WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

«DOI 10.23951/1609-624X-2018-5-20-27 КОМПОЗИЦИОНАЛЬНОСТЬ СЛОВОСОЧЕТАНИЙ С ПРИЛАГАТЕЛЬНЫМ FAKE: КОГНИТИВНЫЕ АСПЕКТЫ Т. И. Семенова Иркутский государственный университет, Иркутск ...»

Вестник ТГПУ (TSPU Bulletin). 2018. 5 (194)

УДК 811.111

DOI 10.23951/1609-624X-2018-5-20-27

КОМПОЗИЦИОНАЛЬНОСТЬ СЛОВОСОЧЕТАНИЙ С ПРИЛАГАТЕЛЬНЫМ FAKE: КОГНИТИВНЫЕ

АСПЕКТЫ

Т. И. Семенова

Иркутский государственный университет, Иркутск

Проведено исследование атрибутивно-номинативных сочетаний типа fake gun как комплексных знаков,

значение которых не выводится из значения компонентов. Исследование закономерностей взаимодействия

смыслов словосочетаний проводится в рамках теории концептуальной интеграции. Результатом концептуальной интеграции словосочетаний с прилагательным fake является эмерджентная структура (emergent structure) как концептуальный бленд. Когнитивная структура атрибутивных комплексов с прилагательным fake содержит представление об изготовлении и (или) использовании поддельного артефакта как средства обманного действия с корыстной целью. Анализ эмпирического материала показывает, что сочетаемостный потенциал прилагательного fake обусловлен не ингерентными свойствами определяемой сущности как таковыми, а ее ролью, значимостью, ценностью в культурном контексте .

Ключевые слова: композициональность, значение прилагательного, лексическая семантика, эмерджентная структура, бленд, ментальные пространства, когнитивная область, составной концепт .

В любом образе мира противопоставляются яв- Дискурсивное употребление прилагательного ление и сущность, наблюдаемое и ненаблюдаемое, fake свидетельствует о приложимости истинностзримое и умозрительное (умопостигаемое), нена- ной оценки ‘несоответствующий действительносстоящее и настоящее: призрачное (мнимое, иллю- ти’ к предметным и непредметным сущностям раззорное, кажущееся, мираж, фикция, видимость, ных когнитивных областей, среди которых: оружие псевдо) и подлинное (истинное) [1, с .

547]. Знание (fake gun/bomb), престижное потребление (fake о мнимых, обманных действиях и результатах та- antique/diamonds/cartier watches), здоровье (fake кого рода действий вербализовано в английском drugs), документы (fake passport), наука (fake reязыке прилагательными, категоризующими свой- search results), поведение (fake joy/smile), медиарества предметных, ментальных объектов, ситуаций альность (fake news), декоративная область (fake как ненастоящие, недостоверные, несоответствую- flowers/Christmas trees). Cемантическая экстенсия щие действительности, ср.: artificial (leg), fraudu- прилагательного fake наводит на мысль о взаимоlent (jewelry), false (teeth, opinions), fake (antique, действии на когнитивном уровне языковых едиdiamonds, banknotes), imitation (uniform), pretend ниц, входящих в словосочетание, о предсказуемоsmile), phoney (address, accent), сounterfeit (goods). сти значения словосочетания как комплексного Вышеназванные прилагательные являются вторич- знака .

ными истинностными оценками, метахарактери- В целях выявления лингвокогнитивных особенстиками, по своему типу они относятся к менталь- ностей сочетаемости прилагательного fake в разному (эпистемическому) модусу отрицательной ных когнитивных контекстах обратимся к выявистинностной оценки [1, с. 574–575]. ленным на лексикографическом уровне когнитивНаличие репрезентативной группы синонимов ным признакам: 1) признак ‘несоответствие дейстс семантикой ложности обусловлено тем, что каж- вительности’ закреплен дефинициями not real, not дый из них задает определенный способ осмысле- true, untrue, not genuine; 2) ‘обманная цель’ эксплиния ложных объектов, неискренних ситуаций, об- цируется дефиницией in order to deceive; 3) приманных действий, поскольку при любой концепту- знак ‘намеренность’ представлен дефиницией with ализации одни аспекты акцентируются, актуализи- intention, so as to, in order that; 4) ‘каузация ложного руются, другие затушевываются, уходят в фон .





