WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

«В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XX В. (К ПРОБЛЕМЕ СТРУКТУРЫ И ФУНКЦИЙ ТРАДИЦИОННЫХ СОЦИАЛЬНЫХ ИНСТИТУТОВ В ИНОНАЦИОНАЛЬНОЙ СРЕДЕ) Одним из основных средств противодействия н е б л а г о п р и я т н ы ...»

М. В. К р ю к о в

КЛАНОВЫЕ ОБЩЕСТВА КИТАЙЦЕВ-ИММИГРАНТОВ НА КУБЕ

В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XX В .

(К ПРОБЛЕМЕ СТРУКТУРЫ И ФУНКЦИЙ ТРАДИЦИОННЫХ

СОЦИАЛЬНЫХ ИНСТИТУТОВ В ИНОНАЦИОНАЛЬНОЙ СРЕДЕ)

Одним из основных средств противодействия н е б л а г о п р и я т н ы м условиям, в которых, к а к правило, о к а з ы в а л и с ь р а з л и ч н ы е и м м и г р а н т с к и е группы в с т р а н а х Нового Света, б ы л о стремление переселенцев объединиться д л я з а щ и т ы своих н а с у щ н ы х п р а в и интересов. С о з д а н и е более или менее з а м к н у т ы х общин на этнической основе явилось в а ж н ы м фактором, препятствовавшим ассимиляции иммигрантов. Изучение конкретных форм существования этих общин п р е д с т а в л я е т значительный интерес д л я понимания традиционной социальной о р г а н и з а ц и и переселенцев (известно, что именно в небольших группах, о т о р в а н н ы х от основного этнического массива, з а ч а с т у ю д о л ь ш е с о х р а н я ю т с я пережиточные формы традиционной к у л ь т у р ы ). С другой стороны, в иной этнокультурной среде н е и з б е ж н а о п р е д е л е н н а я т р а н с ф о р м а ц и я первоначальных социальных институтов, их приспособление к новым условиям .

П р о с л е д и т ь этот процесс можно, в частности, на примере истории китайской иммигрантской общины на К у б е 1 .

П е р в ы е партии китайских кули попали на Кубу в 1847 г.2 Вплоть до конца 1870-х годов на остров ввозили исключительно рабочих, законтрактованных д л я работ на с а х а р н ы х п л а н т а ц и я х сроком на 8 лет .

П о с л е з а к л ю ч е н и я в 1877 г. м е ж д у К и т а е м и И с п а н и е й специальной конвенции н а ч а л с я период «свободной э м и г р а ц и и » китайцев на К у б у 3 .

Анализ переписей населения Кубы п о к а з ы в а е т, что в XX в. м а к с и м а л ь ная численность китайских и м м и г р а н т о в на острове приходится на 30-е годы (около 30 тыс. чел.) 4. П р и этом существенно, что почти 80% китайцев, п р о ж и в а в ш и х на Кубе в 1942 г., приехали в страну в течение 10 лет — с 1917 по 1926 г.5, когда б ы л о временно отменено з а п р е щ е н и е иммиграции, введенное в 1902 г.6 Материалом для статьи послужили преимущественно данные газет на китайском языке, выходивших на Кубе и хранящихся сейчас в Национальной библиотеке им. X. Марта в Гаване: «Хуавэнь жибао» (издавалась с 1914 по 1961 г., с 1917 г. переименована в «Хуавэнь шанбао»; ниже цитируется как Х В Ш Б ) ; «Минынэн жибао» (1922—1961 гг., цит.— М Ш Ж Б ) ; «Каймин гунбао» (основана в 1923 г., цит.— К М Г Б ). Считаю своим приятным долгом выразить искреннюю благодарность сотруднику Национальной библиотеки А. Кастро и коллегам-этнографам Р. Лопесу Вальдесу, X. Вонг и А. Гевара Куско за помощь и содействие в работе над данной темой во время моего пребывания в Гаване в 1972—1973 гг .

/. Perez de la Riva. Documentos para lahistoria de las gentes sin historia: el trafico de culies chinos.— «Revista de la Biblioteca Nacional J. Marti», Ano VI, 1964, № 2;

H. B. Morse. The International relations of the Chinese Empire. London, 1923, v. 2, p. 165 .

G. Tejeiro. Historia ilustrada de la colonia china en Cuba. La Habana, 1947, p. 16 .

«Problemas de la nueva Cuba». N. Y., 1935, p. 38 .

Пань Чу-цзи. Люй гу хуацяо жэньши тунцзи (Статистические данные о китайских иммигрантах на Кубе). Гавана, 1942, с. 13, 14 (на кит. яз.) .





e G. Tejeiro. Указ. раб., с. 19 .

Первые китайские иммигрантские организации возникают на Кубе в конце 60-х годов прошлого века 7. Л е г а л и з а ц и я свободного въезда в страну и предоставление китайцам права пользоваться защитой со стороны консульства способствовали появлению таких организаций не только в Гаване, но и в других городах 8. По данным, приводимым Юй Чжи-цюанем, к началу 90-х годов на острове существовало у ж е 39 китайских иммигрантских обществ, созданных в 27 городах (в том числе 9 в Гаване) 9. О структуре и организационных принципах этих обществ известно очень немногое. Так, сообщается, что общество «Дацин хуэйгуань», созданное в г. Сагуа-ла-Гранде, ставило своей целью борьбу за поддержку маньчжурской династии. Несколько обществ объединяли выходцев из различных провинций юга Китая; в Гаване функционировало общество «Фучао тан», членами которого были уроженцы Фунзяни и Чаочжоу, а т а к ж е «Гуанфучао шэ», объединяющее фуцзяньцев, чаочжоусцев и гуандунцев. В г. Карденас существовало общество «Гуанфу тан», состоявшее из уроженцев Гуандуна и Фуцзяни .

