WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

«4 См.: Берс Е. М. Раскопки М акушинского с ел и щ а//А К А УрГУ. Ф. 2. Д. 12. 5 См.: Косарев М. Ф. Бронзовый век Западной Сибири. М., 1981. С. 27—32. 6 Эту особенность зауральских памятников не раз ...»

3 См.: Берс Е. М. Раскопки аятских древних поселений и могильни­

ка I I АКА УрГУ. Ф. 2. Д. 15— 16 .

4 См.: Берс Е. М. Раскопки М акушинского с ел и щ а//А К А УрГУ. Ф. 2 .

Д. 12 .

5 См.: Косарев М. Ф. Бронзовый век Западной Сибири. М., 1981 .

С. 27—32 .

6 Эту особенность зауральских памятников не раз отмечали исследо­

ватели. См., напр.: Берс Е. М. Археологические памятники Свердловска и его

окрестностей. Свердловск, 1963. С. 13; С альников К В. Опыт классификации керамики лесостепного Зауралья // СА. 1961. № 2. С. 37; К ипарисова Н. /7 .

О культурах лесного З а у р а л ь я / / СА. 1960. № 2. С. 9 .

7 См.: Сериков Ю. Б. И спользование метода «связей» намезолитической стоянке Выйка II в Среднем З а у р а л ь е / / СА. 1983. № 1 .

8 См.: Кипарисова Н. П. О культурах лесного Зауралья. С. И. Рис. 3-7 .

9 Нам представляется возможным выделить группу орудий на поселении, изготовленных на тонких плоских кусках сланца, которые получены не в результате удара, а иным способом. Н аряду с ними встречаются орудия»

изготовленные на отщепах из черного кремнистого сланца .

1 Автор относит к аятской культуре кремневый материал только со Дна жилищ, так как само поселение полихронно .

В. Т. КОВАЛЕВА Уральский университет Ташковская культура раннего бронзового века Нижнего Притоболья В 70-е гг. в Тюменском Притоболье по раскопкам на оз. Анд­ реевском была выделена группа памятников, условно назван­ ная логиновской (по некоторым чертам сходства с керамикой раннего слоя Логиновского городища на р .

Ишим) К Н аселе­ ние, оставившее памятники этой группы, занималось преиму­ щественно рыболовством и охотой; наряду с каменными, поль­ зовалось медными (бронзовыми?) орудиями. Н а этом этапе утвердился плоскодонный тип посуды: горшки и банки различ­ ных емкостей. Орнамент по всей внешней поверхности сосудов наносился различными инструментами и способами: палочкой или лопаточкой по методу отступания, гладкого прочерчивания, ямочных наколов, в меньшей степени — оттисками длинного гребенчатого штампа. Характерно деление горизонтальных зон поясками из ямочных вдавлений. На посуде преобладают мо­ тивы из горизонтальных и волнистых линий наряду с геомет­ рическими узорами из треугольников, ромбов, зигзагов и д а ж е меандров (рис. 1). Типологически логиновские древности Анд­ реевского озера более ранние, чем коптяковские и андроновские, но более поздние, чем энеолитические липчинского типа, что и позволило ограничить их временной диапазон ранним бронзовым веком 2 .

Памятники с линейно-накольчатой керамикой лесостепной зоны Западной Сибири (поселения на Андреевском озере у Рис. 1. іКерамика раннего бронзового века с Андреевского озера Тюмени, ранний слой Логиновского гор. на р. Ишим, Черноозерье VI на р. Иртыше, самусьские памятники Томского Приобья) В. Ф. Генингом объединены в обширную энтокультурную общность раннего бронзового в е к а 3. М. Ф. Косарев тюменские памятники логиновсного типа такж е включил в круг родствен­ ных культур как вариант самусьской общности южнотаежной и частично лесостепной зоны Западной Сибири развитого брон­ зового в е к а 4 .

Р аскопкам » М. Ф. Косарева и Л. Н. Коряковой на оз. Илкуль (ранний слой Ипкульского I гор. и Ипкульского мог.), В. И. Стефанова на р. Д уван (пос. Дуванское IV ), В. Д. Вик­ торовой на Андреевском озере (участок IX ), разведкой А. С. Сер­ геева на юге Тюменской области у Заводоуковска (левый бе­ рег р. Ук) расширен ареал памятников логиновского типа в Нижнем Притоболье (рис. 2) .





Качественно новый источник получен раскопками поселения Ташково II на р. Исеть (в 1 км к востоку от д. Ташково, Каргапольский р-н, Курганская обл.), дающий возможность не толь­ ко уточнить основные характеристики раннебронзового этапа, Рис. 2.

