WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

«трансформации понятия «магия» на постсоветском пространстве Kateryna Zorya From Charm to Ritual: Transformations of «Magic» in the Post-Soviet Space Kateryna Zorya — Member of ...»

Екатерина Зоря

От заговора к ритуалу: краткий очерк

трансформации понятия «магия»

на постсоветском пространстве

Kateryna Zorya

From Charm to Ritual: Transformations of «Magic» in the

Post-Soviet Space

Kateryna Zorya — Member of the Association for the Study of

Esotericism and Mysticism (Kiev, Ukraine). kzorya@gmail.com

The article examines the changing definitions of magic in the

humanities and shows how many of these definitions are falsified .

It proposes to view magic as an umbrella term, the use of which depends on cultural context, and thus the best approach the study of magic would be to define its boundaries for each particular culture separately, and to carefully examine whether a particular phenomenon belongs to «occulture» in each specific context. The article then turns to the interpretations of magic in the post-Soviet space, finding, in particular, how «magician» evolved from being a person of knowledge to becoming a person of power, and how once negatively charged terms, borrowed from the Western occulture, were redefined with positive meanings .

Keywords: folk magic, magician, witchcraft, ceremonial magic, anthropology, occulture, folk Christianity, Carlos Castaneda .

Вновь про определение магии: проблемы эссенциалистских определений О писывая собственный опыт полевых исследований ма гии, даже этнографы зачастую удивлены ее распростра ненностью.

Например, автор книги «Колдуны и жертвы:

антропология колдовства в современной России» Ольга Христо форова пишет: «Конечно, я читала афанасьева и Даля, писа ла о культуре вуду и шаманизме, а моя кандидатская диссер тация была посвящена проблеме мифологического мышления, но при этом я привыкла располагать эти феномены гдето дале 144 © Государство релиГия Церковь екатерина Зоря ко — в историческом прошлом или экзотических странах»1. по добное удивление порой встречается и среди западных ученых, не занимающихся специализированно темой магии. Магия вос принимается как некая экзотическая аберрация сознания, фено мен, в который не верит не только ни один ученый, но и ни один в принципе разумный человек. Для тех же, кто специализирует ся на истории эзотеризма, как в англоязычном научном дискур се, так и в русскоязычном, очевидно, что магия сопровождает нас на протяжении всей истории человечества и не собирает ся исчезать, несмотря на стремительную секуляризацию и «рас колдованность» мира, и что слово «магия» изменяет свой смысл, не только в случае модерна, но и при всех прочих глобальных ци вилизационных сдвигах2. изменения эти происходят как относи тельно смыслового содержания в среде самих носителей магиче ского дискурса (он же — оккультура), так и среди ученых .

Так, свою весьма важную работу по анализу истории опреде лений слова «магия» в контексте гуманитарных наук Рэндалл стайерс начинает цитатой Бруно Латура: «Не доверяйте тем, кто анализирует магию. Как правило, это чародеи в поисках мести», подразумевая под этим, что каждый, дающий свое определение магии, скорее пытается подогнать целый комплекс феноменов под свою модель, какой бы она ни была. Основной смысл книги стайерса заключается в том, что слово «магия» — мусорное по нятие, которое около полутора веков служило «теневой» сторо ной трех разных феноменов: науки, религии и морали. Это зна чит, что, описывая в целом положительный в их глазах феномен, многим исследователям было необходимо слово, которое описы вало бы те черты явления, которые им представлялись отрица тельными. За неполных полторы сотни лет исследования магии антропологами, историками и религиоведами магия успела побы вать и антисоциальной религией, и лженаукой, и просто амораль ным занятием, воплощенной жаждой власти3. Даже в случаях, когда сторонний исследователь корректно обращался к полевому материалу и адекватно вписывал находки в более общие контек сты, он все равно потом распространял свое определение на все





1. Христофорова О. Б. Колдуны и жертвы: антропология колдовства в современной России. М.: ОГи, 2011. с. 9 .

2. подробно об этом см.: Hanegraaf, W. J. (2003) «How Magic Survived the Disenchantment of the World», Religion 33: 357 – 380 .

3. Styers, R. (2004) Making Magic: Religion, Magic & Science in the Modern World. New York: Oxford University Press .

№ 4(31) 2013 Эзотеризм в россии и на западе: прошлое и современность другие культуры, в которых видел нечто внешне похожее, и пред сказуемо попадал впросак .

Откуда такая многозначность и сложность в определении объ екта исследования? Мы полагаем, что суть проблемы в том, что магия — феномен, болееменее точно определяемый только в кон кретном историческом контексте. по мере того как меняется бо лее общий культурный контекст, меняется и понятие магии, те или иные практики вбираются в оккультный дискурс или выбра сываются из него. иной раз магические приемы, раз исчезнув, включаются в дискурс заново после того, как о них появляются в широком доступе исторические сведения — так, часть текстов, мистифицирующих «Некрономикон»4, суть почти дословные пе репечатки из научных переводов шумерских текстов, где замене ны имена и некоторые детали, но сохранен общий стиль. пыта ясь найти сущностные связи между всеми феноменами, которые были когдалибо включены в понятие «магия», исследователь попадает впросак. Многие из этих феноменов не имеют никако го иного родства, кроме того, что в какойто момент они оказы вались под одним «зонтичным» термином .

Более того, во многих случаях такая включенность — только лишь продукт вынужденного сосуществования в одной социаль ной нише. Так, например, одинаково запрещенные в советском союзе боевые искусства и оккультизм повлияли друг на друга намного сильнее, чем те же субкультуры, например, в америке .

Но касательно америки Теодор адорно удивлялся, каким образом легитимирующая себя через науку астрология могла спокойно на ходить связи с нумерологией, даже не претендующей на научный метод5. а ответ на его вопрос тем временем прост: нумерологи и астрологи, в силу ряда причин воспринимающиеся публикой как одно и то же, находились в одном пространстве, делили ме ста и времена пребывания, активно взаимодействовали и в силу общего давления как защищали друг друга, так и делились идея ми, уповая на «враг моего врага — мой друг» .

Есть определения магии, которые на первый взгляд кажутся универсальными. Но при ближайшем рассмотрении оказывает ся, что какието феномены, опознающиеся или опознававшие

4. Будучи выдуманным Г. Ф. Лавкрафтом для его прозы гримуаром, «Некрономикон»

оказался настолько сильной и интересной концепцией, что существует несколько его версий, написанных уже в XX веке. Эти версии встречаются в магической практике в том числе и на постсоветском пространстве .

5. Adorno, T. (2002) The Stars Down to Earth. Taylor & Francis .

146 © Государство релиГия Церковь екатерина Зоря ся информантами как магические, попросту выпадают из этих определений. Магия — попытка принудить нечто сверхъестествен ное исполнять волю мага? Тогда выпадают ритуалы, основанные исключительно на доброжелательной двусторонней коммуника ции между магом и сверхъестественным, не говоря уж о такой ма гии, которая вообще не признает существования духов. Магия — протонаука, имеющая дело с тем, что мы классифицируем как сверхъестественное? Но как быть с тем, что для значительного количества информантов «сверхъестественное» — вообще пустое понятие, и с тем, что изрядная доля пафоса магического дискур са состоит в том, чтобы заставить большее количество людей при нять «магические» феномены в качестве естественных? Магия — система соответствий, знание о природных скрытых свойствах вещей? Но как быть с теми магами, которые придумывают соот ветствия по своему разумению, невзирая на традицию? Магия — ритуальное поведение, подвид социальной практики? Как быть с тем, что часть магических ритуалов вообще исполняются исклю чительно в уме и не требуют ни внешнего поведения, ни проявле ний? Разве что расширять понятие ритуала. Магия — способ найти виноватого, снять социальную тревожность? Как быть с в целом благополучными практикующими, которые вообще принципи альные одиночки и занимаются магическими экспериментами только по собственному любопытству? Нет числа определениям и нет числа опровержениям, полученным в поле .

