WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

«© 1995 г., ЭО, № 1 Э. Ф р а т к и н ПРОБЛЕМЫ ПАСТУШЕСКОГО ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЯ В КЕНИИ (1950—1990) * Введение Сегодняшние подвижные скотоводы Кении стоят перед проблемой нега­ ...»

ЭТНОС И КУЛЬТУРА

© 1995 г., ЭО, № 1

Э. Ф р а т к и н

ПРОБЛЕМЫ ПАСТУШЕСКОГО

ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЯ В КЕНИИ

(1950—1990) *

Введение

Сегодняшние подвижные скотоводы Кении стоят перед проблемой нега­

рантированное™ и риска в отношении их животноводства в гораздо большей

степени, нежели во времена опустошительных эпидемий и голода конца XIX в .

Составляя менее 1 млц. человек в 25-миллионном населении Кении, подвижные скотоводческие группЬ включают маасаев (350 000 человек), туркана (250 000), покот ( 40 000), сомали (250 000), рендилле (25 000), боран (30 000) и габбра ( 25 000 человек). Все они населяют 70% территории страны, прежде всего ее саванны и пустынные районы. Хотя локальное положение кенийских п о д в и ж н ы х скотоводов значительно варьирует в зависимости от природной среды, их особых скотовод­ ческих способов адаптации и социальной истории, скотоводы сталкиваются с одними и теми же проблемами и процессами, воздействующими на их экономиче­ скую гарантированность и способность поддерживать свое подвижное скотовод­ ческое хозяйство. К ним относятся: 1) рост населения и нагрузка на пастбищные ресурсы; 2) преобразование прав собственности из общинных в частную собствен­ ность; 3) политическая нестабильность и экономическая неустойчивость, застав­ ляющие многие группы людей покидать прежние пастбищные территории и сос­ редоточиваться вокруг поселений и городов .

Речь идет о перенаселенности и воздействии роста населения на развитие Африки, о чем ведутся давние споры. Однако в этих спорах о подвижных ското­ водах говорилось недостаточно. Международные организации, финансирующие развитие стран Африки, прежде всего Международный банк реконструкции и развития, Фонд Рокфеллера и Совет по населению, считают, что. быстрый рост населения — основная проблема Африки. Их довод состоит, попросту говоря,,в том, что чем больше народа, тем больше потребностей в сфере социальных услуг, а это соответственно требует больших затрат на здравоохранение, социальное обеспечение, образование и т. д. Поглощаемые средства можно было бы исполь­ зовать для создания лучшей инфраструктуры (дороги, городские районы, про­ мышленные предприятия) или же для выплаты долгов международным спонсо­ рам, т. е. все тому же Банку реконструкции .

Агентства по развитию, занимающиеся аридными (засушливыми) областями Африки и их скотоводческим и земледельческо-скотоводческим населением, в значительной степени следуют тезису Гаррета Хардина о «трагедии общин», согласно которому в деградации природной среды засушливых областей Африки повинны именно скотоводы. Хардин доказывал, что подвижные скотоводы, как правило, перегружают перевыпасом общинные пастбища. Они стремятся максимально использовать ресурсы и загоняют на общинные земли скота больше, *Текст доклада на специальном заседании ежегодного собрания Ассоциации по изучению'Африки, происходившем 2—6 декабря 1993 г. в Бостоне и посвященном истории землепользования в Африке .

Автор — сотрудник ф акультета антропологии Пенсильванского университета .

чем это возможно. Тем самым достигается личная экономическая выгода за счет общины1 По мнению западных спонсоров, этот вопрос можно решить путем .

поощрения частного землевладения, т. е. создания огороженных ранчо, где ското­ вод, подобно Западному домовладельцу, мог бы «содержать» свою собственность .





Против взгляда Хардина, а также мальтузианского призрака переизбытка людей и их скота на земле возражали прежде всего социальные антропологи, работавшие с подвижными скотоводами2 Они показали, что частная собствен­ .

ность на пастбищные земли зачастую оказывалась несостоятельной вследствие их засушливости и изменчивости. Именно поэтому скотоводы сознательно под­ держивали обширные социальный связи (по браку, происхождению и дружбе), для того чтобы в случае необходимости пользоваться отдаленными пастбищами .

