WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«имени первого Президента России Б. Н. Ельцина Культура университетского бала Монография Екатеринбург Издательство Уральского университета УДК 793.38:378.4 ББК 77.562+74.484.7 К90 Авторы: Е. Н. ...»

-- [ Страница 1 ] --

Министерство науки и высшего образования Российской Федерации

Уральский федеральный университет

имени первого Президента России Б. Н. Ельцина

Культура

университетского бала

Монография

Екатеринбург

Издательство Уральского университета

УДК 793.38:378.4

ББК 77.562+74.484.7

К90

Авторы: Е. Н. Нархова, Т. А. Чегодаева, Н. И. Ботова, Д. Ю. Нархов, В. Н. Давыдов, Е. В. Кузьмина

Рецензенты: первый федеральный вице-президент Российского общества

социологов, профессор, заслуженный деятель науки Е. Н. Икингрин;

д-р социол. наук, доц., заведующий кафедрой теории и социологии управления Уральского института управления (филиал) Российской Академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации А. С. Ваторопин Культура университетского бала : монография / Е. Н. Нархова, Т. А. ЧеК90 годаева, Н. И. Ботова, Д. Ю. Нархов, В. Н. Давыдов, Е. В. Кузьмина. — Екатеринбург : Изд-во Урал. ун-та, 2018. — 420 с .

ISBN 978-5-7996-2534-4 В монографии рассматривается феномен бальной культуры в истории России и современном университете. Монография представляет дополненное издание монографии «Балы в Уральском федеральном». Более углубленно и детализированно в хронологическом порядке представлена история балов в дореволюционной России .

Анализируется бал как социокультурный феномен, его специфика и значение в развитии культуры России. Завершает монографию рефлексия реализации проекта «Балы в Уральском федеральном», где анализируется сущность и специфика, роль и значение бальной культуры в университете .

Монография адресована всем изучающим культуру России, интересующимся спецификой университетского образования .

УДК 793.38:378.4 ББК 77.562+74.484.7 ___________________

Коллектив авторов выражает благодарность администрации вуза и дирекции Института физической культуры, спорта и молодежной политики за поддержку проекта и помощь в издании монографии .

___________________

ISBN 978-5-7996-2534-4 © Уральский федеральный университет, 2018 © Нархова Е. Н., Чегодаева Т. А., Ботова Н. И., Нархов Д. Ю., Давыдов В. Н., Кузьмина Е. В., 2018 Предисловие У ральский федеральный университет, являясь преемником двух ведущих вузов Урала — классического и технического университетов, имеющих богатую историю, соединил их традиции в реализации своей основополагающей для общества миссии — трансляции и развития культуры. Университет, которому в 2020 г.исполнится 100 лет, на протяжении века не только обеспечивал кадрами регион и страну, но весьма существенно способствовал осуществлению основной функции культуры — человекотворчеству. Университетское сообщество — администрация и профсоюзы, профессора и доценты, преподаватели и ассистенты, в своей деятельности развивали и развивают, по выражению одного из основоположников Уральской школы гуманитаристики профессора Л. Н. Когана, «сущностные силы» студентов и аспирантов, помогая осуществлять мечты, достигать цели, решать сложные задачи .

Сохраняя богатые традиции национальной культуры, университет идет в ногу со временем, открывает новые горизонты в мировом культурном пространстве, вовлекая в свои ряды студентов и преподавателей из разных стран, выступая культурным драйвером для жителей Урала .

Амбициозные задачи, стоящие перед университетом, предполагают консолидацию работающих и обучающихся в нем

–3– Культура университетского бала на основе корпоративной университетской культуры, воплощающей в себе идеи гуманизма и стремления к познанию. Возрождение и сохранение традиционных практик интеллектуального слоя представляется несомненно важным как в тактическом, так и в стратегическом аспектах. Университетская культура сохранила и развивает один из уникальных феноменов мировой и национальной культуры — бал, анализу которого и посвящена эта книга .





Бал как социокультурный феномен является не только субкультурной характеристикой университетской общности, но и своеобразным «социальным экзаменом», что подтверждает необходимость его культивации в образовательном пространстве вузов .

И его важной составляющей является позиционирование университета как организатора этого пространства. Корпоративная культура университета, обладая существенной долей «здорового консерватизма», позволяет посредством возрождения культуры бала реализовывать культуротворческую миссию университета .

Читатель найдет в монографии исторический экскурс бальной культуры, теоретический анализ сущности культуры университетского бала, его специфики и роли на уровне личности, на уровне университета как особой социальной корпорации, увидит его культурообразующий потенциал в корпоративной культуре. На уровне социума бальная культура проявляется как форма общественного сознания, позволяющая хранить историческую память, передавать конструктивный опыт от поколения к поколению. Безусловно, бал университета — проявление его высокой миссии в обществе .

Данная монография еще раз подтверждает тезис: наша область была и остается не только «опорным краем державы», но и культурным, научно-образовательным регионом России .

–  –  –

С оциокультурная ситуация в современной России актуализирует вопросы формы и содержания, элитарной и массовой, традиционной и инновационной культуры. Культура как социальный феномен, возникая и развиваясь в процессе антропосоциогенеза, характеризует различные явления, аспекты жизни человечества: от аккумуляции социального опыта по применению таких форм деятельности и взаимодействия, которые помимо утилитарной эффективности обеспечивают коллективный характер человеческой жизнедеятельности, воплощаемый в системе регулятивных установок, опредмечиваемый в традиционных и инновационных технологиях до рефлексии этого опыта в науках и общественной мысли и трансляции от поколения к поколению в виде традиций, ценностных ориентаций, экзистенциальных установок. Культура не только обладает свойством организации протекания во времени различных событий, но и сохраняет их в памяти общества, обеспечивая поддержание информации, необходимой для своего дальнейшего функционирования. История любит повторения. Все, что с нами происходит сегодня, уже когда-то было. Хорошо забытое старое возвращается к нам в виде модных форм и веяний, и мы принимаем их, не всегда задумываясь, что все эти современные явления есть не что иное, как накопленный, осмысленный и принятый опыт прошлых поколений. Возрождая и преобразуя лучшие моменты в жизни человека, общества, нации, мы становимся звеньями одной цепочки под названием прогресс .

Исследование проблемы влияния культурной среды на деятельность человека является весьма актуальным в современной

–5– Культура университетского бала науке, поскольку позволяет выявить и определить необходимые факторы существования общества, общности, группы или слоя .

Сохранение культурной среды, по оценке Д. С. Лихачева, необходимо для духовной, нравственной жизни молодого поколения .

Аккумулируя имеющийся духовно-нравственный опыт, обращаясь к научным изысканиям и литературе прошлых эпох, каждое последующее поколение не только открывает для себя культуру предшествующих времен, но и находит ответы на многие вопросы современности .

В условиях глобализации, имеющей многоаспектное и разнообразное влияние на национальные культуры разных обществ, наблюдается рост интереса к праздничной культуре и попытки смоделировать и реставрировать отдельные элементы культурной жизни России прошлых веков. В последнее время в России воссоздается традиция проведения балов, которые становятся органичной частью жизни современного общества. О возрождающемся интересе к бальной культуре, как наиболее привлекательной практике повседневной жизни дворянства прошлых веков, свидетельствует появление в стране школ и студий исторической реконструкции и ролевого взаимодействия, клубов, школ старинного и исторического танца. Однако культура организации и проведения бала в традиционном его понимании сегодня находится в стадии возрождения, сложно говорить о его широком распространении. Реконструкция формы невозможна и нецелесообразна без глубокого, целостного, системного осмысления бала как феномена культуры, его роли и значения в истории и культуре России. Возрождение этого явления дореволюционного периода в виде не просто досуга, а своеобразной формы «социального экзамена» дворянского слоя на основе изучения его сущности и специфики может способствовать сохранению национальной культуры. Знания о традициях и обычаях, манерах и этикете, символике церемониального жеста и костюма, кодексе светского этикета, истории танца как своеобразного выражения основных идей бального церемониала позволяет рассматривать бал как индикаВведение тор досуга интеллектуального слоя России и его специфических характеристик .

Бал возрождается сегодня и в университетской среде. Для университетской культуры важно понимание роли и функций данного феномена в жизни вуза, в образовательном пространстве, в выполнении миссии университета — генерации и трансляции культуры как сугубо профессиональной, так и понимаемой в самом широком значении. Монография «Культура университетского бала» является логическим научным продолжением реализации проекта «Балы в Уральском федеральном», который авторы рассматривают как механизм сохранения традиций культуры в широком аспекте и элемент корпоративной культуры Уральского федерального университета. Проект появился в 2010 году на факультете гуманитарного образования в рамках внеучебной деятельности студентов как досуговая практика, продолжающая и дополняющая учебный процесс. Основная цель — способствовать развитию и реализации в рамках внеучебной деятельности интеллектуального, творческого, управленческого потенциала студентов университета. Цель определила специфику студенческих балов, которая заключается в их тематической концептуализации, определяющей содержание как процесса подготовки, так и проведения бала. Балы преподавателей и сотрудников организуются на основе определенной темы, но в большей степени они направлены на поддержание корпоративной культуры университета, формирование чувства принадлежности у молодого поколения преподавателей .

–7– Балы в истории России В ажной частью отечественной культуры и истории, оказавшей огромное влияние на жизнь русского общества, его духовное и нравственное совершенствование, был бал. Бал — удивительное слово. Достаточно короткое по своему звучанию и удивительно длинное по истории своего развития .

В нем замечательным образом соединились традиции, обычаи разных народов, оказавших воздействие на его становление, в нем зарождались, утверждались и расцветали художественные стили, направления, формировавшие эстетический вкус и новое мышление общества, в нем объединились взгляды, идеи и воля великих мира сего, оказавших на его совершенствование огромное влияние. Бал — это и огромное количество разных жизней и судеб — счастливых и несчастных людей, которые, волею случая, стали его главными действующими лицами. Так что же такое бал? На страницах этой главы мы совершим экскурс в историю и попробуем рассмотреть бал во всем многообразии его проявлений. Человек в силу своих природных способностей и наклонностей всегда стремился к совершенствованию. Желание познать себя, мир заставляло выйти за рамки сложившейся обыденности и сделать свою жизнь более интересной и насыщенной. Потребность в новых формах общения подталкивала к поиску новых форм досуга .

Выйдя за рамки традиционного времяпрепровождения — посиделок, вечеринок и застолий, он пришел к совершенно уникальной культурно-развлекательной и образовательной форме совместного сосуществования в обществе, такой как бал .

Слово «бал» произошло от греческого баллери, старофранцузского bailer, латинского ballare, что означает «танцевать, прыгать» .

–8– Балы в истории России В итальянском языке также есть созвучное слово «ballo» — бал, пляска, танцевальный вечер .

Первое упоминание о балах можно найти в хронике придворной жизни европейских монархов. Так, например, воспоминания очевидцев сохранили для нас описание свадебной церемонии французского короля Карла VI с его молодой избранницей .

18 июля 1385 года в небольшом городке Амьен состоялся бал, посвященный бракосочетанию Карла VI с Изабеллой Баварской .

После праздничного обеда новобрачные под звуки торжественной музыки прошлись по залам епископского дворца в сопровождении своей придворной свиты .

Дальнейшее развитие балы получают с легкой руки Марии Медичи, которая, обосновавшись во Франции, культивирует среди придворных любовь к танцам и развлечениям. Во время правления Людовика XIV, «Короля– солнце», балы становятся верхом изысканности и галантности, они поражают необычайной роскошью и красотой, стройной системой бального церемониала, включающего в себя последовательность танцев, правила поведения на балу (бальный этикет) и бальную моду. Вся французская знать стремится попасть на королевский бал, чтобы видеть короля и восхищаться им, танцевать рядом с ним и обратить на себя его внимание. Близость короля будоражит и волнует чувства, а изысканные танцы, приятная музыка и большое количество красивых дам и кавалеров создают приятную атмосферу и романтическое настроение. Спустя короткое время, бал, покорив французов, выходит за пределы страны и, легко скользя по блестящим паркетам королевских дворцов и императорских резиденций, находит себе новых поклонников во всех европейских странах. К середине XVII века балы становятся неотъемлемой частью практически всех официальных придворных праздников и торжеств .

В России о балах ничего не знали почти до начала XVII века .

Русь-матушка, далекая от светских удовольствий и развлечений, живет патриархально, сообразуя свой уклад жизни с популярным в то время сводом правил под названием «Домострой». Книга поКультура университетского бала явилась в XV веке при Иване Грозном и позднее была переработана и дополнена священнослужителем протопопом Сильвестром .

«Домострой» содержал советы, рекомендации и наставления, касающиеся разных направлений жизни человека: общественных, семейных, религиозных, бытовых, хозяйственных и пр. Как ходить в церковь, вести хозяйство, принимать гостей — все было расписано до мельчайших подробностей, простым и доступным языком — нужно было только следовать этим правилам. Косность мышления, постоянство во всем — в образе жизни, взглядах и вкусах делала жизнь понятной, предсказуемой и стабильной .

Первое знакомство русского общества с новыми элементами европейской культуры, весьма ограниченное и поверхностное, происходит в период царствования Лжедмитрия I (Григория Отрепьева). Именно в описаниях придворной жизни лжецаревича Дмитрия можно встретить упоминание о бальном церемониале .

8 мая 1606 года в Москве в Успенском соборе состоялось бракосочетание Лжедмитрия и Марины Мнишек. Как отмечает историк Костомаров, «свадьба устроена была по заветному прадедовскому чину с караваями, с тысячским, с дружками, со свахами» 1. Свадебный обряд, поначалу проходивший в соответствии с русскими традициями и обычаями, был дополнен и некоторыми нововведениями, которые запомнились современникам. Так, например, после венчания гостей пригласили на торжественный обед, на котором вместо привычных скоморошьих дудок и пищалок уважаемых господ развлекал небольшой оркестр, исполнявший польскую музыку. Свадебные гуляния по предложению новоявленного молодожена закончились танцами. «Придворные маршалы, коронный и великолитовский, очистили место; король с царицей открыли танцы, причем канцлер Литовский с Гнезненским кастеляном, с одной стороны, а Сендомирский воевода с Ленчицким воеводой — с другой, прислуживали. Кончив танец, Костомаров Н. И. Марина Мнишек // Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей // ModernLib.Ru. — URL: bit.ly/2vVdLcD (дата обращения: 19.05.2018) .

<

–  –  –

король дал знак послу, чтобы шел танцевать с царицей, но он из уважения к ней не согласился и говорил, что не достоин того, чтобы прикасаться к царице. Король вторично пошел танцевать с королевной; при этом прислуживали: кастелян Гнезненский с кастеляном Варшавским, канцлер Великого княжества Литовского с кастеляном Ленчицким и великий маршал Литовский с королевичем. Потом танцевали — королевна с царицей, которой прислуживали фрауциммер и некоторые сенаторы. Далее танцевал с царицей королевич, а Литовский канцлер со старостой Валецким и Сендомирский воевода с Ленчицким воеводой прислуживали. Во все время этого танца из других женщин танцевала только девица Осветимская с Хелминским кастеляном; другие девицы не танцевали. Королевна и царица, возвращаясь от танцев на свои места, низко кланялись королю (царица кланялась ниже, чем королевна), а затем, придя на свои места, кланялись одна другой; садились в одно время» 1 .

Все эти новшества придали празднику большую торжественность и схожесть с европейскими развлечениями. Таким образом, Лжедмитрий был первым царем, который попытался объединить элементы русской культуры с западноевропейской, сознательно совершив отступление от сложившихся веками традиций. Однако недолгое царствование Лжедмитрия I не позволило балам утвердиться в жизни русского общества .

Петровские ассамблеи

Балы возвращаются в Россию только в начале 18 столетия, когда на русский престол восходит молодой царь — Петр Алексеевич .

Несмотря на молодость, он полон решительности и оптимизма, будущее России видит иначе, чем все его предшественники. Новый царь мечтает реформировать существующую систему госуЦеремониал или описание венчания посла великого князя Московского, Димитрия Ивановича, с дочерью Сендомирского воеводы Мнишека, девицею Мариной, в Кракове 1605 г. 29 ноября // Сайт древних рукописей DrevLit.Ru. — URL: bit.ly/2IW7L56 (дата обращения: 19.05.2018) .

–  –  –

дарственной власти и внести изменения не только в законодательную, религиозную, военную и политические области управления, но и порядком изменить менталитет, а вместе с ним и весь образ жизни русского человека. Отныне Россия должна стать великой державой, играть решающую роль на арене мировой политики и занять достойное место среди европейских государств. С присущим ему рвением он начинает насаждать западные культурно-эстетические ценности, пытаясь научить бояр и дворян жить, трудиться и отдыхать на иностранный манер. Именно благодаря его преобразованиям Россия знакомится с непривычным для себя понятием, как Петровская ассамблея .

Совершая свое большое путешествие по западным державам, Пётр Первый в 1717 году посетил и Францию. Любознательный царь не мог не побывать в этом государстве, считавшимся к началу XVIII века одним из самых богатых и могущественных в Европе. От своих информаторов, в частности от А. А. Матвеева, бывшего в составе московского посольства во Франции в 1705 году, он знал, что здесь «художества больши прочих всех государств европских цветут и всех свободных наук ведения основательное повсегда умножается» 1. Кроме того, в своем донесении Матвеев подробно описал Петру и церемониал, принятый при королевском дворе, и дворцовый штат, и фасоны модных французских туалетов. Франция поразила Петра и красивой архитектурой городов, и своей культурой и, конечно же, роскошными балами и развлечениями. Возможно, приятные воспоминания, новые впечатления и побудили его кардинально изменить образ жизни русского человека и познакомить общество с новыми формами досуга. Почему же из всех видов развлечений наиболее привлекательными Петру показались ассамблеи? Известный историк В. О. Ключевский в своих лекциях по русской истории очень хорошо объясняет этот выбор: «Ассамблея — это и биржа, и клуб, и приятельский журфикс, и танцевальный вечер. Здесь толковали Матвеев А. А. Архив, или Статейный список, Московскаго посольства, бывшаго во Франции из Голландии инкогнито в прошлом, 1705 году, сентября в 5 день // Русский дипломат во Франции. — Л.: Наука, 1972. — С. 50 .

–  –  –

о делах, о новостях, играли, пили, плясали. Никаких церемоний:

ни встреч, ни проводов, ни потчеваний…» 1 .

Главным развлечением на ассамблеях были, конечно же, танцы. Но искусных танцоров на первых порах было немного. «Между дансёрами в то время отличались граф Ягужинский, князья Трубецкой и Долгорукий, и граф Головкин. Из дам первые танцовщицы были великая княжна Елизавета Петровна и княжна Кантемир» 2 .

Самым же лучшим танцором, по словам М. Пыляева, был сам император — «Он танцевал ловчей и приятнее всех» 3 .

Если в колонну танцующих вставал Петр Алексеевич, то это означало, что все гости, независимо от возраста и состояния здоровья, должны были последовать его примеру. Оставаться в стороне было опасно, можно было подвергнуться наказанию — «Кубку большого орла» .

Петр, любивший шум и веселье, быстро увлекался сам и увлекал всех присутствующих в вихрь танцевального безумства. Так, например, большой популярностью у него пользовался танец под названием «гросфатер», который он неизменно танцевал с большим удовольствием. В этом танце «все собрание, мужчины и женщины, под звуки медленного, почти похоронного марша, также медленно двигались по комнатам, вдруг по знаку маршальского жезла музыка переходила в веселую, дамы оставляли своих кавалеров, брали новых между не танцевавшими, кавалеры ловили дам или искали других, поднималась ужасная толкотня, беготня, шум, крик, даже лица царской фамилии не были изъяты от этого; за ними бегали, гонялись, как и за всеми другими, сами они ловили других, наконец, по новому сигналу маршала все опять приходило в прежний порядок, и те, которые оставались без дам, подвергались наказанию осушить кубок большого и малого орла. Этот огромный кубок Ключевский В. О. Лекция 69. Ассамблеи. Учебник Приличий // Русская история. Полный курс лекций: В 3 кн. Кн. 3. — М. : АСТ, 1993. — С. 47 .

Пыляев М. И. Старое житье. — М. : ОЛМА Медиа Групп, 2016. — С. 150 .

–  –  –

обыкновенно находился в одной из комнат, и от осушения оного виновный не освобождался никакими отговорками» 1 .

И, тем не менее, несмотря на задор Петра и его собственный пример, желающих танцевать было намного меньше, чем любителей поглазеть. Объяснялось это тем, что, во-первых; дамы и кавалеры танцевальным наукам обучены не были, во-вторых; танцы многими участниками ассамблеи воспринимались как некая повинность, которую приходилось исполнять дабы не вызвать гнев Петра. Танцевальные движения были сложными и непривычными. Надо было все время кланяться, приседать, делать мудреные реверансы. Дамы, одетые в модные платья с неудобными жесткими корсетами и огромными фижмами, в напудренных париках, которые время от времени сползали на лоб и всячески мешали, выглядели достаточно странно и неестественно. При этом широкие юбки и высокие каблуки сковывали движения, и требовалась немалая ловкость, чтобы не стукнуться, не упасть, не толкнуть соседнюю пару. От сильного волнения и напряжения дамы то и дело забывали танцевальные движения и вместо французского реверанса начинали делать кавалеру русский поясной поклон. При этом косточки корсета сильно впивались в тело, принося даме дополнительные страдания. Она то краснела, то бледнела, то покрывалась испариной, словом, чувствовала себя крайне некомфортно .

Кавалеры также испытывали не самые приятные чувства. Узкие панталоны, туго натянутые чулки с подвязками и крайне тяжелые башмаки не способствовали изяществу движений, а висевшие с боку шпаги все время мешали и цеплялись за складки одежды .

Так было на первых Петровских ассамблеях, но прошло несколько лет и те же иностранцы отмечали, что присутствующие на собраниях дамы «так изменились к лучшему, что не уступают немкам и француженкам в тонкости обращения и светскости, а иногда в некоторых отношениях даже имеют перед ними преимущество» 2 .

1 Пыляев М. И. Старое житье. — С. 149 .

Дневник камер-юнкера Фридриха-Вильгельма Берхгольца. 1721–1725 //

Сайт древних рукописей DrevLit.Ru. — URL: bit.ly/2H2lgnk (дата обращения:

19.05.2018) .

–  –  –

Таким образом, к концу царствования Петра Великого общественная жизнь изменилась, приняв светские формы, а ассамблеи стали уникальным явлением в жизни общества, событием, оказавшим огромное влияние на развитие русской культуры. Петр I, прилагая «намерения, являющиеся ему грубые, древние нравы смягчить» 1, со своей задачей вполне справился .

Анна Иоанновна После смерти Петра Первого на смену ассамблеям пришли балы, которые ввела в придворную жизнь новая правительница Анна Иоанновна. Курляндская герцогиня, утвердившись на троне, началом своего царствования открывает в России эпоху безграничного женского всевластия. На престол Анна Иоанновна вступает в возрасте 37 лет. Вот как описывает ее внешность супруга английского посланника при русском дворе леди Рондо: «Она почти моего росту, но несколько толще, со стройным станом, смуглым, веселым и приятным лицом, черными волосами и голубыми глазами. В телодвижениях показывает какую-то торжественность, которая вас поразит при первом взгляде; но когда она говорит, на устах играет улыбка, которая чрезвычайно приятна. Она говорит много со всеми и с такою ласковостию, что кажется, будто вы говорите с кем-то равным .

Впрочем, она ни на минуту не теряет достоинства Монархини; кажется, что она очень милостива, и, думаю, что ее бы назвали приятною и тонкою женщиною, если б она была частным лицом» 2 .

Совершенно противоположную характеристику императрице дает еще одна современница, княгиня Долгорукова (урожденная Шереметева): «… Престрашного она была взору. Отвратное лицо имела. Так велика была, когда между кавалеров идет — всех головой выше и чрезвычайно толста» 3. Действительно, внешностью Русский быт в воспоминаниях современников. XVIII век / ред. А. Бутуров. — М. : АСТ : Астрель, 2012. — С. 291. — (Серия «Историческая библиотека») .

Русский быт в воспоминаниях современников. XVIII век. — С. 322 .

Алексеева А. Кольцо графини Шереметевой. — М. : АСТ, 2010. — С. 171. — (Серия «Внеклассное чтение») .

–  –  –

Анна не могла похвастать. Природа ее наделила огромным ростом (около двух метров), лицом «более мужским, нежели женским», со следами глубоких оспин и тучным весом.

Да и жизнь до сего момента не баловала Анну Иоанновну своей благосклонностью:

нелюбовь матери — царицы Прасковьи, вдовья жизнь, скудость материальных средств, постоянная зависимость от воли и власти Петра I, — все это лишало надежды и делало настоящее и будущее безрадостным и неинтересным. И вдруг такой поворот судьбы! Министры Верховного совета пожелали ее видеть на престоле русского государства. Анна Иоанновна не преминула воспользоваться счастливым случаем. Не имеющая представления, как управлять огромной империей, она не пугается трудностей и возникшие проблемы решает довольно быстро. Все ключевые позиции в аппарате государственной власти она отдает иностранцам:

руководство внешней политикой было возложено на Остермана, командование русской армией — на Миниха, делами внутреннего порядка занялся Бирон, сама же предается удовольствиям и развлечениям, попутно занимаясь преобразованием двора и разработкой придворного этикета. За десять лет своего царствования она совершенно изменила русский двор, имевший при Петре Алексеевиче немногочисленную дворцовую прислугу: создала большой штат придворных и установила новые порядки. «Сказал уже я выше, что императрица Анна Иоанновна любила приличное своему сану великолепие и порядок, и тако двор, который еще никакого учреждения не имел, был учрежден, умножены стали придворные чины, серебро и злато на всех придворных возблистало, и даже ливрея царская сребром была покровенна» 1, — отмечал князь Щербатов .

Прежде всего императрица утверждает дворцовый этикет, который становится обязательным для исполнения всех придворных. Двору запрещается участвовать в частных балах. Отныне во дворце будут проходить собственные балы, обязательные для Щербатов М. М. О повреждении нравов в России. — М. ; Augsburg : ImWerden-Verlag, 2001. — С. 26 .

–  –  –

посещения придворной знати. Дамам не рекомендуется приезжать на праздники два раза в одном и том же платье, кроме того, черный цвет одежды на торжественных приемах и балах вообще запрещается. Для официальных и неофициальных приемов вводятся определенные дни и часы. Современники вспоминали, что даже дочь Петра Великого Елизавета Петровна, если хотела видеть Анну Иоанновну, должна была заранее договориться с ней о времени визита. По воскресеньям и четвергам во дворце для приглашенных гостей устраиваются куртаги, на которых главным развлечением являются танцы и карточные игры. Определяется перечень официальных праздников, торжеств, вводится строгий придворный церемониал. Так, например, ежегодно 19 января отмечался «праздник Бахуса» в честь восшествия на престол Анны Иоанновны. Поздравляя императрицу, придворные обязаны были совершить определенный ритуал, — опустившись на одно колено перед государыней, выпить большой кубок венгерского вина за ее здоровье .

28 января, по случаю дня рождения императрицы, во дворце устраивался торжественный прием и бал, на который приглашались иностранные послы, придворные и знатные дворяне .

Широко отмечались и события, имевшие важное политическое значение для России. Так, например, в 1734 году был устроен роскошный праздник с торжественным балом и парадным обедом по случаю победы русского оружия и взятие Данцига. Леди Рондо в письме одному из своих адресатов сообщает подробности этого торжества: «… Дамы были одеты в накрахмаленные белые газовые платья, вышитые цветами, но чехлы были всевозможных цветов, кому какой нравился… Волосы были у всех естественные, только немного подстрижены и завиты в большие локоны и с букетами цветов. Императрица и Императорская фамилия кушала в гроте противу длинной аллеи, оканчивающейся фонтаном и заключенной с обеих сторон изгородью из высокого голландского вяза;

во всю длину аллеи, от самого грота, тянулись столы; над ними возвышалась палатка из зеленой шелковой материи, которая опиКультура университетского бала ралась на пилястры, обвитые и увешанные цветами. Между пилястрами в нишах загородки по обеим сторонам столов помещался буфет, с одной стороны тарелки, с другой фарфор .

Кто-нибудь из кавалеров получал билеты, потом мужчины садились с дамами, и сидели по обеим сторонам. За столом было до 300 человек, 600 тарелок нужно было для одной перемены, перемен было две и десерт. После обеда общество разделилось; все разошлись гулять по саду; и собрались уже тогда, когда под вечер стало холодно, и сад запылал огнями иллюминации; бал открыт был в той же палатке, в которой обедали. Иллюминированные пилястры представляли прекрасную картину. Музыканты стояли позади изгороди; можно было подумать, что богиня этой рощи принимала участие в нашем веселии» 1 .

Пристальное внимание Анна Иоанновна обращает на танцевальную и культурную программу придворных праздников .

Во время балов уже «… тяжелых гросфатеров не танцевали, а являлись в а ла греми хлопушке» 2, — сообщает историк Пыляев .

Бал открывали торжественным полонезом обычно принц Вольфенбюттельский или обер-гофмаршал с принцессой Елизаветой Петровной, которая была весьма искусна в танце. Шведский ученый, путешественник Карл Рейнхольд Берк, посетивший Петербург в 1735 году и побывавший на одном из таких балов, позднее вспоминал: «Польские танцы танцуют чаще и изящнее, чем у нас» 3 .

Императрица с удовольствием наблюдала за весельем подданных, но сама танцевала весьма редко. Исчезают из гостиных и любимые Петром Первым шахматы и шашки, вместо них появляются азартные карточные игры, распространённые при европейских дворах. Придворные сановники и вельможи нередко в одну ставку в фараон или квинтич могли проиграть до двадцати тысяч рублей. «Сама императрица не была охотница до игры;

Русский быт в воспоминаниях современников. XVIII век. — С. 324 .

Пыляев М. И. Старое житье. — С. 154 .

Берк К. Р. Путевые заметки о России // Беспятых Ю. Н. Петербург Анны

Иоанновны в иностранных описаниях: Введение. Тексты. Комментарии. — СПб. :

БЛИЦ, 1997. — С. 158 .

–  –  –

если она играла, то не иначе как с целью проиграть. Она тогда держала банк, но только тому позволялось понтировать, кого она называла; выигравший тотчас же получал деньги» 1, — вспоминал Манштейн .

Желая вознаградить себя за все лишения и нужду, испытанные во время двадцатилетнего пребывания при курляндском дворе, Анна Иоанновна торопилась наверстать упущенное и беспечно тратила огромные деньги на праздники и развлечения. По подсчетам современников расходы на придворные увеселения и содержание двора в десять раз превышали сумму, отпущенную на армию и флот. Тщеславная императрица мечтала сделать свое правление пышным и богатым, а двор, по своему великолепию и красоте, ни в чем не уступающим Версальскому. «При дворе учинились порядочные и многолюдные собрания, балы, торжества и маскарады» 2, — сообщал князь М. Щербатов .

