WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

«: ...»

https://doi.org/10.30853/manuscript.2019.8.25

Сычева Татьяна Михайловна

МОДЕРНИЗАЦИОННЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ АРХАИКИ В ПРОЦЕССЕ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО

РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА

В статье рассматривается феномен архаизации с позиции различного понимания и интерпретации процесса

модернизации. Автор анализирует архаику как сложное, многоплановое противоречивое явление, имеющее свое

определенное содержание, социальные практики, ментальные структуры. В работе, в отличие от общепринятого подхода, архаика изучается, во-первых, не только как помеха, а как неотъемлемая сторона процесса развития общества, во-вторых, как источник модернизационных изменений. Творческий потенциал архаики проистекает из факта того, что в её основе лежат процессы самоорганизации и самомобилизации общества .

Адрес статьи: www.gramota.net/materials/9/2019/8/25.html Источник Манускрипт Тамбов: Грамота, 2019. Том 12. Выпуск 8. C. 125-128. ISSN 2618-9690 .

Адрес журнала: www.gramota.net/editions/9.html Содержание данного номера журнала: www.gramota.net/materials/9/2019/8/ © Издательство "Грамота" Информация о возможности публикации статей в журнале размещена на Интернет сайте издательства: www.gramota.net Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: hist@gramota.net Философия 125 УДК 1 Дата поступления рукописи: 15.05.2019 https://doi.org/10 .

30853/manuscript.2019.8.25 В статье рассматривается феномен архаизации с позиции различного понимания и интерпретации процесса модернизации. Автор анализирует архаику как сложное, многоплановое противоречивое явление, имеющее свое определенное содержание, социальные практики, ментальные структуры. В работе, в отличие от общепринятого подхода, архаика изучается, во-первых, не только как помеха, а как неотъемлемая сторона процесса развития общества, во-вторых, как источник модернизационных изменений. Творческий потенциал архаики проистекает из факта того, что в её основе лежат процессы самоорганизации и самомобилизации общества .

Ключевые слова фразы: модернизация; архаика; теория «множественности модернов»; классическая теория модернизации; старообрядчество; социальный опыт .

Сычева Татьяна Михайловна, к. филос. н., доцент Брянский государственный инженерно-технологический университет sychetatjana@rambler.ru

МОДЕРНИЗАЦИОННЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ АРХАИКИ

В ПРОЦЕССЕ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА

Процесс модернизации как основная проблема и главный вектор развития современного общества занимает центральное место в обсуждениях политиков, экономистов, социологов, культурологов – всех тех, кто занят анализом изменений, происходящих в сегодняшнем мире. Под влиянием необходимости решения своих внутренних проблем или в результате внешних воздействий во всех современных обществах происходят трансформации, меняющие их природу и характер. Одной из главных проблем развивающихся обществ является вопрос соотношения в трансформационном процессе ценностей модернизации, традиции и архаики .

Драматичный, а подчас и неудачный опыт стран, переживших или переживающих процесс качественных изменений, поставил во главу угла вопрос о возможности соединения социально-культурного своеобразия реформируемого общества и ценностей Модерна, во многом противоположных национальной традиции .

Как показывает практика, негативный результат модернизации является чаще всего следствием как политики прямого заимствования западноевропейского опыта, так и полного игнорирования содержательных элементов вестернизации. В условиях полицентричного мира диалог различных культур, традиций и форм социального опыта оказывается наиболее плодотворным и необходимым для достижений целей модернизации .





Сложность ситуации состоит в том, что участники этого «общемирового диалога» отдалены друг от друга не только географически, сколько исторически, социально-экономически и ценностно-нормативно .

Самые острые споры и дискуссии вызывает вопрос о месте и роли архаики как содержательном ядре традиции в процессе социально-экономического и культурного развития. Противоречивость оценок архаики связана прежде всего с различными методологическими позициями по истолкованию самого процесса модернизации. Если классическая теория модернизации рассматривает традицию с её архаичным содержанием как препятствие, требующее устранения и разрушения на пути становления общества Модерна, то концепции «множественности модернов» понимают социально-экономическую и культурную трансформацию как процесс, в котором существование традиции, архаики и модерна – неотъемлемая его составляющая .

