казахстане – 565 долларов, Кыргызстане (в январе–ноябре 2015 г.) – 203 доллара, России – 559 долларов .

Показатель рассчитан по курсам валют национальных (центральных) банков государств – членов ЕАЭС за период: по Беларуси – по средневзвешенному курсу белорусского рубля к доллару США, по Армении, Казахстану, Кыргызстану и России – по средним курсам нацио­ нальных валют к доллару США .

54 Г. И. Осадчая Социальное самочувствие и оценки населения Как показывает мониторинг интеграционных предпочтений населения стран постсоветского пространства, реализуемый Центром интеграционных исследований Евразийского банка развития, более половины населения в ка­ ждой из стран Союза в целом поддерживает его создание («Положительно»:

Армения – 56 %, Беларусь – 60 %, Казахстан – 80 %, Кыргызстан – 86 %, Рос­ сия – 78 %) [12, с. 162]. Отметим, что по данным нашего исследования уровень одобрения создания на постсоветском пространстве Евразийского экономиче­ ского союза составил 60 % россиян при 27 % не одобряющих и 28 % затруд­ нившихся ответить на этот вопрос1. В странах – членах ЕАЭС население при­ держивается более оптимистичных взглядов о перспективах интеграционных процессов на постсоветском пространстве по сравнению с представлениями граждан других стран, участвующих в мониторинге .

Однако исследователи, осуществляющие мониторинг, отмечают неопре­ деленное и многовекторное «интеграционное позиционирование России, при сохраняющемся небольшом превышении предпочтений СНГ и стран “осталь­ ного мира”» (особенно – Китая), высокий уровень «автономистских настрое­ ний». По их оценке, «автономистские настроения» существенно выросли за последний год в Беларуси [12, с. 134]. К проблемным моментам следует от­ нести дифференциацию интеграционных настроений по возрастным характе­ ристикам. В молодежной среде, по сравнению со старшими возрастными ко­ гортами, меньше доля тех, кто поддерживает евразийский интеграционный проект. Среди них почти 40 % тех, кто относится к нему безразлично или отрицательно. Заметная доля российской и белорусской молодежи ориенти­ рованы на Европейский союз [12, с. 162]. Недооценка значения евразийской интеграции молодежью на следующем этапе его становления может повлечь негативные экономические и политические последствия .

Население государств – членов ЕАЭС плохо осведомлено о том, как идут интеграционные процессы в Евразийском экономическом союзе. Имеет место недопонимание специфики его функционирования и существа евразийской интеграции в целом. Так, по данным мониторинга интеграционных предпоч­ тений населения стран постсоветского пространства [12, с. 162], далеко не все граждане готовы к созданию общих институтов (валюта, армия, законодатель­ ство, органы управления). На вопрос: «Как Вы считаете, нужны ли Союз – ОБЩИЕ ЗАКОНЫ» ответили «скорее нужно» от 39 до 48 % респондентов, «скорее не нужно» – от 40 до 44 %, а на вопрос: «Как Вы считаете, нужен ли

Здесь и далее используются данные опросов, проведенных в рамках реализации

ГЗ ИСПИ РАН по теме «Социально­политическое измерение евразийской интеграции» (руко­ водитель проекта Г. И. Осадчая, регистрационный номер: 115071470024) в октябре 2014 – фев­ рале 2016 г. Выборка репрезентирует городское и сельское население Российской Федерации в возрасте от 18 лет. Было опрошено (структурированное интервью) 1500 человек, мужчин/ женщин, постоянно проживающих в России в 9 федеральных округах, 41 субъекта РФ, 105 на­ селенных пунктов. Ошибка выборки ~ ±2,6 % .

Евразийский экономический союз Союз – ОБЩИЙ ОРГАН УПРАВЛЕНИЯ» ответили «скорее нужно» от 37 до 47 % и «скорее не нужно» – от 38 о 44 % опрошенных в зависимости от стра­ ны ЕАЭС. И это при том, что Евразийская экономическая комиссия действует, является реальным наднациональным органом управления, выполняя функ­ ции правительства Евразийского союза, без которого были бы не возможны те шаги, в том числе по согласованию нормативной базы экономического со­ трудничества, которые уже сделаны на пути экономической интеграции .

Примером недопонимания сути интеграционных процессов являют­ ся завышенные ожидания от интеграции, иждивенческие настроения. Ана­ лиз СМИ позволяет говорить о неоправданных представлениях у некоторых граждан стран – членов ЕАЭС, что само по себе вступление в ЕАЭС принесет республике одномоментное процветание. Люди не понимают, что присоеди­ нение к любому союзу дает лишь шанс. А как использовать его – зависит уже от того, насколько умело конкретная страна сможет распорядиться им. Дале­ ко не всегда СМИ занимают социально ответственную позицию. Например, странной выглядит публикация Информационного агентства Фергана, в ко­ торой написано: «Прямой выгоды от союза пока никому нет. А если Москва вдруг еще отказывается платить за дружбу инвестициями в развитие экономи­ ки Киргизии, то Бишкеку самое время показать свою независимость, хотя бы информационную» [19]. Отметим, что в опросе онлайн на портале этого же информагентства на вопрос: «Нужно ли российским телеканалам придавать особый статус и освобождать от требований кыргызского законодательства?»

62,12 % респондентов ответили: «Да, у них интересный контент»1 .

Нам представляется тревожным факт снижения уровня ожиданий от ин­ теграции. По данным нашего исследования, за прошедшие два года суще­ ственно снизилось количество россиян, ожидающих позитивных изменений от создания Евразийского экономического союза. Если в 2014 г. был положи­ тельный баланс оценок (+27 п.), то в 2016 г. он стал отрицательным (–11 п.) .

Ухудшение социальных ожиданий населения может привести к сокращению социальной базы евразийского интеграционного объединения (табл. 1) .

Таблица 1. Как Вы считаете, приведет ли создание Евразийского экономического союза к позитивным изменениям в Вашей жизни? (% от опрошенных)

–  –  –

Для обеспечения возможности беспрепятственно осуществлять трудовую деятельность в любом государстве Евразийского экономического союза не­ обходимо обратить внимание на восприятие населением трудовой миграции .

–  –  –

По данным нашего исследования, от 32,0 до 52,0 % россиян не поддерживают или скорее не поддерживают трудовую миграцию внутри Евразийского союза .

Чем дальше культурная дистанция, тем менее желательны мигранты (табл. 2) .

–  –  –

И это ощущают мигранты из стран – членов ЕАЭС1. Более других не удов­ летворены своей занятостью в Москве, условиями проживания, доступно­ стью медицинской страховки приезжие из Кыргызстана. Они чаще, нежели другие мигранты из стран ЕАЭС, отмечают недружественное или враждеб­ ное отношение к себе москвичей и властей, испытывают дискомфорт во время проживания в московском мегаполисе. Положение мигрантов из Кыргызстана усугубляется плохим знанием русского языка по сравнению с армянами, бе­ лорусами, казахами, меньшей подготовленностью к жизни в большом городе .

Таким образом, отвечая на вопрос, поставленный в начале статьи, сле­ дует сказать, что пока интеграционный потенциал используется не на пол­ ную мощность. Главной причиной сдерживания процессов евразийской ин­ теграции стали геополитическая ситуация и экономическая конъюнктура, характеризующиеся геополитической нестабильностью, глобальной финан­ сово­экономической турбулентностью, низкими ценами на нефть; высокая во­ латильность валютного курса и антироссийские санкции .

Макроэкономическая нестабильность, отсутствие высоких темпов эконо­ мического роста в странах Евразийского союза сказались на развитии торгов­ ли, поскольку товарообмен, внешняя торговля – это лишь зеркало того, что происходит на уровне национальных экономик. Сдерживала развитие тор­ говли, как основы евразийской интеграции, нерешенность основного вопро­ са – абсолютной отмены изъятий и лимитов в торговых отношениях между странами. На конкурентоспособности товаров, производимых в государствах ЕАЭС для торговли между собой, и на конкурентоспособности экспортного потенциала этих государств сказалось изменение их стоимостных показате­

Опрос проведен в июне 2015 г. в рамках реализации проекта «Мигранты из стран – чле­

нов ЕАЭС на московском рынке труда» (руководители проекта Г. И. Осадчая и Т. Н. Юдина) .

Опрошено (полуформализованное интервью) по 100 мигрантов из Армении, Беларуси, Казах­ стана и Кыргызстана, отобранных с помощью случайной выборки – методом снежного кома – по одному признаку – мигранты, прибывшие из государств – членов ЕАЭС в Москву после 2000 г .

Евразийский экономический союз лей из­за девальвации рубля, валют в других странах ЕАЭС в коридоре от 14 до 40 %. Недостаточно тесной для принятия мер в упреждающем порядке, по мнению экспертов, была координация центральных банков государств – членов ЕАЭС. Факторами торможения стали: вступление одного из самых сильных участников евразийского проекта – Казахстана – во Всемирную тор­ говую организацию, несогласованность торговой политики по отношению к остальным странам, нарушение принципа образования и функционирова­ ния единой таможенной территории в условиях применения Россией анти­ санкций к производителям продовольствия из ЕС, США, Австралии, Норве­ гии и Канады .

Говоря о барьерах интеграции, отметим причины, связанные с управле­ нием интеграционными процессами. К сожалению, до сих пор страны ЕАЭС зачастую ведут себя по отношению к друг другу скорее как конкуренты, чем как партнеры. Противоречия между странами часто возникают из­за того, что участники Евразийского союза пытаются извлечь больше выгоды для себя .

Зачастую между протоколом о намерениях и самими намерениями очень большое расстояние. И это свидетельствует о том, что те, кто принимают ре­ шения, не всегда их принимают грамотно .

В значительной мере усложнен в ЕАЭС процесс принятия решений из­за абсолютного равенства всех сторон при принятии решений, ослабления роли в управлении ЕАЭС России. Отрицательно на интеграционных процессах сказалась чрезмерная бюрократизация работы ЕЭК как наднационального ор­ гана. Евразийской экономической комиссии не переданы полномочия само­ стоятельного принятия решений по подавляющему большинству функций, и решения принимаются по согласованию и по инициативе национальных правительств. В результате имеет место дублирование работы Коллегии и Со­ вета ЕЭК, а также усложнение процесса согласования принимаемых решений .

Среди национальной интеллигенции по­прежнему в той или иной степени распространены сепаратистские настроения, мешающие интеграции. Часть из них интерпретирует интеграцию как возрождение имперских мотивов Рос­ сии, а ЕАЭС рассматривается как инструмент восстановления российского империализма в условиях рынка. Мешает интеграции боязнь элиты потерять деньги, власть .

К проблемным вопросам миграционных процессов в ЕАЭС следует отне­ сти незавершенность разработанности нормативно­правового регулирования .

Еще ведется разработка нормативно­правовой базы в сфере пенсионного обес­ печения трудящихся государств­членов, сближения законодательств госу­ дарств­членов в сфере трудовой миграции. Требует внимания реализация до­ стигнутых договоренностей по единым условиям налогообложения доходов физических лиц – граждан государств­членов с первых дней работы по най­ му. Необходима реализация на практике прав детей трудящихся на посещение дошкольных учреждений и получение образования. На повестке дня стоят вопросы защиты законных прав мигрантов. Остаются нерешенными пробле­ 58 Г. И. Осадчая мы легализации трудовой деятельности мигрантов. Так, по оценкам замгла­ вы Госслужбы по миграции Кыргызстана А. Асанбаева, в России незаконно находятся около 100 тысяч его соотечественников. Эти граждане приехали в Россию до вступления Кыргызстана в ЕАЭС [20]. По мнению экспертов, миграционная политика в ЕАЭС хаотична и раздроблена [21]. О проблемах трудовых мигрантов­нелегалов, въехавших в РФ до вступления Армении в ЕАЭС, также заявляли эксперты Армянской Республики .

Сегодня уже определены задачи интеграционного объединения в 2016 г .

[22], и они по­прежнему нацелены лишь на развитие Единого экономического пространства. А социально­гуманитарные проблемы интеграции остаются за пределами внимания и руководителей Союза, и специалистов. С нашей точки зрения, сегодня крайне важно, чтобы экономический практицизм не привел к негативным последствиям в формировании ЕАЭС, как это было в России в годы перестройки .

Дальнейшее расширение и углубление интеграции требует включения в повестку дня решения социально­гуманитарных задач, разработки социаль­ ных механизмов. Социальные результаты ЕАЭС, несмотря на кажущееся вне­ экономическое содержание, имеют решающее значение для будущего успеха развития Союза, обладают способностью стимулировать процесс модерниза­ ции в государствах­членах .

Опыт интеграционных объединений свидетельствует о пошаговости ин­ теграции, особом характере решаемых задач на каждом этапе. Принципиаль­ но важно, чтобы социальное взаимодействие государств было имманентно присуще каждому из них, а социальные механизмы, ее углубляющие, впи­ саны как в долгосрочную, так и в среднесрочную стратегию интеграции. На каждом этапе должны быть свои социальные программы и единые для всех стран ЕАЭС показатели социальной эффективности интеграции, учитываю­ щие принципы, закономерности интеграционных процессов .

Сейчас социальное взаимодействие, создание, наряду с единым эконо­ мическим, единого социально­культурного пространства, в первую очередь, связано с регулированием проблем создания единого рынка труда, форми­ рованием соответствующего социального мышления лидеров стран – участ­ ниц ЕАЭС, управленческой и бизнес­элиты, разработкой медийной политики ЕАЭС, оптимизацией управления процессами евразийской интеграции .

