WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

«ПЛАХОТНАЯ Юлия Ивановна МОДЕЛИРОВАНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО ПРЕДВЫБОРНОГО ДИСКУРСА (когнитивно-прагматический аспект) ...»

На правах рукописи

ПЛАХОТНАЯ Юлия Ивановна

МОДЕЛИРОВАНИЕ

ПОЛИТИЧЕСКОГО ПРЕДВЫБОРНОГО ДИСКУРСА

(когнитивно-прагматический аспект)

Специальность 10.02.19 – теория языка

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

кандидата филологических наук

Челябинск – 2014

Работа выполнена на кафедре романских языков и межкультурной

коммуникации ФБГОУ ВПО «Челябинский государственный университет»

Научный руководитель доктор филологических наук, профессор Попова Наталья Борисовна

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор, проректор по научной и инновационной деятельности ФГБОУ ВПО «Уральский государственный педагогический университет»

Чудинов Анатолий Прокопьевич кандидат филологических наук, доцент кафедры международных коммуникаций ФБГОУ ВПО «Южно-Уральский государственный университет»

(Национальный исследовательский Университет) Кошкарова Наталья Николаевна

Ведущая организация: ФБГОУ ВПО «Кемеровский государственный университет»

Защита состоится 30 июня 2014 года в 16 часов на заседании диссертационного совета Д 212.296.05 на базе ФГБОУ ВПО «Челябинский государственный университет» (ЧелГУ) по адресу: 454001, г. Челябинск, ул .

Братьев Кашириных, д.129, ауд. 346 .

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале научной библиотеки

ФГБОУ ВПО «Челябинский государственный университет» по адресу:

454001, г. Челябинск, ул. Братьев Кашириных, д.129 и на сайте www.csu.ru .

Автореферат разослан «___» ________ 2014 г .

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат филологических наук С. И. Симакова

Общая характеристика работы

Реферируемая диссертация посвящена исследованию диалогической речи в области политического предвыборного дискурса. На основе проведенного анализа речевого материала предвыборных дебатов представлена когнитивно-прагматическая модель политического предвыборного дискурса .

Актуальность исследования. В современном обществе в связи с обострённой политической ситуацией в мире в целом и каждой стране в отдельности диалог между политиками приобретает особую значимость .

Одной из диалогических форм политического дискурса являются предвыборные дебаты, направленные на представление кандидатами своей политической платформы, на обмен мнениями по острым социальнополитическим проблемам .

Актуальность исследования предвыборного дискурса определяется необходимостью изучения социальной значимости политического дискурса в целом и важностью осмысления этого понятия современной лингвистикой в ее когнитивной, прагматической и коммуникативной направленности .

Теоретического осмысления требует изучение устно-продуцируемой диалогической формы предвыборного дискурса, в ходе которого осуществляется специфическое функционирование всех когнитивных процессов и прагматических установок, влияющих на взаимопонимание политических оппонентов, а также на понимание процесса дебатов слушателями, от которых зависит исход выборов .

Объектом настоящего исследования является политический диалогический дискурс в ситуации предвыборных дебатов на пост президента РФ .

Предметом исследования выступают когнитивные процессы и коммуникативно-прагматические установки, происходящие в диалогической речи политических оппонентов и наблюдаемые на конкретном материале выступлений кандидатов .





Теоретической базой исследования послужили научные работы отечественных и зарубежных учёных в разных областях теории языка:

• общей лингвистики (А. А. Потебня, А. А. Реформатский, Э. Сепир, Ф. Ф. Фортунатов, Л. В. Щерба);

• когнитивной лингвистики (В. Барнетт, Р. Джэкендофф, Е. С. Кубрякова, А. Е. Кибрик, И. М. Кобозева, Дж. Лакофф, Р. Лангакер, З. Д. Попова, И. А. Стернин, П. Тагард, Л. Теньер, Ч. Филлмор, У. Чейф, и др.) и когнитивной психологии (Б. М. Величковский, Р. Л. Солсо, Г. П. Щедровицкий);

• психологии и психолингвистики (А. А. Брудный, Б. М. Величковский, Л. С. Выготский, И. Н. Жинкин, В. А. Ковшиков, А. Н. Леонтьев, А. А. Леонтьев, Б. Ф. Ломов, А. Р. Лурия, Д. Слобин, О. К. Тихомиров, Т. Н. Ушакова);

• прагмалингвистики (Н. Д. Арутюнова, И. Д. Брэддок, Г. П. Грайс, Г. Лассуэлл, Дж. Лич, Дж. Сёрль, А. Н. Баранов, О. С. Иссерс, В. И. Карасик, И. П. Сусов);

• социолингвистики (У. Брайт, С. М. Эрвин-Трипп, Э. Хауген);

• теории дискурса (Р. Водак, Т. ванн Дейк, В. Кинч, П. Серио, М. Пешё, В. Г. Борботько, В. И. Карасик, М. Л. Макаров, М. Ю. Олешков, Е. В. Сидо ров, М. Фуко, В. Е. Чернявская);

• теории речевой коммуникации (М. М. Бахтин, А. Вежбицка, С. И. Вино градов, О. Я. Гойхман, В. Б. Кашкин, М. Р. Львов, Дж. Остин, Г. Г. Почепцов, А. А. Реформатский);

• политической лингвистики (Н. В. Базылев, А. Н. Баранов, В. Бенуа, Э. В. Будаев, В. З. Демьянков, Г. Лассвелл, П. Лазарсфельд, Дж. Лакофф, Э. Хауген, К. де Ландтсхеер, В. А. Маслова, Н. Фэрклау, А. П. Чудинов, Е. И. Шейгал) .

Цель настоящей работы – моделирование когнитивно-прагматического процесса политического предвыборного дискурса .

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

1. Сопоставить существующие в лингвистике подходы к исследованию и моделированию коммуникации, в том числе политической .

2. Представить политический предвыборный дискурс как вид диалогической речевой деятельности, включающей институциональные и личностные характеристики .

3. Рассмотреть когнитивные и прагматические аспекты диалогического дискурса в целом с последующим включением предвыборного дискурса .

4. Осуществить дескриптивный анализ языковых единиц предвыборного дискурса как средств речевого воздействия .

5. Описать идиостили современных российских политиков, участвовавших в предвыборных дебатах 2012 года .

6. Исследовать когнитивные процессы и прагматические установки в речи политиков, задействованные в формировании предвыборного политического дискурса .

Для осуществления поставленной цели и решения задач настоящего исследования применялись различные методы: метод анализа и синтеза, индуктивный метод, описательно-аналитический метод, метод структурносемантического анализа, метод когнитивно-дискурсивного анализа .

Материалом для исследования послужили устно продуцируемые диалоги (полилоги) предвыборных теледебатов кандидатов на пост президента РФ в период с 28 февраля по 02 марта 2012 года, которые были переведены автором диссертации в печатные тексты. Иллюстративный материал представлен с сохранением особенностей произношения участников предвыборных дебатов. В целом для эмпирического исследования политического предвыборного дискурса была использована более чем 5 часовая звукозапись диалогической речи оппонентов предвыборных дебатов, что составило 72 страницы печатного текста (39737 слов) .