Исходя из того, что реальные процессы модернизации в современном глобализирующемся мире осуществляются в ситуации взаимодействия традиционной культуры, в том числе её архаичных пластов, с принципами и ценностями Модерна, актуальным становится вопрос о возможности творческого использования изменчивого содержания самой архаики в целях реформирования общества. Что новое, а что типическое несет архаика? На наш взгляд, изучение исторического и современного опыта стран, успешно осуществивших модернизацию, теоретические разработки самого феномена архаики и её роли в развитии общества позволяют поставить вопрос о модернизационных возможностях этого глубинного пласта человеческой культуры [9]. Данная статья не предполагает рассмотрения и анализа различных вариантов интерпретации архаики, тем более такая попытка была сделана другими авторами и нами ранее [7]. Научная новизна нашего исследования заключается в рассмотрении модернизационного потенциала архаики и анализе условий его реализации. Этим определяется цель статьи – ответить на вопрос: в какой мере и при каких обстоятельствах архаика может быть источником социально-экономического развития общества. Практическая значимость работы, на наш взгляд, состоит в том, что такой методологический подход позволяет рассматривать архаику не только как помеху модернизации, а как её возможного «союзника». Умение рассмотреть в традиционных, архаичных пластах культуры потенциальные возможности развития, стремление наладить с ними практический «диалог» является одним из оснований успешной реализации целей модернизации .

В целях уточнения нашей методологической позиции следует пояснить, что мы не проводим принципиальной разграничительной линии в понимании традиции и архаики, несмотря на то, что некоторые авторы настаивают на их несовпадении .

Принято считать, что традиция – это устойчивые культурные и социальные структуры, которые обеспечивают преемственность социальной жизни и задают определенные рамки мотивам 126 Манускрипт. 2019. Том 12. Выпуск 8 и формам социальной деятельности. А «архаика же не обладает рациональной структурой, не выполняет конструктивную функцию регулирования человеческого поведения, не характеризуется определенностью и устойчивостью» [4]. По нашему мнению, традиция и архаика, несмотря на свои различия, органически взаимосвязаны: если традиция – это упорядоченный, определенным образом «вербализированный текст», то мир архаики – это дух традиции, ее «сердце» и архетип. Безусловно, что структурированный, осмысленный культурный и социальный опыт в виде традиции легче вовлечь в модернизацию, но энергией, «витальностью» созидания (как и разрушения) обладает архаика. Можно сказать, что архаика – это внутренняя сила традиции .

Как было сказано выше, отношение к архаике зависит прежде всего от понимания самого процесса модернизации. Если понимать Модерн как отказ от национально-культурной идентичности и прямолинейное движение к рациональности, индивидуализму, эмансипации и верховенству закона, то, безусловно, архаика на этом пути рассматривается как торжество иррационального, примитивного, доцивилизационного .

При таком ракурсе интерпретации архаика является безусловным препятствием социально-экономического развития, способным в волнах мифологизации поглотить любые новации. Такая концепция модернизации не видит возможностей диалога с архаикой, отрицает её позитивные возможности и предполагает её полное устранение .

Неудивительно, что подобный подход имеет мало общего с реальными процессами, протекающими в реформирующихся обществах, и исход «схватки» модерна и архаики часто оборачивается там, как правило, победой последней .

Обращение к историческому опыту европейского Модерна и современным интерпретациям его опровергает однозначную оценку архаики и её роли в процессе развития. Во-первых, в истоках первичной модернизации западных стран присутствовало взаимодействие различных культурных традиций, несущих в себе многообразие ценностных установок и устремлений, в том числе и архаических. Сам «дух капитализма» формировался реформационными идеями, требующими возврата «назад» – к ценностям раннего христианства, аскетизму и ригоризму первых христианских общин, критике существующих общественно-политических порядков, отказу от церковной традиции. «У истоков буржуазного идейного развития стоят не гуманистылибералы, а боровшийся с плотскими искушениями исступленный монах Лютер и без зазрения совести сжигавший на кострах “ведьм” и “еретиков” Кальвин… Парадокс раскрепощающего и прогрессивного влияния идеологии, зовущей назад и утверждающий бессилие человека, реальный парадокс» [8, с. 42-43] .