Являясь важнейшим фактором интеграции, свободное перемещение рабо­ чей силы из­за открытия границ ЕАЭС создает риски чрезмерного притока в страну трудовых и нетрудовых мигрантов, криминальных и экстремистских элементов под видом рабочей силы, к появлению новых нетрадиционных угроз безопасности для государств­членов. Жизни и здоровью населения может угрожать приток афганских наркотиков, распространение трансгра­ ничных криминальных и террористических сетей, проникновение на продо­ вольственный рынок некачественных товаров. В этой связи приобретают осо­ бую значимость совместные действия по охране границ ЕАЭС, согласование Евразийский экономический союз пограничной политики и правовой базы ЕАЭС о едином порядке экспортно­ го контроля государств – членов ЕАЭС, унификация национальных норм экс­ портного контроля, оценки качества и безопасности товаров, продуктов для их проведения на внешней границе ЕАЭС .

Следует подумать о важнейших составляющих Евразийского интегра­ ционного процесса – общей системе образования, профессиональной подго­ товки кадров и общих механизмах подготовки людей для единого рынка тру­ да, важно провести дополнительные мероприятия с целью улучшения знания русского языка .

Необходимо создавать социально­экономические и культурные условия для адаптации приезжих, формировать позитивное мнение вокруг идеи ин­ теграции, этнокомплементарные отношения, толерантность в отношениях различных групп населения, не допустить межэтнических конфликтов. Всем странам – участницам ЕАЭС на региональном уровне предстоит развивать механизмы саморегулирования в области трудовой миграции .

Важно работать над обновлением и консолидацией элит, их ориентацией на идеи евразийской интеграции, особенно в молодежной среде, где поддер­ жка этой идеи ниже, нежели в старших группах населения государств – чле­ нов ЕАЭС. С них начинается понимание, что без социального взаимодействия стран углубление интеграции будет идти более сложно .

Практика показывает, что функциональное, институциональное, инфра­ структурное развитие любого интеграционного объединения требует по­ этапного усиления наднациональности. Очевидно, что сегодня для решения задач углубления интеграционных процессов в ЕАЭС состав евразийских институтов недостаточен. Необходимо внесение изменений в структуру над­ национального органа, с учетом социальных и гуманитарных аспектов взаи­ модействия, передача ЕЭК полномочий по инициированию и принятию ре­ шений, полноценное бюджетное планирование всесторонней деятельности наднационального органа .

При формировании институтов Евразийского экономического союза сле­ дует учесть позитивный опыт многоуровневости системы управления ЕС, в том числе принцип субсидиарности, который позволяет пропорционально распределять властные функции между всеми «этажами» многоуровневой си­ стемы управления .

Необходима единая для всех стран программа медийной поддержки про­ екта евразийской интеграции, которая может включать информацию о пре­ имуществах интеграции для людей, подкрепленную реальными действиями, позитивной информацией о соседях по Союзу, на основе использования со­ временных методов и инструментов информационного продвижения идей: со­ циальных сетей, экспертного сообщества, образования и т. п. ЕАЭС нужда­ ется в поддержке СМИ, научно­экспертного сообщества и общества в целом .

Важную роль в развитии общекультурного информационного простран­ ства играет «Интеграционный барометр ЕАБР». Однако он нацелен, прежде 60 Г. И. Осадчая всего, на изучение экономических аспектов евразийской интеграции и коо­ перации в динамике. Социокультурные, гуманитарные проблемы остаются в стороне. Нужен мониторинг социальных показателей для адекватной оцен­ ки эффективности интеграционных процессов, характеризующих достигну­ тый уровень, динамику происходящих изменений. Наличие оценок населения и экспертов станет аргументом при подготовке решений, основой разработки социальной стратегии и социальных программ .

Очень часто в среде специалистов говорят об отсутствии ценностей евра­ зийской интеграции, понятных и притягательных для всех людей, которые со­ ставят основу строительства Союза, его экономической, социальной и культур­ ной политики. Нам представляется, что такие ценностные установки есть, их назвали россияне в ходе нашего исследования. Это – повышение благосостоя­ ния населения каждого из государств – членов ЕАЭС; обеспечение прав челове­ ка в ЕАЭС и коллективной безопасности Евразийского союза. Именно они обес­ печивают общественную поддержку региональной интеграции (табл. 3) .

Таблица 3. Как Вы полагаете, какие ценностные установки должны составить основу интеграционных процессов ЕАЭС? (% от опрошенных, множественный вопрос)

–  –  –

Прошедший год показал, что создание Евразийского союза – это перспек­ тивный путь, основанный на «общественном договоре» по поводу путей раз­ вития, согласованных целях и общих интересах, учитывающий культурно­ исторические особенности стран, их опыт и возможности, опирающиеся на цивилизационный опыт постсоветских стран освоения пространств, создания технологий социального общежития, обеспечения жизнедеятельности этих стран в суровых природных и геополитических условиях. Оно формирует но­ вую геополитическую реальность, соответствует логике региональной инте­ грации и отвечает историческим и культурным особенностям развития региона .

Список использованных источников

1. Проект «Социально­политическое измерение реализации процессов евразийской ин­ теграции» Выпуск № 1. Евразийская интеграция: теоретико­методологические и практиче­ ские аспекты / под ред. Г. В. Осипова и Г. И. Осадчей. – М. : ИСПИ РАН, 2015 .

2. Назарбаев, Н. А. Проект документа «О формировании Евразийского союза государств» / Н. А. Назарбаев // Евразийский союз: идеи, практика, перспективы, 1994–1997 / Н. А. Назар­ баев. – М. : Фонд содействия развитию соц. и полит. наук, 1997. – С. 38–50 .

3. Осипов, Г. В. «Евразийское сообщество – возможная форма социально­государственной организации постсоветского пространства» / Г. В. Осипов // Социальная реальность ХХI века:

угрозы и вызовы. Социальная и социально­политическая ситуация в России в 2014 году / под ред. Г. В. Осипова и Г. И. Осадчей. – М. : РИЦ ФГБУН ИСПИ РАН, 2016. – С. 180–185 .

Евразийский экономический союз

4. Интервью министра ЕЭК Т. Валовой [Электронный ресурс] // Российская газета. – Ре­ жим доступа: http://rg.ru/2016/01/14/sg.htm. – Дата доступа: 14.01.2016 .

5. Бюджет ЕАЭС в 2015 году [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.belta .

by/society/view/bjudzhet­eaes­v­2015­godu­sostavit­svyshe­66­mlrd­rossijskih­rublej­60473­2014. – Дата доступа: 29.01.2016 .

6. Европарламент принял бюджет ЕС на 2015 год [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

http://www.kommersant.ru/doc/2635397. – Дата доступа: 23.03.2016 .

7. Интервью с главой ЕАБР Дмитрием Панкиным. 30.12.2015 [Электронный ресурс]. –

Режим доступа: http://www.gazeta.ru/business/2015/12/30/8003831.shtml. – Дата доступа:

19.03.2016 .

8. Годовой отчет Евразийского фонда стабилизации и развития. – Казахстан, 2015 .

9. Фаляхов, Р. От Евразии одни убытки [Электронный ресурс] / Р. Фаляхов. – Режим до­ ступа: http://www.gazeta.ru/business/2014/10/17/6264305.shtml. – Дата доступа: 15.01.2016 .

10. ЕЭК меняет руководство: изменится ли политика комиссии при Тигране Саркисяне?

[Электронный ресурс] // Евразийский коммуникационный центр. – Режим доступа: http:// eurasiancenter.ru/perspective/20151016/1004273897.html. – Дата доступа: 16.10.2015 .

11. Социально­экономическая статистика ЕЭК [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

http://www.eurasiancommission.org/ru/act/integr_i_makroec/dep_stat/econstat/Pages/default.aspx. – Дата доступа: 01.03.2016 .

12. Интеграционный барометр ЕАБР. 2015. – СПб., 2015 .

13. Холодков, В. Участие в ЕАЭС – шанс, который надо использовать [Электронный ре­ сурс] / В. Холодков // Вечерний Бишкек. – Режим доступа: http://www.buhonline.ru/pub/ news/2016/1/10700. – Дата доступа: 22.01.2016 .

14. Экспресс­информация ЕЭК. 25 февраля 2016 г. [Электронный ресурс]. – Режим досту­ па: http://eec.eaeunion.org/ru/act/integr_i_makroec/dep_stat/union_stat/Pages/default.aspx. – Дата доступа: 14.03.2016 .

15. Число трудовых мигрантов из Китая растет, а из стран ЕАЭС – падает [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://4esnok.by/obshhestvo/chislo­trudovyx­migrantov­iz­kitaya­rastet­ a­iz­stran­eaes­padaet/. – Дата доступа: 17.02.2016 .

16. Исследование РБК: как из России уезжают иностранцы [Электронный ресурс] // Жур­ нал РБК. – Режим доступа: http://www.rbc.ru/society/04/02/2015/54d0c05e9a7947df123f23e1. – Дата доступа: 01.03.2016 .

17. Динамика трудовой миграции из Средней Азии в Россию. Время Востока [Элек­ тронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.easttime.ru/news/tsentralnaya­aziya/dinamika­ trudovoi­migratsii­iz­srednei­azii­v­rossiyu/10583. – Дата доступа: 12.01.2016 .

18. Мониторинг. «Экономика и финансы ЕАЭС». Выпуск № 3 (декабрь 2015 – январь 2016 г.). – М. : ЕЭК, 2016 .

19. Кислов, Д. Россия – Кыргызстан: нет электричества – нет телеканалов с «особым ста­ тусом» [Электронный ресурс] / Д. Кислов. – Режим доступа: http://www.fergananews.com/ articles/8827. – Дата доступа: 12.01.2016 .

20. Число кыргызских мигрантов в России увеличилось после вступления КР в ЕАЭС / [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://rus.azattyk.org/archive/ky_News_in_Russian_ ru/20160225/4795/4795.html?id=27573288. – Дата доступа: 15.01.2016 .

21. Бактыгулов, Ш. «Нехватка информации порождает стереотипы о мигрантах» [Элек­ тронный ресурс] / Ш. Бактыгулов. – Режим доступа: http://regnum.ru/news/society/2067725 .

html. – Дата доступа: 29.01.2016 .

22. Буторина, О. О научной основе Евразийского экономического союза / О. Буторина, А. Захаров // Евразийская экономическая интеграция. – 2015. – № 2 (27). – С. 52–68 .

62 Г. И. Осадчая

–  –  –

Summary Based on international and Russian sociological research and analysis of media publications, the article shows the institutionalization process of Eurasian Economic Union, the characteristic of the first results of the formation of a new integration Association, the formation of the resource base of the Union, the financial instruments of the Eurasian Union and organizational support of the Eura­ sian integration. Moreover, the article presented efficiency analysis of integration processes from the standpoint of performance of the main directions of integration processes provided by the Con­ tract: the formation of united market for goods, services, capital and labor resources, improving hu­ man well­being, the population presents the degree of realization success. The reasons of the contain­ ment of Eurasian integration were identified, the necessity of including in the agenda of integration of socio­humanitarian goals were proved, proposals for improving the efficiency of formation of the Eurasian Economic Union at this stage on formation of clear and attractive to all people of values of Eurasian integration were justified .

Keywords: Eurasianism, Eurasian Economic Union, integration, efficiency, indicators: resource, procedural efficiency .

Поступила 14.11.2016 г .

УДК 314.744

–  –  –

ВНЕШНЯЯ МИГРАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА КАК ФАКТОР

ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ1

Рассматриваются ключевые проблемы современной российской миграционной политики в контексте демографического и социально­экономического развития страны. Анализируется зарубежный опыт использования миграции в интересах развития государств. В статье обо­ сновано понятие «внешняя миграционная политика», являющееся инновационным для нау­ ки и практики регулирования миграции. Разработаны основные рекомендации по совершен­ ствованию миграционной политики России в контексте современных демографических реалий. Обоснована необходимость активного формирования миграционных потоков в инте­ ресах развития России как основной механизм реализации внешней миграционной политики .

Ключевые слова: внешняя миграционная политика, Российская Федерация, демографиче­ ское развитие .

Ключевые проблемы российской миграционной политики. Российская миграционная политика на протяжении практически всей новейшей истории (после распада СССР) подвергается справедливой критике со стороны отече­ ственных и зарубежных экспертов. По этому поводу написано колоссальное количество научных работ и экспертных заметок, которые говорят о том, что она крайне несовершенна и не соответствует современным демографическим и социально­экономическим реалиям, а также обозримым перспективам раз­ вития страны [1, c. 25; 8, с. 72; 14, p. 80]. В какой­то степени это и неудиви­ тельно, поскольку Россия совершила «исторический прыжок» из состояния «железного занавеса» с крайне ограниченными возможностями въезда ино­ странцев и выезда собственных граждан в состояние диаметрально противо­ положное – она превратилась в государство в буквальном смысле с открыты­ ми границами (безвизовый режим со странами СНГ, отсутствие пограничных пунктов на значительном протяжении российско­казахстанской границы и пр.) [2, c. 15] .

Однако при таком кардинальном изменении общественной системы адек­ ватной трансформации миграционной политики и институтов, ее реализую­ щих, не произошло. В начале 1990­х гг. в России была создана миграционная служба, которая училась реагировать на масштабные потоки беженцев и вы­ Исследование проведено при поддержке гранта РГНФ № 16­33­00051_а1 .

64 C. В. Рязанцев нужденных переселенцев, размещая и расселяя их по стране. Затем упор был сделан на регулирование трудовой миграции. В то же время функции конт­ роля над въездом и пребыванием иностранцев в стране сохраняются до сих пор за Министерством внутренних дел (милицией, теперь – полицией). Все исторические попытки выделения Федеральной миграционной службы (ФМС) в самостоятельную структуру завершались ее возвращением в МВД. Послед­ нее возвращение на «круги своя» произошло в июне 2016 г., когда ФМС из фактически самостоятельной структуры снова была преобразована в Управ­ ление по миграции в составе МВД со значительным сокращением кадрового потенциала. И самым главным недостатком подобной консервации в силовом поле является идеологически неправильная предпосылка рассмотрения миг­ рации как потенциального риска для страны, а мигрантов – как потенциаль­ ных нарушителей правопорядка .

