WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

«Меняева Марина Петровна КУЛЬТУРА СОГЛАСИЯ: СУЩНОСТЬ, СТАНОВЛЕНИЕ, ВОСПРОИЗВОДСТВО ...»

На правах рукописи

Меняева Марина Петровна

КУЛЬТУРА СОГЛАСИЯ: СУЩНОСТЬ,

СТАНОВЛЕНИЕ, ВОСПРОИЗВОДСТВО

Специальность 09.00.13 – философская антропология, философия культуры

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

Челябинск – 2015

Работа выполнена в федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Челябинская государственная академия культуры и искусств»

Научный консультант:

Невелев Анатолий Борисович, доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой философии ФГБОУ ВПО «Челябинский государственный университет»

Официальные оппоненты:

Баркова Элеонора Владиленовна, доктор философских наук, профессор, профессор кафедры философии ФГБОУ ВО «Российский экономический университет им. Г. В. Плеханова»;

Гладышев Владимир Иванович, доктор философских наук, профессор, зав .

кафедрой истории и философии Института агроинженерии ФГБОУ ВО «ЮжноУральский государственный аграрный университет»;

Попов Максим Евгеньевич, доктор философских наук, профессор, профессор кафедры социальной философии и этнологии ФГАОУ ВПО «СевероКавказский федеральный университет»

Ведущая организация: Московский гуманитарный университет

Защита состоится 28 января 2016 г. в 12.00 часов на заседании диссертационного совета Д 210.020.01, созданного на базе Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Челябинская государственная академия культуры и искусств»

по адресу: 454091, г. Челябинск, ул. Орджоникидзе, 36а, 1 корпус, ауд. 206 (конференц-зал) .

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке и на сайте Челябинской государственной академии культуры и искусств (http://www.chgaki.ru/) .

Автореферат разослан «___» ______ 2015 г .

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат культурологии, доцент Тарасова Юлия Борисовна

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Стабильность и безопасность существования человечества сегодня оказались под такой серьезной угрозой, как, пожалуй, никогда прежде. К противостоянию между Западом и Востоком, сформировавшемуся в середине 70-х гг., добавились острые противоречия между Севером и Югом, между развитыми и развивающимися странами. Совершенно реально в этих обстоятельствах встала проблема «конфликта цивилизаций» (С. Хантингтон), в частности, усиливается конфронтация между христианской цивилизацией и исламским миром. К существующим уже в течение многих лет конфликтам (таков, например, арабо-израильский конфликт) добавляются новые(в последнее время резко обострилась ситуация в Сирии, Йемене, Украине, на Корейском полуострове и др.). Не случайно в докладе генерального секретаря ООН в 2015 году «Партнерство ради мира: на пути к партнерскому миротворчеству» отмечено, что «в течение последнего десятилетия потребности в проведении деятельности по поддержанию мира возросли»1 .

Новым фактором, влияющим на установление международных связей, стала мультикультуральность .





Без определения отношения к этому фактору (от толерантного до интолерантного) невозможно сегодня развивать сотрудничество между государствами и странами. В то же время каждое государство (или группа государств – например, объединенная Европа) стремится обозначить собственные национальные интересы и с точки зрения этих интересов действовать на мировой арене. В связи с этим увеличивается напряженность, повышается уровень опасности, поскольку отдельные страны пытаются свои интересы противопоставить интересам других, навязать свое видение миропорядка. В условиях различия интересов становится явным и различие ценностей .

Обострение конфликтов и противоречий в современном мире происходит на фоне глобализации. Процессы унификации, вызванные последней, порождают кризис идентичности на всех уровнях, который свидетельствует об отсутствии целостности созданного человеком мира, широко обозначаемого как культура. В контексте глобализации происходит распространение массовой культуры, ориентирующей людей, прежде всего, на удовлетворение материально-чувственных потребностей и ценностей, на получение выгоды и удовольствий, в результате чего ослабляется духовная сторона в жизни человека и общества .

В этой связи возникает необходимость концептуального осмысления исторического опыта согласия. Востребованными оказываются средства и инструменты согласования, которые создают возможности для бесконфликтного сосуществования разных стран и народов, для смены установок в межкультурной коммуникации, вообще в отношениях между людьми. Нужна установка на согласие, а не на подогревание и разжигание конфликтов и столкновений .

Партнерство ради мира: на пути к партнерскому миротворчеству – Режим доступа:

http://daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N15/090/35/PDF/N1509035.pdf?OpenElement – Дата обращения: 18.04.2015 .

Утилитаризм, прагматизм, рациональность, давление технического мира на природный привели к социокультурному кризису, принявшему системный характер. Его проявлением стали общепланетарные проблемы, среди которых наиболее опасны не только наступление международного терроризма, экологические и техногенные катастрофы. Ныне возрождается опасность Третьей мировой войны. Проблемы глобального масштаба невозможно решать в одиночку, требуются совместные усилия и согласованные действия всего мирового сообщества. Необходимо осознанное движение от противостояния к диалогу и полилогу, от насилия к толерантности, от взаимного недоверия к взаимопониманию, от разногласий к согласию в целом и в локальных ситуациях. Подобные вопросы нашли отражение в обсуждениях на секции «От соперничества к сотрудничеству» в рамках VIII симпозиума «История и политика: социальный диалог, социальная безопасность и устойчивое региональное развитие» VI Российского философского конгресса «Философия в современном мире: диалог мировоззрений» (Нижний Новгород, 2012 г.) .

Осмысление постмодернистами современного состояния культуры акцентирует в нем моменты разнообразия, различий, множественности образов, идей, принципов, ценностей и т. п. Однако, если различия абсолютизируются, объявляются исключительной самоценностью и поддерживаются, то они могут перерастать в противоположности, между которыми возможны противоречия .

Забота о многообразии как ресурсе развития и условии жизнеспособности мира предполагает удержание его в оптимальном единстве для обеспечения устойчивости. Не отрицая важности различий, следует понимать, что нарастание их количества и существенных оппозиций между ними указывает на необходимость поиска формы их упорядочивания. Нужна форма, сохраняющая различия, но препятствующая обострению противоречий, перерастанию их в конфликты, способствующая устремлению разных взаимодействующих субъектов к сосуществованию в единстве и согласии .

Необходимость находить согласие, точки объединения интересов усиливается многочисленными столкновениями, которые происходят на уровне индивидуальной и надындивидуальной жизни людей, в разных видах их деятельности, а также на уровне макросообществ (например, наций, конфессий). Кроме того, актуальным становится согласование изменяющихся потребностей человека с новыми возможностями их реализации в конкретной среде его жизнедеятельности. Поэтому поиск путей и средств восстановления целостности внутреннего и внешнего миров человека представляется сегодня первостепенной задачей. Обрести равновесие, устойчивость невозможно без культивирования отношений согласия, которые отвечают и наиважнейшей потребности всех людей – сохранить жизнь .

В новых условиях изменения глобального мироустройства, на фоне увеличения количества и углубления противоречий в современной жизни обнаруживается то, что согласие практически не учитывается как культурный ресурс организации бесконфликтных отношений. Мало исследованы отношения согласия. Отсутствуют исследования проблемы культуры согласия, которая не сводится только к способу человеческого единения или опыту установления согласия в истории разных народов. Однако мир сегодня оказался у крайне опасной черты. У черты предельной опасности нужна ответственная рефлексия по отношению к современному состоянию культуры в целом и ее перспектив. Необходимо критическое переосмысление фундаментальных вопросов, основ, сложившихся в истории культуры моделей взаимодействия. Изменившееся содержание мира требует не столько технологических, тактических перемен (их предлагается немало), сколько осмысления предельно стратегических вопросов .

Это ситуация своеобразной назревшей «переоценки ценностей», применительно к взаимодействию субъектов на мировой арене перед лицом предельных угроз. Настало время обратиться к тому, чтобы думать над возможностью выйти на тот смысл, который поможет преодолеть замкнутость на частных интересах и так сдвинуть сознание в сторону согласия, чтобы удержать мир в устойчиво безопасном состоянии. Объективной необходимостью становится сознательное культивирование многообразия тех культурных образцов, которые могут спасти человечество от самоуничтожения. Отсюда проблемная ситуация связана с противоречием между значимостью культуры согласия как базовой альтернативы конфронтационным тенденциям в современной социокультурной ситуации и недостаточной глубиной и полнотой ее осмысления, прежде всего, на концептуальном философском уровне, в философии культуры, что сдерживает реализацию возможностей культуры согласия в реальной жизни. Таким образом, культура согласия становится темой, нуждающейся в отдельном философско-культурологическом осмыслении и разработке. В данной работе осуществляется философское осмысление сущности, становления и воспроизводства культуры согласия. Другими словами, культура согласия, с точки зрения ее предпосылок, начала, сущности и содержания, воспроизводства (или функционирования), смысла и значения в современной культуре представляет собой актуальную проблему философского исследования .

Степень научной разработанности проблемы. В процессе исследования был задействован большой круг научной и философской литературы, материалов периодической печати, а также тексты международных документов .

Проведенный анализ массива литературы, диссертационных исследований позволяет сделать вывод, что в философии никогда не рассматривались сущность и генезис культуры согласия, а cогласие как феномен культуры мало изучен .

Вместе с тем, проблема согласия, согласие как идея и принцип обсуждались уже в древности .

Представление о согласии, с нашей точки зрения, сопряжено с представлением о гармонии. Мысль о необходимости гармонии в человеческом мире возникла еще в древневосточных учениях буддизма, конфуцианства, моизма, даосизма. Термин гармония использовался в текстах Гомера, а Пифагор создал уже целостное учение о гармонии космоса. В античной философии и искусстве разрабатывались как идея гармонии мироздания, так и проблема ее отсутствия в обществе и человеке. Античная историческая литература полна свидетельств о многочисленных социальных конфликтах, описаний битв и локальных войн, выступающих проявлениями социальных противоречий и на Востоке, и на Западе .

Наличие противоречий в человеческом мире актуализировало поиск путей их разрешения. Так, Сократ ставил проблему согласия не только как гносеологическую, но и как аксиологическую. Он утверждал необходимость движения к единству, согласию в споре между людьми путем выхода к общезначимому понятию, свидетельствующему о преодолении разногласных, частных мнений. А поскольку знание есть добродетель, о которой обязан заботиться каждый человек, оно становилось основанием для сближения позиций спорящих в интересах целого. Платон связывал вопросы о единстве мира с выявлением источника гармонии – идеей Блага. В свою очередь, Аристотель выделял общий принцип существования многообразия вещей – форму, которую он также соотносил с благом. Онтологический аспект проблемы единства мира в его многообразии развивал в своем пантеистическом учении Н. Кузанский, а в Новое время эту линию продолжили Р. Декарт, Б. Спиноза и Г. Лейбниц, решая вопросы субстанциональных принципов построения картины мира .

В этот период в европейских странах в связи с усилением социальных конфликтов актуализируется идея социального единства. Ее разрабатывали теоретики общественного договора – Т. Гоббс, Дж. Локк, Ж.-Ж. Руссо .

Позже философы-позитивисты в оппозицию к марксистской идее достижения единства в обществе через борьбу антагонистических классов и социальную революцию отстаивали приоритет мирного пути. Они мыслили единство в обществе через солидарность классов, которая предполагает совместный труд, совместную деятельность (О. Конт, Э. Дюркгейм и др.), кооперацию (Н. К. Михайловский, Л. И. Мечников), взаимопомощь (П. А. Кропоткин) и взаимоподдержку (П. Л. Лавров). С нашей точки зрения, идеи этих мыслителей говорят о появлении в истории философской мысли «согласия» как принципа, фиксирующего необходимое основание взаимоотношений людей в социуме .

Суть последнего состоит в том, чтобы действовать согласованно, вместе, сообща, без чего невозможно обще-житие людей ни на каком уровне .

Принцип согласия можно выявить в философии тождества Ф. Шеллинга, в учении о всеединстве В. С. Соловьева (в нем принцип согласия отождествляется с принципом соборности), в философии общего дела Н. Ф. Федорова и в концепции ноосферы В. И. Вернадского. Принцип согласия сопрягается с принципом ненасилия, внимание на котором акцентировали представители разных культур: Л. Н. Толстой, М. Ганди, Э. Фромм .

Большое значение для осмысления феномена согласия имеют диссертации М. Г. Алиева «Согласие как проблема социальной философии» (2000 г.) и М. М. Охотниковой «Согласие как социальный процесс в трансформирующемся обществе» (2000 г.). М. Г. Алиев определяет теоретический статус «согласия» в системе философских категорий и понятий, таких, как «гармония», «соответствие», «мера» и др. Он не только расширительно, онтологически интерпретирует согласие, рассматривая его как многозначное, многокачественное, полифункциональное явление бытия во всех его сферах, пространственных и временных формах, но и интерпретирует его аксиологически. Согласие, с его точки зрения, – это «духовная ценность человека и общества, критерий культуры, приоритет общей и политической этики и социально значимая ценностно-праксиологическая идея»1. Исследователь полагает, что «в этом смысле предстоит определить культуру, искусство, дипломатию и психологию согласия в человеческом обществе»2, а также осмысляет институции семьи, гражданского общества и государства как взаимосвязанные социальные образования, которые с противоположных позиций оказывают наибольшее воздействие на преобразование конфликтных человеческих сообществ в «согласованные» .

В своем исследовании М. М. Охотникова на основе синергетического подхода разрабатывает концепцию социального согласия, рассматривает структуру и функции социального согласия; выделяет характеристики ценностного и функционально-целевого согласия; анализирует разнообразные условия и факторы становления согласия в социуме .

В большинстве диссертаций согласие рассматривается преимущественно в социальной, политической и правовой сферах. Ведется речь о согласии общественном (К. С. Авакян, В. В. Семилетенко), политическом (Н. А. Крисюн), этнополитическом (Э. Х. Аетдинов), межэтническом (М. М. Гаджиев), национальном (Т. А. Мансуров), гражданском (Е. А. Микульчинова, В. Д. Михайлов) .

Кроме того, анализируются формы и правовые основы выражения согласия (М. П. Лозовик) .

Менее всего феномен согласия исследован в сферах экологии, религии, морали и нравственности, искусства и семейно-брачных отношений .