Как мнения’ вербализуется дефиницией make someone свидетельствует языковой материал, актуализация believe; 5) признак ‘внешнее сходство как резульрелевантных когнитивных признаков в языковом тат имитации внешних признаков подлинного объпредставлении обманного мира реализуется не екта’ актуализируется дефинициями made to look только разными языковыми единицами, но и раз- like a real thing; that seems genuine but is not; 6)’наными значениями языковой единицы, а именно рушение закона’ дефинируется как illegally made to значениями прилагательного fake в сочетании с су- look like a real one [2, 3]. Из дефиниций становится ществительными разных семантических классов. ясно, что когнитивным основанием семантики fake — 20 — Семенова Т. И. Композициональность словосочетаний с прилагательным fake: когнитивные аспекты является отрицательная истинностная оценка де- ных концептах (complex concepts), значение котонотата и представление о сходстве подлинного де- рых не может быть выведено посредством традинотата и созданного с обманной целью артефакта. ционной теории множеств [7, с. 73–74]. МетодолоКонцептуальная структура прилагательного fake гию исследования смысловых закономерностей организуется базовым концептом deception. составных языковых единиц постулирует когниЭтимологические свидетельства о когнитивных тивная лингвистика. Объяснение фактов языка предпосылках обманного действия зафиксированы с когнитивной точки зрения предполагает соотнево внутренней форме слова, которая восходит к сение языковых форм с их когнитивными аналогаглагольному этимону. Глагол fake первоначально ми – структурами опыта, знания и оценки, с тем обозначал криминальное действие, например, to чтобы понять, как это знание закодировано конfake any person могло обозначать rob, shoot, wound, цептами и закреплено в знаковой форме. Объясниmurder (ограбить, застрелить, убить, нанести тельная сила когнитивного подхода к композициувечье). Со временем за глаголом fake закрепилось онной семантике языковой единицы позволяет позначение намеренного действия, направленного во нять, «как именно взаимодействуют (не складывавред другому, – ‘действие с целью обмана’ (do up, ются!) значения ее составляющих, и какие типы make so as to deceive). Адъективация лексемы fake взаимодействия наблюдаются в комплексных зназафиксирована с начала XIX в. в словосочетаниях ках разного порядка» [8, с. 444]. Атрибутивные содля выражения оценки объекта или ситуации как четания с fake при своей обманчивой простоте несоответствующей действительности [4]. представляют собой сложные в смысловом плане Семантика прилагательного fake, как убеди- единицы [9, с. 353] .

тельно показывает Дж .

Лакофф, представляет про- К идее взаимодействия смыслов в комплексных блемы для классической теории категоризации. (составных) знаках, в качестве которых выступают Так, в предложении This is a black gun атрибут сочетания прилагательных с существительным, black (черный) номинирует дополнительные пер- обращается Е. С. Кубрякова. Анализируя случаи цептивные признаки ружья, при этом каждый из нетривиальной семантики в сочетаемости прилагаэлементов словосочетания black gun может быть тельных с существительными, исследователь выпоставлен в соответствие с определенным концеп- деляет атрибутивные словосочетания, отличительтом: black – с концептом colour (цвет), gun – с кон- ной особенностью которых является их связь с цептом gun (ружье). Прилагательное fake (поддель- концептом отрицания. Отдельную подгруппу предный), будучи приложимо к существительному gun, ставляют сочетания фальсифицирующего типа, приводит к модификации исходного концепта, сиг- суть которых заключается в том, что они не столько нализируя о том, что денотат не относится к кате- описывают имитацию объекта, сколько его фальсигории объектов, обозначенных именем существи- фикацию, подделку, т. е. нечто, связанное с нательным [5, с. 121–122]. Атрибут fake актуализиру- рочитым обманом (искусственная улыбка, фальет другой денотат, входящий в иную категорию, шивые деньги, поддельные документы) [10, с. 153] .

что свидетельствует об усложнении концептуаль- Фальсифицирующий тип отношений между эленой структуры, стоящей за словосочетанием fake ментами, на взгляд авторов, лежит в основе пороgun. Известный лингвист Б. Х. Парти относит при- ждения новых значений и в комплексах с атрибулагательные fake, fictitious, сounterfeit к приватив- том fake .

ным (privative, от латинского privatio – ‘лишение’), Когнитивный подход к композиционной семансемантика которых содержит концепт «отрица- тике языковых единиц позволяет трактовать словоние», т. е. атрибут fake лишает определяемый суб- сочетание fake gun как результат концептуальной стантив его первичного значения: A fake gun is not интеграции ментальных пространств. В терминах a gun (Поддельное ружье не является ружьем) [6, теории концептуальной интеграции прилагательс. 153]. ное fake выполняет роль языкового маркера, котоВыявленные зарубежными исследователями рый подсказывает создание ментального пространособенности атрибутивных сочетаний с fake сви- ства, бленда (prompts for a blend) как концептуальдетельствуют о том, что комбинаторика составных ную интеграцию реального сценария и контрфакчастей языковой формы fake gun не коррелирует с тического [9, с. 360]. Референтом реального менпредложенным Г. Фреге принципом композицион- тального пространства является «ружье» в совоной семантики, согласно которому значение языко- купности перцептуальных, функциональных, целевого выражения является функцией от значений полагающих, моторно-двигательных признаков, его частей и способов их синтаксического соеди- референтом контрфактического ментального пронения [6, с. 146]. Дж. Лакофф, анализируя атрибу- странства является намеренно созданный артетивно-именные сочетания типа социальная ложь, факт, имеющий высокую степень внешнего сходстневинная ложь, рассуждает о составных/комплекс- ва с настоящим ружьем. В результате когнитивного — 21 — Вестник ТГПУ (TSPU Bulletin). 2018. 5 (194) взаимодействия этих двух ментальных про- held what appeared to be a black handgun. Upon inстранств возникает новая эмерджентная структура spection the firearm turned out to be a pellet gun [12] .