В спор вступили историки, изучающие более древние системы социальных связей в засушливых областях Африки 3. Они доказывали, что перенаселенность территорий у скотоводов скорее является следствием экономических и политических процессов, в результате которых они лишены самостоятельности и вынуждены перемещаться. Пример тому — скотоводы туареги и фульбе, вытес­ ненные с пастбищ сухого сезона в сахель обедневшими земледельцами хауса, которые сами были изгнаны с лучше орошаемых земель производителями товар­ ного арахиса в Западной Африке4. Противники Хардина ссылаются на рациональность и приспособляемость животноводства и становятся решитель­ ными защитниками скотоводов против политики развития, т. е. это как раз то положение, в защиту которого я ранее выступал 5 .

Тем не менее становится все труднее игнорировать последствия перенаселен­ ности как внутри скотоводческих обществ, так и вне их. Я склоняюсь к той точке зрения, что скотоводы — не «экологические злодеи» и не «экономические жерт­ вы», употребляя выражения О’Л ири6, а просто особое население, оказавшееся заложником гораздо более крупной проблемы Африки — проблемы взаимо­ действия человека и среды обитания. Рост населения, подрыв права землевла­ дения, расширение земледелия, экономическое преобразование и политическая ненадежность — все это взаимозависимые проблемы, непосредственно воздейст­ вующие сегодня на подвижных скотоводов. Я хотел бы подробнее про­ анализировать эти проблемы на примерах кенийских подвижных скотоводов маасаев, самбуру, боран и рендилле .

Рост населения При ежегодном приросте в 3,8% Кения обладает Адним из самых высоких темпов роста населения в мире (при таком темпе кенийское 25-миллионное насе­ ление через 18 лет удвоится; для сравнения — 21-миллионное население Тайваня при ежегодном приросте в 1,2% удвоится через 57 лет). Считается, что в Кении из-за высокого прироста населения снижается рост потребления (с годичного роста в 8% в 1960-е годы до 4% в 1980-е и до отрицательного роста в 1990-е годы), причем реальная заработная плата упала на 70%, в то время как расширяющаяся сеть социальных услуг в сфере образования, здравоохранения, транспорта и связи поглощает растущую долю правительственных расходов7 .

Большой рост населения в Кении, как и во всей Африке, обусловливается снижением детской и общей смертности при сохранении высокой рождаемости .

Смертность детей до пяти лет снизилась между 1960 и 1990 m на 50%; в 1979 г .

детская смертность составляла 140 на 1000 человек, в 1989 г. — 110 на 1000 человек. Такое улучшение положения объясняется усовершенствованием систе­ мы здравоохранения, особенно иммунизации против кори, полиомиелита, а также дифтерии — полиомиелита — столбняка, облегчением доступа к медицинской помощи. Хотя Кению отличает очень высокий уровень естественного вос­ производства — 6—7 детей на одну женщину в 1990 г., в действительности это снижение по сравнению с соответствующим показателем 8 детей по данным 1960-х и 1970-х годов .

Таблица 1 Рост населения в Кенни (1979—1989 гг.)

–  –  –

— — 1920 5474 — 1942 7395 — — — .

1954 — — ' — 1979 21794 — — — И с т о ч н и к : From W ater to World-Making: African Models in Arid Lands. Uppsala, 1990. P. 76 .

большие скопления вокруг главных водных источников, на пастбищах и вблизи.Городов. Концентрация населения прямо ведет к экономическим переменам и политическим конфликтам в этих регионах .

–  –  –

Споры о праве собственности у подвижных скотоводов ведутся, по очевидным причинам, скорее о стадах скота, чем о земле. Животные представляют собой признанную собственность отдельных лиц или домохозяйств. Они дают не только пищу для ежедневного потребления, но и являются формой богатства, использу­ емого для обмена ( включая приданое) и передаваемого по наследству. Земля может приобретать черты личной собственности в случае агроскотоводов, кото­ рые определяют права на землю для выращивания урожая, однако у подвижных скотоводов земля обычно считается общинной собственностью, обеспечивающей пастбищами, водой, солью, необходимыми для подвижного животноводческого производства. Общинная собственность — это не то же самое, что общая собст­ венность, когда общинное владение может удерживать особая социальная группа, у которой пришельцы должны просить доступа к пастбищам, воде и соли |8. Скот, вода и доступ к пастбищу — это сердцевина социальных отношений подвижного скотоводческого общества 1. Как нашли Даль и Меджорса, у кочевых боран права на колодцы принадлежат патрилинейным группам, но отдельные лица могут предоставлять доступ к колодцам свойственникам и членам другой социальной половины, что отражает основные культурные принципы солидарности и ува­ жения, связей по происхождению и по браку .

