WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

«Д.В. Молчанов ЗАИМСТВОВАНИЕ И ВСТРАИВАНИЕ ЗАПАДНЫХ КУЛЬТУРНЫХ ЦЕННОСТЕЙ В РОССИИ: ВОЗМОЖНА ЛИ АДАПТАЦИЯ? В статье рассматривается проблема заимствования и “встраивания” западных ...»

Вестн. Моск. ун-та. Сер. 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2015. № 1

ТРАДИЦИИ В КУЛЬТУРЕ

Д.В. Молчанов

ЗАИМСТВОВАНИЕ И ВСТРАИВАНИЕ ЗАПАДНЫХ

КУЛЬТУРНЫХ ЦЕННОСТЕЙ В РОССИИ:

ВОЗМОЖНА ЛИ АДАПТАЦИЯ?

В статье рассматривается проблема заимствования и “встраивания”

западных моделей развития в российскую культуру с точки зрения возможности адаптации базовых мировых национально-культурных ценностей .

Ключевые слова: национально-культурные ценности, диалог культур, столкновение цивилизаций, традиции, реформы, свобода, патриотизм .

The article argues the problem of borrowing the western basic patterns and “building them in” the Russian culture. Is the adaptation of the basic worldwide national and cultural values possible?

Key words: national and cultural values, the dialogue of cultures, the clash of civilizations, traditions, reforms, freedom, patriotism .

Вопрос о той или иной интерпретации российских культурноисторических традиций и ценностей неразрывно связан с проблемой “Россия и Запад”1. Речь идет не о каком-то произвольном “европейском выборе” России, а “о возвращении в Европу, где у России и прежде было достойное место, позволявшее ей раскрыть и сохранить свое национально-культурное лицо. Европа — уникальная цивилизационная площадка, в которой возможен диалог, причем диалог внутренний, т.е. не с другими, а между своими .

И Россия культурная, органически европейская Россия, заняла свою позицию в этом внутриевропейском диалоге”2 .

Эта идея противостоит популярной сейчас теории “столкновения цивилизаций”3 (“The Clash of Civilizations. Remaking of World Order”, 1996), автор которой, Самуэль Хантингтон, профессор Гарварда, один из самых блестящих и противоречивых аналитиков,

Молчанов Денис Владимирович — докт. ист. наук

, проф. кафедры государственного управления в сфере культуры Высшей школы культурной политики и управления в гуманитарной сфере (факультета) МГУ имени М.B. Ломоносова; e-mail:

md68@bk.ru 1 См.: Домнина Е.Г. Международная конференция “Россия и Запад: диалог культур” // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2013. № 1. С. 173 .

2 Кара-Мурза А. Россию есть за что любить // Лит. газ. 2002. 23—29 янв .

3 Huntington S. The Clash of Civilizations. Remaking of World Order. N.Y., 1996 .

шокировал своими неполиткорректными теориями с 50—60-х гг .

ХХ в .

В 90-е гг., когда все увлекались идеями Френсиса Фукуямы о полной и окончательной победе идей либеральной демократии в мировом масштабе, Хантингтон вылил на оптимистов холодный душ, заявив, что на смену конфликту идеологий приходит конфликт различных культур и религий (в его терминологии — identities (1992)). Иранский аятолла Мохаммад Хатани ввел термин “Dialogue between Civilizations” как ответ на “The Clash of Civilizations”, и ООН назвала тогда наступающий 2001 г. “Годом диалога цивилизаций”. В противовес этой теории идея диалога культур постулирует постоянную внутреннюю борьбу каждой цивилизации со своим собственным варварством. Участившиеся в последнее время расхожие мифы о чудесном возрождении национальнокультурных экономик, таких, как США в результате “нового курса” президента Ф. Рузвельта в 1933 г .