К арта распространения памятников ташковской куль­ туры:

а — исследованы раскопами, б — разведками; / — поселение Ипкуль I и др., 2 — Липчинская стоянка. 3—4 — поселения на северном берегу Андреевского озера и ЮАО — X. 5 — Д уванское IV, 6—7 — Заводоуковские X, X III, 8 — Ташково II но и обратиться к вопросам социально-экономической рекон­ струкции5. Поселение занимало возвышенную (на 4—4,5 м от­ носительно современной поймы) площадку боровой террасы правого берега р. Исеть, на которой обнаружены 12 впадин (11 с четкими очертаниями, одна (9) в виде широкой канавы между впадинами 8 и 10). Они — овальные или округлые глу­ биной 0,2—0,3 м от современной поверхности, размером от 5 X 6 до 7,5 X 7,6 м — располагались в определенном порядке (овал) с одной впадиной внутри замкнутого пространства (рис. 3) .

Памятник раскопан полностью. Из 1462 м2 вскрытой пло­ щади архитектурный ансамбль поселения занимал около 1000 м2 .

В основной своей части памятник однослойный, с хорошей со­ хранностью культурного слоя — светло-серой супеси, переходя­ щей на некоторых участках в темно-серую с остатками угля .

Мощность слоя до 0,5 м в заполнении котлованов жилищ и0,1— 0,3 м — за их пределами. В северо-западной части памятника, ниже поселенческого слоя, залегали линзы слабо окрашенного мезолитического слоя с микропластинками, многочисленными отщепами, карандашевидными нуклеусами. Однако основная

Рис. 3. Поселение Ташково II. Топографический план:

/ — впадина; 2 — грунтовая дорога; 3 — граница раскопа часть мезолитической стоянки расположена ближе к берегу и восточнее поселения Ташково II .

П од всеми впадинами оказались остатки неглубоких (0,3— 0,4 м) котлованов от бревенчатых домов (рис. 4). Все они квадратны е или прямоугольные, близкие к квадрату. Поселение погибло от пожара, поэтому сохранились остатки сосновых бре­ вен в основании некоторых стен. Оказавшись без доступа воз­ духа под рухнувшей кровлей, они не смогли прогореть, но обуглились, что и стало причиной их длительной консервации;

при иных условиях в супесях с незначительной глубиной куль­ турного слоя органика практически не сохраняется .

Д ома на поселении строились фундаментально. Нижние бревна — венец или два — укладывались в котлован, по-видитиому, для устойчивости. Выходы были неуглубленными, потому и следов от них не сохранилось, находились они с внутренней

Рис. 4. Поселение Ташково II. П лан раскопа:

/ — прокал; 2 — уголь; 3 — глина; 4 — граница темно-серого слоя с о с­ татками угля стороны поселения, так как кроме северо-западной части куль­ турный слой заканчивался сразу за стенами котлованов. Во всех жилищах, ближе к центру, находились очаги с мощными очаж ­ ным слоем и прокалами. Они устраивались на полу, иногда углублялись ниже пола на 0,15—0,2 м. В некоторых домах у д а­ лось проследить детали внутренней планировки: остатки дере­ вянных нар или места для отдыха (жил. 5, И, 12); хозяйствен­ ные ямы (жил. 4, 8), запасы глины (жил. 5, 9). Более подробная характеристика жилищ приводится в таблице 1 .

Овальная планировка поселка с замкнутым внутренним пространством была заранее продумана. Основная его часть сооружалась одновременно, что документируется отсутствием культурного слоя за пределами большинства жилищ. В северозападной части оставлен выход к реке и за пределы поселения (ширина 2 м). В этой части культурный слой продолжается и 3 Заказ 541 Таблица 1 Характеристика жилищ поселения Ташково II

–  –  –

за домами: небольшие ямы (наиболее значительная из них примыкала к жилищу 1), в заполнении которых найдены об­ ломки тиглей, посуды, керамических грузил, каменных орудий и кости лошади .

Кроме целенаправленной планировки поселение могло до­ полнительно укрепляться короткими бревнами, уложенными между жилищами. Следы таких бревен сохранились прямо на материке между домами 6 и 12. Тогда поселение превращалось в своеобразную деревянную крепость с жилыми стенами, что технически вполне возможно, хотя для сооружения такого по­ селения и требовались усилия большого коллектива.

На внут­ ренней площадке размещ алось только одно жилище (4), кото­ рое отличалось некоторыми деталями внутренней планировки:

в нем два, а возможно, и три очага и глубокая яма с большим количеством находок, хотя по набору они ничем не отличаются от других жилищ. Функционировало оно, видимо, одновременно со всеми другими домами, так как крупные части сосудов из жилищ а 4 были в жилищах 3, 6, 7 и др. В юго-западной части поселения сохранились следы от очага диаметром до 1,5 м и каких-то сооружений вокруг него. В очаге найдены обломки тиглей, металлическая пластинка, ошлакованные обломки со­ судов, глиняная головка птицы (скорее всего утки). Вероятно, это была производственная площадка или культовое место Рис. 5. Реконструкция поселения Ташково II (должного анализа находок еще не произведено). Совместно с М. Ю. Ш тадлер предлагается один из вариантов реконструк­ ции поселения Ташково II (рис. 5) .

