WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

«Д.А. Сухоева преподаватель кафедры русской литературы Пермского государственного национального исследовательского университета darya.sukhoeva ОСМЫСЛЕНИЕ ФЕНОМЕНА ...»

ISSN 2227-6165

DOI: 10.28995/2227-6165-2018-3-52-59

Д.А. Сухоева

преподаватель кафедры русской литературы

Пермского государственного национального исследовательского университета

darya.sukhoeva@gmail.com

ОСМЫСЛЕНИЕ ФЕНОМЕНА КИНЕМАТОГРАФА

В ТВОРЧЕСТВЕ В.Ф. ХОДАСЕВИЧА ПЕРИОДА ЭМИГРАЦИИ:

от 1920-х к 1930-м гг .

В статье рассматривается кинематограф как эстетическое The article researches cinematograph as an aesthetic явление в эмигрантских стихотворениях, критических phenomenon in V.F. Khodasevich’s emigrant poems, critical статьях и очерках В.Ф. Ходасевича. В лирических articles and essays. In his poetry the writer implicitly shows произведениях писатель имплицитно давал his negative opinion about cinema. In contrast, in his essays отрицательную оценку кино. В статьях и очерках, and critical works he explicitly states his negative attitude напротив, Ходасевич эксплицировал свое негативное towards this modern mass culture phenomenon. The change отношение к этому явлению современной массовой of his views happened due to his understanding of the культуры. Изменение взглядов Ходасевича было связано development of culture. We can read the author’s reflections АРТИКУЛЬТ №31 (3-2018) июль-сентябрь с пониманием развития культуры. Осмысление феномена on the phenomenon of cinematograph in such genres as кино у Ходасевича происходило в жанрах критической critical articles and essays. This article studies 2 stages of статьи и рецензии. В работе рассматривается два этапа в Khodasevich’s understanding of cinematograph. Firstly, in понимании Ходасевичем кинематографа: в 1920-е гг. 1920s when the writer sees cinematograph as entertainment кинематограф представлен как развлечение, в 1930-е гг. – and then in 1930s as a ki

–  –  –

ISSN 2227-6165 обскура» (1934)), где отрицание кинематографа как искусства, заостренное против сторонников кинематографа (Н. М. Бахтина, А. Я. Левинсона и др.), сблизило позицию Ходасевича с позицией «антисинемиста» П. П. Муратова .

В течение почти двух десятилетий Ходасевич не раз бывал в кинематографе. В «Камерфурьерском журнале», который он вёл с 1922 года по 1939 год, есть около шестидесяти упоминаний о посещении кинематографа с 1922 года по 1938 год в Германии, Италии и Франции [Ходасевич, 2002]. В автобиографии «Курсив мой» Н.Н. Берберова говорит об их с Ходасевичем периоде жизни в Сорренто, когда они вместе с семьей М. Горького посещали кинематограф каждую неделю [Берберова, 1996, с. 220-221]. Ходасевич был знаком с деятелями кинематографа, что также зафиксировано в «Камер-фурьерском журнале». Среди его знакомых, из числатех, кто такили иначепричастен ккинематографу, можно назватькинорежиссеров (Б. Агадати, А.П. Воротников, Ю.А. Желябужский и др.), оператора Б.А. Кауфмана (брат советского режиссера Д. Вертова и оператора М.А. Кауфмана, создателей творческого объединения документалистов «Киноки»), киносценаристов (Р. Гуль, А.П. Каменский и др.), художников кино (Ю.П. Анненков, Л. Мейерсон), киноактеров (Е.Н. Кедрова, Р. Клячкин, Б. Рейн, А.М. Тамиров и др.). И кроме того, писатель знал владельца парижского кинотеатра – А.А. Параняна [Ходасевич, 2002]. Однако нельзя с точностью утверждать, что Ходасевич общался с кинематографистами непосредственно о кино. Во всяком случае, нами это не зафиксировано ни в переписке, ни в воспоминаниях. Таким образом, можно отметить, что писатель был знаком со сферой кинематографа, но не был погружен в ARTICULT: e-journal in art studies and humanities. July-September 2018, #3 (31) механизмы создания кино и не владел терминологическим аппаратом кинематографистов .





