WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

«АЛБАНЦЕВ ПРИАЗОВЬЯ Данная статья является продолжением исследований авторами похоронной обрядности албанцев Украины. В частности, была опубликована статья по материалам экспедиции 2007 г. [Ермолин, ...»

Д.С. Ермолин, А.А. Новик

К ВОПРОСУ ИЗУЧЕНИЯ ПОХОРОННЫХ ОБРЯДОВ

АЛБАНЦЕВ ПРИАЗОВЬЯ

Данная статья является продолжением исследований авторами похоронной обрядности албанцев Украины. В частности, была опубликована статья по материалам экспедиции 2007 г. [Ермолин, Минаев, Новик

2008]. Интерес к этнографии полиэтничного региона Северного Причерноморья и Приазовья (как его составляющей) привел к необходимости изучения и анализа такого сложного комплекса обрядов жизненного цикла, как похоронный. Ограниченные рамки статьи не позволяют осветить масштабные по своему содержанию и значимости явления, характеризующие одну из важнейших сторон традиционной культуры .

Поэтому мы остановимся на одной составляющей ритуального пространства жизни этноса, а именно на культуре кладбищ в прошлом и настоящем албанцев Приазовья .

Данная публикация базируется на материалах, собранных в 2007 и 2008 гг. во время проведения комплексных экспедиций в албанские поселения Приазовья, которые предполагают работу по разным направлениям и с использованием различных систем опроса. Полевые исследования в данном полиэтничном регионе проводятся совместными усилиями Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН и Санкт-Петербургского государственного университета уже много лет .

В ходе экспедиций последних двух лет перед их участниками стояли задачи сбора этнографического, лингвистического и фольклорного материала, на основе которого опубликован ряд статей в отечественных и зарубежных изданиях. В рамках работы с информантами встал вопрос об описании похоронных обрядов, которые в силу разных причин остались практически не зафиксированными в материалах предыдущих экспедиций (1998, 2002, 2005 и 2006 гг.) [Новик 1998, 1999, 2003 а, б, 2004;

Novik 2000, 2002; Воронина, Каминская 2000; Voronina, Novik 2006] .

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Похоронная обрядность албанцев Приазовья требует долгого и серьезного изучения. Авторы данной статьи решили начать освещение избранной темы с описания культуры кладбища в селе Георгиевка. Кладбищенская культура и связанный с ней круг вопросов не часто становятся темой описания в отечественных научных исследованиях. Возможно, ученых привлекает в первую очередь обрядовая сторона жизни этносов, а потому меньшее внимание уделяется сфере, которую условно можно назвать «культурой быта» либо «культурой среды обитания» (по поводу терминов можно поспорить, но не это является ключевым для данной работы)1 .

Наше исследование проводится на примере села Георгиевка — возможно, самого показательного албанского поселения Приазовья. Оно находится на периферии албанского ареала, представляя собой самую восточную часть расселения албанцев на территории Украины .

С первого взгляда кладбище с. Георгиевка ничем не отличается от любого другого деревенского кладбища: опрятные ухоженные могилы, надписи и эпитафии с набором повторяющихся фамилий на плитах, выгоревшие на солнце искусственные венки. Однако у кладбища есть старая часть, которая и представляла для нас особый интерес. Издалека ее легко можно принять за поле, покрытое выжженной травой, так как большинство могильных плит либо развалилось, либо ушло глубоко в землю (рис. 1). Об этой части кладбища никто из местных жителей ничего толком не знает. Они в курсе, что где-то там, возможно, похоронены их прадедушки и прабабушки, но где конкретно, сказать не могут .





Во время работы с информантами с подобными фактами приходится сталкиваться часто. В Георгиевке ни один информант не смог дать нам достаточных сведений и ответов на интересующие нас вопросы. Необходимо отметить, что мы и не ожидали получить однозначных ответов, а потому историю кладбища приходилось изучать по сохранившимся на могилах надписям .

Совершенно очевидно, что именно с этой старой части начинается история георгиевского кладбища. Здесь нами были найдены могилы, датированные 1874, 1876 годами, т.е. временем, отстоящим примерно на 10 лет от даты основания села Георгиевка выходцами из Каракурта .

За 100–130 лет большинство плит вросли в землю примерно на метр .

Однако есть и исключения: хорошо сохранилась могила Филиппа Фучаджи, возле которой разросся кустарник, защищающий захоронение от каких-либо подвижек почвы (рис. 2) .