Интересно, что некоторое время после распада СССР (до середины 1990­х гг.) выезд российских граждан на постоянное место жительства за гра­ ницу (эмиграция) также контролировался МВД и ФСБ. И только с середины 1990­х гг. правоохранительные органы и органы безопасности перестали да­ вать разрешение государства на эмиграцию. Хотя его никто и не спрашивал уже несколько лет после распада СССР. Просто система работала по инерции .

А на каком­то этапе, к счастью, у государства просто не хватило ресурсов этот эмиграционный процесс контролировать. Кстати, миграционные власти США, Великобритании, Австралии и некоторых других стран в настоящее время практически не контролируют выезд иностранцев из своих стран (толь­ ко в уведомительном порядке они собирают информацию от авиакомпаний о вылетевших пассажирах, а штампы в паспорта офицеры иммиграционных служб не ставят) .

Последним незыблемым «оплотом» функции контроля за пребыванием иностранцев в России остается пресловутая и уникальная в мировом масштабе жесткая система регистрации (или иными словами – «прописки»). Единствен­ ным эволюционным ее достижением можно считать разделение «прописки»

на временную (по месту пребывания) и постоянную (по месту жительства) формы регистрации, а также отделение регистрационного учета от права соб­ ственности на жилье. Но и это не спасает ситуацию. Подавляющая часть ино­ странцев находится не там, где зарегистрирована, а регистрируется не там, где реально находится и живет. Собственно, это же в равной степени касается и российских граждан. Но «неприступная крепость» регистрации сохраняется до сих пор. Государство продолжает играть «в кошки­мышки» с мигрантами (иностранцами) и собственным населением. Последняя мера – борьба с «рези­ новыми квартирами», в которой активно была задействована полиция. А по сути своей – это борьба с «ветряными мельницами». Ведь регистрируясь по 5–10 человек в квартирах, люди просто обходят мешающий им жить закон:

им нужна регистрация для решения каких­то бытовых или социальных во­ просов, а также соблюдения правил пребывания. Так не проще ли отменить Внешняя миграционная политика закон, который мешает людям жить? От того, что регистрация будет отменена или сделана уведомительной (по месту работодателя – для трудовых мигран­ тов, по месту обучения – для студентов), фактически ничего не поменяется .

Люди останутся жить там, где они собственно живут сейчас. Просто государ­ ство, наконец­то, узнает, где реально живут люди, где используют коммуналь­ ные и социальные услуги. То есть государство добьется того, чего оно хочет добиться наличием самой регистрации. Но только эти реальные сведения дей­ ствительно могут помочь в регулировании хозяйства и социальной сферы, в отличие от нынешней ситуации. Однако по­прежнему и МВД, и некоторые политики, и даже члены правительства почему­то уверены, что регистрация – необходимый элемент контроля за иностранцами и российским населением и ее отмена повлечет хаос. В итоге регистрация препятствует развитию миг­ рационной политики, а в конечном итоге и развитию экономики страны .

Система регистрации является не единственным «затором» в российской миграционной политике, который рано или поздно будет сокрушен. К другим проблемным узлам можно отнести идеологически неправильное понимание миграционной политикой миграции как исключительно угрозы национальной безопасности. На разных уровнях из уст политиков и чиновников постоянно звучат высказывания, что неконтролируемая миграция оказывает разруши­ тельное влияние на государство, общество и нацию. Однако при этом в Рос­ сии создана абсолютно коррумпированная и «мигрантозависимая» экономи­ ческая система [12, p. 25]. Практически все работодатели эксплуатируют труд мигрантов из стран Центральной Азии, слабо владеющих русским языком и не знающих своих прав. Причем в этот процесс вовлечены практически все сегменты экономики, но особенно строительство, сельское хозяйство, произ­ водство, жилищно­коммунальный сегмент [4, c. 125; 5, с. 10]. А в некоторых городах автор статьи неоднократно наблюдал парадоксальные картины, когда здания ФМС России (структуры, являющейся «оплотом» реализации мигра­ ционной политики) ремонтировали бригады трудовых мигрантов, не имею­ щих порой легального статуса в стране .

Еще одной странной «неприступной крепостью» российской миграци­ онной политики является российское гражданство. Получить его порой не­ возможно даже тем, кто, казалось бы, как нельзя кстати приехал в Россию и в ком она объективно нуждается (соотечественники, иностранные студенты, жены и мужья российских граждан, высококвалифицированные специали­ сты, иностранные бизнесмены и трудовые мигранты, по многу лет живущие в России). Система получения гражданства отягощена крайне неэффективны­ ми процедурами и коррупционными поборами, а также опирается на систему регистрации, упомянутую выше. Порой только Президент России может раз­ рубить «гордиевы узлы» ситуаций по предоставлению российского граждан­ ства в конкретных случаях .

Предпосылки новой миграционной политики. Между тем жизнь и объ­ ективное развитие экономики берут свое. Российская экономика нуждается 66 C. В. Рязанцев в иностранных рабочих и специалистах, система образования – в иностран­ ных студентах, а инновационное развитие требует высококвалифицирован­ ных специалистов и профессионалов из­за рубежа. Да и просто многих людей тянет в Россию в силу исторических и социально­культурных причин. Напри­ мер, группы староверов из Латинской Америки стремились в Россию как на историческую родину. И попали в ловушку миграционной политики, кото­ рая рассматривает их, людей, так мечтавших сюда вернуться, как абсолютно чужеродный элемент. Иногда создается ощущение, что законы, регулирую­ щие пребывание и предоставление российского гражданства, как будто напи­ саны и реализуются так, чтобы человек не мог остаться жить в России .

Между тем Россия занимает шестую часть суши и является первой по пло­ щади страной в мире. А по населению она находится только на девятом ме­ сте. Например, численность населения России в два раза меньше численности населения США. Даже если не рассматривать как потенциальные зоны рас­ селения Север и приравненные к нему территории, наша страна располагает огромными площадями для расселения и развития экономики. Пример Кана­ ды показывает, что население можно заселить в более благоприятные зоны, а вахтовыми формами миграции развивать регионы со сложными условиями жизни. В свою очередь опыт США показывает, что расселение в относительно комфортных районах может иметь равномерный рисунок, иметь множество городов и агломераций. В России же на этапе перехода от командной эконо­ мики к рыночной сложилась система расселения, которая существенно де­ формирована, а население «сбито» в европейскую часть и несколько крупных городов. А гибель промышленности и производства приводит к миграционно­ му оттоку населения из восточных регионов (из Сибири и Дальнего Востока) [3, c. 964] .

Многие страны мира извлекли и продолжают извлекать из миграции мас­ су положительных эффектов. А некоторые сделали миграционную политику частью стратегии своего социально­экономического развития. Австралия, Новая Зеландия, ЮАР, США, Канада, Бразилия, Аргентина – это далеко не полный перечень стран, которые возникли и развивались благодаря внешней миграции как принимающие страны [6, c. 106; 9, p. 15]. А Испания, Италия, Португалия, Великобритания, Нидерланды, Франция благодаря эмиграции создали целые «диаспоральные государства» за своими пределами, до сих пор используя миграционный фактор также в интересах своего развития .

А что же Россия? Наш государственный подход алогичен. Миграционная политика почему­то упорно видит в миграции угрозу национальной безопас­ ности и по инерции продолжает ее ограничивать всеми возможными спосо­ бами. Причем угрозой считается как иммиграция, так и эмиграция. С одной стороны, иммиграция в страну законодательно и процедурно ограничивается и не очень приветствуется. Внутри страны мигранты (прежде всего, трудо­ вые) подвергаются проверкам со стороны полиции, а даже нарушившие не­ значительно миграционный режим подвергаются депортации, и им закрыва­ Внешняя миграционная политика ется въезд до 10 лет на территорию Россию. А эмигранты рассматриваются как навсегда потерянное население, их государственная система отталкивает от страны. Кроме того, в последнее время эмигранты все чаще ставятся рос­ сийским государством перед ненужным выбором: либо отказаться от россий­ ского гражданства, либо задекларировать наличие второго гражданства, бан­ ковских счетов, рискуя быть наказанными, если не сделают этого [7, c. 24] .

Между тем жизнь продолжается, и здравый смысл берет свое. Фактиче­ ски российская экономика и общество уже давно активно извлекают пользу из миграции. Прежде всего, нет такой отрасли экономики, где бы ни рабо­ тали трудящиеся­мигранты. Около 2,7 млн разрешений на работу было вы­ дано иностранцам в 2015 г. Даже там, где есть нулевая квота на привлечение иностранцев (например, в торговле), иностранцы все равно присутствуют .

В российских вузах обучается более 170 тыс. иностранных студентов [13, p. 139]. Более 30 млн русскоговорящего населения, живущего за предела­ ми страны, создали «русскоязычную экономику», масштабы которой сопоста­ вимы с ВВП самой России [11, p. 156]. Многие живут на две страны, имеют два паспорта, но еще сохраняют российское гражданство [10, p. 45] .

Для нас совершенно очевидно, что в российской действительности образо­ вался явный «нарыв», который характеризуется несоответствием между тео­ ретическими посылами и практикой реализации ключевых идей миграцион­ ной политики. В Концепции миграционной политики до 2025 г. содержится ряд «революционных» положений. В частности, в ней миграция рассматри­ вается не только как фактор риска, но и как важный компонент социально­ экономического и демографического развития страны. Концепция четко наце­ лена на привлечение инвесторов, высококвалифицированных специалистов, образовательных мигрантов. Но это только теория. На практике многие про­ цедуры работают медленно и неэффективно, тормозят, а порой просто отбива­ ют желание у иностранных граждан стать гражданами России .

«Внешняя миграционная политика»: вариант развития или необходимость для России? Как же миграционную политику обернуть на благо развития России? Рецепты есть. И Россия здесь не уникальна. Многочислен­ ный зарубежный и даже собственный исторический опыт это подтверждают .

Прежде всего, необходимо желание власти изменить ситуацию. Нужна пре­ словутая «политическая воля». Никуда без нее. Также нужно «вмонтировать»

миграционную политику в стратегию развития российского государства и привести в соответствие с концептуальными посылами миграционной по­ литики практические процедуры и инструменты ее реализации. А конкрет­ ные шаги следующие .

Во­первых, нужно увязать миграционную политику с демографической политикой. Демографическая политика новейшего времени направлена на стабилизацию и рост численности населения России. Значит, миграция долж­ на стать одним из компонентов увеличения численности российского населе­ ния. Для этого нужно четко выделить целевые группы иммигрантов, которые 68 C. В. Рязанцев нужны государству и регионам и снять бюрократические препятствия на пути предоставления вида на жительство и гражданства. Прежде всего, это сооте­ чественники; трудовые мигранты, давно живущие и хорошо интегрированные в российское общество; выпускники российских вузов; жены и мужья рос­ сийских граждан и другие группы мигрантов. Резервы здесь колоссальны. По нашим оценкам, одномоментно мы можем увеличить численность населения страны на 15–20 млн человек за счет легализации этих категорий мигрантов .

Некоторые люди живут в России по двадцать лет, но не могут приобрести жи­ лья, получить регистрацию, легализоваться, стать российскими гражданами .

Во­вторых, нужно увязать миграционную политику с экономической стратегией развития России. Необходимо четко оценить потребность в ино­ странной рабочей силе и, с учетом внутренних резервов трудовых ресурсов, на основе баланса трудовых ресурсов, ввести трудовую миграцию в регулиру­ емое русло, используя каналы организованного и целевого набора иностран­ ных трудящихся­мигрантов в странах­донорах. Необходимо снять барьеры на пути трудоустройства иностранных высококвалифицированных специали­ стов, профессионалов и ученых. Опыт Российской империи (например, при Екатерине Великой) показывает, что привлечение иностранцев (в то время немцев) стимулировало развитие экономики и помогло совершить социально­ экономический прорыв государству .

В ситуации ухудшения экономической ситуации и миграционной обста­ новки в Европейском союзе нужно открыть ворота российской миграционной политики для бизнесменов, представителей среднего класса, ученых, специа­ листов из Европы. Пусть едут в Россию, это поможет совершить инновацион­ ный прорыв, о котором так долго мечтают наши руководители. А если парал­ лельно улучшить инвестиционный климат, увеличить оплату труда, то еще и вернутся многие ранее уехавшие российские квалифицированные специали­ сты и ученые. Разумно открытая миграционная политика в отношении квали­ фицированных специалистов в сочетании с привлекательной инвестиционной политикой может стимулировать настоящий модернизационный и инноваци­ онный прорыв в развитии экономики России .

В­третьих, необходимо связать миграционную политику с внешней поли­ тикой России. Можно даже сказать, что время требует перехода в новое изме­ рение – к концепту «внешней миграционной политики». Под «внешней миг­ рационной политикой» можно понимать идеологию и механизм активного формирования миграционных потоков, необходимых для социально­эконо­ мического и демографического развития России, прежде всего использование потенциала иммигрантов и ресурса «русскоговорящих сообществ» за рубежом .