Немногочисленные и разрозненные данные о китайских обществах 1860—1890-х годов позволяют все ж е говорить о том, что их структура и организационные принципы были несовершенными и не позволяли удовлетворительно решать проблему объединения китайских иммигрантов перед лицом трудностей, с которыми им пришлось столкнуться на Кубе .

Так, важнейшим идеологическим фактором, способствовавшим сплочению членов ранних китайских организаций на Кубе, был культ Гуань-гуна, покровителя торговли и богатства. В этом смысле весьма характерен следующий факт, сообщаемый А. Чуфатом. Члены одного из таких обществ д о л ж н ы были перед изображением Гуань-гуна давать клятву в том, что они не станут продавать свои товары по заниженным ценам, чтобы перехватывать покупателей у своих товарищей по обществу. Тем не менее один владелец магазина был уличен в нарушении клятвы. Когда с него потребовали объяснений, он ответил, что Гуаньгун — божество сухопутное и поэтому нет оснований опасаться его кары на острове, затерянном в океане 1 0 .

Несмотря на явно анекдотический характер этого сообщения, оно убедительно свидетельствует, что идеологические узы, связывавшие членов ранних китайских обществ на Кубе, были очень непрочными .

Поэтому у ж е в последнем десятилетии XIX в. в структуре китайских иммигрантских организаций происходят изменения. Многие общества распускаются. На смену им создаются новые. Меняются организационные основы обществ и принципы членства в них Жизненность вновь создававшихся обществ (подавляющее большинство их продолжает функционировать до сих пор) объяснялась прежде всего тем, что их организационные основы (принципы членства) в большей степени соответствовали традиционным для Китая типам социальных связей .

Одной из своеобразных черт социальной организации китайцев является длительное сохранение и активное функционирование социальных ячеек общества, основанных на узах родства .

Истоки такого рода организации, называемой по-китайски цзунцзу или цзу (иногда — цзя цзу), уходят в глубокую древность. По своим важнейшим признакам она может быть отнесена к клану (группа родственных семей, сохраняющих определенное хозяйственное и идеологическое единство, внешним выраA. Chuffat. Apunto historico de los chinos en Cuba. La Habana, 1927, p. 18 .

Там же, с. 91 .

М Ш Ж Б, 11—12.IX.1942 .

A. Chuffat. Указ. раб .

ХВШБ, 2.II.1917 .

Таблица1 Численность наиболее значительных групп китайцев-однофамильцев на Кубе в 1942 г.*

–  –  –

жением которого является общее наименование членов цзунцзу — ф а милия) .

Исследователи неоднократно отмечали, что клановая организация, являвшаяся в феодальном китайском обществе основой его социальной структуры, в XX в. сохранилась преимущественно в Южном Китае, главным образом на территории провинций Фуцзянь и Гуандун. Если вспомнить, что исторически китайская иммиграция связана прежде всего именно с этими районами, то становится понятной та исключительная роль, которую играла организация типа цзунцзу в жизни переселенцев .

Как неоднократно отмечалось исследователями, китайская иммиграция в XX в. часто определялась узами родства. Эмигрант отправлялся 57 .

т у д а, где у ж е обосновались его родственники. Это гарантировало ему наиболее благоприятные условия для устройства на новом месте .

Показательно, что в 1917 г., после опубликования декрета № 1707 о разрешении иммиграции на Кубу, китайское консульство в Гаване перевело декрет на китайский язык, издало его отдельной брошюрой и рекомендовало к а ж д о м у китайцу-иммигранту приобрести текст декрета и «разослать его своим родственникам в Китае» 12 .

Представление об узах родства как наиболее прочной и надежной основе для консолидации группы послужило основой для создания самой значительной категории китайских иммигрантских организаций на Кубе — клановых обществ .

Большинство клановых обществ на Кубе создавалось по принципу принадлежности всех их членов к одной фамилии. К а к показывают статистические данные, собранные китайским консульством в 1942 г., среди иммигрантов на Кубе были представлены в то время 153 фамилии. Численность китайцев, носивших одну и ту ж е фамилию, очень сильно варьировала (табл. 1) .

Начиная с первого десятилетия XX в., на Кубе было создано около 20 клановых обществ китайских иммигрантов. Их можно разделить на две группы. Первую из них составляют общества, объединяющие однофамильцев; вторую — общества, членами каждого из которых являются представители нескольких фамилий. При этом к первой группе относятся общества, имеющие наибольшие контингента однофамильцев; ко втор о й — те, которые, объединяя сравнительно малочисленные фамилии, в общей сложности достигают значительного представительства своих членов ( с м. т а б л. 2 ) .

Образование большинства клановых обществ относится к двум первым десятилетиям XX в. Тем не менее новые общества возникали и в более позднее время. Здесь следует отметить три тенденции .