Большинство находок оказалось в жилищах, причем целые сосуды стояли у стен, иногда перевернутые вверх дном, види­ мо, для просушки, и у очагов. На поселении найдено более 250 сосудов: в каждом жилище их от 17 до 25. Посуда отлича­ ется хорошим ровным обжигом; в глицу добавлялись песок и шамот. Д ля заглаж ивания поверхностей сосудов использо­ вались специальные каменные и керамические шпатели .

Формы посуды разнообразны: остро- и круглодонные сосу­ ды; банки (открытые или закрытые сосуды с прямыми стенками, без шейки); горшки без выделенной шейки, но с раздутым туловом; горшки с выделенной шейкой (рис. 6). По разм еру вы ­ деляются четыре основные категории сосудов: очень малые, ем ­ костью до 0,5 л (диаметр по венчику 7— 10 см); малые — до 4 л (11— 15 см); средние — 6—9 л (16—25 см); больш ие— 12— 17 и более литров (26—35 см). Высота сосудов прямо пропорцио­ нальна диаметру по венчику: большему диаметру, как правило, соответствует и большая высота; диаметр днищ у всех сосуРис. 6.

Поселение Ташково II:

керамика; 7 — тигли; 8—9 — рыболовные грузила; 10—1 — пряслица Рис. 7. К ерамика поселения Таш ково II дов — величина слабоварьирующая (7— 12). В каждом жилище были все категории сосудов, но в больших по площади круп­ ных сосудов больше .

Внешняя поверхность сосудов украш алась полностью, вклю ­ чая иногда и дно; небольшая группа — без декора или с разре­ женным орнаментом .

Технологические приемы такж е разнообразны: большинство узоров исполнено движущимся инструментом — отступающей Таблица 2 .

Орнаментальные мотивы на керамике с поселения Ташково II

–  –  –

палочкой или лопаточкой, гладким прочерчиванием, протащен­ ной и шагающей гребенкой; реже-^-оттисками длинного гре­ бенчатого штампа, ямочными наколами, а по шейке — валика­ ми (от 1 до 3), как выдавленными, так и налепными (рис. 6, 7) .

К ак правило, сосуды украш ались в единой технике, но есть и такие, на которых отступающая палочка и оттиски гребенчатого штампа сочетаются на одном сосуде. В целом преобладают сосуды, украшенные отступающей палочкой (60% комплекса) .

Орнаментальный фонд разбивался на горизонтальные зоны по определенному стандарту: у очень малых и малых сосудов — две или три зоны, при этом отделялись шейка и придонная часть или только шейка (рис. 7-1, 2, 6); у'средних — четыре — пять зон, а у крупных — пять. Н аряду с шейкой и придонной частью выделялись две или три зоны «а тулове (рис. 7-11) .

Разделяю т зоны пояски из круглых или семечковидных ямок, а шейку от тулова часто отделяют валики в сочетании с ям ка­ ми. Существует определенная зависимость между мотивом и месторасположением орнаментальной зоны. На шейке и тулове преобладают мотивы из комбинаций прямых и волнистых ли­ ний, зигзагов, нередки зоны из взаимопроникающих разнозаштрихованных треугольников; в придонной части — пояски из наклонных линий или «елочка». Оригинальна орнаментика днищ с символами в виде креста, спирали, окружности и др. (табл. 2) .

На некоторых сосудах канонизированная горизонтальная зо­ нальность дополняется вертикальной разбивкой зон. Редкие мотивы — в виде пятнистой змеи, косы, группировка элемен­ тов узора по три и четыре, неорнаментированный сосуд с от­ верстиями в стенках, а такж е ритм узора, создающий иллюзию движения (рис. 7-5, 7, 11),— по-видимому, связаны с духовным миром притобольского населения в начале бронзового века .

Функция бытовой посуды может быть определена по емкости .

Крупные сосуды (всегда без нагара внутри), вероятно, исполь­ зовались для хранения запасов продуктов и воды, средние — для приготовления пищи, а малые и очень малые — для инди­ видуального пользования .

М атериалы поселения Ташково II позволяют представить начальный этап металлургического производства. В энеолитических слоях Среднего Зауралья найдены единичные предметы из меди, но остается открытым вопрос о месте их изготовле­ ния. На поселении Ташково II, наряду с обломками медных из­ делий (13 экз.), находились тигли для расплавки металла, в том числе с каплями меди на них. Тигли изготовлены путем налепа бортиков на обломки бытовой керамики (рис. 6-7), при этом в глиняное тесто для тиглей больше добавлялось песка (огнеупора) и измельченные кости рыбы, позвонки которой хорошо видны в еще неиспользованных изделиях; бывшие в работе тигли чаще всего рыхлые и пористые в результате вы­ горания органики .