Научная новизна исследования заключается в разработке когнитивнопрагматической модели предвыборного дискурса, дополняющей уже существующие модели коммуникации. Диссертация представляет собой попытку комплексного изучения устно продуцируемой диалогической политической речи с точки зрения когнитивно-прагматических аспектов порождения и восприятия речи участниками предвыборного дискурса. На основе проведенного автором структурно-функционального и дискурсивного анализа устно продуцируемой речи выявлены особенности идиостилей современных российских политиков, принимавших участие в предвыборных дебатах 2012 года .

Теоретическая значимость работы связана с уточнением понятия «политический дискурс» в устно-продуцируемой диалогической форме, которая рассмотрена в диссертации в непосредственной связи с когнитивными процессами и с основными прагматическими принципами коммуникации в предвыборном дискурсе. Результаты исследования вносят определённый вклад в понимание процессов кодирования и декодирования как многоэтапных когнитивных операций, обеспечивающих взаимопонимание участников общения .

Практическая ценность исследования определяется возможностью применения его результатов в разработке лекционных курсов по теории и практике речевой коммуникации, психолингвистике, когнитивной лингвистике, прагмалингвистике, политической лингвистике, теории дискурса, стилистике, риторике, спичрайтингу, а также в исследовательской практике студентов при написании курсовых и дипломных работ и подготовке к публичным выступлениям. Теоретические и практические результаты исследования предвыборного дискурса могут быть использованы для изучения речевой коммуникации в целом и медийного дискурса в частности .

На защиту выносятся следующие положения:

1. Политический дискурс представляет собой гетерогенное единство: с одной стороны, он относится к категории институционального дискурса, так как характеризуется отчетливо выраженными дифференциальными признаками институционального общения, с другой – обладает характеристиками личностного дискурса в ситуации свободного общения, включая спонтанность разговорного стиля речи .

2. Предвыборный политический дискурс, как один из видов политического дискурса, имеет определенную политическую задачу, конкретные коммуникативные цели, ситуативную зависимость, спонтанность, субъективность разговорного стиля речи с его языковыми (лексическими, стилистическими и синтаксическими) особенностями, которые являются средствами речевого воздействия на адресатов. Языковые единицы, употребляемые в речи участников предвыборного дискурса, отражают особенности их идиостиля, который, в конечном счёте, формирует образ политического деятеля .

3. Когнитивное моделирование политического дискурса связано с проблемой процессов кодирования и декодирования, которые представляют собой многоэтапные операции, происходящие в ходе дискурса, обеспечивающие взаимопонимание собеседников. Процесс кодирования может быть успешным (правильным) и неуспешным (неправильным) в зависимости от лексической, стилистической, синтаксической и логической точности речевого высказывания. Процесс декодирования проявляется как в понимании, так и в непонимании речевого сообщения и зависит как от точности его кодирования адресантом, так и от когнитивных особенностей адресата и его прагматических установок (стратегий и тактик) .

Прагматическое моделирование предвыборного дискурса 4 .

предполагает учет основных прагматических принципов, речевых стратегий и тактик. Одновременно диалогическая форма политического дискурса допускает отсутствие консенсуса между коммуникантами, если используется тактика дискредитации в отношении оппонента, если нарушаются принципы Кооперации и Вежливости. Сама цель предвыборных дебатов – победа над оппонентом – предполагает применение политическими противниками конфронтационных стратегий: нападения, восхваления и защиты, – каждая из которых включает определённый набор тактик. Тематика высказываний оппонентов ограничена политикой и личностным аспектом .

5. Модель политического предвыборного дискурса строится по типу гиперструктуры, которая локационно делится на внутреннее поле непосредственных участников диспута (политических оппонентов) и внешнее поле косвенных адресатов как потенциальных избирателей обоих кандидатов:

сторонников, противников и неопределившихся. Каждое из выделенных полей имеет свои собственные когнитивно-прагматические структуры: ментальные и интенциональные, – центрами которых являются личности политиков .

Важным элементом в данной схеме выступает речевое воздействие, которое оппоненты оказывают друг на друга и на аудиторию слушателей, являющихся косвенными адресатами. Результатом такого воздействия является действие, совершаемое участниками как в процессе дискурса, так и за его пределами .

Апробация работы. Теоретические положения и результаты исследования были представлены в виде докладов на всероссийских и международных научных конференциях: «Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах» (Челябинск, 2010, 2012, 2014); «Современная политическая лингвистика» (Екатеринбург, 2011); «Актуальные вопросы теории и практики филологических исследований» (Пенза – Москва – Решт, 2011); «Магия ИННО: Новые технологии в языковой подготовке специалистов-международников» в секции «Лингвистические исследования: практические исследования современных теорий» (Москва, 2013); «Международный конгресс по когнитивной лингвистике» (Челябинск, 2014); на международном конвенте «Посткризисный мир: новый регионализм и сценарии глобального управления» в лингвистической секции «Политика и политики: политический дискурс как объект лингвистического анализа» (Москва, 2014) .

Результаты работы обсуждались на межвузовском теоретическом семинаре Челябинского регионального отделения Российской ассоциации лингвистов-когнитологов в г. Челябинске (2014 г.), а также на расширенных заседаниях кафедры романских языков и межкультурной коммуникации и кафедры делового английского языка ФГБОУ ВПО «Челябинский государственный университет» (2011-2014) .

По теме диссертации опубликовано 11 научных работ, в том числе три статьи в рецензируемых журналах, включенных в перечень ВАК, общим объемом около 4, 1 п.л .

Структура и объём диссертации определены поставленной целью и задачами исследования. Работа общим объёмом 266 страниц печатного текста состоит из введения, трёх глав, заключения, списка использованной литературы, включающего 264 источника на русском и английском языках .

Приложения изложены на 71 странице. В тексте диссертации содержится 6 таблиц и 7 рисунков .

Основное содержание работы

Во Введении определяется общее направление исследования, обосновывается актуальность выбранной темы, формулируются цель, задачи, объект и предмет исследования, научная новизна, теоретическая значимость и практическая ценность, описываются материал, основные подходы и методы исследования, излагаются положения, выносимые на защиту .

В первой главе «Теоретические основания моделирования политического предвыборного дискурса», состоящей из пяти параграфов, сопоставляются различные модели коммуникации, изучается диалогическая форма политического дискурса, а также рассматриваются когнитивные и прагматические аспекты исследования политического дискурса .

В параграфе 1.1. «Особенности моделирования языковой коммуникации» обсуждаются особенности моделирования как метода исследования процесса коммуникации, под которой понимается социально обусловленный процесс передачи и восприятия информации в условиях межличностного и массового общения по различным каналам связи с помощью вербальных и невербальных средств .