при попытке использовать такие определения без оглядки на контекст мы перестаем описывать действительность, а начина ем ее создавать. становимся не учеными, но чародеями. Для того чтобы сохранить научность, мы вынуждены постоянно опирать ся на полевой материал и первоисточники, а также оглядывать ся на границы понятия магии и связанных с ним понятий в тот момент времени. Может так статься, что они включают отнюдь не те виды деятельности, которые мы привыкли ассоциировать с магией .

итак: магия не феномен, но комплекс феноменов, зонтичное понятие. по сути своей она не антиморальна, не антирелигиоз на и не антинаучна, но и не является подвидом ни одной из трех этих категорий — именно потому, что у нее нет сути как тако вой, а есть историческая данность — что определенные практики, ритуальные и социальные, а также философские подходы в тот или иной момент классифицировались обществом как магиче ские. Некоторые из этих практик и т. д. впоследствии переходили № 4(31) 2013 Эзотеризм в россии и на западе: прошлое и современность в другие дискурсы, некоторые — исчезали, а некоторые — сохраня лись. Таким образом, понятием «магии» мы можем пользовать ся только как понятиемконструктом, указывая на то, что тот или иной феномен является, с нашей точки зрения, родственным дру гому в исторической преемственности. Мы можем найти нема ло общего в применении античной народной магии и современ ной народной магии, потому что народные практики существуют в контексте общечеловеческого опыта и законов поведения ма лых групп; также мы можем найти общие формулировки у мага из древнего Шумера и у мага, прочитавшего научный текст по ас сириологии и включившего некоторые элементы шумерских ри туалов в свою практику, — но во всех четырех случаях мы будем иметь дело с принципиально разными онтологическими и гно сеологическими схемами .

Таким образом, старый вопрос Тайлора о том, почему такие «пережитки», как магия, все еще существуют, может быть пере формулирован следующим образом: почему именно этот ком плекс феноменов адаптируется, утрачивая и приобретая элемен ты и даже свое смысловое наполнение, а не исчезает полностью?

по этому поводу уже существует немало гипотез, в которые мы не будем сейчас углубляться детально. На данный момент доми нирует мнение, что те практики, которые мы называем «магиче скими», связаны с фундаментальными механизмами функцио нирования человеческой психики. Например, воутер Ханеграаф считает, что наиболее важным здесь является партиципация по ЛевиБрюлю, но есть и другие, не менее важные механизмы6 .

свойство человека понимать по внешним признакам, что другой может обладать разумом и волей к действию, неизбежно приво дит к тому, что человек в состоянии найти разум даже там, где его нет. возможность искать и находить паттерны в окружающей сре де у нас настолько сильна, что паттерны находятся даже в белом шуме. Чем меньше у человека ориентиров, тем шире раздвигают ся границы, в которых он ищет паттерн. и даже если он найдет десять ошибочных паттернов, то шанс, что он найдет верный для решения ситуации, — важнее .

поэтому практики, традиционно ассоциирующиеся с магией, вряд ли исчезнут. Но в конкретном социуме они могут быть как включены в понятие «магия», так и находиться в какомнибудь другом дискурсе. поэтому на данный момент наиболее удачным

6. Hanegraaf, W. J. «How Magic Survived the Disenchantment of the World», p. 373 .

–  –  –

подходом к исследованиям магии нам представляется следую щая последовательность: 1) выяснить, каковы границы понятия «магия» в том временном периоде и культуре, которые мы изуча ем; 2) выбрав объект исследования — ту или иную практику, со циальный элемент или философию, — выявить точные его связи с понятием «магия» — где, когда и почему объект стал называть ся «магическим», и узнать, какие сопутствующие идеи этот объ ект привлек в дискурс с собой. Рассматривая любую магическую практику, необходимо помещать ее в соответствующий контекст, что мы и проделаем в следующем разделе с общим понятием «ма гия» на постсоветском пространстве .

О магии, как ее понимают на постсоветскомпространстве

Мы рассмотрели основной парадокс оккультуры: с одной сторо ны, в магии повсеместно прослеживаются архаические элементы .

иногда они привносятся магами сознательно: к таким случаям относятся заимствования из заговоров, чтения трудов антропо логов для поиска новых форм магических текстов или же ма гических животных / растений / веществ. Но иногда они попро сту передаются вместе с народной традицией и заимствуются некритически. с другой стороны, магия постоянно заимствует все новые и новые элементы из более крупных дискурсов, и они спокойно сосуществуют. Невозможно говорить о магии как о це лостном феномене, не зависящем от контекста. Таким образом, наша задача сейчас — именно рассмотреть изменение магическо го дискурса, указать, какие элементы в нем архаичны, а какие — продукт более новых времен, с особым упором на постсоветское пространство .

в этом разделе мы поговорим о том, что можно встретить «в поле» под названием «магия». То есть о том, что именно на зывают этим термином практикующие, из каких источников они черпают свои представления и как подразумеваемое под этим словом меняется со временем. Также мы очертим ряд поня тий, встречающихся в оккультном дискурсе, упоминание кото рых в разговоре должно на данный момент указать этнографу, что он взаимодействует с участником магического дискурса или оккультуры .

Если мы заглянем на рынок магических текстов, по большей части мы найдем там переводы: доля оригинальных русскоязыч № 4(31) 2013 Эзотеризм в россии и на западе: прошлое и современность ных текстов значительно меньше. Эти переводы подразделяют ся на две большие категории: на перепечатки текстов, которые были переведены еще в начале прошлого века или распростра нялись самиздатом в позднем советском союзе, и на переведен ные недавно. перепечатки доминировали на рынке в начале 90х, и в силу их повсеместной распространенности с них все еще зача стую начинают знакомство. Так, в англоязычном мире до Жера ра анкосса (папюса) или пьера пьобба добираются только очень всерьез увлеченные оккультизмом люди; чуть более известен Элифас Леви, но и он не оказал особо значительного влияния .

в русскоговорящей оккультной субкультуре эти тексты встреча ются на каждом шагу, и с ними до сих пор знаком всякий, кто хоть немного увлекался магией. их влияние видно в том чис ле и в лексике: так французское слово envotement (порча, чары, колдовство) прижилось в русском в виде «энвольтации» и, судя по всему, пришло именно из ранних переводов пьобба (хотя по нятие «вольт», то есть сам образ или кукла, используемые для магических операций, похоже, появилось уже на русскоязычном пространстве — по крайней мере, мне не удалось найти его анало гов во французских текстах). Увидев в словарном запасе мага или колдуна, стилизующего свою деятельность под сугубо народную, «энвольтацию» или «вольт», можно быть уже совершенно уве ренным, что он или она пользовались не исключительно устны ми источниками, а ориентировались в том числе и на печатные (хотя бы на популярные газеты «Магия» или местные аналоги, которые зачастую не брезгуют брать перепечатки 90х в каче стве материалов). из французских источников пришло и понятие «животный магнетизм», но в отличие от энвольтации найти его в живом употреблении уже практически невозможно .

