WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

«2019.02.031. Т.Н. КРАСАВЧЕНКО. Т.С. ЭЛИОТ О РОССИИ. (Статья). Ключевые слова: британский модернизм; поэзия; критика; русская литература; русский балет; советское общество. В 1910–1920-е годы Т.С. ...»

2019.02.031

Зарубежная литература

2019.02.031. Т.Н. КРАСАВЧЕНКО. Т.С. ЭЛИОТ О РОССИИ. (Статья) .

Ключевые слова: британский модернизм; поэзия; критика;

русская литература; русский балет; советское общество .

В 1910–1920-е годы Т.С. Элиот (1888–1965), поэт, критик,

философ культуры, чья поэзия изменила направленность англоязычной поэзии, а критика существенно повлияла на англоязычное

литературоведение, казалось, менее эмоционально и активно реагировал на русскую культуру, чем британские модернисты – В. Вулф, Д.Г. Лоуренс, Д.М. Марри, возможно, потому, что в центре его внимания как американца, перебравшегося в Великобританию, находилась европейская традиция – античные авторы, Данте, Шекспир и его современники. К этому он был подготовлен и семейным воспитанием (его мать писала стихи в духе английской метафизической поэзии XVII в.), и системой гуманитарного образования в Гарвардском университете. Россия была для него совершенно внове, ее присутствие в его жизни и творчестве кажется неброским, но именно «кажется», ибо из «деталей» – в его письмах, стихах, эссе, содержавших беглые упоминания, аллюзии, складывается картина, многое проясняющая в его творчестве и взглядах .

«Русские сюжеты» образуют у него три основные группы (но не исчерпываются ими): в 1910–1920-е годы – русская классическая литература, балет Дягилева, с 1920-х – политикокультурологическая тема: Советская Россия и тоталитаризм .

В 1910–1911 гг., когда он изучал в Сорбонне французскую литературу, Достоевский был в центре внимания французских литераторов и, по словам Элиота: «…меня с ним познакомил мой друг и куратор Ален-Фурнье .

Вдохновленный им я в течение той зимы прочел “Преступление и наказание”, “Идиота” и “Братьев Карамазовых” во французском переводе. Эти три романа произвели глубокое впечатление на меня, я прочел их до того, как завершил Пруфрока»1 (первое значительное стихотворение Элиота Цит. по: Pope J. Prufrock and Raskolnikov again: A letter from Eliot // American literature. – Durham, 1947. – Vol. 18, N 4. – P. 319 .

2019.02.031 «Любовная песнь Дж. Альфреда Пруфрока» было написано во Франции в 1911 г.). В 1910 г. на Элиота произвела впечатление инсценировка «Братьев Карамазовых» одним из основоположников современной французской режиссуры – Жаком Копо в его театре «Вьё-Коломбье»1. Романы Достоевского играли важную роль в размышлениях Элиота о природе творчества. В письме из Марбурга от 19 июля 1914 г. американскому поэту Конраду Айкену, с которым он подружился в Гарварде, Элиот пожаловался на отсутствие вдохновения, интеллектуальный «запор» (constipated intellectually) и заметил, что одни говорят, для творчества необходимы боль, страдание, другие – счастье: «Думаю, и те и другие ошибаются:

необходимо … спокойствие некоего рода (здесь и далее курсив Т.С. Элиота) и иногда его дает боль. Такое спокойствие должно быть знал Достоевский …, когда, спасаясь от голода, невероятно быстро создавал свои шедевры»2. Но, словно полемизируя со столь русской идеей о благотворности страдания, Элиот пишет:

импульс вдохновению дает счастье. «Когда человек не озабочен мелочами, когда он счастлив, то скорее способен оценить трагическое и оно существует только для счастливых»3 .

Британские литературоведы4 считают «Преступление и наказание» Достоевского источником центральной идеи стихотворения «Любовная песнь Дж. Альфреда Пруфрока» – о расколотой душе героя и неспособности Пруфрока вписаться в современное городское общество, признавая, что хотя место действия у Элиота – Париж, Бостон или Лондон, а не Петербург, но параллели с Достоевским трудно игнорировать. Пруфроковская гамлетовская нерешительность, колебания близки тревожному состоянию ума Раскольникова. Но степень их способности «сметь» исследователи считают разной. Пруфрок спрашивает: «Разве я посмею потревожить мироThe letters of T.S. Eliot / Ed. by Eliot V. – L., 1988. – Vol. 1: 1898–1922. – P. 25 .





To Conrad Aiken, 19 July 1914 // The letters of T.S. Eliot. – Vol. 1: 1898– 1922. – P. 42–43 .

Ibid. – P. 43 .

Soboleva O., Wrenn A. «Not a story of detection, of Crime and Punishment, but of Sin and Expiation»: T.S. Eliot’s debt to Russia, Dostoevsky and Turgenev // Soboleva O. From orientаlism to cultural capital. The myth of Russia in British literature of the 1920 s. – Oxford; Bern, 2017. – P. 272–275 .