О разработке методов этноэкологической дисциплины см.: [Методы… 1999] .

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Рис. 1. Общий вид старой части кладбища с. Георгиевка .

2008 г. Фото Д.С. Ермолина Рис. 2. Могила Филиппа Фучаджи. 2007 г. Фото Д.С. Ермолина

–  –  –

Как принято в целом в данном регионе, старая часть кладбища расположена рядом с некогда стоявшей церковью, разрушенной в годы советской власти (рис. 3). После Второй мировой войны на месте разрушенного храма построили типовой дом культуры из белого кирпича .

Однако зданию, посеревшему от времени, как часто случается с постройками, возведенными на месте разрушенных храмов, как-то не везет:

то крыша протечет, то по стенам побегут трещины, то фундамент даст усадку. Все это объяснить весьма сложно, а вероятно, и невозможно .

Поэтому вернемся к фактам, которые очевидны .

При первом осмотре старой части кладбища обратил на себя внимание тот факт, что многие плиты расколоты на две части, причем эти сколы поразительно ровные (рис. 4). Возможно, это результат осквернения кладбища в годы становления и укрепления советской власти .

Стоит заметить, что изученные нами могилы — лишь малая часть всех захоронений. Нами было найдено множество осколков и обломков каменных крестов (рис. 5), а также не больше десятка плит, на которых удалось хоть что-то прочесть и расшифровать (рис. 6). Из-за того что значительное количество крестов с течением времени было повреждено, обнаруженные фрагменты не позволяют разобрать имевшиеся надписи и распознать нанесенный в XIX столетии декор .

В результате кропотливой работы по расшифровке надписей и анализа артефактов мы смогли выделить четыре основных типа крестов, встречающихся в этой старой части кладбища .

Типы 1 и 4 — кресты, вырубленные из плит прямоугольной формы (рис. 7). Стоит сразу упомянуть, что для крестов 1 и 4 использовались разные породы камней (рис. 8, 9) .

Что касается хронологических рамок, то захоронения с типом креста 1 относятся к 1870–1880-м годам, т.е. под такими крестами нашли свое последнее пристанище основатели села Георгиевка .

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Рис. 8. Крест типа 1. 2007 г. Фото Д.С. Ермолина

–  –  –

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Надпись с именем и годами жизни покойного на типе креста 1 располагается на западной стороне, в отличие от типа 4, где эта же информация находится на восточной стороне .

Кресты типа 2 являются, пожалуй, самыми частыми и наиболее хорошо сохранившимися на настоящий момент (рис. 10). Добротно вырубленные и имеющие четкий набор христианской символики, они были характерны для 1900–1910-х годов. Информация об имени и годах жизни располагается на западной стороне .

Кресты типа 3 встречаются не так часто, но мы их выделяем в отдельный тип, поскольку на одном из таких крестов надписи (имя, годы) были обнаружены на обеих сторонах. Скорее всего это фамильное захоронение, причем на более ранних крестах той же формы эта надпись располагается исключительно на западной стороне (рис. 11) .

Помимо этого нам встречались плиты, которым весьма условно была придана форма прямоугольника (рис. 12). Надписи на них выбиты очень грубо, поэтому расшифровать их удалось лишь фрагментарно .

Рис. 11. Крест типа 3. 2007 г. Фото Д.С. Ермолина

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Теперь, имея представление о типах крестов и плит на могилах в старой части кладбища, мы перейдем к описанию расположения могилы относительно сторон света.

Здесь необходимо учитывать три параметра:

1) положение покойного относительно сторон света;

2) расположение креста относительно покойного;

3) расположение надписи (западная / восточная стороны) .

Поскольку георгиевские албанцы, как и все другие албанцы Украины, по вероисповеданию являются православными христианами, покойник кладется в могилу по всем православным канонам: головой на запад, ногами на восток (рис. 13). Этому местные жители находят следующее объяснение: «Чтобы утром солнце светило покойничку в лицо». В самой Албании усопших хоронят так же. Во время работы в экспедиции в Дукагьине, на севере Албании, албанцы-католики говорили практически то же самое (см. [Новик 2002: 145–165]) .

Представляется важным акцентировать внимание на том, что крест / плита ставится, что называется, «в ноги покойному», что также соответствует христианским канонам погребения1. В настоящее время среди некоторых жителей Центральной России бытует мнение, что крест покойному нужно ставить «в голову» .

Опрошенные нами жители села нашли свои объяснения постановке креста «в ноги».