при всем этом частота добуквенного применения рецептов начала XX века и более ранних, судя по нескольким факторам, довольно мала. Так, в западной магической субкультуре, пере живающей сейчас период обращения к магии эпохи Ренессанса, довольно многие маги дополняют свой заработок изготовлени ем аутентичных магических инструментов. и хотя изготовление талисманов за деньги распространено и сейчас, но за все время моей полевой работы мне попался только один ламен, взятый из работы папюса, который был хотя бы изготовлен на металле, и то — не в полном соответствии с текстом. Так, папюсовский та лисман для укрощения духов изготовлялся «в день и час солн ца, в течение первых десяти дней августа […] Его можно также 150 © Государство релиГия Церковь екатерина Зоря изображать на золотой, очень тонкой пластинке»7. в то же вре мя текст на странице изготовителя гласит: «выполнен из тонкой бронзы в день солнца — воскресенье. Луна первой четверти»8. со ответствия указаны, но не те, произведена замена, которую изго товитель считает равноценной .

в целом же у нас куда более популярны амулеты собственной, интуитивной разработки, которые если и используют элементы церемониальной магии, то, как правило, по отдельности: тот или иной знак, планетарные часы, материалы. Но куда чаще амулет просто создается в соответствии с эстетическими предпочтения ми мага (и с его понятиями о соответствиях), а уже потом в него «вкладывается намерение», то есть он настраивается на тот или иной результат9 .

Здесь мы впрямую подходим к одному из основных изменений, произошедших в оккультном дискурсе в XX веке: к идее о том, что смысл, вложенный в действие, важнее формы действия. Это изменение — часть постепенного волюнтаристского поворота в за падной магии. Если обратить внимание на народные источники, то мы увидим, насколько маг зависит от знания. Заговоры «пе редаются», значительная часть народных целителей считает, что текст теряет силу, будучи рассказанным. сам знахарь — человек не мощи, но знания, сила его заемная, знахарь обращается к Богу, богам или святым. Он может обосновать право на это обращение или применить аналогию (классическая формула «как […], так и […]»), но сам он только проводник. Его знание равно его силе, и все вместе они равны его власти над природой и надприрод ным — как и фактически везде в народной магии, которая, как правило, менее дифференцирована, чем магия городская. У него нет понятия личной силы, которое, как мы увидим потом, пришло от Кастанеды и распространено в современном городском магиче ском дискурсе. У него есть знание, которое и равно силе .

Церемониальная магия, пришедшая в современный дискурс из архаики через средневековье и, соответственно, через встро енность человека в развитую иерархию богосотворенных существ,

7. предпочитаемым материалом для изготовления является девственный пергамент;

таких мне тоже не попадалось. Папюс. Черная и белая магия. Душанбе: Дониш,

1992. с. 239 .

8. аукцион — талисман для укрощения духов. 2012 [http://aukro.dp.ua / talismandlya ukroshheniyaduhovtonkayabronzaitem2 491 118 483.html, доступ от 01.09.2013] .

9. Отметим здесь, что намерение — термин авторства Карлоса Кастанеды, intent, и что он будет разобран далее .

№ 4(31) 2013 Эзотеризм в россии и на западе: прошлое и современность обращает большое внимание на установление своего авторитета, то есть на объяснение того, кто такой маг, кем он является при званному духу и почему именно он имеет право приказывать. из вестно, что средневековые магические формулы подчинения фак тически ничем не отличаются от формул экзорцизма10. Маг сам не носитель силы, но ему дарована власть — в первую очередь со циальная, хотя и не только. пройдя соответствующие очищения и, возможно, посвящения, он получает более высокое место в са кральной иерархии и потому может призвать демона и с полным правом приказать ему. Но нужно отметить, что эта власть — сме шанная, одновременно и дипломатическая, и физическая. Гра ница здесь опять весьма условна и размыта. призванный де мон не посмеет перешагнуть пределы защитного круга потому, что боится Бога — и как существа, более высокого в миропоряд ке, и из страха той чисто физической боли, которую может при чинить ему соприкосновение со священным .

Так обстоит дело и в современной церемониальной магии, при дающей сущностное значение всем элементам обрядов и ритуа лов. Более того, существует проверка духов «на настоящесть»

(то есть пришло ли то, что призвал маг, а не нечто совершен но иное), основанная именно на предпосылке их сущностного родства с некоторыми концепциями. Например, стихийный дух воды должен плохо реагировать на божественные имена и сим волы, связанные со стихией огня, поскольку они ему глубоко чу жды. в данном случае все соответствия тесно связаны с онтоло гией, и сам маг может при помощи соответствий «настроиться»

на тот или иной элемент мира, по сути, связав себя с ним и заме нив собой то или иное соответствие .

идея о том, что соответствия заменяемы, не нова. сам родона чальник использования герметических соответствий в том виде, в котором мы их знаем, Марсилио Фичино, указывает на некото рую свободу маневра в их подборе, но, вероятно, того размаха, ко торый виден сейчас, идея замены достигла в XX веке. под заме ной имеется в виду то, что вместо травы можно использовать цвет или звук или что вместо части животного можно использовать камни. по сути, принцип замены позволяет провести даже самый сложный ритуал, используя только то, что есть под рукой. Но сле дующий шаг по этому пути — что вместо сложной системы кор

10. см. блестяшую работу Kieckhefer, R. (1998) Forbidden Rites: A Necromancer’s Manual of the Fifteenth Century. University Park: Penn State University Press .

–  –  –

респонденций можно использовать человека, который достаточно настроен на нужный элемент — был сделан в конце XIX — нача ле XX века. Ну а затем последовало и логичное: а зачем нужны физические компоненты, если все возможно заменить человеком и его поразительной способностью к воображению? Если вообра жаемый с достаточной интенсивностью элемент ритуала ничем не хуже настоящего, то зачем нужны настоящие соответствия? Та кой подход довольно распространен в современной магии и тес но связан с понятиями личной силы и магического воображения .

Так, изменение в практике постепенно повлекло за собой изме нение в онтологии .

Корни этого можно заметить уже у самого папюса. Хотя для папюса все еще важен ритуал, но он уже различает «человека импульсивного» и «человека волевого» и задачей мага считает управлять «человекоммашиной» посредством воображения11 .

воображение — тот медиум, благодаря которому маг взаимодей ствует с миром, но понимается оно не в обыденном смысле, а как нечто значительно более влияющее на физический мир, чем ка жется непосвященным. Как развитие этой идеи возникли рас пространенные сейчас объяснения, что пресловутые астральные путешествия и внетелесный опыт — просто перенос внимания на чувственную сферу и процесс мышления, и от них не следует ожидать (по крайней мере сперва) тех поразительных чувствен ных ощущений, что описывал, например, Роберт Монро, но эф фективность в плане воздействия на мир сохраняется. Так изме нение онтологии переходит в изменение практики .

последним по теме передачи необходимо отметить, что ее эле менты сохранились и в современной магии, но не в отношении фактических знаний. передается не только и не столько знание, информация о соответствиях и именах духов и демонов, сколько сила и / или родословная (lineage). Очное обучение зачастую под разумевает присоединение к группе, разделение ее более ран них договоренностей с потусторонним миром. принадлежность к группе добавляет «магического авторитета», то есть — власти .