Отсутствие в культурном слое поселения производственных шлаков и сырья свидетельствует о том, что выплавка металла из руды не производилась. ГТо-видимому, на поселение достав­ лялись металлические слитки или лом, которые затем расплав­ лялись для изготовления необходимых предметов. Могли при­ возить и целые вещи, а затем, после их износа или слома, пере­ плавлять на новые. Так или иначе притобольское население освоило металлообработку. Расплавка производилась в очагах во всех жилищах и на открытых кострах в пределах обитае­ мого пространства .

В коллекции значительная часть сосудов ош лакована и оплавлена, с остатками своеобразного розовато-матового на­ гара с внутренней стороны. Вероятно, эти сосуды использовались при расплавке металла. Тигли со слитками ставили в горшок с горящим древесным углем, концентрируя ж ар в ограниченном пространстве (прообраз печи). Целых вещей и литейных форм не найдено, но есть косвенные свидетельства использования металлических предметов — топор из туфопорфирита (жил. 1) с совершенно параллельными гранями (по определению Г. Ф. Ко­ робковой, изготовлен с применением металлического орудия);

шлифовальная плитка со следами заточки металлических ин­ струментов .

Судя по количеству находок, связанных с м еталлообработ­ кой (обломки тиглей и металлических предметов, ош лакован­ ных сосудов), и малому количеству изделий из камня, можно предполагать довольно широкое использование металлических орудий, а равномерное распространение их по всем жилищ ам свидетельствует об отсутствии выделившихся внутри коллек­ тива специалистов-металлургов. По заключению С. В. КузьРис. 8. Каменный инвентарь поселения Ташково II миных (на основании спектрального анализа), металл посе­ ления условно относится к группе сплавов ВК (Волго-Камская) по схеме E. Н. Ч ерны х6. Приплавы олова незначительны и только в двух случаях составляют 0,5 и 1 % .

Каменная индустрия достигает высшего расцвета, несмот­ ря на ограниченное использование орудий из камня. Сырьем служили южноуральские кремнистые и яшмовые породы вы­ сокого качества наряду с местными — сланцем, туфопорфиритом, песчаником, кварцитом. В целом притобольское населе­ ние в начале бронзового века использовало все приемы обра­ ботки камня, известные в неолите и энеолите этого региона, в то же время применяло металлические орудия для изготовления каменных. Многие орудия, особенно охотничьи, отличаются со­ вершенством и завершенностью форм, тщательной обработкой сплошной струйчатой и косоструйчатой ретушью (рис. 8) .

Следует отметить дифференциацию изделий по материалу:

отбойники изготовлены из речной гальки, шлифовальные пли­ ты — из песчаника, топоры — из туфопорфирита, скребла, ножи — из сланца. Из кремня и яшмы выполнено большинство ножей и наконечников стрел (рис. 8). Заготовкой для них были крупные отщепы или плитки, однако сырье и отходы произ­ водства отсутствуют. Вполне возможно, что эти орудия были принесены на поселение уже готовыми .

Часть изделий этой группы изготовлена в той ж е технике, но из местной породы — туфопорфирита (рис. 8 -/3 —14). На отщепах выполнены такж е скребла и ретушеры. Часть орудий изучена под бинокулярным микроскопом Г. Ф. Коробковой, в том числе серия мясных ножей, типологически выделенная как наконечники стрел (рис. 8-7—8, 10, 12—15). Залощ енность практически по всему периметру изделий, линейные следы — результат скобляще-режущих операций. Морфология этих из­ делий подтверждает вывод трасологов — для наконечников они слишком массивны (в сечении до 8 мм), иногда асимметричны (рис. 8-/5). Среди собственно наконечников стрел преобладаю т треугольно-черешковые (рис. 8-3—4, 9), треугольные (рис. 8 -/— 2), листовидно-удлиненные (рис. 8-5). Оригинальные изделия (2 экз.), по форме напоминающие рыбу (рис. 8-11, 15), найдены в жилище 2 и выполнены, вероятно, одним мастером, при этом меньшее по размеру могло быть моделью для большого охот­ ничьего ножа .

Преобладает на поселении рыболовческий инвентарь — глиняные грузила (утяжелители для рыболовных сетей). Все они слегка вогнутые, с раздвоенными концами, длиной 8— 10 см, в сечении— 1,5—2 см, без орнамента (рис. 6-3—9). Из стенок разбитых сосудов изготовлены округлые, диаметром 3—6 см, изделия с отверстием в центре (рис. 6 -/0 —12). Они могли быть пряслицами (для насада на веретено) или рыболовными грузи­ лами, что менее вероятно из-за малого веса. Следует заметить, что на поселениях более ранних эпох в Притоболье пряслица никогда не встречаются .

Остеологический материал на памятниках с культурным слоем из супеси редко сохраняется. На поселении Ташково II найдены кости только от одного крупного быка, возможно, до­ машнего и кости лошади (от 3—5 особей); на поселении ЮАО — X — кости лошади (от 2 особей) и коровы (от 2 )7 .

Таким образом, притобольское население в начале II тыс .

