WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«X Эскиз-реконструкция Южного берега древней Таврики i Художник Л. Н. Тимофеев Суровый край каменных обвалов. Отсутствуют характерные кипарисы, завезенные архипелажскими греками ...»

-- [ Страница 1 ] --

с? Ч ^

Q 1

X

Эскиз-реконструкция Южного берега древней Таврики i Художник Л. Н. Тимофеев

Суровый край каменных обвалов. Отсутствуют характерные кипарисы, завезенные

архипелажскими греками лишь в XVIII в. Нт города Алупки. Выше его места, на подъеме

к -Петри, господствующему над панорамой, видно таврское городище - святилище

на горе Крестовой. Такие же городища-святилища видны вдали, слева, на горе Кошка,

и справа, на мысе Ай-Тодор, с огнями, тоже, видно, сигнальными. К берегу правят галеры, судя по виду, греческие, подвергая себя опасности нападения пиратов-тавров .

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

И Н С Т И Т У Т Р У С С К О Г О Я З Ы К А им. В. В. В И Н О Г Р А Д О В А О. Н. Трубачев INDOARICA в Северном Причерноморье Реконструкция реликтов языка Л Этимологический словарь МОСКВА «НАУКА» 1999 У Д К 800/801 ББК81 Ответственные редакторы Л Л. Гиндин и И.Б. Еськова Трубачев О.Н .

Indoarica в Северном Причерноморье. - М.: Наука. 1999. - 320 с .

ISBN 5-02-011675-0 Монография раскрывает перед читателем реликты языка, этноса, культуры древнего южного региона и представляет целое направление в науке, новую ветвь о названиях мест и имен людей (их в книге более трехсот) .

Для специалистов по сравнительному языкознанию и истории индоевропейских народов, всех интересующихся древностями Юга нашей страны .

ТП-98-П-126 Научное издание Трубачев Олег Николаевич INDOARICA в Северном Причерноморье Заведующая редакцией "Наука-культура" А .

И. Кучинская Редактор Т.М. Скрипова. Художник Н.В. Зотова Художественный редактор Г.М. Коровина. Технический редактор В.В. Лебедева Корректоры Р.В. Молоканова, Т.И. Шеповалова, Н. И. Харламова Набор и верстка выполнены в издательстве на компьютерной технике ЛР № 020297 от 23.06.1997 Подписано к печати 01.12.98.Формат 60 90/]6· Гарнитура Тайме. Печать офсетная Усл. печ. л. 20,0. Усл. кр.-отт. 20,4. Уч.-изд. л. 27,4.Тираж 1000 экз. Тип. зак. №3111 .

Издательство "Наука" 117864 ГСП-7, Москва В-485, Профсоюзная ул., 90 Санкт-Петербургская типография "Наука" 199034, Санкт-Петербург В-34,9-я линия, 12

–  –  –

Книга О.Н. Трубачева - весьма важное событие в науке. Главный о б ъ е к т книги - язык, доселе остававшийся неизвестным, но присутствовавший в качестве неопознанных следов в других языках. Опознан этот язык автором книги, и - парадоксально - с помощью самого этого языка, и, значит, язык-объект открыт с помощью того же языка-средства, инструмента. Но для такого открытия-реконструкции нужно было еще до всего этого обладать двумя необходимыми качествами - глубокой проницательностью, учитывающей все, что может относиться к этноязыковой истории соответствующего ареала, и выдающейся интуицией. И то и другое у автора было. И еще нужны были трудолюбие, жесткая последовательность и исследовательский оптимизм, чтобы буквально по крупицам создать полноценную картину далекого прошлого с той степенью густоты, подробности, которая позволяет с уверенностью с к а з а т ь цель достигнута, открытие состоялось .

Говоря вкратце, открытие состоит в том, что на территории южной части Восточно-Европейской равнины обнаружено присутствие одной из ранних форм и н д о а р и й с к о г о языка и, следовательно, соответствующего этноса. Границы ареала, в котором отмечены следы этого языка, - от Северного Кавказа на востоке до Закарпатья, Дакии и Трансильвании на западе. До сих пор индоарийский язык в его архаичной форме был известен по текстам, созданным в Индии и на подступах к ней с запада, с одной стороны, и по реликтам языка индоариев, обнаруженным на Ближнем Востоке в митаннийском локусе, с другой .





Теперь же восстановлен третий, "западный", локус индоарийского языка, и тем самым намечена в общем виде та цепочка индоарийских локусов, которая приглашает к раздумью и к реконструкции дальнейших передвижений индоариев. Язык "причерноморских" индоариев позволяет углубить ведийско-санскритскую перспективу и поставить в повестку дня вопрос об остающейся невидимой части "причерноморского" индоарийского, точкой отсчета и контроля которого являются все-таки исключительно ведийско-санскритские (существенно реже - пракритские) данные .

Открытие языка "причерноморских" ариев не только углубляет наши представления о древнейшем этапе истории и диалектологии этой индоевропейской ветви, но имеет и прямое отношение к реконструкции картины позднеиндоевропейского диалектного членения, привязанной к определенному новооткрытому ареалу .

Очень важно, что в книге более конкретно выявлены связи и различия, существовавшие между смежными в пространстве индоарийской и иранской идиомами и взаимопроникновение следов одной из них в другую .

Но языковые связи в этом ареале не исчерпываются этими двумя ближайшеродственными языками. Автор убедительно показывает и другие связи языка причерноморских ариев - с севернокавказскими, тюркскими и даже раннеславянскими. Языковая панорама рассматриваемого ареала приобретает не только новый объект, но и всю совокупность связей с другими ее объектами .

Язык и его данные самодовлеющи, но они не замыкаются на самих себе и отсылают к знаниям иного - этноса, пространства и времени, культуры - как материальной, так и духовной (ср. предметный и семантический индексы в конце книги), условий обитания, одним словом, природных и сотворенных культурой (мир вещей и занятий, "сделанного"), наконец (хотя и в общих чертах), истории места сего, отвоеванного у того, что еще вчера было темной предысторией. Не приходится говорить и о том, что язык не забывает самого себя: сегодня наши знания о синхроническом и диахроническом аспектах языковой истории Северного Причерноморья существенно возросли. Этимологический словарь "причерноморского" индоарийского языка занимает более 130 страниц и включает в себя сотни слов, что является вполне достаточным основанием, чтобы судить о лексике, семантике, словосложении, отчасти и о фонетике новооткрытого языка .

В результате теперь есть все основания утверждать, что "причерноморский" индоарийский - уверенно и недвусмысленно заявляющая о себе реальность, и этого не отменяют отдельные случаи, которые вызывают сомнения, с которыми можно было бы поспорить или даже предложить новые варианты объяснения. В таких сложных первопроходческих исследованиях некое количество "нелучших" решений или ошибок запрограммировано, и стопроцентная правильность скорее вызывала бы сомнения и подозрения. То, что ряд специалистов встретил предыдущие р а б о т ы О.Н. Трубачева в этой области сдержанно или настороженно, объясняется, конечно, столь неожиданным прорывом в новое пространство, с одной стороны, и инерцией мышления, неохотно расстающегося с привычными представлениями (или даже с отсутствием их) и не поспевающего за новым - тем более за ситуацией, когда из пустоты (как видим, мнимой) возникает нечто столь значительное, с другой стороны .

Говорить о достоинствах книги О.Н. Трубачева - ее фундаментальности, исключительном богатстве материала и использованной литературы (более шестисот позиций), поразительной изобретательности автора и филигранности его анализов, важности и полновесности его выводов и т.п. - не приходится. И все-таки один аспект книги нельзя не отметить особо: удивительное умение прозревать искомое "индоарийское" в греческой, латинской, севернокавказской, тюркской, славянской "упаковках" и эффективное использование того орудия, которым является семантическая типология, оказывающаяся в ряде случаев настолько устойчивой, что семантическая структура переживает даже полную смену языков. Методологический опыт, явленный в этой книге, имеет и самоценное значение .

Итак, в книге этноязыковой и культурной истории Северного Причерноморья перевернута еще одна страница, и мы вчитываемся в страницу новооткрытую .

–  –  –

ВВЕДЕНИЕ Материалы, теоретические обобщения, этимологии, собранные нами за многие годы в виде исследования "Indoarica в Северном Причерноморье", можно, конечно, представить (тем более, что некоторые так и делают) как продолжение теории (вариант: гипотезы) Пауля Кречмера"* .

Кажется, все здесь верно: Кречмер, действительно, стоял у начала научной индоарийской проблемы в Причерноморье, и его две-три этимологии предшествуют сотням наших. Но не было у Кречмера ни индоарийской концепции языка и этноса тавров К р ы м а и нижнеднепровской Старой Скифии Геродота, не было и упомянутых многочисленных этимологий, от значительной части которых все-таки трудно отмахнуться (хотя у твердо настроившихся иранистов они обычно не встречают одобрения). Искать подлинное начало надо, очевидно, по справедливости, в самих недрах принциапиально новой концепции индо-иранского изначального размежевания, сосуществования и окончательного раздела в припонтийских областях, т.е. - в самом исследовании "Indoarica в Северном Причерноморье" 70-80-х годов (первые замыслы работы восходят к 1973 г.). Можно, конечно, и дальше п р о д о л ж а т ь упорно возводить их к "Индийцам на Кубани" Кречмера 1943 г., но - нужно ли? Н е стоит никогда слишком преувеличивать внешнее сходство и приоритет хронологический; ведь, в конечном счете, это все равно, как если бы объяснять "Василия Теркина" Твардовского из "Василия Теркина" Боборыкина (хотя, казалось, почему бы нет: имя и фамилия героев одни и те же, и есть пресловутый приоритет во времени...) .

Несмотря на некоторый прогресс в понимании места индоарийского языкового субстрата в Северном Причерноморье, не нужно забывать, что перед нами - Sprachreste, остатки языка, поэтому время для скольконибудь полного описания языка не настало и едва ли скоро настанет (если настанет когда-нибудь вообще...). Отчасти - по этой причине, а также по Другим причинам и не в последнюю очередь - по соображениям удобства, было найдено целесообразным воспроизвести в одной публикации все * В качестве еще одного предтечи мне подсказывали также русского кавказоведа прошлого века Услара, сам я - для вящей полноты истории вопроса и, конечно, из щепетильности ~ не забывая про Кречмера, называл еще более раннего ученого немца, Риттера, хотя ни Риттер, ни Услар тут, строго говоря, ни при чем: Услар ограничился вскользь высказанной Догадкой о пребывании индийцев на Кавказе, а представления Риттера о приходе причерноморских "индов" из Индии по меньшей мере архаичны .

К а р т а 1. Ориентационная К а а 2 .

Индоарийцы в Северном Причерноморье (реконструкция) двадцать с лишним статей автора, посвященных проблеме, вышедших на протяжении почти двух десятков лет в различных наших и зарубежных изданиях. При этом проведена самая необходимая (минимальная) редакторская правка, а статьи, опубликованные на немецком и французском языках, переведены на русский. Библиография в основном сохраняется при статьях, как это имело место в прежних изданиях .

Важным новым материалом является Этимологический словарь индоарийских языковых реликтов означенного региона, составленный автором совместно с его учеником, Александром Константиновичем Шапошниковым. Словарь тесно связан с предшествующими публикациями (с постоянными отсылками к ним), но включает и ряд дополнительных, новых позиций .

Удобству пользования служат также алфавитные индексы .

В ы р а ж а ю благодарность Российскому фонду ф у н д а м е н т а л ь н ы х исследований за финансовую поддержку, без которой было бы невозможно издание этой книги (проект 96-15-98565) .

–  –  –

В науке все находки коллективны; невольно ловишь себя на этой мысли, занимаясь даже такой отдаленной материей, как название Азовского моря, мелькнувшее единственный раз у Плиния: Tanaim ipsum Scythae Sinum vocant, Maeotim Temarundam, quo significant matrem maris "сам Танаис скифы называют Sinu-, (а) Меотиду - Temarunda, что (на их языке) означает 'мать моря'" (Plin. Naturalis historia VI, 20) .

Прозорливый А.И. Соболевский сделал первый шаг в идентификации структуры названия Temarunda, выделив в нем компонент tem- (у Соболевского: Тат-, Тата-) и, предположив связь его с корнем, обозначающим темноту, черноту (А.И. Соболевский. Русско-скифские этюды. VII. Там Черное море // И О Р Я С XXVI, 1921. С. 37 и сл.). Н о то, что русский ученый счел это постулируемое Т а т названием Понта, Черного моря у скифов, следует отнести уже к его заблуждениям. Это показал не кто иной, как М. Фасмер в том ж е 1921 г., не зная, естественно, об одновременной публикации Соболевского. Этюд Фасмера тоже посвящен названию Черного моря, а его вывод с тех пор вошел в число незыблемых достижений индоевропейской этимологии: согласно Фасмеру, греч. о т р а ж а е т иранское (скифское) *axsaina-iчерный, " темный' в применении к Черному морю (М. Vasmer. Osteuropaische Ortsnamen: 1. Das Schwarze Meer II Acta et Commentationes Universitatis Dorpatensis. Serie 1, Bd .

1, Nr. 3, 1921, стр. 3 и сл.) .

Таким образом, проблема названия Черного моря у с к и о в была решена; им не могла быть форма tem-ltam-. Яркое фасмеровское открытие, темный характер цитированного места у Плиния привели к тому, что толкование Соболевского как-то не привлекло внимания, но нам еще придется к нему вернуться. В течение долгих десятилетий этимология терялась в догадках над плиниевским Temarunda, "названием Меотийского озера у скифов", признавая его неясным (см. сводку неубедительных существующих объяснений в кн.: М. Vasmer. Untersuchungen uber die altesten Wohnsitze der Slaven. I. Die Iranier in SudruBland, Leipzig, 1923 = M .

V-г. Schriften zur slavischen Altertumskunde und Namenkunde. Bd. I. Berlin, 1971, стр. 166). В западноевропейской, в частности - немецкой, науке название Temarunda сохранило эту репутацию до сегодня, ср., напр., книгу: G. Schramm. Nordpontische Strome. Namenphilologische Zugange zur Fruhzeit des europaischen Ostens (Gottingen, 1973, стр. 184). Впрочем, именно последние десятилетия принесли некоторые новые данные в изучение * Впервые опубликовано: Античная балканистика. 2. Предварительные материалы. М., W 5. С. 38-47 .

ф о р м ы Temarunda, ускользнувшие и на этот раз от внимания западноевропейских ученых. В 1962 г. к загадочному Temarunda обратился Б. Надель, который в процессе поисков хеттских элементов в севернопонтийской ономастике, опираясь на значения 'мать' и 'море' у Плиния (см. выше), предложил членение te (союзное слово) + та 4 мать' + (хетт.) агипа- 'море' + некий компонент -dam (Б. Надель. Черноморско-хеттские ономатологические связи (к постановке вопроса) // Rocznik orientalistyczny .

Т. XXVI, zesz. 1, 1962, стр. 129) .

К сожалению, ббльшую часть сложного построения Наделя придется отвергнуть: начало названия с союза, основанное будто бы на неправильном понимании при записи слов туземного информатора "и Марундам";

произвольное толкование элемента -dam\ общая малая вероятность порядка постулируемых при этом слов-морфем и следования их значений 'и' + 'мать' + 'море' + ? (типологически ожидалось бы 'море' + 'мать'). Но вычленение в составе Temarunda основы, родственной хетт, агипа- 'море', у Наделя следует признать удачным. Правда, лингвоэтническая принадлежность названия Temarunda становится в результате остродискуссионной .

Здесь самое время вспомнить об идентификации Соболевским Temarunda и *tem- 'темный, черный' (см. выше), которая осталась, по-видимому, неизвестной также и Наделю. Отсюда следующий естественный шаг: одновременное выделение сразу двух основ в составе Temarunda, а именно *tem-arunчто должно означать 'темное, черное море'. Речь идет о Черном море, и это совершенно естественно, так как само Азовское море в древности морем не называлось, но интересно отметить, что в его названии содержалось указание на единственное море - Черное море. Эта ономасиологическая модель была, надо полагать, весьма устойчивой, как и в случае с Ч е р н ы м морем, с тем отличием, что, если последнее устойчиво именовалось на различных языках 'темное, черное море', то Меотида, Меотийское озеро, Азовское море обозначалось как 'мать моря', 'кормилица моря'. Единственно верную этимологию названия ? 'Меотида': 'мать, кормилица', ср. еще греч. () 'мать Понта' - о Меотийском озере, хорошо знали и правильно объясняли (от притока избыточных пресных вод, изливающихся в Черное море) еще в древности. В этой греческой номенклатуре для нас проступают местные туземные следы. О традиции понимания этой устойчивой древней семантической модели ранних названий Азовского моря говорит нам случай обозначения данного водоема как Рождественаго блата (калька греч. ? ? в русско-церковнославянском переводе "Похвалы священномученику Фоке" (см. В.В. Латышев. Древности Южной России. Греческие и латинские надписи, найденные в южной России в 1895-1898 гг. СПб., 1899. С. 32-33) .

П р е ж д е чем охватить единым взором все название Temarunda и получить тем самым окончательную поддержку для вычленения tem-arunЧерное море', несколько слов об этом последнем. На каком языке могло так называться Черное море? Ясно, что перед нами индоевропейское название. То, что это не могло быть скифское и вообще иранское название (ввиду общеиранского распространения слова *ax$aina- 'темный, черный'), кажется, ясно. Общность с хетт, агипа- 'море' носит, как увидим далее, не более чем изоглоссный характер и соседними компонентами особо не подкрепляется (ср. здесь tem- 'темный, черный', при отличном хетт, dankui- в тех же значениях). Следовательно, *tem-arun- - это не хеттское название Черного моря. Н е т оснований считать его и фракийским, хотя фракийские включения (главным образом, династические имена) в ономастику Боспорского царства известны, и хотя с фракийским ассоциируется, скажем, киммерийский. Определенные сочувственные замечания на этот счет можно встретить, например, в работах того же Наделя. Во всяком случае, выявленная предшествующим исследованием устойчивая семантическая модель 'темное, черное море' для обозначения Понта должна была реализоваться у фракийцев способом, отличным от *tem-arun-, поскольку известно, что ' ч е р н ы й ' фракийцы обозначали с помощью *kers-, а 'море', надо полагать, - как * таг-!*тог-, т.е. так же, как в славянском, германском, кельтском, латинском (сюда, по-видимому, можно отнести Morimarusa 'mortuum mare', Plin. NH IV, 95, которое автор приурочивает к Северному океану, тогда как оно находит удивительные отзвуки на северной дако-фракийской периферии в виде венг. Marmaros, рум. М а г а т и г е § \ сюда же тяготеет, кажется, одно из названий Мраморного моря - тур .

Marmara, что может отражать удвоение фрак. * тагморе'). Таким образом, ставя вопрос о фракийском названии для Черного моря, мы могли бы выдвинуть пробную реконструкцию *kers-mar-. Говоря о киммерийцах, мы располагаем единственным более или менее достоверным я з ы к о в ы м ф а к т о м - их этнонимом, к о т о р ы й на фракийской языковой почве мог бы иметь вид и значение *kir-(s)-mar-ioчерноморские'. Для нас здесь важен еще один отрицательный аргумент, а именно: *tem-arun- 'Черное море' не было ни киммерийским названием, ни хеттским, ни иранским (скифским) .

Здесь вырастают перед нами новые трудности, о которых нельзя не упомянуть особо. Как быть, например, с контекстом у Плиния, где ясно сказано, кому принадлежит название Temarunda: Scythae... vocant (см .

выше). Итак, кто же были эти скифы, если наш материал говорит о том, что это не могли быть скифы. Плиний писал в I в. н.э., компилируя свои сведения из разных источников. Его Scythae ' с к и ф ы ', безусловно, - очень широкое понятие, дань тогдашней литературной традиции. Любопытно, что в его сочинении фигурируют "скифские" глоссы. При этом писатель приписывает языку "скифов" самые разнообразные слова. Справедливости ради отметим, что некоторые из них, как установлено, действительно являются иранскими. Ср., напр., Plin. NH, VI, 50:...Scythae ipsi Persas Chorsaros et Caucasum Croucasim, hoc est nive candidum... "Сами скифы (называют) персов Chorsar-, а Кавказ - Croucasi-, т.е. 'белый от снега'". Что касается первой из глосс, то это, конечно, иранское, точнее даже персидское *xor-sar- 'петушиная голова', 'красная голова', аналог, тур. qizilbafc 'красноголовый (о персах)' о чем в целом верно см. уже В.И. Абаев .

Осетинский язык и фольклор. М., Л., 1949. С. 181 (правда, первая часть названия В.И. Абаеву была неясна; между прочим, Эйлере и Майрхофер, занимаясь этим этнонимом много лет спустя после Абаева, проявили неосведомленность, см. W. Eilers,. Mayrhofer. Namenkundliche Zeugnisse der indischen Wanderung? Eine NachprUfung // 'Die Sprache'. VI. 1960, стр .

116). Итак, в данном примере Плинии вложил в уста "скифам" форму персидского типа - xor(os) ир. *xraos- 'петух'. Но уже другая глосса той же цитаты - Croucasim, hoc est nive candidum - увязывается в литературе с более ранним иранским (т.е., возможно, скифским) *xroha- kas- 'блестящий лед' (см. W. Eilers,. Mayrhofer. Указ. соч. С. 116-117)*. Наконец, как "скифская" глосса подается у Плиния и такое, например, слово: Huius generis et feminas in Scythia, quae Bitiae vocantur...(Plin. NH VII, 17) "Такого же рода (т.е. чарующие взглядом) есть женщины и в Скифии, которые называются bitia-". Действие чар было убийственное в буквальном смысле (ср. о том же послеплиниевский компилятор Солин), чем и продиктовано наше отнесение глоссового bitia- к и.-е. диал. *Ь1п 'бить, убивать', кстати, неизвестному ни в иранском (в том числе скифском), ни в индоарийском, ни в хеттском (в них представлено продолжение и.-е. *gl4-hen- 'убивать') .

Итак, на конкретном материале мы строим свое убеждение о смешанном характере языкового содержания понятия Scythae у Плиния, о том, что этим понятием расширительно охвачены также откровенно псевдоскифские, т.е. нескифские глоссы вроде Bitiae - выше. Такой псевдоскифской глоссой мы считаем и плиниевское Temarundam 'matrem maris' .

О Плинии как компиляторе существует целая литература. Справедливо полагают, что большинство его источников - греческие (см .

K.G. Sallmann. Die Geographie des iilteren Plinius in ihrem Verhaltnis zu Varro .

Versuch einer Quellenanalyse. Berlin; New York, 1971. P. 49). Относительно многих имен у Плиния без лишних слов ясно, что они представляют собой латинскую т р а н с л и т е р а ц и ю греческих форм, ср. Pyrra, Toretae, Сеphalotomi и другие. Но было бы неверно все сводить к греческому посредству. Источники негреческого происхождения исчислялись у Плиния, по-видимому, единицами, могли даже носить характер весьма индивидуальной информации, а проистекающие из них данные, естественно, скорее всего должны были попадать в разряд гапаксов. В этой связи нельзя не вспомнить о предположении М.И. Ростовцева, что некоторые новые сведения дал Плинию царь Митридат, долгое время живший в Риме (см. М.И. Ростовцев. Скифия и Боспор. Критическое обозрение памятников литературных и археологических. JL, 1925. С. 54). "Скорее ему (Митридату. - О. Т.) обязан Плиний частью тех интересных сведений, которые он сообщает в § 19 о мэотских и сарматских племенах. Характерно, что только здесь он упоминает местные имена для некоторых географических названий (для Танаиса и Мэотиды)..." (М.И. Ростовцев .

Там же). И далее: "...Сопоставления Плиния, взятые из разных источников, не отличаются стройностью и систематичностью и еще более запутываются тем, что он скомбинировал с ними данные этнографического характера, м о ж е т быть, полученные им от царя Мифрадата Боспорского" (М.И. Ростовцев. Указ. соч. С. 56). Естественно предположить у Митридата VIII Боспорского какое-то знакомство с языком См. у нас и дальнейшем попытку установить другую, индоарийскую этимологию плиниевского имени Кавказа .

населения Боспорского царства. Основой этого последнего был азиатский берег Меотиды (Азовского моря), сплошь заселенный от Боспора Киммерийского до Танаиса (Дона) синдами и родственными им меотскими племенами. В европейской части Боспора имелись тавры, возможно, родственные, судя по некоторым данным, упомянутым синдо-меотам. В городах, само собой разумеется, существовала влиятельная прослойка эллинов и эллинизированного населения. Самое любопытное то, что скифов в собственном смысле в Боспорском царстве (особенно в его азиатской части) почти не было. Они жили в степной части Крыма и к северу от него, и в литературе достаточно писалось о противостоянии понятий "Боспор" и "Скифия". Сарматизация боспорских территорий с востока вторичное и относительное более позднее явление, поэтому мы можем сказать, что и исторические, и этнографические материалы свидетельствуют, в свою очередь, против скифской я з ы к о в о й принадлежности местных названий Temarunda 'Азовское море' wSinu-(s) 'Дон' .

Мы знаем, что и в более поздние эпохи наименование языка - вещь весьма относительная и крайне зависимая от господствующих традиций .

Эллинистическая традиция с ее расширительным пониманием и идеализацией скифов и безусловные эллинско-иранские связи царя боспорского объясняют нам положение дела с гапаксами Temarunda и Sinu-. Суть же дела заключается в том, что название Temarunda 'Меотийское о з е р о ' получает объяснение как выражение на языке коренного населения Боспорского царства, т.е., вероятно, на синдо-меотском языке, и читается нами в соответствии с вышеизложенным как *tem-arun-da- 'кормилица Черного моря', причем последний компонент мы понимаем как *d(h)a- и.е. *dhe- 'кормить (грудью)'. Синдо-меотский этнос был, очевидно, индоевропейским. Больше того, не будет противоречием известным фактам, обсуждать к о т о р ы е здесь подробно нет возможности, если мы вновь поставим старый вопрос о праиндийской, индоарийской принадлежности синдов, т.е. об "индийцах на Кубани", говоря словами Кречмера, который в слишком краткой статье 1943 г. и на слишком скудной фактической базе не то, чтобы впервые выдвинул, а скорее возродил названную идею, имевшую хождение с давних времен. Здесь нет места, чтобы останавливаться на последующей реакции гиперкритицизма со стороны некоторых авторов. Обо всем этом - в другое время .

Подводя итоги настоящему сообщению, выделим специально то обстоятельство, что, помимо корневых морфем *tem- 'темный, черный' и *da- 'кормилица', которые встречаются в той или иной функции и в других индоевропейских языках, в том числе - иранских, в составе Temarunda отмечено *агип- 'море' не известное иранцам (ср. иранское название моря *zraya~), но известное, кроме хеттов (см. выше), т а к ж е праиндийскому .

Ср. др.-инд. агпа- 'пучина', родственное хетт, агипа - 'море' (см. Mayrhofer I. С. 51). И древнеиндийское название пучины, и хеттское название моря отглагольные производные, ср. др.-инд. rnoti 'подниматься' и хетт, атидвигать' (Mayrhofer I. С. 122; J. Friedrich. Hethitisches Worterbuch. 1 .

Lieferung. Heidelberg, 1952, стр. 32, 33). Данное словопроизводство элементарно правдоподобно и опирается на свойства реалии - моря, во всяком случае - в человеческом восприятии. Море, особенно наблюдаемое с некоторого возвышения, с горы, поражает воображение прежде всего как вздымающаяся к небу гладь. Таков, видимо, общий мотив, объединяющий внутреннюю форму таких названий моря как хетт, агипа-, др.-инд. -, синдомеот. *агип- и названий моря с другой этимологией. В качестве аналогии можно привести дат., норв. 'море', шв. haf то же, этимологически тождественное др.-исл. haf'и о д н я т и е ' и нем. heben 'поднимать' (см. H.S. Falk und A. Torp. Norwegisch-danisches etymologisches Worterbuch .

I. Teil 2. Aufl. Heidelberg, 1960. S. 385-386: "Слово... указывает либо на выпуклую форму морской поверхности, либо на волнение"). Еще одна аналогия - русск. пучина от пучить\ ср. еще др.-русск. Анъдриатинска пучина 'Адриатическое море' (Ипат. л. 3 = ПСРЛ, т. II, вып. 1. Изд. 3 .

Пг., 1923, стр. 3). Другой вариант альтернативного этимологического осмысления упомянутого выше *агип- 'море' в связи с и.-е. * or- 'поднимать' -'волнующееся, вздыбленное море' (ср. Falk-Torp - выше), понятое как ' в ы с о к о е ', ср. англ. the sea heaves, high sea - о бурном море, франц. la тег est haute 'море волнуется' (букв, 'море - высокое'). Такова специфика этого индоевропейского регионального обозначения моря (сложившегося, видимо, близ Понта и приуроченного первоначально, вероятно, к Понту), в отличие от цветового термина и.-е. *mori-mari- .

Конечно, плиниевское Temarunda, возможно, лишь приблизительно передает такие тонкие особенности туземного выражения как качество и количество гласных, поэтому лучше воздержаться от стремления сделать все выводы на ограниченной базе. Однако включить проблему Темарунды в изложенном новом свете в круг проблем особого индоевропейского неиранского - субстрата в Северном П р и ч е р н о м о р ь е и Приазовье представилось существенным. Обобщения целесообразно отложить до более полного обозрения материала в будущем. Несколько предрешая э т о т в о з м о ж н ы й будущий итог, отмечу, что уже сейчас, при всей скудности данных, можно, опираясь на доступный эпиграфический и ономастический материал из этих районов, предположительно говорить об особом индоевропейском я з ы к е синдо-меотских племен восточного Приазовья и Таманского полуострова с наличием в нем черт, противопоставленных иранским языковым особенностям как в лексике, так и в словообразовании и фонетике. Из ф о н е т и к и упомянем сохранение s этимологического (= ир. х, /2), рефлексацию и.-е. k's как *к$ (= ир. ), ср .

соответственно этноним главного племени и плиниевское SinuТанаис', которое мы читаем как *Sindu- (= др.-инд. sindhu-) в первом случае и синд. Л И -? (* taksa- = др.-инд. tak$a, при ир. * tasa-), 'Святой порт', на Кавказском побережье, теп. Геленджик (*ni-kaks-in 'находящийся в укромной (?) бухте' = др.-инд. nf-kaksa- при ир .

*ка$а-) - во втором случае. Из лексики, также обнаруживающей ряд созвучий именно с индийским словарем, отметим реконструируемое синдомеот .

*amb- 'вода', *dand- 'камыш', *sar- 'женщина'. Однако все эти и им подобные данные заслуживают специального анализа, которым мы займемся в дальнейшем .

О СИНДАХ И ИХ ЯЗЫКЕ*

Наша лингвистическая литература почти не касалась вопроса о языке синдов. Северное Причерноморье, где жили синды в античную эпоху, представляется большинству современных исследователей безраздельным доменом иранства, а узкая прибрежная полоса - районом контактов греческого и иранского элементов. Присутствие того и другого здесь неоспоримо. Нестареющим достижением науки остается признание иранского характера языка скифов и родственных им сарматов 1 .

Его зачатки находим еще у древних:...Sarmatae, Medorum (ut ferunt) suboles (Plin. Naturalis historia VI, 19). Впрочем, современная наука унаследовала от античной в этой области не одни лишь достижения. До сих пор не преодоленным грехом античной учености может считаться слишком расширительное применение и толкование понятий "эллинство" и "иранство". Еще не изжито народноэтимологическое осмысление в греческом духе ряда местных названий, греческое происхождение которых нуждается в проверке. До наших дней дожила, например, еще страбоновская этимология названий, ·, (местность в азиатском Боспоре и тамошний эпитет Афродиты) - от греческого глагола 'обманывать', 'обманом'. "Чисто греческим" принято считать имя царя синдов ?, на основании чего историками делаются выводы о сильной эллинизации синдов в то время, но это могла быть грецизированная запись негреческого имени, ср. скифское царское имя Atheas (с близким исходом индо-иран. *-taya~) .

Расширительное употребление названий скифы, Скифия у древних авторов общеизвестно. Хотя критика нового времени раскрыла чисто литературный характер этой традиции, лингвистическая концепция индоевропейского Северного Причерноморья находится в современном сравнительно-историческом языкознании всецело под знаком своеобразного "паниранизма". В.И. Абаевым был выдвинут тезис: "Все, что не объяснено из иранского, в большинстве вообще не поддается объяснению" 2 .

Действительно, в литературе, например, уже указывалось специально на отсутствие славянского элемента в древней антропонимии и в целом - в * Впервые опубликовано: Вопросы языкознания. 1976. № 4. С. 39-63 .

См. из литературы: MtiUenhoff К. // Dcutschc Altcrtumskunde. III. Berlin, 1892; Миллер В. Осетинские этюды. Ч. III. Исследования. М., 1887; VasmerM. Untersuchungen iiber die altesten Wohnsitze der Slaven. I. Die Iranier in SiibruPland, Leipzig, 1923 ("Veroffentlichungen des baltischen und slavischen Instituts an der Universitat Leipzig", 3); Соболевский А.И. Русскоскифские этюды II ИОРЯС, XXVI, 1921; Абаев В.И. Осетинский язык и фольклор. I. М.; Л., 1949 (особенно раздел "Скифский язык": стр. 147 и сл.); Zgusta L. Die Personcnnamcn griechischcr Stadte der nordlichen Schwarzmeerkiiste. Die ethnischen Verhaltnisse, namentlich das Verhaltnis der Sky then und Sarmatcn, im Lichlc der Namenforschung. Praha, 1955 .

Абаев В.И. Осетинский язык и фольклор. С. 37 .

античной эпиграфике Северного Причерноморья. Казалось бы, наличие в этом районе какого-либо иного индоевропейского этноса, кроме вышеупомянутых, практически вообще маловероятно при нынешнем состоянии знаний. И все же вероятие иного, более сложного лингвоэтнического состава древнего Северного Причерноморья есть. Это вероятие питается главным образом фактами, которые можно обозначить как "нескифское в скифском" (о чем - ниже), а также внимательным изучением совокупных свидетельств античной традиции. Можно надеяться, что путь к определенным уточнениям и прояснениям (насколько они вообще возможны в этой трудной материи) лежит через непротиворечивое сопоставление и объединение показаний сравнительно-исторического я з ы к о з н а н и я и античной традиции. А противоречия здесь имеются. Так, например, существующая широкая иранистическая концепция языка древнего населения Северного Причерноморья как бы игнорирует наличествовавшее в античной традиции тонкое и весьма ясное противопоставление Скифии и Боспора, о котором мы еще будем говорить. Коренное население так называемого азиатского Боспора (нынешняя Тамань и восточное Приазовье) - синды и меоты - безоговорочно поглощаются названной выше концепцией. П р о б л е м а я з ы к о в о й принадлежности т а в р о в горного и южного Крыма зашла вследствие этого в безнадежный тупик, так как, с одной стороны, иранисты, помня указание Геродота об особом положении тавров, не решаются пока причислить и их к иранским племенам, а с другой стороны, те из современных исследователей, к о т о р ы е говорят о древнем этнолингвистическом вкладе Кавказа в азиатском Боспоре, за малыми исключениями, не решаются распространять такую теорию на Тавриду, хотя материально-культурные аналогии и связи между этими областями известны. Не удивительны поэтому встречающиеся в литературе утверждения, что язык тавров остается загадочным и неизвестным .