Первыми «ласточками» «внешней миграционной политики» можно счи­ тать программу стимулирования возвращения соотечественников, а также проекты распространения русского языка и развития диалога с диаспорой че­ рез структуры Россотрудничества и Фонда «Русский мир» [13, p. 145]. К со­ жалению, пока элементы данного механизма не всегда эффективны и требуют Внешняя миграционная политика совершенствования. В вопросах регулирования иммиграции до перехода к идеям «внешней миграционной политики» и вовсе далеко. Пока россий­ ское государство только фиксирует потоки и пытается контролировать общи­ ны иммигрантов, но отнюдь не формирует активно иммиграционные потоки и деятельность диаспор в конструктивном направлении. К сожалению, растут социально­экономические издержки, связанные с интеграцией иммигрантов в российское общество (возникают конфликты между мигрантами и местным населением, увеличиваются затраты на обучение мигрантов русскому языку и т. д.). А между тем можно сократить часть издержек по интеграции, пере­ неся фокус действий миграционной политики за пределы России. Например, можно договариваться со странами­донорами трудовых мигрантов о предвы­ ездной подготовке профессии и русскому языку, более тщательно отбирать трудовых мигрантов на конкретные рабочие места в России. Возможно, сле­ дует использовать отечественный и зарубежный опыт продвижения русского языка за рубежом, создавать опорные пункты для рекрутинга и подготовки трудовых и учебных мигрантов. На первом этапе в качестве приоритетных стран для реализации «внешней миграционной политики» России могли бы стать страны Центральной Азии, Закавказья и Вьетнам. Все они являются на­ шими традиционными миграционными партнерами, исторически и геополи­ тически ориентированы на Россию .

Понятие «внешняя миграционная политика» является инновационным, но при этом необходимым для российской экономической и миграционной си­ туации. Его внедрение в политический лексикон – абсолютно назревший для России шаг. Но ввести термин еще полдела. Второй вопрос – как запустить механизм его эффективной реализации. Это задача гораздо более сложная .

Результативность реализации проекта «внешней миграционной политики»

будет выражаться следующими критериями: повышением доли высококвали­ фицированных специалистов, студентов, подготовленных рабочих в иммиг­ рационном потоке; снижением численности недокументированных трудовых мигрантов и сокращением расходов государства на их депортацию из России;

притоком инвестиций «русскоговорящих сообществ» в российскую эконо­ мику; укреплением взаимодействия России со странами – миграционными партнерами через активизацию культурного, научного и образовательного об­ мена (средствами «публичной дипломатии»); расширением географии, сфер и аудитории использования русского языка за пределами России; усилением геополитического влияния России в приоритетных регионах .

В заключение отметим, что проводником «внешней миграционной поли­ тики» может быть только специализированная самостоятельная структура по управлению миграцией (Министерство миграции или Миграционная служ­ ба). Причем в качестве сотрудников она должна включать дипломатов, эконо­ мистов, специалистов по миграции. Развитие внешней миграционной поли­ тики важный, но совершенно необходимый для современной России проект .

70 C. В. Рязанцев Ключевые выводы. Прежде всего следует отметить, что в современной России трансформация миграционной политики и институтов, ее реализу­ ющих, существенно отстает от изменений общественной системы, сохраняя значительные черты архаичности, и находится по­прежнему в «силовом»

и «коррупционном» полях. Несмотря на принятие в целом адекватной време­ ни Концепции миграционной политики в 2012 г., практика реализации миг­ рационной политики выстроена вокруг ограничений и запретов, создания искусственных административных и экономических барьеров на пути полу­ чения мигрантами разрешительных документов на работу и гражданства .

Между тем российская экономика нуждается в иностранных рабочих и специ­ алистах, система образования – в иностранных студентах, а инновационному развитию необходимы высококвалифицированные специалисты и профессио­ налы из­за рубежа. Не хватает и населения в некоторых регионах страны. Со­ циально­экономические и демографические условия в стране требуют более эффективной и адекватной времени миграционной стратегии .

Список использованных источников

1. Ивахнюк, И. В. Евразийская миграционная система: теория и политика / И. В. Ивах­ нюк. – М. : МАКС Пресс, 2008. – 150 c .

2. Картирование неурегулированной миграции в Центральной Азии 2011. – Астана : Меж­ дунар. организация по миграции, 2015. – 220 c .

3. Осипов, Г. В. Демографическая политика в России: трансформация, результаты, перспективы / Г. В. Осипов, С. В. Рязанцев // Вестн. Рос. акад. наук. – 2014. – Т. 84, № 11. – С. 963–972 .

4. Рязанцев, С. В. Трудовая миграция в странах СНГ и Балтии: тенденции, последствия, регулирование / С. В. Рязанцев. – М. : Формула права, 2007. – 450 c .

5. Рязанцев, С. В. Работники из стран Центральной Азии в жилищно­коммунальном сек­ торе Москвы (рабочий доклад). Рабочий доклад, МОТ: Субрегиональное бюро для стран Вос­ точной Европы и Центральной Азии [Электронный ресурс] / С. В. Рязанцев. – М. : МОТ, 2010. – 120 c. – Режим доступа: www.ilo.org/public/russian/region/eurpro/moscow/projects/migration .

htm. – Дата доступа: 25.11.2016 .

6. Рязанцев, С. В. Интеграция «русскоязычной» общины в Австралии / С. В. Рязанцев, Е. Е. Письменная // Народонаселение. – 2013. – № 1. – С. 106–110 .

7. Рязанцев, С. В. Эмиграция ученых из России: «циркуляция умов» или «утечка моз­ гов»? / С. В. Рязанцев, Е. Е. Письменная // Социол. исслед. – 2013. – № 4. – С. 24–32 .

8. Рыбаковский, Л. Л. Демографическое будущее России и миграционные процессы / Л. Л. Рыбаковский // Социол. исслед. – 2005. – № 3. – С. 72–80 .

9. International Migration Outlook 2013 [Electronic resource]. – Paris : OECD Publishing, 2013. – 365 p. – Mode of access: http://dx.doi.org/10.1787/migr_outlook­2013­en. – Date of access:

25.11.2016 .

10. Ryazantsev, S. V. Migration from Russia to Australia and formation of a Russian Community / S. V. Ryazantsev. – Canberra, Australian National University, College of Arts & Social Sciences. – 2013. – Vol. 4, N 5. – 98 p .

11. Ryazantsev, S. V. The Modern Russian­Speaking Communities in the World: Formation, Assimilation and Adaptation in Host Societies / S. V. Ryazantsev // Mediterranean J. of Social Sciences. – 2015. – Vol. 6, N 3. – P. 155–163 .

12. Ryazantsev, S. V. Trafficking in Human Beings for Labour Exploitation and Irregular Labour Migration in the Russian Federation: Forms, Trends and Countermeasures [Electronic resource] / Внешняя миграционная политика S. V. Ryazantsev. – Stockholm : ADSTRINGO, Baltic Sea States Council, 2014. – 90 p. – Mode of access: http://www.ryazantsev.org/book1­16.pdf. – Date of access: 25.11.2016 .

13. Ryazantsev, S. V. The lingual integration of migrants in Russia: declarations and realities / S. V. Ryazantsev // Life Science J. – 2011. – N 11 (8s). – P. 139–145 .

14. Ryazantsev, S. V. Russia Needs a New Migration Policy / S. V. Ryazantsev // Russian Politics and Low. – 2013. – Vol. 51, iss. 3. – P. 80–85 .

–  –  –

Summary The key problems of the modern Russian migration policy in the context of demographic and socio­economic development of the country are discussed. We analyze the use of the international experience of migration for development countries. The article substantiates the concept of “external migration policy” as an innovative science and practice of migration management. Key recommen­ dations to improve migration policy of Russia in the context of today’s demographic realities were developed. The necessity of an active form of migration flows in the interest of the development of Russia as the main mechanism for the implementation of the external migration policy .

Keywords: external migration policy, the Russian Federation, demographic development .

Поступила 01.12.2016 г .

УДК 316.733 (476+470)

–  –  –

КУЛЬТУРНАЯ ДИПЛОМАТИЯ В КОНТЕКСТЕ ИНТЕГРАЦИОННЫХ

ПРОЦЕССОВ В БЕЛАРУСИ И РОССИИ1

Анализируются особенности культурой дипломатии как инструмента государственной политики в реализации внешней культурной политики Беларуси и России. Выявляются мо­ дели и образовательные средства практической реализации целей культурной дипломатии, направленные на активизацию международного культурного сотрудничества в рамках Союз­ ного государства Беларуси и России .

Ключевые слова: культурная дипломатия, культурная политика, международное сотруд­ ничество, интеграционные процессы .

В последние десятилетия на смену «жестким» политическим инструмен­ там регулирования международных отношений пришла новая, более пластич­ ная система методов установления крепких многосторонних связей и альян­ сов – «мягкая сила» (английский термин soft power) – форма политической власти, способность добиваться желаемых результатов на основе доброволь­ ного участия, цивилизационной симпатии и привлекательности (в отличие от «жесткой силы», которая подразумевает принуждение). Свое окончательное формирование теория «мягкой силы» получила в трудах американского по­ литолога, профессора Гарвардского университета Джозефа Ная [1; 2]. Основ­ ными составляющими в концепции «мягкой силы» Дж. Най назвал именно культуру и дипломатию .

Культурная дипломатия является своего рода стержнем публичной дипло­ матии государства, поскольку именно через культуру нация раскрывает миру Работа выполнена в рамках совместного проекта «Этнокультурные практики в струк­ туре повседневности белорусов и россиян» при финансовой поддержке БРФФИ (договор № Г15Р­032 от 04.05.2015 г.), РГНФ (проект № 15­23­01005 а (м)) .

Культурная дипломатия свою идентичность, представляет на международной арене свои ценности и творческие достижения. По причине возрастания роли культурной дипло­ матии в глобальных политических отношениях в 1999 г. был основан Инсти­ тут культурной дипломатии – международная неправительственная неком­ мерческая организация со штабами в Германии и США. Позже при Институте была организована Академия культурной дипломатии в Берлине, а в 2009 г .

создан Совет по изучению культурной дипломатии – крупнейшая междуна­ родная ассоциация и сеть ведущих институтов, действующих в сфере куль­ турной дипломатии. Ассоциация рассматривает культурную дипломатию как междисциплинарную дисциплину, включающую аспекты таких традицион­ ных дисциплин, как международные отношения, политология, международ­ ная экономика, дипломатия, религиоведение, философия, изобразительное искусство, история и лингвистика [3] .

Культурная дипломатия как действенный инструмент государственной политики осуществляется в строгих рамках внешней культурной политики .

Все цивилизованные страны, сознающие свои национальные задачи, прила­ гают необходимые усилия и, самое главное, выделяют значительные средства для продвижения своей культурной дипломатии. Это направление возведено в разряд высокой государственной задачи .

Одним из важных и дискуссионных вопросов в реализации внешней куль­ турной политики и дипломатии каждой конкретной страны является выбор ее модели, распределение сферы и степени влияния ее акторов. Культурная дипломатия может проявляться в двух формах – позитивной и негативной .

Позитивная – поддерживает культурный обмен и использование инициатив «мягкой силы» для того, чтобы укрепить международные отношения и про­ двинуть национальные интересы. Противоположных принципов придержи­ вается «негативная» культурная дипломатия, которая накладывает ограниче­ ния на межкультурные взаимодействия в целях защиты национальных идей и идеалов .

Традиционно к целям культурной дипломатии государства относится:

последовательное отстаивание национальных интересов на международ­ ной арене в целях решения задач национальной внешней политики и обеспе­ чения национальной безопасности;

строительство долгосрочных и доверительных отношений с зарубежной аудиторией;

формирование у зарубежной аудитории позитивного взгляда на цели и ход реализации проводимой государством внешней и внутренней политики;

повышение привлекательности и улучшение имиджа страны посредством развития инструментов эффективной коммуникации с социальными институ­ тами и гражданами зарубежных государств;

создание благоприятных условий и обеспечение поддержки обществен­ ного мнения зарубежных стран конкретным акциям данного государства на международной арене .

74 А. В. Морозов, Н. Л. Балич, В. Н. Муха Конечный результат культурной дипломатии – сделать страну привлека­ тельной для иностранной аудитории путем поддержки и реализации на меж­ дународной арене эффективных социокультурных проектов .

Взаимопонимание между народами возможно при принятии и толерант­ ном отношении к ценностям, на которых базируется их мировоззрение. До­ несение этих ценностей до сознания людей других культур и цивилизаций в формах, посредством которых они могли бы быть лучшим образом поня­ ты и приняты, – суть и первоочередная задача эффективного межкультурного диалога. Такое сотрудничество не может и не должно осуществляться только силами государственных органов. За осуществление культурной дипломатии в странах мира действительно отвечают различные государственные органы, однако, в отличие от «классической», политической, дипломатии, она не яв­ ляется прерогативой исключительно государственного аппарата управления .

Большую роль в ее осуществлении могут играть некоммерческие организа­ ции, общественные объединения, частный сектор и отдельные граждане. По­ нятие народной дипломатии вмещает в себя международные связи и контакты посредством реализации культурных, научных и образовательных программ (обмены делегациями, художественные выставки, фольклорные фестивали, праздники искусств и т. п.) – всю многообразную деятельность по взаимодей­ ствию с гражданским обществом и аудиториями зарубежных стран .

Проблема эффективного взаимопонимания и взаимодействия между пред­ ставителями различных культур приобретает особую актуальность в связи с интенсификацией процессов интеграции, глобализации, международного сотрудничества в многообразных сферах социокультурной жизни. Характер и содержание межкультурных взаимоотношений во многом зависит от спо­ собности их участников понимать друг друга и достигать согласия; незнание особенностей национально­культурной специфики партнера приводит к ком­ муникативным неудачам и конфликтам .

Большое значение имеют образовательные средства практической реали­ зации целей культурной дипломатии, к числу которых, в первую очередь, от­ носится подготовка специалистов, способных на высоком профессиональном уровне разрабатывать и осуществлять социокультурные проекты, направлен­ ные на активизацию международного культурного сотрудничества .