Во-вторых, зрелый Модерн, как отмечают западноевропейские философы, может не только до конца не изживать архаику, но и порождать её в новых формах и обличье. «Регламентирующий разум», по мнению М. Фуко, начинает господствовать в повседневной жизни европейского человека уже в конце XIX века, обретая свою законченную форму в господстве различных форм тоталитаризма, нацизма, сталинизма. Именно Холокост, случившийся в самый разгар Модерна, стал символом его негативной, разрушительной силы, того «варварства, которое скрыто в его сердцевине» (С. Эйзенштадт) .

Пересмотр прямолинейных ценностей «регламентирующего разума» особенно активизировался в 60-70-х годах XX века в работах идеологов Франкфуртской школы, различных концепциях экзистенциализма, учениях неотомизма. Само понятие рациональности (научной, экономической, политической) наполняется новым содержанием и смыслом, отличным от его просветительского понимания. Становится очевидным, что в разуме Модерна религиозность и иррациональность, миф и логос, архаика и новаторство присутствуют в противоречивом, неустойчивом единстве. Более того, архаическое содержание может сохраняться и успешно функционировать под маской модерна. Изучая опыт большевистской модернизации, историки приходят к выводу, что она по существу оказалась формой существования и укрепления архаики. Участие СССР в технической революции первой половины XX века восстановило самые архаичные формы и структуры российского социума, с элементами сакрализации сознания и восточного деспотизма [4]. В условиях тотального разрушения практически всех форм привычной жизни архаический человек выстраивал свою защиту не столько инструментом традиции (к тому времени варварски разрушенной), сколько инструментами модернизации, создавая обманчивость обновления .

Учитывая противоречивое содержание и неоднозначную роль архаики, её неустранимость в полной мере из процесса трансформации любого общества, большинство исследователей приходят к выводу о возможности существования, как минимум, двух стратегий по отношению к ней: «мягкого» вытеснения и использования её креативного потенциала .

В чем могут состоять модернизационные возможности архаики? Мы остановимся лишь на двух созидательных функциях архаики, которые она способна осуществлять в процессе трансформации. Во-первых, она обладает способностью в условиях нарастающего хаоса в обществе противостоять ему, обращаясь к проверенным временем формам солидарности и совместной деятельности, как хозяйственной, так и культурносоциальной. Модернизационный опыт отдельных стран показывает, что архаика, порожденная прямолинейной, избыточно-агрессивной рационализацией, становится для общества спасительной опорой, позволяющей пережить трудности реформирования .

Во-вторых, в основе архаизации лежит процесс самоорганизации или самомобилизации общества (Т. Шанин). Архаичные институты и нормы поведения часто активизируют социальный капитал – способность строить отношения на взаимном доверии и взаимной поддержке. В условиях существования во «враждебной» среде – социальной, культурной, этнической, политической – возникают формы самоорганизации (нередко с архаичным содержанием), которые позволяют людям «встроиться» в модернизационный процесс и даже активизировать его .

Эти обстоятельства позволяют исследователям делать вывод, что архаичные Философия 127 структуры можно не только подвергнуть модернизации, но и включить в социокультурный процесс. Проблема заключается в том, что эта «тонкая» работа по управлению архаикой чревата тем, что в этой «схватке» победа архаики над модерном не является исключением .

Творческое взаимодействие с архаикой предполагает знание и изучение исторического и социального опыта тех обществ, где она явилась активной силой в осуществлении модернизации. Такого рода анализ позволяет ответить на вопрос, как и каким образом архаические составляющие обретают модернизационный эффект. Примером может служить феномен русского старообрядчества, сыгравшего решающую роль в российской модернизации XVIII-XIX веков. В известной работе Н. М. Никольского «История русской церкви»

ярко и убедительно показана роль старообрядчества в становлении и развитии капитализма в России. Ревнители «старой веры» явились главной движущей силой, приняв активное участие в процессе модернизации, техническом перевооружении производства, развитии торговли. Как справедливо пишут авторы статьи «Старообрядчество и процесс формообразования в российской цивилизации», «именно архаическая составляющая, будучи включена в христианский духовный космос, стимулировала восприятие ревнителями “старой веры” технических нововведений…» [11, с. 107] .