2019.02.031 зданье?» и лишь говорит о «времени убивать и творить», а Раскольников реально убивает. В обоих произведениях присутствует библейский мотив Лазаря как образца духовного возрождения, но у Достоевского оно достигается – с помощью Сони Мармеладовой .

Пруфрок же даже не осмеливается грешить, и ему, в отличие от Раскольникова, отказано в искуплении и возрождении. По контрасту с русским романом женские образы в стихотворении Элиота представлены фрагментарно («И руки знаю я давно, давно их знаю, / В браслетах руки, белые и голые впотьмах….» (Пер. А. Сергеева) или же это русалки, лишенные ног, т.е. полной женской идентичности .

О присутствии Достоевского в сознании Элиота свидетельствует его довольно неожиданный рассказ в начале эссе «Размышления о верлибре» (1917) – о полуироническом разговоре с некой дамой, пожаловавшейся ему на то, что после русских ничего читать невозможно: «Вот закончила Достоевского и понятия не имею, как мне быть дальше». Элиот говорит ей: «этот великий русский был почитателем Диккенса – как знать, возможно, Диккенс придется по вкусу и ей. “Но Диккенс до того сентиментален, а вот Достоевский – он реалист”». И тут Элиоту вспоминаются сцены Сони с Раскольниковым, но он решает не углубляться в эту тему 1 .

А 23 июля 1917 г. Элиот из Лондона пишет своей американской кузине Элеанор Хинкли: «Жизнь здесь проходит так стремительно, что не услышишь дважды об одном и том же человеке, находящемся в одном и том же месте или делающем одно и то же .

Речь идет об убитых и раненых, о заболевших лихорадкой, попавших в тюрьму или вышедших из нее, о находящихся под следствием или представших перед каким-нибудь трибуналом. Я живу в одном из романов Достоевского, … а не Джейн Остин. Я не был на поле битвы, но видел много странного, подписывал чек на двести тысяч фунтов Элиот работал тогда в банке Ллойда. – Т. К., когда вокруг падали бомбы. Ужинал с княгиней и человеком, который был приговорен к двум годам тяжелых работ; все это кажется мне сном. И наиболее реальными были танцы, на которые мы поЭлиот Т. Избранное: Религия, культура, литература / Пер. с англ. под ред .

А.Н. Дорошевича; составление, послесл. и коммент. Т.Н. Красавченко. – М.:

РОССПЭН, 2004. – С. 433 .

2019.02.031 шли несколько дней назад»1. То есть ощущение повседневной жизни как чего-то необычного, экстраординарного, «на острие ножа», как экстрима, сна, который, как всякий сон, должен закончиться, – это для Элиота жизнь по Достоевскому, нормой для него остается нечто приятное, радостное – английское – танцы. Остин для него квинтэссенция английской литературы, противоположной русскому Достоевскому .

После публикации романа английского модерниста, основателя вортицизма Уиндема Льюиса «Тарр» (с апреля 1916 по ноябрь 1917 г.) в лондонском модернистском журнале «Эгоист», Т.С. Элиот, высоко оценив его книгу, заметил, что «стало уже общим местом сравнивать Льюиса с Достоевским»2, т.е. он ссылается на Достоевского как общепризнанный авторитет. 21 июля 1922 г. он пишет немецкому филологу Эрнсту Роберту Курциусу (1886–1956), что намерен опубликовать в «Крайтирионе» «План романа» – «Житие великого грешника» Достоевского (в переводе С. Котелянского и В. Вулф), что вписывается в программу журнала: «поднять уровень мысли и творчества в этой стране международными и историческими сравнениями»3 .

Свидетельство того, насколько Достоевский ассоциировался у Элиота с Россией и как Элиот воспринимал Россию, можно найти в его поэме «Бесплодная земля» (1922) в пятой части – «Что сказал гром» (строки 368–370 и далее):

Что за орды лица закутав роятся По бескрайним степям спотыкаясь о трещины почвы В окружении разве что плоского горизонта… (Пер. А. Сергеева) .