Условно их можно разделить на следующие:

а) чтобы на Судном дне покойнику было удобнее вставать — придерживаясь за крест;

б) чтобы покойник мог глядеть на свой крест и молиться;

в) чтобы крест / памятник не давил на голову покойнику .

Похожие объяснения приводят не только албанцы, но и представители других этносов и групп в Приазовье .

Расположение надписи на кресте / плите — один из основных вопросов, интересовавших авторов данного исследования. Дело в том, что на крестах и плитах захоронений новой части кладбища имя и информация о годах жизни покойного располагаются исключительно на восточной стороне (рис. 14). Когда и в связи с чем произошла смена стороны, нам неизвестно. Информанты также не смогли ответить на наш вопрос относительно этой инновации .

Постараемся рассмотреть полученный в поле материал .

Здесь можно привести солидный список трудов авторитетных ученых. Однако пойдем не совсем традиционным путем и предложим следующую ссылку: Проводы усопшего христианина в соответствии с требованиями Церкви. … Покойник полагается лицом (ногами) к востоку. В ногах устанавливается крест, обращенный к усопшему. (Информация взята с сайта Храма Архангела Михаила с. Летово. URL:http://www.letovochurch .

ru/index.php?option=com_rd_glossary&task=view&id=302.)

–  –  –

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Обращает на себя внимание тот факт, что на кладбище кресты одного типа находятся недалеко друг от друга. Это подтверждает нашу идею о соотнесенности разных типов памятников с разными хронологическими периодами жизни села .

На приведенном плане мы условно выделили секторы, отражающие последовательные этапы освоения кладбища — вплоть до современной его части (рис. 15) .

На плане изображено местоположение лишь тех могил, на крестах которых удалось четко разглядеть дату смерти:

1. Могила Филиппа Фучаджи, 1905 г .

2. Могила Петра Лячко, 1908 г .

3. Неизвестная могила, 1876 г .

4. Могила Степана Николаевича Конарова, 187(4?) .

5. Крест Михоя (Михона?) Дороги, 1884(6?) г., Менжона Дрогой 1882 г .

Речь идет о наиболее показательных примерах, по которым мы можем делать определенные заключения .

По типам крестов, сосредоточенных в разных частях кладбища, мы выделяем следующие секторы:

а) 1870-е годы, надпись с западной стороны, тип креста 1;

б) надпись с восточной стороны, кресты массивные, сильно вросли в землю, тип креста 4;

в) плиты сделаны из ломкого камня, надпись с восточной стороны, грубо выбита;

г) 1880-е годы, крест массивный, аккуратно вытесанный, тип креста 3, надпись с западной стороны;

д) 1900-е годы, тип креста 2, надпись с западной стороны;

е) могилы с крестом, выложенным из кирпича .

Что касается последнего сектора, а именно могил с крестом, выложенным из кирпича, они не могут быть очень старыми, иначе их бы не было видно (место поросло бы травой и кресты не лежали бы в таком «правильном» положении). Но, как видно на фотографиях и прорисовках, привезенных из экспедиции и ставших частью иллюстративных коллекций МАЭ РАН, контуры могилы отчетливо просматриваются (рис. 16) .

Информант Иван Степанович Канаров (1943 г.р.) высказал предположение, что так хоронили односельчан во время голодомора в 1930-х годах. Информантка Анна Ивановна Канарова (1939 г.р.) более подробно рассказала нам о том, как хоронили в годы голодомора: «Яма общая, большая-большая. Кидали, закрывали, неглубокая раньше была, може с Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН метр, чи есть, чи нет. Закладывали, закрывали, поэтому большинство тех крестов облаживали сверху камнями. Потому шо неглубоко, шоб, ну знаешь, собаки, шоб не рыли, не копали» [ПМ Ермолина 2008]. Принятое нами предположение представляется весьма убедительным .

На условной границе между старой и новой частями кладбища нами были обнаружены могилы с довольно любопытными крестами. Крест выпилен из одной доски, по форме сопоставим с каменным крестом типа 4. Более того, существовало различие в форме мужского и женского крестов (рис. 17, 18). На наш взгляд, такой крест является переходной формой от старого к современному типу памятника. В начале 1950-х годов подобные кресты использовались как единственные намогильные, т.е. их ставили в день похорон и оставляли. С середины 1970-х годов начинает преобладать новая тенденция: в день похорон ставили деревянный крест, а позже рядом с ним устанавливали памятник. Этот тип креста перестал использоваться в середине 1990-х годов, ему на смену пришел традиционный христианский крест с пятью вершинами .

