WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

Pages:     | 1 | 2 ||

«ТЕОРИИ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ Москва 2006 Настоящее учебное пособие содержит обзор научных и учебнометодических публикаций, посвященных становлению и развитию теории социальной работы в ...»

-- [ Страница 3 ] --

Таким образом, предложенная Рикером точка отсчета в осуществлении понимания находится в плане языка, что имеет важное значение, так как проблематика существования должна быть выработана, исходя и на основе семантического выяснения основного понятия интерпретации. Соглашаясь с Рикером, нужно подчеркнуть, что эта семантика будет располагаться вокруг центральной темы значений с множественным, многозначным, или символическим, смыслом. Подход к вопросу о существовании через эту семантику определяется тем, что понимание многозначных, или символических, выражений является моментом самопонимания, а семантический подход связывается, таким образом, с рефлексивным. Субъект, интерпретируя знаки, интерпретирует себя, это – существующий, который через истолкование своей жизни открывает, что он находится в бытии до того, как полагает себя и располагает собой. Герменевтика открывает способ существования, который является интерпретированным социальным бытием. Роль рефлексии заключается в том, что она приводит к онтологическим корням понимания .

Именно это происходит и в языке. Рефлексия, по мнению, Рикера, является промежуточным этапом в направлении к существованию, представляет собой связь между пониманием знаков и самопониманием. Именно рефлексия способствует преодолению чисто лингвистического анализа, который возводит язык в абсолют, тогда как его фундаментальная интенция заключается в том, чтобы выходить за свои пределы, растворяться в том, что он имеет в виду. Рикер подчеркивает основное требование языка, которое мы выводим как основное требование принципа языкового соответствия и в процессе формирования языка науки, - «сам язык, как значащая система, требует соотнесения с существованием»332: глубинным требованием герменевтики является то, что всякая интерпретация имеет целью преодолеть дистанцию между (минувшей) культурной эпохой, которой принадлежит текст (высказывание), и самим интерпретатором .

Кроме того, путь, обозначенный Рикером от проблематики языка и рефлексии предполагает возвращение к проблематике существования, так как задачей герменевтики является «показать, что существование достигает слова, смысла, рефлексии лишь путем непрерывной интерпретации всех значений, которые рождаются в мире культуры; существование становится самим собой – человечески зрелым, лишь присваивая себе тот смысл, который заключается сначала «вовне», в произведениях, установлениях, Рикер П. Конфликт интерпретаций. Очерки о герменевтике. М., 1995. С. 24 .

памятниках культуры, где объективируется жизнь духа»333. Радикально противоположные герменевтики, каждая по своему, двигаются в направлении онтологических корней понимания. Хотя для лингвистической философии все интерпретации одинаково законны в границах теории, которая обосновывает правила чтения, они остаются лишь «языковыми играми», правила которых можно менять произвольно, пока не станет ясно, что каждая обоснована той или иной экзистенциальной функцией. То есть, как отмечает В.А.Канке, витгенштейновские языковые игры одобряются при условии достижения ими жизненной непосредственности герменевтического опыта, так как для герменевтика и язык, и игра, а следовательно, и языковая игра, являются важнейшими компонентами герменевтического опыта. В таком случае куновские научные революции будут охарактеризованы герменевтиком не как смена образцовых наук, а как смена глобальных интерпретаций334 .

Онтологическая структура способствует соединению несогласованных в лингвистическом плане интерпретаций посредством диалектики интерпретаций, в которой значение герменевтики определяется тем, что она может показать принадлежность этих различных модальностей существования одной и той же проблематики путем выявления истинных символов, являющихся главной частью всех герменевтик, как нацеленных на возникновение новых значений, так и на прояснение архаических фантазмов .





Таким образом, рассуждения Рикера подводят к необходимости соблюдения требований принципа языкового соответствия в процессе формирования социальной теории, исследующей проблемы социального бытия, отличающейся наличием множества интерпретаций. Успех диалектики интерпретаций обеспечивается не только выявлением истинных

–  –  –

См. Канке В.А. Основные философские направления и концепции науки. М., 2000. С. 180 - 181 .

символов, присущих всем герменевтикам, но и обнаружением терминов, адекватно выражающих смысл этих символов в языке науки .

Хотя границы герменевтики в смысле герменевтического действия невозможно обозначить, она, по мнению Ф.Вармбрунна335, имеет широкое поле применения:

1. Герменевтика указывает на пред-данность, она предполагает феноменологию, эмпирию и рефлексию. Таким образом, герменевтика может только выяснять, но не быть продуктивной самой по себе. Она одна не в состоянии обеспечить весь процесс познания .

2. С целью обеспечения прогресса в познании необходимо использовать и другие методы, например, диалектику. Но герменевтика не является программой, а понимание, в любом случае, не стремится быть консервативным. Герменевтика одинаково открыта как относительно будущего, так и прошедшего .

3. Герменевтика не носит нормативного характера. Она не ограничивает себя нормами и масштабами, она пытается эти нормы и масштабы понять. Она не легитимирует оценки, она помогает в их нахождении: в этом случае оценки возникают посредством экзистенциального решения .

Также вопросы смысла не могут быть решены герменевтически, даже если понимание смысла является одной из возможностей герменевтики .

4. Индивидуальность личности никогда не поддается пониманию: другой остается другим .

5. Во всем многообразии мира всегда остается что-то, что не возможно понять .

6. Герменевтика имеет следующие предпосылки:

свобода принятия решения и индивидуальность человека;

историчность;

речь о бытии имплицирует решение о полном смысла мире;

См. Warmbrunn F. Hermeneutik – Ein unverzichtbarer Ansatz. Fr Theorie und Praxis der Sozialen Arbeit // Theorie und Forschung in der Sozialen Arbeit/hrsg. Von Norbert Huppertz. - Neuwied; Kriftel: Luchterhand, 1998 .

S. 44-45 .

чтобы в качестве обоснования возможности всеобщего понимания являлось что-либо общее;

чтобы понимание вообще могло состояться как познание чеголибо человеческого и его предпосылок .

Герменевтика может использоваться как метод практики, например, социальной работы. Но одной только герменевтики не достаточно для обоснования нового, ведь, как отмечает В.А. Канке, герменевтик рассматривает все науки с позиции понимания, любые научные новации ему представляются герменевтическим предприятием336. Наряду с герменевтикой необходимо использование и других методов и подходов. Но философское осмысление социальной работы без герменевтики не может состояться, так как она не может состояться без понимания разума .

До сих пор наследие герменевтической мысли недостаточно использовалось в теории и практике социальной работы. Практические социальные работники в течение десятилетий учились применять толкование нормативных положений и использовать комментарии. При этом они мало вступали в конфронтацию с юридической герменевтикой, то же самое можно сказать и о религиозных, мировоззренческих основах тех или иных конфессий, благотворительных объединений. Разумеется, интересы герменевтики можно сосредоточить и на критике, что не в последнюю очередь относится к осуществлению научно-теоретической и исследовательско-методической рефлексии. Анализ герменевтической традиции помогает обозначить границы и перспективы социальной работы .

Наряду с классическим применением герменевтики в юриспруденции, филологии, исторических науках и семантике она может внести свой вклад и в развитие социальной работы, особенно в процессе исследования ситуаций, связанных с психическим и физическим воздействием специфических трудных ситуаций на жизнь человека и ее качество: развод, смерть, потеря родины вследствие войны, вынужденная эмиграция и т.д .

См. Канке В.А. Основные философские направления и концепции науки. М., 2000. С. 180 - 181 .

Изучение таких ситуаций требует понимания происходящего .

Соответствующие социальные исследования еще не обладают стандартизированной объективной методикой и в связи с этим спорны в своей валидности. Методика представлена переговорами, наблюдениями, участием, но при этом недостаточно используются управляемые (регулируемые) высказывания, так как они характеризуются случайностью и меньшей объективностью, когда и объектом, и субъектом является человек .

Вследствие этого мысль о том, чтобы изучать субъект, используя средства языка, не получает соответствующего значения, которого заслуживает на самом деле .

Как уже подчеркивалось, герменевтика может использоваться в качестве дополнительного и обосновывающего метода социальной работы, в качестве метода, с помощью которого события не рассматриваются, прежде всего, оценивающе, а делается попытка оценить тексты, события, биографии на основе склонностей, смысла и значения, а также приблизится к истине живущего .

Немецкий ученый Р.Хушке-Рейн337 приводит основные правила герменевтики социальной работы и социальной педагогики:

Каждый объект исследования социальной работы может 1 .

выражать внешнее, которое указывает не на внуреннее, не на внешне выраженную смысловую связь, а на некоторый основополагающий мотив .

Лежащее в основе внутреннее переживание автора текста, 2 .

какого-либо действия, биографии должно быть понято .

Объекты исследования социальной работы всегда представляют 3 .

собой часть более объемного целого, взаимосвязи, которые мы должна осветить .

См. Huschke-Rhein R. Systempdagogische Wissenschafts- und Methodenlehre. Band 2: Qulitative Forschungsmethoden und Handlungsforschung. Kln 1987. S. 176 ff .

Недостаточно только объяснить феномены и эманации 4 .

(излучения). Речь идет о том, чтобы их понять: только то, что можно понять в положительном герменевтическом смысле, может быть изменено. Понимание действия в социальной работе связано с пространством (т.е. окружающей средой), временем (т.е. биографически соотнесенные условия), личностью и общественными рамочными условиями в социокультурной среде .

Интерпретатор должен критически пересмотреть свои предпонимание и пред-суждение, биографически сложившиеся ценностные установки, нормы, свои пред-знания и биографию. Социальный работник, соотносящий ситуацию клиента со своей биографией, не может предложить достойного решения ситуации. Напротив, он будет стремиться решать свои собственные проблемы .

Герменевтика не исходит из того, процесс понимания является 6 .

окончательно законченным. Процесс понимания принципиально бесконечен .

Кто не открыт и тиражирует свое пред-понимание все вновь в 7 .

неизменном варианте, должен по возможности воздержаться от участия в социальной работе и социально-педагогической деятельности. Для социальной работы этическим, нормативным положением является открытое обращение все к новой действительности и личности, при этом желательно знание собственного пред-суждения. Задача герменевтики социальной работы состоит в том, чтобы выявить это пред-суждение с целью его соотнесения с научным размышлением, а именно, предпонимание теоретической и практической социальной работы .

Вся работа в области герменевтики подчинена интересам 8 .

понимания, общему смыслу текста, его основному высказыванию, которое она рассматривает; формальному объекту, взгляду, которые она соотносит с действительностью:

Герменевтика смысла запрашивает смысл данности как таковой .

Герменевтика истинности запрашивает истинность, которая делает произведение произведением .

Герменевтика обоснования ищет последнее обоснование, потом становится часто догматичной .

Критическая герменевтика отправляет каждое явление и каждое событие в «школу подозрения», имея при этом целью построить положительную эманципацию (освобождение) .

Марксистская разидеологизирующая герменевтика стремится выявить неистинность неправильных идеологий .

Психоаналитическая герменевтика Фрейда помогает прорваться к преддействиям, чтобы там найти объяснение искажениям, имеющим место в жизни, действиях, речи. Терапия в этом случае способствует реабилитации .

Размифологизирующая герменевтика Бультманна стремится помочь в поиске «истинного слова Божия» в актуальной ситуации, несмотря на все искаженные традиции .

В деперсонализированной герменевтике Рикера речь идет об обеспечении деперсонализации. При этом глубинная психология объединяется с экзистенциальной феноменологией с тем, чтобы вновь обрести суть существования .

Рефлективная, или самогерменевтика помогает в обхождении с вытесненными истинами собственной биографии .

Этот краткий обзор помогает представить многогранные возможности герменевтики в социальной работе .

Человек, осуществляющий свою профессиональную деятельность в рамках социальной работы, часто сталкивается с проблемами, связанными с поведением людей, их коммуникативной деятельностью. Роль герменевтики как метода понимания имеет важное значение для теории и практики социальной работы. Однако в герменевтике речь идет не о том, чтобы объяснять поведение людей. Объяснение и понимание имеют принципиально различные основания. Объяснение отвечает на вопрос «Почему?»; должна быть вскрыта причинность явления. Понимание же ищет ответ на вопрос «Что делает кто-либо?», «Как проявляется это деяние?». Таким образом, чтобы понять поведение людей, мы должны, как отмечал Дильтей, следовать смыслу и значению человеческого поведения .

Поэтому в большинстве случаев процесс должен идти от элементарной к более высокой ступени понимания .

Являясь интегративным, межведомственным видом деятельности, социальная работа предполагает понимание социальным работником не только себя и клиента, но и своих коллег, а также представителей других специальностей и профессий. При этом каждая профессиональная группа обладает своими особенными системами ценностей, моделями общения и способами интерпретации, которые определяют их возможности, перспективы и ограничения в процессе решения проблем человека .

Например, одним из основных требований в деятельности специалиста по социальной работе с детьми на улице является соблюдение конфиденциальности; сведения, которые он получает от подростков не подлежат разглашению, даже, если речь идет о нарушении закона. В этом случае социальный работник освобождается от уголовной ответственности за недонесение, но это не освобождает его от обязанности предпринять все необходимые действия, чтобы воспрепятствовать преступлению338 .

Согласование профессиональных позиций специалистов в системе социальной защиты требует разработки единой позиции в комплексном решении каждого конкретного случая оказания социальной помощи. Это предполагает соотнесение соответствующих теоретических позиций, смыслов, концепций, что включает в себя познание и самопознание через языковые конструкции .

См. Инновационные формы работы с подростками на улице // Инновационные и компаративные исследования. М., 1998 .

Соотнесение герменевтической традиции и формирования теории социальной работы как прикладной социально-гуманитарной теории проявляется в том, что герменевтика выступает как метод понимания, которое, в свою очередь, социально и является важнейшим фактором развития социальности. Найти способ реконструкции социальности, социального взаимодействия в качестве так называемого текста означает описание «объективного духа» сложного социального целого, составными частями которого выступают социальные структуры, события и социальные роли339 .

Основы понимания следует искать в языке. Поэтому для формирования прикладной социально-гуманитарной теории необходимо обозначить нормативные языковые соответствия, своеобразный языковой (терминологический) каркас, который составил бы основу для осуществления диалога интерпретаций с целью преодоления дистанции между содержанием текста (культурной эпохой, которой принадлежит текст (высказывание)) и самим интерпретатором (социальным действием) .

Преодоление этой дистанции происходит на основе построения аналогии социального действия с текстом (практики с теорией), что невозможно без выявления языковых (понятийных) соответствий и выражается посредством понятия «социальная картина мира», которое в качестве теоретикомировоззренческого конструкта выступает как форма и духовнотеоретического, и практически-духовного освоения мира. Необходимо создание адекватного реальности языкового образа общества с учетом социокультурных изменений, происходящих в общественной жизни .

Адекватное формирование прикладной социально-гуманитарной теории обусловлено и применением герменевтики к социальному бытию. До сих пор использование герменевтики в социальной работе было достаточно ограниченным: практические социальные работники использовали лишь толкование нормативных положений, их комментарии. Однако,

См. Теория и жизненный мир человека. М., 1995. С. 58-59 .