Во-первых, образовывались общества, члены которых до этого вообще не были объединены по клановому признаку (в качестве примера можно привести общество «Е наньян тан») .

Во-вторых, представители одной фамилии, ранее входившие в какоелибо общество наряду с другими, теперь обособлялись. Так, в 50-х годах образовалось общество «Хуши гунсо» (ранее китайцы по фамилии Ху были членами «Аньдин тан» вместе с Лян, У и Ч э н ) ; через несколько лет «Хуши гунсо», впрочем, было распущено и Ху вернулись в общество «Аньдин тан» .

Наконец, в-третьих, некоторые общества однофамильцев делились .

Происходило это главным образом по политическим мотивам. Так, в частности, в начале 30-х годов часть иммигрантов по фамилии Хуан вышла из общества «Хуан цзянся таи» и создала самостоятельную организацию «Хуан юньшань тан» .

Иногда к обществам, включающим несколько фамилий, присоединялись представители какой-то новой фамилии, ранее не имевшей своей клановой организации. Примером такого рода может быть вступление в 1958 г. китайцев по фамилии Ж у а н ь в общество «Чжаолунь гунсо», которое до этого объединяло фамилии Тань, Сюй и Се 13 .

Все клановые общества, о которых выше шла речь, были созданы и функционировали в Гаване. Однако в число их членов входили т а к ж е и иммигранты, проживавшие в других городах Кубы. При этом в наиболее крупных городах создавались филиалы обществ. Так, «Лунган цзунгунсо» имело свои филиалы в Сантьяго, Камагуэе и Санта-Кларе;

«Ли лунси цзунгунсо» — в Камагуэе и Санта-Кларе; «Саньи тан» — в ХВШБ, 6.XI.1917 .

КМГБ, 11.VI.1958 .

•Сантьяго. В остальных городах, где проживали члены того или иного общества, из их числа избирались «представители». В 1940 г. общество «Лунган цзунгунсо» имело своих представителей в 52 городах; «Хуан цзянся тан» — в 44 и т. д .

Одной из характерных черт клановых обществ было то, что организации, объединявшие представителей одних и тех ж е фамилий и носившие одинаковые названия, существовали не только на Кубе, но и во многих других странах. Поэтому постепенно начала проявляться тенденция к налаживанию связей между соответствующими обществами разных стран и созданию международных клановых организаций .

Наиболее ярким примером этого является, по-видимому, общество

-«Лунган цзунгунсо» — первая из созданных на Кубе организаций такого типа. Общества, объединяющие Лю, Гуань, Ч ж а н и Ч ж а о, появились

•в Новом Свете в конце 70-х годов прошлого века. С тех пор число их непрерывно росло и к началу 50-х годов нашего столетия достигло почти полусотни. В 1946 г. была создана панамериканская организация обществ «Лунган цзунгунсо» (с 1955 г. она начала издавать свой собственный печатный орган «Лунган цзикань») .

Вскоре было принято решение проводить один раз в три года съезды всех обществ «Лунган цзунгунсо», существующих в различных странах Азии, Океании и Америки. Пятый съезд этих обществ проходил в Гаване в августе 1958 г. Н а нем присутствовали представители обществ «Лунган цзунгунсо» США, Канады, Мексики, Перу и Кубы, а т а к ж е 20 местных филиалов (в том числе из Сингапура, Гонконга и Австралии). На съезде обсуждался вопрос об укреплении связей с иммигрантами в странах Азии, о создании паназиатской организации обществ «Лунган гунсо» и на этой основе — Всемирной организации этих обществ 1 4. Штаб-квартирой Всемирной организации обществ «Лунган цзунгунсо» впоследствии стал Гонконг. И з б и р а я своих функционеров на очередной срок, гаванское общество «Лунган цзунгунсо» включало в их число и специального представителя во Всемирной организации 1 5 .

Идеологической основой создания «клановых» обществ было представление о родственных узах, связывающих их членов.

Вот к а к обосновывалась эта идея в одном из официальных документов общества «Лунган цзунгунсо»:

«Что больше всего ценится на свете? Жизнь. Чего более всего на свете бывает ж а л к о человеку? Имущества. Но усилий одного человека бывает недостаточно для того, чтобы защитить свою жизнь и свое имущество. Поэтому он вынужден использовать для этой цели силу коллектива. Так возникает мысль об организации общества .

На заре истории люди не имели городов и оружия для самообороны, они кочевали в поисках воды и пастбищ. У них не было общественных организаций. Но постепенно численность населения росла, а опасность в виде стихийных бедствий и угрозы со стороны соседей з а с т а в л я л а их д у м а т ь о средствах защиты. С этой целью возник клан. Общество и клан — вот орудия защиты жизни и имущества человека .

В странах Европы и Америки создано большое количество обществ, и это отнюдь не случайно... Со временем и наши соотечественники поняли значение обществ. Но если в странах Европы и Америки общественные организации отнюдь не новость, то клановые организации европейцам неизвестны. Такого рода организации свойственны лишь китайцам. Это значит, что у нас есть дополнительный шанс защитить свою жизнь и свое имущество» 16 .

КМГБ, 23.VIII.1958 .

КМГБ, 30.XII.1972 .

je ХВШБ, 20.11.1937 .

