WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

Pages:     | 1 ||

«последний король-воин Макрагга. Даже узнав о своем истинном происхождении как примарха, сына Императора Человечества, он стремится расширять владения и словом, и силой ...»

-- [ Страница 2 ] --

Иас вспомнил, что ветеран был уроженцем Терры. Он прилежно исполнял свой долг и беспрекословно следовал приказам, но его разочарование назначением Иаса было очевидно с самого начала. По оценке магистра, Бурр был из тех легионеров, кто не стремится к личной власти, но пользуется авторитетом у соратников и имеет собственное мнение о командире и его пригодности. Иас всего пару раз имел дело с ним лично, и чаще всего ветеран лишь молча слушал. Он никогда не выказывал неподчинения, но и не пытался скрывать своего недовольства магистром-чужаком .

Однако сейчас неприязни больше не было. Бурр задал вопрос искренне, и ответ его вполне устроил .

Иас развернулся. Со всех сторон выживших Ультрамаринов окружала мешанина теней в давящем мраке. Ни одно направление не сулило ничего хорошего. Очевидного пути вниз не было .

«Теоретически, — подумал он, — учитывая обширность подземного комплекса и наше последнее местоположение в руинах, любая дорога рано или поздно выведет к шахте или нетронутому туннелю. Практически: выбирай путь и дальше его придерживайся» .

Он принял решение .

— Сюда, — Иас указал на восток; где-то там сражались их братья, и неважно, сколько до них придется добираться .

Он оказался прав. Уже через десять минут продирания по завалам воины наткнулись на небольшую шахту, в которой едва хватало ширины для космодесантника в полном силовом доспехе. Иас первым полез вниз .

Туда, откуда доносился дикий животный рев .

И звучал он все громче и громче .

Спасение Развертывание Выживание Любое действие врага следует воспринимать как откровение .

Каждая атака или маневр раскрывают его мотивы, намерения и средства. Даже если неприятельский удар окажется успешен, он подарит вам наиболее точное знание о тактике, оружии и силе противника. Но помните, что враг также учится у вас. И именно верное осмысление всей совокупности знаний становится решающим фактором на войне. Более сообразительный и смекалистый командир сумеет обратить силу соперника против него самого и в конечном счете одержать победу .

герменевтике[15] Робаут Жиллиман «О стратегии»,

96.34.iii Перед высадкой десанта «Громовые ястребы» пронеслись над полем боя, обработав склон бортовыми пушками и кассетными бомбами. Жиллиман следил за обстрелом из открытой боковой двери десантного отсека. Орудия Ультрамаринов взметнули огромное облако пыли, а распускающиеся огненные шары взрывов подняли пламенную бурю обломков. На подступах к пирамиде разверзся подлинный ад, тогда как чуть западнее продолжался артобстрел. Среди орков царила суматоха, их наступление застопорилось .

Жиллиман видел, как они разбегаются в разные стороны, толкаются, давят друг друга .

Зеленый прилив взбурлил. Тысячи трупов устелили изуродованный пейзаж. Хорошее начало .

Но всего лишь начало .

Склон все равно кишмя кишел орками, которые подбирались к пирамиде, несмотря ни на что. С воздуха Робаут смог оценить весь масштаб повреждений. Большая часть западного крыла сооружения обрушилась. Обломки образовали насыпь, ведущую к дыре шириной в сотни метров. Даже под мощным огнем штурмовых катеров зеленокожие упрямо взбирались на возвышенность, перескакивая по валунам, и прыгали внутрь, наводняя пирамиду .

— Пилоты запрашивают разрешение отбомбиться по входу, — доложил по воксу Гейдж .

— Отказано, — сказал Жиллиман. — Банзору с Эмпионом и так чертовски повезло, что пирамида устояла. Не будем сами валить ее им на головы .

— Вас понял .





— Еще один пролет на бреющем, — приказал Робаут пилотам катера, — а затем начинаем высадку. Ультрамарины, готовьтесь прыгать. Ударим на нисходящем заходе .

На борту «Копья Масали» находилась личная оружейная примарха. Из богато украшенного блестящего металлического контейнера Жиллиман вынул Длань Доминиона и, надев силовую перчатку, размял пальцы. Разряды энергии с треском заметались по багровоголубому кулаку. Робаут специально выбрал именно это оружие — оно идеально подходило для той войны, которую ему предстояло вести. Но в своем решении он внял не только доводам разума, но и порыву эмоций — предварительно осмыслив его и сочтя подходящим ситуации. Жиллиман был сыт по горло орками и в особенности тем, как они своими дикими, бездумными действиями путали ему все планы, словно в кривом отражении выставляя его стратегию против него самого. Зеленокожим не победить. Он разобьет их .

Сокрушит собственными руками .

Штурмовые катера пролетели вверх над склоном, поднимая за собой пелену дыма и пыли. Развернувшись, возглавляемая «Копьем Масали» эскадрилья с ревом устремилась обратно всего в паре метров над поверхностью. Установленные на спонсонах тяжелые болтеры расчищали путь от орков, выживших под бомбами и пушечным огнем. Орда все продолжала прибывать с севера, но теперь в ней образовалась брешь .

«Копье Масали» ворвался в темное удушливое облако и завис над землей. Полыхнули вертикальные бортовые сопла, вскружив пыль яростным вихрем. Жиллиман выпрыгнул через боковую дверь. Сыновья последовали за ним .

В считанные секунды тридцать Ультрамаринов ступили на каменный вал. Двигатели «Копья Масали» взревели и унесли штурмовой катер вверх и дальше на север. В это время другие «Громовые ястребы» уже высаживали остальных. Меньше чем за минуту весь пехотный состав Первого ордена оказался на земле. Авиация же возобновила бомбардировки на севере и востоке, за пределами зоны артобстрела, уничтожая орков еще на выходе из оголенного хитросплетения туннелей .

Ветер разогнал дым, вновь явив взглядам орков, бурлящей волной проносившихся по каменистой земле. Громилы в первых рядах при виде стены Ультрамаринов неистово завопили, вызывая десантников на драку. Сородичи позади тут же подхватили их клич. В следующее мгновение уже весь раздробленный склон дрожал от всеобщего дикого ора, пуще прежнего разжигавшего в зеленокожих жажду резни. Этот протяжный, надрывный вой заглушал даже грохот бомбардировки. Таков был глас расы, что жила лишь ради упоения битвой .

«Именно поэтому, — подумал Жиллиман, — мы уничтожим всех этих животных до последнего» .

Робаут поднял над головой Длань Доминиона и ответил на рев орков собственным. Он хотел, чтобы зеленокожие знали, с кем связались. Сыны вторили своему примарху .

Многоголосие Ультрамаринов сложилось в глубокий, гулкий, могучий рык — звук благородной ярости, вестник конца первобытной дикости .

Прикрываемый с боков инвиктами, Жиллиман ринулся на врага. Справа от него, выше по склону, Гейдж повел в бой другой клин терминаторов. Остальные легионеры не отставали. Ультрамарины наступали на орков не волной, но стеной, могучим тараном. И когда они подошли ближе, видимость орков как единой сплошной массы развеялась .

Здесь рельеф местности препятствовал такой плотности боевых единиц, как на равнине и в туннелях. Довольно крутой и ненадежный склон был завален острыми и зазубренными каменными обломками всевозможных размеров — от щебенки до валунов, превышающих габариты штурмового катера. Жиллиман направился к разрозненной банде грузных бугаев .

