WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

«УДК 902.01 ИЗВАЯНИЯ НОВОМОРДОВСКОГО ТИПА В ВОЛГО-КАМЬЕ © 2017 г. Т.В. Рябкова Произошедшее в последние годы пополнение источниковой базы изваяний новомордовского типа, равно как и изменения в ...»

244 АРХЕОЛОГИЯ ЕВРАЗИЙСКИХ СТЕПЕЙ

УДК 902.01

ИЗВАЯНИЯ НОВОМОРДОВСКОГО ТИПА В ВОЛГО-КАМЬЕ

© 2017 г. Т.В. Рябкова

Произошедшее в последние годы пополнение источниковой базы изваяний новомордовского

типа, равно как и изменения в понимании феномена ананьинской культуры позволили вновь обратиться

к вопросу о генезисе традиции установки стел в Волго-Камье. Стелы Новомордовского I могильника, наиболее однородные с точки зрения размерных характеристик и стилистических признаков, относятся к самой ранней группе этих изваяний. На двух из них присутствуют контррельефные изображения равносторонних треугольников, обращенных вершиной вниз, по форме напоминающие клиновидные знаки, использовавшиеся в ассирийских и урартских надписях на камне. Повторяемость этого элемента на стелах из Мурзихинского II и Тетюшского могильника демонстрирует его важность для создателей стел, а изменение – искажение и утрату первоначального значения. Учитывая данные планиграфии, иконографии, наличия «клинописных» знаков, типологического анализа предметов вооружения можно определить стелу № 1 Новомордовского I могильника как наиболее раннее изваяние традиции, которая должна быть определена как пришлая на территории Волго-Камья. На более ранних стелах представлено идеальное оружие, воспроизводящее переднеазиатские образцы, на более поздних появляются узнаваемые предметы, аналогии которым происходят из археологических памятников Северо-Западного и Центрального Предкавказья, Закавказья, Волго-Камья .

Изображение молота на боковых гранях стел демонстрирует влияние традиции оленных камней западного ареала. В традиции изваяний новомордовского типа произошло совмещение аккадской традиции заключения изображения в «картуш» в виде арковидного бордюра с хеттской традицией почитания стел-хуваси с изображением атрибутов божества (меча и топора). «Клинописные» знаки, хотя, похоже, являются не связным текстом, а его имитацией, отражают возможное влияние новоассирийской или урартской клинописных систем письма. Всё это свидетельствует о миграции значительной группы людей – носителей этой традиции в Волго-Камье уже на начальном этапе развития ананьинской культуры, который датируют концом X – IX в. до н.э. или IX – первой половиной VIII в. до н.э. И поскольку стелы новомордовского типа лишь на заключительном этапе своего развития испытывают влияние традиции оленных камней западного ареала, миграция не может быть связана с «киммерийскими походами», а относится к более раннему времени. Необходимо признать, что на данный момент исходный регион миграции можно определить лишь гипотетически: это должна быть территория к северо-востоку от Ассирии, где могли сохраняться пережиточные культурные традиции Хеттского царства. С учетом того, что ряд типологических соответствий изображенному на стелах оружию происходит из Северо-Западного Ирана, географически регион можетлокализоваться в окрестностях озера Урмия. Еще одним свидетельством в пользу этого предположения являются бляхи с перегородчатой инкрустацией (cloisonn work) из п. 14 Мурзихинского I могильника, относящиеся к числу наиболее ранних импортов в Волго-Камье .

Ключевые слова: изваяния (стелы) новомордовского типа, Волго-Камье, ананьинская культурноисторическая область, миграции, клинописные системы письменности .

Каменные изваяния из могильника ние определенной этнокультурной группы в Новомордово I на Средней Волге были откры- зоне их распространения .





Монументальная ты и введены в научный оборот более 50 лет скульптура вследствие своих характеристик назад (Халиков, 1963). На протяжении более (вес, габариты) относится к малотранспортаполувека они постоянно находились в фоку- бельным изделиям, и единственно достоверсе исследовательского внимания, что вполне ной выглядит версия об установке скульптур объяснимо не только с позиции уникально- самими создателями в местах их постоянности находки, но и ее важности в плане рекон- го или временного пребывания (Ольховский, струкции историко-культурной ситуации в 2005, с. 11) .