В параграфе анализируются различные модели коммуникации (Г. Лассуэлла, К. Шеннона и У. Уивера, У. Шрамма и Ч. Осгуда, Ж. М. Коттре, К. Сайнне). Данные модели демонстрируют важное положение, согласно которому коммуникация нацелена не только на обмен информацией между реципиентами, но и на воздействие, побуждающее адресатов к совершению определённых действий. В качестве одной из базовых составляющих воздействия становится опора на когнитивную модель мира, на способы обработки информации человеком и на понятия фрейма, сценария, стереотипа .

В параграфе 1.2. «Общая характеристика политического дискурса»

рассматривается понятие «политического дискурса», которое основывается на общем понятии «дискурс», трактуемом как «коммуникативное событие»

(Т. А. ванн Дейк), как способ говорения (М. Фуко), как вид коммуникации (Ю. Хабермас), как текст (В. З. Демьянков, В. И. Карасик). В. Е. Чернявская и В. Г. Борботько считают дискурс речемыслительным процессом. Н. Д. Арутюнова представляет его как целенаправленное социальное действие. Понятие политического дискурса в целом может рассматриваться в рамках перечисленных определений .

По мнению ряда учёных, политический дискурс относится к институциональному виду дискурса с присущими ему нормами статусноролевого общения, происходящего в определённой прототипной ситуации (Э. В. Будаев, В. З. Демьянков, В. И. Карасик, А. П. Чудинов). При этом политический дискурс имеет свои специфические особенности, которые обусловлены не только ситуацией общения, но и социально-политической, экономической и культурной обстановкой. А. П. Чудинов среди основных свойств политической коммуникации называет экспрессивность, институциональность, персональность, агрессивность, оценочность, интертекстуальность информативность. Перечисленные особенности политического дискурса создают возможность манипулирования сознанием и деятельностью адресата. Цель такого манипулирования – преобразование языковой картины политического мира в сознании адресата, пробуждение в нем необходимых эмоций, побуждение к политической активности .

Специфика политической речи определяется в целом ее содержанием и проблематикой (завоевание или удержание власти), функциями (воздействие на политическую картину мира или на эмоциональное состояние адресата), идеологической обусловленностью, а также использованием определенных коммуникативных стратегий и тактик .

В параграфе 1.3. «Диалогическая природа политического дискурса»

акцентируется внимание на диалогической природе политического дискурса, вытекающей из самой сути человеческого общения (М. М. Бахтин, Л. В. Щерба) .

Структура диалогического дискурса рассматривается вслед за Т. А. ванн Дейком, как макроструктура, объединяющая речевые акты в общее целое, которое состоит из диалогических единств (О. Я. Гойхман, М. Р. Львов), содержащих инициирующую и ответную реплику или реплику-стимул в позиции преформы, или реплику-реакцию в позиции реплики (В. Г. Борботько, И. П. Сусов) .

Таким образом, политический диалогический дискурс представляется в данной работе как коммуникативный акт, происходящий в определённой политической ситуации, преследующий определённые цели и задачи и состоящий из цепочки диалогических единств, объединённых единой тематикой .

Анализ работ по исследованию диалогической речи показывает, что политический диалогический дискурс обладает такими свойствами диалогической речи, как сиюминутность производства, быстрота и непосредственность процесса отражения речевых ситуаций, мена коммуникативных ролей, активность говорящих в отношении выражения своего индивидуального отношения к фактам, обилие эмоциональных реакций. Главной особенностью диалогического политического дискурса в работе признаётся речевое воздействие (Э. В. Будаев, О. С. Иссерс) .

Диалогическими формами политического дискурса могут быть парламентские дебаты, переговоры на высшем уровне, телеинтервью политических деятелей с журналистами, пресс-конференции, а также предвыборные дебаты, которые относятся к ситуативно-связанному типу дискурса, направленному на преобразование исходной ситуации и создание новой. В параграфе 1.4. «Когнитивные аспекты формирования и функционирования диалогического дискурса» рассматриваются когнитивные аспекты политического диалогического дискурса, в формировании и функционировании которого задействованы такие когнитивные процессы, как ощущения (слуховые, зрительные), восприятие, внимание, память, мышление и речь. Данные когнитивные процессы участвуют в обработке языковой информации, анализе ситуации, выборе языковых конструкций, планировании, запоминании, позволяют собеседникам выстраивать сходные когнитивные схемы (А. А. Бодалёв, Б. Ф. Ломов, А. Р. Лурия, Е. А. Сергиенко, Р. Солсо). Обосновывается возможность признания речи как когнитивного процесса, так как сама речь участвует в процессах мышления и памяти (А. Р. Лурия) .

Взаимопонимание собеседников и успешное течение диалогической речи обеспечивают процессы кодирования (порождения) и декодирования (понимания) речевого высказывания, которые являются сложными когнитивными операциями, многократно происходящими в ходе диалогического дискурса (Д. Слобин, О. Я. Гойхман, Т. Н. Ушакова) .

На основе изученных теоретических положений учёных в настоящей работе предложены составные части процессов кодирования и декодирования .

Процесс кодирования состоит из таких этапов, как: 1) возникновение мотива (интенции) высказывания; 2) извлечение информации из долговременной памяти; 3) представление информации (категоризация, мысленное членение, вращение объекта, объединение или комбинирование объектов в одно целое); 4) переход во внешнюю речь в речевых зонах мозга; 5) воспроизведение .

Процесс декодирования представляется более сложным и включает следующие этапы: 1) ощущения (слуховые и зрительные); 2) восприятие информации; 3) внимание; 4) представление; 5) поступление информации в иконическую (зрительную) или эхоическую (слуховую) память; 6) переход информации в кратковременную, а затем в долговременную память; 7) выстраивание новой когнитивной схемы. Результатом процесса декодирования может быть возникновение мотива (интенции) к последующему действию, например, ответу на вопрос. Когнитивные процессы кодирования и декодирования обеспечивают функционирование диалогического дискурса и способствуют взаимопониманию собеседников .

Необходимым условием взаимопонимания признаётся владение собеседниками сходной системой когнитивных репрезентаций знаний или концептуальной системой, которая представлена в сознании индивидов в виде ментальных категорий (Г. Гийом, И. И. Мещанинов), «универсальных категорий» (В. фон Гумбольдт), «психологических категорий» (Г. Пауль), “понятийных категории” (О. Есперсен), «понятийных сущностей»

(У. Л. Чейф) как мыслительных форм. Н. И. Жинкин считает, что мышление осуществляется через универсальный предметный код (УПК). По мнению П. Тагарда и Н. Хомского, люди обладают ментальными процедурами, функционирующими посредством ментальных репрезентаций .

Е. С. Кубрякова подчеркивает, что репрезентации могут не только замещать объекты и действия, но и порождать их, то есть позволяют производить новые знания на основе хранимых в памяти. Понятие ментальной репрезентации иногда соотносят с понятием концепта. Сходными по значению с концептами являются когнитивные структуры, которые в психологии называются гештальтами (Дж. Лакофф, Р. Водак, В. И. Карасик). Все эти ментальные репрезентации являются инструментами мышления, которые создают когнитивные схемы, отражающие окружающую действительность. Для взаимопонимания в диалогическом дискурсе необходимо, чтобы собеседники владели сходными когнитивными схемами, которыми они обмениваются в своей речи .