Едва завидев добычу, которая сама бежит в лапы, орки скучковались плотнее. Каждый монстр хотел первым забрать себе голову в качестве трофея. Робаут открыл огонь из Арбитратора. Широкая очередь поразила сразу пятерых гигантов, расколов их несуразную броню. Один орк повалился на землю, когда реактивный снаряд пробил его глаз и взорвался в мозгу. Других же полученные раны привели в неистовство, окончательно их ослепившее .

Истекая кровью, они бросились на Жиллимана, перескакивая булыжники .

Это оказалось верхом опрометчивости, ибо примарх встретил их выдержанным, стратегически выверенным гневом. Первый орк вырвался чуть вперед — ростом вдвое выше Робаута, он являл собой подлинное воплощение неконтролируемой ярости. Жиллиман ударил вожака Дланью Доминиона. Сжатая в кулак перчатка с лазурной вспышкой энергии врезалась орку в грудину. Словно метеорит, она насквозь пробила тело зеленокожего, испепеляя плоть, мышцы и кости. Жиллиман направил свой удар сверху вниз, отчего его рука практически полностью погрузилась в распадающуюся на атомы тушу зверя. Проломив позвоночник и вырвавшись из спины, кулак примарх а попал по крупному валуну позади орка. В вечном полумраке гор вспышка энергии воссияла новым солнцем. Ударная волна разорвала на куски и камень, и орка, а оказавшегося поблизости другого зеленокожего плашмя швырнула наземь. Еще один оступился, и кровь фонтаном брызнула из его носа и ушей. Теперь он взревел уже от боли и схватился за голову. Жиллиман прекратил его мучения выстрелом из Арбитратора .

Недобиток попытался подняться, и тогда Жиллиман впечатал его в склон Дланью Доминиона. Орк испарился вместе с кучей горной породы, а по земле во все стороны разошлась дрожь. Каменные глыбы покатились по склону. Некрепкая гранитная насыпь просела и поехала вниз, положив начало новому оползню. Грохочущие камни сбивали орков с ног, давили, навсегда обрывали их вопли .

Инвикты в это время сжигали зеленокожих залпами из плазменных пистолетов и рубили силовыми мечами любого, кто осмелится приблизиться. Клинки гудели и сверкали, а неутихающий ветер качал гребни на шлемах телохранителей. В их доспехах и оружии нашли отражение подлинные красота и изящество. Робаут высоко ценил искусство и понимал его значимость на поле боя. Воину, которому оказана честь владения предметом искусства, к тому же расширяющим его способности к убийству, оно дарит чувство величия, превосходства. Но выше любого искусства и любой красоты Жиллиман ценил точность, и с этой точки зрения силовые мечи были самым правильным оружием у самых достойных воинов. В руках инвиктов они являли собой подлинное искусство войны, выраженное в простой, но смертоносной форме .

Орки гибли. Яркие вспышки плазмы и ударные волны от силовой перчатки знаменовали все новые смерти, и треск раскалывающихся камней был подобен бою похоронного колокола. Огни служили также приманкой, и потоки зеленокожих действительно меняли свое направление. Чудовищ, которые раньше торопились вкусить битвы в пирамиде, теперь влекло к более жаркой и, главное, близкой драке. Вопли уничтожаемых сородичей их вовсе не отпугивали, а, наоборот, раззадоривали .

Жиллиман видел перемены. Все больше врагов стягивалось к нему, как он того и хотел .

«Теоретически: орки забудут о Банзоре, если подсунуть им более насущную цель .

Практически: бей их изо всех сил и будь все время на виду» .

План сработал. Воины Жиллимана и Гейджа нанесли первый удар. Робаут прибег к той же тактике, что и во время битвы на равнине, вынудив орков сплотиться для отражения нападения Ультрамаринов, а затем вырвал у орды сердце. За ним следовал широкий строй легионеров, тепло встречая зеленокожих огнеметами, ракетами и болтерными очередями .

Завывающие орки буквально захлебывались собственной яростью. Орда выступила против Первого ордена .

— Замечены передвижения позади, — сообщил Гейдж. — Часть врагов уходит от пирамиды сюда .

— Хорошо, — улыбнулся Жиллиман .

— Скоро мы попадем в окружение .

— Магистр Банзор, — вызвал по воксу примарх, — доложите обстановку .

— Давление начинает ослабевать .

— Сможете соединиться с Эмпионом?

— Еще как сможет, — раздался голос командира Девятого ордена. — Мы видим тебя, брат, — тут Клорд обратился уже к Эвидо .

— А дальше мы поможем вам на склоне, примарх, — сказал Банзор .

— Нет, — возразил Жиллиман. — Прорывайтесь на юг, к силам Атрея в следующей пирамиде. Помогите ему так же, как мы помогли вам, и покончите с войной на том фронте .

В разговор вклинился Хаброн. «Пламя Иллириума» кружило над полем боя в транспортировочных захватах «Громового ястреба», и технодесантник мог свободно применять сканеры «Искателя» с воздуха .

— Лорд Жиллиман, есть контакт с Двадцать вторым .

— На «Каваскоре»?

— Нет, из-под обвала. На связь вышел Локсиас из 221-й роты. Магистру Иасу и некоторым его воинам удалось выжить .

— До них можно добраться?

— В данный момент пытаюсь это определить. У меня нет прямого контакта с магистром. Локсиас транслирует сигнал, но сколько это сможет продолжаться, неизвестно .

— Делай все возможное. Постарайся найти для нас точку проникновения. — Переключившись на командную сеть, Жиллиман сообщил: — Двадцать второй орден все еще с нами. Ультрамарины, идем на север .

С этими словами он прибил Дланью Доминиона еще одного орка. Его последователи отпрянули от ударной волны, а после один за другим издохли, когда свое веское слово вновь сказал Арбитратор. Робаут почувствовал, как позади него сменился ритм болтерной стрельбы — легионерам приходилось давать отпор атакующим со стороны пирамиды. Под темным серым небом Тоаса, в свете звезд, которые никогда не исчезали, тысячи орков шли напролом через пламя артобстрела и воздушных налетов. Новая лавина плоти и ярости мчалась втоптать Жиллимана и его воинов в землю .

«Теоретически… — подумал Гиеракс и на этом остановился. — Теоретически…» — начал он снова .

В голове капитана все перемешалось. Мысли кружили, словно в водовороте, — сбивались, переплетались, расползались бесформенным туманом, уносились прочь, но снова и снова возвращались обратно. Одно-единственное слово исступленно металось в его мозгу .

Гиеракс стоял в центре стратегиума спиной к столу тактикариума, отрешенно глядя на пиктэкран и не видя ничего, кроме расплывчатого калейдоскопа цветов .

«Теоретически…»

От повторений никакого толку. Подобно глухому раскатистому набату, они только леденили душу и одновременно разжигали внутри горечь и гнев .

Сирраса больше нет. Старый друг, товарищ, брат… погиб. Его вера в то, что Гиеракс стал бы достойным магистром ордена Немезиды, была абсолютной. Может статься, именно эта предвзятость в конечном счете и помутила его рассудок .

В последние мгновения перед обрывом связи с Двадцать вторым Гиеракс слышал, как Иас требует от Сирраса прекратить огонь тяжелой техники. А затем пирамида попросту исчезла. Вокс умолк. Гора пала. Гиеракс оплакивал друга. С самого начала гнев капитана был направлен на Иаса, но как раз таки Нас все сделал правильно. Сир-рас сам навлек на себя беду .