, Японии и Западной Германии после Второй мировой войны, Чили при А. Пиночете, китайского “чуда” 80-х гг. XX в., вызывающего особый интерес сегодня в связи с введенными санкциями и нарастающей изоляцией России со стороны Запада, заставляют задуматься: насколько возможна данная модель в России, как поведет себя заемное “чудо” в суровых российских условиях? Очевидно, что никакой универсальной модели успешности не существует. Так, китайский вариант “чуда”, когда страна начала менять траекторию своего развития, зарождался в 1978 г., когда Китай по ряду важнейших экономических показателей (по производству ВВП на душу населения, по доле населения, занятого в сельском хозяйстве) напоминал Россию образца 1929 г. При очень низком уровне индустриального развития у Китая в 90-е гг. была возможность формировать свой частный индустриальный сектор заново, а не вместо старого государственного сектора. В этом заключалось очень важное отличие китайского опыта от российских условий. Что касается Чили, там действительно при Пиночете темпы экономического роста сильно выросли, уровень бедности снизился, но произошло это отнюдь не благодаря неолиберальному курсу, а вопреки ему. Известный американский ученый Ноам Хомский, автор “хомскианской революции” в лингвистике и один из ведущих интеллектуалов нашего времени, объясняет это следующими факторами. «После переворота, совершенного Пиночетом в 1973 году, к власти в Чили пришла жесткая диктатура военной хунты. Были приглашены экономисты из Чикагского университета, которым позволили делать все, что они захотят, и Чили превратилось в полицейское государство. В результате деятельности “чикагских мальчиков” страна к началу 1982 года пережила, может быть, худший экономический кризис в своей истории. Правительству пришлось срочно вмешаться и спасать от банкротства практически весь частный сектор промышленности и банки. Чилийцы называли этот процесс “чилийской дорогой к социализму”. Кончилось тем, что при Пиночете государственный сектор экономики вырос гораздо сильнее, чем прежде. В Чили был просто проведен грандиозный неолиберальный эксперимент. В конце концов военная хунта, которая была уже не в состоянии удерживать ситуацию под контролем, вернула власть гражданским, и в Чили постепенно наступило оздоровление благодаря смешанной экономике. Это оздоровление было названо “чудом свободного рынка”, но фактически экономика выжила благодаря национализации высокоприбыльных корпораций»4 .

Таким образом, в России сегодня речь может идти скорее не о конкретной той или иной модели, а о действительно чрезвычайно значимой проблеме — о выявлении прежде всего реальной возможности “встраивания” базовых мировых моделей в наш российский традиционный исторически и культурно унаследованный опыт .

Проблема выявления базовых национально-культурных ценностей давно интересовала ученых, создано множество классификаций и теорий, наиболее признанным из них является скрупулезное исследование голландского ученого Гирта Хофстеде, создавшего теорию ценностной дифференциации параметров разных культур5 .

Хофстеде утверждает, что ценности — это “a broad tendency to prefer certain states of affairs over others” (“общепринятая тенденция отдавать предпочтение тому, а не другому”), т.е. ценности — вопрос предпочтения. То, что вы предпочитаете, то и составляет ваши ценности. В 1997 г. он составил список ценностных бинарных оппозиций, таких, как добро vs зло; чистое vs грязное; опасное vs безопасное; естественное vs искусственное; красивое vs уродливое;

честное vs лживое; нормальное vs ненормальное; логичное vs парадоксальное; разумное vs иррациональное; моральное vs аморальное. Ценности являются сердцевиной каждой культуры. Хофстеде создал теорию культурных вариаций, получившую название “the peeling of an onion” (слои луковицы). Он установил четыре уровня концепта культуры — символы, герои, ритуалы и ценности (symbols, heroes, rituals, and values) .

1. Символы (symbols) — первый, внешний слой “луковицы”, в нем слова, жесты, объекты могут нести особое значение, распознаваемое только теми, кто знает эту культуру, т.е. располагает совместным кодом (shared code). К этой категории в лексике относятся 4 Хомский Н. Будет так, как скажем мы! Рассуждения о роли США в меняющемся мире. М., 2013. С. 70 .

5 Hofstede G. Culture’s Consequences: International Differences in Work Related Values. Beverly Hills, 1980 .

слова, означающие флаг, герб, государственные символы, национальную одежду и пр. Этот слой ценностей легче всего освоить чужим (outsiders), и он наименее значим для своих (insiders). 2. Герои (heroes) — термин, обозначающий людей, как знаменитых, так и обычных, реальных или вымышленных, обладающих характеристиками, наиболее почитаемыми в данной культуре. Для северных американцев, например, это Авраам Линкольн, Джордж Вашингтон, Мартин Лютер Кинг и т.д.; для китайцев — Yue Fei, Lin Zexu and Wen Tianxiang и т.д. Идолы и герои не так очевидны для чужих, как символы. 3. Ритуалы (rituals) — такие формы коллективной деятельности, которые считаются социально наиболее значимыми для данной культуры. Они выполняются не с какой-то целью, а сами по себе. Это повседневные рутинные ритуалы, религиозные, культурные, а также различные праздники, свадьбы и похороны, спортивные олимпиады и соревнования. Их функция — укрепить единство, поднять дух, проявить этническую общность внутри сообщества. Эти три внешних слоя культуры объединены в категорию практики, т.е. того, что люди делают. Они наиболее поддаются наблюдению со стороны. Однако сердцевину каждой культуры составляют ценности (values). 4. Ценности — это социальные принципы, цели, стандарты, принятые в данной конкретной культуре .