Н а с т о я щ и м м и р а ж о м предстает перед нами проблема киммерийцев, потому что о них, как и о более реальных скифах, имеются, правда, несколько туманные, сведения со всех берегов Черного моря, что разумнее отнести на счет расширительного употребления также имени киммерийцев. Расплывчатость древних донесений и слухов о дальних походах киммерийцев тем более настораживает нас, что собственно Киммерия это четко ограниченное, небольшое пространство земли - северная часть полуострова Тамань, точнее - современный полуостров Фонтан или Фанталовский (так!), запиравшийся с востока особым земляным Киммерийским валом. Об этом свидетельствуют Геродот и Страбон (,,, - -, Herod. IV, 11;, город на полуострове, со рвом и валом на перешейке, Strab. XI, II, 5). Географическое нахождение Киммерии в азиатском Боспоре очень вредит иранистической концепции, которая и в киммерийцах усматривает иранское племя. Это противоречит античной традиции, специально упоминавшей о родстве киммерийцев и фракийцев-треров .

Новый труд западногерманского историка Г. Шрамма 3 с его оригинальной Schramm G. Nordpontische Strome. Namenphilologische Zugange zur Fruhzeit des europaischen Ostens. Gottingen, 1973 .

попыткой увязать киммерийский с древнеармянским грешит, пожалуй, все той же инфляцией понятия "киммерийский" (далеко отстоящий от Киммерии гидроним - 4 Дон', как и '? 'Кубань', объясняются у него из киммерийского, с постулируемым передвижением согласных). Однако единственная киммерийская глосса носит балканский, македонско-фракийский характер 4, ряд царей Боспора Киммерийского носил ярко фракийские имена, что позволяет исследователям говорить о фракийской принадлежности киммерийцев, ср. и попытку соответствующим образом прочесть их этноним 5. Отсутствие в распоряжении исследователей четких языковых критериев побуждает некоторых из них прибегнуть к более проблематичному обобщению, что синды и меоты - преемники киммерийцев 6. Но внимательное чтение древних авторов и складывающаяся на этой базе географическая картина этого не подтверждают, а, напротив, ясно говорят нам, что Киммерия и Синдика не совпадают друг с другом, их разделяет Таманский (древний Корокондамский) залив, а Киммерия, к тому же, отгорожена от более восточных меотов, по-видимому, не одним только земляным валом (который и сам по себе, как и в других подобных случаях, должен был знаменовать этническую и политическую границу!

Ср. на Керченском полуострове так называемый вал Асандра, отделявший Боспор от скифов степного Крыма и т.д.). Любопытно отметить, что ни одно название, этимологизируемое нами как синдомеотское, не локализуется в собственно Киммерии .

Несомненное, при всех возможных коррективах, древнее наличие иранцев в Северном Причерноморье легко может вызвать мысль также о древнем наличии где-то в относительной временной и территориальной близости их индоарийских родственников, праиндийцев. Например, археолог Б.А. Рыбаков неоднократно выступал (мне известны два его таких устных доклада в Академии наук СССР в течение 1975 г.) с наблюдениями о сходствах элементов трипольской археологической культуры (Правобережная Украина, III тыс. до н.э.) и культуры древних индийцев .

Однако совершенно ясно, что мысль о праиндийцах на Украине зависит от развития дискуссии о месте прародины индоевропейцев, а, следовательно, и о путях их расселения. В двух словах положение в нашей проблеме на сегодняшний день можно резюмировать следующим образом: нахождение индоарийцев (праиндийцев) в какой-то момент к северу от Черного моря принимается всеми, в то же время во всем индоевропейском языкознании нет положения более абстрактного, чем это. Одно из проявлений схематизма существующих воззрений на этот счет мы видим в том, что постулируемое разделение индоиранцев на индоарийскую (праиндийскую) и иранскую ветви где-то к северу от Черного моря явно или неявно мыслится как сопровождавшееся полным уходом всех индоарийцев "до Имеется в виду 'подземные жилища' (Эфор у Страб. V.4, 5), сближаемое с dpyeXXa· / (Гссихнй), алб. ragal(e) 'хижина', рум. arged 'землянка' .

Сведения см. Schramm G. Op. cil. P. 199 .

См. статью Tcmarundam "matrcm maris" (выше) .

Блаватский В.Д Архаический Боспор. МИА СССР. № 33, М., 1954. С. 42; Артамонов М.И. К вопросу о происхождении боспорских Спартокидон // ВДИ. 1949. 1. С. 35 .

последнего человека" на юго-восток 7. Так вряд ли было в действительности. В действительности уже a priori следовало допускать сохранение остатков праиндийцев в отдельных районах Северного Причерноморья или даже на положении слоев, компонентов явно неоднородного скифского о б щ е с т в а 8 и соответственно - языка. Многое указывает на справедливость именно этого предположения. Начнем с античных свидетельств; им принадлежит первое слово т а к ж е в этом вопросе. Как традицией "мидийского", т.е. иранского происхождения скифов и сарматов, так и преданием об "индийских" племенах в Северном Причерноморье мы обязаны древним .

Эти лаконичные древние исторические свидетельства и глоссы породили затяжной спор в науке. Речь идет об одной из научных контроверз, которые старше самой науки. Судя по всему, античные авторы знали два варианта названия племени синдов - / и. Второй вариант явно иранский, причем иран. *hind- в ионической Греции претерпело псилозу (утрату густого придыхания). Иониец Геродот (V в. до н.э.) совершенно закономерно поэтому пишет - ? "в (землю) индов", когда он рассказывает о набегах скифов на повозках зимой через замерзший Боспор в Синдику (Herod. IV, 28). В большинстве списков Геродота представлен вариант -, отражающий форму, услышанную историком от информаторов-иранцев, которых было немало в припонтийских странах. Тогда как ф о р м а ?, н а з ы в а е м а я т а к ж е для Геродота либо в качестве основной, либо в качестве вариантной, и ф о р м ы,, приводимые большим числом позднейших авторов (Скилак Кариандский, Страбон, Николай Дамаскин, Дионисий, анонимный автор перипла Черного моря, С т е ф а н Византийский, Н и к и ф о р Блеммид, Полнен), равно как латинская форма Sindi (Присциан), Sindones (Помпоний Мела) 9, восходят к особой неиранской форме, записанной или услышанной на месте. Тут и начинается упомянутый вечный спор, подогреваемый классическими филологами, которые, стремясь исправить текст, окончательно запутывали дело. Один вариант объявлялся при этом верным, остальные - неверными, мнения разделялись, в результате чего одни читают у Геродота ·, другие - -.

Особенно трудным для науки оказался следующий глоссовый текст из древнего словаря Гесихия:

,· 1 0. Классическая филология и критика текста всяСр.: Лбаев В.И. К вопросу о прародине и древнейших миграциях индо-иранских народов // Древний Восток и античный мир: Сборник статей, посвященный проф. В.И. Авдиеву .

М., 1972. С. 36: "II тыс. до н.э., 1-ая пол. Арийская общность распадается на две ветви, протоиранскую и протоиндийскую. Последняя покидает территорию Европы и через Переднюю Азию проходит в Индию" .

Ср.: Treimer К. Die Ethnogenese der Slawen, Wien, 1954 (с ошибочной в целом теорией скифского языка как индийского суперстрата на кавказском субстрате, см. с. 41, 47, 75);

Бшецький А.О. Проблема мови сюф1В // Мовознавство. Науков1 записки. XI. Кшв, 1953 .

С. 75, 81-82, 86 .

См.: Латышев В.В. Известия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе. I. Греческие писатели. СПб., 1893; II. Латинские писатели. Вып. 1. СПб., 1904;

Вып. 2. СПб., 1906; PapeW., BenselerG. Worterbuch der griechischen Eigennamen, II, Graz,

1959. S.1396: .

"Hesychii Alexandrini Lexicon" recensuit M. Schmidt. I-IV. Jenae, 1858-1882, s.v. .

чески улучшала это место, предлагая чтения ·, т.е. "синды - синдское племя (!)" или · ? "синды скифское племя", хотя первое бессмысленно, второе маловероятно (см .

выше о Скифии и Боспоре) и т о л ь к о чтение - кажется правильным и естественным по смыслу: "синды - индийское племя". Следует примириться с жизненностью обоих вариантов начала слова и в свою очередь отнестись критично к усилиям гиперкритиков, усматривавших везде описки, например утрату начальной сигмы (, ) под влиянием конечной сигмы предшествующего слова (-, хотя последовательность "описок" говорила, конечно, совсем о другом, а именно о стоявшем за ней предании, традиции. Это частная, казалось бы, деталь заслуживала того, ч т о б ы на ней остановиться, поскольку направление, указываемое ею, в конце концов должно привести к решению проблемы синдов и их языка. Во-первых, как уже сказано, за этими вариантами письма и глоссами стоит предание об индийской принадлежности синдов, которое мы сейчас меньше всего намерены подвергать сомнению; во-вторых, уже здесь содержится один из точнейших лингвистических критериев опознавания индоарийских, индийских языковых фактов - сохранное этимологическое индоевропейское J. Варьирование ? - \ ' I ? - ? не должно быть камнем преткновения, как мы это обычно наблюдаем у филологов и лингвистов, решающих этот вопрос в духе предпочтения одной из форм, но должно свидетельствовать, скорее, о существовании иранско-неиранских контактов, функционировании, как сейчас говорят, формулы пересчета звукосоответствий одного языка на другой близкородственный. Точно такая же пара звукосоответствий независимо установилась на другой периферии, между Индией и Персией - др.-инд. sindhu- ' р е к а ', особенно 'река Инд' и др.-перс. hindu- 'Индия', причем иран. hind-, как полагают, явилось заимствованием, иранизацией индийской формы 1 1 .

Но вернемся к истории вопроса, которой еще предстояло проделать весьма тернистый путь .

Особое место в ней занимает книга К. Риттера, написанная на самой заре сравнительно-исторического языкознания с наивно-романтическим отождествлением санскрита и праязыка, Индии и прародины. Для Риттера Индика и инды (как он упорно именует Синдику и синдов) - это одна из многих колоний древнеиндийских жрецов-буддистов, переселившихся в доисторические времена в понтийские и другие страны из Азии, Индии 12. Теория Риттера по понятным причинам была Wackernagel J.. Debrunner A. Altindischc Grammatik. II. 2. Gottingen, 1954. S. 475 .

Ritter C. Die Vorhalle europaischer Volkergeschichten vor Herodotus um den Kaukasus und an den Gcstadcn des Ponlus. Einc Abhandlung zur Altcrtumskundc. Berlin, 1820. Материалы и отдельные конкретные идеи этой книги интересны и сейчас, например, сближение упоминавшегося нами ' ? с др.-инд. avatar или avatur 'descensus' (с. 58, 63). Мы бы предположили происхождение из индоар. * af)(a)-tur- 'преодолевающая воды'. Храм Афродиты Апатуры на мысе Дубовый рынок стоял лицом к водам Ахтанизовского лимана, и богиня была видна издали с кораблей. Вспомним, что в Горгигшии (Анапе) почиталась АфродитаНавархида, т.е. 'судоначальница', покровительница моряков (Кругликова И.Т. Синдская гавань, Горгиппия, Анапа. М., 1975. С. 63) .

обречена на неуспех 13, а впоследствии и вовсе позабыта, хотя не без ее воздействия в историко-археологической литературе XIX в. о Боспоре еще продолжали время от времени всплывать упоминания, что таманские синды - выходцы из области Синд, близ Бактрии 1 4. Остается фактом, что именно географ К. Риттер одним из первых в научной литературе нового времени вновь поставил вопрос о связи синдов и Индии. Сейчас ясно, что Индия - конечная точка этого движения, а не наоборот, как думал Риттер. И если современная наука т о л ь к о еще "ставит вопрос, почему топоним Синд (в Северо-Западной Индии. - О.Т.) не засвидетельствован в текстах III и II тыс. до н.э." 15, то самое время ответить на него, что этот топоним принесли арии с Северного Кавказа и из Северного Причерноморья, где он уже сложился в различных функциях еще раньше, хотя письменность греков зафиксировала его в сравнительно позднее время - в V, от силы - в VI в. до н.э. 16 После неудачи Риттера прошло более столетия, и можно сказать без преувеличения, что за все это время не появилось ничего достойного упоминания о языке синдов 17. Так продолжалось до тех пор, пока П. Кречмер не выступил в самый разгар второй мировой войны с небольшой статьей "Индийцы на Кубани" 1 8. Почва для этого была подготовлена ранее отчасти открытиями в области письменности и языков народов Передней Азии (из них упомянем лишь следы пребывания индоарийцев в государстве Митании, Сев. Месопотамия, XIV в. до н.э.), отчасти - собственными разысканиями Кречмера о кавказском пути древних индийцев в Переднюю Азию. Опуская здесь археологическую аргументацию, привлеченную автором для доказательства того, что индийцы прошли дербентским проходом, приведем его лингвистические аргументы. Кречмер обратил внимание на то, что Геродот в известном месте (см. выше) различает скифов и синдов. Далее, автор приложил усилия, чтобы реабилитировать показания Гесихия · ёфуо?' I и геродотовское TOUS* '-, одновременно указав впервые на "подлинную, национально-индийскую форму" самоназвания индийцев, сохраненную как раз в имени племени, близко соответствующем др.-инд. sindhavas мн. 'речные Klaproth. Commentaire sur la description des pays caucasiens de Strabon // Nouveau journal asiatique. I. Paris. 1828. P. 299: "Догадка знаменитого немецкого географа, который полагал, что нашел в народности синдов индийскую колонию, кажется мне совершенно неприемлемой, и я думаю, что мой ученый друг ее давно оставил" .

Ср.: А шик А. Воспорское царство. Ч. 1, Одесса, 1848. С. 5, 15; МельниковРазведенков С.Ф. Воспор Киммерийский в эпоху Спартокидов // Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. XXI. Тифлис, 1896. С. 6 .

Hansman J. A periplus of Magan and Meluhha // BSOAS. 36. 3. 1973. P. 566 .

Блаватский В.Д. Древнейшее свидетельство о Синдике // Изследвания в чест на акад. Д. Дечев. София, 1958. С. 703 и сл. (догеродотовское упоминание о ^/ у Гиппонакта Эфесского, VI в. до н.э.) .

Так, о "весьма смелом предположении" Шантра (Chantre. Recherches anthropologiques dans le Caucase. I. Paris, 1885, P. 87-88) о том, что синды - цыгане, которые сами называют себя sinte, упомянуто в кн.: Лanno·Данилевский А. Древности кургана Карагодеуашх как материал для бытовой истории Прикубанского края в IV-III вв. до Р.Х. // Материалы по археологии России, изд. имп. Археол. комиссиею. № 13. СПб., 1894. С. 106, примеч. 6 .

Kretschmer P. Inder am Kuban // Anzeiger [der] Akademie der Wissenschaften in Wien .

Philosophisch-historische Klasse. 80. Jg., 1943 (1944). N I-XV. S. 35-42 .

жители', производному от преимущественно индийского sindhu- 'река вообще', 'река Инд и примыкающая страна' (иранцы обозначают реку совершенно иначе). Река, в низовьях которой сидели синды, называлась в древности Hypanis, в средние века Cuphis, (вин. п., Н и к и ф о р Григора), · (Кедрен); Кречмер сближает этот гидроним с древними формами названия реки Кабул, впадающей в Инд с запада, - Страбон XV, 697), (Арриан и др.), а также др.-инд. Kubha. Оставляя в стороне Hypanis как скифскую форму, автор объединяет все остальные как отражения древнеиндийского названия Кубани, занесенного индийцами затем в Индию. Достаточно прозорливо он обратил внимание и на "второй" Hypanis (визант. *), объяснив его тем, что "синды раньше сидели на Буге, который тогда прежде Кубани должен был носить название Kubha". Полезно и замечание Кречмера, что индийская принадлежность синдов не могла ускользнуть от близкородственных им соседей иранцев-скифов. Таковы, как видим, очень немногочисленные, но и сегодня убедительные в наших глазах доказательства Кречмера, хотя мы не можем не отметить, что не упомянутый им Риттер за сто двадцать лет до него уже обратил внимание на индийскую природу синдов,, на близость названий Hypanis 'Южный Буг' - Hypanis 'Кубань' и Hypanis, Hyphasis в Индии (Диодор Сицилийский XVII. 93). Б о л ь ш е того - Риттер обратил внимание на то, мимо чего прошли и К р е ч м е р, и все о с т а л ь н ы е исследователи, - это древнее строительство искусственных каналов в так называемой Синдской Скифии (Scythia Sindica) - в низовьях Ю. Буга и к северу от К р ы м а, а т а к ж е на нижней Кубани (по данным Плиния и С т р а б о н а ) 1 9, что предполагает давнюю оседлость и высокий уровень развития земледелия. Это указывает еще на одно вероятное серьезное отличие синдов от скифов и дает синдам характеристику, гораздо более выпуклую и отличную от той, которую дал им Кречмер, увидевший в них лишь индийских коневодов северопонтийских степей .

Статья Кречмера явилась этапной, его выводы, например, полностью принял В. Бранденштейн 2 0, они получили некоторое, правда, очень беглое отражение у других авторов 2 1, но гораздо более заметной оказалась как Ritter С. Op. cit. S. 181, 187. О развитии строительства искусственных каналов в Индии см.: Культура древней Индии / Сост. и отв. ред. А.В. Герасимов. М., 1975. С. 32 .

Brandenstein W. Die alten Inder in Vorderasien und die Chronologie des Rigweda // Fruhgeschichte und Sprachwissenscaft. Wien, 1948. S. 134 и сл .

Benin., Grantovsky. Kinsmen of Indians on Black Sea shores // Soviet land. An illustrated fortnightly magazine published by the Information department of the USSR Embassy in India. XV. 10, May, 1962. P. 26-27. Авторы этой краткой популярной информации уместно вспомнили об обнаруженном в Тузле (античная Корокондама), на Таманском полуострове эпиграфическом женском имени'I, V в. до н.э. См. сведения о нем: Сорокина И.П. Тузлинский некрополь. М., 1957. С. 16; Корпус боспорских надписей / Отв. ред. акад .

В.В. Струве. М.; Л., 1965. С. 641 (№ 1103). Обычно считается, что' - это имя рабыни и вольноотпущенницы (при имени нет указания на отца или мужа), указывающее только на страну происхождения, ср.,. Но / в стране синдов - едва ли простая случайность .

В.Н. Топоров (Топоров В.Н. О некоторых проблемах изучения древнеиндийской топонимии // Топонимика Востока. М., 1962. С. 63) пишет: "Задача сводится к обследованию широкой полосы от Причерноморья, где античные источники помещают "Синдику", "индиев", до территорий, непосредственно прилегающих к Индии с запада..." .

раз отрицательная реакция в последующей литературе. Один из ранних критиков теории Кречмера - норвежский иранист Г. Моргенстьерне 2 2 обратил внимание на то, что, если = санскр. Sindhavah мн. (только в Махабхарате и поздних источниках), то это предполагало бы существование названий реки *- 'Кубань', чего классические источники не знают. Моргенстьерне сомневается, далее, в исконном индоарийском происхождении др.-инд. sindhuчто уже совсем напрасно. Для того чтобы уверовать в то, что разделение индоарийцев и иранцев состоялось в степях Южной России, норвежскому лингвисту явно не хватает здесь гор и других топографических преград (с. 237), но с таким же правом можно утверждать, что именно степные просторы благоприятствовали разделению и рассеянию народов.. .

Число ф а к т о в оставалось прежним (их было мало и у Кречмера), а скептицизм с годами рос. Эгуста в упомянутой в ы ш е книге 1955 г .

(примеч. 1) называет теорию Кречмера "eine gewagte Hypothese". Значительную близость - Sindhavas он уже готов признать случайным созвучием, потому что есть местные названия в Писидии и в Ликии, но первое из них лучше оставить в стороне ввиду наличия вариантов",, 2 3, а название (город в Ликии), в конце концов, не такого свойства, чтобы поколебать приведенное выше тождество. Но настоящим гиперкритицизмом в адрес Кречмера проникнута статья В. Эйлерса и М. Майрхофера 2 4. Возведению гидронимов, - ' К у б а н ь ', · 'Ю. Б у г ' к др.-инд. Kubha они противопоставляют этимологию из ср.-иран. кб/ёп ' г о р н ы й ' (др.-иран .

*kaufaina-). С равнинным Бугом эта этимология как-то не вяжется. Все, что Кречмер сказал об этнониме, встречает неизменное сомнение обоих авторов: Sindhavah - "не старше эпоса", sindhu- - едва ли арийское (доказательства?), основу sind- можно встретить там, где индийцев никогда не было, - в Македонии, Писидии (про Писидию мы уже сказали выше, "созвучие" с македонскими синтами, синтиями не очень веско). Наконец, опираясь на глоссу Фотия · ·, Эйлере и Майрхофер утверждают, что вся античная географическая традиция считала синдов скифами 2 5, а это в корне неверно, и ниже мы приводим мнения лучших знатоков античной истории и археологии синдов и вообще Боспора, которые безоговорочно доказывают противоположное. Мы были одно время согласны вместе с Эйлерсом и Майрхофером вычеркнуть Croucasim ' К а в к а з ' (Плиний) из числа индийских реликтов, куда его отнес Кречмер, полагая, что здесь, скорее, отражено др.-иран. (скиф.) *xrohu- 'лед' 2 6, но ниже мы пересматриваем это мнение .

Morgenstierne G. Indo-European к' in Kafiri // NTS. XIII. 1945. P. 235 и сл. Сведениями об этой статье я обязан любезности И.М. Оранского .

аре W., Benseler G. Op. cit. II. S. 1395 .

Eilers W., Mayrhofer M. Namcnkundlichc Zcugnissc der indischcn Wanderung? Eine Nachprufung // Die Sprachc. VI. I960. S. 107 и сл .

Ibid. S. 115 .

Ibid. S. 116 .

На этом спор, казалось, затих. Аргументы за и против были исчерпаны, новый фактический материал не поступал. В вопросе об этногенезе синдов, которым в последние десятилетия в советской литературе почти исключительно занимаются археологи и историки, наметилась тенденция восполнить отсутствие четкой лингвистической концепции синдов автохтонистской теорией западнокавказского их происхождения: "синды языковые предки адыгов". В пользу этой довольно популярной теории говорили как будто многие весьма здравые соображения. Вместо абстрактных скифов, фракийцев и еще более абстрактных, казалось бы, для Северного Причерноморья индоарийцев, исчезнувшее племя синдов ассоциировалось на этот раз с совершенно конкретными обитателями практически этих же и соседних с ними мест - кабардинцами и адыгейцами .

Однако не нужно упускать из виду, что ученые, разделявшие мнение об адыгском, западнокавказском происхождении синдов, в сущности, не ставили задачу систематической специальной проверки в этом плане всего лингвистического материала (а т а к о в ы м следует, в первую очередь, считать всю древнюю ономастику, все доступные эпиграфические остатки с территории исторической Синдики и примыкающих земель прочих меотских племен; о том и о другом - ниже). Авторы работ о древностях Тамани, Приазовья и Прикубанья, будучи в основном историками и археологами 27, не шли в упомянутом вопросе дальше общих утверждений .

Мы не ставим под сомнение автохтонность западнокавказских народов .

Но автохтонные народы тоже не были чужды известных передвижений и изменений своих этнических границ. В средние века и новое время адыги определенно обитали также на морском побережье, в том числе - на Таманском полуострове. Но еще Клапрот здраво заметил, что в языке черкесов нет даже слова, обозначающего остров 28, а это было бы противоестественно для древнего местного населения Таманского полуострова, который вместе с дельтой Кубани в древности представлял не один, а несколько островов - целую "полинезию" 29 .

Путешественники прошлого застали у причерноморских черкесов предания, что здешние курганные могильники и монументы вроде дольменов принадлежат народу, проживавшему до них в этих краях 3 0. Нашу мысль можно лучше всего выразить, прибегнув к словам Ю. Клапрота в его уже цитировавшемся комментарии к Страбону: "Племена меотов, См.: Крупное Е.И. Древняя история Северного Кавказа. М., 1960. С. 395, 397;

Анфимов Н.В. Племена Прикубанья в сарматское время // СА. XXVIII. 1958. С. 62; Он же .

Мсоты и их взаимоотношения с Боспором в эпоху Сиартокидов // Античное общество:

Труды конференции по изучению проблем античности. М., 1967. С. 127 и сл.; Крушкол Ю.С .

К вопросу об этоногенезе синдов // Там же. С. 158 и сл.; Она же. Древняя Синдика. М.,

1971. С. 43, 231; Лавров Л.И. О происхождении народов северо-западного Кавказа// Сборник статей по истории Кабарды. III. Нальчик, 1954. С. 193 и сл .

Klaproth У. v. Rcise in den Kaukasus und nach Gcorgien unternommcn in den Jahrcn 1807 und 1808. I. Halle; Berlin, 1812. S. 557, примеч. Факт отсутствия лексемы "остров" в адыгских языках подтверждает и А.К. Шагиров (устная консультация) .

См.: Герц К. Археологическая топография Таманского полуострова. М., 1870. С. 5 .

Тебу де Мариньи Ж.-В.-Э. Путешествие в Черкесию в 1818 г.// Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII—XIX вв. / Сост. В.К. Гарданов. Нальчик,

1974. С. 312-313, 318 .

населявшие во времена Страбона эту часть побережья Черного моря, исчезли, уступив место племенам черкесского и абхазского происхождения" 3 1. Сейчас уже трудно сказать, кому первому пришла в голову повторяемая всеми старая мысль, что античные керкеты и черкесы - это одно и то же название "в несколько измененном виде" 32. Но (Скилак Кариандский, Страбон) - не что иное, как другое название меотского племени торетов, так сказать, греческий эпитет этих последних, от греч. · 'особый руль, кормовое весло'. Еще в лексиконе Фотия на сей счет ясно сказано: : ?, · 33. "Керкиты - индийское племя, которое пользуется длинным кормовым веслом, называемым \". К слову сказать · - нормальный греческий апеллатив, производный с -r-суффиксальным от глагольно-именного корня -, -, известного в ремесленной терминологии. Ничего адыгского здесь нет, и обозначение (Dionys. Perieg. 682) можно толковать как 'тореты с длинными рулями'. Об этнониме (также,, у тех же авторов, ср. еще Toryni - С. Valerius Flaccus. Argon. 144) можно высказать предположение, что это суффиксальное производное от индоевропейской основы, родственной др.-инд. (Атхарваведа,..) tara- 'берег'. В ином суффиксальном оформлении эта же основа представлена в названии близлежащего города и порта ? (Scyl. Caryand. 74), что мы прочли бы как прилагательное 'береговой'. Ср. еще др.-инд. tara м.р .

' п е р е п р а в а ', tarika м.р. 'паром, лодка' (Monier-Williams. A SanskritEnglish dictionary. Oxford, 1964. P. 438, 439; Sircar D.C. Indian epigraphical glossary. Delhi; Varanasi; Patna, 1966. P. 338). Такое обозначение как нельзя лучше подходило местной ветви меотов, называвшейся "понтийским п л е м е н е м " (, ?, Steph. Byz. 280) и слывшей "весьма мореходными" (. Anon. Per. p. Eux. 65(24). Индоевропейский вид этих названий и способ сочетания их морфем заставляет нас быть осторожными в отношении попыток дать названию торетов адыгскую этимологию, а тем более связывать их на этой почве с таврами 34. Адыгская этимология JI. Лопатинского - -, · 'Азовское море', из адыг. Mei ' в о н ь \ '}аме 'болото, тина, л у ж а ' 3 5 - оставлена наукой 3 6. Весьма популярна аналогичная этимология точно не локализоKlaproth. Commentaire sur la description des pays caucasiens de Strabon. P. 302 .

Лавров Л.И. Указ. соч. С. 195 .

Photii lexicon е codice galeano descripsit R. Porsonus, Pars prior. Lipsiae, 1823. P. 136 (157, 9) .

См.: Лавров Л.И. Указ. соч. С. 197. После работы И. Толстого "Остров Белый и Таврика на Евксинском Понте" (Пг., 1918), показывающей возможность вторичного переноса названий, с Лемноса и его обитателей на Крым и чисто греческую мифологическую природу этого акта, маловероятно, чтобы было самоназванием туземцев Крыма .

Лопатинский Л. Заметки // Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. XXI. Тифлис, 1896. С. 77 .

Vasmer. Untersuchungen iiber die altesten Wohnsitze... S. 166. По устному указанию А.К. Шагирова, адыгское словообразование требовало бы здесь прямо противоположного порядка компонентов .

ванного названия реки - и, видимо, производного от него названия меотского племени, ср. адыгейское и кабардинское псы 'вода', а т а к ж е название Кубани у адыгских народов - Псыжь, букв, 'старая река' 3 7, но и здесь можно допускать индоевропейские, доадыгские истоки, особенно ввиду сложных отношений к паре ·, название реки, \ название племени в азиатском Боспоре. Н е к о т о р ы е авторы цитируют рядом, (Ptol. V, 8, 17-25, конъектура Бёка: ?) 'фатеи-меоты'). Догадка Клапрота относительно тождества рек \ - (у Клапрота - Psathus) и Кумлы-Кубанъ (тюрк.) ' п е с ч а н а я Кубань' 3 8 - по Клаироту, северный рукав Кубани позволяет выдвинуть п р е д п о л о ж е н и е об о т р а ж е н и и здесь старого апеллатива со значением 'песок' - *psat- и.е. *bhsmt-, ср. греч. (гомер.) · 'песок' и родственные. Трудную пару - -\ кажется возможным объяснить, лишь допустив вторичную иранизацию *psatphat- That-; об иранизации ф а т с е в может свидетельствовать тот, правда, единичный факт, что в междоусобной войне Эвмела, Сатира и Пританиса принимал участие царь фатеев с иранским именем' * (Diod. Sic. Bibl. XX, 22) .

Дальше на юг и ближе к Кавказским горам следы контактов боспорских и прочих греков с немеотскими и, возможно древнеадыгскими местными племенами вполне реальны. Вспомним местность / (Diod. Sic. XX, 25), в ы з ы в а в ш у ю сильные сомнения В.В. Латышева 3 9, по-видимому, отдаленный район, поскольку речь в тексте идет о предоставлении его переселенцам. Развеять в какой-то мере сомнения помогает наличие реки Псоу (адыгско-абхазское) 'длинная р е к а ', впадающей в Черное море у самой границы Абхазии 4 0. Адыгское Щэмэз 'Новороссийск', откуда Цемесская бухта (Ц/э 'вошь', мэз 'лес') 4 1, как-то отражено в причерноморском этнониме-прозвище ' в ш е еды' 4 2 .

Поскольку далее у нас излагается попытка реконструкции ряда лексем древнего языка местного населения азиатского Боспора, может оказаться полезной небольшая предварительная сводка синонимичных адыгских лексем. Речь идет о немногочисленной фондовой лексике, обозначающей самые элементарные и основные понятия: 'мать' - кабардинское анэу адыгейское ны, 'старый' - каб., адыг. жъы, 'море' - каб., адыг .

Лопатинский Л. Указ. соч. С. 77-78; Лавров Л.И. Указ. соч. С. 194; Коков Дж.Н .

Кабардинские географические названия. Нальчик, 1966. С. 10 .

Klaproth. Commcntairc... P. 62 .

Латышев В.В. // Изборник научных и критических статей по истории, археологии, географии и эпиграфике Скифии, Кавказа и греческих колоний на побережьях Черного моря, СПб., 1909. С. 171 и сл .

Коков Дж.Н. Указ. соч. С. 13, 145. Сближение : Псоу см. еще: Трубачев О.Н .

Некоторые данные об индоарийском языковом субстрате Северного Кавказа // ВДИ. 1978 .

№ 4. С. 40 .

Коков Дж.Н. Указ. соч. С. 152 .

Маловероятно о последних см.: Беляев В.Ф. К вопросу о толковании этнической принадлежности древнегреческого этнонима // ВДИ. 1964. 3. С. 130 и сл. (с литер.) .

хы, ' ж е н щ и н а ' - каб. фыз, адыг. шъуыз, ' д е в у ш к а ' - каб., адыг .

хъыджэбз, 'дева' - каб., адыг. пшъаигъэ, 'хороший' - каб. ф/ы, адыг .

ьиъ1уы, также дэгъуэ/дэгъу, 'селение' - каб. къ1уажэ, адыг. къуадж, 'один' - каб., адыг. з ы, 'вода' - каб., адыг. псы, 'берег' - каб. ныджэ, адыг. ныджы, 'умереть' - каб., адыг. л/эн, 'черный' - каб. ф1ыц1э, адыг .

шъ\уъщ1э, 'темный' - каб. ч1ыф1, адыг. шъ\уынч\43. Н е говоря уже о словообразовании и структуре доступного нам туземного лингвистического (главным образом ономастического) материала азиатского Боспора, индоевропейского по характеру, следует отметить, что способы лексического воплощения одних и тех же семем ('мать', 'море', ' ж е н щ и н а ', 'хороший', 'темный', 'черный'...), насколько мы можем судить об этом с п о м о щ ь ю этимологической реконструкции, принципиально отличны в реконструируемой туземной лексике азиатского Боспора от лексики адыгских языков .

Итак, синды... К т о же они? - "К меотам принадлежат сами синды и дандарии, и тореаты, и агры, и аррехи, а т а к ж е тарпеты, обидиакены, ситтакены, досхи и многие другие..." (Strab. Geogr. XI, 2). Страбон первый указал на принадлежность синдов к меотам, большой совокупности племен, родственных, очевидно, по языку. Однако его достаточно длинный перечень заведомо не полон; один важный пробел легко восполняется из других авторов, указывающих на принадлежность к меотам т а к ж е племени язаматов ( ·, Anon. (Scymn. Ch.) Perieg .