–  –  –

пы» (сборник «Blick ins Chaos»1 – «Заглядывая в хаос», 1920): «Уже половина Европы, во всяком случае, половина Восточной Европы, находится на пути к Хаосу. В состоянии опьянения и священного безумия она несется в бездну и распевает опьяненно и экстатично, как Дмитрий Карамазов»2. По мнению Гессе, идея «русского человека» возникла не у Достоевского, но именно он наиболее полно представил ее: «“Русский человек” – это Карамазов, Федор Павлович, Дмитрий, Иван, Алеша. Они неразрывно взаимосвязаны. Вместе … они – это “русский человек” и представляют собой “приближающегося человека европейского кризиса”»3. Гессе формулирует распространенное в 1910–1920-е годы представление о русской душе, охватывающей крайности, чуждые европейскому отмеченному ограниченным воображением, «рациональному и моральному» взгляду на мир»: «русский человек» не истерик, не пьяница, не насильник, не поэт и святой, ему присущи все эти качества одновременно. «Карамазов – убийца и судья, негодяй и нежнейшая душа, полнейший эгоист и самопожертвенный герой. Мы не можем постичь его с европейской, жесткой и моральной, этической, догматической точки зрения. В этом человеке объединяются внешнее и внутреннее, Добро и Зло, Бог и Сатана»4. О. Соболева и Э. Ренн интерпретируют цитату Элиота из Гессе как признание возвращения усталого европейского духа к азиатской матери, а образ России как своего рода первобытной фигуры Земли-матери, от которой мудрая Европа дистанцировалась, но теперь в период своего вырождения возвращается5. Заметим, что в связи со строкой 426 почти в самом конце поэмы – «Лондонский мост рушится рушится» – это обретает апокалипсический смысл, хотя в последней строке поэмы – «Шанти, шанти, шанти» из «Упанишад» – «мир, который выходит Элиот приобрел сборник Гессе в 1921 г. в Берне. В 1923 г. он встречался с Гессе .

Hesse H. In sight of chaos / Trans. by Schiff S. – Zurich; Seldwyla; London, 1923. – P. 13. На английский язык сборник Гессе перевел друг Элиота – Сидни Шифф .

Ibid. – P. 17–18 .

Ibid. – P. 18–19 .

Soboleva O., Wrenn A. «Not a story of detection, of Crime and Punishment, but of Sin and Expiation»: T.S. Eliot’s debt to Russia, Dostoevsky and Turgenev. – P. 291 .

2019.02.031 за рамки рационального понимания», – признается непостижимость мира. О. Соболева и Э. Ренн полагают, что Достоевский с его идеей греха и искупления через религию был близок Элиоту и в 1930–1940-х годах, когда тот начал создавать христианскую поэзию («Четыре квартета») и драму; в духовных переживаниях центральных героев всех его пьес они находят параллель Достоевскому1. Но вполне возможно, что тут Элиоту были важны и другие источники, например французские писатели-католики – П. Клодель, Ф. Мориак .

С декабря 1917 г. в поле зрения Элиота – Тургенев2: «Читал Тургенева с восторгом – он один из самых великих»3. «Восхищаюсь им как романистом, но особенно “Записками охотника”. Его метод кажется простым и небрежным, но он мастерски владеет им .

“Дворянское гнездо” хорошо. Я все более прихожу к выводу, что романы должны быть хорошо написаны и все яснее вижу достоинства и недостатки викторианцев»4. То есть чтение именно Тургенева (возможно, не без влияния Г. Джеймса) навело Элиота на мысль, развитую в его более поздних эссе: о близости поэзии и прозы .

В 1917 г. в журнале «Эгоист» Элиот опубликовал рецензию на книгу Эдварда Гарнетта «Тургенев», где очевидно, что он ценит европеизм Тургенева, сочетавшего «постижение универсального тождества мужчины и женщины с пониманием важности поверхностных различий. Это понимание единообразия человеческой природы и интерес к ее вариациям делают Тургенева космополитом…»5 .

В середине 1920-х годов, когда «бум» Достоевского пошел на убыль, Элиот вновь обратился к Тургеневу, который во многих отношениях ближе ему как европоцентристу, приверженцу идеала Soboleva O., Wrenn A. «Not a story of detection, of Crime and Punishment, but of Sin and Expiation»: T.S. Eliot’s debt to Russia, Dostoevsky and Turgenev. – P. 305–307 .

См. об этом также: Ушакова О. Дым, Пруфрок и La femme fatale (И.С. Тургенев и Т.С. Элиот на рандеву) // Литература двух Америк. – М., 2018. – № 5. – С. 353 .

To Eleanor Hinkley, 31 December 1917 // The letters of T.S. Eliot. – Vol. 1. – P. 217 .

To Eleanor Hinkley, 1 April 1918 // Ibid. – P. 227 .

Eliot T.S. Turgenev by Edward Garnett // The Egoist. – L., 1917. – Vol 4, N 11. – P. 167 .

2019.02.031 европейской культуры1. В 1925 г. Элиот опубликовал в «Крайтирионе» прозаический текст «Накануне: Диалог»2, в котором «балансировал» между Тургеневым и Достоевским3. Тогда же С. Котелянский опубликовал в «Крайтирионе» перевод четырех писем 1880-х годов Л. Толстого и Н.Н. Страхова, где в одном из писем Толстой заметил, что значение Достоевского преувеличено, он подпорчен фатальными «причудами, странностями» по сравнению с более надежным Тургеневым, который переживет его не изза художественного мастерства, а потому что был «без причуд»4 .