Волго-Камье и связанных с ним регионах. Определение этнокультурной позиции Установлено, что изваяния, являющиеся свое- новомордовских изваяний возможно лишь образным слепком культуры, имеют ряд общих с учетом всех их признаков, доступных для признаков и могут служить этнокультурны- изучения: формы, размеров, техники нанесеми индикаторами, фиксирующими пребыва- ния изображений, композиции, иконографии,

ЭПОХА БРОНЗЫ И РАННИЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ ВЕК

–  –  –

тельно отстаивали миграционную концепцию трированных в месте слияния Камы и Волги2 на основании анализа предметов кавказского (рис. 1), то есть все основания полагать, что в происхождения из раннеананьинских могиль- данной ситуации мы имеем дело с самостояников. Сопоставив средневолжский и закав- тельной, мощной и развитой традицией. Она казский культурные комплексы, они пришли к оставлена населением, компактно и, вероятно, выводам об идентичности характеризующего довольно длительно жившем на этой территоих сложного набора составляющих компо- рии. Анализ 64 наиболее сохранных экземнентов: скифского, центрально-кавказского, пляров3 позволил установить, что наиболее урартского и колхидо-кобанского (естествен- устойчивым их признаком является форма но, что в Среднем Поволжье к ним добавляет- в виде плит с закругленной верхней частью ся местный – ананьинский) и об исключитель- расширяющихся к верху и зауженных к осноности этого сочетания, не встречающегося ванию, тщательно обработанными широкой более ни в каких других культурных ареалах. лицевой стороной и узкими боковым гранями, По мнению авторов, такое сходство можно с необработанной или слабо обработанной объяснить лишь миграцией какой-то группы тыльной стороной и массивным основанием .

населения не позднее рубежа VII–VI в. до н. э. Такие признаки, как использование техники Эту группу населения они связывали с «отло- рельефа для нанесения изображений оружия жившимися скифами», подчеркивая при этом, и оформления арковидного бордюра в верхчто зоной обитания ранних скифов следует ней части, изображение предметов преимусчитать степи Предкавказья и составляющие щественно на лицевой широкой грани плит, с ними единый культурный ареал области, устойчивый набор изображенных предметов, примыкающие к Кавказскому хребту с юга специфическая композиция, присутствующие (Погребова, Раевский, 1982, с. 214, 215). на ряде изваяний, отсутствуют на других .

Пополнение источниковой базы изва- При сопоставлении размеров целых и яний новомордовского типа, произошедшее фрагментированных стел учитывались такие в результате масштабных археологических признаки, как общая высота, ширина лицеисследований могильников Волго-Камья в вой части, толщина. В результате выяснилось, последние десятилетия, равно как и изменения что с некоторой долей условности их можно в понимании феномена ананьинской культуры распределить на 4 размерные группы: 1) от 72 (Кузьминых, 2000; Кузьминых, Чижевский, до 92 см; 2) от 98 до 107 см; 3) от 115 до 135 2009; 2014; Коренюк, 2009), позволяет вновь см; 4) от 143 до 256 см. Очевидно, что пропоробратиться к вопросу об этих изваяниях. ции стел различных размеров отличаются, и Прежде всего, необходимо признать фрагменты стел были включены в соответсовершенно справедливым выделение стел ствующие размерные группы с учетом их (изваяний) новомордовского типа из всего пропорций (рис. 2). Верхние и нижние части массива ананьинских стел, предложенное и стел также оформлялись различно: у многих аргументированное А.А. Чижевским (2009, отсутствует арковидный рельефный бордюр;

с. 82). Таким образом акцентируется суще- основание, напротив, более выражено и отдествование (в рамках ананьинской культуры) ляется от наземной части выступающими традиции с набором устойчивых признаков, от плечиками. Рельефные рисунки встречаются которой отделяются изваяния, этими призна- на стелах всех групп, но «полный комплект»

ками не обладающие. В дальнейшем речь – кинжал и топор – чаще всего присутствупойдет именно о стелах (изваяниях), отне- ют на стелах группы 2. Заметны различия в сенных А.А. Чижевским к новомордовскому композиции и типах изображенных предметипу ананьинских (постмаклашеевских) стел. тов. Различия демонстрируют изменчивость Изваяния новомордовского типа (77 традиции, имевшей, таким образом, собственэкз.) в количественном отношении превос- ную линию развития .

ходят число раннескифских изваяний западЕдинственное исключение – Пустоморквашинский ной части скифского мира – Причерноморья, могильник, где найдена одна стела .

Крыма и Северного Кавказа вместе взятых (50 Все изображения приведены в одном масштабе, экз.) (Ольховский, 2005, с. 103, табл. 1). Если размеры уточнены в соответствии с промерами учесть при этом компактность зоны распроизваяний (Чижевский, 2005) и фотографиями стел странения изваяний новомордовского типа, №№ 1, 2, 4 Новомордовского I могильника; стелы происходящих из 8 могильников1, сконценг.) Тетюшского могильника, выполненными Стелы из Ананьинского могильника не в Национальном музее РТ и в археологическом музее анализируются (см.Чижевский, 2005, с. 268). МарГУ .

248 АРХЕОЛОГИЯ ЕВРАЗИЙСКИХ СТЕПЕЙ

–  –  –

ЛИТЕРАТУРА Белинский А.Б. К вопросу о времени появления шлемов ассирийского типа на Кавказе // СА. 1990. № 4. С. 190–195 .