После провозглашения независимости в 1963 г. кенийское правительство пре­ небрегло традиционными понятиями о земельных правах в пользу капиталистических прав собственности и стало поощрять приватизацию общинных земель, развивая как создание групповых скотоводческих хозяйств (ранчо) у маасаев в 1960-е годы, так и индивидуализацию частного владения скотоводческими ранчо и фермами по производству пшеницы в округах Нарок, Каджиадо и Самбуру. В условиях независимости кенийское правительство стало выделять индивидуальные участки земли ( обычно с лучшими пастбищами и пос­ тоянным водоснабжением) прогрессивным маасаям, в том числе школьным учите­ лям, скотопромышленникам, лавочникам и чиновникам, новым «бигменам»

(илайгуанани киток)20 .

За этим последовали «групповые ранчо», так как правительство поняло, что значительная часть земель маасаев слишком скудна для ее использования в форме индивидуальных участков. Маасаи неохотно согласились с постановлением о групповых ранчо (вслед за Актом о групповых представителях от 1968 г.), где утверждалось, что формальное и законное владение общинными ресурсами является лучшей защитой от личного присвоения и миграции земледельцев на земли маасаев. Засухи 1968 и 1971 гг. показали непрочность границ групповых ранчо — разные группы маасаев продолжали пасти свой скот на землях, занятых их родственниками или добровольными объединениями по скотоводству. Впрочем, к 1980-м годам некоторые лица овладели регионами с лучшим водоснабжением, в частности склоном May в округе Нарок, который все более преобразовывался в район коммерческих ферм, выращивавших пшеницу 2. 1 Приватизация общинных пастбищ, конечно, не новость в Кении. Именно базовая земельная политика британского правительства способствовала изгнанию скотоводов-маасаев со значительной части долины Рифт (в округа Каджиадо и Нарок), когда белые поселенцы приобретали богатые пастбища в округах Лайкипиа, Накуру и Уасин Гишу. Хотя земледельцы нанди, кипсигис и кикуйю лишились многих своих земель в пользу белых поселенцев, именно они, а не маасаи, приобрели после независимости прежние маасайские земли .

В стране маасаев кочевые скотоводы сталкивались с большими трудностями на своих землях из-за установления границ групповых ранчо и ограничения выпаса скота в национальных охотничьих заповедниках, крупнейшие из которых ( Амбосели, Мара Маасаи, Тсаво) расположены в областях маасаев. Более того, в 1970-е и 1980-е годы в маасайских областях увеличивались в значительной сте­ пени товарное земледелие и скотоводство. На склоне May округа Нарок, например, в 1980—1985 гт. было продано, арендовано или нанято под крупные имения, выращивавшие пшеницу и ячмень, 320 тыс. га земли 22. Как утверждал Галати, важнейшим ресурсом, монополизировавшимся среди маасаев, был не столько скот, сколько земля 23 .

Самбуру. Подобный процесс происходит сейчас в округе Самбуру, в северо­ центральном регионе Кении В 1961 г. округ Самбуру подвергся экспериментам по устройству пастбищных комплексов — 31% (или 6400 км2) лучших пастбищ было размежевано для ограниченного выпаса. Вскоре последовало образование группо­ вых ранчо, несмотря на предпринятые попытки старейшин сумбуру коллективно проклясть любого участника этих планов. В 1970 г. кенийское правительство организовало в Маралель земельную контору, которая в 1972—1975 гг. разрешала спорные вопросы групповых, а позже личных прав на землю на плоскогорье Лероги .

Земля была поручена муниципальному совету Самбуру, который определял, каким семьям использовать ранчо; более того, количество скота ограничивалось, а мелкий скот совсем не допускался на эти земли, что вынудило бедные самбурские семьи, владевшие большими стадами мелкого скота, переходить в низины Лбарта близ Барагуи24. В течение 1970—1980-х годов самбурские групповые ранчо были разделены на индивидуальные участки; и, как и у маасаев, муниципальные советники Самбуру в числе первых получили личные участки земли — от 100 до 2400 га .