герменевтика определенно может внести свой вклад в развитие социальной работы при исследовании специфических трудных ситуаций в жизни человека, изучение которых требует понимания происходящего. Одним из путей является использование средств языка, с тем, чтобы лучше понять поведение людей, прийти к взаимопониманию с ними. Герменевтика позволяет оценить феномен теории социальной работы с учетом различных позиций, требует обстоятельного отношения к фактам и событиям, предполагает постоянный поиск их максимально адекватного языкового воплощения, расширения герменевтического опыта за счет диалектики вопросов и ответов, развития диалога между учеными .

4. Социально-когнитивные факторы формирования и развития языка теории социальной работы Научная деятельность в целом носит социально-когнитивный характер, находящий отражение в особенностях языка науки, который, с одной стороны, выражает социальную сущность этой деятельности, а с другой, способствует оформлению и формированию процесса мышления. В связи с этим для нашего исследования особый интерес представляют характеристики когнитивной и социальной институционализаций, выявленные в английской социологии науки (Р. Уитли340). Когнитивная институционализация областей исследования связана с четкостью и строгостью проведения границ проблемных ситуаций, с существованием организующего принципа, структурирующего деятельность ученых (определенный инструментарий, методика и методы исследования, исследовательская программа, наличие модели исследуемого объекта и др.) .

Социальная институционализация определяется кооперацией и разделением труда внутри исследовательской группы, регулярностью контактов внутри группы, наличием согласия между исследователями, возникновением и См. Уитли Р. Когнитивная и социальная институциализации научных специальностей и областей исследования // Научная деятельность: структура и институты. М., 1980. С. 218-257 .

сохранением формальных структур (объединений, ассоциаций, журналов), ответственных за расширение социальных ресурсов и рекрутирование новых членов. Язык какой-либо научной теории отражает наличие новых проблемных ситуаций, которые стали и становятся предметом исследования исследовательских групп, обладающих консенсусом и относительно программ, методов и методик исследования .

Таким образом, применительно к науке «социальность» выражается в формировании дисциплинарных научных341 сообществ, ограниченных рамками соответствующей области знания и использующих специфическую научную терминологию. При этом характерной чертой этих сообществ является то, что они не замыкаются в государственных границах, а носят интернациональный характер .

Дисциплинарные сообщества как научные системы могут быть более или менее широкими. Это позволяет говорить и о социальных процессах, приводящих к образованию групп, «школ», парадигм и тому подобного в науке вследствие определенных теоретических (когнитивных) процессов развития, которые находят отражение в специфической терминологии .

Школы обычно базируются вокруг определенных учреждений или выдающихся личностей. Иногда объединяющим фактором может быть исследовательский метод, применяемый в разных областях знания. Каждый ученый может быть членом не одного, а нескольких научных сообществ, что, несомненно, способствует расширению горизонтов познания и языкового общения. При этом научные сообщества объединяет не только приверженность канонам научных методологических процедур, но и системе убеждений, усваиваемых членами коллектива и реализующихся в их деятельности. Эти убеждения касаются характера изучаемого предмета, См. Философия и методология науки // Под ред. В.И. Купцова. М., 1996. С. 441; Сторер Н. Отношения между научными дисциплинами. // Научная деятельность: структура и институты. М., 1980; Kellner E .

Wissenschaftliches Erkennen – Plan oder Intuition?: Erkennende u. soziale Aspekte wiss. Ttigkeit / Eva Kellner – Berlin: Dietz Verl., 1987 и др .

определяют значимость используемого категориального и методологического инструментария .

Развитие языка науки, функционирующего в социально-когнитивной системе, происходит в следующих формах: коммуникации, научения, исследования342.

В различных социальных матрицах есть характерные доминантные структуры научного знания:

— в рамках социальной матрицы личной коммуникации является диалог, живой, динамичный разговор собеседников, ищущих истину, где нередко авторская позиция отсутствует, рассуждение оказывается незамкнутым, поскольку предполагается дальнейшее обсуждение интересующих собеседников проблем;

— внутри социальной матрицы образования, оказываются лекции, диспуты;

— в научной литературе – учебник, которому присуща систематическая форма изложения, серьезность и сухость в изложении уже сложившегося знания. При этом в этой социальной матрице нередко отсутствует авторское самосознание, а достижение инноваций выглядит как следование традициям и канонам .

— исследование, напротив, предполагает ориентацию на новое, развитие авторского самосознания, поиск истины; специфическими способами репрезентации научных достижений в рамках этой матрицы являются монографии и особенно статьи в научных журналах .

Однако все структуры научного знания, знание в целом всегда выражено в текстах, которые могут быть различным образом произнесены или записаны, многократно тиражированы и т.д. Для понимания текста необходимо знать язык. Воспроизводя образцы живой речи, человек учится говорить, на базе образцов рассуждения усваивает правила логики, См. Огурцов А. П. Социальная история науки: две стратегии исследований // Философия, наука, цивилизация. Под ред. В.В. Казютинского. М., 1999. С. 64 .

находясь в среде других людей, перенимает формы их поведения, элементарные трудовые навыки, типы реакций на те или иные события .

Вся культура, в том числе и наука, в конечном итоге существует и передается от поколения к поколению на уровне постоянного воспроизведения непосредственных образцов поведения. На основании своего исследования М.А.Розов343, приходит к представлению о социальных эстафетах как некоторых исходных, базовых механизмах социальной памяти. Разрабатываемая им теория социальных эстафет при более детальном рассмотрении является закономерным развитием ранее существующих концепций: это идеи Г.Тарда в социологии, идеи М. Полани и Т.Куна в философии науки и т.д. Она также позволяет ответить и на вопрос о способе бытия семиотических объектов. Например, отмечает М.А.Розов, «мы просто понимаем знак или знание и фиксируем в языке это свое понимание, мы так понимаем, и этого достаточно. А между тем, как правильно отмечал Л. Витгенштейн, уже простое остенсивное определение может быть истолковано самым различным образом»344. Вследствие этого, любой образец речевой деятельности мы воспринимаем не изолированно, а в контексте других образцов, которые и задают способ видения, способ интерпретации данного образца. Для формирования языка науки важным является то, что автор теории социальных эстафет описывает не столько структуру, сколько необходимую, с его точки зрения, последовательность акций, в ходе которых формируется теория. В рамках науки можно было бы говорить о социально-когнитивных эстафетах, при этом происходит фиксирование некоторой общей феноменологии социально-когнитивного процесса, представление ее в качестве образца или нормы .

В целом, социально-когнитивный подход к языку науки предполагает, что языковая форма, в конечном счете, является отражением социальноСм. Розов М.А. О судьбах эпистемологии и философии науки / Философия, наука, цивилизация. Под ред. В.В. Казютинского. М., 1999. С. 48-59 .

Там же. С. 48 .

когнитивных структур, то есть структур человеческого сознания, мышления и познания в рамках парадигмальных научных образований .

С одной стороны, простейшими формами научного языка выступают научные теории. Они являются его морфологическими формами .

С другой стороны, теории - это сам язык, который дает возможность субъекту осознавать себя в определенном понятийном пространстве. Иными словами, теории - когнитивный континуум бытия субъекта. Поэтому языковые понятия не только фиксируют, но и побуждают субъекта воспринимать многообразие мира согласно законам существования того или иного предметного языка. С развитием языка науки из поколения в поколение учеными передаются способы описания и принципы восприятия действительности345. Однако на основе этого, как отмечал Вернадский, каждое поколение исследователей заново пишет историю своей науки .

И третий аспект включает в себя особенности коммуникаций в рамках научного сообщества, которые обусловливают наличие специфического терминологического поля, характерного для того или иного научного образования.

В связи с этим можно привести слова А.Ф.Лосева, выражающие суть социально-когнитивного подхода к языку науки в целом:

«…тайна слова заключается именно в общении с предметом и в общении с другими людьми» 346 .

Таким образом, формирование языка любой науки происходит в процессе коммуникации внутри конкретного научного сообщества. Более того, история познания показывает, что самые интересные идеи в истории науки возникали как раз при столкновении и взаимной критике всевозможных концептуальных подходов, разных интеллектуальных парадигм. Примером этому является, прежде всего, философия, которая всегда вела «межпарадигмальный» диалог: рационализм и эмпиризм, трансцендентализм и реализм, сциентизм и иррационализм и т.д .

См. Фирсов М.В. Введение в теоретические основы социальной работы (историко-понятийный аспект) .

М., Воронеж, 1997. С.4-5 .

Лосев А.Ф. Философия имени 1927 г. / Самое само: Сочинения. М., 1999. С. 57 .

Как мы уже наблюдали в первом разделе нашего иследования, анализ языка теории социальной работы начального периода в России показал, что его характерной особенностью было отсутствие какой-либо четкой системы в поисках теоретических подходов к осмыслению практики социальной работы. В деятельности ученых различных вузов, осуществляющих подготовку социальных работников, научно-исследовательских институтов и лабораторий наблюдался довольно широкий разброс изучаемых проблем .

Прослеживалась попытка охватить весь спектр научных проблем социальной работы сразу. Однако именно эти процессы способствовали качественным изменениям, приведшим к становлению отечественных школ социальной работы .

В процессе этого становления теоретиками и практиками был проанализирован опыт профессиональной социальной работы, накопленный в странах Западной Европы и Северной Америки за прошедшее столетие, а также отечественный опыт развития благотворительности и социального обеспечения в России с целью его использования в формировании российской модели социальной защиты и поддержки населения в новых условиях рыночных отношений в обществе. Но в связи с этим необходимо отметить и то, что в процессе адаптации отечественного и зарубежного опыта, особенно на начальном этапе развития теории и практики социальной работы, часто происходило искажение значений терминов .

Особенно это характерно для исторических терминов, а также для иностранных терминов вследствие некачественного перевода и отсутствия соответствующих реалий в теории и практике отечественной социальной работы (например, буквальный перевод словосочетания «Hilfe zur Selbsthilfe» - «помощь к самопомощи» не отвечает правилам грамматики русского языка; корректнее будет соответствие «помощь в самопомощи», так как «помощь» в русском языке употребляется с предлогом «в» - помощь кому-либо в чем-либо) .

Необходимость учета этих особенностей подтверждается следующим исследованием .

Социальная работа получила свое развитие в России только в начале 90-х ХХ века, в то время как в странах Западной Европы и Северной Америки она вот уже более 100 лет определяет основные тенденции социальной политики общества. В связи с этим Российская модель социальной работы в процессе своего формирования во многом опиралась и опирается на опыт этих стран. Так, под методами в социальной работе понимаются специфические виды вмешательства или посредничества, которые осуществляются на следующих уровнях: индивидуальном, групповом, общинном. Эта классификация восходит к трудам М. Ричмонд, в частности к «Социальным диагнозам», вышедшим в 1917 году. Однако необходимо отметить, что в настоящее время неоднозначно понимается, например, термин, «община» .

Рассмотрим несколько примеров, которые позволяют выявить некоторые особенности его употребления. Г.В. Елизарова в работе «Культурологическая лингвистика»347 анализирует английское «community», которое переводится на русский язык как «община, общество, публика» и в таком переводе влечет за собой массу коннотаций, отсутствующих в английском значении слова «community - a group of people tiving together and/or united by shared interests, religion, nationanty, etc.»

(Longman 1992, 353). Аналогичный подход и к пониманию немецкого «Gemeinde»: unterster politischer oder kirchlicher Bezirk mit eigener Verwaltung; Gesamtheit der Einwohner, Angehrigen eines solchen Bezirks;

Gesamtheit der Teilnehmer eines Gottesdienstes (DUDEN, Bd. 10, 1985. S. 289В данном случае под «общиной» понимается совокупность людей, имеющих постоянное место жительства, взаимосвязанных в повседневной жизни общей деятельностью по решению общих задач социального, экономического, религиозного, культурного и др. плана. В то же время,

См. Елизарова Г.В. Культурологическая лингвистика. СПб., 2000. С. 52 .

понятие разделяемых интересов в англоязычных культурах тесно сопряжено с мерой взаимной ответственности и даже взаимного контроля на социальном уровне. Это не просто объединение людей для осуществления проектов, направленных на общее благо, таких как строительство местных дорог, проведение праздников на местном уровне и так далее, community (Gemeinde) - это наименьшая единица социального устройства общества, в котором граждане свободны до той степени, до которой их свобода не ущемляет свободы других, и в котором community обеспечивает механизм, который посредством контроля устанавливает баланс интересов личностей348 .

Развитие концепта «община» в русском языке рассмотрено Ю.С .

Степановым в труде «Константы: Словарь русской культуры»349: «Община (Мир - в старом рус. написании Мiръ) – это своеобразная, нигде более в Европе не встречающаяся, ячейка общественного уклада сельской русской жизни.» Ю.С. Степанов подчеркивает наличие двух тенденций в развитии концепта мир во взаимосвязи город-село: 1) внутренний процесс — преобразование этой ячейки земледелия и землевладения, и 2) внешний процесс — установление отношений между этой ячейкой и высшими над ней в иерархическом положении органами и учреждениями власти, вплоть до государства .

… Далее, отмечает автор словаря: «После указа об освобождении крестьян 19 февраля 1861 г. и вплоть до революции мир (мiръ) в русском праве означал два существенно различных понятия: 1) сельскую общину как единицу хозяйственную и юридическое лицо, стоящее на почве гражданского права и 2) сельское общество как низшую административную единицу, стоящую на почве публичного права (миром называлось иногда и волостное общество крестьян, и поэтому мирскими приговорами именоСм. Bonvillian N. Language, Culture and Communication: The Meaning of Messages. 1997. P. 48 .

Степанов Ю.С. Константы: Словарь русской культуры. М., 2001. С. 655-657 .

вались и решения сельского схода крестьян, и решения волостного схода крестьян (Новый энцикл. сл. Брокгауз-Ефрон, 26, стлб. 805)» .

В словаре также подчеркивается немаловажный факт, что «мир как сельская община имел право собственности на общинную землю, хотя и с ограничениями, вытекающими из прав членов общины» .

В конце XIX-начале ХХ вв., в целом на протяжении полустолетия, а именно, от времени, предшествующего освобождению крестьян вплоть до революции 1917 г., вопрос о сельской общине в России был одним из самых острых и противоречивых общественных вопросов. Ю.С.

Степанов приводит различные, часто диаметрально противоположные мнения:

община как русский путь к прогрессу и процветанию; община как тормоз на пути капитализма, прогресса и процветания; община как ячейка социализма; община как архаизм и тормоз на пути социализма, и т.п. Кроме того, приводится мнение одного из первых исследователей русской сельской общины - КД. Кавелина (1818-1885), которое, на взгляд автора словаря, сегодня наиболее актуально: «В будущем, считал Кавелин, община будет продолжать свое существование, право общинника (домохозяина) на общинную землю в порядке передела может даже перейти в его право жизненной аренды, а эта аренда в некоторых случаях может стать и наследственной, но - подчеркивал Кавелин - эта аренда должна отличаться и будет отличаться от аренд частных, которые по самому свойству личной собственности неудержимо обращаются рано или поздно в предмет промышленных спекуляций» .

Особенности современного понимания термина «община»

определены, например, в словаре С.И. Ожегова: 1) В старину:

самоуправляющаяся организация жителей какой-н. территориальной единицы: городская о., крестьянская о. 2) Общество, организация:

религиозная о.350 .