«Теоретически: Сирраса подвело здравомыслие» .

Мысли Гиеракса наконец вырвались из порочного замкнутого круга и обрели болееменее четкое направление .

«Практически: не позволяй себе уподобиться ему» .

— Капитан?

Чужой голос вывел Гиеракса из задумчивости и заставил вновь сосредоточиться на окружающей действительности. Командир разрушителей посмотрел направо. В стратегиум вошел Клетос .

— В чем дело, легионер? — спросил Гиеракс .

— Вести, которые приходят с войны… Это правда?

Гиеракс мысленно задался вопросом, сколько же времени он провел в себе, если новости о катастрофе уже успели разлететься по кораблю .

— Да, — сначала спокойно подтвердил Гиеракс, но после, не в силах больше сдерживаться, рявкнул во весь голос: — Да! Позиции Двадцать второго ордена уничтожены .

О выживших пока ничего не известно .

Клетос выругался .

— Нельзя было его делать нашим магистром! А нам следовало быть там, внизу! Если бы он не… — Нас ни в чем не виноват, — сказал Гиеракс, и Клетос, осекшись, умолк. — Капитан Сиррас совершил ошибку, которой можно было избежать, следуй он в полной мере философии нашего примарха .

Он не кривил душой. Сиррас поступил самонадеянно. Он не подчинился прямому приказу. Гиеракс понимал, что только чрезвычайные обстоятельства могли толкнуть друга на такое своеволие, но не мог отрицать, что в своем решении тот явно поступился доводами рассудка .

— Неужели остались только мы? — спустя мгновение спросил Клетос .

— Возможно .

— Что прикажете делать?

— Я попробую связаться с примархом. Его приказы считать моими. Я… Вдруг Гиеракс запнулся, зацепившись взглядом за пикт-экран, от которого его отвлек приход Клетоса. На него выводилась информация об отслеженных перемещениях и скоплениях орков. Топографическая карта региона обновилась несколько секунд назад с учетом последних событий на поверхности планеты. Несмотря на масштабные разрушения, орда зеленокожих в районе бывшей северной пирамиды практически не уменьшилась ни по плотности, ни по численности .

«Почему здесь?» — задумался Гиеракс .

— Капитан? — напомнил о себе Клетос .

Гиеракс указал на экран:

— Почему тут так много орков? Крупные орды атакуют наши войска и в других пирамидах, но именно здесь врагов больше всего .

— Совпадение? — предположил легионер .

Идее Клетоса трудно было отказать в праве на существование. Орки славились своей непредсказуемостью — во многом потому, что их действия зачастую определялись совершенно случайными событиями и явлениями. Пришедшийся к месту оползень вполне мог обратить буйство всей орды в другое русло. Но Гиеракс нутром чувствовал, что все далеко не так просто .

— Не думаю. С самого начала операции в этой области горной гряды отмечалась наиболее высокая численность орков. Должно быть, что-то влечет их туда .

Вдруг его глаза расширились. Проклиная все на свете, капитан развернулся к экрану на другом конце стратегиума и моментально нашел то, что искал .

— Смотри, — ткнув пальцем в монитор, сказал он Клетосу. — Уровни радиации в этом регионе аномально высокие .

— Вы видите здесь взаимосвязь?

— Во всяком случае, отметаю совпадения .

— Но почему там так сильно фонит?

— Это вопрос номер один .

Следы радиации фиксировались по всей протяженности горной цепи, а из отчетов технодесантников следовало, что крепость пала в ходе давней войны. Выявленные повреждения насчитывали много сотен лет, но зашкаливающий радиационный фон вокруг северной пирамиды создавал впечатление, будто война там не закончилась до сих пор .

— Теоретически, — сказал Гиеракс, — где-то в этой области находится действующий источник излучения .

— Зеленокожие постарались?

— Вряд ли. Скорее всего, чем бы он ни был, именно он и привлекает орков .

Вдруг все встало на свои места. Догадка оформилась и налилась силой подлинной теории .

— Вокс! — капитан крикнул на мостик. — Мне нужно поговорить с лордом Жиллиманом!

Шахта вывела в новый туннель .

«Сколько же уровней в этом комплексе? — гадал Иас. — Неужто местные докопались до самого ядра?»

Эти ходы были уже и ниже тех, из которых Ультрамарины спустились. Многие обрушились. Отдельные повреждения выглядели древними, но большая часть возникла относительно недавно. Воздух все еще переполняла пыль, скрипевшая на зубах при каждом вдохе. Отовсюду доносилось эхо тяжелого топота и воплей орков, но на самом перекрестке под шахтой зеленокожих не оказалось .

Первым к магистру присоединился Бурр. Ветеран огляделся, внимательно прислушиваясь к отдаленным звукам .

— Мы окружены? — спросил он .

— Вполне возможно, — ответил Иас. — Эти твари заполонили туннели .

— Они ищут нас?

— Сомневаюсь. Не думаю, что они вообще про нас знают, иначе бы не заставили себя долго ждать .

— Что они вообще здесь делают? — Бурр отошел в сторону, уступая место спрыгивающим с лестницы легионерам .

— Возможно, направляются к другим боевым зонам. В конце концов, у них было время хорошо изучить эти туннели .

— Магистр Иас, — вызвал Локсиас. — Мне удалось наладить связь. Легион знает, что вы живы .

— Хорошо сработано, брат. Нам поступали приказы?

— Лорд Жиллиман хочет, чтобы вы выбирались .

— Мы и сами не против. Он в курсе ситуации?

— Так точно. Я пробую найти для вас путь .

— Твои сенсоры проникают так глубоко?

— С трудом. Но связка с авгурной сетью «Искатель» Первого ордена дает более-менее приемлемые результаты. — Локсиас затих. Его голос заметно слабел. С каждой паузой Иасу начинало казаться, что он уже ничего больше не услышит. Магистр даже собирался позвать технодесантника по имени, как вдруг Локсиас заговорил снова: — Кажется, нашел. Во время оползня открылась расщелина. Направление — юго-восток .

— Можно поточнее?

— Тут не туннели, а сущий лабиринт. Многие проходы завалило, отдельные участки все еще нестабильны. Получить более точные сведения о безопасных путях не представляется возможным. Могу сказать лишь, что расщелина довольно длинная, и если вы будете двигаться в заданном направлении, то рано или поздно наткнетесь .

— Ясно. Спасибо, брат. Отвага и честь .

— Отвага и честь, магистр .

Остатки 221-й роты взяли курс на юго-восток. Путь выдался нелегким. Туннели постоянно пересекались, уходили куда-то не в ту сторону или упирались в каменные завалы .

Ультрамаринам часто приходилось в спешке возвращаться и искать другой маршрут .

Отголоски вражеского воя звучали все громче. Рычащее эхо отскакивало от стен туннелей, многократно усиливаясь. Орки приближались, но невозможно было определить, сколько и откуда. Словно вирус, зеленокожие расползались по венам мира Тоас .

Иас вышел к перекрестку, расходящемуся на восток и запад. Магистр выбрал восток. И всего в трех десятках метров впереди увидел орков. Твари освещали себе дорогу грубыми прометиевыми факелами. Туннель насквозь пропах гарью и мускусной вонью зеленокожих .

Эти орки не просто проходили мимо в поисках драки — они находились в данном секторе долгое время. И у них на то явно должны были быть веские основания .