Сегодня плоскогорье Лероги превратилось из области преимущественного животноводства в область смешанного товарного хозяйства типа ранчо и вы­ ращивающего пшеницу. При этом самбурским скотоводам победнее пришлось уйти с плоскогорья Лероги на восток к Вамбе (где они должны обходить Самбурский охотничий заповедник) или на север к Барагую (где им приходится соперничать с растущими по численности скотоводами туркана). Многие молодые самбуру уходят в крупные города в поисках низкооплачиваемой работы сторожей и не знают, вернутся ли они к скотоводческому хозяйству 25 .

Северная Кения. Индивидуализация поземельных прав не проходила интенсивно в Северной Кении ( в округах Туркана, Марсабит, Исиоло, Ваджир или Мандера) отчасти потому, что это весьма редконаселенные районы ( например, округ Марсабит, имевший в 1979 г. население 96 216 человек, или 1,2 человека на 1 км2 да еще получающий мало осадков — 250—600 мм в год). Тем не менее, некоторые районы с большими земледельческими возможностями, в том числе гора Марсабит и холмы Харри в Марсабитском округе или район р. Уасо Ньиру в округе Исиоло, имеют тенденцию к индивидуализации и получению прав на землю. На горе Марсабит, близ столицы округа, земледельческие проекты, созда­ вавшиеся в 70-е годы для борьбы с голодом, привели к образованию густо насе­ ленных областей орошаемых ферм и плодовых садов: оседлые общины боран и рендилле в Сонга и Гудрас, насчитывающие несколько тысяч человек, производят капусту, кукурузу и древесный уголь для жителей города Марсабит, столицы округа, а оседлые ариааль рендилле из Кара ре, поселка с 2 тыс. жителей, снабжа­ ют Марсабит молоком и говядиной. Горное население составляет более 10% 100-тысячного населения округа, и в следующем десятилетии оно будет продол­ жать расти .

Сосредоточение населения на севере породило новую напряженность в доступе к пастбищам и водным ресурсам. Когда в 1992 г. я в последний раз посетил этот район, Марсабитский муниципальный совет уже начал выдавать права на земельные участки по марсабитской дороге и одновременно старался помешать Министерству природы и туризма расширить границы Марсабитского национального заповедника, где обитают крупнейшие в Кении слоны. Вызывает беспокойство тот факт, что между оседлыми боран и рендилле произошли столкновения из-за доступа к ме­ ханизированным водным устройствам на горе Марсабит. В то же время страдавшие от засухи габбра нападали (с автоматическим оружием) на стада рендилле, пасшиеся на склоне горы. Рост вооруженного насилия по всей Кении самым серьезным образом влияет на пользование землей .

Политическая ненадежность и возобновление войны Новая угроза земельным правам подвижных скотоводов в Северной Кении — это драматический рост военных действий и вооруженных набегов между со­ перничающими скотоводческими группами. В 1992 г. непрерывные вооруженные конфликты происходили между покот и туркана, габбра и рендилле, габбра и дассанеч, сомалийцами и боран. Конфликты эти не новы, но они достигли своего апогея как вследствие наличия большого количества автоматического оружия ( приобретенного у солдат, бежавших от гражданских войн в Сомали, Судане и Эфиопии), так и неспособности ( или нежелания) кенийского правительства оста­ новить насилие .

В прошлом году в Кении развернулся этнический конфликт. Его источником были состоявшиеся в 1992 г. выборы, особенно в земледельческих регионах провинции Долина Рифт. Календжин поддерживали президента Мои, в отличие от своих противников кикуйю и луо. Как в отношении насилия в Центральной Кении, так и в отношении войны скотоводов на севере полиция и армия реагировали медленно или вообще не вмешивались.

(Президент Мои заявляет:

«Если вы хотите многопартийные выборы, то получите вот что — межплеменную войну и распад Кении. Нам нужна сильная партия КАНУ».) Влияние политической нестабильности и военных действий на земельные права скотоводов и их доступ к пастбищам можно проследить на двух примерах:

боран Уасо в округе Исиоло и рендилле в Марсабитском округе. Боран — подвижные скотоводы, которых насчитывается около 30 тыс. (21 392 по переписи 1979 г.) в Кении и более 250 тыс. в Южной Эфиопии (где их называют оромо, или пренебрежительно галла). Многие боран перебрались в конце XIX в. в Северную Кению, спасаясь от эксплуатации амхарскими и тыграйскими солдатами Абиссинской империи Менелика II. Боран поселились вокруг горы Марсабит, причем небольшие группы их ушли на юг к р. Уасо Ньиру и на восток к р. Тана .

