WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

«(дата обращения: 10.04.2018). Рукопись поступила в редакцию 11 сентября 2018 г. УДК 316.74:81’42 + 316.77:659.1 + ...»

С. В. Мельникова. Художественные особенности рекламного текста 65

7. Журнал Time поместил на обложку утонувшего Трампа [Электронный ресурс]. URL:

https://360tv.ru/news/mir/na-oblozhku-utonuvshego-trampa/ (дата обращения: 10.04.2018) .

Рукопись поступила в редакцию 11 сентября 2018 г .

УДК 316.74:81’42 + 316.77:659.1 + 316.774:654.1 С. В. Мельникова

ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ОСОБЕННОСТИ РЕКЛАМНОГО ТЕКСТА:

ОПЫТ ИКОНОЛОГИЧЕСКОГО АНАЛИЗА

Рекламный текст мы рассматриваем как вид культурного текста, который отличается многоуровневостью и богатым коннотативным рядом. Мы опираемся на традицию понимания текста, созданную Р. Бартом и Ю. М. Лотманом. Рекламный текст может пользоваться художественными приемами, которые усиливают его как культурный текст, создавая эмоционально выразительный и эвокативный цельный «живой» образ .

Предложенная в работе интерпретация рекламного видео бренда Mulberry основывается на иконологическом методе Э. Панофского, созданном для анализа художественных произведений. Иконологический анализ помогает раскрыть семантический ряд рекламных образов, имеющих дополнительное, «лишнее» значение и выводящих рекламу из однозначно коммерческого смыслового поля .

К л ю ч е в ы е с л о в а: культурный текст, рекламный текст, художественный текст, коннотация, иконологический анализ, реклама .

Реклама, развиваясь, приобретает все новые функции и роли .

Из средства информации о свойствах товара и потребительских услугах, что в современных российских правовых документах определяется как ее суть [10], реклама превратилась сегодня в механизм стимуляции и симуляции потребностей. Реклама демонстрирует потребителям «норму» жизни, став моральным и идеологическим регулятором [2, 11]. Будучи полноправным элементом массовой культуры, реклама заполняет досуг потребителей, развлекая их, присутствует в эфире наряду с сериалами, скетчкомами, ситкомами, боевиками, мелодраматическими и «action» фильмами. Реклама как арт-продукт участвует в конкурсах (London International Awards, Cannes Lions, Andy Awards New York, ММФМ в Москве, «Идея!» в Новосибирске), специальных просмотрах для публики («Ночь пожирателей рекламы»). Реклама, по словам Ж. Бодрийяра, «сама становится предметом потребления» [3, 177], равносильным развлечению, — «как празднество, имманентность, позитивность» [Там же, 187], она полноправный элемент массовой культуры .

Как часть массовой культуры, как «предмет культуры» [Там же, 177], реклама предполагает текстологический анализ наряду с маркетинговым, идеологическим и социологическим. Под рекламным текстом будем понимать текст не лингвистический, а культурный, в том смысле, который вкладывают в понятие культурного © Мельникова С. В., 2018

66 КОММУНИКАЦИОННЫЕ ТРЕНДЫ В ЭПОХУ ПОСТГРАМОТНОСТИ

текста Ю. М. Лотман и Р. Барт. Культура — «этосложно устроенный текст, распадающийся на иерархию “текстов в текстах” и образующий сложные переплетения текстов» [5, 72]. Следуя утверждению Ю. М. Лотмана, «исходным для культурного понятия текста является именно тот момент, когда сам факт лингвистической выраженности перестает восприниматься как достаточный для того, чтобы высказывание превратилось в текст» [Там же, 434]. Тексты должны обнаруживать «признаки некоторой дополнительной, значимой в данной культуре выраженности», а выраженность «может проявляться и как требование определенного материала для закрепления» [Там же, 435] .





Под культурным текстом М. Ю. Лотман понимает единообразно организованное смысловое пространство, в которое могут вторгаться элементы из других текстов [Там же, 72]. Текст фиксирует и транслирует (для последующего переосмысления) важные для данной культуры и культуры вообще ценности и антиценности. На многомерность текста такого рода указывает Р. Барт, отмечая, что в нем «сочетаются и спорят друг с другом различные виды письма, ни один из которых не является исходным; текст соткан из цитат, отсылающих к тысячам культурных источников» [1, 388]. Рекламный текст является вариантом культурного текста, который создает картину идеального (иногда чересчур) мира, при этом он «соткан из цитат» реальной жизни. Рекламные объявления М. Маклюэн называет самыми богатыми и достоверными повседневными отражениями «из всех, какие только до сих пор производило общество в отношении всего круга своей жизнедеятельности» [6, 265] .