до н. э. жило оседло, продолжая заниматься рыболовством и охотой, оно освоило металлообработку и, вполне вероятно, придомное животноводство, находилось в постоянных культурных контактах с населением Ю жного Урала. Изменения в развитии производительных сил повлекли и изменения в социальной организации. Увеличилась площадь поселений и численность производственных коллективов .

Зн ая размер жилой площади и количество жилищ на посе­ лении, можно приблизительно определить количество обитав­ ших на нем людей. Исследователи, опираясь на данные этно­ графии, называют разные цифры жилой площади, приходящей­ ся на одного человека. В. В. Евдокимов предлагает в качестве нормы на человека около. 5,5 м2 для эпохи бронзы степного П ритоболья8, а Л. П. Хлобыстин при палеодемографических расчетах вводит понятие минимальной семейной единицы: брач­ ная пара, двое-трое детей, один представитель старшего поко­ л е н и я — это, по ео мнению, оптимальное количество людей, которые могут разместиться на 9 м2, т. е. минимальный предел около 3 м2 на одного взрослого человека9. Верхний предел — 8—9 м2, например, у нганасан 10. Если учесть, что спящий взрос­ лый человек занимает около 1— 1,5 м2, значительную часть площади в жилище занимают очаг, запасы пищи, производст­ венная площадка, тогда скорее можно согласиться с цифрой 5—6 м2 на человека. На поселении Ташково II полезная пло­ щ адь жилищ от 26 до 42 м2 (табл. 1), стало быть численность его коллектива была не менее' 60—70 человек, при этом взрослое мужское население составляло по крайней мере не менее 15 человек. Только их совместными усилиями можно было по­ строить подобное поселение за один сезон .

Коллективные формы труда — сезонная охота, сетевое рыбо­ ловство, строительное дело, возможно, животноводство, сочета­ лись с индивидуальным трудом отдельной семьи — гончарство, м еталлообработка, изготовление орудий труда, домохозяйство и т.д. Отсутствие на поселении коллективных хранилищ (хо­ зяйственных ям) и сосредоточение в каждом жилище больших сосудов для запасов пищи свидетельствуют о возросшей эко­ номической роли отдельной семьи. С другой стороны, можно говорить и о возросшей консолидации (планировка поселений), вероятно, вызванной необходимостью защищать интересы своей общины .

Возраст поселения Ташково II определен по С— 14 в радио­ углеродной лаборатории ЛОИА — 3780+40, т.е. 1830 г. до н.э .

(образец ЛЕ — 2639). Эта дата согласуется с ранее предло­ женной для подобных комплексов на Андреевском озере .

Другие исследованные памятники этого типа менее инфор­ мативны. На южном берегу оз. Андреевского в разное время и разными авторами раскопано 7 жилищ, которые, как оказа­ лось, составляют единый поселенческий ком плекс11. Нами опуб­ ликована часть материалов этого поселения (ЮАО — X) 12 .

Котлованы жилищ углублены до 40 см, стенки их отвесные, расположены компактной группой. Другие жилища этого по­ селения частично исследованы в связи с раскопками неолитиче­ ских жилищ на соседнем, IX участке — жилища 8, 14, 16, 24 (рис. 1-7) 13. I Ж илищ а с керамикой логиновского типа на дне авторы выТаблица 3 .

Орнаментальные мотивы на керамике с поселения ЮАО-Х

–  –  –

Р делили в особую группу (II), называя и культуру логиновской, да еще — энеолитической 14. Сопоставляя расположение жилищ на IX и X участках южного берега Андреевского озера, можно убедиться, что они, подобно поселению Ташково II, располож е­ ны полукругом. Вполне возможно, что и это поселение было с замкнутым внутренним пространством, но проверить это уже невозможно, так как остатки поселения уничтожены строитель­ ными работами .

_ Керамика ЮАО — X во многом сходна с ташковской — пло­ скодонная форма, примесь песка и шамота в тесте, горизон­ тальная разбивка орнаментального поля поясками из ямочных вдавлений, сочетание накольчатой и гребенчатой техник испол­ нения узоров, во многом сходные орнаментальные мотивы (табл. 2, 3). Но на ЮАО — X преобладают сосуды баночной формы и горшки без четко выраженной шейки, в орнаментации реже использовался движущийся штамп (протащенная и ш а­ гающая гребенка), ч ащ е— печатные оттиски гребенчатого штампа. Мотивы по основной части сосудов — тулову — пол­ ностью совпадают с ташковскими, но в целом набор их менее разнообразен за счет отсутствия зоны на шейке и своеобраз­ ных мотивов в ее основании (табл. 3) .

На ташковских сосудах обычны валики в основании шейки (только у горшков), а на андреевских они единичны. То же можно сказать и об орнаментации днищ — мотивы совпадают (крест, спираль), но на Ташково II к ним добавляются более сложные (табл. 2). Поселение ЮАО — X было оставлено при иных условиях (без пож ара), поэтому культурный слой его беднее находками — сохранились обломки глиняных грузил, скребки и наконечники стрел из яшмы и кремня, кусок оплав­ ленной меди. Можно предполагать более раннюю дату для ЮАО — X по сравнению с Ташково II. Основным индикатором при этом будет форма посуды и жестко связанный с ней новый прием в орнаментации — валики .

