WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

«АВАКОВА МАРИНА ЛАЗАРЬЕВНА ГЕНДЕРНЫЙ АСПЕКТ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ДИСКУРСИВНЫХ ЭЛЕМЕНТОВ В АНГЛОЯЗЫЧНОЙ ЛИНГВОКУЛЬТУРЕ (на материале дискурса интервью и художественного дискурса) ...»

На правах рукописи

АВАКОВА МАРИНА ЛАЗАРЬЕВНА

ГЕНДЕРНЫЙ АСПЕКТ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ

ДИСКУРСИВНЫХ ЭЛЕМЕНТОВ В АНГЛОЯЗЫЧНОЙ

ЛИНГВОКУЛЬТУРЕ

(на материале дискурса интервью и художественного дискурса)

Специальность 10.02.04 – германские языки

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Пятигорск – 2017

Работа выполнена на кафедре теоретической лингвистики и практики межкультурного общения Института международного сервиса, туризма и иностранных языков ФГБОУ ВО «Пятигорский государственный университет»

Научный руководитель: кандидат филологических наук, доцент Киселева Анна Владимировна, ФГБОУ ВО «Пятигорский государственный университет», профессор кафедры теоретической лингвистики и практики межкультурного общения Института международного сервиса, туризма и иностранных языков

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор Астафурова Татьяна Николаевна, ФГАОУ ВО «Волгоградский государственный университет», профессор кафедры иноязычной коммуникации Института филологии и межкультурной коммуникации доктор филологических наук, профессор Хачмафова Зайнета Руслановна, ФГБОУ ВО «Адыгейский государственный университет», заведующая кафедрой немецкой филологии факультета иностранных языков

Ведущая организация: ФГАОУ ВО «Южный федеральный университет»

Защита диссертации состоится 20 июня 2017 г. в 10.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.193.02 в ФГБОУ ВО «Пятигорский государственный университет» по адресу: 357532, г. Пятигорск, проспект Калинина, 9, конференц-зал № 1 .

С текстом диссертации можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВО «Пятигорский государственный университет»

и на сайте ФГБОУ ВО «ПГУ»: http://pglu.ru/science/diss/?ID=173430

Автореферат разослан « » апреля 2017 г .

Ученый секретарь диссертационного совета Л.М. Хачересова

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Реферируемое диссертационное исследование посвящено исследованию дискурсивных элементов just, exactly, only, simply, really, quite и выявлению гендерных особенностей их функционирования в различных коммуникативных условиях в дискурсе интервью на английском языке и в диалогической речи англоязычного художественного дискурса .

В современной отечественной и зарубежной лингвистике наблюдается возрастающий интерес к изучению роли гендерного фактора в коммуникации, социокультурной дифференциации речевого поведения мужчин и женщин в различных коммуникативных ситуациях и типах дискурса .

По мнению как отечественных, так и зарубежных исследователей, гендер как социокультурная категория, отражающаяся в языке, определяет особенности речевого поведения мужчин и женщин, идентифицируя языковую личность [Горошко, 1995; Holmes, 1995; Токарева, 2005; Coates, 2014]. Именно поэтому анализ употребления дискурсивных элементов в мужской и женской моделях речевого поведения способствует расширению знаний о языке и языковой личности, объективному выявлению и изучению закономерностей влияния социальных и культурных факторов на языковую реализацию коммуникативных интенций говорящих .





Несмотря на широкий исследовательский интерес к гендерной дифференциации мужского и женского речевого поведения, выявление особенностей функционирования дискурсивных элементов в англоязычной лингвокультуре с точки зрения гендерного аспекта остается малоизученной областью, что обусловливает необходимость их комплексного исследования .

В последние десятилетия ученые все чаще акцентируют внимание на анализе таких языковых средств в современном английском языке, которые, функционируя на уровне дискурса, вносят значительный вклад в его структуру, служат ключами для облегчения его интерпретации, помогают вводить информацию наиболее эффективными способами, способствуют установлению соотношения между определенной частью интерпретируемого текста и другой релевантной информацией в дискурсе. В этой связи объектом анализа современных лингвистических исследований все чаще выступают дискурсивные элементы, фигурирующие также под такими названиями, как «дискурсивные/дискурсные маркеры» [Schiffrin, 1987; Watts, 1989; Fraser, 1990, 1999; Jucker, Ziv, 1998; Hansen, 1998; Tagliamonte, 2005; Fung, Carter, 2007; Eгорова, 2009; Каменский, 2015], «прагматические маркеры» [Brinton, 1996; Fraser, 1996, 1999, 2006; Andersen, Fretheim, 2000; Andersen, 2001; Аijmer, 2013], «дискурсивные частицы»

[Schourup, 1985; Kroon, 1995; Fischer, 1998; He, Lindsey, 1998; Aijmer, 2002; Grosz, 2005; Weidt, 2006], «прагматические частицы» [stman, 1995], «дискурсивные коннекторы» [Blakemore, 1987], «дискурсивные операторы» [Redeker, 2006], которые сопровождают текущее речевое событие .

Дискурсивные элементы just, exactly, only, simply, really, quite представляют собой частотные речевые единицы, которые, оперируя на межличностном уровне, безусловно, способствуют реализации коммуникативных целей говорящих, являются инструментами для проявления эмоций, отношений, чувств, оценок говорящих. Здесь нужно особо подчеркнуть, что исследуемые дискурсивные элементы являются индикаторами позитивных и негативных субъективных оценок, которые содержатся как в семантике самих оценочных средств, так и в эксплицитно или имплицитно выраженных контекстах .

Отсутствие общепринятого термина для подобных единиц дискурса объясняется различиями в подходах к их интерпретации. Тот факт, что исследователи относили речевые единицы just, exactly, only, simply, really, quite к разным классам (прагматическим маркерам, дискурсивным маркерам, дискурсивным частицам, фокусным частицам, выделительным частицам), по нашему мнению, еще раз подчеркивает необходимость и перспективность более глубокого анализа данных дискурсивных элементов, совмещающего различные подходы, которые позволяют детально изучить их лексико-семантические, дискурсивные и гендерные характеристики. Полагаем, что именно комплексный подход является валидным инструментарием изучения особенностей функционирования данных элементов в разных типах англоязычного дискурса, а также выявления способов реализации позитивной и негативной оценок в рамках осуществления и нарушения вежливой коммуникации в мужской и женской моделях речевого поведения в англоязычной лингвокультуре .

Совокупность вышеперечисленных факторов определяет актуальность темы исследования .

Объектом данного исследования служат дискурсивные элементы just, exactly, only, simply, really, quite в дискурсе интервью на английском языке и в диалогической речи англоязычного художественного дискурса .

Предметом исследования являются гендерные особенности функционирования дискурсивных элементов с учетом их лексикосемантических характеристик и дискурсивно-прагматических свойств в дискурсе интервью на английском языке и в диалогической речи англоязычного художественного дискурса .

Источником материала являются транскрипты дискурса американских, канадских, британских интервью с известными актерами, писателями, композиторами, политическими деятелями и художественный дискурс, а именно диалогическая речь в романах, рассказах, драматических произведениях cовременных американских и британских писателей. Совокупный объем рассмотренного материала составляет более 3500 страниц художественного дискурса и 60 интервью. Собранная фактическая база включает 2420 примеров употребления дискурсивных элементов just, exactly, only, simply, really, quite (1330 примеров употребления в дискурсе интервью, 1090 примеров употребления в диалогической речи художественного дискурса) .

Целью настоящей работы является выявление и изучение гендерных различий функционирования дискурсивных элементов just, exactly, only, simply, really, quite в качестве индикаторов позитивной и негативной оценок в дискурсе интервью на английском языке и в диалогической речи англоязычного художественного дискурса .

Гипотезой исследования послужило предположение о том, что дискурсивные элементы just, exactly, only, simply, really, quite, являясь многозначными и многофункциональными единицами речи, могут маркировать не только вежливую коммуникацию, но и детерминировать конфликтное речевое взаимодействие. При этом гендерная специфика употребления дискурсивных элементов обусловлена социокультурными изменениями, повлекшими за собой формирование модели доминирования в женском речевом поведении и сохранение признаков контролирования процесса коммуникации, отстаивания собственной позиции в мужском речевом поведении .