Символом единства членов кланового общества был его «первопред о к » — т о или иное историческое лицо, которому по традиции приписывал а с ь заслуга основания соответствующего клана. Культ героя-первопредка стал в клановых обществах важнейшим идеологическим началом, цементировавшим сплоченность их членов. Почитание основателя конкретного клана пришло на смену культу Гуань-гуна, покровителя вообще всех эмигрантов .

В помещении кланового общества, как правило, имелось изображение «первопредка», ему ежегодно приносились жертвы, что считалось одним из наиболее важных мероприятий в программе деятельности каждого из таких обществ .

Вот как описывает очевидец празднование дня рождения основателя клана Чэнь в обществе «Чэнь инчуань тан» в 1935 г.:

«В торжественно убранном з а л е внимание привлекает большое белое полотнище, на котором выведены слова „Торжества по случаю дня рождения первопредка Тайцю-гуна" на китайском и испанском языках; по обе стороны от него портреты нашего предка и его супруги, а т а к ж е китайский и кубинский государственные флаги. В десять часов утра началась церемония принесения жертв перед портретом предка. Президент общества Чэнь Жун-вэнь, руководивший ритуалом, просит всех встать .

Звучит торжественная мелодия. Приносящий жертвы занимает свое место, рядом с ним его помощник. Оба трижды кланяются портретам предка и его супруги, затем з а ж и г а ю т ароматические свечи, ставят на специальный столик вино, мясо и фрукты, а затем снова трижды кланяются...» 17 .

Среди «первопредков» фигурируют деятели самых различных эпох:

в истории Китая. Так, основоположником клана Линь считался некто Би Гань, родственник последнего правителя династии Инь (XI в .

До н. э.) 18; общество «Ли лунси цзунгунсо» почитало в качестве своего предка-покровителя древнекитайского философа Лао-цзы основателем к л а н а Л я н считался один из учеников Конфуция 2 0 ; члены общества «Хуан цзянся тан» считали своим «первопредком» некоего Хуан С я н а, чиновника времен Восточной Ханьской династии (I—II вв. н. э.) общество «Чжу пэйго тан» имело предка-покровителя в лице конфуцианского ученого эпохи Сун (XII в.) Ч ж у Си 2 2 ; основоположником кланам Юй, члены которого входили в общество «Юй фэнцай тан», считался чиновник Юй Цзин, прославившийся подавлением восстания чжуан в Южном Китае (XII в.) 23, и т. д .

Н а з в а н и е кланового общества состояло, к а к правило, из фамилии первопредка и наименования того округа (по дореспубликанскому административному делению), откуда он был родом. Так, основоположник клана Хуан был уроженцем округа Цзянся («Хуан цзянся тан»), клана Л и — Лунси («Ли лунси цзунгунсо»), клана Ч ж у — Пэйго («Чжу пэйго тан») и т. д .

В ряде случаев к фамилии «первопредка» добавлялось двусложное слово, обозначающее его наиболее выдающееся свойство или черту характера — «Ян цинбай тан» (цинбай — «простота и скромность»), «Лян чжунсяо тан» (чжунсяо — «верность и почтительность к старшим») и т. д .

ХВШБ, 18.XI.1935 .

ХВШБ, 25.1.1917 .

ХВШБ, 6.V. 1933 .

КМГБ, 31.1.1949 .

Хуан Чжи-цян. Хай вай хуанцзуя туаньти гайкуан (Общие сведения о клановых обществах Хуан за рубежом). Гонконг, 1970, с. 3 (на кит. яз.) .

КМГБ, 13.IX.1931 .

ХВШБ, 19.111.1937 .

С представлением о конкретном «первопредке»— основоположнике к л а н а связано и возникновение клановых обществ, представляющих несколько фамилий. В данном случае объединение этих фамилий основывалось на |реальном или легендарном факте сотрудничества «первопредков» при их жизни. Например, право членства в обществе « Ч ж и д э тан»

имели китайцы, носившие фамилии У, Чжоу, Цай, Вэн. Считалось, что

•соответствующие кланы были созданы сыновьями У-вана, первого правителя династии Ч ж о у (XI в. до н. э.): один из них наследовал престол отца, другие ж е основали царства У, Ц а й и Вэн, названия которых позднее стали фамилиями 2 4 .

Аналогичным образом объясняется происхождение общества «Лунган цзунгунсо» (фамилии Лю, Гуань, Ч ж а н, Ч ж а о ). Согласно исторической традиции, в смутное время после падения династии Хань (III в. н.

э.) три друга Л ю Бэй, Гуань Юй, Ч ж а н Фэй д а л и в персиковом саду клятву верности и союза:

«Мы, Л ю Бэй, Гуань Юй и Ч ж а н Фэй, хотя и не одного рода, но клянемся быть братьями, дабы, соединив свои сердца и свои силы, помогать друг другу в трудностях и поддерживать друг друга в опасностях, послужить государству и принести мир простому народу... Ц а р ь Небо и царица Земля, будьте свидетелями нашей клятвы, и если один из нас изменит своему долгу, пусть небо и люди покарают его!» 25. Позднее к кланам Лю, Гуань и Ч ж а н был присоединен еще один — Ч ж а о. «Объединение четырех фамилий Лю, Гуань, Ч ж а н и Ч ж а о восходит к клятве в персиковом с а д у, — у т в е р ж д а е т с я в одном из документов общества «Лунган цзунгунсо».—Целью этого союза была борьба против жестокости и несправедливости, а достигалась эта цель посредством взаимной помощи и выручки. На протяжении двух тысяч лет представители четырех фамилий были братьями и помнили о заветах своих предков, следовали их установлениям» 2 6 .