Значительные коллекции подобной керамики собраны на многослойных памятниках в бассейнах р. Иски — поселение Ипкуль I и др.; Туры — Липчинская стоянка, Северный берег Андреевского озера; Пышмы — Дуванское IV и др., т. е. на боль­ шинстве памятников Нижнего Притоболья, на которых прово­ дились стационарные раскопки .

Предложенное ранее название для этой группы памятни­ к о в — логиновская — следует признать неудачным, так как кера­ мический комплекс раннего слоя Логиновского городища на р. Ишим своеобразен, сходство его с притобольскими памятни­ ками незначительно, в основном в рамках единой эпохи. По­ этому название «логиновский тип керамики» следует сохранить для комплексов эпохи бронзы только с накольчатой орнамен­ тацией (отступающая палочка или лопаточка). Притобольскую группу (культуру) раннего бронзового века предлагается на­ звать ташковской по наиболее значительному однослойному и полностью раскопанному поселению .

Памятники ташковской культуры расположены по берегам небольших рек и проточных озер. Ее характеризует особый на­ бор признаков материальной культуры: наземные прямоуголь­ ные жилища, видимо, бревенчатые, площадью в среднем 30— 50 м2, своеобразная планировка поселков с замкнутым про­ странством, плоскодонная посуда с накольчатой и гребенчатой орнаментацией, глиняные рыболовные грузила. На этом этапе произошли существенные изменения в развитии производитель­ ных сил, связанные с освоением металлообработки, а возможно, и металлургии .

Ташковская культура сложилась на основе культуры позд­ него неолита и энеолита Среднего Зауралья как результат по­ ступательного исторического развития. В строительном деле развитие прослеживается в смене основных типов жилищ — прямоугольных землянок в неолите (боборыкинская культу­ р а ) 15— на полуземлянки в энеолитическое время (ЮАО — V III) 1 и наземные бревенчатые дома в начале бронзового века .

f В каменной индустрии увеличилась специализация орудий по сырью. Пластина как основная форма заготовки заменяется крупным отщепом или плиткой, что позволило с меныііими з а ­ тратами сил изготовить более прочное орудие .

Наиболее отчетливо генетическая связь с предшествующими культурами прослеживается в развитии орнаментальных тр а ­ диций. Д ля неолита и энеолита Среднего Зауралья известно два основных приема орнаментации — прочерченно-накольчатый и гребенчатый в разных вариантах (ш агаю щ ая и шагающепрочерченная, печатная гребенка). Оба приема использованы в орнаментации ташковской посуды. Основные мотивы орна­ мента такж е сложились еще в неолите и продолжали развитие в энеолите. Достаточно сравнить технику орнаментации и моти­ вы двух памятников Андреевского озера — ЮАО — V I I I 1 и 7 ЮАО — X, чтобы убедиться в генетическом родстве этих комп­ лексов. Развитие орнамента происходит в направлении упоря­ дочения общей композиции, ее канонизации, появляются новые символы, которые, вероятно, стали необходимы в связи с услож ­ нением материальной и духовной культуры притобольского на­ селения. Мотивы из сочетания прямых и волнистых линий, зигзагов, ромбов, треугольников и взаимопроникающих разнозаштрихованных треугольников обычны для среднезауральской керамики неолита, энеолита и раннего бронзового века. В д ал ь­ нейшем эта орнаментальная традиция резко прерывается и практически никогда на этой территории не возобновляется .

Формирование ташковской культуры, видимо, относится к началу II тыс. до н.э. В культурной стратиграфии региона ташковский ггласт занимает место между энеолитическими куль­ турам и— липчинской, шапкульской, андреевской и коптяковской и андроновской развитого бронзового века. Энеолит л ес­ ного Зауралья исследователи датируют концом III тыс. до н. э. 18, ранний бронзовый век — началом II тыс. до н.э. К этому вре­ мени относятся памятники типа ЮАО — X. Поселение Таш ко­ во II представляет более поздний этап — первая четверть, может быть, треть II тыс. до н.э., т. е. X V III—XVII вв. до н.э .

В дальнейшем на территорию Нижнего Притоболья при­ ходят группы андроновских племен, поселения которых открыты на Андреевском о зе р е 19. Их взаимоотношения с местным на­ селением вряд ли были мирными. Забвение автохтонной орна­ ментальной традиции с приходом андроновцев свидетельствует о вытеснении притобольского населения с его исконных земель .

Вполне возможно, притобольское население ушло на восток и расселилось' в пределах той же географической зоны ишимскоиртышского междуречья .