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

– описать основные подходы к изучению дискурсивных элементов в зарубежной и отечественной лингвистике и выявить актуальный для данного исследования подход к изучению дискурсивных элементов;

– изучить дискурсивные элементы как многофункциональные единицы речи, служащие средствами реализации коммуникативных целей говорящих;

– выявить особенности употребления дискурсивных элементов в мужском и женском речевом поведении, выступающих индикаторами позитивной и негативной оценок в рамках теории вежливости;

– проанализировать различия в употреблении дискурсивных элементов, принимая во внимание их лексико-семантические свойства и прагматические характеристики, в дискурсе интервью на английском языке и в диалогической речи англоязычного художественного дискурса в рамках мужской и женской моделей речевого поведения;

– выявить наиболее рекуррентные функции дискурсивных элементов в различных типах англоязычного дискурса в мужском и женском речевом поведении .

Теоретико-методологической базой настоящего диссертационного исследования послужили положения работ отечественных и зарубежных ученых в области теории дискурса, включая труды, посвященные исследованию дискурсивных элементов, в грамматической теории, в области теории когнитивной лингвистики, в том числе по изучению категории оценки, теории прагмалингвистики, социопрагматики, включая теорию вежливости, невежливости, теорию гендерной лингвистики .

Для решения поставленных задач и достижения цели исследования в работе применялась комплексная методика анализа материала, включающая такие методы лингвистического исследования как дефиниционный анализ, метод сплошной выборки для сбора и анализа эмпирического материала, элементы дискурс-анализа, методы прагмалингвистического, контекстуального и интерпретационного анализа, дескриптивный метод, метод сопоставительного и статистического анализа .

На защиту выносятся следующие положения:

1. ДЭ just, exactly, only, simply, really, quite в англоязычной лингвокультуре служат средствами реализации коммуникативных целей говорящих, являются индикаторами субъективных рациональных и эмоциональных оценок, способствуя выражению позитивного или негативного отношения говорящего к объекту оценки .

2. Гендерное своеобразие функционирования английских дискурсивных элементов just, exactly, only, simply, really, quite обусловлено совокупностью факторов, а именно: участниками коммуникативного взаимодействия, коммуникативной ситуацией, типом дискурса .

3. Дискурсивные элементы just, exactly, only, simply, really, quite, функционируя на межличностном уровне, служат средствами выражения эмоций и отношений говорящих в качестве средств как смягчения, так и усиления позитивной и негативной оценок в ситуациях соблюдения и нарушения вежливой коммуникации .

4. Дискурсивные элементы just, exactly, only, simply, really, quite в функции преуменьшения, смягчения категоричности высказывания придают негативной оценке характер рациональности, обдуманности в коммуникативных ситуациях соблюдения вежливости. Дискурсивные элементы just, exactly, only, simply, really, quite в функции усиления степени оценочных высказываний подчеркивают эмоциональный характер позитивной и негативной оценок в коммуникативных ситуациях как соблюдения, так и нарушения вежливости .

5. Гендерная специфика женского речевого поведения в англоязычной лингвокультуре характеризуется частотным употреблением дискурсивных элементов в речевых ситуациях как соблюдения вежливости, так и нарушения вежливости при усилении негативной оценки, а также при выражении самооценки, что свидетельствует о тенденции к утрачиванию признаков дефицитности, неопределенности, неуверенности в речевом поведении женщин в рамках дискурса интервью на английском языке и англоязычного художественного дискурса .

6. Для мужского речевого поведения характерно употребление дискурсивных элементов в ситуациях смягчения негативной оценки и выражения самооценки, содержащей оправдания, объяснения, отстаивание собственной позиции. Позитивная оценка, усиленная при помощи дискурсивных элементов, приобретает в речи мужчин характер рациональности за счет комбинирования дискурсивных элементов с выражениями I think, I mean, you know, well, маркирующих позицию говорящего меньшей степенью эмоциональности и большей степенью уточнения, объяснения, обдуманности .

Научная новизна исследования заключается в уточнении понятия «дискурсивных элементов» как речевых единиц, не являющихся десемантизированными, которые функционируют с целью выражения эмоционально-оценочного (позитивного или негативного) отношения говорящего к объекту высказывания. Впервые был проведен комплексный анализ дискурсивных элементов just, exactly, only, simply, really, quite в качестве средств соблюдения и нарушения вежливой коммуникации; выявлены основные способы функционирования дискурсивных элементов в мужском и женском речевом поведении в дискурсе интервью на английском языке и в диалогической речи англоязычного художественного дискурса; описаны механизмы реализации негативной и позитивной оценок, а также самооценки; установлены ключевые функции дискурсивных элементов в каждой категории (смягчение негативной оценки, обоснование позиции говорящего, усиление негативной оценки, усиление позитивной оценки) .

Теоретическая значимость исследования заключается в установлении зависимости от типа дискурса особенностей функционирования дискурсивных элементов в мужском и женском речевом поведении, в расширении знаний о способах реализации позитивной и негативной оценок в рамках соблюдения и нарушения вежливой коммуникации, в выявлении механизмов влияния гендера на выбор стратегий и тактик речевого поведения в ситуациях вежливой коммуникации и при нарушении вежливости .

Практическая значимость представленного исследования заключается в возможности использования изложенных теоретических выводов и фактических результатов работы в преподавании учебных курсов по межкультурной коммуникации, социолингвистике, теории дискурса, гендерной лингвистике, а также в практике межличностного общения и разработке рекомендаций по выбору коммуникативных стратегий и речевых тактик в условиях вежливого речевого взаимодействия .

Апробация работы. Основные положения и результаты диссертационного исследования нашли свое отражение в 20 публикациях, 4 из которых опубликованы в изданиях, рекомендованных ВАК при Министерстве образования и науки РФ. Основные результаты исследования были представлены на международной научнопрактической конференции «Коммуникация – 2002» (“Communicating Across Differences”) (Пятигорск, 2002), на международной конференции «Язык сквозь призму культуры» (Ереван, 2008), на научнометодических чтениях ПГЛУ «Университетские чтения» (Пятигорск, 2002-2011), на региональных межвузовских научно-практических конференциях студентов, аспирантов и молодых ученых «Молодая наука» (Пятигорск, 2006-2010) .

Материалы и полученные результаты диссертационного исследования внедрены в научно-исследовательскую практику и учебный процесс кафедры теоретической лингвистики и практики межкультурного общения ИМСТИЯ ФГБОУ ВО «Пятигорский государственный университет», кафедры английского языка и профессиональной коммуникации ФГБОУ ВО «Пятигорский государственный университет» .

Композиционно диссертационное исследование состоит из Введения, двух глав, Заключения, Библиографического списка, насчитывающего 240 источников, 106 из которых на иностранных языках, Списка лексикографических источников, Списка источников фактического материала, Списка сокращений и Приложения .

В Приложении приведены таблицы (8) и диаграммы (3), представляющие основные результаты исследования, а также типология функционирования дискурсивных элементов в исследуемом фактическом материале .

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность выбранной темы диссертационного исследования, определяются объект и предмет исследования, устанавливаются основные цели и задачи работы, обозначаются материал и методы исследования, формулируются положения, выносимые на защиту, раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы .

В Главе 1 «Теоретическое обоснование исследований дискурсивных элементов ‘just’, ‘exactly’, ‘only’, ‘simply’, ‘really’, ‘quite’» анализируются коммуникативно-прагматические характеристики дискурсивных элементов, рассматриваются основные подходы к изучению исследуемых дискурсивных элементов в зарубежной и отечественной лингвистике, освещаются функциональные особенности дискурсивных элементов с точки зрения категории оценки и категории вежливости, описываются гендерные различия в коммуникации, анализируются результаты изучения гендерных особенностей функционирования дискурсивных элементов .

Анализ большинства зарубежных и отечественных исследований, посвященных изучению дискурсивных элементов, показал, что функциональное определение данных языковых средств обусловлено их непосредственной связью с функционированием дискурса, в рамках анализа которого большую роль играют такие компоненты, которые отражают процессы, способствующие порождению дискурса, его непосредственной реализации и восприятию. Данная работа базируется на социолингвистическом подходе к анализу дискурса, а именно на выявлении гендерных различий в употреблении дискурсивных элементов, которые отражают процесс взаимодействия коммуникантов, их отношение к речевому событию .

В лингвистических исследованиях, посвященных анализу дискурса и взаимодействию его участников, объектом анализа все чаще становятся именно дискурсивные элементы, основными свойствами которых являются их оперирование на уровне дискурса, реализация коммуникативных интенций говорящих с партнерами по коммуникации в процессе их непосредственного взаимодействия, маркирование эмоций, отношений, чувств, оценок говорящих .