Клановые общества имели такую ж е сложную внутреннюю структуру, как и обычные кланы. Китайский клан делился обычно на несколько сегментов (тан), которые в свою очередь включали более мелкие подразделения (фан) 27. Стремление воссоздать подобную иерархию прослеживается и в клановых обществах на Кубе: большинство из них делилось на объединения более мелкого масштаба (гунсо или люйсо), а те — на фан. Например, общество «Хуан цзянся тан» включало в 30-х годах около двух десятков люйсо. В обществах, объединявших представителей нескольких фамилий, создавались подразделения по принципу членства однофамильцев. Так, в составе общества «Аньдин тан» (Ху, Лян, У, Чэн) существовало подразделение «Лян чжунсяо тан», членами которого были иммигранты по фамилии Л я н ; в « Ч ж а о л у н ь гунсо» (Тань, Сюй, Се, Ж у а н ь ) — «Таньцзя гунсо», объединявшее только Тань, и т. д .

В ряде клановых обществ существовали сегменты, членами которых были однофамильцы — уроженцы одной деревни. В качестве примера можно привести объединение выходцев из дер. Синьцунь (уезда Тайшань) пров. Гаундун, носивших фамилию Ли. Они образовали подразделение общества «Ли лунси цзунгунсо», называвшееся первоначально «Ли синьцунь люйсо». В начале 50-х годов на Кубе насчитывалось несколько сот уроженцев этой деревни, носивших фамилию Ли. Поэтому было принято решение организационно укрепить связи между ними, создав в рамках кланового общества «Ли лунси цзунгунсо» дочернее

•общество «Ли синьцунь цзычжисо» 2 8 .

ХВШБ, 5.VI.1950 .

Ло Гуань-чжун. Троецарствие. М., 1954, т. I, с. 19 .

ХВШБ, 20.111.1917 .

Ни Hsien Chin. The common descent group in China and its functions. N. Y., 1948 .

КМГБ, 3.1.1952 .

Анализируя структуру клановых обществ китайских иммигрантов на- .

Кубе, необходимо иметь в виду принципиальное различие в объективных условиях, необходимых для восстановления и функционирования клановой организации в иммигрантской среде, которые сложились в странах Юго-Восточной Азии и в странах Нового Света .

Сам характер эмигрантского движения китайцев в страны Юго-Восточной Азии был таков, что создавал благоприятные возможности для воссоздания в новой обстановке традиционных форм социально-бытового уклада. Суть организации кланового типа заключается в иерархичности соподчинения входящих в нее ячеек. Цзунцзу может нормально функционировать, лишь непрерывно ветвясь и создавая новые боковые линии родства. Это возможно только в условиях нормального самовоспроизводства иммигрантской общины .

В тех странах Юго-Восточной Азии, где существовало нормальное соотношение численности иммигрантов по признаку пола, такие условия для функционирования цзунцзу были налицо. Иное дело страны Нового Света .

Организаторы контрактации китайских кули во второй половине XIX в. хорошо понимали необходимость обеспечить удовлетворительную пропорцию между мужчинами и женщинами, вывозимыми на Кубу, что, в частности, специально предписывалось королевским рескриптом 1854 г.29 Однако сам характер контрактации был серьезным препятствием д л я достижения этого. В результате в 1861 г. среди 34 834 китайцев, находившихся на Кубе, было всего лишь 57 женщин 3 0. Абсолютное преобладание мужчин среди китайских иммигрантов характерно для всех стран Латинской Америки и США в XIX в. В Соединенных Штатах, например, с 1860 по 1910 г. женщины составляли от 3,6 до 6,5% китайского населения, и лишь позднее доля их начинается значительно увеличиваться, достигнув в 1960 г. 42,9%

–  –  –

На Кубе в 30-х годах доля женщин среди китайского населения составляла 5 %, что совпадало с соответствующим положением в Перу в 1940 г. 32 По данным переписи 1953 г., соотношение полов в китайской общине заметно варьировало в пределах отдельных провинций, в целом по стране оставаясь на прежнем уровне (см. табл. 3) .

Р. С. Campbell. Chinese coolie emigration to countries within the British Empire .

London, 1923, p. 111 .

A. L. Valverde. Estudios juridicos e historicos. La Habana, 1918, p. 43 .

S. Kung. Chinese in American life. Seattle, 1962, p. 33 .

A. J. Kwong. The Chinese in Peru.— «Colloquium on overseas Chinese». N. Y.,, 1958, p. 48 .

По данным на 1961 г., из общего числа 9735 китайских иммигрантов лишь 1068 (т. е. менее 11%) были женаты на кубинках. Если учесть, что дети от смешанных браков, как правило, считают себя кубинцами и порывают с китайской средой, то станет понятным, почему китайская община на Кубе могла увеличиваться исключительно за счет новых переселенцев. Начиная с 1930-х годов, когда приток новых иммигрантов практически прекратился, она о к а з а л а с ь обреченной на естественное старение .

Совершенно очевидно, что в рамках китайской общины па Кубе, лишенной возможности к самовоспроизводству, клановая организация не могла существовать в тех ж е формах, которые были характерны для нее к а к в самом Китае, т а к и, например, в Сингапуре, Таиланде или Камбодже .