Ожегов С.И. Словарь русского языка. М., 1984. С. 376 .

Церковно-славянский полный словарь трактует термин «обина» как соединенное пребывание, или нераздельное употребление имений и прочих потребных к жизни вещей351 .

Большой толковый словарь русского языка бщина (дублет) в доклассовом (и пережиточно - в классовом) обществе: форма 1) объединения людей, характеризующаяся коллективной собственностью на средства производства, совместным ведением хозяйства, уравнительным распределением, полным или частичным самоуправлением (родовая, семейная);

в древности и средние века: самоуправляющаяся организация 2) жителей какой-л. территориальной единицы (деревенская, крестьянская);

объединение людей, ставящих себе какие-л. общие задачи;

3) организация, общество. (религиозная)352 .

Итак, в настоящее время в русском языке слово «община» воспринимается как архаичное, и вполне оправдано мнение Г.В.Елизаровой, что «ни в каком из своих значений оно не может отсылать нас к описанному механизму общественного контроля за балансом личных интересов в силу того, что такого механизма на данном этапе развития российской культуры не существует».353 В своем значении как общество, организация, объединение людей слово «община» в русском языке употребляется достаточно редко, в основном в специальной литературе .

В связи с вышесказанным можно сделать вывод о том, что общинный уровень общественного устройства в России в настоящее время представлен весьма слабо и говорить о социальной работе в общине можно либо в историческом контексте, либо как об отдельных случаях в рамках Церковно-славянский полный словарь. / Сост. Священник, магистр Г. Дьяченко. Издательство отдела Московского Патриархата. М., 1993. С. 370 .

Большой толковый словарь русского языка. / Сост. Гл. ред. С.А.Кузнецов. С-Пб., 1998 .

См. Елизарова Г.В. Культурологическая лингвистика. СПб., 2000. С. 52 .

отдельной общественной организации, которую можно обозначить как «община» .

Также и механическое перенесение иноязычного термина приводит к неясности определений, искажению сущности и значений соответствующих терминов в русском языке. Например, рассмотрим определение «общинные методы», данное Российским энциклопедическим словарем: «приемы и способы по оказанию социальной помощи и решению социальных проблем, применяемые в городских кварталах, общинах, других территориальных социальных общностях людей»354. Не останавливаясь на сочетаниях типа «социальная общность», можно указать на упоминание о городских кварталах. Мы уже отмечали, что для исконно русского понимания слова «община» характерно упоминание о сельских общинах. А если говорить о современной трактовке этого термина, то ни в одном справочнике, включающем сведения о структуре городских общественных образований мы не найдем упоминания о каких бы то ни было общинах. Исключение, может быть, составляют религиозные (напр. старообрядческие) общины .

По всей видимости, более современным и соответствующим структуре российского общества было бы обращение к понятиям «социальной работы в микросоциуме (микросоциальной среде) или по месту жительства». Так, например, во многих работах по теории и практике социальной работы говорится о социальной работе на местном уровне, которая ориентирована на расширение сети социальных услуг, создание благоприятного социально-психологического климата в местах компактного проживания людей, а также организацию разного рода инициатив, групп взаимопомощи и т.д. Интерес представляет также очень нейтральное определение «микросоциальная среда»355: сообщество индивидов, объединенных общими ценностями, интересами, придерживающихся единых конфессиональных взглядов и проживающих Социальная работа. Российский энциклопедический словарь. М., 1997. С. 227 .

Фирсов М.В., Студенова Е.Г. Теория социальной работы. М., 2000. С. 421 .

совместно в одинаковых социальных и экономических условиях на одной территории» .

Таким образом, представляется очевидным, что при заимствовании и употреблении терминов, имеющих различные временные, культурные и теоретические коды, необходимо подвергать тщательному анализу их культурное значение, то есть стоящие за обозначаемыми понятиями социальные институты и лежащие в их основе системы ценностей, должны быть соответственно эксплицированы .

В настоящее время многими учеными подчеркивается важность понимания культурного компонента значения подобных специфических для конкретной культуры слов. Концептуальная перспектива формирования терминологического поля конкретной теории, в частности теории социальной работы, должна находится под влиянием, прежде всего важных понятий родного языка. Этим обусловлены перспективы ее действенности и ценности для формирования социальной политики Российской Федерации .

И в то же время, именно эти проблемы являются одним из аспектов общественной значимости предметной деятельности научного сообщества .

В целом, задачи, содержание и перспективы теории социальной работы формируются в контексте развития практики социальной работы, в тесной связи с государственным социальным обеспечением и как выражение общественно-исторических структур и тенденций развития .

Ориентированная на эти задачи концепция развития языка теории социальной работы еще только формируется, однако реализация данной концепции осложняется не только широтой поставленных вопросов и может разворачиваться не только в контексте различных общественнотеоретических подходов и их политико-практических интересов. Язык теории социальной работы в перспективе анализируется как один из инструментов познания современного общества с целью реализации задач образования, поддержки и помощи в условиях структурных общественных противоречий, включая противоречия между задачами социального государства и политически и экономически обусловленной структурой власти, между возможностями современной сферы социальных услуг и связанной с ними опасностью отчуждения клиента (адресата) от реализации жизненных возможностей .

Таким образом, социально-когнитивный подход к формированию языка теории социальной работы обусловлен следующими особенностями:

в изучении социальной природы науки можно выделить несколько уровней, которые оказывают влияние и на формирование терминологического поля соответствующего социально-когнитивного образования: влияние внешних социальных факторов; изучение внутренней социальности науки, понимаемой как общественный институт и как имманентное сообщество ученых, занятых деятельностью по производству нового знания; взаимодействие внутренней социальности науки с внешней; перенесение особенности внутренней социальности научного сообщества, занятого производством знания, на логическую структуру и содержание самого этого знания;

теория социальной работы как социально-когнитивное формирование, включающее в себя структуры различного типа университет, проблемная группа, научное сообщество, школа и т.д.;

теория социальной работы постоянно развивается и меняется в своей структуре, в своих логических, содержательных и терминологических характеристиках;

отношения между учеными в рамках научного сообщества выражают собой отношения между теориями, между разными научными позициями;

структуры научного знания, знание в целом всегда выражено в текстах, которые могут быть различным образом произнесены или записаны, многократно тиражированы. Язык науки реализуется в различных социальных матрицах, которые включают в себя характерные доминантные структуры научного знания, конкретного теоретического образования;

начальный этап развития теории социальной работы в России характеризуется еще недостаточной определенностью в формировании различных направлений и школ, что подтверждается анализом соответствующих терминологических образований языка науки .

Тема 18. Язык науки и особенности парадигмального становления теории социальной работы

1. Механизм научного познания и развитие языка теории социальной работы

2. Особенности формирования концептуально-содержательной парадигмы теории социальной работы

1. Механизм научного познания и развитие языка теории социальной работы С развитием общества происходит изменение его самосознания, поновому предстает картина мира, обозначаются не привлекавшие ранее внимания стороны действительности. Они требуют пристального внимания ученых и глубокого изучения. Полученное ранее знание сохраняется, продолжают работать ученые предшествующих поколений, но меняется контекст, система, культурный, социально-философский и нравственный смысл познания и представления ученого о целях, характере и результатах своей деятельности .

Хабермас отмечал, что науку надо понимать не как формальную абстрактную систему, а как продукт конкретной социальной деятельности, взаимодействия ученых в рамках научного сообщества, который находит отражение в языке науки в рамках данной парадигмы. Поэтому анализ проблем, связанных с вопросами динамики научного знания, научных революций и взаимодетерминации научного познания и состояний социальной жизни, а также проблем соизмеримости парадигм имеют важное значение для исследования философских аспектов формирования социально-гуманитарных теорий, их тезауруса и роли языка науки в этом процессе. Об этом свидетельствуют исследования ученых .

Так, в исследовании Т.Куна воплотились идеи о научных революциях, которые возникают из необходимости привести систему науки в соответствие со сложившейся внутренней формой культуры, которая, собственно, эту революцию и породила. Кризисная ситуация в науке характеризуется увеличением конкурирующих вариантов, готовностью опробовать что-либо еще, выражением явного недовольства, обращением за помощью к философии и обсуждением фундаментальных положений .

Она разрешается, в конце концов, тем, что возникает новая парадигма. Наука в ходе таких революций обретает новые ориентиры, новые объекты требуют новых методов познания, и на глазах складывается новая система научного знания. Известен афоризм Куна, в котором подчеркивается идея когнитивной несоизмеримости миров: «Хотя мир и не изменяется со сменой парадигм, ученый после этого оказывается в другом мире»356. Под парадигмой Т.Кун понимает признанные всеми научные достижения, которые в течение определенного времени дают модель постановки проблем и их решений научному сообществу357, однако в понятие парадигмы он включает также и стандартную систему методов, и правила и стандарты научной практики .

Так как понятие парадигмы неоднозначно, Кун конкретизирует его понятием «дисциплинарная матрица», которое подразумевает и ее компоненты (символическое обобщение, метафизическая часть парадигмы, ценность, образцы решения исследовательских задач). При обсуждении вопроса о несоизмеримости парадигм Т.Кун и его последователи обращают внимание только на роль аналогий как основы решения задач, тогда как См. Кун Т. «Структура научных революций». М. 1975 .

–  –  –

операции формирования и обоснования теоретических схем, возникающих в этом процессе, не анализируется, при этом возникают трудности с выяснением роли правил соответствия и их происхождения. Но, как отмечает В.С.Степин, именно конструктивное обоснование теоретических схем и обеспечивает появление в теории правил соответствия, определяя их содержание и смысл, и этим и объясняются затруднения Т.Куна в определении формирования функций этих правил358. Кроме того, современная методология науки не признает абсолютную унификацию многообразия научных дисциплин, хотя при решении исследовательских задач внутри отдельной научной дисциплины предусматриваются общие принципы деятельности ученых, определенные культурные стандарты, эталоны и методологические регулятивы, выступающие в качестве образцов359 .

Развивая тезис Т.Куна о несовместимости когнитивных миров, многие ученые, например Х.Лэйси, подчеркивают и несовместимость социальных миров, коренящихся в новых социальных ценностях. Он анализирует несовместимость онтологий, лексикона, стратегий, наблюдений и всех видов научной практики в этих мирах и др .

Лэйси отмечает, что выражение Куна «мир, в котором работает ученый» было интерпретировано самым различным образом, а в стремлении достигнуть истины, если она вообще существует, относительно проблемы изменений в науке были использованы довольно противоречивые подходы360. Одни авторы (например, Sankey, 1994, 1997), рассматривающие семантическую несоизмеримость как важный (хотя и ограниченный) феномен, пытаются отбросить куновское выражение, считая его просто напыщенным риторическим приемом, который игнорирует то, что различные теории могут относиться к одним и тем же «независимым от разума объектам», даже если их понятийные аппараты, соответствующие данным См. Степин В.С. Философская антропология и философия науки. М., 1992. С. 155 .

См. Новая философская энциклопедия: в 4-х т. М., 2001. Т.III. С. 192-193 .

См. Лэйси Х. Свободна ли наука от ценностей? Ценности и научное понимание. М., 2001. С. 205-209 .

объектам, не являются взаимопереводимыми. Другие (например, выдвигают неокантианскую интерпретацию, Hoyningen-Huene, 1993) отождествляя научные «миры» с «мирами феноменов», а мир как таковой — с эпистемологически недоступным «миром-в-себе». Третьи (например, Rouse, 1987) подчеркивают, что «мир» связан с «формой жизни», ее внутренне необходимыми параметрами (привычками, ожиданиями и чувством возможного), ее органическими структурами и способами активной вовлеченности в исследовательский поиск .

Лэйси связывает когнитивную несовместимость различных научных миров с изменением общественного сознания, например, в эпоху Галилея от созерцательности и приспособления к установлению контроля за объектами .

Соглашаясь с Т.Куном в том, что когнитивная несоизмеримость может быть объяснена когнитивной плодотворностью теорий, Х Лэйси связывает смену парадигм (или стратегий на языке Лэйси) не только с когнитивными, но и с новыми социальными ценностями, которые оказываются решающими при выборе стратегии и теории. Он углубляет тезис Куна о несоизмеримости научных миров до тезиса о несовместимости социальных миров, коренящихся в этих новых социальных ценностях (контроля над природой в противовес ценности адаптации к окружающему миру) .

Анализируя исследования Х.Лэйси, российский ученый А.П.Огурцов справедливо отмечает361, что в исследовании ценностных регулятивов науки и их взаимоотношений с социально-культурными ценностями в настоящее время на передний план выдвигается новый круг проблем, так как для описания специфических черт функционирования науки в том или ином социокультурном контексте уже недостаточно просто аналитических расчленений контекстов открытия и обоснования, предметного языка и метаязыка, методов объяснения и понимания. По мнению А.П.Огурцова,

См. Огурцов А.П. Предисловие к книге Лэйси Х. «Свободна ли наука от ценностей?». С. 36 .

необходимо найти универсальную перспективу при описании этих культуроспецифических черт науки, сохранив при этом достижения аналитического подхода. Необходимо выявить общую и культурнонезависимую позицию (хотя ни один исследователь науки не может поместить себя вне всех культур), построить семантический «метатеоретический каркас» анализа культуроспецифических и социальноисторических форм научной деятельности, в котором были бы систематизированы фундаментальные универсалии науки - универсальные научные понятия с их однозначным значением и концепты с метафоричностью и амбивалентностью их смыслов, проведен анализ регулятивных идеалов научной деятельности. Заслуга Х.Лэйси, на наш взгляд, состоит в том, что его творчество позволяет сделать значительный шаг вперед именно в этом направлении .

Для нашего исследования в рамках парадигмального формирования теории важен вывод, сделанный Лэйси о том, что стратегии принятия теорий могут быть сконструированы на основе специально выбранного лексикона и отбора таких эмпирических данных, которые представлены в понятиях, соответствующих данным теориям, чтобы оценить, насколько хорошо последние выражают когнитивные ценности362 .

Соглашаясь с Х.Лэйси можно идентифицировать три основных измерения системной несовместимости теорий, находящих непосредственное отражение в их понятийной системе, в языке науки .

Во-первых, теории развиваются, используя несовместимые стратегии .

Во-вторых, внутри языка, достаточно богатого, чтобы выражать различные особенности сферы повседневной жизни и опыта и функционирующего как метаязык для обеих теорий, может быть выявлено формальное противоречие между двумя теориями .

В-третьих, социальные «миры», в которых соответствующие теории систематически применяются, являются также несовместимыми .

См. там же. С. 226-227 .

Таким образом, необходимо учитывать тот факт, что изменение стратегии обязательно влечет за собой изменение лексикона (чья концептуальная широта определяет границы возможного в новом «мире») и, следовательно, затрагивает категории, с помощью которых формулируются потенциально допустимые теории. В свою очередь это влечет изменения в общих установках и подходах к объекту исследования, его основным характеристикам и фундаментальным причинным принципам, на которых базируются принимаемые теории. Однако новая стратегия не является некоей рациональной адаптацией к новым убеждениям, ибо последние, как и теории, и стратегия, эволюционируют в комплексе, в тесном взаимодействии внутри развивающихся образцов научной деятельности. Проблема нового мира включает также «проблему старого мира» .