Важнейшая роль должна отводиться молодежи в рамках осуществления культурной дипломатии на пространстве Союзного государства Беларуси и России. Это обусловлено возрастающей ролью молодежи в общественно­по­ литических процессах и ее стремлением к активному участию в жизни обще­ ства, государственном управлении, совместному решению актуальных про­ блем с учетом передового опыта и использованием современных технологий и эффективных коммуникаций .

Целью молодежного сотрудничества на межгосударственном уровне должно стать содействие: вовлечению молодежи в социально­экономическое развитие своих стран, регионов и всего евразийского пространства; раскры­ Культурная дипломатия тию творческого, научно­образовательного, профессионального и духовно­ нравственного потенциала подрастающего поколения на основе взаимообога­ щения национальными культурами и передовым опытом государств в данных сферах; обеспечению социальной сплоченности и укреплению отношений дружбы, взаимопонимания и сотрудничества между нашими странами и на­ родами .

Развитие молодежного парламентаризма на евразийском пространстве может стать одним из актуальных и стратегических направлений сотруд­ ничества, нацеленного на вовлечение подрастающего поколения в укрепле­ ние интеграционных процессов, повышение правовой культуры, социальной и гражданской активности молодежи, развитие у нее навыков самоорганиза­ ции и самоуправления; расширение практики создания «социальных лифтов»

для молодежи, укрепление межпоколенческого диалога и солидарности .

Молодежный парламентаризм следует рассматривать как действенный ме­ ханизм формирования универсальных и легитимных представительных кон­ сультативно­совещательных органов молодежи – молодежных парламентов (советов, палат, форумов) с целью обеспечения эффективного диалога пред­ ставителей молодежи, молодежных и студенческих объединений с органами государственной власти и местного самоуправления, направленного на со­ вместное решение актуальных проблем молодежи и проведение результатив­ ной молодежной политики, отражающей права, законные интересы и разум­ ные инициативы подрастающего поколения .

На наш взгляд, для эффективной реализации целей и задач межкультур­ ного диалога необходима активизация сотрудничества молодежных, студен­ ческих и иных общественных объединений, учебных заведений стран евра­ зийского региона, а также создание в перспективе универсальной, постоянно действующей открытой молодежной платформы, такой как Евразийский моло­ дежный общественный парламент (совет, палата, форум, клуб), деятельность которого будет основана на принципах самоуправления, добровольности, равноправия, взаимного доверия, открытости и широкого доступа молодежи и молодежных объединений к участию в его работе .

На евразийском пространстве уже следует отметить позитивную дея­ тельность таких молодежных объединений, организаций и движений, как Молодежная межпарламентская ассамблея государств – участников Содру­ жества Независимых Государств (ММПА СНГ), Совет по делам молодежи государств – участников СНГ, Международная молодежная общественная организация «Содружество», Международное молодежное движение «Евра­ зийский экономический форум молодежи», Международная молодежная ор­ ганизация «Российско­Белорусский Союз Молодежи». Данные молодежные объединения, организации и движения намерены развивать конструктивное сотрудничество с молодежными сообществами других стран и регионов, в частности, стран Балтии, Кавказа, Совета Европы, Европейского сою­ за, стран БРИКС, Шанхайской организации сотрудничества, Азиатско­ 76 А. В. Морозов, Н. Л. Балич, В. Н. Муха Тихоокеанского региона и др. Очевидно, в процессе развития межкультурного диалога средствами народной дипломатии следует особое внимание уделить активному и системному участию в этих процессах представителей молодеж­ ных сообществ местного и регионального уровней, особенно приграничных регионов .

Специфика белорусской модели развития культурной дипломатии опреде­ ляется национальными интересами суверенитета и независимости Республи­ ки Беларусь, внутриполитической стабильности и внешней безопасности, со­ хранения и развития ценностей материальной и духовной культуры. Основа устойчивого развития культурной дипломатии – социокультурное созидание и межцивилизационный диалог .

В настоящее время перед Республикой Беларусь стоит цель создать и упрочить свой имидж как молодого государства с богатым историко­куль­ турным наследием. Такая цель требует ознакомления студентов со всем пози­ тивным, что представляет сегодня бренд Беларуси, методами продвижения ее положительного имиджа, эффективного использования признанных во всем мире технологий брендинга и брендмаркетинга. Кроме того, необходимо усо­ вершенствовать интернет­ресурсы, предоставляющие актуальную информа­ цию о культуре Беларуси зарубежной аудитории .

На укрепление межкультурного диалога направлен комплекс научных, образовательных и культурных мероприятий на пространстве Союзного госу­ дарства Республики Беларусь и Российской Федерации .

Оценивая состояние белорусско­российских отношений и перспективы Союзного государства Беларуси и России, следует отметить, что они форми­ ровались под влиянием различных факторов: внутриполитической обстанов­ ки в обоих государствах, дезинтеграционных и интеграционных процессов, происходящих в рамках СНГ в 1990­е гг .

Начало широкомасштабной интеграции Беларуси и России было положено 2 апреля 1996 г. (День единения народов Беларуси и России вошел в историю двух суверенных государств) .

Ровно через год – 2 апреля 1997 г. – был подписан Договор о Союзе Бе­ ларуси и России. Цель создания Союза – сотрудничество государств в поли­ тической, экономической, социальной, оборонной сферах, устойчивое соци­ ально­экономическое развитие государств­участников на основе объединения материальных и интеллектуальных потенциалов. 23 мая состоялось подписа­ ние Устава Союза Беларуси и России .

В 1997–1998 гг. формируются исполнительные органы Союза, общий бюд­ жет, разработка и реализация первых союзных программ. Образованы Погра­ ничный и Таможенный комитеты, Комитет по вопросам безопасности .

Важным этапом в развитии союзных отношений Беларуси и России стало подписание 25 декабря 1998 г. Декларации о дальнейшем единении Беларуси и России, Договора о равных правах граждан, Соглашения о создании рав­ ных условий субъектам хозяйствования. В указанных документах закреплено Культурная дипломатия поэтапное движение к добровольному объединению в Союзное государство при сохранении национального суверенитета государств – участников Союза .

Были определены основные направления интеграционной работы в экономи­ ческой и социальной сферах. В этом же году был подписан Договор о совме­ стной Телерадиовещательной организации Союза Беларуси и России .

Качественно новый уровень развития интеграции Беларуси и России был определен подписанием 8 декабря 1999 г. Договора о создании Союзного госу­ дарства и Программы действий Республики Беларусь и Российской Федерации по реализации положений Договора о создании Союзного государства. Про­ грамма – документ концептуального характера, обеспечивающий выработку согласованных подходов государств­участников к наиболее важным вопро­ сам международных отношений и координацию усилий во внешней полити­ ке. После ратификации Договора парламентами двух стран, 26 января 2000 г .

он вступил в силу [4] .

Россия – основной стратегический партнер Республики Беларусь. По дан­ ным республиканских мониторингов, ежегодно проводимых Институтом со­ циологии НАН Беларуси, большинство белорусских граждан считают, что интересам страны в наибольшей степени соответствует сотрудничество с Рос­ сийской Федерацией. Свою страну белорусы считают надежным внешнеполи­ тическим и экономическим союзником России. По данным опросов за 2015 г., каждый второй житель страны (55,9 %) считает, что Беларусь должна быть не­ зависимым государством и строить свои отношения с Россией на основе меж­ дународных договоров. Более трети жителей (38,0 %) убеждены, что Беларусь и Россия должны строить отношения по принципу равноправного союза двух государств с созданием наднациональных органов управления. Незначитель­ ная часть респондентов (4,3 %) отмечает, что Беларусь может войти в состав России в качестве субъекта(ов) федерации .

Данные сравнительного исследования, проведенного между Институтом социологии НАН Беларуси и Кубанским государственным технологическим университетом в 2016 г., также подтверждают, что население Беларуси и Крас­ нодарского края среди различных межгосударственных объединений больше всего поддерживает сотрудничество между Республикой Беларусь и Россий­ ской Федерацией (такое мнение выразило более 84 % белорусских и россий­ ских участников опроса). Анализ позиций различных социально­демографи­ ческих групп населения показал, что независимо от возраста, пола, региона проживания, национальной принадлежности отношение к процессам сотруд­ ничества (сближения) между Беларусью и Россией поддерживается подавля­ ющим большинством населения двух стран. Среди объединяющих признаков белорусов и россиян наряду с базовой основой единства народов – историче­ ским прошлым, культурой и традициями, менталитетом, общностью языка, белорусские респонденты чаще называют экономические, политические при­ оритеты в системе ценностей (40 %), российские – религию (41 %) .

78 А. В. Морозов, Н. Л. Балич, В. Н. Муха Большинство белорусов и россиян считают, что интеграционные процес­ сы между Беларусью и Россией позитивно влияют на социально­экономиче­ скую, политическую, культурную ситуацию двух стран .

Укреплению дружественных культурных связей между Республикой Бе­ ларусь и Российской Федерацией способствует сотрудничество регионов .

Следует отметить действующее Соглашение между администрацией Красно­ дарского края и правительством Республики Беларусь о торгово­экономиче­ ском, производственно­техническом, научном и культурном сотрудничестве, подписанное в г. Краснодаре 26 июня 1997 г. Статья 8 Соглашения посвящена культурному обмену: стороны всемерно содействуют развитию связей в обла­ сти культуры и искусства двух братских славянских народов. Для реализации положения настоящего пункта стороны организуют: проведение декад нацио­ нального искусства, обмен театральными постановками, выставками, твор­ ческими коллективами; взаимодействие между деятелями культуры и искус­ ства, проведение Дней культуры Республики Беларусь в Краснодарском крае и Дней культуры Кубани в Республике Беларусь .

С 26 сентября 2009 г. реализуется Договор о сотрудничестве Копыльского районного исполнительного комитета Республики Беларусь и администрации Темрюкского городского поселения Темрюкского района Краснодарского края Российской Федерации. Предмет Договора – сотрудничество сторон в обла­ сти культуры, образования, социального обеспечения, экологии, охраны па­ мятников, экономического обмена, взаимопонимания и укрепления дружбы между народами .

В сфере искусства памятными событиями являются участие кубанских коллективов «Хуторяночка» и «Раздолье», представляющих Краснодарский край, на Международном фестивале народного искусства «Венок дружбы»

в г. Бобруйске Могилевской области в июне 2010 г .

Солисты Кубанского казачьего хора Юрий и Ольга Булавины, братья Роман и Валерий Троян удостоены звания заслуженных артистов Республики Беларусь .

В настоящее время в Союзном государстве Беларуси и России реализуется комплекс совместных мероприятий по укреплению безопасности, решению крупных социально­экономических задач государств – участников Догово­ ра, включающий в себя проведение научно­исследовательских, опытно­кон­ структорских, технологических, производственных и других работ.

Действу­ ющими программами являются:

Программа согласованных действий в области внешней политики госу­ дарств – участников Договора о создании Союзного государства на 2016– 2017 годы, направленная на координацию усилий во внешней политике, ко­ ординацию действий в решении проблем общеевропейской безопасности в рамках ОБСЕ;

«Разработка комплексных технологий создания материалов, устройств и ключевых элементов космических средств и перспективной продукции дру­ гих отраслей» («Технология­СГ» 2016–2020 гг.), целью которой является раз­ Культурная дипломатия работка новых перспективных конструкционных наноматериалов для изде­ лий ракетно­космической техники, защита электронной компонентной базы космических аппаратов с длительным сроком активного существования и других технологий;

«Укрепление пограничной безопасности Союзного государства на период 2012–2016 годов», направленная на реализацию основных положений погра­ ничной политики Союзного государства, укрепление пограничной безопасно­ сти Российской Федерации и Республики Беларусь, нейтрализацию основных угроз безопасности и интересам Союзного государства;

Программа совместной деятельности по преодолению последствий чер­ нобыльской катастрофы в рамках Союзного государства на период 2013– 2016 годов, цель которой – совершенствование политики безопасной жиз­ недеятельности граждан Беларуси и России, подвергшихся радиационному воздействию вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС и повышению качества жизни проживающих на загрязненных территориях; ликвидация чрезвычайных ситуаций на радиоактивно загрязненных территориях;

«Разработка инновационных технологий и техники для производства конкурентоспособных композиционных материалов, матриц и армирующих элементов на 2012–2016 годы», ориентированная на разработку современных технологий для высокотехнологичных отраслей отечественной промышлен­ ности и товаров народного потребления, укрепление конкурентных позиций химического сектора на внутреннем и внешнем рынках в условиях рыночной экономики и др.;

«Разработка космических и наземных средств обеспечения потребите­ лей России и Беларуси информацией дистанционного зондирования Земли»

(«Мониторинг–СГ») на 2013–2017 годы. Целью программы является создание технологий и программных комплексов в интересах повышения надежности, работоспособности и живучести маломассогабаритных космических средств дистанционного зондирования Земли [4] .

Многообразные научные форумы, фестивали, концертно­зрелищные и спортивные мероприятия объединяют в общем созидательном действии представителей различных народов, культур. Творческий диалог с теми, кто готов принимать участие в межкультурном диалоге, может и должен стать от­ правной точкой эффективного процесса взаимодействия и взаимовлияния .

Среди программ и проектов в сфере культуры и искусства следует вы­ делить:

конкурс молодых литераторов Союзного государства «Мост Дружбы», который ориентирован на поиск, раскрытие и поддержку молодых талантли­ вых авторов;

Международный фестиваль искусств «Славянский базар в Витебске»;

фестиваль «Молодежь – за Союзное государство» (регулярно проводит­ ся с 2006 г.). Актуальность фестиваля обусловлена, прежде всего, необхо­ димостью активизации участия молодежи Беларуси и России в программах и мероприятиях Союзного государства. Основные цели фестиваля – созда­ 80 А. В. Морозов, Н. Л. Балич, В. Н. Муха ние единого культурного пространства на территории Союзного государст­ ва, укрепление славянского единства, дружбы и взаимопонимания молодежи Беларуси и России, сохранение и развитие лучших традиций в области куль­ туры и искусства, выявление новых талантливых творческих коллективов и исполнителей;

традиционный фестиваль Союзного государства «Творчество юных», ко­ торый проводится с 2010 г. в городе­курорте Анапа. Основная задача данного фестиваля – укрепить дружественные связи между гражданами России и Бе­ ларуси;

конкурс молодых преподавателей России и Беларуси на лучший урок по ли­ тературе «Сила Слова» и другие проекты .