в этом один из возможных смыслов посвящения: инициация мо жет обозначать не только начало определенного пути, но и при знание того, что человек уже прошел определенный путь и имеет право на ту или иную власть. Также считается возможным пере дать не информацию, но способ ее применения — то есть те тон

11. Папюс. Черная и белая магия. с. 14 – 28 .

№ 4(31) 2013 Эзотеризм в россии и на западе: прошлое и современность кие ощущения, которые должны присутствовать при выполнении практик. считается возможным показать, как именно делается практика, в том числе и отложенным во времени способом, когда информация и / или демонстрация передается «энергетическим пакетом» и «вспоминается» в необходимый срок .

возвращаясь к источникам: англоязычные тексты в начале XX века переводились мало .

Отчасти этот пробел был воспол нен во времена самиздата и после отмены цензуры. из часто встречающихся в самиздате источников — теософские (конкрет но по магии это в первую очередь работы анни Безант) и первые книги Карлоса Кастанеды. Техники Кастанеды были более по пулярны, и 1990е и ранние 2000е были временем сталкеров12 и сновидческих13 техник. От Кастанеды пришли два важных поня тия, которые теперь знакомы фактически всякому в оккультуре .

первое — понятие личной силы, обозначающее чистый потенциал к действию, сродни понятию удачи у скандинавских народов. Маг, обладающий личной силой, способен на что угодно, и обстоятель ства будут сами складываться в его пользу. Маг, ею не обладаю щий, обречен на поражение, сколько бы теоретических знаний не было у него в багаже. второе — понятие намерения, того чисто волевого усилия, что необходимо и, главное, достаточно для ма гического действия14. Кастанеда и его феноменологическое на следие сосредоточили внимание практикующих на идее, что ос новной инструмент мага — сам маг, а любые вспомогательные средства суть только вспомогательные средства, в принципе по лезные, но на самом деле совершенно ненужные .

существуя одновременно, эти два понятия породили специ фический подвид магического элитизма, применяемого только во внутренней референтной группе. Это возможность объяснить любую неудачу недостатком личной силы или плохо построен ным намерением, он же «плохо прыгал». Человек, который не правильно живет, недостаточно магичен, обречен на неудачу или в лучшем случае на существенные трудности. Оккультура на пост советском пространстве достаточно тесна, по сути, все знакомы

12. Сталкер — человек, который выслеживает сам себя. по сути — постоянно обраща ет внимание на то, что делает и зачем. Это своеобразная техника самопознания .

13. Концепция сновидения основана на том, что сны и явь — две стороны одной и той же монеты, и сновиденный мир реален в той же степени, что и мир явный .

То есть — оба мира подвержены изменениям усилием воли .

14. Кастанеда К. сказки о силе. перев. с англ. К.: «софия», 2003; М.: иД «софия», 2003 .

154 © Государство релиГия Церковь екатерина Зоря со всеми через одногодвух человек, и здесь мы снова видим воз рождение той социальной роли магии, которая была ключевой в деревне: возможность объяснить неудачу чьейто волей, найти виноватого. Но в отличие от деревенской ситуации нередко ви новатым становится сам маг. Тот, кто в магическом сообществе может определить вину, становится в нем авторитетом. Те, кто позволяют себя определить, становятся младшими, зачастую — вечными учениками. Таким образом, идентификация виноватого не только и не столько средство снятия тревожности, но и вопрос статуса. именно потому так жестки магические конфликты и по единки: это поединок не просто навыков. Это поединок идентич ностей, мировоззрений: выигравший не просто лучше колдует — он и лучший человек, чем проигравший .

в этом контексте потрясающе интересен текст александра се кацкого «Моги и их могущества»15. секацкий — питерский ака демический философ, доцент кафедры социальной философии и философии истории спбГУ. «Моги и их могущества» выда ет тесное знакомство автора с оккультурой — в частности, текст начинается с описания весьма распространенной практики пе рекидывания энергетического шарика. Более того, насколько можно судить, данный текст значительно повлиял на самовос приятие постсоветских оккультистов. «Любознательность и дер зость» как ценности, жизнь среди обычных людей и незаметное глазу, но ощутимое влияние на них, измененные состояния созна ния Ос (основное состояние, ключевая характеристика которого «я могу»)16 и сп (состояние приема, т. е. сверхчувственное вос приятие) — все это присутствует и в оккультуре, а диалоги, при веденные в тексте, настолько типичны, что можно с уверенно стью предположить одно из двух: либо секацкий довольно долгое время провел в оккультуре и потом использовал материал, либо из чистого читательского опыта настолько попал в контекст прак тикующих, что его текст оказался безоговорочно принят в оккуль туре и использовался уже в качестве собственно гримуара17 .

Зато уже в 90х годах вал англоязычной литературы хлынул на рынок, хотя и зачастую с отставанием лет в пятнадцать — два дцать. Через работы пола Хасона, Лори Кэбот и скотта Каннинге

15. Секацкий А. Моги и их могущества. спб.: Митин журнал; азбука, 1996 .

16. ср. викканское «To will, to know, to dare, and to be silent» .

17. под гримуаром в широком смысле слова мы имеем в виду любой текст, содержа щий инструкции к магическим действиям .

№ 4(31) 2013 Эзотеризм в россии и на западе: прошлое и современность ма магическая субкультура познакомилась с виккой: так родился «ведовской» бум. До ранних 1990х на постсоветском простран стве слово «ведьма» использовалось почти исключительно в на родном контексте, то есть имело исключительно отрицательные коннотации. Народная ведьма, как известно, персонаж, отнюдь не всегда сознательно контролирующий собственный дар при чинять вред, она — существо весьма условно сознательное. ведь мой или колдуном можно оказаться и против воли, сознательно так никто не называется. показательна в этом плане популярная в 90х серия александра аксенова «я не колдун, я знахарь», со вершенно четко сориентированная на тех, кто вырос в простран стве народной магии. в книгах есть все маркеры: ориентирован ность на христиан «народного» разлива, порча, которую может навести кто угодно (как сознательно, так и просто завистью или дурным глазом); автор воюет с ведьмами и колдунами, исполь зуя классический оборот из нарративов про ведьм — то, что если проклятие снято, то ведьма сама страдает, вплоть до летального исхода. аксенов позиционирует себя как экзорцист, его бесы (ко нечно же, насылаемые колдунами и ведьмами) говорят нарочито народным языком18, знакомы и узнаваемы для любого выходца из села или маленького города .

Не таково ведьмовство, пришедшее из англии и америки. сра зу отметим, что на самом Западе ведьмовство можно очень гру бо и приблизительно разделить на два больших течения: на вик ку и ведьмовство (wicca и witchcraft соответственно). викка — это в первую очередь религия, хотя и делающая упор на то, что это «религия клира», то есть на то, что каждый викканин — сам себе жрец. с божествами и божественным каждый контактирует сам, хотя более опытные жрецы и жрицы помогают и обучают. Удоб но и то, что основные викканские ритуалы очень просты, а магия по большей части базируется на упрощенных вариантах соответ 18. «Он мне говорил: „санек, я полный генерал. У меня на каждом плече по шесть погонов и на каждом погоне по шесть черепов. ведь я за свою жизнь отправил на тот свет около 500 человеческих душ. в ком я только не сидел за свою жизнь .