В ходе исследования было установлено, что проблема отсутствия единой терминологии по отношению к данным языковым средствам и существование различных подходов к их изучению обусловливают многофункциональность дискурсивных элементов. В рамках анализа особенностей функционирования дискурсивных элементов было установлено, что языковые средства, причисляемые к данной категории, способствуют как организации самой структуры дискурса, так и установлению связи между его участниками, сигнализируют об их коммуникативных намерениях, обеспечивают определенное руководство по интерпретации высказывания. Дискурсивные элементы вносят вклад в интеграцию дискурса и дискурсивную когеренцию, сигнализируют о проблемах, возникающих при осуществлении речевого процесса, маркируют планирование определенного дискурса, заполняя паузы, структурируют разговор, указывая на удачную передачу информации и доступность канала для передачи и получения новой информации [Schiffrin, 1987; Scheler, Fischer, 1997; Fischer, BrandtPook, 1998; Котов, 2003; Mller, 2005], выступают индикаторами модальности, отражают намерения, отношения и эмоции говорящих, обозначая их мыслительные процессы, соотносят суждение говорящего с мнением адресата, являются инструкциями к пониманию высказываний, выполняют дискурсивно-тематические функции максимизации, минимизации, опровержения, неуверенности, неопределенности, смягчения, преуменьшения [Jucker, Ziv, 1998; Walrod, 2006;

Fung, Carter, 2007] .

В данной работе под дискурсивными элементами понимаются многофункциональные речевые единицы, не являющиеся десемантизированными, служащие средствами реализации коммуникативных целей говорящих, посредством которых индексируется связь между партнерами по коммуникации, устанавливаются их позиции, намерения, отношения к дискурсивному событию и его участникам, вносятся дополнительные эмоционально-оценочные оттенки усиления, подчеркивания, смягчения, преуменьшения значимости высказывания, определяемые в контексте употребления. Речевые единицы just, exactly, only, simply, really, quite рассматриваются нами как дискурсивные элементы (ДЭ) и, по нашему мнению, не могут считаться ни собственно дискурсивными маркерами, ни дискурсивными частицами, ввиду того, что они не обладают их основными свойствами такими, как маркирование структуры текста, обозначение мыслительных процессов говорящих, полная/частичная десемантизация .

К основным коммуникативно-прагматическим характеристикам исследуемых в данной работе дискурсивных элементов just, exactly, only, simply, really, quite, на наш взгляд, следует отнести их оперирование на межличностном уровне, способствующее эксплицитному выражению отношений, мнений, оценок говорящих в процессе коммуникации, функционирование в качестве сигналов о вовлечении коммуникантов в речевое взаимодействие, способствующих достижению их коммуникативных целей и установлению гармоничной атмосферы сотрудничества .

Нельзя не отметить, что, несмотря на отсутствие комплексных исследований ДЭ в рамках теории когезии, теории релевантности и теории дискурса, исследуемые ДЭ just, exactly, only, simply, really, quite широко изучаются в грамматической теории, где, как правило, они классифицируются по функциональному и семантическому признаку .

ДЭ рассматриваются исследователями как сабъюнкты-акцентуаторы, наречия степени (just, exactly, simply, really, quite), подчеркивающие истинность коммуникации, придавая особое значение действию, признаку, cтепени действия, выраженными глаголами, прилагательными, наречиями. Как отмечают зарубежные исследователи, сабъюнкты-интенсификаторы и деинтенсификаторы, наречия степени (just, only, simply, really, quite) маркируют усиленную и уменьшенную степень признака или действия выделяемого элемента, которому они предшествуют [Quirk et al., 1985; Sinclair, 1985;

Alexander, 1988; Biber et al., 1999]. В свою очередь, фокусирующие сабъюнкты [Quirk et al., 1985], которые также называют фокусирующими наречиями [Alexander, 1988], рестриктивными наречиями [Biber et al., 1999] (just, exactly, only, simply), выполняют функцию ограничения, предшествуют элементам, на которых фокусируется внимание. Несмотря на причисление данных единиц к разным грамматическим классам, подчеркнем, что у исследуемых единиц обнаруживаются общие основные функции, которые либо передают усиление, подчеркивание истинности и точности высказывания, либо репрезентируют преуменьшение, ограничение степени действия или признака .

Отечественные лингвисты рассматривают исследуемые элементы речи как сентенциальные наречия (just, only, really, quite) [Зайцева, 1986], наречия-лексические акцентуаторы и наречия неполноты действия или признака (just, only) [Уварова, 1989; Колодяжная, 2012], подчеркивая, что данные единицы оказывают влияние на смысловую интерпретацию высказывания, вносят в него определенные эмоционально-логические оттенки, указывают на отклонение от нормы на шкале оценок, снижая категоричность высказывания .

Подчеркнем, что ни в отечественных, ни в зарубежных исследованиях нет единодушного мнения ни в отношении причисления данных речевых единиц к определенному к классу частей речи, ни относительно термина, обозначающего данный лингвистический феномен .

Так, ученые причисляют исследуемые элементы речи к частицам, к разряду неизменяемых служебных слов, а именно к фокусным частицам [Fraser, 1999; Knig, 2003; Yamada, 2002], выделительным частицам [Поляков, 1975; Кривоносов, 1984], полифункциональным частицам (уточняющим/идентифицирующим, ограничительным, усилительным/эмфатическим) [Маковеева, 2001; Минченков, 2004], функции которых состоят в усилении, уточнении, ограничении, увеличении коммуникативной нагрузки выделяемых компонентов, а в некоторых случаях всего высказывания, сигнализируя о комментарии, отдельном сообщении. Здесь нельзя не отметить, что исследуемые ДЭ репрезентируются исследователями как полистатусные и могут принадлежать к нескольким классам частиц .

В данной работе исследуемые ДЭ рассматриваются как короткие единицы речи, объединенные свойствами полуграмматического, полулексического типа. На основании распространенного среди ученых причисления ДЭ just, exactly, only, simply, really, quite по семантическим признакам к классам наречий степени, фокусных наречий, рестриктивных наречий, сентенциальных наречий, наречий-лексических акцентуаторов, а также их способности обладать свойствами частиц, способствующих внесению дополнительных оттенков как в значения других слов, так и во все высказывание, мы полагаем, что исследуемые в работе ДЭ используются в дискурсе в нескольких статусах, а именно в качестве акцентуаторов, интенсификаторов и деинтенсификаторов, в зависимости как от сочетания с выделяемым компонентом, так и от контекста .

Отметим, что акцентуаторы (just, exactly, simply, really, quite) подчеркивают истинность, усиливают точность высказывания, предшествуют суперлативным элементам (усилительным прилагательным, глаголам, существительным), занимающим высокую позицию на шкале интенсивности, как например:

– But I do want Freda and Gordon to understand that its simply madness quarrelling over anything Martin ever said to them. [Priestley, 1997, p. 123];

– And its quite an extraordinary thing to see how much attention is garnered for the issue that otherwise would – the lights would be off .

[http://www.transcripts.cnn.com/TRANSCRIPTS/1010/16/lkl.01.html] В свою очередь, интенсификаторы (just, simply, really, quite) занимают высокую позицию на шкале интенсивности, способствуют как усилению степени признака или действия выделяемого компонента, так и придают усиленные эмоциональные оттенки всему высказыванию, как в следующих примерах:

– Yeah, there are a few who have managed. And I think there is a young woman from ONE LIFE TO LIVE who is just wonderful, who played Beaus wife. [http://www.peteranthonyholder.com/cjad05.htm];

– There are only about three really, really good sitcoms on the air .

[http://www.peteranthonyholder.com/cjad33.htm] Деинтенсификаторы (just, not exactly, only, simply, quite) преуменьшают степень интенсивности, лимитируют степень действия или признака выделяемого компонента, подчеркивают значение „только лишь („no more than), маркируя уменьшенную степень действия или признака выделяемого элемента, снижая категоричность высказывания в целом:

– Theres no reason why you shouldnt be here, Im just surprised, thats all. [Bushnell, 2009, p. 35];

– Im only human, if we were perfect, we wouldnt have nothing to strive for, so you might as well go on and forgive me because Im sorry. [http://transcripts.cnn.com/TRANSCRIPTS/1011/04/lkl.01.html] Анализ ДЭ с точки зрения социолингвистических параметров позволил выявить особенности их употребления говорящими с целью минимизации важности темы своего высказывания, избегания конфронтации. ДЭ употребляются для беглости высказываний и, безусловно, связаны с экспрессивностью речи, могут выступать в дискурсе с целью самозащиты говорящего или минимизации значения собственной позиции. Все вышеперечисленные функции ДЭ, по мнению ученых, определяются контекстом [Diamond, 1996; Bickel, 2002;

Tagliamonte, 2005; Macaulay, 2007] .

Изучение ДЭ в рамках грамматической теории, теории дискурса, с точки зрения социолингвистических исследований позволило установить, что элементы just, exactly, only, simply, really, quite являются особыми средствами, отмечающими сегменты дискурса, служащими для облегчения процессов понимания организации речевого потока .