Вытесненные с р. Тана пришлыми сомалийцами, многие боран перешли к р. Уасо Ньиру, где к 1920 г. стали господствующей группой округа Исиоло. В 1934 г .

британцы провели пограничную линию между сомалийцами и галла, разделив округа Ваджир и Исиоло, и боран сосредоточились вокруг Исиоло, так как пасти скот в округах Самбуру, ВадЖир или Меру они не имели возможности. Северо­ кенийские боран сохранили традиционную религию или обратились в христианс­ тво, а те, которые поселились в Исиоло (известные как боран Уасо), обратились в ислам под влиянием сомалийцев, с которыми поддерживали неровные отношения и зачастую соперничали16 .

Когда в 1962 г. британцы провели среди жителей Северного пограничного округа референдум о том, хотят ли они оставаться в Кении или примкнуть к новому Сомали, то боран Уасо и родственные им сакуйе вместе с сомалийцами предпочли разделение, а северные боран вместе с немусульманами самбуру и рендилле пожелали остаться в Кении. К несчастью, после провозглашения в 1963 г .

независимости Кении с референдумом не посчитались, что привело в декабре того же года к просомалийскому восстанию .

Восстание повлекло за собой 7 лет насилия, известного под названием «войны шифта» ( шифта по-амхарски значит «разбойник»). При этом минировались дороги, нападали на скот, особенно принадле­ жавший рендилле, самбуру, ариааль и северным боран. Кенийская армия отвечала жестокими репрессиями в областях проживания сомалийцев и боран Уасо, конфискуя (или истребляя) их скот и загоняя скотоводов в «стратегические де­ ревни» (боран Уасо были заключены в три деревни — Габбра Тула, Мерти и Мадо Гаше близ Исиоло) .

Окончание «войны шифта» в 1969 г. совпало с периодом продолжительной засухи (1968—1971 гг.), в течение которой боран Уасо потеряли 95% своих верб­ людов, 90% мелкого скота и много крупного рогатого скота; Хогг считает, что 7 % эт, Бакстер находит, что.потеряна большая часть животных28. К 1982 г. 40% боран жили в бедности в городках округа Исиоло или близ них, перебиваясь изготов­ лением древесного угля, нанимаясь в пастухи, в ночные сторожа или занимаясь проституцией 29. Иные сумели завести собственные лавочки, хотя проведенное Хьортом исследование города Исиоло показало, что только одна из 50 лавок принадлежала боран, а большая часть остальных — преимущественно со­ малийцам, меру или индийцам 30. Теперь боран теряют пастбища вдоль р. Уасо Ньиру, и эти пастбища занимают сомалийцы, иммигрирующие из округа Ваджир .

Сомалийцы, составлявшие в 1940-е годы менее.10% населения округа Исиоло, составляли к 1980 г. 35%. Это привело боран к решению установить свои прегра­ ды на пастбищах, чтобы ограничить дальнейшую иммиграцию сомалийцев. Более того, большинство исиольских боран теперь оседлые земледельцы, они применя­ ют приемы обработки засушливых земель, заимствованные у прежних соседей по Эфиопии, консо и сидамо, и выращивают зерно главным образом для прокорма скота .

Рендилле. Из-за соперничества с другими скотоводами рендилле также изменили свои пастушеские приемы. В прошлом рендилле ( население 24 тыс.) специализировались на разведении верблюдов и мелкого скота и пасли своих животных в пустынях Кайсут и Чалби между горой Марсабит и озером Туркана,. .

После крупных людских потерь от оспы в конце XIX в., а также нашествий туркана и боран пастбищные земли рендилле все больше сокращались, особенно в районе озера Туркана — горы Кулал. Еще более ограничили их земли британские колониалисты, введя в 1919 г. «племенные пастбищные области», разделив рендилле, боран, габбра и заставив эти группы сосредоточиваться вок­ руг определенных источников воды: рендилле — в пустыне Кайсут (вокруг Карги), габбра — в пустыне Чалби (вокруг Майкона и Северного Хорра), боран — на горе Марсабит, а туркана и самбуру — в их собственных областях к западу и югу от озера Туркана (озеро Рудольф). Дассанеч были совершенно вытеснены из Кении в Эфиопию3l .