За рубежом теоретическое исследование этого феномена осуществлялось социальными мыслителями: Т. Ньюкомом, Дж. Роулзом в контексте созданной им теории справедливости, Ю. Хабермасом в теории коммуникативного действия. Кроме того, Р. Парк и Э. Брджесс исследовали роль согласия индивидов в коллективной жизни. Л. В. Вирт, рассматривая теоретические и практические проблемы согласия в обществе, подчеркнул настоятельную необходимость утверждения согласия в мире, предупреждая, что в противном случае мир может сам себя уничтожить .

Среди зарубежных исследователей к вопросу о путях достижения согласия обращаются американские специалисты в области конфликтологии – Т. Шеллинг, Д. С. Хэммонд, Р. Л. Кини, Г. Райффа и др. В литературе по менеджменту и экономике вырабатываются технологии переговорных процессов, исследуются пути достижения согласия (Р. Фишер, У. Юри и др.) .

Вопрос об отношениях согласия затрагивается в контексте исследований социальной сплоченности (L. Brian, N. Clark Capshaw, D. Helly), сотрудничества (Р. Аксельрод, R. O. Кеохэйн, G. E. Мосс, К. А. Ой, Р. Туомела, П. Хаммерштейн), религиозного и культурного взаимопонимания (M. Losada-Sierra, J. Mandalios), культуры мира (J. de Rivera, L. Reber-Rider, A. Nstase) и культуры войны (Д. Апель, Р. А. Габриэль, Р. Льюис, А. Мозли, Ф. Нудельман) .

Если идея согласия, так или иначе, рассматривалась в философии и гуманитарных науках, то общее понятие культуры согласия оказалось неразрабо

<

Алиев, М. Г. Согласие как проблема социальной философии [Текст]: дис. …канд. филос .

наук: / М. Г. Алиев с. 31– Режим доступа:

Там же. с. 31 .

танным, что можно объяснить следующими причинами. Понятие культуры отличается многозначностью, оно имеет в исследовательской литературе сотни определений, что обусловлено разнообразием форм связи и отношений человека с миром как существа открытого и многогранного. В настоящем исследовании использовано понятие И. Я. Лойфмана, акцентирующее значение плодотворного – культурного – существования, в котором раскрывается собственно человеческое в человеке. Именно эта интерпретация понятия культуры задействована в контексте цели и задач нашей диссертации, что послужило основанием для введения концепта культуры согласия .

Концептуализация проблемы сущности, становления и воспроизводства культуры согласия с необходимостью потребовала осмысления отношений несогласия. Противоречия, возникающие в истории общественного развития и культуры, составляют суть различных видов отношений несогласия, которые проявляются в нетерпимости, вражде, ненависти, открытом противостоянии – войне. Своего предельного развития подобные противоречия достигли в период двух мировых войн XX столетия и обрели завершенную форму в разгар «холодной войны». В 2008 г. вышла книга «Война и общество в XX веке», в которой анализируются традиционные трактовки возникновения «холодной войны». Ее кульминационной точкой стал Карибский кризис, когда мир оказался на грани уничтожения. Но именно в этой ситуации крайней опасности, по всей вероятности, впервые на международном уровне проявилась воля к согласию, конструктивная сила и роль согласия .

Для подобной трактовки данной исторической ситуации значимыми оказались фундаментальные работы А. А. Фурсенко и Т. Нафтали «Адская игра .

Секретная история Карибского кризиса 1958-1964» (1999 г.), «Безумный риск .

Секретная история Карибского кризиса 1962» (2006 г.) и «Холодная война Хрущва» (2006 г.). Авторы глубоко изучили и осветили Карибский кризис во всей его сложности и многомерности, опираясь на советские архивные документы. Они показали, что кризис явился следствием целого клубка противоречий в отношениях между Кубой, США и СССР. В данных работах были раскрыты мотивы действий основных участников конфликта, рассмотрен процесс принятия ими решений. В заключении книги «Холодная война Хрущва» авторы отметили некоторые положительные последствия хрущвской политики, среди которых, прежде всего – способность «удержать» Кеннеди от реализации планов вторжения на Кубу. Опыт опасного противостояния побудил советское и американское руководство перейти в 1963 г. к разрядке во взаимоотношениях, которые вплоть до конца 1970-х годов оставались достаточно стабильными .

Через 50 лет после Карибского кризиса вышла книга Грэма Аллисона и Филиппа Зеликова «Квинтэссенция решения: На примере Карибского кризиса 1962 года» (2012). В ней содержится глубокий и всесторонний анализ решений, принимавшихся руководством США и СССР в поворотный момент ядерной эпохи .

В настоящей диссертации материалы указанных работ послужили осмыслению исторического момента начала культуры согласия .

Собственный взгляд на действия сторон в ходе ракетного кризиса изложил в книге «Размышления о Карибском кризисе в контексте проблемы стратегической стабильности» (2012) один из крупнейших отечественных политологов, экс-секретарь Совета безопасности РФ А. А. Кокошин. В ней он подчеркнул, что в ходе кризиса было найдено взаимоприемлемое политическое решение .

О Карибском кризисе написан ряд статей. Так, Н. Н. Ефимов и В. С. Фролов, рассматривая формальные причины Карибского кризиса, выделяют психологический фактор (личные качества американского и советского лидеров), оказавший влияние на разрешение ракетного конфликта1. В статье «25-летие Кубинского ракетного кризиса 1962 года. Конференция американских и советских политиков и ученых в Вашингтоне» (2013 г.) излагаются различные аспекты кризиса: причины, особенности взаимоотношений между высшим руководством СССР и кубинским лидером Ф. Кастро, содержится переписка Н. С. Хрущева и Дж. Кеннеди в пиковой фазе Карибского кризиса, даются оценки принятым мерам, решениям и рассматриваются его итоги .

Представляется, что в момент Карибского кризиса все многообразие способов проявления отношений несогласия слились в предельно зрелую форму культуры несогласия, что послужило источником появления «зародышевой»

формы культуры согласия .

В исследовательской литературе разрабатываются понятия, в определенном смысле синонимичные «культуре несогласия» и «культуре согласия» – культура насилия, культура войны, культура мира, культура консенсуса, что говорит о назревшей необходимости анализа сложившейся в мире ситуации на теоретическом уровне и поисков практического выхода из нее. Содержание этих понятий раскрывается в работах по политологии, культурологии, педагогике (И. А. Бабин, А. В. Медведева, Мусса кызы Алина, К. М. Хоруженко, С. Я. Щеброва). Однако в указанных работах не освещены сущность, а также процессы становления и воспроизводства культуры согласия .

С нашей точки зрения, закрепление и воспроизводство возникшей начальной формы культуры согласия сегодня происходит в новых исторических условиях – в условиях глобальных противоречий в отношениях «человек – природа – общество». Рассмотрению их признаков, генезиса, сущности и типологии посвящены сборник трудов «Глобальные проблемы и общечеловеческие ценности» (1990), монография Н. Г. Апухтиной «От истоков к основаниям глобально-экологической культуры мышления» (2006) и др. Варианты разрешения глобальных проблем современности предложены в докладах участников Римского клуба. Концепция устойчивого развития, истоки которой содержатся в учении о ноосфере В. И. Вернадского, может толковаться как вариант такого решения. В этом ключе ее анализируют Э. В. Гирусов, Г. В. Платонов, А. Д. Урсул .

Особое значение для рассмотрения этапа воспроизводства культуры согласия имеет работа А. Печчеи «Человеческие качества», в которой развернута мысль о необходимости самоограничения человечества. Разлад в отношениях

См.: Ефимов, Н. Н., Фролов, В. С. Карибский кризис 1962 года (новые данные) [Текст] / Н .

Н. Ефимов, В. С. Фролов // Вопросы истории. – 2005. – № 10. – С. 25-35 .

человека и мира, а также в самом человеке обострил вопрос о восстановлении его целостности .

Проблема целостности современного человека обсуждается многими исследователями: в монографиях З. Баумана, Е. В. Кармазиной, Е. Г. Трубиной; в статьях В. О. Шелекеты, В. Ю. Ивахнова, С. И. Копылова; в контексте социокультурных проблем (А. М. Сидоров, О. Б. Сладкова, Е. В. Уханов), аксиологических проблем (Э. В. Баркова, Н. Л. Худякова), проблемы персональной идентичности (А. В. Костина, А. Б. Невелев, В. С. Невелева, Е. А. Никитина, Е. О. Труфанова) и т. д .

По мнению многих ученых, кризис персональной идентичности вызван актуальным кризисом культуры. Системный анализ кризиса культуры вплоть до сер. XX века представлен в работах П. А. Сорокина «Кризис нашего времени», «Социокультурная динамика», «Главные тенденции нашего времени». К теме современных кризисных явлений культуры среди отечественных исследователей сегодня обращаются М. А. Блюменкранц, А. В. Кива, К. Э. Разлогов и др .

Представляется, что выход из кризиса, восстановление целостности всего человеческого мира (и внешнего, и внутреннего) лежит на пути культивирования отношений согласия, возможности для которого создает диалог. Он же является и одним из инструментов возделывания согласия. Осмысление темы диалога имеет большую традицию в мировой философии (М. Бахтин, М. Бубер, Ю. Хабермас, К. Ясперс, С. Л. Франк, Н. А. Бердяев и др.). Теоретические аспекты диалога исследуют А. С. Ахиезер, В. Г. Щукин и др. Изучению феномена социального диалога посвящены диссертации Т. В. Бородиной, Д. Н. Сторожиловой, Е. Г. Фирулиной. О диалоге культур и цивилизаций ведут речь А. Гусейнов, А. С. Запесоцкий, И. В. Кучерук, В. М. Межуев, А. Скачков, Ж. Урманбетова. Проблему толерантности в диалоге культур и цивилизаций раскрывают Л. В. Баева, А. П. Романова, Е. В. Хлыщева. Вопросы теории толерантности обсуждаются как зарубежными мыслителями (П. Николсон, М. Уолцер и др.), так и отечественными (Л. Н. Вшивцева, М. П. Мчедлов, А. В. Перцев, В. И. Самохвалова и др.) .

Толерантность и диалог обретают особую значимость в условиях мультикультурности современного мира, а также в связи с множеством угроз, среди которых – наиболее острая сегодня – угроза столкновения цивилизаций. Теме конфликта цивилизаций посвящены работы А. Тойнби, С. Хантингтона. Среди отечественных мыслителей к ней обращаются В. А. Авксентьев, Б. В. Аксюмов, А. Ю. Хоц. Для преодоления конфликта цивилизаций предложен проект «Альянса цивилизаций», изложенный в статьях отечественных и зарубежных исследователей – В. В. Попова, А. Isiz, N. Lachmann .

Нарастание агрессии и насильственных форм разрешения конфликтов в современном мире отмечает и Ф. Фукуяма. Межнациональные и международные конфликты в странах ближнего и дальнего зарубежья анализируют З. Р. Бежанишвили, А. Белоусова, Н. Загладин, С. К. Ознобищев, В. Петрич, Н. Федулова. Проблемам урегулирования этнополитических конфликтов на рубеже XX-XXI вв. посвящены диссертационные исследования в области философии, социологии, политических и юридических наук О. Р. Болотниковой, Э. В. Крыловой, Н. В. Кузьминой, М. Е. Попова .

Согласие тем более должно быть осознано как исключительная ценность в условиях ситуации усиливающегося терроризма. Международно-правовые аспекты борьбы с терроризмом и механизмы ее регулирования рассматриваются в диссертационных исследованиях в области юридических и политических наук (В. Ф. Антипенко, К. В. Гуляев, М. В. Короткова) .

Для поддержания коллективной безопасности в современном мире существует ряд организаций (ООН, ОБСЕ, ОДКБ), информация о деятельности которых широко представлена в различных источниках .

В ответ на вызовы и угрозы современному миру между разными странами в определенный период развивались отношения сотрудничества и партнерства. Подобные отношения анализируются между Россией и США (А. Багиров, С. К. Ознобищев, Н. Софинский и др.), между Россией и Европой (Н. Башкатов, Ю. А. Борко, М. Стрежнева и др.), между Россией и странами Востока (О. Ю. Колегова, А. Ф. Мочульский и др.) Отношения сотрудничества и партнерства осуществлялись в контексте глобализации и свидетельствовали о развитии процесса конвергенции, теоретическое исследование которого началось с 70-х гг. ХХ в. В контексте концепции культурной конвергенции П. А. Сорокина, сущность которой раскрывают В. И. Добреньков, А. Г. Дугин, В. А. Шаповалов и другие, процесс сближения между Россией и США можно трактовать как условие и результат достижения отношений согласия. Осуществление некоторых прогностических воззрений П. А. Сорокина о тенденциях конвергенции между Россией и США в конце II тысячелетия отмечает Ю. В. Яковец. Кроме того, вопрос о возможности сближения России и США в начале III тысячелетия освещают Э. Я. Баталов, А. Богатуров, В. А. Кременюк, С. М. Рогов и др. Анализ оригинальной концепции конвергенции культур П. А. Сорокина проводится также в монографии М. П. Меняевой «Социокультурная реальность на рубеже XX-XXI вв. в контексте концепции конвергенции П. А. Сорокина» (2004). В ней представлена попытка выявления главных тенденций в социокультурной реальности III тысячелетия через призму этой концепции. Социокультурный аспект процесса конвергенции в современном мире в контексте глобализации исследуют О. Н. Астафьева, Ф. Х. Кессиди, К. Мацуура, И. А. Мальковская .

Следует отметить, что отношения согласия рассматриваются в литературе в разных сферах человеческой деятельности, однако отсутствуют исследования, в которых подобные отношения анализировались бы в комплексе .

Возвращаясь к интерпретациям термина согласие, необходимо сказать, что в толковых словарях, в современной философской и социологической литературе их приводится большое количество. В этой связи смысловое поле понятия культура согласия представляется достаточно обширным. Однако единственной диссертацией, где культура согласия рассматривается и только в гражданско-правовом плане, является исследование Д. И. Плетнева «Гражданская культура как культура согласия общества и государства» (2005 г.). В нем выявляются главные механизмы достижения согласия и согласованных взаимодействий институтов гражданского общества и государства. Автор определяет гражданскую культуру личности, как основанную «на признании ценности согласия и справедливости в социальном сотрудничестве, базирующемся на публичности и открытом обсуждении всех социальных и культурных проблем, личностном соблюдении норм права и действия в рамках правовых отношений, толерантности и чувства солидарности по отношению к другим»1. Основное теоретическое значение исследования, проведенного Д. И. Плетневым, состоит в обосновании идеи согласия общества и государства как идеи, конституирующей гражданскую культуру .