Белинский А.Б., Дударев С.Л. Богатое погребение со шлемом ассирийского типа из могильника Нарзанный-2 // Материалы по изучению историко-культурного наследия Северного Кавказа. Вып. XI: Археология, краеведение, музееведение / Гл. ред. А.Б. Белинский. М.: Памятники исторической мысли, 2013. С. 181–216 .

Белинский А.Б., Дударев С.Л. Могильник Клин-Яр III и его место среди древностей Кавказа и Юго-Восточной Европы начала раннего железа. М.: Дизайн студия Б, 2015. 446 с .

Гарни О.Р. Хетты. Разрушители Вавилона / Пер. с англ. А.И. Блейз. М.: Центрполиграф, 2002. 267 с .

Горелик М.В. Оружие Древнего Востока (IV тысячелетие – IV в. до н.э.). М.: Вост. лит., 1993. 349 с .

Дударев С.Л. Взаимоотношения племен Северного Кавказа с кочевниками Юго-Восточной Европы в предскифскую эпоху (IX – первая половина VII в. до н.э.). Армавир: Армавир. полиграф. предприятие, 1999. 400 с .

Завьялов В.И., Розанова Л.С., Терехова Н.Н. История кузнечного ремесла финно-угорских народов Поволжья и Предуралья. К проблеме этнокультурных взаимодействий. М.: Знак, 2009. 262 с .

Клейн Л.С. Формула Монтелиуса (шведский рационализм в археологии Мальмера). Донецк: ДонНУ, 2010. 259 с .

Ковалев А.А. О происхождении оленных камней западного региона // Археология, палеоэкология и палеодемография Евразии / Отв. ред. В.С. Ольховский. М.: Геос, 2000. С. 138–179 .

Козенкова В.И. Оружие, воинское и конское снаряжение племен кобанской культуры: Западный вариант (систематизация и хронология) / САИ; Вып. В2-5. М.: Наука, 1995. 166с .

Козенкова В.И. Кобанская культура и окружающий мир (взаимосвязи, проблемы судьбы и следов разнокультурных инфильтраций в местной среде). М.: Таус, 2013. 252 с .

Коренюк С.Н. К вопросу о датировке начального этапа ананьинской культуры Волго-Камья // Известия Самар .

науч. центра РАН. 2009. Т. 11. Вып. 2. С. 265–270 .

Кристиансен К. Война в эпоху бронзы // Бронзовый век: Европа без границ. Четвертое — первое тысячелетия до н.э. – Bronzezeit: Europa ohne Grenzen. IV–I. Jahrtausend v. Chr. Каталог выставки / Отв. ред. Ю.Ю. Пиотровский. СПб.: Чистый лист, 2013. С 194–205 .

Кузьминых С.В. Археологическое изучение ананьинского мира в XX веке: основные достижения и проблемы // Российская археология: достижения XX и перспективы XXI вв.: ММНК / Отв. ред. Р.Д. Голдина. Ижевск:

Удмурт. ун-т, 2000. С. 104–113 .

Кузьминых С.В., Чижевский А.А. Ананьинский мир: взгляд на современное состояние проблемы // У истоков археологии Волго-Камья (к 150-летию открытия Ананьинского могильника) / Археология евразийских степей Вып. 8 / Отв. ред. С.В. Кузьминых, А.А. Чижевский. Елабуга: Школа, 2009. С. 29–55 .

Кузьминых С.В., Чижевский А.А. Хронология раннего периода ананьинской культурно-исторической области // Поволжская археология. 2014. № 3 (9). С. 101–137 .

Магомедов Р.Г., Эрлих В.Р. Луткунский клад киммерийской эпохи из Южного Дагестана (предварительное сообщение) // Кавказ и степь на рубеже эпохи поздней бронзы и раннего железа: ММНК, посвященной памяти Марии Николаевны Погребовой / Отв. ред. А.С. Балахванцев, С.В. Куланда. М.: ИВ РАН, 2016. С. 155–161 .

Меликишвили Г.А. Урартские клинообразные надписи. Введение // ВДИ. 1953. № 1. С. 241–324 .

Ольховский В.С. Монументальная скульптура населения западной части евразийских степей эпохи раннего железа. М.: Наука, 2005. 299 с .

Патрушев В.С., Халиков А.Х. Волжские ананьинцы: (Старший Ахмыловский могильник). М.: Наука, 1982. 277 с .

Патрушев В.С. Могильники Волго-Камья раннеананьинского времени / АПУ; Вып. 2. Казань: Фолиантъ, 2011. 276 с .

Пикуль М.И. Эпоха раннего железа в Дагестане. Махачкала: ИИЯЛ ДФ АН СССР, 1967. 175 с .

Погребова М.Н., Раевский Д.С. Скифы и Древний Восток. К истории становления скифской культуры. М.:

Вост. лит., 1982. 260 с .