878), или я к с а м а т о в ( $vos\ Ptol. Geogr. V, 8), иксоматов ( \ Polyaen. Strateg. VIII, 55). Эти яксаматы были самым северным из крупных меотских племен и граничили, видимо, по Дону с иранцами-сарматами. Показания отдельных авторов существенно отличаются, нуждаются в специальном изучении и комментариях. Например, ср .

Pomp. Mela I, 114: "Изгибающийся берег от Босфора до Танаиса населяют меоты (Maeotici), ф а т ы (Thatae), сирахи, ф и к о р ы (? Phicores) и близкие к устью реки иксаматы". Мела, как видим, включил в перечень меотов т а к ж е племя сираков, живших немного к югу от устьев Дона; это скорее подтверждается некоторыми нашими наблюдениями, хотя вообще сираки нередко трактуются как близкие сарматам. Плиний упоминает меотов вместе с многими другими племенами, названия которых у него даны подчас в весьма темной форме, что не умаляет, однако, уникальности свидетельств именно этого автора. Племена Приазовья и Северного Кавказа у Плиния - большая самостоятельная проблема, о которой мы не можем здесь говорить подробно. Достаточно сказать, что, кажется, ему одному принадлежит ценнейшее указание, что меоты жили т а к ж е по северному берегу Азовского моря: "От Буцеса (северо-западная часть Азовского моря - О.Т.) выше Меотиды - савроматы и эсседоны, а по берегу до самого Танаиса - меоты, от которых получило имя озеро" (Plin .

Nat. hist. IV, 88). Любопытное беглое свидетельство Евстафия, а также Стефана Византийского о том, что Таврический полуостров назывался Сведения почерпнуты из книг: Шагиров А.К. Очерки по сравнительной лексикологии адыгских языков. Нальчик. 1962; Он же. Этимологический словарь адыгских (черкесских) языков. I (А - Л1) .

т а к ж е и Меотским (· ) 4 4, как бы приотк р ы в а е т тайну первоначальных связей и их масштабов. Ясно, что Киммерийский Б о с п о р (Керченский пролив) никогда не был серьезной преградой и этническим рубежом, ср. и т о т ф а к т, что единый политический организм - Б о с п о р с к о е царство - в течение почти т ы с я ч е л е т и я о х в а т ы в а л о оба берега пролива. Т о ж е следует у т в е р ж д а т ь об основном населении царства - меотах. Они б ы л и тесно связаны с Меотийским озером, предметом их особого культа "матери", согласно известию Максима Тирского 4 5, а т а к ж е - не в последнюю очередь - согласно этимологии имени меотов -,, (эпигр.) - грецизированного (но не греческого, как иногда думают) производного типа *maj-at-, *maj-it- с приблизительным значением 'материнский'. В этом отразился, надо полагать, местный вариант культа богини-матери, а главенствующая роль женского начала б ы л а в о о б щ е х а р а к т е р н а для местных племен с их " ж е н о в л а деемой" общественной организацией и прежде всего - для придонских я к с а м а т о в 4 6, из среды к о т о р ы х в ы ш л а воительница Т и р г а т а о .

Кстати, Дон-Танаис т а к ж е назывался · (Herod. IV, 45). Со стороны реальной, физико-географической, здесь нашло отражение то знание, к о т о р о е объединяет древних с современными географами (и не всегда принимается в расчет современными историками), что Азовское море - как бы расширенный лиман Дона, а Боспор - донское устье, самая выдающаяся функция к о т о р о г о - питать и з б ы т к о м пресных вод Ч е р н о е море. П о э т о м у можно позволить себе, в согласии с данными, реконструкцию ф р а г м е н т а мировоззрения: вопреки мнению отдельных лингвистов (выше), главной Рекой для меотов, их *?0 никогда не б ы л а Кубань, э т о б ы л Дон (подтверждения т а к ж е далее). Со стороны идеологической, здесь нашел о т р а ж е н и е упомянутый культ о б о ж е с т в л я е м о й матери, одним из воплощений к о т о р о й б ы л и воды Дона-Танаиса и Меотиды. Традиция определять - ' А з о в с к о е м о р е ' как ' м а т ь П о н т а ' (Herod. IV. 86), проходящая через всю античность, как и древняя этимология - : ' м а т ь - к о р м и л и ц а ' (Eustath. Comment, ad Dionys .

Perieg. 163), к о т о р у ю мы л и ш ь несколько аранжировали выше, заслуживает доверия. Греч, - своего рода этимологический ориентир, а не источник: и.-е. *maia представлено шире, ср. индийское Maha-Mai 'Magna Mater', у буддистов Н е п а л а, приводимое Р и т т е р о м (стр. 58 книги) в связи с · .

Эпиграфические свидетельства дополняют сведения из авторов, кратко названные выше, ср. устойчивые перечисления в титулатуре боспорских царей:...-,,,, 4 7 ;

...· 'царя синдов и всех мант о в ' 4 8 ;...·,, [ ], 4 9. Синды Цнт. но кн.: Rider С. Op. cil. S. 208-209 .

См.: Латышев В.В. Известия древних писателей... I. С. 591 .

Ростовцев М.И. Скифия и Боспор. Критическое обозрение памятников литературных и археологических. J1., 1925. С. 110 .

Корпус боспорских надписей. С. 18 (№ 6) .

Там же. С. 552 (№971) .

Там же. С. 553 (№ 972) .

часть меотов, и поиски следов языка синдов суть одновременно поиски языковых остатков этих последних. В литературе уже высказывалась мысль о близости всех меотов между собой и о едином языке у них 50 .

Косвенным отражением сознания самими мсотами этой взаимной близости может служить допускаемое учеными существование у меотов племенного союза, не идентичного политическим рамкам собственно Боспорского царства 5 1. Правда, ученые так з а к л ю ч а ю т больше по типологическим вероятиям, хотя могут быть предложены для обсуждения и я з ы к о в ы е свидетельства об этом. Например, у Лукиана (II в. н.э.) упоминаются неподалеку от Меотиды (Luc. Sam. Tox. 52), к о т о р ы е можно при поддержке др.-инд. mitra 'друг' 5 2 и соответственного производного прилагательного *mitraya- 'дружественный, союзнический' прочесть как 'горы Союзников'. Хотя Лукиана и осуждали за подражательность 5 3, против вымышленного характера говорит, как кажется, и такое, на первый взгляд, странное название, как 'страна Митридата (?)' (Ptol. V, 8, 17-25), очень конкретно локализуемое по соседству с сираками. Наверное, это порча первоначального * 'страна союзников' .

Некоторым исследователям представляется, что во главе меотского племенного союза стояли синды 5 4, что само по себе имеет чисто умозрительные основания. Удовлетворимся поэтому констатацией известного факта, что синды были более развиты экономически и культурно, только у них существовало в настоящем смысле слова государство 55, связанное иногда кровными узами с другими меотскими племенами, например с яксаматами, иногда враждовавшее с ними 56, хотя источники упоминают также "царей" фатеев, сираков .

Локализация меотских племен на географической карте - задача трудная, и ее решают по-разному. Достаточно сличить карты племен Восточного Приазовья у В.В. Латышева 5 7 и В.П. Шилова 5 8. Единственное, что объединяет этих авторов и кажется вообще бесспорным, это местоположение синдов в южной части Таманского полуострова (так называемый Синдский остров); более или менее одинаково - от Анапы до Новороссийска - помещаются к е р к е т ы - т о р е т ы, что теперь находит поддержку в Латышев В.В.... Grp. 64 .

Артамонов М.И. К вопросу о происхождении боспорских Спартокидов // ВДИ. 1949 .

1. С. 37; Анфнмов И.В. Племена Прикубанья в сарматское время // СА. XXVIII. 1958. С. 68;

Блаватская Т.В. Очерки политической исгории Боспора в V-IV вв. до н.э. М., 1959. С. 90 .

"Значение "друг" (санскр. mitra) не засвидетельствовано в авестийском и дрсвнеперсидском" {Justi F. Iranischcs Namcnbuch, Marburg, 1895. S. 503) .

T.B. Блаватская предлагает "безоговорочно исключить Лукиана из числа источников по исгории Боспора" (указ. соч. С. 146) .

Артамонов М.И. Указ. соч. С. 37; Шилов В.П. О расселении меотских племен // СА .

XIV. 1950. С. 102. Н.В. Анфимон (указ. соч.) говорит о главенстве сираков .

Мошинская В.И. О государстве синдов // ВДИ. 1946. 3. С. 203 и сл .

Ср.: Polyacn, Stratcg. VIII, 55 (новелла о мсотянкс Тиргатао, жене синдского царя, вышедшей из царского рода иксоматон) .

Latyschev В. Inscriplioncs orac septcntrionalis Ponli Euxini graccac ct lalinac. II. Petropoli, MDCCCXC, карта 2 .

Шилов В.П. Указ. соч. С. 122, рис. 2 .

этимологии их названия. Дандарии, вероятнее всего, жили в дельте Кубани, в плавнях, что, по-моему, разительно явствует из новой этимологии их этнонима, приводимой нами в конце р а б о т ы (в этих плавнях их и помещ а ю т, с н е к о т о р ы м и отличиями, оба археолога). Ч т о касается л о к а л и зации досхов, т а р п е т о в, ф а т е е в, псессов, она совершенно произвольна;

стоит л и ш ь о т м е т и т ь, что ф а т е и и псессы, хотя и п о м е щ а е м ы е Л а т ы ш е в ы м и Шиловым в а б с о л ю т н о р а з н ы х местах, всякий раз молчаливо т р а к т у ю т с я как соседние (ср. о них в ы ш е ). В общем здесь еще много р а б о т ы для критики. П о неизвестным мотивам Шилов опускает яксаматов, не говоря о сираках. В п р о ч е м, и на б о л е е с о д е р ж а т е л ь н о й к а р т е Л а т ы ш е в а мы не найдем страбоновских ситтакенов, обидиакенов, агров .

О т н о ш е н и я м е о т о в и скифов, Б о с п о р а и С к и ф и и давно и надежно о п р е д е л я ю т с я наукой как противостояние. Во-первых, имеется в виду самое прямое противостояние - демографическое: скифов практически не б ы л о в азиатской части Боспора, первоначально они не преобладали и в европейском Боспоре 5 9. Сарматизация азиатского Боспора - вторичный процесс. Во-вторых, меотов и их соседей разделяет противостояние культурно-бытовых укладов. М е о т ы - земледельцы, о чем согласно говорят и древние писатели, и современные археологи. "На всем э т о м п о б е р е ж ь е живут м е о т ы, земледельцы, но не менее воинственные, чем кочевники" (Strab. Geogr. XI, 2). М е о т а м и б ы л а о б ж и т а сравнительно н е ш и р о к а я полоса вдоль Азовского моря, дальше к востоку жили кочевники. Оседлость меотов ярко характеризовалась, например, интенсивным разведением свиней. О строительстве искусственных каналов мы уже упомянули в ы ш е. " Р а с с к а з ы в а ю т, что Фарнак некогда обратил и Гипанис против дандариев через какой-то старый канал, очистив его, и затопил страну" (Strab. XI. 2). Оседлость означала и б о л ь ш у ю густоту заселения, и некот о р у ю г а р а н т и ю сохранения и выявления следов этноса, к чему мы еще вернемся при обсуждении преемственности. П о л н о е исчезновение иранского элемента к востоку от Приазовья и нижней Кубани давно поставлено в связь с р е д к о с т ь ю заселения и именно к о ч е в ы м х а р а к т е р о м иранцевсарматов. Дифференциально могут б ы т ь выделены некоторые особенности м а т е р и а л ь н о й культуры, например, у п о т р е б л е н и е при погребениях подстилки из травы камки Zostera maritima, характерное во всем Северном П р и ч е р н о м о р ь е т о л ь к о для П р и а з о в ь я о т Т а м а н и до Танаиса. Следует упомянуть т а к ж е мнение об э т н о к у л ь т у р н о м родстве т а в р о в К р ы м а и древних ж и т е л е й В о с т о ч н о г о П р и а з о в ь я и П р и к у б а н ь я. С к и ф ы как постоянный компонент при этом решительно исключаются 6 0 .

Н е л е г к а я проблема источников изучения остатков я з ы к а синдов и меотов м о ж е т б ы т ь охарактеризована следующим образом. Письменность Жевеле в СЛ. Северное Причерноморье. М.; Л., 1953. С. 103, 160; Гайдукевич В.Ф .

Боспорское царство. М.; JI., 1949. С. 35, 57; Блаватский В.Д. Киммерийский вопрос и Пантикапей // Вестник МГУ. 1948. 8. С. 13; Блаватская Т.В. Указ. соч. С. 35, примеч. 112;

Сокольский И.И. Синдская скульптура // Античное общество: Труды конференции по изучению проблем античности. М., 1967. С. 203 .

Миллер В. Осетинские этюды. Ч. III. М., 1887. С. 97; Анфимов Н. Древние поселения Прикубанья. Краснодар, 1953. С. 9, 25-26; ШеловД.Б. Танаис и нижний Дон в первые века нашей эры. М., 1972. С. 235; Граков Б.Н. Скифы. М., 1971. С. 78, 79, 110, 113, 114, 119 .

синдов и меотов до нас не дошла, по-видимому, у них и не было своей письменности (примитивные знаки на глиняных табличках или тамгообразные знаки боспорских царей не имеют сюда отношения). К тому времени, когда у синдов отмечается наличие государства (V в. до н.э.), уже начинается эллинизация: все сферы жизни обслуживает греческое письмо. Таким образом, синдских и меотских письменных текстов нет. Не сохранилось даже ни одной номинальной синдской глоссы, т.е. такой, где бы слово, цитируемое как синдское (или меотское), сопровождалось переводом на другой язык. Это, казалось бы, безнадежное положение, однако, отнюдь не означает невозможности рассуждений на тему "синдский язык" и вовсе не уполномочивает нас к признанию реконструкции синдских языковых остатков неосуществимой. К настоящему времени наука имеет определенное представление о целом ряде древних языков, засвидетельствованных почти исключительно ономастикой. Таковы фракийский, иллирийский, мессапский языки. Таков скифский язык. Связных текстов на этих языках практически нет, однако никто не станет отрицать их реального самобытного существования. Положение с синдским языком очень напоминает положение с этими языками с той разницей, что проблема синдского языка еще труднее. Трудности лишь усугубляет необходимость подходить к реконструируемому древнему языку как языку живому с неизбежно сложным составом .

Скифские глоссы известны в некотором количестве. Эти номинальные скифские (т.е. названные скифскими) глоссы о к а з ы в а ю т с я нередко псевдоскифскими, когда они противоречат тому, что достоверно известно о скифском языке как иранском. Такая расширительная античная трактовка - в духе уже упоминавшейся "скифской" литературной традиции и идеализации древними всего скифского. Начнем с глоссы · (Hes.). В слове, которое явно членится на две части, можно правдоподобно выделить отражение и.-е. *mis- 'луна, месяц', которое в иранском нормально рефлексировало в форме mah- .

Ясно, что - не скифское название луны. Чье именно - сказать трудно (фракийский, армянский рефлексы этого индоевропейского слова имели бы свои отличия). Для более полного объяснения подошла бы индоарийская конструкция *mas- 'месяц' +рга-, ср. др.-инд. prata-, прич. прош. страд, 'наполненный', откуда - 'полная луна'. Разумеется, такие этимологии (особенно без четкой локализации) сохраняют значение пробных зондов, вызывая подчас новые проблемы (сохранение е и / нуждается в комментарии на арийском фоне). Не обходится здесь также и без ошибочных записей. Не более скифским оказывается слово sacrium, находимое у Плиния (Nat. hist. XXXVII, 40) в значении 'скифское название янтаря' и осторожно сближаемое с др.-инд. sarkara ' м е л к и е камешки, галька' 6 1 .

К числу псевдоскифских глосс Плиния мы относим ключевое для нашей проблемы место: Tanaim ipsum Scythae Sinum vocant, Maeotim Vasmer M. Unicrsuchungcn uber die altesten Wohnsitze... 11 Schriftcn zur slavischcn Alicrtumskundc und Namcnkundc. I. S. 148 .

Temarundam, quo significant matrem maris "Сам Танаис скифы н а з ы в а ю т Sinu-, (а) Меотиду - Temarunda, что (на их языке) означает 'мать моря'" (Nat. hist. VI, 20). Загадочное Temarunda 'Азовское море' получает при этом объяснение как сложение, целая именная фраза *tem-arun-da 'кормилица Черного моря' (mater maris). Последний компонент восходит к и.-е .

*dhi- ' к о р м и т ь (грудью)', р е ш а ю щ и м же для этнолингвистической атрибуции всей конструкции является то, как названо Ч е р н о е море .

С к и ф ы называли Черное море *axsaina-zraya-62, фракийцы скорее всего kirs-marхетты, возможно, - просто агипа- 'море' ('черный, темный' похеттски - dankui-). Обозначение Черного моря с помощью словосложения *tem-arun- могло принадлежать только индоарийцам, ср. др.-инд. tdmas ср .

р. 'темнота, мрак', drna- 'пучина' (в -агип- представлена еще не синкопированная форма). Эти "скифы" о к а з ы в а ю т с я приазовскими синдомеотами, на что, кроме близости Азовского моря, указывает плиниевское (там же) Tanaim... Sinum vocant. Те ж е самые "скифы" называли Танаис Sinu-, в котором мы видим легкое искажение первоначального синдомеот .

*Sindu-, идентичного др.-инд. sindhu- ' р е к а ', а т а к ж е с а м о н а з в а н и ю племени, о котором уже была речь выше 6 3. Изменению ф о р м ы *Sindu- *Sinu- при записи Плинием могло способствовать сходство с лат .

sinus 'залив' 6 4. Эта этимология как бы подкрепляет сказанное выше, что для синдомеотов Рекой по преимуществу, их Синдом был Дон, а не Кубань. О т г о л о с к о м т а к о г о названия Дона вплоть до относительно поздних времен можно считать обозначение Синяя Вода (1363 г.) 65 .

Главный лингвистический итог, к о т о р ы й можно извлечь из этих немногих пока фактов, - это то, что по крайней мере часть материала, попадающего в рубрику "нескифское в скифском", обнаруживает индоарийские особенности. Из них важнейшая, с фонетической точки зрения, сохранение и.-е. s этимологического (*sindu-, *mes-l, см. т а к ж е далее) .

Наличие индоарийских особенностей очевидно и с изоглоссно-лексической стороны (соответствие др.-инд. drna-, sindhu-, sarkara, при отсутствии иранских параллелей). Н о для широких обобщений мало единичных, пусть даже точных идентификаций, нужны ряды соответствий. Скудость источников является, как мы считаем, главной причиной того, что эти ряды выстраиваются с трудом. Поиски необходимо продолжать, зондируя возможные другие пласты "нескифского в скифском", например, имена скифских богов. То, что из этих имен, переданных Геродотом, по крайней мере часть не этимологизируется как иранские (назовем А п о л л о н ',, богиня домашнего очага), несмотря на попытки, было ясно многим языковедам (Миллер, Траймер, Белецкий) .

Vasmer. Osteuropaische Ortsnamen: 1. Das Schwarze Meer // Acta et commentationes Universitatis Dorpatensis. Ser. 1, I, 3, 1921. S. 3 и сл .

Подробно см.: статью Temarundam "matrem maris". С. 9 и след .

Курьезно, что др.-инд. Sindhu было записано тоже в форме Sin китайским паломником Сюан Цзяном {Law B.C. Tribes in Ancient India. Poona, 1943. P. 13) .

Идентификацию Синяя Вода = Дон см.: Брун Ф.К. // Труды I археологического съезда в Москве. 1869. II. М., 1871. С. 394-395 .

Как видно, псевдоскифские глоссы, продолжая оставаться интересным объектом нашего исследования, в количественном отношении не могут сами по себе быть основным источником предпринимаемой реконструкции синдомеотских я з ы к о в ы х реликтов. Основной источник - ономастика исторического Боспорского царства и смежных областей, доступная нам в античной литературе, с подключением данных, сохраненных более поздней литературой; сюда примыкает ономастика, дошедшая до нас в эпиграфике (всякого рода надписях) боспорских территорий.

Например, местные, племенные названия и личные собственные имена (без особой спецификации и без упоминания уже называвшихся выше) из греческих авторов:

-,, -,,, = - ' Н о в о р о с с и й с к ', -, -, -, ц а р ь сираков, - = -, рукав Кубани, -, одно из названий Дона, (), -, -, ",,

-, -,,,,,,,,,,, ',, -,,, /· ' Д о н ',,

-,, -, ", (),,,,,,,, -, с к и ф с к и й царь, -, скифский царь,,, -,, = = -,, (); из латинских авторов: Coracanda ' К у б а н ь ', Pyrra, Antissa, Coretus, Buces, Eon = Oium 'Синдский остров', Camacae, Mazamacae, Carastasei, Menotharus, Caroni, Meandaraei, Bitiae, Thibii, Zorsines. царь сираков, Soza, город дандариев, Uspe, город сираков, Panda, Derbis, Dia, Careon, Carriziton, Suppatos, Dina = Dia, Sita, Dandareon, итал. Palastva = турецк. Balisera, коса на Азовском море; из эпиграфики Северного Причерноморья:

-, [],,,, -, /- /

-, 3\ .

Первый критерий синдомеотской принадлежности названия - местонахождение его в Восточном Приазовье, на Таманском полуострове и в пределах Боспорского царства. Эти территориальные синдомеотские названия проверяются на предмет их индоарийской (праиндийской) языковой принадлежности, причем решающее значение приобретают лингвистические критерии - исключительные фонетические рефлексы и изоглоссы, исключительные связи вскрываемого синдомеотского репертуара лексических основ и словообразования с древнеиндийским. Если территориально синдомеотское название, допускающее вероятную индоарийскую этимологизацию, обнаруживает вероятные соответствия также за пределами исторической собственно синдомеотской территории и эти соответствия не единичны и достаточно красноречивы, в таком случае подготавливается почва для новых заключений и дальнейших поисков, уже относительно не связанных начальным критерием территориальной принадлежности. Я имею в виду указания о языковых связях тавров и синдомеотов, о наличии индоарийского элемента в Синдской Скифии (к северу от Крыма), на северном берегу Азовского моря. В этих последних выводах заинтересованы, помимо лингвистов, вероятно, также историки .

Фонетические приметы индоарийской принадлежности - это уже называвшееся сохранение и.-е. 5 (при иран. И, ), а также рефлекс типа др.-инд. ks из и.-е. ks при иран..

Дополнительные примеры на s этимологическое:

Soza индоар. *su-aja 'добрый выгон' или, возможно, *su-vasa ' д о б р о е ж и л ь е ' (Соза - город дандариев. Тас. Ann. XII, 16), ср. сюда же, место близ Херсонеса в Крыму (Const. Porph. De adm. imp. 53, 199 v, 200 r );

другая ступень чередования корня vas : us- 'жить, обитать' могла бы быть указана в названии города сираков Uspe, производном с суф. -р- 66. Явным сложением с индоар. su- 'хороший, добрый' оказывается название города Suppatos (сюда ж е и и р а н и з и р о в а н н о е, с п о р ч е й,., см. выше; о втором компоненте pat- говорится далее). Не менее регулярно выступает. этимологическое в составе имен,,, []' - все из боспорской эпиграфики 6 7. Все это женские имена, на чем основана наша этимология от индоар. *sarженщина', ср. остаточное др.-инд. ap-sara 'мифическое женское существо, связанное с водой'. Перечисленные имена реконструируются как сложения *kama-sar- 'любимая женщина', *maja- sar- 'меотянка?' и суффиксальные производные *saruka, *saria. В.И. Абаев толкует все эти имена как иранские от *sar- 'голова' 6 8, что, принимая во внимание частотность и типологию (имена женщин!), маловероятно даже в таком "женовладеемом" обществе, как меотское. Иранское соответствие индоар. *sar- имело бы форму *har-, ср. авест. halrisl 'женщина, самка'. Поскольку реликтам и.-е. *sor 'женщина' была посвящена дискуссия в литературе, синдомеотское (индоарийское) *sar представит интерес для языковедов, особенно учитывая его двойственную функцию основы и форманта, ср.,, н а п о м и н а ю щ у ю хетт. ha$$u$ara ' ц а р и ц а ', iShaSSara ' г о с пожа' 6 9 .

П р и м е р ы на индоарийский рефлекс типа др.-инд. ks из и.-е. ks: уже давно отмечено этимологическое тождество скифского царского имени (Herod. IV, 120) и др.-инд. Taksaka-10. Любопытно, что Фасмер отвергает эту этимологию 7 1, потому что в иранском ожидалось бы tas-, т.е. как раз на тех же основаниях, на которых мы к ней вновь возСуффиксальное -р- в какой-то мере характерно для санскрита и совершенно не встречается в иранском. См.: Ghosh В. Les formations nominales et verbales en du Sanskrit. Paris, 1933, P. 9, 63. Автор приводит кауз. vasapaya- и производное vasapaka (стр. 68). Наличие производных -р- отмечается также в хеттском (см.: Edgerton F. // Language., 1934. P. 295 и сл.). Ср. хетт, sarri-waspa- "habit de taille, ceinture" (цит. по кн.: Laroche. Les noms des Hittites, Paris, 1966. P. 366) и лувийское uaspant- 'одежда' (FriedrichJ. Hethitisches Worterbuch .

2. Erganzungsheft. Heidelberg, 1961. S. 44), родство которых с названием города Uspe у сираков вполне возможно .

Корпус боспорских надписей, № 75, 280, 512; Latyschev В. Inscriptiones... II, N 116 .

Р. 83-84 .

Абаев В.И. Осетинский язык и фольклор. I. С. 180-181 .

Подробнее, с библиографией, см. статью "Некоторые данные об индоарийском языковом субстрате Северного Кавказа" // С. 70. Правда, исследователь древнеиндийских личных имен не знает образований на -s(a)r-, -sri\ см.: ilka A. Beitrage zur Kenntnis der indischen Namengebung. Die altindischen Personennamen. Breslau, 1910 .

Justi F. Iranisches Namenbuch. S. 321 .

Vasmer M. Untersuchungen iiber die altesten Wohnsitze. S. 119 .

2. O.H. Трубачев 33 вращаемся 7 2. Та же основа индоар. *tak$-, представлена в менее знатном имени-сложении · (засвидетельствована форма, дважды, оба раза - на Синдском острове 7 3 ), возможно, из *kumhha-taksaотесывающий сосуды', ср. др.-инд. kunibha- 'сосуд (для воды)', сложение kumbhakara- м.р. 'гончар'. Заманчиво было бы проследить ту же фонетическую особенность в местном названии 'Святой порт' (Anon .

Per. p. Eux. 62(21)), возможно, - нынешний Новороссийск 74, если правильна предлагаемая нами этимология - к др.-инд. ni-kaksa- в значении 'низменная бухта', ср. подходящие значения др.-инд. kaksa- 'укрытие, б о к ' и особенно - родственного ему др.-инд. kaccha- 'берег' 7 5. Иранское соответствие имеет форму kasa-, ср. авест. vouru-kasa- 'имеющее широкие заливы (или берега?)', эпитет Каспийского моря. Наше интересно еще в словообразовательном плане, поскольку адъективные производные на -in характерны как раз для индийского - как древнего (ср. реальное санскр. kaksin76), так и нового (бихар. kachl *kacchin). В отношении своей внутренней ф о р м ы реконструируемое * ni-kaksa- 'низменный берег, бухта' в образует прекрасную коррелятивную пару с др.-инд .

Bhrgu-kaccha, морской порт в Западной Индии (соврем. Broach), собственно "High Coast Land". Соответствия др.-инд. kaksa-lkaccha-, к о т о р ы е мы находим в береговой номенклатуре причерноморских индоариев (ср. ниже), напоминают, кстати сказать, ту популярность, которую эта именная основа получила в приморской Западной Индии (ср. там название известной области Раннский Кач) .

В вопросе индоарийских связей репертуара лексических основ синдомеотской ономастики на первом месте безусловно стоит выявление соответствий на одинаковом уровне (топонимии, антропонимии). Назовем ·, имя сына царя крымских скифов Скилура (Strab. VII) и его полное соответствие - др.-инд. palaka- 'защитник, покровитель', 'принц, нескольких принцев 78. Нам каправитель, государь', т а к ж е Palakaимя жется неслучайным, что имя ? носил принц крови именно у скифов К р ы м а, ср. и производное от него название порта тавров, которое еще Паллас отождествил с Балаклавой 7 9. Имя - было А.А. Белецкий справедливо предпочитает сближение с др.-инд. laksakd- этимологии из *tak-saka- 'быстрый олень' у В.А. Абасва (см.: Бмецький А.О. Проблема мови .

С. 81-82). Др.-инд. слово в данном случае не нужно понимать буквально как 'плотник', речь идет о древнем личном имени (уже др.-инд. Taksakd- выступает как имя принца). Мы не согласны лишь с тем, что Белецкий сближает корень tak$- с греч. 'лук'. И.-е. *teksотразилось в греч. тект- .

Корпус боспорских надписей. С. 617-618 (№ 1056), 648 (№ 1113) .

Брун Ф. Черноморье: Сборник исследований но исторической географии Южной России. Ч. Н. Одесса, 1880. С. 260 .

Monier-Williams. A Sanskrit-English dictionary. P. 241, 242 .

Там же, стр. 242 .

Turner R.L. A comparative dictionary of the Indo-Aryan languages. Fasc. II. London, 1962 - .

P. 130 .

7K Monier-Williams M. Op. cit. P. 622-623 .

Pallas (P.S.J Voyages entrcpris dans les gouvememcnts meridionaux de I'cmpirc de Russic pendant lesannees 1793 ct 1794. III. Paris, 1811. P. 82, примеч. 1 .

своим для тавров, с точки зрения иранского оно не толкуется 8 0. Поиски в этом направлении надо продолжать (ср. еще примеры полных пар соответствий в конце настоящей работы). Нельзя, однако, забывать о трудных условиях подобных поисков: малая доступность источников по топонимии и антропонимии Индии, недостаточность существующих источников такого рода, специфичность и несовершенство отражения, например, у античных авторов (Страбон, Птолемей, Арриан, Мегасфен) ф о р м древнеиндийских названий. Такие пары сходных названий как (Боспор) - (город в Индии, Ptol. VII, 1, 76), (Боспор) - (город в Индии, Ptol. VII, 1, 86) должны не только привлекать наше внимание, но и настораживать .

Но даже при той скудной и случайной обеспеченности материалом, которая отличает нашу проблему, возможности выявления полных пар понтийско-индийских соответствий, разумеется, не исчерпаны. Б ы л о бы близорукостью ограничиваться при этом одним античным и раннесредневековым материалом, необходимо также привлекать более поздний и даже современный материал, с приазовских территорий. Поздние свидетельства при условии, если они удовлетворяют другим важным требованиям, могут обернуться для нас плодом очень длительной эволюции и давней преемственности. Например, нынешняя Белосарайская коса (сев.вост. часть Азовского моря) вместе с итальянской записью Palastra (XV в.) и Balisera (Эвлия-эфенди, XVII в.) может о т р а ж а т ь местное индоар. *pari-sara- 'обтекание, обход', ср. др.-инд. parisara- м.р. 'округа, окружность', parisara- 'хождение вокруг' 8 1. Ср. еще, город в Индии (Ptol. VII, 2, 23). Как известно, одна из кос северного берега Азовского моря носит название Обиточная. Иранское название, разумеется, имело бы форму *pari-xara .

Внимательное сопоставление и выявление повторяющихся элементов названий представляет собой довольно реальный путь к реконструкции их апеллативной основы. Сличение названий ()| на западном берегу Боспора и - на восточной стороне пролива - позволяет выделить три апеллативных основы *tura-/*turi-, *taka и *amba, ср. соответственно др.-инд. turdж.p. turi- 'стремительный, - а я \ tak- 'мчаться, нестись', ambu 'вода' (последнее - без достоверных иранских соответствий) 8 2. Раскрываемое значение - 'быстрое течение' - вполне отвечает быстрому течению Керченского пролива. Что касается реконструкции для значения 'быстрая вода', то наблюдатели отмечали ф а к т очень быстрого течения Кубани 'мимо города Темрюка' 8 3, т.е. близко к Тирамбе. Членение - поддерживается географическими названиями Заметим, что Фасмер лишь приводит имя ·, оставляя его без всякого объяснения (Vasmer М. Unlcrsuchungen iibcr die altestcn Wohnsilzc... S. 145), В.И. Абаев вовсе не упоминает этого имени .

Bofulingk О. Sanskrit-Wortcrbuch in kiirzcrcr Fassung. IV. St. Petersburg, 1883. S. 46, 48 .

Mayrhofer M. Kurzgcfasstes ctymologischcs W ortcrbuch des Altindischcn, I. S. 45, 514, 515 .

Забелин И.. Объяснение страбоновых свидетельств о местностях Боспора Киммерийского // Труды III Археологического съезда в России. II. Киев, 1878. С. 19 .

2* 35 вроде, река в Гедрозии,, город в Гедрозии 8 4 (Гедрозия примыкает к Индии с запада и рассматривалась в литературе как возможный путь прихода ариев). Сопоставление ряда названий, Careon, Eon, Oium открывает путь к предположительной реконструкции лексических основ видимо, 'камень', в древнеиндийском только в редуплицированном виде кагкага- 'камень', сюда же sarkara\ вторая основа ojon, возможно, 'остров' (ср. ниже). Композит *kar-ojon 'каменный остров' мог быть местным эквивалентом греч. 'Скалистый полуостров' - о Керченском полуострове. Царское имя Zorsines, по-видимому, двуосновное, напоминает своим вторым компонентом -sines (возможно, запись первоначально ионического *-\ о т р а ж а ю щ е г о туземное *-sina) продуктивный в индийском тин знатных имен на -sena .

Достижение некоторых, правда, еще скромных результатов, как и следовало ожидать, влечет за собой новые проблемы и трудности. Не говоря о том, что горстка апеллативных основ - это еще далеко не словарь, сейчас особенно ощутимо практически полное отсутствие элементарных сведений об основах грамматики самобытных реконструируемых остатков языка. Нет ясности относительно количества гласных, впрочем и наши представления об их качестве (взять хотя бы кардинальное для индоиранцев изменение е, о а) весьма зыбки и зависят от передач в текстах. Есть вероятие того, что самобытность синдомеотов находила свое выражение отнюдь не в том только, что это были местные праиндийцы, отличные от соседних иранцев. Мы с первых шагов наталкиваемся на признаки самостоятельного диалекта (или диалектов). Здесь есть чем заинтересоваться индоевропейской диалектологии. Наряду с преобладающими, насколько пока можно судить, индийскими изоглоссными связями синдомеотской лексики, отмечаются и существенные диалектизмы. Ср .