Торжественность и красота придворных праздников и балов производила большое впечатление на бывавших при дворе иностранных гостей. Леди Рондо в 1734 году в одном из своих писем с восхищением сообщала: «Недавно был день рождения Императрицы; в этот день дворец ежегодно украшается всем, что производит природа. Нынче торжество происходило в новой зале, которая гораздо шире Виндзорской залы Св. Георгие. Так как в этот день было холодно, то залу натопили, потом украсили миртовыми и померанцевыми деревьями, на которых лишь вполне распустились цветы. Деревья расставлены были рядами и образовали с двух сторон аллеи; средина залы оставлена была для танцев. Утомленные гости часто уходили в густоту дерев, садились кругами, не быв беспокоимы взорами Государыни; красота, благовоние и прохладная теплота этого удивительного сада, возникшего вдруг среди снега и льда, казалась волшебством и располагала душу к какой-нибудь мечтательности; в уединенных аллеях мы пили кофе, чай и другие прохладительные напитки. Воротившись в середину залы, мы Русский быт в воспоминаниях современников. XVIII век. — С. 337 .

–  –  –

были поражены музыкою; начались танцы, аллеи наполнились красивыми юношами и прелестными женщинами» 1 .

Однако, представленные напоказ блеск и роскошь двора не могли ввести в заблуждение более наблюдательных гостей. « Вы не можете вообразить, — писал английский посланник, — как великолепен здешний двор с новым царствованием, хотя в казначействе нет ни одного шиллинга. При всеобщем безденежье куртизаны входят в неоплатные долги, чтобы сделать великолепные наряды к маскарадам» 2 .

Но все эти мелочи Анну Иоанновну не беспокоили. Не смущаясь того, что народ нищает, а казна пустеет, она стремится сделать свои праздники лучшими в Европе. Торжественные приемы, балы, маскарады, музыкальные концерты, спектакли, фейерверки и другие увеселения следовали при дворе одни за другими .

Будучи любительницей хорошей музыки, Анна Иоанновна, для придания большей эстетичности и торжественности парадным обедам, использовала и выступления музыкантов. Они своей игрой и приятной музыкой улучшали аппетит и услаждали слух присутствующей публики. Так, на обеде в честь кавалеров ордена Александра Невского в 1735 году, Анна Иоанновна кушала с ними за одним столом, и «музыкальный концерт отправлялся при том от искуснейших италианских музыкантов и певиц к высочайшему удовольствию Ея Императорского Величества» 3. Несмотря на все старания императрицы привить дворянам хорошие манеры, ее подданные все же нет-нет да и удивляли иностранных гостей отсутствием вкуса и культуры. Генерал Христофор Манштейн по этому поводу пишет: «У императрицы возникло желание сделать свой двор самым блестящим в Европе. Употреблены были на это большие суммы денег, но все-таки желание императрицы не скоро исполнилось. Часто, при богатейшем кафтане, парик Русский быт в воспоминаниях современников. XVIII век. — С. 323–324 .

–  –  –

бывал прегадко вычесан, прекрасную штофную материю неискусный портной портил дурным покроем; или, если туалет был безукоризнен, то экипаж был из рук вон плох: господин в богатом костюме ехал в дрянной карете, которые тащили одры… Женские наряды соответствовали мужским; на один изящный женский туалет встречаешь десять безобразно одетых женщин» 1 .

Увлеченная западной культурой Анна Иоанновна, тем не менее, заботилась и о том, «чтобы русская национальность не утратилась совсем» 2. Поэтому по определенным дням во дворце устраивались, так называемые «русские» вечера, на которых «танцевали по-русски, нарочно для того избираемые гвардейские унтер-офицеры со своими молодыми женами, между которыми бывали отличнейшие танцовщицы, с ними иногда танцевали по-русски и придворные кавалеры» 3 .

Бывающие при дворе иностранцы с большим восхищением наблюдали за этими танцами. Легкость и плавность женских движений завораживала, разудалость и стремительность мужских — веселили и радовали глаз. Карл Рейнхольд Берх в своих «Путевых заметках о России» сообщал, что даже члены царской семьи исполняли на балах русские танцы «показывая тем самым, что ценят не одно только иностранное» 4. «Все роды европейских танцев нe могут сравниться с природным русским, когда прекрасная русская девушка в русском своем платье его танцует, и смело можно сказать, что в целом свете нeт другого танца, который бы в прелести мог русский превзойти» 5, — вспоминали восхищенные зрители. Балы обычно сопровождались и обильными угощениями .

Поэтому государыня уделяет внимание и утверждению столового этикета. Праздничные застолья стали проводить на европейский лад. Пьянство, излишества и грубость, принятые при Петре, исРусский быт в воспоминаниях современников. XVIII век. — С. 335 .

–  –  –

чезли. Вместо них появились манерность, вежливость и утончённость. Гостям во время обеда в качестве прохладительных напитков предлагались оршад и лимонад, традиционные на петровских ассамблеях «мед и вина отошли на дальний план» 1 .

Обеденные столы накрывались нарядными скатертями, которые искусно перевязывались алыми и зелеными лентами. Для украшения обеденной зоны использовали различные декоративные элементы: симпатичные «безделушки» и «атрибуты». Во время одного праздничного застолья была даже устроена особая «гора банкетная деревянная, сверху корона с крестом, скипетр и мечи золоченые», — вспоминали современники. Кроме того, в качестве декора часто использовали и искусственные цветы, которые устанавливали в специально приготовленные пирамиды. По примеру императрицы во многих домах столичного общества был введен обычай держать открытый стол на западный манер, а интерьер домов поражал иностранных гостей обилием зеркал, дорогой мебели и красивой посуды .

Нововведения, появившиеся при царском дворе во время правления Анны Иоанновны, подчеркнули незаурядность ее характера. Удивительным образом она сумела объединить в себе черты русской барыни — домоправительницы, воспитанной в атмосфере строгой религиозности и ханжества, с чертами «совершенной государыни» (высказывание испанского дипломата герцога де Лириа — прим.), продолжившей начинания Петра-преобразователя. Будучи племянницей Петра Великого, она смогла оставить след в истории и внесла свою лепту в культурно-образовательную реформу, начатую царем. За годы своего правления Анна Иоанновна продолжила внедрение европейских культурных ценностей в жизнь русского общества, привила вкус к новым формам светских развлечений, ввела основы придворного этикета и способствовала развитию бальной культуры в России .

С завершением царствования Анны Иоанновны, женское владычество на троне продолжается и, благодаря дворцовому пе

–  –  –

ревороту, Елизавета, дочь Петра Великого, принимает скипетр державной власти в свои руки. Отныне и на долгие годы Ее Величество Женщина будет задавать тон при дворе, определять правила поведения в обществе, утверждать законы, делать жизнь яркой, эмоциональной и насыщенной .

Елизавета Петровна

Елизавета Петровна, большая охотница до балов и развлечений, продолжает начатое ее предшественниками дело и со всем своим энтузиазмом и энергией берется за культурное преображение русского общества и своего двора. Обладая веселым и беззаботным нравом, Елизавета стремилась подняться над привычными серыми буднями и сделать свою жизнь ярким и увлекательным приключением. Череда балов, игр и разных увеселений немало способствовали этому и вносили разнообразие в ее дни. Елизавета не жалеет денег на развлечения, придворные праздники роскошью и великолепием убранства, изысканностью бальных туалетов, обилием бриллиантов и драгоценных камней поражают даже «видавших виды» французов. Секретарь французского посольства де ла Мессельер, находясь под впечатлением от придворных балов, позднее вспоминал: «Красота и богатство апартаментов невольно поразили и нас; но удивление вскоре уступило место приятнейшему ощущению при виде более 400 дам, наполнявших оные .

Они были почти все красавицы в богатейших костюмах, осыпанных бриллиантами. Но нас ожидало еще одно зрелище: все шторы были разом спущены, и дневной свет внезапно был заменен блеском 1200 свечей, которые отражались со всех сторон в многочисленных зеркалах. Загремел оркестр, состоявший из 80 музыкантов. Великий князь с великою княгинею подал пример танцам .

Вдруг услышали мы глухой шум, напоминавший нечто весьма величественное. Двери внезапно отворились настежь, и мы увидели великолепный трон, с которого сошла императрица, окруженная своими царедворцами, и вошла в большую залу. Воцарилась всеКультура университетского бала общая тишина. Государыня поклонилась троекратно. Дамы и кавалеры окружили нас, говоря с нами по-французски, как говорят в Париже» 1 .

При Елизавете Петровне «вошел в потребность и маскарад» .

Елизавета регламентирует состав участников, имеющих право посещать придворные маскарады, их количество и порядок проведения. Их устраивали два раза в неделю: один для придворных вельмож и гостей императрицы, другой для лиц, соответствующих в «Табели о рангах» первым шести классам и «знатного шляхетства». Присутствие на таких маскарадах было обязательным для всех приглашенных. Неявка или отказ на них присутствовать расценивались как личное оскорбление Ее Императорского Величества .

«Первоначальные маскарады ограничивались тем, что представляли свет навыворот, т. е. мужчины одевались в женское, а дамы — в мужское платье. Такие маскарады носили название «метаморфоз». Первый из них был устроен в Москве в 1744 году. Что может быть проще и наивнее этого? Самой царице очень шел мужской наряд: узкий мундир превосходно обрисовывал ее красивые формы. Женское кокетство не оставалось без успеха, и то, что могло быть недостатком в женском платье, отлично пряталось в ботфорты и прикрывалось лампасами. Девственная скромность исчезала под свободными приемами мужчины» 2, — писал историк Пыляев .

На маскарадах мужчины по приказанию императрицы должны были появляться в огромных юбках на фижмах и причесанными по последней дамской моде, а дамы, соответственно, в мужских костюмах. Развлечения с переодеванием приносили удовольствие лишь самой императрице, которая чувствовала себя в мужском костюме «как рыба в воде», все остальные молча страдали и обреченно ждали конца испытания. Великая княгиня Екатерина Алексеевна вспоминала: «… Мужчины не очень любили эти дни превращений; большинство были в самом дурном расположении Мессельер де ла. Записки г. де ла Мессельера о пребывании его в России с мая 1757 по март 1759 года/де ла Мессельер // Русский архив, 1874. — Кн. 1, вып. 4. — С. 969 .

Пыляев М. И. Старое житье. — С. 155 .

–  –  –

духа, потому что они чувствовали, что были безобразны в своих нарядах; женщины большею частью казались маленькими, невзрачными мальчишками, а у самых старых были толстыя и короткия ноги, что не очень-то их красило» 1 .

Однажды на одном из таких праздников с будущей императрицей Екатериной II произошел курьезный случай .

Ее партнер по танцу камер-юнкер Сиверс был, как и положено, по желанию императрицы, в женском платье с фижмами. Во время очередного движения, совершая поворот в полонезе, он своими фижмами опрокинул танцующую сзади графиню Гендрикову, и та, падая, в свою очередь толкнула Екатерину Алексеевну. В результате великая княгиня упала прямо под юбку Сиверса, окончательно запутавшегося в своем непривычном наряде. Все трое оказались на полу и долго не могли подняться, пока им не пришли на помощь. Такие метаморфозы не проходили бесследно для присутствующих. Непривычные одеяния делали непривычными и манеры поведения гостей. Взгляды, движения, слова были неестественными и театральными. «Мужчины скромничали и порой даже краснели. Женщины бегали за кавалерами, шептали им любовные признания, назначали свидания и упрекали в ветрености» 2, — вспоминали современники .

Скорее всего интерес к маскарадам у императрицы возник не случайно. Отзвуки этой привязанности можно найти в недалеком прошлом Елизаветы. Серая, будничная жизнь за кулисами придворной жизни, постоянная нужда в денежных средствах, неослабный надзор Анны Иоанновны, а позднее и Анны Леопольдовны, привели к тому, что Елизавета вынуждена была надеть на себя маску «лояльности», под которой старательно прятала страх, обиды, унижения и переживания. Вот это вынужденное лицедейство и привело позднее императрицу к другому «лицедейству» — маскарадам с переодеваниями .

Записки Императрицы Екатерины II. — М. : Орбита, Московский филиал, 1989. — С. 309–310 .

Лернер Н. О. Маскарад: Забытый рассказ из жизни Пушкина // Русская старина. — 1913. — № 4. — С. 124 .

<

–  –  –

Балы обычно начинались в шесть часов вечера. Танцевали и играли в карты до десяти. Затем императрица с избранными ею лицами садилась ужинать, остальные угощались стоя. После ужина вновь продолжались танцы и где-то, в два часа ночи, усталые гости, наконец, покидали гостеприимных хозяев дома. На балах большой популярностью пользовались менуэты и английские танцы. Как вспоминал секретарь французского посольства граф де ла Мессельер: «зараз танцевали до двадцати менуэтов, что производило довольно странную, но в то же время приятную для глаз картину. Контраданцев вообще танцевали мало, всего несколько польских и англезов» 1 .

Танцевали на балах и русские пляски. Императрица, хорошо знакомая с мотивами народной танцевальной культуры, внесла огромный вклад в создание «облагороженного» русского танца. С ее легкой руки «Русская пляска» и «Казачок» приобретают светский лоск и становятся популярными на всех балах придворной знати. Елизавета Петровна, любившая танцевать, по словам М. И. Пыляева, была «совершеннейшая … танцовщица, подававшая собою всему двору пример правильного и нежного танцевания». Прекрасно владевшая танцевальным искусством, она требовала этого умения и от своих подданных. С ее подачи дворяне усиленно осваивали основы танцевального искусства под руководством французского танцовщика, педагога Жана Батиста Ланде. Весь Петербург знал этого талантливого мастера, «который был всеобщим учителем танцев и при дворе, и в городе». «Ловкий танцмейстер Ланде начал учить будущих дансеров российского войска; первый шляхетный корпус достался ему в предел. И все русские ноги сделались тогда благовоспитанными. Прыжки, пируэты ворвались во дворец, в обращение вошли грация и ловкость, ноги шаркали с душою, поклоны стали ниже и фигурнее, улыбки выразительнее» 2 .

Захарова О. Ю. Веселье без перерыва. Балы и маскарады Елизаветы Петровны // Родина. — 1995. — № 6. — С. 86 .

Пыляев М. И. Старое житье. — С. 155 .

–  –  –

Уроки мастера имели успех. Ученики достигли совершенного мастерства, что позволило Ланде публично заявить: «Кто хочет видеть, как правильно, нежно и непринужденно менуеты танцевать надобно, тот должен приехать к императорскому российскому двору» 1 .

Императрица, приезжая на бал, могла веселиться до пяти–шести часов утра. Беспрестанно танцуя, она подвергалась сильной испарине, и вынуждена была во время бала менять наряды по нескольку раз. Страсть к нарядам у императрицы позднее стала притчей во языцех. Современники вспоминали, что за время своего царствования она ни разу не надела одно и то же платье. После ее смерти в гардеробах осталось около пятнадцати тысяч платьев, две тысячи пар обуви, два сундука шелковых чулок и около сотни кусков разных материй. Считая себя красавицей, она не терпела вокруг себя конкуренции, появление привлекательной дамы могло испортить ей настроение, и привычный ход праздника тут же превращался в акт жестокой расправы с нарушительницей спокойствия. Так случилось с госпожой Нарышкиной. Единственной виной этой дамы было роскошное платье, которое, по словам графа Федора Гавриловича Головкина, подчеркивало достоинства ее красивой фигуры. Елизавета Петровна, увидев великолепный наряд дамы, велела ей снять каркас с юбки, и платье мгновенно потеряло свою форму и красоту. Вот в таком виде Елизавета и повелела бедной Нарышкиной появляться при Дворе. Правда, причиненное унижение заставило обер-егермейстершу пойти на хитрость. Она заказала в Англии специальное устройство, которое позволяло каркасу юбки складываться в нужный момент. Нарышкина «приезжала ко двору точно божество, затмевая всех своей талией, своим нарядом и видом. В то же мгновение, когда появлялась императрица, пружины падали и платье и талия теряли свою прелесть; но как только императрица удалялась, пружины снова оказывали свое действие» 2, — рассказывали очевидцы .

–  –  –

Время шло, былая красота Елизаветы тускнела, лицо и кожа уже не привлекали внимание своей свежестью и молодостью. Для императрицы, которая огромное значение придавала своему внешнему виду, это было страшным ударом. Проводя много времени у зеркала, Елизавета внимательно рассматривала себя, тщательно изучала свое лицо. Каждая новая морщинка сообщала ей о ее возрасте и приносила серьезные огорчения. Чтобы скрыть недостатки кожи, находчивая государыня начинает активно использовать вошедшие в моду декоративные мушки, которые позволяли акцентировать внимание мужчин на женских достоинствах, и искусно скрывали изъяны. Первые мушки появились в Европе в XVII веке. Молва приписывает их появление изобретательности герцогини Ньюкастл, которая, както собираясь на бал, обнаружила на лице большой прыщик. Чтобы скрыть его от взгляда посторонних, герцогиня решила приклеить на поврежденное место кусочек черного бархата и в таком виде появилась на балу. Кружочек черного цвета необыкновенно эффектно смотрелся на бледном лице герцогини, оттеняя его белизну. Весь вечер она была в центре внимания, а на следующий день многие дамы взяли на вооружение это декоративное украшение. Первые мушки были достаточно большими, некоторые закрывали полщеки, поэтому их часто называли «пластыри любви». В XVIII веке мушки значительно уменьшаются и их уже именуют как «венерин цветочек» .

В России мода на мушки быстро прижилась, дамы и девицы легко освоили это изящное орудие кокетства. «Стоило только наклеить мушку в таком месте, на которое в особенности хотели обратить внимание, и можно было быть уверенным, что взоры всех то и дело будут обращаться на это именно место. Так и поступали» 1, — вспоминал немецкий ученый, писатель Эдуард Фукс .

Крохотные мушки поначалу были простыми — в виде кружочка, полумесяца или сердечка. Но, спустя короткое время, они превращаются в произведения искусства и представляют собой достаточно сложные композиции — в виде кареты с четверкой лоФукс Э. Иллюстрированная история нравов / пер. с нем. В. М. Фриче. — Смоленск : Русич, 2010. — С. 42 .

–  –  –

шадей, амурчика с колчаном и стрелами или фрегата с парусами .

Дамы в течение бала постоянно меняли местоположение мушек:

их наклеивали то на шею, то на лоб или на плечи, меняли их форму и все для того, чтобы передать кавалерам свои чувства и настроение. Мушки были тайным сигналом, который мужчины должны были увидеть и понять. Если дама наклеивала мушку справа над губой, то это означало сердечную жалость, под бровью — люблю, да не вижу, под левым глазом — слезы, посередине левой щеки — радость. Историк М. Н. Мерцалова пишет о том, что мушка-полумесяц приглашала для ночного свидания, амурчик означал любовь, а карета — согласие на совместный побег .

Мушки носили в специальных «мушницах» — изящных коробочках из хрусталя, дерева или фарфора. Без них ни одна дама не появлялась на балу. Екатерина II в своих «Записках…» вспоминала, что как-то она приехала на маскарад в придуманном накануне простом, но достаточно оригинальном платье и без единой мушки. «В ту минуту, как я вошла, я легко заметила, что обращаю на себя все взоры. Я прошла, не останавливаясь, через всю галерею и вошла в покои, которые составляли другую половину; я встретила императрицу, которая мне сказала: «Боже мой, какая простота!

как! даже ни одной мушки?» Я засмеялась и ответила, что это для того, чтобы быть легче одетой. Она вынула из своего кармана коробочку с мушками и выбрала из них одну средней величины, которую прилепила мне на лицо. Оставив ее, я вскоре вернулась в галерею, где показала мушку самым близким, а также фавориткам императрицы, и, так как мне было очень весело, то в этот вечер я танцевала больше обыкновенного. Не помню, чтобы когда-либо в жизни я получала столько от всех похвал, как в тот день» 1 .

Управляя Российским государством на протяжении двадцати лет, она до конца своих дней оставалась настоящей женщиной — загадочной, непредсказуемой, своенравной и противоречивой .

Своими действиями и поступками она часто сбивала с толку и свое Записки Императрицы Екатерины II: репритное воспроизведение 1907 года. — М. : Орбита, Московский филиал, 1989. — С. 315 .

–  –  –

окружение, и представителей европейских дворов, вызывая у них самые разные чувства: восхищение, удивление, негодование. Поэтому совсем неудивительно, что и мнения об этой незаурядной женщине ее современники оставили самые различные. «Хотя у нее так называемый женский ум, но его у нее много», — писал в 1747 г. французский дипломат д’Аллион. Граф Воронцов со слов французского дворянина Шевалье д’Эона так характеризовал государыню: «Под личиной добродушия она (Елизавета) обладает тонким, острым умом. Если заранее не застегнуться и не надеть панциря, защищающего от ее взгляда, он проникает под ваше одеяние, раскрывает его, раздевает вас, открывает вашу грудь, и когда вы это заметите, то уже слишком поздно: вы обнажены, эта женщина все прочла внутри вас и обыскала вашу душу… ее чистосердечие и доброта не что иное, как маска!» 1 .

Царствование Елизаветы Петровны стало для дворянства настоящим праздником жизни. «Никогда на Руси не жилось так легко, и ни одно царствование до 1762 г. не оставило по себе такого приятного воспоминания» 2, — писал историк В. О. Ключевский .

«Петр дал нам науку, его дочь привила нам вкус …», — говорили современники. Особенно ей удалось привить вкус к красивой жизни. «Прекрасная Елисаветъ», оставив яркий след в истории государства российского, покинула царственный небосклон на пятьдесят третьем году своей жизни. Отныне на целых 34 года судьба огромной империи будет в руках другой, не менее выдающейся женщины — Великой Екатерины .

Екатерина Великая Именно при Екатерине II российское государство и русский двор достигнут вершины своего блеска и могущества. Благодарная своей счастливой звезде, она всю жизнь будет стараться соответВалишевский К. Роман императрицы: Екатерина II / пер. с польс. А. Михайлова. — М. : Мир книги ; Литература, 2006. — С. 34 .

Ключевский В. О. Лекция 73 (Императрица Елизавета) // Русская история .

Полный курс лекций: В 3 кн. — М. : АСТ, 1993. — Кн. 3. — С. 70 .

–  –  –

ствовать уготованной ей роли великой самодержицы. «Это государство сделало для меня бесконечно много; и я считала, что всех моих личных способностей, непрестанно направленных ко благу этого государства, к его процветанию и к его высшим интересам, едва может хватить, чтобы отблагодарить его» 1 .

В основу своего правления она внесет идеи французских философов–просветителей: «Законы определяют благополучие государства. Только просвещенное общество может установить справедливые законы». «Просвещение возможно через мудрого правителя» — следовательно, ее предназначение отныне быть такой. Вступив на престол, она до конца своей жизни трудилась не покладая рук. По словам поэта Державина, Екатерина II стала «часовым, который вечно на часах». От взгляда императрицы не ускользает ни одна сторона жизни русского общества. Ее начинания будут касаться всех ее областей — от политики до искусства .

И везде она внесет свои изменения, преобразования и усовершенствования. Не обойдет она своим вниманием и полюбившиеся в дворянском обществе развлечения — балы и маскарады. В период ее царствования придворные праздники станут еще более торжественными и представительскими, а балы будут отличаться особенным шиком и блеском .

Екатерина Алексеевна, несмотря на всю важность своего положения, от природы была веселого нрава. Завершив свой трудовой день, она любила совместить, как сама говорила, «дело с неделанием» .

С удовольствием предаваясь играм, танцам, развлечениям, императрица своим примером поощряла и подданных к благоразумным увеселениям. Поэтому часто устраивала во дворце балы, веселые маскарады, спектакли и званые вечера для своих гостей. «Каждое воскресенье был при дворе бал, или куртаг, — вспоминал Л. Н. Энгельгардт. — На бал императрица выходила в таком же порядке, как и в церковь; перед залою представлялись дамы и целовали ей ручку» 2 .

Валишевский К. Роман императрицы: Екатерина II / пер. с польс. А. Михайлова. — М. : Мир книги ; Литература, 2006. — С. 211 .

Энгельгардт Л. Н. Записки. — М. : Новое литературное обозрение, 1997. — С. 44 .

–  –  –

Бал обычно открывали великий князь Павел Петрович со своей супругой великой княгиней Марией Федоровной. Они исполняли менуэт, а затем все присутствующие вставали в полонез. Порядок пар определялся церемониалом: в первой паре шли великий князь с великой княгиней, за ними — придворные и офицеры гвардии в званиях не ниже полковника. Полонез своей церемонностью создавал торжественную атмосферу, задавал определенный тон балу. Дамы были одеты в парадные русские платья, выполненные по особому покрою, кавалеры — в дворянских мундирах. После менуэтов и польских танцев танцевали кадриль. Этот танец, появившийся при Екатерине, позволял танцующим выйти за пределы строгой иерархии полонеза, почувствовать свободу и коллективное единение. Пары в кадрили образовывали каре и по очереди демонстрировали различные комбинации фигур. Каждая из четырех кадрилей пыталась выделиться своим мастерством среди остальных танцоров. В этом была заложена танцевальная и творческая состязательность .

Еще одной новинкой екатерининских балов становится вальс .

Появившись в XVIII веке в Европе, а затем в России, он, в кругу добропорядочных граждан, приобрел репутацию неприличного и греховного танца. И, тем не менее, несмотря на различное отношение людей, вальс быстро находит в обществе своих поклонников. Моду на вальс сравнивали с модой на табак: все осуждали «вульгарный» танец, но попробовать хоть один тур вальса хотелось всем. И хотя Екатерина II не симпатизировала этому танцу, он был допущен на ее балы, как дань времени. Далее шли контрдансы. Императрица, посмотрев на танцующих, садилась играть в карты с заранее выбранными партнерами; примерно через два часа музыка затихала, государыня покидала бал, за ней спешили разъехаться все гости .

Известная художница–портретистка, француженка ВижеЛебрен, побывавшая в Петербурге в 1795 году, так описывает один из придворных балов: «В то время российский Двор мог похвалиться таким количеством прелестных женщин, что балы

– 32 – Балы в истории России у императрицы являли собой воистину восхитительное зрелище .

Мне посчастливилось быть на самом великолепном из них. Императрица в парадном платье сидела в глубине зала, окруженная первейшими персонами двора. Рядом с нею стояли великая княгиня Мария Федоровна, Павел, Александр, как всегда великолепный, и Константин. Открытая балюстрада отделяла их от галереи для танцев. Танцевали только полонезы, в коих и я тоже приняла участие, сделав тур по залу с молодым князем Барятинским, после чего села на банкетку, чтобы лучше рассмотреть танцевавших. Трудно даже представить количество красивых женщин, двигавшихся мимо меня, но нельзя не упомянуть о том, что всех оных превосходили принцессы императорской фамилии. Все четверо были наряжены в греческом стиле, их туники держались на плечах аграфами с большими алмазами. В туалете великой княгини Елизаветы не обошлось без моего участия, и костюм ее выделялся своей выдержанностью; у двух дочерей Павла, Елены и Александры, на головах были голубые газовые вуали, которые придавали их лицам нечто неуловимо небесное .

Великолепие, окружавшее императрицу, роскошь зала, множество красивых женщин, изобилие алмазов, блеск тысячи восковых свечей — все это делало сей бал воистину магическим зрелищем» 1 .

Регулярно посещая придворные балы, петербургская знать буквально разорялась на бальных нарядах и украшениях. «Роскошь в одеждах все пределы превзошла: парчевые, бархатные, с золотом и серебром, платья, шитые золотом, серебром и шелками, ибо уже галуны за подлое почитали, и те в толиком множестве, что часто гардероб составлял почти равной капитал с прочим достатком какого придворного или щеголя, а и у умеренных людей оного всегда великое число было» 2 .

Воспоминания г-жи Виже-Лебрен о пребывании ее в Санкт-Петербурге и Москве. 1795–1801 / пер. с фр. Д. Соловьева. — СПб. : Искусство-СПб, 2004. — С. 38–39 .

Щербатов М. М. О повреждении нравов в России. — М. ; Augsburg : ImWerden-Verlag, 2001. — С. 34 .

–  –  –

Желая уберечь своих подданных от излишней роскоши и безмерной траты денег, Екатерина II старается привить им вкус к изысканной простоте. С решительностью, присущей ей, императрица берется за утверждение новых канонов бальной и придворной моды. В 1782 году она издает ряд указов, касающихся придворных костюмов и аксессуаров, в которых подробно описывает их цвета, фасоны и размеры. Первый указ — «Об уборе дам, имеющих приезд ко двору» рекомендовал соблюдать «более простоту и умеренность в образе одежды» и запрещал отделывать платье золотым и серебряным шитьем или кружевом шире двух вершков (9 см) и «… на голове уборы носить не выше двух вершков, разумея от лба» 1 .

Современники вспоминали: «Екатерина ввела при дворе изящную простоту русского платья; прежние цветные платья были заменены на выходах белыми, парча вышла совсем из моды;

сама императрица являлась на торжествах одетая в длинное белое платье, в маленькой короне, иногда в порфире, прическа была в длинных локонах на плечах. Позднее государыня придумала себе костюм, похожий на старинный русский, с фатою и открытыми проймами на рукавах» 2 .

Второй указ предписывал всем чиновникам, помещикам и их женам обзавестись мундирными платьями тех цветов, которые соответствовали цвету губернских гербов, утвержденных Екатериной. В этой одежде дворяне обязаны были появляться во всех публичных местах. «По желанию императрицы для того, чтобы не было роскоши в туалетах, для дам были придуманы мундирные платья по губерниям, и какой губернии был муж, такого цвета и платье жены. У матушки было платье: юбка была атласная, а сверху вроде казакина или сюртучка довольно длинного, из стамеди, стального цвета с красною шелковой оторочкой и на красной подкладке… Так как батюшка был владельцем в Калужской Екатерина II о дамских уборах. Октября 24-го дня 1782 г. / сообщ. М. А. Веневитинов // Русская старина. — 1888. — Т. 59, № 7. — С. 177 .

Пыляев М. И. Старый Петербург. — М. : Титул, 1990. — С. 193 .

–  –  –

губернии, где был предводителем, и в Тульской губернии, то у матушки было два мундира — один стального цвета, а другой, помнится, лазоревый с красным» 1 .

Третий указ — «О назначении, в какие праздники какое платье носить особам обоего пола, имеющим приезд ко Двору» — разрешал носить в особо торжественных случаях одежду «московских золотых или серебряных парчей с шитьем или без шитья», в менее торжественных — из шелка и сукна. Все ткани должны были быть русского производства .

К сожалению, искреннее желание императрицы сократить расходы дворян на бесчисленные наряды и украшения привело к обратным результатам. Стоимость мундирных платьев обернулась им в круглую сумму, а стремление к роскоши не исчезло .

Янькова Е. П. вспоминала: «Все стали шить себе мундирные платья, и материи очень дешевые, преплохой доброты, ужасно вздорожали, и дешевое вышло очень дорогим. Так зимы две поносили мундирные эти платья и перестали» 2 .

Кстати, многие начинания императрицы заканчивались подобным образом. Екатерина Алексеевна, берясь за дело с огромным энтузиазмом, спустя какое-то время остывала, теряла к нему интерес и переключалась на что-нибудь новое. Этот свой недостаток она осознавала и с грустью констатировала: «У меня не хватает времени, чтобы закончить все; это напоминает мне мои законы и постановления: все начато, и ничто не докончено; все сделано урывками» 3 .