Переход к обществу Модерна, при неизбежном сохранении национально-культурного своеобразия, все же предполагает изменение традиционных установок и принятие, в той или иной степени или форме, ценностей рациональности, эмансипации, личной ответственности, следования закону. Зарождение индивидуального, неповторимого, личностного отношения к Богу у старообрядцев происходило в рамках традиции, несущей в себе напластования архаических, славянско-языческих, христиански-православных начал. Аввакум в своем «Житии» утверждал ценность христианского ведения (курсив автора статьи. – Т. С.), непосредственно идущего от Священного писания и творений Св. Отцов, отстаивая право человека на свое личностное верование. Спасение, согласно его пониманию, зависит не от «внешнего знания, а от неповторимых отношений отдельного человека к Богу. Тем самым индивидуальный выбор и индивидуальная харизма противополагаются социальным нормам… не нормам традиционного общества, но нормам культурной элиты» [Цит. по: 2, с. 336] .

В обосновании права на личностное отношение с Богом, на свое понимание веры и благочестия староверы вольно или невольно были вынуждены прибегать к рационально-логическим аргументам, формировать навыки рационально-теоретических рассуждений, выдвигая авторитет личного мнения, личного суждения. Разработка собственных текстов – «Щит веры», «Догмат Христовой Церкви о ключах», «Брачное врачество»

и другие – явились ярким примером и результатом этих устремлений. «Рассматривая развитие старообрядческой мысли в течение XVII, XVIII и XIX веков, можно обнаружить, что, хотя номинально старообрядческие книжники никогда не провозглашали свободу разума и всячески стремились подчеркнуть свою ортодоксальность и преемственность в отношении к святоотеческой традиции, первоначальная необходимость теоретического обоснования и апологии староверия в беспрецедентной ситуации требовала самостоятельного построения этого обоснования путем чисто рационально-логической аргументации» [10, с. 164-165] .

В ситуации постоянного преследования со стороны церкви и государства необходимость выживания реализовалась в стремлении овладеть различными видами мирской деятельности. Духовная самозащита и потребность приспособления к «враждебной среде» породила у ревнителей старой веры убеждение в возможности создания таких форм организации земной жизни, которые приближались бы до некоторой степени к Божественному Абсолюту. Тем более нам представляется сказанное справедливым, так как в старообрядчестве, несмотря на разногласие разнообразных течений в нем, существует мощная установка на принятие всей полноты земной жизни. Как утверждают исследователи, на мировоззрении старообрядчества сказалась свойственная русскому православию, восходящая к языческой архаике тенденция гиперсакрализации бытия с «её острым, жгучим чувством Бога в материи» [3, с. 154]. Ярчайшим примером этого является «Голубиная книга» – свидетельство единства христианской и славяно-языческой традиции .

Установка на приятие земного бытия, достаточно высокая оценка способности человека его оформить неизбежно предполагали строгое соблюдение норм благочестия в конкретной мирской жизни, в том числе в быту. «Православная русская душа жаждет… устроения и здесь на земле всей жизни “по-Божьи” и с царством земным, но “Христовым”, и с довольством и достатком и с благами земными и “благоденственным и мирным житием”, но “во всяком благочестии и чистоте”» [Там же, с. 154-155]. Следование подобным нормам рассматривалось как религиозный долг человека, что, безусловно, позволяет проводить некоторые параллели с протестантизмом. Русские старообрядцы, духоборы, молокане у себя на родине и в эмиграции дали пример сочетания благочестия, зажиточного быта и успехов в мирской деятельности, сформировав тип русского предпринимателя, в отличие от своего западноевропейского собрата, сочетающего в себе ценности цивилизации разума с установками архаичной культуры .