(emergent structure) как концептуальный бленд, Ввод модусной интерпретирующей рамки what языковым воплощением которого является ком- appeared to be a black handgun – то, что казалось/ плексный языковой знак fake gun, фиксирующий выглядело как огнестрельное оружие, маркирует знание человека о фрагменте обманного мира, в неуверенность говорящего в идентификации воскотором созданные человеком артефакты исполь- принимаемого объекта, но тем не менее внешнего зуются с целью каузации ложного мнения, введе- сходства поддельного пистолета с настоящим окания в заблуждение. залось достаточно для совершения обманного дейКогнитивным основанием новой концептуаль- ствия: под угрозой, как выяснилось позже, пистоной структуры является перцептуальный признак лета для монтажной пены грабитель получил клюподдельное ружье походит на настоящее), мотор- чи от машины .

но-двигательный признак (с ним можно осуществ- Бесспорную научную ценность для понимания лять двигательную активность), признак целепола- взаимодействия смыслов в атрибутивных комгания (поддельным ружьем, как и настоящим, плексах представляет рассуждение Дж. Тейлора о можно достичь целей устрашения). В сфере отри- том, что сочетаемостный потенциал прилагательцания оказывается функциональный признак (под- ного fake обусловлен «не ингерентными свойствадельное ружье не может стрелять). Таким образом, ми определяемой сущности как таковыми, а ее рономинируемый существительным объект в анали- лью, значимостью, ценностью в культурном конзируемых комплексах оказывается членом иной ка- тексте» (курсив наш. – Т. С.) [11, с. 94]. Ценность тегории, категории искусственно созданных арте- понимается как значимость, важность, польза объфактов, которые по существенным эмпирическим екта, но полезность и значимость не являются параметрам имеют высокую степень сходства с свойствами самого предмета. Приписывание ценподлинным объектом. Существительные, опреде- ности является установлением определенного отляемые атрибутом fake, становятся именем пред- ношения между субъектом оценки и ее предметом мета, к которому уже нельзя применить существи- [13]. Следовательно, объектом имитации (подделтельное в его первичном значении. Таким образом, ки) является ценностный потенциал сущности, кокогнитивная структура атрибутивных комплексов с торая входит в область когнитивного взаимодейстприлагательным fake содержит представление об вия человека с миром. Так, например, словосочетаизготовлении и (или) использовании поддельного ние fake antique (поддельный антиквариат) активиартефакта как средства обманного действия с ко- рует знание о том, что существуют старинные или рыстной целью .

редкие произведения искусства, имеющие значиДля понимания когнитивных закономерностей тельную культурную и материальную ценность, синтагматической сочетаемости прилагательного которая со временем возрастает. Предметы антиfake с существительными важной представляется квариата являются объектами коллекционирования мысль Дж. Тейлора о том, что значение языковой и торговли: есть люди, которые зарабатывают на единицы определяется относительно соответству- покупке и продаже антиквариата. Такого рода знающей когнитивной области, которая актуализиру- ние формирует в нашей концептуальной системе ется в атрибутивном сочетании, и зависит от того, фрейм «торговля антиквариатом». Именно в кулькакая именно характеристика объекта высвечива- турном контексте этого фрейма осмысляется стеется (профилируется). Выбор прилагательного пень риска, возможность получения высокой приfake, как отмечает Дж. Тейлор, требует активации были при продаже поддельного артефакта. Люди, определенного фрейма, установления когнитивно- покупающие подделки произведений искусства, го контекста как области значения, с которой связа- антиквариата, предметов роскоши, зачастую не поно данное слово. Так, «поддельное ружье» имеет дозревают, что вводятся в заблуждение, поскольку значимость в когнитивной области захвата самоле- их модель мира включает мнение о подлинности та, ограбления банка, оно не имело бы значимости приобретаемого артефакта, в то время как модель во фрейме охоты сафари, поскольку бессмысленно мира обманывающего содержит знание о поддельустрашать диких зверей ружьем, которое не стре- ности артефакта. Намеренное введение адресата в ляет [11, с. 247]. Пример ниже описывает ситуа- заблуждение категоризуется как обманное дейстцию ограбления, в которой перцептуальное сходст- вие, «отвечающее следующим четырем условиям:

во подделки с настоящим оружием используется в а) неискреннее действие, б) которое ввело в заблуцелях устрашения: A Los Angeles man faces an at- ждение адресата (было воспринято им как искренtempted carjacking charge after allegedly using a fake нее), в) благодаря чему деятель извлек для себя gun to steal a real car. The victim said that when she пользу, г) в ущерб адресату» [14, с. 129]. Главным was at her vehicle, the suspect demanded her keys and участником обманного действия является «агенс, — 22 — Семенова Т. И. Композициональность словосочетаний с прилагательным fake: когнитивные аспекты способный творить новые миры, одним из которых делок товаров престижных торговых марок, ср.:

является обманный мир». По отношению к такому fake designer stuff/fake designer goods/fake Cartier агенсу Ю. Д. Апресян вводит понятие «недобросо- watches. В коммуникативное пространство входят вестный агенс» [15, с. 24–25]. В ситуации продажи номинации для людей, осознанно покупающих поддельных артефактов «недобросовестный подделки, ср.: fakocholic, fake buyer, replica агенс», в терминах Ю. Д. Апресяна, выдавая под- enthusiast, replica shopper. Фейкоголики покупают делку за подлинник, рассчитывает получить выго- не конкретную вещь, а социальный символ, модеду в ущерб адресату и, как свидетельствует языко- лируя тем самым в своем сознании фейковую ревой материал, получает ее, ср.: Today’s art market альность, реальность «как бы», в которой они ноcommands extraordinary prices, and these prices are сят как бы брендовые вещи, как бы приобщаются к strong enticement for forgers to create and sell fake ценностям престижного потребления. Фейкоголиpaintings to unwitting consumers at high profits [16]. ки живут в мире символического потребления и Знание «недобросовестного агенса» о неподлин- платят деньги не за вещи, а за имидж, за знаки саной природе артефакта эксплицируется лексемой моидентификации .

knowingly, ср.: Pasquale Iannetti 69, who runs Потребительский спрос на фейки брендов нахоPasquale Iannetti Art Galleries Inc. is accused of дит языковое воплощении в стремлении производиknowingly selling seven fake Mir prints in amounts телей, продавцов и потребителей подделок дефокуranging from $3,600 to $17,902 [16]. сировать негативные коннотации обманного дейстПо отношению к тем, кто вводится в заблужде- вия, заложенные в семантике лексемы fake. В языке ние, употребляются номинации unsuspecting/unwit- отложилось, по меткому замечанию Н. Д. Арутюноting customers, unsuspecting victims (неподозреваю- вой «лукавство человека», его намерение скрыть, щие покупатели, невольные жертвы), посредством завуалировать истинностную оценку, или «прикоторых вербализуется ментальное состояние не- крыть ее лицо маской правдоподобия» [1, с. 545– знания о поддельном характере артефакта и, соот- 546]. Языковым способом маскировки брендовых ветственно, ментальное состояние уверенности в подделок являются эвфемистические номинации, его подлинности, ср.: Two people arrested days be- которые затушевывают негативную истинностную fore Christmas accused of selling fake high-end lap- оценку поддельности, профилируя внешнее сходстtops to unsuspecting shoppers outside Springfield во с оригиналом, ср.: copy/first copy sunglasses of Mall 12.01.2018) [17]. premium brands/premium copy brands/luxury replica Мнение/полагание покупателя о подлинности watch/duplicate watch/high-quality replicas/better объекта может вводиться модальной рамкой quality duplicate/the best quality replicа/the best thought to be genuine/what he thought to be, ср: The imitation bags/a YSL wallet imitation/best imitation art prospector must have thought he’d snagged a great online shop/high-end replica bags/lookalike piece/ deal when he purchased what he thought was a 5 mil- knock-off [17] – реплика, копии, дубликат, имитации lion Picasso pastel for less than half of its value. But брендовой одежды, копии брендов премиум-класthe art prospector became suspicious several years lat- са, люксовые фейки .