Не принимая кинематограф, Ходасевич противостоял многим писателям-символистам (хотя в раннем творчестве и был последователем символизма), многие из которых сотрудничали с кинематографом. Так, Д. С. Мережковский и В. Я. Брюсов писали сценарии для немого кино, а Мережковский был еще и председателем «Союза русскихтеатральныхдеятелей и киноработников» .

Несмотря на все эти данные, в научной литературе нет однозначного вывода, какой позиции придерживался Ходасевич в дискуссии о кинематографе 1925-1926 годов. По словам Р. М. Янгирова, Ходасевич был «антисинемистом». Согласно мнению биографа писателя, В. И. Шубинского, Ходасевич противостоял и «синефилам» и «антисинемистам», считая кинематограф и не подлинным искусством, и не антиискусством («в 1926 году он [Ходасевич – Д.С.] принял участие в дискуссии о кинематографе, в которой оппонентами его выступили, в частности, Павел Муратов и Евгений Зноско-Боровский. Первый видел в кинематографе «антиискусство», явление, враждебное высокой культуре» [Шубинский, 2012, с. 440]). На наш взгляд, фигуру Ходасевича как критика кинематографа можно отнести к «антисинемистам» .

«Антисинемисты» в лице Муратова были склонны причислять феномен кинематографа к антиискусству («Кинематограф является в настоящее время наиболее определенно выраженным видом антиискусства» [Муратов 1925: 288]). Ходасевич, поддерживая «антисинемистов», в отношении кинематографа в 1920-е годы был более принципиален, определяя это явление как развлечение («Он [кинематограф – Д.С.] просто не имеет к искусству никакого отношения, как рыбная ловля или праздничный сон до десяти часов, вместо того чтобы вставать в семь» [Ходасевич, 1996 т. 2, с. 137]). Ходасевич не уравнивал понятия развлечение и антиискусство, но все же, соглашаясь с Муратовым, не принимал кинематограф .

Антиискусство или «левое» искусство, по мнению Ходасевича, основаны на пошлости («С нынешнего “левого” искусства можно соскоблить дешевку, пошлость и спекуляцию, которые на него налипли. Получим некое здоровое ядро. Пожалуй, для некоторых оно окажется спорно, странно, вообще “не по вкусу”. Но, поскольку оно все же будет искусство, – обнаружится, что и оно подчинено известным законам, общим для всякого искусства» [там же, с. 136]) Пошлость Ходасевич находил и в творчестве футуристов («Что касается Маяковского, Пастернака, Асеева

– то это, разумеется, предатели футуризма, можно сказать – футуросоглашатели: доброе, [ 53 ] честное отсутствие содержания они предательски подменили его убожеством, грубостью, Д.А. Сухоева Осмысление феномена кинематографа в творчестве В. Ф. Ходасевича периода эмиграции: от 1920-х к 1930-м гг .

ISSN 2227-6165 иногда пошлостью. Про себя они хорошо знают, что это совсем не одно и то же» [там же, с. 153];

«Несчастие Маяковского заключается в том, что он всегда был таким глашатаем: сперва – нечаянным, потом – сознательным. Его литературная биография есть история продвижения от грубой пошлости несознательной – к пошлой грубости нарочитой» [там же, с. 159]). А развлечение, ккоторомуХодасевич относил кинематограф, вырастаетне из пошлости, аиз усталости («Не родившись от пошлости, он родился от другой, столь же универсальной причины: от трудовой усталости» [там же, с. 137]). Кинематограф у Ходасевича отличается не своей грубостью ипошлостью, агрубостьюипошлостьютолпы. Писательвыводитявлениекинематографазапределы эстетического и сводит только к социальному, видя в нем лишь выражение социальной позиции масс, но даже не искусство для масс .