В связи с этим хочется обратиться к вопросу генезиса кротовской культуры на р. Иртыше. Ранее высказывалось мнение о ее западных истоках, но авторы искали их в неолитических и энеолитических памятниках З а у р а л ь я 20. Наши исследования позволяют дополнить это предположение, связав генезис кротовской культуры с ташковской. С этим согласуется предлож ен­ ная И. Г. Глушковым характеристика кротовской керамики, в которой сосуществуют накольчатая и гребенчатая (движущ аяся гребенка) техники орнаментации21. На поселениях кротовской культуры найдены глиняные рыболовные грузила22, наконеч­ ники стрел со струйчатой и косоструйчатой ретушью23, подоб­ ные ташковским. Не противоречит этому и более поздняя дата кротовской культуры, нижняя граница которой, как полагают исследователи, не раньше XVI в. до н.э.24 Синхронными и типологически близкими по керамике таш ­ ковским являются памятники типа Вишневки I в лесостепном Прииш имье25. Всем группам керамики, выделенным на посе­ лении Вишневка I, можно найти аналоги в памятниках ташковской культуры, в то же время керамика их существенна различается. На ташковской преобладает прием отступающей палочки, на вишневской — гребенчатый штамп, отсутствуют ямки в качестве разделителей зон. Многокомпонентность в орна­ ментации керамики вишневских и ташковских комплексов, ве­ роятно, свидетельствует о достаточно широкой их генетической основе — они аккумулировали традиции местных энеолитических культур. Вполне возможно, что между населением Нижнего Притоболья и Северного Казахстана были какие-то эпизоди­ ческие контакты через Южный Урал, с которого регулярно по­ ступало сырье в Притоболье — кремень, яшма, металл. П ам ят­ ники логиновского типа (подобные ишимским) в Нижнем Притоболье неизвестны .

Выделяя ташковскую культуру, мы одновременно выделяем и раннебронзовый этап в Нижнем Притоболье. В дальнейшем, видимо, на этой территории или несколько севернее, будут вы­ делены и другие культуры ранней бронзы — памятники, близ­ кие одиновским на р. И ш им 26. В историческом аспекте ранне­ бронзовый этап — время перехода к производящей экономике населения южнотаежной и лесостепной зоны Зауралья и З а ­ падной Сибири .

1 См.: Генинг В. Ф., Е вдоким ов В. В. Логиновское городище // ВАУ .

Свердловск, 1969. № 8. С. 115— 117 .

2 См.: Ю ровская В. Т. Классификация и относительная хронологии археологических памятников эпохи бронзы на Андреевском озере у г. Тюме­ ни // ВАУ. 1973. № 12. С. 7— 13; Она же. Новые памятники эпохи бронзы на Андреевском озере у г. Т ю м е н и //И з истории Сибири. Томск, 1974. Вып. 15 .

С. 35—39; Ю ровская В. Т., Сосновкин И. Н. Поселение эпохи бронзы на северном берегу оз. Андреевского близ г. Тю мени/ / Вопросы истории З а п ад ­ ной Сибири. Тюмень, 1974. Вып. 1. С. 105— 106 .

3 См.: Генинг В. Ф. И сследования Уральской археологической экспеди­ ции в 1970 г о д у //И з истории Сибири. Томск, 1974. Вып. 15. С. 7—8 .

4 См.: Косарев М. Ф. Бронзовый век Западной Сибири. М., 198L С. 86—89 .

5 Поселение открыто В. Т. Ковалевой в 1982 г. и раскапывалось под ее руководством в 1984— 1986 гг. Автор выраж ает глубокую благодарность А. А. Тодоровой, С. Ф. Кокш арову, О. В. Рыжковой, М. Ю. Ш тадлер и всем принимавшим участие в исследовании поселения .

6 См.: Черных E. Н. Древнейш ая металлургия Урала и П оволжья. М.,

1970. С. 122 .

7 Определения П. А. Косинцева .

8 См.: Евдокимов В. В. Н ародонаселение степного П ритоболья в эпоху бронзы: Автореф. дис.... канд. ист. наук. Киев, 1984. С. 17 .

9 См.: Хлобыстин Л. П. Проблемы социологии неолита Северной Е в р а ­ з и и / / Охотники, собиратели, рыболовы. Л., 1972. С. 31 .

10 См.: Хлобыстин Л. П. Ж илищ е и его экологическая и социальная обусловленность // Реконструкция древних общественных отношений по архео­ логическим материалам жилищ и поселений. Л., 1974. С. 24 .

1 Раскопки проводились В. Т. Ю ровской на IX и X участках ЮАО в 1970 и 1974 гг.; В. Д. Викторовой — на IX участке в 1972, 1973, 1976 гг.;

в 1978 г.— Н. А. Алексашенко .

12 См.: Ю ровская В. Т. Классификация и относительная хронология.. .

С. 7— 13 .

13 См.: Алексаш енко Н. А., Викторова В. Д., П анина С. Н. Ж илищ а Андреевского озера (IX участок) //В А У. 1974. № 17. С. 19 .

14 См.: Там же. С. 30—31 .

15 См.: К овалева В. Т. Боборыкинская культура: Итоги и зучен и я/ / ВАУ .