выше о словообразовательной функции женского -sara анатолийского типа. Название женщин, убивающих взглядом, - Bitiae (Plin. VII—17) образовано от и.-е. *bhej- 'бить', как и слав. *biti, т.е. отлично от корня *zhan- с этим значением во всех индоиранских языках, а также от прочих продолжений и.-е. *gu~hen- 'бить' в анатолийских, греческом. Намечается своеобразная местная трактовка изоглоссных стыков Востока и Запада в этом районе .

Припонтийский индоарийский диалект синдов и меотов не был и, конечно, не мог быть слепком с классического индийского или санскрита .

То, что мы наблюдаем уже сейчас из числа доступных фонетических особенностей, складывается в древнюю, но весьма живую картину народного индийского диалекта - пракрита. Некоторые особенности этого рода будут небезынтересны, по-видимому, для индологов и индоевропеистов .

Местное название (Strab. XI, 496; Ptol. V, 9, 8), сюда же (Scyl. Car. 72) и Suppatos85, отождествляемое с современным Новороссийском, мы реконструируем как индоар. *su-patta *su-parta- 'Добрая Х4 Раре W., Benselcr G. Op. cit., svv .

Ravcnnalis Anonymi Cosmographia / Ed. M. Pindcr ct G. Parthcy. Bcrolini, 1860. P. 172 (IV, 3) .

гавань'. Известно, что это место называлось еще '· 'Священная гавань' (Anon. Per. p. Eux. 62(21)) и calolimena86. Давно замеченный недостаток в хороших гаванях на Черном море 87 заставлял древних не скупиться на подобные топонимические эпитеты. Отношение засвидетельствованного -г- и реконструируемого -rt- в ?, Suppatos очень напоминает отношение двойного перебрального// в пали pattanam, санскр. pattanam 'порт, гавань' и регулярного санскритского -rt-, реконструированного на базе внешнего сравнения с лат. partus88. Сюда же мы отнесем (Птолемей), (Арриан; гемината!), название острова в дельте Инда и города там же. Ср. названия (Const .

Porph. De adm. imp. 42, 122 v ), (Anon. Per. 60(19)) в районе Новороссийска. Наконец, в Новороссийске отмечено личное имя

-89, производное от названия города, ср. др.-инд. pattaka- 'город' 9 0 с пракритическим вариантом начала слова vada-9\ напоминающим В- наших примеров .

Та же кардинальная особенность упрощения групп согласных, уже представленная, например, в дублетной паре санскр. kaksd-lkaccha- (см .

выше), документально может быть прослежена в таком сохранившемся вплоть до наших дней индоарийском реликте как местное название Киник в восточном Крыму. Уже давно замечено, что это название идентично названию Каека в периплах Арриана и Анонима 9 2. Важно другое: название Качик (мыс к востоку от Феодосии) представляет собой отраженное и сохраненное в тюркской среде индоар. *kacchika-'береговой', производное от пракритического Kaccha-93. Т ю р к и К р ы м а лучше донесли до нас консонантизм, очень приблизительно переданный греч. ; они сохраняли долго и память о значении этого слова, потому что мыс этот называется также Таш-Качик 'Каменный Качик' и Яга-Качик, ср. тюрк, (татар., ногай.) яга 'берег: береговой' 9 4. Об отражении kaksa- на кавказском берегу см. выше .

Поиски синдомеотских (индоарийских) языковых остатков в Северном Причерноморье привлекают перспективой восстановления на этом пути фрагментов древней этнической истории и исторической географии, а Брун Ф. Черноморьс. Ч. II. С. 260 .

Minns Е.Н. Scythians and Greeks, Cambridge, 1913. P. 9 .

Hall R.A. Sanskrit pattanam: Latin portus, etc. // Language. 12, 1936. P. 133-134 .

Этимология Suppato?: др.-инд. supa'th 'добрая дорога* (Krctschmcr P. Op. cit. P. 38, примеч.), сомнительная и для автора, неприемлема для нас семантически .

Гайдукевич В.Ф. Боспорское царство. М.; JI., 1949. С. 221 .

Monier-Williams. Op. cit. P. 220-221; Медведев.. Опыт исследования древнеиндийской общины но данным топонимики // Индия в древности (сборник статей). М., 1964 .

С. 220-221. Осетинская этимология · у Миллера (см.: Vasmer. Untcrsuchungcn iiber die altcslen Wohnsitzc..., S. 134) носит случайный характер .

Sircar D.C. Indian cpigraphical glossary. P. 357 .

Pallas, Voyages... IV. C. 61; Pape W.. Bcnseler G. Op. cit. I. S. 589 .

Pischel R. Grammalik der Prakrit-Sprachen. Strassburg, 1900 (= Grundriss der indo-arischcn Philologie und Altertumskundc. I, 8). S. 219 .

Фабр А. Древний быт Эйоны, нынешнего полуострова Тамани. Одесса, 1861. С. 33, примеч. 2 .

т а к ж е уточнения путей миграции. В заключение остановлюсь кратко на нескольких таких примерах, которые, как мне кажется, сами говорят за себя .

Известно, сколько сейчас споров ведется об ариях в Передней Азии;

материал для спора - имена индоарийского типа в документах Митанни (работы М. Майрхофера, А. Камменхубер, В. Вюста, И.М. Дьяконова и др.). В аргументации по переднеазиатским ариям данные из Северного Причерноморья практически отсутствуют. Между тем можно назвать женское имя Tirgutawiya в алалахских табличках времен Митанни, около середины II тыс. до н.э. 95 и - как его соответствие - имя меотянки, разведенной жены синдского царя Гекатея в V-IV вв. до н.э .

(Polyaen. Strateg. VIII. 55). Благодаря этому тождеству получает поддержку индоарийская этимология переднеазиатского имени и делается вероятной такая ж е этимология для севернопричерноморского имени (единственный способ объяснить их тождество), иранские этимологии последнего, напротив, становятся очень сомнительными. Это первое индоарийское личное имя, засвидетельствованное как в Передней Азии, так и к северу от Черного моря. Лучшего доказательства того, что индоарийцы частично еще оставались на Северном Кавказе после ухода их основной массы на юг, трудно желать .

В Приазовье и Северо-Западной Индии можно, оказывается, констатировать как бы повторение элементарных топонимических ландшафтов .

Кроме названия *Sindu-, обозначавшего, по-видимому, 'Дон' (см. выше), и п а р а л л е л ь н о ему - употреблялось название Silis, ' Д о н ' (в вариантах к Sinum у Плиния; см. также Eustath. Comment, ad Dionys. 14), в чем иногда сомневаются, видя здесь смешение с Яксартом, Сыр-Дарьей .

Однако ср. сообщение о народе на нижнем Дону (Ptol. Ill, 5, )96, возможно, префиксальное *o-sil-. Нельзя не вспомнить о том, что в Северо-Западной Индии, где течет река, называвшаяся Sindhuсохранялось предание, хорошо отраженное и классической литературой (Мегасфен, Арриан, Диодор, Страбон), о реке,,, где-то на севере Индии и о живущем там народе. В этой уникальной реке, гласит предание, ничто не плавает, но тонет, окаменевая; название реки давно поставлено в связь с др.-инд. sild ' к а м е н ь ' 9 7. Исключительно индийское sila объясняет и 'Дон', выступающий в паре с *Sinduподобно Sindhu-: в Индии. Возможно, донское название, скрывается в современном Сал (а * в тюркоязычной среде?), названии У левого притока нижнего Дона. Сосед Сала река М а н ы ч отличается соленой водой 98. Несколько темное предание у Плиния (Nat. hist. И, 106,

5) возрождает, кстати, миф о каменных реках и на Кавказе (?): "В реке Цит. по кн.: Laroche. Les noms des Hittites. Paris, 1966. P. 185 .

Латышев В.В. Известия древних писателей... I. С. 232 .

McCrindle J.W. Ancient India as described in classical literature, Westminster, 1901. S. 46со ссылкой, вслед за Лассеном, на Махабхарату (II, 1858); Idem. Ancient India as described by Megasthenes and Arrian. Rev. 2nd ed. by R.C. Majumdar. Calcutta, 1960. P. 33, 64, примеч .

202 .

Консультация географа проф. Э.М. Мурзаева .

Сурии (Surius), в Колхиде, дерево, брошенное в воду, покрывается каменной корой..." 9 9 В коренной Синдике, в южной части Таманского полуострова, находится лиман Цу курский, он же Цукур или Соку, собственно - западная часть лимана Кизилташ, что по-тюркски значит 'красный камень': на берегу лимана, действительно, находятся известняковые утесы 100. Мы склонны толковать название Цукур!Сокур из индоар .

*sukkur *sarkar~, ср. название известного ныне своей плотиной города Суккур на реке Инд в Пакистане 1 0 1 - Sukkur, пракритическое изменение др.-инд. Sarkara, упоминаемого еще Панини и названного так по скалам, на которых город расположен 102. Выше уже отмечалось глоссовое sacrium как след др.-инд. sarkara в С к и ф и и. Таким образом, в Приазовье вскрывается группа *Sindu- - *Sili- - *Sarkar- с групповым соответствием на Западе Индии. Поиски в этом направлении также должны продолжаться. Обращает, например, на себя внимание туземное название Кубани, разветвляющейся на два рукава при впадении в море, - Coracanda (Pomp. Mela I, 110), а т а к ж е сходство этого названия с названием реки Кабул (зап. приток Инда, см. выше) Ghorvand, объясняемого множеством рукавов у этой реки, по сообщению Бируни 1 0 3. Кубань, известную как реку блуждающую, с изменчивым руслом, нельзя было обозначить удачнее, чем с помощью индоар. *krka-vant(\) 'имеющая много горловин'. След исходной основы индоар. *krka-, представленной в др.-инд. krka- 'горло', krkata- 'шея', еще хорошо просматривается в тюркизированной форме, название реки, отделяющей Зихию от Таматархи (Const. Porph .

De adm. imp. 42, 121-122), а его значение сохранено тюркским названием Бугаз 'горло' .

Комбинаторикой состава названий Careon (lord. Get. 32), (Ptol .

Ill, 5, 13) *kar-ojon 'каменный остров' и Eon 'Синдский остров' (Plin. NH VI, 18), Oium (lord. Get. 26-27) 1 0 4 мы получаем местное самобытное название острова, первоначально *aj(v)am!*oj(v)om 'одно, одинокое' 1 0 5. Видимо, сюда же (в Синдику, а не в Колхиду) придется этимологически отнести гомеровский остров,, отплыв от которого утром, Одиссей мог вечером того же дня прибыть к киммерийцам (см. выше о расположении Цит. но кн.: Ган К. Известия древних греческих и римских писателей о Кавказе // Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. IV. Тифлис, 1884. С. 101 .

Герц К. Археологическая топография Таманского полуострова. М., 1870. С. 13Хохлов Н. Вытканный солнцем Синд//Известия. 14.VIII. 1974 .

Agrawala VS. India as known to Pa'nini. Lucknow, 1953. P. 50, 70 .

Sircar D.C. Studies in the geography of Ancient and Medieval India. Delhi; Patna;

Varanasi, 1960. P. 43 .

Иордан так называет землю близ Мсотиды, т.е. Синдский остров, куда переправились готы emenso amnc transposita 'перейдя огромную реку', т.е., конечно, Керченский пролив, который достоверно форсировали готы-эвдусиане в III в. н.э., а не Днепр, как считается в литературе, где Oium толкуют как гот. Aujom 'страна, изобилующая водой'. Так см. Е.Ч. Скржинская в комментариях к изд.: Иордан. О происхождении и деяниях гетов. М., I960. С. 196 .

Подробнее см. статью "Некоторые данные об индоарийском языковом субстрате Северного Кавказа". С. 71 .

Киммерии). Тождество = Eon лишь подкрепляло бы мнение геогр а ф а акад. К. Бэра о посещении Одиссеем Керченского пролива и окрестностей 106 .

Древность некоторых старинных дорог может соперничать с древностью этнокультурных рубежей, а также может косвенно проливать свет на последние. Таков, например, внутренний водный путь по рукавам Кубани из Азовского моря в Черное в обход опасного пролива. Его знали турки и казаки, но наша номенклатура позволяет на добрых два тысячелетия углубить хронологию. Путь начинался у современного Ачуева, раньше - Ачуки)1, в котором мы усматриваем тюркизацию античного Antissa (PIin. NH II, 206) *antikia, ср.' ^ (Strab. XI, 2), (Strab. Chrest. 11), нынешняя Протока, северное русло Кубани .

Названия эти можно объяснить в связи с др.-инд. antika- ' б л и ж н и й ', antikata 'близость'. Один вариант пути в древности кончался, видимо, в Корокондамском (Таманском) заливе, называемом в перипле Анонима, что верно толковалось как 'задний, последний' 1 0 8, не без помощи близкого греч., но очевидное наличие пары Antissa делает ощутимыми негреческие истоки 1 0 9 этого обозначения, ср., например, хетт, appezzi- 'последний, задний'. Многозначительно, что упомянутый путь из одного моря в другое шел в обход Боспорского пролива и негостеприимных киммерийских берегов (сев. часть Таманского полуострова) .

П а ф о с нашей работы в том, чтобы показать силу преемственности отраженных и трансформированных элементов культуры и языка в этом сложном районе. Эта замечательная особенность традиционно недооценивается, и тогда исследователи отдают дань предвзятой схеме резких смен населения и полного обезлюдения районов Причерноморья 1 1 0. В таких случаях полезно напоминать пример с кубанской мягкой пшеницей, которая и сейчас растет там же, где росла в V в. до н.э. 111 Н о человеческая речь знает примеры не менее стойкой сохранности. Таковы теперешние Камышовая бухта в Крыму и Тендровская коса у черноморского побережья Украины. На первый взгляд, между ними нет ничего общего и к нашей проблеме они отношения не имеют. Однако мы считаем, что Камышовая бухта, название небольшого залива у основания полуострова Херсонеса и современного поселка там же, - это перевод древнего названия (Ptol. Ill, 2, 6), местность в Херсонесе Таврическом, Бэр К. Знакомство Гомера с северным берегом Черного моря // Записки Одесского общества истории и древностей. X. 1877. С. 522 и сл.; Караулов Гр. Исторические вопросы, решаемые натуралистом //Там же .

Тунманн. Крымское ханство. Пер. с нем. издания 1784 г. Симферополь, 1936. С. 65 .

Minns Е.Н. Scythians and Greeks. P. 24 .

Иранские эквиваленты имели бы вид *nazdya- 'ближний', *арага- 'дальний' .

Ср.: Лапин В.В. Греческая колонизация Северного Причерноморья. Киев, 1966 .

С. 53-54. Но ср. еще: Minns Е.Н. Op. cit. Р. 36: "...и даже в степях население сменяется не так легко, как принято думать" .

Каллистов Д.П. Очерки по истории Северного Причерноморья античной эпохи. J1.,

1949. С. 109. 229 .

локализация которой вызывала затруднения 112. На такую мысль наводит полное соответствие таврического и др.-инд. Dandakaназвание леса в Деккане, производное от др.-инд. dandd- 'палка', ddndana- 'вид тростника'. Идентификация с делает необязательной этимологию др.-инд. Dandaka- *Dandraka-n3. Существующая этимология = осет. daendag 'зуб' (Томашек, Миллер, Фасмер, Абаев) влекла за собой гадательную локализацию типа "вероятно, какой-то мыс" 1 1 4 .

Удачнее догадка Миннза, который допускал, что Дандака - одна из трех страбоновских гаваней между городом Херсонесом и мысом (он же считает, что три гавани - это нынешние Стрелецкая, К а м ы ш о в а я и Казачья бухты) 1 1 5. Название Тендровская коса, Тендра, тюрк. Тентере, визант.-греч. (Const. Porph. De adm. imp. 42, 120 v ) е щ е Тунман (XVIII в.) убедительно отождествил с Dandarium, Dandareon (Rav .

An. IV, 5; V, 11). Древние называли эту косу Бегом Ахиллеса. То, что название Тендра сохранилось до наших дней, избавляет нас от гаданий, будто Dandarium - "Uferstation" в устье Бугского лимана, и от этимолодержащие р е к у ' 1 1 6, что совсем не подходит гии из иран. *danudara-, для морской к о с ы... У иранистов мы возьмем тождество названий Dandarium : (Страбон), племя в низовьях Кубани, но не их иранскую этимологию. Логичнее понимать как синдомеот .

(индоар.) *dand-arya- 'камышовые арии', подобно тому как много столетий сари-камыш-козаклер1]1 .

спустя местные казаки назывались у т а т а р Важное значение камыша для этих безлесных территорий 1 1 8 наложило печать на их названия, близость которых в кубанских плавнях, в Scythia Sindica и на Херсонесе Таврическом говорит о близости самих этносов .

Когда лингвист берется за решение подобных задач, он, пожалуй, особенно остро чувствует, что работает не столько для лингвистики, сколько для обширной исторической науки, для познания прошлого .

Кречмер, докладывая в 1943 г. Венской Академии наук об индийцах на Кубани, почел нужным упомянуть о боях 1943 г.... Сейчас, пятьдесят пять лет спустя, когда следы той войны на кубанской земле давно стерлись, пробуждаются новые надежды на то, что отыщется след ее давних жителей. Синды еще не заговорили, но отголоски их особого языка на Кубани и на Тамани все же доходят до нас .

Ростовцев М.И. Скифия и Боспор. С. 76, 78 .

Подробно о последней см.: Mayrhofer. Op. cit. II. S. 11-12 .

Vasmer. Untersuchungen iiber die altesten Wohnsitze... S. 164 .

Minns E.H. Op. cit. P. 496, 498, примеч. 1 .

Vasmer. Untersuchungen iiber die altesten Wohnsitze... S. 160, 194 .

Тунманн. Указ. соч. С. 69 .

1,8 В конвенции с Турцией о границах 1775 г. специально оговаривалась возможность Для населения беспрепятственно собирать камыш по берегам Днепра, Буга и окрестностям .

См.: Тунманн. Приложения. С. 104 .

ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ПЕРИФЕРИЯ

ДРЕВНЕЙШЕГО СЛАВЯНСТВА .

ИНДОАРИЙЦЫ В СЕВЕРНОМ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ*

–  –  –

Хотя теория иранского субстрата Северного Причерноморья утвердилась еще начиная с прошлого столетия (вспомним, например, о работах Мюлленгофа, Миллера, Фасмера, Соболевского, Абаева 1 ), на долю современной науки осталась большая работа по проверке и выяснению многих вопросов. Автор настоящей статьи далек от мысли подвергнуть сомнению главный тезис, согласно которому Северное Причерноморье античного времени (с VII—VI вв. до н.э.) явилось ареной борьбы иранства и его разнообразных отношений с эллинством прибрежных греческих городовколоний. Скудные остатки языка скифов и сарматов носят действительно иранский характер. Но дело обстоит при этом не так просто и однозначно .

Иранцами, по-видимому, не были полумифические киммерийцы, несмотря на то, что имена нескольких их царей звучат по-ирански; возможно, что они были, согласно древнему преданию, теснее связаны с фракийцамитрерами, ср. целый ряд фракийских имен боспорских архонтов и царей .

Ср. также некоторые возможные остатки киммерийско-фракийской топонимии, неизвестные прежним исследователям: Цкщюлъ, гора в Крыму, ср .

арумынск. juful ' в е р ш и н а ' ; Malorossa, один из боспорских городов (Равеннский Аноним), ср. рум. mal 'берег', алб. mal(i) ' г о р а ' (о втором компоненте названия см. ниже). Не обязан ли сам К р ы м своим, вероятно, сильно искаженным и спорным названием, которое бессильны объяснить тюркологи, в конечном счете, имени киммерийцев? К р ы м получил свое название с востока (т.е. не со стороны Перекопа и небезызвестного рва), а к востоку от Крыма, на полуострове Фонтан, сидели киммерийцы .

До сих пор всем попыткам истолкования успешно противостоит проблема тавров. Известие Геродота о том, что они были не скифы, а другой народ ( ), не позволяет отнести также их к иранцам, но это мало что дает, так как о принадлежности языка тавров, этого древнего туземного населения Крыма, наука не может сказать практически ничего. Виновата ли в этом скудная традиция или скорее определенная позиция науки, игнорировавшей н е к о т о р ы е ф а к т ы, увидим дальше .

Археологи, со своей стороны, исследовали этот вопрос и установили различные связи между областью тавров и Западным Кавказом в керамике и способе погребения 2, но одна лишь эта констатация оставалась, * Впервые опубликовано: Вопросы языкознания. 1977. № 6. С. 13-29 .

См. Литературу .

Лесков A.M. Горный Крым в I тысячелетии до нашей эры. Киев, 1965. С. 134, 135, 144, 145 и т.д .

как нередко случается в археологии, многозначной и даже чреватой заблуждениями. Ложным путем при этом, по-видимому, оказалось отождествление тавров с собственно кавказцами (адыги, черкесы), встречаемое в литературе .

Древние культурные корреспонденции между таврами античного К р ы м а и современным им населением к востоку от нынешнего Керченского пролива прежде всего относятся к синдам Таманского полуострова и родственным им меотам, земли которых простирались в восточном Приазовье до Дона. Эти области были затем тоже иранизированы сарматами, которых первоначально здесь не было. С к и ф ы населяли степной Крым, но тоже не испокон веков; здесь жили сатархи 3. Нескифский характер синдов и всех меотов, на что не раз обращала внимание античная традиция и что столь часто игнорировала наука нового времени, послужил для нас мотивом, чтобы предпринять поиски почти утерянных следов их языка. Сама античная традиция (например, глосса Гесихия · etfvog ), небольшая статья П. Кречмера 1943 г. об "индийцах на Кубани" и некоторые другие давние и новые голоса в этой дискуссии помогли направить наш интерес на такое решение проблемы, которое означало констатацию индоарийской, т.е. собственно индийской принадлежности синдов и меотов. Для этого были привлечены новые ф а к т ы или, точнее, новые объяснения старых фактов и данных, остававшихся пока как бы в тени. Этим вопросом я занимаюсь с 1973 г. Моя собственная первая этимология была посвящена глоссе Плиния Temarundam matrem maris названию Меотиды как матери Моря, Понта, которое сам Плиний ошибочно приписал скифам. В результате появилась концепция нескифского по языку населения, называвшего Черное море *tem-arun-, ср. др.инд. drna- 'морская пучина' (хетт, агипа- 'море' тоже близко, но сочетание с tem-ltam- 'темный, черный' носит исключительно индийской характер!) .

Неаспирированное s в ряде других случаев, а также к$ (на письме )* вместо иранского, из и.-е. Its - в ф о н е т и к е, несколько примеров на суффикс прилагательного -in, характерный как раз для индийского, а не для иранского, и на суффиксальное --, известное в индийском и неизвестное в иранском, - на словообразовательно-морфологическом уровне и особенно - лексические реконструкции, показательные в духе индийских изоглосс, противопоставленных иранским изоглоссам (*sind- 'река' и 'речные жители', *tur- 'быстрый', *amb- 'вода', *tar- 'берег', *dand- 'камыш, тростник' и др.), - все это, по-моему, указывало на индийский я з ы к (демонстрации реконструированной лексики, так сказать, лексикографии индоарийских реликтов Северного Причерноморья в самом первом приближении как наиболее осязаемому свидетельству их древнего существования отведен конец I части данного очерка). Помимо сказанного, важнейшим критерием определения синдомеотской принадлежности того или иного названия на первых порах было нахождение или приурочение его к территории меотов (Восточное Приазовье) и к Боспорскому царству .

Материал, как известно, почти исключительно ограничивался ономасУказание на связь сатархов с синдами см.: Ростовцев М.И. Амага и Тиргатао // Зап .

имп. Одесского общества истории и древностей. XXXII, Одесса, 1915. С. 60-61 .

тикой письменных источников и эпиграфики этих мест. Следующий шаг состоял в обнаружении близких, а также самостоятельных индоарийских свидетельств на других территориях. Групповой их характер может придать им значительную д о к а з а т е л ь н у ю силу. Сейчас мы можем говорить об индоарийских следах, помимо непосредственного Приазовья, т а к ж е в Крыму и в низовьях Днепра, а это не противоречит данным истории (ср. Scythia Sindica Плиния). А как же быть с иранцами (скифами, сарматами)? Ведь они тоже были - в разное время - во всех упомянутых районах. Индоарийцы, земледельцы и строители каналов в Приазовье и особенно в Синдской Скифии (к востоку от устья Днепра) находились в определенных отношениях к военным кочевникам-иранцам, составляя (кроме непокоренных тавров горного Крыма и приазовских меотов Боспорского царства) подчиненную массу, то, что Геродот называл 'земледельцы'. Индоарийско-иранские отношения Северного Причерноморья еще предстоит изучать .

Таким образом, вопрос ставится шире, чем только о языке синдов 4 .

Индоарийская принадлежность языка определенного слоя северопонтийского населения положительно свидетельствует о прежнем пребывании праиндийцев в этих краях. Значительная их часть осталась и постепенно была перекрыта близкородственными иранцами (скифами, сарматами), которые называли Понт axsaina- ' ч е р н ы й '. Парное соответствие имен (синдская царица иксоматского происхождения, у Полнена) Tirgutawiya (женское имя на глиняных табличках, Алалах, Сев. Сирия, II тыс. до н.э.), несмотря на недостаточную ясность этимологии, представляет хорошее свидетельство о самих отношениях. Другое свидетельство того же рода: название меотов - эпиграфическая форма MAITAI передает, видимо, самоназвание - всплывает в то же время (II тыс. до н.э.) - в Передней Азии; так мы этимологизируем племенное название Maitanni, производное с местным хурритским суффиксом -nni от одного из арийских самоназваний maita-, что-то вроде 'материнские' (отголосок древнего материнского культа). Благодаря этому обнаруживается самоназвание переднеазиатских ариев, которое безуспешно искали до сих пор, и вместе с тем обретается некоторая уверенность в том, что северопонтийские, азовские меоты принимали участие в переднеазиатских походах, относительно чего историки, за неимением лучшего, предпочитают питать сомнения 5 .

Случай с соответствием (Птол.), теперь Камышовая бухта в юго-западном Крыму, - др.-инд. Dandaka-, название леса в Деккане, собственно 'тростниковый лес' (danda- 'палка', dandana- 'вид тростника'), привел нас в наших поисках индоарийцев к таврам Крыма. Дандака, повидимому, была их oppidum и portus, Херсонес, как известно, чтил богиню Деву тавров. Здесь явно предстояло еще вскрыть много поучительного .

Думаю, что предварительные ожидания не были обмануты. Вскоре последовали положительные результаты. Во-первых, само прочтение Ср. также в сгатьс: "О синдах и их языке". С. 15-41 .

Артамонов М.И. Киммерийцы и скифы (от появления на исторической арене до конца IV в. до н.э.), Л., 1974. С. 62 .

, которое давало нам в руки довольно длинную производную форму таврского слова вместе с его значением. Во-вторых, окончательная локализация Дандаки, которую историки искали дальше на север 6. Но главный результат гласил: таинственные, жестокие тавры должны были говорить на индоарийском диалекте. Не зашли ли мы далеко в своих поисках индоарийцев? Но таков Крым. Он не слишком далек и для науки о Греции, которая здесь, в дорийских и ионийских колониях, находит многое такое, чего не находит в самой Греции. Тем более - исследование синдов и меотов, которых отделял от близкой Тавриды только мелководный и узкий пролив. Таврское родственно н а з в а н и ю меотского племени. Сказывается и исключительное географическое положение Таврического полуострова, почти отовсюду омываемого водой, а на юге защищенного горами. Типологически идеальная почва для сохранения реликтов!

звучит по-древнеиндийски, но одно слово, даже регулярно образованное и сохранившееся в целости, всегда заслуживает сомнения .

Однако имеются дальнейшие названия, которые могут считаться таврскими словами т а к о г о же происхождения. Известен город т а в р о в, производное от личного имени -, которое носил один царь скифов. Но имя было определенно не скифским, оно точно покрывается др.-инд. palaka- 'страж, защитник', также в качестве имени одного из царей. В более позднюю эпоху горный район юго-западного Крыма был известен в византийской литературе под названием · (Жит. св .

Иоанна Готского), (Прокоп.), pas'/? (VII в.). Готские этимологии названия неубедительны. Вообще готы не оставили следов в топонимии Крыма, видимо, потому, что селились в местах, уже хорошо обжитых таврами. Мы имеем здесь перед собой, так сказать, сплошь древнеиндийские образования data- м. 'пещера', также название горы, dan ж. 'пещера', darlvat-, прилаг. 'обильный пещерами'. Ничто так не характеризует эту часть Крыма, как пещеры и целые пещерные города .

Это нашло отражение и в ономастике других местных народов, ср. тюрк .

Ин-керман 'пещерная крепость'; сатархи, населявшие соседние районы К р ы м а, получили прозвище Spalaei, Spelaei, собственно по-гречески п е щ е р н ы е '. Гора на краю алуштинской долины Южного берега Крыма носит название Урага. Мы не можем при этом не вспомнить о др.-инд .

uraga 'змея' (буквально 'ходящая на груди' ura-ga, целое сложное слово) .

Эта гора имеет прерывистые очертания; ср. русское название горы Змейка на Северном Кавказе .

Археологически тавры прослеживаются вплоть до Керченского полуострова. Принимая, что население по обе стороны пролива говорило на близкородственных диалектах, мы не можем в точности отличить, где сидели тавры, а где синдомеоты. В пользу тавров говорит, например, местное название Dia, упоминаемое Плинием у Керченского пролива сразу после Нимфея. Dia, по-видимому, значило 'дева, принадлежащий Деве', ср. греч. -, - то же, а также, название местности Щеглов АЛ. Заметки подревней географии и топографии Сармагии и Тавриды. 2 .

О местоположении Дандаки // ВДИ. 1965. 2. С. 110 и сл .

близ Пантикапея. Культ Девы у тавров хорошо известен. Нарицательное имя *diia 'дева, девин' имеет индоевропейский вид, однако не является индийским. Здесь представлен древний диалектизм. Неподалеку Равеннский Аноним называет Tegine, Teaginenu которое мы толкуем с помощью др.-инд. tyagin, прилаг. 'самоотверженный', 'герой'. В новое время этот населенный пункт носил название Эльтиген. едва ли тюркское, за исключением начального el- (тюрк.) 'община'. После войны поселок стал называться Героевка, чем достигнуто случайное, хотя и удивительное совпадение со значением древнего этимона. В низовьях Днепра в 1492 г .

упоминается з а м о к Тягинъ, в других источниках Tiahinia. Это не славянское, а более древнее название. С древних времен встречаются известия о различных ' и других святилищах и жертвенниках на Борисфене и в других северопонтийских краях. На берегу Керченского пролива тот же Аноним называет местность Asandi (в другом источнике'), что может быть объяснено с помощью др.-инд. asandi ж. 'сидение'. Очевидно таврское Каека (совр. Качик) я уже этимологизировал как индоарийское *kacchika-, прилаг. 'береговой', в другом месте. Все это не иранские реликты или следы. Мы не найдем их среди достоверных иранских этимологий Фасмера и А б а е в а. Их преимущественно индийские связи убедительны без лишних слов .

К л ю б о п ы т н о й диалектно-индоарийской характеристике большой древности следует отнести проявления пракритизма в реликтах языка северопонтийских индоарийцев 7, в данном случае тавров. Ср. группу согласных -(?(ch)-, вместо -ks-, засвидетельствованную для Калека с помощью тюрк. Качик, Яга-Качик. То же самое относится к остатку числительного satta-, пракритское вместо классического др.-инд. sapta- 'семь', который мы усматриваем в названии народа Satauci (Плиний), в восточной части Таврического полуострова. Второй компонент этого названия мы сближаем с др.-инд. oka-, okas 'жилище, дом, убежище', первоначально *аика-. Таким образом, Satauci первоначально могло значить 'семь жилищ'. Число 7 пользовалось популярностью в этих краях и пустило корни в ономастике, судя также по другим источникам (ср., например, и в наши дни населенный пункт Семь колодезей, в Восточном Крыму). Стоит вспомнить о городе семи божеств - (читают т а к ж е, аланское название Феодосии), а также о несколько темном известии арабской географической литературы о стране у Ч е р н о г о моря под названием "Семь округов". Средневековые итальянские источники называют близ Алушты Casale de lo Sdaffo (Osdaffum) - тюрк. Yedi-Yevler 'семь дворов'. Мы имеем здесь редкую глоссу, причем с тюркской стороны гарантируется точная передача значения, а в реликтовой форме Osdaffum сохранен почти до нового времени сам этноним Satauci. По-ирански '7' было бы hapta-, ср. его отражение в упомянутом названии города .

Пример пракритской трактовки -tt-, вместо - r t в Suppatos *su-patta- *su-partaДобрая гавань' на кавказском побережье см. в статье "О синдах и их языке", с. 37 .

Большие языки с богатой письменностью кодифицируются в больших словарях; это правило сохраняет свою силу и для малых языков и диалектов. Без преувеличения можно сказать, что обнаружение и изучение неизвестных и забытых языков и их реликтов тоже начинается с фиксации слова, т.е. с работы лексикографа. Этот вид словарного дела имеет свои трудности; о б ъ е м полученной р а б о т ы не принадлежит к их числу .

"Словари", например, реликтов скифского языка или фракийского языка едва насчитывают 200-250 слов разной степени достоверности. Н о на место трудностей объема выдвигаются другие, не меньшие трудности .

Одна из них роднит лексикографию я з ы к о в ы х реликтов до известной степени с описанием лексики народных диалектов. И там и тут нельзя откладывать словарное дело, и там и тут нужно спешить. Но народные говоры уходят, а реликтовые языки уже ушли и были забыты в глубокой древности, так что наше сравнение лишь приблизительно передает трудность и сложность реликтовой лексикографии. Вряд ли кто-нибудь может сомневаться в актуальности и важности такой реконструкции, в которой, думается, заинтересованы не т о л ь к о лингвистическая и историческая наука, но и пытливое самопознание тех народов, чье прошлое непосредственно обогащает эта реконструкция. Как писал более двухсот лет назад историк Штриттер: "Не бесполезно такожде и для любителей российской истории знать похождение того народа, который в древние времена имел жительство в соседстве, или паче в пределах России, хотя бы после того и совсем в другую часть света он преселился" 8 .

Н е намереваясь пока дать здесь словарные статьи со всей литературой и аргументацией, ограничимся предварительным индексом слов, полагая, что и он, несмотря на недостатки, присущие ему как первому опыту, поможет получить некоторое представление об объеме и составе материала - лексических реликтов языка индоарийцев Северного Причерноморья .