Данные ДЭ, являясь средствами реализации коммуникативных целей говорящих, объединены принадлежностью к межличностной категории, функционируют с целью выражения эмоционально-оценочного отношения говорящего к объекту высказывания, используются для подчеркивания, усиления, уточнения, ограничения, преуменьшения, смягчения значимости выделяемого компонента, высказывания, дискурсивного отрезка, в котором они употребляются. Дискурсивные элементы, в отличие от других слов языка, ассоциируются с большим количеством прагматических значений .

ДЭ как элементы, передающие субъективное отношение говорящего к высказыванию, маркирующие согласие, несогласие, удивление, уверенность, неуверенность говорящего, его субъективную оценку, его суждение, положительное или отрицательное отношение к объекту высказывания, должны, на наш взгляд, изучаться в тесной связи с категорией оценки, которая, по мнению ученых, служит не только для выражения мнений, отношений говорящих/пишущих, но и для создания, поддержания и сохранения связи между говорящими/пишущими и слушающими/читающими, а также для косвенного воздействия на оценочную позицию слушающих/читающих [Thompson, Hunston, 2000; Martin, White, 2005] .

Наше исследование показало, что исследуемые ДЭ ориентированы на партнера по коммуникации, с целью оказания на него эмоционального воздействия. Именно данный факт обусловливает актуальность и перспективность их изучения в качестве индикаторов положительной и/или отрицательной эмоциональной и рациональной оценок, сравнительной и абсолютной оценок, самооценки, выражающих позитивное и/или негативное отношение говорящего к объекту оценки, позитивное отношение ко всему, что входит в сферу личности самого говорящего .

Так, в ходе анализа было выявлено, что ДЭ just, exactly, simply, really, quite, выступая в функции интенсификаторов и акцентуаторов, сигнализируют об абсолютной степени оценочного признака, способствуют усилению выразительности, экспрессивности передаваемой оценки, как положительной, так и отрицательной. Деинтенсификаторы just, not exactly, only, simply, quite способствуют снижению категоричной негативной оценки, выражению приблизительности, придавая оценке рациональный характер. ДЭ exactly, really, акцентируя внимание на истинности оценки, относятся к оценочным речевым единицам, проявляющим достоверность высказывания при выражении согласия/несогласия с собеседником, подтверждения/опровержения сказанного .

Поскольку эмоционально-оценочные оттенки, передаваемые ДЭ, определяются контекстом, как ближайшим, так и дистантным, исследуемые нами языковые единицы just, exactly, only, simply, really, quite являются индикаторами положительной и отрицательной субъективных оценок, содержащихся как в семантике самих оценочных средств (существительных, прилагательных, глаголов, наречий), так и в эксплицитно или имплицитно выраженных контекстах .

Здесь нужно отметить, что положительная и отрицательная оценки рассматриваются нами как способы выражения вежливости или нарушения вежливости по отношению к объекту высказывания, в то же время самооценка понимается как категория самовежливости/самоуважения, т.е. вежливости по отношению к самому говорящему. Изучение ДЭ с позиции теории вежливости позволило установить, что основное прагматическое значение функционирования ДЭ заключается в проявлении внимания к собеседнику, доброжелательности, симпатии, заинтересованности, т.е. вежливости. Не менее важно, что исследуемые ДЭ могут наполнять высказывание неточностью и неопределенностью, снижая резкость высказываний, предотвращая ликоущемляющие речевые акты (термин П. Браун, С. Левинсона) [Brown, Levinson, 1987], или, по крайней мере, способствовать созданию менее ущемляющего речевого акта, который представляет угрозу «лицу» адресата и/или самого слушающего [House, Kasper, 1981; Diamond, 1996] .

Как отмечают ученые, стратегии вежливой коммуникации реализуются при помощи «фатических эмотивов» (термин Т.В. Лариной), единиц, содержащих оценочность и ориентированных на адресата с целью оказания на него положительного эмоционального воздействия в процессе эмотивной коммуникации, сознательной, контролируемой демонстрации эмоций, ориентированной на собеседника .

Такие эмоционально-оценочные единицы как great, fantastic, gorgeous, brilliant, terrific, excellеnt, superb и др.

используются в различных оценочных высказываниях и зачастую усилены исследуемыми ДЭ в функции интенсификаторов:

– And when we announced this show, BIONIC EVERMORE, the reaction was just phenomenal .

[http://www.peteranthonyholder.com/cjad06.htm]

– But I have to say, Paula is just amazing. [Bushnell, 2009, p. 319]

– It was kind of praised. The first night was really wonderful, you know. [http://transcripts.cnn.com/TRANSCRIPTS/1110/22/lkl.01.html] Подчеркнем, что подобная гиперболизированная оценочность, трактуемая как чрезмерная вежливость, определяется как одна из характерных особенностей английского речевого поведения [Кузьменкова, 2001; Ларина, 2005] .

Учитывая, что основной функцией исследуемых ДЭ является деинтенсификация, снижение категоричности высказываний, представляется логичным рассматривать ДЭ just, not exactly, only, simply, not really, quite как способы хеджирования, средства дистанцирования, косвенности, способствующие соблюдению гармоничного речевого взаимодействия и выступающие в дискурсе в качестве маркеров вежливой коммуникации .

Изучения в области теории вежливости тесно связаны с гендерными исследованиями в области социолингвистики, где отмечается, что женщины более вежливы и почтительны, чем мужчины [Trudgill, 1972; Lakoff, 1973; Labov, 1990]. Данный факт послужил основанием для гендерного анализа лингвистических средств, способствующих соблюдению вежливой коммуникации .

В фокусе современных гендерных исследований гендер трактуется как социальный конструкт, продукт, возникающий в процессе коммуникации, где речь мужчин и женщин рассматривается в соотношении с их социальной ролью, как динамичный процесс, связанный с социально-культурными изменениями в обществе [Кирилина, 2005;

Coates, 2014; Саркисян, 2014]. Подобный подход позволяет отделить «мужские» и «женские» языковые формы от реальных мужчин и женщин и анализировать их как «лингвистические ресурсы конструирования гендера в социальной практике» [Гриценко, 2005, с. 134] .

Различия в коммуникативных стилях мужчин и женщин, представленные в бинарных оппозициях Д. Таннен [Tannen, 1990], достаточно явно подчеркивают характерное использование женщинами стратегий вежливости (проявление внимания, симпатии, одобрения по отношению к собеседнику). В свою очередь, мужчины понимают коммуникацию как состязание, предпочитая вести разговор в том направлении, где они могут занимать ведущую позицию, демонстрировать и сохранять свой статус. Дж. Холмс, развивая дифференцирующую модель для анализа мужского и женского языка, применяет ее к теории вежливости и приходит к выводу, что женщины более вежливы, чем мужчины. Женский язык способствует установлению и развитию личных отношений, выполняет аффективную (эмоциональную) функцию, в отличие от мужского, который рассматривается как средство получения и передачи информации и выполняет референциальную функцию (передача содержания, фактов) [Holmes, 1995] .

В ходе исследования гендерных особенностей функционирования дискурсивных элементов нами сделан вывод о том, что ДЭ являются преобладающей чертой женской речи. При этом проведенное исследование не позволяет утверждать, что существуют дискурсивные элементы специфичные для мужской или женской речи. Ряд исследователей полагает, что использование дискурсивных элементов, а именно их выбор мотивирован стилистически и контекстуально и менее всего коррелирует с социальной категорией гендера [Schleef, 2004; Koczogh, Furk, 2011]. Дискурсивные элементы используются в речи мужчин и женщин в зависимости от дискурсивных намерений говорящих и от особенностей функционирования того или иного элемента в дискурсе .

В Главе 2 «Гендерные особенности функционирования дискурсивных элементов ‘just’, ‘exactly’, ‘only’, ‘simply’, ‘really’, ‘quite’ (на примере дискурса интервью и художественного дискурса)»

анализируются и описываются особенности употребления дискурсивных элементов just, exactly, only, simply, really, quite в дискурсе интервью на английском языке и в диалогической речи англоязычного художественного дискурса, а также выявляются гендерные различия в функционировании исследуемых дискурсивных элементов в качестве индикаторов позитивной и негативной оценок при соблюдении и нарушении вежливой коммуникации .