Что касается Толстого, то еще в 1920 г. в переписке Элиота упоминается книга «Толстой о Шекспире»5; вероятно, Элиот, интересовавшийся Шекспиром как главной фигурой «великой английской традиции», ознакомился с его суждениями о Шекспире (в переводе В. Черткова в 1906 г.), но не прокомментировал их .

В редакционном «Комментарии» к «Крайтириону» в октябре 1923 г .

он (спорно в связи с русской литературой и бесспорно в связи с Толстым) заметил: «Три или четыре великих романиста не создают литературу, но “Война и мир” действительно великий роман»6 .

В марте 1920 г. он сообщил меценату, романисту, переводчику Сидни Шиффу о намерении написать ему «отдельное письмо о Eliot T.S. Light from the East // The Criterion. – L., 1925. – Vol. 3, N 10. – P. 163 .

Eliot T.S. On the eve: A dialogue // Criterion. – L., 1925. – Vol. 3, N 10. – P. 278–281. Существует мнение, что его написала жена Т.С. Элиота – Вивьен, а он лишь отредактировал и опубликовал его под своим именем (Behr C. T.S. Eliot: A Chronology of his life and works. – L., 1983. – P. 102) .

См.: Soboleva, Wrenn A. «Not a story of detection, of Crime and Punishment, but of Sin and Expiation»: T.S. Eliot’s debt to Russia, Dostoevsky and Turgenev. – Р .

307 .

Koteliansky S.S. A few extracts from letters exchanged between Leo Nicolayevich Tolstoy and N.N. Strakhov // The Criterion. – L., 1925. – Vol. 3, N 10. – P. 169 .

From his mother (circa August 1920) // The letters of T.S. Eliot. – Vol. 1. – P. 398 .

Eliot T.S. Notes // The Criterion. – L., 1923. – Vol. 2, N 5. – P. 104. См. подробнее: Ushakova O. Russia and Russian culture in the Criterion, 1922–1939 // A people passing rude / Ed. by Cross A. – Cambridge, 2012. – P. 231–240 .

2019.02.031 Чехове»1, о письме более ничего неизвестно, но ясно, что Чехов в круге внимания Элиота. В эссе «Возможна ли поэтическая драма»

(в сборнике «Священный лес») он заметил, что особый мир драмы – правдивое изображение жизни на сцене, представляющее точку зрения автора, – требует от автора максимального упрощения, а «мир Ибсена, как и мир Чехова, недостаточно упрощен, т.е. недостаточно универсален»2. Его, как и многих англичан, интересовал прежде всего Чехов-драматург. В письме жене издателя – Энид Фейбер 24 февраля 1938 г. Т.С. Элиот, характеризуя свою пьесу «Семейное воссоединение» как трагедию, написанную для тех, кто продолжает жить и тех, кто умирает, назвал Чехова «своим учителем (Master)» и посоветовал ей посмотреть «великолепную постановку» «Трех сестер» Майкла Сент-Дени, режиссера «Лондонской театральной студии» (London Theatre Studio), идущую в вестэндском «Театре Королевы»3 .

*** В 1910-е годы на пике увлечения британцев «Русскими сезонами» понятия «русское» и «балет» были практически идентичны .

«Знакомство Элиота с балетом, которое началось в Париже в 1911 г., оказало на его поэзию, драму и идеи гораздо большее влияние, чем до сих пор признавалось»4. Он отнесся к русскому балету двойственно, что, вероятно, отражало его двойственное отношение к русской культуре и России .

Во второй части стихотворения «Шепотки бессмертия»

(1918) возникает некий русский персонаж в Лондоне начала ХХ в. – Гришкина5. В первой части речь идет о Джоне Донне и его современнике драматурге Джоне Уэбстере, т.е. о цельном духовноTo Sydney Schiff, March 24 1920 // The letters of T.S. Eliot. – Vol. 1. – P. 376 .

Eliot T.S. The possibility of a poetic drama // Eliot T.S. The sacred wood: Essays on poetry and criticism. – N.Y., 1921. – P. 62 .

См.: The poems of T.S. Eliot: In 2 vol. / Ed. by Ricks Ch., McCue J. – L., 2015. – Vol. 1. – P. 647 .

T.S. Eliot and the dance // Journal of modern literature. – Bloomington, 1997. – Vol. 21, N 1. – Р. 62 .

См. подробнее: Половинкина О. Некто Гришкина из стихотворения Т.С. Элиота. Поэтическое впечатление о «Русских сезонах» // Вопр. лит. – М., 2009. – № 4. – С. 434–448 .