1. *abaraka\ (Страб.) ~ местн. назв. Абрау?

2. *abaiaka~: ?, царь сираков (Страб.). Ср. др.-инд. abhikaбесстрашный' .

3. *abidiiaka-\, меотск. племя (Страб.). Ср. др.-инд. abhi 'к, при'. См. также *diia .

4. *adi-gar- 'саранча': (Гес.). Букв, 'пожиратель пищи', ср .

др.-инд. adi- 'пища'. Скиф, 'саранча': *matuka- .

5. *agra-: ", меотск. племя (Страб.). Ср. др.-инд. Agra, местн .

назв .

6. *ait-asura- 'бог света': ? (Герод., Гес.). Ср. др.-инд. etaсияющий', dsura- 'добрый дух' .

7. *aksa-bitl 'глаз убивающий':, ?, коса (Птол.). Ср .

др.-инд. aksa- 'глаз'. См. *bitl .

8. *a~k$ama-paia- 'непригодная вода': ? (Герод.), местность Штриттер И. Известия византийских историков, объясняющие российскую историю древних времен и преселения народов. Ч. II. СПб., 1771 (Предисловие, без пагинации) .

на Гипанисе (Ю. Буге). Ср. др.-инд. а- 'не', ksamd- 'пригодный', рауавода' .

9. *ak$i-cik- 'имеющий глаза'?: Axiace, Oczakou, Очаков, Лчакова коса, Азовск. море (XVII в.). Сер. др.-инд. dksi- 'глаз' .

10. *alaksa-dru- ? 'дуб-защитник'?: Але^анЪръ, имя свящ. дуба (Жит .

Конст.), в Тавриде. Ср. др.-инд. rdksati 'охранять'. См. раздел II .

11. *anta- 'конец, край': (Прокоп.). См. раздел II. Ср. также сл .

12. *anta-kaia-: /- 'порода р ы б ' (Герод.). Ср. др.-инд. dnta 'конец', kaya- 'тело' .

13. *antikita: ·, рукав Кубани (Страб.). Ср. др.-инд. antikata 'близость' .

14. *antikid\ Antissa, местность (Плин.), Ачук, Ачуев. Ср. др.-инд .

antika- 'близкий' .

15. *арака- 'река, речной':, речка в Крыму .

16. *apa-tura 'преодолевающая воды':, святилище на Таман. п-ове (Страб.). Ср. др.-инд. aptur- .

17. *asandi 'сидение': Asandi, местность на Босп. Кимм. (Рав. Ан.) .

Ср. др.-инд. asandi .

18. *au-sili-l 'у (реки) ·'?:, народ (Птол.) .

19. *avindal\ Авинда, гора в Крыму .

20. *avundal: Авунда, река в Крыму. Ср. др.-инд. avata-1 21. *badraka-\ Бадрак, река в Крыму. Ср. др.-инд. bhadrakaсчастливый'?

22. *bah-tar(i)l ' б о л ь ш о й берег'?: bagtari, tarmagno (Бенинказа), Актар, Ахтарский. Ср. др.-инд. bahu-, tarbah-var-jaminl 'большой двойной город'?: Бахбарземин, у Темрюка (Паллас). Ср. предыд., а также др.-инд. vara- 'ограда', yamin 'рождающий близнецов'?

24. *balga-tur-l: Болгатур, Богатырь, нас. пункты в Крыму. Ср. др.инд. bhdrgah 'блеск'?

25. *bitl 'убивающая': Bitiae 'женщины, убивающие взглядом, в Скифии' (Плин.) .

26. *boionl Воеоп, местность в Крыму. Ср., остров в Индии .

27. *br(i)ta-l: Britani, местность на Босп. Кимм. (Рав. Ан.), Буртани, племя (Тунман), Британ, о-в на Днепре. Ср. др.-инд. bhrita- 'наемный'?

28. *Ьи]а- 'изгиб': Buges, Buces, сев.-зап. часть Азовск. моря (Мела, Плин.). Ср. др.-инд. bhogd-, Bhoja-, название области в Индии .

29. *etra d(a)sa-l 'сорок'?:,, готское племя в Крыму и на Таман. п-ове (Прокоп.), ? = Чатыр-даг, гора .

30. *dandaka ' к а м ы ш о в а я ' :, место в Тавриде (Птол.). См .

выше .

31. *dand-aria- ' к а м ы ш о в ы е арии':, меот. племя (Страб.) .

См. 32. *dara- 'пещера': ·, ?, местность в Крыму. См. выше .

выше .

33. *darl 'пещерная':, местность в Крыму (Прокоп.). См. выше .

34. *dara-(va)nt- 'обильный пещерами': \ ?. См. выше .

35. *das(a)ka-:, меот. племя (Страб.). Ср. др.-инд. dasaka-l 36. *diia 'дева, девин': Dia, местность на Босп. Кимм. (Плин.). См .

выше .

37. *diu-p(u)tuna-l: ?, царь Боспора (эпиграфич.). Ср .

др.-инд. dyu- и Daiva-putral 38. *do-ab- 'двуречье'?: Дооб, местн. название близ Новороссийска .

Ср. Doab, область между Джамной и Гангом, в Индии .

39. *iksu-mat~: \, меот. племя (Птол.). Ср. др.-инд. Iksumati, река в Индии, iksu- 'сахарный тростник' .

40. *iksu-pura-l *ik$u-pula-l\' ?, город на Танаисе (Птол.). Ср .

предыд .

41. *jalman-\ Джалман, река в Крыму. Ср. др.-инд. jalam, *jalmanвода' .

42. *]ar-sina-: Zorsines, царь сираков (Тац.), -, ?, личн. имя (Танаис). Ср. др.-инд. jara- 'старый' и -sena в личн. именах .

43. *kaba-taksa-: -, личное имя собств. в Синдике. Ср .

др.-инд. kumbhd- 'кувшин', tdksan- 'плотник' .

44. *kafika- 'прибрежный':, совр. Качик, в вост. от Феодосии .

Ср. др.-инд. (пракр.) kaccha- 'берег' .

45. *kama-sar- 'любимая женщина':,, царица Боспора, синдянка (Корп. босп. надп.): др.-инд. ката- 'любовь'. См. *sar-i .

46. *кар-1 'холм'? 'гора'?:,. Ср. фрак, кар- 'холм' .

47. *kar-oion 'каменный остров':,, Careon (Иорд.), ср .

/? - о Керч. п-ове (Герод.). Ср. др.-инд. кагкага- 'камень' .

48. *каг(и)па- 'ухо'?: Camas..., Caronos, названия племен (Плин.). Ср .

др.-инд. ката- 'ухо'?

49. *kar(n)-0sta-l: Carastaseos, народ на Сев. Кавказе (Плин.). Ср .

(в обратном порядке) др.-инд. Ostha-karna, название народа. Ср. преДЫД .

50. *kinsanusl:

-, область вокруг А л у ш т ы, татар. Kisan, дебрь Кисаню (Слово о п. Иг.). См. раздел II .

51. *koita~: Coetae, Cetae, народ (Плин.). Ср. др.-инд. Ceti, племя в Индии .

52. *kosina-?: ?, личное имя собств., только в Горгиппии .

53. *krka- ' г о р л о ' :, черном, устье Кубани (Конст. Багр.), др.-русск. Кърчевъ. Ср. др.-инд. krika- 'горло'. См. раздел II .

54. *krkan-dama 'место у пролива': (Страб.). Ср. *krkaвыше) и др.-инд. dhdman 'жилище' .

55. *krka-vanfi 'имеющая горловины': Coracanda 'Кубань' (Мела). Ср .

*krka- .

56. *krta- 'сделанный'?: Coretus, в синд. Скифии (Плин.: говорит об искусств, каналах) .

57. *krva-saita- 'коровий брод', ?:, эмпорий (Жит. св. Ио. Готск.), Ghersete, "тур." название Керчи (Дюбуа). Сложение *кта- (ср. авест. sna 'рог') и *saita-, ср. др.-инд. setu- 'мост' .

58. *kuba 'извилистая': \ Cuphis, Кубань. Ср. др.-инд. Kubha 'река Кабул' .

59. *lagura:, таврское поселение (Птол.). Ср. Lahur, город в Индии .

60. *lopa-takV. ', о-в в дельте Дона (Страб.). См. раздел II .

61. ^maian-dara-ia-'пещерные меоты"?: Meandaraei, племя (Плин.). Ср .

*maita- и *dara-, выше .

62. *ma(ia)n-kap- 'гора меотов'? 'материнская гора'?: Мапсар, Мангуп, место в Крыму. Ср. *maita- и *карвыше .

63. *maia-sara 'меотянка':, женск. имя (эпигр. Боспора) .

Ср. *maita- и *sari, ниже .

64. *maina-tara-: Menotharum, река на Кавказе (Плин.). Ср. *maita-, ниже, и др.-инд. tarа- 'берег'?

65. *maita- 'материнские': ' м е о т ы ' (босп. эпиграфика). См .

выше, раздел I .

66. *mar-ab- 'мертвая вода': \ река (Птол.) .

67. *та]\ крым.-гот. marzus nuptiae (Бусбек), заимств. Ср. др.-инд .

mdi-ya- 'жених' .

68. *marsanda-l\ Марсанда, Масандра, в К р ы м у. Ср. др.-инд .

Marsiandi, река .

69. *mer-mada-\ ·, река, впад. в Меотиду (Страб.). Ср. др.инд. N armada!

70. *mes-pla- 'полная луна': 'луна' (Гесих.: скиф.). Ср. др.инд. mas 'луна', pratd- 'полный' .

71. *mitraia- ' с о ю з н ы е ' :, горы к вост. от Меотиды (Лук.). Ср. др.-инд. mitraya- .

72. *nau-var- 'новый город': ()\, город в Сарматии (Птол.), Navarum (Плин.) = Неаполь Скифский? См. еще раздел П .

73. *ni~kaksin '(находящийся) в низменной бухте':, место на кавк. п о б е р е ж ь е (Анон. Пер.), · (Конст. Багр.) = Накопсе?

Мысхак? Ср. др.-инд. ni-kaksa- 'подмышка' + суф. -in .

74. *oion 'остров': Eon, синдский о-в (Плин.), Oium (Иорд.), (Гом. Од.) .

75. *opitia- 'задний':'^·, Таманск. зал. (Анон. Пер.). Ср. хетт .

appezziia- 'задний' .

76. *oriandal: Orianda, Ореанда, место в К р ы м у. Таврский исход

-nda .

77. *palaka-\ ·, имя скиф, царя (Страб.). Ср. др.-инд. palakaзащитник' .

78. *palakia-\, таврский город и порт (Страб.), Балаклава .

Произв. от предыд .

79. *panda: Панда, место в Симеизе; Panda, река к вост. от Меотиды (Тац.). Ср. др.-инд. pandu 'желтоватый', 'белый', 'бледный' .

80. *pari-sara 'обтекание': Balisira (Эвлия-эф.), Белосарайская коса .

Ср. др.-инд. parisara-,, город в Индии (Птол.) .

81. *раг(а)та\, личное имя собств. (эпиграфич.). Ср. др.-инд .

para та- 'дальний', 'лучший' .

82. *par-osta 'у устья': Parosta, место в Тавриде (Плин.), (Птол.). Ср. др.-инд. ostha- 'губы, уста'. Ср. также *salosta, *rukosta, ниже .

83. *pa(r)ta- 'гавань':

-, гавань (Псевдо-Скил.). (Страб.), совр. Новороссийск. Ср. др.-инд. (пракр.) pattana- 'город'. См. *su-pa(r)ta- .

84. *pa(r)taka-\ \ личное имя собств. в Вата. Производное от предыд .

85. *pasal: Фаса, название склона горы в Крыму. Ср. др.-инд. paksaсторона'?

86. *раипа-1:, личное имя собств. (босп. эпиграфика). Ср .

др.-инд. pavana- 'чистый'?

87. *pitunda: Пицунда, на кавк. побережье. Ср. Pithunda, порт в Индии .

88. *pltu-\ *pleteno-l 'широкий'?: Плетенской лиман, или Великой Луг, между Днепром и Конкой (XVIII в.). Ср. др.-инд. prthu-, prathanapoika 'пастбище, луг'?: Бойка, луговое плато в Крыму, стар .

Поист) (Мангуп. эпиграфика) .

90. *p(a)ra?ina- 'восточный'?: civitas Parasinum, в Тавриде (Плин.). Ср .

др.-инд. Ргасуа-, народ, букв, "восточные", (Страб.) .

91. *psat- 'песок':

- (Страб.) = Кумлы-Кубань (Клапрот). Ср .

греч. * .

92. *pula 'город'?: (\), место в Тавриде (Жит. св. Ио. Гот.). Ср .

др.-инд. риг(а) .

93. *рига 'город': Ругга, город у Меотиды (Плин.). Ср. др.-инд. рига город' .

94. *rokas 'светлый': Rocas, Rogas, народ у Черного моря (Иорд.). Ср .

др.-инд. гokas 'свет' .

95. *ruk-ostal 'светлое устье'?: Рукуста, дер. в юго-западном Крыму .

Ср. др.-инд. гик- (в слож.) 'светлый', ostha 'уста' .

96. *ruk$a-tar- 'белый берег'?: Rosso Таг, в Зап. К р ы м у (ит. карты) .

См. раздел II .

97. *ruk$i-nau-var-'?:

-, племя (декр. Диоф.). См. *nau-var- и раздел II .

98. *sala 'сток'? 'склон'?: Сала, ряд мест в Крыму. См. еще *sal-gir-, *sal-osta. Ср. др.-инд. sard 'водопад' .

99. *sal-gat~l: Солхат ' С т а р ы й К р ы м '. Ср. *sala и др.-инд. *gatu 'дорога'?

100. *sal-gir(l): Салгир, река в Крыму. Ср. *sala и др.-инд. giri 'гора', также в назв. рек .

101. *sal-osta 'устье гор *sala': Salusta, Алушта. Ср. *sala и др.-инд .

ostha- 'уста' .

102. *sal(a)-tural\ стар. Чалтура, соврем. Челтера, место в Крыму .

Ср. др.-инд. Sala-tura .

103. *saraka\, место на реке Вардан (Птол.). Ср. др.-инд. sardручей', 'пруд' .

104. *sar-i ' ж е н щ и н а ' : [], женск. имя (босп. эпиграфика) .

105. *sarika: (босп. э п и г р а ф и к а ). П р о и з в о д н о е от предыд .

106. *sarkar- ' к а м е н ь ' : sacrium ' я н т а р ь ' (Плин.: скиф.), Цукур, Сокур, лиман. Ср. др.-инд. sarkara- ' к а м е н ь ', Sarkara, позднее Sukkur, город .

107. *sasa- 'заяц'?: *, имя синда. Ср. др.-инд. sasa- 'заяц, кролик' .

108. *satt-arha-: Satarchei Spalaei, племя в Тавриде (Плин.). С л о ж е н и е с пракр. satta ' 7 ' : др.-инд. класс. sapta- Ср. *satt-auka- .

109. *satt-auka-1 семь уделов': Satauci, племя в Тавриде (Плин.). См .

раздел I .

110. *sibi- ' б о л о т о ' ? : civitas Sibensis, близ Таматархи. Ср. иллир. *sibsibri-apa- 'светлая вода':, место на р. Вардан (Птол.) .

См. раздел II .

112. *s/7z- ' к а м е н н ы й ' : ?, название Танаиса (Евст.). Ср. др.-инд .

sila ' к а м е н ь ' .

113. *sindak-:, личное имя собств. в Горгиппии. П р о и з в о д н о е от *sinda(va)- .

114. *sinda(va)-:, народ (Герод., Страб., С т е ф. Виз.), \ личное имя в Горгиппии. Ср. др.-инд. sindhava-. См. *sindu- .

115. *sindu- ' р е к а ' : Sinus 'Танаис' (Плин.: скиф.). Ср. др.-инд. Sindhuрека, Инд' .

116. *singula-l*hingula-\ (Конст. Багр.), И игу л. Ср. др.-инд .

Hingula, река .

117. *siraka-:,, народ (Страб.). Ср. др.-инд. sira 'река, вода' .

118. *5/7Я- 'МОСТ': Sita, босп. город (Рав. Ан.). Ср. др.-инд. ^ / н - ' м о с т ' и *h-va-saita- .

119. *sitaka-: (), местность у М е о т и д ы (Страб.). Ср. *sita- и др.-инд. Setaka .

120. *soll 'солнце': (надп. на Таман. п-ове) .

121. *sr-bi-: Serbi, Cephalotomi (Плин.),, народ на Сев. Кавк .

См. раздел II .

122. *su-pa(r)ta- 'добрая гавань': Suppatos (Рав. Ан.) = Новороссийск .

Ср. др.-инд. su- 'хороший' и *pa(r)ta- (см.) .

123. *su-pat-l *sam-pat-l 'стечение путей': Спат, ст.-татар. S/u/bat, место на перекрестке путей в степном Крыму. Ср. др.-инд. path- 'путь' .

124. *sur-uba 'кислая вода':, место на реке Вардан (Птол.) .

Сложение *sur- ' к и с л ы й ' и *ab-/*ap-, ср. *mar-ab-, выше .

125. *su-varna- ' з о л о т о й ' :., народ к сев. от Кавк. (Птол.). Ср .

др.-инд. suvarna- 'золото', 'красивый', 'благородный' .

126. *su-vasa- 'доброе жилье': Soza, город дандариев (Тац.),, место под Херсонесом (Конст. Багр.). Ср. др.-инд. su- и vasa- 'одежда', 'защита' .

127. *ta(d)-bitl 'бьющая':, богиня скифов (Герод.). Ср. др.-инд .

tad 'это' и *bitl (см.) .

128. *tailap-l: Тайлап, река в Крыму. Ср. др.-инд. Tailaparnl, река в Индии?

129. *taj-l: \ место на кавк. побережье и в Тавриде .

130. *takanda: Таконда, место в Крыму. Таврск. образование на -ndal 131. *takata-:, река в Партените, Крым. Ср. др.-инд. tdkti 'спешить' .

132. *taksaka-: ·, царь скифов (Герод.). Ср. др.-инд. Taksaka-, имя принца .

133. *tarika- 'береговой': ?, место на кавк. побережье (Пс.Скил.) Ср. др.-инд. tarika- 'паром, лодка' .

134. *tarita-:, народ на кавк. побережье (Скил.). Родственно предыд .

135. *tarpata~: ?, народ (Страб.). Ср. др.-инд. tarpa- 'плот, корабль' .

136. *tava-dara-\, место в Крыму (XV в.). Сложение индоар .

*tava- 'сильный' и *dara- 'пещера' (см.) .

137. *tem-arun-da 'кормилица Черного моря': Temarundam 'Меотида' (Плин: скиф.). Ср. др.-инд. tdmas, drna-. См. раздел I, выше .

138. *tirgutavia\, имя ж е н ы синд. царя (Полиен.). Ср .

Tirgutawiya, женск. имя в Передней Азии. См. раздел I, выше .

139. *tukandita-l, этникон? (босп. эпиграфика). Производное на -ita от *tukanday ср. *tu-/*tava- 'сильный', др.-инд. kanda 'ствол'?* 140. *tur(a)-ga- 'быстро идущий': [], личное имя (синд.?). Ср. др.инд. turaga .

141. *tur-amba 'быстрая вода':, место в Аз. Боспоре (Страб.) .

Ср. др.-инд. turd- 'быстрый', dmbu 'вода' .

142. *turl taka 'быстрое течение':, место на Боспоре Кимм .

Ср. др.-инд. turd-, ж.р. turf- 'быстрый', tdkti 'спешить' .

143. *tiagin: Teaginem, Tegine, место на Боспоре Кимм. (Рав. Ан.), Эльтиген; Тягинъ, на нижнем Днепре. Ср. др.-инд. tyagin 'самоотверженный'. См. выше .

144. *up-agra~:, гавань на кавк. побережье (Арриан). Ср. др.инд. upagra- 'крайний'. Ср. *agra-, выше .

145. *ura-ga- 'змея': Урага, гора близ Алушты. Ср. др.-инд. urdgaм е я '. См. выше .

146. *us-krd-ia-l:, Oscardeos, племя (Плин.). Ср. *uspa- .

* Более ацекнатиаи этимология, с точным инд. эквивалентом, была найдена для этой позиции позднее, см. специально далее .

147. *uspa- 'жилье'?: urbem Uspen, город сираков (Тац.). Производное с суф. -р- от *ues~/*us- 'жить, пребывать'?

148. *vani-tika- 'ткаческий'?: porta Vonitiche, vel Filatorum, название ворот в К а ф е (1455 г., генуэзск. документы). Ср. др.-инд. van!

'тканье'?

149. *vrdan-l: ·, река (Птол., Страб.), возм., рукав Кубани .

Ср. Шимардан, деревня на Таман. п-ове. Ср. др.-инд. Marud-vrdha, название реки Инд .

150. *vriks-ava- 'бараний лоб': крюи (Пс.-Плут.) .

Ср. др.-инд. vriksa- 'дерево' 'выросшее', здесь - 'холм' (?), и - 'овца, баран' .

II

Хотя предпринятый выше пересмотр проблемы в пользу допущения более заметного вклада индоарийского элемента посвящен, так сказать, дославянскому периоду жизни этих земель, я попытаюсь показать на нижеследующих примерах, что этой проблемой могли бы также заинтересоваться и слависты и что в результате мы можем обнаружить неожиданные связи там, где до сих пор зияют пробелы. Нижеследующие новые фактические дополнения и соображения, как мне кажется, интересны как материал для вечной темы, сформулированной в свое время М.

Фасмером:

"Untersuchungen iiber die altesten Wohnsitze der Slaven". Подзаголовком и собственным содержанием этого его давнего исследования о древнейших местах обитания славян явились, как известно, "Иранцы в Южной России". С мыслью о древнейших местах обитания славян мы говорим сегодня здесь об индоарийцах в Южной России, или, точнее, на Юге Европейской части бывшего СССР .

Нередко говорят об отсутствии у славян сношений с Боспорским царством; известен также тезис об отсутствии самих славян в античном Северном Причерноморье. Эти старые воззрения нуждаются в ревизии в том смысле, что между древнейшими местами обитания славян (мы намеренно избегаем менее удачный термин "прародина") и древним культурным районом Северного Причерноморья существовали связи и следы этих связей сохранились. Б о л е е того, названные связи, по крайней мере отчасти, относятся к индоарийскому компоненту северопонтийского населения .

Наши наблюдения над реликтами этого рода касаются 1) этнонимов,

2) культурной лексики и 3) сведений о берегах Черного моря .

У латинских и греческих авторов раннего средневековья восточная часть тогдашнего славянства упоминается под названием (Прокопий), Antes (Иордан). Эти названия, конечно, старше упоминаний о них в литературе. Кроме того, ясно, что название анты никогда не было самоназванием славян, оно дано им извне. Обычно думают, что его дали иранцы. Любопытно, что, считая иранским, ученые сближали этот этноним с тохар, ant 'равнина' 9, с лексемой 'слепой, темный', представленной как в Vernadsky G. Ancient Russia. New Haven, 1943. P. 82 .

авест. anda-, так и в др.-инд. andhd-10, и, наконец, с исключительно древнеиндийским anta- 'конец, край' 1 1. В результате такой уязвимой методики понятие "иранский" приобретало все более географический, а не лингвистический характер. Начнем с того, что в этнической номенклатуре самих иранцев (скифов, сарматов) нет антов, а попытки выделить этот этноним в составе названий сарматских социально-этнических группировок Limigantes, Ardaragantes12 в ы з ы в а ю т сомнения. Тохарская этимология (выше) очень ненадежна, сближение с anda- 'слепой' прежде всего встречает препятствие в фонетике. Остается наиболее импонирующее нам сближение " с др.-инд. anta- 'конец, край', безукоризненное фонетически, а также семантически, потому что так называемые анты в самом деле занимали юго-восточный край славянства, известный впоследствии под названием Украина. Следует отметить, что как раз иранцы так назвать славян не могли, поскольку обозначали конец и край своим особым древним диалектным словом *karana- (авест. karana-, осет. kxron и др.). Назвать восточных славян термином *anta-, видимо, могло в силу и з л о ж е н н о г о индоарийское оседлое земледельческое население Юга Украины - возможно, скифы-земледельцы Геродота, подвластные собственно скифам-иранцам (кочевникам или царским скифам). Трудно, как нам кажется, не видеть территориального и этнического тождества этих подвластных скифов-земледельцев (3 ), иначе Scythae degeneres et a servis orti «низкорожденные "скифы", дети рабов» (Плиний) с "низкорожденными", "подлыми" синдами - Sindi ignobiles (Аммиан Марцеллин) тех ж е низовьев Днепра и примыкающих мест. Именно к ним, а, разумеется, не к славянам 13 применима живучая послегеродотовская легенда о "детях рабов" (греч. ), о т р а ж а ю щ а я индоарийско-иранские земледельческо-кочевнические социально-политические отношения в этом районе. Гегемония иранских скифо-сарматов над "низкорожденными" синдами (Sindi, сюда же Si(n)dones), возможно, частично распространилась к западу, на соседних бастарнов, имя которых, неудачно толковавшееся из германского 1 4, скорее всего восходит к иранскому эквиваленту (или прототипу) греческого - *bast-ama- 'потомки р а б о в ', ср .

др.-перс., авест. basta- 'связанный' и иран. *ата-, родственное греч .

Отпрыск'. Связывать упомянутых "детей рабов" - дулоспоров после этого со славянами т о л ь к о на том основании, что, по Прокопию, в старые времена склавины и анты звались 1 5 (буквально 'дети, потомки'!), б ы л о бы явной неосторожностью. Надо полагать, что древние славяне, подобно другим народам на ранней ступени развития, до оформления Pekkanen Т. The ethnic origin of the. Helsinki, 1968 (= Arctos. Acta philologica Fennica. Supplementum I). P. 130-131 .

RudnydkyjJ. Etymological dictionary of the Ukrainian language. I. P. 27 .

Pekkanen T. The ethnic origin... P. 141; Idem. On the oldest relationship between Hungarians and Sarmatians: from Spali to Asphali // UAJb. 45. 1973. P. 11, 15 (с литературой) .

Отнесение традиции к славянам см.: Pekkanen Т. The ethnic origin.. .

P. 131 .

Pekkanen Т. The ethnic origin... P. 109 (там же предшествующая литература) .

Там же. С. 123 .

подлинных этнонимов называли себя "потомки, дети", "люди", "Мы СловЪни, проста чадь", - читаем мы в Житии Мефодия. Вполне возможно, что прокопиевское есть всего лишь перевод славянского cqdb "дети, потомки" .

Необходимо отметить, что и самоназвания некоторых славянских племен или племенных союзов ведут свое начало из Северного Причерноморья в широком смысле слова. Давно известно сближение у Погодина славянского этнонима *xbrvati, хорваты с иранским личным собственным именем ? в эпиграфике Танаиса II—III вв. н.э. 1 6 То, что имя славянских сербов проделало примерно тот же путь, явствует из наличия так называемых античных сербов на Северном Кавказе. Еще Добровский считал, что птолемеевские и плиниевские Serbi этих мест дали имя позднейшему славянскому народу 17 ; век критики подверг эту мысль сильному сомнению, хотя неудовлетворительность всех прочих о б ъ я с н е н и й 1 8 вынуждает - в свете т а к ж е других вероятий - вернуться к упомянутой мысли вновь. Связь слав. *sbrbi и, Serbi в античном Северном Причерноморье слишком очевидна. В другом месте я уже указывал на упоминание у Плиния рядом с меотскими керкетами (торетами) народа Serri, Cephalotomi (Плин. NH VI. 16), что предлагается прочесть как Serbi Cephalotomi, причем, видимо, индоарийское ser-bi глоссировано греческим

-, которое само по себе нигде не встречается как название особого народа, но только как эквивалент-перевод, ср. еще 9 " ? у Страбона. отражает иранскую форму названия головы, ср. авест. sarah-, тогда как вокализм (вар., Птол.) ближе к др.-инд. siras 'голова' 1 9 .

Сознавая всю ответственность шага, мы хотели бы коснуться здесь некоторых новых возможных аспектов происхождения этнического названия Русь в ряду рассматриваемых проблем. Самой сильной до настоящего времени считается скандинавская теория, и автор также практически разделял ее. Теория эта широко известна даже за пределами славянского языкознания; пользуясь этим, мы не приводим здесь ни ее аргументацию, ни (огромную) литературу 2 0. Впрочем, есть в этой признанно веской теории и трудно разрешимые противоречия, на что т о ж е давно обращено внимание. "Тезис о том, что имя Русь является славянской передачей финского названия Швеции, которое через посредство какого-то другого, возможно, гуннско-тюркского народа попало в ф о р м е ' - к ромеям (и арабам), до сих пор не доказан. До сих пор берега Понта и Меотиды остаются местом, где это имя впервые выступает перед нами в докуменЛитературу см.: Фасмер IV, 262; SkokP. Etimologijski rjeCnik hrvatskoga ili srpskoga jezika, I, Zagreb, 1971. C. 691-692 .

DobrowskyJ. Geschichte der bohmischen Sprache und altern Literatur. Prag, 1818. S. 9 .

Включая пространную попытку выведения из кавказских языков: Zupanic N. Srbi Plinija i Ptolemeja. Pitanje prve pojave Srba na svetskoj pozornici sa historijskog, geografskog i etnoloSkog stanoviSta // Зборник радова посвеЬен J. Цви]и11у. Београд, 1924. С. 555 и сл .

См. статью Некоторые данные об индоарийском языковом субстрате Северного Кавказа в античное время. С. 74-75 .

См.: Фасмер III, 522-523 .

тированной истории" 21. Документированная история этих мест действительно знает, например, упоминание народа Hros по соседству с амазонками, т.е. у Азовского моря, в середине VI в. (Церковная история Захарии ритора 2 2 ), т.е. за 300 лет до призвания варягов. Концом VIII - началом IX в. (т.е. тоже доваряжским временем) датируются упоминания племени Русь,'?й$ в Тавриде и на берегах Черного моря в житиях Георгия Амастридского и Стефана Сурожского 2 3. Ср. также известное противопоставление Руси (юга) и новгородских словен, а главное - признание многими историками факта существования азовско-черноморской Руси 24 и раннего освоения восточными славянами Приазовья. Правда, и Маркварт, и Васильевский, и Лавров 2 5 удивительным образом приходили к выводу, что народ' · в Тавриде и Приазовье все-таки был германским и даже готским, хотя готы всегда называются там своим именем, как и прочие германцы этих мест - евдусиане, герулы. Теория Иловайского о роксоланах как росс-аланах 2 6 сильно дискредитировала и затруднила поиски в этом направлении, однако кажется, что продолжать искать надо именно тут, потому что при этом открываются связи имени Русь и значение его прототипа, как будто исключающие германскую этимологию. Мы вынуждены коснуться этих вопросов лишь кратко и предварительно. Коротко говоря, сюда относится название роксоланов - греч. ' (- вв. н.э., Страбон, Птолемей). Его толкуют по-ирански 'светлые аланы', но иранский знает только форму *гаихапа- 'свет, светлый', которая в этой позиции должна бы сохраниться 27, чего не произошло. То, что имеется, напоминает др.-инд. ruksa- с близким значением. Несколько не по-ирански звучит этническое название ' из более раннего времени (херсонесский декрет в честь Диофанта, конец II - начало I в. до н.э. 28 ), которое явно относится сюда же. Далее, сюда же реликты Rosso Таг, Rossatar на западном берегу Крыма, в старых итальянских картах 2 9, и, наконец, деревня Рукуста в юго-западном Крыму. Есть основания полагать, что во всех этих названиях первый компонент значил 'светлый, б е л ы й '. Др.-русск. БЪлобережье, район в низовьях Днепра, и, как мы думаем, явно п о к р ы в а ю щ е е его гибридное Roga-stadzans у Иордана (второй компонент - гот. stadja 'берег') помогают этому прочтению .

Семантическим эквивалентом двух последних мы считаем упомянутое Marquart J. Ostcuropaischc und oslasialischc Strcifzuge, Leipzig, 1903. S. 355 .

Ibid. S. 355-356 .

Васильевский В.Г. Русско-византийские исследования. Вып. 2. СПб., 1893, passim .

Левченко М.В. Очерки но исгории русско-византийских отношений. М., 1956. С. 34, 83, 84 .

Лавров П. Кирило та Методж в давньо-слов'янському письменств! (Розвщка). Ки ш,

1928. С. 17 .

Иловайский Д. Разыскания о начале Руси. 2 изд. М., 1882. С. 144-145 .

Абаев В.И. Историко-этимологический словарь осетинского языка. II. Д., 1973 .

С.437 .

Latyschev В. Inscriptioncs orae scptcntrionalis Ponti Euxini. I. Pelrop., 1885, N 185 .

Шахматов А.А. Варанголимен и Россофар // Историко-литературный сСюрник. Посвящается Всеволоду Измаиловичу Срезневскому (1891-1916 гг.). Л., 1924. С. 166 и сл .

Rosso Tar 'светлый б е р е г ', л о к а л и з у е м о е в Акмечетском (тюрк, акбелый'!) заливе. Диофант оборонял Херсонес от тавров, местных скифов и н е с к о л ь к о загадочных ревксиналов. Царская столица таврических с к и ф о в, известная у греков к а к 'новый город', предпол о ж и т е л ь н о носила и эпитет ' с в е т л ы й ', отголосок чего сохранился в т а т а р с к о м названии сопредельного Симферополя - Акмечетъ "Белый храм'. Смутным отголоском "скифского" или, скорее, "Белого Н о в о г о города" является, по нашему мнению, рассказ о чуде Стефана Сурожского, особенно в пересказе Жития Дмитрия Прилуцкого: "нришедъ князь C р Л к а г о нова града..." 30. Может быть, мы таким образом лучше поймем J и знаменитый рассказ о деяниях Кирилла-Константина в Тавриде, который "обр-Ьте же тоу е^аггелУе и псалтирь роусьскыми писмены писано..."

(Жит. Конст. VIII). Первоучитель славян нашел здесь образцы письма не гбтов, но еще и не русских-славян, а возможно, местных псевдоскифов (ведь не совсем ясно, кого имел в виду Иоанн Златоуст, IV в. н.э., когда сообщил о том, что с к и ф ы перевели святое писание на свой язык 3 1 ) .

Небезынтересно в связи с вышеизложенным отметить, что наличие форм ruk-, roka-y ruksa- 'светлый, блестящий' характеризует как раз древнеиндийский и отличает его от иранского, как и вычленяемое выше tarб е р е г '. Почему *ruks- не дало на славянской почве закономерное *гих-1 Почему мы имеем форму Русь, а не ожидавшуюся *Руьиъ1 Состоялось ли н а р о д н о д и а л е к т н о е упрощение kss(s) еще на дославянской почве 3 2 ?