Когнитивная несовместимость возникает при применении нескольких теорий относительно одного и того же явления .

При этом используется понятийный словарь, который выходит за рамки лексикона каждой из теорий и фактически включает термины, используемые в повседневной практике. Таким образом, происходит привлечение важных выразительных средств, с помощью которых и можно выявить противоречивость двух способов описания. Чтобы выявить противоречия, отмечает Лэйси, нужны широкие лексические ресурсы, выражающие повседневную практическую активность и служащие как метаязык для обеих теорий .

Социальные «миры», в рамках которых разворачивается научная деятельность, изменяются в ходе истории. Изменение стратегий сопровождается (и частично обусловливается) переходом от одной теории к другой, когда теории, лежащие в начале и конце перехода, оказываются несоизмеримыми: лексиконы, в которых они сформулированы, содержат взаимонепереводимые ключевые термины, а независимые эмпирические данные как решающие аргументы в выборе между фундаментальными теориями оказываются недоступными, поскольку все факты обусловливаются тем или иным лексиконом. В области социальногуманитарного знания эти тенденции выражены не так ярко, как в естественнонаучном знании, но все же имеют место .

Анализ теории, ее терминологической системы позволяет сделать видимыми эти переходы теорий из одной в другую, объяснить причины и необходимость теоретических трансформаций с учетом их внутреннего развития, происходящего под влиянием общественно-исторического развития, потому что, как справедливо отмечает ученый, «научный «мир»

всегда является частью социального «мира», научная практика всегда осуществляется в конкретных социальных условиях, а применение научной теории происходит в определенном социальном «мире». Изменение научных и социальных «миров» часто взаимообусловлено»363 .

Определенный интерес представляет и вывод, сделанный Лэйси о том, что стратегии принятия теорий могут быть сконструированы на основе специально выбранного лексикона и отбора таких эмпирических данных, которые представлены в понятиях, соответствующих данным теориям, чтобы оценить, насколько хорошо последние выражают когнитивные ценности. Лэйси рассматривает теоретический лексикон, исходя из двух перспектив: 1) усвоение и приобретение навыков его развития достигаются в ходе обучения и практического использования понятийного аппарата в практике наблюдений, а также при решении теоретических задач, т.е .

лексикону учатся в ходе его применения; 2) лексикон обсуждается в метаязыке, сравнивается с другими лексиконами, и при этом исследуются основания для его принятия .

Пока лексикон выступает в качестве средства для решения сугубо теоретических проблем, вопрос о его сравнении с другими лексиконами встает не так остро, поэтому противоречие, которое может быть сформулировано только на металингвистическом уровне имеет сравнительно малое значение для практиков, которые не касаются вопросов

См. Лэйси Х. Свободна ли наука от ценностей? Ценности и научное понимание. М., 2001. С. 205-209 .

метаязыка. В связи с этим возрастает ответственность ученых в процессе формирования языка науки, который должен отличаться четкостью и однозначностью понятий .

Из когнитивного и социального измерений несовместимости следует, что нельзя одновременно использовать различные теории для объяснения одного и того же явления. Однако трудно сделать выбор между теориями, исходя только из эмпирического соответствия. Необходим тщательный и глубокий анализ, исследование научного творчества, генезиса научных гипотез и научных теорий, фундаментальных установок ученых на основе различных методологических требований с учетом социально-культурных особенностей .

К.Поппер выдвинул интересные идеи в рамках концепции «третьего мира», который представляет собой продукт человеческой деятельности364 .

Он считает мир языка, предположений, теорий и рассуждений одним из самых важных созданных человеком универсумов. «Третий мир» не мог бы возникнуть без языка науки, ведь это лингвистический мир. Эти идеи К.Поппера во многом содействовали тому, что методология науки стала все ближе смыкаться с историей науки. К.Поппер, подчеркивая роль языка в научном познании, писал о том, что научная деятельность подвержена ошибкам, когда ученые не могут достичь объективных стандартов – стандартов истины, содержания, обоснованности и др., и лишь в границах языка становится возможным существования критического рассуждения и знания в объективном смысле, так как язык, формулирование проблем, появление новых проблемных ситуаций, конкурирующие теории, взаимная критика в процессе дискуссии – все это является необходимыми средствами роста науки .

В то же время он выражал свое несогласие с Платоном и его последователями, которые интересуются больше (сущностным) значением слов, чем истинностью или ошибочностью теорий, считая, что понятия и

См. Поппер К. Логика и рост научного знания. М., 1983 .

системы понятий (и проблемы из значений или значений слов) являются менее важными, чем сами теории и теоретические системы (и проблемы их истинности или истинности их высказываний). Понятия, отмечает К.Поппер, являются средствами формулирования теорий, они имеют, прежде всего, инструментальное значение и всегда могут быть заменены другими понятиями. Однако, он не умаляет значения понятий и терминов, более того, вводит понятие «концептуальный каркас» (он также ссылается на Мангейма, называвшего эти теоретические образования «тотальными идеологиями»), который в условиях «нормальной» науки позволяет ученым осуществлять тесное сотрудничество и вести дискуссии .

Столкновения приверженцев различных концептуальных каркасов он рассматривает как столкновения культур. В периоды кризиса данный каркас разваливается, и возникает необходимость в создании нового .

Существенным шагом в этом направлении оказывается языковое выражение убеждений ученых, которое объективирует эти убеждения и создает возможность превращения их в объекты критики. Тем самым убеждения заменяются конкурирующими теориями и конкурирующими предположениями, а критические дискуссии по поводу таких теорий обеспечивают возможность прогресса. При этом К.Поппер выдвигает требование, чтобы любая теория, которую можно оценить как более прогрессивную по отношению к менее удовлетворительной теории, была сравнима со второй. Он сравнивает понятия несоизмеримости и несовместимости: понятие несоизмеримости предполагает отсутствие общего логического каркаса, тогда как понятие несовместимости предполагает его наличие. Теории, предполагающие решение одних и тех же или тесно связанных проблем, как правило, сравнимы и между их сторонниками возможны плодотворные дискуссии. Каркас состоит из господствующей теории и того, что, по мнению К.Поппера, может быть названо способом видения вещей в соответствии с господствующей теорией, который иногда включает даже мировоззрение и образ жизни. Это дает объяснения предполагаемой несоизмеримости, так как два различных образа жизни и два различных способа видения мира несоизмеримы .

Кроме названных ученых исследованием проблемы сравнимости теории, возможности их совместимости и соизмеримости занимались и многие другие, например, Витгенштейн предлагал классифицировать «языковые игры» по принципу «семейного подобия», т.е. описывая цепочки взаимосвязанных или пересекающихся по отдельным признакам «игр», хотя признавал, что у «языковых игр» не может быть общего всем им признака;

в соответствии с тезисом об «онтологической относительности» Куайна365 знание об объектах, описываемых на языке одной теории, можно рассматривать лишь на языке другой теории, который, в свою очередь, должен рассматриваться в отношении к языку следующей теории и т.д. Но радикальный перевод» является неопределенным, так как предложения любого языка способны обозначать самые разные объекты и способ их референции остается неясным. Куайн вводит понятие «стимульного значения» – совокупности внешних стимулов, которые вызывают согласие и несогласие с произносимой фразой, и в связи с этим исследует проблему синонимии как тождества таких значений для говорящих на одном языке;

ближе всего к решению проблемы соотнесения теорий подошел М.Фуко366, определяя понятие «эпистема», которое переключало внимание исследователей с поиска предшественников и последователей на выявление синхронных единств .

Анализ показал, что каждый из названных исследователей отмечал несоизмеримость различных теоретических образований, отсутствие общих См. Куайн У.В.О. Слово и объект. М., 2000 .

–  –  –

точек соприкосновения. Однако большинство из них сходятся во мнении, что теории, решающие схожие задачи должны иметь общее ядро, позволяющее их сравнивать. Можно согласиться и с тем, что носители этих теорий должны принадлежать к аналогичным социальным мирам, схожим социокультурным общностям. Возможно также, что о несоизмеримости парадигм можно говорить лишь в том случае, если теории относятся к совершенно разным отраслям знания, однако факт их несоизмеримости должен быть установлен путем критического сравнения понятийных и терминологических образований, с привлечением феноменологического метода исследования, а также методов лингвистики и т.д .

Развитие языка науки как средства познания связано с действием определенного механизма в научном познании367, который обеспечивает, с одной стороны, относительно самостоятельное движение в системе специальных научных средств познания, одним из которых является язык науки, а также позволяет открывать принципиально новые, ранее неосвоенные человеком стороны объективной социальной действительности. С другой стороны, он выступает своеобразным проводником каналом, через который наука ассимилирует идеи установки, мировоззренческие смыслы, вырабатываемые как в других сферах культуры, так и в социуме в целом. Проходя через этот канал специальные научные достижения посредством языка науки, выраженные ее терминами, могут получить особый социально значимый смысл, а затем вызвать резонанс во всех областях социальной реальности .

Осуществление этого процесса возможно только через процедуру соотнесения этих понятий с основаниями науки, выяснения их основных компонентов и связей, так как именно основания наук, по заключению В.С.Степина368, организуют весь сложный непрерывно развивающийся См. Степин В.С. Культурологический и методологический аспекты анализа научных революций (проблема синтеза). Научные революции в динамике культуры В.С.Степин, И.Т.Фролов, В.А.Лекторский и др. Мн., 1987 .

Там же. С. 376 .

массив специальных научных знаний и состыкуют их с мировоззренческими универсалиями культуры каждой исторической эпохи .

Однако при возникновении острых проблемных ситуаций в истории научной мысли (например, в стадии формирования новой науки), когда происходит перестройка конкретного содержания в блоках оснований науки, изменяется сама их структура, открывается спектр возможностей теоретического движения. При этом может реализовываться такой эвристический прием, как экстраполяция выработанных моделей на новую область, который приносит результаты при условии возможности трансформации модели под влиянием нового материала. Это происходит, как считает Арлычев А.Н. 369, прежде всего, в процессе конкретного анализа специфики социального объекта и знаний о нем. Кроме того, методами сравнения, аналогии, различия, тождества и других отношений происходит отделение свойств объекта друг от друга, вычленение одного от другого, фиксирование их в языке и в итоге выделение одних свойств объекта по отношению к другим. Однако закрепиться в языке они могут лишь в результате обобщения. В том случае, если в процессе такой операции устанавливается отношение тождества данного свойства для ряда объектов, то оно приобретает статус общего свойства и закрепляется в соответствующих терминах языка .

Таким образом, критическое исследование должно состоять в обнаружении несоответствий понятийных (терминологических) систем той или иной модели прикладной социально-гуманитарной науки историческим, цивилизационным, социально-когнитивным и др. фактам социальной реальности; в противопоставлении ей альтернативной модели, их сравнении между собой и с реальным эмпирическим материалом. В этом акцентировании социокультурных факторов и состоит особенность метода социально-гуманитарного познания. «Концептуальный каркас» социальногуманитарной теории представляет собой, говоря словами К. Поппера,

См. Арлычев А.Н. Саморегуляция, деятельность, сознание. СПб., 1992. С. 116 .

«социальную связь между его приверженцами, сплачивает их, в значительной степени подобно церкви, политическим или художественным убеждениям, идеологиям»370 .

Это проявляется на примере становления теории социальной работы, которая включает в себя множество теорий и концепций, что обусловлено ее интегративным характером. Поэтому особенно актуальным является вопрос об особенностях ее парадигмального формирования, с присущим только ей понятийным аппаратом, терминологической системой .

В целом в языке теории социальной работы нашли отражение следующие основные направления общественно-политических дискуссий последнего времени371:

общие вопросы, касающиеся общественной функции социальной работы. Они дискутируются в контексте различных общественных запросов, например, критики политической экономики, материалистической философской общественной теории, модернистской теории, обслуживающих теорий и т.д. При этом в первую очередь тематизируются вопросы общественного становления социальной работы как идеологии и отдается предпочтение аргументационным образованиям структурнокатегориального типа;

наряду с общими проблемами целевых дискуссий происходит их наполнение за счет вопросов, имеющих непосредственное отношение к проблемам отдельных адресных групп и рабочих полей, например трудных подростков, наркологически зависимых, бездомных, преступности среди молодежи, семейного консультирования и воспитания в приютах. Далее эти рабочие методики учитывают каждая свой предмет, исходя из специфических проблемных, литературных и исследовательских традиций, и невмешательства в дискуссионные традиции друг друга;

Поппер К. Логика и рост научного знания. М., 1983. С. 585 .

См. Thiersch H. Rauschenbach Th. Sozialpdagogik/Sozialarbeit: Theorie und Entwicklung / Handbuch zur Sozialarbeit, Sozialpdagogik / Neuwied; Darmstadt: Luchterhand, 1987. S. 986 .

эти непосредственно не соприкасающиеся дискуссионные линии и последующие исследования, связанные с различными рабочими группами и рабочими полями, соотносятся с разными научными системами:

политэкономией, теорией государства, криминологией, психологией, психоанализом, педагогическими науками, социологией и т.д. Однако в своих подходах к другим социальным и прикладным наукам они нередко теряют свои специфические черты и растворяются в них. Так, например, произошло с проблемами повседневного общения в учреждении, консультации или стационаре, которые были поглощены терапевтически ориентированными действенными концепциями .

Таким образом, в концептуальном формировании теории социальной работы должны отражаться в равной степени как общественнотеоретические основополагающие особенности ее действенных императивов, так и ситуативные особенности клиента (адресата) в данных конкретных жизненных условиях. Исходя из этого, концептуальный терминологический ряд призван отражать теоретические аспекты институтов и специфических методик социальной работы. И, наконец, концептуальный подход к анализу предметного языка социальной работы должен способствовать формированию ее собственного статуса и значимости в соответствующей системе сопоставимых практических и научных дисциплин .

Нельзя не согласиться с предложением уже приведенным ранее, о необходимости моделирования своеобразного семантического «метатеоретического каркаса» анализа культуроспецифических и социально-исторических форм научной деятельности, который позволил бы систематизировать фундаментальные универсалии науки - универсальные научные понятия с их однозначным значением и концепты с метафоричностью и амбивалентностью их смыслов, провести анализ регулятивных идеалов научной деятельности. Создание такой модели требует кропотливой исследовательской работы коллектива ученых различных специальностей, с осуществлением междисциплинарного подхода .

Особенности формирования концептуально-содержательной 2 .

парадигмы теории социальной работы Идеалы и нормы научного исследования, а также картина мира и стиль мышления - это отрефлексированные и рационализированные формы предпосылок познания, но им предшествует дорефлективный, допредикативный слой, в котором укоренены перво-смыслы как этих предпосылок, так и научного знания в целом. Обращение к ним, освоение феноменологического опыта их изучения позволяют обрести новые способы выявления внутренней историчности научного познания, его органической связи с культурным и социальным миром. Эти тенденции находят отражение в формировании парадигмы теории и выявляются в процессе анализа предметного языка той или иной теории .