Рекламный текст будем рассматривать как любое законченное рекламное обращение, которое имеет смысл и построено с использованием одного или нескольких языков. Как культурный текст его мало разложить на семы и лексии, необходимо проследить, какой именно смысл стремится к закреплению, будучи ценным в данной культуре, и каким образом он доводится до «читателя», ведь «текст обретает единство не в происхождении своем, а в предназначении», говоря словами Р. Барта [1, 390] .

Наша задача — рассмотреть рекламный текст как арт-продукт, который использует художественные приемы для достижения большего эффекта выразительности, большей эвокативности. Рекламные тексты стали сегодня настолько увлекающими (завлекающими) и эстетически привлекательными, что публика, потребляя их с удовольствием, забывает о консьюмеризме, о конечных коммерческих целях этих продуктов, выполненных на заказ. Отмечая тенденцию отхода рекламных объявлений от потребительской картинки в «направлении иконического образа», М. Маклюэн указывает на втягивание потребителя в роль производителя, в «созидательный образ процесса» [6, 257]. С точки зрения М. Маклюэна, в экранную эпоху даже рекламные объявления в журналах и прессе выглядят как сцены из кинофильма. Это происходит вследствие умелого использования рекламой мозаичных видеообразов [Там же, 263] .

Следует заметить, что реклама, даже имиджевая, безусловно, не является искусством, однако активно использует особенности художественного воздействия .

Поскольку в задачу работы не входит сравнение рекламного и художественного С. В. Мельникова. Художественные особенности рекламного текста 67 текстов, просто назовем те художественные особенности, которые можно наблюдать в имиджевой рекламе .

Во-первых, рекламный текст, как и художественный, задает ощущение свободы. В рекламе, с точки зрения Ж. Бодрийяра, «с фантастической силой заявляет о себе общество, способное избыточностью образов преодолеть жесткую необходимость потребностей» [3, 186]. Рекламная реальность указывает на возможность решать любые проблемы. Ю. М. Лотман свободу называет особенностью искусства, которое «делает возможным не только запрещенное, но и невозможное» [5, 129]. В рекламном мире, как и в художественном, человек ощущает себя свободным, он чудесно может справиться со сложностями и достичь желаемого .

Во-вторых, это создание иллюзии реальности. Любая реклама — симулякр, выдающий изображаемое за реальное. Границу между иллюзией и тем, что «на самом деле», провести очень непросто: «возникает игра в семантическом поле “реальность — фикция”» [Там же, 69] .

В-третьих, процесс «выдавания» симулякра за реальность усиливается, если «читатель» вживается в текст, эмоционально увлекается им («что будет дальше?») .

Адресат следит за развитием события, любуется, восхищается, примеряет к себе, переживает демонстрируемую реальность как «вторую реальность», подобно произведению искусства .

В-четвертых, реклама, как и искусство, использует образный опыт сновидений, чтобы добиться обращения к отдельному индивиду, к его личным грезам .

«Подобно сновидениям, реклама фиксирует потенциал воображаемого и дает ему выход. Подобно сновидениям, она остается практикой субъективно-индивидуальной», — отмечает Ж. Бодрийяр [3, 187]. Адресат рекламы лично переживает увиденное, ставя себя на место героев, но при этом субъект заказчик-создатель тоже здесь как третье лицо, волевой организатор этой реальности. «Я» и «он»

присутствуют одновременно в опыте переживания рекламных образов. Текстовая особенность одновременного присутствия автора и воспринимающего строится на психологическом опыте сновидений, именно во сне «человек получает опыт “мерцания” между первым и третьим лицом, реальной и условной сферами деятельности», указывает Ю. М. Лотман [5, 39]. Рассказанный образ откладывается в памяти как действительно существующий, находя себе опору в сохранившихся в памяти зрительных образах [Там же, 40] .