Эта особенность была совершенно правильно отмечена С. Р. Л а й г е р, которая приходит к выводу, что «для структуры общины-клана в Китае характерным было членение по вертикали (связь поколений, связь потомков и предков), между тем как община китайских эмигрантов созд а в а л а с ь как организация горизнтальной интеграции, объединявшей преимущественно и главным образом людей одного поколения» 33 .

Все сказанное выше объясняет нам, почему китайские иммигрантские общества на Кубе, которые рассматривались своими членами как построенные на принципах цзунцзу, в действительности лишь по форме имитировали те прототипы, которые в иных условиях могли функционировать как жизнеспособные организмы .

Д л я объяснения того, почему эммигранты-однофамильцы, не связанные узами реального родства, могут объединиться в одном клановом обществе, была выдвинута идея о том, что первоначально их предки были родственниками, и поэтому сейчас з а д а ч а заключается лишь в восстановлении утраченных родственных связей. «За последние 70 лет,— писали в 1917 г. организаторы общества «Линь сихэ тан»,— члены нашего клана начали селиться на Кубе. На родине к а ж д о е ответвление клана Линь жило совместно на одной территории, и родственные отношения между его членами фиксировались в генеалогических книгах .

Трудно сказать, сколько нас в общей сложности оказалось д а л е к о от родных мест, но, встречаясь между собой, мы по-прежнему ощущаем узы родственной близости» 3 4. «Поддерживать отношения м е ж д у всеми семьями собратьев по клану, живущих на Кубе, и, следуя заветам предков, помогать друг другу и поддерживать в б е д е » — т а к формулируются цели создания общества «Чжидэ тан» 3 5 и т. д .

Взаимопомощь родственников, воссоединившихся благодаря созданию кланового общества, рассматривалась, таким образом, в качестве главной обязанности всех его членов .

Материальной основой такой взаимопомощи был общий фонд, создаваемый главным образом за счет членских взносов. Регулярная регистрация членов общества и контроль за уплатой ими взносов составляли одну из важнейших функций правления, избиравшегося в соответствии с уставом ежегодно 3 6. Общий фонд пополнялся т а к ж е за счет добровольных пожертвований состоятельных членов о б щ е с т в а У с т а в ы многих обществ предусматривали, что в случае «непредвиденных обстоятельств» собрат по клану может рассчитывать на единовременное безС. Р. Лайнгер. К вопросу о связях китайской эмиграции с Китаем (вторая половина XIX —начало XX в.).—В кн.: «История и культура Китая». М., 1974, с. 395 .

ХВШБ, 25.1.1917 .

ХВШБ, 3.VI.1950 .

Вступительный взнос составлял обычно 5 сентаво, ежемесячный — 3 сентаво (КМГБ, 2.II.1936) .

Имена наиболее щедрых жертвователей заносились в мемориальный список, вывешивавшийся в помещении правления общества .

63возмездное вспомоществование в размере до 300 песо; д л я организации похорон члена общества выделялось обычно 20 песо 38. На средства общего фонда нанимался адвокат для ведения дела члена общества, привлеченного к уголовной ответственности, а т а к ж е врач, оказывавший члена общества бесплатную медицинскую помощь .

Стремясь способствовать сплочению своих членов, ряд крупных клановых обществ («Хуан цзянся тан», «Чжу пэйго тан» и др.) выдвигает в 30-х годах идею «совместного проживания». Общество приобретало многоквартирное здание, в котором размещалось правление, а т а к ж е читальня, медицинский пункт, клуб и т. д. В этом ж е здании должны были жить и все члены данного общества. Расходы по переезду на новое место жительства оплачивало правление. Сосредоточение всех членов общества под одной крышей д о л ж н о было способствовать их сплочению и консолидации 39 .

Укреплению единства членов клановых обществ было призвано служить и создание специальных участков на китайском кладбище в Гаване, разграниченных по принципу принадлежности к той или иной фамилии. Ежегодные праздники поминовения усопших родственников были мощным средством поддержания идеи общности происхождения всех членов кланового общества. Именно эта ритуальная сторона их деятельности о к а з а л а с ь наиболее устойчивой традицией .

Любопытно, что необходимость поддерживать в порядке могилы однофамильцев рассматривалась иногда в качестве побудительного мотива создания соответствующего кланового общества. Это относится, в частности, к «Е наньян тан». Несмотря на то что на Кубе было довольно значительное число иммигрантов, носивших фамилию Е, самостоятельного общества, которое объединяло бы их, долгое время не существовало. Но вот в 1953 г. нескольким китайцам, посетившим кладбище, бросилось в глаза, что большинство могил, принадлежащих членам клановых обществ, находится в хорошем состоянии и исключение составляет только прах их однофамильцев. Были собраны средства и погребения членов клана Е были приведены в порядок. Но без соответствующего общества казалось невозможным регулярно выполнять церемонии поминовения погребенных. Поэтому и началась работа по созд а н и ю общества «Е наньян тан», которая успешно завершилась в 1956 г.40 Говоря о функциях клановых обществ китайских иммигрантов на Кубе, следует подчеркнуть два существенных момента .