Они невидимы и не так легко поддаются наблюдению, изучению и усвоению со стороны, легко блокируются “своими” от понимания “чужих”. Это наиболее глубинные проявления каждой культуры, наиболее трудные для интерпретации. Культурные ценности делятся на три вида — универсальные, культуроспецифические и индивидуальные. Универсальные культурные ценности являются общими для всех людей, например стремление к cчастью. Культуроспецифические ценности принадлежат только конкретной культуре .

Например, индивидуализм — особенность американской культуры, в то время как большинство стран мира коллективистские .

Индивидуальные ценности выражают сугубо индивидуальные предпочтения индивидуумов в каждой культуре. Кроме того, ценности могут быть первичные, вторичные и третичные (primary, secondary, and tertiary). Самые важные первичные, они определяют, ради чего мы способны пожертвовать своей жизнью. Вторичные тоже очень значимы, но не так интенсивно, как первичные. У самого подножия иерархии — третичные.

20 ценностей есть в большинстве культур мира, но их значимость варьируется от культуры к культуре:

1) групповая гармония (group harmony); 2) конкурентоспособность (competition); 3) старшинство (seniority); 4) сотрудничество (cooperation); 5) прайвэси (privacy); 6) открытость (openness); 7) равенство (equality); 8) формальность (formality); 9) умение рисковать (risktaking); 10) репутация (reputation); 11) свобода (freedom); 12) безопасность семьи (family security); 13) взаимоотношения (relationships);

14) опора на собственные силы (self-reliance); 15) время (time);

16) групповой консенсус, единодушие (group consensus); 17) власть (authority); 18) материальные блага (material possession); 19) духовность (spirituality); 20) групповые достижения (group achievement) .

Согласно исследованию, проведенному путем опроса представителей разных культур о том, какие из 20 ценностей считать приоритетными, был составлен список из 5 ценностей, который может быть представлен в следующем виде: Америка: равенство, свобода, открытость, опора на себя, сотрудничество; Швеция: свобода, связи, сотрудничество, семья, открытость; Россия: семья, свобода, опора на себя, открытость, собственность; Франция: опора на себя, свобода, открытость, связи, время; Япония: связи, групповая гармония, семья, свобода, сотрудничество; Корея: семья, сотрудничество, связи, групповая гармония, духовность; Индонезия: связи, семья, репутация, сотрудничество, групповая гармония; Малайзия: семья, групповая гармония, сотрудничество, связи, духовность; Филиппины: семья, духовность, репутация, сотрудничество, свобода; Китай:

равенство, свобода, семья, групповая гармония, сотрудничество;

Сингапур: связи, семья, открытость, сотрудничество, свобода; Таиланд: старшинство, репутация, связи, сотрудничество, власть; арабские страны: старшинство, духовность, репутация, семья, власть6 .

Таким образом, в каждом социальном сообществе устанавливаются стандарты оценки поведенческих моделей. Например, долг гражданина — защищать свою страну, эта поведенческая ценность универсальна и не подлежит обсуждению. В Китае высочайшей ценностью считается почитание старших, далее следует преданность дружбе, защита окружающей среды .

В Америке и других западных странах превыше всего ценят свободу и соответственно открытость, индивидуализм, опору на собственные силы. Восточные культуры ценят коллективистские отношения, групповую гармонию, сотрудничество, семью, духовность. Арабы и тайцы больше полагаются на верховные власти. Культурные ценности очень стабильны и если меняются, то медленно, постепенно. Так, например, в Китае, России и многих других коллективистских культурах сейчас происходит постепенное изменение ценностной поведенческой модели, предписывающей всегда слепо следовать заветам старшего поколения. Молодое поколение проявляет себя как все более самоуверенное, индивидуалистское; постепенно одна модель поведения переходит в другую .