Орки увидели Ультрамаринов .

— Прочь с дороги, — бросил Иас .

Болтерный огонь ударил по зеленокожим. Две группировки устремились навстречу друг другу. Пронзая силовым мечом ближайшего ксеноса, Иас задумался, далеко ли удастся продвинуться ему и его ордену. О том, чтобы занять оборону и ждать помощи, речи не шло .

Ультрамарины либо продолжат наступление, либо погибнут .

— Я слушаю, — ответил Гиераксу Жиллиман, упираясь спиной в огромный валун .

Длань Доминиона врезалась в орка с такой силой, что зеленокожий взорвался, забрызгав окрестности смесью разжиженной плоти и испаряющейся крови. Не теряя ни секунды, примарх всадил по болту в грудь еще трем, оставив дыры размером с кулак. Он убивал автоматически и мог позволить себе потратить несколько секунд на то, чтобы выслушать капитана разрушителей .

— В вашем секторе зафиксированы аномально высокие уровни радиации вкупе с наибольшей концентрацией орков. Туннельная сеть пролегает гораздо глубже, чем мы предполагали, что лишает нас возможности сканирования. Мое предположение: источник излучения притягивает к себе зеленокожих. А комплекс, в свою очередь, является бывшим военным объектом. Теоретически — где-то неподалеку от вашей позиции находится крупный склад оружия .

— Что вы предлагаете, капитан?

— Высадить Вторую роту разрушителей для поиска и захвата оружия, а также помощи нашему магистру .

— Хорошо, — сказал Жиллиман, ясно представляя себе удивленное лицо Гиеракса. — Используйте десантные капсулы, высаживайтесь по координатам, которые вам передаст Хаброн. Ждите моего разрешения для спуска в комплекс .

— Вас понял. — Гиеракс отключил связь .

«Зачем ты согласился?» — спросил Робаут себя. Он развернулся и ударил силовой перчаткой по валуну за спиной. Взрыв разметал во все стороны крупные острые осколки, которые, словно шрапнель, пронзили тела окружающих орков. Жиллиман вышел на освободившееся пространство и уверенным шагом двинулся дальше на север. Инвикты вновь обступили своего господина .

«Я согласился, потому что того требует здравый смысл. Свежая рота значительно увеличит наши силы и обеспечит выживание остатков Двадцать второго ордена. Я согласился, потому что Гиеракс не обошел вниманием своего магистра. Я согласился, потому что Гиеракс предложил операцию спасения, а не уничтожения. Я согласился, потому что капитан Второй роты разрушителей способен рассуждать здраво. Его доводы прозвучали убедительно. Он хорошо теоретизировал .

Я согласился, потому что это необходимо» .

Пули орков барабанили сзади по его доспеху. Жиллиман обернулся и увидел, как толпа диких тварей дружно набросилась на легионеров в тылу. Двое уже неподвижно лежали на земле. Еще трое отчаянно боролись за жизнь под ударами тяжелых цепных топоров. Робаут ринулся обратно, на бегу стреляя по нападавшим. Не доходя до схватки пару шагов, примарх с размаху врезал силовой перчаткой по земле. Во все стороны полетели обломки и грязь, а ударная волна сбила орков с ног. Этого хватило, чтобы легионеры успели подняться и свершить свое возмездие .

«Почему ты пошел на поводу у Гиеракса?» — не унимался Жиллиман. Собственные ответы, пусть даже правдивые и правильные, его не устроили. Он вновь шагал по склону, поливая огнем зеленую орду .

«По наитию», — признал он .

Робаут понимал, что Гиеракс прав. Он не знал, что именно найдут Ультрамарины, но уже подозревал, что ничего хорошего ждать не стоит. И если там действительно окажется грозное оружие массового поражения, знания разрушителей будут очень кстати .

«Но почему?»

Им двигал глубинный инстинкт, подозрение, которое он до сих пор отказывался оглашать. Примарх чувствовал его — притаившись в самом темном уголке его разума, оно выжидало любого проявления слабины, чтобы из тумана полумыслей оформиться в нечто более конкретное и вырваться на волю .

Но пока Робауту удавалось держать его в узде. Подозрения бесполезны, если не становятся реальностью. А до тех пор осмысленных доводов в пользу развертывания Второй роты разрушителей было более чем достаточно .

Но неотступное подозрение упорно билось о стену, которую он возвел в своем разуме .

Оно взывало к нему с другой стороны и требовало, чтобы его услышали .

«Тебе не понравится то, что ты увидишь внизу» .

Сыновья и Разрушители Точность Последний спуск Прописная истина гласит: война — это лишь средство, но никак не конечная цель. Должен заметить, весьма опасное утверждение. Только самые извращенные умы когда-либо развязывали войны ради самих войн. Впрочем, даже в таких случаях их вера в собственные убеждения вызывает сомнения. В какой-то момент я начал думать, что разрушения, учиненные Галланом, не имеют за собой никакой конкретной цели. Крах порядка на улицах Макрагг Цивитас поначалу наводил на мысли именно о конфликте ради конфликта. Однако доскональный и беспристрастный разбор действий Галлана показал обратное. Хотя его тактика противоречила здравому смыслу и строилась скорее на чувстве гнева, нежели на сколь бы то ни было точном анализе, консул поставил перед собой четкую задачу: подавить сопротивление правящему режиму и выкорчевать даже само желание выступать против него. В общем смысле это применимо к любому солдату .

Война всегда имеет цель .

Однако более глубокое изучение произошедшего выявило крайне опасную обманчивость такой логики. Галлан преследовал свою цель, однако его тактика возымела эффект гораздо сильнее ожидаемого и в итоге сработала против него самого. Он создал ситуацию, которая — если ее пустить на самотек — в итоге вылилась бы в бесконечный круговорот насилия. Ему пришлось бы и дальше держать людей в страхе и жестоко подавлять всякое сопротивление, реальное и мнимое .

Таким образом, любая война сопряжена с огромным риском .

Если задействованная мощь достаточно велика, в какой-то момент она запросто может выйти из-под контроля и начать подпитывать саму себя. Изначально поставленные цели становятся всего лишь оправданиями бесконечной войны. Так, перспектива неизбежного завершения Великого крестового похода Отца ввергает некоторых моих братьев в уныние. Я понимаю и в какой-то мере разделяю их реакцию, но при этом достаточно научен горьким опытом, чтобы остерегаться ее. Напротив, мне приятно думать, что, выполнив свою работу, мы тем самым положим истинный конец всем войнам человечества, окончательный и бесповоротный .

Робаут Жиллиман «Размышления. Часть третья», xxxii

Пока войска Жиллимана двигались на север, штурмовые катера методично бомбили территорию дальше к югу. Между Ультрамаринами и пирамидой выросла огненная стена .

Зеленая орда окончательно сменила направление. Орки из туннелей больше не стягивались к пирамиде, а те, кто лез из самой постройки, тут же попадали под огонь «Громовых ястребов». Дальнобойная артиллерия Жиллимана перенесла обстрел к подножию оголенного пика и теперь утюжила скопления врагов прямо на выходе из туннелей .

На связь вышел Гейдж:

— Мне кажется — или их наконец-то становится меньше?

— Похоже на то, — отозвался Робаут .

Склон все еще переполняли тысячи орков, но Гейдж был прав. Даже зеленокожие не обладали бесконечными резервами, и Ультрамарины наконец начали убивать ксеносов быстрее, чем к тем успевали подходить подкрепления .