Нет четкого определения понятия культуры согласия и в статье М. Г. Алиева «Культура согласия как эффективный фактор глобализации»

(2003 г.), в которой понимание культуры согласия связано с пониманием сущности глобалистского согласия и его практического достижения, зависящего от ответа на вопрос о том, каким мы хотим видеть глобальный мир, имеющий общие проблемы: основанным на партнерстве носителей суверенитета или на диктате держателей бесконтрольной мировой власти2 .

Итак, в исследованиях М. Г. Алиева и Д. И. Плетнева культура согласия не рассматривается ни на понятийном уровне, ни концептуально .

Таким образом, анализ степени разработанности научной темы и проблемы позволяет сделать вывод о том, что феномен культуры согласия как таковой до сих пор остается практически неосмысленным в философии, а само понятие культура согласия пока не нашло своего окончательного определения, в котором было бы закреплено понимание сущности этого феномена и значимости этого принципа. Поэтому требуется комплексная концептуальная разработка его содержания, прояснение и установление его значений и смыслов. Кроме того, исследование темы культуры согласия становится крайне необходимым не только на теоретическом уровне, но и значимым в современной социокультурной практике. Важность рассмотрения культуры согласия в качестве специфического объекта культур-философской рефлексии в этой связи становится очевидной .

Объект исследования – исторически сложившиеся культурные формы (конструктивные и деструктивные), средства и способы разрешения противоречий .

Предмет исследования – культура согласия как конструктивная форма взаимодействия людей, народов, государств, ее становление и воспроизводство, обеспечивающее безопасность существования современного мира и человека .

Плетнев, Д. И. Гражданская культура как культура согласия общества и государства

[Текст]: дис. …канд. филос. наук: / Д. И. Плетнев; Томск, 2005 – 137 с., С. 120. Режим доступа:

https://dvs.rsl.ru/CRUSL/Vrr/Search?cat=EBD&query=%D0%BF%D0%BB%D0%B5%D1%82% D0%BD%D0%B5%D0%B2&dsm=all&dlopen=false – Дата обращения: 20.05.15 .

Алиев, М. Г. Культура согласия как эффективный фактор глобализации [Текст] / М. Г. Алиев // Социс. – 2003. – № 6. – С. 21-28 .

Цель исследования – разработать концепцию культуры согласия в е сущности, истоках (предпосылках), начале и воспроизводстве в качестве основания философской теории культуры согласия .

Достижение поставленной цели потребовало решения следующих задач:

1) осмыслить феномен согласия в его исторических формах и тенденциях;

2) осуществить историко-философский анализ подходов к определению сущности и содержания согласия как идеи, проблемы и принципа;

3) выявить специфическую динамику общих предпосылок (тенденций становления) культуры согласия в различных общественно-исторических эпохах;

4) определить понятие «культура несогласия» как выражающее многообразие устойчивых деструктивных форм разрешения противоречий; соотнести понятия «культура согласия» и «культура несогласия»;

5) исследовать событие уникального сцепления непосредственных предпосылок как начала культуры согласия, как ее элементарной конституирующей формы, матрицы е последующего воспроизводства;

6) определить существенные признаки культуры согласия и установить их конституирующее соотношение в рамках содержания понятия «культура согласия»;

7) в качестве основания теории культуры согласия концептуально разработать структуру и механизм действия конституирующей формы культуры согласия по сохранению и воспроизводству в человеческой истории, в человеческом мире неразрушительных форм жизнедеятельности, безопасного сосуществования .

Теоретическая основа исследования. Теоретическая база исследования определена как его предметом, так и основными задачами .

Плодотворными теоретическими основаниями стали:

1) идея Гегеля о категориальной взаимосвязи предпосылок и начала, плодотворно использованная в исследованиях В. И. Плотникова. Сцепление общих предпосылок в непосредственные дает начало нового феномена, в частности – культуры согласия. Таков генезис культуры согласия .

2) идея М. Хайдеггера о роли предельной опасности, в которой кроется «спасительное». Именно эта идея позволяет понять культуру согласия в качестве «спасительного» в человеческом мире;

3) идеи М. Бубера, М. М. Бахтина, С. Л. Франка, Н. А. Бердяева, К. Ясперса и других о диалоге как средстве взаимосвязи, необходимой для возникновения и воспроизводства культуры согласия;

4) идея И. А. Ильина о внутренней целостности человека, которая позволяет раскрыть значение этапа воспроизводства культуры согласия на индивидуальном уровне;

5) концепция интегральной культуры П. А. Сорокина об объединении противоположных («чувственной» и «идеациональной») типов культур и формировании на их основе интегрального типа – гармоничного и более жизнеспособного, обеспечивающего воспроизводство культуры согласия на всех уровнях человеческого бытия – индивидуальном, надындивидуальном и глобальном .

Методология и методы диссертационного исследования. В силу сложности объекта и предмета исследования методология имеет комплексный характер .

В исследовании был применен диалектический подход, который дает возможность выделять противоречия в человеческом сообществе, а также формы их разрешения. Диссертационное исследование потребовало применения диалектических принципов единства исторического и логического, восхождения от чувственно-конкретного к абстрактному, которые позволяют осмыслить согласие и культуру согласия как таковые, безотносительно к конкретноисторическим способам, формам проявления в культуре .

В исследовании был применен аксиологический подход, открывший возможность осмыслить согласие как ценность, важность и значимость культуры согласия в человеческом мире, в существовании человека и человечества, необходимость ее становления, сохранения, воспроизводства для обеспечения безопасного существования человечества в ситуации многочисленных угроз .

Для достижения цели исследования важным явился структурногенетический подход, где структурная сторона представлена культурноисторической предметностью, многообразием культурно-исторических форм проявления согласия, а генетическая – уникальностью события Карибского кризиса как начала культуры согласия .

В исследовании применялась феноменологическая методология, позволяющая выделить согласие как феномен, который схватывается в идее согласия, фиксируется в принципе согласия, существует в действительности не в «чистом» виде, а в многообразии отношений (внутриличностных, межиндивидуальных, межгрупповых, межгосударственных и т. д.). Согласие как таковое в диссертации выявляется через анализ истории культуры, отдельных фактов, свидетельств проявления воли к преодолению конфликтного существования .

Плодотворно использование элементов герменевтического подхода, позволяющего осмыслить и интерпретировать содержание документов и материалов, в которых обозначается воля к согласию между различными субъектами (личностями, народами, государствами, культурами и т. д.) в разных сферах человеческой деятельности .

Конструктивным является использование элементов синергетической методологии. С их помощью можно рассматривать культуру согласия в качестве стабилизационного ресурса и как отношения со-действия, т. е. совместных, согласованных действий, необходимых для установления устойчивого порядка в ситуации флуктуации (кризиса), позволяющих достичь равновесия .

Кроме того, в исследовании применялись принципы дополнительности и историзма. Принцип дополнительности позволяет комплексно представить материальные и ментальные основания культуры согласия. Применение принципа историзма обеспечило возможность выделения предпосылок становления культуры согласия, обнаружения ее истоков, начала и этапа воспроизводства культуры согласия .

Научная новизна исследования.

Основные результаты исследования, определяющие его новизну, заключаются в следующем:

1) Феномен согласия представлен с точки зрения его интенции к возникновению культуры согласия, т. е. ее общих предпосылок (тенденций), складывающихся в человеческой истории и проявляющихся как отношения солидарности, единства, взаимопомощи и т. п., а также представляющих согласие как проблему, идею и принцип .

2) Культура согласия впервые интерпретирована с позиций структурногенетического метода, посредством которого выявляется момент ее возникновения, т. е. начало, общие и непосредственные предпосылки и воспроизводство .

3) Обосновано, что структура начала культуры согласия представляет собой сцепление непосредственных предпосылок (трех элементов начала), каждая из которых испытывает развивающее воздействие со стороны двух других. Так, воздержание от импульсивных, необдуманных действий способствует поискам новых путей согласия и созданию соответствующих институтов; поиски новых форм решения конфликтов удерживают от импульсивных действий и требуют институционального закрепления; наличие институтов сдерживает любые проявления импульсивных действий и обеспечивает поиски новых путей и способов решения конфликтов .

4) Ситуация предельной опасности, угрожающая существованию человечества, понята как высшая форма развития культуры несогласия. Рассмотрены (представлены) узловые пункты развития культуры несогласия от Античности до наших дней. Впервые введен в научный оборот термин «культура несогласия», выделены существенные признаки, определяющие содержание понятия «культура несогласия» .

5) Определены существенные признаки культуры согласия (мирный путь разрешения противоречий, предполагающий сознательное, добровольное, совместное принятие ответственных за судьбу всего человечества решений и их институциональное закрепление) как становящейся и как зрелой формы взаимодействия различных субъектов. Использующееся в научной литературе словосочетание «культура согласия» введено как самостоятельное понятие и термин .

6) Воспроизводство культуры согласия представлено как процесс взаиморазвивающего воздействия всех элементов начала, предполагающего: отказ от необдуманных, безответственных действий, поиск конструктивных форм решения конфликтов при посредничестве различных институтов. Показано, что их неравнозначное, неравномерное проявление в конкретных культурноисторических условиях проблематизирует воспроизводство культуры согласия .

Обосновано, что ее расширенное воспроизводство является условием обеспечения безопасного, устойчивого развития на всех уровнях человеческого бытия – индивидуальном, надындивидуальном, глобальном .

Положения, содержащие элементы новизны и выносимые на защиту:

1. Согласие может быть представлено как феномен жизненного мира в его исторических формах (гармония, единство, солидарность) и тенденциях, а также как проблема, идея и принцип, на основе которого возникает культура согласия как результат исторически длительного становления и систематически воспроизводимая форма согласия .

Отношения согласия, базирующиеся на ценностях ненасилия, справедливости, милосердия, толерантности и т. д., необходимы на всех уровнях человеческого бытия (индивидуальном, надындивидуальном, глобальном). Их значимость заключается в обеспечении стабильности и безопасности человеческого существования, сохранении целостности мира во всем его многообразии, тем самым устойчивого развития .

2. Структурно-генетический метод позволяет выделить начало культуры согласия, ее общие и непосредственные предпосылки и воспроизводство .

Общими предпосылками (тенденциями) культуры согласия в различных общественно-исторических эпохах выступали по отдельности: воздержание от импульсивных, необдуманных действий в ситуации непримиримых противоречий; поиски новых форм конструктивного решения конфликтов; наличие институтов разного уровня, обеспечивающих и гарантирующих стабильное сосуществование людей .

Указанные общие предпосылки становятся непосредственными в момент их сцепления, их единство выступает началом культуры согласия. Многообразие устойчивых деструктивных форм разрешения противоречий представляют собой культуру несогласия, которая в своем предельно развитом виде доводит мир до крайней опасности самоуничтожения, и образует фон для зарождения культуры согласия. Последняя, в соответствии с идеей о спасительном М. Хайдеггера, возникает в ситуации предельного обострения опасности для всего человечества (ею стала угроза мировой войны с применением ядерного оружия в ситуации Карибского кризиса). Именно универсальный характер культуры несогласия позволил обнаружить уникальное событие возникновения формы разрешения предельно опасного противоречия .

Элементарная, конституирующая структура культуры согласия была найдена в сфере политики. Однако, она в равной мере, с равным успехом может быть применена ко всем сферам человеческого бытия. Культура согласия, как исследуемое в рамках философии культуры явление, рассмотрена с опорой на идеи философии диалога, а также на идеи И. А. Ильина и П. А. Сорокина. Они позволяют вести речь об этапе воспроизводства возникшей культуры согласия, которое осуществляется в конкретно-исторических социокультурных условиях .

3. Элементарная форма культуры согласия в качестве спонтанного, единичного, уникального события (в качестве которого выступает культура разрешения Карибского кризиса) имеет решающую методологическую значимость .

Существенные признаки этого уникального исторического феномена таковы:

готовность двигаться навстречу друг другу мирным путем, отказавшись от своекорыстных целей во имя не только интересов отдельных стран, но и всего человечества, закрепляя совместные решения на институциональном уровне .

Карибский кризис – это событие, прямо обнаружившее недееспособность сложившихся культурных форм, образцов разрешения конфликтов, нежизнеспособность ценностей господства одной воли, неприятия другого, иного, действия с позиций одной силы, бескомпромиссность. Карибский кризис имеет генетическое значение, именно с него берет начало культура согласия в собственном смысле слова. На фоне крайне обострившегося напряжения между США и СССР и реальной угрозы применения ими ядерного оружия, культура несогласия достигла своего предела. Однако этот кризис как отрицательная, предельно разрушительная «предпосылка» несет в себе «спасительное», которое и есть зародыш, начало культуры согласия. Достигая предельного пункта в своей способности к разрешению всемирно-исторического противоречия, культура несогласия становится путем к самоуничтожению человечества. Путем спасения человечества в этом же пункте становится культура согласия в форме конструктивного диалога, в котором сцепилось то, что ранее находилось в «рассыпанном» виде, на фоне преобладающего несогласия. В ситуации крайней опасности возникла форма согласия всемирного значения – сцепление непосредственных предпосылок как начала культуры согласия. Ситуация крайней опасности породила спасительную форму согласия (ее формулу) .

Воспроизводство возникшей культуры согласия является перспективным потенциалом спасения человечества в условиях глобальных противоречий в системе «человек – природа – общество» .

4. Основными формами, сложившимися исторически в культуре, выражающими суть и смысл несогласия, явились войны (межгосударственные, религиозные, гражданские, мировые), восстания, социальные революции, политические перевороты .

Ситуацией предельной опасности, угрожающей существованию человечества, стала угроза применения ядерного оружия в ходе Карибского кризиса .

Именно она являет собой высшую форму развития культуры несогласия .