В семантике слов copy, replica, er and contacted a Picasso expert, who concluded the imitation, lookalike piece, knock-off, duplicate профиwork was not by the hand of Pablo Picasso [15]. лируется признак внешнего сходства, а признак каРазвенчание видимости, неподлинности, верифи- узации ложного мнения отсутствует, что приводит кация неподлинного артефакта эксплицируется в к формированию в языковом сознании модели контексте указанием на то, что картина не принад- мира, в которой степень сходства копии, реплики, лежит кисти Пикассо. дубликата «как бы» свидетельствует о степени Фрейм «престижное потребление» содержит истинности, подлинности товара. Языковым средзнание о том, что одежда, обувь, аксессуары люк- ством каузация ложного мнения о якобы высоком совых брендов расцениваются как символы жиз- качестве поддельных брендов служат градуированненного успеха, социального статуса, как имидж- ные оценки the best fake handbags, better copy, the определяющие артефакты. Однако приобретать best copy, better quality duplicate, оценочные слова вещи известных торговых марок могут далеко не luxury, premium, high-end, high grade imitation все, а создавать видимость, кажимость успешно- (handbags/watches/footwear). В результате манипусти хотят многие. Ценностный потенциал имеет лятивного использования ресурсов языка, под приторговая марка как объект подделки, как средство крытием эвфемистических номинаций, дефокусикаузации ложного мнения о социальном статусе ровки негативных коннотаций фейковые товары лица. Противоречие между отсутствием финансо- переходят из категории явлений ненормативных, вой возможности и желанием позиционировать нарушающих интеллектуальную собственность, в себя на более высоком социальном уровне отража- категорию «как бы брендов» в моделируемой соется появлением номинаций для обозначения под- знанием фейковой реальности .

— 23 — Вестник ТГПУ (TSPU Bulletin). 2018. 5 (194) Выше было отмечено, что в семантику прилага- межличностного взаимодействия, так и в социальтельного fake входит когнитивный признак ’нару- ном контексте. В примерах ниже описываются шение закона’. Использование, продажа поддель- притворные улыбки, неискренность которых выданых артефактов нарушают правовую норму. Так, ют глаза, поскольку, как отмечают психологи [18], фрейм «документы» активирует знание о функцио- выражение глаз не поддается контролю, ср.: Ned нальной ценности документа в разного рода ситуа- was smiling a fake photographic smile, but his eyes циях социального взаимодействия, и именно цен- didn’t’ smile [19]. Голосовые модуляции также моностный потенциал данного артефакта оказывает- гут выдавать неискренние эмоции, ср.: ‘It seems the ся объектом подделки. Вербализованный смысл only way to solve this is to ask the lady herself, he обманного действия представлен словосочетания- thrilled in a fake happy voice [19]. Интерпретация ми fake passport/visa/driving license/marriage certifi- неискреннего поведения, действий, поступков ноcate/wedding certificate/Ph degree/banknotes. Языко- сит оценочный характер порицаемого поведения .

выми знаками медицинских фейков являются сло- Атрибут fake активирует когнитивный признак восочетания fake rabies vaccine/immune globulin/ «неискренность» в структуре знания, стоящей за medicines/drug production/cancer drugs. В концепту- языковой формой атрибутивных комплексов, веральную структуру таких единиц входит концепт бализующих ситуации поведения .

«отрицание», в сфере действия которого оказыва- Этимологически заложенная в лексеме fake идея ются когнитивные признаки, релевантные для под- обманного действия профилируется в атрибутивлинных сущностей (функция документа; эффек- ных сочетаниях, сферой приложения которых являтивность, безопасность лекарственного средства). ется медиапространство. Неотъемлемой частью Нарушение правовой нормы является уголовно на- современного медиапространства является словоказуемым, ср.: An Oregon man is accused of using a сочетание fake news, употребление которого во вреfake Great Britain passport with the identity of a baby мя президентской кампании в США выросло в миthat died over 50 years ago [17]. ровых средствах массовой информации на 365 % Феномен фейковизации имеет языковую актуа- [20], что свидетельствует о его значимости, актулизацию и во фрейме «наука», о чем свидетельст- альности и востребованности в контексте обществуют языковые выражения faked peer reviews/fake венно-политических событий. По версии словаря science journals/data/science news/research/faked re- Collins, словосочетание fake news признано словом search results. Объектом подделок в этой когнитив- года (Word of the Year 2017), смысл словосочетания ной области оказывается достоверность научного определяется как «информация политического хазнания. Интегрированное значение атрибутивных рактера, негативно влияющая на репутацию полисловосочетаний с fake, входящих во фрейм «нау- тической структуры, сущности, политического ка», содержит отрицательную истинностную оцен- лица» [20]. Ценность информации определяет соку, которая сопровождается этической оценкой. отношение ее достоверности и актуальности. КонНарушение кодекса научной этики не предусма- цептуальное единство fake news представляет сотривает правовых санкций, однако влечет за собой бой еще один интегрированный концепт-бленд потерю научной репутации, разрыв научных кон- фальсифицирующего типа, который характеризутактов. ется семантическими приращениями, среди котоОппозиция подлинного и мнимого, закреплен- рых помимо несоответствия действительности ная в языковой картине мира, находит отражение и профилируется намерение нанести урон репутав репрезентации поведенческих аспектов. В соци- ции, дискредитировать политическую фигуру, поальном мире имеют место свои ценностные прио- литическую структуру и, что важно, оказать влияритеты и нормы поведения, одной из которых яв- ние на принятие политического или экономическоляется принцип искреннего поведения. Совмеще- го решения. Не случайно президент США Дональд ние истинностной и этической оценки является Трамп уже в январе 2017 г .