А затем в сотне метров от обозначенной расщелины в землю вонзились десантные капсулы. Словно рукотворные метеориты, они ударили по склону, раздавив и испепелив десятки орков, карабкавшихся навстречу ударной группе Жиллимана. Боковые стенки распахнулись, и на поле боя вышла новая сила .

Банды орков, оказавшиеся зажатыми между пехотой Первого ордена и разрушителями Двадцать второго, не прожили и пяти минут. Две группировки Ультрамаринов маршировали навстречу друг другу по телам зеленокожих .

Когда последний зверь испустил дух, изрешеченный градом снарядов, Жиллиман взглянул на собравшихся перед ним легионеров. «Они тоже мои сыновья», — напомнил себе примарх. Ему постоянно приходилось это делать. Между ним и разрушителями всегда существовала определенная дистанция. Как боевое подразделение, они были необходимы, но слишком уж сильно выбивались из его видения XIII легиона. Их выделял даже цвет доспехов — черный. Благородная синева Ультрамаринов присутствовала лишь на наплечниках и в виде одиночной вертикальной полосы по центру шлема, больше нигде. Жиллиман видел такой же подход к окраске в легионах Фулгрима и Корвуса. Не покидало ощущение, будто у разрушителей больше общего друг с другом, чем со своими братьями-легионерами .

Потворствовать этому Робаут не собирался. Поэтому он и назначил новым магистром Двадцать второго ордена Иаса, считая, что лидер со стороны сможет привести своевольную Немезиду к согласию с остальными орденами .

Многие разрушители носили на поясе символ раптора. Изображение хищной птицы было еще одной их отличительной чертой. Оно служило напоминанием, что его владельцы произошли с Терры. Облик легиона постепенно преображался, но в двух ротах разрушителей этот процесс шел куда медленнее .

Насколько Жиллиман мог судить, Гиеракс мобилизовал всю роту, за исключением отрядов поддержки с тяжелым вооружением. Одна из капсул даже доставила на поверхность дредноута Левия. От внимания Робаута не укрылось, что древний воитель убивал орков исключительно силовым кулаком .

«Чем же заряжена твоя пушка?» — невольно задался он вопросом .

Примарх видел множество видов оружия, которые вызывали у него отвращение. Так, он безошибочно определял, что ракеты в пусковых установках снабжены радиационными боеголовками. В этом крылась и вся суть разрушителей, и причина их существования. Робаут никогда не пытался распустить их или посадить под замок и выбросить ключ. Но он исключил их из стандартных тактических схем XIII легиона. Разрушители были крайней мерой. Адепты опустошения и истребления всего живого, они оставляли после себя лишь отравленные руины .

Но сейчас их радиационное и биоалхимическое оружие покоилось в кобурах либо висело за спинами воинов в черных доспехах. Они убивали орков из обычных болтеров .

Жиллиман оценил проявленное ими почтение. Разрушители пришли исполнять свой долг, а не отстаивать личные интересы .

Гиеракс выступил перед своей ротой и, сняв шлем, предстал перед Жиллиманом .

— Ждем ваших распоряжений, — коротко доложил капитан .

— Добро пожаловать, — кивнул примарх. — Благодарю за помощь вашему магистру .

Войны оставили неизгладимый отпечаток на лице Гиеракса, но сейчас Робаут видел, как оно сияет от гордости и чувства долга .

— Нам не терпится присоединиться к нему, — сказал Гиеракс и взглянул за спину Жиллиману, — потому что здесь, как я вижу, до победы и так рукой подать .

Легионеры Первого ордена установили линию обороны на южном краю расщелины и сдерживали наступление орков. Шквал огня не прерывался ни на мгновение. От любого врага, посмевшего подойти с юга, моментально оставалась лишь бесформенная куча сочащегося кровью фарша. Гиеракс был прав. За последние несколько минут ряды орков заметно поредели. На склоне остались разрозненные банды. Они еще пытались атаковать, но больше не могли собраться для слаженного нападения. Лишь немногие умудрялись подобраться достаточно близко, чтобы легионерам пришлось воспользоваться мечом вместо болтера. Дальше на востоке поток орков, изливавшийся из оголенных туннелей, иссяк до жалкого ручейка. Битва на той стороне пирамиды фактически подошла к концу .

Жиллиман нахмурился. Примарх знал, сколько орков убили он и его сыновья .

Недостаточно, чтобы их осталось так мало .

— Хаброн, — вызвал он по воксу, — какова ситуация на юге от нашей позиции?

— Другие ордены успешно закрепились и приступают к зачистке территории .

— Тогда куда подевались орки?

— Отдельные части орды отступают, — сообщил технодесантник .

— Стало быть, они уходят обратно под землю?

— Очевидно .

Жиллиман повернулся к Гиераксу:

— С каждой секундой твоя гипотеза выглядит все более правдоподобно. Орки бегут со склонов и возвращаются в туннели. И вряд ли их так манят выжившие из Двадцать второго — они не настолько лакомая добыча. Их влечет что-то еще .

Гиеракс заглянул в расщелину .

— Если отступление началось, когда мы заняли эту позицию…

Робаут кивнул:

— Они поняли, что мы собираемся спускаться вглубь подземного комплекса .

— Теоретически, — предположил Гиеракс, — орки отчаянно не хотят пускать нас вниз, потому что держат там что-то, представляющее для них огромную важность .

— Практически, — продолжил Жиллиман, — нам следует сделать то, чего они больше всего боятся .

Спуск начался через несколько минут. Примарх взял треть пехоты, оставив инвиктов руководить окончательным истреблением орков на поверхности. Легионеров Первого ордена повел Гейдж. Робаут шагал вместе со Второй ротой разрушителей, оказав Гиераксу и его солдатам честь возглавить операцию по спасению разбитого Двадцать второго. Кроме того, они будут знать, что он наблюдает за ними .

«Они тоже мои сыновья. Они произошли от моей крови и тоже должны понимать, к чему это обязывает» .

Расщелина отвесно уходила вниз, но чуть дальше, где она постепенно начинала расширяться, в результате обвала образовался пологий скат, которым и воспользовались Ультрамарины. Даже громоздкий и тяжеловесный Левий мог без опаски ступать по каменистой насыпи, силовым кулаком кроша в пыль крупные валуны на своем пути .

— Тебе удалось определить местоположение Двадцать второго? — в начале спросил Хаброна Жиллиман .

— Сигналы неточные, но могу сказать, что они находятся на уровне примерно половины глубины расщелины .

— Значит, там мы войдем в туннели и будем продвигаться, пока не поймаем вокссигнал капитана Иаса .

— Он будет рад вашему скорейшему появлению, — сообщил технодесантник .

— Все настолько плохо?

— Судя по последнему сообщению, да .

Они уничтожили первую группировку орков, но всего через три перекрестка зеленокожие окончательно остановили продвижение уцелевших воинов Двадцать второго ордена. Иас не представлял, сколько еще оставалось до расщелины, но теперь это уже не имело никакого значения .

«Дальше нам хода нет» .

На развилке сходилось полдюжины узких туннелей, ведущих в разных направлениях .

Орки валили валом изо всех сразу, и под каменными сводами разносился преисполненный неутолимой ярости рев. Битва для них перестала быть забавой .