Фестивали являются одной из эффективных форм сохранения этнокуль­ турной идентичности и одновременно осуществления межкультурного диало­ га: кинофестивали, театральные, фольклорно­этнографические и т. п .

Огромный культурно­исторический опыт по формированию этнокультур­ ной идентичности, сохранению межнационального согласия и активизации межкультурного диалога был накоплен в Республике Беларусь со второй по­ ловины 90­х гг. XX в. при организации и проведении ставшего традиционным Республиканского фестиваля национальных культур [5]. Данный фестиваль сближает и объединяет все национальные меньшинства, проживающие на территории нашей страны, способствует сохранению национальной самобыт­ ности и, вместе с тем, взаимопониманию и взаимообогащению культур .

Организационной особенностью данного фестиваля является его много­ этапность: каждый раз его проводят в течение двух лет, сначала в районах, затем в областях республики и, наконец, заключительные мероприятия в сто­ лице праздника – многонациональном городе Гродно – областном центре на границе с Польшей и Литвой .

Из года в год растет количество участников заключительного меропри­ ятия – национальных объединений, творческих коллективов и гостей. Если в первом фестивале в 1996 г. можно было составить представление о культуре и традициям 11 национальных объединений, то в 2016 г. (4–5 июня) в XI Рес­ публиканском фестивале национальных культур в Гродно (впервые прошел под патронатом ЮНЕСКО) изъявили желание принять участие представители около 40 национальностей. Традиционно главные события разворачиваются на национальных подворьях. Здесь звучат песни, исполняются танцы, предла­ гаются экзотические блюда национальной кухни, проводятся конкурсы, в ко­ торых могут принять участие все желающие. Путешествуя по национальным подворьям, многочисленные гости фестиваля смогли познакомиться с истори­ ко­культурным наследием многих народов мира .

Фольклорно­этнографические фестивали помогают приобщить широкие слои населения к лучшим традициям народного искусства и, кроме того, спо­ собствуют воспитанию межэтнической толерантности. Следует распростра­ нить опыт проведения подобного фестиваля на все евразийское пространство Союзного государства Беларуси и России, возможно, с привлечением уча­ Культурная дипломатия стников из других стран Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и Со­ дружества Независимых Государств (СНГ) .

Таким образом, интеграционные процессы позитивно влияют на социаль­ но­экономическую, политическую, культурную ситуацию в Республике Бела­ русь и Российской Федерации .

Межкультурное взаимодействие посредством применения эффективных форм и методов культурной дипломатии в Союзном государстве Беларуси и России определяется основополагающими принципами межкультурного диалога: признания самоценности как любой культуры, так и общего куль­ турного наследия народов Беларуси и России; толерантности; эмпатии; много­ уровневости .

Система мероприятий, призванных подкрепить позитивные интеграци­ онные процессы Союзного государства Республики Беларусь и Российской Федерации, способны активизировать межкультурный диалог с государст­ вами – участниками ЕАЭС – международной организацией, являющейся за­ кономерным итогом многолетнего сотрудничества между нашими странами и, кроме того, олицетворяющей дальнейшее развитие интеграционных отно­ шений Беларуси и России с Казахстаном, Кыргызстаном и Арменией .

Список использованных источников

1. Nye, J. S. Bound to Lead: The Changing Nature of American Power / Joseph S. Nye. – New York : Basic Books, 1991. – 336 p .

2. Nye, J. S. Soft Power. The Means to Success in World Politics / Joseph S. Nye. – New York :

Public Affairs, 2004. – 192 p .

3. Institute for Cultural Diplomacy [Electronic resource]. – Mode of access: http://culturaldip­ lomacy.org/index.php?en_culturaldiplomacy. – Date of access: 02.08.2016 .

4. Документы Союзного государства [Электронный ресурс] // Информационно­аналити­ ческий портал Союзного государства. – Режим доступа: http://www.soyuz.by/about/docs/. – Дата доступа: 10.01.2016 .

5. Республиканский фестиваль национальных культур [Электронный ресурс] // Республи­ канский центр национальных культур. – Минск, 2007–2016. – Режим доступа: http://centrkult .

iatp.by. – Дата доступа: 30.09.2016 .

–  –  –

Summary The features of cultural diplomacy as an instrument of state policy in the implementation of external cultural policy of Belarus and Russia are analyzed. The models and educational means of the practical realization of the objectives of cultural diplomacy, aimed at strengthening the interna­ tional cultural cooperation within the framework of the Union State of Belarus and Russia were revealed .

Keywords: cultural diplomacy, cultural policy, international cooperation, integration processes .

Поступила 04.12.2016 г .

УДК 316.334.2(476)

–  –  –

ИНТЕГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ БЕЛАРУСИ И РОССИИ:

ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ

В статье на основе данных республиканских социологических исследований представ­ лено мнение белорусского населения о влиянии интеграционных процессов Беларуси и Рос­ сии на социально­экономическую ситуацию в стране, дана оценка динамике отношений двух стран, выявлен уровень социальной поддержки вхождения Республики Беларусь в Таможен­ ный союз, Единое экономическое пространство и Евразийский экономический союз (ЕАЭС) .

Ключевые слова: интеграционные процессы, Республика Беларусь, Российская Федера­ ция, Таможенный союз, Единое экономическое пространство, Евразийский экономический союз, общественное мнение .

В последнее десятилетие интенсивность социально­экономических и по­ литических процессов усилилась, обострив множество конфликтов интере­ сов. Данные процессы актуализируют значимость институтов и механизмов партнерства, региональных интеграционных образований и сообществ. На се­ годняшний день в мире функционируют: Европейский союз (ЕС); Шанхай­ ская организация сотрудничества (ШОС); БРИКС как ассоциация пяти раз­ вивающихся экономик: Бразилии, России, Индии, Китая и ЮАР; Европейская ассоциация свободной торговли (ЕАСТ), где остались не вошедшие в ЕС Ис­ ландия, Норвегия, Швейцария и Лихтенштейн; Североамериканская ассоци­ ация свободной торговли (НАФТА) между Канадой, США и Мексикой; Ази­ атско­Тихоокеанское экономическое сотрудничество (АТЭС); Ассоциация государств Юго­Восточной Азии (АСЕАН); Латиноамериканская ассоциация интеграции (ЛАИ); Андская система интеграции (АСИ, или Андское сообще­ ство); Карибское сообщество и общий рынок (КАРИКОМ); Южноафрикан­ ский таможенный союз (SACU); Арабский общий рынок; организация стран – экспортеров нефти (ОПЕК) и др. Таким образом, можно заключить, что на сегодняшний день практически все страны мира стали членами каких­либо международных экономических сообществ. В октябре 2016 г. А. Г. Лукашенко была озвучена идея «интеграции интеграций» как сближения и налаживания сотрудничества в глобализирующемся мире .

Реализуется интеграционное взаимодействие и на постсоветском про­ странстве: изначально было создано Содружество Независимых Государств Интеграционные процессы Беларуси и России (СНГ), призванное регулировать взаимодействие между государствами, ранее входившими в СССР, осуществлялась деятельность по формированию основ Союзного государства Беларуси и России, была создана и функционирует Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), далее были созданы Таможенный союз, Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС), с 2012 г. заработало Единое экономическое пространство (ЕЭП), в ходе дальнейшего развития интеграционных процессов в 2015 г. ЕврАзЭС трансформировалось в Евразийский экономический союз (ЕАЭС) – экономический союз государств Таможенного союза и Единого экономического пространства .

Стоит отметить, что Беларусь и Россия являются одними из наиболее активных участников интеграционных процессов на постсоветском пространстве, так как в контексте современных геополитических тенденций интеграционное взаимодействие Республики Беларусь и Российской Федерации является не просто актуальным, но и стратегически необходимым. Интеграционные процессы в Беларуси и России имеют значимую экономическую, политическую, культурную и иные составляющие .

В контексте экономической интеграции осуществляется выработка однотипных механизмов регулирования экономик, основанных на рыночных принципах и применении гармонизированных правовых норм, вырабатывается единая инфраструктура и согласованная налоговая, торговая и таможенная политика, обеспечивающие свободное движение товаров, услуг, капитала и рабочей силы, осуществляется унификация законодательств в области гражданского, хозяйственного права, таможенного законодательства, сближение правовой базы в сфере банковской деятельности и т. д. В 2008 г. был создан Антикризисный фонд ЕврАзЭС для оказания финансовой помощи государ­ ствам – членам Фонда: предоставления суверенных займов странам­участницам в целях преодоления негативных последствий мирового финансового и экономического кризиса; предоставления стабилизационных кредитов странам­участницам с низким уровнем доходов; финансирования межгосударственных инвестпроектов и т. д .

В социальном плане Евразийский экономический союз предполагает обеспечение свободного передвижения граждан государств­участников и создание унифицированного правового режима в части трудоустройства, вознаграждения, других условий труда и занятости .

История развития интеграционных процессов свидетельствует, что и политическая, и экономическая сфера данных процессов постоянно совершенствуются в соответствии с изменяющимися макроэкономическими аспектами и тенденциями. Однако для того, чтобы интеграционные процессы были действительно полноценными и эффективными, они должны уделять внимание и социальной составляющей, соответствовать ожиданиям и потребностям населения. К числу основных социальных задач, заявленных в рамках интеграционных процессов Беларуси и России, относятся повышение благосостояния граждан наших стран, укрепление демократических основ государственноН. Н. Сечко сти, защита прав и свобод человека. Каковы ожидания белорусского населе­ ния от интеграционных процессов, каково общественное мнение о происходя­ щих преобразованиях?

Согласно результатам республиканского социологического мониторинга, осуществляемого Институтом социологии НАН Беларуси, в качестве осново­ полагающих факторов, являющихся платформой для поддержания и развития интеграционных процессов между Беларусью и Россией, в 2014 г. белорусы назвали: историческое прошлое, объединяющее белорусский народ с народом России, – 59,8 %; культуру (ценности, традиции и т. д.) – 46,5 %; общность язы­ ка – 39,4 %; родственные связи, межэтнические браки – 26,8 % населения. На экономические, политические и другие общие интересы указали 23,1 % бело­ русов. Таким образом, с точки зрения основных социально­демографических групп населения именно социокультурные факторы составляют наиболее сильную основу платформы взаимодействия и интеграции России и Беларуси .

С самого начала интеграционные взаимодействия позитивно оценива­ лись белорусами: большинство белорусского населения (более 2/3) полагало, что происходящие интеграционные процессы позитивно влияют на социаль­ но­экономическую ситуацию в Беларуси, и особенно ярко это проявилось в условиях финансово­экономического кризиса: так, в течение 2011 г. возрос­ ла численность населения, положительно оценивающего влияние укрепле­ ния союза с Россией (весна 2011 г. – 62,8 %, осень 2011 г. – 68,7 %) и укрепле­ ние отношений с другими странами СНГ (64,0 % и 66,9 % соответственно) .

За этот же период в 2 раза снизилась группа респондентов, дающая негатив­ ные оценки интеграционным процессам с Россией (весна 2011 г. – 5,9 %, осень 2011 г. – 2,8 %) и с другими странами СНГ (2,2 % и 1,3 % соответственно) .

Начиная с 2011 г. в условиях кризиса наблюдается активизация процессов экономического взаимодействия между Беларусью и Россией: начал функцио­ нировать Таможенный союз, активизировались процессы в ЕврАзЭС, Анти­ кризисный фонд ЕврАзЭС оказал Беларуси поддержку в условиях кризиса, Российская Федерация предоставила Беларуси льготные цены на нефть и газ и т. д. Активизация интеграционных процессов нашла свое отражение в об­ щественном мнении белорусского населения: с 2011 г. возрастает численность белорусского населения, позитивно оценивающего динамику отношений между Беларусью и Россией (2010 г. – 19,4 %, 2011 г. – 28,2 %, 2012 г. – 42,3 %, 2014 г. – 46,7 %, 2015 г. – 40,6 %) и сокращается группа респондентов, негатив­ но оценивающих динамику отношений между нашими странами (табл. 1) .

При оценке перспектив развития интеграционных отношений белорус­ ское население полагает, что Беларусь не должна входить в состав Российской Федерации в качестве субъекта федерации.

Большинство населения считает, что дальнейшее развитие интеграционных процессов должно осуществляться в рамках следующих организационно­правовых форм:

1. Беларусь должна быть независимым государством и строить свои от­ ношения с Россией на основе международных договоров – с 2009 по 2016 г .

Интеграционные процессы Беларуси и России

–  –  –

данную организационно-правовую форму поддерживает более половины белорусского населения;

2. Около 2/5 населения полагает, что Беларусь и Россия должны строить отношения по принципу равноправного союза двух государств с созданием наднациональных органов управления .

3. Доля населения, полагающая, что Беларусь должна войти в состав Российской Федерации в качестве субъекта(ов) федерации, составляет около 5–6 % (табл. 2) .

Таблица 2. Оценка белорусским населением перспектив развития интеграционных отношений между Беларусью и Россией, % Годы Вариант ответа Беларусь должна быть независимым государством и строить свои отношения с Россией на основе 53,8 49,4 56,8 55,3 55,7 56,9 52,0 международных договоров Беларусь и Россия должны строить отношения по принципу равноправного союза двух государств 41,2 46,5 41,0 39,3 38,7 38,8 41,6 с созданием наднациональных органов управления Беларусь должна войти в состав Российской Федерации в качестве субъекта(ов) федерации В контексте выявления уровня социальной поддержки реализуемых проектов и направлений изучалось отношение населения к вхождению Беларуси в Таможенный союз, Единое экономическое пространство, ЕврАзЭС .