Н о в а я теория, как это нередко бывает, ставит вопросов больше, чем дает ответов. И тем не менее именно неподалеку от "рускаго нова града" ( Н е а п о л я Скифского? 3 3 ) имел Кирилл еще один достоверный случай общения с этим загадочным населением: "Б-Ъше же во ФоульстЪ газыци доубъ великъ, срослъсА съ чрешнею, подъ нимже требы дЪахоу, нариц а ю щ е именем Але^андръ, женьскоу полоу не дающе пристоупати к ъ немоу, ни к ъ т р е б а м ъ его" (Жит. Конст. XII). Естественно, язычники не могли назвать свое священное дерево крестным именем '?, явившимся здесь лишь записью по созвучию туземного (индоарийского таврского?) *alaksa-dru- 'дуб-защитник' или 'запретное дерево' (ср. др.инд. raksati 'охранять', греч. т о же, др.-инд. d{a)ru- 'дерево'), которое не могло быть ни иранским, ни готским .

П о с к о л ь к у план этнонимов - как важнейший - пришлось подать н е с к о л ь к о шире, план культурных заимствований и древних сведений Васильевский ВТ. Указ. соч. С. CCLXXXVII-CCLXXXVIII. Предполагать здесь Новгород Великий элементарно невозможно, как было ясно еще прежним исследователям .

EbertM. Sudrupland im Altertum. Bonn; Leipzig, 1921. S. 109 .

Так называемый "Золотой" берег - ? ? - у Константина Багрянородного не есть ли греческая народная этимология (chrys-) предполагаемого нами местного первоначального *rus- 'белый', так как речь идет о Белобережье? В Приазовье сюда могло бы относиться Malo-rossa с упомянутым упрощением ks, а также город ', XII в .

Эту идентификацию см.: Соболевский Л.И. Топонимические заметки // Известия Таврического общества истории, археологии и этнографии. III (60) (Симферополь),

1929. С. 1 .

славян о берегах Черного моря придется изложить в заключение совсем кратко, также в силу мозаичности самих этих данных .

Из возможных апеллятивных культурных заимствований укажем на слав. *sbrebro из индоар. *'sub(h)ri ара 'светлая вода', ср. др.-инд. subhraкрасивый, светлый', ср. на Кубани (Птол.) 34 .

Особую проблему, на которую я хотел бы еще обратить внимание, составляют лингвистически вскрываемые сведения у древних восточных славян о черноморском побережье и отражение в этой информации преемственности древних ф о р м я з ы к а. Так, если т ю р к. Кирк-ер и лат .

quadraginta castella - о юго-западном Крыме - подводят нас к раскрытию в составе названий -, - = Чатыр-даг некоего туземного *6etra dsa- 'сорок (городов)', то знание этого ф а к т а (тамошнего многоградья) собственно Русью подтверждается, например, и договором Игоря с греками 945 г. (Лавр, лет.): "А о КорсуньсгЬи стран-Ь, еликоже есть градъ на той части, да не имать власти кънязь Русьскыи..."

Можно считать, что в V-VI вв. славяне вышли на берега Черного и Азовского морей. Тогда еще существовали тысячелетние боспорские города и синдомеотский элемент в них еще не совсем угас (в 703 г. в последний раз упомянута Фанагория, боспорский царь VI в. носил туземное имя \ ·). В связи с этим мы этимологизируем др.русск. Кърчевъ, Керчь не от др.-русск. кърчии 'кузнец' (Абаев), а от местного продолжения др.-инд. krka 'горло' (город при горловине!), ср .

сюда же (Конст. Багр.) 35, синонимичное тюркскому Богаз, горловина перед бывшим черноморским устьем Кубани, и еще более древнему греч. то 'синдская расселина' (Гиппонакт). Современное Керчь, раньше - Керче, итал. Cherz носит печать тюркского вокализма. Хорошо знаком был древнерусским племенам северный берег Азовского моря. Уже старшие русские летописи, говоря о походах XII в. в эти места, знают безусловно более древнее название местности: Лукоморье .

Лукоморье ИЛИ Лука моря 'изгиб моря, залив', по данным К а р т о т е к и Древнерусского словаря, связывается главным образом с заливами северного азовского побережья и напоминает нам Buges или Buces у Плиния, которое обозначало тот же северо-западный угол Азовского моря и которое мы сближаем с др.-инд. bhoga 'изгиб', Bhojaназвание страны (этот корень известен т а к ж е в германском, но около начала нашей эры там, конечно, еще не было никаких германцев) .

"Всю нощь съ вечера бусови врани възграяху у ШгЬсньска на болони, б-Ьша дебри Кисани и несошася к ъ синему морю". Это место "Слова о полку Игореве" остается темным, главным образом из-за загадок топонимии: Плеснеск или Плесенск искали в Галиции и близ Киева, а названия Кисань т а к и не нашли "на целой Руси" 36. И, однако, Слово в данном См. статью "Серебро" // С. 79 и след .

Еще Татищев правильно увидел здесь - в - вторичное тюркское наращение гласного в начале слова (см.: Татищев В.И. История Российская. В 7 т. Т. I. М.; Л., 1962 .

С. 188) .

Партыцкий Ом. Цит. по: Виноградова В.Л. Словарь-справочник "Слова о полку Игореве". 2., Л., 1967. С. 183 .

пункте содержит точную, хотя и уникальную информацию об округе Kisan, - (XIV в.) в долине Алушты, в Крыму. Это название, при всей его этимологической неясности и относительно поздней средневековой документации 37, носит старый характер и локализуется в земле тавров. Контекст Слова лишь подтверждает наше сравнение и укладывает его в точный маршрут бусовых (?) воронов, которые "...были в долине Кисанской и понеслись к Азовскому морю" (ибо синее море в древнерусской литературе - это Азовское море, ср. еще любопытное Синяя вода = Дон) .

Во времена Страбона в донском устье был известен большой остров '. В последние десятилетия XVII в. поступает известие об острове Л к)т.икъ, "знатнейшем" из островов дельты Дона. Существует, далее, мнение, что страбоновская Алопекия и современный остров Перебойный, крупнейший в устье Дона, - это одно и то же. Итак, ' Лютикъ - Перебойный. Задачу можно, кажется, решить, только предположив в основе всего преобразованное греческой народной этимологией слово туземного языка *lopa-taka-, или *lopa-talu 'ломающее течение', ср .

др.-инд. lopa- 'прорыв, уничтожение', takti 'спешить, нестись'. Созвучию с греч. 'лиса' способствовало вероятное наличие близкого слова в местном индоарийском диалекте, ср. др.-инд. lopasa- 'лисица'. И все-таки исконное значение туземного названия острова удержалось, вопреки всему, вплоть до наших дней, когда остров носит русское название Перебойный (= *lopa-taka~). История этих названий не лишена интереса и для русской лексикологии, потому что мы привыкли обозначать словом лютик только растение Ranunculus sceleratus и мотив этого обозначения коренится во вредных свойствах растения, причем слово лютик калькирует лат .

sceleratus 'преступный'. Название донского острова Лют икъ, XVII в., не имеет ничего общего с этим ученым словом, появляющимся, по данным Картотеки Древнерусского словаря, только в лечебниках конца XVII в .

(ср. случайную омонимию Судак в Крыму и судак 'рыба') .

Суть всей проблемы, представленной выше, можно выразить так:

дальнейшая жизнь имен и слов в Северном Причерноморье с античной эпохи вплоть до славянского, русского языка. Под впечатлением готских войн, переселения народов, гуннских и тюркских нашествий, от которых страдала эта земля, ученые неохотно верят в возможность этой дальнейшей жизни и даже сохранения остатков языка. И все-таки именно здесь таится многое нераскрытое для истории языка, как и для истории вообще .

* * * В последнее время (зимой-весной 1993 г.) автор еще раз вернулся к попытке реконструкции истоков имени Русь, посвятив ей специальную работу "В поисках единства V: По следам Азовско-Черноморской Руси (наблюдения лингвиста)" .

Бертье-Делагард A.J1. И с с л е д о в а н и е н е к о т о р ы х н е д о у м е н н ы х в о п р о с о в средневековья в Тавриде // Зап. ими. Одесского общества истории и древностей. XXXII .

1915. С. 238 .

НЕСКИФСКОЕ В СКИФИИ ГЕРОДОТА*

Нескифское в скифском - так можно определить проблему, которая привлекает здесь наше внимание. Под этим подразумеваются те индоевропейцы Северного Причерноморья, которые, будучи родственны по языку иранцам-скифам, сами не были иранцами, а тем более - греками и фракийцами. Остатки индоарийского языка к северу от Черного моря явились темой нескольких моих печатных и устных выступлений (главным образом в немецких университетах в Фрайбурге, Гёттингене, Бонне и С а а р б р ю к е н е в мае 1977 г.). О т с ы л а я читателя к первым из них, я должен сказать, что именно последние, а особенно возникавшие затем дискуссии с немецкими коллегами служат для меня поводом для дальнейших соображений, которые, естественно, не могут здесь быть приведены полностью. В ходе упомянутых дискуссий поднимались различные вопросы и высказывались также сомнения, по большей части - общего характера .

Н е на все можно было ответить тогда, как, впрочем, и сейчас, однако это не упраздняет саму проблему. Мы имеем в лучшем случае перед собой лишь посредственные отражения форм языка, передающие свой оригинал едва ли удачнее, чем напр. греч. ? - др.-перс. Xsayarsan-. Из последнего примера нельзя сделать вывод о древнеперсидском вокализме, если при этом не отображено даже древнеиранское слияние elolaa. Совершилось ли уже это индо-иранское совпадение в нашем северопонтийско-индоарийском? Кое-что, кажется, говорит в пользу этого (местное название Asandi - др.-инд. asandi; личное имя собственное ? - др.-инд .

taksan-), а другие случаи имеют скорее спорный вид (Temarunda). Таким был бы возможный ответ на вопрос об относительной хронологии известного фонетического изменения, если мы хотим основываться на реальных фактах. Сохранное древнее s остается все ж е хорошим свидетельством индоарийской фонетической формы (этноним - др.-инд. sindhava-) .

Н е является особенным противоречием этому наличие языковых "инноваций" вроде пракритизмов, как напр. sa(t)ta- 'семь', pa(r)ta- 'гавань, порт', если мы вспомним о переднеазиатском индоарийском satta-y вместо регулярного sapta- 'семь'. Некоторые участники тех дискуссий были бы больше удовлетворены, если бы увидели вместо форм на -/- (личное имя ·) регулярные индийские ф о р м ы на -г- (ср., впрочем, др.-инд .

palaka-, т о ж е в качестве личного имени!), но, как видно, и с этих черноморских берегов могут исходить напоминания о фактической вторичной санскритизации живых пракритических форм. И все-таки показаний одной ф о н е т и к и едва ли достаточно для ответа на вопрос, существовали ли * Впервые опубликовано на нем. языке: Trubacev O.N. Nichtskythisches im Skythien Herodots // Indogermanische Forschungen. Bd. 82. 1977. S. 130-135 .

отдельно друг от друга индийский и иранский языки уже "так рано" в Северном Причерноморье. П о счастью, тут приходит на помощь критерий лексики. Поэтому я понимаю проблему индоарийских языковых реликтов С е в е р н о г о П р и ч е р н о м о р ь я к а к проблему л е к с и ч е с к у ю или д а ж е лексикографическую. Замечательно, что различия между такими близкородственными я з ы к а м и, к а к индийский и иранский, прослеживаются именно на лексическом уровне достаточно определенно 1 .

А теперь непосредственно о теме моих настоящих заметок. К а к известно, в научной литературе считается собственно скифским все скифское в понимании Геродота 2. Нижеследующие соображения и примеры могли бы дать повод для несколько иных выводов. Оба примера относятся к области, позднее названной Плинием Scythia Sindica, и ее ближайшим окрестностям (низовья Днепра и Южный Буг с примыкающей территорией). Территориальное положение этимологизируемых слов не подлежит сомнению, интересным свидетельством оказывается и их взаимное соседство. Оба случая почерпнуты, так сказать, с одной и той же страницы Геродота. Н о главное - в их этимологии .

1. (Herod. IV, 52) ? - местное название, известное нам почти исключительно из Геродота. О н повествует следующее:... "? ?

* ?, ?

? ? ? (var. ?) .

?,, ", .

? ?

.

? (var. ?, ?, ?, Exampheus, Mela И. 7),.3 - [Взяв начало из своего источника] река Гипанис течет на протяжении пяти дней плавания (будучи) еще мелкой и пресной, после ж е этого на протяжении четырех дней плавания к м о р ю (она) очень горька, потому что в нее впадает горький источник, до того горький, что, малый по (своей) величине, он делает горьким (весь) Гипанис, реку, немногим уступающую по величине. Этот источник находится на рубежах земли скифов-пахарей и ализонов. Имя ж е источника и местности, откуда он течет, по-скифски на греческом ж е языке - 'Святые пути' (русский перевод мой. - О.Т.) .

Этот геродотовский топоним также пытались толковать средствами Ср.: Burrow Т. The Proto-Indoaryans // Journal of the Royal Asiatic Society, 1973. P. 124. Д-ру P. Нормье (университет в Саарбрюкене), который обратил мое внимание на эту статью Барроу, я хотел бы выразить здесь искреннюю благодарность .

Vasmer. Untersuchungen iiber die altesten Wohnsitze der Slaven. I. Die Iranier in Siidru31and (= M. Vasmer. Schriften zur slavischen Altertumskunde und Namenkunde. Bd. I. Berlin;

Wiesbaden, 1971). S. 112 .

Herodoti historiae, recognovit C. Hude. Т. I. Oxford, 1976. См. также: Латышев В .

Scythica et Caucasica e veteribus scriptoribus graecis et latinis. Vol. I. Scriptores graeci. СПб., 1890 .

С. 23 .

безраздельно господствующей иранистической теории, хотя и напрасно .

Мне, в частности, известна этимология Маркварта, который, опираясь на греч. 'Святые пути', сближал · с осетинским *aefsand 'святой, священный' = авест. spdnta- и сконструированным ad hoc *pahayo 'пути' = авест.. Фасмер 4, у которого я почерпнул знакомство с этимологией Маркварта, находит ее довольно остроумной, но все же сомнительной с точки зрения фонетической хронологии и неприемлемой, имея в виду метатезу sp fs и переход И еще в скифское время. Видимо, эта справедливая критика явилась причиной того, что ? позднее был молча вычеркнут из числа языковых остатков, приписывавшихся скифскому. Моя позиция позволяет мне еще раз вернуться к этому топонимическому реликту у Геродота, на сей раз - в смысле его индоарийского происхождения. А именно: я сравниваю · с древнеиндийскими аср. варианты на а-, выше), отрицательной частицей, далее - ksamaподходящий, пригодный' 5 и pay as ср.р. 'вода, жидкость', также рауа ср.р. 6 Все в целом я читаю, таким образом, как 'непригодная вода'. Из описания Геродота ясно следует, что название · относится к горькому источнику, впадающему в Гипанис 7. Создается впечатление, что последовательное употребление одного за другим ^ и. у Геродота было понято исследователями без должного основания как глосса со значением 'святые пути'. Греки, может быть, и называли эту местность., но это вряд ли было калькой в собственном смысле слова, а скорее - другим названием того же объекта. То, что и по Геродоту · на "скифском" значило 'горький источник', ясно без лишних слов. Правда, этот "скифский", собственно говоря, скифским не был, на авестийском рауа значит только 'молоко' 8, об иной возможности свидетельствует древнеиндийский материал. ?, как и, с давних пор вызывали подозрение в своем нескифском происхождении, и другие индоарийские этимологии имен, относящихся к соседним областям с собственно синдомеотским и таврским населением, тоже представляют реальную поддержку предложенного чтения · как индоарийского *akaama-paia- 'непригодная вода'. Всего четыре дня пути, то есть не более ста километров, отделяли Эксампей от побережья Черного моря. Эта геродотовская местность уже давно отождествлена с притоком Южного Буга, называющимся по-русски и по-украински Мертвовод, Мертвые воды9, что вполне соответствует нашей этимологии .

Vasmer М. Op. cit. S. 116 .

Monier-Williams. A Sanskrit-English dictionary. New edition, greatly enlarged and improved. Oxford, 1964. P. 326 .

Ibid. P. 619 .

Ср. об этом уже: Bonnell. Beitragc /ur Altcrtumskundc Russlands. Bd. I. St. Petersburg .

1882. S. 41 .

Mavrhofer M. Kurzgcfaptcs ctymologischcs Worterbuch des Altindischen. Bd. II. Heidelberg,

1963. S. 2*12 .

См.: Эварницкий-Яворницкий Д.И. Вольности запорожских казаков. СПб., 1880 .

С. 137, где приводится свидетельство, что тамошняя вода особенно горька и солона и даже непригодна для водопоя скота .

2. (Herod. IV, 53) Это место звучит у Геродота следующим образом: те, ?,... и большие бескостные морские р ы б ы, которые называют, годятся в засолку'. Вся глава 53 С к и ф с к о г о рассказа Геродота представляет собой нечто вроде похвальной речи Борисфену (Днепру), в устье которого ловится эта замечательная рыба, судя по всему - осетр. Существующая научная литература единодушна лишь в том, что здесь речь идет об иноязычном названии темного происхождения 1 0. Это место правильно понимали как своеобразную глоссу, языковая принадлежность которой у Геродота просто не указывается. При этом фразу восполняли о т с у т с т в у ю щ и м п о д л е ж а щ и м ' б о р и с ф е н и т ы ', но э т о последнее понятие является слишком расплывчатым и ничего не говорящим. Ясно одно: это слово употреблялось местными жителями. Для нас это значит, что и его происхождение нужно искать не где-то далеко, а в области Scythia Sindica в собственном смысле и в прилегающих районах, но, скажем, не на Кавказе, несмотря на такие попытки в старое и новое время. С в о ю лепту в этот вопрос вложили, в частности, итальянские путешественники. Джорджо Интериано (XV-XVI века), описывая страну черкесов, упоминает там о р ы б е под названием anticei11; Ламберти (XVII в.) рассказывает об осетровой рыбе angiakia12. Но в адыгских (черкесских) языках Западного Кавказа нет названия рыбы, которое напоминало бы это слово, а адыг. \aja 'сом' и кабард. \ej 'кит' далеки от него во всех отношениях 1 3. Не убеждает также Траймер, пытающийся сблизить слово у Геродота с акуш., хюрк. dtcha ' л я г у ш к а ' и другими названиями земноводных в кавказских языках 1 4. Следует помнить, что наше слово б ы л о засвидетельствовано в Скифии, в устье Борисфена .

Далее, оно обозначало осетровую рыбу, а для этой р ы б ы с внешней с т о р о н ы ничто так не характерно, как заостренная ф о р м а головы .

Античные писатели могут проинформировать об этом совершенно точно, ср. напр. Клавдий Элиан, De natura animalium XVII, 32: ?

?, 1 5 'и р ы б ы в нем (в Каспийском море. - О.Т.) водятся большие и называются остроносыми' .

Н а з в а н и е р ы б ы ? могло передавать туземное название осетра *antakaia-. Его ареалом является Скифия, но сомнительно, чтобы это б ы л о скифское слово; попытки иранской этимологии этого слова мне неизвестны. Название осетра могло явиться производным от определения Frisk Hj. Griechisches etymologisches Worterbuch. Bd. I. S. 113; Chantraine P. Dictionnairc etymologique de la langue grecque 1-2. P. 92 .

Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII—XIX вв. / Сост .

В.К. Гарданов. Нальчик, 1974. С. 51 .

Ламберти. Описание Колхиды или Мингрелии // Записки имп. Одесского общества истории и древностей. Т. X, 1877. С. 218 .

Этой информацией я обязан специалисту, доктору филологических наук А.К. Шагирову (Институт языкознания РАН) .

Treimer К. Die Ethnogenese der Slawen. Wien, 1954. S. 52-53 .

Латышев В. Scythica et caucasica. I. C. 606 .

' о с т р ы й ', как напр. слав. *е$е\гъ, русск. осётр16. Прототип *antakaiaможно б ы л о бы, в т а к о м случае, сравнить с др.-инд. hnta ' к о н е ц ' (здесь:

'острый конец'?) и кауа ' т е л о ', что дало бы реконструированное значение - что-то вроде ' о с т р о т е л ы й ' .

Подведем т е п е р ь итог обеих этимологий. В С к и ф и и во времена Геродота существовали остатки индоарийского населения, к о т о р о е л о в и л о в устье Б о р и с ф е н а осетров и называло их *anta-kaia- ' о с т р о т е л ы е ', а местность с сильно минерализованной водой по Южному Бугу носила у этого населения название *a-kaama-paia- '(местность с) непригодной водой' .

Подробнее см.: Этимологический словарь славянских языков. Вып. 6. М., 1979 .

С. 30-31 .

3. О.н. Трубачев

НЕКОТОРЫЕ ДАННЫЕ ОБ ИНДОАРИЙСКОМ

ЯЗЫКОВОМ СУБСТРАТЕ СЕВЕРНОГО К А В К А З А

В АНТИЧНОЕ ВРЕМЯ" Представители разных наук задумывались над проблемой ключевого положения Кавказа, побуждаемые к этому фактами и логикой исследуемого материала. Иранисту В. Миллеру принадлежат слова: "Если когда-нибудь предвидится возможность решить хоть небольшое число запутанных вопросов о национальности разных народов, некогда сменявших друг друга в древние и средние века в необозримых равнинах южной России, то только под условием изучения этнографии Кавказа" 1. Автор настоящей статьи - славист, настроенный, скорее, осторожно в отношении п о п ы т о к установить непосредственные связи между древними славянами и древними носителями кавказских языков 2. Тем не менее, и нижеследующие заметки приводят к постановке вопроса о влиянии со стороны Кавказа 3 на уровне выявляемого субстрата. Путь к этому вел ч е р е з изучение я з ы к о в ы х древностей славянства, через этимологию, к о т о р а я воссоздает не одни т о л ь к о п р а ф о р м ы слов, но и - опосредствованно - прообразы этнолингвистических отношений 4 .

Между вероятными местами обитания древних славян и Кавказом пролегала обширная промежуточная зона Северного Причерноморья. Известно, что среди довольно большого количества дошедших до нас в северопричерноморской эпиграфике личных имен нет ни одного славянского. Однако из этого не следует делать чересчур прямолинейных выводов. Необходим осторожный пересмотр устоявшихся мнений, в том числе скептических взглядов на свидетельства, будь то древних авторов, будь т о народных преданий. П о п о н я т н ы м причинам исследуемый далее субстратный материал имеет лишь косвенное отношение к славянскому, однако при этом затрагиваются вопросы, небезразличные для славянского этногенеза, например формирование некоторых - в дальнейшем - славянских этнонимов, т.е. то, что мы определили бы как этногенетические импульсы, направленные с Северного Кавказа в сторону первоначальной Славии (примеры - ниже) .

З а н я т и я славяно-иранскими отношениями научили нас считаться с * Впервые опубликовано: Вестник древней истории (ВДИ) 1978. № 4. С. 34-42 .

Миллер В. Осетинские этюды. Ч. III. Исследования. М., 1887. С. 1 .

Ср.: Polak V. К ргоЫёти lexikalnich shod mezi jazyky kavkazskymi a slovanskymi // Listy filologicke. Praha, LXX, 1946 .

Из литературы ср. еще указание на древний путь из античного Танаиса к янтарным берегам Балтики (азовско-балтийский коридор) по распределению густоты фактических сведений птолемеевской географии: Lowmianski. Sarmacja // Stownik starozytnoSci stowianskich. Т. V. Wroclaw etc. 1975. C. 67-68 .

Например, тезис незамкнутости славянской прародины, см.: Грубачев О.Н. Ранние славянские этнонимы - свидетели миграции славян // ВЯ. 1974. № 6. С. 61 .

диалектной сложностью северопонтийского иранства. Ясно также, что неправомерно отождествлять все Северное Причерноморье с иранским языковым ареалом. Исключения из иранского отнюдь не сводятся к группе фракийских имен; неверно также считать, что древняя ономастика Северного Причерноморья либо объясняется из иранского, либо необъяснима вообще. Определенный слой этой ономастики не поддается объяснению как иранский. В литературе отмечалось, что максимум темных имен обнаруживает Пантикапей 5 и в целом - Боспорское царство, т.е. берега Керченского пролива, Таманский полуостров, Восточное Приазовье, СевероЗападный Кавказ. Мы полагаем, что эти территории своим упомянутым лингвистическим своеобразием обязаны в значительной степени особому

•индоевропейскому неиранскому этносу, фигурирующему в литературной традиции и свидетельствах древних как племена синдов и меотов .

Два слова об источниках и методе. Источники ограничиваются греческой эпиграфикой на камнях и т.п. и текстами античных авторов;

материал представлен почти исключительно ономастикой (названия племен, местные названия, личные имена людей). Собственно синдские и вообще меотские глоссы, т.е. толкования на я з ы к е автора заведомо синдских, меотских слов, нам неизвестны, но есть то, что можно обозначить как скрытые глоссы (иначе - псевдоскифские глоссы, например у Плиния). Что касается метода, то, несмотря на всю ограниченность базы источников, эту ограниченность нельзя переносить на наши представления о языке. Язык синдов (и шире - меотов) был в л ю б о м случае, независимо от удачи или неудачи наших разысканий, естественным языком с присущими типологически таковому сложным переплетением исконного и заимствованного, с оригинальными изоглоссными связями .

Время изменило не т о л ь к о этнический состав населения СевероЗападного Кавказа. Известных таманских грязевых вулканов, поразивших в XIX в. воображение героев Ж ю л ь Верна (роман "Упрямец Керабан"), не упоминает географ I в. н.э. Страбон; возможно, что эти вулканы переживали тогда период спокойствия. З а т о известно, что на месте теперешнего Таманского полуострова в древности существовал остров или даже острова, и этот ф а к т отпечатался в древней ономастике, привлекшей наше внимание .

Современное лицо таманской и кубанской топонимии составляют сложившиеся в XIX в. названия станиц и хуторов. Их русский и украинский характер (Старотитаровская, Вышестеблиевский, Суворовская, Сенная, Семеняка...) может обескуражить того, кто ищет древности. Но следует присмотреться и к ним. Например, северная часть Таманского полуострова, носящая сейчас название полуостров Фанталовский (так!) именуется У авторов прошлого века полуостровом Фонтан, там же - селение Фонтан и покинутая татарская деревня Чокрак-кой6\ последнее название содержит тюрк, чокрак 'источник'. У Плиния находим, правда, южнее, мыс Zgusta L. Die Pcrsoncnnamcn gricchischcr St adte der nordlichen Schwarzmccrkiislc. Praha,

1955. C. 318 (примечательно, что аптор видит причину этого отнюдь не в одном лишь воздействии собственно кавказских языков) .

Гёрц К. Археологическая топография Таманского полуострова. М., 1870. С. 115 .

promunturium Crunoe1, собственно - греч. 'источники'. Давно замечено, что сменявшие друг друга народы в исследуемом регионе селились обыкновенно на одних и тех же местах. Требуется отметить иногда столь же стойкую преемственность называния этих мест от античности до наших дней, когда здесь живут русские и украинцы, сменившие очень длительный период тюркского заселения, восходящий - с перипетиями - к нашествию гуннов IV в. н.э., которое подорвало греческое господство и тот процесс эллинизации и сарматизации, в горниле которого растворились интересующие нас синды и меоты. Кто же были эти последние по языку?

Меоты (греч. - Anon. (Scymn. Ch.), Scyl. Caryand., Strabo, Dionys., Eustath., Anon. Per., Niceph., Blemm.; лат. Maeotici - Pomp. Mela, Plin., Maeotae - Plin.), или маиты ( в местных эпиграфических титулах боспорских царей неоднократно - 'синдов и всех мантов' 8 ) были теснейшим образом связаны с Азовским морем, древней Меотидой (греч. *). Связь названий моря и народа была ясна в общем еще для древних. Народ был назван по морю, а не наоборот. Любопытна и природа древнего названия Азовского моря Меотиды. Начиная с Геродота, античные авторы зовут Меотийское озеро () 'мать П о н т а ', ср. родственное греч. 'мать, кормилица' (так еще у Евстафия в комментариях к Дионисию). Это идет не от великих рыбных богатств Азовского моря, как думают некоторые наши историки 9, а от водообмена через Керченский пролив, см. Б С Э 3 I (М., 1970), с. 295, ст. "Азовское море": "...избыток пресных вод за год составляет 17,4 км 3, к о т о р ы е в ы т е к а ю т через Керченский пролив". С географами БСЭ согласен Дионисий (Dionys. Periegesis), который пишет буквально следующее: "Меотийское озеро... зовут матерью Понта, так как из него выходит огромная масса воды Понта прямо через Киммерийский Боспор..." 10 .

Плиний пишет: Tanaim ipsum Scythae Sinum vocant, Maeotim Temarundam, quo significant matrem maris 11 «Сам Танаис скифы называют Sinus, (а) Меотиду - Temarunda, что о з н а ч а е т "мать моря"». Т а к и м о б р а з о м, Temarunda переведено как "мать Черного моря"; этого не могло быть на скифском (иранском) языке, так как скифы достоверно называли Черное море *axsaina-zraya- 'темное море', как это давно убедительно доказал М. Фасмер. "Скифы" у Плиния были, конечно, данью литературной традиции. Не могло быть Temarunda и киммерийским названием, если иметь в виду возможную ф р а к и й с к у ю принадлежность я з ы к а рано исчезнувших киммерийцев: ' ч е р н ы й ' по-фракийски - *kersа 'море' - от и.-е. * т о г - / * т а г - у как у славян, германцев, кельтов, латинян, ср. его остатки в тур. Marmara 'Мраморное море' .

Plin., NH, VI, 17 .

Корпус боспорских подписей (= Corpus inscriptionum Regni Bosporanici) - далее КБН. С. 552, 553, № 971, 972, Фанагории .

Гайдукевич В.Ф. Боспорское царство. М.; JI.. 1949. С. 27 .

Цит. по изд.: Латышев В.В. Известия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе. Т. I. Греческие писатели. СПб., 1890. С. 180 сл .

Plin, NH, VI, 19 .

Название Temarunda мог дать Азовскому морю особый этнос - синды и меоты. Это название, считавшееся до последнего времени неясным, мы читаем как *tem-arun-da 'кормилица Черного моря': *tem- находит соответствие в др.-инд. tdmas 'мрак' и других индоевропейских языках, *агип- - в др.-инд. drna- 'пучина' и хетт, агипа- 'море', но сочетание *tem-arun- 'черное, темное море' должно быть признано исключительно индоарийским, праиндийским (в иранском море обозначается иначе, в хеттском иначе обозначается темный цвет). Исход -da объясним из и.-е. *dhe- 'кормить грудью', известного из различных индоевропейских языков, ср., например, курд, da 'мать' 1 2 .

Очень существенно, что те же самые псевдоскифы, которые называют у Плиния Азовское море Temarunda, называют Танаис (Дон) - Sinus, что мы читаем как искажение первоначального синдо-меот. *Sindus (под влиянием лат. sinus 'пазуха', 'залив'?). Название реки *Sindus имеет реш а ю щ е е значение в вопросе определения языка плиниевских псевдоскифов. Дело в том, что только в индийской, индоарийской ветви языков река называется sindhu- (др.-инд.). Иранское соответствие имело бы форму hindu-, с переходом s /, кроме того, существует мнение, что "младоавестийское hindu-, Iwndu-, др.-перс. hi(n)du- 'Индия' заимствовано из индийского, а не родственно sindhu-"]3. Река называлась у иранцев иначе - *danu- (откуда, например, Дон), *ара-, *(h)rava-, *(h)rauta~ .

С др.-инд. smdhu- связано и название народа синдов (греч. Herod., Scyl. Caryand., -Strabo, Dionys., Eustath. и др.; лат. Sindones Pomp. Mela, Scythia Sindica - Plin.). Эту очевидную связь никому не удалось оспорить, хотя различные авторы неоднократно пытались это сделать. Отождествление синдов и "индов", индийцев старо как мир, ср. вариант'- вместо - у Геродота, * *', т.е. 'синды - индийское племя' в глоссах Гесихия, вариант '* 'индийской (страны)' вместо · неоднократно у Стефана Византийского, что все вместе отражает традиционное представление, а не описки пера, как это понимают некоторые. Представляет интерес соположение обеих форм названий - подлинно индийской на s- и "иранизированной", с гласным началом слова - в грузинских летописях: "В хронике (VIII века) Джуаншера (см. Картлисцховреба, с. 122) сказано, что... по столпотворении из Вавилона расселилось семь языков (народов), кои отправились: индусы в Индию, синды в Синдию, роми в Ром, греки в Грецию, А г и Магус в Магугетию и спарсы (персы) в Персию..." 1 4. Этимологическое тождество названия, и др.-инд. sindhavas мн. 'речные жители', производного от sindhu- ' р е к а ', обосновал П. Кречмер 1 5, но ввиду недостатка ф а к т о в эта Подробнее, с литературой, см. статьи "Temarundam matrem maris", "О синдах и их языке" .

WackernagelJ., Debrunner A. Altindische Grammatik. Bd. II, 2. Gottingen, 1954. S. 475 .

Джанашвили.Г. Известия грузинских летописей и историков о Северном Кавказе и России // Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Вып. 22. Тифлис,

1897. С. 7, прим. 2 .

Kretschmer P. Inder am Kuban // Akademie der Wissenschaften in Wien. Philos.-hist. Kl .

Anzeiger. 80. Jahrgang, 1943 (1944), Nr. I-XV. S. 35 сл .

теория о синдах как остатках индоарийцев (после ухода последних на юг через Дербентский проход) квалифицировалась до недавнего времени как "рискованная гипотеза". Ясно, что как только мы подключили эмендированное *Sindus 'Дон' из Плиния, явно речной этноним. перестает висеть в воздухе, получает новую интересную ориентацию - не на Кубань, как обычно полагали (в том числе и Кречмер), а на Дон, включая Меотиду, не без основания воспринимавшуюся древними в качестве расширенного донского лимана. Таким образом, пара др.-инд. sindhu- 'река', 'река Инд' - sindhavas мн. 'обитатели страны на реке Инд/Синд' обретает соответствие в паре *Sindus - с точной локализацией к северу от Кавказа. Значение этого факта как сигнала начального этапа индоарийских миграций трудно переоценить, ведь в плане относительной хронологии р е ч ь идет об эпохе до появления индоарийцев в П е р е д н е й А з и и (Митанни) .