Атаку возглавляли настоящие исполины — настолько высокие, что им приходилось нагибаться, чтобы не тереться головами о потолок. В лапах они сжимали огромные цепные топоры и секачи, которыми легко пробивали даже стены. Стремясь поскорее добраться до Ультрамаринов, они без оглядки топтали меньших сородичей .

Истошно ревущий монстр, походивший на дредноута из плоти и крови, ринулся на Иаса .

Воин отпрыгнул назад от взмаха топора и в ответ нашпиговал врага реактивными болтами .

По всему телу зверя хлынула кровь, но это его не остановило. Он снова замахнулся топором — теперь снизу. Уклоняться Иасу было уже некуда, и магистр наотмашь рубанул силовым мечом. Сияющий клинок рассек лезвие топора, но сорвавшаяся цепь хлестнула по мечу, едва не вырвав его из руки воина. В результате топор ударил под углом, не разрубив, но сработав как молот — впечатал Иаса в стену, отколол кусок от его доспеха и пробил нагрудник .

Затрещали ломаемые ребра. Кровь сверхчеловека смешалась с кровью орка .

Зверь зарычал и, рывком высвободив оружие, поднял топор над головой. Иас встрепенулся, сбрасывая шок, и вскинул меч. Сжигая воздух и плоть, окутанное энергией лезвие вошло зеленокожему в подбородок и вышло из затылка. Бешеные маленькие глазенки зверя потухли, но руки тряслись еще пару мгновений, словно мертвое тело силилось все-таки завершить свой последний удар. А затем грузная туша рухнула на землю .

Иас выдернул меч и отошел назад. Еще один гигант вырос на месте первого, другие за время поединка успели обойти его справа. Зеленокожие вытесняли Ультрамаринов из туннеля, могучими ударами сражая десантников одного за другим. На вгрызающиеся в их тела снаряды дикие чудовища не обращали никакого внимания, словно были големами, вытесанными из горного камня. В схватке с ними Бурр лишился левой руки. Рассыпая проклятия, ветеран зарубил орка цепным мечом. За его спиной другой зверь снес голову легионеру каменным молотом, который весил никак не меньше полутонны .

— Назад! — крикнул Иас. Сам он бросился вправо, уклоняясь от секача нового нападавшего, и пустил шесть снарядов в голову противника Бурра. — Двадцать шагов назад и на восток!

Чуть раньше Ультрамарины миновали участок, где одна на другую рухнули несколько стен, объединив соседние туннели в одну большую пещеру. Там было достаточно места, чтобы перестроиться и встретить орков сосредоточенным огнем .

Воины Немезиды отступили. Подгоняемые яростью орки неуклюже гнались за ними .

Еще двое боевых братьев пали смертью храбрых. Вырвавшись в пещеру, Ультрамарины выстроились большим квадратом, каждая сторона которого состояла из двух рядов по дюжине легионеров. Первые шеренги припали на колено, вторые стояли в полный рост .

Орки кружили около космодесантников, стараясь нащупать брешь в их обороне, и падали замертво, но другие все равно бросались сломя голову под очереди болтеров и струи огнеметов. Мелкие зеленокожие метались позади гигантов, истошно визжа от злости .

Некоторые особо смелые пытались прошмыгнуть между чудовищами и погибали, но принимая на себя снаряды, они давали шанс верзилам подобраться ближе и нанести удар до того, как шквал разрывных болтов и пылающего прометия сметет и их .

— Кажется, мы чем-то очень сильно их расстроили, — отстреливаясь, прошипел сквозь сжатые зубы Бурр .

Опустившись на колено позади Иаса, ветеран закрепил цепной меч на бедре и держал болтер одной рукой. Обрубок другой больше не кровоточил .

— Похоже, наше присутствие что-то спровоцировало, — сказал Иас и активировал вокс. — Чувствуете, братья? Чуете запах зеленокожих? Это отчаяние!

— Если они так отчаянно хотят, чтобы мы ушли, — сказал Бурр, — могли бы просто разойтись и уступить дорогу .

Иас невесело усмехнулся .

— Перезаряжаюсь, — сказал он, и Бурр выпустил длинную очередь, прикрывая магистра ордена .

Легионеры заняли выгодную позицию и могли некоторое время сдерживать натиск орков. Но не более того. Дальше им не продвинуться — только не против орды таких размеров. В душе Иас смирился с тем, что это место станет для Двадцать второго ордена могилой. Он попытался вызвать Локсиаса. Ответом ему была тишина .

Магистр почувствовал перемены еще до того, как они нагрянули. Потоки орков сменили направление, а сами зеленокожие словно обезумели. Началась неразбериха .

Ревущий водоворот рассыпался на встречные течения — часть ксеносов ринулась из пещеры обратно в туннели .

Неожиданно ожил вокс .

— Магистр Иас? — произнес знакомый голос .

Этот голос… Глубокий, звучный, спокойный голос подлинного аристократа и непобедимого стратега. Иас на себе испытал все тяготы правления лжекороля Галлана. Он видел, как преисполненные амбиций гордецы пытаются возвыситься над своим народом и тем самым порочат себя, обрекая на вечное презрение. Истинное благородство не нужно выставлять напоказ. Если оно есть, то это неоспоримо, как орбиты планет и величие звезд .

— Лорд Жиллиман, — выдохнул Иас, не до конца веря своим ушам — в хаосе диких воплей, злобного рева и грохота стрельбы могло послышаться что угодно .

Но голос заговорил снова, и он был настоящим .

— Мы спешим к вам, магистр, — сообщил Жиллиман. — Думаю, не стоит спрашивать, вы ли так разозлили зеленокожих?

— Мы очень старались .

— Держись, Элеон. Помощь близко .

— Легионеры Двадцать второго! — ухмыльнувшись, вызвал Иас. — Наш примарх уже на подходе. Отвага и честь!

— Отвага и честь!

Иас готов был поклясться, что после этих слов даже болтерные снаряды начали разить врагов с большей силой. Огромные тела взрывались, окровавленные куски вонючей плоти плюхались на стены и пол, камень содрогался. Чудовища ревели во весь голос, охваченные яростью и отчаянием. А спустя несколько мгновений Иас услышал череду гулких, грохочущих толчков. Орки тоже обратили на них внимание. Даже самые крупные твари обернулись на звук. Великий колокол звонил по зеленокожим .

Толчки приближались, сбивая пыль с потолка. За ними слышались и оружейные выстрелы, и резкие взрывы гранат. Звук шел с юга, из прохода слева от Иаса. И, словно внемля ему, менялся звук самой орды орков. Их отчаяние достигло новых высот, а ярость затмила последние крупицы здравомыслия .

— Они… паникуют? — недоумевающе спросил Бурр .

Иас подумал о том же, хоть и сомневался, что орки вообще подвержены панике — во всяком случае, так, как люди. Но если это не паника, то как тогда описать происходящее, магистр не имел ни малейшего понятия. Грозный вой перерос в истошный визг, настолько пронзительный и вездесущий, что ни одна глотка, казалось бы, не должна была выдержать подобного напряжения .

Два зеленокожих верзилы в нескольких шагах от Иаса уставились сначала на него, а затем обернулись на юг и тряхнули своим оружием — цепными топорами с настолько толстыми обухами, что они легко могли сойти за молоты. Твари взревели, и меньшие бугаи под их началом словно разом забыли о Двадцать втором ордене .

Но у орков не было ни единого шанса уйти. Толчки настигли их. Жиллиман настиг .