Результаты исследований 2012 и 2014 гг. выявили, что большинство белорусского населения поддерживало вхождение Беларуси в Таможенный союз (в 2012 г .

поддерживали 62,2 % белорусов, в 2014 г. – 65,7 %) и в Единое экономическое пространство (2012 г. – 61,3 % белорусов, 2014 г. – 61,2 %). Уровень социальной поддержки вхождения Беларуси в ЕврАзЭС был несколько ниже (в 2012 г .

86 Н. Н. Сечко поддерживали 49,7 % белорусов, в 2014 г. – 44,7 %) в связи с тем, что более /3 населения затруднялись ответить на этот вопрос и были не в полной мере информированы, что такое ЕврАзЭС (табл. 3) .

–  –  –

Президенты государств – членов Таможенного союза и Единого экономи­ ческого пространства 29 мая 2014 г. на заседании Высшего евразийского эко­ номического совета подписали Договор о Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС). Договор обозначил переход евразийского экономического проекта на новый уровень интеграции, фактически с 01.01.2015 г. ЕврАзЭС трансформи­ ровался в ЕАЭС. Подписание данного договора широко освещалось в СМИ, прорисовывались дальнейшие перспективы интеграционного взаимодействия стран. В связи с этим данные социологического мониторинга выявили высо­ кий уровень общественной поддержки вступления Беларуси в ЕАЭС: в целом данную инициативу поддерживали 67,5 % белорусов (табл. 4) .

Таблица 4. Распределение ответов респондентов на вопрос: «Поддерживаете ли Вы вхождение Беларуси с 01 .

01.2015 г. в Евразийский экономический союз?», 2015 г., %

–  –  –

В течение 2015 и 2016 гг. в рамках функционирования ЕАЭС был сфор­ мирован суд ЕАЭС, Евразийская экономическая комиссия, Высший Евразий­ ский экономический совет, согласовывались Таможенный кодекс, механизмы выработки единой позиции в переговорах с третьими странами и т. д. Одна­ ко эти процессы в большей мере затронули членов правительств и экспертов, а не широкие слои населения. Уровень освещения функционирования ЕАЭС в СМИ (исключая специализированные экономические и юридические СМИ) снизился, и в целом существенных изменений от трансформации ЕврАзЭС Интеграционные процессы Беларуси и России в ЕАЭС белорусское население не ощутило. В связи с этим уровень поддерж­ ки населением вхождения Беларуси в ЕАЭС в 2016 г. (56,6 %, варианты отве­ тов «да» и «скорее да») был ниже, чем уровень поддержки интеграции Бела­ руси в ЕврАзЭС в 2015 г. (67,5 %, варианты ответов «да» и «скорее да»), а доля затруднившихся ответить возросла с 22,1 % в 2015 г. до 32,2 % в 2016 г. Однако в целом вхождение Беларуси в данный интеграционный союз поддерживают более половины белорусов (табл. 5) .

Таблица 5. Распределение ответов респондентов на вопрос: «Поддерживаете ли Вы вхождение Беларуси в Евразийский экономический союз (ЕАЭС)?», 2016 г .

, %

–  –  –

Большинство населения склонно оценивать происходящие социально­эко­ номические и политические изменения по событиям, непосредственно отра­ жающимся на их жизни. В связи с недостаточной информированностью насе­ ления об интеграционных процессах и реализуемых проектах в рамках ЕАЭС, в белорусском обществе доля респондентов, затрудняющихся дать оценку тому, как повлияет данный союз на их жизнь, составляет 40,4 %, и только чуть более 1/3 населения полагают, что вступление Беларуси в ЕАЭС приведет к позитивным изменениям в их жизни (табл. 6) .

Таблица 6. Распределение ответов респондентов на вопрос: «Как Вы считаете, приведет ли создание Евразийского экономического союза к позитивным изменениям в Вашей жизни?», 2016 г .

, %

–  –  –

Говоря о стратегических целях интеграционных взаимодействий Белару­ си и России, белорусы полагают, что функционирование ЕАЭС должно спо­ собствовать, в первую очередь, достижению «продуктивной занятости, сво­ бодному перемещению граждан и функционированию общего рынка труда в ЕАЭС» – 33,8 %, данная цель имеет яркий пример реализации в рамках ЕС 88 Н. Н. Сечко и значима в силу привлекательности России для трудовых мигрантов. Далее в рейтинге целей «повышение благосостояния населения каждого из госу­ дарств – членов ЕАЭС» – 31,5 %, что вполне объяснимо в связи с переживаемы­ ми как Россией, так и Беларусью экономическими трудностями и снижением уровня жизни населения; «обеспечение коллективной безопасности ЕАЭС» – 24,8 %, что объясняется военными конфликтами в Сирии, Ираке, Ливии и т. д. и обострением ряда угроз на границах стран – участниц ЕАЭС. Та­ ким образом, на сегодняшний день в качестве приоритетных целей функцио­ нирования ЕАЭС белорусы указывают на экономические и военно­политиче­ ские цели (табл. 7) .

Таблица 7. Распределение ответов респондентов на вопрос: «Как Вы полагаете, какие цели и ценности должны лежать в основе интеграционных процессов ЕАЭС?», 2016 г .

, %

–  –  –

Таким образом, можно заключить, что в условиях нестабильности и даже непредсказуемости политики ведущих мировых держав возрастает стратегическое значение интеграционных союзов. Вся совокупность исторических, социокультурных, экономических, политических и военных факторов обусловливает приоритетность Российской Федерации как интеграционного партнера для Республики Беларусь. Интеграционные взаимоотношения между Беларусью и Россией развиваются в контексте происходящих социальноэкономических изменений, происходит выработка приемлемой модели интеграционных взаимодействий, где бы согласовывались интересы и ожидания всех стран-участниц. Эти процессы длительны, требуют работы экспертов и ломки многих иждивенческих и патерналистских стереотипов от участников данных экономических союзов. Последствия от вступления Беларуси в ЕАЭС для белорусского населения еще до конца не очерчены и не всегда осознаются нашим населением, на сегодняшний день обычным белорусским гражданам сложно представить целостную и системную картину происходящих изменений и интеграции. Но в целом результаты республиканских социологических мониторингов Института социологии НАН Беларуси показывают принципиальную поддержку белорусским населением интеграционных процессов Беларуси и России .

–  –  –

IntegratIon processes In Belarus and russIa: puBlIc opInIon summary The article presents sociological analysis based on national studies of opinion of the Belarusian population about the impact of integration of Belarus and Russia on the socio-economic situation in the country. An assessment of the dynamics of relations between the two countries is accomplished .

A level of social support of joining of the Republic of Belarus in the Customs Union and the Common Economic Space and the Eurasian Economic Union (EAEU) is revealed .

Keywords: integration processes, the Republic of Belarus, the Russian Federation, the Customs Union and the Common Economic Space, the Eurasian Economic Union, the public opinion .

Поступила 15.10.2016 г .

УДК 316.42 А. Н. МАЛЮК, кандидат социологических наук, старший научный сотрудник отдела экономической социологии Института социологии НАН Украины, г. Киев

КОНЦЕПТ ГЛОБАЛИЗАЦИИ В МИР-СИСТЕМНОМ АНАЛИЗЕ

В статье сопоставляются подходы к исследованию современной стадии развития миро­ вой цивилизации, которые были разработаны в концепциях глобализации и в мир­системном анализе. Сравнение исследований глобализации и мир­системного анализа показывает, что последний дает более четкое представление о социальной реальности .

Ключевые слова: глобализация, мир­системный анализ, глобальный капитализм, гло­ бальный кризис .

Концепт глобализации вошел в широкое употребление в социальных нау­ ках в конце 1980­х гг. Его создание соответствовало потребности социальной науки в преодолении государствоцентристского подхода, исчерпавшего свой эпистемологический и теоретико­методологический потенциал. Социально­ научным подходом, теоретики которого раньше многих других осознали глобальную природу систем социальных взаимодействий, является мир­ системный анализ (МСА). Современные глобальные процессы анализируются теоретиками МСА сквозь призму понятия современной мир­системы (СМС) или капиталистической мир­экономики (КМЭ) – одной из исторических сис­ тем, в рамках которых осуществлялась организация общественной жизни лю­ дей на протяжении человеческой истории .

МСА основывается на следующих фундаментальных предпосылках. Раз­ витие человеческого общества представляет собой процесс возникновения, развития и смены исторических систем определенного типа. Сущностной ха­ рактеристикой «современного общества», то есть современной мир­системы, является капитализм. МСА стремится понять, каким образом капитализм как способ производства структурирует и организует мировое пространство .

МСА исходит из того, что подлинный масштаб развертывания капитали­ стического способа производства предполагает наличие крупномасштабного социального целого, превосходящего пределы отдельной страны или нации­ государства – исторической системы в форме капиталистической мир­сис­ темы. Термин «мир­система» означает не весь мир, а относительно самодо­ статочное с точки зрения процессов производства и обмена пространство, объединенное системой мирового разделения труда. МСА ориентирован на исследование глобальных процессов, предполагающих отношения между Концепт глобализации в мир­системном анализе общественными группами, действующими на пространстве, не ограничен­ ном пределами отдельного государства. Как говорит У. Мартин, «мир­сис­ темные аналитики настаивают, что капиталистическое накопление всегда было глобальным процессом, тогда как политическое управление осущест­ влялось посредством многих соотносительно сконструированных институ­ тов» [1, p. 240] .

МСА делает особый акцент на синхронном пространственном аспекте межсоциетальных взаимодействий. В отличие от теории модернизации, МСА избегает неоправданной темпорализации пространства КМЭ, то есть ассоци­ ации разнородных социально­экономических форм, существующих в ее раз­ личных, но взаимодействующих географических частях, с определенными стадиями развития. При анализе пространственных взаимоотношений в КМЭ наибольшее значение МСА придает отношениям между ядром и периферией .

Термины «ядро» и «периферия» обозначают соответственно зоны, выступа­ ющие центрами накопления капитала, и зоны, эксплуатируемые центрами КМЭ. Возникновение ядро­периферийных отношений – следствие развития капиталистического способа производства. Ядро и периферия составляют две неразделимые стороны единого комплекса накопления капитала в мировом масштабе. Ядро и периферия как элементы КМЭ не связаны непосредствен­ но с системой наций­государств, то есть капитал в мировой капиталистиче­ ской системе (МКС) перетекает не просто от одного государства к другому, а между зонами ядра и периферии, которые в целом не совпадают с государ­ ственными границами. Своим структурным положением в КМЭ периферия обречена на слаборазвитость относительно ядра. КМЭ устроена так, что в ней невозможен переход в ядро всех обществ одновременно. Ядро­периферий­ ная структура такое же имманентное свойство капитализма, как и классовая .

В КМЭ возможно только изменение состава этих двух структурных уровней, их пространственное перемещение .

Нетрудно заметить, что МСА и исследования глобализации имеют одну общую черту: они относительно настоящего времени говорят о единой миро­ вой экономике как глобальной целостности и неприемлемости нации­государ­ ства как базовой единицы социально­теоретического анализа. Они также счи­ тают, что с момента кризиса 1970­х гг. мировая экономика вступила в период реструктуризации [2] .

Однако в МСА и концепциях глобализации при исследовании процесса формирования глобальной целостности применяется различный временной и пространственный исторический масштаб. Из этого вытекают различия в решимости и глубине, с которыми преодолевают государствоцентристские представления МСА и исследования глобализации, сохраняющие эти пред­ ставления в числе своих базовых предпосылок. Концепции глобализации ис­ ходят из того, что И. Валлерстайн назвал идеей «расширения экономических кругов» [3, р. 10]. Это означает, что обычный государствоцентристский взгляд на глобализацию воспринимает общественное развитие как процесс, содер­ 92 А. Н. Малюк жащий два скачкообразных перехода. Первый из них связан с переходом от локальных замкнутых хозяйств к национальной экономике, а второй – от на­ циональных экономик к глобальной экономической системе. Второй переход является следствием того, что национальные государства, содержащие в себе национальные общества и национальные экономики, по мере прогресса про­ изводительных сил вступали в международные политические и экономиче­ ские отношения, имеющие характер внешних связей между национальными обществами­государствами. С ростом разнообразия и интенсивности связей в международной системе в более поздний период (примерно с 1945 г.) воз­ никает тенденция к интернационализации экономики, перерастающая (с 1970­х гг.) в глобализацию. С этой точки зрения глобализация является ка­ чественно новым этапом в развитии мирового сообщества, когда отдельные национальные общества­государства вследствие усиления международной экономической интеграции сливаются в единую глобальную систему. В со­ временной истории впервые возникает глобальное производство, глобальный рынок, глобальное общество и глобальная культура. И этот второй переход является настоящей «глобальной революцией» .

С точки зрения МСА, весь дискурс глобализации в том виде, в котором он существует, представляет собой непонимание современной реальности, об­ ман, «навязанный нам правящими группами, и, что еще хуже, обман, который мы навязали сами себе. Именно этот дискурс ведет нас к тому, чтобы игно­ рировать реальные вопросы, стоящие перед нами, и неверно понимать исто­ рический кризис, в котором мы оказались» [4, p. 250]. В конце ХХ в. мир дей­ ствительно вступил в период радикальных преобразований. Однако суть этой трансформации не сводится к образованию нового глобального мира. Скорее, это процесс перехода от КМЭ, достигшей пределов структурной экспансии, к качественно новой мировой системе [5] .