В-пятых, вырастающая из сна рекламная образность вызывает к жизни богатый коннотативный ряд при ее восприятии. Коннотации не однозначны, каждый воспринимающий может выделять свою ритмику текста, видеть то, что важно именно ему, однако в пределах именно этого текста. Р. Барт называет коннотацию способом «ассоциирования, осуществляемым текстом-субъектом в границах своей собственной системы» [2, 51] .

Подведем небольшой итог: названные особенности рекламного текста, его пространство иллюзорной свободы, субъектная образность, опирающаяся на опыт сновидений и хранящиеся в памяти образы, подобная искусству эвокативность, вызывают множественные коннотации. М. Маклюэн называет рекламные объявления экранной эпохи иконами: «Иконы — это уже не специалистские фрагменты или

68 КОММУНИКАЦИОННЫЕ ТРЕНДЫ В ЭПОХУ ПОСТГРАМОТНОСТИ

аспекты, а единые сжатые образы комплексного типа. Они стягивают в крошечный фокус огромный регион опыта» [6, 257]. «Иконы» требуют для своей последовательной «дешифровки» не маркетинговые и не лингвистические методы, а те способы истолкования, которые применимы для анализа художественного текста .

Одним из научных методов анализа художественного текста является созданный Э. Панофским, немецким и американским теоретиком и историком искусства, в середине ХХ в. иконологический метод, оказавший большое влияние на искусствоведение. Э. Панофский считал себя не столько историком искусства, сколько историком культуры, обладая богатыми знаниями в области права, филологии, классической философии, владея древними языками. Главным преимуществом его метода является то, что художественное произведение анализируется в культурном контексте как часть огромного культурного поля, которое определяет ход размышлений художника, символический ряд образов, особенности языка, способов передачи смысла, специфики восприятия. Этот метод не только позволяет объяснять суть произведения, выводя его из «витающих в воздухе» идей и значений, но находить те основополагающие принципы, которые присутствуют в литературе, философии, религии, которые определяют жизнь личности данного культурного периода как основополагающие смыслы и ценности. Э. Панофский отмечает, что произведение он понимает как документ эпохи, как «проявление чего-то еще»;

«открытие и интерпретация этих “символических” ценностей (которые зачастую неизвестны самому художнику и даже могут разительно отличаться от того, что он хотел выразить сознательно) и составляет объект “иконологии”» [7, 48]. При иконологическом анализе ученый опирается на релевантные источники, которые не всегда очевидны, рассматривает не только прямые, но и скрытые опосредованные связи между текстом и культурой эпохи .

Художественный текст, как и рекламный, как и любой другой, «есть междутекст по отношению к какому-то другому тексту», он интертекстуален, «образуется из анонимных, неуловимых и вместе с тем уже читанных цитат — из цитат без кавычек», говоря словами Р. Барта [1, 418]. Иконологический анализ способен этот межтекстовый культурный диалог сделать явным, показать уровни возможного «считывания» смысловых перекличек и важных для актуальной культуры (актуальной как для создателей, так и для современных читателей) моментов, на которых делается акцент в тексте .

Метод Э. Панофского представляет собой последовательное «углубление»

интерпретатора в ткань произведения. Ученый называет три уровня, которые постепенно раскрывают смысл текста от его детального поверхностного описания до выявления скрытых смыслов и значений .

Первый уровень, «первичный», естественный, предполагающий внешний видимый предметный расклад [7, 45], когда просто описывается то, что изображено, например, на картине. Этот уровень Э. Панофский называет «доиконографическим описанием» [Там же, 57]. На этом уровне достаточно простого знакомства с предметами и событиями, присутствующими в произведении .

Второй уровень, «вторичный», условный, он требует участия рассудка, знания культурных традиций, свойственных определенной цивилизации .

Этот уровень С. В. Мельникова. Художественные особенности рекламного текста 69 предполагает образованного «читателя», владеющего языком эпохи, ее образным рядом, ее историей, знающего персонажей этого времени. «Читатель» также должен уметь выделять мотивы (композицию) произведения, соединять их с темами и понятиями, чтобы определить, к какому именно историко-культурному событию и почему имеет оно отношение [7, 46, 57]. Этот уровень Э. Панофский обозначает как «иконографический» [Там же, 57]. Несмотря на то что иконографический уровень требует подготовки для своего «считывания», он ограничивается констатацией того, что происходит в тексте, «иконография собирает и классифицирует факты, но не считает своим долгом определить их генезис и значение» [Там же, 48]. Иконография «касается лишь части всех тех элементов, которые составляют внутренний смысл произведения искусства» [Там же, 49] .