Примарх вынырнул из тьмы туннеля, неся свет и смерть. Стволы его комбиболтера вспыхивали, выпуская на волю разрывную смерть, а левый кулак был окутан переливающейся лазурнобагровой энергией. Он ударил ближайшего гиганта. Иасу казалось, что примарх касается головой потолка, но орк возвышался над Жиллиманом. Монстр изумленно уставился на врага сверху вниз, чтобы через долю секунды испариться в разряде силовой перчатки .

Жиллиман был неукротим, но поразило Иаса другое. Он безоговорочно верил в Имперскую Истину и философию чистого разума, исповедуемую примархом, и сейчас, глядя, как тот сражается, видел абсолютную точность в каждом движении. Удар, отход вбок, выстрел, переворот вокруг падающего тела с последующим новым выпадом… Каждое действие было продиктовано разумом. Иас лицезрел совершенство точности и неожиданно для самого себя как никогда ясно понимал упрямую тягу смертных верить во что-то божественное .

Не прошло и десяти секунд, как Жиллиман убил последнего из орков-гигантов. Мелкие зеленокожие вопили в ужасе, но все равно бросались на примарха, умирая еще быстрее .

Следом за Жиллиманом в пещеру, словно на крыльях ночи, ворвались разрушители. Они не сдерживали себя, шквалом снарядов буквально сметая врагов и обращая их тела в кровавую кашу. Орки оказались в ловушке между бойцами Иаса, Жиллиманом и ротой Гиеракса .

К моменту прибытия легионеров Первого ордена во главе с Марием Гейджем убивать уже было некого .

Гиеракс подошел к Иасу, снял шлем и отдал честь:

— Рад, что с вами все в порядке, магистр .

— Рад слышать это от вас, капитан. — Иас не упустил случая поддеть Гиеракса и увидел, как тот вздрогнул .

— Я сожалею о тех, кого лишился наш орден .

— Я тоже, — сказал Иас. — Но мы почтим память павших .

Гиеракс опустил голову в печальном согласии:

— И учтем их ошибки .

— Вы так считаете?

— Когда ошибка приводит к настолько тяжким последствиям, нельзя позволить ей повториться впредь .

Иас хлопнул Гиеракса по наплечнику:

— Как и нельзя позволить одной ошибке перечеркнуть целую жизнь, отданную службе .

«Имя Сирраса не станет синонимом безрассудной глупости», — подумал Иас .

— Благодарю, магистр, — кивнул Гиеракс .

Внезапно за плечом капитана возник примарх. Гиеракс отошел в сторону .

— Легионер Бурр сообщил мне, что орки проявили нехарактерное для них упорство, отчаянно пытаясь остановить вас, — сказал Жиллиман Иасу .

— Так точно .

— Они начинали стараться усерднее, если вы выбирали какое-то конкретное направление?

Иас прокрутил в голове прошедшую битву .

— Да, — вспомнил он. — Когда мы двигались на юго-восток отсюда .

— Показывайте, — распорядился Жиллиман .

Они нашли рампу через сотню метров от того места, откуда орки вытеснили Двадцать второй орден. За большой развилкой южный проход заметно расширился, практически сравнявшись размерами с ходами у верхних уровней пирамид. Дорога уходила вниз довольно круто, но с расчетом на то, чтобы техника все же могла по ней перемещаться. Северная ветвь, заваленная каменными обломками, шириной не уступала южной, и Жиллиман подозревал, что если бы путь был свободен, то вывел бы их на поверхность .

Дорога резко поворачивала через каждые несколько сот метров, ложась колоссальной спиралью, уходящей к подножию гор. Из глубин доносились отголоски орочьего рева .

Издалека звук казался низким утробным рокотом грома .

— Теперь понятно, куда они подевались, — сказал примарх, подозвав к себе командиров. Он, Гейдж, Иас и Гиеракс вместе шагали во главе колонны .

— Сюда, должно быть, есть ходы и со склонов, — предположил Иас. — Нам показалось, что в какой-то момент орда дрогнула .

— Похоже, — согласился Жиллиман. — Вопрос в том, что там такого важного для орков. — Примарх повернулся к Гиераксу: — У тебя была гипотеза, капитан. Говори .

— Оружие, — сообщил Иасу командир разрушителей. — Это объясняет и сильный радиационный фон в данном регионе, и повышенный интерес орков. И это тоже, — Гиеракс жестом обвел дорогу. — Простой и надежный способ быстрой переброски чего-либо под землей .

— Интересно, почему для этого создатели туннелей не пользовались своими же шахтами? — спросил Гейдж .

— Для транспортировки, к примеру, оружия в больших количествах такой вариант подходит больше. По этой дороге могли перемещаться целые конвои .

Минуту спустя Иас решил уточнить:

— Оружия какого рода?

— Боюсь, я могу только гадать .

— Попробуй, — кивнул Жиллиман .

Сам он уже знал ответ и подозревал, что Иас тоже. По своим местам все расставила остаточная радиация. Но примарх хотел, чтобы Гиеракс вслух произнес сделанный вывод .

Воины должны быть едины в своих предположениях .

— Рад-ракеты или что-то в этом роде, — сказал Гиеракс. — Как минимум .

— Какой от них толк оркам? — спросил Иас. — Зеленокожие никогда бы не додумались, как запустить их .

— Верно, — поддержал магистра Робаут. — Но это не исключает вариант катастрофического несчастного случая .

— Почему рад-ракеты? — пробормотал Гейдж, обращаясь скорее к себе, нежели к кому-то из окружающих. — Против кого? До сих пор мы не нашли ни единого свидетельства того, что создатели этой крепости с кем-то воевали .

Все промолчали. Жиллиман нутром чуял, что ответ ждет их внизу. Если там действительно хранится оружие, значит, не только выцветшие фрески пережили исчезновение местной цивилизации. А раз уцелели одни артефакты, возможно, удастся найти и другие .

«Тебе не понравится ответ». Этот голос мрачной интуиции, что отвергала все здравые доводы, упорно разъедал разум примарха изнутри .

Сто метров вперед. Поворот. Еще сто метров. Рампа спускалась все дальше и дальше — на километр, два, три. Животные вопли орков летели навстречу Ультрамаринам. Тысячи тварей охраняли то, чем никак не могли воспользоваться .

«Вот сердце вашей империи, — хотел сказать им Робаут. — Именно за это вы будете бороться. Истребив вас, мы проявим милосердие, ибо вы живете впустую» .

Дорога закрутилась в последний раз, а через пару сотен метров выровнялась и резко свернула в огромный зал. Во всем комплексе Жиллиман не видел ничего просторнее и величественнее. Все помещение заливал неравномерно пульсирующий тусклый багровый свет. Здесь их и поджидали орки. Они хлынули через ворота, и от их ярости задрожали стены. Зеленая волна превратилась в сплошную стену .

— Сыновья мои! — провозгласил Жиллиман. — Пора покончить с этой войной!

Сокровище Трон Туман Могли мы предвидеть? От этого вопроса нам никогда не отделаться. Даже те из моих братьев, кто может безоговорочно ответить «нет», все равно снова и снова к нему возвращаются .