Любила Екатерина Алексеевна устраивать во дворце помимо балов еще и маскарады. Они давались каждую пятницу и собирали огромное количество людей. Обставлялись эти вечера весьма торжественно. Роскошь маскарадных праздников, по словам современников, поражала воображение. На них могли прийти Благово Д. Рассказы бабушки. Из воспоминаний пяти поколений, записанных и собранных ее внуком Д. Благово. — 3-е изд. — М. : Ленанд, 2014. — С. 164 .

Благово Д. Рассказы бабушки. — С. 164 .

Валишевский К. Роман императрицы: Екатерина II / пер. с польс. А. Михайлова. — М. : Мир книги ; Литература 2006. — С. 178 .

–  –  –

представители разных сословий, достаточно было заранее приобрести билет в придворной конторе. Дворяне веселились в одном зале (галерее), купцы в другом, но никому не возбранялось переходить из комнаты в комнату и принимать участие в совместных танцах. Обязательным условием участия в маскараде было наличие маскарадного костюма или маски. Вот как описывает один из всесословных маскарадов английский путешественник Кокс:

«Двадцать роскошно иллюминованных комнат дворца были открыты для публики. Посередине одной из зал, в которой обыкновенно давались придворные балы, устроено место для танцев особ высшего полета, огороженное низкой решеткой. Другая изящно убранная зала овальной формы, называемая «большой зал Аполлона», отведена для танцев лиц, не имеющих доступа ко двору, мещан и т. п. Остальные комнаты — где подавался чай и разные прохладительные — были заняты карточными столами. Все переполнялось громадной толпой, которая постоянно двигалась взад и вперед. Гостям предоставлено было на выбор оставаться в масках или снять их. Представители дворянства явились в домино, лица низшего сословия — в русских национальных костюмах… Это была как бы выставка одежд, носимых в данное время обитателями Российской империи, что представляло такое разнообразие пестрых фигур, какого не создала самая причудливая фантазия в маскарадах других стран» 1 .

Хорошо передана таинственная и загадочная атмосфера маскарада в стихотворении М. Родзянко:

Для женщин бойких, остроумных, Но не блестящих красотой, Есть прелесть в маскарадах шумных И в их веселости живой .

Там тайным жгучим раздраженьем Воспламеняется мечта, Кокс У. Путевые записки от Москвы до С.-Петербурга одного англичанина в царствование императрицы Екатерины II, заключающие в себе весьма любопытные исторические сведения, относящиеся к России в XVIII столетии // Президентская библиотека. — URL: bit.ly/2H9j6xX (дата обращения: 19.05.2018) .

–  –  –

Там для людей с воображеньем Под каждой маской красота… 1 М. Родзянко Императрица с большой радостью посещала как придворные маскарады, так и публичные. Обычно она приезжала инкогнито и с удовольствием интриговала с окружающими. «Многие не догадывались или с намерением шутили, прыгали перед нею. Государыню это очень забавляло и смешило, иногда ей очень доставалось от тесноты». Павел Сумароков рассказывал: «Однажды императрица уселась подле знакомой госпожи Д-ской, которую очень жаловала и допускала к себе в кабинет, государыня, переменив голос, вступила с ней в разговоры и долго ее интриговала .

Последняя, сгорая от любопытства, желала узнать, кто ее интригует, и кого ни назовет, все получала отрицательный знак головою. Наконец потеряв терпение, срывает маску с императрицы и, пораженная открытием, сильно смутилась и оробела. Императрица тоже не менее была удивлена дерзким поступком. «- Что вы сделали? Маска неприкосновенна! Вы нарушили права благопристойности! — проговорила государыня, затем встала и тотчас же уехала из маскарада. Смелая дама навек потеряла благоволение императрицы» 2 .

Подражая двору, богатые вельможи и сановники в своих дворцах и усадьбах, по определенным дням, начинают устраивать партикулярные (частные) балы и маскарады. Они, по своему характеру, были более непринужденными, чем придворные, и отличались домашним уютом, сердечностью хозяев, доброй и веселой атмосферой. Частные балы устраивали по случаю семейных праздников: именин, дней рождения или какого другого события. Круг приглашенных на частный бал зависел исключительно от симпатий хозяев дома. Как правило, это были родственники, друзья, высшее начальство, важные персоны города, люди, принадлежавшие к определенному сословию. Вообще, программа частного Родзянко М. С. Маскарад // Петербургский листок. — 1865. — № 10–11. — С. 2 .

–  –  –

бала, убранство залов, их интерьер зависели от личных пристрастий, финансовых возможностей, а также вкусов и убеждений хозяев, каждый из которых собирал свой круг гостей. В Петербурге, в разгар бального сезона, партикулярные балы или маскарады, бывало, проходили в один и тот же день сразу в нескольких домах .

Такое обилие развлечений для высшей знати было привычным явлением и составляло их повседневный образ жизни. Француженка Виже-Лебрен, часто бывавшая в домах богатых вельмож, с удивлением отмечала, что «… в Санкт- Петербурге все высшее общество составляло как бы одну семью: вся знать считалась точно в родстве между собою…» 1 .

Устраивать балы в своих домах могли только очень состоятельные люди. Удовольствие это было дорогое и стоило огромных денег. Дворяне тратили огромные состояния на организацию бальных вечеров, и все только для того, чтобы произвести впечатление на приглашенных гостей.

Шарль Массон, живший в России с 1786 по 1796 г., в своих записках позднее вспоминал:

«Удовольствия домашние доведены до совершенства. Роскошь и изысканные удобства, пышность и изящный вкус покоев, изобилие и утонченность яств, веселость и непринужденность разговоров вознаграждают человека, любящего удовольствия… Танцы и празднества следуют друг за другом, каждый день может оказаться праздником, и человек находит в большом доме собрание шедевров всех искусств, товары со всех концов света, а часто, даже посреди стужи, — весенние сады» 2 .

Необыкновенной роскошью и богатством славились в Петербурге балы светлейшего князя Григория Александровича Потемкина. Один из последних праздников, который он дал в Таврическом дворце, надолго запомнился его гостям. «Одного воска в свечах и шкаликах сожжено было на 70000 руб., так что воска, бывшего в Петербурге, недостало, и за ним по почте посылали Русский быт в воспоминаниях современников. XVIII век / под ред. А. В. Бутурова. — М. : АСТ : Астрель, 2012. — С. 481. — (Серия «Историческая библиотека») .

Массон Ш. Секретные записки о России. — М. : Новое литературное обозрение, 1996. — С. 59 .

–  –  –

в Москву. На этом празднике, по описанию, танцевало двадцать четыре пары из знатнейших фамилий в костюмах, украшенных бриллиантами, которые в итоге стоили десять миллионов рублей. Сам Потемкин имел на голове шляпу, которую по тяжести от бриллиантов не мог надеть, и ее носил за ним в руках один из его адъютантов» 1 .

Хозяева изо всех сил старались сделать программу вечера интересной и запоминающейся. В перерывах между танцами устраивали концерты, на которые приглашали известных музыкантов, певцов, ставили спектакли, демонстрировали живые картины .

Моду на живые картины ввела в Петербурге Виже Лебрен. В своих воспоминаниях она рассказывала, что однажды для развлечения общества предложила присутствующим поучаствовать в живых картинах. «Я выбрала действующих лиц из самых красивых мужчин и женщин и костюмировала их в кашемировые шали, которых у нас было вдоволь. Сюжеты картин я выбирала преимущественно серьезные и сценкам из библии отдавала предпочтение над всеми прочими; ставила также по памяти картины известных мастеров, например, «Семейство Дария», и эта картина удалась отлично, но больше всего имела успех картина «Ахилл при дворе Ликомеда»; роль Ахилла я взяла на себя, потому что одевалась по большей части так, что каска да щит были совершенно достаточны, чтобы сделать мой костюм вполне верным исторически». Живые картины так понравились гостям, что вскоре это развлечение стало популярным во многих домах петербургской знати. «… Всякому хотелось участвовать в них, и нередко я бывала поставлена в необходимость противоречить иным дамам, которые сильно желали выставить себя напоказ» 2 .

Московское общество, по своему характеру и привычкам, заметно отличалось от петербургского большого света. Москвичи проводили свои дни, «наслаждаясь жизнью и мало заботясь о будущем». Приглашая гостей на балы и маскарады, меньше всего

–  –  –

думали об условностях этикета, старались развлечь и угостить на славу. Балы богатых вельмож выглядели следующим образом:

«Зал освещался множеством восковых свеч, горевших в хрустальных люстрах и медных стенных подсвечниках. По двум сторонам залы, у стен, стояло множество раскрытых ломберных столов, на которых лежало по две колоды нераспечатанных карт. Музыканты размещались у передней стены на длинных, установленных амфитеатром скамейках: когда гостей съезжалось довольно, то музыка открывала бал польским, при торжественных случаях с аккомпанементом хора певчих. Протанцевав минут пять, знатнейшие пожилые особы садились за карты, а вместо них начинали отличаться молодые. Употребительнейшие танцы в то время были: полонез, а-ла-грек, английский променад, альман, хлопушка, уточка, экосезы, мазурка, котильон, матрадуры, галопад, менуэты еп deux и еп quatre. Во всех этих танцах соблюдали все правила, выделывая каждое па самым добросовестным образом .

Известные до этого времени стройные круги хороводов, веселые плетни, метелицы, буйные трепаки, казачки, камаринские танцевались только уже в провинции. Во время танцев старики и старушки за карточными столами потешались в вист три-три, рокамболь, макао, рест, квинтич, басест, шнип: шнап-шнур, кучки, а-ла-муш, юрдон (самая азартная игра, от которой произошло известное выражение «проюрдонился»), тентере, панфил, ерошки или хрюшки, никитишны» 1 .

Среди москвичей большой оригинальностью в организации своих балов отличался граф А. Г. Орлов. Современники вспоминали, что он каждую неделю устраивал вечера, на которые мог приехать каждый желающий. Хозяин встречал гостей в передней гостиной, сидя за столом с важными сановниками и вельможами .

Сначала приехавшим на вечер дамам и кавалерам предлагался обильный ужин, а затем «… по знаку хозяина музыканты играли русскую песню: ««Я по цветикам ходила», под звуки которой дочь Пыляев М. И. Старый Петербург. Рассказы из былой жизни столицы. — СПб. : Паритет, 2002. — С. 414 .

–  –  –

графа, разодетая в богатейший русский сарафан, плясала по-русски. Гости тоже усердно за ней пускались в пляс. В половине второго танцы прерывались, и хозяин возглашал: «Пора по домам!», музыка умолкала, и всякий торопился убраться домой, ранее поблагодарив радушного хозяина, который коротко знакомых обнимал, других дружески трепал по плечу, у дам целовал ручки, и всем говорил не иначе как «ты». При разъезде почти вся улица была запружена экипажами» 1 .

К концу царствования Екатерины Русский двор, заимствовавший утонченные манеры Версальского двора, «сделался убежищем вкуса и пристойности и начинал служить образцом для других дворцов Европы» 2, — написал русский мемуарист Ф. Ф. Вигель .

Екатерина Великая царствовала тридцать четыре года. За время своего правления она много сделала для государства: расширила и укрепила границы империи, снискала восхищение и уважение просвещенной Европы, оказала влияние на формирование отечественной науки, искусства и образования, внесла свой вклад и в развитие бальной культуры России. Всей своей жизнью, поступками и делами императрица старалась снискать любовь русского общества. Принимая те или иные решения, она беспокоилась о том, «что это общество скажет и подумает о ней». «Хотела, чтобы оно в случае надобности рассчитывало на нее и чтобы она сама, в свою очередь, тоже могла на него рассчитывать» 3 .

Незадолго до своей смерти Екатерина сказала: «Одно потомство вправе судить меня. Только перед ним я отвечаю: я смело могу сказать ему, что я нашла и что после себя оставлю» 4. Спустя полвека придворная фрейлина императрицы Марии Александровны Анна Тютчева напишет про Екатерину: «Екатерина II была не столько умной женщиной, сколько гениальным мужчиной;

Пыляев М. И. Старый Петербург. — С. 415 .

Вигель Ф. Ф. Записки: в 3 ч./под. ред. С. Я. Штрайха // Libru. — URL: bit .

ly/2HH76Vu (дата обращения: 19.05.2018) .

Валишевский К. Роман императрицы: Екатерина II / пер. с польс. А. Михайлова. — М. : Мир книги ; Литература 2006. — С. 116 .

Валишевский К. Роман императрицы. — С. 195 .

–  –  –

она была призвана к тому, чтобы влиять на людей, направлять их, управлять ими; чтобы всегда проявлять себя вовне и искать во внешней и чисто земной жизни удовлетворения своему огромному честолюбию» 1 .

Замечательный русский мыслитель, литератор, историк Н. М. Карамзин был более благосклонным к императрице. В своей «Записке» к внуку Екатерины Александру I он написал: «Екатерина II была истинною преемницею величия Петрова и второю образовательницею новой России. Главное дело сей незабвенной монархини состоит в том, что ею смягчилось самодержавие, не утратив силы своей. Она ласкала так называемых философов XVIII века и пленялась характером древних республиканцев, но хотела повелевать как земной Бог — и повелевала. Петр, насильствуя обычаи народные, имел нужду в средствах жестоких — Екатерина могла обойтись без оных, к удовольствию своего нежного сердца: ибо не требовала от россиян ничего противного их совести и гражданским навыкам, стараясь единственно возвеличить данное ей Небом Отечество или славу свою — победами, законодательством, просвещением… Сравнивая все известные нам времена России, едва ли не всякий из нас скажет, что время Екатерины было счастливейшее для гражданина российского; едва ли не всякий из нас пожелал жить тогда, а не в иное время» 2 .

Павел I

С уходом Екатерины II закончилась великая эпоха женского самодержавия. Отныне и до конца правления дома Романовых царский трон будет принадлежать только мужчинам. Ее сын Павел Петрович, став императором, своим указом лишил женщин права на престол. Долгое время жаждущий власти, он будет править Тютчева А. Ф. При дворе двух императоров. Воспоминания и дневники. — М. : Захаров, 2016. — С. 219 .

Карамзин Н. М. Записка о древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях. — М. : Наука, 1991. — С. 44 .

–  –  –

Россией всего четыре года, четыре месяца и четыре дня, но это непродолжительное царствование покажется дворянам целой вечностью, станет для них тяжелым и мучительным испытанием .

По своему характеру Павел I был человеком беспокойным, излишне эмоциональным и нетерпеливым. Вступив на престол, он, с присущим ему темпераментом, стремится изменить практически все, что долгим и упорным трудом создавала его мать. «Все изменилось меньше чем через день», — вспоминал князь Чарторыйский, — «костюмы, лица, наружность, походка, занятия» 1 .

Утром 7-го ноября Двор стал совершенно другим. Его оккупировали гатчинцы. Блеск, величавость и степенность екатерининского Двора исчезли, на их место пришли ненужная сутолока, беспокойство и беготня. «Здесь шло беспрестанное движение, волнение, суетня; камердинеры, адъютанты в ботфортах бегали, натыкались друг на друга, одни ища кого-нибудь, другие, неся приказы императора» 2, — сообщает в своих воспоминаниях Адам Чарторыйский .

Зимний дворец, в котором, по словам Варвары Головиной, раньше «во всем была гармония», в одно мгновение превратился «в караульное помещение». «Слышны лишь топот ботфортов, звяканье шпор да сухой стук огнива, и, как в городе, захваченном полчищами вояк, оглушительный крик стоял во всех помещениях», — с ужасом вспоминал поэт Державин. Обиды, унижения, нанесенные Павлу его матерью и долгое время копившиеся в душе, теперь вырвались наружу и требовали отмщения, а уязвленное самолюбие — немедленной компенсации. Все это вступивший на российский трон император пытается с лихвой получить Чарторыйский А. Ю. Мемуары князя Адама Чарторыйского и его переписка с императором Александром I / пер. с фр. А. Дмитриевой; ред. и вступ. ст. А. Кизеветтера // Библиотека Максима Мошкова. — URL: bit.ly/2HEE9wY (дата обращения: 19.05.2018) .

Чарторыйский А. Ю. Мемуары князя Адама Чарторыйского и его переписка с императором Александром I / пер. с фр. А. Дмитриевой; ред. и вступ. ст. А. Кизеветтера // Библиотека Максима Мошкова. — URL: bit.ly/2HEE9wY (дата обращения: 19.05.2018) .

–  –  –

от своих подданных. «Он управлял обитателями своей страны в соответствии со своим сиюминутным настроением — перемещал их, оскорблял, наказывал, калечил, складывал в сундучок для игрушек, — как делал это когда-то в детстве со своими игрушками» 1, — написал исследователь исторического наследия России, писатель Анри Труайя .

С первых дней своего правления он с пылом берется за преобразования, которые вызвали большое удивление и недоумение у дворян. В государстве и при Дворе он вводит новые порядки, которым под страхом репрессий обязан подчиняться каждый .

Один из первых его указов касался формы одежды, предписывающий всем военным и гражданским лицам одеваться в соответствии с введенной императором новой модой. «Ни один офицер, — вспоминает Н. А. Саблуков, — ни под каким предлогом не имел права являться куда бы то ни было иначе как в мундире» 2 .

Всем мужчинам запрещалось носить круглые шляпы, высокие сапоги, длинные панталоны, а также завязки на башмаках .

Недовольный расточительством дворян он запрещает им надевать шелковые чулки, которые «в то время стоили в три раза дороже, чем куль муки в девять пудов» 3 .

Вместо них предписывалось надевать гетры, треуголку, высокие ботфорты, перчатки, иметь при себе трость на прусский манер. Волосы следовало зачесывать назад, пудрить и заплетать в тугую косичку. Служащие обязаны были ходить в мундирах, соответствующих их статусу. Все, кто осмелился ослушаться императора, немедленно подвергались наказанию. Жандармы задерживали нарушителей прямо на улице и снимали с них запрещенные предметы одежды. Но больше всего от новых распоряжений Павла I страдали дамы и молодые девушки. Своим очередным указом, касающимся формы одежды придворных дам, он лишил Труайя А. Павел Первый / пер. с фр. Е. А. Трофимова. — СПб. : Амфора, 2014. — С. 122. — (Серия «Великие россияне») .

Саблуков Н. А. Записки о времени императора Павла и его кончине // Исторический вестник. — 1906. — Т. 103. — С. 112 .

Пыляев М. И. Старый Петербург. — С. 380 .

–  –  –

их возможности одеваться в соответствии с собственным вкусом и желаниями. Отныне все дамы обязаны были появляться при дворе в единообразных придворных платьях. «Дамский туалет принял такой же однообразный вид, как мужской» 1, — вспоминал позднее Этьен Дюмон .

Согласно «Объявлению экспедиции церемониальных дел» декабря 1796 года дамам предписывалось иметь робы из черного бархата с длинным черным шлейфом и юбкой. В такой одежде Павел I повелел всем придворным дамам прибыть в Москву на торжества, связанные с его коронацией. Варвара Головина в своих мемуарах вспоминала: «В 1797 году Двор императора Павла I прибыл в Москву и остановился в Петровском дворце. В день коронации все были в парадных платьях. Это был первый раз. Великая княгиня Елизавета, желая дополнить свой туалет, очень искусно прикрепила свежие розы к алмазному цветку, бывшему у нее на груди. Когда она вышла к государыне (Марии Федоровне), та осмотрела ее, и, не говоря ни слова, вырвала розы из ее букета и бросила на пол .

«Это не подходит к парадному платью!», — сказала она. «Это не подходит! — было обычными словами, когда что-нибудь не нравилось .

Великая княгиня остановилась в изумлении, более удивленная этими манерами, действительно не подходившими к коронованию и причастию, чем огорченная судьбой своего букета. Противоречие между постоянно спокойными манерами, достойными и величественными прошлого царствования с мелочностью, взволнованностью и манерами, часто вульгарными, которые Великая Княгиня видела теперь, оскорбляло ее свыше всякой меры» 2 .

На парадные придворные балы все женщины обязаны были приезжать в русских платьях. Эти платья своим фасоном и покроем очень не нравились дамам, так как казались им невзрачными и неудобными. Немецкий ученый, этнограф Иоганн Готлиб Георги в своей книге «Описание всех обитающих в Российском гоДневник Этьена Дюмона об его приезде в Россию в 1803 г. / излож. и отрывки С. Горяинова // Голос минувшего. — 1913. — № 2. — С. 164 .

Головина В. Н. Мемуары. — М. : АСТ : Астрель : Люкс, 2005. — С. 157–158 .

–  –  –

сударстве народов, их житейских обрядов, обыкновенных одежд, жилищ, упражнений, забав, вероисповеданий и других достопамятностей», изданной в С.-Петербурге в 1799 году, сообщал:

«Женщины придворные одеваются в так называемое русское платье, но оное весьма мало отвечает сему наименованию, и есть паче утонченного европейского вкуса, ибо и сам вид оного больше на вид польского похож» 1 .

Балы, концерты и театральные представления чаще всего проходили в Гатчине, где император любил устраивать военные маневры .

Так, например, 30 августа 1797 г. в Кавалергардской зале Гатчинского дворца был дан бал, на который, в соответствии с полученными накануне повестками, дамы обязаны были прибыть в русском платье, кавалеры в праздничных кафтанах, а офицеры в мундирах и башмаках. Павел I строго следил за тем, чтобы все его подданные в обязательном порядке следовали его предписаниям. Очень часто праздники омрачались разными наказаниями, например, арестом или ссылкой офицеров в отдаленные гарнизоны без всякого предупреждения только потому, что они допустили небрежность в одежде. Энгельгардт вспоминал о случае, который произошел на балу в Казани с военным губернатором Лассием: «Государь танцевал польский со многими дамами. Увидя военного губернатора Лассия в башмаках и с тростью, подошед к нему, он сказал: «Как? Лассий в башмаках и с тростью?» — «А как же?» — «Ты бы спросил у петербургских». — « Я их не знаю». — «Видно, ты не любишь петербургских; так я тебе скажу: когда ты в сапогах, знак, что готов к должности, и тогда надо иметь трость; а когда в башмаках — знак, что хочешь куртизировать дам, тогда трость не нужна» 2 .

Благосклонность императора к небрежности, допущенной губернатором, объясняется тем, что тот был иностранец, но вот Георги И. Г. Описание всех обитающих в Российском государстве народов, их житейских обрядов, обыкновенных одежд, жилищ, упражнений, забав, вероисповеданий и других достопамятностей. — 2-е изд. — СПб. : Русская симфония, 2005. — С. 512 .

Энгельгардт Л. Н. Записки. — М. : Новое литературное обозрение, 1997. — С. 44–45 .

–  –  –

русский офицер за такую ошибку мог бы сурово поплатиться .

Небольшие отступления от этикета допускались на Малых балах, а также во время «вечерних собраний» в Кавалергардской или Кавалерской комнатах Дворца. Тогда дамы могли позволить себе появиться перед императором не в русском платье, а в бальном .

На придворные балы все приглашенные должны были являться обязательно. Тот, кто по той или иной причине пропускал бал, «заносился на особый лист и, таким образом, об этом доходило до сведения государя» 1, — сообщал Саблуков. Не позволялось также приезжать на бал позже императора. Польский публицист О. А. Пржецлавский в своих воспоминаниях описывает один случай: «Шишков был флигель-адъютантом императора Павла. Однажды в дежурство Александра Семёновича государь принял бал у князей Гагариных, данный в великолепном доме, в Большой Миллионной. Обязанность дежурного флигель-адъютанта была следовать нога в ногу за государем на случай каких-нибудь приказаний. Бал продолжался уже несколько времени; Павел Петрович был весел и разговорчив. Вдруг отворяется дверь и в ней показывается граф К***. Государь, видимо, признал неуместным, что, зная о присутствии его на бале, один из званных позволил себе явиться позже высочайшего гостя. Едва граф успел переступить порог, как государь, обращаясь к Шишкову, говорит: «Флигель-адъютант, ступай к графу К*** и скажи ему, что он дурак». Александр Семенович говорил, что никогда в жизни не был в таком затруднительном положении, как в эту минуту, тем более, что тот, кому велено было сказать такую любезность, был знатная особа. Но делать было нечего. Он подходит к этой особе и с низким поклоном начинает: «Государь император приказать…». Но государь, пошедший вслед за ним, перебивает и вскрикивает: «Не так, говори, как приказано и больше ничего». После того молодой офицер, снова раскланявшись, во всеуслышание произнес: «Ваше сиятельство, Мемуары графини Головиной. Записки князя Голицына / отв. ред. С. Никитин. — М. : Три века истории, 2000. — С. 160. — (Серия «Русские дневники .

Письма. Воспоминания») .

–  –  –

вы дурак». «Хорошо», — похвалил государь и отошел. На другой день Шишков ездил к графу извиняться в невольной дерзости» 1 .

Упиваясь своей властью и могуществом, Павел I все время придумывает новые правила, порядки, которые, так или иначе, должны подчеркнуть величие его царственной особы. Все подданные, где бы они не находились — на улице, в учреждении или во дворце, при его появлении каждый раз должны были демонстрировать ему свое почтение и подчинение. Так, например, приезжая на бал, все гости обязаны были следить за перемещениями императора по залу, потому что категорически запрещалось поворачиваться к нему спиной. Можно представить, какое моральное напряжение и физическое неудобство испытывали гости во время таких развлечений. Шарль Массон, побывавший на одном из таких балов, позднее вспоминал: «На придворных балах танцорам нужно было изо всех сил извиваться, чтобы танцуя, постоянно быть обращенным к нему лицом, где бы он ни находился» 2 .

Бал начинался обычно в шесть часов вечера. Павел I вместе с императрицей открывали бал торжественным полонезом. Затем исполняли менуэт, который государь очень любил и выделял среди прочих танцев. Танцуя его, он преображался, его движения «становились грациозными, а на лице появлялось выражение рыцарской учтивости» 3 .

В танцевальной программе придворного бала, помимо полонеза и менуэта, были представлены кадрили, гавоты и контрдансы .

Вальс, получивший распространение в России во времена Екатерины II, в период правления Павла I был признан вульгарным и неприличным танцем. В 1799 году своим указом он запретил танцевать вальс на балах под страхом сурового наказания. РеабиЛаврентьева Е. В. Светский этикет пушкинской поры. — М. : Олма-Пресс, 1999. — С. 15 .

Массон Ш. Секретные записки о России. — М. : Новое литературное обозрение, 1996. — С. 92 .

Выскочков Л. В. Будни и праздники императорского двора. — Санкт-Петербург, «Питер СПб». 496 с. [Электронный ресурс]. URL: https://goo.gl/Zk4i8d (дата обращения 19.05.2018) .

–  –  –

литирован этот танец был благодаря стараниям Анны Лопухиной, фаворитки Павла Петровича, которая очень любила вальсировать .

Варвара Головина в своих воспоминаниях сообщала: «В Петербурге балы давались часто, чтобы удовлетворить страсть к танцам м-ль Лопухиной. Она любила вальсировать, и этот невинный танец, запрещенный до сего времени как неприличный, был введен при дворе» 1 .

С благосклонного разрешения императора танцоры, наконец, вновь получили возможность кружиться по залам дворца в ритме вальса, а оставшиеся без приглашения дамы могли тешить уязвленное самолюбие, обсуждая танцующих счастливиц. «… У нее, говорят, совсем особая манера вальсировать, едва ли приличная женщине, причисляющей себя к хорошему обществу. Третьего дня в Собрании она вальсировала с такой резвостью, что у нее растрепалась вся прическа, то есть буквально все, что было у нее на голове, очутилось на полу», — смаковали мельчайшие подробности скучающие дамы в ожидании следующего танца» 2 .

Вскоре, к большой радости всех женщин, фаворитка Павла I — Лопухина, не любившая придворный костюм, сумела уговорить императора вернуть дамам право появляться на придворных балах в платьях, сшитых по собственному усмотрению. «Придворный костюм мешал танцевать Лопухиной, она находила его малоизящным, и появился приказ, чтобы дамы в выборе костюмов руководились только своим вкусом. Этот приказ, которому вся молодежь подчинились с самым большим удовольствием, был причиной огорчения Государыни. До сего времени она проявляла в этом отношении строгость, граничившую с преследованием, что очень не нравилось молодым особам, они торжествовали теперь, видя, что и Государыня обязана подчиниться общему правилу» 3 .

Головина В. Н. Мемуары. — С. 200 .

Лопухина М. А. Письмо Хюгель А. М., 23 февраля / 7 марта 1845 г. Москва // Российский Архив. История Отечества в свидетельствах и документах XVIII– XX вв.: альманах. — М. : Студия ТРИТЭ: Российский Архив, 2001. — Т. XI. — С. 280 .

Головина В. Н. Мемуары. — С. 201 .

–  –  –

Большое внимание уделяет Павел I церемониальным и представительским делам, особенно подробно останавливается на придворном этикете. «Нет мелочей, до которых не снизошел бы этот обожающий пустяки император» 1, — отметил в своих записках французский поэт и мемуарист Шарль Массон .

Варвара Головина, продолжая эту тему, в своих мемуарах написала: «Император вкладывал в представительство и приемы всю свою склонность к преувеличению» 2 .

Придворный этикет становится суровым, отягощённым нелепыми условностями и ритуалами. Павлу нравится внушать своим подданным страх. «Ужас, им внушаемый, заставлял всех с трепетом и покорно опущенной головой подчиняться всем его приказаниям, самым неожиданным и странным» 3 .

Так, например, напыщенным и смешным выглядел введенный императором обряд коленопреклонения и целования руки монаршей особы. Этой процедуре подвергались все приглашенные во дворец гости. Дворцовый этикет подробно определял порядок проведения этой церемонии. «При церемонии целования руки, повторявшейся постоянно при всяком удобном случае, по воскресеньям и по всем праздникам, нужно было, сделав глубокий поклон, стать на одно колено и в этом положении приложиться к руке императора долгим и, главное, отчетливым поцелуем, причем император целовал вас в щеку. Затем надлежало подойти с таким же коленопреклонением к императрице и потом удалиться, пятясь задом, благодаря чему приходилось наступать на ноги тем, кто продвигался вперед. Это вносило беспорядок, несмотря на усилия обер-церемониймейстера, пока двор лучше не изучил этот маневр и пока император, довольный выражением подчинения и страха, которое он видел на всех лицах, сам не смягчился Массон Ш. Секретные записки о России. — С. 94 .

Головина В. Н. Мемуары. — С. 167–168 .

Чарторыйский А. Ю. Мемуары князя Адама Чарторыйского и его переписка с императором Александром I / пер. с фр. А. Дмитриевой; ред. и вступ. ст. А. Кизеветтера. — М. : К. Ф. Некрасов, 1912–1913 // Библиотека Максима Мошкова. — URL: bit.ly/2HEE9wY (дата обращения: 19.05.2018) .

–  –  –

в своей строгости» 1, — вспоминал свидетель этих сцен князь Чарторыйский .

«Горе тому, кто, будучи допущен к поцелую сухой руки Павла, не стучал коленом об пол с той же силой, с какой солдат ударяет оружейным прикладом. Нужно было также, чтобы чмоканье губ на руке раздалось во всеуслышание, дабы засвидетельствовать поцелуй, как и преклонение колен. Князь Голицын, камергер, был немедленно отправлен под арест самим Его Величеством за то, что сделал поклон и поцеловал руку слишком небрежно» 2, — сообщал француз Шарль Массон .