Античные географы, как правило, четко различали скифо-сарматов и меотов, причисляя синдов к последним 16. "Скифов не было в азиатской части Боспора. Населявшие ее туземные племена принадлежали к меотам... Скифов ж е и меотов древние писатели определенно различают" 1 7 .

Во второй половине I тыс. до н.э.

меотские племена располагались от низовьев Дона до предгорьев Западного Кавказа в следующем порядке:

яксаматы, сираки, тарпеты, фатеи-псессы, доски, дандарии, синды, керкеты-тореты и некоторые другие, которые трудно локализовать (подробную критику источников и литературы здесь опускаем). С востока с меотами граничили иранские кочевые племена. Об этом свидетельствуют археологические раскопки городищ оседлых земледельцев-меотов лишь в узкой (40-50 км) полосе вдоль азовского побережья 1 8. О б этом же говорят и возможные следы языковой сарматизации, особенно вглубь от азовского побережья, например дублетные ф о р м ы с аспирацией и последующим исчезновением s, ср. наряду с этнонимом *, который мы предположительно относим к др.-инд. sira 'река', - видимо, тождественное этимологически ' .

Как следует из предыдущего, мы относим следы языка синдов-меотов к индоарийской (праиндийской) ветви и видим здесь я з ы к с сохранением и.-е. s этимологического, четко противопоставленный в этой черте иранскому с его переходом s h. Об этом говорит реконструируемое нами синдо-меотское название женщины *sar на базе эпиграфических женских личных имен,,, [] 1 9. Стремление JI. Згусты видеть в первом из имен фракийское ошибочно, так же, как этимология В.И. Абаева 2 0, который здесь всюду выделял иранское *sarголова', что типологически (имена женщин!) не очень правдоподобно .

Индоарийское *sar- 'женщина' остаточно сохранилось в др.-инд. ap-saras Strabo, Geogr. XI, 2 .

Жебелев С.А. Северное Причерноморье. М.; Л., 1953. С. 103 .

Анфимов И. Древние поселения Прикубанья. Краснодар, 1953. С. 25-26 .

КБН № 75, 280, 512; IOSPE. Vol. II, Inscriptiones Regni Bosporani. Petropoli, MDCCCXC. C. 83-84, N 116, Керчь, IV в. до н.э.: []1(?) /[] / .

Абаев В.И. Осетинский язык и фольклор. I. М.; JI., 1949. С. 180 сл .

'водяные существа женского п о л а ', ср. иранское *hdr- в авест. ha* rift 'женщина, самка'. В дискуссии об и.-е. *sor 'женщина' 2 1 синдо-меотское *sar- должно быть также учтено, отчасти и ввиду своего заметного параллелизма с хеттским, где элемент -Sara тоже функционирует как именной ф о р м а н т : хетт. ha$$u$ara ' ц а р и ц а ', i$ha$sara ' г о с п о ж а ', ср. синд .

.

Замечательный параллелизм обнаруживаем между женским именем Tirgutawiya в алалахских табличках, видимо, современных государству Митанни в Передней Азии, о к о л о середины II тыс. до н.э. 22 и именем меотянки, разведенной жены синдского царя Гекатея 2 3, в V IV вв. до н.э. Это тождество весьма ценно как первое индоарийское личное имя собственное, засвидетельствованное как в Передней Азии (имена правителей в Митанни), так и к северу от Ч е р н о г о моря. Тем самым имя не может б ы т ь иранским, вопреки В.И. Абаеву, поскольку иранцы появились в Передней Азии значительно позже, после 1000 г. до н.э. Кроме того, это еще одно яркое свидетельство того, что индоарийцы частично оставались к северу от Кавказа, а не ушли оттуда все до единого, как полагают некоторые ученые .

Известно синдское наименование острова, ставшего позднее Таманским полуостровом: Eonem vocant 'называют Эон' (Plin. NH VI, 18, вар .

Eonia). П о нашему мнению, название Eon 'Синдский остров' этимологически тождественно имени земли Oium, близ Меотиды, куда переправились готы, по рассказу Иордана (lord., De origine actibusque Getarum, VI в. н.э.). Речь идет, бесспорно, не о приднепровской Гилее-Олешье, как с ч и т а е т с я в л и т е р а т у р е, а о Синдском острове, куда д о с т о в е р н о переправлялись через Боспор в III в. н.э. готы-эвдусиане, о чем известно по свидетельству греческого писателя Зосима. Плиниевское Eon мы читаем при поддержке йордановского Oium24 как первоначальное нарицательное *ai(v)am/*oi(v)om '(морской) остров, insula', буквально 'одно, одинокое' - ср. др.-инд. eva- 'только, единственно', др.-ир. aiva- 'один', др.Benveniste. Un nom indo-europen de la "femme" // Bulletin de la Soci0te de linguistique de Paris. 35. 1934. C. 104-106; Idem. Le vocabulaire des institutions indo-europeennes I. S. 214— 215, 222; Sturtevant E.H. An Indo-European word for "woman" // Language. 25. 1949. P. 343-345;

Mayrhofer M. Gibt es ein indogermanisches *sor- 'Frau'? // Studien zur indogermanischen Grundsprache. Wien, 1952. S. 32 сл.; Friedrich J. Zu einigen luwischen Wortern // Lingua Posnaniensis, V, 1955. S. 1-3; Laroche E. Les noms des Hittites, P., 1966. S. 303-305; Idem .

6tudes de linguistique anatolienne. Ill // Revue hittite et asianique. XXXVIII, 1970. P. 50-51;

Szemerenyi O. The alleged Indo-European *sor 'woman' // Kratylos, 11. P. 206-211 .

Цит. no: Laroche E. Les noms des Hittites. S. 185 .

Polyaen., Strateg. VIII, 55 .

(Filimer) pervenit ad Scythiae terras, quae lingua eorum Oium vocabantur "(Король готов Филимер) пришел в земли Скифии, которые на их языке назывались Ойум" (lord., Get. 27 = Иордан. О происхождении и деяниях гетов / Вступительная статья, перевод, комментарий Е.Ч. Скржинской. М., 1960. С. 70, 135). В связи со своей точкой зрения мы не принимаем объяснение из гот. Aujdm 'страна, изобилующая водой' - constructio ad hoc, которого придерживается Скржинская; emenso amne transposita 'перейдя огромную реку' (lord., Get. 28) отголосок форсирования Керченского пролива, а не Днепра (так полагает Скржинская с. 196). Важно указание Иордана о поселении готов с Филимером в Скифии, у Меотиды:

in prima sede Scythiae iuxta Maeotidem (lord., Get. 39) .

инд. ека- 'один'. Ср., далее, греч., название ряда пустынных, уединенных мест, др.-ирл. Ео,, название острова, совр. Iona25. Отметим, что татарская топонимия старой Тамани знает несколько названий Abac, собственно 'остров' 2 6 .

Мы коснулись выше одной оригинальной фонетической особенности остатков я з ы к а синдов-меотов и нескольких лексико-ономастических примеров. Поучительно их противостояние иранскому - скифо-сарматс к о м у 2 7 : синд. *tem- 'темный, черный' - скиф. *axsaina- т о же, синд .

*sindus ' р е к а ' - скиф. *danu- то же, синд. *sar- 'женщина' - скиф. *os- то же и некоторые другие оппозиции такого рода, которые можно извлечь из приводимых материалов .

Помимо важных индоарийских черт остатков я з ы к а синдо-меотов, видна и самобытность позиции данного западнокавказского индоевропейского диалекта, его собственные изоглоссные связи с хеттским (см .

выше об *агипо функциях элемента *sar-)y что созвучно малоазийскоприкубанским культурным связям, известным из археологии. Здесь, в Северном Причерноморье и Предкавказье, определилось этнолингвистическое употребление гидронима *Sindhuдонесенного затем до далекого Инда и (Западной) Индии. В вопросе об историческом тождестве синдов (меотов) и индоарийцев немаловажную роль должно играть вскрываемое нами повторение целых своеобразных топонимических л а н д ш а ф т о в :

например, на Северном Кавказе - 'область сираков', *Sindus ' Д о н ', Soza, город дандариев 2 8, в низовьях Кубани; к юго-востоку от Каспия - 'Гиркания', Sindes, река Теджен 2 9,, город в Хорасане. Подобное перемещение, возможное только в одном направлении, как бы знаменует путь индоарийских племен в Индию. В другом месте мы обращаем внимание на соответствие группы названий в древнем Приазовье *Sindus - *Silis - *Sarkar- группе названий в Западной Индии, на самом Инде: др.-инд. Sindhu- - \() - Sarkara30. В обоих случаях можно отметить стержневую роль названия *Sind(h)u- .

Восстановление следов или остатков я з ы к а имеет свою немаловажную количественную сторону. Если вспомним, что о к о л о 200 словоснов, приписываемых более или менее аналогично скифскому (В.И. Абаев) и фракийскому (В. Георгиев), дают основание лишь для самых скудных и общих представлений, то исследователю синдо-меотских языковых остатков приходится оценивать свои результаты куда более скромно 3 1 .

Однако база для кое-каких суждений все ж е есть. Есть, в частности, Holder A. Altceltischer Sprachschatz. Bd. I. Graz, 1961. Стб. 1441 .

Герц К. Археологическая топография Таманского полуострова. Стр. 106, 118 .

Примеры последнего см.: Абаев В.И. Скифский язык. Словарь скифских основ // Осетинский язык и фольклор. I. S. vv .

Тас., Ann. XII, 16 .

Тас., Ann. XI, 10:...ad flumen Sinden, quod Dahas Ariosque disterminat .

См. статью "О синдах и их языке". С. 39 .

К настоящему времени (1998 год) число гипотетически выявленных индоарийских слов-реликтов уже превысило количество скифско-сарматских, см. у нас, далее. Этимологический словарь - около трехсот позиций .

уверенность, что синдо-меоты не были адыгами, хотя они могли соприкасаться с предками носителей абхазо-адыгских языков Западного Кавказа, ср. тождество эпиграфического 3 2 и абхазо-адыгского названия реки Псоу (букв, 'длинная река'), притока Черного моря у границ Абхазии .

Подлежит пересмотру прямое отождествление синдов, меотов и адыгов, принимаемое в современной литературе 3 3. Во избежание голословности обратим внимание на глубокое различие материального воплощения одинаковых семем (лексических значений) в адыгских языках и синдомеотских реликтах: синдо-меотскому *da 'мать' противостоит кабард. анзу адыгейск. ны то же, синдо-меот. *агип- ' м о р е ' - кабард. хыу синдо-меот .

*sar ' ж е н щ и н а ' - кабард. фыз, адыгейск. шъуыз, синдо-меот. *ai(v)aодин' - кабард., адыгейск. зы, синдо-меот. *amb- 'вода' (в составе названия *tur-amb- 'быстрая вода') - кабард., адыгейск. псы. Е щ е Клапрот писал: "Племена меотов, населявшие во времена Страбона эту часть побережья Черного моря, исчезли, уступив место племенам черкесского и абхазского происхождения" 34 .

В з а к л ю ч е н и е нашей краткой статьи - несколько слов об одном этногенетическом импульсе (см. об этом понятии выше), направленном из индоарийского Приазовья и Прикавказья в сторону, противоположную движению индоарийских племен, а именно - на северо-запад, в направлении первоначальной Славии. Известно особое положение в славянской этнонимии названий народов сербов и хорватов. Этими столь разными названиями обозначаются два очень близких, в языковом отношении практически тождественных народа. Как установил еще A.JI. Погодин, славянский этноним *xbrvatb восходит к иранскому прототипу, зафиксированному впервые в виде личного имени собственного, [·] греческой эпиграфикой II—III вв. н.э. в городе Танаис. В эпиграфике более западных городов античного Северного Причерноморья (Херсонес, Ольвия, Тирас) это имя не встретилось ни разу. Т а к и м образом, название славянского племени и народа, ушедшего далеко на запад, к Адриатическому морю, получило толчок для возникновения на кавказской периферии, на нижнем Дону. Е щ е дальше на Кавказ ведет другой славянский этноним *яьг/?ъ, *sbrbiy внутриславянская этимология которого (сближение с гнездом слав. *pasbrbb 'пасынок', укр. при-сёрбитися 'примкнуть, присоединиться') нас не удовлетворяет. Давно известно наличие близких племенных названий в описаниях древнего Северного Кавказа, выдающийся чешский славист И. Добровский еще в начале Diod. Sic., Bibl. XX, 25. Неоправданные сомнения в существовании этого названия см.:Латышев В.В.. СПб., 1909. С. 171 сл .

Коков Дж.Н. Кабардинские географические названия. Нальчик, 1966. С. 140; Анфимов Н.В. Меоты и их взаимоотношения с Боспором в эпоху Спартокидов // Античное общество: Труды конференции по изучению проблем античности. М., 1967. С. 127 и сл.;

Крушкол Ю.С. К вопросу об этногенезе синдов // Там же. С. 158, 161; Она же. Древняя Синдика. М., 1971. С. 43, 231 (см. рец.: Жигунин В.Д., Шофман А.С. Н ВДИ. 1974. № 3 .

С. 166-168), БСЭ 3. Т. 16 (М., 1974). С. 83-84: ст. "Меоты" .

Klaproth. Commentaire sur la Description des pays caucasiens de Strabon // Nouveau Journal Asiatique. Т. I. P., 1928. P. 302. Правда, Клапрот отождествлял меотов с аланами и осетинами, что не может быть сохранено .

XIX в. признал их тождество с названием балканских сербов, но в последующее время критика и скепсис в отношении этого сходства возобладали настолько, что кавказские данные теперь по большей части или обходят молчанием или характеризуют как "случайно похожие". А между тем проблема "античных сербов" 3 5, как ее можно было бы обозначить, явно нуждается в непредвзятом пересмотре в широком контексте данных. Речь идет прежде всего о сообщении Птолемея: "...между Керавнийскими горами и рекой Ра - оринеи, валы и сербы ()" 36. Сюда примыкает место из Плиния: "Начиная от Киммерия живут меоты, галы (Hali), серны (Sernis), серреи (Serrei)..." 3 7. Это место правят, опираясь на Птолемея (выше), следующим образом: "Начиная от Киммерия живут меоты, валы, сербы (Maeotici, Vali, Serbi)" 38 .

Полезно обратить внимание еще на одно место у Плиния, правда, без параллели у Птолемея, но без сомнения относящееся сюда же: "...ахеи, марды, керкеты, а за ними серры, кефалотомы" (...Achaei, Mardi, Cercetae, post eos Serri, Cephalotomi 39 ). По-видимому, и здесь можно читать Serbi .

Интересны затем сразу два важных обстоятельства. Плиний вставляет этих сербов в конкретный перечень племен, поскольку известно, что керкеты, по распространенному заблуждению принимаемые за черкесов, э т о греч. ? 'вид кормового в е с л а \ как бы второе прозвище меотского племени торетов, искусных в мореплавании 40. Соседство с ними сербов позволяет заподозрить здесь этническую близость, не говоря о довольно конкретной локализации неподалеку от северо-восточного побережья Черного моря (тореты жили примерно между Анапой и Новороссийском). Второе важное обстоятельство - глоссовый характер контекста у Плиния Serbi, Cephalotomi. Поскольку особый народ Cephalotomi на Северном Кавказе как будто неизвестен, мы позволим себе прочесть это место как Serbi id. est Cephalotomi 'сербы, т.е. кефалотомьГ. Здесь особенно чувствуется зависимость Плиния-компилятора от греческого источника, потому что он произвел невольно в народы греческое нарицательное слово, калькирующее предшествующий негреческий этноним, - 'головорезы'. Прекрасную аналогию сознательного толкования иноязычного племенного названия посредством греческого слова в чисто греческом тексте находим у Страбона, в рассказе о диком народе сарапаров по ту сторону Армении:... ? ?

?, ? 4 1. объясняется из иранского, ср. авест. sarah- 'голова', par- 'пронзать, разрезать' 4 2. В названии народа Swoboda W. Serbowie staroiytni // Stownik starofcytnoSci stowiariskich. Т. V. Wroclaw etc .

1975. C. 146 .

Ptol., Geogr. V. 17-25 .

Plin., NH VI, 19 .

Greckie i laciriskie zr5dla do najstarszych dziejdw Stowian. Cz. I (do VIII wieku). Przeloiyl i opracowal M. Plezia. Poznarf; Krakdw, 1952. C. 46. Издатель считает созвучие со славянским названием сербов случайным .

Plin., NH VI, 16 .

Anon, Per. 65 .

Strabo, XI, 14, 14 .

DetschewD. Die thrakischen Sprachreste. Wien, 1957. S. 423 .

Serbi у Плиния мы видим двухчленное сложное ser-bi "-", ср. в качестве параллели - др.-инд. slrsa-bhidya- 'раскалывание головы' (Атхарваведа). Первый компонент этого этнонима близок др.-инд. siras 'голова', а второй заключает местный рефлекс и.-е. *bhei- 'бить'. Любопытен индоарийский вокализм первого компонента названия Serbi, отраженный в виде переднего гласного е, ( у Птолемея, с вариантом 4 3 ), в то время как для иранского характерна форма sar- 'голова', ср. упомянутое. Ч т о касается второго компонента, то любопытно отметить, что продолжений и.-е. *bhej- 'бить' практически не знают ни индоарийские, ни иранские языки, ср. др.-инд. han-, авест. jan- в этом значении. Сюда же относится хетт, киеп-, кип- и греч.. На этот раз изоглоссные связи древнего приазовского субстрата ведут к славянскому, ср. слав. *biti. То, что глагольный корень *bi- в синдо-меотских диалектах - определенная реальность, м о ж н о видеть по такому его специфическому производному как bitiae, глоссовое слово, локализуемое в С к и ф и и и обозначавшее женщин, убивающих взглядом 4 4. Отметим и

-Г-расширение в bitiae, очень напоминающее славянское ф о р м о о б р а зование *biti, *bitb, Закономерная родоплеменная стадия общественного развития неизбежно порождала как этнонимы-украшения, так и отпугивающие этнонимы ("кефалотомы"). Н ы н е славянский - этноним сербов, видимо, происходит из среды индоарийского (праиндийского) по языку населения Прикубанья и северопонтийских берегов, куда относятся древние племена синдов и меотов .

Цит. по: Zeuss К. Die Deutschen und die Nachbarstamme. Miinchen, 1837. S. 608, прим .

Plin., NH, VII, 17; Jul. Solin., I, 101 .

СЕРЕБРО* Б е л о в а т ы й металл серебро вызывает мысль о блеске водной поверхности. Этот образ известен и близок нам сейчас в своем, так сказать, метафорическом виде {речка блестит серебром) и исторического интереса на первый взгляд не представляет. Однако ф а к т ы истории номенклатуры серебра в различных языках говорят как раз о другом - об эвристической ценности для исторического языкознания этого образа, казалось бы, лишенного истории и всецело порождаемого поэтической речью наших дней, о том, что нынешний привычный образ ('вода как серебро') является к а к бы з е р к а л ь н ы м отражением более древнего, исходного образа ('серебро как вода') и даже может использоваться для реконструкции этого последнего. Упомянув "зеркальность отражения", уместно вспомнить о самом зеркале, поскольку связь зеркала и серебра также многократно воспроизводится в истории человеческой культуры .

Задача этой статьи - попытаться выяснить происхождение названия серебра в русском и других славянских языках. Н о для того, чтобы это осуществить, попробуем т а к ж е проследить историческую взаимосвязь реалий и семем 'вода' - 'серебро' - ' з е р к а л о ', типологию называния серебра в различных языках. Разумеется, основу этимологии такого культурного термина как название серебра составит изучение межъязыковых и межкультурных контактов, хотя одной этой основы оказывается недостаточно для решения загадки такого темного слова как русск. серебро, при всей серьезности усилий, предпринимавшихся для этого ранее .

Общего праиндоевропейского названия серебра мы не знаем, да оно вряд ли и существовало, поскольку древнейшее знакомство с этим металлом не старше II—I тыс. до н.э. М о ж н о говорить только о региональных названиях серебра, например греч., лат. argentum, др.инд. rajatd-, авест. drdzataарм. arcatкоторые, как известно, восходят к и.-е. *arf- 'светлый, белый' (греч. \ др.-инд. arjuna-)]. Очевидно также, что в каждом из этих языков значение 'серебро' в данном случае развилось вторично, описательным путем, и это не обходилось без влияния одного языка на другой или на другие, напр., как полагают, древнеармянского в Закавказье и Восточной Анатолии, где с древности добывалось серебро, - на иранский, ареал которого был беден серебром ("silberarm"), а отсюда далее - на индийский 2. Это указание в совокупности со свидеВпервые опубликовано: Восточнославянское и общее языкознание / Отв. ред .

О.Н. Трубачев. М., 1978. С. 95-102 .

Buck C.D. A dictionary of selected synonyms in the principal Indo-European languages. A contribution to the history of ideas. Chicago, 1949. P. 610-611 .

Schrader 0. Reallexikon der indogermanischen Altertumskunde. Strassburg, 1901. S. 764 и сл. ("Silber") .

тельством древнеиндийского языка (ср. явную вторичность вед. rajatdm Ыгапуат 'беловатое золото', описательно - о серебре 3 ) может пригодиться нам как косвенный признак того, что индоарийцы (праиндийцы) Северного Причерноморья еще не знали rajatd- в значении 'серебро' 4. Вторичность такого употребления производного от и.-е. *arg- видна и в кельтском, где галльское argento- четко сохранило первичное значение 'белый', 'светлый' и как таковое выступает в местных и водных названиях, ср. Argentodubrum, букв. ' Б е л а я вода' 5. Эту общность определений серебра и воды полезно иметь в виду в дальнейшем .

С е р е б р о (предмет и название) у славян пользуется неизменно пристальным вниманием со стороны историков и лингвистов-этимологов .

Вопрос этот имеет уже давнюю традицию изучения, на которой здесь трудно останавливаться подробно. Достаточно кратко резюмировать достигнутые результаты, причем было бы небезынтересно сличить наиболее типичные сводки современных разысканий по данной проблеме в истории и в этимологии .

Историки логично относят знакомство славян с серебром за счет контактов с другими народами, обращая внимание на то, что первые серебряные предметы на славянских территориях - это серебряные монеты (греческие, македонские, кельтские - вв. до н.э.); распространение серебра ставится в зависимость от вовлечения славянских земель в сферу римской торговли; накопление серебра ведет к развитию ювелирного дела, производства украшений; лишь к XII в. относится разработка месторождений серебра в Чехии и Силезии. К восточным славянам серебро ввозится из Чехии и Венгрии, т.е. с Запада 6. Исторические исследования фиксируют довольно верно позднеантичные и средневековые отношения (вспомним хотя бы донесенные до нас Повестью временных лет слова Святослава о завоеванных им придунайских землях: Т о есть середа в земли моей, яко ту вся блгая сходятся от Грекъ злато паволоки вина (и) овощеве разноличныя и-Щехъ ж е из У г о р ъ сребро и комони... Лавр. л .

67), но с п о м о щ ь ю одних л и ш ь исторических (и археологических) разысканий мы не сможем прочесть загадку славянского названия серебра, ключ к которой лежит в более глубоких хронологических пластах .

В сравнительном языкознании и этимологии распространена следующая (лингвистическая) модель воззрений на тему "серебро у славян":

праслав. *sbrebro (ст.-слав. сьребро, болг. сребро, сербохорв. сребро, словен. srebro, польск. srebro, др.-русск. сьребро, русск. серебро) с вариантом *sbrebro (чеш. stribro, слвц. striebro, укр. ср[бло) связано не совсем ясными отношениями с названием серебра в балтийских языках (лит. siddbras, лтш. sidrabs, sudrabs, др.-прусск. sirablan) и в германском (гот. silubr, др.Ibidem .

Эту форму праиндийцы могли усвоить на своем переднеазиатском пути в Индию. Ср .

и давно замеченное отклонение др.-инд. rajatd-: ожидалось бы регулярное др.-инд. *arjaiaили *rjata- .

Schrader О. Reallexikon der indogermanischen.. .

Tabaayiiski S. Srebro // Siownik starozytnosci slowiariskich. Т. V. Wroclaw etc. 1975 .

C. 373-374 (с литер.) .

в.-нем. silabar, нем. Silber). Эти явно связанные друг с другом слова не могут вместе с тем считаться общим праиндоевропейским наследием (ср .

то, что было уже сказано о названиях серебра в индоевропейском) и не сводимы к сколько-нибудь непротиворечивой единой праформе. Заимствование друг у друга в пределах очерченного балто-славяно-германского ареала т а к ж е не кажется вероятным, хотя речь идет, бесспорно, о культурном слове, а культурные слова заимствуются из языка в язык, постепенно охватывая значительные ареалы. Серьезные расхождения между славянским, балтийским и германским названиями серебра (включая значительные расхождения даже внутри балтийского, а также наличие слова как в западногерманской, так и в восточногерманской, готской, ветви) позволяют говорить о достаточно древнем возрасте слова, заимствованного из какого-то невыясненного источника, который ищут на Востоке или в Малой Азии 7 .

Таким образом, и историки, и лингвисты рассматривают серебро (предмет и название) у славян как контактное заимствование с той существенной разницей, что историки придают решающее значение находкам и влияниям, указывающим на Запад (сфера римской торговли), тогда как в свете лингвистических показаний это совершенно невозможно. К западу от германцев были кельтские земли, о ситуации с названием серебра там см. уже сказанное. Столь же нереальным были бы и собственно римские истоки балто-славяно-германских названий серебра. Не ставя под сомнение приведенных выше по-своему верных сведений историков и археологов, приходится все-таки признать их слишком частными, недостаточно релевантными и в целом поздними; балто-славяно-германские названия серебра относятся, конечно, к эпохе более ранней, чем III—II вв .

до н.э. Единственное направление, в котором следует продолжать поиски источника этих названий, - это Восток или, вернее, Юго-Восток. Надо сказать, что лингвисты давно сознают эту необходимость, диктуемую т а к ж е реальными условиями (ср. упомянутые бегло ранние разработки серебра в Малой Азии). При э т о м не все лингвистические находки обладают одинаковой ценностью. Так, сближение славянского названия серебра с известным еще Гомеру, названием понтийского города, прямо характеризуемого как "месторождение серебра" 8, сомнительно, потому что зависит от ничем не обоснованной реконструкции *\. Не более надежен анатолийский архетип *subau-ro-' блестящий \ от которого производит германские, балтийские и славянские названия М. Будимир 9 .

См.: Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. Т. Ill, М., 1971. С. 606 (с литер.); Stang Chr.S. Lexikalischc Sonderiibereinstimmungen zwischen dem Slavischen, Baltischen und Germanischen. Oslo; Bergen; Troms0, 1972. S.47. - Старая мысль о заимствовании из ассир .

sarrupum противоречит устанавливаемой ниже праформе. В последнее время Э. Хэмп (Натр Е.P. Lith. sidabras, OCS sribro // Baltistica. IX. 1. 1973. P. 57-58) предложил реконструировать "единую протобалтийскую форму" *sirabra- которая, по нашему мнению, не может объяснить латышской формы, а также выдвинул славянскую праформу *serbro, которая недостаточно отражает отдельные соответствия славянских и других родственных языков. Первоисточник он реконструирует в форме *sirjbr- .

Schroder О. Op. cit .

Будимир. Грци и пеласги. Београд, 1950. С. 23; Он же. Protoslavica // Славянская филология. II. М., 1958. С. 113 .

Из всех этих поисков в Малой Азии можно выделить только любопытную глоссу Стефана Византийского - * *, т.е. 'Сибр серебряная река', собственно - название одной реки в Ликии. На созвучие э т о г о названия со слав. *strebro и т.д. уже о б р а щ а л и внимание (литературу см.: Фасмер. - Там же). Но полное отсутствие возможных связующих звеньев лишало это сближение каких-либо перспектив .

Весьма разнящиеся друг от друга ф о р м ы германских, славянских и балтийских названий серебра позволяют догадываться о наличии некоторых взаимопереходов и допускать вторичность одних и соответственно архаичность других форм. Прагерм. *silbr- (из *sirbr-l) и праслав. *sbrebro п р и м ы к а ю т друг к другу и с к о р е е всего я в л я ю т с я п р е о б р а з о ваниями какой-то более первичной формы. Сюда относится и др.-прусск .

sirablan, которое, к тому же, могло б ы т ь заимствовано из одной из славянских форм (см. выше). Распределение консонантизма в лит. sidabras в принципе точно отвечает тому, что мы находим в праслав. *sbrebro .

Описанная однородность черт, скорее всего, носит инновационный характер, и лишь стоящее особняком лтш. sidrabs, sudrabs наводит на мысль, что именно в нем представлен остаток древнего типа, существенно преобразованного во всех остальных упомянутых формах. Обособленность латышских форм еще не означает, что преобразования не коснулись их совершенно. Наблюдаемое здесь соседство смычных - благодатная возможность (или следствие) ассимиляций или диссимиляций. Тем не менее именно латышское название ближе стоит к праформе или архетипу, который мы могли бы попытаться восстановить как исходный для всех балтийских, славянских и германских форм (выше): *sibrap-!*subrap- .

Предлагаемая здесь реконструкция опирается, кроме внутренних ресурсов славянских, балтийских и германских форм названия серебра, на одно внешнее сравнение. Как и в некоторых других случаях с заимствованными названиями металлов, исследуемое нами название серебра восходит, по нашему мнению, тоже к местному названию. В порядке гипотезы мы возводим балто-славяно-германское *sibrap-/*subrap- к античному местному названию, отмеченному Птолемеем (Ptol. Geogr. V, 8, 28). Другие варианты этого названия -, 1 0 - выглядят как вторичная грецизация, особенно если принять во внимание довольно позднее время записи (II в. н.э.). Согласно Птолемею, - это город или селение на реке · ' К у б а н ь '. М ы с л ь о кубанском происхождении восточноевропейских названий серебра требует, конечно, серьезного и всестороннего обоснования, и мы постараемся по возможности аргументировать эту мысль, а равным образом несколько прояснить я з ы к о в у ю и этническую принадлежность упомянутого названия на Кубани. В птолемеевском названии населенного места мы видим двуосновное индоарийское (праиндийское) *sub(h)ri ара 'светлая вода', ср .

др.-инд. subhrd- 'красивый, светлый', которое, кстати, не имеет соответствия в иранском. Древнеиндийское слово представляет собой сатэмный р е ф л е к с и.-е. Hubhros. Наряду с Сибриапой Птолемей приводит еще См.: Латышев В.В, Известия древних писателей греческих и латинских о Скифии и Кавказе. Т. I. Греческие писатели. СПб., 1890. С. 240 .

н е с к о л ь к о названий городов на реке Вардан: ?,,, (вар. ). Из них по крайней мере два можно считать принадлежащими я з ы к у местного индоарийского населения;

такова и.-е. *siir- 'кислый' и одного из местных вариантов и.е. *amb-l*ap-l*up- 'вода, р е к а ' (ср. недалекий * / ?, этимологически - 'мертвая вода', приток Меотиды - Азовского моря), откуда = "Кисловодск", ср. этимологически близкое иллир .

Syrap-illil]. Индоарийским может быть, далее, сочтено название рака/, суффиксальное производное от корня, тождественного др.-инд .

sar- 'течь, бежать'. Неиранскую, вероятнее всего - индоарийскую (праиндийскую) я з ы к о в у ю принадлежность удостоверяет, помимо отдельных и с к л ю ч и т е л ь н ы х изолексных связей (см. с.

79 о т н о с и т е л ь н о -:

subhra-), такая яркая фонетическая черта, как сохранение и.-е. s-этимологического, что мы имели возможность выявить и на ряде других примеров, занимаясь следами языка синдов и других меотских племен, населявших в древности Прикубанье и Приазовье 1 2. В подкрепление реальности существования ф о р м ы, а т а к ж е ее индийских связей можно сослаться на упоминаемое тем же Птолемеем название города / в Индии (Ptol. VIII. 1, 76), точная локализация которого (как, впрочем, и целого ряда других мест в Индии, называемых античными авторами) пока н е и з в е с т н а 1 3. Наличие в меотском Прикубанье и близкого / в древней Индии позволяет как бы по-иному взглянуть на упомянутое ранее малоазийское ?. Последнее ввиду перевешивающего характера индийских, индоарийских ассоциаций могло оказаться импортированным извне. В этой связи любопытно обнаруженное недавно проникновение др.-инд. subhra- 'блестящий' в числе других индоарийских языковых элементов в Переднюю Азию, ср. вероятное его отражение в личном имени собственном Su-up-ra в алалахских текстах Северной Сирии 14 .

Ч е м объясняется распространение названия одного из меотских городов так далеко на север и на запад и притом в функции обозначения серебра? Случайна ли при этом этимологически вскрываемая внутренняя форма = 'светлая вода'?

Древнее серебро на Кубани и Северном К а в к а з е - э т о узловая культурно-историческая проблема, которая трактуется до сих пор противоречиво. Современная историко-археологическая наука прямо указывает на отсутствие местной добычи серебра на Кубани и на Тамани в отличие от Закавказья и северовосточной Малой Азии 1 5. Вместе с тем известен ф а к т скопления огромного количества привозного серебра именно на Б о с п о р е 1 6. Главный город Боспора Пантикапей чеканил серебряную Mayer A. Die Sprache der alten Illyrier. Bd. I, Wien, 1957. S. 325 .

См. статью О синдах и их языке. С. 31, 33 .

Раре W., Benseler G. Worterbuch der griechischen Eigennamen. Bd.II. Graz, 1959. S.1380;

McCrindle J.W. Ancient India as described by Ptolemy. Calcutta, 1927. P. 168 .

Mayrhofer M. Indo-iranisches Sprachgut aus Alalah // Indo-Iranian Journal. Vol. IV. Nr. 2-3 .

1960. S. 142 .

Максимова М.И. Серебряное зеркало из Келермеса // Советская археология. XXI .

1954. С. 305 .

Шелов Д.Б. Северное Причерноморье 2000 лет назад. М., 1975. С. 67 .

монету начиная с середины VI в. до н.э. 1 7 И в догреческие времена Прикубанье было крупнейшим торговым путем и являлось для населения более северных стран источником, в частности, изделий из серебра .

З н а ч и т е л ь н а я часть металлических изделий более северных групп скифской культуры происходит из Прикубанья 1 8, которое во многих случаях, например в VII—VI вв. до н.э., посредничествует в импорте из Передней Азии на север 19. Важнейший вид изделий из серебра для этого региона в античную эпоху, по-видимому, - зеркала. Они были в ходу у меотов Прикубанья, судя по известной находке серебряного зеркала в меотском Келермесском кургане на Северном Кавказе 2 0, а также в других районах Кавказа, о чем может косвенно свидетельствовать тот факт, что серебряные зеркала распространились в Риме при Помпее (1-я пол. I в. до н.э.) 2 1, который, как известно, воевал на Кавказе. Упомянутое накопление серебра на Северном Кавказе и пролегавшие здесь пути ввоза нашли отражение и в позднейших традициях и связях. Следует в свете наших задач особо подчеркнуть, что и в Приднепровье VII в. н.э .