Как уже отмечалось, механизм научного познания затрагивает проблему мировоззренческих, методологических предпосылок знания. Это обусловлено тем, что в стадии формирования какой-либо социальногуманитарной теории требуют корректировки представления об уже сформировавшихся основаниях науки372. Исследования показывают, что на этом этапе научная картина социальной реальности может находиться в зародышевом состоянии, что ведет к возникновению многочисленных конфронтирующих онтологий, среди которых могут быть и спекулятивные построения. Т.Кун обозначал это состояние как допарадигмальное, пытался разграничить его с развитыми формами дисциплинарной науки, однако в его учении допарадигмальный (доконцептуальный) уровень остался незатронутым. Изучением этого уровня занимался М.Фуко и считал его См. Степин В.С. Культурологический и методологический аспекты анализа научных революций (проблема синтеза). Научные революции в динамике культуры В.С.Степин, И.Т.Фролов, В.А.Лекторский и др. Мн., 1987. С. 378-379 .

особенно важным для формирования гуманитарных наук. Его значение сохраняется и относительно прикладных социально-гуманитарных наук .

Г.С. Кнабе в качестве основной в научном познании выделяет задачу, соотнесенную с содержанием понятий жизни и познания в их взаимосвязи .

Сам характер их связи также обусловлен происходящей на наших глазах научной революцией, обусловлен тем, что общественно-историческая жизнь в растущей мере входит сегодня в поле гуманитарного познания во все более конкретных, частных, беглых, эмоционально окрашенных и трудноуловимых проявлениях, и это ставит перед наукой новые задачи, порождает новые ее направления. При этом «исследованию и научной интерпретации подлежат не только семиотические смыслы реалий повседневной жизни, но и те лишенные самостоятельного смысла пустоты, те зоны безотчетного автоматизма, на фоне которых семиотические смыслы рождаются; объектом изучения должен стать не только повседневный быт, но и моменты, настолько привычные и не замечаемые, что они как бы даже еще не быт»373 .

В связи с этим представляют интерес исследования В.С.Степина, Л.А.Микешиной, М.А.Мотрошиловой, Е.А.Мамчур, Л.М.Косаревой и других российских ученых о социокультурной и ценностной обусловленности познания374. При этом необходимо отметить, что они, при всем различии их взглядов с философией Канта, по существу, следуют традиции, имеющей истоки в его учении о существовании априорных принципов человеческого рассудка, отражающее в специфической форме реальные проблемы научного познания, которое возможно лишь на основе исходных регулятивных идей – конкретных социокультурных, мировоззренческих и методологических предпосылок науки. К ним, по Кнабе Г.С. Строгость науки и безбрежность жизни // Вопросы философии. 2001. №8. С. 119 .

См. Природа научного познания. Минск, 1979; Идеалы и нормы научного исследования. Минск, 1981;

Научные революции в динамике культуры. Минск, 1987; Микешина Л.А. Детерминация естественнонаучного познания. Л., 1977 Микешина Л.А. Ценностные предпосылки в структуре научного познания. М., 1990. Микешина Л.А. Философия познания: диалог и синтез подходов // Вопросы философии. 2001. №4. С. 70-83; Мотрошилова Н.В. Цивилизация и цивилизованность // Рождение и развитие философских идей. М., 1991; Мамчур Е.А. Проблемы социокультурной детерминации научного знания. М., 1987; Косарева Л.М. Рождение науки нового времени из духа культуры. М. 1987 и др .

мнению исследователей, относятся философские принципы, идеалы и нормы, общенаучные методологические регулятивы, а также научная картина мира, стиль мышления и концепты здравого смысла, нашедшие выражение в рамках соответствующих категорий и понятий .

Ученые отмечают очевидность того, что предпосылки познания не ограничиваются только собственно гносеологическими параметрами и компонентами, но являют собой исторически сложившиеся формы вхождения в специально научное знание различных по природе и генезису ценностных ориентиров, отражающих социально-культурную детерминацию познания, выполняющих нормативные – философскометодологические и мировоззренческие функции .

По мнению, Л.А.Микешиной, эти предпосылки и соответственно формы знания и познавательной деятельности следует включить в содержание термина «предпосылочное знание» в узком смысле375. Она определяет в рамках «предпосылочного знания» концептуальную и доконцептуальную формы знания и интеллектуальной деятельности. Кроме того, она обосновывает необходимость изучения природы, статуса и функции последних, особенно в связи с проблемами «вербального – невербального», «осознанного – неосознанного», «рефлексивного – нерефлексивного» в знании и мышлении. Нельзя не согласиться с тем, что все эти вопросы имеют непосредственное отношение к анализу предпосылок и могут быть зафиксированы в целом как проблема уровней и форм концептуализации предпосылочного знания.

Именно с этих позиций Л.А.Микешина предлагает рассматривать структуру предпосылочного знания, которая выглядит следующим образом376:

в предпосылочном знании могут быть вычленены концептуальный и доконцептуальный уровни. Концептуальный уровень при наличии вербальной формы, фиксируется средствами как См. Микешина Л.А. Фундаментальный поворот в понимании структуры научного знания // Философия, наука, цивилизация. Под ред. В.В. Казютинского. М., 1999. С. 121 .

См. там же. С. 121-122 .

естественного, так и специально научного языка. Ведущей формой концептуализации должна быть признана та, при которой предпосылочное знание получает логико-дискурсивную форму, соответствует некоторым (исторически и социокультурно оправданным) правилам, нормам и эталонам. Формы такого рода предпосылок могут быть соотнесены «по степени рациональности». С одной стороны, это стихийно-мировоззренческие, в том числе философские и здравого смысла (обыденного сознания) компоненты предпосылочного знания, с другой – профессионально разработанные философско-мировоззренческие теоретические концепции, которые усваиваются ученым сознательно или неосознанно вместе с «текстами» самой науки и служат для ее обоснования и развития .

Концептуальный уровень – это вербализованные, понятийные, логически организованные когнитивные формы предпосылочного знания;

доконцептуальный уровень предпосылочного знания предполагает наличие познавательных предпосылок, не имеющих логико-дискурсивной формы или вообще не вербализованных как чувственные «схемы», включенные непосредственно в деятельность;

их разграничение носит относительный характер, поскольку и те и другие могут, во-первых, существовать в невербальной форме, вовторых, быть неосознанными. Они актуализируются, не в логикодискурсивных формах, а в интуитивно-художественных, поэтических или моральных и эстетических эмоциональных оценках. Это глубинные неэксплицированные основания тех предпосылок, которые функционируют на концептуальном уровне в виде принципов и регулятивов познавательного выбора, предпочтения и оценок .

Доконцептуальный уровень составляют переживаемые образы воображения, идеалы, этические предпочтения и т. п., не столько отражающие, сколько преображающие и оценивающие действительность .

сложность и в определенном смысле условность разграничения концептуальных схем» и неконцептуальных предпосылок в познавательной деятельности находит свое отражение в различного рода зафиксированных в литературе «синтаксических» феноменах, таких, как «психологическая установка», «способ видения», «неявное знание», а также «концептуальная установка» Я. Хинтикки, «глубинные тематические структуры» Дж. Холтона, «традиция» Л .

Лаудана и другие. При всем разнообразии стоящих за ними представлений (фиксируются разные типы предпосылок) они обладают общими чертами: отражают глубинное предпосылочное знание ученых, как правило, неявное и неосознаваемое, а если и эксплицируемое, то только в специальной критико-рефлексивной деятельности, осуществляемой преимущественно методологами .

эта корреляция, в частности, состоит в том, что научная картина мира опирается на теорию, в свою очередь, нуждающуюся в языке, которым она описывается. Абстрактные объекты теоретической схемы накладываются на объекты картины мира, обеспечивая концептуальную (или семантическую) интерпретацию содержания научных понятий и их изменения в связи с эволюцией самой картины мира .

в целом сфера оснований и предпосылок науки включает в себя идеалы и нормы доказательности и обоснования знаний, объяснения и описания, построения и организации знания. Они носят исторический характер, и зафиксировать их изменения можно лишь, обратившись к истории науки и культуры .

Таким образом, ученые обосновывают тот факт, что исторический и социально-философский характер идеалов и норм науки определяет проблему перестройки оснований как закономерной фазы развития науки, смены стратегии исследования – осуществления научной революции, что предполагает обязательную философско-методологическую, критикоаналитическую работу в каждой научной дисциплине в ходе ее развития .

Эта проблематика разрабатывалась у нас в стране, начиная с 70-х гг .

прошлого века рядом ученых, среди которых ведущее место принадлежит В.С.Степину, который рассматривал эти вопросы в рамках такой более общей фундаментальной проблемы как концепция динамики науки, путей и способов интеграции социокультурных факторов в логику порождения нового знания .

Значимую роль в этом процессе может сыграть анализ соответствующего развития отдельных предметных языков, языка науки в целом, учет и сочетание различных традиций как обогащение и расширение видов и форм рациональности, их необходимое взаимодополнение при исследовании познания, которое должно осуществляется всегда только как человеческое, в контексте культуры, социума и коммуникаций .

На основе исследования подходов различных ученых схему формирования взаимоотношений уровней предпосылочного и специальнонаучного знаний, на наш взгляд, можно представить следующим образом (Схема 1):

–  –  –

Итак, на уровне пред-знания теоретическое концептуальное знание с одной стороны, уходит корнями своего развития к истокам смысла, к чувственным образам, находя выражение в реальном опыте. С другой стороны, именно на его основе строятся теоретические модели, макро- и микропарадигмы научного знания.

При этом необходимо учитывать социальную природу сознания субъекта, а также его социальное бытие:

включенность в экономические и социально-групповые отношения, профессиональные и иные коммуникации, культурно-исторические условия в целом. Однако, изначально очевидные образы, полученные в непосредственном чувственном опыте, могут существенно трансформироваться в процессе наслоения, седиментации предшествующих смыслов, что может быть предотвращено только сознательным стремлением ученого к выявлению первоначальных смыслов (реактивации) и заботе об однозначности языкового выражения. По мнению ученых, «требуется более глубокое, кардинальное переосмысление природы познания в целом, научного в частности, что в свою очередь предполагает преодоление предельно абстрактного традиционного «субъектнообъектного» видения знания и познавательной деятельности. Назрела необходимость обратиться также и к иному опыту и традициям, в частности, феноменологии и герменевтики, изначально ставивших перед собой эту кардинальную цель»377. Подобный подход позволяет анализировать процесс научного познания с использованием концептуальных парадигм, в соответствии с которыми реальность конституируется в отношении целерационального, учитывающего обратные связи действия .

Понятие «концептуальная парадигма» формируется понятийным рядом «концепт – концепция – парадигма» .

См. Микешина Л.А. Фундаментальный поворот в понимании структуры научного знания // Философия, наука, цивилизация. Под ред. В.В. Казютинского. М., 1999. С. 127-128 .

концепт (от лат. conceptus – мысль, понятие), смысловое значение имени (знака), т.е. содержание понятия, объем которого есть предмет (денотат) этого имени378;

концепция (от лат. conceptio – понимание, система), определяет способ понимания, трактовки какого-либо явления, основная точка зрения, руководящая идея для их освещения; ведущий замысел, конструктивный принцип различных видов деятельности379;

парадигма (от греч. pardeigma – пример, образец) – исходная концептуальная схема, модель постановки проблем и их решения, методов исследования, господствующих в течение определенного исторического периода в научном сообществе380 .

При этом термин «концепт» (употребляется в математике, а в последнее время и в культурологии) в отличие от соответствующего термина «понятие» (употребляется главным образом в логике и философии) имеет свои особенности, которые и позволяют нам использовать понятие «концептуальная парадигма».

Эти особенности определяются сложной структурой «концепта»381:

с одной стороны, к ней принадлежит все, что принадлежит строению понятия;

с другой стороны, в структуру концепта входит все то, что и делает его фактом культуры - исходная форма (этимология); сжатая до основных признаков содержания история; современные ассоциации; оценки и т. д .

Следовательно, «концептуальная парадигма» может быть представлена как систематизированное содержание основных понятий ее тезауруса, которое развивается с учетом внешних и внутренних факторов процесса социального познания. Основываясь на принципах эволюционных Советский энциклопедический словарь. М., 1980. С. 633 .

–  –  –

Советский энциклопедический словарь. М., 1980. С. 977 .

Степанов Ю.С. Константы: Словарь русской культуры. М., 2001. С. 43 .

и семантических рядов, можно предположить, что макропарадигма формируется вокруг одного или нескольких фундаментальных понятий, которые, развиваясь эволюционно, на каждой ступени этого своего развития, образуют семантические ряды и поля, характерные соответствующим микропарадигмам .

Таким образом, «концептуальная макропарадигма» представляет собой адекватное описание структуры значения терминологии теории необходимое для того, чтобы теоретически воспроизвести и объяснить изменения в семантике терминов теории социальной работы при переходе от одного концептуального или социального контекста к другому, и в то же время учитывает определенную преемственность значения терминов .

Концептуальные принципы в теории познания находят выражение через коннотативные и номинативные дефиниции. Коннотативные дефиниции отражают специфику познания концепций мезоуровня, определяют их особенные черты, присущие только данному уровню и направлению познания. Номинальные дефиниции представляют главные, качественные характеристики и приоритеты теоретических концептов, в их понятийной оппозиции и пропозициях относительно других теоретических концептов .

Многообразие теоретических концептов, направлений, которые постоянно находятся в процессе развития, затрудняет возможность отражения всего спектра этих принципов, однако подходы к их классификации и характеристика основных концепций дают представление о природе их функционирования .

Исходя из концепции М.Блума (M.Bloom)382 о компонентах научной теории, научные релевантные практике социальной работы концепции должны состоять из доказуемых, научно обоснованных и не противоречивых компонентов. Каждый компонент должен отражать свой уровень познавательных задач, ему должны соответствовать свои таксации,

См. Фирсов М.В., Студенова Е.Г. Теория социальной работы. М., 2000. С. 129 .

он должен представлять свою единицу анализа реальности. Структура научной концепции, по его мнению, должна состоять из:

концептов;

классификации;

нормативных моделей;

принципов .

Концепт как понятие в логическом плане представляет собой систему отношений .

В научно-познавательном процессе в рамках схемы «анализ-синтез»

ученые383 выделяют на этапе анализа понятие как систему отношений, тогда как на этапе синтеза эти отношения обобщаются (связываются в единую систему отношений) и наполняются конкретным смыслом посредством той или иной их интерпретации. В понятии, получаемом методом восхождения от абстрактного к конкретному, сохраняется определенность частных случаев, к которым оно может быть применено .

Однако, понятие в данном случае, считает К.Жоль, не является понятием в смысле традиционного учения о понятии. Чтобы раскрыть его содержание, необходимо построить целый текст с помощью соответствующих языковых средств. «При таком взгляде на эту проблему точнее будет говорить не о понятии, чтобы не тревожить груз старых ассоциаций и абстрагироваться от обыденного словоупотребления, а о концепции»384 .

Развитие современного научно-теоретического знания показывает, что уровень анализа «атомарных» и «молекулярных» высказываний является «микрологикой» изучения языковой реальности теоретического знания, точнее, языка науки как научно-практического сознания. Текст же, не ограничивающийся одной строчкой высказывания, является, по словам С. Б .

Крымского, наиболее адекватной «макрологической» формой языкового См. Жоль К.К. Язык как практическое сознание (философский анализ). К., 1990. С. 143 .