Успешная, на наш взгляд, попытка подойти к модернизации как сложному противоречивому процессу, содержащему в себе свои «темные стороны», мучительно преодолевающему изживший себя социальный опыт, реализована в статье И. В. Стародубровской «Исламизм и модернизация; полемические заметки» [6]. Относительно исламизма в сегодняшней научной литературе существуют различные точки зрения и оценки, касающиеся сущности этого явления и его роли в трансформационных процессах. Так, Э. А. Паин в своих работах рассматривает это социально-политическое и культурно-религиозное явление как однозначно реакционное и антимодернизационное .

«Подъем исламизма – фактическая демодернизация, деконструкция всевозможных проявлений индивидуализма, тенденций к эмансипации, к верховенству закона…» [5, с. 122]. С позиций теории «множественности модернов» исламизм как сложнейшее политическое и духовное явление XXI века, по мнению 128 Манускрипт. 2019. Том 12. Выпуск 8 Стародубровской, не может однозначно трактоваться как антилиберальное и регрессивное. Используя веберовскую методологию применительно к общественно-религиозным движениям, подобным Реформации, анализируя опыт модернизационных эффектов старообрядчества, Стародубровская стремится показать всю внутреннюю противоречивость исламизма, его неоднозначную роль в процессах, охвативших целый регион. Автор видит в исламистах носителей как модернизационных, так и антимодернизационных ценностей, что некогда было характерно для последователей протестантизма. Так, М. Вебер считал, что эмансипация личности в Реформации способствовала распространению пуританства, носящего зачастую репрессивную природу: «Образование аскетических общин и сект, с их радикальным отказом от патриархальных пут, с их толкованием повиноваться более Богу, чем людям, явилось одной из предпосылок современного “индивидуализма”» [1, с. 174]. И. В. Стародубровская находит здесь прямое сходство с исламским фундаментализмом: «Индивидуализация выбора религиозных взглядов; приоритет горизонтальных связей единомышленников перед кровнородственными иерархиями; самостоятельное изучение первоисточников и отрицание безоговорочного следования религиозным авторитетам; подчинение в первую очередь божественным истинам, а не власть предержащим – все эти факторы очевидно способствуют эмансипации личности, разрушению господства коллективизма на индивидуальной волей отдельного человека» [6, c. 141-142] .

Подводя итог вышесказанному, мы можем сделать несколько обобщающих выводов. Во-первых, оценка архаики как источника модернизационных изменений возможна только в рамках теории «множественности модернов», которая рассматривает модернизацию как производную от многообразия форм взаимодействия принципов «модерна» и разнообразия культурных традиций. «Классическая» концепция развития исключает созидательную роль архаики. Во-вторых, модернизационные возможности архаики кроются в изменчивости (пластичности) её содержания применительно к конкретно-историческим и социальным условиям (что не единожды было подтверждено историческим и социальным опытом). В-третьих, архаика, кроме разрушительных тенденций, несет в себе определенную способность к самоорганизации и социальной солидарности, активизируя тот социальный капитал, которым обладает конкретная человеческая общность. В-четвертых, анализ исторических примеров модернизационных возможностей архаики (в данном случае на примере старообрядчества) подтверждает наш вывод о креативном потенциале архаичных пластов культуры в решении практических задач. И, наконец, интерпретация архаики как возможного союзника модернизации позволяет исключить односторонность оценок сложных, противоречивых процессов современного мира и увидеть в них потенциальные возможности развития .

Список источников

1. Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма. М.: Директ-Медиа, 2011. 179 с .

2. Живов В. М. Разыскания в области истории и предыстории русской культуры. М.: Языки славянской культуры, 2002. 758 с .

3. Карташов А. В. Смысл старообрядчества. Влияние церкви на русскую культуру // Север. 1996. № 7. С. 151-160 .

4. Костюк К. И. Архаика и модернизация в российской культуре [Электронный ресурс]. URL: http/www.spasi.ru/ biblt/kostuk1.htm (дата обращения: 08.05.2019) .

5. Паин Э. А. Исламизм: социально-политическая сущность и новые угрозы для России // Общественные науки и современность. 2016. № 5. С. 115-127 .

6. Стародубровская И. В. Исламизм и модернизация: полемические заметки // Общественные науки и современность .

2017. № 5. С. 134-146 .