Для Ходасевича в 1920-е годы кинематограф не имеет ничего общего ни с антиискусством, ни с подлинным искусством. По мнению писателя, настоящее искусство элитарно и недоступно пониманию масс: «Народные толпы оказывают королевские почести живым светилам кинематографа, сражаются за великое счастье видеть их трупы и целыми миллионами ежевечерне вызывают их призраки на полотна, растянутые в гигантских, но душных залах .

Может показаться, что мы переживаем эпоху невиданного и неслыханного участия масс в событиях искусства, участия столь живого и действенного, какое не снилось ни Перикловым Афинам, ни Флоренции Возрождения» [там же, с. 135]. Здесь писатель поясняет особое отношение человека массы к кинематографу и акцентирует внимание на том, что человек массы видит в кинематографе идола своего времени. Ходасевичевская характеристика не лишена иронии по отношению к массам, возвеличивающим кинематограф («Народные толпы оказывают АРТИКУЛЬТ №31 (3-2018) июль-сентябрь

–  –  –

ISSN 2227-6165 “синема”, с другой стороны, взгляд снизу вверх, из ада в рай, воплощающий смирение»

[Капинос, Куликова, 2006, с. 170-171]. И несмотря на то, что Ходасевич повторяет пушкинскую метафору «спаленная грудь», его герой не призван «глаголом жечь сердца людей», его дар тяжел и его не слышит толпа .

У Ходасевича человеку массы недоступно понимание высокого (в данном случае – поэтической речи), избранному – кинематограф, что пародийно по отношению к визионерству пушкинского пророка, видевшего скрытые процессы: для нового поэта-пророка закрыты даже процессы, уже зафиксированные на пленку, потомучто он не может понять и принять те ценностные предпосылки, которые стоят за этим. В отличие от эстетических споров, ценностный спор решится только после смерти. В изображении ада художника в противовес раю наивного обывателя Ходасевич продолжает модернистскую мысль о персональном аде художника и о его страданиях, которая берет начало в лирике Ш. Бодлера и «проклятых поэтов», и появляется в стихотворениях современников Ходасевича – «Волшебная скрипка» (1907) Н.С. Гумилева и «К Музе» (1912) А.А. Блока («Тот, кто взял еёоднажды в повелительные руки, /Утого исчез навеки безмятежный свет очей, / Духи ада любят слушать эти царственные звуки» [Гумилев, 1998, с. 151]; «Для иных ты – и Муза, и чудо. / Для меня ты – мученье и ад» [Блок, 1997, с. 7]. Гумилев и Блок писали о прижизненном аде художника, Ходасевич приходит к тому, что ад художнику уготован после смерти, художник заслуживает этого ада, тогда как человек массы, далекий от искусства, заслуживает рая. Таким образом, символистская метафора творчество – ад, в художественном ARTICULT: e-journal in art studies and humanities. July-September 2018, #3 (31) мире Ходасевича вырастает до закона бытия – творчество ведет в ад. В свою очередь, рай простеца

– важный мотив средневековой пародии, образов «страны дураков», «праздника дураков», которым все достается даром и которые довольны жизнью, в отличие от мудреца, замечающего повсюду недостатки. Этот рай в эпоху модернизма получил как свое положительное выражение в образе невинного детства (например, в «Детстве Люверс» Б.Л. Пастернака), так и грубопародийное в образах массовой культуры и кинематографа как фабрики грез .

Противопоставление «ад – рай» в «Балладе» (1925) схоже с противопоставлением «искусство

– развлечение», которое Ходасевич рассматривает в статье 1926 года. В статье «О кинематографе»

Ходасевич противопоставляет кинематограф искусству. Кинематограф, по мнению писателя, лишен важного признака искусства. Оно «требует известных культурных навыков; прежде всего – сознательной воли к слиянию с художником в едином творческом акте, затем – умения в этом акте соучаствовать, то есть некоторого духовного опыта, приближающегося к религиозному и требующего готовности потрудиться вместе с художником для утоления “духовной жажды”. Это – основной родовой признак всякого искусства,... этого признака кинематограф и не имеет» [Ходасевич, 1996 т. 2, с. 136]). И здесь писатель опирается на идеи Пушкина, точно цитируя «Пророка». Пушкинская метафора творческого поиска – «духовная жажда» у Ходасевича переосмысляется. Пушкин, говоря о «духовной жажде», имел в виду томление истинного художника, Ходасевич, напротив, акцентирует внимание на важности фигуры читателя/зрителя, способного трудиться вместе с художником, постигая его искусство .