–  –  –

осуществления теоретического знания385. Поэтому научное понятие в виде концепции сравнимо с текстом, чье идейное содержание достаточно многопланово, а сами идеи находятся в композиционно сложной взаимосвязи. Узловые в идейном отношении пункты концептуального текста закрепляются терминологически. Выбор терминов зависит от концептуальных установок. Значение же их определяется теорией, т.е .

«ядерным» содержанием концепции .

Следует согласиться с тем, что по отношению к теории идейный состав концепции более богат. Элиминируемые признанной теорией альтернативы входят в состав концептуального поля виртуально, делая его предрасположенным к развитию .

Один из основоположников так называемого исторического направления в англо-американской философии науки постпозитивистской ориентации М. Полани, характеризуя указанное своеобразие концептуального поля, подчеркивал важную роль периферического знания в научном постижении объективной действительности. По его словам, только с помощью пространного научного текста концептуальное знание со всеми его периферическими элементами способно фокусироваться на интересующих нас предметах. «Таким образом, смысл текста коренится в фокусированном понимании всех осознаваемых на периферическом уровне элементов, аналогично тому, как цель действия коренится в координированной иннервации его инструментально используемых элементов»386 .

Следовательно, соглашаясь с К.Жоль, понятие как система отношений имеет право на трактовку в строго оговоренных условиях, а именно, система отношений образует не «плоть», а «скелет» (опорную структуру) понятия .

Поэтому понятие как система отношений – это не сама концепция, а ее См. Крымский С.Б. Научное знание и принципы его трансформации. К., 1974. С. 21 .

См. Полани М. Личностное знание. М., 1985. С.136 .

композиция, связывающая в единую структуру ряд функциональных элементов (функций) .

Подводя итог вышесказанному, можно сделать вывод о наличии в научной теории понятия или нескольких понятий, которые во взаимосвязи с множеством периферических элементов формируют ее макропарадигму. В свою очередь каждый периферический элемент может выступать основным понятием для формирования соответствующих микропарадигм .

Фундаментальным понятием, формирующим макропарадигму теории социальной работы, является понятие «социальная помощь», которое, в свою очередь определяется понятиями «социальный» и «помощь» .

Понятие же «социальный» в обычном для настоящего времени употреблении является категорией этики, фиксирующей то, что слово «социальный» (sozial) произошло от «socius». До конца XVIII столетья оно, казалось бы, не имело тенденций к развитию; и только начиная с Ж.Ж.Руссо, получило двойное значение. Понятие «социальный» обозначало не только все, что имеет отношение к обществу, но ему привносился уже некий философско-правовой и этический смысл. Руссо использовал его, чтобы выразить равноправие всех членов общества в противоположность господствующей власти государственного авторитаризма. Для него оно значило «народ против правительства». Когда позже равенство было поднято до уровня требования и посредством своего объединения угнетенные добивались освобождения, а равноправие всех было близко к установлению, понятие «социальный» приобрело новый смысл солидарного объединения слабых или смысл попечительской заботы об униженных в ходе общественной борьбы .

Однако природа социально-философского познания предопределяет необходимость различать два понятия «социальное» и «общественное», которые часто отождествляются. «Социальное», как правило, всегда связано с природным. Это всеобщая исходная характеристика субъекта и его психики, выраженная в общечеловеческих качествах. Всем людям, например, в отличие от животных, свойственны деятельность, речь, сознание и т.д.

В этом значении «общественное» - это не синоним социального, а более конкретная - типологическая - характеристика бесконечно различных частных проявлений всеобщей социальности:

национальных, классовых, возрастных, присущих определенному этапу исторического развития и т.д. Другими словами, социальное, общественное и индивидуальное возникают и развиваются как соответственно всеобщее, особенное и единичное. Основой их единства является субъект социальности, основной характеристикой которого является способность «инициировать и осуществлять изначально практическую деятельность, общение, поведение, познание, созерцание и другие виды специфически человеческой активности (творческой, нравственной, свободной) и добиваться необходимых результатов»387. В тоже время, любой человек, как известно, становится субъектом в процессе выделения себя из окружающей действительности и противопоставления себя ей как объекту действия, познания, созерцания и т.д .

В процессе дальнейшего развития такой практической деятельности из нее выделяется в качестве особой теоретическая, прежде всего познавательная, деятельность, которая, однако, не обособляется в некую самодостаточную активность, поскольку ее продукты, в конечном счете, снова включаются в состав исходной деятельности, поднимая ее на более высокий уровень. Это позволяет говорить о единой деятельности индивидуального и группового субъекта, что обусловливает, по мнению В.С.Степина, тот факт, что «во всех слоях научного знания содержится схематизированное и идеализированное отображение существенных черт практики, которое вместе с тем (а вернее в силу этого) служит изображением исследуемой действительности»388. Эти процессы, в свою

–  –  –

См. Степин В.С. Теоретическое знание. М., 2000. С. 169 .

очередь, находят отражение и в семиотических системах, в т.ч. и в языке науки .

Однако необходимо отметить и тот факт, что понятие «социальный»

не использовалось как категория науки и только «с появлением представлений о том, что человек стал «социальным существом» и воплотил в себе «совокупность общественных отношений», диапазон использования самого понятия, с одной стороны, расширился, с другой – стал приобретать значение научной категории» .

В целом можно сделать следующие выводы относительно сущности понятия «социальный»:

понятие «социальный» используется для характеристики проблем развития человека и общества в соотношении понятий «индивидуальный» и «совместный», «коллективный». Это более конкретная типологическая характеристика, рассматриваемая в соответствующем ряду «социальное – общественное – индивидуальное» как соответственно «всеобщее – особенное – единичное». Понятие «социальный» используется для характеристики отношений различных общественных групп, когда социальные отношения рассматриваются как взаимозависимость субъектов жизнеосуществления в обществе в процессе целостного, разностороннего совершенствования их образа жизни;

понятие «социальный» употребляется как синоним в значении «общественный», присущий обществу в отличие от природы. При этом определение «социальный» используется чаще для характеристики явлений и процессов, свойственных высшей социальной форме движения материи в отличие от биологической, химической, физической;

понятие «социальный» используется в качестве критерия оценочно, относящегося, например, к правовой форме общества (социальное государство, социальное учение). Трактовка «социального» в плане характеристики специфического элемента, части или аспекта основных видов общественных отношений (экономических, политических, культурно-духовных), то есть «социальный» употребляется относительно содержания гражданского общества в отличие от его политической и экономической жизни;

понятие «социальный» применяется как качественная характеристика состояния, связанного тем или иным образом с любовью к ближнему или дальнему (социальное сознание, социальная ответственность), с новой теоретической и практической областью, в которой решаются важнейшие вопросы современности .

Всеобщая исходная характеристика субъекта, выраженная в общечеловеческих качествах .

Кроме того, слово «социальный» может употребляться нейтрально относительно понятия «общество», как выделение определенного рабочего поля, носит опосредованный, производный характер (социальный лексикон) .

Таким образом, понятие «социальный» определяет комплексный характер сложных понятий, в состав которых оно входит, и которые требуют постоянного уточнения. В целом, анализируя понятия «социальное» и «общественное», следует обратить внимание на то, что человек является субъектом и объектом социального действия и научного познания. Его социальность как внутреннее, атрибутивное свойство индивида389 находит выражение во взаимодействии с обществом, что происходит посредством, в том числе, и языкового общения, и регулируется специфическими принципами .

Как показывает анализ, понятие «помощь» всегда определялось как содействие кому-либо в чем-либо, участие в чем-либо, приносящем

См. Злобин Н. Культурные смыслы науки. М, 1997. С. 213 .

облегчение кому-либо390. Этимологически это понятие восходит к корням «мочь» и «мощь» и, соответственно, предполагает функциональную характеристику нормы действия по отношению к объекту помощи:

поддержка, защита. Содержание и направленность действия обусловливаются наличием «трудной жизненной ситуации» субъекта помощи. Изначально «трудная жизненная ситуация» связывается с понятием «бедность». Бедные, больные, бездомные, вдовы и сироты определялись как те, кто не способен к самостоятельной жизни, но которые существовали потому, что общество было таким, каковым оно было .

Позднее происходит переосмысление этого понятия, когда оно связывается не только с социальным контекстом, но во все большей мере с жизненным сценарием индивида. Проблемы материального обеспечения отходят несколько на второй план. Решающей проблемой становится неуверенность в поведении клиентов и отсутствие у них определенных жизненных ориентиров, что обусловлено психо-социальными причинами. В настоящее время «трудная жизненная ситуация» трактуется как ситуация, нарушающая жизнедеятельность гражданина391 .

Понятие «социальная помощь» носит комплексный характер, определяющийся, прежде всего многосторонностью понятия «социальный», что, исходя из принципа ограничения, позволяет очертить границы данного понятия в пределах необходимости и достаточности его содержания, которое, в свою очередь, в полной мере зависит от того, что понимается под «трудной жизненной ситуацией» на данном этапе исторического развития. «Социальная помощь» - понятие, характеризующее разносторонние взаимоотношения в рамках индивидуум – общность», «индивидуум – общество» «общность – общность», «общность – общество», свойственные высшей – Ожегов С.И. Словарь русского языка: Под ред. Н.Ю.Шведовой. М., 1984. С. 484 .

См. Социальная работа. Российский энциклопедический словарь. М., 1997. С 195 .

социальной – форме движения материи в отличие от биологической, химической, физической;

определяющее содержание гражданского общества в плане характеристик специфического элемента основных видов общественных отношений (экономических, политических, культурнодуховных);

фиксирующее гуманистический характер теоретической и практической деятельности, связанный, прежде всего, с этическими нормами человеческого общения;

находящее выражение в процессе содействия и участия в разрешении трудной ситуации, возникающей на уровнях от индивидуального и общественного до социального в его всеобщем проявлении: национальном, классовом, возрастном, присущем определенному этапу исторического развития и т.д .

Концептуальная парадигма теории социальной работы характеризуется наличием дихотомии понятийного поля392 - христианского и языческого, между христианскими традициями и рациональными началами общественного призрения, противоречия между государственным характером призрения и частными формами благотворительности, между общественным призрением и социальными формами страхования и обеспечения, между социальной педагогикой и социальной работой как феноменами понятийного пространства - вот те основные дихотомические пары, позволяющие осмыслить процесс помощи и взаимопомощи в России .

На пересечении этих координат формировалось предметное поле теории современной социальной работы .

Следует отметить, что концептуальная схема современной теории социальной работы органично вобрала в себя основные элементы всех предыдущих теорий. При этом специфические понятия и категории См. Фирсов М.В. История социальной работы в России: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений .

М., 1999. С. 10-11 .

представляя собой схематическое отображение онтологической картины эмпирического опыта, образуют основу парадигмального формирования теории. Каждая из позиций парадигмы помощи определялась в процессе исторического развития специфическими понятиями в соответствии с диалектическими циклами познания. В настоящее время многие из этих понятий составляют основу горизонтального концептуального построения в рамках общей теории социальной работы .

На основе этого исследования можно выделить в рамках общей теории социальной работы доминирующие тенденции, которые определяются конечной целью и задачами исследования, что приводит к созданию понятийно-категориальных образований частных теорий внутри основной парадигмы. Концептуальную макропарадигму можно понимать как состоящую из двух компонентов: (1) множества концептуальных моделей и (2) различных гипотез, связывающих эти модели между собой и с важнейшими типами существующих в мире систем. Таким образом, то, что мы находим в учебниках, не является буквально самой теорией, а лишь утверждениями, определяющими модели, которые являются частью этой теории. Важны отношения подобия между концептуальной моделью в целом и некоторой реальной системой, рассматриваемой в качестве ее приложения, или модельным представлением этой системы. Так, многие ученые393 рассматривают теорию как семейство моделей, или даже семейство семейств моделей, которые посредством установления связей этих моделей с данными системами соотносятся с реальностью. Таким образом, как подчеркивает исследователь Х.Ленк394, целая теория представляет собой расширенное ядро, приводящее к теории-сети посредством добавления специализированных законов и соответствующих новых ограничений, ограничительных функций и новых предполагаемых моделей, вводимых в множество потенциальных моделей и См. Ленк Х. Эпистемеологические заметки относительно понятий «теория» и «теоретическое понятие»

// Философия, наука, цивилизация. Под ред. В.В. Казютинского. М., 1999 .

См. Там же. С. 162 .

осуществленных моделей. Короче говоря, теория является, следовательно, предикатом отношения, определяемым через множество потенциальных моделей приложений. Такой подход особенно остро предопределяет проблему структуры теории, которая усугубляется наличием междисциплинарных связей, характерных для конкретной области знания .

Актуальным представляется и анализ уровней знания с точки зрения его базового уровня. Как показывают исследования ученых, знание структурируется преимущественно на базовом уровне. Относительно него могут выделяться вышестоящий уровень и нижестоящий уровень. И здесь можно согласиться с мнением Дж. Лакоффа, который утверждает, что «специфичность базового уровня определяется теми свойствами, которые ассоциируются с категорией на этом уровне, в особенности со свойствами, характеризующими части целого. Это объясняется тем, что способ, с помощью которого мы расчленяем объект на составляющие, оказывается весьма значимым. Во-первых, части целого обычно коррелируют с функциями, и, следовательно, наше знание о функциях обычно ассоциируется со знанием о компонентах целого. Во-вторых, части определяют форму и тем самым то, как объект воспринимается и воссоздается в сознании. В третьих, мы взаимодействуем с вещами через их компоненты, и тем самым отношение «часть-целое» играет главенствующую роль в выборе тех теоретических концепций, которые могут быть использованы в научной деятельности человека»395 .

Понятийный аппарат теории находит выражение в терминах .

Терминологическое поле, по мнению ученых, представляет собой функционирующую систему языковых знаков, характеризующихся сложной взаимосвязью между собой. Тенденция к строгой системной организации обусловлена функциональным предназначением термина. Такая структура предполагает наличие определенного терминологического ядра, центра терминологического поля, которое является базовым для оформления

См. Лакофф Дж. Когнитивное моделирование. // Язык и интеллект. М., 1996. С. 164-165 .

различного рода отношений между терминами в составе теории, а также для образования новых понятий396. При этом базовые единицы терминологического поля представляют собой, как правило, терминыпонятия, или те лексические единицы, которые обозначают наиболее общие, основополагающие понятия данной сферы знания. С их помощью можно объяснить значения других терминологических единиц и терминологических сочетаний. Они служат основой для образования новых терминологических единиц и сочетаний, формируя тот контекст, в котором происходит терминологизация обычного слова. Как видим, различные уровни знания ассоциируются с определенной понятийно-категориальной сеткой, которая, в свою очередь, представлена соответствующей системой терминов .

Если говорить о теории социальной работы, то ее базовым, по заключению М.В.Фирсова, является термин «социальная работа»397. Он отражает круг проблем, представлений, феноменов реального мира, состоящих между собой в определенной логической связи. В соответствии с этим базовое понятие системно отражает многообразие мира и позволяет идентифицировать определенные научные знания .