2019.02.031 чувственном, метафизическом мировосприятии поэтов конца XVI – начала XVII в., отличающемся от узкого, лишенного цельности взгляда на мир человека ХХ в., который отделяет духовное от материального, мысль от чувства и слышит лишь «шепотки бессмертия». В образе Гришкиной это чувственное, плотское начало доведено до предела. Ее «подведенный глаз», ассоциирующийся с гримом, театром и вульгарным соблазнением, Элиот определяет как «русский»: «Grishkin is nice: her Russian eye / Is underlined for emphasis» .

Гришкина – собирательный, обобщенный образ «по мотивам» русского балета и литературы.

Сравнение с ягуаром усиливает впечатление ее «животного магнетизма», она заманивает жертвы в свой «домишко»:

В лесу залегший ягуар Манит бегущую мартышку При помощи кошачьих чар;

У Гришкиной же свой домишко… (Перевод А. Сергеева) Стихотворение могло быть навеяно соблазнительно-роковой Идой Рубинштейн – Элиот мог видеть ее в балете «Шехерезада» в Париже; в ее парижском доме, оформленном Леоном Бакстом (он же оформлял и «Шехерезаду»), жили обезьянки и ягуар, а ее фото с ягуаром публиковалось в театрально-светской хронике1. Непосредственным прототипом Гришкиной, со слов Эзры Паунда в его мемуарах, признана прима-балерина дягилевского балета – Серафима Астафьева, в 1909–1911 гг. она танцевала главные партии в балетах «Клеопатра», «Шехеразада», «Голубой бог», а в 1914 г. открыла балетную школу в Лондоне. В 1918 г. Паунд, друживший с Астафьевой, представил ей Элиота, надеясь, что встреча вдохновит его как поэта, она и вдохновила – он создал образ Гришкиной, сфокусировав внимание на ее животном магнетизме и сексуальной притягательности. О. Соболева и Э. Ренн объясняют довольно неожиданное в контексте стихотворения замечание: «Grishkin is nice»

(«Гришкина мила») связью с первой частью стихотворения об УэбСм. подробнее: Половинкина О. Некто Гришкина из стихотворения Т.С. Элиота. Поэтическое впечатление о «Русских сезонах» // Вопр. лит. – М., 2009. – № 4. – С. 441 .

2019.02.031 стере и Донне: в английском языке начала XVII в. у слова nice была коннотация «распутный» (wanton)1 (в переводе Андрея Сергеева – небрежно-уменьшительное «милашка Гришкина»). У исследователей не раз возникала и ассоциация «Гришкиной» с «Грушкой» (так называл ее Паунд в маргиналиях к «Бесплодной земле» и позднее в ссылках на Астафьеву в «Пизанских песнях»2), т.е. с Грушенькой из «Братьев Карамазовых», где, возможно, Элиот и нашел впервые литературный «прототип» Гришкиной. У Гришкиной, как и у Грушеньки, по наблюдению О. Половинкиной, пышная фигура с высоким бюстом; Гришкина сравнивается с ягуаром, Дмитрий Карамазов называет Грушеньку «тигром», Иван Карамазов – «зверем»3 .

Возможно, Элиот был заведомо негативно настроен к встрече с Астафьевой. Дягилевские балеты культивировали чуждый ему эротизм. После первого же показа «Шехерезады» в Лондоне в 1911 г .

изображение восточной красавицы с «привольной грудью» сошло с эскизов оформителя балета Л. Бакста и мелькало в светских гостиных, в рекламе4 .

Паунд, воспринимавшей Астафьеву как утонченную балерину5, жалел, что представил ей 30-летнего «праведника» Элиота, не знавшего или проигнорировавшего и ее аристократическое происхождение, и то, что она была внучатой племянницей Льва Толстого, и то, что ее ученики, известные английские танцоры Антон Долин и Алисия Маркова с восхищением отзывались о ней6. Но дело было не в Астафьевой, а в Элиоте, остро ощущавшем вокруг и в себе «распад цельности мировосприятия», проявившийся, в частСм.: Soboleva, Wrenn A. Soboleva O., Wrenn A. «Not a story of detection, of Crime and Punishment, but of Sin and Expiation»: T.S. Eliot’s debt to Russia, Dostoevsky and Turgenev. – Р. 281 Ibid. – P. 287 .

Половинкина О. Некто Гришкина из стихотворения Т.С. Элиота. – С. 434–448 .

Garafola L. Diagilev’s Ballets Russes. – N.Y.; Oxford, 1989. – P. 302 .

Southam B.C. A guide to the selected poems of T.S. Eliot. – San Diego, 1994. – P. 110 .

На доме в Лондоне, где балерина жила и находилась ее школа (152, Кингс-роуд, Челси) с 1968 г. по решению Лондонского Совета установлена мемориальная доска: «Princess Seraphine Astafieva (1876–1934), ballet dancer, lived and taught here (1916–1934)» .

2019.02.031 ности, и в «избыточной интеллектуальности» его собственной поэзии, и в практическом отсутствии в ней эротического начала. Русский балет (особенно его балерины) шокировал его своей чувственностью, эротизмом, что, возможно, было вызвано и пуританским началом в мироощущении поэта, и страхом перед чуждой «первобытной» стихией и хаосом, источником которого была Россия .