в годы войны сидел в немецком оберлейтенанте. Ты знаешь, сколько людей мы с ним перестреляли?! а после войны мы с его женой Эльзой, которая была ведь мой, быстро отправили его к предкам. в последний раз я сидел в женщине, кото рая проживала в смоленской области. Ее я убрал буквально за год, очень она лю била выпить“. Часто васька говорил: „я бес благородный“. Еще он мне говорил:

„а ты знаешь, что мы тебя искали, но не нашли. смотрели и верующих, и мона хов, и среди священников — нигде тебя не было“» (Аксёнов А. полная энциклопе дия знахаря [http://lib.rus.ec / b / 243 931 / read#t1, доступ от 01.09.2013]) .

156 © Государство релиГия Церковь екатерина Зоря ствий из церемониальной магии. в силу заимствования Джераль дом Гарднером, основателем викки, масонских ритуалов викка оказалась религией, весьма ориентированной на микросообще ства и хорошо отработанные социальные процедуры, связанные с управлением малыми группами. Так, например, мне неизвестны другие религии, где был бы поставлен на поток «выпуск» новой группы при достижении критического количества членов19. вик ка — дуотеистическая религия, провозглашающая сущностную би нарность и равноправие творцов мира, Бога и Богини, а все про чие проявления божественного — их манифестациями, обликами и масками, не имеющими никакого значения, кроме эстетическо го. поэтому здесь можно найти в одном ритуале римского Мар са и ирландскую Морриган, деву Марию и Одина, и викканин не увидит в этом никаких противоречий .

Так называемое «семейное» ведьмовство (fam trad, сокр. family tradition) — другое. Здесь упор идет на непрерывность семейной магической традиции, на отточенность ремесла (craft), на нара ботанные «народные» методы. Говорю «народные», потому что и в англии, и в америке мало где сохранилась настолько плот ная и прочная связь между деревней и городом, как на постсовет ском пространстве. и хотя есть уже и вторыетретьи поколения ведьм просто в силу существования викки, но при сравнении ма териалов этнографов и антропологов (а в америке еще и направ ления folk life) видно, что в большинстве случаев семейное ведь мовство больше заимствует из более общей магической культуры, из церемониальной магии, чем из магии народной. в любом слу чае такое ведьмовство — чаще практика, чем религия, и ориенти ровано в первую очередь на успешность обрядов, а не на взаимо действие с богами, хотя грань здесь в любом случае очень тонкая .

среди fam trad больше жестких политеистов или же посвятивших свое поклонение ограниченному числу божеств .

На постсоветское пространство попала некоторая смесь этих двух подходов. Например, здесь не прижилась феминистическая рецепция викки. Если в сШа и Британии изрядная часть пер вичной популярности викки была обеспечена феминистками и борцами за права женщин (например, небезызвестной стар

19. процесс этот в викке называется hiving off. в момент, когда группа достигает са крального размера в 13 человек, — число, близкое к порогу, на котором малая груп па становится группой средних размеров, — считается, что к тому моменту в ней уже должны быть жрец и жрица, достаточно компетентные для того, чтобы вести новую группу. Это считается естественным процессом .

№ 4(31) 2013 Эзотеризм в россии и на западе: прошлое и современность хок), появились чисто женские ковены (религиозные и магиче ские группы), а также группы, поклоняющиеся только Богине в разных ее аспектах, то на постсоветском пространстве мне не известно ни одной такой группы. Не прижился здесь и тот рафи нированный дуотеизм, где облик божества не имеет значения:

местные ведьмы все же воспринимают богов и богинь как отдель ные сущности — точнее, не менее отдельные, чем люди, посколь ку люди тоже зачастую воспринимаются именно как воплощения божественного. Большая часть ведьм — язычники, поклоняющие ся тому или иному пантеону (разброс — от грекоримских божеств и до славянских пантеонов), но отнюдь не все язычники — ведь мы или колдуны .

среди переводов англоязычной литературы необходимо отме тить еще переводы текстов, посвященных церемониальной магии .

самым ранним известным мне текстом стала книга «современ ная магия: одиннадцать уроков высшего магического искусства»

Дональда Майкла Крэга, изданная в 1991 году в санктпетер бурге. Дональд Крэг — представитель одного из множества ор денов — наследников изначальной Золотой Зари, и западная це ремониальная магия попала на постсоветские просторы именно в интерпретации Золотой Зари — в первую очередь в интерпрета ции израэля Регарди. Для нас это значит, что в работы тех, кто учился магии по его книге и потом продолжал учить сам, попа ли следующие темы: 1) упор на власть над стихиями, в том числе и в аспекте власти над собой; 2) некоторые базовые структуры ри туалов — так, Малый изгоняющий Ритуал пентаграммы (LBRP), самый базовый ритуал Золотой Зари, существует в бесчисленном количестве вариантов, а Ритуал срединного столпа, хотя и чаще используется в вариации семи чакр, а не пяти сефир, и вообще без названия, тоже известен практически всем знакомым мне прак тикующим; 3) четверка ритуальных инструментов — жезл, кин жал, чаша и пантакль; 4) и, конечно же, сексуальная магия, по скольку, где власть — там и тематика секса, а магия почти всегда касается темы власти20 .

Конечно же, книга Крэга давно перестала быть единственным источником. Золотая Заря на постсоветском пространстве так и не прижилась, хотя некоторое количество текстов этого тече ния в итоге были изданы — как, например, вышупомянутый Ре

20. Крэг Д. М. современная магия: одиннадцать уроков высшего магического искус ства. спб.: КиТис, 1991 .

–  –  –

гарди. Но значительно более влиятельны на данный момент те лемитские тексты и переводы, просто в силу того, что Ordo Templi Orientis (Орден восточных Тамплиеров) — единственный круп ный западный магический орден, активно и открыто функцио нирующий на постсоветском пространстве. в ОТО есть несколько крупных и активных переводчиков, что и позволяет им издавать качественные тексты на магическую тематику. Трактаты алисте ра Кроули и перепечатки важных для Телемы гримуаров, таких как «священная Магия абрамелина», известны сейчас именно в их переводах и интерпретациях21 .

Нам осталось рассмотреть, что же было не заимствованного, а самобытного в развитии постсоветской магии, и как эта само бытность взаимодействовала с заимствованиями. О магии 90х годов и далее исследователю известно из трех основных типов источников: 1) архивы интернета и фидонета, где сохранилось ог ромное количество печатного материала и хорошо прослеживает ся формирование и уничтожение тех или иных групп; 2) из отно сительно меньших по объему бумажных публикаций — журналов и книг; 3) из собственно этнографических интервью. Третий ис точник — наиболее сложный для получения и интерпретации, по скольку требует определенной вхожести в поле на правах равного, чтобы не просто добиться хоть какихлибо ответов, но и суметь по ставить вопрос. Более надежны источники печатные, но довольно многие авторы предпочитают контрактам с издательствами свобо ду интернета, где они сами регулируют, какие свои тексты делать репрезентативными, а о каких говорить: «текст старый, требует улучшений, не ориентируйтесь на него». Таким образом, сетевой материал на данный момент является наиболее богатым и еще да леко не исчерпанным набором первоисточников .

самобытным для постсоветских территорий является куда бо лее частое обращение к действительно народной практике. Ра боты этнографов служат источником заговоров, формулировок, которые в некоторых случаях используются в том виде, в кото ром были найдены практиком, а в некоторых — основой для соб ственных модификаций. Так, например, в большинстве заговоров стараются оставить архаичные элементы, а христианские заме нить на неоязыческие. «Христианские ведьмы», судя по всему, существуют исключительно в магических салонах. по крайней мере в оккультной субкультуре мне не приходилось сталкивать

21. Книги выходят в издательстве «Ганга», работа творческой группы «Телема» .