В тоже время, как уже отмечалось, теория социальной работы оперирует категориями и понятиями, выраженными терминами смежных социальных дисциплин. Например, при рассмотрении социальных проблем общества используются такие социологические категории как «социальные процессы», «социализация», «социальные отношения», «социальная деятельность», «социум» и др. Эти понятия и категории группируются вокруг базового понятия, образуя ядро тезауруса теории социальной работы. Как считает В.Н.Ярская, «тезаурус теории социальной работы обширен. В нем пересекаются проблемные, смысловые и семантические поля самых важных направлений в рефлексии бытия социального человека См. Аликаев Р. С. Язык науки в парадигме современной лингвистики. Нальчик, 1999. С. 256 .

См. Фирсов М.В. Введение в теоретические основы социальной работы (историко-понятийный аспект) .

М., 1997. С.4 -5 .

и человеческого социума»398. При этом происходит обогащение и семантическое уточнение традиционных категорий, формирующих социально-гуманитарное знание, ядро тезауруса социальной работы. К таким категориям относятся, например, гуманизм, свобода, образ жизни, культура, человек, жизнь и смерть, экология, социум, социальное действие и др. Не вызывает сомнения, что вне этого ядра невозможны и концепция, и методология теории, и система основных смыслов и принципов, категорий и понятий .

Э. Гуссерль, обращаясь к проблеме структуры науки, выделил теоретические образования «высшего рода» и «региональные» и представил их отношения в сложной взаимосвязи: «Каждая из теоретических наук объединяет в целое некую идеально замкнутую совокупность, соотнося ее с известной областью познания, которая, в свою очередь, определяется каким-либо высшим родом. Решительное единство науки мы обретаем лишь через обращение к предельно высшему роду, то есть к соответствующему региону с его региональными компонентами – к высшим родам, объединяющимся и, возможно, основывающимся друг на друге в регионе рода. Строение наивысшего рода (региона) из отчасти дизъюнктивных, отчасти фундированных друг в друге (и, таким образом, охватывающих друг друга) наивысших родов соответствует строению относящихся сюда конкретностей из отчасти дизъюнктивных, отчасти фундированных друг в друге дифференций; такова, например, временная, пространственная и материальная определенность вещи. Каждому региону соответствует региональная онтология с целым рядом самостоятельных, замкнутых в себе, и, возможно, опирающихся друг на друга региональных наук, - каждая такая наука и отвечает одному из высших родов, сходящихся в единстве региона. Подчиненным родам соответствуют просто дисциплины или так называемые теории .

Ярская В.Н. Ядро тезауруса социальной работы // В поисках истины. Материалы методологического семинара по категориальному аппарату социальной работы. М, 1995. С. 25-26 .

Такая дисциплина постоянным образом лишена полной самостоятельности – лишена постольку, поскольку она по природе вещей вынуждена в своих выводах и в обосновании их располагать целым фундаментом сущностных выводов, образующих единство в соответствующем ему высшем роде»399. Исследования проблемы парадигмального формирования теории социальной работы с использованием аналитического подхода к ее предметному языку позволяют отнести ее к теоретическим образованиям одного из высших родов, представляющих социально-гуманитарную область знания. Теория социальной работы соответственно выступает в качестве своеобразного единства региональных наук, каждая из которых в отдельности также отвечает одному из высших специфических родов .

Несмотря на многообразие теоретических моделей социальной работы, исследования позволяют выделить объединяющие их черты, проявившиеся и на концептуальном уровне, и отражающие ориентированность на содействие формированию, осуществлению и реабилитации жизненных сил человека, его индивидуальной и социальной субъектности. С другой стороны, наличие такого многообразия свидетельствует о возрастании необходимости междисциплинарных исследований. Это обусловлено тем, что социальные цели и ценности, меняющие облик науки как социального института, и внутринаучные, когнитивные факторы начинают действовать в одном направлении, активизируя междисциплинарные связи400 .

Для формирования концептуальной парадигмы теории социальной работы имеет значение тот факт, что логические формы познания и осмысления действительности выступают связующим звеном между теорией и практикой, наукой и опытом, составляя главное содержание Гуссерль Э. Идеи к чистой феноменологии и феноменологической философии. // Язык и интеллект. М.,

1996. С. 63 .

См. Степин В.С., Кузнецова Л.Ф. Научная картина мира в культуре техногенной цивилизации М., 1994 .

С. 254-255 .

научной теории, позволяют логически непротиворечиво соотносить теоретические положения с реальностью. Система логических форм знаний теории социальной работы сводится к трем уровням401:

- практика социальной работы как непосредственный предмет исследования; семантические средства и логические формы, с помощью которых осуществляется переход от практики к логическим обобщениям, умозаключениям, формулирование закономерностей и тенденций; - система логических выводов, рекомендаций, принципов, имеющих целью преобразование и совершенствование практической деятельности. Наглядно это представлено в следующей схеме (2)402 .

В этой схеме социальная работа изображена как единство теории и практики. Структурное соединение двух частей системы обеспечивает опыт практики, который взаимосвязан с обеими областями. При этом теория критически рефлектирует общественное структурирование социальной работы, и критически изучает ее как конкретную практику. Обе составные части системы имеют свои собственные области ответственности, в которых они автономны относительно друг друга. Для практики - это, уровень деятельности. Для теории – это теоретико-познавательный уровень .

Теория связана с действием через определенные операции и деятельность .

Соотношение образования (обучения) и теоретической модели осуществляется в границах второго и третьего уровней в форме обмена и кооперации. Обе структуры, а не только образование, нуждаются в институционализированных формах постоянного характера .

См. Основы теории социальной работы. М., 1997. С. 84 - 85 .

См. Sommerfeld P. Soziale Arbeit – Grundlagen und Perspektiven einer eigenstndigen wissenschaftlichen

–  –  –

Концептуальный анализ теории социальной работы, проведенный на основе данной схемы позволяет вскрыть связи между знанием, исследованием и действием, и таким образом, увидеть основания науки в практической деятельности людей, позволяет теоретически представить процесс изменений, происходящих в теории и практике социальной работы и научной деятельности в этой области. Подобный подход к исследованию научной теории обусловливает наличие особого варианта концептуальной парадигмы, в основе которой находится понятие целерационального, учитывающего обратные связи действия. Роль языка как средства коммуникации и познания реализуется в трех формах403. Первая из них – обыденный, повседневный язык. Он служит основой приобщения человечества к двум другим формам: к языку как «дому бытия»

(Хайдеггер), посредством которого человек начинает понимать изначальную истолкованность мира как бытия до философской рефлексии;

к языку науки и философии, который сознательно созидается и надстраивается. Кроме того, для формирования тезауруса прикладной социально-гуманитарной теории существенным является и учет языка практики. Каждая из форм языка в качественном своеобразии, но и в единстве с другими реализует свои познавательные и коммуникативные возможности на соответствующем уровне .

С учетом перифирийных элементов границы теории социальной работы исторически определялись концептуальным построением «этика – экономика – государство».

На современном этапе макропарадигма этой теории формируется границами треугольника, характеризующего, по словам Ю.Хабермаса, новые «отношения между системой (экономикой и государством) и жизненным миром в условиях позднего капитализма», и представляемого учеными следующим образом Схема 3)404:

Современные общества с рыночной экономикой представлены в целом тремя различными общественными регуляционными сферами:

общность, рынок и государство .

См. Заиченко Г.А. Язык философии и метафизика // Историко-философский ежегодник98. М., 2000. С .

355-356 .

См. Effinger H. Sozialarbeitswissenschaft und personenbezogene Dienstleistung. // Sozialarbeitswissenschaft – Kontroversen und Perspektiven: Ronald Merten (Hrsg.) – Neuwied; Kriftel; Berlin: Luchterhand 1996. S. 191 .

Схема 3 .

Государство

–  –  –

Эти сферы перекрываются своими полями, частично взаимопроникают и в центральной части образуют междисциплинарное пространство, в рамках которого они проявляются в форме как специфических регулятивных принципов, средств, норм и ценностных систем, так и организационными типами. Таким образом, своеобразным ядром схематичного построения и является область социальной работы, определяющая соответственно концептуальные особенности ее теории, ее интегративный характер. Кроме того, концептуальная схема наглядно показывает те особенности, которые поозволяют рассматривать теорию социальной работы как область социально-гуманитарного знания .

В целом, концептуальный подход к формированию языка теории социальной работы в России, основываясь на подразделении знания на уровни пред-знания и собственно знания, позволяет рассматривать как ранние формы поддержки, которые, как правило, связываются с принятием христианства на Руси, так и архаические, родовые, которые являются архетипическими формами всех последующих систем помощи и защиты, исследуемых теорией социальной работы .

Анализ языка теории социальной работы позволяет концептуально выделять этапы изменения парадигмы помощи и взаимопомощи, связанные с изменением субъекта и объекта, институтов поддержки, идеологии помощи, на основе анализа изменений понятийного языка, его семантического плана .

Концептуальная парадигма помощи складывалась как система определенных смыслов и понятий, которые на доконцептуальном уровне познания восходят к эмоциональным аспектам межгрупповых отношений .

В ее развитии, по мнению М.В.Фирсова405, можно выделить четыре «понятийных взрыва» в XI, XVII, XIX, XX вв., предопределивших развитие концепций милосердия, призрения, социальной помощи, социального обеспечения, которые вошли в теорию социальной работы как основополагающие понятия различных микропарадигм .

Настоящее исследование предоставляет возможность идентифицировать процесс формирования концептуальной парадигмы теории социальной работы в соответствии с оформлением практики социальной помощи.

Основными тенденциями этого процесса являются:

во-первых, его социогенетическая обусловленность, начиная с уровня предпосылочного знания при постепенном переходе к специально-научному знанию, во-вторых, он представлен своей историей и генезисом развития в социально-историческом и социокультурном процессах;

в-третьих, с изменением субъекта помощи, со сменой социальных ценностей в обществе остаются механизмы помощи и поддержки, которые закрепляются в новой исторической реальности и теоретически осмысляются;

См. Фирсов М.В. История социальной работы в России: Учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений .

М., 1999. С. 10-11 .

в-четвертых, с развитием общественных отношений происходит расширение понятийных представлений о клиенте социальной работы с соответствующим увеличением спектра помощи и услуг, предоставляемых в рамках социальной помощи .

Таким образом, в настоящее время происходит расширение понятийных границ теоретической социальной работы, и основные направления только очерчивают понятийный контур познания, не исчерпывая всего многообразия теоретической мысли .

Однако, как показал анализ классификаций теории социальной работы, определение научного статуса социальной работы с позиций структурного подхода достаточно затруднено, что связано с обширностью междисциплинарных связей теории социальной работы с другими научными дисциплинами. В свою очередь это препятствует развитию тенденций к систематизации понятийного аппарата социальной работы .

Еще одной проблемой формирования концептуального поля теории социальной работы является многослойность понятия «социальный», употребление которого в различных словосочетаниях требует учета того или иного смыслового оттенка в зависимости от контекста. Эта особенность понятия «социальный» находит выражение, в первую очередь, в творческой активности по формированию определения «социальной работы» и «теории социальной работы». Чтобы избежать этих проблем научному сообществу можно было бы выработать общее и понятное для всех название деятельности, обозначающей социальную работу и, соответственно, название для ее теоретического обоснования. Однако в настоящее время обозначение «социальная работа» и для определенного вида деятельности, и для теории уже устоялось и активно используется учеными всех стран .

Литература:

Бадя Л.В. Благотворительность и меценатство в России. М., 1993 .

1 .

Бадя Л.В. Подвиг сострадания (Из истории российского благотворения) .

2 .

/ Российский журнал социальной работы 1995. №1. С. 48-53 .

Баркер Р. Словарь социальной работы (пер. с англ.) М., 1994 .

3 .

Барулин В.С. Социальная философия. М., 2000 .

4 .

Бернгард Г. Качественные и количественные методы исследования в 5 .

социальной работе./ Теория и практика социальной работы: отечественный и зарубежный опыт. Москва-Тула, 1993 .

Бернлер Г., Юнссон Л. Теория социально-психологической работы. М .

6 .

1992 .

В поисках истины. Материалы методологического семинара по 7 .

категориальному аппарату социальной работы. М, 1995 .

Григорьев С.И. Социальная культура, социальное образование и 8 .

социальная работа в современной России: пути самоопределения. // Российский журнал социальной работы. 1995. №1. С. 41-48 .

Гуннар Бернлер, Лисбет Юнссон. Теория социально-психологической 9 .

работы (Библиотека социальной работы). М., 1992 .

10. Гуслякова Л.Г. Объект, предмет и методы социальной работы .

Социальная работа в системе наук. Барнаул, 1995 .

11. Гуслякова Л.Г., Холостова Е.И. Основы теории социальной работы .

Учебное пособие. М., 1997 .

12. Данакин Н.С. Теория и методика (технология) социальной работы: Уч .

программа. М., 1992 .

13. Данилевский Н.Я. Россия и Европа. М., 1991 .

14. Демидова Т.Е. Общение: актуальные проблемы теории и социальной практики (Сравнительный анализ зарубежного и отечественного опыта):

Автореф. дис. канд. филос. наук. М., 1992 .

15. Дистервег А. Избранные педагогические сочинения. М., 1956 .

16. Зайнышев И.Г. Теоретико-методологические основы социальной работы // Социальная работа. М., 1992. № 6 .

17. Зарубежный и отечественный опыт социальной работы (учебнометодическое пособие). М., 1999 .

18. Зимняя И.А. Социоэкология личности - наука о социальной работе// Социальная работа. М., 1992. № 5 .

19. Козлов A.A. Социальная работа за рубежом: состояние, тенденции, перспективы: Сборник научных очерков. М., 1998 .

20. Кононова Т.Б .

21. Лавриненко В.Н. Философия социальной работы // Проблемы социальной работы в России (Материалы Первой Национальной конференции). М., 1995 .

22. Лэйси Х. Свободна ли наука от ценностей? Ценности и научное понимание. М., 2001 .

23. Медведева Г.П. Этика социальной работы. М., 1999 .

24. Менеджмент социальной работы / Под ред. Е.И.Комарова и А.И.Войтенко. М., 1999 .

25. Мчедлов М.П. Социальное развитие как атрибут цивилизованного общества: Методологический семинар. М., 1997 .

26. Нещеретний П.И. Предпосылки зарождения благотворительности в начальный период Российской истории. Курс лекций по истории. М., 1993 .

27. Общедоступный словарь по психологии, социологии и социальной работе. Барнаул, 1991 .

28. Орлова Э.А. Общественный статус социальной работы: культурноантропологическая интерпретация. // Российский журнал социальной работы, 1996. №2/4 .

29. Основы теории социальной работы. Учебное пособие. M., 1997 .

30. Основы социальной работы. / Под ред. П.Д.Павленка. М., 1999 .

31. Пантелеева Т.С., Червякова Г.А. Экономические основы социальной работы. М., 1999 .

32. Поппер К. Логика и рост научного знания. М., 1983

33. Проблемы теории и методологии социальной работы. М., 2000 .

34. Рамзей Р. Социальная работа: наука - профессия. К развитию концепции. М., 1991 .

35. Российская энциклопедия социальной работы. В 3 т. М. 1997 .

36. Словарь-справочник по социальной работе / Под ред. Е.И.Холостовой .

М. 2000 .

37. Современная социальная теория: Бурдье, Гидденс, Хабермас: Учеб .

пособие. Новосибирск, 1995 .