Первобытно-природное начало с особой силой воплотилось в танце Вацлава Нижинского (Раб Клеопатры в балете «Клеопатра», Золотой раб в «Шехерезаде», в «Послеполуденном танце фавна» и хореографии «Весны священной»), которого тем не менее Элиот считал центральной фигурой дягилевского балета1 и отнесся к нему и Леониду Мясину с восторгом. В раннем варианте «Бесплодной земли» присутствовала глава «Смерть святого Нарцисса» (вычеркнутая по настоянию Паунда), вдохновленная балетом «Нарцисс»

(1911), поставленным Нижинским, он же танцевал партию Нарцисса, персонажа греческой мифологии, равнодушного к женскому обаянию. Элиот, видевший этот балет в Париже, описывал Нарцисса как «танцора от Бога», отказавшегося от соблазнов плоти и посвятившего себя Богу. Но особенно Элиот ценил Мясина – за достигнутую им в танце «имперсональность», абстрактную символику жеста. Он увидел в Мясине – танцора-медиума (подобного поэту в своей теории поэзии), т.е. посредника для выражения имперсонального высшего начала, не зависящего от субъективных чувств, и с ним связывал «будущее сцены»2. Публикации Элиота в американском журнале «Dial» в начале 1920-х годов свидетельствуют о том, что балет послевоенных лондонских «Русских сезонов» дал особый импульс его замыслу обновления драмы. В частности, он писал о новых балетах Мясина: «Мы приветствовали “Женщин в хорошем настроении”, “Boutique fantastique” (“Волшебную лавку”), “Треуголку” как рассвет театрального искусства. … балет, возможно, станет одним из источников новой драмы»3. Но, посмотрев в 1921 г. «Весну священную» Стравинского в постановке Мясина, с Schuhard R. Eliot’s dark angel: Intersections of life and art. – Oxford, 2001. – P. 112 .

Eliot T.S. Dramatis personae // Criterion. – L., 1923. – Vol. 1, N 3. – P. 305– 306 .

Eliot T.S. London letter // Dial. – N.Y., 1921. – № 71. – P. 214 .

2019.02.031 оформлением Н. Рериха, Элиот ощутил расхождение между музыкой, передающей драму современности, и архаикой балета. В «Лондонском письме» в журнал «Dial» он отметил, что Стравинский имел самый большой успех после Пикассо, назвал его «Люцифером сезона» и писал, что его музыка «трансформирует ритмы степи и автомобильные гудки, скрежет станков, железа, рокот подземки и прочие варварские звуки современной жизни…»1. В неоклассицисте Стравинском он нашел единомышленника .

Представление Элиота о русской культуре в 1910–1920-е годы шире литературы и балета. 2 февраля 1915 г. в письме из Оксфорда Эзре Паунду он среди прочего спрашивает, кто такой Кандинский, т.е. в поле его зрения – русский авангард2. В эссе «Бен Джонсон» в сборнике «Священный лес» (1920) мир драмы Джонсона он сравнил с миром Лобачевского: «миры, создаваемые художниками типа Джонсона, напоминают системы не-Евклидовой геометрии»3, возможно, в связи с тем, что, на его взгляд, персонажам Джонсона, в отличие от персонажей Шекспира, не хватает третьего измерения, он – мастер «плоскостного рисунка», искусства карикатуры .

Упоминание без комментариев русского математика Н.И. Лобачевского, с 1837 г. известного в Европе (выдающийся английский математик Уильям Клиффорд назвал его «Коперником геометрии»4), предполагает понимание роли Лобачевского в мировой науке, а значит и культуре, обретенное Элиотом то ли еще в США, в школе или Гарварде, то ли уже в Англии. В том же эссе Элиот довольно неожиданно вместо общепринятого англоязычного «интеллектуалы» использует русское понятие «intelligentsia»: «Без преувеличения, если бы у нас был современный Шекспир и совре

–  –  –

менный Джонсон, то именно Джонсон вызвал бы энтузиазм интеллигенции!»1 В процессе работы над поэмой «Бесплодная земля» Элиот, которого привлекало «невыразимое», мистическое, бывал в 1921 г .

на сеансах, которые проводил в Лондоне русский писатель, оккультист, философ, таролог Петр Д. Успенский (1878–1947)2 .

В полной версии поэмы «Бесплодная земля» (до сокращения ее Эзрой Паундом) Элиот в третьей части – «Огненная проповедь»

пишет об одном из своих персонажей – Фреске (Fresca):

The Scandinavians bemused her wits, The Russians thrilled her to hysteric fits3 .

Буквально: «Скандинавы ее ошеломляли, Русские приводили к истерическим состояниям» .