Руденко К.А. Декоративно-прикладное искусство раннеананьинского времени (по материалам IV Мурзихинского могильника в Татарстане, предварительный анализ) // Культуры степной Евразии и их взаимодействие с древними цивилизациями: ММНК, посвященной 110-летию со дня рождения выдающегося российского археолога Михаила Петровича Грязнова. Кн. 1 / Ред. В.А. Алёкшин и др. СПб.: ИИМК РАН, “Периферия”, 2012. С. 226–232 .

Рябкова Т.В. Изделия с перегородчатой инкрустацией в предскифских и раннескифских памятниках // Труды IV (XX) Всероссийского археологического съезда в Казани. Т. II / Отв. ред. А.П. Деревянко и др. Казань: Отечество, 2014. С 163–168 .

Савинов Д.Г. Оленные камни в культуре кочевников Евразии. СПб.: СБбГУ, 1994. 209 с .

ЭПОХА БРОНЗЫ И РАННИЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ ВЕК

Сазонов А.А. О хронологии протомеотских погребений Закубанья // J. Chochorowskie (red.). Kimmerowie .

Scytowie. Sarmaci: Ksiga powicona pamici profesora Tadeusza Sulimirskiego. Krakw: Ksigarnia Akademicka,

2004. С. 389–407 .

Скаков А.Ю. Погребальные памятники Бзыбской Абхазии X–VII вв. до н.э/ // PА. 2008. № 1. С. 15–27 .

Тереножкин А.И. Киммерийские мечи и кинжалы // Скифский мир / Отв. ред. А.И. Тереножкин. Киев: Наукова думка, 1975. С. 3–34 .

Тереножкин А.И. Киммерийцы. Киев: Наукова думка, 1976. 222 с .

Тереножкiн О.I. Кiммерiйськи стели // Археологiя. 1978. Вип. 27. С. 12–22 .

Терехова Н.Н., Розанова Л.С. Истоки производственных традиций в технологии изготовления кузнечных изделий из раннеананьинских памятников на Средней Волге (к проблеме высоких технологий) // У истоков археологии Волго-Камья (к 150-летию открытия Ананьинского могильника) / Археология евразийских степей. Вып. 8 / Отв. ред. С.В. Кузьминых, А.А. Чижевский. Елабуга: ИИ АН РТ, ИА РАН, ЕИАХМЗ, 2009. С. 196–200 .

Халиков А.Х. Стелы с изображением оружия раннего железного века // СА. 1963. № 3. С. 180–189 .

Халиков А.Х. Волго-Камье в начале эпохи раннего железа (VIII–VI вв.до н. э.). М.: Наука, 1977. 262 с .

Чижевский А.А. Ананьинские (постмаклашеевские) стелы IX–VI вв. до н.э. // Древности Евразии от ранней бронзы до раннего средневековья. Памяти Валерия Сергеевича Ольховского / Отв. ред. В.И. Гуляев. М.: ИА РАН,

2005. С. 268–300 .

Чижевский А.А. Комплекс вещей кавказского происхождения из Мурзихинского IV (I) могильника (вопросы хронологии и происхождения) // Город и степь в контактной евро-азиатской зоне: III Международная конференция, посвященная 75-летию со дня рождения Г.А. Федорова-Давыдова (1931–2000): ТД / Отв. ред. В.В. Мурашева .

М.: Нумизматическая литература, 2006. С. 55–57 .

Чижевский А.А. Проблема генезиса и хронологии ананьинских (постмаклашеевских) стел // РА. 2009. № 1 .

С. 81–90 .

Членова Н.Л. Северокавказские оленные камни и новомордовские стелы // Антропоморфные изображения .

Первобытное искусство / Отв. ред. Р.С. Васильевский. Новосибирск: Наука, 1987. С. 133–149 .

Эрлих В.Р. Северо-Западный Кавказ в начале железного века: Протомеотская группа памятников. М.: Наука, 2007. 430 с .

Aruz J., Wallenfels R. (eds.). Art of the First Cities: The Third Millennium B.C. from the Mediterranean to the Indus .

New York: The Metropolitan Museum of Art, 2003. 540 p .

Aruz J., Rakic Y., Graff S. (eds.). Assyria to Iberia at the Dawn of the Classical Age. New York: The Metropolitan Museum of Art, 2014. 448 p .

Barnett R.D. Assyrian Sculpture in The British Museum. Toronto: McClelland and Stewart Limited, 1975. 179 p .

Khorasani M.M. Arms and Armor from Iran: The Bronze Age to the End of the Qajar Period. Tbingen: Legat Verlag Printed, 2006. 780 p .

Macgueen J.G. The Hittites: and their Contemporaries in Asia Minor. London: Thames & Hudson Ltd., 2013. 176 p .

Maxboubian H. Art of Ancient Iran. Copper and Bronze. The Houshang Maxboubian Family Collection. London:

Philip Wilson, 1997. 345 p .

Moorey P.R.S. Catalogue of the Ancient Persian Bronzes in the Ashmolean Museum. Oxford: At the Clarendon Press, 1971. 341 р .