Когнитивные аспекты политического дискурса неразрывно связаны с прагматическими параметрами речи .

В параграфе 1.5. «Прагматические аспекты политического предвыборного дискурса» на основе трудов Н. Д. Арутюновой, В. В. Богданова, С. И. Виноградова, Г. П. Грайса, В. В. Дементьева, О. С. Иссерс, Дж. Лич, И. П. Сусова, Дж. Остина изучаются прагматические аспекты дискурса. Согласно исследованиям в области прагмалингвистики, для ведения диалогического дискурса необходимо установление мотивов, целей и задач предстоящего общения, построение коммуникативных стратегий и тактик, соблюдение принципов и постулатов общения таких, например, как принципы Кооперации и Вежливости (Г. П. Грайс, И. П. Сусов) .

Важным моментом коммуникативной интеракции в дискурсе выступает языковая личность, которая имеет определенные когнитивные особенности (способность речевосприятия, речепорождения, запоминания, внимания, мышления), определенное психическое состояние, особенности возраста, социального статуса, пола, национальной принадлежности, знания языка и жизненного опыта .

Во второй главе «Средства речевого воздействия в политическом предвыборном дискурсе», состоящей из трёх параграфов, изучаются лексические, стилистические и синтаксические особенности как средства речевого воздействия в высказываниях политических лидеров. Исследования проводились на материале предвыборных теледебатов кандидатов в президенты РФ 2012 года, в которых принимали участие Г. Зюганов (лидер КПРФ), В. Жириновский (лидер ЛДПР), С. Миронов (лидер партии «Справедливая Россия), М. Прохоров (лидер партии «Гражданская платформа»). Для практического исследования были использованы тексты семи предвыборных теледебатов, проходивших на телеканалах «Первый», «Россия 1», «Россия 24» .

В параграфе 2.1. «Формы речевого воздействия в предвыборном дискурсе» рассматривается речевое воздействие как главная особенность политического предвыборного дискурса. Речевое воздействие понимается как влияние на политические взгляды адресатов, которые способствуют изменению политической ситуации при выборе того или иного кандидата. В работе анализируются различные формы речевого воздействия в предвыборном дискурсе: убеждение, внушение и принуждение. Они могут быть выражены эксплицитно (прямой призыв к действиям) и имплицитно .

Пример эксплицитного воздействия: «Вы понимаете, что преступление началось в 91 году, это одна группировка криминальная. И мы должны с ней бороться…» (В. Жириновский) .

В имплицитно выраженном воздействии высказывается критика ситуации в стране, осуждение действующей политической партии, президента или другого политического деятеля, предсказание негативных событий. Это формирует у адресатов негативное отношение, которое может подтолкнуть их к определённым действиям во время выборов .

В параграфе 2.2. «Языковые средства воздействия в предвыборном дискурсе» анализируются языковые единицы (лексические, стилистические и синтаксические) как средства речевого воздействия в предвыборных дебатах .

В предвыборной речи кандидатов используются единицы общеупотребительной, просторечной и жаргонной лексики, клише, идеологемы, фразеологические обороты, а также инвективы (оскорбительная лексика) .

Данные языковые средства способны создать у слушателя определенное эмоциональное отношение к предмету разговора, сформировать негативные ментальные репрезентции .

Некоторые лексические единицы и стилистически аффективные обороты отражают агрессию говорящего, которая направлена на внушение отрицательного отношения к его политическим противникам, например:

- просторечная лексика: «…вместе с вами тогда жульничают и продают страну подешёвке и задарма» (Г. Зюганов). «…чтоб вы не подохли с городу, с голоду…» (В. Жириновский). «Миронов уже сдался, лёг под Геннадий Андреича [Геннадия Андреевича]» (В. Жириновский);

- жаргонная лексика: «слить» партии Зюганова…(М. Прохоров), «с воровскими деньгами» (В. Жириновский), «воровские выборы» (Г. Зюганов);

- инвективы: «хам законченный» (Г. Зюганов). “Паршивенькая это ваша партия…”(М. Прохоров); “Эти подставные шавки уходят» (В. Жириновский) .

Исследование показало широкое использование политическими лидерами в предвыборных дебатах разнообразных стилистических средств .

Наиболее часто политики используют антитезы, различные виды повтора (анафора, эпифора, эпанафора), метафоры и сравнения .

Антитеза употребляется как средство противопоставления своих “правильных” действий или качеств “неправильным” действиям или качествам оппонента с целью повлиять на выбор избирателей. Например, «Когда я спасал страну, …вы в тот момент протирали штаны в разных Думах» (М. Прохоров) .

«Американские миллиардеры распродают – кризис – невозможно управлять имуществом. Русские дурачки поехали и всё скупают, потому что на ворованные деньги» (В. Жириновский) .

Российские политики часто используют в речи различные виды повтора лексических единиц, когда стремятся подчеркнуть особую важность какой-либо мысли, например:

- анафора (повторение начального слова в каждом параллельном элементе речи): «Отличный вклад, отличный план, отличный» (М. Прохоров);

- эпифора (повторение слова в конце фразы): «У всех ключевых чиновников – деньги там, 500 миллиардов долларов, всё там: жены там, дети там…» (В. Жириновский);

- эпанафора (повторение последнего слова фразы в начале следующего предложения): «Не члены ГК ЧП были путчистами. ПУТЧист был Ельцин в Беловежской Пуще…» (В. Жириновский);

- совмещение анафоры и эпанафоры в одном предложении: «Сегодня, когда у нас перекос в пользу свободы, свободы самого настоящего феодального капитализма, свободы олигархов, свободы коррумпированной бюрократии, у нас огромный дефицит справедливости» (С. Миронов) .

Особенно богата речь политиков метафорами, например:

«Я считаю, что мы все вместе должны снести хребет этой неэффективной власти» (М. Прохоров);

«…как только подточат и вырвут наш ядерный зуб, нас разорвут гораздо круче, чем Югославию, Ирак и Ливию вместе взятых» (Г. Зюганов);

«…вся страна висит на одном ржавом гвозде…» (Г. Зюганов);

«…по сути дела, всю страну посадил на нефте-газовую иглу и продолжает этот курс» (Г. Зюганов);

«Они всё делают ставку на те либеральные идеи, которые во всём мире уже обанкротились» (С. Миронов) .

Подобные политические метафоры ярко представляют описываемые образы или события, что не может не оказать воздействия на эмоциональное состояние адресатов с последующим возможным изменением их когнитивной картины мира .

Определенную значимость в политическом предвыборном дискурсе приобретают синтаксические особенности речевых высказываний участников предвыборных дебатов. В речи политических лидеров встречаются все типы предложений: повествовательное, побудительное, вопросительное, сложносочинённое и сложноподчинённое. В них представлены такие синтаксические процессы, как расширение, усложнение, развёртывание, совмещение, или контаминация, обособление, замещение, опущение (Г. Г. Почепцов).