В 1930—1940-е годы многие рендилле поселились вокруг малых городов (Лаисамис и Арчере Пост), а стада свои пасли на отдаленных пастбищах под присмотром воинов и подростков. Эти города выросли после провозглашения независимости Кении, особенно в связи с тем, что западные миссии, в том числе католические, открывали церкви, школы и амбулатории в округах Марсабит и Самбуру. Местная инфраструктура, созданная миссиями, позволила этим округам быстро отреагировать на засухи в 1968—1971, 1976 и 1984 гг. Миссионерские • • j центры в Kopp, Карги и Лаисамис выросли в городки, когца там поселились сотни г рендилльских семей, чтобы получать шпцу, распределявшуюся церковью среди голодающих. К 1985 г.

более половины рендилле были постоянными жителями :

этих городов или их окрестностей, спасаясь как от засухи, так й о т частых набегов групп боран, сомалийцев, туркана и габбра .

После 1973 г. несколько тысяч рендилле переселились на гору Марсабит й занялись орошаемым земледелием, особенно в крупной общине Сонга (2 тыс .

человек), основанной Национальным христианским советом Кении. Те рендилле, которые по-прежнему пасут верблюдов, все чаще переселяются поближе к горо­ дам, особенно к Корр и Карги, так как соседние боран, сомалийцы, туркана и габбра все чаще совершают набеги на их стада .

Хотя стада рендилле периодически подвергались нападениям со стороны соседей, особенно туркана и боран, а также крупным набегам сомалийцев во время «войны шифта», до недавних пор это не были очень серьезные напа­ дения; они совершались преимущественно с использованием копий, а иногда ружей. Однако летом 1992 г. набеги стали особенно интенсивными: габбра, потерявшие в тот год более 50% верблюдов вследствие засухи, нападали на стада рендилле, дассанеч, боран и даже сомалийцев с автоматическими винтов­ ками, добытыми в Эфиопии. Если в прежних набегах ранили одного-двух человек, то теперь гибли десятки людей.

Опаснцсть постоянных вооруженных набегов на Северную Кению продолжается, тем более что этот регион не :

особенно хорошо контролируется правительством, занимающимся более круп­ ными проблемами Юга .

Выводы На землепользование подвижных скотоводов Кении непосредственно влияет рост населения, особенно экспансия земледельческого населения на скотовод­ ческие земли Юга, а на Севере — соперничество скотоводческих групп, стре­ мящихся к более сочным и безопасным пастбищам. Демографическое давление на ;

пастбищные земли происходит скорее в результате миграции пришельцев, чем из-за высокого естественного воспроизводства. К тому же идет постоянное пере­ селение бедных скотоводов из пастушеских районов в малые и большие города в ;

поисках работы по найму. Кроме демографического давления на подвижное ско­ товодческое землепользование на доступ к пастбищам и воде влияют перемены в хозяйстве — от подвижного скотоводства к оседлому земледелию. В лучше оро- ;

шаемых • маасайских областях Юга и на плоскогорье Лероги округа Самбуру скотоводческие земли быстро индивидуализируются и земельная собственность переходит в руки частных скотоводов или земледельцев-коммерсантов, частично принадлежащих к элите маасаев и самбуру. Скотоводы победнее среди маасаев и самбуру, не имеющие земельных прав, сгоняются с этих земель и вынуждены иметь дело с соперника ми-земледельцами кикуйю и камба, а 1 также с расширяющимися охотничьими заповедниками. По мере сокращения скотоводче­ ского хозяйства растет миграция маасаев, ищущих наемную работу в городах, особенно в Найроби .

Северные подвижные скотоводы сталкиваются с некоторым ростом земледелия и с посягательствами охотничьих заповедников, однако их главная проблема заключа­ ется в политической ненадежности и соперничестве с другими скотоводческими группами за пастбищные ресурсы. Конфликты эти отражают давнюю вражду; сегод­ ня используется автоматическое оружие, что приводит к гораздо большим жертвам, особенно среди детей и подростков, пасущих скот вокруг уединенных стойбищ. Я не думаю, что подвижные скотоводы обречены, но чтобы остаться жизнеспособной социальной системой, они должны получить гарантированные права на владение общинной землей и физическую защиту от нападений .