Orthmann W. Untersuchungen zur spthethitischen Kunst / Saarbrcker Beitrge zur Altertumskunde. Bd. 8. Bonn:

Rudolf Habelt Verlag, 1971. 565 S .

Reade J. Assyrian Sculpture. London: The British Museum Press, 2014. 96 p .

–  –  –

tradition consisting in the erection of the stelae in the Volga-Kama region. The stelae of Novomordovsky I burial ground, which are the most homogeneous ones in terms of dimensional characteristics and stylistic attributes, correspond to the earliest group of the sculptures. Two of them feature counter-relief images of downward facing equilateral triangles resembling tapered signs in terms of shapes, which were used in Assyrian and Urartian stone inscriptions. The frequent occurrence of this element on the stelae from Murzikhinsky II and Tetyushsky burial mounds demonstrates its signicance for the authors of the stelae, and the changes signify the distortion and loss of their original value .

Considering the results of planigraphy and iconography, as well as the presence of ‘cuneiform’ signs and the results of a typological analysis of armament items, stela No. 1 from Novomordovsky I burial ground can be considered the earliest sculpture of a tradition which should be classied as foreign to the Volga-Kama region. The earlier stelae feature ideal armament reproducing the Central Asian models, and the later ones contain recognizable items with counterparts discovered at the archaeological sites of the Northwestern and Cental Cis-Caucasus, Trans-Caucasus and the Volga-Kama region. Hammer images on the side faces of the stelae demonstrate the inuence of the deer stone tradition from western territories. The Akkadian tradition of enclosing images in a cartouch represented by an arcuate frame blended with the Hittite tradition of honouring huvasi stelae featuring the images of a deity’s attributes (a sword and an axe) within the tradition of the New Mordovian type of sculptures. ‘Cuneiform’ signs, although they seem to represent not a coherent text, but an imitation thereof, reect the possible inuence of the New Assyrian or Urartian cuneiform writing systems. All this testies to the migration of a signicant group of population - representatives of this tradition in the Volga-Kama region - as early as at the initial stage of development of the Ananyino culture, which dates back to the late 10th-9th centuries B.C., or the 9th - the rst half of the 8th century B.C. Besides, due to the fact that the New Mordva type of stelae were inuenced by the deer stone tradition as late as at the nal stage of their development, the migration cannot be associated with the ‘Cimmerian campaigns’, but rather corresponds to an earlier historical period. It should be recognized that at the moment the initial migration region can only be dened hypothetically: it must be a territory to the northeast of Assyria, which could have preserved the surviving cultural traditions of the Hittite kingdom. Considering that a number of typological matches of the armament depicted on the stelae originated in North-Western Iran, the region can be geographically localized in the vicinity of Lake Urmia. Another evidence in favour of this assumption are the plates with cross-shaped incrustation (cloisonn work) from burial 14 of Murzikhinsky I burial mound related to the earliest imports of the Volga-Kama region .

Keywords: statues (stelae) of the New Mordovian type, Volga-Kama region, Ananyino cultural and historical region, migrations, cuneiform writing systems .

About the author:

Ryabkova Tatyana V. Candidate of Historical Sciences. The State Hermitage Museum. Palace Square, 2, Saint Petersburg, 190000, Russian Federation .

Рис. 1. Карта-схема могильников с изваяниями новомордовского типа; 1 – Новомордовский I;

2 –Новомордовский VIII; 3 – Измерский VII; 4 – Мурзихинский I (IV); 5 – Мурзихинский II; 6 – Тетюшский;

7 – Пустоморквашинский .

ЭПОХА БРОНЗЫ И РАННИЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ ВЕК

–  –  –

Рис. 3. План Новомордовского I могильника (по: Халиков, 1977, рис. 35, б) .

Условные обозначения: а – могила; б – стела; в – отдельная находка; г – край террасы .

Рис. 4. План Тетюшского могильника (раскоп II 1969 г/) (по: Халиков, 1977, рис. 20) .

Условные обозначения: а – могилы с выявленными контурами, б – могилы с предполагаемыми контурами;

в – пятна прокалов; г – камни; д – контуры обрыва .

ЭПОХА БРОНЗЫ И РАННИЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ ВЕК

–  –  –

Рис. 6. Группировка стел новомордовского типа в рядах и группах могильников .

ЭПОХА БРОНЗЫ И РАННИЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ ВЕК

Рис. 7. Стелы новомордовского типа с изображениями оружия; 1 – Новомордовский I, стела № 1;

2 – Новомордовский I, стела № 2; 3 – Новомордовский I, стела № 4; 4 – Мурзихинский II, стела № 22;

5 – Тетюшский, раскоп XIII, стела № 1; 6 – Новомордовский I, стела № 3; 7 – Мурзихинский I (IV), стела № 1;

8 – Новомордовский I, стела № 6; 9 – Мурзихинский II, стела № 12; 10 – Мурзихинский II, стела № 20;

11 – Мурзихинский II, стела № 23; 12 – Мурзихинский II, стела № 18; 13 – Мурзихинский II, стела № 32;

14 – Мурзихинский II, стела №30; 1–3, 5 – фото автора; 4, 6, 7, 9–14 – по: Чижевский, 2009, рис. 4, 3; 2, 5; 4, 1–5; 5, 3–5); 8 – по: Халиков, 1963, рис. 1, 4 .