При этом в политическом диалогическом дискурсе часто наблюдается нарушение стандартного порядка слов, которое происходит в следующих случаях:

а) при инверсии в словосочетании для акцентуации внимания на последнем слове, например:

«это одна группировка криминальная» (В. Жириновский);

«за 12 лет получил все основные результаты отрицательные» (Г. Зюганов);

«седьмая статья путаная» (Г. Зюганов);

б) при выдвижении в начальную позицию слова (словосочетания), служащего для связи предложения с предтекстом:

«Потому что в условиях монополизма одной партии, в условиях несправедливого избирательного законодательства, в условиях всевластия партии чиновников мы не сможем провести социальные реформы»

(С. Миронов);

в) при вынесении в начальную позицию употребляемого в качестве темы компонента высказывания:

«И то предложение, которое есть и в вашей программе, есть это предложение в моей программе о формировании избирательной комиссии любого уровня только на партийной основе – это веление времени»

(С. Миронов);

г) при выражении говорящим своих эмоций (в данном случае необычная, эмфатическая расстановка слов подкрепляется эмфатическим ударением):

«Давно его снимать надо, он просто жулик» (Г. Зюганов);

«… вот сейчас полномочия от президента нужно брать и передавать именно в Федеральное Собрание» (С. Миронов) .

В исследовании было отмечено, что для политического диалогического дискурса характерно частое употребление модальных глаголов в формах «должен», «нужно», «можно»:

«И министры должны быть назначены нами, потому что наша власть не только законодательная, она представительная, и мы представляем весь наш многонациональный народ» (С. Миронов);

«… чтобы это реализовать, нужны изменения в конституции» (Г. Зюганов) .

Употребление модальных глаголов – это средство прямого речевого воздействия, оно формирует у адресата чувство долга, чувство ответственности за социально-политическую ситуацию в стране .

В речах участников предвыборного дискурса было замечено большое количество высказываний с отсутствием согласованности между единицами разных языковых уровней, что характерно для неподготовленной речи с ее эмоциями, сменой темы, настроения и другими экстралингвистическими факторами .

Рассмотренные языковые единицы (лексические, стилистические и синтаксические) являются средствами речевого воздействия не только на эмоциональное состояние адресатов, но и на их политические взгляды и мнения .

В параграфе 2.3. «Особенности идиостилей современных российских политиков в предвыборной борьбе» на основе изученных языковых особенностей речи анализируются личностные характеристики участников предвыборных дебатов. Языковые единицы формируют стиль речи (идиостиль), который является частью имиджа (образа) политического деятеля. Имидж, как отмечает А. С.

Тургаев, – это средство манипуляции общественным мнением:

привлекательный имидж политика вызывает позитивное отношение к нему народа, и, соответственно, приближает победу на выборах .

Следующая таблица представляет статистические результаты использования кандидатами в своих речах стилистических и лексикосинтаксических средств, оказывающих определенное речевое воздействие на адресатов. В общем, было проанализировано 1965 высказываний кандидатов и около 39737 слов, употребляемых в предвыборной речи .

Таблица 1. Средства речевого воздействия .

Языковые средства Г. Зюганов В. Жирино М. Прохор С. Миро вский ов нов Итого Лексические единицы просторечные 72 28 7 6 113 жаргонные 20 12 3 3 38 инвективы 6 5 - - 11 идеологизмы 17 2 - 7 26 Стилистические средства метафора 60 10 20 24 114 антитеза 5 2 4 1 12 повтор 20 8 17 31 76 сравнение 8 1 9 4 22 Синтаксические средства

1. повелительное 7 21 12 17 57 наклонение инверсивный порядок 27 61 38 16 142 слов синтаксические повторы 15 42 35 12 104 модальные конструкции 16 13 57 21 107 синтаксическое будущее 36 63 16 27 142 сослагательное 9 6 10 4 29 наклонение условное наклонение 2 6 7 - 15 несогласованности 31 65 35 11 142 Лексические характеристики речи политиков свидетельствуют об их политической позиции. Кандидаты Г. Зюганов и С. Миронов часто используют идеологизмы с отрицательной оценкой существующего «капиталистического» строя, а М. Прохоров, напротив, критикует социалистический строй и стремится привлечь внимание адресатов к капиталистическому пути развития. Частое использование кандидатами Г. Зюгановым и В. Жириновским просторечной лексики говорит о желании «быть ближе к народу», а употребление инвективной лексики свидетельствует о желании унизить оппонента и дискредитировать его в глазах избирателей. В отличие от своих оппонентов, М. Прохоров и С. Миронов не употребляют инвективы, что свидетельствует об их интеллигентности .

Использование политиками метафор и сравнений придаёт речи индивидуальную образность, которая в яркой форме представляет их когнитивную картину мира. Речь Г. Зюганова, например, богата метафорами, которые отражают образность его мышления (60 единиц – самый высокий показатель среди кандидатов) .

Индивидуальный стиль речи политиков проявляется и на синтаксическом уровне: частое использование повелительного наклонения, модальных конструкций, будущего времени, наличие инверсивного порядка слов и синтаксических повторов. Проведенный синтаксический анализ предвыборного дискурса показал наличие в высказываниях кандидатов большого количества несогласованностей как отклонений от синтаксической последовательности (несоответствие форм подлежащего и сказуемого в предложении, главного и зависимого слов в словосочетании и другие виды), что значительно усложняет процесс восприятия и тем самым снижает уровень речевого воздействия .

Об идиостиле того или иного политика говорит и темп речи. Так, за одинаковое время (2 часа) участниками дебатов было употреблено разное количество высказываний: Г. Зюганов произнёс 369 высказываний, М. Прохоров – 370, С. Миронов – 549, В. Жириновский – 676. Большое количество высказываний, произнесённых В. Жириновским, объясняется краткостью предложений (иногда состоящих из одного слова) и темпом речи, что свидетельствует о его импульсивном характере, высокой эмоциональности, стремлении к лидерству даже в диалоге с равным себе политиком .

Перечисленные особенности идиостилей политиков создают определенный образ того или иного лидера у граждан. Идиостиль политика, в конечном счете, влияет на доверие к нему избирателей и, соответственно, на результативность его участия в выборах .

В третьей главе «Когнитивно-прагматическое моделирование политического предвыборного дискурса», состоящей из шести параграфов, изучаются на практическом материале когнитивные и прагматические особенности политического предвыборного дискурса; выстраивается когнитивно-прагматическая модель политического предвыборного дискурса и коммуникации в целом .

В параграфе 3.1. «Особенности когнитивных процессов кодирования и декодирования в политическом дискурсе» анализируются когнитивные процессы кодирования и декодирования участников дискурса. Ввиду того, что эти процессы происходят глубоко в сознании человека, их наблюдение возможно только опосредованно, через речевые высказывания, как результатах этих процессов. Если политик желает быть понятым, то его речевое высказывание должно быть лексически, синтаксически и стилистически точным и логически верным, что в реальности, как показало исследование, не всегда наблюдается .

В работе утверждается, что кодирование может быть успешным (правильным) и неуспешным (неправильным) в лексико-синтаксическом оформлении мысли и в логическом построении высказывания. Результаты правильного кодирования выражены в синтаксически точных, лексически выверенных и логически стройных высказываниях. Неправильное кодирование выражается в нарушениях разных языковых структур, что может привести к неправильному декодированию .