Третий уровень называется иконологическим, он раскрывает «внутреннее содержание» или «смысл» произведения. Само название, образованное «от “логос”, что означает “мысль” или “разум”, уже имеет отношение к истолкованию, интерпретации» [Там же]. Для постижения смысла «нам необходимо выяснить и уточнить все те подспудные принципы, в которых проявляется общая точка зрения нации, эпохи, класса, религиозные и философские убеждения» [Там же, 47]. Для интерпретации на третьем уровне недостаточно быть образованным «читателем», так как смысловые связи скорее угадываются, улавливаются. Это скорее «синтетический, чем аналитический метод интерпретации» [Там же, 49] .

Иконологический анализ текста является самым глубоким и сложным уровнем его системы, требующим от интерпретатора знакомства с основными тенденциями человеческой мысли, а также синтетической интуиции, обусловленной личной психологией и мировоззрением [Там же, 57]. Именно этот уровень отвечает особенностям культурного текста (не лингвистического), о которых пишет Ю. М. Лотман, указывая на «вторжение разнообразных “случайных” элементов из других текстов» [5, 72] в данный текст, на «непредсказуемую игру с основными структурами» и резкое увеличение непредсказуемости дальнейшего развития [Там же]. Об этом понимании текста пишет и Р. Барт, давая ему характеристики неисчислимости, неклассифицируемости, множественности, символичности, отсутствия автора, игры с «читателем», которая приносит удовольствие [1, 413–423] .

Таким образом, иконология Э. Панофски выводит интерпретацию за границы конкретного произведения в интертекст, опирается на «синтетическую интуицию»

талантливого дилетанта, который может уловить больше, чем ученый эрудит .

Поскольку реклама, которую мы будем интерпретировать, является мини-историей, созданной с исключительным эстетическим вкусом и рассказанной вполне художественно, попробуем проанализировать ее, применив трехуровневую схему Э. Панофского .

В двухминутном ролике английской компании по производству сумок и аксессуаров из кожи премиум-класса Mulberry рассказывается история о вручении подарка, красной сумки, молодой женщине в канун Рождества [13]. Женщина восхищается даром, хочет выразить благодарность дарителю («O, John!»), но в это время в помещение (склад? хлев?) начинают входить незваные гости .

Сначала входят двое мужчин, за ними в дверь и в окно заглядывают животные

70 КОММУНИКАЦИОННЫЕ ТРЕНДЫ В ЭПОХУ ПОСТГРАМОТНОСТИ

(овцы и коровы), затем в помещение заходят еще трое мужчин с коронами на голове, в руках у них подарки. Все восхищаются сумкой как невероятным чудом («Lordy!»), к недоумению дарителя. Он удивлен: «Это же просто сумка!». Однако дружный смех успокаивает Джона, звучит хоральная музыка (композитор Марк Казинс (Mark Cousins)), все усаживаются за стол, в центре которого — сумка .

Над столом горит яркая электрическая лампа, напоминающая звезду. Появляется надпись: «It’s Christmas. What are you worshipping?» («Это Рождество. Чему вы поклоняетесь?») [13] .

Это рекламное видео вызвало как восхищение «пожирателей» рекламы, так и шквал возмущений со стороны оскорбленных верующих: вся сцена явно имитировала Рождественский вертеп, а красная сумка уподоблялась Младенцу .

Но производители рекламы (рекламодатель — Mulberry, рекламное агентство — adam&eveDDB) не были наказаны, так как им удалось доказать, что это просто мягкий рождественский юмор, и фраза молодого человека-дарителя «Это же просто сумка!» не позволяет воспринять поклонение гостей сумке серьезно [12] .