В таких видах коммуникативной деятельности как дискурс интервью, который рассматривается как непосредственная спонтанная разговорная речь, выполняющая коммуникативную функцию производства и распространения нового знания, отличающийся от бытового разговора функционированием в социально обусловленных ситуациях общения, где его участники выступают представителями определенных социальных институтов [Красноперова, 2005; Шевченко, 2006;

Николенко, 2008], и диалогическая речь художественного дискурса – своеобразный адекватный аналог живой разговорной речи, условное воспроизведение «естественного разговора», не копирующее действительность, а воплощающее художественный замысел автора [Никулина, 2016, с. 11, 28], исследуемые в данной работе ДЭ реализуют установление, поддержание и размыкание контакта, способствуют эмоциональному воздействию на адресата, участвуют в реализации сближения между партнерами по коммуникации, маркируют спонтанность речи, способствуют достижению реалистичности и динамичности .

Анализ фактического материала позволил выявить существование значимых различий в использовании дискурсивных элементов в мужской и женской речи как в пределах одного типа дискурса, так и при сравнении одного типа дискурса с другим, и определить наиболее рекуррентные функции исследуемых ДЭ как в мужском, так и в женском речевом поведении в дискурсе интервью и в диалогической речи художественного дискурса .

Результаты проведенного анализа позволяют утверждать, что для мужчин характерно использование ДЭ в основном в двух векторных направлениях коммуникативного взаимодействия, а именно:

при выражении негативной оценки, негативного отношения или позиции говорящего к объекту оценки (лицу, предмету, ситуации, явлению, к которым непосредственно относится оценка), а также данные элементы активно функционируют в мужской речи, когда мужчина-коммуникант выражает свою точку зрения, отношение к оцениваемому объекту положительно. Здесь особо подчеркнем, что положительная и отрицательная оценки рассматриваются нами как способы соблюдения или нарушения вежливости по отношению к объекту высказывания .

Результаты анализа употребления ДЭ в мужском речевом поведении представлены в диаграмме .

Диаграмма 1. Частотность функционирования дискурсивных элементов в мужском речевом поведении (%) Отметим, что употребление ДЭ в мужском речевом поведении, нацеленном на высказывании негативной оценки, реализуется, как правило, в рамках трех моделей .

1. Использование ДЭ для смягчения негативной оценки .

Наиболее частотными элементами, смягчающими негативную оценку и придающими ей характер рациональности в мужской речи, являются ДЭ just (36,5%), quite (9,5%) в дискурсе интервью, ДЭ just (28%) в художественном дискурсе .

(1) Peter Anthony Holder: … There are some people who would say „its an ethnic play and it doesnt draw in a wide range of audience participation .

Theodore Bikel: Not true. The ethnicity of it is just the background of it … thats just a canvas on which it is painted .

[http://www.peteranthonyholder.com/cjad22.htm] ДЭ just в данном контексте способствует смягчению выражения несогласия и, как следствие, смягчению негативной оценки говорящего, соблюдению вежливой коммуникации .

2. Использование ДЭ при выражении самооценки .

Здесь нужно отметить, что мы рассматриваем ситуации выражения самооценки говорящего с употреблением ДЭ как презентацию самовежливости, стремление говорящего сохранить свое «лицо», свою репутацию, что отражается в таких экспрессивных речевых актах, как оправдания, извинения .

ДЭ при выражении самооценки способствуют снижению степени угрозы «лицу» как собеседника, так и самого говорящего, и выступают в качестве средств обоснования позиции говорящего, самокоррекции, где наиболее частотными выступают ДЭ just (46%) в дискурсе интервью, ДЭ only (4,6%) в художественном дискурсе .

Анализ фактического материала показал, что в мужской речи дискурса интервью исследуемые дискурсивные элементы довольно частотны в комбинациях с такими единицами речи как I think, I mean, you know, well, фигурирующими в лингвистической литературе как «дискурсивные маркеры», которые, по мнению ученых, предупреждают о предстоящих поправках в речи говорящих, о введении новой информации, указывая на процесс обдумывания, колебания говорящего (I think, well) [Schiffrin, 1987; Fung, Carter, 2007], маркируют позицию говорящего, служат для выражения уточнения, объяснения, обдумывания, самокоррекции (I mean) [Fraser, 1999; Fox Tree, Schrock, 2002; Fung, Carter, 2007], приглашают собеседника к сотрудничеству, выражают уверенность/неуверенность, смягченное несогласие, объяснение, смену темы разговора (you know) [Schiffrin, 1987; Jucker, Smith, 1998; Fox Tree, Schrock, 2002; Fung, Carter, 2007; Koczogh, Furk, 2011]. Не вызывает сомнений, что речевые единицы I think, I mean, you know, well придают оценке характер обдуманности, рациональности .

Многократное употребление ДЭ в одном дискурсивном отрезке, которые маркируют его паузами, неопределенностью, способствуют подчеркнутому рациональному характеру самооценки, самокоррекции говорящего, является характерной особенностью дискурса интервью .

(2) Larry King: Did you like it right away?

Johnny Depp: No .

Larry King: It was a job?

Johnny Depp: It was just a gig. You know I just thought, well, this will get me through, you know, until, you know, the music picks up or whatever .

You know. So I just – you know, the first two or three, four films to me were just, you know, a lark. You know, just … [http://transcripts.cnn.com/TRANSCRIPTS/1110/22/lkl.01.html] В данном примере наблюдается и объяснение, и самокоррекция говорящего. Рациональный характер самооценки подчеркнут комбинированием ДЭ just с выражениями you know, well в одном дискурсивном отрезке .

3. Использование ДЭ для усиления негативной оценки .

Усиление негативной эмоциональной оценки при помощи ДЭ реализуется в речевых актах, угрожающих репутации слушающего (выражение недовольства, неодобрение, упрек, несогласие, требование, повеление). Рекуррентными ДЭ, усиливающими негативный характер оценки в мужской речи, выступают ДЭ just (48,6% в художественном дискурсе) и ДЭ really (10% в дискурсе интервью) .

Так, в негативно-окрашенных эмоциональных контекстах ДЭ just может выступать в директивных речевых актах в начальной позиции как средство усиления выражения раздражения говорящего и, таким образом, служить маркером нарушения вежливости .

(3) Gordon: … He wanted me to tell you, so that youd leave him alone .

Freda: Youre making me feel sick .

Gordon: Well, you just leave me. [Priestley, 1997, p. 117] ДЭ just в данном примере выступает в качестве маркера нарушения вежливости, с целью усиления негативной эмоциональной оценки мнений и действий собеседника .

В дискурсе интервью в мужской речи усиление негативной оценки при помощи исследуемых ДЭ часто достигается при комбинировании с такими выражениями как I think, I mean, you know, well (8,8%), что придает негативной оценке явно выраженный рациональный характер .

(4) Johnny Depp: But the thing – the thing with doing a photo shoot, thats sort of an organized thing. You feel dumb. OK. … But what I find still to this day, kind of, like an attack on the senses, is really just being bombarded by paparazzis. You know Ill take photographs with kids .

People, you know, who want to take photographs with me. People who like the movies. People who supported me. Ill do that all day, all night, thats fine. But the bombardment, you know, of the paparazzi is just – its like a – its just – [http://transcripts.cnn.com/TRANSCRIPTS/1110/22/lkl.01.html] Комбинация ДЭ really, just с выражением you know придает негативной оценке в высказывании недовольства, направленного на жизненную ситуацию говорящего, характер рациональности, обдуманности .

Здесь отметим, что общими особенностями для употребления ДЭ при реализации негативной оценки в дискурсе интервью на английском языке и в диалогической речи англоязычного художественного дискурса являются:

– использование ДЭ в функции деинтенсификаторов, способствующих смягчению категоричности высказывания и, как следствие, смягчению, преуменьшению негативной оценки;

– комбинирование исследуемых ДЭ в одной коммуникативной ситуации, смягчающих категоричность высказывания, что еще в большей степени усиливает вежливую коммуникацию;

– комбинирование исследуемых ДЭ с речевыми единицами I think, I mean, you know, well в одном дискурсивном отрезке, что способствует усилению рациональности оценки данного типа;

– употребление ДЭ в функции интенсификаторов и акцентуаторов с целью подчеркивания или усиления негативной эмоциональной оценки в речевых актах, угрожающих репутации слушающего (выражение недовольства, неодобрение, упрек, несогласие, требование, повеление) .