№ 4(31) 2013 Эзотеризм в россии и на западе: прошлое и современность ся с христианскими колдунами, хотя изрядная часть классиче ских текстов церемониальной магии рассчитана в первую очередь на то, что практик — христианин. Но салонный христианский кол дун рассчитывает не на какиелибо догматы или теологический дискурс, а на народное христианство. К нехристианским ведьмам и колдунам, а также к церемониальным магам такой салонный маг относится, как правило, скептически: как выразился, к при меру, колдун в. п. Хазан, « […] совершенно безобидную „практи ческую магию“ папюса или иной подобный труд: интересно на писанный, но практически совершенно бесполезный»22. пример папюса здесь интересен и тем, что папюс в том числе собирал и народные рецепты, но к этим его текстам Хазан не обращается .

столкновение народной практики и западной выражается в том числе и в отношении к деньгам. Если в народной практике нередка помощь бартером, вплоть до того, что иногда считается, что брать деньги за использование божьего дара в чьюто поль зу — прямой путь к потере способностей или иным проблемам, то в городской ведьмовской культуре мы видим прямо обратное .

Распространено мнение о том, что человек, не взявший за рабо ту плату, рискует осложнениями в прерывании связи между со бой и клиентом — например, может «забрать на себя» его про блемы. плата проводится и традиционным бартером, но деньги повсеместно считаются наиболее простым и наиболее удобным средством возмещения. Особняком стоит «салонное колдовство», коммерческое оказание магических услуг. Хотя многие предста вители ведьмовской части оккультной субкультуры принимают клиентов и берут за это деньги, существует определенное пре зрение к тем, кто ставит такую работу «на поток», то есть за рабатывает деньги на как можно большем количестве клиен тов. считается, что при таком подходе сильно страдает качество, и наиболее известные ведьмы выбирают себе клиентов не мень ше, чем клиент — их. поэтому ведьмовская работа часто являет ся не единственным источником дохода. Так, в субкультурный обиход вошла емкая фраза Дины Ши: «неумеха ведьмой быть не может»23, означающая, что не может быть ведьмы, у которой нет еще хотя бы одного ремесла за плечами. и хотя на практи

22. Хазан В. П. привороты. порча. проклятия. Донецк: издательство Чп «Магия»,

2008. с. 8 .

23. Дина Ши Магия кельтов // Clann De Sidhe [http://daenesidhe.narod.ru / Magic / Evrd ay / CelticMag. html, доступ от 01.09.2013] .

–  –  –

ке это скорее идеал, на который ориентируются, но образ того, что ведьмовство — это craft, ремесло, а ремесленник должен по нимать и другие ремесла, на данный момент весьма прочно уко ренился в субкультуре. ведьма, колдун или маг должны уметь, мочь, а не только знать. Особой популярностью пользуются ре месла, овеянные романтическим ореолом, с элементами гендер ной окраски: шитье, плетение, готовка для женщин, кузнечное дело для мужчин, изобразительное искусство и создание укра шенийамулетов — для обоих полов .

Немалое влияние на магическую практику XX века оказала и фантастическая литература, причем как в англоязычной маги ческой среде, так и в условно русскоязычной. Так, применение в магической практике Логруса и Образа (Лабиринта) из «Хро ник амбера» Роджера Желязны встречается от санктпетербур га до Киева, причем использующие эти понятия между собой не контактировали даже опосредованно24, а в интернете рас пространены (хотя и по большей части англоязычные) дискус сии о том, насколько настоящая магия стихий из детского муль тика «аватар: Легенда об аанге» основана на вполне реальных боевых искусствах, а фанаты Мерседес Лэки пишут ей письма о том, как связаться с героями ее книг, написанных в жанре urban fantasy. Образы, взятые писателями из мировой культуры, вли ваются в нее обратно и влияют на уже существующую магиче скую практику. Чем целостнее и самобытнее фантастический мир, чем более прочно он укоренен в реальных практиках, тем больше вероятности, что ктото попытается реконструировать практику по его подобию. Чем менее живуч текст, тем менее живучи и та кие всплески — например, после выхода «Дозоров» сергея Лукья ненко встречались «светлые» и «Темные» дозорные, а особняком стояли те, кто боялся инквизиции, но автору они не встречались уже около пяти лет .

Часты и случаи вспоминания «прошлых жизней», но отно сящихся не к нашему миру, а к мирам фантастическим. Таковы нелюди, они же азеркин (otherkin)25 — синонимичные понятия,

24. в первом случае автор слышала упоминание о Логрусе в 2000 году — что возмож но пройти Логрус в качестве реальной магической инициации. с уроженцем санктпетербурга, излагавшим аналогичные теории, автору довелось мимоходом познакомиться в 2005 году, но с тех пор контакт с обоими информантами утерян .

25. см. внутрисубкультурный текст — Lupa (2007) A Field Guide to Otherkin. Immanion Press — для наиболее полного известного мне собрания полевых материалов .

№ 4(31) 2013 Эзотеризм в россии и на западе: прошлое и современность означающие нечеловеческую сущность в человеческом теле26, хотя англоязычное заимствование появилось в использовании в лучшем случае в поздних девяностых (а скорее в ранних двух тысячных). Наравне с нелюдью встречается и появившееся в кон тексте сатанизма27 понятие анхуман, носитель которого проти вопоставляет себя хуману как человеку в худшем его проявлении .

выбор онтологии здесь оказывается связан с этикой. Называю щий себя анхуманом говорит: «Если это — человек, то я — не он» .

понятие нелюди во всех смыслах в городском магическом дис курсе сменило коннотацию, как и понятие ведьмы, с отрицатель ного на скорее положительную. Нелюдь — существо, по природе своей имеющее связь с иными мирами. «врожденное» свойство в социальном плане служит некоторой защитой от внутреннего скептицизма коллег (который значительно важнее, чем скепти цизм внешний). Наиболее распространены разнообразные эльфы и как собирательный образ, и как конкретные эльфы Дж. Р. Р. Тол кина, но немало и других романтических существ — например, драконов, ангелов и демонов. Широко распространены так на зываемые вселенцы, то есть совмещенные личности. само слово скорее всего взялось из пересечения оккультуры и неформальных субкультур. Человек со вселенцем — это человек, который счита ет, что в его теле живет не только обыденная личность, но и дру гое существо с собственной волей и целями .

Отдельного упоминания заслуживает образ вампира в маги ческом дискурсе изза его редкостной многозначности. вампир в данном контексте — существо, питающееся не кровью, но «энер гией», то есть собирательным названием общего самочувствия и возможности действия у человека. вампир может считать ся как нелюдью, представителем иной расы (и тогда такая под

26. понятие сущность само по себе достаточно многогранно и заслуживает отдельно го рассмотрения в русскоязычном магическом контексте (в англоязычном анало гичного термина не сформировалось). Традиционные термины, обозначающие вечную, духовную суть человека, в специализированном магическом контексте почти не употребляются, в силу влияния теософии и системы «семи тел» (т. н .

эфирное, астральное, ментальное и т. д. тела), часть из которых понимается как «душа в вульгарном понимании» (это — «смертные» тонкие тела), а часть — как «дух» (соответственно, тела «бессмертные»). Сущность — чаще всего синоним «духа», собирательный образ того вечного ядра, скрывающегося под шелухой лич ности, которое перерождается и забирает с собой опыт, накопленный в прошлой жизни. Сущности бывают разные, не только человеческие: начиная от звериных и заканчивая всевозможными ангелами, демонами, фэйри и прочими фольклор ными персонажами .