В России проблема заимствования и адаптации зарубежного опыта, совмещения его с национальными историко-культурными 6 Elashmawi F., Harris P.R. Multicultural Management 2000: Essential Cultural Insights for Global Business Success. Houston (Texas), 1998. P. 89—110 .

ценностями и традициями тесно связана с общей темой патриотизма, его различными трактовками, содержанием, наполнением .

Любовь к родине, отчизне всегда относили на Руси к основным духовным и культурным ценностям. Исследователи считают, что трепетное отношение к своей национальности и к своей родной стране представляет собой безусловную константу русского этнического сознания, а концепт “родина” является ключевым в русской языковой картине мира. Тем не менее в середине 90-х гг. само слово патриотизм среди либералов порой считалось неприличным, даже появилось выражение “эта страна”, расширяющее смысловой ряд имен родины и в то же время функционирующее как их прагмоантоним, что является еще одним свидетельством общего кризиса русской идеи патриотизма конца ХХ в. Сегодня в России наблюдается всплеск патриотических настроений. А.А. КараМурза использует неожиданное сравнение: “Когда человек становится хозяином своей жизни, он становится и хозяином своей собственной страны”. В этом смысле, несколько утрируя, можно сказать, что патриотизм — это любовь к своей собственности. Семья человека, корпорация, в которой он работает, — это все его частное пространство. Он его любит потому, что он им владеет. Это элементарная, азбучная вещь в политологии: человек любит то, что он контролирует, что принадлежит ему. Страна, государство, история — это все либеральное частное пространство человека .

Кстати, любые экономические реформы, даже если они на какомто этапе выглядят достаточно жесткими, но в конечном счете направлены на благо страны, патриотичны7. Остается проблема: что надо сделать, чтобы слово патриотизм перестало быть объектом политических спекуляций и сделалось реальным элементом динамичной духовной жизни общества? Нельзя придумать единое, общее для всех определение этой базовой духовной ценности — патриотизма. “Россия еще очень долго будет оставаться страной со многими мнениями. Сейчас же наша беда не в том, что у нас много точек зрения, а в том, что они не предполагают культурного диалога .

В том, что они все направлены на убиение друг друга”. Единственное условие: человек должен действовать в пользу России, а не во вред ей, ибо “для общественной жизни России XXI в. вопросы неточного, неполного, неправильного понимания между говорящими по-русски группами людей и отдельными личностями — среди вопросов фундаментальных”8. Родина для носителей русского языСм.: Кара-Мурза А. В российской истории либералам есть на что опереться // Правое дело. 2002. 15—21 марта. С. 4—5 .

8 Милославский И.Г. Кодификация содержательной стороны языкового знака // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2013 .

№ 2. C. 27—37 .

кового сознания персонифицируется в образе любимой женщины (Блок). Любовь, отделяющая Родину от просто “этой страны”, пристрастна, и в ней гипертрофирован фактор все прощать в соответствии с платоновским “абсолютным приятием”. В аморфность и раздвоенность российского морального сознания, где воровать нехорошо, но можно, а закон противостоит совести, вполне вписывается разделение “большой Родины” на Родину гражданскую, отождествляемую с государством, и Родину этническую, отождествляемую с народом и его культурой. А если в жизни малой родины есть минусы, то они приписываются большой Родине .

Исследование С.Г. Воркачева и сопоставление результатов опроса респондентов показывает, что в своей базовой части любовь к Родине как одна из главных русских этнических констант существенных изменений не претерпела. Из ответов респондентов следует, что Родина воспринимается как нечто, существующее извечно, связь с ней неразрывна, а любовь и готовность прощать встроены в семантику самого слова. Идея патриотизма сохраняет свою мобилизующую силу, однако чувство гордости за нее существенно ослабло. И в добавление к этому возникают требование взаимности со стороны своей гражданской Родины и “зачатки трансформации патриотизма в лояльность по отношению к ней”9. Представления об этнической Родине, обозначаемые именем “Родина”, в русском языковом сознании явно превалируют над представлениями о Родине гражданской, обозначаемыми именем “отечество”, в то время как в американском языковом сознании такого разделения вообще нет. Как определяет Оксфордский словарь, “Patriot — one who defends or is zealous for his country’s freedom or rights”10. “Для американца патриотизм — прежде всего гордость за свою гражданскую Родину и защита ее свободы и прав”. В полной мере идею патриотизма воплощает лозунг, провозглашенный Джорджем Бушем-старшим в феврале 1991 г. Накануне окончания войны в Персидском заливе он гордо заявил, что «мы установим “новый мировой порядок”, главный принцип которого — What we say — goes!, т.е. Будет так, как скажем мы!»11 “Карнавальное” разоблачение патриотической идеи в конечном итоге никак не меняет общего отношения к ней нашего выбора, основания для которого лежат где-то глубоко в области бессознательного и зависят от так называемых “этнических констант” .