1. Кодируя высказывания, политические оппоненты иногда допускают лексико-синтаксические отклонения в речи. Например:

«А в нашей партии честные порядочные люди, профессионалы. А те, кто коньюктурно хотел псевдо-оппозиционную партию, как они считали, пришли, а когда поняли, что партия настоящая» (С. Миронов) .

Логически незавершённая мысль кандидата С. Миронова осложняет процесс адекватного понимания данного высказывания .

2. Кодируя сообщение, политики формируют концепты, фреймы и сценарии в сознании своих адресатов в случае, если слушатель имеет в своём сознании (памяти) понятие о данной ситуации. Если же представление о ситуации или объекте разговора отсутствует, то декодирование высказывания затрудняется. Некоторые участники дебатов не всегда учитывают наличие соответствующих ментальных репрезентаций в сознании своих слушателей (избирателей). Например:

«То, что предлагает либеральная идея, убивает первое, второе, третье и четвертое и сталкивает уже Поклонную и Болотную, в результате получим вновь растерзанную страну» (Г. Зюганов – М. Прохорову). Очевидно, здесь речь идёт о проведении митингов сторонников различных фракций на Поклонной и на Болотной площади .

Возможно, что некоторые слушатели не имеют представления об упомянутых событиях, что может затруднить понимание ими данного высказывания .

3. В своей речи политики иногда не соблюдают последовательность в изложении темы и логику при выражении своих мыслей. Например:

«Вот щас [сейчас] мы обсуждаем законы, которые у нас есть на рассмотрении. Но сморите, не тока [только] вам дают возможность слышать нас, но и баннеры, тока [только] мои или не вывешивают или снимают …» (В. Жириновский) .

В данном примере В. Жириновский резко переходит от одной темы к другой: (1) «законы» – (2) кто-то или что-то «не дают возможность слышать»

– (3) «баннеры», что делает высказывание крайне сложным для восприятия на слух и соответственно для декодирования. Каждая из перечисленных мыслей политиком не закончена .

4. Некоторые политики часто выстраивают громоздкие, длинные предложения, усложняющие их восприятие. Так, С. Миронов, формулируя длинные высказывания, иногда теряет причинно-следственную связь, в результате чего создается впечатление незаконченности мысли. Например:

«Я как горный инженер геофизик, который полжизни провел в геологии, знает, что такое руда и какая реальная ей цена, потому что уникальные месторождения Норильского промышленного района, и Норильска, и Октябрьска, и Дамаска, где уникальные сульфидные медно-никелевые руды»

(С. Миронов) .

Процесс декодирования актуализируется как в понимании, так и в непонимании адресатом высказываний говорящего .

Понимание можно представить, как точную расшифровку адресатом мысли автора высказывания и может быть выражено различными способами:

1. Понимание осуществляется в репликах, выражающих согласие/несогласие .

2. Понимание осуществляется в репликах, развивающих мысль собеседника:

Жириновский: «У всех ключевых чиновников – деньги там – 500 миллиардов долларов – всё там: жены там, дети там…»;

Зюганов: «…и все заводы в оффшорах…»;

Жириновский: «… все там, всё туда отдать» .

3. Понимание может выражаться точным ответом на вопрос собеседника .

4. Понимание наблюдается в том случае, когда адресат противопоставляет свою информацию мнению собеседника:

Зюганов: У нас будет работать всё производство… Прохоров: У нас всё работает…

5. Понимание может также реализовываться с помощью намеренного ухода от ответа .

Непонимание между участниками дискурса является, по нашему мнению, результатом неправильного декодирования высказываний говорящего как по вине автора высказывания, который не точно закодировал свою мысль, так и по вине самого адресата .

1. Непонимание проявляется в высказывании информации, не соответствующей теме вопроса или предыдущего высказывания собеседника .

2. Непонимание между собеседниками наблюдается, если они настаивают на своём мнении, не обращая внимания на высказывание оппонента .

3. Непонимание также может проявляться в отклонении от ответа на вопрос собеседника На основе проведённого исследования был сделан вывод о том, что кажущееся непонимание кандидатов зачастую может быть намеренным тактическим ходом, совершённым с определённой целью .

В параграфе 3.2. «Реализация коммуникативных принципов в предвыборных дебатах» рассматриваются конкретные стратегии и тактики политических лидеров в борьбе за высшую политическую должность, которые зачастую оказываются конфронтационными, нарушающими такие важные принципы коммуникации, как Принцип Вежливости и Принцип Кооперации (по классификации Г. П. Грайса) со всеми их максимами. Что же касается Принципа Иронии, то он в полной мере используется в предвыборной политической борьбе .

В параграфе 3.3. «Языковые функции политического предвыборного дискурса» дается анализ языковых функций, по Р. Якобсону, на материале политического предвыборного дискурса, в котором реализуются все основные языковые функции: апеллятивная, фатическая, коммуникативная, эмотивная, метаязыковая и когнитивная. Все они направлены на осуществление речевого воздействия .

Для анализа стратегий и тактик предвыборного дискурса в параграфе 3.4. «Прагматические типы высказываний в предвыборном дискурсе» были проанализированы прагматические типы речевых высказываний. Всего было проанализировано 1964 высказываний, в том числе: репрезентативы (констативы), директивы, комиссивы, экспрессивы, декларативы (по Дж. Р. Сёрлу), интеррогативы, вокативы и оптативы (по И. П. Сусову) .

Как показало исследование, основу предвыборного дискурса составляют констативы (1602 высказываний), с помощью которых участники описывают события. Наибольшее число констативов приходится на высказывания В. Жириновского, что объясняется быстрым темпом его речи (167 слов в минуту) .

В предвыборных дебатах довольно часто используются директивы (46), которые отражают указания совершить определённые действия:

проголосовать за определённую кандидатуру, что-то сделать для улучшения ситуации в стране и т.д. Кандидаты часто задают вопросы в процессе дебатов, апеллируя не только к своим оппонентам, но и к слушателям для того, чтобы привлечь их внимание к определённой проблеме. То есть интеррогативы употребляются в качестве иллокутивного вынуждения .

В. Жириновский чаще других кандидатов использует интеррогативы и экспрессивы .

Следующая таблица дает представление о прагматических типах высказываний в структуре предвыборного дискурса каждого кандидата .

–  –  –

На основе проведённого исследования было выявлено, что речевые высказывания в предвыборном дискурсе являются преимущественно перлокутивными актами как актами воздействия на адресата с целью завоевания большинства голосов на выборах .

В параграфе 3.5. «Стратегии и тактики в предвыборном дискурсе», опираясь на функциональную теорию В. Л. Бенуа, мы выделяем стратегии нападения, восхваления и защиты, каждой из которых соответствует определённый набор тактик .