27. см. полемику в fido.ru.unhuman, сохраненную на сайте варракса .

162 © Государство релиГия Церковь екатерина Зоря питка будет им самим восприниматься как необходимость), мо жет — умелым колдуном, использующим других в своих целях, может — колдуном глупым, не умеющим поддерживать себя само го, а может быть отголоском народных историй про сглаз и порчу в случае «стихийного вампиризма», когда агрессор сам не осозна ет, что он агрессор. в самом деле, если сравнить внутридискурс ные описания вампиризма с народными описаниями «дурного глаза», то мы получим почти идентичные нарративы28. и, нако нец, в контексте нелюдей необходимо упомянуть оборотней. Это понятие тоже многозначно: означает самовосприятие себя в ка честве животного в человеческом теле, или просто тесную связь с какимлибо тотемом, позволяющую «оборачиваться», по край ней мере астрально (то есть принимать воображаемый облик жи вотного и получать тем самым определенные преимущества) .

понятие тотема или животного силы на наши территории пришло, как можно заметить по этимологии терминов, не из си бири, а из работ антрополога Майкла Харнера, основателя неоша манизма, чьи работы переводились уже в поздних восьмидесятых и перепечатывались самиздатом. Тут необходимо отметить ги гантскую роль антропологов и этнографов в реинтродукции ша манизма в оккультный дискурс, как на Западе, так и на постсо ветском пространстве. Кастанеда и Харнер — наиболее известные неошаманы, оба антропологи из Беркли, но если первый продви гал феноменологию в образе шаманизма, то core shamanism вто рого — искренняя попытка вычленить суть шаманизма и заново привнести его в культуру, которой, по мнению Харнера, его не достает29. Такая попытка вызвала немалое сопротивление у тра диционных шаманов, но это отдельная большая тема. На пост советском пространстве КенигЛопсан, нынешний верховный шаман Тувы, долго занимал позицию младшего научного сотруд никаэтнографа, хотя здесь, вероятно, пост этнографа был ско рее средством, через которое можно было получить шаманские знания, чем самоцелью. в любом случае на данный момент си туация такова, что неошаманизм — почти целиком творение эт нографов, и по всему миру в нем прослеживаются чисто этногра фические концепции .

28. см. например: Капица Г. И. Энергетические вампиры. Методы самозащиты. спб.:

ЗаО «вЕсЬ», 2000 .

29. Harner, M. (2005) «My Path in Shamanism», in R. Walsh and Ch. S. Grob (eds) Higher Wisdom. Albany: State University of New York Press .

№ 4(31) 2013 Эзотеризм в россии и на западе: прошлое и современность Личная мифология оккультистов также зачастую говорит о прошлых жизнях в иных мирах, про иную, потустороннюю ма гию, которая из рук вон плохо работает на Земле. Распростране на и мифологема «Земля — миртюрьма, мирссылка», отголосок гностического мифа, скорее всего пришедшая через сайентологию, но в силу мощности метафоры и общей социальной напряженно сти постсоветского времени получившая немалое распростране ние и вне этого контекста. Любопытно, что эта «гностическая»

концепция спокойно сосуществует с идеей, позаимствованной у братьев стругацких, «гомеостатического мироздания», пре вратившейся в абстрактное сетевое обращение «дорогое Мрзд» .

«Мрзд» — место дружелюбное, в чемто разумное, мягко и не навязчиво заботящееся о своих обитателях. Оно — более мягкая, ньюэйджерская вариация идеи отзывчивого мира. вопрос о том, дружественен мир или враждебен, является одним из достаточно надежных индикаторов того, к какой части оккультуры принадле жит респондент. Мир дружественный — влияние Нью Эйджа или англоязычного ведьмовства. Мир враждебный — некоторые ра дикальные представители церемониальных течений и те, у кого магия плотно связана с личной мифологией о прошлых жизнях .

На этом мы завершаем наш краткий обзор трансформации по нятия «магия» и близкородственных ему на постсоветском про странстве. Мы не коснулись еще многих важных тем: например, взаимоотношения между понятиями «знать» и «делать» в народ ной магии и их интерпретации в магии городской; экстрасенсори ки и ее отношения к оккультизму; самобытных магических орде нов, динамики их роста и распада, трансформаций практик в них;

интерпретаций Таро как магической и мантической системы, и так далее. Но мы надеемся, что нам удалось дать общий очерк источников современной магии, показать ее взгляд на себя как на навык и ремесло, которым маг владеет, ориентацию на уме ние и личную силу, а не на знание или достижение места в той или иной иерархии, упор на личную ответственность. все выше перечисленное, а не формы ритуалов или системы соответствий, на данный момент составляет суть магического мировоззрения .

Выводы итак, подводя итоги: вопервых, не существует единого понятия «магия». Оно имеет разное содержание в зависимости от куль туры, связано не с одним ключевым понятием, а с кругом поня

–  –  –

тий, и первое, что должен сделать исследователь, входя в новый контекст, определить положение в нем магии относительно дру гих дискурсов .

вовторых, на постсоветском пространстве магия переходит от архаической идеи знание = сила = власть к идее сила знания и власти. На передний план выходит концепция личной силы, от ветственности за собственные обстоятельства (в том числе и за то, как функционирует мироздание вокруг) .

сухое знание не дает ни власти, ни силы; власть, унаследованная в результате инициа ции или принятия в группу, не всегда отражается как прямая сила воздействия на мир; но личная сила воспринимается как самый прямой путь и к знанию, и к власти. возможно передавать силу, и вместе с ней — знание и власть. Таким образом, видим смещение относительно средневековых и архаических народных элементов к элементам модерна. при этом средневековые и архаические элементы не совсем исчезают из употребления — они остаются распространенными, но встречаются реже .

втретьих, многие понятия, бывшие сугубо отрицательными в контексте народной магии, трансформируются в положительные в контексте магии городской. Так, ведьма и нелюдь — не оскорбле ние и не повод остерегаться, а самоидентификация. понятие «по тустороннего» трансформировалось в «иномирный» — наша Зем ля зачастую воспринимается как часть большего миропорядка, и можно быть «своим» во вселенной, но «чужим» на земле .

вчетвертых, огромное множество понятий и способов мыш ления заимствовано русскоязычной оккультной субкультурой из оккультуры западной. Большая часть из них, впрочем, приоб рела свой местный колорит и заняла совершенно другое место, чем в западной оккультуре. Так, если понятие intent в англоязыч ный субкультуре мало кому известно, кроме узких последовате лей Кастанеды, то на постсоветском пространстве вряд ли найдет ся представитель оккультуры, с ним не знакомый. Если на Западе чаще встречаются техники, ориентированные на установление магического авторитета, то на постсоветском пространстве куда чаще ищут личной силы .

впятых, магическая практика одновременно поставляет ма териал для художественной литературы и питается ею. Достаточ но целостная выдумка так или иначе найдет отражение в реаль ных практиках .

вшестых, городская магия рефлексирует и заимствует эле менты научного дискурса о себе. Магия народная этим чаще пре № 4(31) 2013 Эзотеризм в россии и на западе: прошлое и современность небрегает, разве что иногда случайно подвернется под руку «ин формант» из ученых или тот или иной труд .