Рис. 8. Контррельфные знаки на стелах и клинописные знаки; 1 – Новомордовский I, стела № 1;

2 – Новомордовский I, стела № 2; 3 – Мурзихинский II, стела № 22; 4 – Мурзихинский II, стела № 20;

5 – Мурзихинский II, стела № 30; 6 – Тетюшский, раскоп XIII, стела № 1; 7 – цилиндрическая печать и современный оттиск: молящийся перед божеством (по: Aruz, Rakic, 2014, p. 67, kat. 18) .

266 АРХЕОЛОГИЯ ЕВРАЗИЙСКИХ СТЕПЕЙ

Рис. 9. Прорисовка оружия, изображенного на стелах .

ЭПОХА БРОНЗЫ И РАННИЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ ВЕК

Рис. 10. Кинжалы (кабардино-пятигорский тип); 1 – Тетюшский, раскоп XIII (1980 г.), стела № 1;

2 – Мурзихинский II, стела № 24 (по: Чижеский, 2009, рис. 5, 4); 3 – Киевский музей (Поднепровье) (по: Тереножкин, 1975, рис. 7); 4 – с. Головятино (по: Тереножкин, 1975, рис. 6); 5 – Билярск (по: Халиков, 1977, рис. 59, 4); 6 – Терезе, кв. Б-2 (по: Козенкова, 1995, табл. X, 12); 7 – Хабазский, сл. находка (по: Козенкова, 1995, табл. X, 8); 8 – Баксанское ущелье, погр. (по: Козенкова, 1995, табл. X, 6); 9 – Мебельная фабрика 1, п. 6 (по: Козенкова, 1995, табл. X, 5); 10 – Березовский, п. 3 (1946 г.) (по: Козенкова, 1995, табл. X, 4);

11 – Сиртичский (по: Дударев, 1999, рис. 22, 6); 12 – Николаевский, п. 83 (по: Эрлих, 2007, рис. 149, 2);

13 – Псекупс, сл. находка (по: Эрлих, 2007, рис. 149, 1); 14 – Псекупс, п. 56 (по: Эрлих, 2007, рис. 149, 6);

15 – у хут. Чернышов, сл. находка (по: Эрлих, 2007, рис. 149, 4); 16 – Нарзанный -2, п. 1 (по: Белинский, Дударев, 2013, рис. 14); 17 – Клин-Яр III, п. 186 (по: Белинский, 1990, рис. 3, 2); 18 – Клин-Яр III, разруш. погр .

1987 г. (по: Дударев, 1999, рис. 126, 2) .

268 АРХЕОЛОГИЯ ЕВРАЗИЙСКИХ СТЕПЕЙ

Рис. 11. Кинжалы с грибовидными навершиями и листовидными клинками на стелах новомордовского типа и их аналогии; 1– Новомордовский I, стела № 1; 2 – Ст. Ахмыловский, п. 273 (по: Патрушев, Халиков, 1982, табл. 47, 1); 3 – Псекупс, п. 130 (по: Эрлих, 2007, рис. 149, 8); 4 – Северный Иран (по: Waele, 1982, g. 37, № 44);

5 – Луристан (по: Khorasani, 2006, cat. 18); 6 – Новомордовский I, стела № 3; 7 – Новомордовский I, стела № 6;

8 – Северный Иран (по: Waele, 1982, g. 37, № 45); 9 – Луристан (по: Waele, 1982, g. 34, № 39); 10 – Луристан (по: Khorasani, 2006, cat. 2); 11 – Черноречье, разруш. погр. (г. Грозный) (по: Козенкова, 2013, рис. 49, 4);

12 – Мурзихинский II, стела № 22 (по: Чижевский, 2009, рис. 4, 3); 13 – Ст. Ахмыловский, п. 250 (по: Патрушев, Халиков, 1982, табл. 44, 1); 14 – Пшиш I, п. 95 (по: Эрлих, рис. 149, 9); 15 – Пшиш I, п. 103 (по: Сазонов, 2004, рис. IV); 16 – Каменномостский, п. 1 1928 г. (по: Козенкова, 1995, табл. X, 9); 17 – Хабазский, сл. находка (по: Козенкова, 1995, табл. X, 8); 18 – у с.Дубовая роща (Александровское), погр. (по: Козенкова, 1995, табл. X, 7); 19 – Фарс, п. 25 (по. Эрлих, 2007, рис. 149, 7) .