К стратегии нападения мы отнесли тактики дискредитации, обвинения, оскорбления, предсказания, запугивания, угрозы, описания и предсказания негативных событий, саркастического высмеивания. Например, «Если вы не меня изберёте 4 марта – семьи будут распадаться, дети будут выбрасываться из окон, солдаты будут погибать в казармах, будут гореть кафе, дома, всё будет взрываться, будет война на Ближнем Востоке, ваши дети там будут погибать. Если 4 марта не я въеду в Кремль – у вас наступит осень, а если я въеду, то будет весна и лето постоянно»

(В. Жириновский) .

К стратегии защиты мы отнесли тактику оправдания (защиты) и нападения, а к стратегии восхваления – тактики самовосхваления и обещания. Тактика противопоставления принадлежит одновременно и к стратегиям нападения, и к стратегии защиты, и к стратегии оправдания, так как в ней кандидат, восхваляя себя, критикует или осуждает оппонента .

Пример тактической защиты, осуществляемой через нападение:

М. Прохоров: У нас 10 миллионов акционеров людей, тружеников, которые вложили свои деньги в крупнейшие предприятия. Вот вы их и обворуете. Кстати, среди них много коммунистов, вы их обворуете, Геннадий Андреич [Андреевич]. Обворуете 10 миллионов человек, они вкладывали потом и кровью свои деньги… Г. Зюганов: Вы обворовываете 140 миллионов человек…

Пример тактики самовосхваления:

«Я всегда был первым номером. Я всегда принимал решение за себя и брал ответственность за других» (М. Прохоров) .

Как показало исследование, чаще всего кандидаты используют тактику обвинения действующей партии или других политических лидеров, тактику противопоставления, тактику оскорбления и тактику (само-) восхваления .

Кандидаты Г. Зюганов, В. Жириновский и С. Миронов чаще всего выступают с обвинениями поступков других политических лидеров или партий, с критикой политической ситуации в стране, о своих политических поступках и действиях они рассказывают мало. М. Прохоров, напротив, активно описывает свои положительные качества и поступки, создавая впечатление деятельного политика .

Параллельно анализу стратегий и тактик политических лидеров в третьей главе исследовалось также содержание их выступлений. Тематика высказываний кандидатов, согласно исследованию В. Л. Бенуа, касается в основном политики и личности политика. Тема «политика» включает такие составляющие, как поступки, планы, предложения, социально-политическая ситуация в стране, предвыборная кампания и политические предсказания .

Тема «личность» с её составляющими включает обсуждение кандидатами личных качеств и идеалов (своих и своего оппонента) .

Для определения тем высказываний политиков были использованы как отдельные высказывания, содержащие информацию о намерениях говорящего, так и их блоки, объединённые одним контекстом. Следующая таблица представляет их статистический анализ .

–  –  –

В параграфе 3.6. «Построение когнитивно-прагматической модели политического предвыборного дискурса» предлагается многоуровневая модель политического предвыборного дискурса. Модель представляет два локационных поля: поле политического ринга, в котором находятся кандидаты и ведущий, и поле аудитории, включающее зрителей в студии и телезрителей. В поле политического ринга встречаются оппоненты как прямые адресаты. Поле аудитории включает косвенных адресатов: зрителей в студии и телезрителей как потенциальных избирателей в виде сторонников, противников и неопределившихся .

Следующий уровень модели представляет вокруг каждого оппонента коммуникативно-прагматическое поле и когнитивное поле .

Коммуникативно-прагматическое поле включает намерения, цели, задачи, мотивы и установки предстоящего общения. Коммуникативнопрагматическое поле отражает языковую личность каждого из участников с присущими ей языковыми особенностями, отражающими личностные качества (черты характера, эмоции) .

Когнитивное поле включает когнитивные процессы, происходящие у каждого участника дебатов (ощущения, внимание, представление, память, мышление, речь). К данному полю относится также набор инструментов мышления: ментальные репрезентации, концепты, фреймы, сценарии, гештальты. Когнитивное поле отражает происходящие в сознании человека мыслительные процессы: кодирование и декодирование, обработка информации, анализ ситуации, планирование тактик, прогноз событий и другие операции .

Оппонент как личность воздействует на эмоциональное состояние и концептуальную систему своего прямого адресата, а также на концептуальную систему косвенных адресатов: сторонников, противников и неопределившихся слушателей. Поэтому речевое воздействие (РВ) от продуцента речи распространяется в двух направлениях .

Следующая модель показывает совокупность всех когнитивных процессов и прагматических параметров в ситуации предвыборного дискурса .

Рисунок 1 .

Важной составляющей функционирования модели предвыборного дискурса являются действия как результат речевого воздействия. Это может быть изменение тактик поведения оппонента во время дебатов или выбор конкретного кандидата избирателями после проведенных дебатов .

На основе предложенной когнитивно-прагматической модели политического предвыборного дискурса можно построить и общую, или циркулярную, модель коммуникации, включающую адресанта, кодирующее устройство, сообщение, декодирующее устройство, адресата, речевое воздействие, действие. Адресант, кодируя высказывание, передаёт информацию в виде сообщения, оказывая речевое воздействие на адресата, который декодирует сообщение и совершает ответное действие. Действия, вынесенные за пределы циркулярного круга, представляют собой результаты речевого воздействия, которые заключаются в переосмыслении человеком своей картины мира, своих взглядов, целей или планов, включая и физические действия .

Таким образом, предвыборный диалогический дискурс между двумя политическими лидерами – это двусторонний коммуникативный процесс, представленный следующим рисунком .

Рисунок 2 .

–  –  –

Однако по отношению к косвенным адресатам тот же самый коммуникативный процесс является односторонним, представляя собой линейную схему с теми же составляющими, что и представляет рисунок 3 .

–  –  –

В данной схеме речевое воздействие (РВ) происходит однонаправленно

– от адресанта к адресату, а действия адресата могут выражаться в голосовании за кандидата на выборах .

Предложенная модель политической предвыборной коммуникации может быть применима к формам дискурсивных практик теледебатов в других областях человеческой деятельности, на которых присутствуют непосредственные участники коммуникации и сторонние слушатели .

В заключении подводятся итоги диссертационного исследования, обобщаются его результаты, намечаются перспективы дальнейшего изучения политической коммуникации .

Проведённый анализ текстов как продуктов речевой деятельности политических лидеров в политическом предвыборном дискурсе показал, что языковые параметры речи являются средствами воздействия на адресатов .

Речевое воздействие осуществляется посредством лексических, стилистических и синтаксических средств через убеждение, внушение и принуждение в эксплицитной и имплицитной форме. В работе было показано, что цель политического предвыборного дискурса состоит в побуждении слушателей (потенциальных избирателей) к действию (выбору кандидата) путём перенесения когнитивных единиц мышления (концептов, фреймов, сценариев) от говорящего к слушающему посредством когнитивных операций кодирования (со стороны говорящего) и декодирования (со стороны слушающего). На основе уже существующих моделей коммуникации была построена новая модель политического предвыборного дискурса как результат анализа процесса политической коммуникации в форме теледебатов с прямыми и косвенными адресатами .