1984. Вып. 18. С. 20 .

1 См.: К овалева В. Т. Энеолитическое поселение на Андреевском озе­ р е//В А У. 1977. Вып. 14. С. 89—94 .

17 Там же. С. 100— 101 .

18 См.: Старков В. Ф. Хронология неолита лесного Зау р ал ья // КСИА .

М., 1978. Вып. 153. С. 93 .

19 См.: Ю ровская В. Т. Классификация и относительная хронология.. .

С. 17—20 .

20 См.: Хлобыстин Л. Н. Поселение Л иповая курья. Л., 1976. С. 54—55;

Стефанова Н. К • Новый памятник кротовской культуры на И р ты ш е/ / АрхеоЛ~. ____________ — ______ Г '.. Л ________ Т Т ________ Л ___________ 1п о Г w iu i n 'i^ v.n.n ^ t» р а п и п с іл n u m jc ip u c jtv ^ииири. іш в и іи и и р с к, 1У О О .

C. 61 .

21 См.: Глуш ков И. Г. Кротовская культура на Иртыше: По материа­ лам поселения Саранин II//П р о б л е м ы этнической истории тюркских наро­ дов Сибири и сопредельных территорий. Омск, 1984. С. 33—35 .

22 См.: Стефанова N. К. Новый памятник кротовской культуры на Иртыше. С. 56. Рис. 2-1 .

23 См.: Глуш ков И. Г. К ротовская культура на Иртыше. С. 35 .

24 См. статью Н. К. Стефановой в данном сборнике .

25 См.: Татаринцева Н. С. Керамика поселения Вишневка I в лесостеп­ ном Прииртышье // Бронзовый век Урало-Иртышского междуречья. Ч еля­ бинск, 1984. С. 104— 112 .

26 См.: Голдина Р. Д., Криж евская Л. Я. Одино —поселение эпохи брон­ зы в западно-сибирском лесостепье/ / КСИА. 1971. Вып. 127 .

Г. П. ВИЗГ АЛОВ Тобольский историко-архитектурный музей-заповедник Поселения с гребенчато-ямочной керамикой бассейна Конды Памятники с гребенчато-ямочной керамикой известны на ши­ рокой территории Западной Сибири. Наиболее ранние из них, датируемые концом неолита — энеолитом, открыты в ИшимоИртышском междуречье и Тюменском П ритоболье1. В эпоху развитой бронзы их ареал смещается к северу, в таежную зону.




Похожие работы:

«БФ ЕЦ " Хэсэд Сара" г. Н. Новгород Обзор культурно-просветительских программ и мероприятий в июне 2016 года. Программа " Наши именинники" В июне месяце волонтеры поздравили по телефону 65 клиентов Хэсэда с днем рождения и юбилейными датами. Библиотека В июне в библиотеке было много читателей, которые перед отпу...»

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ Мир Искусства Культуры и Спорта "МИКС" Автономная Некоммерческая Организация Центр Творческого Развития Детей и Молодежи www.talantyrussia.ru +7(495)128-09...»

«Приложение 5 Перечень учебников, используемых в ОУ для реализации ФГОС в 2014 -2015 учебном году УМК "Школа России" № кл Название Название учебников в соответствии с федеральным п/п предмета в перечнем соответствии с ( Приказ Минобр.и науки № 253 от 31 марта 2014) УП 1. 1-А и Русский язык Канакина В.П., Горецкий В.Г. "Русск...»

«Гайворонская В.В.; доцент кафедры гуманитарных наук ПФ ЦПИГ Криволапова Е.В.; старший преподаватель кафедры гуманитарных наук ПФ ЦПИГ Шелестина М.Е.; преподаватель кафедры гуманитарных наук ПФ ЦПИГ РОЛЬ РУССКОГО ЯЗЫКА И ЛИТЕРАТУРЫ В ФОРМИРОВАНИИ МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОМПЕТ...»

«"Личность. Культура. Общество".–Т. XII. Вып. 4-№59-60-2010.-С.–277-283. ФИЛОСОФИЯ И КУЛЬТУРОЛОГИЯ ПРИНЦИПЫ ФОРМИРОВАНИЯ ТРАНСНАЦИОНАЛЬНОГО СООБЩЕСТВА В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗАЦИИ Акопов Сергей Владимирович кандидат политических наук, доцент, доцент кафедры политологии Северо-Западной академии государственной службы (Санкт-Пе...»

«ISSN 2307-2547 КУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ № 2 (26) 2018 Министерство науки и высшего образования РФ Алтайский государственный университет Научно-исследовательская лаборатория факультета искусств и дизайна "Изобразительное искусство и архитектура Сибири" ISSN 2307-2547 МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ КУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ СИБИРИ ИЗОБРАЗИТЕ...»

«Министерство образования и науки РФ Федеральное государственное бюджетное научное учреждение "Институт художественного образования и культурологии Российской академии образования" Программа Общероссийской Конференции "Актуальные проблемы преподавания ис...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.