Во-первых, будучи важной интегрирующей силой, способствовавшей объединению иммигрантов для противодействия неблагоприятным условиям среды обитания, существование клановых обществ во многом зад е р ж и в а л о формирование классового самосознания членов общины .

В китайской прессе, публиковавшейся на Кубе, нередко можно встретить утверждения о том, что социальная дифференциация в среде китайских иммигрантов здесь была выражена слабее, чем в других странах .

На Кубе «ет таких крупных богачей, как, например, Хуан Чжун-хань или Л у Ю в Малайе, писала газета «Хуавэнь шанбао» в 1917 г." Между КМГБ, 2.II.1936 .

Хуан Чжу-бинь. Дуйюй хуан цзянся тан фачжань танъу чжи шанцюэ (Предложения об усовершенствовании деятельности общества «Хуан цзянся тан»).—КМГБ, 18.1.1936 .

М Ш Ж Б, 27.III.1956. Аналогичное явление «мело место, в частности, в Камбодже .

Здесь вплоть до конца 1950-х годов практически не было клановых иммигрантских обществ. В 1959 г. муниципальные власти Пномпеня приняли решение перенести на другое место четыре китайских кладбища, после чего группы однофамильцев стали создавать клановые пантеоны, а затем и общества, основанные на клановом принципе (W. Е. Willmot. The Chinese in Cambodia. Vancouver, 1967, p. 86) .

ХВШБ, 3.11.1917 .

S4 тем уже в первые десятилетия XX в. на Кубе появляются крупные предприниматели— владельцы магазинов, банкиры. Одной из наиболее типичных в этом отношении фигур был коммерсант Хуан Гуань-е, попавший на Кубу в самом н а ч а л е века и вскоре создавший большое дело .

Он был одним из организаторов общества «Хуан цзянся тан» и газеты «Каймин гунбао» 4 2. Что ж е касается Чэнь Син-мэя, владельца универмага «Ваньбаохуа» на улице С а н - Р а ф а э л ь в Гаване, то д а ж е кубинцы называли его миллионером 43. Н а р я д у с деятелями этого типа в китайской общине на Кубе постоянно существовала прослойка, которой угрож а л о полное разорение, что усугублялось последствиями экономического кризиса в стране. Проблема безработицы и китайских нищих, просящих подаяние на улицах Гаваны и тем самым «позорящих доброе имя китайского иммигранта»,— одна из основных тем передовых статей в китайских газетах 30—40-х годов .

Клановые общества, пропагандировавшие идею «братства» всех китайцев-однофамильцев, маскировали социальную дифференциацию в среде иммигрантов, и неудивительно поэтому, что первые рабочие организации среди китайского населения Кубы появились в 20-х годах не в Гаване, а на периферии, в провинции Ориенте главным образом .

Именно там в 1929 г. коммунист Хуан Тао-бай (Хосе Вонг) начал издавать нелегальную рабочую газету «Гуннун хушэн», разоблачавшую стремление лидеров китайской общины «воспрепятствовать сплочению трудящихся китайцев-иммигрантов на классовой основе» 4 4 .

Необходимо подчеркнуть т а к ж е и другую особенность функционирования клановых обществ китайских иммигрантов на Кубе.

Объединение однофамильцев в клановых обществах имело свою оборотную сторону:

чем крепче были узы, связывавшие членов одного кланового общества между собой, тем более отчетливо противопоставлялись они другим членам общины .

В этой связи уместно напомнить, что в китайской общине в Бангкоке в конце 40-х годов развернулась дискуссия о целесообразности существования иммигрантских обществ, основанных на регионально-земляческом принципе. Многие молодые китайцы-иммигранты подчеркивали, что узкий регионализм мешает формированию представлений об общности целей и нужд общины в целом Критика молодого поколения китайской общины в Т а и л а н д е была направлена против землячеств прежде всего потому, что именно региональные связи составляли там основу субструктур общины (в Таиланде проживают китайцы из нескольких южных провинций К и т а я ). На Кубе, где важнейшим принципом сегментации общины была принадлежность к клановой организации, на первом плане закономерно о к а з а л а с ь проблема отношения к объединениям на клановой основе .

Особую остроту вопрос о клановой организации и о соотношении кланового и национального самосознания приобрел на Кубе в конце 30-х годов .

В документах ряда обществ в этот период неоднократно подчеркивалась мысль о том, что клановая организация представляет собой низовую ячейку современного китайского общества. С этой точки зрения создание и укрепление клановых обществ рассматривается к а к шаг на пути к укреплению китайской государственности. Один из видных деятелей китайской общины писал, например, следующее: «Государство представляет собой совокупность провинций. Провинция состоит из уездов. Уезд включает в себя несколько волостей. А волость или деревня М Ш Ж Б, 10.11.1937 .

КМГБ, 5.Х. 1949 .

ХВШБ, 26.VIII.1933 .

G. W. Skinner. Leadership and power in the Chinese community of Thailand. Ithaca, 1958, p. 114, 115 .

5 Советская этнография, № 2 65 потому может быть волостью или деревней, что основу их составляет цзунцзу. Если мы поймем это, то будет ясно, что цзунцзу является важнейшей ячейкой нашего государства. А раз это так, то объединение и консолидация членов цзунцзу совершенно необходимы» 46 .