Общий вид кладбища довольно унылый. Здесь явно чувствуется запустение. В целом кладбищенская культура мало чем отличается от принятого в соседних селах Приазовья и — более широко — в данном регионе Украины. Списать это на славянское влияние нельзя1. В самом албанском ареале на западе Балканского полуострова мы можем наблюдать почти аналогичную картину2. Значит, идет речь о более масштабном явлении, требующем времени для детального анализа. Пока определить характер специфики культуры кладбища в рамках похоронной обрядности, а также пытаться выделить сугубо этническую специфику (не говоря уже о попытках установления соответствующих изопрагм) весьма сложно .

Летом 2008 г. нами была предпринята попытка изучения кладбища в с. Девнинское (бывшее название Таз), которое находится в двух километрах от Георгиевки. Несмотря на очевидную близость в плане традиционной культуры и обрядовой стороны жизни албанцев в двух населенных пунктах, материалы по устройству кладбищ и похоронной обрядности дали неожиданные результаты в плане несовпадения многих подходов (рис. 19). Данная тема потребует дальнейшего полевого изучения, которое видится весьма перспективным .

В дополнение к весьма содержательным работам, которые не всегда уделяют должного внимания данной теме, см., напр.: [Плотникова 2004: 186–199]). Здесь приходится ссылаться на собственные наблюдения .

См.: [Gjergji 2002: 51–53]. Однако и в этом сборнике рассматриваются намогильные кресты и памятники, но не уделяется должного внимания самой культуре и организации кладбищенского пространства .

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Рис. 17. Мужской деревянный крест. 2008 г. Фото Д.С. Ермолина Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Рис. 18. Женский деревянный крест. 2008 г. Фото Д.С. Ермолина

–  –  –

Воронина И.И., Каминская Л.Н. Албанская ландшафтная лексика. Опыт этнолингвистического исследования // Mentalitt. Konzept. Gender / Hrsg. von E.A. Pimenov; M.V. Pimenova. Landau, 2000. (Reihe «Ethnohermeneutik und Ethnorhetorik»; Bd. 7. Herausgeber der Reihe: H. Barthel, E.A. Pimenov). S. 10–22 .

Ермолин Д.С., Минаев С.Г., Новик А.А. Культура кладбища в албанском селе Георгиевка Приазовского района Запорожской области (Украина) // Проблемы славяноведения / отв. ред. С.И. Михальченко. Брянск, 2008. Вып. 10. С. 223–231 .

Методы этноэкологической экспертизы / науч. ред. В.В. Степанов. М., 1999 .

Новик А.А. Материалы этнографической экспедиции в Дукагьин (Северная Албания) // Малый диалектологический атлас балканских языков: Материалы второго рабочего совещания (Санкт-Петербург, 19 декабря 1997 г.) / отв. ред. А.Н. Соболев. СПб., 1998 .

С. 78–94 .

Новик А.А. Экспедиция к албанцам Приазовья и Буджака 1998 г. // Малый диалектологический атлас балканских языков: Материалы третьего рабочего совещания (СанктПетербург, 18 декабря 1998 г.) / отв. ред. А.Н. Соболев. СПб., 1999. С. 84–86 .

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/07/978-5-88431-155-8/ © МАЭ РАН Новик А. Католички празници, обреди и народно хришћанство у Дукађину. Грађа са експедициjе у северноалбанске Алпе // Култ светих на Балкану. II. Примљено на 17. Седници Научног већа Центра за научна истраживања САНУ и Универзитета у Крагуjевцу .

Библиотека ЛИЦЕУМ. Књига 7 / Одговорни уредник Никола Тасић. The Cult of Saints in the Balkans. II. Received at the XVII session of the Scientic Council of the Centre for Scientic Research SASA and University of Kragujevac / Editor in chief Nikola Tasi. Крагуjевац, 2002 .

С. 145–165 .

Новик А.А. Прошлое и настоящее в традиционной культуре албанцев Приазовья:

пасхальные праздники // Российская наука о человеке: вчера, сегодня, завтра / под ред .

Ю.К. Чистова, В.А. Тишкова. СПб., 2003. Вып. 2. С. 88–92 .

Новик А.А. Свадебная обрядность у албанцев Приазовья (по материалам экспедиций последних лет) // Университетские Петербургские Чтения. 300 лет Северной столице: Сб .