Идея важности читателя/зрителя – одна из ключевых в модернизме: читатель/зритель становится ключевым понимающим собеседником автора/художника. Образ читателя-собеседника описан в статье О.Э. Мандельштама «О собеседнике» (1912, 1927): «Вкус сообщительности обратно пропорционален нашему реальному знанию о собеседнике и прямо пропорционален стремлению заинтересовать его собой.... Обменяться сигналами с Марсом – задача, достойная лирики, уважающей собеседника и сознающей свою беспричинную правоту. Эти два превосходных качества поэзии тесно связаны с «огромного размера дистанцией», какая предполагается между нами и неизвестным другом – собеседником» [Мандельштам, 2010, с. 11]. Ходасевич, говоря о важности роли читателя/зрителя, близок мысли Мандельштама об адресате и обозначает историкокультурное знание того самого собеседника, адресата искусства, его способность трудиться вместе с [ 55 ] автором/художником. Интересно, что фигура читателя/зрителя была важна для Ходасевича и Д.А. Сухоева Осмысление феномена кинематографа в творчестве В. Ф. Ходасевича периода эмиграции: от 1920-х к 1930-м гг .

ISSN 2227-6165 Мандельштама на протяжении всего зрелого творчества. Мандельштам в 1937 годупишет «Куда мне деться в этом январе…», где фигура читателя приравнивается врачу и советчику. И Ходасевич в 1938 году в рецензии «Умирание искусства» наделяет читателя/зрителя важной функцией, без которой невозможно искусство, – умением созерцать («никакое искусство, в сущности, ей [массе

– прим. Д.С.] не нужно до тех пор, пока она сама не научится его созерцать»

[Ходасевич, 1996 т. 2, с. 448]). В творчестве обоих писателей читатель/зритель жизненно необходим для творца и для искусства .

Способности трудиться, воспринимая подлинное искусство, Ходасевич не находит в современном человеке массы, объясняя это трудовой усталостью, которой кинематограф обязан своим появлением. По мнению писателя, в восприятии кинематографа особого труда нет («Будь кинематограф искусством – он бы пустовал, как постепенно пустуют театры (за исключением развлекательных мюзик-холлов), потому что восприятие искусства есть труд, а не отдых» [Ходасевич, 1996 т. 2, с. 137]) .

Ходасевич говорит об усталости как о характерной черте и человека массы, и избранного .

Писатель понимает усталость не только как трудовую, но и как духовную. Усталость избранного

– это усталость от духовного труда. Ходасевич, говоря о трудовой усталости человека массы и о духовной усталости избранного, продолжает развитие темы духовной усталости, которая стала актуальной в русской литературе начала XX века. В частности, тема духовной усталости появляется в драматургии А. П. Чехова («Три сестры» (1900)), в лирике Блока («Усталость» (1907)), в эссеистике В. В. Розанова («Недоумения и недоумения…» (1911)) .

Духовная усталость у Ходасевича описана, как «синдром Стендаля» наоборот, когда человек АРТИКУЛЬТ №31 (3-2018) июль-сентябрь

–  –  –

ISSN 2227-6165 в котором развиваются события, множество отдельных моментов, некоторые приемы (в особенности – в изображении автомобильной катастрофы), отчасти дажехарактерныеобразы действующих лиц – все это сильно напоминает синематограф» [Ходасевич, 1996 т. 2, с. 297]) .