отнес к категории фейкогнитивно значимым признаком в ситуации неиск- ковых новостей сообщения канала CNN, описывареннего поведения. Прилагательное fake приложи- ющие его деятельность в новом статусе. Концептумо к именам эмоциональных состояний, личност- альный бленд fake news моделирует особый тип ных свойств fake emotions/politeness/joy/gentleness, каузативной ситуации, в которой каузируемым соименам их действенных проявлений fake smil/ бытием является то или иное мнение адресата о voice/laughter/tears/cough. Смех, улыбка, слезы, го- положении дел в действительности. Следует отмелосовые модуляции являются внешними признака- тить, что несоответствующие действительности ми эмоциональных состояний, которые поддаются информационные сообщения всегда присутствовасимуляции. Обманчивое поведение служит для со- ли в массмедийном пространстве, однако средстздания ложного впечатления, введения в заблужде- вом их номинации служило словосочетание false ние, манипуляции впечатлением как на уровне news, в семантике которого профилируется конСеменова Т. И. Композициональность словосочетаний с прилагательным fake: когнитивные аспекты цепт «неправда» и не профилируется манипуля- венно созданный, имеющий высокую степень тивное воздействие на модель мира адресата. сходства с настоящим, имеющий декоративную Усложнение современной жизни, развитие по- ценность’. Как свидетельствует дискурсивная реатребностей общества отражаются в продуктивно- лизация прилагательного fake, оно используется сти атрибутивно-номинативных словосочетаний с для актуализации прагматической, утилитарной fake. Как свидетельствует языковой материал, ценности предмета, которая в определенных ситуадальнейшее развитие семантического потенциала циях расценивается как некоторое благо, как поприлагательного fake происходит за счет актуали- лезная, отвечающая цели использования вещь .

зации ценностного потенциала предметных сущ- Смена оценочного знака обусловлена профилироностей, имитация которых создает определенную ванием утилитарной оценки, при этом значение декоративную ценность, например, в создании ин- обманного действия не наследуется .

терьера, ср.: Fake Christmas trees can be a win for Итак, когнитивный подход к композиционной the environment, too, if you keep yours for a while семантике атрибутивно-номинативных сочетаний [17]; If you are worried Santa won’t be able to deliver с прилагательным fake позволил выявить законоhis presents because your house has no fireplace, prob- мерности взаимодействия смыслов, результатом lem solved! Make a DIY Fake Fireplace [17]. В дис- которого является формирование интегрированной курсивном пространстве функционируют так на- концептуальной структуры как конвенциональной зываемые архитектурные, ландшафтные фейки, языковой формы, в которой закреплено знание о ср.: On top of the hill, dominating the town, was the том, что существуют подлинные объекты и разные huge fake castle of the hotel [21]; We also encountered способы их воспроизведения и что цели имитации a fake Transylvanian castle close by and ended up at объектов могут варьироваться от корыстных, обthe Heroe’s square in Budapest [17]. Тауэрский мост манных целей, преследующих получение выгоды теперь размещается в округе Сучжоу, а не только в путем введения в заблуждение, до прагматических, Лондоне, ср.: Spectacular video has emerged of утилитарных, эстетических, декоративных. Провеthe China fake Tower Bridge having four turrets, денный анализ словосочетаний с когнитивной точwhich is double the size than the original one in Lon- ки зрения свидетельствует о том, что их осмыслеdon [17]. ние производится человеком исходя из его ценПрилагательное fake в такого рода словосочета- ностной картины мира. Обращение к закономернониях семантически пересекается с той долей зна- стям композиционной семантики помогает объясчения существительного, которая относится к ими- нить феномен предсказуемости значения комплекстационной природе, высвечивая значение ‘искусст- ного знака .

Список литературы

1. Арутюнова Н. Д. Язык и мир человека. 2-е изд., испр. М.: Языки русской культуры, 1999. 896 с .

2. Longman Dictionary of Contemporary English. Harlow, Essex: Longman Group Ltd., 1997. 1680 p .

3. Cambridge International Dictionary of Current English. Cambridge: Cambridge Univ. Press, 1995. 1773 p .

4. Etymological Dictionary of the English Language in Walter. W. Sheat (ed.). Oxford: Clarenton Press, 1910. 536 с .

5. Lakoff G., Johnson M. Metaphors We Live by. Chicago: The University of Chicago Press, 1980. 242 p .

6. Partee B. H. Compositionality and coercion in semantics: The Dynamics of adjective meaning // Cognitive Foundations of Interpretation .

Amsterdam: Royal Netherlands Academy of Arts and Sciences, 2007. Р. 145–161 .