Стремясь навести идеальный порядок в стране, император решает существенно изменить жизнь русского общества и ввести строжайший надзор над всеми его представителями. В течение своего непродолжительного правления он успел издать более 2000 именных законов, указов и актов, касающихся разных областей деятельности государства. Среди этих актов были и такие, которые касались личного бытия граждан, определяли распорядок их дня, регулировали правила проведения общественных увеселений и даже определяли обеденное меню чиновников и военных .

Так, например, стремясь приучить подданных к умеренности, он «назначил число кушаньев по сословиям, а у служащих по чинам:

майору определено было иметь за столом три кушанья». Желая проверить, как его офицеры исполняют указ, Павел I, посетив

Сумский гусарский полк, спросил Якова Петровича Кульнева:

— Господин майор, сколько у вас за обедом подают кушаньев?

Кульнев, человек бедный, отпустивший на волю задаром всех своих крестьян, не мог роскошествовать и обходился одним блюдом.

Зная предельный педантизм Павла и ведая, что он не прощает малейшей неправды, ответил:

— Три, Ваше Императорское Величество .

Чарторыйский А. Ю. Мемуары князя Адама Чарторыйского и его переписка с императором Александром I / пер. с фр. А. Дмитриевой ; ред. и вступ. ст. А. Кизеветтера. — М. : К. Ф. Некрасов, 1912–1913 // Библиотека Максима Мошкова. — URL: bit.ly/2HEE9wY (дата обращения: 19.05.2018) .

Массон Ш. Секретные записки о России. — С. 92 .

–  –  –

— А позвольте узнать, господин майор, какие?

— Курица плашмя, курица ребром и курица боком, — отвечал находчивый офицер .

Император, довольный ответом офицера, расхохотался» 1 .

Всем гражданам, по свидетельству Этьена Дюмона, было запрещено показываться раздетыми у окон. Мужчинам не полагалось ходить в халатах. Упущение такого рода подвергалось наказанию заключением в исправительном доме 2 .

Если жители столицы хотели повеселиться, устроить званый вечер или бал, то заранее должны были исхлопотать разрешение на его проведение. Кроме того, хозяевам домов, где проходил танцевальный вечер, очень часто приходилось мириться с присутствием на торжестве пристава в полицейском мундире. Если же у кого-то проходила несанкционированная вечеринка, то полицейские без стеснения входили в дом, в котором замечали «сильное освещение — признак сборища» 3 .

«… Не имея никакой возможности предвидеть последствия соединённого с произволом сумасбродства, люди жили в постоянном страхе. Вскоре дошло до того, что боялись даже принимать у себя гостей; когда приезжали друзья, плотно закрывали ставни, а если давали бал, то отсылали кареты, дабы не привлекать к себе излишнего внимания» 4, — вспоминала Виже-Лебрен .

Приспособившись к данным обстоятельствам, дворяне, не желавшие отвыкать от веселой жизни, плотно зашторив окна и закрыв двери, «веселились до упаду и повесничали на славу». Варвара Головина в своих мемуарах написала: «Потрясение, происшедшее от замены самого мягкого царствования режимом террора, проРусский литературный анекдот конца XVIII — начала XIX века / вступ .

ст. Е. Курганова, сост. и примеч. Е. Курганова, Н. Охотина. — М. : Художественная литература, 1990. — С. 81 .

Дневник Этьена Дюмона об его приезде в Россию в 1803 г. // Голос минувшего. — 1913. — № 4. — С. 137 .

Дневник Этьена Дюмона об его приезде в Россию в 1803 г. — С. 163 .

Воспоминания г-жи Виже-Лебрен о пребывании ее в Санкт-Петербурге и Москве. 1795–1801. — С. 76 .

–  –  –

извело совершенно неожиданное действие, которое было необъяснимым, если не было известно, что крайности соприкасаются .

В большинстве случаев, когда не дрожали от страха, то впадали в безумную веселость. Никогда так не смеялись, никогда так удачно не подхватывали смешные стороны, преувеличивая их» 1 .

В последние годы царствования император реже проводит праздники и балы, но по случаю своего новоселья в Михайловском замке в феврале 1801 года он устраивает грандиозный бал, на который приглашает около трех тысяч гостей. Этот бал особенно запомнился современникам. Новый дворец был настолько сырым, «что в первый раз, когда император дал в нем бал, в комнатах стоял такой туман от зажженных восковых свечей, что везде была густая мгла, и тысячи свечей мерцали, как тусклые фонари на улице. Гостей можно было с большим трудом различить в конце каждой из зал;

они как тени двигались в потемках. Все дамские наряды и уборы отсырели и в полутьме казались одного цвета. Дворец для всех был крайне неудобен, беспрестанно нужно проходить по коридорам, в которых дул сквозной ветер» 2, — рассказывал М. И. Пыляев .

Бальное торжество произвело на всех присутствующих тяжелое впечатление. Гости во влажном тумане дворца казались друг другу зловещими призраками и мечтали быстрее покинуть это неуютное место. Один Павел Петрович был доволен всем происходящим. Это был последний бал императора .

Царствование Павла I было непродолжительным. Став императором, он хотел быть для своего народа любящим и заботливым государем–отцом. Обладая обостренным чувством справедливости, Павел Петрович мечтал навести в своем государстве порядок и приучить жить дворян в соответствии со своими представлениями о нравственности и морали. Склонный к романтизму Павел I хотел быть для всех рыцарем чести, совести и достоинства, но стал самым непредсказуемым и непоследовательным монархом в истории России .

Головина В. Н. Мемуары. — С. 167–168 .

Пыляев М. И. Старый Петербург. Рассказы из былой жизни столицы. — С. 379 .

–  –  –

Подводя итог царствования Павла I, его современник Адам Чарторыйский сказал: «Несомненно, Россия страдала под управлением такого человека, душевное равновесие которого было весьма сомнительно. …Император Павел вел империю полным ходом к неисчислимым потерям и разложению, внеся полную дезорганизацию сил страны и правительственной машины, в том виде, как она существовала до него в России. …Он царствовал порывами, минутными вспышками, не заботясь о последствиях своих распоряжений, как человек, не дающий себе никакого труда размыслить, взвесить все обстоятельства дела, за и против, который приказывает и требует только немедленного исполнения всякой фантазии, какая ему придет в голову…» 1 .

К большому несчастию государя с этими словами были согласны многие его подданные. В ночь на (12) 24 марта 1801 года Павел I в покоях Михайловского дворца был убит группой заговорщиков. Смерть его была такой же быстрой и трагичной, как и вся его жизнь. «Россияне смотрели на сего монарха, как на грозный метеор, считая минуты и с нетерпением ожидая последней… Она пришла, и весть о том в целом государстве была вестию искупления: в домах, на улицах люди плакали от радости, обнимая друг друга, как в день светлого Воскресения» 2, — написал после смерти Павла I историк Н. М. Карамзин .

«Царство ужаса и террора», наконец, завершилось .

Александр I

После кончины Павла I, его первенец, цесаревич Александр принимает на себя бремя царствования. Эпоху правления Александра I можно условно разделить на два периода. Первый — активный, деятельный, когда он — в центре государственной, Цареубийство 11 марта 1801 года: Записки участников и современников — СПб.: у А. С. Суворина, 1908. — С. 263–264 // Государственная публичная историческая библиотека России. — URL: bit.ly/2HLjpjL (дата обращения: 19.05.2018) .

Карамзин Н. М. Записка о древней и новой России в ее политическом и гражданском отношениях. — М. : Наука, 1991. — С. 46 .

–  –  –

политической и светской жизни общества, в гуще событий, развлечений, парадов и бесконечных путешествий по России и загранице. Второй — период исканий, религиозного созерцания, погружения в мир душевных переживаний, уход от внешней суеты, блеска и помпезности. Время, когда он внутренне одинок и жаждет духовного совершенствования .

Царствование Александра Павловича начинается с объявления манифеста 12 марта 1801 года, в котором государь сообщает народу свою волю: «Мы, восприемля наследственный Императорский Всероссийский престол, восприемлем купно и обязанность управлять Богом нам врученный народ по законам и по сердцу в Бозе почившей Августейшей Бабки нашей Государыни Императрицы Екатерины Великия, коея память нам и всему Отечеству вечно пребудет любезна, да, по Ея премудрым намерениям шествуя, достигнем вознести Россию на верх славы» 1. Этим заявлением новый государь сообщал своим подданным, что отныне все его действия будут направлены на утверждение прежних порядков и привилегий для дворян. Русское общество с большой радостью встретило новость о вступлении Александра I на престол. «Съезжались со всех сторон государства, чтобы поглядеть на молодого Государя, любимого внука Екатерины II, воспоминание о которой жило во всех сердцах. Достаточно было одного этого наименования, чтобы привлечь к нему любовь всех подданных. Но все в нем способствовало доведению этой любви до восторженности и вызывало самые сладкие надежды. Восхваляли его добродетели, оправдывали то, что могло в нем не нравиться. Никогда начало царствования не было более блестящим» 2, — вспоминала В. Н. Головина .

Чтобы смягчить тяжелые впечатления о времени царствования своего отца, Александр отменил многие указы и распоряжения, введённые при жизни Павлом. К большой радости офицеров он Платонов С. Русская история. — М. : Эксмо, 2015. — С. 466. — (Серия «Библиотека всемирной литературы») .

Головина В. Н. Мемуары. — С. 257 .

–  –  –

восстановил прежнюю военную форму, снял запрет на импорт, позволив светской знати свободно ввозить в Россию предметы роскоши из Европы, вернул дворянам право самостоятельно выбирать для себя одежду, руководствуясь собственными вкусами, упростил придворный церемониал, отменил торжественные императорские выезды. В «Исторических мемуарах об императоре Александре и его дворе» графиня Шуазель-Гуфье София вспоминала: «Восшествие на престол Александра ознаменовалось актами справедливости и благотворительности. Александр уничтожил при дворе чрезвычайные строгости этикета, введенные в предшествующее царствование… Первая круглая шляпа, появившаяся на улицах Петербурга, произвела, как говорят, целую сенсацию… Всем и каждому в империи было предоставлено право выезжать за пределы страны. — Таково было счастливое начало царствования Александра. Государь этот предоставлял своим подданным и обеспечивал за ними всю ту свободу, которую они разумно могли требовать» 1 .

«В России наступил «золотой век» 2, — восторженно сообщала Виже-Лебрен .

В императорском дворце и роскошных домах богатых сановников балы, маскарады, званые вечера шли нескончаемой чередой. Общество радовалось возвращению веселой и беззаботной жизни. Молодой государь, поддавшись всеобщему настроению, с увлечением окунается в круговерть развлечений, устраивает балы у себя во дворце и с большим удовольствием принимает приглашения на частные .

Ежегодно, 1 января, по распоряжению Александра Павловича двери Зимнего дворца раскрывались для многочисленной петербургской публики, и разодетые в красочные костюмы дамы и кавалеры устремлялись на новогодний бал-маскарад. «Более тридцати тысяч билетов раздавалось желающим быть в этом маШуазель-Гуфье С. Исторические мемуары об императоре Александре и его дворе / предисл. А. Кизеветтера // Библиотека Максима Мошкова. — URL: bit .

ly/2qLeAis (дата обращения: 19.05.2018) .

Воспоминания г-жи Виже-Лебрен о пребывании ее в Санкт-Петербурге и Москве. 1795–1801. — С. 217 .

–  –  –

скараде. По разнообразию костюмов и многочисленности посетителей маскарада подобного не бывало. С восьми часов вечера бесконечный ряд великолепных комнат дворца открывался и в какой-нибудь час времени заполнялся пестрою толпою. Черкесы, грузины, армяне, татары в национальных костюмах, толпа купцов с окладистыми бородами, в длиннополых сибирках и в круглых шляпах, с женами и дочерьми в парчовых и шелковых платьях, в жемчугах и бриллиантах, офицеры, иностранные посольства, в парадных мундирах» 1 .

По многочисленным залам дворца сновали рыцари в латах, гусары, уланы, девушки в разноцветных домино и почтенные дамы, сияющие золотом, серебром и драгоценными камнями. В назначенное время раскрывались двери, и из внутренних покоев к гостям выходил император и все царское семейство. Александр Павлович, исполняя роль гостеприимного и радушного хозяина, общался с гостями, любезничал с дамами, прохаживался из одной залы в другую .

«Присутствие монарха с августейшею фамилию и двором — все это делало такой маскарад вполне торжественным» 2 .

«В залах расставлено было множество буфетов с золотой и серебряной посудой, с прохладительными напитками всякого рода, отличными винами, пивом, медом, квасом, с обилием кушаний всякого рода от самых изысканных до простонародных… Толпа вокруг буфетов сменялась толпою, по мере того, как они опоражнивались и снова наполнялись… Иностранцы не могли надивиться порядку и приличию толпы и доверчивости государя к своим подданным, которые с любовью, преданностью и чувством самодовольства теснились вокруг него в течение 5 или 6 часов .

Тут не соблюдалось ни малейшего этикета, в то же время никто не злоупотреблял близостью к царской особе» 3, — вспоминали современники .

–  –  –

В этот день, как никогда, присутствующие на балу ощущали свое полное единство с государем, а он — с народом. Этот новогодний бал–маскарад стал для Петербурга традиционным. Александр I на протяжении многих лет исправно исполнял роль гостеприимного хозяина дома, оказывая внимание и уважение своим многочисленным гостям. Граф Жозеф де Местр, побывавший на новогоднем балу во дворце 1 января 1817 года, писал в одном из своих «петербургских писем»: «У императора правило при подобных праздниках забывать, что он Государь и делается просто светским человеком высшего круга общества. Постоянно слышно, как он говорит: «я имел честь быть вам представленным, сударыня…», «прошу вас извинить меня», «позволите ли вы мне…», точно так, как всякий другой светский человек» 1 .

На бал молодые юноши и девушки ездили не только для того, чтобы научиться правилам светского общежития и достойно зарекомендовать себя в обществе. Здесь можно было также найти для себя «выгодную партию». Славилась своими невестами Москва. Каждый год, в бальный сезон, из многих провинциальных городов России в гостеприимную столицу съезжались дворяне со всем своим многочисленным семейством, чтобы себя показать и других посмотреть, а если повезет, то найти завидных женихов для своих дочек. «Не одно московское дворянство, но и дворяне всех почти великороссийских губерний стекались сюда каждую зиму, чтобы повеселить в нем жен и дочерей» 2, — вспоминал Ф. Ф. Вигель. Каждый вторник огромное количество экипажей устремлялось к дверям Благородного Собрания. Почтенные мужчины, важные дамы, молодые девицы, лихие офицеры и разодетые франты — все устремлялись в залы Собрания, где уже шумела многотысячная толпа приехавших на бал людей .

Петр Андреевич Вяземский отмечал: «Дворянский клуб или

Московское благородное собрание было сборным местом русМестр де Ж. Петербургские письма / сост., пер. и предисл. Д. В. Соловьева. — СПб. : Инапресс, 1995 // Priflib. — URL: bit.ly/2HCz7QG (дата обращения:

19.05.2018) .

Вигель Ф. Ф. Записки: в 3 ч. / под ред. С. Я. Штрайха // Библиотека Максима Мошкова. — URL: bit.ly/2HH76Vu (дата обращения: 19.05.2018) .

–  –  –

ского дворянства. Пространная и великолепная зала в красивом здании, которая в то время служила одним из украшений Москвы и не имела себе подобной в России, созывала на балы по вторникам многолюдное собрание, тысяч до 3, до 5 и более. Это был настоящий съезд России, начиная от вельможи до мелкопоместнаго дворянина из какого-нибудь уезда Уфимской губернии, от статсдамы до скромной уездной невесты, которую родители привозили в это собрание с тем, чтобы на людей посмотреть, а особенно себя показать и, вследствие того, выйти замуж. Эти вторники служили для многих исходными днями браков, семейного счастия и блестящих судеб… Для многих из нас эти вторники долго теплились светлыми днями в летописях сердечной памяти» 1 .

Именно в залах Дворянского собрания происходили главные смотрины всех российских невест, поэтому попасть сюда стремились и богатые вдовцы, и безусые юнцы, и стареющие девы, и начинающие выходить в свет молодые барышни. Янькова вспоминала: «Балы в Собрании были очень нарядны и многолюдны; все, имевшие в Москве собственные дома, ежели хотели ездить в Благородное собрание, должны были записаться как члены, а посетительских билетов не могли иметь. Не помню, какой номер билета был у меня в тот год, но у которой-то из моих дочерей был № 1000 для девиц: поэтому можно себе представить, поскольку персон бывало на больших балах в благородном собрании» 2 .

Нарядно одетые девушки в легких, воздушных платьях разных оттенков, сияя молодостью и красотой, представляли собой яркий, ухоженный цветник, заботливо выращенный усилиями многочисленных бабушек, маменек и тетушек .

«Дворянское собрание было после 1820-х годов во всем блеске… По возвращении нашем из Петербурга я застала на балах дочь моей двоюродной сестры, графини Елизаветы Степановны Салтыковой — Сашеньку. Очень была она мила, свежа лицом, Вяземский П. А. Полное собрание сочинений: В 12 т. T. 7 // Библиотека Максима Мошкова. — URL: bit.ly/2HNb6Y3 (дата обращения: 19.05.2018) .

Благово Д. Рассказы бабушки. Из воспоминаний пяти поколений, записанных и собранных ее внуком Д. Благово. — С. 223 .

–  –  –

привлекательна, стройная, живая, преумная и прелюбезная, одна дочь у матери, которая только ею и дышала; знали, что дадут за нею немало, так около девочки мужчины, точно рои пчел, так и жужжали» 1, — вспоминала Янькова .

К сожалению, не всем везло так, как Салтыковой Сашеньке, бывали случаи, когда девушки, не имеющие хорошего приданного и привлекательной внешности, вынуждены были долгие годы ездить на балы в поисках своего будущего мужа. Перед каждым балом поднаторевшие в искусстве кокетства маменьки, наставляли своих несмелых и застенчивых дочек в женских хитростях, рассказывали, как следует вести себя с молодыми людьми, как улыбнуться, что сказать, чтобы привлечь их внимание .

Петр Александрович Муханов в рассказе «Сборы на бал» достаточно точно передал волнения и переживания почтенной дамы о своей засидевшейся в невестах дочери. «Беда с дочерьми! хлопочи с утра; обо всем надобно подумать самой… Ты целый вечер не танцевала: ты всегда умеешь сесть там, где тебя никто не заметит. Мне надоело 12 лет сряду возить тебя на балы без всякой пользы. Ты приедешь, сядешь в угол, повесишь нос, нахмуришь брови, когда к тебе подходят; не скажешь двух слов, не можешь попросить кавалера сесть возле тебя, не можешь заговорить с ним о танцах, спросить, с кем он танцует котильон: тогда иной, может быть, из учтивости попросил бы тебя танцевать с ним. Граф Чванов подошел к тебе — ты отвечала ему так сухо, что он повернулся и ушел, а, может быть, он имел на тебя виды. Князь Блестов смотрел на тебя в лорнет, верно, с намерением; а ты не поправилась, не только не подняла головы, но глаза опустила, точно как провинциалка. Миленов позвал тебя на польский, может быть, с тем, чтоб изъясниться: ты пошла как будто поневоле и, верно, не открыла рта, не сказала ему ничего приятного, привлекательного. За ужином села со старыми девушками, точно как будто ты сама сознаешься, что им погодка! …Майор, который приехал Благово Д. Рассказы бабушки. Из воспоминаний пяти поколений, записанных и собранных ее внуком Д. Благово. — С. 267 .

–  –  –

с решительным желанием — жениться, а я тебе решительно объявляю, чтобы ты непременно ему понравилась. Если он на тебя взглянет, то старайся на него посмотреть так, чтобы ваши глаза встретились, и в это время улыбнись, потому что улыбка изображает небесную душу; сделай какое-нибудь движение, чтобы показать, что ты ловка. Если он тебя позовет на польский, то встань с приятностью, дай руку с ловкостью, взгляни приветливо, говори с ним много, особенно о сельской жизни, о семейственном счастии, о скуке большого света, но все это умненько, так, чтоб он не мог заключить, что свет тебе знаком уже 12 лет… Будь уверена, любезная Лизанька, что я, с своей стороны, сделаю все, что могу, но нельзя выйти замуж без собственных забот, без желания нравиться, без заманчивых достоинств» 1 .

Более предприимчивые матушки, не надеясь на ловкость и изобретательность своих дочерей, брали инициативу в свои руки и, не теряя времени понапрасну, ходили по кавалерам, уговаривая их потанцевать с любимыми чадами. Жихарев П. С.

вспоминал:

«Меня уверяли, что если девушка пропускает танцы или на какой-нибудь из них не ангажирована, то это непременно ведет к каким-то заключениям. Правда ли это? Уж не оттого ли иные mamans беспрестанно ходили по кавалерам, особенно приезжим офицерам, и приглашали их танцевать с дочерьми: «Батюшка, с моею-то потанцуй» 2 .

Если за невестами молодые люди ехали в Москву, то сделать блестящую карьеру стремились в Петербурге. Близость двора, присутствие Императорской семьи будоражили чувства и подстегивали к решительным действиям: заручиться поддержкой и покровительством знатных особ, получить выгодное место или должность, войти в высший свет общества и стать своим на придворных балах. Приглашение во дворец являлось своего рода пропуском в круг избранных. Получить этот счастливый билет Муханов П. Московская литературная мозаика // Библиотека Кеменкири. — URL: bit.ly/2HxSGtk (дата обращения: 19.05.2018) .

Жихарев С. П. Записки современника. — М. : Захаров, 2004. — С. 27. — (Серия «Биографии и мемуары») .

–  –  –

мечтали многие юноши и мужчины. Вигель Ф. Ф. в своих воспоминаниях писал: «Особые милости двора, кому бы они ни были оказаны, конечно, и тогда служили лучшей рекомендацией в лучшее общество… Принадлежать к сему обществу было верхом желаний моего тщеславия» 1 .

Императорские балы делились на традиционные, которые устраивались из года в год, как, например, январский бал-маскарад, и на специальные .

Специальные устраивали по особым случаям: — важных политических событий, военных побед, прибытия важных иностранных гостей, рождения наследника, бракосочетания членов царской фамилии и т. д. Так, например, в 1809 г. император Александр I в честь визита в Россию прусского короля Фридриха Вильгельма I и его жены, королевы Луизы, дал большой бал в Зимнем дворце. Графиня Шуазель написала: «В честь их в Зимнем дворце состоялись роскошные празднества, между прочим, фейерверк, стоивший громадных денег, и бал, в котором приняли участие более двадцати тысяч лиц в характерных костюмах. Прусская королева появилась на нем в великолепном русском костюме, оцененном в сто тысяч рублей: она нашла его перед балом в своей уборной. Вот как Александр умел сострадать невзгодам августейших лиц и уважать их!» 2 В июне 1812 года в окрестностях Вильно прошел бал по случаю заключения мирного договора между Российской и Османской империей, завершивший Русско-турецкую войну 1806–1812 годов. Именно на этом балу Александр I узнал о вторжении наполеоновских войск в Россию. Графиня Шуазель, бывшая на этом балу, вспоминала: Дамы в покрытых цветами элегантных туалетах уселись в круг на паркетной площадке, на лужайке, занимавшей место галереи и украшенной благоухающими померанцами .

Вигель Ф. Ф. Светская жизнь Российской империи. — М. : ОЛМА Медиа Групп, 2016. — С. 71 .

Шуазель-Гуфье София. Исторические мемуары об императоре Александре и его дворе/предисл. А. Кизеветтера // Библиотека Максима Мошкова.

— URL:

bit.ly/2qLeAis (дата обращения: 19.05.2018) .

–  –  –

Толпа лиц, привлеченных любопытством и в особенности желанием созерцать своего государя, разбилась на отдельные кружки .

Со всех сторон в различных местах парка раздавались гармоничные звуки духовых инструментов: это музыканты императорской гвардии играли избранные номера. Блестящее собрание разряженных женщин, военных в богатых мундирах и орденах с алмазами;

рассыпавшаяся на зеленой лужайке огромная толпа, пестревшая разнообразными и блестящими цветами своих одежд, старые деревья, образовывавшие обширные пространства зелени; река Вилия, отражавшая в своем извилистом течении и лазурное небо … — все представляло чудную картину. Но вот появился государь…, и все взоры сосредоточились на нем одном. Государь был в этот день в форме Семеновского полка, с отворотами небесно-голубого цвета, который удивительно шел к нему. Государь обошел круг дам, которым он не позволил вставать даже тогда, когда он к ним обращался; затем он вступил в разговор с некоторыми из присутствующих мужчин. Дам пригласили освежиться прохладительными напитками; затем государю предложили открыть бал на площадке, чтобы собравшаяся толпа могла насладиться этим зрелищем .

Со свойственной ему любезностью государь согласился, и пригласил на полонез г-жу Беннигсен, исполнявшую роль хозяйки бала;

затем он танцевал с г-жой Барклай де Толли, потом со мной, и при звуках музыки мы поднялись в главную танцевальную залу, обширную и ярко освещенную. Я не стану повторять здесь все комплименты, с которыми государь соблаговолил обратиться ко мне, так же, как ко всем присутствующим дамам: подробности эти заняли бы слишком много места, безграничная галантность государя не поддается описанию. Никто в такой степени не обладал искусством придать грациозный оборот самым обыкновенным выражениям и удивительным тактом, проистекавшим не только от находчивости, но и от редкой сердечной доброты… Кто бы подумал, при виде любезности и оживления, проявленных в этот вечер Александром, что он как раз во время бала получил весть, что французы перешли Неман и что их аванпосты находятся всего в десяти милях

– 63 – Культура университетского бала от Вильны!.. Шесть месяцев спустя Александр говорил мне, как он страдал от необходимости проявлять веселость, от которой он был так далек. Как он умел владеть собой!» 1 .

В 1814 году в Павловске был устроен праздник уже по случаю блестящей победы русской армии над Наполеоном и триумфального возвращения их на родину. По этому поводу в парке построили Розовый павильон, в котором был дан торжественный ужин, а затем бал .

1 июля 1817-го года во дворце прошел роскошный бал в честь бракосочетания великого князя Николая Павловича и великой княгини Александры Федоровны. «Эти балы при дворе были в то время довольно часты. Они назывались bals pares или куртаги и состояли из одних польских. Государь с императрицей Марией Федоровной, великий князь Константин с императрицей Елизаветой Алексеевной, в. к. Николай с великой княгиней, в. к. Михаил с принцессой Виртембергской, а сзади их генерал-адъютанты и придворные кавалеры с придворными дамами попарно, при звуках польского, входили в бальную залу. К ним присоединялись пары из собравшихся уже гостей. Государь, обойдя кругом залу, поклонясь, оставлял императрицу и переменял даму. При перемене дам он строго наблюдал старшинство чина и общественное положение их мужей. Император шел в первой паре только открывая бал, потом обыкновенно он шел во второй. Один из генераладъютантов вел польский, незаметно наблюдая, насколько интересуется государь своей дамой и продолжается ли разговор, судя по этому, он продолжал или кончал круг. Когда Александр шел с прелестной княгиней Трубецкой, рожденной Вейс, или другою интересной дамой, польский переходил и в другие комнаты» 2, — вспоминал камер-паж великой княгини П. М. Дараган .

Шуазель-Гуфье София. Исторические мемуары об императоре Александре и его дворе / предисл. А. Кизеветтера // Библиотека Максима Мошкова.

— URL:

bit.ly/2qLeAis (дата обращения: 19.05.2018) .

Дараган П. М. Воспоминания первого камер-пажа великой княгини Александры Федоровны. 1817–1819 гг. // Библиотека Максима Мошкова. — URL: bit .

ly/2HtxJwp (дата обращения 19.05.2018) .

–  –  –

В декабре 1824 года в Зимнем дворце прошел бал по случаю дня рождения Александра I. Праздник оставил самые приятные воспоминания у гостей, имевших честь присутствовать на этом торжестве. Барон Розен, бывший в числе приглашенных на бал, позднее в своих Записках сообщал: «12 декабря был я в Зимнем дворце на балу: императрица Мария Федоровна каждый год праздновала в этот день рождение императора Александра I. Этот бал был самый роскошный в году по торжественности и по времени года… Как счастливы были лица, удостоившиеся улыбки царской или царского слова! Сколько генералов стояли навытяжку в ожидании этого счастья! Сколько из них выставляли себя напоказ, в ожидании глаз не спускали с малейшего движения государя! …Бальная музыка отличалась особенною приятностью и нежностью. Из танцевавших дам и фрейлин все порхали грациозно; бриллиантов было много, красавиц было мало… На стороне эрмитажной был устроен буфет: ряд больших растворочных дверей были по бокам развешены и украшены золотыми блюдами сверху донизу… Ужин был на славу, а царский стол, особо накрытый посреди столовой для царской семьи, был на чудо! Этот стол окружен и украшен был цветущими деревьями, лучшими цветами, множеством гиацинт и нарциссов. По окончании ужина генералы теснились один пред другим, чтобы сорвать цветочек. Офицеры за длинными столами, вперемежку, не по полкам, требовали лучших вин, и ели и пили на убой, и говор, сперва тихий, становился все громче и веселее по числу опорожненных бутылок бургунского — Кло-де-Вужо и шампанского — Клико» 1 .

Придворные балы начинались, как правило, в половине девятого вечера. Император появлялся на балу в своем неизменном военном мундире, который очень шел к его высокой статной фигуре. По традиции бал открывался торжественным полонезом .

Именно этот танец, по мнению поляков, был достоин монарших особ. В первой паре вставал император с «наипочетнейшей» даРозен А. Е. Записки декабриста. — Иркутск: Восточно-Сибирское книжное издательство, 1984. — С. 98–99 .

–  –  –

мой, чаще всего с женой великого князя, за ним императрица с важным гостем, следом выстраивались в соответствии со своими чинами, титулами и придворным статусом остальные гости. Подруга Е. Р. Дашковой, Марта Вильмонт, так описывала придворный бал в Петергофе 6 августа 1803 г.: «Во дворец успели к семи часам, все комнаты были открыты, и всюду толпилась такая масса людей, что едва можно было пройти. Прибыли император, императрица, и бал открылся «длинным» полонезом. В первой паре шел император с моей знакомой красавицей Ададуровой, они не танцевали, а именно шли под музыку, выписывая по залу восьмерку, за ними чинно выступали еще пар шестьдесят: это было похоже на прогулку, и каждый вельможа прошествовал передо мною несколько раз» 1 .

Вторым танцем на балу был вальс. Отсутствие сложных фигур, легкость движений, волнующая близость партнера делали танец приятным для многих дам и кавалеров. В «Критическом и систематическом словаре придворного этикета» графиня де Жанлис так характеризовала вальс: «Молодая особа, легко одетая, бросается в руки молодого человека, который её прижимает к своей груди, который её увлекает с такой стремительностью, что сердце её невольно начинает стучать, а голова идёт кругом! Вот что такое вальс!..… Современная молодежь настолько естественна, что, ставя не во что утонченность, она с прославляемыми простотой и страстностью танцует вальсы» 2 .

Романтичный, способный пробудить робкие надежды и сладкие мечты, безумный и пьянящий вальс долгое время считался неприличным танцем. Он стал первым салонным танцем, в котором партнер приблизился к своей партнерше, обняв ее за талию .