Ходасевич видит особенность кинематографа в его приемах: говоря о темпе развития событий, писатель, вероятно, имеет в виду темпо-ритм, говоря о приеме, использованном в изображении автомобильной катастрофы, – монтаж. Монтаж Ходасевичем воспринимался как мелькание кадров (в статье «Об Анненском» (1921): «Пустое, бессмысленное, дурманящее мелькание синематографа» [там же, с.

106]; в стихотворении «Великая вокруг меня пустыня…» (1924-1925):

«Взойдет ли день – я шторы опускаю, / Чтоб солнечные бесы на стенах / Кинематограф свой не учиняли» [Ходасевич, 1996 т. 1, с. 312]) .

Не владея терминологией киноискусства, писатель использовал термины литературы и театра (образ, действующее лицо, сценарий, фабула и др.). Более того, «синематографический прием», о котором говорит Ходасевич, рассуждая о романе Набокова, для критика вообще отходит на второй план. На первом плане, согласно мнению Ходасевича, в романе «Камера обскура»

оказывается собственно феномен кинематографа, как ключевой для понимания закономерностей современной культуры .

В 1920-е годы Ходасевич настаивал на том, что кинематограф никак не может повлиять на эволюцию искусства, поскольку не имеет никакого отношения к искусству («В связи с кинематографом нечего говорить о “новых возможностях”, “изменившихся канонах” и

–  –  –

SOURCES

1. Khodasevich V.F. Kamer-furyerskiy zhurnal [Camer-Fourier register]. Moscow, Ellis Lak, 2002 .

2. Khodasevich V.F. Sobraniye sochineniy: V 4 t. T.1 : Stikhotvoreniya i literaturnaya kritika 1906 – 1922 [Collected works, 4 vols, vol. I: Poetry and literary critics 1906 – 1922]. Moscow, Soglasiye, 1996 .

3. Khodasevich V.F. Sobraniye sochineniy: V 4 t. T.2 : Zapisnaya knizhka. Stati o russkoy poezii. Literaturnaya kritika 1922–1939 [Collected works, 4 vols, vol. II: Notebook. Articles about Russian poetry. Literary criticism 1922–1939]. Moscow, Soglasije, 1996 .

REFERENCES

1. Bazin А. Chto takoye kino? [What is cinema?]. Moscow, Iskusstvo, 1972 .

2. Berberova N.N. Kursiv moy: Avtobiografiya [Italics mine: Autobiography]. Moscow, Soglasiye, 1996 .

3. Blok A.A. Polnoye sobraniye sochineniy i pisem v 20 t. T. 3. Stikhotvoreniya. Kniga tretya [Complete works and letters, 20 vols, vol. 3. Poems. Book Three]. Moscow, Nauka. 1997 .

ARTICULT: e-journal in art studies and humanities. July-September 2018, #3 (31)

4. Bocharov S.G. “Evropeyskaya noch” kak russkaya metafora: Khodasevich. Muratov. Veydle [“European Night” as a Russian metaphor: Khodasevich, Muratov, Veidle]. In: Filologicheskiye syuzhety [Philological Subjects]. Moscow, Yazyki slavyanskikh kultur. 2007. P. 385-399 .

5. Gumilev N.S. Polnoye sobraniye sochineniy v 10 t. T. 1. Stikhotvoreniya. Poemy (1902-1910) [Complete works, 10 vols, vol .

1. Poetry. Poems (1902-1910)]. Moscow, Voskresenye. 1998 .

6. Kapinos E.V., Kulikova E.Yu. Rayskiy topos v lirike V. Khodasevicha [Paradise topos in V. Khodasevich's lyrics]. In: Liricheskiye syuzhety v stikhakh i proze XX veka [Lyrical stories in poetry and prose of the 20th century]. Novosibirsk, Institut filologii SO RAN, 2006. Pp.156-181 .

7. Mandelshtam O.E. Polnoye sobraniye sochineniy i pisem v 3 t. T. 2. Proza [Complete works and letters, 3 vols, vol.2 Prose] .

Moscow, Progress-Pleyada, 2010 .