Первый уровень иконологического анализа, естественный, предполагает описание того, что мы просто видим. Перечислим предметные компоненты. Вопервых, это помещение, не очень похожее на квартиру, так как на заднем плане видны коробки, в которых транспортируется груз («Handlewithcare»), нет уютной мебели (возможно, хозяева только что переехали?), лампа без абажура под потолком, вход непосредственно с улицы. В помещении есть камин, в нем горит огонь, недалеко от камина — небольшой столик с двенадцатью горящими свечами разной величины. Герои — двое молодых хозяев этого помещения, молодые мужчина и женщина; другие персонажи — пятеро пришедших гостей-мужчин, один из которых чернокож; блеющие овцы и мычащие коровы («каждой твари по паре»), появившиеся с двумя гостями, пришедшими первыми. В центре всеобщего внимания — красная сумка с логотипом «Mulberry» .

Выразительные компоненты первого уровня требуют «вчувствования»

(empathy) [7, 43]. Что мы можем заметить? Молодые люди влюблены, мужчина хочет вызвать своим подарком радость и восхищение, приходящие гости доброжелательны. Все в особом настроении накануне праздника, в ожидании чуда .

Этим чудом оказывается красная кожаная сумка, желанный подарок, атрибут статуса и аристократизма .

Вторичное, или условное, значение текста, по Э. Панофскому, требует знания культурного контекста, оно «доступно лишь разуму, а не чувствам, и привносится в реальное действие, служащее его передатчиком, вполне сознательно» [Там же, 49]. Интерпретация события, показанного в рекламе, как рождественской истории возможна благодаря этому слою. Человек, воспитанный в христианской традиции (или имеющий представление о ней), легко угадывает поданные сигналы. Во-первых, помещение не похоже на дом, это скорее сарай (вертеп?) .

Во-вторых, последовательность посетителей (двое с животными, затем трое с подарками) позволяет заподозрить в них стремящихся поклониться чуду пастухов и волхвов. «Пастухи» одеты просто, они не в праздничной парадной одежде, а в будничных ношеных рубашках (с потертыми воротничками) и куртках .

С. В. Мельникова. Художественные особенности рекламного текста 71 Зашедшие после «пастухов» трое мужчин одеты празднично, на одном — красивый красный галстук, на двух других — красные шейные платки, на головах у всех — короны («Балтазар, Каспар и Мельхиор»?). У каждого из вошедшей троицы в руках подарки («золото, ладан и смирна»?). Обе группы гостей-мужчин кланяются красной сумке, благоговейно восхищаются ею. Финальный момент видео, когда и люди, и животные замирают в торжественных и умиротворенных позах вокруг стола с сумкой в центре, под лампой, которая показана крупным планом (звезда?), под звучащий рождественский хорал, укрепляет мнение о том, что мы видим аналогию рождественского вертепа. Однако именно аналогию, ведь вместо Младенца — сумка. Несоответствие святого смысла события Рождества и поклонение сумке неразрешимо на втором уровне анализа .

Третий уровень анализа позволяет утверждать, что, несмотря на очевидные аналогии с рождественским вертепом, смысл рекламы не в том, чтобы рассказать о Рождестве. Реклама, являясь одной из серии Mulberry Miracle, дает эмоционально почувствовать желанность и чудесность сумки Mulberry (это не просто сумка) в качестве подарка, дорогой подарок безупречного качества сравнивается с высшими ценностями. Качество подарка имеет значение, дорогой вашему сердцу особе следует преподносить особенный, ценный, подарок. Ведь она «этого достойна» .

Но, с другой стороны, «это просто сумка», и ирония создателей видео не позволяет принять аналогию за тождество. Авторы иронизируют и над потребителями, и над потреблением: не делайте из вещи культа! Кому (чему?) вы на самом деле поклоняетесь? Поклонение вещам может перевернуть ценности. Видео (может быть невольно?) указывает на то, как мир брендов значим для современников, заменяя духовные ориентиры .

Что же до красной сумки, которая оказывается главным героем видео, сумка и вправду хороша. И, по свидетельству «волхвов», пахнет изумительно. Но почему она красная?

Красный цвет можно проинтерпретировать опять же трояко, следуя логике метода Э. Панофского .