Легкое соприкосновение рук, игривые взгляды, нежные признания делали вальс чарующим и увлекательным. Вальс давал возможность партнерам втайне от всех обмениваться записочками,

Дашкова Е. Р. Записки. Письма сестер М. и К. Вильмот из России. — М. :

Издательство МГУ, 1987. — С. 219–220 .

Лотман Ю. М. Беседы о русской культуре. Быт и традиции русского дворянства XVIII — нач. XIX века. — СПб. : Искусство-СПб, 1994. — С. 121 .

–  –  –

содержащими любовные откровения, способствовал некоей интимности, которая возникала у танцующих с первых тактов музыки. Против вольного танца выступали многие видные деятели своего времени. Так, например, немецкий кайзер Вильгельм запретил танцевать вальс на придворных балах, а в Вене, в первое десятилетие XIX века, вальс разрешалось танцевать не более десяти минут. В России вальс быстро нашел своих сторонников, танец пришелся по вкусу многим дамам и кавалерам. Великолепные красавицы, статные мужчины, объединившись в пару, вальсировали подолгу, совершая по два–три тура, затем делали перерыв, чтобы перевести дух, общались, кокетничали и вновь выходили на паркет, продолжая свое стремительное кружение в бешеном темпе вальса. Европейские путешественники отмечали, что только русские исполняли «летучие, почти воздушные танцы», что они «танцуют вальс с такой быстротой и непринужденностью, каких не выдержат ни англичанин, ни француз». Император Александр I, как отмечали современники, часто танцевал вальс и делал это легко и ловко. Офицер Преображенского полка П. С. Деменков, бывая на придворных балах в качестве приглашенного танцора, имел возможность наблюдать за танцующим государем .

«С женщинами был чрезвычайно любезен. …Танцевал он с какою-то особенной величавою ловкостью. Мне, как служившему в гвардии, приходилось очень часто видеть его на придворных балах вальсирующим в 1819 году, хотя ему тогда было уже 42 года» 1 .

В 1811 году на придворных балах появляется новый танец — французская кадриль. Первое время ее не все умели танцевать .

Полковник лейб-гвардии Измайловского полка М. М. Муромцев вспоминал: «В 1811 году в первый раз во дворце начали вводить кадриль; и так как кавалеров было очень мало, то и я попал вместе с Балабиным, М. Орловым и Лагрене (из французской миссии) в кадриль. Нас обступила царская фамилия. Конечно, таЛаврентьева Е. В. Глава XVI. «При танцах вы должны особливо стараться показывать вашу благосклонность, вежливость и приятство» // Повседневная жизнь дворянства пушкинской поры. Этикет. — М. : Молодая Гвардия, 2007 .

[Электронный ресурс]. URL: https://goo.gl/BS7mu5 (дата обращения 19.05.2018) .

–  –  –

лант этот был ничтожный, но тогда в мои лета казался великим отличием» 1 .

В кадрили пары танцующих располагались по четырехугольнику напротив друг друга, образуя каре, и по очереди исполняли свои партии. Танец состоял из пяти фигур: — Le Pantallon (Штаны — по названию одной популярной песни), L›t (Лето), La Poule (Курица — тоже связано с песней), La Pastourelle (Пастораль) и Finale (Финал) — каждая из которых завершалась общим движением, объединяющим всех танцоров .

Фигуры кадрили были достаточно сложные и требовали от танцующих определенного внимания и мастерства. Этот танец смотрелся красиво, когда движения танцоров были слажены и доведены до совершенства. Однако, очередность движения пар в танце первое время вызывала у многих танцоров «старой закалки» большое удивление и недоумение. Понять правила исполнения кадрили могли не все желающие. Каменская М.

вспоминала: «Кавалер старых времен Иван Петрович никак не мог понять этого танца, и его просто сердило, что все пары не танцуют зараз… Помню, как во время того, как я во французской кадрили дожидалась своей очереди танцевать, он подошел ко мне и, дотрагиваясь до моего плеча, сказал:

— Что ты стоишь, графинюшка, как усопшая? Ступай, танцуй!. .

— Иван Петрович, мне нельзя… Теперь не наша очередь; надо, чтобы сперва кончили поперечные пары… — Пустяки! Ступай, ступай! Танцуйте все вместе, вам веселее будет.., — увещевал меня милый старик .

— Да во французской кадрили этого нельзя, это не такой танец, — объясняла ему я .

— Дурацкий танец — ваша французская кадриль, вот что! — сказал он мне и недовольный отошел прочь» 2 .

Лаврентьева Е. В. Повседневная жизнь дворянства пушкинской поры. Этикет. — М. : Олма-Пресс, 1999. — С. 317 .

Каменская М. Воспоминания. — М. : Художественная литература, 1991. — С. 207 .

–  –  –

И, тем не менее, несмотря на всю свою сложность и новизну, кадриль легко вписалась в программу танцевальных вечеров .

Главным танцем бала была мазурка. Она, так же как и кадриль, впервые появляется на балу во время царствования Александра Павловича. Балетмейстер Глушковский рассказывал: «В 1810 году была завезена из Парижа мазурка; последняя в эти годы вошла в большую моду, ее танцуют в четыре пары; по словам Глушковского, ее очень красиво танцевал актер Сосницкий: танцуя мазурку, он не делал никакого усилия, все было так легко, зефирно, но вместе увлекательно. Сосницкого приглашали наперехват во все аристократические дома как бального кавалера, так и танцмейстера» 1 .

Умеющие танцевать мазурку, в первые годы ее появления в России, действительно были нарасхват, — не всем этот танец давался легко. Он состоял из сложных танцевальных фигур и шагов, был быстрым и ритмичным. Центром танца, его кульминационным моментом было мужское соло с обязательным исполнением сложных прыжков «антраша». Именно в этой сольной партии и проявлялось во всей полноте танцевальное искусство кавалера. Кроме того, танец был достаточно длинным и при таком стремительном темпе требовал от танцующих немалой ловкости и выносливости .

Мешков Г. И. вспоминал: «Танцовали иногда мазурку, но никогда не больше, как в четыре пары, ежели только находились лица, умевшия танцовать этот живописный танец. Тогда, около танцовавших собирались все присутствовавшие, оставив карты, потому что и действительно было что посмотреть. Это был настоящий балет; плохо танцовавшие не решались в нем участвовать» 2 .

Как свидетельствовал декабрист Александр Беляев: «Тогдашняя мазурка была не то, что нынешняя; это был живой, молодецкий танец для кавалера и очаровательный для грациозной дамы» 3 .

Пыляев М. И. Старое житье. — С. 106 .

Из Воспоминаний Г. И. Мешкова // Русский вестник. — 1903. — Т. 114, вып. 4 — С. 555–572 .

Беляев А. П. Воспоминания декабриста о пережитом и прочувствованном:

В 4 ч. Ч. 1 // Библиотека Максима Мошкова. — URL: bit.ly/2qVLihG (дата обращения: 19.05.2018) .

–  –  –

По воспоминаниям художницы Виже-Лебрен, легкой, изящной манерой исполнения мазурки отличалась признанная петербургская красавица Марья Антоновна Нарышкина, она по праву считалась одной из лучших исполнительниц этого танца. Среди мужчин славу великолепного «мазуриста» при дворе имели государь Александр I, граф Соллогуб, герой войны 1812 года граф Милорадович .

Мазурка была парным танцем, в котором главенствовал мужчина, дама охотно принимала его лидерство, демонстрируя свою хрупкость и беззащитность. На танцевальном паркете, на глазах у публики, буквально разыгрывался настоящий спектакль, в котором его герои переживали целую гамму чувств; от надежды на взаимность до показного равнодушия. Мужчина во время танца старается завоевывать женщину, одновременно восхищаясь и любуясь ее красотою, партнерша, как «пугливая лань», грациозно убегает от кавалера, подразнивая его своей неприступностью .

В стремительном ритме танца дама словно парит над паркетом, бросая на партнера пылкий и восторженный взгляд. В мазурке могли участвовать все умеющие и желающие танцевать. Пока первая группа танцоров исполняла движения, заданные распорядителем бала, остальные ожидали своей очереди на стульях, коротая время в оживленной беседе. Танец мог продолжаться без перерыва около часа. Все это время танцоры менялись партнерами, исполняли новые танцевальные фигуры, возвращались на место и вновь продолжали активно общаться. Разговор во время танца и в паузах между очередным выходом на паркет позднее получил выражение «мазурочная болтовня». «Мазурочная болтовня» требовала поверхностных, неглубоких тем, но также занимательности и остроты разговора, способности к быстрому эпиграмматическому ответу… Он имел свою прелесть — оживленность, свободу и непринужденность беседы между мужчиной и женщиной, которые оказывались одновременно и в центре шумного празднества, и в невозможной в других обстоятельствах близости» 1 .

Лотман Ю. М. Беседы о русской культуре. Быт и традиции русского дворянства XVIII — нач. XIX века. — СПб. : Азбука, 2014. — С. 121. — (Серия «Культурный код») .

<

–  –  –

«Наконец, с хор загремела мазурка; мы с княжной уселись… Личико ее расцвело; она шутила очень мило; ее разговор был остер, без притязания на остроту, жив и свободен; ее замечания иногда глубоки… Я дал ей почувствовать очень запутанной фразой, что она мне давно нравится. Она наклонила головку и слегка покраснела… Разговор их продолжался во время всего танца, блистая шутками, эпиграммами, касаясь до всего, даже любовной метафизики» 1 .

Поддерживать разговор во время танца, да еще и в течение длительного времени, было непросто. Не все в обществе могли блеснуть своей начитанностью и остроумием, не каждому удавалось легко найти интересную тему для своего собеседника. Сабанеева Е. А. в своих воспоминаниях рассказывает анекдоты, ходившие в московском обществе про княжну Анну Урусову, которая не утруждала себя чтением серьезных книг: «Раз где-то княжна Урусова разговаривала со своим кавалером в кадрили или мазурке, он и спросил ее, что она читает. Она ответила: «Розовенькую книжку, а сестра моя читает голубую». «Князь Мещерский был безумно влюблен в княжну Урусову; он считался между интеллигентной молодежью замечательным по уму и образованию .

И тоже начал с ней речь о литературе, о чтении, о поэзии, что ли .

Она долго его слушала и, наконец, перебила его речь вопросом:

«Mon prince, avec quel savon faites-vous votre baibe?» (Князь, вы каким мылом пользуетесь, когда бреетесь? (фр.)» 2 .

Для влюбленных самым приятным и волнующим моментом в мазурке был выбор партнера. К даме подводили двух кавалеров, которые заранее загадывали для себя какой-нибудь девиз, например, «мужество или воля». Дама говорила понравившееся ей слово, и тот кавалер, который это слово загадал, и становился ее Лермонтов М. Ю. Стихотворения. Поэмы. Маскарад. Герой нашего времени. — М. : Художественная литература, 1985. — С. 420. — (Серия «Классики и современники») .

Сабанеева Е. А. Воспоминание о былом. Из семейной хроники 1770– 1828 гг. // Библиотека Максима Мошкова. — URL: bit.ly/2Fb0093 (дата обращения: 19.05.2018) .

<

–  –  –

партнером на очередную фигуру мазурки. То же самое происходило и с мужчинами, когда им подводили двух дам. Главным для выбирающих было угадать девиз своих пассий, чтобы танцевать непременно с ними, иметь возможность говорить о своих чувствах, быть рядом. Сколько семейных пар сложилось благодаря этому пылкому танцу, сколько влюблённых сердец обрело свою вторую половинку. «Мазурка имела искони особо интересное значение, она служила руководством для соображений насчет сердечных склонностей — и сколько было сделано признаний под звуки ее живой мелодии!» 1, — вспоминала Е. А. Сабанеева .

«Я ждал первого звука благодетельной мазурки, как Рим ждет первого удара колокола, возвещающего ему окончание конклава .

Мне было самому странно и смешно неукротимое волнение моего сердца, до сих пор столь чуждого бальной суеты, что оно и не подозревало поэзии заветного танца!

…Наконец первый смычок коснулся первой скрипки, оркестр залился громким треллером, и кавалеры бросились в другие комнаты за стульями. Всякая пара хлопотала о своем месте: зал оглушился тревогою, толкотнёю, шарканьем… Мазурка — это душа бала, цель влюбленных, телеграф толков и пересудов, почти провозглашение о новых свадьбах, — мазурка, это два часа, высчитанные судьбою своим избранным в задаток счастья всей жизни» 2, — с волнением описывает свои переживания во время бала герой рассказа «Чины и деньги» Вадим Свирский .

Завершался бал чаще всего котильоном. Слово Cotillion с французского языка можно перевести как «юбка», поэтому некоторые романтики того времени утверждали, что танец этот был выдуман французами в честь прекрасной половины человечества. Котильон — это танец-игра, включающий в себя фрагменты разных танцев, например, вальса, кадрили, мазурки и огромного количества Сабанеева Е. А. Воспоминание о былом. Из семейной хроники 1770– 1828 гг. // Библиотека Максима Мошкова. — URL: bit.ly/2Fb0093 (дата обращения: 19.05.2018) .

Ростопчина Е. П. Чины и деньги//Библиотека Максима Мошкова. — URL:

bit.ly/2KoPqiE (дата обращения: 19.05.2018) .

–  –  –

игр. Веселые игры делали танец интересным и привлекательным для молодежи. В них играли с удовольствием, постоянно придумывая новые фигуры, их оригинальность и разнообразие зависели от творчества и фантазии распорядителя танцев. Так, например, танцорам предлагалось прыгать через платок, построить пирамиду, пройти через лабиринт, сделать двойную цепь и т. д .

Танцмейстер Людовик Петровский в «Правилах для благородных общественных танцев» сообщает, что котильон пользуется большой популярностью у молодых людей, что если они и едут на бал, «то единственно для того, чтобы потанцовать катильион; тут найдут они первое удовольствие, имея сообщество с дамами». Далее Петровский объясняет, чем так привлекателен этот танец. «Как не любить его, когда оной столько принимает на себя видоизменений? Сперва можно целой круг потанцевать, потом пара за парою три раза повальсировать, а там, если падет выбор быть первою парою, делать разныя перемены, какия угодно, а местами все что только на ум взбредет. Спрашиваю, есть ли ж, что в сем танце найдется недостаточным? — там делают и крест, и круг, и сажают даму с торжеством приводя к ней кавалеров, дабы избрала, с кем захочет танцевать, а в других местах и на коленах становятся пред нею; но чтобы отблагодарить себя взаимно, садятся и мущины, дабы избрать для себя дам, какая понравится; в дополнение же сей фигуры те и другие садятся, дабы с той и другой стороны учинить повсюдный выбор. За тем следуют фигуры с шутками, подавание карт, узелков, сделаных из платков, обманывание, или отскакивание в танце одного от другаго, перепрыгивание чрез платок высоко, по-кукольному, и, что всего привлекательнее, битье кавалером в ладоши вслед вальсирующей пары, дабы перестала танцовать» 1 .

Бал продолжался до тех пор, пока в зале были император с императрицей. После окончания вечера огромная толпа гостей направлялась к выходу на Дворцовую площадь, где своих хозяев встречали кучера, подавая к подъезду карету .

Петровский Л. Правила для благородных общественных танцев, изданные учителем танцеванья при Слободско-украинской гимназии Людовиком Петровским // Русские мемуары. — URL: bit.ly/2HVq5vE (дата обращения: 19.05.2018) .

–  –  –

Бальный сезон начинался с Рождества (25 декабря по старому стилю) и заканчивался последним днем масленицы. Наряду с придворными балами в столицах в большом количестве проходили и частные балы. Представители знатных семей, богатые вельможи, сановники устраивали роскошные праздники для светского общества Петербурга. Хорошо организованный бал сразу же запоминался публике, и восхищенные отзывы о его устроителях мгновенно разносились по всему городу. На такие балы нередко приезжали и представители императорской фамилии, бывало и без предупреждения. Приезд императора или членов его семьи на частный бал резко повышал его статус, он сразу же становился престижным. Появление царственных особ придавало значимость и торжественность празднику, ставило его в ряд выдающихся событий для хозяев и их гостей. Готовясь к балу, домочадцы старались придумать что-нибудь новенькое, «не такое как у всех», удивить гостей необычным оформлением зала, подготовить интересные развлечения, поразить диковинными блюдами во время ужина. Все эти затеи стоили огромных денег, многие знатные дворяне залезали в долги, некоторые разорялись, но, тем не менее, каждый год с началом сезона двери богатых домов традиционно распахивались, чтобы в очередной раз принять высочайших гостей, а вместе с ними и весь цвет аристократии .

8 февраля 1808 года Александр Львович и Мария Алексеевна Нарышкины удостоились чести встречать в своем доме царскую семью. Для любимого императора хозяева устроили роскошный бал, подготовка к которому потребовала немалой фантазии, времени, сил и денег. «Хозяева, ожидая высоких к себе посетителей, употребили всевозможное тщание на украшение дома, где между прочим комната, приготовленная для принятия во время ужина высочайшей фамилии, отделана была первым декоратором г. Гонзагою, совершенно в новом вкусе, соединяющем в себе великолепие с простотою, богатство с приятностью. Также отделаны им были две комнаты сопредельныя оной; в прочих отделка была лучших в городе мастеров; одним словом, хозяева ничего

– 74 – Балы в истории России не щадили, чтоб можно было угостить наилучшим и приятнейшим образом» 1 .

Москва не отставала от Петербурга. Праздники в честь важных государственных лиц и торжественных событий устраивали многие знатные дворянские семьи. Так, например, в 1817– 1818 годах в городе прошла целая череда роскошных балов, посвященных официальному визиту царской семьи. Янькова сообщала: «Вся осень 1817 года и зима 1818 года по случаю пребывания императорской фамилии в Москве прошли в больших веселостях: балы, собрания, праздники не прерывались, и все московские вельможи-хлебосолы наперерыв один пред другим старались забавлять и тешить высочайших гостей» 2. Среди всей этой праздничной суеты особенно запомнился современникам бал у Апраксиных, который посетило около 1000 человек. Елизавета Петровна писала: «В 1818 году, когда двор был в Москве, Апраксины давали бал, и вся царская фамилия и какие-то принцы иностранные были на этом празднике, а званых гостей было, я думаю, 800 ежели не 1000 человек… Молодая Апраксина была прекрасная собой: свежа и румяна, совершенная роза. На ней была белая атласная юбка в клетку, шитая бусами, а на тех местах, где клетки пересекались, крупные солитеры, лиф бархатный, ярко-красный, также шитый бусами и солитерами… Во время бала вдовствующей императрице (Марии Федоровне) угодно было обойти всю залу и приветствовать дам и девиц милостивым словом» 3 .

В последние годы жизни Александра I светская жизнь двора становится не такой веселой и насыщенной, как в начале его царствования. Государь сторонится шумного общества, ведет уединенный образ жизни. Центром праздников и увеселений становится Двор вдовствующей императрицы Марии ФёдоровЗахарова О. Ю. Русский бал XVIII — начала XX века. Танцы, костюмы, символика. — М. : Центрполиграф, 2011. — С. 121 .

Благово Д. Рассказы бабушки. Из воспоминаний пяти поколений, записанных и собранных ее внуком Д. Благово. — С. 223 .

Там же. — С. 88 .

–  –  –

ны. Благодаря своему особому положению (М. Ф. — сохранила за собой все преимущества царствующей императрицы) она ведет роскошную жизнь: устраивает приемы, организует праздники и фейерверки, проводит балы .

Император редко присутствует на этих увеселениях, делая исключения лишь для особо важных случаев. Его интересует больше свой внутренний мир, чем мир внешний. Он устал от власти и придворный суеты, душа его ищет покоя и забвения. Долли Фикельмон, характеризуя последние годы правления Александра Павловича, написала: «В прежнее царствование нравы были строже, удовольствия, особенно в последние годы, были так редки, что на всей общественной жизни лежал отпечаток большой серьезности, большей степенности» 1 .

Эпоха царствования Александра I подходила к концу. Бремя власти, длиною в двадцать четыре года, стало для него огромным испытанием на прочность и силу духа: трагическая смерть отца, неудавшаяся семейная жизнь, война 1812 года, горечь поражений .

Все это было принято, пережито и осознанно. Александр, достойно пройдя свой жизненный путь, сумел возвыситься над собой и временем. Несмотря на всю свою приветливость и внешнюю открытость, он так и остался неразгаданным для своих современников. Вяземский П.

А., адресуя свои стихи императору, написал:

Сфинкс, не разгаданный до гроба, О нем и ныне спорят вновь;

В любви его роптала злоба, А в злобе теплилась любовь .

Дитя осьмнадцатого века,

Его страстей он жертвой был:

И презирал он человека, И человечество любил 2 .

П. А. Вяземский, 1868

Фикельмон Д. Дневник. 1829–1837. Весь пушкинский Петербург. — М. :

Минувшие, 2009. — С. 93–94 .

Вяземский П. А. Стихотворения. Воспоминания. Записные книжки : сб. — М. : Правда, 1988. — С. 133 .

–  –  –

Николай I стал следующим императором волею провидения .

Будучи третьим сыном в семье Павла I, он, по закону о престолонаследии, был далек от царского трона. Имеющий титул великого князя Николай Павлович никогда и не помышлял о верховной власти. Но жизнь распорядилась иначе. Именно он должен был стать следующим государем русского народа, самодержцем Российской империи .

Великая княгиня Ольга Николаевна в своем дневнике написала: «Совершенно неожиданно он вступил на трон в 1825 году .

Он командовал в то время бригадой пехоты и понятия не имел о правлении, о хозяйстве или законодательстве. Он осознавал свою неподготовленность и старался окружить себя достойными людьми…» 1 .

«… Папа стоял как часовой на своем посту. Господь поставил его туда, один Господь был в состоянии отозвать его оттуда, и мысль об отречении была несовместима с его представлением о чувстве долга» 2 .

Самоотверженно принявший на себя венец власти Николай I до последних минут своей жизни старался быть достойным отцом своего народа. Тютчева А. Ф. дала следующую характеристику Николаю: «Глубоко искренний в своих убеждениях, часто героический и великий в своей преданности тому делу, в котором он видел миссию, возложенную на него провидением, можно сказать, что Николай I был дон-кихотом самодержавия» 3 .

Николай Павлович действительно делал все искренне и с полной отдачей. Все, что его окружало, должно было быть масштабным, торжественным, весомым. Изысканность, роскошь и велиПервушина Е. В. Быть принцессой. Повседневная жизнь при русском дворе. — М. : Алгоритм, 2017. — С. 302 .

Первушина Е. В. Быть принцессой. Повседневная жизнь при русском дворе. — С. 345 .

Тютчева А. Ф. Воспоминания: При дворе двух императоров. Дневник. — М. : Захаров, 2016. — С. 45 .

–  –  –

колепие русского Двора времен царствования Николая I отмечали многие современники. Долли Фикельмон в своих воспоминаниях обратила внимание на яркость и праздничность николаевского двора. Фрейлина А. Ф. Тютчева сообщала: «… русский двор имел чрезвычайно блестящую внешность. Он сохранял весь свой престиж, и этим престижем был всецело обязан личности императора Николая Павловича» 1 .

Во всем он создавал собственный, имперский стиль: касалось это вопросов внешней политики и внутренней деятельности государства, жизни народа и царского Двора. Авторитет императора, считал Николай Павлович, должен быть непоколебимым, а мощь державы нерушима. «Никто лучше, как он, не был создан для роли самодержца. Он обладал нравственными свойствами. Его внушительная и величественная красота, величавая осанка, строгая правильность олимпийского профиля, властный взгляд — все, кончая его улыбкой снисходящего Юпитера, все дышало в нем земным божеством, всемогущим повелителем, все отражало его незыблемое убеждение в своем призвании» 2, — вспоминала Анна Федоровна Тютчева .

Престиж трона, избранность, особое положение царской семьи должны поддерживаться и подчеркиваться всеми известными способами. И немалую роль в этом обязан играть Двор и придворные чины. Главной функцией Двора было обеспечение нормальной жизнедеятельности императорской семьи, поддержание авторитета государя, его имиджа, величия и могущества. Император обращает большое внимание на утверждение регламента придворных церемоний, вводит строжайший контроль над надлежащим исполнением придворного этикета, при нем окончательно формируется структура и состав всех дворцовых ведомств. Лица, состоящие при Дворе, находились на придворной службе и имели специальные чины и звания .

Тютчева А. Ф. Воспоминания: При дворе двух императоров. Дневник / А. Ф. Тютчева. — М. : Захаров, 2016. — С. 44 .

Тютчева А. Ф. Воспоминания: При дворе двух императоров. Дневник. — С. 44–45 .

–  –  –

Носящих особые придворные чины в России было немного .

Чины присваивал государь тем лицам, которые пользовались его доверием, имели особые заслуги перед государством. Высших чинов было 15, каждый выполнял свои функции. Так, например, обер-гофмейстер руководил придворным штатом и распоряжался финансами двора, обер-гофмаршал заведовал хозяйством двора и присматривал за придворными служащими. К его обязанностям также относились организация придворных торжеств (в хозяйственном отношении) и содержание императорского стола при дворе. На обер-шенка возлагалось заведование винными погребами и снабжение двора вином, обер-камергер руководил придворными кавалерами; он же представлял членам императорской семьи тех, кто получил право на аудиенцию. Церемониал Двора находился в ведении обер-церемониймейстера .

При дворе находился также целый штат лиц, имеющих придворные звания. Это были камергеры (комнатные господа), камер-юнкеры (комнатные дворяне), дамы носили звания: обергофмейстерин Двора Ее Величества, гофмейстерин, статс-дам, камер-фрейлин и фрейлин. Старшей дамой в придворном штате императорского дворца была обер-гофмейстерина. Она заведовала всем дамским коллективом, а также канцеляриями императриц и великих княгинь. Придворное звание статс-дама, (нем., от staat — государство, и фр. dame дама) было очень почетным и присваивалось супругам крупных военных начальников и гражданских чинов. Большинство из этих женщин принадлежали к знатным дворянским фамилиям и являлись кавалерственными дамами ордена св. Екатерины. Они не имели определенных обязанностей при дворе, но должны были принимать участие в придворных церемониях и праздниках. Статс-дамы имели отличительный знак — брошь с миниатюрным портретом императрицы, украшенный бриллиантами. Благодаря этому изящному портрету, статс-дамы в придворном быту иногда именовались «портретными дамами». Вольфганг Гаффнер, побывавший на одном из дворцовых балов, позднее в своих воспоминаниях оставил описание

– 79 – Культура университетского бала этих важных особ: «Наиболее почетные из придворных дам называются «дамы с портретом»: они носят на левой стороне осыпанный бриллиантами портрет императрицы. Многие из них носят также звезды и ордена. Справедливо, чтобы в стране, где мужчины увешаны орденами, и дамы получили в этом свою долю» 1 .

Камер-фрейлины (образовано от лат. camera, и нем. Fraulein — девица — комнатная девица) и фрейлины занимали следующую ступень в иерархической лестнице придворного штата. Фрейлинами могли быть только незамужние девушки из известных дворянских семей, хорошо воспитанные, образованные, приятной наружности. В их обязанности входило круглосуточное дежурство возле государыни или великих княгинь, быстрое и аккуратное исполнение их приказов и поручений, сопровождение царственных особ во время прогулок, выездов и обязательное присутствие на придворных приемах, праздниках и балах. Фрейлина императорского двора А. О. Смирнова-Россет вспоминала: «Императрица посылала за мной всякий раз, когда ей скучно или когда ей нездоровится, любила слушать мои рассказы, иногда просила меня читать ей» 2 .

Все придворные фрейлины имели свои знаки отличия: каждая барышня имела особый шифр, принадлежащий Двору той императорской персоны, которой она служила. Фрейлинский вензель представлял собой брошь в виде одного инициала императрицы;

или же двух — двойной вензель. Двойной объединял в себе инициалы действующей императрицы и ее свекрови — вдовствующей императрицы. Брошь была украшена бриллиантами, композицию венчала императорская корона. Фрейлины великих княгинь и княжон также имели свои вензеля. Этот знак отличия носили на банте цвета Андреевской голубой ленты и прикрепляли к придворному платью на левой стороне корсажа. Несколько фрейлин имели более высокий ранг — камер-фрейлин. По своему статусу они приравнивались к статс-дамам .

Николай I. Портрет на фоне империи/сост. и послесл. С. Шокарева. — М.:

Фонд Сергея Дубова, 2011. — С. 402 .

Смирнова-Россет А. О. Воспоминания. — СПб.: Азбука: Азбука-Аттикус, 2011. — С. 263. — (Серия «Азбука-классика) .

–  –  –

Всем придворным чинам полагалась являться ко Двору в придворных костюмах. В 1831 году император Николай I издает указ о придворных мужских мундирах, а в 1834 — устанавливает форму женского придворного наряда — платье «русского покроя». Адъютант шведского принца Оскара-Фридриха Вольфганг Гаффнер, имевший честь быть на одной из торжественных придворных церемоний по случаю целования руки и поздравления новобрачных — великой княгини Ольги Николаевны и принца Виртембергского, достаточно подробно описал платья присутствующих дам .

«Так как меня поместили вместе с другими иностранцами в начале процессии, то эта церемония кончилась для меня довольно скоро. Прежде чем она началась, я имел случай рассмотреть, как были одеты для этой церемонии придворные дамы. На них было белое шелковое платье с красным бархатным корсажем, открытым спереди и обшитым позументом с очень длинным и дорогим шлейфом, богато вышитым золотом. На голове они носили кокошник из красного бархата, унизанный бриллиантами в несколько рядов» 1 .

Мария Александровна Паткуль отмечала, что русский костюм выглядит необыкновенно богато и изящно и, самое главное, «носит отпечаток чего-то родного, национального» 2 .

Мужские придворные мундиры были темно-зеленого цвета с красными суконными стоячими воротничками, украшенные золотым шитьем и такого же цвета обшлагами. Парадные мундиры полагалось носить с белыми штанами до колен, белыми чулками и башмаками с пряжками. Можно было к мундиру надевать и белые брюки с золотыми лампасами. Цвет платья или мундира, количество золотого и серебряного шитья четко фиксировали статус царедворцев. Чем выше было положение вельможи, тем больше было золотого шитья в его костюме .

Жизнь придворных регулировалась строжайшим этикетом, который определял весь их день; начиная с самого утра и заканчивая Николай I. Портрет на фоне империи. — С. 51 .

Паткуль М. А. Воспоминания Марии Александровны Паткуль, рожденной маркизы де Траверсе, за три четверти XIX столетия. — М. : Гос. публич. истор .

б-ка России, 2014. — С. 51. — (Серия «Вглядываясь в прошлое») .

–  –  –

поздним вечером. В придворном регламенте подробно было расписано — кто сопровождает императора и его семью во время выезда из дворца, как проходят официальные приемы и аудиенции, кто представляет государю иностранных послов и гостей и каким образом организуются высочайшие выходы и праздничные балы .

Дворцовый церемониал и этикет находились под пристальным надзором обер-церемониймейстера и обер-гофмейстерины Двора Ее Величества. Дело это было весьма серьезное и ответственное, так как Николай I весьма строго следил за соблюдением дворцового этикета и обращал внимание даже на самые незначительные мелочи в организации придворных праздников и балов .

Долли Фикельмон писала про императора: «Порою он выглядит невероятно молодым и просто очаровывает. Но уже в следующий миг строгим взглядом обводит собрание, и никого не минуют его справедливые, а иногда пугающие суровостью замечания» 1 .