в с т р е ч а ю щ е е с я в изобилии серебро появилось там путем т о р г о в ы х контактов с Востоком 2 2. Так, надо думать, родилась иллюзия, а следом за ней и предание о богатой добыче серебра на Северном Кавказе, встречаемое позднее у средневековых арабских путешественников 2 3, в преданиях о генуэзцах 24, черкесах 25, в сообщении географа XVIII в. Тунмана о каком-то загадочном племени буртани, или бриттани, живущем к северу от Кубани, отличающемся от черкесов и от ногайцев, свободном, оседлом и имеющем "в изобилии серебро и медь" 26 .

Таким образом, у истоков праславянского, прабалтийского и прагерманского названий серебра этимологически вскрывается предположительно индоарийское (праиндийское) местное название *s'ub(h)ri ара 'светлая в о д а \ значение которого удивительно перекликается с этимологическим значением 'светлый' названий серебра в армянском, греческом, латинском и некоторых других языках. Причина может корениться в реальном свойстве обозначаемого предмета, что, однако, вовсе необязательТам же .

Иессен А.А. Греческая колонизация Северного Причерноморья. Ее предпосылки и особенности. Л., 1947. С. 42 .

Там же. С. 49 .

Максимова М.И. Серебряное зеркало из Кслсрмеса. с. 281 и сл.; Анфимов Н.В .

Курганы рассказывают. Краснодар, 1972. С. 43 и сл.; Блаватский В.Д. О босиорском ремесле IV-I вв. до н.э. // Советская археология. XXIX-XXX. 1959. С. 51, сн. 40 .

Wallis. D/.icje zwierciadla i jego rola w rdznych dziedzinach kultury. L6di, 1956. S.24 .

Schramm G. Nordponiischc Strome. Namenphilologische Zugange zur Fruhzeit des europaischen Ostens. Gottingen, 1973. S.150 .

D'Ohsson M.C. Des pcuplcs du Caucasc ct des pays au nord de la mcr Noire ct de la mcr Caspicnnc, dans 1c dixime Я1ёс1е ou voyage d'Abou-el-Cassim. Paris. 1828. P. 43 .

Фабр А. Древний быт Эйоны, нынешнего полуострова Тамани. Одесса, 1861. С. 96 .

Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов - вв. / Сост .

В.К. Гарданов. Нальчик, 1974. С. 115 .

Тунман. Крымское ханство (пер. с нем. изд. 1784 г.). Симферополь, 1936. С. 74. - С этим этнонимом перекликается равным образом неясное название в перечне боспорских городов - Britani, Abritani у Равеннского Анонима (IV, 3; V, 10) .

но 27. Поэтому нельзя абсолютно исключать причины ареально-контактного порядка, учитывая также известную близость севернокавказского и закавказско-переднеазиатского ареалов и направление культурных влияний из Малой Азии в Северное Причерноморье. Детали пока остаются неясными и при изложенной гипотезе, что не должно удивлять в этом непростом вопросе: сказалось ли влияние семантической инновации *argс в е т л ы й ' — ' с е р е б р о ' в Восточной Анатолии т а к ж е на изменении значения северокавказского индоарийского *sub(h)ra- в том же направлении (ср. " ? ?!) или здесь имеет место более свободный параллелизм всей конструкции? Отнюдь не стремясь изолировать севернокавказский ареал от упомянутых весьма правдоподобных и интересных в плане сравнительного языкознания влияний, мы не можем исключить возможной самобытности местной конструкции '*светлая вода' (или уже ""серебряная вода'? ср. выше Сибр, 'серебряная река' в Ликии) .

Подобно тому как европейские ученые середины XIX в., о т к р ы в новый способ производства зеркал покрытием стекла тонким слоем серебра с обратной стороны 2 8, лишь своеобразно (зеркально) повторили древнюю практику нанесения слоя серебра на зеркало с лицевой стороны, в славянском названии серебра еще живет (зеркально преломленная) древняя метафора-сравнение со светлой водной поверхностью, долгое время бывшей и единственным зеркалом человека древности .

Например, достаточно старое название серебра в финских языках - фин. hopea и др. - родственно словам со значениями 'мягкий', 'гибкий' (Toivonen.. Suomcn kielen etymologinen sanakirja. I. Helsinki, 1974. P. 81) .

2K Wallis M. Dzieje zwierciadta. S. 16, 59 .

ТАВРСКИЕ И СИНДОМЕОТСКИЕ

ЭТИМОЛОГИИ" Начавшись с выявления следов языка собственно синдов и ближайше родственных им меотов восточного Приазовья, наши исследования постепенно расширили (и, вероятно, не могли не расширить) свою территорию, охватив северный берег Азовского моря, где также жили меоты, согласно Плинию, далее - земли на север от К р ы м а (Scythia Sindica, Плиний), включая низовья Днепра и Буга (Южного), а главное - собственно Крым, античная Таврида, Таврические горы и отгороженный ими южный берег полуострова и на этот раз подтвердили свою репутацию зоны реликтов, которой они пользуются, например, в климатологии и биологии. Проблема тавров и их языка из периферийной для нашего исследования выросла в центральную. При этом дело не просто в умозрительном праве этой проблемы на центральное положение, а в том, что здесь еще можно выявить некоторые следы и отражения, вопреки распространенному пессимистическому мнению на этот счет. Сказанное объясняет замысел статьи и наличие в ней соответствующих этюдов .

Иранцы (скифы, сарматы) затем почти полностью освоили все эти районы от Днепра и Буга до Северного Кавказа. Дольше других иранской экспансии в силу ряда причин противостояли тавры, как бы сохраняя драгоценную для исследования память об ином этническом составе всей зоны. И тут, как и на Ближнем и Среднем Востоке, между индоарийцами и иранцами наблюдается южно-северное распределение и временная последовательность, которая позволяет видеть в индоарийцах старых ариев, на смену которым приходили новые арии - иранцы. Конечно, в нижеследующей серии заметок оказалось возможным коснуться только части названных проблем. Написанные на локальном, а иногда - экзотическом материале, заметки эти при малейшей возможности связывались с проблемами более общего значения, как например этюд об отражении древнего названия Крымских гор (а также к вопросу о типологии названия гор вообще), которым мы начинаем статью .

–  –  –

Может считаться доказанным, что ни этноним 'тавры', ни название гор в Крыму не были туземными названиями, но происходят так или иначе из греческой культурной традиции 1. Каким же было древнее туземное название и в состоянии ли мы его установить при * Впервые опубликовано: Этимология. 1977. М., 1979. С. 127-144 .

Ср.: Толстой И. Остров Белый и Таврика на Евксинском Понте. Пг., 1918. С. 144;

Соломотк./. Таври i Танржа (Про походження стношма i тешошма) // Археолопя 20. Киш,

1976. С. 46 и сл .

наших нынешних скудных знаниях древних этнолингвистических отношений на Крымском полуострове? По-видимому, для этого нам придется оставить основу taur- по упомянутой причине совершенно в стороне и обратиться от античности к эпохе христианства. Это представляется методологически интересным и оправданным как раз в целях достижения древних данных, заслоненных античной традицией: раннее и средневековое христианство, хотя и восприняло многое из античной культурной традиции, не переняло и не могло перенять всего, а миссионерская деятельность и политика поставили христианский культурный мир в такие новые непосредственные отношения с периферийным язычеством, при которых неожиданно - а хронологически и весьма поздно - могла всплыть дотоле неизвестная древность или, по крайней мере, ее косвенное отражение. Наша задача - воспользоваться такими свидетельствами .

Обращает на себя внимание обозначение значительной части южного Крыма через греч., буквально ' с к л о н ы ' (, - - производное от 'склонять, наклонять'), встречаемое, например, у Константина Багрянородного (X в.):... 2 .

Специфическое употребление этого термина применительно к Крыму вполне ощущается исследователями-историками, которые избегают переводить его как 'область' или '(географическая) широта', но сохраняют без перевода, говоря о Климатах или Готских Климатах в Крыму. Существует мнение, что два историко-географических понятия - (Крымская) Готия и Климаты - территориально совпадают 3. Правда, поскольку Крымская Готия определяется как пространство, занимаемое Крымскими горами от Балаклавы до Судака, включая южное побережье 4, т.е. не что иное, как область древних тавров, в которой готы распространились лишь вторично и поверхностно, с неменьшим правом можно сделать важный вывод, что область расселения тавров и прежде всего - Крымские горы совпадают территориально с Климатами ( ). Первоначальное употребление греческого названия основано, конечно, на его прямом значении 'склоны', что дает право предположить существование туземного названия, переведенного этим греческим словом .

В географической номенклатуре современного и средневекового Крыма повторяется несколько раз основа Sal-, Сал-, Сала, явно приуроченная к Крымским горам. До недавнего времени в Бахчисарайском, Карасубазарском и Симферопольском районах отмечались населенные пункты с названием Сала (точнее Ени-Сала)5, едва ли объяснимым из крымскотатарского или турецкого языков, ср. в Камеральном описании Крыма 1784 г. - Енисала, Феттах Сала (неоднократно) и Коджа Сала в Мангупском округе и Енисала - в Карасубазарском 6.Тюркское происPorphyrogcnitus Const. Dc administrando impcrio. Greek text ed. by Gy. Moravcsik .

Budapest, 1949. P. 168 (37, 107r) .

Васильев A.A. Готы в Крыму // ИГАИМК. Т. V. Л., 1927. С. 233 .

Васильев А.А. Готы в Крыму // ИГАИМК. Т. I. Л., 1921. С. 334 .

Список населенных пунктов Крымской АССР. Симферополь, 1927. С. 10, 84, 132 .

Камеральное описание Крыма 1784 года // Известия Таврической ученой архивной комиссии № 6. Симферополь, 1888. С. 41, 42, 4S .

хождение этой топонимической основы маловероятно ввиду наличия примыкающих сюда и тоже тесно связанных с районом Крымских гор названий Салгир, Salusta (XII в., Идриси, соврем. Алушта), Солхат, которые все требуют специального рассмотрения (см. ниже) .

Объединяющая их основа восходит, как мы полагаем, к и.-е. *salтечь, текущая вода', старому дублету и.-е. *ser- 'течь, бежать', ср. др.инд. sard- 'жидкий, текучий', 'подвижный', (субстантивированное) 'водопад'; вообще по своим фонетическим особенностям больше всего подходит древнеиндийский с его глаголом движения sar-, представленным т а к ж е в -/-варианте. Из других индоевропейских ср. др.-прусск. salus 'дождевой поток'. И.-е. *ser-Tsal-, обозначавшее быстрое движение прежде всего потока воды, неплохо подходило и для обозначения самого склона, служившего стоком. Присутствующий при этом синкретизм элементарен и не требует разъяснений сегодня; тем более естественным было это слияние обозначений в глазах давних жителей не очень богатых водой долин и равнин, для которых склоны ближайших гор были главными подателями и стоками влаги. Таким путем получает простое и натур а л ь н о е о б ъ я с н е н и е младоавест. hara, остававшееся неясным для Бартоломэ 7. Исключительно интересно употребление этого корня в иранских оронимах, напр. Эльбрус, Эльбурс из ср.-перс. Har-burz, сюда же авест. Xara-bDrdzait'i. Замечательно то, что ввиду ранней утраты апеллативного значения иран. hara авестийское выражение Xara-barazaitl толкуется в литературе просто как 'высокая Хара', причем интересующая нас часть оставляется без перевода, тогда как мы не видим препятствий для прочтения 'высокий (водо)сток'. Мои западногерманские коллеги проф. О. Семереньи и проф. Г. Шрамм, которым я сообщил устно свою мысль о происхождении необъясненного до сих пор авест. Xara-bdrdzaifi, решительно возражали против этого, так как обозначение горы от первоначального 'течь, поток' казалось им лишенным подтверждающих аналогий. Изложенные выше соображения, как мне кажется, могли бы показать, что их опасения преувеличены. Еще Аристотель указал на то, что именно обширные плотные массы гор с прохладным воздухом могут накапливать и производить особенно много воды (Aristot., Meteor. I. 14. Цит. по изд.: Aristoteles. Werke. Bd. 12. Herausg. von. Grumach. Berlin, 1970, S. 37). К этому можно добавить следующее. Известно, что значение 'гора' относится к числу сложных и вторичных значений; считается, что оно развилось на базе таких простых, первичных значений как 'высокий, поднимающийся, выступающий', 'куча, груда' 8. В качестве исходной базы для значения 'гора' синонимический словарь Бака приводит также значения 'склон' (лат. ctivus 'склон' и 'холм', гот. hlains 'холм', родственные лат. сйпаге, греч. 'наклонять') и 'скользить' (др.-ирл. sliab 'гора', родственное др.-в.-нем. sHfan 'скользить'). Целесообразно считать, что старая лексема со значением 'гора', относительно семантической эволюции которой мы не располагаем данными, еще недостаточно исследована Bartholomae. Altiranischcs Wortcrbuch 1787-1788: "El.?" Buck. P. 23 и сл .

семантически. Таким недостаточно исследованным случаем лексемы гора является, по-видимому, др.-инд. giri-, авест. gairiслав, gora - все со значением 'гора' и общей реконструкцией и.-е. *gLJer-, *gXor- 'гора' 9 (положения не меняет сближение с семантически вторичными соответствиями алб. gur 'камень', лит. giria 'лес'). Типично именная семантика здесь странно сочетается с типично глагольным (или отглагольным) вокализмом корня *&-/"-: *gl~or-\ едва ли здесь представлен неапофонический корневой гласный -о-. судя по чередованию с нулевой ступенью. Как известно по лучшим образцам семантической реконструкции, общее этимологическое происхождение двух внешне совершенно не связанных рядов форм можно установить по общей позиции нейтрализации. Такой позицией нейтрализации для и.-е. *g#or- 'гора' является и.-е. *g%rlud', относимое некоторыми учеными только к гнезду 'гора' (ср. авест. grlva 'горный перевал', перс, garlva 'холм'), а другими относимое только к корню и.-е. *gl~lerглотать, поглощать и т.д.', (ср. др.-инд. grlva ' з а т ы л о к ', перс, gire ' ш е я ', слав griva 'волосы на шее', лтш. grlva 'устье реки'). Как всегда, позиция нейтрализации доставляет много хлопот ученым, причем первые (см .

выше) вынуждены отрицать связь * garlva с *g%er- 'поглощать', а вторые обходят молчанием связь * garlva и *g^or- 'гора'. А между тем разумнее признать, что перед нами единая цепь этимологически родственных форм;

нужно лишь логично объяснить при этом природу значения 'гора'. Никого не удивит определение вулкана как горы, извергающей огонь, однако реконструируемое нами значение 'гора' '"извергающая воду' является в сущности гораздо более универсальным и его манифестация в случае с и.слав, gora т а к ж е не должна удивлять (глагольная основа *glJerе .

выступает здесь в значении 'испускать, извергать через уста') .

З а т е м н е н н ы й характер вышеупомянутого ир. hard (Xard-barazaifi) объясняется т а к ж е отсутствием индийского эквивалента. Н о, не располагая полным эквивалентом, древнеиндийский материал все-таки обнаруживает отдельные и по-своему очень интересные соответствия. Мы считаем таковым др.-инд. sara в составе сложения Pilu-sara, название горы ( № : ) ; кстати, эта гора называлась еще Pllu-giri10 .

Древнее туземное *sala в Тавриде о к а з ы в а е т с я с а м о б ы т н ы м архаизмом индоарийской принадлежности (сохранное s этимологическое) .

Предложенная выше этимологическая увязка др.-инд. giri ' г о р а ' с и.-е .

*g%er- 'пожирать/извергать через уста' позволяет по-иному взглянуть на наличие в древней Индии, наряду с названиями гор на -giri, именно названий рек с этим компонентом: Candanagiri, река в Южной Индии, Antydgira, река в Центральной Индии 11. Все изложенное выше дает возможность полного этимологического осмысления названия самой большой реки К р ы м а, берущей начало в Крымских горах - Салгир, т а к ж е СаРокоту I. S. 477 .

Monier-Williams. A Sanskrit-English dictionary. New edition. Oxford, 1964. P. 630 .

Law B.C. Rivers of India (historico-geographical sketch). Calcutta, 1944. P. 40, 51 .

лгирьп: из индоарийского *sal-gir(i) 'низвергающаяся с гор SalcV. Обращает на себя внимание индоарийский (древнеиндийский) рефлекс нулевой ступени и.-е. gir-. Малоубедительны существующие тюркские этимологии этого гидронима, неизвестного за пределами Крыма, где появление тюркского элемента в ономастике всегда вторично, тогда как другие (т.е. дотюркские) названия этой реки в данном случае попросту отсутствуют. Таково объяснение гидронима Салгир(ь) из племенного названия среднеазиатских туркмен Салур. Салвур, Салыр. Салор, Салгыр]-, далее - толкование из причастной формы глагола salmaq 'бросать', 'пускать', 'расстилать' 1 4, наконец, этимология В.И. Филоненко, который выделяет здесь тюрк. кыр. 'степь, горный склон, урочище', но одновременно допускает субстратное, дотюркское происхождение части Сил-15 .

Последнее, пожалуй, ближе всего к истине .

Нетюркский, автохтонный характер названия Салгир убедительно явствует из предлагаемой ниже этимологии названия Алушты, точнее древней формы этого названия: Salusta, 1153 г., Идриси, также Schalusta у Г е о г р а ф а Нубийского 1 6. Но прежде чем обратиться к этимологии, поучительно будет посмотреть на географическую карту этих мест: истоки реки Салгир и Алушта, вернее Алуштинская долина, близко граничат друг с другом, как бы подтверждая наличие общности у самих названий Сал-гир и Sal-usta. Повторяемое некоторыми краеведами объяснение названия Алушта из местного греческого диалекта ('неумытая') 1 7 нельзя, конечно, считать подлинной этимологией первоначальной ф о р м ы Salusta .

Мы членим последнюю в соответствии со сказанным выше как Sal-usta, где первый компонент - реконструируемое название Крымских гор *Sal(aJ, а второй связан с индоевропейским названием уст, рта, ср. др.-инд. ostha 'губы, уста'. 'Устье (гор) *Salay - это этимологическое значение названия

Salusta = Алушта как нельзя лучше соответствует характеру местности:

"Главная дорога из степной части Крыма за горы и к морю пролегает мимо Симферополя, вверх по Салгиру и через Ангарский Богаз в АлушWortcrbuch der russischcn Gcwassernamcn unler der Lcitung von M. Vasmer hcrausg. von H .

Braucr. Lief. 10. Berlin; Wiesbaden, 1967. S. 156 .

Навширванов З.Ш. Предварительные заметки о племенном составе тюркских народностей, пребывавших на юге Руси и в Крыму // Известия Таврического общества исгории, археологии и этнографии. Т. III. Симферополь, 1929. С. 80; Никонов В.А. Краткий топонимический словарь. М., 1966. С. 364 .

См., вслед за Шапшалом: Abrahamowicz. Hadzy Mchmed Senai /. Krymu. Historia Chana Islama Gcreja III / Wyd. Abrahamowicz. Warszawa, 1971. C. 40, примеч. 81 .

Филоненко В.И. К вопросу этимологического анализа тюркских гидронимов Крыма //

- Учен. зап. Пятигорского пединститута иностранных языков. Т. 28. Ставрополь, 1963 .

С. 132 .

Кеппен П. Крымский сборник. О древностях Южного берега Крыма и гор Таврических. СПб., 1837. С. 104, сноска, 183-184 .

Бертье-Делагард АЛ. Исследование некоторых недоуменных вопросов средневековья в Тавриде // Записки ими. Одесского общества истории и древностей. Т. XXXII,

1915. С. 242-243; Маркевич А.И. Географическая номенклатура Крыма как исторический источник // Известия Таврического общества истории, археологии и этнографии. Т. II .

Симферополь, 1928. С. 20 .

ту" 18. Членение Sal-usta и выделение основы *usta/*osta находит поддержку в античном названии Parosta (Plin. NH), (Ptol. 3, 6, 5), города приблизительно л о к а л и з у е м о г о при впадении реки Карасу справа в Салгир. Надо сказать, что эта условная локализация подтверждается структурой самого названия, которое можно проэтимологизировать как *par-osta 'за устьем', возможно, индоарийского происхождения. П о всей долине Салгира от Салусты до Паросты, очевидно, сидел один и тот же этнос или во всяком случае близкие племена .

З а в е р ш а я обзор следов туземного названия Крымских гор *Sala, упомянем еще один возможный реликт такого рода *salgat-, предположит е л ь н о восстанавливаемый на основе названия Солхат, в древности обозначавшего город Старый Крым, крупнейший в средневековом Крыму и как бы стоявший на подступах к горному Крыму с востока. Название Солхат, встречаемое в XIV в., восходит, видимо, к более древней эпохе и, судя по употреблению, является для татар чужим 1 9. Если не считать неудачной попытки армянской этимологии 2 0, это до сих пор не объясненное название можно было бы понять как сложение *Sala (см. выше) и ф о р м ы, близкой к др.-инд. gdtii 'путь, доступ', ср. Pal-ghat, название перевала в Индии .

II. *pravlin(a)- 'раздавленный, поверженный 9

Житие св. Стефана Сурожского, особенно эпизод с его посмертными чудесами, получило большую известность в русской истории и истории самого русского имени: какой-то князь именем Бравлин с русской ратью из Новгорода (вар. из русского Новгорода) повоевал землю от Херсона до Корчева и Сурожа. Это было спустя немного лет после смерти святого, т.е. едва ли позже 800 г. Последний момент хронологии, а т а к ж е то обстоятельство, что местом действия был Крым, очень смущало одних ученых, а других - вдохновляло на смелые построения. Даже если считаться с довольно ранним восточнославянским присутствием на берегах Ч е р н о г о и Азовского морей, поход новгородцев против византийских владений в Тавриде в то время маловероятен; столь же маловероятно это с разных точек зрения (около 800 г.!) и относительно варяжских дружин (считать упоминание о Новгороде позднейшей вставкой - тоже не лучший выход из положения). П р е д п о л а г а т ь в этой русской рати каких-то причерноморских германцев, как это делали некоторые исследователи, значило решиться на акт отчаяния. Скорее всего, однако, мы имеем здесь дело с каким-то другим Новгородом и каким-то особым, местным употреблением имени русский, причем и то и другое - в пределах Крыма .

Очень перспективное отождествление "русского Новгорода" с Неаполем Кеппен П. Указ. соч. С. 326 .

Смирнов В.Д. Крымское ханство под верховенством Отоманской Порты до начала XVIII в. СПб., 1887. С. 75; Старокадомская М.К. Солхат и Каффа в XIII-XIV вв. // Феодальная Таврнка. Материалы по истории и археологии Крыма. Киев, 1974. С. 164 .

Якобсон АЛ. Крым в Средние века. М., 1973. С. 105 .

С к и ф с к и м близ н ы н е ш н е г о С и м ф е р о п о л я 2 1 проливает свет на оба кардинальных вопроса и показывает локальный характер этих военных действий: по одну сторону - прибрежная полоса византийских владений, а по другую - сложный к тому времени этнический к о н г л о м е р а т, населявший горный и предгорный К р ы м. Кто были эти л и т е р а т у р н ы е т а в р о с к и ф ы и достаточно ли констатировать для этих мест и этого относительно позднего времени преимущественно аланское население?

Ввиду скудости и двусмысленности письменных свидетельств возрастает значение этимологии, в данном случае этимологии имен, которая выхватывает прежде неизвестные подробности из тьмы раннего средневековья

Тавриды. Н о сначала обратимся к интересующему нас месту жития:

W прихожденш рат1ю к Сурожу князя Бравлина из Великого Новаграда. По смерти ж е святаго мало л Ъ т ь миноу. пршде р а т ь велика роусскаа из Новаграда князь Бравлинъ силенъ з-Ьлш. плЪни иггъ Корсоуня и до Корча, съ многою // силою пршде к Соурожу. за 10 дьнш бишася злЪ межоу себе, и по 10 дьнш вниде Бравлинъ, силою изломивъ ж е л Ъ з н а а врата, и вниде въ градъ. и з е м ъ мечь свой, и вниде въ церковь въ святую Соф1Ю. и р а з б и в ъ двери и вниде ид-Ьже г р о б ъ святаго. а на гробЪ царьское юд-Ъало и ж е м ч ю г ъ и злато и камень драгый, и кандила злата, и съсудовъ з л а т ы х ъ много, все пограбиша. и в т о м ъ час-fe раз'бол-Ъся .

юбратися лице его назадъ, и лежа п-Ьны точаше. възпи глаголя, великъ челов-Ькъ святъ есть иже зде. и оудари мя по лицу, и юбратися лице мое назадъ. и рече князь б о л я р о м ъ своимъ. о б р а т и т е все назадъ что есте взяли, иши же възвратиша все. и хотЪша и князя пояти иггтуду. князь же възпи, глаголя, не дЪйте мене да лежу, изламати 6w мя хощетъ е д и н ъ с т а р ъ святъ моужь. притисну мя, и душа ми изити хощетъ, и рече имъ, скоро выжен-Ьте рать изъ града сего, да не възметъ ничтоже 2 2 .

З а г а д о ч н о е имя князя, к о т о р о е пробовали производить даже от шведского местного названия Bravalla23, утратит свою загадочность, если мы в соответствии с указаниями контекста, специально выделенными нами выше, обратим внимание на близость имени Бравлин и др.-инд .



Pages:   || 2 | 3 | 4 |



Похожие работы:

«Коммуюrкативные СТИJШ моrут различа-rъся и по количественному параме-rру. Речь идет о функциях собствеюю речи и молчания как отсутствия речи. Так, в европейских кулыурах молчание в СIП)'ации общения с малознакомыми или даже незнакомыми людьми не поощря­ ется и считается невежливым. Огсюда изобретение...»

«ГУБЕРНАТОР КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 4 июля 2011 г. № 43-пг ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПОРЯДКА ОРГАНИЗАЦИИ И ПРОВЕДЕНИЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ ОПРОСОВ НАСЕЛЕНИЯ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ ДЛЯ ОЦЕНКИ ЭФФЕКТИВНОСТИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ ГОРОДСКИХ ОКРУГОВ И МУНИЦИПАЛЬНЫХ РАЙОНОВ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ В ОТДЕЛ...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Санкт-Петербургский государственный институт культуры" Центр дополнительного профессионального образования УТВЕРЖДАЮ Проректор по учебной работе _А.А. Смирнова "" 2018 г. Дополнительная профессио...»

«СОБОЛКВ ВЛАДИМИР Л Е0Ш1!;0вич ВЕРА И ЕЕ СОЦИОКУЛЬТУРНОЕ ПРОСТРАНСТВО Специальность: 24.00.01 теория культуры ЛВТОРЕФЕР.ЛТ диссертации на соискание ч-ченой степени доктора философских на'к М"м кин I'***? МПИИСГКРСГиО КУЛЬЧУРЫ Р О С С И Й...»

«МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ, ТУРИЗМА И АРХИВНОГО ДЕЛА РЕСПУБЛИКИ КОМИ ГПОУ РК "ВОРКУТИНСКИЙ МУЗЫКАЛЬНЫЙ КОЛЛЕДЖ" РАБОЧАЯ ПРОГРАММА МДК.01.01 СПЕЦИАЛЬНЫЙ ИНСТРУМЕНТ (БАЯН, АККОРДЕОН) По специальности 53.02.03 Инструментальное исполнительство; специализация – инструменты народного оркестра, углубленног...»

«ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ПРОГРАММА ПРОГРАММА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПЕРЕПОДГОТОВКИ ВЫСШИЕ БИБЛИОТЕЧНЫЕ КУРСЫ "БИБЛИОТЕЧНО-ИНФОРМАЦИОННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ" Рабочая программа Модуль 4. Библиотечные фонды Новосибирск, 2017 Сведения о програм...»

«сяч человек, с государственными учреждениями культуры, культурными коллективами Беларуси, помогает укреплять и совершенствовать культурный диалог. Особенностью кросс-культурного диалога между нашими странами является взаимопонимание. В нашем диалоге присутствуют единство и сходс...»

«ПРИКАЗ № 361 ~ Ul-D~~ г. г. Мосн:ва Соде ржание: О проJЗедении в ФГБОУ ВО "НИУ "МЭИ" Всероссийского открытого MPEI 2018 чем п ионата по спидкубингу Оре н В соответст~з ии с утвержденным Компле ксным пла...»

«WORLD FOLK VISION – РОССИЯ Всемирный Фестиваль-конкурс национальных культур и искусств 5-10 января 2019 Место проведения – г Сочи Аккредитованный отель – отель "Жемчужина", Официальный партн...»

«Утверждаю Утверждаю Согласовано Президент Амурской Министр по физической ектор региональной общественно^ культуре и спорту Амурской организацией Федерация области к 1зюдо” С.В. Лиманов апин 2019 г 2019 г. ПОЛОЖЕНИЕ о проведении первенство Амурской области по самбо среди юно...»

«М. А. Красногорцев Уральский федеральный университет Екатеринбург Деятельность организации "Yen" как пример сотрудничества меньшинств Европейского союза В статье проанализированы актуальные проблемы меньшинств Европейского...»

«Республиканский учебно-методический центр по образованию Министерства культуры Республики Башкортостан предлагает к продаже программы, методическую и нотную литературу №№ Цена Наименование пп (руб.) Примерные программы Аккордеон : программа для ДМШ и муз.отд.ДШИ / сост. А.И....»

«Международная премия "ART OPEN WORLD" Отборочный конкурс исполнителей для Открытия Чемпионата Мира по футболу 2018 "Созвездие талантов" Международная премия "ART OPEN WORLD" и Отбороч...»

«НАЦИОНАЛЬНАЯ АКАДЕМИЯ НАУК УКРАИНЫ ИНСТИТУТ АРХЕОЛОГИИ КРЫМСКИЙ ФИЛИАЛ МАЙКО В.В. ВОСТОЧНЫЙ КРЫМ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ X-XII вв. Киев NATIONAL UKRAINIAN ACADEMY OF SCIENCES INSTITUTE OF ARCHAEOLOGY CRIMEAN BRANCH V.V. MAIKO EASTERN CRIMEA IN THE SECOND HALF OF THE X-XII CENTURY Kiev УДК 904’18(477.75)09/11 ББК. M. М...»

«УДК 141.3 https://doi.org/10.24158/fik.2017.1.3 Сергодеева Елена Александровна Sergodeeva Elena Aleksandrovna доктор философских наук, D.Phil. in Philosophy, профессор кафедры философии Professor, Philosophy Department, Северо-Кавказского федерального университ...»

«как специфику социокультурной среды, так и характеристики включенного в организацию персонала. Список литературы: 1. Blake R., Mouton J. The Managerial Grid. Houston: Gulf.1994. 2. Камерон К., Куинн Р. Диагностика и изменение организационной культуры /...»

«Г. Е. Боков П Р О Е К Т "ХРИСТИАНСКОГО АТЕИЗМА" КАК РАДИКАЛЬНАЯ ТЕОЛОГИЧЕСКАЯ Р Е П Р Е З Е Н Т А Ц И Я КОНТРКУЛЬТУРНЫХ Т Е Н Д Е Н Ц И Й Работа представлена кафедрой философии религии и религиоведения Санкт-Петербургского государственного университета. Научный...»

«Чжан Цитун Специализация журналистики в области культуры: опыт Китая. Профиль – Журналистика и культура общества. МАГИСТЕРСКАЯ ДИССЕРТАЦИЯ Научный руководитель – кандидат социологических наук, доцент Л. П. Марьин...»

«Українська національна ідея: реалії та перспективи розвитку, випуск 26, 2014 УДК: 321(477/438) Ярина Турчин Національний університет "Львівська політехніка" УКРАЇНСЬКА ДЕРЖАВА ТА ЗАКОРДОННЕ УКРАЇНСТВО В ПОЛЬЩІ: ОСОБЛИВОСТІ ВЗАЄМОДІЇ © Турчин Я., 2014 З’ясовано, що значну роль в утвердженні України як впливового актора м...»

«"Магьарамдхуьруьн район" МР-дин общественнополитический газет. Общественно-политическая газета МР "Магарамкентский район". Тешкилайди: "Магьарамдхуьруьн район" МР. Газет 1951йисалай акъатзава. № 41 (7698) киш, 23-август, 2014йис. Къимет 3 манат. МР-дин АДМИНИСТРАЦИЯДА ФИКИР ТАГАНВАЙ МЕСЭЛАЯРНИ АМА МУНИЦИПАЛЬНЫЙ районра, аялрин бахчайр...»

«ШКОЛЬНЫЙ ОКРУГ No. 138 РАЗДЕЛ: 100 программ ФИЛАДЕЛЬФИИ НАЗВАНИЕ: Программа изучения английского языка / двуязычного образования ПРИНЯТО:18 января 2018 г.ПЕРЕСМОТРЕНО: 138: ПРОГРАММА ИЗУЧЕНИЯ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА / ДВУЯЗЫЧНОГО ОБРАЗОВАНИЯ Цель: В целях обеспечения качественного образования...»

«Президент РОО "Федерация Первый заместитель руководителя баскетбола города Москвы" Департамента физической культуры. Москвы В.А.Двуреченских Н.А.Гуляев 2014 г. 2014 г. П О Л О Ж ЕН И Е о м осковских соревнованиях по баскетболу сезона 2014/2015 г.г. (код вида спорта 0140002611Я) М осква 2...»

«Москва, 2017 УДК 37.01 + 796 + 613 ББК 74.00 + 75.11 + 51.204.0 Т95 Т95 Тьюторские проекты в области развития физической культуры в условиях внедрения ФГОС и ВФСК ГТО: Электронный сборник материалов Всероссийского конкурса тьюторских проектов в области развития физической к...»

«"––¬" УДК 94(32).04 А. Е. Демидчик ‚·р „‰‡р‚ ‰‡„„ ‚р. ¬‡, 28, ‚·р, 630126, — E-mail: a-demidchik@yandex.ru О ВРЕМЕНИ СОЗДАНИЯ ДРЕВНЕЕГИПЕТСКОГО УЧЕБНОГО ПОСОБИЯ "КЕМИТ" Первоначальная, хоть и не сохранившаяся до нашего времени, редакция учебного пособия древнеегипетских писцов...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.