Постоянно указывается т а к ж е на то, что кланы исконно присущи китайскому образу жизни, соответствуют историческим традициям китайцев. «Тот факт, что в Китае существует клановая организация, не есть результат чего-то искусственно привнесенного. Она возникает естественно. В н а ч а л е — одна семья, но через несколько лет, с увеличением количества ее членов, м а л а я семья превращается в большую семью —- клановую самоуправляющуюся организацию. Всех членов клана связывает кровное родство. Поэтому в любом мероприятии, будь то взаимная помощь в случае бедствия, женитьбы или похорон, принимают участие все члены клана, начиная с близких родственников и кончая дальними. Поэтому мы и говорим, что клановая организация совершенно несомненно является результатом естественного развития» 4 7 .

Сторонники другой точки зрения утверждали, что клан (цзунцзу) и нация (гоцзу) соотносятся между собой как два принципа организации общества — вертикальный и горизонтальный. Особенность социального строя К и т а я состоит в преобладании первого принципа. «Если попытаться предельно лаконично сформулировать источник всех бед Китая, то он заключается в том, что для китайца превыше всего — представление о его клане»,— писал в 1940 г. один из деятелей китайской общины на Кубе 4 8 .

Дискуссии, связанные с проблемой клановой организации в Китае и целесообразностью сохранения клановых обществ в р а м к а х иммигрантских общин за его пределами, о т р а ж а л и объективные противоречия, существовавшие внутри этих общин. Однако тот факт, что вплоть до 50-х годов на Кубе продолжали появляться новые клановые объединения китайцев, свидетельствует о преобладании традиционных форм социальных связей в среде иммигрантов .

Китайская община в том виде, как она существовала на Кубе на протяжении первой половины XX в., представляет собой, таким образом, достаточно сложную структуру, отдельные элементы и уровни которой составляли в своей совокупности некую динамическую равнодействующую различных по своему характеру факторов .

Р е ш а я в целом з а д а ч у консолидации китайских иммигрантов и в известной мере препятствуя процессу их ассимиляции, община достигала этого средствами, которые определялись уровнем этнического развития китайцев в целом. Преобладание традиционных социальных связей, вступавших в противоречие с объединением группы на чисто этнической основе, являлось следствием недостаточного уровня этнической консолидации китайцев в рассматриваемое время. Это не позволяет согласиться с выводом К. Фитцжеральда о том, что китайцы за рубежом представляют собой «в высшей степени единообразный и сплоченный этнос, являющийся, несмотря на то что он разделен морями и границами, одним народом с общим культурным населением» 4 9 .

–  –  –

Characteristic of the structure of immigrant communities severed from their main ethnic area (and usually living under unfavourable conditions) is a resurrection of traditional social institutions: some of these emerge anew in the new environment, and that in a peculiar, transformed shape. In the case of Chinese communities in the countries of North and Latin America, imitative clan-type organizations are typical. The structure and functions of such associations are dealt with in the paper, the Chinese community in Cuba of the late 19th and the first half of the 20th century being cited ?s an example .

It is demonstrated by materials from the Chinese press published in Cuba during this period that such «clan» organizations uniting compatriots bearing the same surname served not only as a consolidating but, at the same time, as a desintegrating factor .

The predominance among Chinese immigrants of clan self-identification as against an all-national self-consciousness is evidence that the process of the formation of the Chinese nation was not yet completed in the early 20th century.




Похожие работы:

«МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РФ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ ИСКУССТВОЗНАНИЯ г. Москва, Козицкий пер., 5 Международный Форум молодых исследователей искусства НАУЧНАЯ ВЕСНА-2018 г. Москва, 9–18 апреля 2018 г. Организатор конференции: Государственный институт искусствознания Координаторы:...»

«проект ПОСТАНОВЛЕНИЕ Комитета Государственного Совета Республики Татарстан по образованию, культуре, науке и национальным вопросам Об отчете о деятельности органов исполнительной власти Республики Татарстан за 2018 год Рассмотрев и обсудив отч...»

«о проведении X юбилейного областного спортивного телевизионного фести­ валя школьников "Веселые старты" I. Цели и задачи X юбилейный областной спортивный телевизионный фестиваль школьников "Веселые старты" (далее —Фестиваль) проводится с целью про­ паганды здорового...»

«"УТВЕРЖДАЮ" "УТВЕРЖДАЮ" Ректор Смоленской государственной Президент Всероссийской Академии физической культуры, федерации легкой атлетики спорта и туризма, Председатель Федерации легкой атлетики Смоленской области Г.Н...»

«Министерство культуры Тульской области. Государственное профессиональное образовательное учреждение Тульской области "Новомосковский музыкальный колледж имени М.И. Глинки" Новомосковское территориальное методическое объединение. Пл...»

«"А.Байтрсынов атындаы останай РГП "Костанайский государственный мемлекеттік университеті" университет имени А.Байтурсынова" РМК Протокол заседания комиссии Костанайского государственного университета имени А.Байтурсынова по присуждению образовательных гранто...»

«DOI: 10.30570/2078-5089-2018-88-1-148-171 Л.Е.Бляхер, М.Л.Бляхер ЗОМИЯ НА АМУРЕ, ИЛИ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПОРЯДОК ПРОТИВ ПОРЯДКА ВНЕ ГОСУДАРСТВА Леонид Ефимович Бляхер — доктор философских наук, профессор, зав. кафедрой философии и культурологии Тихоокеанского государственного университета (Хаб...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.