Николай Павлович считал, что строгий этикет при дворе и четкое следование ему крайне необходимо для наведения порядка .

Утвержденные им правила помогали контролировать деятельность всех его подчиненных, строго определяли статус, права и обязанности всех придворных чинов, держали царедворцев в определенных рамках дозволенного поведения, поддерживали порядок и дисциплину и «способствовали декоруму и блеску императорского звания». «Придворная жизнь, по существу, жизнь условная, и этикет необходим для того, чтобы поддержать ее престиж. Это не только преграда, отделяющая государя от его подданных, это в то же время защита подданных от произвола государя .

Этикет создает атмосферу всеобщего уважения, когда каждый ценой свободы и удобств сохраняет свое достоинство. Там где царит этикет, придворные — вельможи и дамы света, там же, где этикет отсутствует, они спускаются на уровень лакеев и горничных» 2, — писала фрейлина А. Ф. Тютчева .

Фикельмон Д. Дневник. 1829–1837. Весь пушкинский Петербург. — М. :

Минувшие, 2009. — С. 99 .

Тютчева А. Ф. Воспоминания: При дворе двух императоров. Дневник. — С. 49–50 .

–  –  –

Церемония проведения императорских балов была разработана тщательным образом и соблюдалась присутствующими неукоснительно, не допуская никаких вольностей и отступлений от правил .

Поведение придворных дам и кавалеров строго регламентировалось: приглашенные на празднество должны были знать, как следует вести себя в присутствии императора и императорской фамилии, на каком расстоянии от них находиться, как подойти, какие слова сказать, если царственные особы удостоили внимания. Малейшее нарушение этикета могло привести к неприятным последствиям. Астольф де Кюстин, посетивший Россию в 1839 году, вспоминал о неловкой ситуации на балу, в которую молодой камер-юнкер, только что назначенный к исполнению своих обязанностей, попал по незнанию этикета: «Когда император разговаривает с кем-либо публично, большой круг придворных опоясывает его на почтительном расстоянии… Император разговаривал с австрийским послом. Молодой, недавно назначенный камер-юнкер, получил от великой княгини Марии Николаевны приказание пригласить от ее имени посла протанцевать с нею полонез.

В своем усердии бедный дебютант, прорвав круг придворных, о котором я уже упоминал, бесстрашно подошел к императору и при его величестве обратился к австрийскому послу:

— Граф, герцогиня Лейхтербергская просит вас танцевать с нею первый полонез .

Император, недовольный поведением своего камер-юнкера, сказал ему громко:

— Вы только что назначены на вашу должность, так научитесь же правильно выполнять ее. Прежде всего, моя дочь не герцогиня Лейхтенбергская, а великая княгиня Мария Николаевна, а затем вы должны знать, что меня не прерывают, когда я с кемлибо разговариваю…» 1 .

Император посчитал необходимым довести до сведения присутствующих, что его дочь, несмотря на свое замужество, не утраКюстин де А. Николаевская Россия / пер. с фр. Я. Гессена, Л. Домгера. — М. : АСТ: АСТ Москва: Хранитель: Neoclassic, 2008. — С. 137. — (Серия «Историческая библиотека») .

–  –  –

тила статус члена императорской фамилии и что она, как и прежде, остается Ее Императорским Высочеством, великой княгиней Марией Николаевной, со всеми вытекающими отсюда почестями, привилегиями и положением, поэтому это она делает честь австрийскому послу, приглашая его на танец, а не наоборот. Молодой человек за свою провинность был уволен, а обер-камергер, руководящий работой придворных кавалеров, получил серьезный выговор за то, «что такого дурака, прерывающего государя, представил к должности» .

Щепетильное отношение Николая Павловича к таким вещам неудивительно, он хорошо понимал значимость представительских мероприятий для имиджа царской семьи и русского трона, так как от впечатлений, полученных на придворных праздниках иностранными представителями, зависели и их донесения королевским Дворам всех стран. Положительная или отрицательная характеристика того или иного события существенным образом влияла на репутацию государя и его Двора .

Николай I любил всенародные праздники и торжественные церемонии и с душой предавался их подготовке. Его дочь Ольга Николаевна отмечала: «Он умел обставлять так хорошо и с таким блеском, что воспоминание о них оставалось еще долго. Все торжества последующего времени казались мне потом только неудачным подражанием предшествующей эпохе» 1 .

При Николае Павловиче впервые были проведены во дворце и костюмированные тематические балы, которые в дальнейшем получили большую популярность в обществе. Один из самых ярких костюмированных праздников был устроен в Зимнем дворце в 1834 году. Он был посвящен арабским сказкам и назывался «Аладдин и волшебная лампа». Великая княгиня Ольга вспоминала: «Этой зимой, во время масленицы, при Дворе был устроен большой костюмированный бал на тему сказки «Аладдин и волшебная лампа». В Концертном зале поставили трон в восточном Первушина Е. В. Быть принцессой. Повседневная жизнь при русском дворе. — С. 306 .

<

–  –  –

вкусе и галерею для тех, кто не танцевал. Зал декорировали тканями ярких цветов, кусты и цветы освещались цветными лампами, волшебство этого убранства буквально захватывало дух. В то время глазу еще непривычны были такие декорации, которые мы теперь видим на каждой сцене. Мэри и я появились в застегнутых кафтанах, шароварах, в острых туфлях и с тюрбанами на головах;

нам было разрешено идти за Мама в полонезе. Какой блеск, какая роскошь азиатских материй, камней, драгоценностей! Я могла смотреть и искренне предаться созерцанию всего этого волшебства, не думая об обязанностях или правилах вежливости. Карлик с лампой, горбатый, с громадным носом, был гвоздем вечера. Его изображал Григорий Волконский, сын министра Двора, будущий муж прелестной Марии Бенкендорф. Этот бал остался в моем воспоминании кульминационным пунктом зимы 1833 года» 1 .

Помимо взрослых придворных балов, во дворце регулярно проходили и детские, на которых присутствовали юные дворяне из аристократических семей. Маленькие танцоры, приезжая в императорский дворец, с раннего возраста постигали премудрости придворного этикета. Участие в таких балах было полезным как для царских детей, так и для их будущих подданных. Общаясь и танцуя друг с другом, они совершенствовали свои манеры и танцевальные способности, учились достойно держать и представлять себя в высшем обществе, приобретали навыки непринужденного общения и легкости в разговоре, преодолевали свой страх, стеснительность и волнение .

Гофмейстерина Императорского Двора Елизавета Алексеевна Нарышкина, вспоминая о детстве, рассказывала о своих сверстницах, которых она часто видела на детских придворных балах .

Ее, робкую и пугливую девочку, только начинающую посещать детские праздники, восхищали элегантные и уверенные манеры опытных барышень, которые, поднаторев на детских балах в искусстве светского общения, держались в обществе, как наПервушина Е. В. Быть принцессой. Повседневная жизнь при русском дворе. — С. 300 .

<

–  –  –

стоящие леди. В своем дневнике она пишет: «Изредка нас возили на детские балы… Девочки, которых мы встречали, представляли для меня собой новый тип. Они были элегантны и нарядны, как настоящие маленькие дамы. И умели говорить светским жаргоном о светских вещах. В этом отношении я сознавала их безусловное превосходство надо мной. Их апломб, миленькие манеры, легкий флирт с пажами, рассказы и смешки были для меня недосягаемы, и вместе с тем я чувствовала, что никогда не заговорила бы при них о том, что наполняло мою голову и мое сердце, так что моя роль с ними была довольно пассивна» 1 .

Дети дипломатов, государственных чиновников, представителей высшего света, приезжая с родителями на бал, попадали в особую атмосферу царского Двора, в которой царили богатство и роскошь, восхищение и благоговение перед членами императорской семьи. Непосредственное присутствие высочайших особ создавало торжественное настроение, а их милость и внимание делали праздник ярким и запоминающимся. Молодое поколение, вдыхая «запах фимиама всеприсутствия владык», с ранних лет постигало каноны незыблемости царской власти, осознавало исключительное положение императорской фамилии. Долли Фикельмон, часто вывозившая свою дочь на придворные детские балы, отмечала: «Многие дети как будто уже понимают, какое влияние на их будущее может оказать проявленная к ним милость Императора и Императрицы. Эти бедные маленькие ангелочки становятся неуклюжими, цепенеют, смущаются. Но я ненавижу детские балы, ибо для маленьких детей они чреваты опасностью заболеть, а для детей постарше — это школа кокетства и суеты» 2 .

И, тем не менее, участие в балах было для детей волнительным и приятным событием, которое они ждали с нетерпением. Великая княгиня Ольга Николаевна вспоминала, что на детские балы Нарышкина Е. А. Мои воспоминания. Под властью трех царей / сост., вступ. ст., перев. и коммент. Е. В. Дружининой. — М.: Новое литературное обозрение, 2014. — С. 76 .

Фикельмон Д. Дневник. 1829–1837. Весь пушкинский Петербург. — М. :

Минувшие, 2009. — С. 241 .

–  –  –

они появлялись «все семеро», т. е. в полном своем составе: «Саша в казачьем мундире, Мэри — в бальном туалете, Адини и я — с лиловыми бантами в волосах, она — в коротком платьице в кружевных штанишках, я — в длинном платье, с закрученными локонами… Я была уже ростом с Мама. Кости появлялся в матросском костюме, два маленьких брата — в русских рубашках. В два часа, после обеда, за которым подавались блины с икрой, начинались танцы» 1 .

Долли Фикельмон 11 января 1832 г. в своем дневнике оставила интересные подробности об одном из детских балов: «В одной из красивейших зал собралось двести детей; все как один очаровательные, празднично наряженные, хорошо держатся — пленительное зрелище. Элизалекс (дочь Д. Ф. Фикельмон — прим.) вела себя прекрасно, была очень мила, выделяясь не столько лицом, сколько манерами и своей маленькой фигуркой. Маленькие великие княжны были восхитительны. Старшая — красавица, приветливая, веселая и живая.

Красота княжны Ольги поразительна:

прелестное лицо с правильными чертами и ангельским выражением, серьезное, одухотворенное, — просто маленькая дама. Престолонаследник великолепен, у него невероятная для тринадцатилетнего подростка осанка юноши. Он как картинка, у него уже грациозные и элегантные манеры. Поистине невозможно представить ничего более совершенного, чем эта императорская семья вкупе. Император, императрица и их дети могли бы быть персонажами какой-нибудь сказки о феях» 2 .

Помимо императорских взрослых и детских балов, в СанктПетербурге проходили придворные балы, которые давали великие князья и высшие чины двора по долгу службы и своего положения, посольские — их устраивали иностранные министры по случаю официальных праздников и событий, и частные — в домах высшей аристократии .

Первушина Е. В. Быть принцессой. Повседневная жизнь при русском дворе. — С. 360 .

Фикельмон Д. Дневник 1829–1837. Весь пушкинский Петербург. — С. 189–190 .

–  –  –

К числу самых изящных, истинно очаровательных праздников»

в Петербурге принадлежали балы, даваемые членами императорской фамилии. Особым вкусом и красотою отличались танцевальные вечера великого князя Михаила Павловича. Устройством балов, их организацией занималась его супруга, великая княгиня Елена Павловна. Она проявляла максимум вкуса и изобретательности, придумывала оригинальные сюрпризы и декорации, делала все, чтобы об ее празднике «потом еще долго говорили как о верхе светского блеска и хорошего вкуса». И это ей, несомненно, удавалось. Барон Корф, побывавший 6 июля 1839 года на придворном балу великокняжеской четы, в своем дневнике оставил восхищенный отзыв. Он писал: «Бал был дан в городском его дворце, который сам по себе уже есть верх вкуса и великолепия, но на этот день изящным чувством и уменьем великой княгини получил такой фантастический блеск, что превосходил всякое описание. Довольно сказать, что к балу свезены были все цветы из павловских и ораниенбаумских оранжерей, на двухстах возах и пяти барках, которые вел особый пароход. Зато все во дворце цвело и благоухало, и такого обилия редких и многоцветных растений мне не случалось видеть с Борромейских островов. В бальной зале из купы цветов исторгался прекрасный фонтан, который вместе с тысячью огнями вторился в бесчисленных зеркалах. Вдоль всех главных зал тянулся лицом в сад обширный, собственно на этот случай приделанный балкон, убранный цветами, коврами и фантастическою иллюминациею a la Kia-King (смысл не ясен — прим.), с чудесным видом на Царицын луг и Неву. Главная ужинная зала была также убрана с необыкновенным вкусом: царской стол под навесом больших деревьев и зеркал составлял обширный полукруг, которого вся внутренняя, обращенная к публике сторона была убрана в несколько рядов цветами. Везде и во всех концах дома раздавалась музыка, которая гремела и в саду, открытом на этот день для публики и всего народа. Всех гостей было до 800, и все в парадных мундирах. Праздник кроме всего своего стоил 50 т. р.» 1 .

Корф М. А. Дневники 1838 и 1839 гг. — М.: Рубежи XXI, 2010. — С. 406 .

–  –  –

Престижными в высшем обществе были и балы принца Ольденбургского. Петр Георгиевич и его супруга Тереза-Вильгельмина также, как и их царственные родственники, не жалели денег и фантазии на обустройство своих балов. Назначая вечер, они заранее продумывали его тематику, старались поразить необычностью и яркостью оформления. Вообще, удивить светское общество, пресыщенное постоянными праздниками и развлечениями, было достаточно сложно, но, при хорошей подготовке и оригинальной задумке, сделать это было возможно .

Барон Корф подробно описывает бал, который принц устроил 8 июля 1839 на своей летней даче на Каменном острове. «Бал принца на даче его на Каменном острову был в другом, более сельском виде… Танцевали в саду под открытым небом на огромном паркетном полу, окруженном со всех сторон возвышениями и ступенями с коврами. Когда уже совсем стемнилось, танцы перешли в залу, а сад и весь дом снаружи загорелись тысячью огнями. На Неве перед домом катались между тем шлюпки с музыкою и с русскими песельниками. Все это по самой уже новизне своей было очаровательно и представляло скорее какой-то итальянский, нежели наш северный праздник. Гостей по тесноте места было здесь только триста, и притом все во фраках, как будто на даче, хотя Каменный остров числится уже нынче в городе» 1 .

Официальные придворные балы каждый год во дворце Департамента уделов давал и министр Императорского Двора князь П. М. Волконский. Имея в своем распоряжении все необходимые средства и возможности, распоряжаясь большим хозяйством императорских дворцов, князь мог себе позволить роскошные балы, при сравнительно небольших тратах денег. Долли Фикельмон, бывавшая на танцевальных вечерах во Дворце уделов, отмечала: «Он — министр Императорского Двора. Следовательно, в его распоряжении и все дворцовое обслуживание, и императорские оранжереи с прекрасными цветами» 2 .

–  –  –

Надо отметить, что князь обладал не только соответствующими возможностями, но и хорошим вкусом и умел сделать свои праздники интересными и приятными для высокой публики. Графиня Фикельмон в своих дневниковых записях от 20 января 1830 года сообщает: «Бал получился чудесным, блестящим, непринужденным, живым, прекрасно освещенным» 1 .

В период правления Николая I в высшем дворянском обществе сложилась четкая иерархия домов, которые императорская семья и цвет аристократии удостаивали своего высочайшего присутствия .

Корф М. А. в своем дневнике рассказывает, что существует ограниченное количество частных домов, в которых «веселится и скучает, танцует и играет большой свет».

Эти дома он делит на четыре разряда:

1) те, в которых на балах бывает императорская фамилия;

2) те, в которых бывает только Государь;

3) те, где не бывает ни императрицы, ни Государя, а разве что только в некоторых из них вел. князь Михаил Павлович;

4) такие дома, до которых большой свет удостаивает спускаться, но которых хозяева сами почти никуда не приглашаются .

К первому разряду относятся:

1. Княгиня Кочубей, вдова государствен [ного] канцлера .

2. Вице-канцлер граф Нессельрод .

3. Графиня Разумовская .

Публика, собирающаяся в этих домах, по мнению барона, является самой чистой и эксклюзивной .

Далее идут дома, в которых встречается, как он пишет, «примесь» общества. К таким относятся:

4. Обер-церемониймейстер граф Воронцов. Чистый только в небольших вечерах, но на балах для царской фамилии бывает и примесь .

5. Статс-дама княгиня Белосельская. Еще более примеси. Балы ее чуть ли не самые многолюдные в Петербурге, чему способствует и огромность ее дома .

–  –  –

6. Генерал-адъютант Трубецкой. Почти совсем чистый, но большие балы его года два уже прекратились по расстройству денежных и семейных обязательств .

7. Обер-шенк граф Браницкий — примесь полонизма .

8. Генерал-адъютант Левашов. Почти совсем чистый .

9. Отставной и единственный князь Юсупов. Лучшее и богатейшее помещение, но чтобы наполнить его, необходимо много примеси, и едва ли встречаешь где столько figures qu›on n›a jamais rues (столько лиц, которых нигде больше не увидишь — фр.) 1 .

Чистые балы Кочубея, Нессельроде и Разумовских отмечали в своих воспоминаниях многие современники. Их дома были престижными для публики, особенно потому, что частыми гостями здесь были император и императрица. Царская чета являлась главным украшением бала, центральными фигурами вечера и внимание присутствующих все время было обращено к ним .

Графиня Фикельмон отмечала, что «на балах все взоры обращены на императора и императрицу, все мысли заняты не празднеством, а их особами, все женщины желают понравиться Государю, все мужчины — Государыне! В подобной ситуации любая живость ума и сердца становится малозначительной либо вообще остается незамеченной. Так, если вы желаете вести беседу в комнате, где находится или же просто минует через нее Ее или Его Величество, вас не удостаивают ни вниманием, ни ответом, глаза присутствующих выражают только одно: «Ищу взгляда Императора! Или же: «Я жду, чтоб Императрица взглянула на меня»! Мало-помалу и сам начинаешь усваивать эту привычку, ибо можешь остаться в полной изоляции, ежели мыслишь или поступаешь иначе» 2 .

Далее Д. Ф. Фикельмон в своем дневнике неоднократно упоминает о балах, которые устраивала для Двора и высшей знати княгиня Кочубей. 23 января 1833 года она пишет: «Позавчера я должна была присутствовать у Кочубеев на бале, который они Корф М. А. Дневники 1838 и 1839 гг. — С. 244–245 .

Фикельмон Д. Дневник 1829–1837. Весь пушкинский Петербург / сост. С. Мрочковская-Балашова. — М. : Минувшее, 2009. — С. 259–260 .

–  –  –

давали для Двора. Поехала туда вопреки всякому желанию и в душевном состоянии, мало подходящем для танцев, но под конец отошла и даже развеселилась, поддавшись общему оживлению и возбуждению. Императрица продолжала танцевать даже после четырех утра! Она выглядела свежей, моложавой и красивой, какой я уже давно ее не видела» 1 .

14 февраля она вновь сообщает об удачном бале в доме Кочубеев, на котором присутствовала императорская чета. «В воскресенье по поводу окончания масленицы сумасшедший день у Кочубея — с двух часов дня до часу пополуночи. Послеполуденное время провели прелестно, а вечером просто безумствовали! Появление императрицы в зале напомнило сказку о феях. Она была еще красивее, чем всегда, истинная роза, и солнечный цвет, танцуя, струился над ней, а рядом, опираясь на трость, шагала старая мадам Загряжская, всем видом напоминая тысячелетнюю фею или, по крайней мере, Бабу-Ягу. Сначала танцевали с удовольствием, а потом с остервенением. Вот и кончился сезон безумного и шумного веселья» 2 .

Балы у министра иностранных дел Нессельроде пользовались не меньшей популярностью в высшем обществе и были такими же «чистыми», как и балы Кочубеев. Сюда не мог проникнуть посторонний человек, войти в дом имели право только избранные лица, здесь собирался большой свет. Графиня Фикельмон, посетив дом министра 19 февраля 1832 года, в своем дневнике оставила приятные воспоминания об этом вечере: «Бал у Нессельроде для Двора. Немногочисленное общество, но вобравшее все самое красивое и элегантное» 3 .

«Блестящими и престижными» в обществе были и балы графини М. Г. Разумовской. Ее дом был одним из немногих, где часто бывала императорская семья. В уютных владениях Марии Григорьевны, точно так же, как у Нессельроде и Кочубеев, собирались Фикельмон Д. Дневник 1829–1837. Весь пушкинский Петербург. — С. 249 .

–  –  –

лица одного круга, здесь были только свои, «без примеси». Барон Корф в своем дневнике от 2 февраля 1839 года описывает танцевальный вечер, который устроила графиня для императорской семьи и важных персон. «Dejeuner dansant (обед с танцами — фр.) гр. Разумовской заключался в том, что все съехались к завтраку во 2-м часу, потом танцевали при дневном свете, в пять часов обедали и потом опять танцевали до 10. Горько было, я думаю, нашим поблекшим от беспрестанных балов и бессонных ночей красавицам показывать при солнечных лучах свои пожелтелые плечики и спины, которые вечером идут еще кое-как в парад. Государь был на завтраке, к обеду уехал домой, но после опять приехал и много танцевал. Императрица с вел. княжнами оставалась весь день» 1 .

Далее у Корфа в его списке обозначены дома, которые не являются совсем чистыми. На больших балах, которые устраиваются в частных домах для императорской семьи, можно встретить людей, не входящих в узкий круг высшего света. К ним он относит и дом обер-церемониймейстера графа Воронцова. Иван Илларионович Воронцов, дипломат, член государственного совета, был известным и уважаемым в Петербурге человеком. Он умел обставлять свои праздники на широкую ногу и имел репутацию хлебосольного и гостеприимного хозяина .

Вот как описывает балы Воронцова-Дашкова граф В. А. Соллогуб, неоднократно бывавший в их доме: «Самым блестящим, самым модным и привлекательным домом в Петербурге был в то время дом графа Ивана Воронцова-Дашкова благодаря очаровательности его молодой жены прелестной графини Александры Кирилловны… Каждую зиму Воронцовы давали бал, который двор удостаивал своим посещением. Весь цвет петербургского света приглашался на этот бал, составлявший всегда, так сказать, происшествие светской жизни столицы. В день, или, скорее, в вечер торжества дом-дворец представлял великолепное зрелище;

на каждой ступени роскошной лестницы стояло по два ливрейных лакея: внизу в белых кафтанах — ливрея Дашковых, на второй по

–  –  –

ловине лестницы в красных кафтанах — ливрея Воронцовых. К десяти часам все съезжались и размещались в ожидании высоких гостей в двух первых залах. Когда приходила весть, что государь и императрица выехали из дворца, мажордом Воронцова — итальянец, кажется звали его Ричи (его знал весь Петербург), — в черном бархатном фраке, коротких бархатных панталонах, чулках и башмаках, со шпагой сбоку и треуголкой под локтем, проворно спускался с лестницы и становился в сопровождении двух дворецких у подъезда; граф Воронцов помещался на первой ступени лестницы, графиня ожидала на первой площадке. Императрица, опираясь на локоть графа Воронцова, поднималась на лестницу. Государь следовал за нею… Ужин императрице сервировался на отдельном небольшом столе на посуде из чистого золота…» 1 .

Дом графа Левашова также пользовался известностью в столице, а балы, которые генерал-адъютант давал для публики, барон Корф называет «почти совсем чистыми». В своем дневнике от 6 февраля 1843 года он подробно описывает бал Левашовых и дает характеристику присутствующему на нем контингенту .

«Бал у графа Левашова был прелестен, как бывают все его балы, но только утомительно длинен. На другие балы съезжаются к 11 часам, и мы, не танцующие, разъезжаемся в час или немногим чем позже; а здесь, по случаю приезда императрицы, все были званы к половине 9-го и съехались к 9, а разъехались, так как этикет запрещает удаляться прежде императрицы, все-таки в час .

Дом Левашова прелестно убран и отделан, но очень невелик, и оттого гостей было звано гораздо менее, нежели зовут в другие дома и даже на другие балы Левашова. Прежний его список включал в себя 400 человек, а теперь он замарал из них 180. Разумеется, что множество людей считает себя обиженными, но как же этого избежать при огромном и беспрестанном умножении нашего высшего общества… На бале у Левашова, сверх императорской четы, были тоже обе великие княжны, цесаревна, наследник и великий

–  –  –

князь Михаил Павлович. Все оставались до самого конца. Хозяин казался совершенно счастливым» 1 .

Ко второму разряду барон Корф, в своем списке, отнес дом сенатора Д. П. Бутурлина, в котором бывает только государь. Балы Бутурлина, по мнению Модеста Андреевича, являются совершенно эксклюзивными. Дмитрий Петрович — видный государственный деятель, председатель секретного Комитета для надзора за цензурой и печатью, действительный статский советник, был заметной личностью в столице. Являясь представителем старинного аристократического рода, Д. П. Бутурлин был человеком чести и слова .

Корф в своем дневнике дает сенатору интересную характеристику .

«Бутурлин — ужаснейший doctrinaire (доктринер — фр.) во всем, что он ни делает, — точно таков же и с своими понедельниками, которые заведены уже многие годы и на которых бывают самые только сливки высшего общества. Будь в этот день бал не только в другом частном доме, но даже и во дворце, он ни за что никуда не поедет и непременно сидит у себя с освещенными залами .

«Ayant dit une fois a mes amis que je suis chez moi les Lundis (сказав однажды моим друзьям, что я буду у себя по понедельникам — фр.), — говорит он, — j aurais cru de la plus grande impolitesse de leur manquer, si meme il n en venait qu un seul (я считал бы крайне невежливым их манкировать, даже если придет лишь один — фр.)» .

Николай I часто бывал в доме Бутурлиных, удостаивая своим уважением сенатора и вниманием его жену Елизавету Михайловну. Фрейлина Императорского Двора А. О. Смирнова–Россет вспоминает об одном из таких балов: «Однажды в конце бала, когда пара за парою быстро и весело скользили в мазурке, усталые, мы присели в уголке за камином с бар. Крюднер; …Наискось в дверях стоял царь с Е. М. Бутурлиной, которая беспечной своей веселостью более, чем простотой, всех привлекала, и, казалось, с ней живо говорил; она играла веером, смеялась иногда и показывала ряд прекрасных белых своих жемчугов…» 2 .

Корф М. А. Дневник. Год 1843-й. — М.: Academia, 2004. — С. 75 .

Смирнова-Россет А. О. Дневник. Воспоминания. — С. 9 .

–  –  –

Долли Фикельмон, побывавшая на балах у господ Бутурлиных, несмотря на их эксклюзивность и ограниченное количество присутствующей там публики, нашла вечера скучными и неинтересными.

В своем дневнике от 19 февраля 1835 года она написала:

«В вихре всех этих празднеств — маленький бал у Бутурлиных, довольно унылый, не бал, а пустой звук, который, по-моему, может доставить удовольствие лишь влюбленным, а таких совсем немного среди здешнего общества» 1 .

К третьему разряду Модест Андреевич причислил дома, в которых из императорской фамилии бывает только один великий князь Михаил Павлович .

В этом списке числятся:

1. Государственный контролер Хитрово. У него бывает великий князь, но вечера редки. Из примеси бывают разве только два или три высших чиновника контроля .

2. Обер-гофмейстер Опочинин. Огромный раут 22-го декабря в день рождения жены, где бывает и в. князь. Кроме того, вечера очень редкие, разве иногда в великий пост роуты (рауты — прим.) .

3. Камер-юнкер Давыдов. Великолепный и блестящий дом, но открытый только с нынешней зимы одним балом, на котором был и в.князь .

4. Генерал-адъютант Сухозанет. В примеси много таких игроков, которых больше нигде не увидишь .

5. Министр народного просвещения Уваров. Вечера редки, и большею частию немнолюдное общество. Но прежде бывали большие балы, на которые являлся весь высший круг .

6. Статс-секретарь Новосильцев. Маленькие вечера очень часты, но тут всякая всячина. Но несколько лет тому назад был большой бал, на котором собралась вся знать .

7. Егермейстер кн. Щербатов. Прежде бывали большие балы во всем параде. Нынче, со времени выдачи в замужество обеих дочерей, это кончилось .

Фикельмон Д. Дневник 1829–1837. Весь пушкинский Петербург — С. 326 .

–  –  –

8. Брат его, отставной генерал-адъютант кн. Щербатов. Года два тому назад был большой бал, совершенно чистый .

9. Камергер князь Голицын, так называемый рябчик. Большие балы с примесью cretty-pletty .

10. Лев Нарышкин, сын покойного обер-гофмейстера и зять обер-шталмейстера кн. Долгорукова. Нынешнею зимою начались прекрасные и совсем эксклюзивные балы, которые, однако же, после двух раз прекратились смертию отца .

11. Сенатор гр. Гурьев (брат графини Нессельрод). Балов никогда не бывает; но есть определенные дни (нынче вторники), в которые собираются играть в карты и притом одни мущины, потому что жена, урожденная гр. Толстая, больная, нервическая и вообще какая-то мудреная, никогда не является. Общество чистое, с прибавкою только нескольких поляков, потому что Гурьев был прежде киевским генерал-губернатором .

12. Наш председатель князь Васильчиков. Балов никогда не бывает, чего не позволило бы помещение, но в нынешнюю зиму было два вечера, впрочем, почти для одних мущин и для небольшого только круга дам из родных. Общество было совершенно чистое и в последний раз довольно многолюдное; но все, однако, за исключением множества лиц, даже и таких, которые бывают везде 1 .

Балы в этих домах не были регулярными, их давали от случаю к случаю, по мере возможности. Организация бала требовала от его устроителей проявления различных способностей .

Большие материальные затраты не являлись гарантией хорошего праздника. От хозяев, помимо красивого декора и роскошного угощения, требовалось умение развлекать гостей, не утомляя своим чрезмерным вниманием, быть приятными и гостеприимными, но ненавязчивыми. Не все, из перечисленного Корфом списка, могли похвастать этими способностями. Долли Фикельмон, побывав на балу обер-гофмейстера Опочинина, в своем дневнике от 26 декабря 1832 года, отметила неопытность хозяев в этом деле .

Корф М. А. Дневники 1838 и 1839 гг. — С. 245–247 .

–  –  –

Она пишет: «На днях маленький вечер у Опочининых довольно несуразный и вялый. С первого взгляда можно понять, имеют ли хозяева навык принимать гостей. У них же все говорило о том, что он отсутствует. Однако это поправимо, если они будут чаще вращаться в обществе, ведь учтивости и доброжелательности им не занимать» 1 .

Посетив дом Опочининых в следующем году, графиня Фикельмон констатирует, что умения делать балы интересными Опочинины так и не приобрели, «подобного рода развлечения не получаются и всегда кажутся провинциальными» .

Для комфорта гостей размеры дома также имели немалое значение. Удобные и просторные залы располагали к приятному отдыху, давали простор для танцев, возможность уединения. Посетив бал князя Щербатова, Д. Ф. Фикельмон не преминула заметить, что дом не позволяет принять большое количество людей .

14 декабря 1832 года в своем дневнике она написала: «Забыла рассказать о бале у Щербатовых. У них красивая зала, но очень тесная для такой толпы, которая собралась там» 2 .

Положительного отзыва графини Фикельмон из списка М. А. Корфа удостоились балы действительного тайного советника и камергера А. З. Хитрово. 25 апреля 1833 года в ее дневнике появляется следующая запись: «14-го бал у контролера Хитрово — прелестный, весьма оживленный для конца сезона» 3 .