Построение когнитивно-прагматической модели предвыборного дискурса объединило ряд проблем политической коммуникации, которые требуют дальнейшего изучения. Во-первых, это проблема взаимопонимания политических оппонентов, которые должны стремиться к достижению максимального соответствия концептуальных систем. Во-вторых, это проблема поиска оптимальных путей речевого воздействия на аудиторию (электорат). В-третьих, это проблема правильного кодирования мыслей говорящим для успешного декодирования (понимания) их слушающим. Вчетвёртых, это проблема определения адресатами истинных интенций и стратегий адресанта для недопущения манипулирования своим сознанием .

Публикации по теме диссертации. Основные положения диссертации содержатся в 11 публикациях общим объемом 6,37 п.л .

Статьи в рецензируемых журналах, рекомендованных ВАК РФ:

1. Плахотная, Ю. И. Диалогический дискурс в когнитивном аспекте [Текст] / Плахотная Ю. И. // Вестник Челябинского государственного университета. – 2011 .

– № 25 (191). Сер. Филология. Искусствоведение. Вып. 58. – С. 135-137. – 0.3 п. л .

2. Плахотная, Ю. И. Речевое воздействие в диалогическом политическом дискурсе [Текст] / Ю. И. Плахотная // Политическая лингвистика. – 2011. Вып. 4 (38). – С.121-124. – 0,5 п. л .

3. Плахотная, Ю. И. Особенности употребления лексических единиц в диалогическом политическом дискурсе [Текст] / Ю. И. Плахотная / Вестник Челябинского государственного университета. – 2012. – № 71 (146). Сер .

Филология. Искусствоведение. Вып. 71. – С. 90-93. – 0,5 п.л .

В иных изданиях:

4. Плахотная, Ю. И. Когнитивно-дискурсивные аспекты диалогической речи [Текст] / Ю. И. Плахотная // Когнитивная лингвистика: новые парадигмы и новые решения: сб. ст. – Москва : ИЯ РАН, 2011. – 896 с. – С. 737-742. – 0,87 п.л .

5. Плахотная, Ю. И. Структура речевого высказывания в когнитивном аспекте [Текст] / Ю. И. Плахотная // Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах: сб. ст .

участников V Междунар. науч. конф., 26-27 апреля 2010. в 2 т. / Челяб. гос .

ун-т. – Челябинск : Энциклопедия, 2010. – Т. 1. – С. 119-122. – 0,5 п.л .

6. Плахотная, Ю. И. Процессы кодирования и декодирования речевого высказывания [Текст] / Ю. И. Плахотная // Актуальные вопросы теории и практики филологических исследований: материалы международной научнопрактической конференции, 25-26 марта 2011. – Пенза – Москва – Решт :

Научно-издательский центр «Социосфера», 2011. – С. 189-193. – 0,6 п.л .

7. Плахотная, Ю. И. Речевое воздействие в диалогическом политическом дискурсе [Текст] / Ю. И. Плахотная // Современная политическая лингвистика: тезисы междунар. науч. конф., 29.06 – 06.10 .

2011. – Екатеринбург, 2011. – С. 205-208. – 0,5 п.л .

8. Плахотная, Ю. И. Речь как когнитивный процесс [Текст] / Ю. И. Плахотная // Когнитивная лингвистика и концептуальные исследования: сб. науч. ст. Вып.17. – Кемерово, 2012. – С. 391-396. – 0,75 п.л .

9. Плахотная, Ю. И. Когнитивно-прагматическая модель политического диалогического дискурса [Текст] / Ю. И. Плахотная // Магия ИННО: новые технологии в языковой подготовке специалистов-международников:

материалы научно-практической конференции к 70-летию факультета международных отношений (Москва 4-5 октября 2013). / отв. ред. Д. А .

Крячков. – Моск. гос. ин-т. междунар. отношений (ун-т) МИД России – Москва : МГИМО – Университет, 2013. – Т.2. – С. 39-44. – 0,6 п.л .

10. Плахотная, Ю. И. Идиостили российских политиков в предвыборных дебатах [Текст] / Ю. И. Плахотная // Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах: сб. ст .

участников V Междунар. науч. конф., 22-24 мая 2014. – Челябинск :

Энциклопедия, 2014. – Т. 1. – С. 112-117. – 0,75 п.л .

11. Плахотная, Ю. И. Когнитивно-прагматическая модель диалогического дискурса [Текст] / Ю. И. Плахотная // Когнитивные исследования языка / гл. ред. серии Н. Н. Болдырев. Вып. XVIII: Язык, познание, культура: методология когнитивных исследований : материалы междунар. конгресса по когнитивной лингвистике / отв. ред. вып .

Е. И. Голованова. М.: Ин-т языкознания РАН; Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г. Р. Державина; Челябинск : Изд-во Челяб. гос. ун-та, 2014. – С.




Похожие работы:

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРОФСОЮЗОВ ТАНЕЦ В ДИАЛОГЕ КУЛЬТУР И ТРАДИЦИЙ IX Межвузовская научно-практическая конференция 27 февраля 2019 года Рекомендовано к публикации редакционно-издательским советом СПбГУП Санкт-Петербург ББК 85.32 Т18...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ГОУ ВПО "Псковский государственный университет " г. Псков 5 – 7 декабря 2012 г. Программа II-ой Международной научно-практической конференции "Проблемы когнитивной лингвистики и меж...»

«https://doi.org/10.30853/filnauki.2019.2.31 Ткачева Анна Николаевна ОСОБЕННОСТИ РОССИЙСКОЙ ЛОКАЛИЗАЦИИ ФРАНЦУЗСКИХ КИНОЗАГОЛОВКОВ Статья содержит результаты сравнительно-сопоставительного анализа французских киноназваний...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ПРОФСОЮЗОВ СОЦИАЛЬНО-ТРУДОВЫЕ КОНФЛИКТЫ В РОССИИ И В МИРЕ IV Международная научно-практическая конференция 30 марта 2018 года Санкт-Петербург ББК...»

«Серия "В зеркале памяти: знаменитые люди СВАО" Полярники Сборник кратких биографий Серия "В зеркале памяти: знаменитые люди СВАО" Полярники Сборник кратких биографий Префектура Северо-Восточного административного ок...»

«Приложение к Положению о Всероссийском олимпийском дне Методические рекомендации по организации и проведению 29-го Всероссийского олимпийского дня, посвященного Юношеским Олимпийским играм 2018 года в г. Буэнос-Айресе (Аргентина) В 2018 году физкультурно-спортивные мероприятия 29-го Вс...»

«ИНФОРМАЦИОННЫЕ СООБЩЕНИЯ И. А. Трушина Итоги 25-го Всероссийского конкурса научных работ по библиотековедению, библиографии и книговедению В 2012 г. состоялся 25-й Всероссийский конкурс научных работ по библиотековедению, библиографии и книговедению. Конкурс проводится с 1978 г.; его...»

«"УТВЕРЖДАЮ" "УТВЕРЖДАЮ" Ректор Смоленской государственной Президент Всероссийской Академии физической культуры, федерации легкой атлетики спорта и туризма, Председатель Федерации легкой атлетики Смоленской области Г.Н.Г...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.