Культура несогласия представляет собой многообразие оформившихся в культуре способов проявления отношений несогласия на индивидуальном и надындивидуальном уровнях (вплоть до глобального), в которых оно составляет суть. В человеческом мире отношения несогласия, выражающие взаимное неприятие сторон, становятся источником не просто существования порознь, а противопоставления, борьбы, конфликтов (вплоть до военных). Культура несогласия связана с воспроизводством устойчивых типов отношений, основанных на взаимной неуступчивости, бескомпромиссности, интолерантности. Они не позволяют вести конструктивный диалог, тем самым затрудняют или исключают возможность мирного сосуществования на межличностном, общественном и глобальном уровнях .

Культура несогласия как осознанно, целенаправленно закрепляемое несогласие акцентирует различия, неравенство, которые дают повод для давления, насилия, господства. Институциональными формами культуры несогласия выступают различные объединения, организации, учреждения, разрабатывающие инструменты, средства, способы ведения войны, нарушения и разрушения оптимального порядка .

Культура несогласия представляет собой способ дезорганизации человеческого со-бытия путем насильственного разъединения и разделения людей, народов, стран, их отчуждения друг от друга и обособления, в результате чего происходит утрата общего, разрушение единства и целостности, их уничтожение и гибель. Поэтому культура несогласия деструктивна .

5. В контексте философии культуры понятие культура согласия рассматривается с точки зрения сущности (существенных признаков), в нем выделяется общефилософское содержание. Культура согласия представляет собой совокупность систематически воспроизводящихся форм отношений на индивидуальном и надындивидуальном уровнях (вплоть до глобального), основой которых является согласие. В человеческом мире отношения согласия скрепляют различные стороны в совместном существовании, необходимом для выживания и созидания. В основе этих отношений лежит готовность к взаимной уступчивости, к компромиссу, добрая воля к пониманию, взаимотерпимость .

Культура согласия связана с воспроизводством устойчивых типов отношений, в которых закреплены найденные принципы сосуществования: от невмешательства до единства, любви и гармонии. Подобные принципы возникают в ходе живых контактов (встречи, саммиты, конференции и т. п.). Их результаты могут фиксироваться в соглашениях различного содержания и уровня, в содержании документов и материалов, в которых обозначается воля к согласию между различными субъектами (личностями, народами, государствами, культурами и т. д.) в разных сферах человеческой деятельности. Кроме того, культура согласия включает в себя институциональные формы – различные объединения, организации, учреждения, вырабатывающие инструменты, средства, способы достижения согласия .

Культура согласия может быть представлена в двух планах. Она является способом организации человеческого со-бытия с целью обеспечения безопасности, выживания, созидания жизни и устойчивого развития, а также способом персональной идентификации, благодаря которому в ходе единения человека с другими происходит осознание и понимание человеком самого себя, без чего невозможно выстраивание индивидуального «мира человека» и его обогащение. Поэтому культура согласия конструктивна .

6. Процесс воспроизводства культуры согласия крайне сложен. Сцепление трех составляющих (эмоционально-волевая и действенная – условно обозначим их как субъективные, ментальные факторы – и институциональная как объективный фактор) представляет собой уникальный момент. Для воспроизводства культуры согласия в новых условиях необходимо их устойчивое равно значимое проявление. Однако в современном мире процесс их развития не происходит прямолинейно, без проблем, он не гарантирован от попятных движений, серьзных рецидивов культуры несогласия. Закрепившееся на ментальном уровне недоверие, сложившиеся традиции, настроения, предрассудки, стереотипы понимания друг друга затрудняют объединение усилий, необходимое для разрешения противоречий на всех уровнях человеческого бытия, от индивидуального уровня до глобального. Осознание взаимозависимости, добрая воля к пониманию, настроенность на мирное сосуществование способствует, в частности, образованию и развитию деятельности разного рода международных объединений, организаций, макроструктур (ЕАЭС, ШОС, БРИКС и др.). Однако их интегральный потенциал может оказываться недостаточным в конкретных ситуациях. Требуется обновление институтов, созданных с целью обеспечения безопасности в мире (ООН, ОБСЕ, ОДКБ), и приведение норм международного права в соответствие с изменяющейся социокультурной ситуацией .

Воспроизводству культуры согласия на индивидуальном уровне мешает неосознанность человеком необходимости и его неумение ограничить себя, руководствоваться чувством меры, согласовать материальное и духовное в собственной жизни, потребности и ценности, целостно воспринимать мир, используя для этого, в том числе, возможности электронной техники и технологий; отсутствие интегрального мировоззрения, ослабление ответственного отношения к себе и к тому, что происходит в действительности, с точки зрения приоритета целого, общего, совместного над частным, единичным, отдельным .

Теоретическая и практическая значимость работы .

В диссертационном исследовании разработана концепция культуры согласия в е сущности, истоках (предпосылках), начале и воспроизводстве .

Концептуальная разработка культуры согласия является крайне необходимой на теоретическом уровне и значимой в современной социокультурной практике .

Предложенный в диссертационном исследовании вариант философского осмысления сущности, становления и воспроизводства культуры согласия позволяет выявлять и накапливать интеграционный потенциал, необходимый в контексте глобализации, расширения и углубления процесса конвергенции, осуществляющегося в ходе нее .

Исследование культуры согласия в человеческом бытии может быть продолжено в дальнейшем. Предложенные автором определения понятий культуры согласия и культуры несогласия могут обогащаться новыми смыслами, содержание же этих понятий может углубляться и расширяться. Одним из направлений исследований может стать изучение воспроизводства культуры согласия в новых, изменяющихся условиях человеческого бытия на всех его уровнях (индивидуальном, надындивидуальном, глобальном) .

Важным является и вопрос конкретного практического применения некоторых выводов диссертации в реальной жизни, в реальном сосуществовании людей на планете Земля .

Практическая значимость работы состоит в том, что ее результаты, доведенные до уровня практических рекомендаций, могут быть использованы для предотвращения опасности Третьей мировой войны, а также в опыте преодоления конфронтаций, конфликтов, разногласий, имеющих место в человеческом мире на всех уровнях его бытия – индивидуальном, надындивидуальном и глобальном. Культивирование ценностей и приоритета согласия служит не только поддержанию мира, но его установлению и укреплению. Инструменты, которые содержит в себе культура согласия, способствуют решению глобальных проблем современности, выходу из системного кризиса. Воспроизводство всех элементов культуры согласия обеспечивает сохранение жизни и здоровья людей, взаимное уважение разумных интересов и, в конечном счете, благополучие и процветание .

Результаты исследования можно применить при разработке программ культурной политики. Культура согласия выступает инновацией, которую следует рассматривать в качестве стратегии в культурной политике XXI века, кроме того, она может служить ориентиром культурной политики нашего государства .

Теоретические положения диссертации могут быть использованы в практике преподавания курсов философии, истории философии, культурологии, социологии, конфликтологии, политологии в высшей школе, а также для разработки спецкурсов по проблематике философии культуры, философии истории, социальной философии .

Достоверность результатов диссертации подтверждается обоснованной постановкой проблемы, определением предмета, позволяющим выделить качественные характеристики объекта; формулировкой цели и задач, на основе чего предложена концепция культуры согласия в аспектах ее сущности, становления и воспроизводства; корректным использованием категориального аппарата философии, методов философии и науки; совокупностью проанализированной научной и философской литературы, а также политических документов .

Апробация работы. Основные положения диссертации и полученные результаты обсуждались на теоретических семинарах кафедры философии Челябинского государственного университета и кафедры философских наук Челябинской государственной академии культуры и искусств, а также на семинаре-практикуме аспирантов, докторантов и соискателей Регионального института философских и культурологических исследований Челябинской государственной академии культуры и искусств. Автором инициирован и проведен круглый стол, посвященный Всемирному дню философии «Человек и общество в противоречиях современного мира. Проблема культуры согласия» (Челябинск, 20.11.2014) .

Отдельные фрагменты и идеи исследования изложены на XXIII Всемирном философском конгрессе (Греция, 2013), обсуждались на:

- Четвертом (Москва, 2005), Пятом (Новосибирск, 2009) и Шестом (Нижний Новгород, 2012) Российских философских конгрессах;

- международных научно-творческих форумах «Молодежь в науке и культуре XXI века» (Челябинск, 2009-2011);

- научно-теоретической конференции «Мировоззренческие основания культуры современной России» (Магнитогорск, 2010);

- научно-практических конференциях международного уровня «Социально-экономическое развитие России в посткризисный период: национальные, региональные и корпоративные аспекты» (Челябинск, 2010), «Язык и культура»

(Челябинск, 2010-2012), «Первые Лазаревские чтения: «Лики традиционной культуры»» (Челябинск, 2011), «Социально-экономические, гуманитарные и политические тренды глобализации» (Челябинск, 2013), «Социокультурные факторы национальной безопасности России» (Москва, 2015);

- научно-практических конференциях всероссийского уровня «Первые Лойфмановские чтения: Аксиология научного познания» (Екатеринбург, 2005), «Поликультурное воспитание молодежи в системе общего и профессионального образования» (Уфа, 2007), «Информационно-коммуникационные технологии в системе культурно-цивилизационных преобразований» (Челябинск, 2010), «Смыслы, ценности, нормы в бытии человека, общества, государства» (Челябинск, 2011) .

Материалы диссертационного исследования использовались автором при чтении лекций по философии и философии культуры для студентов Челябинской государственной академии культуры и искусств (2009-2015) .

Общее число публикаций по теме диссертационной работы составило 65 общим объемом около 48 п. л., в том числе 2 монографии, 2 учебных пособия (имеющих гриф УМО) и 16 статей в журналах, включенных в реестр ВАК МОиН РФ .

Структура и объем диссертационной работы. Структура диссертационной работы определена поставленными задачами: состоит из введения, трех разделов, каждый из которых включает в себя по две главы, заключения и списка литературы. Общий объем работы составляет 383 стр. Список литературы включает 370 названий, в том числе 45 на иностранных языках .

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, указывается его объект и предмет, определяются степень разработанности проблемы, формулируются цель и задачи исследования, обозначаются его методологическая и теоретическая основы, характеризуется научная новизна, излагаются основные положения, выносимые на защиту, показывается практическая значимость исследования .

Содержание каждого раздела диссертации посвящено последовательному решению одной из задач исследования .

В разделе 1. «Философско-методологические основания исследования культуры согласия» раскрывается содержание понятий «культура согласия» и «культура несогласия», излагаются философско-методологические основания исследования становления и воспроизводства культуры согласия .

В главе 1.1 .

«Согласие как предмет философского исследования и интенция к возникновению культуры согласия: феномен, проблема, идея и принцип» отношения согласия рассматриваются на двух уровнях – феноменальном и теоретическом. Отношения согласия в человеческом мире существуют как необходимость разрешения противоречий, преодоления конфликтов и разногласий .

Появлению проблемы согласия в ее современном виде предшествовал ряд родственных ей проблем. Как один из способов взаимодействия в человеческом мире согласие представляет собой проблему, которая была обозначена еще в Античности Сократом в споре с софистами. Если последние акцентировали разнообразие мнений, то Сократ был убежден в необходимости движения к общему понятию, обеспечивающему взаимопонимание. Проблема согласия у Сократа исследовалась одновременно как гносеологическая и аксиологическая .

Для преодоления противоречий в мышлении Сократ и Платон использовали идеалистическую диалектику. Платон вышел на идею Блага как источник гармонии. Аристотель посредством диалектики увидел общий принцип существования разнообразных вещей .

Исследование проблемы согласия, единства в онтологическом аспекте продолжается на пороге Возрождения в пантеистическом учении Н. Кузанского, в котором речь идет о совпадении противоположностей (мира и Бога). В Новое время проблема единства раскрывается через проблему субстанции .

Р. Декарт полагал согласованность двух независимых субстанций благодаря Богу. Б. Спиноза отождествлял Бога с природой. Богом предустановлена гармония множества субстанций у Г. Лейбница .

Проблема единства рассматривается в учении об абсолютной идее Гегеля .

Движение к Духу, единству происходит через взаимодействие противоположностей. В диалектическом методе Гегеля содержится закон единства и борьбы противоположностей, который получил дальнейшее развитие в диалектическом материализме К. Маркса и негативной диалектике Т. Адорно. Оба философа исследовали проблему единства в социальном аспекте. Они анализировали социальные противоречия, способом разрешения которых считали социальную революцию .

Установление социального единства насильственным путем отвергали философы-позитивисты. Они предлагали не борьбу, а мирный путь, основанный на солидарности классов, предполагающей органическое единство, связь между ними при условии разделения труда (О. Конт, Э. Дюркгейм), на их сотрудничестве в форме корпораций (Л. фон Штейн, Л. Дюги). Русские мыслители трактовали солидарность как взаимоподдержку (П. Л. Лавров), взаимопомощь (П. А. Кропоткин), кооперацию (Н. К. Михайловский, Л. И. Мечников) .

Суть солидарности Л. Фейербах видел в любви, воспринимая христианство как ее выражение. На идеи о любви и братстве опирались идеологи социального партнерства, предлагая установление отношения равенства между всеми классами в обществе путем введения общего права, организации труда, распределения богатств (Л. Блан), объединения в артели (П. Прудон), учреждения производительных ассоциаций (Ф. Лассаль) .

Следует отметить, что в контексте учений о социальной солидарности и социальном партнерстве согласие выступает в качестве идеи. Идея согласия ориентирована на разрешение противоречий и выступает средством их преодоления в человеческом мире. Идея согласия позволяет сказать, что согласие выделяется как форма отношения, без которой невозможно образование общества и бесконфликтного существования в нем. Отношение согласия, проявляющееся в солидарности, взаимопомощи, взаимоподдержке, братстве между людьми, обеспечивает им выживание. Сотрудничество, партнерство, кооперация исключают механическую связь. Преобразования, совершенные совместными усилиями, т. е. без применения по отношению друг к другу насилия, более эффективны. Они позволяют достичь гармонической целостности и оптимального порядка в обществе .

В основе социальной жизни необходим принцип согласия, без него невозможно общежитие, мирное сосуществование. Принцип согласия есть руководство действовать согласованно, вместе, сообща, что предполагает доверительные отношения, характеризующиеся взаимопониманием, взаимной доброжелательностью и даже дружбой. Принцип согласия соотносится с принципами братства и соборности – единения на духовной основе .