8. Muratov P.P. Kinematograf [Сinematograph]. In: Sovremennyye zapiski [Contemporary scraps], 1925, XXVI. Pp. 287-313 .

9. Shubinskij V.I. Vladislav Khodasevich : Chajushhij i govoryashhij [Vladislav Khodasevich: Longing for and speaking]. Moscow, Molodaja gvardija, 2012 .

10. Yangirov R.M. «Sinefily» i «antisinemisty»: Polemika russkoy emigratsii o kinematografe v 1920-kh gg. [“Cinephiles” and “anti-sinemists”: Polemics of the Russian emigration about the cinema in the 1920s. In: Ezhegodnik Doma russkogo zarubezhia im A. Solzhenitsyna [Yearbook of the House of Russian Emigration named after A. Solzhenitsyn]. 2010. Pp. 345-362.




Похожие работы:

«Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. Т. 1. Вып. 2 • 2012 Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb ‘Raum und Zeit‘ Ракурс Foreshortening / Sichtwinkel УДК 005.732(352/354-1):008:304.444 Тынянова О.Н.*, Кы...»

«Мокрый В. Ю. Культурологические особенности преподавания дисциплины "Информатика" студентам УДК 378.14 DOI 10.23951/1609-624X-2018-3-91-96 КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПРЕПОДАВАНИЯ ДИСЦИПЛИНЫ "ИНФОРМАТИКА" СТУДЕНТАМ ГУМАНИТАРНОГО ВУЗА В. Ю. Мокрый Санкт-Петербургский гуманитарный университет профсоюзо...»

«Государственное бюджетное учреждение культуры Рязанской области "Рязанская областная универсальная научная библиотека имени Горького" Библиографический центр М. Горький в Интернете Каталог интернет-ссылок Рязань Составители: главный библиограф Е. М. Кириллова, главный библиограф И. С. Самощенко М. Горький в Интернете : каталог интерн...»

«НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ Серия Гуманитарные науки. 2013. № 13 (156). Выпуск 18 153 УДК 81’23 ТИПОЛОГИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ СОВРЕМЕННОЙ СПОРТИВНОЙ ТЕРМИНОЛОГИИ (на материале французского языка) Статья посвящ ена исследованию языковой картин...»

«Областное государственное бюджетное профессиональное образовательное учреждение "Ульяновский техникум питания и торговли" РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК Для специальностей 43.02.15. Поварское и кондитерское дел 38.02.05. Товароведение и экспер...»

«У ТВ ЕРЖДАЮ У ТВ ЕРЖДАЮ Заместитель министра спорта Министр физической культуры, Российской Федерации спорта, туризма и работы с молодежью Московской области /М.В. Томилова/ _/Р.И. Терюшков/ "" 2018 года "" 2018 года СОГЛАСОВАНО СОГЛАСОВАНО СОГЛАСОВАНО Президент Федерации Глава Администрации СергиевГенеральны...»

«УДК/ББК: 316.454.5;316.485/60.55.373 СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ АНАЛИЗ МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ В ОРГАНИЗАЦИЯХ ЗАКРЫТОГО ТИПА Грошева Л.И., кандидат социологических наук, ст . преподаватель Тюменское высшее военно-инженерное командное училище имени маршала инженерных войск А.И. П...»

«УДК ББК ОПЫТ ПРИМЕНЕНИЯ ИГРОВОГО МЕТОДА ПРИ ПРОЕКТИРОВАНИИ ПЕРСОНАЖА Данильчик И.С. Магистр Уральский федеральный университет г. Екатеринбург, Россия 11irina05@mail.ru THE EXPERIENCE OF TH...»

«Департамент физической культуры и спорта города Москвы Государственное бюджетное учреждение спортивная школа "Борец" УТВЕРЖДАЮ _ (подпись) (ФИО) 20. г. Вводится в действие с 01 января 2014 г. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА СПОРТИВНОЙ ПОДГОТОВКИ ПО ВИДУ СПОРТА САМБО Для спортсменов полного цикла обучен...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.