В 1834 году посетив дом Хитрово, графиня вновь восхищается балом, при этом не совсем лестно отзывается о хозяевах дома. Она пишет: «Контролер Хитрово умеет придавать элегантность своим вечерам, хотя ни он сам, ни его жена не блещут ею» 4 .

Завершает список Корфа четвертый разряд, к которому он отнес дом братьев Лазаревых. Это дом, который петербургский бомонд охотно посещает, но к себе хозяев не приглашает. «К ним Фикельмон Д. Дневник 1829–1837. Весь пушкинский Петербург. — С. 301 .

–  –  –

ездят все, а их не пускают почти никуда» 1, — сообщает Корф в своем дневнике. Семья Лазаревых стала популярной в Петербургском обществе благодаря протеже графа Бенкендорфа. «Дом их введен в почет гр. Бенкендорформ, который некогда имел интригу с женою одного из них и для которого все к ним ездили, а теперь оно сохранилось уже по преданию и обычно» 2, — сообщает барон .

«Лазаревы стали исключительно богатыми и выдвинулись только благодаря деньгам — в них то все достоинство. У этого Лазарева — прекрасный дом с красивыми вещами, довольно красивыми картинами; человек он невыносимый и всем досаждает, но, к сожалению, чересчур любезный» 3, — делится своими наблюдениями о хозяине дома Долли Фикельмон .

Несмотря на свой непростой характер, Лазарев, как отметила графиня Фикельмон, умел быть любезным, давал балы, не жалея денег, и весь цвет аристократии можно было встретить в его доме.

2 января 1839 года барон Корф в своем дневнике написал:

«На днях был великолепный бал у известных армянских богачей Лазаревых, бал, на котором собрана вся административная и дипломатическая знать и все пресловутости модного света, вообще едва ли не блистательнейший во всю нынешнюю зиму» 4 .

Императорская семья и цвет аристократии любили посещать общественные балы и, особенно, публичные маскарады, которые проходили в Дворянском собрании и в помещении Большого театра. Государь и высшая публика приезжали обычно ближе к полуночи, в самый разгар вечера и смешивались с толпой. Возможность почувствовать себя обычным человеком, не обременённым своим высоким положением, кружила голову, создавала романтическое настроение, щекотала нервы. Император обычно появлялся в казачьем мундире, который очень шел ему, и без маски, так как военным было запрещено надевать ее. Мужчины на вечере

–  –  –

почти все были без масок, военные приезжали одетыми в домино, статские в разноцветных фраках и круглых шляпах, дамы в масках, полумасках или маскарадных костюмах. Николай Павлович «гулял в аванзалах и театральной сцене совершенно как частный человек». Его очень забавляли флирт и кокетство женщин, которые, узнавая государя, всячески старались привлечь его внимание .

Любая маска «имела право взять государя под руку и ходить с ним по залу». Позволяя дамам себя интриговать, государь не терпел никакой фамильярности. Известно, что на одном из маскарадов одна из женщин позволила себе бесцеремонное обращение к государю. Барон Корф так описывает эту ситуацию .

«Император Николай и в зиму 1851 года все еще продолжал любить и часто посещать публичные маскарады, особенно в Дворянском собрании, где они отличались большею живостью и многолюдством, нежели в Большом театре. На одном из таких маскарадов к нему подошла какая-то женская маска с восклицанием:

— Я тебя знаю .

— И я тебя .

— Не может быть .

— Точно знаю .

— Кто же я такая?

— Дура, — и отвернулся .

Ответ очень меткий на важное открытие, что маска знает государя, произнесенное еще по-русски, следственно, по все вероятности, какою-нибудь горничною или прачкою» 1 .

Императрица, так же как и государь, любила бывать на маскарадах, получая неизъяснимое удовольствие от пьянящей свободы и возможности интриговать мужчин «не хуже другой какойнибудь дамы» 2 .

Готовясь к маскараду, она поручала обер-полицмейстеру достать для нее городскую карету с лакеями в поношенных ливреКорф М. А. Записки. — М. : Захаров, 2003. — С. 535. — (Серия «Биография и мемуары») .

Корф М. А. Дневники 1838 и 1839 гг. — С. 268 .

–  –  –

ях и приезжала на бал инкогнито, под вымышленной фамилией .

Долли Фикельмон, не раз сопровождавшая императрицу на маскарад, вспоминала: «В пятницу маскарад у Энгельгардта. Императрица пожелала поехать туда, но инкогнито и при соблюдении строжайшей секретности, выбрав меня сопровождать ее… В наемной карете поехала к Энгельгардту вместе с императрицей, которая пребывала там под именем M-elle Тимофеевой. Она смеялась, как ребенок, я же натерпелась страху, опасаясь возможных инцидентов. Когда мы смешались с толпой, стало еще хуже. Ее толкали локтями, неуважительно пихали, как всякую другую маску. Все это было в новинку Императрице и очень забавляло ее .

Мы интриговали с многими. Мейендорф, модный красавец, так настойчиво домогавшийся благосклонности Императрицы, имел неловкость вообще не узнать ее и держался с нами весьма неучтиво. Лобанов сразу распознал нас обеих, но Горчакову, который общался с нами целый час и затем усадил нас в карету, и в голову не пришло, с кем имеет дело. Меня потешало крайнее замешательство пристава Кокошкина. Бедняга очень скоро узнал Императрицу и трепетал при мысли, что с ней может что-нибудь случиться… Он, право же, так паниковал, что было жалко глядеть на него. Наконец, в три часа утра, я вернула ее во Дворец, целую и невредимую, почувствовав огромное облегчение, что освободилась от такой ответственности» 1 .

Любовь императорской четы к маскарадам была более чем понятна. Свободная и непринужденная обстановка праздника помогала выйти за рамки дворцового этикета, здесь можно было отдохнуть от своих привычных обязанностей, погрузиться в атмосферу всеобщего раскрепощения. Маскируясь под рядовых посетителей, царственные особы, что называется, «ходили в народ», общались с представителями разных слоев населения, знакомились с общественным мнением .

Регулярно бывая на маскарадах, император всегда открывал для себя много новой, интересной и полезной информации, узнавал Фикельмон Д. Дневник 1829–1837. Весь пушкинский Петербург. — С. 258 .

–  –  –

то, что тщательно скрывалось от него его ближайшим окружением. Великая княжна Ольга Николаевна вспоминала: «Как Гарун аль Рашид, он мог появляться и говорить с кем угодно. Благодаря этому ему удавалось узнать многое, о чем он даже не подозревал, в том числе и о недостатках, которые он мог устранить, и о необходимости кому-то помочь и даже облегчить чью-нибудь участь» 1 .

Таким образом, маскарады, благодаря их демократичности и публичности, давали возможность императору быть в курсе столичной и общественной жизни, непосредственно общаться с народом, оказывать ему свою отеческую заботу и попечение. «Его Величество держится с удивительной грациозностью, и на него непрестанно нападает множество черных домино, чтобы сказать ему все, что им только взбредет в голову» 2, — сообщал художник Верне, наблюдавший императора на маскарадах .

Выслушивая откровения толпы, Николай I и во время развлечений продолжал работать, ни на минуту не забывая о своих обязанностях, добросовестно выполняя свой долг. «Он ничем не жертвовал ради удовольствия и всем ради долга и принимал на себя больше труда и забот, чем последний поденщик из его подданных .

Он чистосердечно и искренне верил, что в состоянии все видеть своими глазами, все слышать своими ушами, все регламентировать по своему разумению, все преобразовать своею волей» 3, — написала про императора фрейлина А. Ф. Тютчева в своем дневнике .

И таким он оставался до последних дней своей жизни .

Эпоха царствования Николая Павловича была самой богатой на праздники и развлечения и поэтому самой запоминающейся .

Балы в период его правления приобрели невиданный размах и великолепие. Зародившись в России во времена Петра Великого, в царствование Николая I балы достигли своего апогея. Таких роПервушина Е. В. Быть принцессой. Повседневная жизнь при русском дворе. — С. 361–362 .

Верне О. При дворе Николая I. Письма из Петербурга. 1842–1843 / пер .

фр. Д. Васильева. — М. : Российская политическая энциклопедия, 2008. — С. 54 .

Тютчева А. Ф. При дворе двух императоров. Воспоминания и дневники. — С. 46 .

–  –  –

скошных и торжественных праздников и такого могущественного Двора в России больше уже никогда не было. Со смертью императора красота, роскошь и великолепие придворных праздников пошли на убыль. История начала обратный отсчет времени. Следующие за Николаем Павловичем императоры лишь поддерживали традиции, существующие при Дворе. Превзойти Николая I по устройству, организации и необыкновенной атмосфере величия и благородства балов уже не смог ни один из них. Благодаря своей харизме, воле, сильному характеру, Николай I сам творил историю своего царствования, сам устанавливал правила поведения, создавал собственный имперский стиль во всем, к чему прикасался, на что обращал внимание. Тютчева А. Ф. вспоминала: «… Передо мной предстала высокая фигура самодержца, вид которого всегда внушал мне невольный трепет. Смущенная, покрасневшая, я встала, чтобы поклониться. Одним из тех жестов изысканной учтивости, тайной которой он обладал, он пригласил меня сесть и спросил, что я читаю. «Историю вашего царствования, ваше величество», — робко отвечала я прерывающимся голосом. «Она вся перед вами, сударыня, к вашим услугам», — сказал он с полупоклоном. В этой шутливой фразе, обращенной к оробевшей девушке, он бессознательно высказался весь целиком. История его царствования, история его родины и его народа — это был он и исключительно он» 1 .

Тридцатилетнее правление Николая I, оставившее глубокий след в истории государства российского и существенным образом повлиявшее на жизнь русского общества — его культуру, быт и развлечения, заканчивалось. На престол готовился взойти Александр II. Вместе с ним начиналась новая эпоха, новое время, другая жизнь .

–  –  –

Александр II был полной противоположностью Николаю Павловичу. Не разделяя многих взглядов отца на ведение внутренней Тютчева А. Ф. При дворе двух императоров. Воспоминания и дневники. — С. 48 .

–  –  –

и внешней политики, он начинает свое царствование, исполненный благородных намерений внести существенные перемены во все сферы жизни русского общества. Многочисленные реформы станут результатами его активной деятельности, отражениями его взглядов на устройство государства и всех его отраслей .

Что касается культурной жизни общества и, в частности, развлекательной его части, здесь не возникнет каких-то перемен .

Александр оставит порядок, существующий при дворе, и праздники и балы будут проходить по правилам, утвержденным в свое время императором Николаем. Он, так же как и Николай Павлович, любит веселье и развлечения и дает придворные балы во дворце с не меньшей регулярностью, чем его родитель. Но ему не хватает мощи и величия отца. Тютчева А. Ф. в своих воспоминаниях дала следующую характеристику Александру. «Черты его лица были правильны, но вялы и недостаточно четки; глаза большие, голубые, но взгляд малоодухотворенный; словом, его лицо было маловыразительно и в нем было даже что-то неприятное в тех случаях, когда он при публике считал себя обязанным принимать торжественный и величественный вид. Это выражение он перенял от отца, у которого оно было природное, но на его лице оно производило впечатление неудавшейся маски. Как император, он считал себя обязанным почти всегда принимать суровый и внушительный вид, который в нем был только плохой копией .

Это не давало ему того обаяния, каким в свое время обладал император Николай. И лишало его того, которое ему дано было природой и которым он так легко мог бы привлекать к себе сердца .

Это двоякое выражение его лица отражало до известной степени двойственность его натуры и судьбы. Чужие качества, которые он старался себе присвоить, парализовали в нем его подлинные качества, полученные им от природы… Его сердце обладало инстинктом прогресса, которого его мысль боялась… Он был тем, чем не хотел быть, и хотел быть тем, чем не был» 1 .

Тютчева А. Ф. При дворе двух императоров. Воспоминания и дневники. — С. 30–31 .

–  –  –

Придворная жизнь, атмосфера Двора, несмотря на все старания Александра оставить все как есть, неуловимо менялись, исчезал неповторимый стиль и лоск, присущий временам императора Николая. Благолепие и глубокая почтительность к членам царской семьи покидали дворец, на их место приходили легкомысленность и распущенность. Двор терял свою грандиозность и внушительность. Фрейлина Тютчева в своем дневнике написала: «К несчастью, дурной тон распущенности и излишней непринужденности все больше и больше распространяется со времени смерти императора Николая Павловича, строгий взгляд которого внушал уважение к дисциплине и выдержке дамам и кавалерам свиты не менее, чем солдатам его полков. Наше общество очень нуждается во внешней сдержке, так как оно утратило инстинктивное чувство декорума, которым отличаются примитивные расы, и не достигло еще той степени культуры, при которой вежливость и хороший тон вытекают из утонченной душевной жизни, как из естественного источника» 1 .

Менялась и атмосфера придворных праздников. Хорошая организация, изысканное оформление, красота и роскошь балов остались неизменными, но, по отзывам современников, им не хватало былого величия и торжественности. Фрейлина А. Ф. Тютчева через год после смерти императора Николая I c грустью констатировала: «Времена изменились, балы — тоже». Связано это было, скорей всего, с характером Александра Николаевича и его супруги Марии Александровны. Александр II, будучи человеком веселым и общительным, любил балы и посещал их с удовольствием, но придать им особый шик и значимость не умел. Императрица же, хотя и обладала необыкновенным обаянием, достоинством и благородством, не очень любила светскую жизнь, ее больше интересовали тихие спокойные вечера в кругу близких людей, с которыми можно было говорить на разные темы: обсуждать политические и общественные события, читать серьезные книги .

Тютчева А. Ф. При дворе двух императоров. Воспоминания и дневники. — С. 252 .

–  –  –

Общение с умным, образованным собеседником ей было намного милее, чем пустые светские беседы с присутствующими на балу гостями. Мария Александровна воспринимала балы, как необходимую и «скучную обязанность». Появляясь на придворных балах, она добросовестно исполняла свою работу, играя роль гостеприимной хозяйки. Но делала это так старательно, что всем было видно, что ей самой не доставляет это никакого удовольствия .

Граф Шереметев вспоминал: «… стройная, худая, вся усыпанная бриллиантами, с прическою в мелких завитках, она показывалась как бы нехотя, была любезна, говорила умные речи, всматривалась пристально и проницательным взглядом; всегда сдержанная, она скорее недоговаривала, чем говорила лишнее. Она как бы исполняла скучную обязанность, и когда говорила, можно было подумать, что она хочет сказать: «Видите, я с вами говорю, потому что это принято, что это — долг, но до вас мне нет никакого дела, у меня своя внутренняя жизнь, доступная избранным, все остальное — служба, долг, скука…»… Она постоянно думала о том, что ей возможно, а чего нельзя как Императрице, и любила напирать на эти обязанности. Она как будто после долгих лет все усваивала себе, анализировала свое положение как Императрица» 1 .

Придворные балы при Александре II проводились по сложившимся при прежних государях традициям. Перед началом бала в парадном зале дворца перед приглашенной публикой появлялся важный церемониймейстер. В своих руках он держал жезл — длинную трость черного дерева с шаром слоновой кости наверху, двуглавым орлом и бантом Андреевской ленты. Зычным голосом он сообщал присутствующим о выходе государя с государыней .

По команде капельмейстера оркестр начинал играть полонез. Церемониймейстер три раза громко ударял жезлом об пол, и танец начинался. Шествие открывал обер-гофмаршал, в окружении церемониймейстеров, задачей которых было очистить пространство зала для первой пары — государя и его партнерши .

Мемуары графа С. Д. Шереметева / сост., подгот. и примеч. Л. И. Шохина — М. : Индрик, 2001. — С. 114–115 .

–  –  –

После традиционного полонеза гости танцевали вальсы, кадрили, мазурки. Танцевальная программа вечера была отработана досконально. Танец за танцем следовали в определенном порядке .

Император Александр, так же как в свое время и его отец, после открытия бала работал, активно общаясь с гостями. Князь Кропоткин, камер-паж императора, в силу своей должности обязанный всюду сопровождать государя, вспоминал: «Моя служба на балах была не из легких. Александр II не танцевал и не сидел, а все время ходил между гостей. Камер-пажу приходилось идти на некотором расстоянии от царя так, чтобы не торчать слишком близко и вместе с тем быть под рукой, чтобы явиться немедленно на зов. Это сочетание присутствия с отсутствием давалось нелегко» 1 .

Пока император выполнял свои обязанности, праздник шел своим чередом. Руководил балом специально назначаемый для этого случая человек — распорядитель бала или, как его еще называли, дирижер. От него требовалось умение вести танцевальный вечер, ловко дирижировать танцорами. От его организаторских способностей зависело, насколько удачно и слаженно пройдет праздник. К распорядителю бала предъявлялись определенные требования. Он должен был обладать прекрасными танцевальными способностями, хорошей памятью, знать наизусть фигуры и шаги всех танцев, великолепно владеть французским языком, так как все команды танцующим отдавались на этом языке. Кроме того, распорядителю желательно было иметь хорошую физическую подготовку, так как в течение бала ему приходилось практически без перерыва танцевать, «летать из одного конца зала в другой», показывая парам новые движения, быть расторопным, уметь в случае необходимости прийти танцорам на помощь в неловкой или непредвиденной ситуации .

Лучших дирижеров знали в лицо, они пользовались большой популярностью в обществе, их нарасхват приглашали на балы, ценили и уважали. Во время правления Александра II заслуженной Кропоткин П. А. Записки революционера // Милитера: Военная литература. — URL: bit.ly/2qYxiD3 (дата обращения: 19.05.2018) .

–  –  –

славой лучшего премьер-дирижера пользовался Ипат Арсеньевич Бартенев. В 1860-х годах ни один придворный бал не обходился без его участия .

Дамы и кавалеры, вступая на паркет, послушно исполняли распоряжения дирижера, танцевали с завидной легкостью и грацией, по команде распорядителя менялись партнерами и вновь кружились по залу. Бал и все его участники были единым механизмом, работающим четко, слаженно, организованно. Каждый знал, где в нужный момент должен быть и что при этом следует делать. Раз и навсегда отрепетированный спектакль повторялся неустанно, каждый гость назубок знал свою роль; все было привычно, неизменно, как всегда. «… При дворе привычка к привычкам так глубоко укоренилась, что берет верх над всеми непосредственными впечатлениями. Делают то или иное не по вкусу, по необходимости или удобству, но исключительно потому, что так делалось вчера и будет делаться завтра» 1, — сообщает А. Ф. Тютчева. И далее с грустью продолжает: «В воскресенье при дворе был бал, блестящий и невыносимо скучный, как всегда» 2 .

И, тем не менее, несмотря на привычное однообразие, придворные балы в стенах дворца собирали огромное количество людей. Главными действующими лицами этого праздника были члены императорской семьи, главным украшением — дамы. Блистая своей красотой, молодостью, нарядами, они привлекали внимание присутствующих мужчин, создавали романтическое настроение, были интригой вечера. Легко и непринужденно дефилируя по залам дворца, дамы как бы устраивали между собой негласный показ мод, представляя публике свои творения. При этом каждая из них выступала в качестве модельера и модели одновременно. Изысканный туалет, легкая непринужденная походка, блистательная улыбка — ничто в обаятельной и элегантной обладательнице модного платья не выдавало пережитого накаТютчева А. Ф. При дворе двух императоров. Воспоминания и дневники. — С. 235 .

Тютчева А. Ф. При дворе двух императоров. Воспоминания и дневники. — С. 446 .

–  –  –

нуне волнения и беспокойства. Гоголь в романе «Мертвые души»

дает блестящую характеристику нарядам светских дам. «… В нарядах их вкусу было пропасть: муслины, атласы, кисеи были таких бледных, бледных модных цветов, каким даже и названья нельзя было прибрать (до такой степени дошла тонкость вкуса). Ленточные банты и цветочные букеты порхали там и там по платьям в самом картинном беспорядке, хотя над этим беспорядком трудилась много порядочная голова. Легкий головной убор держался только на одних ушах и, казалось, говорил: «Эй, улечу, жаль только, что не подыму с собой красавицу!» Талии были обтянуты и имели самые крепкие и приятные для глаз формы… Всё было у них придумано и предусмотрено с необыкновенною осмотрительностию;

шея, плечи были открыты именно настолько, насколько нужно, и никак не дальше; каждая обнажила свои владения до тех пор, пока чувствовала, по собственному убеждению, что они способны погубить человека; остальное всё было припрятано с необыкновенным вкусом: или какой-нибудь легонький галстучек из ленты или шарф легче пирожного, известного под именем поцалуя, эфирно обнимал и обвивал шею, или выпущены были из-за плеч, из-под платья, маленькие зубчатые стенки из тонкого батиста, известные под именем скромностей. Эти скромности скрывали напереди и сзади то, что уже не могло нанести гибели человеку, а между тем заставляли подозревать, что там-то именно и была самая погибель» 1 .

Вообще, бальные платья русская аристократия стремилась шить по модным европейским образцам у знаменитых в Петербурге и Москве модисток или привозить из Парижа. Графиня Разумовская, которая имела большое пристрастие к нарядам, в 1853 г., проезжая через Вену, попросила приятеля, служившего на таможне, помочь ей с провозом багажа. Удивленный такой просьбой, таможенник спросил: «Да что же вы намерены провезти с собою? — «Безделицу, — отвечала она, — триста платьев». Если Гоголь Н. В. Мертвые души: поэма. — М. : Художественная литература, 1985. — С. 152–153. — (Серия «Классики и Современники») .

–  –  –

учесть, что, по неписаным законам, существующим в обществе, дама обязана была появляться на балу в новом наряде, то триста платьев были, конечно же, сущим пустяком для графини, которая вела активную светскую жизнь .

Залы императорских дворцов и богатых домов радовали глаз красотой убранства и оригинальным оформлением. Организаторы балов тратили немалые деньги на декор и угощение. Стоимость праздников с каждым годом дорожала, а аппетиты искушенной публики становились все больше и больше. Никифоров Д. И., описывая московские балы времен царствования Александра II, с горечью сообщает: «Прежний танцевальный вечер на 70 или 100 человек обходился от 150 до 200 рублей. Теперь нельзя обернуться 3000 и 5000 руб. Во-первых, заведено устраивать непременно буфет с глыбами льда и замороженным шампанским, которое и молодежь и старики истребляют с начала до конца вечера. При котильоне необходимы игрушечные побрякушки и декадентские ордена, на которые выходит масса денег. За ужином принято устилать скатерть живыми цветами, за недостатком и дороговизною которых в Москве выписывают их из Ниццы. Все эти накладные бесполезные расходы делают то, что количество таких вечеров в нашем обществе сильно сократилось… В старину, когда шампанское продавалось 3 рубля бутылка, его подавали только за ужином, а теперь, когда цена его более чем удвоилась, его пьют не переставая в течение всей ночи, как будто для этого и приехали на вечер. Все жалуются на скуку, но виноваты в ней сами, примешивая их увеселениям такую большую долю тщеславия. Из тщеславия выписываются хоры музыки за 600 верст и платят вместо 300 рублей — 1500 р., только чтобы сказали, что за нее заплачена такая сумма. Из тщеславия заказывают ужин в «Эрмитаже», платя за него баснословные цены. Между тем, как в доброе старое время ужины готовили свои повара из привезенной своей деревенской провизии. Во время танцев прохлаждались водицами, и все это обходилось дешево и было веселее»… Патриархальность пропала теперь: все старания устремлены на выказывание «капитала»,

– 110 – Балы в истории России а вне роскошных праздников хозяева домов ходят в своих комнатах в одиночестве, экономией возмещая произведенные траты» 1 .

Но главным на балах, конечно же, было не угощение. Гости приезжали на праздник, прежде всего, чтобы получить яркие эмоции, сильные впечатления, удовлетворить свою потребность в дружеском общении. Михневич В. писал: «… бал сделался венцом общественности, высшим его выражением, танцы — культом, единственно достойным детей «забав и роскоши», и в то же время чуть не единственным цементом для общения кавалеров с дамами…» 2 .

Женщины, ограниченные пространством своего дома, однообразием привычной обстановки и окружения, выезжая в свет, получали приятную возможность не только себя показать и других посмотреть, но и разнообразить жизнь. Веселая, оживленная суета бала, звуки громкой музыки, огромное количество нарядных людей — все эти моменты легко превращали обычный день в праздник, а разговоры с друзьями и знакомыми согревали душу, давали пищу для размышлений и последующих обсуждений .

Непринужденное общение для участников бала было главным средством обмена различной информацией, оно было новым, интересным и отличным от привычных домашних пересудов .

Некоторые женщины и мужчины приезжали на бал только ради общения, незатейливые разговоры друг с другом они предпочитали оживленным танцам. Сидя в укромном уголочке гденибудь между колоннами и наблюдая за веселящейся молодежью, дамы и кавалеры обсуждали разные темы, например, театральную премьеру или новомодные спиритические сеансы с вертящимися столами. Во время ужина, сменив собеседников, узнавали свежие новости и слухи, ходящие в обществе, а также получали от знающих людей полезную и нужную для себя информацию. Тютчева А. Ф. часто посещала балы, чтобы развеять скуку и пообщаться Никифоров Д. Москва в царствование императора Александра II : воспоминания. — М. : Гос. публич. историческая б-ка России, 2013. — С. 53–55 .

Михневич В. О. Исторические этюды русской жизни: В 3 т. Т. 2. — СПб., 1882. — С. 372 .

–  –  –

с интересными людьми. В своем дневнике от 12 октября 1858 года она написала: «Я пошла в Арсенал, чтобы посмотреть немного на танцы и затем удалиться в 11 часов, как подобает гувернантке, которая встает в семь часов. Но сначала я разговорилась с прелестной Раден, фрейлиной великой княгини Елены Павловны, затем ко мне подсел Тотлебен, наш севастопольский герой, и у нас завязался разговор, который увлек меня до часу ночи… Он говорил со мной о Севастополе, героем которого был, и о своем пятилетнем сыне с одинаковой простотой и одушевлением. В этом человеке нет тени тщеславия. Ложась спать, я благодарила Бога, что есть люди подобные ему» 1 .

9 ноября этого же года Анна Федоровна вновь приезжает на бал, чтобы найти для себя интересного собеседника и отдохнуть от привычных будней. После бала она, как всегда, оставит в дневнике свои впечатления: «Сегодня вечером давался бал для гусаров, праздник которых бывает 6-го числа. Все дамы были в белом и красном, в платьях более или менее походивших на гусарский мундир. Я не танцевала и беседовала с несколькими кавалерами, князем Багратионом, адъютантом государя и умным малым, Кушелевым, также адъютантом и большим поклонником вертящихся столов» 2 .

При этом Тютчева не забывает и кокетничать с мужчинами, как истинная светская женщина. В очередной раз, посетив танцевальный вечер в Арсенале, она сообщает: «Чтобы развлечься, я пококетничала с адъютантом графом Крейцем, победоносный вид которого меня в душе забавляет» 3 .

Почтенные старички и старушки также с удовольствием приезжали на бал, чтобы отдохнуть от привычной домашней обстановки и повеселиться в соответствии со своими возможностями .

Конечно же, главным их развлечением на балах были карточные Тютчева А. Ф. При дворе двух императоров. Воспоминания и дневники. —

–  –  –

игры. Посмотрев немного на танцующие пары, судари и сударыни отправлялись к ломберным столам, где и проводили время до конца вечера. Играли в степенные коммерческие игры: винт, вист, преферанс. Делая ставки, испытывали легкий азарт и волнение, но, в основном, играли больше для удовольствия, чем для выигрыша. Чтобы не быть скучным в обществе, правила светского этикета советовали молодым людям научиться играть в карты .

«В настоящее время карты пользуются особенным фавором в нашем обществе. Играют все, дамы и девицы, юноши и зрелые мужи, предпочитая танцам зеленое поле… Всесильная мода предписывает уметь играть в карты, и так как без этого умения светский молодой человек нередко может оказаться в самом неловком положении, то изучение механизма общепринятых, общественных игр должно обязательно входить в воспитание светского человека, но не обращаться никогда в пагубную страсть. Это изучение должно быть только одним из многих средств делать другим приятное и не быть помехой в общем удовольствии. Знание карточных игр нередко может представить случай вывести из затруднения хозяев, заняв место отсутствующего партнера, и такие близкие, можно сказать интимные отношения с лицами, часто весьма хорошо поставленными в свете, иногда очень успешно отзываются на будущности молодого человека» 1, — читаем мы наставления молодым людям в «Правилах вежливости и светского этикета» .

Игроки, садящиеся за карты, обязаны были не только уметь играть, но и хорошо знать правила поведения за карточным столом. Так, например, перед началом игры правила хорошего тона рекомендовали «приветствовать легким наклонением головы тех лиц, с которыми играют, на этот легкий поклон должен ответить каждый из играющих». Кроме того, было очень учтиво и вежливо со стороны мужчин собирать со стола карты «освобождая от этого труда дам, когда наступает их очередь» .

Ни в коем случае «не следовало перетасовывать карты уже стасоПравила вежливости и светского этикета / ред. Г. Потаповская. — М. : Белый город, 2005. — С. 169–170 .

–  –  –

ванные игроком, так это считалось большим оскорблением для последнего» 1 .

Во время игры не следовало разговаривать с лицами, не участвующими в карточной игре, зато по отношению к своим партнерам допускались корректные реплики, своеобразные шутки и присказки. И это был еще один приятный момент в игре. Помимо эмоций, которые игроки получали за ломберным столом, они удовлетворяли и свою потребность в общении с единомышленниками, с людьми, говорящими на одном языке и понимающими друг друга с полуслова. «Карточная игра имеет у нас свой род остроумия и веселости, свой юмор с различными поговорками и прибаутками», — писал Вяземский в «Старой записной книжке». Такая атмосфера царила на всех петербургских балах во времена царствования Александра II .

Москва-матушка по части увеселений от Северной столицы не отставала. Белокаменная также активно гуляла и веселилась, но делала это менее церемонно, чем было принято в Петербурге .

Москвичи не были привержены к строгому соблюдению этикета, на танцевальных вечерах царила теплая семейная атмосфера, гости чувствовали себя как дома. «Общество было дружно», — вспоминал москвич Д. Никифоров, — приезжая на бал или вечер, везде встречали своих хороших знакомых и были как дома. Не надо было, танцуя с какой-нибудь барышней, выдумывать разговоры, у всех было много общих интересов, и всякий более или менее знал не только семью своей дамы, но и окружающих ее родных до десятого колена» 2 .

Москвичи собирались почти каждый день и все знали, в каком доме и в какое время будут давать бал. «В семействе князя Львова на Никитской танцевали по средам, у Рюминых на Воздвиженке по четвергам, у графа Закревского по пятницам, у Николая Гавриловича Головина по понедельникам. Были вечера у Паниных, Правила вежливости и светского этикета. — С. 170 .

Никифоров Д. Москва в царствование императора Александра II : воспоминания. — С. 55 .

–  –  –

Воейковых, Оболонской, княгини Кудашевой и других в разные дни» 1 .

В 60-х годах 19 столетия в Москве, так же как и в Петербурге, существовала своя иерархия балов для большого света. В негласном списке были дома, которые beau-monde столицы с удовольствием посещал, и те, которые, по-возможности, старался обходить стороной .