7. Lakoff G. Women, Fire and Dangerous Things. Chicago and London: The University of Chicago Press, 1990. 614 p .

8. Кубрякова Е. С. Язык и знание. На пути получения знаний о языке: части речи с когнитивной точки зрения. Роль языка в познании мира .

М.: Языки славянской культуры, 2004. 560 с. (Язык. Семиотика. Культура) .

9. Fauconnier G., Turner, M. The way we think: conceptual blending and the mind’s hidden complexities. New York, 2002. 440 p .

10. Кубрякова Е. С. О нетривиальной семантике в сочетаемости прилагательных с существительными // Сокровенные смыслы: Слово .

Текст. Культура. М.: Языки русской культуры, 2004. С. 148–153 .

11. Taylor J. R. Linguistic Categorization: Prototypes in Linguistic Theory. Oxford: Clarendon Press, 1995. 309 p .

12. News 24. URL: https://www.news24.com/World/News/man-accused-of-using-fake-british-passport-for-20-years-20170801 (дата обращения:

24.01.2017) .

13. Ивин А. А. Аксиология. М.: Высшая школа, 2006. 390 с .

14. Кошелев А. Д. К описанию универсального концепта ‘Обман-Обмануть’ // Логический анализ языка. Между ложью и фантазией / сост .

Н. Д. Арутюнова. М.: Индрик, 2008. С. 118–133 .

15. Апресян Ю. Д. От истины до лжи по пространству языка // Логический анализ языка. Между ложью и фантазией / отв. ред. Н. Д. Арутюнова. М.: Индрик, 2008. С. 23–45 .

16. SFGATE. URL: http://www.sfgate.com/crime/article/S-F-dealer-accused-of-selling-fake-Mir-prints-3289340.php (дата обращения: 27.12.2017) .

— 25 — Вестник ТГПУ (TSPU Bulletin). 2018. 5 (194)

17. British National Corpus. URL: http://www.natcorp.ox.ac.uk (дата обращения: 27.12.2017) .

18. Ekman P. Unmasking the Face. A Guide to Recognizing Emotions from the Facial Clues. New Jersey: Prentice-Hall, Inc., Englewood Cliffs, 1975 .

212 p .

19. Rendell R. Death Notes. New York: Bullantine Books, 1989. 218 p .

20. Collins’ Word of the Year. URL: https://www.collinsdictionary.com/woty (дата обращения: 13.11.2017) .

21. Shaw I. Nightwork. СПб.: Антология: КАРО, 2005. 448 с .

Семенова Татьяна Ивановна, доктор филологических наук, профессор, профессор, Иркутский государственный университет (ул. Ленина, 8, Иркутск, Россия, 664025). E-mail: tisemenova54@mail.ru

–  –  –

DOI 10.23951/1609-624X-2018-5-20-27

COMPOSITIONALITY OF ADJECTIVE-NOUN EXPRESSIONS WITH THE MODIFIER FAKE: COGNITIVE ASPECTS

T. I. Semenova Irkutsk State University, Irkutsk, Russian Federation The paper discusses the compositional semantics of adjective-noun combinations like fake gun. Compositionality appears to be one of the most cognitively basic principles guiding semantic research. This study argues the claim of formal semantics that the meaning of an expression is a function of the meanings of its parts and of the way they are syntactically combined. The article adduces support for the claim that the meaning of the whole cannot be predicted from the meanings of the parts and the way they are put together. The investigation makes an attempt to find the relations between formally integrated linguistic structure and conceptually integrated structures. The adjective fake is seen as privative for which an instance of the adjective + noun combination is never an instance of the noun alone .

Complexes with fake entail the negation of the noun modified by fake. The paper accounts for the meaning of adjective-noun combinations in terms of conceptual integration. Within the framework of mental spaces theory the adjective fake prompts for a specific complex mapping scheme and emerges a novel conceptual blend. In terms of conceptual blending the adjective fake calls for two input spaces with a disanalogy connector such that an element in one place is real, but in the other is not. The article highlights combinatorial possibilities of fake. Of particular concern is the issue that the appropriate use of fake requires the activation of an appropriate frame .

Key words: compositionality, adjective meaning, lexical semantics, emergent structure, blend, mental spaces, cognitive domain, complex concept .

References

1. Arutyunova N. D. Yazyk i mir cheloveka [Language and the world of a person]. 2nd ed., Moscow, Yazyki russkoy kul’tury Publ., 1999. 896 p. (in Russian) .

2. Longman Dictionary of Contemporary English. Harlow, Essex: Longman Group Ltd., 1997. 1680 p .

3. Cambridge International Dictionary of Current English. Cambridge, Cambridge Univ. Press, 1995. 1773 p .

4. Etymological Dictionary of the English Language in Walter. W. Sheat (ed.). Oxford, Clarenton Press, 1910. 536 p .

5. Lakoff G., Johnson M. Metaphors We Live by. Chicago, The University of Chicago Press, 1980. 242 p .

6. Partee B. H. Compositionality and coercion in semantics: The Dynamics of adjective meaning. Cognitive Foundations of Interpretation .