Перевод Ш. А. Богиной Примечания 1Oba Gefu. Changing property rights among settling pastoralists: An adaptive strategy to declining pastoral resources//B a x te r P. T. W. ( ed.). Property, Poverty and People: Changing Rights in Property and Problems of Pastoral Development. Manchester, 1990. P. 38 .

2 Horowitz M. M. The Sociology of Pastoralism and African Livestock Projects. AID Program Evaluation Discussion Paper № 6. The Studies Division, Office erf Evaluation, Bureau for Program and Policy Coordination. Wash., 1979; Horowitz M. M., Little P. D. African Pastoralism and poverty: Some implications for drought and famine//Glantz M. H. (ed.). Drought and Hunger in Africa. Cambridge, 1987; McCabe J. T. Drought and Recovery: Livestock dynamics among the Ngisonyoka Turkana of Kenya//Human Ecology-1987. № 15 (4). P. 371—385 .

r Franke R. IV., Chasin B. Seeds' of Famine: Ecological Destruction and Development Dilemma in the West African Sahel. Montclair. 1980; Sobania N. Pastoralist migration and colonial policy: A case study from northern Kenya.//J o h n so n D., Anderson D. ( eds.). The Ecology fo Survival: Case Studies from N. E. African History .

L., 1988; Scott E. P. (ed.). Life Before the Drought. Boston, 1989; Waller R. Emutai: Crisis and response in Maasai land, 1883— 1902/ / Johnson D., Anderson D. (ed.). Op. cit.; idem. A Magnet for Aliens: Kikuyu Settlement in Massai land//S p e a r T., Weller R. ( eds.). Being Massai: Ethnicity and identity in East Africa. L., 1993; W atts M. J. Silent Violence: Food. Famine and Paesantry in Northern Nigeria. Berkeley, 1983 .

4 Franke R. W., Chasin B. Op. cit .

5 Fratkin E. Surviving Drought and Development: Aridal pastoralists of Northern Kenya .

O’Leary M, F. Ecological Villains or Economic Victims: The case of the Rendille of Northern .

K enya//U N EP Desertification Control Bulletin. 1984. № 11. P. 17—21 .

' World Bank. World Development Report. N. Y.. 1992 .

8 Caldwell J. C, Caldwell P. The cultural context of high fertility in Sub-Saharan Africa//Population and Development Review 1987. № 1 3 (3 ). P. 409—437 .

9 Brass W., I d l y C. L. ( eds.). Population Dynamics of Kenya. Wash., 1993 .

10 Ibid .

’' Ibid .

2 Campbell D. J. The prospect for desertification in Kajiado District, K enya//Geographical Journal. 1986 .

№ 1 5 2 (1 ). P.4 4 —55 .

13 Roth E. A. A Reexamination of Rendille Population Regulation//American Anthropologist. 1993. № 95 ( 3 ).P.597—611 .

4 Brainard J. Herders to Farmers: The Effects to Settlement on the Demography of the Turkana Population of Kenya. PhD Dissertation. State University of New York. Binghamton .

Hogg R. The politics of changing property rights among Isiolo Boran pastoralists of northern Kenya/ /B a xter P. T. W. ( ed.). Op. cit. P. 20—31 .

16 World Bank.. .

17 Sobania N. Pastoralist migration and colonial policy: A case study from northern Kenya/ / Johnson D., Anderson D. ( eds.). The Ecology of Survival: Case Studies from N. E. African History'. L., 1988. P. 35 .

McCabe J. T. Drought and Recovery: Livestock dynamics among the Ngisonuoka Turkana of K enya//H um an Ecology. 1987. № 15 (4). P. 371—385 .

9 Baxter P. T. W. ( ed.). Op. cit .

0 Galaty J. T. Land and livestock among Kenyan M aasai//Galaty J. G., Salzman P. C. ( eds.). Change and Development in Nomadic and Pastoralist Societies. Leiden, 1981. P. 81 .

21 Galaty J. G. «This Land is Yours»: Social and Economic Factors in the Privatization, Subdivision and Sale of Maasai Ranches.//Nomadic Peoples. 1992. № 30. P. 26—40 .