В свою очередь, следующие отличительные характеристики функционирования ДЭ в речевом поведении мужчин при выражении негативной оценки выявлены в ходе исследования:

– употребление ДЭ в мужском речевом поведении в ситуациях смягчения негативной оценки, а также при выражении самооценки чаще регистрируется в дискурсе интервью;

– комбинирование исследуемых ДЭ с выражениями I think, I mean, you know, well в мужской речи является типичным для дискурса интервью и чаще регистрируется при выражении самооценки, что усиливает рациональный характер оценки данного типа (28% употребления от общего количества употребления ДЭ при выражении самооценки);

– употребление ДЭ с целью подчеркивания или усиления негативной эмоциональной оценки в мужском речевом поведении является характерной особенностью диалогической речи художественного дискурса (10% от общего количества употреблений ДЭ в мужском речевом поведении);

– в случаях возникновения конфликтных ситуаций в дискурсе интервью и употребления ДЭ just, exactly, only, simply, really, quite в функции усиления, подчеркивания выражений недовольства, неодобрения, критики не наблюдается нарушения межличностного общения между коммуникантами, а негативная оценка и ее усиление направлено на обсуждаемую ситуацию либо на действия третьих лиц, в отличие от диалогической речи художественного дискурса, формат которого допускает наличие конфликтной коммуникации, направленной непосредственно на собеседника;

– рациональный характер в ситуациях усиления негативной оценки в мужском речевом поведении, достигаемый за счет комбинаций исследуемых ДЭ с речевыми единицами I think, I mean, you know, well, наблюдается только в дискурсе интервью (8,8% от общего количества употреблений ДЭ при выражении негативной оценки в мужской речи) .

Усиление позитивной оценки в мужском речевом поведении при помощи ДЭ just, exactly, only, simply, really, quite в функции интенсификаторов и акцентуаторов реализуется в ситуациях выражения положительных эмоций, одобрения, похвалы, комплимента, согласия, где ДЭ рассматриваются в качестве маркеров вежливости, способствующих гармоничному речевому взаимодействию коммуникантов .

Наиболее частотным ДЭ в данной функции в дискурсе интервью является ДЭ really (19,5% случаев употребления от общего количества употребления ДЭ при усилении позитивной оценки) и ДЭ just в художественном дискурсе (12%) .

(5) Tom Bradby: Now it has to be said, you both look incredibly happy and relaxed .

Prince William: We are. … But uh no, its been really exciting because weve been talking about it for a long time so for us, its a real relief and its really nice to be able to tell everybody. … And its really nice to finally be able to share it with everyone. [http://www.abcnews .

go.com/Entertainment/prince-william-kate-middleton-interview-transcript/ story?id=12163826] В данном примере при помощи ДЭ really усилена позитивная эмоциональная оценка происходящего, фокусируется внимание слушающего на подчеркнутой форме одобрения описываемой ситуации .

При реализации позитивной оценки в мужском речевом поведении наблюдается рациональная направленность данного типа оценки за счет частотных комбинаций исследуемых ДЭ с дискурсивными маркерами I think, I mean, you know, well (30% употребления в дискурсе интервью, 17,3% – в художественном дискурсе) .

(6) Pacino: … I love him. I love Johnny Depp. …Yes. Yes. And hes done so many things. I mean hes gone from A to Z, you know. Its just gifts. Its really high gifts. And has a personality. And as a person, I just loved him. I loved being with him because he made me laugh every day I was there. Hes really nuts too .

[http://transcripts.cnn.com/TRANSCRIPTS/1110/22/lkl.01.html] В данном примере выражение положительного отношения к объекту оценки подчеркнуто при помощи комбинирования и повтора ДЭ в одном эмоционально-окрашенном дискурсивном отрезке. Комбинирование ДЭ c выражениями I mean, you know способствует приданию усиленной позитивной оценке рационального характера .

Отметим, что общим свойством употребления ДЭ в мужском речевом поведении при реализации позитивной оценки в дискурсе интервью на английском языке и в диалогической речи англоязычного художественного дискурса является их использование в функции усиления положительных эмоций, мнений, оценок при выражении похвалы, одобрения, согласия, комплимента, что способствует соблюдению вежливой коммуникации в мужском речевом поведении в обоих типах дискурса .

При этом необходимо подчеркнуть, что существуют явные различия в употреблении ДЭ при реализации позитивной оценки в мужском речевом поведении в разных типах дискурса, которые сводятся к следующему:

– использование ДЭ в ситуациях усиления позитивной оценки в речи мужчин свойственно дискурсу интервью;

– усиление позитивной оценки приобретает характер обдуманности, рациональности за счет более частотных комбинаций исследуемых ДЭ с такими маркирующими позицию говорящего элементами речи как I think, I mean, you know, well в дискурсе интервью .

Изучение дискурсивных элементов в различных типах англоязычного дискурса выявило, что исследуемые элементы являются преобладающей чертой женской речи, ориентированной на сотрудничество, поддержку в процессе коммуникации .

В ходе исследования было установлено, что для женского речевого поведения так же, как и для мужского, характерно использование исследуемых ДЭ при реализации негативной оценки говорящего по отношению к объекту высказывания, в речевых ситуациях выражения недовольства, неодобрения, критического замечания, самокоррекции, а также при реализации позитивной оценки, проявления положительных эмоций, заинтересованности, внимания говорящего в адрес партнера по коммуникации, либо по отношению к третьим лицам, сложившейся ситуации, обсуждаемой теме. Результаты анализа употребления ДЭ в женском речевом поведении представлены в диаграмме .

Диаграмма 2. Частотность функционирования дискурсивных элементов в женском речевом поведении (%) Необходимо подчеркнуть, что ДЭ в женском речевом поведении при реализации негативной оценки функционируют в качестве средств смягчения негативной оценки, при выражении самооценки, а также при усилении негативной оценки .

1. Использование ДЭ для смягчения негативной оценки .

В художественном дискурсе женщины чаще, чем мужчины употребляют ДЭ при смягчении негативной оценки. Нельзя не отметить, что в дискурсе интервью ДЭ в данной функции чаще используются в мужской речи. Наиболее частотным ДЭ, смягчающим негативную оценку в женской речи, является ДЭ just в обоих типах дискурса (40% в дискурсе интервью, 34% в художественном дискурсе) .

(7) Peter Anthony Holder: As the years went on … because Ive talked to other actors before and they have always said its often much more fun to play naughty than nice … as Rachel became nicer and nicer, did that become difficult to play?

Victoria Wyndham: No, its just a different set of problems. The problems when youre playing a hero or a heroine is how to keep it interesting, you know, so you have to work harder to find the edges that will make the character interesting to people … Just because I play Rachel doesn’t mean that theyve seen everything there is to see about Miss Wyndham, and what Miss Wyndham can do. An actor has to have a fuller bag of tricks than just one character. [http://www.peteranthonyholder.com/ cjad13.htm] ДЭ just в данном примере выражает эмоционально-оценочное отношение преуменьшения говорящим негативной оценки, связанной с несогласием, придавая ей характер рациональности .

Необходимо отметить, что усиление рационального характера оценки за счет комбинирования исследуемых ДЭ с речевыми единицами I think, I mean, you know, well при смягчении негативной оценки более частотно в женской речи .

2. Использование ДЭ при выражении самооценки .

Анализ фактического материала показал, что женщины чаще, чем мужчины прибегают к употреблению дискурсивных элементов при выражении самооценки в обоих типах дискурса. Подчеркнем, что употребление ДЭ, способствующих объяснению, обоснованию позиции говорящего как в женской речи, так и в мужской, присуще дискурсу интервью. В таких случаях характерным является использование ДЭ just (47% – в женской речи дискурса интервью) в функции колебания, где степень спонтанности речи является довольно высокой, мнение говорящего при этом обдумывается, формируется непосредственно в момент речи, оценка приобретает рациональный характер и маркируется при помощи ДЭ just .

(8) J.K. Rowling: … And you feel – I feel – I dont want to get complacent .

O. Winfrey: Right .

J.K. Rowling: I dont want to take things for granted .

O. Winfrey: Correct .

J.K. Rowling: I just – I just – and after all. Well, you do know what, Im talking absolutely rubbish, arent I? Im talking rubbish. I mean really would have to be very stupid but, yeah, I do still worry .

[http://www.harrypotterspage.com/ 2010/10/03/transcript-of-oprah-interview -with-j-k-rowling/] В данном примере дискурсивные элементы just, really в комбинации с речевыми единицами well, I mean способствуют сведению к минимуму угрозы репутации говорящего. Высказывания, объясняющие чувства и действия, репрезентируют, таким образом, рациональный тип самооценки в ситуации самовежливости .

Отметим, что в речевых ситуациях выражения самооценки комбинации ДЭ с речевыми единицами I think, I mean, you know, well, способствующими усилению рациональности, в женском речевом поведении регистрируются реже, чем в мужском .

3. Использование ДЭ для усиления негативной оценки .

Наиболее частотным в данной функции в женской речи выступает ДЭ just (36% в художественном дискурсе, 13% в дискурсе интервью) .

(9) Mrs. Conway: Just because you never think of anybody but yourselves. All selfish – selfish … You never really think about me .