ст. / под ред. Ю.В. Кривошеева, М.В. Ходякова. СПб., 2003. С. 751–758 .

Новик А.А. Албанские поселения на юге Украины. Свадебная обрядность как сохранение традиций // IXe Congrs International d’tudes Sud-Est Europennes. Tirana, 30 aot — 3 septembre, 2004. Rsums. Tirana, 2004. P. 220–222 .

Плотникова А.А. Этнолингвистическая география Южной Славии. М., 2004. С. 186– 199 .

Gjergji A. Mnyra e jetess n shekujt XIII–XX. Prmbledhje studimesh. Tiran, 2002 .

F. 51–53 .

Novik A. Ethnographische Expedition ins Gebiet Zaporoz’e in der Ukraine // DEMOS. Internationale Ethnographische und Folkloristische Informationen. [Dresden]. 2000. Bd. 34. Heft 2 .

S. 193–194 .

Novik A. Catholic Holydays, Rites and Popular Christianity in Dukagjin. Material from an Expedition to North-Albanian Alps. Summary // Култ светих на Балкану. II. Примљено на 17 .

Седници Научног већа Центра за научна истраживања САНУ и Универзитета у Крагуjевцу. Библиотека ЛИЦЕУМ. Књига 7 / Одговорни уредник Никола Тасић. The Cult of Saints in the Balkans. II. Received at the XVII session of the Scientic Council of the Centre for Scientic Research SASA and University of Kragujevac / Editor in chief Nikola Tasi. Крагуjевац,

2002. С. 163 .

Voronina Irina, Novik Aleksandr. Disa vzhgime mbi t folmen e shqiptarve t Ukrains // Seminari Ndrkombtar pr Gjuhn, Letrsin dhe Kulturn Shqiptare. # 25 / 1. The XXV International Seminar for Albanian Language, Literature and Culture / Redaksia: F. Raka, L. Matoshi, I. Badallaj, O. Gashi, B. Rugova. Prishtin, 2006. F. 119–124.




Похожие работы:

«УДК 582.734.3 А.С. Бахтаулова1, Б. Бекманов2, Ж.Ж. Канагатов1 Жетысуский государственный университет им. И. Жансугурова, Талдыкорган, Казахстан; Институт общей генетики и цитологии КН МОН РК, Алматы, Ка...»

«Положение П 40 СП 02 "Положение о Научно-образовательном центре "Лаборатория коммуникативного поведения человека" Версия 1. Дата 23.12.2013 г Содержание № Главы № стр. Общие положения 1. 3 Цели и задачи 2. 3 Управление и штаты ЛКП 3. 4...»

«Составители: главный библиограф Н.В. Зотова главный библиограф Л.Ю. Семенова редактор: Н.С. Бирюкова дизайн обложки: Н.В . Алешина Библиотечный хронограф: информационный сборник [Текст] / ГБУК РО "Ряз. обл. универс. науч. б-ка им. Горького",...»

«Вестник ТГПУ (TSPU Bulletin). 2018. 5 (194) УДК 811.111 DOI 10.23951/1609-624X-2018-5-20-27 КОМПОЗИЦИОНАЛЬНОСТЬ СЛОВОСОЧЕТАНИЙ С ПРИЛАГАТЕЛЬНЫМ FAKE: КОГНИТИВНЫЕ АСПЕКТЫ Т. И . Семенова Иркутский государственный университет, Иркутск Проведено исследование атрибутивно-номинативных соче...»

«УДК 796:379.8(470.54) Пинженина д. в., бакалавр Тропина л. к., канд. пед. наук исследоваНие ПоТреБНосТеЙ ЖиТелеЙ Поселка ГородскоГо ТиПа в акТивНЫХ ФорМаХ сеМеЙНоГо досУГа (На ПриМере ГородскоГо окрУГа реФТиНскиЙ) 1 В работе приведены результаты исследования потребностей жителей поселка городского типа Рефтинский в организац...»

«к печати своих коллег — профессоров СПбГУП С. Н. Иконникову, А. П. Маркова, Ю. М. Шора и доцента Е. А. Кайсарова Рекомендовано к публикации редакционно-издательским...»

«УДК 796.01:642.5 лифановская е. в., бакалавр Голубева Т. Б., канд. техн. наук, доц. УслУГи ЭкоПиТаНиЯ ПредПриЯТиЙ сеЗоННЫХ видов сПорТа 1 Рассмотрена проблема внедрения экоконцепции на предприятия общественного пит...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.