2 Holland K. Land, livestock and people: New Demographic considerations for Kajiado Maasai. Discussion paper. № 5. East African Pastoral Systems Project. Department of Antropology. McGill University. 1987 .

23 Galaty J. G. Land and livestock.. .

24 Fumagalli С. T. An evaluation of development projects among East African pastoralists// African Studies ‘ Review: The Social Sciences and African Development Planning. 1978. Special issue. № 21 (3). P. 49—63 .

25 Sperling L. Wage employment among Samburu pastoralists of northcentral Kenya/ / Johnson D., Anderson D. ( eds.). The Ecology of Survival: Case Studies from N. E. African History. L., 1988 .

6 Hogg R. The politics of changing property rights..; H jort A. Savana Town: Rural Ties and Urba Opportunities in Northen Kenya//Stockholm Studies of Social Anthropology. 1979. Vol. 7 .

• 27 Hogg R. The politics of changing property rights.. .

28 Baxter P. T. W. (ed.). Op. cit .

29 Hogg R. The politics of drought: The pauperization of Isiolo Boran//D isasters. 1985. № 9 ( 1). P. 39—43 .

30 Oba G. Op. cit .

31 Sobania N. Op. cit .

Problems of Pastoral Land Tenure in Kenia (1950—1990) Pastoral population in Kenya currently face increasing constrictions of their herding lands and threats to traditional land tenure due to a combination of demographic, economic and political factors .

T he paper discusses problems of pastoral land tenure in Kenya, using examples from Maasai, Samburu, Boran and Rendille. It is argued that population pressure, combined with political insecurity and economic transition to sedentary agriculture, is aggravating problems of pastoral land use.




Похожие работы:

«НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ ДОМ БУРГАНОВА "ПРОСТРАНСТВО КУЛЬТУРЫ" SCIENTIFIC AND ANALYTICAL JOURNAL BURGANOV HOUSE "THE SPACE OF CULTURE" 2.2012 Table of content I.М. Sakhno Representation vs. Mimesis 8 V.A. Lagutenkova When t...»

«B.. В и ш н е в е ц к а я МАТЕРИАЛЫ АРХИВА И. Т. БЕЛЯЕВА КАК ИСТОЧНИК ПО ЭТНОГРАФИИ ПАРАГВАЯ На протяжении XIX—XX вв. страны Латинской Америки привлека­ ют пристальное внимание русских исследователей. Комплексное изуче­ ние этих стран началось...»

«РЬЬшчшттр^пй к ЛштЪЬш^питф^пЛ 103 Н. К. ТАГМИЗЯН. Теория музыки в древней Армении, Ереван, изд-во АН Арм. ССР, 1977, 320 стр . Музыкальное искусство древней и средневековой Армении является одной из...»

«И. И. ЛИСОВИЧ ВИЗУАЛЬНАЯ РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ УЧЕНОГО В ЕВРОПЕЙСКОЙ КУЛЬТУРЕ РАННЕГО НОВОГО ВРЕМЕНИ Статья посвящена исследованию динамики иконографии и визуальной репрезентации ученых от Средних веков к раннему Новому времени. Анализ парадных портрет...»

«Министерство спорта Российской Федерации ФГБОУ ВО "Волгоградская государственная академия физической культуры" 400005, г . Волгоград, пр.им. В.И.Ленина, д.78 Тел.: (8442) 23-01-95 Факс: (8442) 23-66-72 E-mail: academy@vgafk.r...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" ! ! В...»

«75 УДК 796:13 КУЛЬТУРНО-АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ СПОРТИВНЫХ БОЛЕЛЬЩИКОВ CULTURAL AND ANTHROPOLOGICAL CHARACTERISTICS OF SPORTS FANS С.А. Кутоманов S.A. Kutomanov Белгородский государственный национальный ис...»

«Никонов Денис Олегович КАРТИНА МИРА ЭТНОСА, ПРЕДСТАВЛЕННАЯ В ТЕМАТИЧЕСКОМ КОМПОНЕНТЕ ЕДА (НА МАТЕРИАЛЕ АНГЛИЙСКИХ, НЕМЕЦКИХ И РУССКИХ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ) В статье рассматриваются фразеологизмы с компонентом...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.