38. Сорокин П. Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992 .

39. Социальная работа / Под общ. ред. В.И.Курбатова. Ростов н/Д, 1999 .

40. Социальная работа: Введение в профессиональную деятельность:

Учебное пособие / Отв. ред. проф. А.А. Козлов, М. 2004 .

41. Социальная работа: методология, теория, технологии. Учеб пособие: В 2 ч. Ч. I. Саратов, 1998 .

42. Социальная работа. Российский Энциклопедический словарь. М., 1997 .

43. Социальная работа: теория и практика / Отв. ред. Е.И.Холостова, А.С.Сорвина. М., 2001 .

44. Социальное противоречие и отклоняющееся поведение: Межвуз. сб .

Красноярск, 1993

45. Степин В.С. Философская антропология и философия науки. М., 1992 .

46. Степин В.С. Эпоха перемен и сценарии будущего. М., 1996 .

47. Сторер Н. Отношения между научными дисциплинами. // Научная деятельность: структура и институты. М., 1980

48. Теория и методика социальной работы. Вып. 1. М.: 1993 .

49. Теория и методика социальной работы (Краткий курс). М., 1994 .

50. Теория и методика социальной работы. (Учебное пособие в вопросах и ответах) / Под ред. Панова А.М., Холостовой Е.И. М., 1996 .

51. Теория и методология социальной работы: Учебное пособие / С.И .

Григорьев, Л.Г. Гуслякова, В.А. Ельчанинов и др. - М.: Наука, 1994 .

52. Теория и практика социальной работы: отечественный и зарубежный опыт. Москва-Тула, 1993 .

53. Теория социальной работы / Под. ред. Е.И.Холостовой. М., 1998 .

54. Торохтий В.С. Развитие теории социального обеспечения в России // Первый всероссийский научно-педагогический социальный конгресс .

Материалы выступлений. 6 июня 2001 г. В.2 т. Т. II. М., 2001 .

55. Философия и методология науки: Учеб. пособие для студентов высших учебных заведений / Под ред. В.И. Купцова. М., 1996 .

56. Философия социальной работы. Монография. М., 1998 .

57. Фирсов М.В. Введение в теоретические основы социальной работы .

Москва-Воронеж, 1997 .

58. Фирсов М.В. История социальной работы: Учеб. пособие для студ .

высш. учеб. заведений. М.: «Академический проект», 2008 .

59. Фирсов М.В. Краткий курс истории социальной работы за рубежом и в России. Учебное пособие. М., 1992 .

60. Фирсов Социальная работа в России: теория, история, M.B .

общественная практика. М., 1996 .

61. Фирсов М.В., Студенова Е.Г. Теория социальной работы. М.:

«Академический проект», 2007 .

62. Фирсов М.В., Шапиро Б.Ю. Психология социальной работы. М., 2002 .

63. Холостова Е.И. Генезис социальной работы в России. М., 1995 .

64. Холостова Е.И. Место теории социальной работы в системе наук. // Зарубежный и отечественный опыт социальной работы. М., 1999 .

65. Холостова Е.И. Профессиональный и духовно-нравственный портрет социального работника. М., 1993 .

66. Холостова Е.И. Социальная работа: Учебное пособие. М., 2004 .

67. Холостова Е.И. Социальная работа: теоретико-методологические аспекты // Социальная работа / Под. ред. И.А. Вып. 6. М., 1994 .

68. Холостова Е.И. Социальная работа как феномен цивилизованного общества // Теория и практика социальной работы: проблемы, прогнозы, технологии. М., 1992 .

69. Холостова Е.И. Теоретико-методологические основы социальной работы // Социальная работа. М., 1992. Вып. 5 .

70. Червякова Г.А. О некоторых аспектах формирования отечественной школы социальной работы в России // Первый всероссийский научнопедагогический социальный конгресс. Материалы выступлений на пленарном заседании, секция и «круглых столах» 6 июня 2001 г. В 2 т. М., 2001 .

71. Широкова Т.А. «Термины и терминология политической экономии социализма». Автореферат диссерт. канд. филол. наук. М, 1978 .

72. Энциклопедия социальной работы. В 3 т. М., 1993 .

73. Юнгхольм С.-Э. Гуманистические ценности социальной работы. М., 1995 .

74. Ярская В.Н. Философия социальной работы: Вопросы преподавания // Социальная работа. М., 1992. Вып.5 .

Gekeler P. Dialektik – Welches ist Nutzen fr Theorie und Praxis der 1 .

Sozialarbeit? // Theorie und Forschung in der sozialen Arbeit / hrsg. Von Norbert Huppertz. – Neuwied; Kriftel: Luchterhand, 1998 .

Habermas J. Vorstudien und Ergnzungen zur Theorie des Kommunikativen 2 .

Handels. Fr./M., 1984 .

Kellner E. Wissenschaftliches Erkennen – Plan oder Intuition?: Erkennende 3 .

u. soziale Aspekte wiss. Ttigkeit / Eva Kellner – Berlin: Dietz Verl., 1987 .

Klassikerinnen der sozialen Arbeit: sozialpdagogische Texte aus zwei 4 .

Jahrhunderten – ein Lesebuch / Thole … (Hrsg.). – Neuwied; Kriftel:

Luchterhand, 1998 .

Lattke H. Sozialarbeit als Wissenschaft // Thole/Galuske/Gngler (Hrsg.) 5 .

Klassikerinnen der Sozialen Arbeit: Luchterhand, 1998 .

6. Leonard P. Towards a paradigm for radikal practice // Radikal social work / Ed. R. Bailey and N. Braik. L., 1975 .

7. Merten R. Wissenschaftstheoretische der Diskussion um “Sozialarbeitswissenschaft” // Sozialarbeitswissenschaft – Kontroversen und Perspektiven: Ronald Merten (Hrsg.) – Neuwied; Kriftel; Berlin: Luchterhand 1996 .

Natorp, P. Sozialpdagogik (1898). Theorie der Willenserziehung auf der 8 .

Grundlage der gemeinschaft. Stuttgart 1994 .

Mller C.W. (Hrsg.) Einfhrung in die soziale Arbeit. Weinheim 1985 9 .

10. Ringler D., Tpfer J. Soziale Arbeit 2000: Wege und Ziele unter Bercksichtigung von professioneller Handlungskompetenz / Katholische Fachhochschule Berlin: 1/1996;

11. Richmond M. Social diagnosis. - New York: Russel Sage Foundation, 1922 .

12. Sommerfeld P. Soziale Arbeit – Grundlagen und Perspektiven einer eigenstndigen wissenschaftlichen Disziplin // Sozialarbeitswissenschaft – Kontroversen und Perspektiven: Ronald Merten (Hrsg.) – Neuwied; Kriftel;

Berlin: Luchterhand 1996.Sozialpdagogik/Sozialarbeit – eine Einfhrung. Volker Spiess. Berlin 1977 .

13. Sozialsystem und soziale Arbeit in der Bundsrepublik Deutschland – Frankfurt am Main, 1988 .

14. Spielmann M. Systemik und Vernetzung – Welchen Beitrag leisten sie fr die der Sozialarbeit in Theorie und Praxis? // Theorie und Forschung in der Sozialen Arbeit/hrsg. Von Norbert Huppertz. - Neuwied; Kriftel: Luchterhand, 1998 .

15. Thiersch H. Rauschenbach Th. Sozialpdagogik/Sozialarbeit: Theorie und Entwicklung / Handbuch zur Sozialarbeit, Sozialpdagogik / Neuwied;

Darmstadt: Luchterhand, 1987 .

16. Walter Th. Phnomenologie – Ihr Nutzen fr die Theorie und die Praxis der Sozialarbeit und Sozialpdagogik. // Theorie und Forschung in der Sozialen Arbeit/hrsg. Von Norbert Huppertz/ - Neuwied; Kriftel: Luchterhand, 1998 .

17. Warmbrunn F. Hermeneutik – Ein unverzichtbarer Ansatz. Fr Theorie und Praxis der Sozialen Arbeit // Theorie und Forschung in der Sozialen Arbeit/hrsg .

Von Norbert Huppertz. - Neuwied; Kriftel: Luchterhand, 1998 .

18. Werder L.v. Aufstze ganzheitlicher Sozialarbeit. - HDZ Alice Salomon Fachhochschule fr Sozialarbeit und Sozialpdagogik Berlin. – Berlin, 1995 .

19. Winkler M. Vom Ende der Methode – Eine Skizze zur Entwicklung der Sozialen Arbeit. // Entwicklungen in der sozialen Arbeit. Soziale Arbeit in der Vernderung. 1995 .

20. Zink, D.: Der kologische Ansatz in der Sozialarbeit. In: Pdagogischer

Pages:     | 1 | 2 ||



Похожие работы:

«Приложение к приказу Министерства культуры Российской Федерации от ьолг 20^г. № Методические рекомендации по формированию штатной численности работников государственных (муниципальных) культурно-досуговых учреждений и других организаций культурно-досугового типа с учетом отраслевой...»

«БАШМАКОВА Анастасия Ивановна Тематическая концепция и композиционно-графическая модель культурно-образовательного журнала для молодежи ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА по направлению "Журналистика" (творческий проект) Научный руководитель – старший преподаватель П. Ч. Хан Кафедра медиади...»

«К 100-ЛЕТИЮ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ИНСТИТУТА КУЛЬТУРЫ II МЕЖДУНАРОДНЫЙ КОНКУРС ИСПОЛНИТЕЛЕЙ НА УДАРНЫХ ИНСТРУМЕНТАХ "DRUMTIME" Санкт-Петербург, Дворцовая набережная 2-4 18 – 23 марта 2018...»

«Сер.6.2009.Вып. 3 ВеСТНИК САНКТ-ПеТеРБУРГСКОГО УНИВеРСИТеТА УДК130.2 Ф. В. Фуртай, И. А. Кребель муСор иСтории и муСор маСС: аКСиолоГиЧеСКие ПерСПеКтиВы СоВременноЙ Культуры* Наэтоммерзкомклочкеземли. былоещемноговсякойвсячины: вилкииложки.непарныеноски, пы...»

«Министерство образования Республики Беларусь Учреждение образования "Гродненский государственный университет имени Янки Купалы" Землячества иностранных студентов ГрГУ им . Я. Купалы Материалы конкурса эссе 14 декабря 2018 года Творческая гостиная "Беларусь – перекресток национальных культур" Гродно, 2018 г. Списо...»

«Тибет, Священный Кайлас. Кора в полнолуние, Апрель 2018 23 апреля – 08 мая 2018 Путешествие к священной горе Кайлас, Центру Мира. Паломничество в невероятный Тибет, меняющее жизнь человека. Кора вокруг этой горы несет прощение грехов и возможно...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского Философский факультет Рабочая программа дисциплины Восточные и западные типы культур: компаративный а...»

«УДК/ББК 316.7 /60.561.3 ПОЛИТИКО-КУЛЬТУРНЫЕ ОСНОВЫ УПРАВЛЕНИЯ В ПОЛИТИЧЕСКОМ МЕНЕДЖМЕНТЕ Карпова Н.В., доцент, канд. социолог. наук, доцент кафедры политологии и социологии политических процессов соци...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Московский авиационный институт (национальный исследовательский университет)" УТВЕРЖДАЮ Проректор по учебной работе по учебной работе Козорез Д.А. ““ _20 РАБОЧАЯ ПРОГ...»

«"УТВЕРЖДАЮ" "УТВЕРЖДАЮ" Ректор Смоленской государственной Президент Всероссийской Академии физической культуры, федерации легкой атлетики спорта и туризма, Председатель Федерации легкой атлетики Смоленской области Г.Н.Грец Д.А.Шляхтин " " _ 2019 г. " "...»

«ПОЛОЖЕНИЕ о проведении областного фестиваля-конкурса юных музыкантов "В свете юных дарований"1. Цель фестиваля-конкурса юных музыкантов "В свете юных дарований". Областной фестиваль конкурс юных музыкантов "В свете юных дарований" (далее — Фестиваль конкурс), ор...»

«СОГЛАСОВАНО СОГЛАСОВАНО Управляющий делами Губернатора Заместитель Председателя Прави­ и Правителм^ва Алтайского края тельства руководитель Админи­ страции Губернатора и Правительства Алтайского края, Председатель Совета Д 3„ оА.Н. Степанов / 2019 года по вопросам реализации „государст­ " ве...»

«Комитет по физической культуре и спорту Администрации г.Н.Новгорода Открытый Кубок г.Н.Новгорода по плаванию 11-13 ноября 2009 г. б.Олимпиец,25 м 50 м баттерфляй-женщины 1 Шубинская Анастасия МС 1989 Н.Новгород Нижегородец 0.30.12 I 30 Вашурина-Никитин 2 Шарова Милана 1997 Н.Новгород Нижегородец 0.31.44 I 25 Вашурина Т.В. 3 Елшанкина Мария 1...»

«Извещение отдела культуры и информации Генерального консульства Японии в Санкт-Петербурге 1 марта 2019 г. Выставка "Филигранное мастерство Японии" Уважаемые жители Санкт-Петербурга и Ленинградской области! Генеральное консульство Японии в Санкт-Петербурге спешит довести до вашего сведения, что 7 м...»

«Здоровье, физическая культура и спорт в высшей школе: опыт, проблемы и перспективы УДК 796.011:316.324.8 Р. Ю. Домбровский, М. В. Созинов СПОРТ В ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОМ ОБЩЕСТВЕ Статья посвящена вопросам изменений в массовом, национальном и про фессиональном спорте и отдел...»

«Закон Челябинской области от 23 июня 2011 г. N 143-ЗО О компенсации расходов на оплату жилых помещений, отопления и освещения отдельным категориям граждан, работающих и проживающих в сельских населенных пунктах и рабочих поселках Челябинской области Статья 1. Предмет регулирования настоящего Закона Настоящий Закон устанавливает...»

«Правила соревнований ФКР по каратэ Кекусинкай (кумитэ), принятые 18.11.96, с дополнениями Президиума ФКР 27.01.04 1. Введение 1.1. Настоящие Правила составлены и действуют в Федерации Кекусинкай России с учетом Правил соревнований, принятых Международной Федерацией Каратэ (IFK).1.2. Настоящие Правила являются обязательными пр...»

«130 Раздел II. Негрская ("Чёрная") Африка в античных источниках. терминов и объём знаний античного мира о стране и её людях, 3) эфиопская тема в античной мифологии, 4) некоторые аспекты этнокультурных контактов с "эфиопами" и проблемы восприятия "эфиопов" античным миром. 1. ФИЗИЧЕСКИЙ ОБЛИК ЭФИОПОВ ПО АНТИЧНЫМ ИСТОЧНИК...»

«"СОГЛАСОВАНО" Замест председателя УТВЕРЖДЕНО ию распоряжением Октябрьской железной дороги Борщевский от Н. Ci 2018 г. Ш&'-^сщ. 18 г. ПОЛОЖЕНИЕ о литературном конкурсе "Полезные советы непослушным пассажирам"1.Конкурс "Полезные советы непослушным пассажирам" (далее Конкурс)...»

«МИНИСТЕРСТВО СПОРТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ" Физическая культура, спорт и здоровье в современном обществе Сборник научных статей Всеро...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.