Amsterdam, Royal Netherlands Academy of Arts and Sciences, 2007. Pp. 145–161 .

7. Lakoff G. Women, Fire and Dangerous Things. Chicago and London, The University of Chicago Press, 1990. 614 p .

8. Kubryakova Ye. S. Yazyk i znaniye. Na puti polucheniya znaniy o yazyke: chasti rechi s kognitivnoy tochki zreniya. Rol’ yazyka v poznanii mira [Language and knowledge. On the way of getting knowledge of a language: parts of speech from the cognitive point of view. The role of a language in the knowledge of the world], Moscow, Yazyki slavyanskoy kul’tury Publ., 2004. 560 p. (Yazyk. Semiotika. Kul’tura) [(Language, Semiotics, Culture)] (in Russian) .

9. Fauconnier G., Turner M. The way we think: conceptual blending and the mind’s hidden complexities. New York, 2002. 440 p .

10. Kubryakova Ye. S. O netrivial’noy semantike v sochetayemosti prilagatel’nykh s sushchestvitel’nymi [On non-trivial semantics in the compatibility of adjectives with nouns]. Sokrovennyye smysly: Slovo. Tekst. Kul’tura [Hidden Meaning: Word. Text. Culture]. Moscow, Yazyki russkoy kul’tury Publ., 2004. Pp. 148–153 (in Russian) .

11. Taylor J. R. Linguistic Categorization: Prototypes in Linguistic Theory. Oxford, Clarendon Press, 1995. 309 p .

12. News 24. URL: https://www.news24.com/World/News/man-accused-of-using-fake-british-passport-for-20-years-20170801 (accessed 24 January 2017) .

— 26 — Семенова Т. И. Композициональность словосочетаний с прилагательным fake: когнитивные аспекты

13. Ivin A. A. Aksiologiya [Axiology]. Moscow, Vysshaya shkola Publ., 2006. 390 p. (in Russian) .

14. Koshelev A. D. K opisaniyu universal’nogo kontsepta ‘Obman – Obmanut’ [To the description of the universal concept “Deceit – Deceive”] .

Logicheskiy analiz yazyka. Mezhdu lozh’yu i fantaziyey. Sost. N. D. Arutyunova [Logical analysis of the language. Between lies and fantasy .

Compiler N. D. Arutyunova]. Moscow, Indrik Publ., 2008. Pp. 118–133 (in Russian) .

15. Apresyan Yu. D. Ot istiny do lzhi po prostranstvu yazyka [From truth to falsehood in the space of a language]. Logicheskiy analiz yazyka. Mezhdu lozh’yu i fantaziyey. Sost. N. D. Arutyunova [Logical analysis of the language. Between lies and fantasy. Compiler N. D. Arutyunova]. Moscow, Indrik Publ., 2008. Pp. 23–45 (in Russian) .

16. SFGATE. URL: http://www.sfgate.com/crime/article/S-F-dealer-accused-of-selling-fake-Mir-prints-3289340.php (accessed 27 December 2017) .

17. British National Corpus. URL: http://www.natcorp.ox.ac.uk (accessed 27 December 2017) .

18. Ekman P. Unmasking the Face. A Guide to Recognizing Emotions from the Facial Clues. New Jersey, Prentice-Hall, Inc., Englewood Cliffs, 1975 .

212 p .

19. Rendell R. Death Notes. New York, Bullantine Books, 1989. 218 p .

20. Collins’ Word of the Year. URL: https://www.collinsdictionary.com/woty (accessed 13 November 2017) .

21. Shaw I. Nightwork. Saint Petersburg, Antologiya: KARO Publ., 2005. 448 p .

Semenova T. I., Irkutsk State University (ul. Lenina, 8, Irkutsk, Russian Federation, 664025) .

E-mail: tisemenova54@mail.ru




Похожие работы:

«Науковий часопис НПУ імені М.П. Драгоманова Випуск 5 К (86) 2017 Наприклад, сприяють у кар’єрному рості тільки тим, котрі не курять, роздають абонементи у фітнес-центри та ін . Сучасна людина грамотна та інформована про те, що корисно і що шкідливо для її здоров'я, навіть занадто інформована про всілякі хвороби і засоби...»

«Андрей Янкин Создатель и руководитель эдъюкэйтмент кампуса "Mediademia" (2014) Продюсер, Член Национальной ассоциации продюсеров и кураторов (с 2012 года) Тьютор факультета (ФДИО) Дополнительного и Инновационного образования (Faculty of Additional and Innovative Educat...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.