[Priestley, 1997, p. 137] В данном примере говорящий объясняет причину своего недовольства в демонстративной форме, ДЭ just, really подчеркивают раздражение говорящего, значительно увеличивая выражение неодобрения действий собеседников, что приводит к нарушению принципов вежливой коммуникации .

Анализ фактического материала показал, что в дискурсе интервью и в диалогической речи художественного дискурса женщины прибегают к использованию ДЭ в ситуациях усиления негативной оценки чаще, чем мужчины, что, на наш взгляд, может служить показателем утрачивания признаков дефицитности, неуверенности женской речи, а также свидетельствует о стремлении женщин к доминированию в речевом поведении .

Общими особенностями для употребления ДЭ при реализации негативной оценки в женской речи дискурса интервью на английском языке и в диалогической речи англоязычного художественного дискурса являются:

– употребление ДЭ в функции деинтенсификаторов в ситуациях смягчения негативной оценки с одинаковой частотностью;

– употребление ДЭ в функции деинтенсификаторов и акцентуаторов в качестве средств выражения самооценки, самозащиты говорящего, способствующих объяснению каких-либо негативнорасцененных действий в обоих типах дискурса;

– комбинирование исследуемых ДЭ с речевыми единицами I think, I mean, you know, well в одном дискурсивном отрезке, подчеркивающее рациональный характер негативной оценки .

Подчеркнем, что для женского речевого поведения, так же как и для мужского, в обоих типах дискурса характерной особенностью речевого поведения является использование дискурсивных элементов с целью смягчения негативной оценки и соблюдения вежливой коммуникации. Женщины чаще, чем мужчины прибегают к употреблению дискурсивных элементов при выражении самооценки в обоих типах дискурса .

В свою очередь, в ходе исследования были выявлены следующие отличительные черты функционирования ДЭ при реализации негативной оценки в женской модели речевого поведения:

– употребление ДЭ с целью сохранения «лица» говорящего при выражении самооценки, является характерным для дискурса интервью;

– ДЭ, усиливающие негативный характер оценки, значительно чаще регистрируются в художественном дискурсе, где, в отличие от дискурса интервью, допускается усиление негативной оценки, нанесение ущерба позитивному «лицу» слушающего при намеренном нарушении принципа вежливости;

– в рамках исследованных интервью в женской речи не регистрируется выражение негативной оценки в прямой форме в адрес партнера по коммуникации; несмотря на усиление негативной оценки за счет ДЭ, сами коммуникативные ситуации в дискурсе не имеют конфликтной составляющей;

– комбинирование ДЭ с выражениями I think, I mean, you know, well в одном дискурсивном отрезке характерно для дискурса интервью .

Анализ фактического материала позволил установить, что, усиление позитивной оценки в экспрессивных речевых актах комплимента, одобрения, согласия, похвалы в обоих типах дискурса при помощи ДЭ чаще регистрируется в женской модели речевого поведения .

Наиболее частотными ДЭ, способствующими эмоционально-подчеркнутому выражению положительной оценки в женской речи, являются ДЭ really (21%), just (15,5%), exactly (15,5%) в дискурсе интервью и ДЭ just (13,6%), quite (4,5%) в художественном дискурсе .

Так, позитивная оценка говорящего, эксплицируемая оценочными единицами ‘fabulous’, ‘lovely’, ‘amazing, ‘admire’, ‘adore’ и др., преувеличивается, подчеркивается при помощи исследуемых ДЭ .

(10) Peter Anthony Holder: In other words, no laugh track, no audience. A dramatic comedy so to speak, or dramedy .

Sharon Gless: Yeah, even a black comedy. … Id love to do that. But there are about three really fabulous ones on the air now and I dont know if I can do any better than that .

[http://www.peteranthonyholder.com/cjad33.htm] В данном примере прослеживается подчеркнутое выражение одобрения в адрес объекта оценки, использование ДЭ способствует усилению позитивной эмоциональной оценки .

Частотный в дискурсе интервью ДЭ exactly (15,5%), служащий для усиления позитивной оценки, является характерным при выражении согласия с собеседником. Подобное использование ДЭ рассматривается нами как ситуации эмоционального одобрения действий партнеров по коммуникации и, как следствие, выражения позитивной оценки .

(11) O. Winfrey: What the love of your parents – the love of your parents. How that abides with you still. Yes .

J.K. Rowling: Exactly, exactly. Exactly. So, if she hadnt died I dont think its too strong to say there wouldnt be Harry Potter. There wouldnt – you know? [http://www.harrypotterspage.com/2010/10/03/transcript-ofoprah-interview-with-j-k-rowling/] ДЭ exactly в данном примере служит для выражения абсолютного согласия с собеседником, подчеркивая истинность высказывания, и является характерным для одобрения мнения собеседника в дискурсе интервью .

Отметим, что общим свойством ДЭ при реализации позитивной оценки в женской речи в дискурсе на английском языке и в диалогической речи англоязычного художественного дискурса является их употребление, способствующее соблюдению принципа вежливости, усиленному, эмоционально подчеркнутому выражению одобрения, похвалы, согласия, симпатии по отношению к партнеру по коммуникации .

При этом в употреблении ДЭ при реализации позитивной оценки в женском речевом поведении в разных типах дискурса существуют некоторые различия:

– употребление ДЭ с целью усиления позитивной оценки, положительных эмоций по отношению к партнеру по коммуникации, обсуждаемой ситуации либо третьих лиц является характерным для дискурса интервью (19,3% от общего количества употребления ДЭ в женском речевом поведении) .

– комбинирование исследуемых ДЭ с ДМ I think, I mean, you know, well, придающее усилению позитивной оценки характер рациональности, является свойственным дискурсу интервью .

Резюмируя, подчеркнем, что частотное употребление ДЭ в качестве средств усиления позитивной эмоциональной оценки в женской речи в обоих типах дискурса свидетельствует о гендерной дифференциации в употреблении дискурсивных элементов. Комбинирование исследуемых ДЭ с дискурсивными маркерами I think, I mean, you know, well, придающее усилению позитивной оценки характер рациональности, наблюдается в женской речи значительно реже, чем в мужской .

Подобные стратегии вежливости свидетельствуют о сохранении собственного «лица» в мужском речевом поведении и сохранении «лица» собеседника в женском речевом поведении .

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Результаты проведенного исследования позволяют констатировать, что дискурсивные элементы just, exactly, only, simply, really, quite в английском языке представляют собой короткие единицы речи, которые оперируют на межличностном уровне, сигнализируют об эмоциях, отношениях, оценках говорящего. Значения дискурсивных элементов определяются контекстом, как ближайшим, так и дистантным .

Исследуемые дискурсивные элементы, безусловно, способствуют облегчению интерпретации информации для слушающего, служат средствами реализации коммуникативных целей говорящих, фокусируют внимание слушающих на релевантной информации при кажущейся необязательности в речи .

Не вызывает сомнений, что гендерная специфика функционирования дискурсивных элементов в англоязычной лингвокультуре в качестве маркеров вежливости, самовежливости и нарушения вежливости обусловлена типом дискурса, контекстом, коммуникативной ситуацией, индивидуальными особенностями говорящего .

Очевидно, что именно цель, которую преследует автор высказывания (усиление, подчеркивание, смягчение, преуменьшение), определяет выбор того или иного дискурсивного элемента в речи мужчин и женщин .

Проведенное исследование, ответив на ряд существенных вопросов, все-таки оставляет большое поле для исследования дискурсивных элементов. Дальнейшая исследовательская работа в области гендерных особенностей функционирования дискурсивных элементов предусматривает расширение списка языковых средств, способствующих смягчению и усилению негативной и позитивной оценок, а также гендерный анализ употребления дискурсивных элементов в зависимости от возраста и социального статуса коммуникантов в различных типах дискурса .

Подводя итоги, мы надеемся, что полученные результаты послужат источником для дальнейших исследований в области дифференциации мужского и женского речевого поведения, гендерной идентификации языковой личности и окажутся эффективными при изучении теории дискурса и практики межкультурной коммуникации .

Основные положения и результаты диссертационного исследования отражены в следующих публикациях автора:

Научные статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях (по перечню ВАК при Минобрнауки РФ):

ъ

1. Авакова, М.Л. Семантические и коммуникативно-прагматические характеристики лексемы „quite / М.Л. Авакова // Филологические науки. Вопросы теории и практики. – Тамбов: Грамота, 2014. – № 10 (40): в 3-х ч. Ч. II. – С. 13-16 (0,35 п.л.) .

2. Авакова, М.Л. Дискурсивные частицы как индикаторы соблюдения и нарушения вежливости / М.Л. Авакова // Филологические науки. Вопросы теории и практики. – Тамбов: Грамота, 2014. – № 10 (40): в 3-х ч., ч. III. – С. 17-22 (0,58 п.л.) .