7. Сычева Т. М. Проблема архаизации: некоторые методологические подходы // Манускрипт. 2018. № 5 (91). С. 90-93 .

8. Фурман Д. Е. Идеология Реформации и её роль в становлении буржуазного общественного сознания // Фурман Д. Е. Избранное. М.: Территория будущего, 2011. С. 41-109 .

9. Хачатурян В. М. Феномен архаизации в культурной динамике: автореф. дисс. … д. культурологи. М., 2012. 48 с .

10. Шахов М. О. Философские аспекты староверия. М.: Третий Рим, 1998. 208 с .

11. Шемякин Я. Г., Шемякина О. Д. Старообрядчество и процесс формообразования в российской цивилизации // Общественные науки и современность. 2006. № 2. С. 98-108 .

–  –  –

The article discusses the archaization phenomenon from the standpoint of different understanding and interpretation of modernization process. The author analyses archaic character as a complex, multifaceted contradictory phenomenon, which has its specific content, social practices and mental structures. In contrast to the generally accepted approach, the researcher considers archaic character, firstly, not only as a hindrance, but as an integral part of the society’s development process, secondly, as a source of modernization changes. The creative potential of archaic character comes from the fact that it is based on the processes of the society’s self-organization and self-mobilization .

Key words and phrases: modernization; archaic character; “plurality of modernities” theory; classical modernization theory;




Похожие работы:

«See discussions, stats, and author profiles for this publication at: https://www.researchgate.net/publication/324247738 Baturina O V Традиционные анималистические образы и мотивы в живописи Казахстана 1920-60-х годов Article · Ap...»

«112 В.И. Бакштановский, М.В. Богданова УДК 174.7 Трансформируемый университет: судьба профессорства Аннотация. Остается ли классическая миссия профессора – производство, воспроизводство научного знания, моральное лидерство профессора, его умение жить в...»

«Школьный этап Всероссийской олимпиады школьников по географии 8 класс, 2018-2019 учебный год Время выполнения работы 90 минут . Максимальный балл – 37 Не разрешается пользоваться атласами и иными источниками информации. Удачи! АНАЛИТИЧЕСКИЙ РАУНД...»

«ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ, 2019, № 2(122) ТРАВМА ПАМЯТИ. ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ АГЕНТЫ ПАМЯТИ СРЕДИ НЕМЦЕВ СИБИРИ И ЮЖНОГО КАЗАХСТАНА DOI: 10.25629/HC.2019.02.05 Никольский С.С. Московский Государственный Университет имени М. В. Ломоносова. Россия, Москва Аннотация. В данной работе проведен анализ современного контекста памяти о р...»

«Новый словарь русского языка. Толково-словообразовательный. [Электронный ресурс] //Сlasses.ru (режим доступа http://www.classes.ru/all-russian) 3. Монтандон А. Гостеприимство: этнографическая мечта? [Текст]/ А. Монтандон// Традиционные и современные модели гостеприимства/ Составители: А. Монтандон и С....»

«Утверждаю Утверждаю Утверждаю Согласовано АРОО "Совет Министр по Генеральный директор Начальник директоров СПО ГАУ АО "РЦСП" физической культуре управления по Амурской области" физической культуре, и спорту Амурской спорту и делам области молодежи администрации Согласовано И.о.министра образования и науки Ай ПОЛОЖЕНИЕ о проведении XXXVII сп...»

«Екатерина Зоря От заговора к ритуалу: краткий очерк трансформации понятия "магия" на постсоветском пространстве Kateryna Zorya From Charm to Ritual: Transformations of "Magic" in the Post-Soviet Space Kateryna Zorya — Mem...»

«ДИРЕКТОРУ Государственное азенное учреждение города Москвы "ЦЕНТР СПОРТИВНЫХ ИННОВАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ И ПОДГОТОВКИ СБОРНЫХ КОМАНД" Департа~lента спорта города Москвы (ГКУ "ЦСТиСК" Москомспорта) "09" января 2019 г. Петрову В.В. КаНIIНОЙ В.В. ПО!IОВКОВОЙ Е.А. КОрЯКIIНУ А.В. Бикташеву Р.Ш. устименко М.В. Мелехину И.Е. Для руководства в...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.