Речь идет о британской литературной моде в 1890–1900-е годы на скандинавскую литературу (прежде всего Х. Ибсена) и о «русской лихорадке», «русском культурном буме» в 1900-е – начале 1920-х годов.

К сожалению, в русском переводе это сглажено:

Ее пленяли вечно скандинавы И забавляли этих русских нравы (Перевод Т. Стамовой)4 .

Введение переводчицей местоимения «этих» вносит коннотацию отчужденного отношения Элиота к русским как к чему-то чужеродному, отсутствующую в оригинале, но, возможно, такой перевод передает его отношение к русским .

*** Программной для Элиота и его журнала «Крайтирион» была идея европейской культуры, общей европейской традиции5, поздT.S. Eliot The sacred wood. Essays on poetry and criticism. – N.Y., 1921. – P. 111. Элиот Т.С. Священный лес / Перевод Т. Красавченко // Элиот Т.С. Бесплодная земля. – С. 238 .

Ackroyd P. T.S. Eliot. – L., 1986. – P. 113 .

Eliot T.S. The Waste land: A facsimile and manuscript / Ed. by Eliot V. – L., 1971. – P. 41 .

Элиот Т.С. Бесплодная земля. – С. 67. – Строки 294–295 .

The Criterion, 1922–1939. – L., 1967. – Vol. 1, N 1. – P. 13 и др .

2019.02.031 нее четко оформившаяся в эссе «Единство европейской культуры»1 по итогам Второй мировой войны. Воспринимал ли Элиот Россию как часть Европы? При изучении генетических и этнических корней поздней европейской культуры Элиот включал в нее русскую культуру. В редакционном «Комментарии» в «Крайтирионе» в октябре 1923 г. он писал, что расовые (racial) истоки европейцев – в Скифии, а у греческой и латинской традиций – общее со славянами происхождение2. В 1925 г. он описывал народ в России в соответствии с традиционными британскими стереотипами как «живописный, неистовый и романтичный», хотя и отсталый, погруженный во тьму3 .

Из диалога типично британских в восприятии американца Элиота персонажей в упоминавшемся прозаическом тексте «Накануне: Диалог» (1925) следует, что существует угроза для европейской цивилизации со стороны странной, дикой России, судьба которой осложнена большевизмом, т.е. Россия воспринимается как нечто внешнее по отношению к Европе. Название, ассоциирующееся с русским литературным источником, содержит аллюзию на беспокойное политическое состояние в Британии, вызванное обреченностью прежнего правящего класса и «расцветом» лейборизма4 .

В том же номере «Крайтириона» Элиот раскритиковал большевистский проект, представленный Троцким в переведенных к тому времени на английский язык работах: «Революция такого огромного масштаба среди живописного, склонного к насилию и романтического народа, сопровождающаяся беспорядком, грабежом, убийствами, голодом и бедствиями, должна что-то предложить как компенсацию: новую культуру, ужасную в худших проявлениях, но в любом случае привлекательную. Такой катаклизм оправдан, если появится нечто реально новое: Un [sic] oasis d’horreur dans un desert

–  –  –

d’ennui»1, – тут Элиот цитирует на французском строку из стихотворения Бодлера «Путешествие» – «Оазис ужаса в песчаности тоски» (в переводе М. Цветаевой), хотя, возможно, перевод Эллиса: «В пустынях злых страданий / Оазис ужаса нам дан как благодать» – ближе к тому, что имел в виду Элиот, далее заявляющий, что несмотря на заявления Троцкого, «новая культура», рожденная революцией, не возникла: «Восточный пророк говорит о новом веке в самодовольнейших буржуазных тонах: “Кино развлекает, просвещает, поражает воображение образами и освобождает вас от необходимости ходить в церковь”»2. То есть Элиот уже в 1925 г .

замечает, что большевики на практике равноценны «самодовольной буржуазии» .

Выход на политическую авансцену тоталитарных режимов в 1920–1930-е годы, размежевание интеллектуалов, ощущение в европейском воздухе надвигающейся войны заставило Элиота задуматься о судьбах христианской цивилизации. Он видит угрозу ей в тоталитаризме, который идентичен язычеству и, на его взгляд, «доводит до логического завершения, радикализирует тенденции, характерные для либерального общества»3, отсюда необходимость понять, что происходит в тоталитарных обществах. И Россия как страна тоталитарная попадает в круг его внимания. По словам Элиота, уже стало «банальностью говорить: коммунизм в России – религия»4, т.е. квазирелигия. В «Идее христианского общества», лекциях, прочитанных в Кембриджском университете в марте 1939 г., он прямо заметил: «Если вы не будете с Богом …, вам придется воздавать почести Гитлеру и Сталину»5. Элиоту, мыслителю правоEliot T.S. Light from the East. – P. 163 .

Ibid .