Духовное единение невозможно вне диалога – взаимного общения, в ходе которого при помощи вопросов возможен выход к общему, совместно разделяемому ответу, причем не только на рациональной основе, но и на основе веры. В процессе диалога осуществляется поиск общего языка, что ведет пусть к предварительному, но все-таки сближению сторон, преодолевает абсолютную разобщенность, и даже может породить доверие .

Диалог способен вовлекать другого и изменять самого себя, что требует настроенности друг на друга и доброй воли к пониманию. В диалоге происходит отступление к самому себе, самособирание, освобождение места для другого и возвышение над самим собой, а значит выход за свои пределы и попадание в то другое, без которого невозможно созидание целого .

Диалог нуждается в толерантности, которая направляет на поиски сходства в результате осознания пределов различий. Толерантность позволяет сохранить те границы, которые обеспечивают целостность взаимодействующих субъектов (людей, стран, культур). Содержанием принципа толерантности является ненасилие, т. е. взаимные уступки и взаимоограничения. Именно они позволяют преодолеть конфликты, борьбу, войну и прийти к миру. Толерантные отношения способствуют движению к согласию, которое является основой для различных объединений на добровольных началах: союзов, ассоциаций, альянсов и пр., что приводит к закреплению этой основы в текстах соглашений, договоров, деклараций и т. д .

Суть согласия заключается в совместности, т. е. существовании вместе, одновременном существовании всего различного, нетождественного друг другу. Согласие возможно только при наличии голоса у каждого, оно означает совмещение, сопряжение, соединение голосов и совсем не обязательно слияние их в один единственный голос. Сосуществование в человеческом мире может быть мирным, терпимым друг к другу или конфликтным, враждебным. Бесконфликтное сосуществование является взаимно необходимым для целого, его сохранения и воспроизводства. Установление согласия требует работы человеческой мысли. Отсюда, согласие является культурно-опосредованной формой отношения .

Согласие предполагает самосогласие, которое несет в себе потенциал собранности, сосредоточенности и концентрации, благодаря чему возможно восхождение к Духу как миру свободы, т. е. миру культуры. Поиск согласия, его достижение и закрепление в любых сферах человеческого бытия, воспринимаемых в целом как культура, позволяет вести речь о культуре согласия .

В главе 1. 2 .

«Сущность культуры согласия, ее становление и развитие: философско-методологические основания исследования» соотносятся содержания понятий «культура согласия» и «культура несогласия», выделяются и осмысляются методологические основания исследования культуры согласия, которые позволяют выявить ее генезис .

«Культура согласия» представляет собой сложное понятие. В его содержание входят формы отношений, основанные на согласии, документальные и институциональные формы, закрепляющие подобные отношения, а также способы и средства организации человеческого со-бытия .

«Культура согласия», прежде всего, означает совокупность типов отношений, скрепляющих в органичное единство вс многообразие сторон, на основе чего образуется устойчивая целостность на всех уровнях человеческого бытия (от индивидуального до глобального). Отношения взаимоуважения, дружественные, доверительные отношения между разными субъектами проявляются в расположенности друг к другу, в восприятии другого как иного, близкого, родного, но не враждебного. Подобные отношения реализуются в солидарности, взаимопомощи, взаимной поддержке, взаимном приятии. В межличностном общении они предполагают доброжелательность, бескорыстную любовь, заботу друг о друге. Заложенные в основе этих отношений готовность к взаимной уступчивости, взаимной терпимости, воля к компромиссу позволяют, также мирно сосуществовать гражданам разных наций, странам, что возможно на взаимоблизких основаниях, взаимодопустимых и взаимоудовлетворяющих отношениях .

Способом организации такого со-бытия, единства является диалог, который выводит на взаимопонимание. Средства для достижения последнего носят мировоззренческо-аксиологический характер, они предполагают отказ от превосходства участников друг над другом, установку на равное принятие другого, взаимные уступки и максиму воли индивидуального и коллективного субъекта, которая может реализоваться в контактах с другими. К технологиям относятся «круглые столы», форумы, конференции, способствующие поиску общего .

Важную роль при этом играют институциональные формы, которые представляют собой объединения, регулирующие, упорядочивающие, контролирующие выполнение установленных обязанностей, правил и норм, закрепленных в документальных формах – договорах, соглашениях, контрактах и т. д .

Культура согласия созидательна в отличие от своей противоположности – культуры несогласия. Совокупность систематически воспроизводящихся типов отношений в последней разделяют и противопоставляют различные взаимодействующие стороны, тем самым разрушают единство на всех уровнях человеческого бытия (от индивидуального до глобального). Взаимное неприятие сторон выражается в недоверии, ненависти, вражде по отношению друг к другу, в восприятии другого как чужого и чуждого. Подобные отношения предполагают недоброжелательность, неуважение, соперничество и конкуренцию. Противоречия составляют суть различных отношений несогласия, выражающихся от нетерпимости до войн. Акцент на различия не способствует сближению, неравенство дает повод давлению, насилию, господству одного над другим, его уничтожение. Взаимное неприятие исключает взаимные уступки, порождает борьбу, конфликты, конфронтации и войны между людьми, нациями, странами и цивилизациями, которые ведут к гибели. Поэтому культура несогласия деструктивна по своему значению .

Культура согласия и культура несогласия как феномены не складываются в истории одномоментно. Этот процесс можно разделить на определенные этапы: становления, начала и воспроизводства. Их осмысление требует, прежде всего, обращения к (самой) категории становления. Содержанием ее является переход от одного качества к другому, который происходит по законам диалектики, разработанным Гегелем. Становление культуры согласия предполагает переход от отношений несогласия к согласию как новому качеству взаимоотношений в человеческом мире, а также завершение культуры несогласия и начало культуры согласия .

Для осмысления становления культуры согласия представляется эффективным опыт В. И. Плотникова, который использовал идею Гегеля об условиях и предпосылках. Становление культуры согласия начинается с общих предпосылок. Они образуют исторические тенденции, в качестве которых применительно к настоящему исследованию выступают элементы, актуализирующие отношения согласия. В тот момент, когда общие предпосылки (тенденции) становятся настолько зрелыми, уместно ожидать возникновения начала культуры согласия как таковой, как уникального феномена самой практической жизни людей. Известно, что начало и есть само сцепление непосредственных предпосылок. Начало культуры согласия и есть сцепление е непосредственных предпосылок. Возникновение начала означает переход к развитию, к воспроизводству возникшей культуры согласия. С этой поры она становится целостным феноменом, превращая свою среду в условия своего воспроизводства. Культура согласия выражается в стремлении преодолеть отношения несогласия и разрешить возникающие в человеческом мире противоречия мирным путем, путем согласования интересов, целей, ценностей и т. п. на основе приоритета человеческой жизни и необходимости выживания всего человечества, а также закрепления достигнутого согласия в соглашениях на институциональном уровне (посредством соответствующих организаций). Все необходимые признаки культуры согласия сосредоточены в элементарной форме, ее воспроизведение возможно при определенных условиях – сопутствующих исторических обстоятельствах. Определить эти условия позволяет идея М. Хайдеггера о том, что в опасности, достигшей предела, скрывается спасительное, позволяет рассматривать культуру согласия в качестве этого спасительного. Отношения несогласия, проявляющиеся в разного рода противоречиях, конфликтах, вплоть до военных, которые в своем количественном накоплении доходят до критического предела, представляются крайне опасными, поскольку угрожают существованию всего человечества. Осознание опасностей и угроз, несущих разрушение и гибель, позволяет осуществить сознательный переход к новым взаимоотношениям, выражающим согласие. Рождение культуры согласия происходит из своей противоположности – культуры несогласия .

Для промысливания того, как возникает культура согласия использовались элементы синергетической методологии. Синергия приводит к кооперативному эффекту, который обеспечивает переход от неустойчивого, неравновесного состояния системы к устойчивому, стабильному. Неустойчивость в человеческом мире сопряжена с отношениями несогласия, способствующими возникновению противоречий, которые требуют разрешения. Важную роль при этом играют отношения взаимной зависимости сторон, их готовность действовать вместе, согласованно, сообща. Синергетика позволяет показать интегративную суть начала культуры согласия .

Методологическим основанием для осмысления этапов начала и воспроизводства культуры согласия выступают идеи о диалоге М. Бубера, М. М. Бахтина, С. Л. Франка, Н. А. Бердяева, К. Ясперса, Ю. Хабермаса и др. Воспроизводство культуры согласия не гарантировано никаким природным законом в человеческом мире, поскольку представляет собой плод деятельного усилия .

Воспроизводство культуры согласия возможно только посредством диалога, который, с точки зрения М. Бубера и М. М. Бахтина, предполагает отношения взаимности сторон, благодаря чему каждый из участвующих воспринимается как партнер, т. е. равный. В диалектику отношений Я – Ты Л. С. Франк включает Мы. Важную роль при этом играет приобщение (Н. А. Бердяев), которое способно выводить человека на уровень целостности и гармоничности. По мнению К. Ясперса и Ю. Хабермаса, в диалоге происходит процесс согласования и движения к общему смыслу, без которого невозможно взаимопонимание .

Именно смысловая связь создает устойчивое единство .

Особое значение для осмысления процесса воспроизводства культуры согласия имеет идея И. А. Ильина о внутренней, духовной цельности человека. В человеческом мире любая целостность (внешняя и внутренняя) требует организации. Воспроизводство, обновление культуры согласия не происходит само по себе. Для того чтобы отношения согласия воспроизводились, необходимо их культивировать. Важным при этом является воспитание человека в духе таких отношений, и даже обучение их выстраиванию .

Продуктивным для раскрытия значения периода воспроизводства культуры согласия представляется интегральная концепция П. А. Сорокина. Воспроизводство отношений согласия предполагает саму культуру как организующее начало. С точки зрения П. А. Сорокина, в культуре заложен принцип смысловой взаимосвязи всех ее составляющих. Кроме того, П. А. Сорокин выделяет в ней две противоположные смысловые формы – «чувственную» и «идеациональную», согласование которых порождает особый, «идеалистический» тип культуры, интегральный по своей сути. Вхождение в этот тип культуры есть воспроизводство культуры согласия, обеспечивающее устойчивость человеческого бытия и со-бытия .

Осмысление философско-методологических оснований исследования культуры согласия позволяет выделить общие предпосылки культуры согласия .

В разделе 2 «Общие предпосылки культуры согласия как тенденции е развития» исследуются предпосылки культуры согласия в общественноисторических условиях решающего преобладания форм культуры несогласия .

В главе 2. 1 .

«Общие предпосылки культуры согласия, их сочетание в контексте истории культуры (период до Нового времени)» выделяются и анализируются общие предпосылки (тенденции), которые стали складываться в период с древности до Нового времени на индивидуальном и общественном уровнях человеческого бытия. Их сцепление в дальнейшем в непосредственные предпосылки послужило началом культуры согласия. Общие предпосылки представлены отношениями несогласия. В древности люди вынуждены были бороться, прежде всего, с природными стихиями и противостоять внешним опасностям, однако в ходе дальнейшего развития истории источником борьбы стало социальное неравенство, которое способствовало духовному разложению и общества, и человека, приводило к неустойчивости его существования (самого человека) .

Социальное неравенство означало разделение людей на группы, различающиеся правами и обязанностями, взглядами и убеждениями, интересами и целями, верованиями и знаниями и т. д. Подобное неравенство способствовало отчуждению и разобщению людей, а также столкновению разных социальных групп, которое приводило их к гибели .

Социальные противоречия исторически возникали в форме многочисленных социальных конфликтов, многолетних войн в странах Востока и Запада .

Этническая неоднородность, предметное разнообразие в культуре и имущественная дифференциация на Востоке в древности выступили причинами социальной напряженности. В Древней Индии социальное неравенство закреплял варно-кастовый строй. Групповое обособление, отчуждение, разобщенность способствовали развитию неустойчивости социального целого и оказывали негативное влияние на внутреннюю целостность человека. В условиях неустойчивости внешнего мира в результате господства отношений несогласия возникла необходимость в отношениях согласия. Важную роль в установлении последних сыграл буддизм, в котором был предложен срединный путь, предполагающий умеренность, сосредоточение на внутреннем мире и достижение нирваны – полноты бытия, согласия с самим собой и гармонии с внешним миром .

В истории Древнего Китая существовал периоды ожесточенной борьбы, бесконечных войн правителей. Поэтому актуальной стала идея политического и культурного единства страны. Поиск средств регулирования общественных отношений и поддержания социального порядка осуществлялся в учениях Конфуция, Мо-цзы и Лао-цзы .

Главная идея конфуцианства – идея социальной гармонии, которая содержится в учении о благородном муже и раскрывается, прежде всего, с помощью понятия жэнь (человеколюбие) и принципа ли (следование общественным нормам и правилам, базирующимся на уважении и почитании старших младшими). Для достижения гармонического порядка в обществе моизм предлагает принцип всеобщей, взаимной, равно объединяющей всех людей любви. Даосизм связывает гармонию между людьми с их отношением к природе. Существенная роль в нем отводится принципу у-вэй, следование которому согласует человека с естественным миропорядком. Путь достижения единства человека с миром и обретения им целостности обозначается понятием Дао .

Вышеназванные древневосточные учения (буддизм, конфуцианство, моизм, даосизм) выражают идею нерасторжимого единства человеческого мира со всем миром, невозможности целостного существования человека и полноты его бытия без соотнесения с природным и космическим порядком, а также без следования таким нравственным нормам, как любовь к ближнему, человеколюбие и братство .

Подобная идея развивалась в древнегреческой мысли. Она возникла в результате нарастания социальной напряженности и обострения социальных противоречий в связи с внедрением рабства в полисной организации. Отношения несогласия проявились, прежде всего, в кризисе полисного устройства, главными причинами которого стали социальное неравенство и социальная несправедливость. Необходимость справедливости как нормы общежития, которая обеспечивает гармонический порядок в обществе, фиксируется в идеальном государстве Платона. Установление справедливости предполагает всеобщий труд, воспитание в духе добродетелей, без которых невозможно согласие с самим собой и согласование индивидуальных интересов во имя общего блага. Однако пренебрежение общественными нормами в реальной жизни полиса способствовало его разрушению, что вызвало потребность в сохранении внутренней целостности человека. Основу единства человека с самим собой философы эллинистического периода видели в здравом уме, благоразумии и стойкости, невозмутимости духа .