ЭПОХА БРОНЗЫ И РАННИЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ ВЕК

Рис. 12. Рельефы хеттского и новохеттского периодов. Масштаб изображений произвольный; 1 – Кархемиш, E/9 (по: Orthmann, 1971, taf. 27, d); 2 – Вавилон 1(по: Orthmann, 1971, taf. 5, b); 3 – Арслан Таш 2 (по: Orthmann, 1971, taf. 4, е); 4 – Кархемиш, К/28 (по: Orthmann, 1971, taf. 35, g); 5 – Зинджирили, В/14 (по: Orthmann, 1971, taf. 58, d); 6 – Кархемиш, Е/3(по: Orthmann, 1971, taf. 26, b); 7 – Панкарли (Pancarli) 1 ( по: Orthmann, 1971, taf .

48, h); 8 – Кутул (Ktl)1 (по: Orthmann, 1971, taf. 38, e); 9 – Аладжа-хююк (Alaca, Sphinx Gate) (по:Macqueen, 2013, g. 136–141); 10 – Алеппо, цитадель, храм бога грозы (по: Assyria to Iberia…, 1971, g. 1, 3) .

270 АРХЕОЛОГИЯ ЕВРАЗИЙСКИХ СТЕПЕЙ

Рис. 13. Изображения мечей в ножнах; 1 – Новомордовский I, стела № 4; 2 – Мурзихинский I (по: Национальный музей РТ, экспозиция); 3 – рельеф с изображением введения пленных, Нимруд, северозападный дворец, тронный зал B (по: Barnett, 1975, pl. 31); 3а, 3б – детали изображения .

ЭПОХА БРОНЗЫ И РАННИЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ ВЕК

Рис. 14. Кинжалы с серповидными и грибовидными навершиями на стелах новомордовского типа и их аналогии;

1 – Новомордовский I, стела № 2; 2 – Краснодарский музей (по: Эрлих, 2007, рис. 149, 5);

3 – Экчивашский, п. 4 (по: Козенкова, 1995, табл. X, 10); 4 – Каменномостский, случ. находка (по: по: Козенкова, 1995, табл. X, 1); 5 – Мебельная фабрика 1, п. 14 (по: Козенкова, 1995, табл. X, 2);

6 – Каменномостский, п. 1 1914 г. (по: Козенкова, 1995, табл. X, 3); 7 –Мугерганский (по: Пикуль, 1967, рис. 5, 20); 8 – Кубанский, п. 39 (по: Эрлих, 2007, рис. 151, 3); 9 – Вар-Кабуд( Pusht-I Kuh) ( по: Khorasani, 2006, cat. 28);

10 – Северный Иран (Gheshlag Mazandaran) ( по: Khorasani, 2006, cat. 34); 11 – Новомордовский I, стела № 4; 12 – Мурзихинский IV (I), стела № 1; 13 – Мурзихинский II, стела № 20; 14 – Мурзихинский II, стела № 30; 15 – Мурзихинский II, стела № 32; 16 – Шубара (по: Скаков, 2008, рис. 5, 9); 17 – Черноморское побережье

России (по: Скаков, 2008, рис. 5, 8); 18 – Абгархук (по: Скаков, 2008, рис. 5, 6); 19 – Эшерское городище (по:

Скаков, 2008, рис. 5, 7); 20 – Ленджери (по: Скаков, 2008, рис. 5, 4); 21 – Верхнебаксанский клад (по: Скаков, 2008, рис. 5, 5); 22 – Чобанлук (по: Скаков, 2008, рис. 5, 8); 23 – Cеверный Иран (Amarlu) (по: Khorasani, 2006, cat. 38); 24 – Верхняя Рутха, кам. ящик № 1 (по: Козенкова, 2013, рис. 50, 3); 25 – Ингушетия, случ. находка (по: Козенкова, 2013, рис. 50, 5); 26 – Западный Иран, Луристан (по: Maxboubian,1997, cat. 384 а); 27 – CевероЗападный Иран (по: Moorey, 1971, g. 15, 56); 28 – Северо-Западный Иран (по: Moorey, 1971, g. 14, 55); 29 – Иалусос (Ialysos) (по: Кристиансен, 2013, ил. 5, 4); 30 – Луткунский клад (по: Магомедов, Эрлих, 2016, рис. 2, 4) .