9 Воркачев С.Г. Страна своя и чужая: идея патриотизма в лингвокультуре. М.,

2013. С. 135 .

10 The Concise Oxford Dictionary. 4th ed. / Ed. by H.W. Fowler, F.G. Fowler. Oxford University Press, 1951. Р. 873 .

11 Хомский Н. Указ. соч. С. 208 .

Теме сохранения национальных традиций, уважения к ним, органично входящей в проблематику патриотического характера как базовой национально-культурной ценности, в России уделялось внимание издавна. Даже в бурные 90-е гг. в качестве поиска альтернативы либерализму и демократии выдвигалась государственная идеология, в основе которой лежала национальная идея, сводимая к набору особых качеств русского народа, таких, как духовность, соборность, коллективизм. Фактически это созвучно со старой уваровской триадой православие, самодержавие, народность. Таким образом, либералы 90-х гг. понемногу стали обращаться к традиционным консервативным ценностям, понимая, что Россия именно в силу исторических особенностей — слабости своей бюрократии, традиций, невозможности построения западноевропейского типа государства с высокими налогами (регулярная налоговая система была привнесена татаро-монгольской конницей) — обречена на возрождение в ней консервативных идей и ценностей .

Некоторые современные политологи также убеждены в специфике России, в которой доля населения, адаптировавшаяся к условиям рыночных отношений, значительно ниже, чем в Европе .

Помимо резких социальных противоречий, нашу страну разрывают диспропорции природно-географического характера. Приходит осознание того, что без направляющей роли государства и в экономике, и в распределении ВВП свободное общество равных возможностей никогда не будет построено. Только один российский Север еще многие десятилетия не сможет выживать без государственной поддержки. Общее мнение гласит, что трудно проводить реформы в России, которая состоит из множества стран, живущих каждая своей особой жизнью .

Представленной выше точке зрения так называемых “западников” противостоит позиция отечественных “почвенников”, предлагающая первым прекратить «вульгарную западническую интерпретацию России, в основе которой — экономикоцентристский, технократический подход к России как к “царству тьмы”, “еще не проснувшемуся обществу”, “стране, которую можно будет полюбить только тогда, когда она станет Западом”»12, отказаться от иностранных штампов “о загадочной русской душе”, сводящих национальное прошлое “к истории русского деспотизма и одновременно русского рабства, холуйства и хамства”. История России — это не только история столиц и самодержавных царей. “Эта история была разной: она содержала немало проявлений самодержавного деспотизма и одновременно — примеров европейских реформ” .

Историю России можно интерпретировать как историю расширеКара-Мурза А. Нужны ли демократии символы? // Правое дело. 2002. 23—29 авг .

ния власти бюрократии и как историю расширения России на Восток, историю русской вольницы, бегства от бюрократии. Это была “история освобождения от тотальной централизованной опеки, история регионального самообустройства, не только разрушающего, а укрепляющего русскую идентичность”. Богатство национальных ценностей и традиций России, с точки зрения “почвенников”, в полной мере раскрывается с учетом регионального разнообразия огромной страны. “История России не только многовариантна, но и многоцентрична”. Наряду с Москвой были Новгородская и Псковская республики, была Тверь. Примеров подобного рода много. К ним относятся Север, Поволжье, Сибирь. На уровне подобных региональных центров между либерализмом и патриотизмом, европеизмом и почвенничеством нет противоречия, все они вырастают из национальной культурной традиции. Одна из главных точек столкновения между сторонниками перечисленных теорий — Великая Отечественная война. Кто есть Сталин — узурпатор-тиран или отец-победитель? В рамках почвенничества предлагается иная интерпретация: “Победу в войне одержал народ, который пусть и неосознанно, но непреклонно защищал свои коренные национально-культурные и духовные ценности: свой дом, свои честь и достоинство, культуру, язык, частное пространство малой родины”13. С этого начинался новый исторический этап эволюции на основе собственного опыта, а не заимствований извне .