Большой популярностью у светского общества пользовались балы в доме Раевских на Большой Дмитровке. Хозяин, приглашая гостей, особым усердием себя не утруждал, роль хозяйки успешно выполняла его дочь. Дмитрий Иванович Никифоров вспоминал: «Бал имел свою оригинальность, чисто помещичью старого закала. Несмотря на сбор почти всего московского высшего общества, сам хозяин мало старался занимать своих гостей. Это исполняла добрейшая и милейшая дочь его. Сам же хозяин оделял конфетами и фруктами разных мальчишек и девчонок, смотревших из дверей буфета и официантской и иногда вылетавших даже в приемную и зал» 2 .

Ценились московской аристократией и балы князя Львова, дочери которого впоследствии удачно вышли замуж, — старшая за князя Долгорукова, младшая за князя Горчакова. Хозяин дома устраивал вечера еженедельно, каждую среду. На этих балах блистали красотой известные московские красавицы — графиня Бобринская, княжны Щербатовы, две графини Растопчины, графиня Уварова .

У Николая Гавриловича Головина высший свет танцевал по понедельникам. Хозяева всячески старались развлечь дам и кавалеров, придумывая разнообразные развлечения. Мать и две ее дочери с большим мастерством и умением проводили с гостями нехитрые игры, устраивали во время вечера приятные сюрпризы .

«В антрактах между танцами хозяйка читала стихи своего произНикифоров Д. Москва в царствование императора Александра II : воспоминания. — С. 55 .

Никифоров Д. Москва в царствование императора Александра II : воспоминания. — С. 70 .

–  –  –

ведения, а младшая дочь ее, Ольга, с помощью матери и старшей сестры своей, Людмилы, показывала фокусы, отгадывая, что вы думали или писали. Вообще это была какая-то восторженная семья. Головин впоследствии был уездным московским предводителем дворянства» 1, — сообщал неоднократно бывавший на этих вечерах Дмитрий Иванович .

Давал балы для московской публики и Храповицкий Владимир Степанович. Особенно запомнился москвичам большой бал, который он устроил зимой 1857–1858 года. «Бал отличался особым многолюдством. Танцевальная зала не была обширна, поэтому танцевали в двух смежных комнатах. Было два дирижера. Дом и решетка дома, выходящая на Тверской бульвар, были иллюминированы. Впоследствии единственная дочь Храповицкого вышла замуж за князя Николая Николаевича Оболенского» 2, — вспоминал Никифоров .

Регулярно проводила танцевальные вечера и Анна Степановна Воейкова, но ее дом аристократия не жаловала, особенно женщины. «Муж ее Петр Степанович, по прозванию Стаканыч, с начала вечера зазывал мужчин в свой кабинет, где стаканы играли первенствующую роль» 3, — объяснял причину игнорирования Дмитрий Иванович .

Утонченным дамам и галантным кавалерам, приученным к хорошим манерам, поведение хозяина казалось предосудительным, а превращение бала в обычную пирушку недопустимым поступком, который заслуживал всяческого порицания .

Так и проходила день за днем жизнь светского общества. Посещая многочисленные балы и развлечения, горожане, таким образом, коротали время, наполняли свою жизнь определенным смыслом, заполняли пустоту и серость будней ярким фейерверком эмоций и впечатлений .

Никифоров Д. Москва в царствование императора Александра II: Воспоминания. — С. 72 .

Никифоров Д. Москва в царствование императора Александра II: Воспоминания. — С. 70 .

Никифоров Д. Москва в царствование императора Александра II: Воспоминания. — С. 73 .

–  –  –

Правление императора Александра II длилось двадцать шесть лет, но за время его царствования существенных изменений в развитии бальной культуры не произошло. Все праздники проходили в соответствии со сложившимися во время царствования Николая I традициями. Александр Николаевич лишь только неукоснительно их выполнял. Время от времени, посещая частные балы, он как прекрасный танцор и галантный мужчина получал удовольствие от танцев и красивых женщин. Страсть к одной из них станет впоследствии для него роковой. Не сумев переступить через свою любовь к княжне Долгорукой, которая, по словам Шереметева, «владела умом и сердцем государя и как никто изучила его характер», он, встав, перед выбором личного счастья и долга перед семьей и отечеством, выберет первое, полностью подтвердив опасения своей матери, императрицы Александры Федоровны. В своем письме к сыну, в канун его совершеннолетия, она, возможно предчувствуя будущие события, написала: «Меня огорчает, помимо всего прочего, что с возрастом ты не приобретаешь твёрдости характера, которой тебе так не хватает, а, напротив, все более становишься рабом своих страстей. Как же ты будешь управлять Империей, если не можешь управлять собой?» 1 .

На этот вопрос ответили современники и историки: «Человеческая природа, не имея опоры в высших принципах, очень легко скатывается в безнравственность, но никогда не остается безнаказанной. Стоит только сойти с совершенно прямого пути и стать на путь уступок пороку, как тонкость и верность нашего восприятия теряются с устрашающей быстротой. И мы ступаем, так сказать, одной ногой на стезю нечестия» 2, — написала фрейлина высочайшего Двора Александра Толстая в адрес императора Александра II .

Военный министр, историк Д. А. Милютин в своем дневнике констатировал: «… государь сочувствовал прогрессу, сам двигал Головина В. Н., Эдлинг Р., Муханова М. В царском кругу. Воспоминания фрейлин дома Романовых. — М. : Алгоритм, 2016. — С. 324. — (Серия « Как жили женщины разных эпох») .

Головина В. Н., Эдлинг Р., Муханова М. В царском кругу. Воспоминания фрейлин дома Романовых. — С. 326 .

–  –  –

вперед; теперь он потерял доверие ко всему, им же созданному, ко всему, окружающему его, даже к себе самому» 1 .

«Случилось так, — писал князь П. А. Кропоткин, — что я мог заглянуть в глубь его сложной души, увидать в нем прирожденного самодержца, жестокость которого была только отчасти смягчена образованием, и понять этого человека, обладавшего храбростью солдата, но лишенного мужества государственного деятеля, — человека сильных страстей, но слабой воли, — и для меня эта трагедия развивалась с фатальной последовательностью шекспировской драмы» 2 .

Историк В. О. Ключевский резюмировал: «Он не хотел казаться лучше, чем был, и часто был лучше, чем казался» 3 .

Конец царствования Александра II был трагическим. Жизнь государя оборвалась на 63-м году от разорвавшейся рядом с ним бомбы. Наследник Александр Александрович, вступив на престол, начал новую главу в хронике царствования Дома Романовых. Политика Александра III приобрела курс на независимость русского государства и возрождение национальной идеи.

Слова:

«Во всём свете у нас только два верных союзника — наша армия и флот» — будут ключевыми в его правлении .

Александр III

Александр III стал императором в непростое для страны время .

Вся императорская фамилия и правящая элита были в глубоком смятении и страхе за судьбу династии и государства. Молодому царю предстояло встать у руля давшего крен корабля. Твердость духа, решительность характера, мудрость, независимость и воля — вот, что требовалось от государя в этот момент. В письме Дневник Д. А. Милютина 1873–1875: в 4 т. Т. 1. / ред. и прим. П. А. Зайончковского. — М. : Гос. б-ка им. В. И. Ленина, 1947. — С. 120 .

Кропоткин П. А. Записки революционера // Милитера: Военная литература. — URL: bit.ly/2qYxiD3 (дата обращения: 19.05.2018) .

Ключевский В. О. Сочинения в девяти томах. Т. 5. Курс Русской истории .

Ч. 5. — М.: Мысль, 1989. С. 356–357 .

–  –  –

от 6 (18) марта 1881 года выдающийся российский юрист и государственный деятель К. П. Победоносцев писал новому императору: «… час страшный и время не терпит. Или теперь спасать Россию и себя, или никогда!» 1 .

И Александр III сумел найти в себе все необходимые качества, явив миру новый тип русского царя — самостоятельного, сильного, самодостаточного, который не только не искал «любви Европы», но даже и не старался произвести на своих могущественных европейских родственников приятное впечатление. «Европа может подождать, пока русский царь удит рыбу», — сказал он однажды — и в этих словах выразилась вся его суть. Ему было абсолютно безразлично, что о нем думают и говорят за пределами государства, императора интересовал только его народ, его страна и их благополучие .

Именно Александр III, единственный из всех русских царей за время своего правления сумел «без единого выстрела» обеспечить России всеобщий авторитет и уважение среди европейских государств .

Приняв власть в свои руки, он занялся наведением порядка в огромной империи и при Дворе. Новый император издает указ о новом военном обмундировании для армии, в соответствии с которым все военнослужащие должны были вместо прежних щегольских, обтягивающих мундиров носить простую и удобную форму: полукафтаны и шаровары, перепоясанные цветными кушаками, в качестве головного убора — барашковую шапку .

В первую очередь император повелел переодеться генералам своей свиты, дабы явить пример всем окружающим. На первом придворном приеме вся свита императора была одета в новую форму, кроме князя Барятинского, командира Преображенского полка, который явился в старом мундире, из нежелания носить, как он выразился, мужицкую форму. Неподчинение приказу императора привело заносчивого офицера к немедленной отставке из армии .

Кроме того, Александр Александрович значительно упростил придворный этикет и церемониал. Будучи человеком крайне беПисьма Победоносцева к Александру III : В 2 т. Т. 1 / предисл. М. И. Покровского. — М. : Новая Москва, 1925. — С. 315 .

–  –  –

режливым, он, в целях экономии, сократил штат министерства Двора, уменьшил количество придворной челяди, ввел строжайшую экономию и строгий надзор за денежными расходами .

По этой же причине существенно сократил и количество придворных балов .

К началу царствования Александра III структура балов имела законченный вид, являла собой строгую организацию и упорядоченность. Придворный бал проходил всегда по одному и тому же сценарию: предварительное представление гостей императору и императрице, общий сбор во дворце — съезд гостей, торжественный выход в зал членов императорской семьи, общее построение на полонез, обязательная танцевальная программа, в которую входили полонезы, вальсы, мазурки, кадрили и котильоны, поздний ужин и, вновь, танцы. С уходом императорской семьи бал заканчивался .

Обер-гофмейстерина Императорского Двора Е. А. Нарышкина вспоминала: «Зимний сезон 1882–1883 года был исключительно блестящ… Я в первый раз была на величественном выходе Георгиевского праздника, так как городские дамы на него не приглашались… На великолепном большом бале мне пришлось в первый раз принять участие в царском полонезе — я была включена в торжественное шествие, которым члены императорского двора открывали бал. Молодая Императрица сияла свежестью и красотой, украшенная ослепительными бриллиантами, в длинном розовом трене, покрывающем ее розовое тюлевое платье. Великая княгиня Екатерина Михайловна пригласила меня остаться с ней в малахитовой гостиной. Мы сидели за столом, и время от времени к нам присоединялись члены императорской семьи, так что темы наших разговоров были весьма разнообразны. Ужин проходил в зале, пышно украшенной и уставленной пальмами. Все были в праздничном настроении, а дамы поражали роскошью своих туалетов. Великая княгиня Мария Павловна, любившая и умевшая танцевать, получила в этот вечер огромное удовольствие» 1 .

Нарышкина Е. А. Мои воспоминания. Под властью трех царей / сост., вступ. ст., перев. и коммент. Е. В. Дружининой. — М. : Новое литературное обозрение, 2014. — С. 299–300 .

–  –  –

Императорский стол обычно стоял на небольшом возвышении, украшенный огромным количеством цветов и растений. Императрица занимала место в центре стола, по правую и левую руку от нее располагались почетные представители дипломатического корпуса. Император во время ужина в сопровождении свиты обходил сидящих за отдельными столиками гостей. Дамы и кавалеры вкушали разнообразные и изысканные блюда под звуки приятной музыки, исполняемой музыкантами нескольких оркестров .

После ужина вновь начинались танцы, которые, по традиции, завершались веселым котильоном .

Придворные балы проводились в соответствии с определенным регламентом и имели свою условную классификацию .

Особое место среди них занимали коронационные балы, которые проходили по случаю коронации очередного императора, вступающего на российский престол, и были обязательной частью официальной программы коронационных торжеств. Коронационный церемониал был отработан до мельчайших деталей и представлял собой величественное зрелище, имеющее мощное эмоциональное и психологическое воздействие на присутствующих на церемонии иностранных гостей и подданных государя. Коронация традиционно проходила в Москве и собирала огромное количество народа. Момент коронации был важным политическим актом. Возлагая на себя корону и принимая знаки царской власти — скипетр и державу, государь брал на себя ответственность за судьбу своего народа и государства, а народ восторженными криками демонстрировал любовь и доверие государю. В этот момент, как никогда, монарх и его подданные чувствовали свое неразрывное единство .

Елизавета Алексеевна Нарышкина, потрясенная увиденной коронацией, навсегда сохранила в памяти эти события. В своем дневнике она написала: «Приближался день коронации Александра III… Торжества начались въездом императорской четы в Москву… Раздался пушечный выстрел. Государь сел на лошадь, позади него великие князья, принцы и свита. Императрица заняла свое место в передней карете, за нею — все великие княгини

– 121 – Культура университетского бала и принцессы. Нас тоже рассадили по чинам в золотые кареты .

Мы перекрестились, когда процессия двинулась длинной золотой рекой между шпалерами войск и толпами народа, стоявшего за ними и покрывавшего крыши домов. Чем дальше мы двигались, тем больше ликовал народ; ярко светило солнце, воздух был наполнен звуками колоколов… Создалось полное ощущение того, что Россия, как в старые времена, демонстрирует своему Императору верноподданнические чувства. День коронации для меня остался одним из самых прекрасных воспоминаний. В качестве придворной дамы я присутствовала на церемонии в непосредственной близости от главных участников и могла подробно рассмотреть повернутое в профиль лицо Императрицы, как в белом платье и простой прическе она ждала, когда ей водрузят на голову императорскую корону. Лицо Императора в тот день выражало силу и энергию, но вместе с тем мягкость и доброту .

Момент, когда твердым, но взволнованным голосом он, один на коленях среди стоявших в церкви, молился о даровании благодати и силы для исполнения своего высокого служения, на всех зрителей произвел глубокое впечатление. Вслед за тем в короне и со скипетром в руках он один стоял, и все присутствующие коленопреклонённо внимали молитве о нем, произносимой митрополитом. Моя соседка, австрийская гофмейстерина, очень важная и приятная дама, восторженно отозвалась о всей церемонии, забывая даже об усталости» 1. После церемонии «венчание на царство» императорская чета вышла к народу. «Государыня, — как отмечала баронесса Эдита Раден, — выглядела молодо и прекрасно, как двадцатилетняя девушка. Её чудные волосы падают локонами на плечи. На ней нет никаких украшений. Она в платье из серебряной парчи. Вокруг шеи обвиваются нити чудного жемчуга» 2 .

Дополняет коронационный наряд императрицы золотая мантия, подбитая горностаем, на серебряном платье хорошо видна Нарышкина Е. А. Мои воспоминания. Под властью трех царей. — С. 287–288 .

Толмачев Е. П. Александр III и его время. — М. : Терра, 2007. — С. 298. — (Серия «Венценосцы») .

–  –  –

красная лента, голову украшает малая бриллиантовая корона .

Император — в военном мундире с бриллиантовой цепью ордена Св. Андрея Первозванного, лентой через плечо и в золотой порфире. Голову императора венчает большая бриллиантовая корона, в руках он держит скипетр и державу .

Роскошная царская корона была одной из главных императорских регалий и имела глубокий сакральный смысл. Она являлась символом верховной власти царя, его главенства во всем. С этого момента он становился «помазанником Божьим на земле» .

Горностаевая мантия на плечах монарших особ демонстрировала окружающим их исключительный статус, особое предназначение, а также богатство, величие и могущество династии. Шлейф огромных размеров определял дистанцию между царственными супругами и их подданными, зрительно показывая грань дозволенного приближения к ним. Изысканная одежда, роскошные регалии царской власти, величественный церемониал — все эти атрибуты коронационного церемониала усиливали торжественную атмосферу праздника, создавали возвышенное настроение в рядах присутствующих .

«Видели мы потом, — писал граф С. Д. Шереметев, — как медленно продвигалось шествие, подымаясь по Красному Крыльцу .

Все слилось и смешалось в пестроте нарядов и цветов, в глазах словно потемнело. Все взоры напряженно направлены в одно место — на площадку Красного Крыльца. Среди пестрой смешанной толпы ярко заблестела корона. Государь остановился лицом к народу. Еще мгновение, и корона наклонилась три раза. То были три царских поклона в ответ на оглушительные крики восторга и торжества. Государь вступил в Грановитую палату, и, словно по мановению жезла, все разом утихло» 1 .

Закончился день священного Коронования торжественным обедом в Грановитой палате и красочной иллюминацией Кремля .

На следующий день, 16 мая, в Кремле был дан торжественный бал, на котором присутствовали высочайшие особы, съехавшиеся Мемуары графа С. Д. Шереметева. — С. 547 .

–  –  –

по случаю коронации со всего света, и вся русская аристократия .

На празднике новые правители российской империи предстали перед многочисленными гостями во всем царском величии, роскоши и великолепии. С этого дня в истории государства и всего русского общества начинался новый этап жизни — приходила эпоха Александра III .

«В 9 часов все залы Дворца были залиты огнем и переполнены приглашенными. Тут собрались послы, иностранные министры и прочие особы дипломатического корпуса с их супругами;

генералы; штабс- и обер-офицеры; губернские предводители дворянства и знатное российское дворянство; депутаты Финляндии, казачих войск и азиатских народов; представители Земских управ;

городские головы, придворные дамы и кавалеры. В 9 часов 25 минут появились Император с Императрицей. На балу играли три оркестра: придворный, Преображенского полка и Императорских театров» 1 .

Елизавета Алексеевна Нарышкина, бывшая участница этого бала, вспоминала:

«… Между тем празднества продолжались, и на следующий день после коронации ждали новые сказочные увеселения. В Кремле, под звуки полонеза из оперы Глинки «Жизнь за царя», великие князья, свита и посланники двигались по бальной зале между рядов придворных дам, одетых в старинные русские придворные платья. В этот удивительно теплый вечер окна были открыты настежь, и были видны контуры соборов и колоколен Москвы, будто усыпанные тысячами драгоценных камней. Император сделал с Императрицей первый тур, а последующие — с иностранными принцессами и дамами из дипломатического корпуса. Я танцевала с принцем Александром Баттенбергским, который тогда еще занимал трон Болгарии. Высокого роста, с красивой внешностью, он был очень обходительным и галантным кавалером, но даже при первом поверхностном знакомстве был заметен его явный сноКоронация Александра III. Часть 1 // LiveInternet. — URL: bit.ly/2KkfUln (дата обращения: 19.05.2018) .

–  –  –

бизм. Он хвастался, что давал Царю советы по организации этого бала… Итак, коронация не только прошла благополучно, но и поражала такой пышностью и блеском, что даже иностранные гости пребывали в состоянии постоянного изумления… Монсеньор

Ванутелли, среди всего прочего, сказал мне тогда при прощании:

«Я не был готов к тому, что увидел! Это великолепное утверждение монархической власти настолько грандиозно, что я могу сравнить коронацию российского Императора лишь со словами благословления urbi et orbi (граду и миру — лат.) святого Папы, произнесенными им с высоты собора Святого Петра» 1 .

После праздничных торжеств, которые длились несколько дней, Императорская фамилия и весь Двор, наконец, вернулись в Санкт-Петербург .

Любимым местожительством царской семьи становится Гатчинский дворец. В Петербурге монаршие особы останавливаются в Аничковском, предпочитая его Зимнему дворцу .

Александр III внешностью, характером и привычками был полной противоположностью своему отцу. Он не испытывал тяги к роскоши, не любил пышных приемов и балов. Его с молодости тяготила придворная жизнь, а заученные фразы и отрепетированные жесты вельмож вызывали раздражение. Но долг обязывал .

Став государем, Александр Александрович, в силу своего положения, вынужден был мириться с условностями, существующими при Дворе, придерживаться установленного порядка .

Придворные балы в столице продолжались. Царская семья их устраивала с определенной регулярностью в Зимнем дворце — официальные (представительские) и Аничковском (домашние) .

Официальные проходили в Белом, Концертном, Эрмитажном залах Зимнего дворца и назывались еще, как «Большой», «Средний» и «Малый» балы .

Белый зал мог вместить около 3000–3500 человек за один раз, поэтому и назывался «Большой», Концертный зал принимал 500–550 посетителей, Эрмитаж не более 150 гостей .

Нарышкина Е. А. Мои воспоминания. Под властью трех царей. — С. 289–290 .

–  –  –

Перечисленные категории балов носили обязательный характер, их формат складывался на протяжении длительного времени, каждый новый хозяин дворца, вступая в свои права, независимо от своих взглядов и привычек, должен был соблюдать сложившиеся при Дворе традиции, значение которых хорошо понимал и он сам, и вся петербургская элита. Граф С. Д. Шереметев писал: «Придворные балы имеют свое значение, в особенности большой бал Николаевской залы. Это предание, которое забывать не следует» 1 .

12 февраля 1887 года в Зимнем дворце, в соответствии с заведенным порядком, император в очередной раз принимал гостей .

Бал проходил в Эрмитажном зале и, по обыкновению, был дан для избранной публики. На нем присутствовал весь дипломатический корпус. Государь встречал гостей в мундире уланского полка (в этот день уланы отмечали полковой праздник). И хотя бал проходил в соответствии с установленными традициями, атмосфера вечера существенно отличалась от той, изысканной и роскошной, которая царила на балах его деда, Николая I .

Шереметев С. Д., присутствовавший на Эрмитажном балу, с сожалением вспоминал: «… Общество было прежде изящнее .

Мундиры на военных некрасивы, шапожища и шаровары не идут к балу. Красивых дам почти нет. Еще держатся некоторые из прежних львиц, хотя и тронулись, но танцуют исправно, не стесняясь присутствием дочерей. Все те же Варенька Мятлева, Mary Долгорукая, Nelly Барятинская, Kitty Балашова, графиня Берг-Долгорукая и даже вальяжная княгиня Белосельская! Свежее других мне показалась Нарышкина, урожденная Графиня Толь. Эта из новых. Девицы довольно бесцветны… «Дирижирует» балом конногвардеец, Барон Мейендорф, добрый малый, но с ухарскими ухватками, не вполне подходящими, кричит он и командует, как в казарме. Кавалергарды, превратившиеся в придворных кавалеров…, забывают свои предания. Никто Мемуары графа С. Д. Шереметева / сост., подгот. и примеч. Л. И. Шохина. — С. 547 .

<

–  –  –

из стариков не пройдется, как бывало в мазурке, — то было загляденье! Теперь и стариков таких нет и смотреть на них некому» 1 .

Император Александр III, как и его предшественники, относился к балам как к обязательным атрибутам придворной жизни, без которых немыслима была деятельность императорского Двора и светского общества. Поэтому, несмотря на всю свою нелюбовь к танцевальным вечерам, он всегда присутствовал на них. Граф Шереметев вспоминал, «придворные балы были наказанием для государя», он «никогда не отличался своими светскими наклонностями, не любил танцевать, всегда скучал на этих обязательных для него приемах и мало сочувствовал вообще этому обществу» 2 .

Скорее всего, это было связано с особенностями его фигуры и с развившимися, в связи с этим, комплексами. С самого детства он был корпулентным мальчиком, неловким и неуклюжим в своих манерах. Стесняясь своей полноты и тяжеловесности, Александр Александрович не любил танцевать, предпочитая наблюдать за умеющими хорошо это делать гостями .

Его супруга Мария Федоровна, наоборот, была страстной любительницей танцев и с большим удовольствием предавалась приятному для себя развлечению. Иногда на этой почве в царской семье возникали конфликты. Современники вспоминали, что на февральском балу 1884 г. императрица «… продолжала неустанно танцевать, не пророняя ни слова. Государь уехал, встав из-за ужина» 3 .

За подготовку придворных балов отвечали разные дворцовые службы, задачей которых было достойно провести праздник .

Придворная челядь с утра до вечера суетливо сновала по комнатам и галереям. Во дворце чистили, убирали, украшали залы .

Из царских оранжерей привозили огромное количество цветов, экзотических кустов и деревьев, создавая уютные зеленые уголки, Мемуары графа С. Д. Шереметева. — С. 505–506 .

–  –  –

разноцветные цветочные клумбы. Гофмаршальская часть, ответственная за организацию торжества, демонстрировала чудеса ловкости и изобретательности. Служащие этого ведомства шли в ногу со временем и часто применяли в оформлении залов новинки технического прогресса. Балы Александра III запомнились публике тем, что на них впервые Зимний дворец воссиял электрическим светом. Вместо привычных свечей организаторы в качестве освещения использовали лампочки Эдисона .



Pages:   || 2 | 3 | 4 |



Похожие работы:

«УДК 796.01:642.5 лифановская е. в., бакалавр Голубева Т. Б., канд. техн. наук, доц. УслУГи ЭкоПиТаНиЯ ПредПриЯТиЙ сеЗоННЫХ видов сПорТа 1 Рассмотрена проблема внедрения экоконцепции на предприятия общественного питания, расположенные на локациях сезонных видов спорта Свердловской области. Пре...»

«ЖЕНЩИНЫ, ПОКОРИВШИЕ МИР О, женщина, дитя, привыкшее играть О, женщина, дитя, привыкшее играть И взором нежных глаз, и лаской поцелуя, Я должен бы тебя всем сердцем презирать, А я тебя люблю, волнуясь и тоскуя! Люблю и рвусь к тебе, прощаю и люблю,...»

«"УТВЕРЖДАЮ" Первый заместитель министра физической культуры и спорта Краснодарского края _ С.А. Мясищев ПОЛОЖЕНИЕ о проведении IX летней Спартакиады учащихся Кубани 2019 года ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 1.1.1. IX летняя Спартакиада учащихся Кубани 2019 года (далее Спартакиада) проводится в целях реализации государственной программы Красно...»

«k-038418 к -0 3 8 4 1 8 Е08ВРАТИТЕ КНИГУ IIE Ш5ВЖЕ обозначенного здесь срока М т. 3 5" 199" г.т. 5000 v c g -i 5 •. О Министерство культуры и по делам национальностей Чувашской Республики Национа...»

«АДМИНИСТРАЦИЯ ГОРОДА ПЕРМИ ПРИКАЗ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ КОМИТЕТА ПО ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЕ И СПОРТУ 24.05.2018 № СЭД-059-15-01-03-94 Ъ присвоении и подтверждении ' спортивного разряда В соответствии с Федеральным законом...»

«Положение II международного конкурса баянистов и аккордеонистов "AccoPremium 2018" Международный конкурс "AccoPremium", созданный белорусским баянистом, солистом Гомельской областной филармонии, победителем всероссийских и международных конкурсов Трофимом Антиповым, ставит перед собой главную цель способствовать развитию белорусской...»

«Д.С. Ермолин, А.А. Новик К ВОПРОСУ ИЗУЧЕНИЯ ПОХОРОННЫХ ОБРЯДОВ АЛБАНЦЕВ ПРИАЗОВЬЯ Данная статья является продолжением исследований авторами похоронной обрядности албанцев Украины. В частности, была опубликована статья по материалам экспедиции 2007 г. [Ермолин, Минаев, Новик 2008]. Интерес к этнографии полиэтничного рег...»

«Андрей Янкин Создатель и руководитель эдъюкэйтмент кампуса "Mediademia" (2014) Продюсер, Член Национальной ассоциации продюсеров и кураторов (с 2012 года) Тьютор факультета (ФДИО) Дополнительного и Инновационного образования (Faculty of Additional and Innovative E...»

«Министерство культуры Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ КУЛЬТУРЫ" Библиотечно-информационный факультет Кафедра документоведения и информационной анали...»

«Муниципальное бюджетное учреждение культуры "Централизованная библиотечная система города Рязани" Центральная городская библиотека имени С.А. Есенина "30 лет с именем Есенина": Центральная городская библиотека имени С.А. Есенина Дайджест Рязань 2018 ББК78.34(2) Составитель:...»

«Министерство культуры Российской Федерации Министерство культуры Хабаровского края Хабаровский государственный институт культуры НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ РЕАЛИЗАЦИЯ ТВОРЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА МОЛОДЁЖИ: ПРОЕКТЫ, РАЗРАБОТКИ, СЦЕНАРИИ, ТВОРЧЕСКИЕ ИНТЕРПРЕТАЦИИ В СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНОЙ СФЕРЕ И ИСКУССТВЕ (27...»

«ценностей. Следовательно, дипломатия представляется наиболее действенным инструментом, который регулирует совместный диалог между различными цивилизационными моделями, в качестве альтернативного способа...»

«13 The International Encyclopedia of Sociology. N. Y., 1984. P. 114. 14 Bell D. Ethnicity and Social Change//Ethnicity. Theory and Experience. Cambridge (M ass.), 1975. P. 141— 142. 15 Bell D. Op. cit. P. 171. 16 Ibidem. P. 169. 17 Ibidem. P. 172....»

«200 КУЛЬТУРОЛОГИЯ Т. Ю. Быстрова УДК 712 + 316.74 + 929 Хааг CОцИОКуЛьТуРНыЕ АСПЕКТы ЛАНДШАФТНОГО ПАРКА НА БыВШЕЙ ПРОМыШЛЕННОЙ ТЕРРИТОРИИ: ТВОРЧЕСТВО РИЧАРДА ХААГА* В статье исследован ландшафтный парк G...»

«ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА Философия Мямешева, Галия Хамзеевна. Философияны оыту дістемесі: Теориясы мен тжірибесі [Мтін] : оу-дістемелік рал / Г. Х. Мямешева ; л-Фараби атын. азУ. Алматы : аза ун-ті, 2017. 131, [1] б. Библиогр.: 128-130 б. Рыскиева, Айымжан...»

«ВЕСТНИК АНТРОПОЛОГИИ / НОВАЯ СЕРИЯ / 2018 № 2(42) ВЕСТНИК АНТРОПОЛОГИИ HERALD OF ANTHROPOLOGY № 2(42) 2018 РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая ==============...»

«Theory and history of culture 57 УДК 008 Publishing House ANALITIKA RODIS (analitikarodis@yandex.ru) http://publishing-vak.ru/ Корючк ина Пол ина Сергеевна Этнический образ в пространстве современной медиакультуры Корючкина Полина Сергеевна Аспирант,...»

«УДК 582.734.3 А.С. Бахтаулова1, Б. Бекманов2, Ж.Ж. Канагатов1 Жетысуский государственный университет им. И. Жансугурова, Талдыкорган, Казахстан; Институт общей генетики и цитологии КН МОН РК, Алматы, Казахстан (E-mail: bahtaulova@mail.ru) Молекулярн...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра русского языка как иностранного и методики его преподавания Мельчакова Наталья Николаевна ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКАЯ ГРУППА "ФЛОРА ЛЕСА": ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ Выпускная квалификационная...»

«130 МАРИЯ СТЮАРТ И ЕЕ ОБРАЗ В ВОСПРИЯТИИ ФРАНЦУЗОВ М.А. Платэ (Москва, Россия) В данной статье рассматривается образ Марии Стюарт в восприятии французов и анализируется ее роль в культуре Франции. Образ Марии Стюарт сохраняет свою привлекательность и в современной Франции. Культурные связи Франции и Шотландии на протяжении многих...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.