3. Авакова, М.Л. Семантические и прагматические характеристики лексемы „just и ее дискурсивных аналогов / М.Л. Авакова // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки .

Всероссийский научный журнал. – Краснодар: Наука и образование, 2014. – № 12, часть 3. – С. 166-169 (0,36 п.л.) .

4. Авакова, М.Л. Гендерная дифференциация дискурсивных элементов как индикаторов позитивной и негативной оценок / М.Л. Авакова // Филологические науки. Вопросы теории и практики. – Тамбов: Грамота, 2015. – № 11 (53): в 3-х ч., ч. III. – С. 13-16 (0,45 п.л.) .

Публикации в других изданиях:

Авакова, М.Л. Коммуникативно-грамматические и семантические 5 .

характеристики наречия „just / М.Л. Авакова // Коммуникация, теория и практика в различных социальных контекстах: материалы

Международной научно-практической конференции «Коммуникация – 2002» («Communicating Across Differences»). – Пятигорск:

ПГЛУ, 2002. – Часть 2. – С. 74-78 (0.25 п.л.) .

Авакова, М.Л. Синонимические ряды наречия „just / М.Л. Авакова // Вестник Пятигорского государственного лингвистического университета. Молодежное приложение. – Пятигорск: ПГЛУ, 2003. – С. 7-12 (0,2 п.л.) .

Авакова, М.Л. Наречия степени как маркеры вежливости в речевых актах просьбы и выражения недовольства / М.Л. Авакова // Университетские чтения – 2005: материалы научно-методических чтений ПГЛУ. – Пятигорск: ПГЛУ, 2005. – Часть II. – С. 44-50 (0,26 п.л.) .

Авакова, М.Л. Прагматический маркер „just в значении усиления / 8 .

М.Л. Авакова // Университетские чтения – 2006: материалы научно-методических чтений ПГЛУ. – Пятигорск: ПГЛУ, 2006. – Часть II. – С. 163-168 (0,26 п.л.) .

Авакова, М.Л. Прагматический маркер „just и убеждение / 9 .

М.Л. Авакова // Молодая наука – 2006: материалы региональной межвузовской научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых. – Пятигорск: ПГЛУ, 2006. – Часть 1. – С. 61-64 (0,2 п.л.) .

Авакова, М.Л. Дискурсивная частица „just и негативная вежливость / М.Л. Авакова // Университетские чтения – 2007: материалы научно-методических чтений ПГЛУ. – Пятигорск: ПГЛУ, 2007. – Часть II. – С. 107-113 (0,26 п.л.) .

Авакова, М.Л. Некоторые особенности аппроксимации как разговорной стратегии / М.Л. Авакова // Молодая наука – 2007: материалы региональной межвузовской научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых. – Пятигорск:

ПГЛУ, 2007. – Часть 1. – С. 78-82 (0,24 п.л.) .

Авакова, М.Л. Лексико-грамматическая и дискурсно-прагматическая принадлежность лексемы „just / М.Л. Авакова // Университетские чтения – 2008: материалы научно-методических чтений ПГЛУ. – Пятигорск: ПГЛУ, 2008. – Часть II. –C. 143-149 (0,3 п.л.) .

Авакова, М.Л. Семантические, грамматические и коммуникативные характеристики лексемы „only / М.Л. Авакова // Молодая наука – 2008: материалы региональной межвузовской научнопрактической конференции студентов, аспирантов и молодых ученых. – Пятигорск: ПГЛУ, 2008. – Часть 1. – С. 113-117 (0,2 п.л.) .

14. Авакова, М.Л. Дискурсивные частицы и грамматикализация / М.Л. Авакова // «Язык сквозь призму культуры»: тезисы международной конференции. – Ереван: «Лингва», 2008. – С. 48-50 (0,1 п.л.) .

15. Авакова, М.Л. Дискурсивные частицы just, only и грамматикализация / М.Л. Авакова // Университетские чтения – 2009: материалы научно-методических чтений ПГЛУ. – Пятигорск: ПГЛУ, 2009. – Часть II. – С. 70-75 (0,3 п.л.) .

16. Авакова, М.Л. Лексико-грамматическая и дискурсивно-прагматическая принадлежность лексемы „only / М.Л. Авакова // Университетские чтения – 2010: материалы научно-методических чтений ПГЛУ. – Пятигорск: ПГЛУ, 2010. – Часть II. – С. 86-92 (0,3 п.л) .

17. Авакова, М.Л. Семантические и коммуникативно-прагматические характеристики лексемы „simply / М.Л. Авакова // Прагматика в лингвистике и методике: межвузовский сборник научных трудов. – Пятигорск: ПГЛУ, 2010. – Вып. III. – С. 51-56 (0,2 п.л.) .

18. Авакова, М.Л. Дискурсивные частицы как средства смягчения ликоущемляющих речевых актов / М.Л. Авакова // Университетские чтения – 2011: материалы научно-методических чтений ПГЛУ. – Пятигорск: ПГЛУ, 2011. – Часть II. – С. 82-87 (0,26 п.л.) .

19. Авакова, М.Л. Дискурсивные частицы как маркеры позитивной вежливости в экспрессивных речевых актах / М.Л. Авакова // Профессиональная коммуникация: актуальные вопросы лингвистики и методики. – Пятигорск: ПГЛУ, – 2015. – № 8. – С. 9-17 (0,34 п.л.) .

20. Авакова, М.Л. Гендерные особенности функционирования дискурсивных элементов в автобиографическом интервью / М.Л. Авакова // Профессиональная коммуникация: актуальные вопросы лингвистики и методики. – Пятигорск: ПГЛУ, – 2016. – № 9. – С. 9-14 (0,38 п.л.) .

Подписано в печать 17.04.2017 Формат 60841/16. Бумага офсетная. Печать офсетная .

Усл. печ. л. 1,4. Уч.-изд. л. 1,3. Тираж 100 экз. Заказ № ________________________________________________________

Пятигорский государственный университет 357532 Пятигорск, пр. Калинина 9 Отпечатано в Центре информационных и образовательных




Похожие работы:

«СОГЛАСОВАНО УТВЕРЖДАЮ Президент РОО "Федерация Министр Правительства Москвы баскетбола города Москвы" руководитель Департамента образования (ФБМ) города Москвы В.А . Двуреченских И.И. Калина " " 2014 г. " " 2014 г. ПОЛОЖЕНИЕ Первый Чемпионат города Москвы по баскетболу ср...»

«Разработчик: Лаптенок И.Б., заместитель директора по учебной работе Института повышения квалификации и переподготовки кадров учреждения образования "Белорусский государственный университет культуры и искусств", кандидат филологических наук Рекомендовано к...»

«Вестник ТГПУ (TSPU Bulletin). 2018. 5 (194) УДК 811.111 DOI 10.23951/1609-624X-2018-5-20-27 КОМПОЗИЦИОНАЛЬНОСТЬ СЛОВОСОЧЕТАНИЙ С ПРИЛАГАТЕЛЬНЫМ FAKE: КОГНИТИВНЫЕ АСПЕКТЫ Т. И. Семенова Иркутский государственный университет, Иркутск Проведено исследование атрибутивно-номинативных сочетаний типа fake gun как комплексных знак...»

«И БУДУТ ГОВОРИТЬ ЧТО ЭТО Я. НЕ ВЕРЬТЕ ! ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ ИССЛЕДУЙТЕ ПИСАНИЯ Мессианский иудаизм Мессианский иудаизм возродился во второй половине 20-го века. Возродился по воле Божьей и для целей Божьих. Возрожденный мессианский иудаизм очень молод. Ему не более 50-ти лет в Севе...»

«ПРЕОБРАЖЕНИЕ: СНАЧАЛА УМ, ПОТОМ МЫШЦЫ Метод "Полного погружения" как способ обучения наиболее эффективной технике плавания на основе поэтапных серий развивающих упражнений сегодня получил широкое признание. Но я с...»

«203 работу. Часто имеется в виду, что человек, выполняющий определенное действие, делает его слишком усердно, настойчиво, без меры и что немаловажно на протяжении длительного периода времени. Имеется в виду не просто торговля, а длительная, часовая; не просто полировка машины...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ НОВЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ ИНСТИТУТ ОБРАЗОВАНИЕ. ЯЗЫК. НАУКА. КУЛЬТУРА Материалы Международной научно-практической конференции 22 марта 2013 года Электросталь Новый гуманитарный институт...»

«ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Рабочая программа по литературному чтению составлена на основе основной образовательной программы начального общего образования Муниципального бюджетного образовательног...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.