Возвращаясь в сегодняшний день, когда дискуссия между западниками и славянофилами, либералами и почвенниками возобновилась с новой силой и, более того, стала частью современного политического дискурса, все вышеизложенное обретает новую актуальность. Все участники полемики, какие бы принципы они ни отстаивали, не должны забывать те уроки, которые нам преподает отечественная и мировая история. Коротко содержание этого урока в приложении к современной России звучит так: победа лишь одной точки зрения не только обедняет духовную жизнь общества, его культурную палитру, но и в конечном итоге тормозит комплексное развитие страны. Самое большое в мире государство со сложнейшей тысячелетней историей, шагнув в ХХI в., не может сделать выбор в пользу единственной идиологемы. Только разумное сплетение традиций и открытости к новому, коллективизма и индивидуальной свободы, патриотизма и ответственности за все, что происходит на планете, отвечает коренным интересам России, страны, самой судьбой обреченной на то, чтобы стабилизировать такой противоречивый и быстро меняющийся современный мир .

13 Кара-Мурза А. Россию есть за что любить // Лит. газ. 2002. 23—29 янв .

Список литературы Воркачев С.Г. Страна своя и чужая: идея патриотизма в лингвокультуре .

М., 2013 .

Домнина Е.Г. Международная конференция “Россия и Запад: диалог культур” // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2013. № 1 .

Кара-Мурза А. В российской истории либералам есть на что опереться // Правое дело. 2002. 15—21 марта .

Кара-Мурза А. Нужны ли демократии символы? // Правое дело. 2002 .

23—29 авг .

Кара-Мурза А. Россию есть за что любить // Лит. газ. 2002. 23—29 янв .

Милославский И.Г. Кодификация содержательной стороны языкового знака // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2013. № 2 .

Хомский Н. Будет так, как скажем мы! Рассуждения о роли США в меняющемся мире. М., 2013 .

Elashmawi F., Harris P.R. Multicultural Management 2000: Essential Cultural Insights for Global Business Success. Houston (Texas), 1998 .

Hofstede G. Culture’s Consequences: International Differences in Work Related Values. Beverly Hills, 1980 .

Huntington S. The Clash of Civilizations. Remaking of World Order. N.Y., 1996 .

The Concise Oxford Dictionary. 4th ed. / Ed. by H.W. Fowler, F.G. Fowler.



Похожие работы:

«ПОЛОЖЕНИЕ О ПРОВЕДЕНИИ ОТКРЫТОЙ МЕЖДУНАРОДНОЙ ОЛИМПИАДЫ ПО МИРОВОЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЕ "Золотое сечение" 2019 1. Общие положения 1.1 . Настоящее Положение о проведении откр...»

«Программа Каспийского медиафорума 2018 г. Астрахань, 16 20 сентября 16 18 сентября место проведения: ул. Татищева, 20а, Астраханский государственный университет Время проведения: 08.30 19.00 Время/Мероприятие/ Зал/Помещение/Примечание форма проведения агУ ежедневно* 8.30 1...»

«Годовой отчет ОАО "ГК "Русское море" за 2012 год B Годовой отчет 2012 ОАО "ГК "Русское море" Предварительно утвержден Советом директоров ОАО "ГК "Русское море" (протокол №124 от 27 мая 2013г.) Утвержден Годовым общим собранием акцио...»

«Б. В. Горбунов НАРОДНЫЕ ВИДЫ СПОРТИВНОЙ БОРЬБЫ КАК ЭЛЕМЕНТ ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ РУССКИХ (XIX — начало XX в.) Одной из малоисследованных проблем в этнографии остаются традиции народных состязательных игр, в частности обычай рукопашных состязаний без применения оружия при соблюдении неписаных правил, обусловленных культурно-бытовой традицие...»

«Основная профессиональная образовательная программа высшего образования по направлению подготовки 43.03.02. "Туризм", направленность (профиль) "Организация и управление туроператорской и турагентской деятельностью" квалификация (степень) выпускника "бакалавр" утверждена советом института социально-культурн...»

«Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования Дальневосточный государственный институт искусств Культура Дальнего Востока России и стран АТР: Восток – Запад XXIV научная конференция с международным участием 28-29 ноября 2018 года Участники конференции Владивосток 2018 1. Абрамович Ольга Александ...»

«Воспитание культурно-гигиенических навыков у дошкольников (по возрастам). Навык – автоматизированный компонент сознательного действия, возникающий в результате многократного повторения. Другими словами, навык не сразу становится автоматизированным, а складывается в результате многократны...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.