272 АРХЕОЛОГИЯ ЕВРАЗИЙСКИХ СТЕПЕЙ

Рис. 15. Изображения топоров и молотов на стелах новомордовского типа и аналогии к ним; 1–3, 9 – Новомордовский I, стелы №№ 1–4; 4 – Пшиш, п. 102 (по: Сазонов, 2004, рис. IV); 5 – Билярск (по: Халиков, 1977, рис. 68, 1); 6 – Пшиш, п. 107 (по: Сазонов, 2004, рис. II, 107); 7 – Пшиш, п. 77 (по: Сазонов, 2004, рис. II, 77); 8 – Кубанский, п. 50 (по: Эрлих, 2007, рис. 165, 10); 10, 13–15 – Мурзихинский II, стелы №№ 22, 12, 18, 32;

11 – Казазово, случ. находка (по: Эрлих, 2007, рис. 163, 1); 12 – Фарс, п. 9 (по: Эрлих, 2007, рис. 163, 2);

16 – Ст. Ахмыловский, п. 421 (по: Патрушев, Халиков, 1982, табл. 66, 2 г); 17 – Ст. Ахмыловский, кв. Г/3 (по: Патрушев, Халиков, 1982, табл. 80, 19); 18 – реконструкция крепления кельта акозинско-меларского типа (по: Халиков, 1977, рис. 40, 2); 19, 19а – Кархемиш, Е/3 (детали) (по: Orthmann, 1971, taf. 26, b) .

ЭПОХА БРОНЗЫ И РАННИЙ ЖЕЛЕЗНЫЙ ВЕК

Рис. 16. Рельефные изображения Передней Азии. Масштаб изображений произвольный; 1 – фрагмент стелы Гудеа (по: Аruz, Wallenfels, 2003, р. 437, саt. 311); 2 – стела Шамши-Адада V, Нимруд (по: Reade, 2014, p. 46);

3 – стела Саргона II, Кипр (по: Аruz, Rakic, 2014, р. 187, саt. 74); 4 – погр. стела Син-зер-ибни, Нейраб (по: Аruz, Rakic, 2014, р. 103, саt. 43); 5 – стела с изображением правителя, Зинджирли (по Аruz, Rakic, 2014, р. 102, саt. 41); 6 – стела с изображением божества, Тиль-Барсиб, В/1 (по: Orthmann, 1971, taf. 53, с); 7 – стела с изображением божества, Адиаман, 2 (по: Orthmann, 1971, taf. 67, g); 8 – рельеф с изображением бога-меча, Язылыкая, камера B (по: Macqueen, 2013, g. 119); 9 – пьедестал со сценой поклонения хуваси, Богазкёй




Похожие работы:

«Министерство образования и науки Российской Федерации Е. А. Путилова КУЛЬТУРА РЕЧИ Учебное электронное текстовое издание Рекомендовано Учебно-методическим советом Нижнетагильского технологического института (филиал) УрФУ имени первого Президента России Б.Н.Ельцина в качестве...»

«Результат исследования. Отличительная черта современного мира – масштабные, стремительно разворачивающиеся инновационные преобразования. Сегодня мировое сообщество целенаправленно стремится к непрерывному обновлению в различных сферах свое...»

«О науке и культуре В 1977 году мне пришло приглашение на конференцию по случаю 75-летия создания Малагасийской Академии. Уезжая в  1963 году, я думала, что больше, верно, не увижу Мадагаскар. К счастью, ошиблась. Но. почему-то каждая моя поездка начиналась с “ЧП”. Дело было в сов...»

«М. А. Красногорцев Уральский федеральный университет Екатеринбург Деятельность организации "Yen" как пример сотрудничества меньшинств Европейского союза В статье проанализированы актуальные проблемы меньшинств Европейского союза на рубеже конца XX – начала XXI в. Основное внимание в рабо...»

«ОЦЕНОЧНЫЕ СРЕДСТВА (ФОНД ОЦЕНОЧЫХ СРЕДСТВ) ДЛЯ КОНТРОЛЯ УРОВНЯ СФОРМИРОВАННОСТИ КОМПЕТЕНЦИЙ по дисциплине Безопасность жизнедеятельности для студентов 6 курса педиатрического факультета Для н...»

«ISSN 2227-6165 ISSN 2227-6165 Е.Д. Новикова студентка СПБГУКиТ litanaar@gmail.com СТРАХ И ЖЕЛАНИЕ: ОБРАЗ "РОКОВОЙ ЖЕНЩИНЫ" В ФИЛЬМАХ-НУАР 40-Х И НАЧАЛА 50-Х ГОДОВ Статья исследует образ роковой женщины в фильмахThis...»

«КРИТИКА ОБЩАЯ ЭТНОГРАФИЯ В. П. Д а р к е в и ч. Народная культура средневековья. Светская праздничная ж и з н ь в искусстве IX—XVI вв. М„ 1988. 342 е., 108 табл., 42 рис. в тексте. Довольно мрачным представляется нам иногда средневековье с его грозными рыцарскими замками,...»

«КИЇВСЬКЕ МУЗИКОЗНАВСТВО №51 СВІТОВА ТА ВІТЧИЗНЯНА МУЗИЧНА КУЛЬТУРА: СТИЛІ, ШКОЛИ, ПЕРСОНАЛІЇ the causes and sources of borrowings in the music of Poulenc, various interpretations of this phenomenon in contemporary musicological research as well as the combination in his creative work a large number of stylis...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.