Библиография аукцион — талисман для укрощения духов. 2012. [http://aukro.dp.ua / talismandlya ukroshheniyaduhovtonkayabronzaitem2 491 118 483.html, доступ от 01.09.2013] Аксенов А. полная энциклопедия знахаря [http://lib.rus.ec / b / 243 931 / read#t1, доступ от 01.09.2013] .

Дина Ши Магия кельтов // Clann De Sidhe [http://daenesidhe.narod.ru / Magic / Evrday / CelticMag. html, доступ от 01.09.2013] .

Капица Г. И. Энергетические вампиры. Методы самозащиты. спб.: ЗаО «вЕсЬ», 2000 .

Кастанеда К. сказки о силе. перев. с англ. К.: «софия», 2003; М.: иД «софия», 2003 .

Крэг Д. М. современная магия: одиннадцать уроков высшего магического искусства .

спб.: КиТис, 1991 .

Папюс. Черная и белая магия. Душанбе: Дониш, 1992 .

Ранняя полемика о слове «анхуман» [http://warrax.net / Satan / stupid7.htm доступ от 01.09.2013] Секацкий А. Моги и их могущества. спб.: Митин журнал; азбука, 1996 .

Степанов А. В. К вопросу об авторитете и статусе «знающих» в современной деревне (по материалам русского севера). / а. в. степанов // пространство колдов ства / сост. О. Б. Христофорова; Отв. ред. с. Ю. Неклюдов. М.: РГГУ, 2010 .

Хазан В. П. привороты. порча. проклятия. Донецк: издательство Чп «Магия», 2008 .

Христофорова О. Б. Колдуны и жертвы: антропология колдовства в современной Рос сии. М.: ОГи, 2011 .

Adorno, T. (2002) The Stars Down to Earth. Taylor & Francis .

Hanegraaf, W. J. (2003) «How Magic Survived the Disenchantment of the World», Religion 33: 357 – 380 .

Harner, M. (2005) «My Path in Shamanism», in R. Walsh and Ch. S. Grob (eds) Higher Wisdom. Albany: State University of New York Press .

Kieckhefer, R. (1998) Forbidden Rites: A Necromancer’s Manual of the Fifteenth Century .

University Park: Penn State University Press .

Lupa (2007) A Field Guide to Otherkin. Immanion Press .

Styers, R. (2004) Making Magic: Religion, Magic & Science in the Modern World. New York: Oxford University Press .

References Adorno, T. (2002) The Stars Down to Earth. Taylor & Francis .

Aksenov, A. (2008) Polnaia entsiklopediia znakharia [The Complete FolkHealer’s Ency clopedia] [http://lib.rus.ec / b / 243 931 / read#t1, accessed on 01.09.2013] .

–  –  –

Auktsion — talisman dlia ukroshcheniia dukhov. [Auction lot for a talisman to pacify the spirits] (2012) [http://aukro.dp.ua / talismandlyaukroshheniyaduhovtonkaya bronzaitem2 491 118 483.html, accessed on 01.09.2013] .

Castaneda, C. (2003) Skazki o sile. Perev. s angl. [Tales of Power]. K: «Sofiia», 2003; M.:

ID «Sofiia» .

Dina Shi. Magiia kel’tov. [Magic of the Celts] Clann De Sidhe [http://daenesidhe.narod.ru / Mag ic / Evrday / CelticMag. html, accessed on 01.09.2013] .

Hanegraaf, W. J. (2003) «How Magic Survived the Disenchantment of the World», Religion 33: 357 – 380 .

Harner, M. (2005) «My Path in Shamanism», in R. Walsh and Ch. S. Grob (eds) Higher Wisdom. Albany: State University of New York Press .

Kapitsa, G. I. (2000) Energeticheskie vampiry. Metody samozashchity [Energy Vampires .

Methods of SelfDefense]. SPb.: ZAO «VES’’ .

Kieckhefer, R. (1998) Forbidden Rites: A Necromancer’s Manual of the Fifteenth Century .

University Park: Penn State University Press .

Khazan V. P. (2008) Privoroty. Porcha. Prokliatiia [Love spells. The Evil Eye. Curses]. Do netsk: Izdatel’stvo ChP „Magiia“ .

Khristoforova, O. B. (2011) Kolduny i zhertvy: Antropologiia koldovstva v sovremennoi Rossii [Witches and Victims: An Anthropology of Witchcraft in PresentDay Rus sia]. M.: OGI, 2011 .

Kraig, D. M. (1991) Sovremennaia magiia: odinnadtsat’ urokov vysshego magicheskogo

iskusstva [Modern Magick: Eleven Lessons in the Art of High Magick]. SPb.:

KITIS .

Lupa. (2007) A Field Guide to Otherkin. Immanion Press .

Papus. (1992) Chernaia i belaia magiia [Black and White Magic]. Dushanbe: Donish .

Ranniaia polemika o slove «ankhuman» [Early polemics on the term «unhuman»] [http://warrax.net / Satan / stupid7.htm accessed on01.09.2013] .

Sekatskii, A. (1996) Mogi i ikh mogushchestva [Those in Power and Their Powers]. SPb.:

Mitin zhurnal; Azbuka .

Stepanov, A. V. (2010) K voprosu ob avtoritete i statuse «znaiushchikh» v sovremennoi derevne (po materialam russkogo Severa) [On the Authority and Status of the «Knowledgeable Ones» in PresentDay Villages (Material collected in the Russian North)] / A. V. Stepanov // Prostranstvo koldovstva / Sost. O. B. Khristoforova; Otv .

red. S. Iu. Nekliudov. M.: RGGU .

Styers, R. (2004) Making Magic: Religion, Magic & Science in the Modern World. New York: Oxford University Press.




Похожие работы:

«Порядок и принципы формирования олимпийской команды России для участия в XIV Европейском юношеском Олимпийском зимнем фестивале 2019 года в г. Сараево (Босния и Герцеговина) Порядок и принципы форми...»

«РАБОЧАЯ ПРОГРАММА по самбо для обучающихся группы начальной подготовки первого года обучения Количество часов в неделю – 6 Количество часов в год – 312 Рабочая программа разработана на основании образовательной программы дополнительно...»

«1. Общая трудоемкость дисциплины 4 зачетных единицы (36 аудиторных часов, 108 часов самостоятельной работы студента).2. Место дисциплины в программе Курс "Богословская герменевтика" является базовым курсом магистратуры, в котором рассматриваются основные герменевтические традиции интерпретации...»

«ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ I. Всероссийский фестиваль по хоккею среди любительских команд (далее – Фестиваль) проводится в целях: – пропаганды и дальнейшего развития хоккея с шайбой в Российской Федерации;– совершенствования физкультурно-массовой работы среди населения;– создания условий для организации досуга населения....»

«БАШМАКОВА Анастасия Ивановна Тематическая концепция и композиционно-графическая модель культурно-образовательного журнала для молодежи ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА по направлению "Журналистика" (творческий проект) Научный руководител...»

«"А.Байтрсынов атындаы останай РГП "Костанайский государственный мемлекеттік университеті" университет имени А.Байтурсынова" РМК Протокол заседания комиссии Костанайского государственного универси...»

«ПРОБЛЕМЫ ИНТЕРПРЕТАЦИИ ТРАДИЦИОННОГО ИНДИЙСКОГО ТЕКСТА М.Ф. Альбедиль О СИМВОЛИЧЕСКОМ ЯЗЫКЕ ВЕЩЕЙ Автор обращается к предметному миру, который всегда играл большую роль в традиционной индийской культуре. Вещи как знаковые средства культуры имели собственный, довольно сл...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.