Духовное начало в человеке стало укрепляться в эпоху Средневековья .

Вере в языческих богов была противопоставлена вера в единого Бога – Иисуса Христа. Христианская вера направила человека к единению с божественным духом. Бог, будучи триединством и целостной сущностью, воплощал в себе идею гармонии. Единство с Богом порождало ощущение внутренней и внешней целостности. Поэтому любовь к порядку мироздания, возникшая в Античности, сменилась в Средневековье любовью к Богу .

Однако нетерпимость христианской церкви к иноверцам повлекла за собой крестовые походы и религиозные войны. Отношения несогласия проявились не только в борьбе христиан против язычников. Они возникли также между верующими во Христа, что привело к расколу христианской церкви на Западную и Восточную и поставило вопрос о соотношении веры и разума. От его решения зависел путь человека к Богу, который в качестве собственного опыта А. Августин изложил в форме исповеди. Целью человеческой истории он полагал движение людей к граду Божьему как новому обществу, основанному на нравственных принципах христианства (милосердие, любовь, сострадание) и естественных законах в человеке – творить добро, содействовать общему благу, заботиться о сохранении мира и справедливости в обществе .

Однако социальное неравенство, а также разделение мира на божественный, духовный и земной, материальный, с акцентом на первый, способствовало разрушению целостности человека и подготовило почву для развития отношений несогласия в эпоху Возрождения. Последние в ней проявились в критике религиозных догм, а также в протесте против католической церкви и ее реформирования. Они пошатнули и изменили представления человека о мире и его месте в нем, а также возродили античный идеал гармонии. Пантеистическое учение Н. Кузанского показало и доказало присутствие Бога во всм, в том числе и в человеке. Отсюда человек признавался творческим существом, способным творить гармонию на основе дарованного богом разума .

Идеолог протестантизма М. Лютер в борьбе за освобождение от господства церкви полагался на способность человека к разумному самоограничению и добросовестному труду, тем самым предложил новые ценности, которые сыграли важную роль в развитии культуры Нового времени .

В главе 2.2 .

«Особенности общих предпосылок культуры согласия в эпоху формирования мирового рынка и преддверия мировых войн» выделяются и анализируются общие предпосылки (тенденции), которые продолжали складываться в эпоху Нового времени на индивидуальном и общественном уровнях человеческого бытия .

В Новое время борьба зарождающейся буржуазии и народных масс против феодализма приняла форму революций, в которых проявились отношения несогласия. Буржуазными революциями были охвачены Нидерланды, Англия и Франция. Важными достижениями Французской революции стали Декларация прав человека и гражданина, которая закрепила равенство в естественных правах людей, а также уступки монархии и создание Учредительного собрания .

В борьбу против феодального гнета, бесправия и невежества народных масс вступили также просветители. Они противопоставили церковнофеодальным порядкам теории общественного договора, полагая на их основе создать такое государство, которое обеспечит всем своим гражданам отношения взаимного согласия, мир и безопасность путем защиты их естественных прав. Теоретики общественного договора выделяли разные истоки социальных конфликтов: эгоистическую природу человека (Т. Гоббс), отсутствие государственной власти, сопряженной с личной ответственностью человека (Дж. Локк), возникновение и развитие частной собственности, порождающей несправедливое общественное устройство (Ж.-Ж. Руссо). Однако все они были согласны в том, что все люди имеют от природы способность мыслить и на этой основе договариваться друг с другом, устанавливать разумные законы .

В действительности, сохраняющееся социальное неравенство в условиях зарождения капитализма и развития буржуазной цивилизации, породило новые социальные и нравственные конфликты. Их отразил ряд направлений искусства, которые для разрешения противоречий между общественным и личным в человеческой жизни обратились к природе человека, акцентируя разум (классицизм, реализм) или противопоставляя ему чувства (сенсуализм) .

Раздвоенность, противоречивость самого человека утверждается в романтизме. Герой-романтик, будучи не согласным с действительностью, противопоставляет ей идеал, что еще больше углубляет разлад в самом человеке. Однако возможность согласовать противоположные миры (природный, материальный и духовный, идеальный), собрать их в единство находит Ф. Шеллинг. В его философии тождества единство возводится в принцип, а между реальным и идеальным утверждается предустановленная гармония. Предназначение искусства философ видит в том, чтобы вырабатывать идеал, который позволяет согласовать противоречия в реальном мире .

Принцип единства разрабатывается и в русской философии в ответ на проблему самоопределения России в н. XIX века. Несмотря на различия во взглядах, западники и славянофилы были едины в отрицании насильственного способа преобразования России. Западники предлагали мирный путь для развития страны, опираясь на внешнее единство России с Западом, а славянофилы – на внутреннее единство и соборность .

Идея и принцип единства всего представлены в философии В. С. Соловьева. Он ведет речь о единстве человечества и его пути к миру. Основанием единства, солидарности всех людей является общее происхождение – природное, которое должно быть дополнено духовным, нравственным единством .

Средством установления последнего служит Вселенская церковь, объединяющая все церкви и конфессии .

Ключевая роль в создании Вселенской церкви отводится России, которая представляет собой связующую силу, способную синтезировать, согласовать различия культурных начал Запада и Востока и потому быть свободной от односторонности. Синтез в ней не усредняет, а обогащает ее, обретая позитивное значение .

Россия в учении В. С. Соловьева выступает источником братского единения народов, необходимого для осуществления общего дела, проект которого создает Н. Ф. Федоров. Дух единства обретается через общее дело. Оно состоит в том, чтобы восстановить единство рода человеческого (землян), утраченное из-за вражды и разобщенности. Посредством достижений науки и техники Н. Ф. Федоров предлагает преобразовать разрушительные природные стихии в силы, созидающие жизнь, тем самым обрести единство с природой в ее космическом масштабе .

Следует отметить, что В. С. Соловьев и Н. Ф. Федоров выходят за рамки исследования локальных противоречий к мировому их уровню. Оба философа ведут речь о крайнем выражении отношений несогласия – войнах и рассматривают вопрос о пути к миру как итогу любой войны. Путь к миру и его прочность В. С. Соловьев связывает с духовным объединением человечества на основе Вселенской церкви, а Н. Ф. Федоров предлагает проект общего дела с целью осознания родства и восстановления братских отношений между всеми людьми .

Философия всеединства В. С. Соловьева и философия общего дела Н. Ф. Федорова пронизаны заботой о собранном в целостность человеке и человечестве. Созидание человеческого мира требует осознания жизни как начала единства всех людей на Земле. Действия в соответствии с этим знанием способны привести к всеобщему миру, к миру во всм, т. е. всемирности .

Однако, на протяжении всей человеческой истории, начиная с древности, происходили войны, которые закрепляли отношения несогласия. Все войны представали условиями наступления мира, их можно рассматривать, как попытки переделать мир, чтобы установить новый порядок. Но избранные для него средства, основания не были так крепки, чтобы они могли обессмыслить войну в принципе, поэтому способствовали ее воспроизводству .

К началу XX в. средством и основанием мира стала материальная культура. Появление мирового хозяйства, всемирной системы производства, всемирного рынка укрепляло идею об общем историческом пути, т. е. представление об истории как едином всемирном процессе. Однако разрушение нравственных ценностей, дух корысти и насилия, подавивший естественную солидарность, привели к двум мировым войнам .

Две мировые войны в начале XX в. явились периодом воспроизводства культуры несогласия, начало которой возникло в ситуации насильственного завоевания мира при создании Римской империи. Стремление собрать мир, объединить разные народы, культуры, экономики на основе распространения господства, навязывания своей воли и подавления чужой не обеспечили устойчивой целостности .

Именно тогда выделились признаки культуры несогласия:

- развязывание, организация войны для удовлетворения эгоистических, собственнических интересов, узкопрагматических, своекорыстных целей и утверждения своей воли, не считаясь с волей, интересами, целями других;

- поиск средств для ведения войны и их усовершенствование;

- стремление установить собственное превосходство и полное господство с применением насилия, тотальный контроль над всем миром и управление им .

Выделение общих предпосылок (тенденций) культуры согласия позволяет рассмотреть их переход в непосредственные предпосылки, в сцеплении которых возникает начало культуры согласия .

В разделе 3 «Начало культуры согласия как уникальное сцепление непосредственных предпосылок и конкретно-исторические формы е воспроизводства» в конкретно-историческом материале выявляется предположительное начало культуры согласия как матрицы и выявляется механизм действия конституирующей культуры согласия по сохранению и закреплению в человеческой истории, в человеческом мире неразрушительных форм жизнедеятельности людей .

В главе 3.1 .

«Начало культуры согласия как уникальное сцепление е непосредственных предпосылок» дается детальный анализ уникального события – начала культуры согласия, показано как сцепление общих предпосылок в непосредственные предпосылки стало моментом начала культуры согласия и достижением предела культуры несогласия, а также как дальнейшие проявления отношений несогласия способствовали закреплению культуры согласия, ее воспроизводству .

Началом культуры согласия можно считать ситуацию Карибского кризиса (1962 г.) – взрывоопасную обстановку, поставившую мир на грань Третьей мировой войны – ядерной, угрожавшую выживанию всего человечества .

Появлению культуры согласия предшествовало изобретение в США атомного оружия и его испытание по решению американского президента Г. Трумэна в августе 1945 года при бомбардировке двух японских городов – Хиросимы и Нагасаки. Оно явилось демонстрацией всему миру превосходства Америки в военной силе. Последовавшая за этим милитаризация проводилась с целью активизации борьбы за расширение зон своего влияния двух моделей общества – капиталистической и социалистической. Различия в их политических идеологиях явились основой для осознанного противостояния друг другу, которое в выступлении английского премьер-министра У. Черчилля получило название «холодной войны». Последняя стала началом культуры несогласия, признаки которой проявились в неуступчивости друг другу, бескомпромиссности в решении политических вопросов, сознательной эскалации напряжения в мире с целью установления в нем господства, а также приоритет лишь собственных интересов и игнорирование интересов других .

Холодная война представляет собой соперничество двух крупнейших мировых держав (США и СССР) за мировое лидерство, которое стоило миру огромного напряжения сил и гигантских материальных и людских потерь. Период холодной войны явился периодом поляризации мира, в который сформировались два противостоящих в Европе военных блока – западный (НАТО, 1949 г.) и восточный (ОВД, 1955 г.) .

Кульминацией холодной войны стал Карибский кризис. В нем, как наиболее остром конфликте, культура несогласия получила свое логическое завершение. Опасность достигла предела, поскольку под угрозой оказалось выживание всего человеческого рода. Невозможность выжить даже одному человеку обессмыслило противостояние. Отсюда основы культуры несогласия были подорваны, что способствовало проявлению начала культуры согласия. Конструктивная культурная форма разрешения Карибского кризиса была найдена лидерами СССР и США. Осознание непоправимых, катастрофических последствий для всего человечества, к которым мог привести Карибский кризис, заставило американского президента Дж. Кеннеди и советского руководителя Н. С. Хрущева пойти на диалог. В ходе него они отказались от военного пути разрешения конфликта и, оказав доверие друг к другу, совершили взаимные уступки, что позволило им договориться и найти общее решение, принять совместные, согласованные меры, налагающие на обе страны и их лидеров ответственность за сохранение мира для всего человечества, имеющей значимость, ценность для всей планеты. Закрепление этого решения было осуществлено при посредстве Организации Объединенных Наций в тексте Договора о запрещении ядерных испытаний в трех сферах – водной, воздушной и земной (1963 г.), а также ряда договоров, которые позволили начать осуществлять сотрудничество и партнерство между двумя сверхдержавами .

Именно с ситуации Карибского кризиса отдельные проявления воли к согласию, которые ситуативно возникали в истории человечества и ранее, перешли в новое качество – осознанную необходимость и безальтернативность выхода к согласию в условиях конфликтного существования. С этого, как с события, начинается культура согласия. Все меры и согласованные действия, предпринятые для разрешения Карибского кризиса, стали определяющими для возникновения культуры согласия, для того, чтобы сам принцип согласия продемонстрировал в реальной практике свою эффективность, и установка на поиск согласия вошла в практику межгосударственных отношений и закрепилась в ней через совокупность определенных инструментов, средств, технологий .

Опыт начала культурной формы согласия перешел в фазу воспроизводства, в котором сопутствующие исторические обстоятельства становятся условиями воспроизводства начала .

Следует отметить, что попытка двигаться в логике мира, а не войны, отказ от логики борьбы и подчинения силе, мирное сосуществование на основе уважения к независимости других, принцип ненасилия были характерны для Движения неприсоединения .

Принцип ненасилия в качестве средства для решения проблем рассматривается в творчестве представителей трех самобытных культур – Л. Н. Толстого, М. Ганди и Э. Фромма. Все три мыслителя утверждают, что действие без применения силы обеспечивает единство и целостность в человеческом мире на разных его уровнях – личностном, общественном и культурном. Ненасилие предполагает отношения уважения, доверия, заботы, любви, взаимопомощи, сотрудничества и партнерства, которые характеризуют отношения согласия. Их культивирование входит в содержание культуры согласия .

Воспроизводство культуры согласия происходит при условии культивирования ее начала. Оно стало необходимо в условиях кризиса «чувственной культуры», о котором писал П. А. Сорокин. Выход из кризиса, философ рассматривал через культурную конвергенцию, образование интегральной системы ценностей и вхождение на ее основе в гармонический строй жизни .

Значение воспроизводства отношений согласия между всеми странами возрастает в условиях обострения глобальных проблем, связанных с человеческой деятельностью. Причины их исследует международная организация Римский клуб, основатель которого А. Печчеи видит корень глобальных противоречий в самом человеке, в его отношениях с природой внешней и внутренней .

Достижение гармоничных отношений требует братской любви, которые составляют содержание культуры согласия .