См.: Аствацатуров А.А. Образ России в эссеистике Т.С. Элиота // К истории идей на Западе: Русская идея: Сб. статей / Под ред. Багно В.Е., Маликовой М.Э. – СПб., 2010. – C. 482 .

Элиот Т. Современное образование и классическая филология // Элиот Т .

Избранное: Религия, культура, литература. – C. 202 .

Eliot T.S. The idea of a Christian society. – N.Y., 1940. – P. 64; Элиот Т. Избранное: Религия, культура, литература. – С. 49 .

2019.02.031 го, консервативного толка, ближе идея «ограниченной демократии», воплощающейся в конституционной монархии1 .

Представление Элиота о России, строящей свой новый уклад на радикализме, т.е. разрыве с истоками, традицией и навязывающей культуре новые цели, вписывается в его общую теорию культуры, сформулированную, прежде всего, в «Заметках к определению понятия “культура”», где он, в сущности, на языке культуры определил трагедию русского народа. Для Элиота культура это образ жизни народа, его коллективное миропонимание; она проявляется во всем: в привычках людей, в кодексе их поведения, в национальной кухне; ее разные формы и уровни взаимодействуют, влияют друг на друга; культура имеет органическую природу, она – органическое целое, развивающееся естественно, растущее, подобно дереву, ее нельзя искусственно планировать. Рациональное, искусственное вмешательство в органичную общественную структуру, которое осуществляют большевики, рациональную попытку переустроить общество Элиот считал травматичным, губительным для народа и его культуры; «…русские оказались первым народом нашего времени, ставшим сознательно направлять культуру политически…»2 .

*** Очевидно, что отношение Элиота к России было амбивалентным. Известно, что где-то в 1945 г. он заметил: «Россия дала Западу нечто особенное – т.е. особенное для России – духовную точку зрения, ощутимую у великих русских романистов»3. Он ценил русскую культуру, вместе с тем Россия пугала его, и тем не менее она дала ему как «магистральному» поэту и философу культуры XX в. мощный творческий, интеллектуальный, идеологический импульс .

Eliot T.S. The literature of fascism // The Criterion. – L., 1928. – Vol. 8, N 31. – P. 287 .

Элиот Т.С. Заметки к определению понятия «культура» // Элиот Т. Избранное: Религия, культура, литература. – C. 144 .

Цит. по:. The poems of T.S. Eliot: In 2 vol. / Ed. by Ricks Ch., McCue J. – L.,



Похожие работы:

«Метро Дмитрий  Глуховский Метро 2033 "АСТ" Глуховский Д. А. Метро 2033  /  Д. А. Глуховский —  "АСТ",  2005 — (Метро) Двадцать лет спустя Третьей мировой войны последние выжившие люди прячутся на станциях и в туннелях московского метро, самого большого на Земле противо...»

«УДК 902.2 Л.С. Кобелева Институт археологии и этнографии СО РАН, Новосибирск, Россия ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ИЗГОТОВЛЕНИЯ КЕРАМИКИ МОГИЛЬНИКА СИДОРОВКА (Омское Прииртышье)* В исследовании представлен сравнительный технологический анализ керамиче...»

«Бекмагамбетов А.И., Кужинов М.Б. Реакция различных сортов яровой пшеницы на возделывание по системе no-till в зоне обыкновенных черноземов Костанайской области // Электронный научно-методический журнал Омс...»

«Improvement the cane meadow in Аral Sea region, Baizhanova et al. ZEMLJISTE I BILJKA, Vol 67, No. 1, 2018, 16-23 УЛУЧШЕНИЕ ТРОСТНИКОВОГО ЛУГА ПОСЕВОМ МНОГОЛЕТНИХ КОРМОВЫХ КУЛЬТУР В УСЛОВИЯХ ПРИАРАЛЬЯ...»

«МЕЖДУНАРОДНАЯ МНОГОДНЕВКА QARQARALY-2019 19 июля-03 августа, 2019 Бюллетень 1 Добро пожаловать в Каркаралинск. Добро пожаловать на международную многодневку "QARQARALY-2019" которая пройдет с 19 июля по 3 августа 2019 года в городе Каркаралинск. Каркар...»

«Сведения об официальных оппонентах и ведущей организации по диссертации Павловой Марии Геннадиевнына тему: "Динамика формирования и языковой репрезентации концепта торговли (TRADE) в англоязыч...»

«Приложение № 6 к ОПОП по направлению подготовки 54.03.01 Дизайн Профиль Дизайн среды от "30" августа 2016 г. Министерство культуры Российской Федерации федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "КРАСНОДАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ ИСКУССТВ" Факультет Дизайна, изобразительного искус...»

«LEWBEN ART FOUNDATION (ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ФОНД ЛЬЮБЕН) I. О ФОНДЕ Общественное учреждение "Lewben Art Foundation" – неправительственная организация, которая управляет представительной коллекцией искусства, состоящей из...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.