Первый уровень, уровень психофизиологии цвета, расскажет нам, что красный цвет идеально держит внимание зрителя, заставляя сконцентрироваться именно на сумке. Согласно исследованиям физиологов красный цвет учащает сердцебиение, дыхание и моргание, повышает артериальное давление, стимулирует электродермальную активность, уменьшает амплитуду альфа-волн на энцефалограмме, повышает мышечную силу, увеличивает сексуальное желание (женщина в красном притягивает мужчин и вызывает агрессию у других женщин) [4, 63–68; 10, 14, 77]. По мнению дизайнера Ж.-Г. Косса, красный включает рептильный мозг, под его влиянием мы перестаем действовать рассудочно [4, 68–70, 202]. Рихард Вагнер, по свидетельствам современников, писал музыку только в красных помещениях, таким образом вызывая вдохновение. Но сон разума активно применяется и в маркетинге: именно красный цвет стимулирует внезапные покупки [4, 9] .

Вместе с тем красный (второй, условный уровень), используемый в канун Рождества, ассоциативно связан с этим праздником, он может считаться «фирменным

72 КОММУНИКАЦИОННЫЕ ТРЕНДЫ В ЭПОХУ ПОСТГРАМОТНОСТИ

цветом» Рождества, ведь многие праздничные атрибуты красные. Это цвет одежды Санты, фирменный цвет «рождественского» напитка Coca-Cola, цвет звезд и гирлянд, упаковок и ленточек, носочков на камине, апельсинов, растения пуансеттия («рождественская звезда»). Красный — отличный цвет для оформления праздника, торжества. Более древняя культурная традиция сделала красный цвет символом праздника (сакрального) вообще. По свидетельству М. Пастуро, в дохристианской символике, оперировавшей лишь тремя цветами — белым, черным и красным, именно красный маркировал торжественность, выход из профанной повседневности [8, 193–194]. Уровень ассоциативного восприятия цвета позволяет связать его с событием, и красная сумка в рекламе воспринимается как атрибут праздника, торжественный и необходимый момент .

Уровень культурной символики (также условный уровень анализа) может быть прочитан при условии знания языка символических значений. В иконографической традиции христианства красный является атрибутом Божественной Троицы. А именно Отца, как символ творческой энергии, мощного креативного начала, и Сына, как символ его царственности и страдания. Красный цвет всегда присутствует в изображениях Сына, но не Духа, который маркируется синим и зеленым. Если авторы видео хотели подчеркнуть аналогию с Младенцем, то других вариантов цвета у них просто не было .

Смысл красного цвета (третий, иконологический уровень анализа) — в его связях с сакральным, с Праздником, Младенцем; он подчеркивает необычную ценность дара. Красную сумку получает молодая женщина как знак большой любви, но не только. Это может быть намеком на супружество, на материнство, на переход некой границы в отношениях между дарителем и одариваемой; сумка в этом контексте эквивалентна кольцу, скрепляющему договор влюбленных .

Сумка становится символом нового этапа отношений. Однако это «просто сумка»

Mulberry, и реклама вторгается в камерный мир влюбленных людей .

Это рекламное видео создает иллюзию реальности, «вторую реальность», подобно искусству. Мы с интересом наблюдаем: что же будет дальше? Мы вместе с героиней радуемся чудесному подарку, вместе с героем удивлены неоднозначностью сложившейся ситуации, но в то же время чувствуем некую иронию того, кто наблюдает и за ними, и за нами .

«Люди, вы совсем запутались в иерархии ценностей», «Посмотрите, как забавно вы выглядите в своих желаниях», «В вашем мире смешались профанное и сакральное, одно выдает себя за другое» — примерно об этом говорит невидимый наблюдатель, кукловод. Здесь, похоже, и правда действует логика сна, эксперимент: что будет, если… В рекламе, как в искусстве, все возможно, автор и зритель создают разные комбинации смыслов и ощущают себя в этом свободными .

Любой рекламный текст является укорененным в культуре текстом, его анализ требует выявления скрытых символов, указывающих на ценности и антиценности культурной эпохи. Современная реклама, особенно имиджевая, активно пользуется художественными приемами, что позволяет создавать рекламные мини-истории, воспринимающиеся по законам искусства. Анализ образного ряда таких рекламных текстов может опираться на методы анализа С. В. Мельникова. Художественные особенности рекламного текста 73 произведений искусства. Использованная для анализа рекламного видео методология Э. Панофского позволила углубиться с поверхностного событийного и вещного ряда изображения до значений и ценностей, волнующих современную культуру .