Из допущения в качестве реальных единиц исторического процесса исто­ рических систем следует, что глобализация может рассматриваться с двух взаимосвязанных точек зрения. Во­первых, как пространственная экспансия КМЭ, а во­вторых, как усиление ее внутренней интеграции. То есть глобали­ зацию нужно рассматривать как процесс, протекающий с момента возникно­ вения пять столетий назад КМЭ как исторической системы. Иными словами, глобализация является процессом, фактически тождественным историческо­ му развитию КМЭ, диалектическим процессом реализации глобальной по своему потенциалу природы капитализма. С этой точки зрения глобализация не является новым феноменом, и уже XIX век стал свидетелем завершения в основном глобализации в первом значении. То есть глобализация интерпре­ тируется не как самостоятельный процесс, определяющий отдельную стадию развития, а как органическая тенденция развития капитализма, подчиненная действию его законов .

Такую интерпретацию глобализации можно найти в работах представи­ телей МСА. С этой точки зрения научное изучение глобализации, учитывая Концепт глобализации в мир­системном анализе разногласия в этой области исследований, возможно только при определе­ нии различия между глобализацией как объективной структурной тенденци­ ей развития КМЭ и глобализацией как политико­идеологической доктриной «неолиберальной глобализации». Глобализацию как объективную тенденцию ведущий мироаналитик К. Чейз­Данн характеризует как «структурную глоба­ лизацию», то есть увеличение пространственного масштаба, а также плотно­ сти и интенсивности сетей человеческого взаимодействия [6]. Поскольку под последними Чейз­Данн понимает мир­системы, то структурная глобализация интерпретируется как увеличение пространственных масштабов мировой си­ стемы и интенсивности взаимодействий в ней. В истории КМЭ волны глоба­ лизации сменяются волнами деглобализации или фрагментации [6; 7] .

Относительно периодизации волн глобализации между мироаналитиками нет значительных разногласий. Чейз­Данн и его коллеги, анализируя данные о динамике мировой торговли и инвестиций за предыдущие 200 лет, приходят к выводу, что примерно с 1800 г. КМЭ пережила, по крайней мере, две волны экономической глобализации – во второй половине XIX в. и после Второй ми­ ровой войны. Две волны глобализации были разделены периодом фрагмен­ тации. Процесс фрагментации, начавший зарождаться еще в недрах первой волны глобализации, включал в себя упадок гегемонии Великобритании, Ве­ ликую депрессию 1873–1896 гг., две мировые войны, Октябрьскую револю­ цию 1917 г. в России, мировую депрессию 1930­х гг., возникновение фашизма, деколонизацию периферии [7; 8] .

В последнее время было много разговоров о возникновении феномена «глобального правления» – тенденции постепенного развития наднациональ­ ных политических институтов, в которых концентрируется суверенитет, ра­ нее принадлежавший государствам. Эта тенденция усматривается в перехо­ де от Вестфальской системы к «европейскому концерту» XIX в., Лиге Наций и ООН, и должна со временем привести к образованию «мирового государ­ ства», или «транснационального государства». В подтверждение правильности этого наблюдения обычно указывают на образование Бреттон­Вудских инсти­ тутов (МВФ и ВБ), преобразования ГАТТ в ВТО, деятельность Трехсторонней комиссии, Группы семи, Всемирного экономического форума и т. д. [9] .

Перспективы развития глобального правления в направлении вытеснения национальных государств оцениваются в МСА достаточно осторожно, если не скептически. С точки зрения И. Валлерстайна, «глобальное правление» не может рассматриваться как результат упадка сильных государств в результа­ те подъема мощных наднациональных организаций. Здесь имеется обратная связь: наднациональные организации существуют, поскольку существуют мощные государства, которые их поддерживают [10, p. 25]. С этой точки зре­ ния развитие феномена глобального правления правильнее рассматривать как проявление тенденции возрастания сложности, масштабов и власти организу­ ющих центров КМЭ .

Более конкретно процесс глобализации, учитывая точки зрения различ­ ных течений в МСА, может быть описан следующим образом. По А. Г. Фран­ 94 А. Н. Малюк ку, существующая с 3­го тыс. до н. э. полицентрическая мировая афроевро­ азиатская система, включив с 1492 г. американский континент, превратилась в глобальную систему, в которой на несколько столетий утвердилась гегемо­ ния Запада [11]. С 1970­х гг. наблюдаются признаки упадка Запада и перехо­ да гегемонии к Восточной Азии. В результате мировая система вновь, как не­ сколько веков назад, станет синоцентристской. Если же принять точку зрения других мироаналитиков о существовании в рамках мировой системы многих взаимодействующих, но автономных и качественно различных мир­систем, то картина глобализации претерпевает существенные изменения. В этом случае мировая торговая афроевроазиатская система будет выглядеть как совокуп­ ность нескольких мир­систем регионального масштаба. Эта мировая система была мультицентристской. В ней имелось три центральных региона (Запад­ ная Азия, Индия, Китай), связанных посредством, главным образом, обмена престижными товарами. Европейская мир­система занимала по отношению к этим центрам полупериферийное (Чейз­Данн) или периферийное (Амин) по­ ложение. С момента преобразования европейской феодальной мир­системы в КМЭ, частью которого было открытие Нового Света, ситуация начала ме­ няться. Опираясь на ресурсы Америки и благодаря более быстрому техноло­ гическому прогрессу, который стимулировался как процессами капиталисти­ ческого накопления, так и межгосударственным соперничеством, КМЭ шаг за шагом инкорпорировала все остальные мир­системы. Они были мобилизо­ ваны для участия в процессе капиталистического накопления в рамках коло­ ниальной и неоколониальной экономики. В результате произошло изменение глобального геополитического и геоэкономического ландшафта. Современ­ ная глобальная КМС является моноцентрической системой в отличие от ранее существовавшей полицентрической афроевроазиатской мировой системы до установления в ней гегемонии Запада. Это, безусловно, снижает возможности других регионов изменять ситуацию, характеризующуюся фундаментальным неравенством, и делает реализацию гегемонии в КМЭ более полной. Итак, гло­ бализация как долговременный исторический тренд связана с империализмом, ибо развертывалась в системе, которая представляет собой диалектическое единство господствующего ядра и эксплуатируемой периферии в контексте су­ ществования государств, обладающих разной властью в КМЭ .

Рассмотрение феномена глобализации в долгосрочной исторической дина­ мике, что является лучшим способом выявления новых тенденций в развитии исторической системы, позволяет сделать вывод о том, что она является не но­ вой стадией в развитии капитализма, а органической тенденцией и эволюци­ онной моделью развития КМЭ с самого начала ее существования. Новизна же нынешней волны глобализации заключается в том, что эта органическая тен­ денция, посредством которой КМЭ превратилась в глобальную капиталисти­ ческую систему, зашла в тупик [12] .



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |



Похожие работы:

«бульон с луком и мясом "тутиаш", пельмени в форме полумесяца "пелмен" и печенье "катана" (Телеуты встретили Новый год. Беловский вестник, 02.04.2015) . Информация на страницах газет выступает в качестве "инструмента воздействия на когнитивные с...»

«MVRDV 17 November 2018 MVRDV 17 November 2018 Следующий ИТМО The Next ITMO MVRDV 17 November 2018 mvrdv 250 Staff 40 Nationalities 1000 Projects 36 Countries 6 Continents rotterdam ROTTERDAM methodology research u...»

«Е. А. Давыдова ЕДА, СЕМЬЯ И РАБОТА: ОПЫТ ПОЛЕВОГО ИССЛЕДОВАНИЯ В ПОСЕЛКЕ АМГУЭМА НА ЧУКОТКЕ А Н Н О Т А Ц И Я. Данная статья представляет собой общий обзор полевого исследования, проводивш...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК КОНГРЕСС ПЕТЕРБУРГСКОЙ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРОФСОЮЗОВ при поддержке Министерства иностранных дел Российской Федерации XIX МЕЖДУНАРОДНЫЕ ЛИХАЧЕВСКИЕ НАУЧНЫЕ ЧТЕНИЯ 23–24 мая 2019 года...»

«Д.С. Ермолин, А.А. Новик К ВОПРОСУ ИЗУЧЕНИЯ ПОХОРОННЫХ ОБРЯДОВ АЛБАНЦЕВ ПРИАЗОВЬЯ Данная статья является продолжением исследований авторами похоронной обрядности албанцев Украины. В частности, была опубликована стать...»

«Хабибуллина Алсу Эдвардовна преподаватель Набережночелнинский институт (филиал) ФГАОУ ВПО "Казанский (Приволжский) федеральный университет" г. Набережные Челны, Республика Татарстан ИЗУЧЕНИЕ ПРОБЛЕМЫ ОТОБРАЖЕНИЯ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ ЧЕЛОВЕКА ВО ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИН...»

«Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского Философия. Политология. Культурология. Том 2 (68). 2016. № 3. С. 71–80. УДК: 7.0103.067; 821. 161.1 АРИСТОТЕЛЬ О ГОМЕРЕ Темненко Г. М. Крымский федеральный университет имени В. И. Верна...»

«Областное государственное бюджетное профессиональное образовательное учреждение "Ульяновский техникум питания и торговли" РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК Для специальностей 43.02.15. Поварское и кондитерское дел 38.02.05. Товароведение и экспертиза каче...»

«ВЕСТНИК АНТРОПОЛОГИИ / НОВАЯ СЕРИЯ / 2018 № 2(42) ВЕСТНИК АНТРОПОЛОГИИ HERALD OF ANTHROPOLOGY № 2(42) 2018 РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая =========================...»

«Приложение № 6 к ОПОП по направлению подготовки 54.03.01 Дизайн Профиль Дизайн среды от "30" августа 2016 г. Министерство культуры Российской Федерации федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "КРАСНОДАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕНН...»

«КАБЫЛИНСКИЙ БОРИС ВАСИЛЬЕВИЧ КУЛЬТУР-ФИЛОСОФСКИЕ ОСНОВАНИЯ ЭПИСТЕМОЛОГИИ КОНФЛИКТА Специальность 09.00ЛЗ Философская антропология, философия культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Санкт-Петербург Работа выполнена в Федеральном...»

«Theory and history of culture 45 УДК 008 Publishing House ANALITIKA RODIS (analitikarodis@yandex.ru) http://publishing-vak.ru/ Зыкин Алексей Влад им ирович Закат традиционной культуры тувинского этноса в условиях формирования Тувинской Народной Республики Зыкин...»

«Г.С. Вовк Орели Филипетти – новый министр культуры Франции После президентских выборов во Франции премьерминистр Жан-Марк Эйро объявил состав нового кабинета, в котором главой Министерства культуры и коммуникаций (МКК) назначена Орели Филипетти (Aurlie Filippetti), одна из 17 женщин, вошедших в правительство. Цере...»

«Автономная некоммерческая организация высшего образования "МЕЖДУНАРОДНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ В МОСКВЕ" Аспирантура Кафедра прикладной культурологи и социокультурного менеджмента ПРОГРАММА научных исследований аспирантов направ...»

«13 The International Encyclopedia of Sociology. N. Y., 1984. P. 114. 14 Bell D. Ethnicity and Social Change//Ethnicity. Theory and Experience. Cambridge (M ass.), 1975. P. 141— 142. 15 Bell D. Op. cit. P....»

«Министерство науки и высшего образования Российской Федерации Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б. Н. Ельцина Культура университетского бала Монография Екатеринбург Издательство Уральского университета УДК 793....»

«ПРОГРАММА ВНЕУРОЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ "ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ТВОРЧЕСТВО" Рабочая программа курса "Художественное творчество" общекультурного направления разработана на основе программы "Художественное творчество" автора Т.Н. Просняковой для детей младшего школьног...»

«Извещение отдела культуры и информации Генерального консульства Японии в Санкт-Петербурге 52-Й ФЕСТИВАЛЬ СОВРЕМЕННОГО ЯПОНСКОГО КИНО 22 ноября 2018 г. Уважаемые жители Санкт-Петербурга и Ленинградской области! Генеральное консульство Японии в Санкт-Петербурге информирует, что с 27 ноября по 9 декабря в рамках Года Японии в России и...»

«ценностей. Следовательно, дипломатия представляется наиболее действенным инструментом, который регулирует совместный диалог между различными цивилизационными моделями, в качестве альтернативного способа по разрешению конфликтов. Список литературы 1. Муромский И. Сирия и курдский вопрос: как представители SDF могут стать част...»

«Комитет по физической культуре и спорту Администрации г.Н.Новгорода Открытый Кубок г.Н.Новгорода по плаванию 11-13 ноября 2009 г. б.Олимпиец,25 м 50 м баттерфляй-женщины 1 Шубинская Анастасия МС 1989 Н.Новгород Нижегородец 0.30.12 I 30 Вашур...»

«УДК/ББК: 316.454.5;316.485/60.55.373 СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ АНАЛИЗ МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ В ОРГАНИЗАЦИЯХ ЗАКРЫТОГО ТИПА Грошева Л.И., кандидат социологических наук, ст. преподаватель Тюменское высшее военно-инженерное командное училище имени маршала и...»

«ОТЧЁТ О РАБОТЕ ЦЕНТРА КУЛЬТУРЫ НАРОДОВ РОССИИ ФГБУК "Государственный Российский Дом народного творчества им. В.Д. Поленова" за II-е полугодие 2018 года Проведение мероприятий межрегиональных этапов Всероссийского фестиваля народного творчества "Вместе мы Россия" и проекта "Поддержка национальных культур народов Ро...»

«СОДЕРЖАНИЕ ПРОГРАММЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИТОГОВОЙ АТТЕСТАЦИИ 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ Цели и задачи ГИА. ГИА проводится в целях определения соответствия результатов освоения обучающимися ОП ВО требованиям федерального государственного образовател...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.