Культура согласия необходима в условиях осуществления научнотехнического прогресса. Воздействие техники на сферу жизни всей планеты привело к дисгармонии последней. Для восстановления гармонии в масштабах всей планеты В. И. Вернадский предлагает переход к ноосфере. Сфера разума, охватив вс человечество, объединит усилия всех и направит их на достижение коэволюции с универсумом, что предполагает заботу о сохранении и развитии планеты Земля, перед которой каждый человек в ответе .

В главе 3.2 .

«Воспроизводство культуры согласия, его конкретноисторические формы и условия в современную эпоху: проблема устойчивости и попятные движения» осмысляется процесс воспроизводства культуры согласия в контексте существования современного человека и человечества .

Воспроизводство культуры согласия в наши дни происходит параллельно с воспроизводством культуры несогласия. Отношения несогласия проявляют основные противоречия, которые возникают в условиях процесса глобализации, в связи с распространением массовой культуры, созданием компьютерной сети интернет и формированием виртуальной реальности. Отношения несогласия развиваются на всех уровнях человеческого бытия. На глобальном уровне они проявляются в кризисе «чувственной» культуры (П. А. Сорокин), в конфликте между христианской и исламской (мусульманской) цивилизациями, на социальном уровне – в утрате солидарности, разобщении людей и стран, отчуждении их друг от друга, на индивидуальном – в одиночестве человека и кризисе личностной идентичности .

Возрастание технической мощи, господство материально-чувственной стороны в человеческом мире привело к кризису «чувственной» культуры. Духовная основа, на которой фундируется культура, поставлена под угрозу. Кризис культуры в наше время проявляется в усилении массовизации, унификации, стереотипизации, что ослабляет личностное и индивидуальное начала в человеке, его критическое мышление. Кроме того, возникшая в процессе компьютеризации компьютерная рациональность, автоматизирует, схематизирует и алгоритмизирует человеческое мышление и деятельность, порождая противоречия во внутреннем и внешнем мирах. Взаимодействие человека с компьютером, включение человека в компьютерную сеть Интернет деформирует его диалогические отношения. Коммуникация посредством компьютера исключает сочувствие, сопереживание, что способствует отчуждению и одиночеству людей .

Воспроизводство культуры согласия в наши дни необходимо на всех уровнях человеческого бытия. Основой отношений согласия является принцип интегрализма, о котором писал П. А. Сорокин. Опираясь на интегральный синтез, предполагающий смысловую связь, объединение по смыслу, по сути, философ прогнозировал формирование интегральной личности, общества и культуры, разработав теорию конвергенции культур на примере двух стран – России и США. Однако, на современном этапе развития в отношениях между этими странами возобладали разногласия в связи с кризисом на Украине. Сближению может способствовать развитие конструктивного диалога. Именно на его основе после «холодной войны», с 1990-х гг. стали складываться отношения стратегического партнерства и сотрудничества в тех сферах, которые выходят за рамки традиционных – космической, инновационной, технологической и др. Продолжение совместной работы двух держав необходимо по вопросам ядерного оружия и международного терроризма, в освоении космоса и электронной техники .

Распад СССР стал окончанием биполярности и открыл возможности для развития многополярного мира, в рамках которого в связи с глобальными угрозами и вызовами требуется эффективное взаимодействие всех людей, народов, стран, государств .

Для поддержания коллективной безопасности в современном мире существуют Организация Объединенных Наций, Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе, Организация Договора о Коллективной Безопасности .

Важнейшими элементами формирующейся универсальной системы реагирования на угрозы, создаваемые вооруженными конфликтами, образующими «горячие точки» на разных территориях, в том числе на постсоветском пространстве, являются миротворческие группы .

С целью защиты окружающей среды создана международная общественная организация «Green peace». В связи с опасными изменениями климата на нашей планете, необходимостью уменьшить «парниковый эффект» подписан «Киотский протокол» (1997). Для предотвращения пандемий птичьего и свиного гриппа, эпидемии, вызванной вирусом Эбола и т. п., существует Всемирная организация здравоохранения .

Все большее внимание уделяется борьбе с разными видами терроризма (политическим, информационным, религиозным и др.). При решающем вкладе «Группы восьми» действует международная антитеррористическая коалиция, которая заключила конвенцию о борьбе с актами ядерного терроризма. Шанхайская Организация Сотрудничества подписала конвенцию о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом. Сотрудничество в борьбе с международным терроризмом осуществляется в рамках треугольника Россия – Индия – КНР .

Сегодня становится реальной угроза столкновения цивилизаций (христианской и исламской, мусульманской) в связи с ростом этнических и религиозных конфликтов, вызванных культурными различиями. Однако в наше время ни одна цивилизация не может существовать изолированно по объективным причинам. Понимание этого способствовало выдвижению инициативы формирования «Альянса цивилизаций», предполагающей межцивилизационный диалог и партнерство с целью противодействия расколу мира по цивилизационному признаку. Роль России в этом проекте представляется важной, поскольку она является мультикультурной и поликонфессиональной страной .

Россия развивает дружественные отношения со странами ближнего и дальнего зарубежья, чему способствует организация и проведение совместных мероприятий в сфере культуры России с Индией, Китаем, Аргентиной, Парагваем и др. Подобные взаимоотношения направлены на взаимообогащение и укрепление межкультурного единства в современном мультикультурном мире, а также они имеют значение для развития интеграционных структур, в числе которых – ЕАЭС, РИК, БРИКС .

Обеспечение условий для мирного и полноценного существования нынешних и будущих поколений требует от человечества мыслить глобально, целостно в системе «человек – планета» и действовать совместно, согласованно во имя сохранения жизни на Земле, что является смыслом, связующим все народы и разнообразные культуры в контексте современного процесса глобализации и его противоречий .

В заключении подведены итоги исследования, сформулированы основные выводы, заключающие в себе признаки новизны, излагаются перспективы дальнейшего исследования феномена культуры согласия в философском контексте .

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

Статьи в рецензируемых научных изданиях, включенных в реестр

ВАК МОиН РФ:

1. Меняева, М. П. Логико-семантический и философско-культурологический анализ понятия «культура согласия» [Текст] / М. П. Меняева // Вестник Челябинского государственного университета. Серия Философия. Социология .

Культурология. – 2009. – № 33 (171). – С. 126-130 .

2. Меняева, М. П. Перспективы развития согласия в современной культуре [Текст] / М. П. Меняева // Вестник Челябинского государственного университета. Серия Философия. Социология. Культурология. – 2011. – № 30 (245). – С. 91-96 .

3. Меняева, М. П. Согласие: философско-культурологический аспект [Текст] / М. П. Меняева // Вестник Челябинской государственной академии культуры и искусств. –2011. – № 3 (27). – С. 38-40 .

4. Меняева, М. П. Согласие как условие и результат культурной конвергенции // Вестник Бурятского государственного университета. Серия Философия. Социология. Политология. – 2011. – Вып. 14. – С. 163-168 .

5. Меняева, М. П. Идея согласия в контексте философии культуры П. А. Сорокина [Текст] / М. П. Меняева // Известия Саратовского университета. Серия Философия. Психология. Педагогика. Т. 12. – 2012. – № 1. – С. 14-18 .

6. Меняева, М. П. Идея согласия в контексте жизни, судьбы и творчества П. А. Сорокина [Текст] / М. П. Меняева // Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия Философия. Социология. Право. – 2012 .

– № 19. – С. 276-281 .

7. Меняева, М. П. Согласие как фактор национальной безопасности в условиях формирования информационного общества в России [Текст] / М. П. Меняева // Вестник Челябинской государственной академии культуры и искусств. –2012. – № 2 (30). – С. 101-103 .

8. Меняева, М. П. Культура согласия в контексте существования современного человека [Текст] / М. П. Меняева, В. С. Невелева. // Вестник Челябинского государственного университета. Серия Философия. Социология. Культурология .

– 2012. – № 18 (272). – С. 7-11 .

9. Меняева, М. П. Роль согласия в контексте конвергенции [Текст] / М. П. Меняева // Социум и власть. (Челябинск). – 2012. – № 5 (37). – С. 17-21 .

10. Меняева, М. П. Идея согласия в контексте учения о всеединстве В. С. Соловьева [Текст] / М. П. Меняева // Вестник славянских культур. – 2013. – № 4 (т. 30). – С. 5-10 .

11. Меняева, М. П. Принцип согласия в контексте концепции ноосферы В. И, Вернадского [Текст] / М. П. Меняева // Мир науки, культуры, образования. – 2013. – № 5 (42). – С. 422-424 .

12. Апухтина Н. Г., Меняева, М. П. Принцип согласия в философии русских космистов [Текст] / Н. Г. Апухтина, М. П. Меняева // Человек. – 2014. – № 1. – С. 181-184 .

13. Меняева, М. П. Культура согласия – стабилизационный и инновационный потенциал современной культуры [Текст] / М. П. Меняева //Ценности и смыслы. – 2014. – № 5 (33). – С. 125-133 .

14. Меняева, М. П. Принцип согласия в философии «общего дела» Н. Ф. Федорова [Текст] / М. П. Меняева // Знание. Понимание. Умение. – 2014. – № 3. – С. 102-107 .

15. Меняева, М. П. Идея согласия в контексте теорий «общественного договора» Т. Гоббса, Дж. Локка и Ж.-Ж. Руссо [Текст] / М. П. Меняева // Социум и власть. (Челябинск). – 2015. – № 1 (51). – С. 115-120 .

16. Меняева, М. П. Методологические основания исследования культуры согласия [Текст] / М. П. Меняева, А. Б. Невелев // Вестник Челябинского государственного университета. Серия Социология. Философия. Культурология. – 2015 .

– № 9 (364). – С. 9-15 .

Монографии и учебные пособия

17. Меняева, М. П. Социокультурная реальность на рубеже XX–XXI вв. в контексте концепции конвергенции П. А. Сорокина // Монография / ЧГАКИ. – Челябинск, 2004. – С. 152 с .

18. Меняева, М. П. П. А. Сорокин: жизнь, судьба и творчество: Учеб пособие // ЧГАКИ. – Челябинск, 2005. – 108 с .

19. Меняева, М. П. Теория культуры. Философия культуры: Учеб пособие // ЧГАКИ. – Челябинск, 2011. – 187 с .

20. Меняева, М. П. Проблема согласия в философии и культуре // Монография / ЧГАКИ. – Челябинск, 2013. – 256 с .

Статьи в сборниках трудов и тезисы докладов на научно-практических конференциях:

21. Полилог – основа конвергентного взаимодействия культур// Культура – искусство – образование: новые поиски и результаты в теории и практике. Материалы XXV науч.-практ. конф. проф.-преп. состава акад. / Челяб. гос. акад .

культуры и искусств. – Челябинск, 2004. – С. 32-34 .

22. Конвергенция и толерантность в культуре // Молодежь в науке и культуре XXI в. / Материалы третьей науч. конф. молодых ученых, аспирантов и соискателей. 2 ноября 2004 г. / ЧГАКИ. – Челябинск, 2004. – С. 139-141 .

23. Культурная идентичность современной России // Культура – искусство – образование: новое в методологии, теории и практике. Материалы XXVI науч.практ. конф. проф.-преп. состава акад. / Челяб. гос. акад. культуры и искусств. – Челябинск, 2009. – С. 78-84 .

24. Роль конвергенции и толерантности в современных межкультурных взаимодействиях // Философия и будущее цивилизации: тезисы докладов и выступлений Российского философского конгресса (Москва, 24-28 мая 2005 г.): В 5 т .

Т.4. – М.: Современные тетради, 2005. – С. 348 .

25. Идея конвергенции П. А. Сорокина в коммуникативных аспектах XX–XXI веков // Вестник ЧГАКИ, 2005. – № 1 (7). – С. 59-64 .

26. Конвергенция культур в судьбе П. А. Сорокина и современного человечества // Культура – искусство – образование: новые аспекты синтеза теории и практики: материалы XXVII науч.-практ. конф. проф.-преп. состава акад. / ЧГАКИ. – Челябинск, 2006. – С. 90-91 .

27. Характеристика науки как социокультурного феномена в творчестве П. А. Сорокина // Первые Лойфмановские чтения: Аксиология научного познания: материалы Всерос. науч. конф. (Екатеринбург, 10-11 марта 2005 г.) – Екатеринбург: Изд-во Урал. Унта, 2006. – Вып. 3. – С. 41-16 .

28. Принцип любви в учениях Л. А. Фейербаха и П. А. Сорокина // Молодежь в науке и культуре XXI в. / Материалы V Всероссийской науч. конф. молодых ученых, аспирантов и соискателей (2 ноября 2006 г.): Ч I / ЧГАКИ. – Челябинск, 2006. – С. 99-102 .

29. Проблема поликультурности // Поликультурное воспитание молодежи в системе общего и профессионального образования: Материалы Всероссийской науч.-практ. конференции (Уфа, 30-31 октября 2007 г.) – Уфа, 2007. – С. 82-84 .

30. Интегрализм судеб и творчества Н. Я. Данилевского, П. А. Сорокина и Л. Н. Гумилева // Философские чтения 2006-2007 / под ред. В. С. Невелевой, Н. Г. Апухтиной. – ЧГАКИ. – Челябинск, 2008. – С. 4-9 .

31. Идея ненасилия в контексте философии культуры (Л. Н. Толстой, М. Ганди, Э. Фромм) // Вестник ЧГАКИ, 2009. – № 1 (17). – С. 23-30 .

32. Духовное единство: проблематизация вопроса в творчестве веховцев и П. А. Сорокина // Вестник ЧГАКИ, 2010. – № 3 (23). – С. 77-78 .

33. Меняева, М. П. Культура согласия: философско-культурологический анализ // Наука. Философия. Общество. Материалы V Российского философского конгресса В 3-х т. Т. II. – Новосибирск: Параллель, 2009. – С. 309 .

34. Меняева, М. П. Идеи о ненасилии Л. Н. Толстого и Э. Фромма // Молодежь в науке и культуре XXI века. Материалы междунар. науч.-творч. форума. 2-3 ноября 2009 г. / ЧГАКИ. – Челябинск, 2009. – С. 101-104 .

35. Меняева, М. П. Актуальность культуры согласия в современном мире // Социально-экономическое развитие России в посткризисный период: национальные, региональные и корпоративные аспекты. Материалы XXVII междунар. науч.-практ. конф. / Урал. соц.-экон. ин-т АТиСО. – Челябинск, 2010. – Ч. I. – С .