1. Барт Р. Избранные работы: Семиотика. Поэтика / пер. с фр. Г. К. Косикова. М., 1994 .

2. Барт Р. S/Z / пер. с фр. Г. К. Косикова. М., 2009 .

3. Бодрийяр Ж. Система вещей / пер. с фр. С. Зенкина. М., 1999 .

4. Косс Ж.-Г. Цвет. Четвертое измерение / пер. Е Тарусиной. М., 2018 .

5. Лотман Ю. М. Семиосфера. СПб., 2000 .

6. Маклюэн Г. М. Понимание Медиа: Внешние расширения человека / пер. с англ. В. Николаева. М., 2011 .

7. Панофский Э. Иконография и иконология: введение в изучение искусства Ренессанса // Панофский Э. Смысл и толкование изобразительного искусства / пер. с англ. В. В. Симонова .

М., 1999. С. 41–75 .

8. Пастуро М. Цвета нашей памяти / пер. О. Акимовой. М., 2016 .

9. Серов Н. Символика цвета. СПб., 2018 .

10. Федеральный закон «О рекламе». Статья 3.1 [Электронный ресурс]. URL: http://docs .

cntd.ru/document/901971356 (дата обращения: 08.05.2018) .

11. Фромм Э. Иметь или быть? / пер. Э. М. Телятниковой. М., 2016 .

12. Adforum [Electronic resource]. URL: https://ru.adforum.com/talent/81827458-charles-gillett/ work/34519001(accessed: 08.05.2018) .

13. MulberryMiracle [Electronic resource]. URL: https://www.youtube.com/watch?v= VilRHLu6K4k (accessed: 08.05.2018).




Похожие работы:

«Науковий часопис НПУ імені М.П. Драгоманова Випуск 5 К (86) 2017 Наприклад, сприяють у кар’єрному рості тільки тим, котрі не курять, роздають абонементи у фітнес-центри та ін . Сучасна людина грамотна та інформована про те, що корисно і що шкідливо для...»

«Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. Т. 1. Вып. 2 • 2012 Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb ‘Raum und Zeit‘ Ракурс...»

«Материалы конференции УДК 796.077.4:331.108.45(470.54) М. Э. Мустафаев НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ КАДРОВОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ УЧРЕЖДЕНИЙ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ И СПОРТА НА ПРИМЕРЕ СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ Статья посвящена проблемным вопросам кадрового обеспечения учреж дений физической культуры и спорта. Проанализированы состояния кадро вого обесп...»

«ПРЕОБРАЖЕНИЕ: СНАЧАЛА УМ, ПОТОМ МЫШЦЫ Метод "Полного погружения" как способ обучения наиболее эффективной технике плавания на основе поэтапных серий развивающих упражнений сегодня получил широкое признание. Но я считаю, что главное отличие ПП от традиционного подхода к плаванию заключа...»

«СОБОЛКВ ВЛАДИМИР Л Е0Ш1!;0вич ВЕРА И ЕЕ СОЦИОКУЛЬТУРНОЕ ПРОСТРАНСТВО Специальность: 24.00.01 теория культуры ЛВТОРЕФЕР.ЛТ диссертации на соискание ч-ченой степени доктора философских на'к М"м кин I'***? МПИИСГКРСГиО КУЛЬЧУРЫ Р О С С И Й С К О Й 1КДКРЛ1и" РОССИЙСКАЯ ЛКЛДКМИЯ НАУК РОССИЙСКИЙ ИНСТИТУТ...»

«Всероссийский ежегодный конкурс студенческих научно-исследовательских работ Казань, 6 апреля 2017г. ББК 75.14 А 38 А 38 Материалы Всероссийского конкурса студенческих научно-исследовательских работ "Студент – исследователь" (6 апреля 2017 года). –...»

«Муниципальное учреждение культуры "Централизованная библиотечная система города Ярославля" Центральная библиотека им. М.Ю. Лермонтова Скажи "Нет" наркотикам, "Да" — жизни! Рекомендательный указатель литературы Ярославль ББК 51.1 УДК 614 С42...»

«как специфику социокультурной среды, так и характеристики включенного в организацию персонала. Список литературы: 1. Blake R., Mouton J. The Managerial Grid. Houston: Gulf.1994. 2. Камерон...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.