209-213 .

36. Меняева, М. П. Культура согласия в современной России // Социальноэкономическое развитие России в посткризисный период: национальные, региональные и корпоративные аспекты: материалы XXVII междунар. науч.практ. конф. / Урал. соц.-экон. ин-т АТиСО. – Москва: ИД «АТИСО», 2010. – Ч. III. – С. 287-291 .

37. Меняева, М. П. Диалог – основа культуры согласия // Язык и культура: сб .

материалов V междунар. науч.-практ. конф. / ЧГАКИ. – Челябинск, 2010. – С. 84-87 .

38. Меняева, М. П. Культура согласия в контексте российско-американских отношений в начале XXI века // Язык и культура: сб. материалов V междунар. науч.-практ. конф. / ЧГАКИ. – Челябинск, 2010. – С. 88-92 .

39. Меняева, М. П. Культура согласия как стабилизационный фактор развития современной культуры // Информационно-коммуникационные технологии в системе культурно-цивилизационных преобразований: материалы всерос. науч .

конф. (Челябинск, 21 окт. 2010 г.). – Челябинск, 2010. – С. 113-118 .

40. Меняева, М. П. Культура согласия как технологическая форма решения проблем внутривузовского сообщества // Информационно-коммуникационные технологии в системе культурно-цивилизационных преобразований: материалы всерос. науч. конф. (Челябинск, 21 окт. 2010 г.). – Челябинск, 2010. – С. 147Меняева, М. П. Культура согласия в современном мире: постановка проблемы // Молодежь в науке и культуре XXI века: материалы междунар. науч.творч. форума. (Челябинск, 2-3 ноября 2010 г.) / ЧГАКИ. – Челябинск, 2010. – Ч I. – С.147-153 .

42. Меняева, М. П. Культура согласия в контексте взаимодействия общества и личности // Молодежь в науке и культуре XXI века: материалы междунар. науч.-творч. форума. (Челябинск, 2-3 ноября 2010 г.) / ЧГАКИ. – Челябинск, 2010 .

– Ч I. – С.155-159 .

43. Меняева, М. П. Диалектика традиционности и инноваций в культуре согласия // Мировоззренческие основания культуры современной России: сб. материалов Всероссийской науч.-теор. конф. / под ред. Жилиной В. А. – Магнитогорск: ГОУ ВПО «МГТУ», 2010. – С. 131–135 .

44. Меняева, М. П. Культура согласия в контексте социального бытия // Мировоззренческие основания культуры современной России: сб. материалов Всероссийской науч.-теор. конф. / под ред. Жилиной В. А. – Магнитогорск: ГОУ ВПО «МГТУ», 2010. – С. 135 – 138 .

45. Меняева, М. П. Культурные формы противоречий и согласия в материальной культуре // Культура – искусство – образование: сохранение традиций и новаторство: материалы XXXII науч.-практ. конф. проф.-преп. состава акад.: в 2 ч. / Челяб. гос. акад. культуры и искусств. – Челябинск, 2011. – Ч.1. – С. 76-79 .

46. Меняева, М. П. Культурные формы противоречий и согласия в духовной культуре // Культура – искусство – образование: сохранение традиций и новаторство: материалы XXXII науч.-практ. конф. проф.-преп. состава акад.: в 2 ч. / Челяб. гос. акад. культуры и искусств. – Челябинск, 2011. – Ч.1. – С. 79-82 .

47. Меняева, М. П. Культура согласия в контексте взаимодействий между Россией и США в III тысячелетии // Первые Лазаревские чтения: «Лики традиционной культуры»: материалы междунар. науч. конф. Челябинск, 25-53 февраля 2011 г.: в 2 ч./ ЧГАКИ; ред. проф. Н. Г. Апухтина. – Челябинск, 2011. – ч. II. – С. 159-162 .

48. Меняева, М. П. Культура согласия в контексте межкультурной коммуникации // Первые Лазаревские чтения: «Лики традиционной культуры»: материалы междунар. науч. конф. Челябинск, 25-26 февраля 2011 г.: в 2 ч./ ЧГАКИ; ред .

проф. Н. Г. Апухтина. – Челябинск, 2011. – ч. II. – С. 162-165 .

49. Меняева, М. П. Культура согласия в контексте коммуникативных теорий //

Язык и культура: сб. материалов VI междунар. науч.-практ. конф. / редкол.:

В. Б. Мещеряков, О. Л. Дигина, А. П. Нестеров; Челяб. гос. акад. культуры и искусств. – Челябинск, 2011. – С. 193-197 .

50. Меняева, М. П. Культура согласия в контексте личностного и общественного бытия // Язык и культура: сб. материалов VI междунар. науч.-практ. конф. / редкол.: В. Б. Мещеряков, О. Л. Дигина, А. П. Нестеров; Челяб. гос. акад. культуры и искусств. – Челябинск, 2011. – С.197-201 .

51. Меняева, М. П. Актуальность культуры согласия в бытии современного человека // Смыслы, ценности, нормы в бытии человека, общества, государства .

Всероссийская научная конференция. Челяб. гос. университет. Факультет Евразии и Востока. Кафедра философии. 30 мая 2011. – Челябинск: ООО «РЕКПОЛ», 2011. – С. 150-155 .

52. Меняева, М. П. Роль согласия в условиях формирования информационного общества в России // Смыслы, ценности, нормы в бытии человека, общества, государства. Всероссийская научная конференция. Челяб. гос. университет. Факультет Евразии и Востока. Кафедра философии. 30 мая 2011. – Челябинск:

ООО «РЕКПОЛ», 2011. – С. 155-161 .

53. Меняева, М. П. Роль и значение согласия в контексте современных глобализационных процессов // Молодежь в науке и культуре XXI века: материалы междунар. науч.-творч. форума. (Челябинск, 2-3 ноября 2011 г.) / ЧГАКИ. – Челябинск, 2011. – Ч I. – С.134-137 .

54. Меняева, М. П. Роль культуры согласия в бытии современного человека // Молодежь в науке и культуре XXI века: материалы междунар. науч.-творч. форума. (Челябинск, 2-3 ноября 2011 г.) / ЧГАКИ. – Челябинск, 2011. – Ч I. – С.137-140 .

55. Меняева, М. П. Роль согласия в контексте кризиса современной культуры //

Актуальные проблемы культуры, искусства и художественного образования:

сб. науч. тр. ОГИИ. Вып. 11 / Гл. ред. Б. П. Хавторин, сост. и науч. ред. В. А .

Логинова. – Оренбург: Изд-во ГОУ ВПО «ОГИИ им. Л. и М. Ростроповичей», 2012. – Ч.1. – С. 104-107 .

56. Меняева, М. П. Культура согласия в контексте межкультурных взаимодействий в современном мире // Культура – искусство – образование: взаимозависимость результатов науки и практики: материалы XXXIII науч.-практ. конф .

проф.-преп. состава акад.: в 2 ч. / Челяб. гос. акад. культуры и искусств. – Челябинск, 2012. – Ч.1. – С. 215-218 .

57. Меняева, М. П. Значение согласия в условиях мирового кризиса в III тысячелетии // Культура – искусство – образование: взаимозависимость результатов науки и практики: материалы XXXIII науч.-практ. конф. проф.-преп. состава акад.: в 2 ч. / Челяб. гос. акад. культуры и искусств. – Челябинск, 2012. – Ч.1. – С. 218-221 .

58. Меняева, М. П. Культура согласия как проблема философии культуры (некоторые аспекты) // Философия в современном мире: диалог мировоззрений:

Материалы VI Российского философского конгресса (Нижний Новгород, 27-30 июня 2012 г.). В 3 томах. Т. II. – Н. Новгород: Изд-во Нижегородского госуниверситета им. Н. И. Лобачевского, 2012. – С. 409 .

59. Меняева, М. П. Идея согласия в контексте концепции конвергенции П. А. Сорокина // Язык и культура: сб. материалов VII междунар. науч.-практ .

конф. / ред. коллегия В. Б. Мещеряков, Е. Б. Быстрай; О. Л. Дигина, А. П. Нестеров; Челяб. гос. акад. культуры и искусств. – Челябинск, 2012. –С.212-216 .

60. Меняева, М. П. Конструктивный диалог как основа культуры согласия в условиях глобализации III тысячелетии // Культура – искусство – образование:

векторы преобразования: материалы XXXIV науч.-практ. конф. проф.преподават. состава акад. / сост. А. В. Штолер; Челяб. гос. акад. культуры и искусств. – Челябинск, 2013. – С. 42-45 .

61. Меняева, М. П. Роль и значение согласия в контексте глобализации современной культуры // Социально-экономические, гуманитарные и политические тренды глобализации: материалы XXX междунар. науч.-практ. конф.: в 3 ч. / Урал. соц.-экон. ин-т (ф) ОУП «АТиСО». – Челябинск, 2013. – Ч. III. – С. 116Menyaeva, M. Culture of agreement and disagreement // XXIII World Congress of Philosophy. Philosophy as Inquiry and Way of Life. Athens 04-10 – August 2013 .

– С. 460 .

63. Меняева, М. П. Идея П. А. Сорокина об интегральной культуре и личности в контексте современности: согласие против дезинтеграции // Наследие. – 2014 .

– № 1 (4). – С. 77-82 .

64. Меняева, М. П. От понятия согласие к понятию культура согласия // Философия человека в контексте культуры: межвуз. сб. науч. ст.: [Материалы семинара-презентации научно-педагогической школы кафедры философских наук Челябинской государственной академии культуры и искусств] / сост .

Н. Г. Апухтина, В. С. Невелева. – Челябинск, 2014. – С. 66-73 .

65. Меняева, М. П., Невелева, В. С. Культура согласия как стратегический фактор глобальной безопасности в XXI веке // Социокультурыне факторы национальной безопасност России: сб. науч. Тр. / отв. Ред. А. В. Костина. – М.: Издво Моск. гуманитарного унта, 2015. – С. 44-49 .

–  –  –

КУЛЬТУРА СОГЛАСИЯ: СУЩНОСТЬ,

СТАНОВЛЕНИЕ, ВОСПРОИЗВОДСТВО

Специальность 09.00.13 – философская антропология, философия культуры




Похожие работы:

«Андрей Янкин Создатель и руководитель эдъюкэйтмент кампуса "Mediademia" (2014) Продюсер, Член Национальной ассоциации продюсеров и кураторов (с 2012 года) Тьютор факультета (ФДИО) Дополнительного и Инновационного образования (Faculty of Additional and...»

«Министерство культуры Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ КУЛЬТУР...»

«УДК 796.01:642.5 лифановская е. в., бакалавр Голубева Т. Б., канд. техн. наук, доц. УслУГи ЭкоПиТаНиЯ ПредПриЯТиЙ сеЗоННЫХ видов сПорТа 1 Рассмотрена проблема внедрения экоконцепции на предприятия общественного питания, расположенные на локациях сезонных видов спорта Свердловской области. Преимущества предложенного р...»

«ПЕТЧЕНКО ТАТЬЯНА СЕРГЕЕВНА 003055252 РОЛЬ СРЕДСТВ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ В ФОРМИРОВАНИИ ЦЕННОСТНЫХ ОРИЕНТАЦИИ СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ МОЛОДЕЖИ 22.00.06 Социология культуры, духовной жизни АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Ставрополь 20...»

«Комитет по физической культуре и спорту Администрации г.Н.Новгорода Открытый Кубок г.Н.Новгорода по плаванию 11-13 ноября 2009 г. б.Олимпиец,25 м 50 м баттерфляй-женщины 1 Шубинская Анастасия МС 1989 Н.Новгород Нижегородец 0.30.12 I 30...»

«АДМИНИСТРАЦИЯ ГОРОДА ПЕРМИ ПРИКАЗ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ КОМИТЕТА ПО ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЕ И СПОРТУ 24.05.2018 № СЭД-059-15-01-03-94 Ъ присвоении и подтверждении ' спортивного разряда В соответствии с Федеральным законом от...»

«бульон с луком и мясом "тутиаш", пельмени в форме полумесяца "пелмен" и печенье "катана" (Телеуты встретили Новый год. Беловский вестник, 02.04.2015). Информация на страницах газет выступает в качестве "инструмента воздействия на когни...»

«Цикл лекций по развитию гражданской культуры населения Красноярского края Лекция №6 Взаимодействие со СМИ органов государственной власти Игорь Астапов Мне бы хотелось построить сегодняшнюю встречу не в формате лекции, а в режиме диалога на любую из тем, касающихся средств массовой информации, медиа и т.д. Для начала...»

«Theory and history of culture 57 УДК 008 Publishing House ANALITIKA RODIS (analitikarodis@yandex.ru) http://publishing-vak.ru/ Корючк ина Пол ина Сергеевна Этнический образ в пространстве современной медиакультур...»

«Тема занятия: "Путешествие в край Народных промыслов" Класс: 4 Предмет: внеурочное занятие "Народные промыслы" Тип занятия: урок обобщения и систематизации знаний о народных промыслах.Цели: систематизировать знания о народных промыслах, составит...»

«Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского Философия. Политология. Культурология. Том 2 (68). 2016. № 3. С . 71–80. УДК: 7.0103.067; 821. 161.1 АРИСТОТЕЛЬ О ГОМЕРЕ Темненко Г. М. Крымский федеральный университет имени В. И. Вернадского, г. Симферополь, Российская Федерация. E-mail: galina...»

«Jt •i w 0'p СБОРНИК !О h •• : Объединения любителей шахматных вадач в этюдов при Всесоюзном совете шахматно-шашечных секций ВЫПУСК ВОСЬМОЙ ФEfSКУЛЬТУРА И СПОРТ лшттмлі HF /. -/ : О / ore ЛГ • / / / ЗАДАЧИ и ЭТЮДЫ \ I'? СБОРНИК Объединения любителей шахматных задач и этюдов при В...»

«Обзор торговой политики в странах Европы и Центральной Азии Ежемесячный выпуск Бюллетень №5 Сентябрь 2015 ©FAO/Giuseppe Bizzarri №5 Сентябрь 2015 Государственное Регулирование В России снижены вывозные пошлины на основные масличные культуры В соответствии с обязательствами, взятыми Россией при вступлении в...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.