Способен ли я был предвидеть это? Должен был. В свое время Галлан уже преподал мне урок, и я обязан был понимать последствия Монархии. Предпосылок было полно — оставалось лишь сделать правильные выводы. Но я ничего не увидел. Истинная природа моей слепоты все еще остается для меня загадкой. Соблазнительно думать, что тщательный анализ позволит нам в будущем избежать еще одной подобной трагедии, но я не поддамся, ибо знаю, что это не так. Другой такой уже никогда не будет. Все самое худшее уже произошло, все лучшее потеряно навеки .

Из дневника Робаута Жиллимана, 120.М31

Жиллиман насквозь пробил Дланью Доминиона тело орка перед собой и распылил на атомы бугая сразу за ним. Без промедления он выстрелил из Арбитратора в дыру, разорвав ее еще больше. Прорубаясь к центру зала, Робаут буквально расколол стену орков. Позади него Ультрамарины уверенно теснили врага, уничтожая всю ксеносскую плоть на своем пути. В этой пещере воины легиона не могли позволить себе стремительный рывок или беспорядочный огонь .

Именно здесь точность стала превыше всего остального. Орки атаковали сломя голову, даже не задумываясь о том, что сражаются в своей обители, которую так рьяно пытались защитить. В колонне Ультрамаринов они видели цель для своих самодельных пушек .

Легионеры же стойко принимали на себя удары, не пытаясь искать укрытия. Его здесь все равно не было .

«Теоретически: возможность случайной детонации крайне мала, иначе бы здесь все давно-давно взорвалось. Практически: не стоит проверять эту гипотезу» .

Потолок пещеры находился в трех сотнях метров над головами противников .

Покрывавшие его фрески настолько почернели от дыма, что их почти невозможно было разобрать. На каждом этаже колоссального зала орки понаставили свои наспех сделанные металлические статуи — если к ним, конечно, вообще подходило это слово. Перекошенные гротескные морды возвышались над Ультрамаринами, и пламя факелов колыхалось в их распахнутых челюстях. Кучи мусора и обломков в высоту достигали пятнадцати метров, а местами и того больше. Одни воющие орки скакали по ним и отстреливались сверху, другие метались между ними и истошно визжали, охваченные яростью. А навстречу космодесантникам неуклюже бежали массивные громилы, как те, что прижали Иаса и выживших из Двадцать второго ордена, всерьез настроенные удержать то, что опрометчиво считали своим .

Сокровища орков опоясывали зал по периметру — пирамидальные штабели ракет, выложенные на выступающих из стен платформах, снаряды и бомбы в адамантиевых контейнерах, составленных один на другой башнями по десять метров… Самые крупные ракеты размерами не уступали «Смертельным ударам», а снаряды вполне подошли бы танкам «Гибельный клинок» .

Символика на оружии была незнакома Жиллиману, но его форма о многом говорила примарху. На Тоасе некогда пользовались Стандартными Шаблонными Конструкциями .

Сами СШК могли давно исчезнуть, но чудовищное наследие пережило кончину цивилизации. И алые метки, еще различимые под орочьей мазней, однозначно служили предупреждениями .

В первые минуты штурма пещеры Димас, технодесантник Второй роты разрушителей, подтвердил опасения Робаута. Его ауспик уловил в воздухе следы целого ряда специфических химических элементов. За долгие столетия кошмарное оружие загрязнило свое хранилище, словно распространяя вокруг себя тьму, которую таило внутри .

— Излучение зашкаливает, — сообщил Димас. — Здесь собрано радиационное оружие всех известных типов. Снаряды преимущественно фосфексные, некоторые — биоалхимические. То же самое можно сказать и про ракеты .

— Можете определить тип? — уточнил Жиллиман .

— Никак нет. Показания очень странные. Теоретически — это оружие может сочетать в себе характеристики сразу нескольких типов .

Набирая скорость, Жиллиман выстрелил снова, расчищая себе путь. С его лица не сходила гримаса отвращения. Оружие, применявшееся только в самых крайних случаях, хранилось здесь в таком количестве, будто местной цивилизации оно служило излюбленным средством решения всех проблем. Нежеланное подозрение оказалось верным Робауту совсем не понравилось то, что он увидел в этой пещере .

«И эту культуру я своими руками впишу в историю Империума?»

Орки не могли воспользоваться здешними технологиями, но безошибочно чуяли сокрытую в них колоссальную разрушительную мощь. Причем за тот век или два, пока зеленокожие властвовали на Тоасе, они умудрились каким-то чудом сохранить оружие в целости, словно видели в нем нечто особенное, ниспосланное свыше. Вокруг штабелей снарядов звери возвели свои то ли мастерские, то ли алтари. Орки поклонялись невероятному оружию и пытались собрать свое собственное. Батареи наспех сделанных ракет и кучи снарядов громоздились перед чудовищными прототипами .

«Похоже, зеленокожие всерьез верят, — подумал Жиллиман, — что их творения впитают таинственную силу древних реликвий, если их просто расставить поблизости» .

Однако орки не просто пытались подражать находкам, но и пользоваться ими — пусть и тщетно. Впрочем, упорства тварям было не занимать, и результат их стараний Жиллиман сейчас видел перед собой, прямо в центре пещеры. В центре всей орочьей империи .

Сердце безумия. Варварскую душу .

Трон разрушения затмевал собой все в подземном зале. Орки в буквальном смысле сложили его из боеприпасов. Патроны, снаряды, ракеты, бомбы — в дело пошло все. У зеленокожих получился даже не столько трон, сколько курган — гора внушающей ужас пылающей смерти, и на вершине ее восседал император орков. Хотя с первого взгляда казалось, что оружие навалено совершенно бездумно, Жиллиман понял, что правящий зеленокожий приспособил курган под свое грузное тело. И без того огромную, бугрящуюся мышцами тушу чудовища словно распирала изнутри неутолимая дикая жадность. Широкий, как дредноут, он был вдвое выше любого орка, каких только Робауту довелось видеть на Тоасе, и носил корону, собранную из смертоносных снарядов. Железную броню с поршневыми усилителями окутывали клубы пара, а из труб над головой вырывались струи пламени. Ноги и руки тоже были сплошь увешаны боеприпасами, а шкура — покрыта шрамами и ожогами .

«Трон империи», — подумал Жиллиман. Упиваясь сдерживаемой в металлических корпусах яростью оружия погибшей цивилизации, орк считал, что достиг пределов могущества. Робаут смотрел на уродливое существо, правившее разоренной империей с вершины горы из орудий смерти. Все это необходимо уничтожить .

Полностью .

— Капитан Гиеракс, — вызвал по воксу Жиллиман. — Ликвидируйте зеленокожих любыми средствами. Вы меня поняли?

— Так точно, лорд Жиллиман .

Орк поднялся, когда увидел Робаута. Широко распахнув пасть, он взревел, бросая примарху вызов, и сделал два грузных шага вниз от своего трона .

Жиллиман прорубался сквозь последний заслон зеленокожих, отделявший его от гигантского кургана. Окружающая орда ревела, но никто не посмел броситься за ним, когда примарх начал подниматься на рукотворный холм .

Ставя ногу на склон, Робаут ожидал, что снаряды разъедутся и покатятся, но гора оказалась на удивление устойчивой. Присмотревшись, он увидел, что снаряды, бомбы и ракеты приварены друг к другу — должно быть, для того, чтобы трон не развалился под тяжестью правителя .

«Это безумие, — пронеслось в голове Жиллимана, — или, быть может, проявление веры» .

Идеальный пример равнозначности этих двух понятий .

Поднимаясь на курган, Робаут снял Длань Доминиона. Здесь ее использовать нельзя .

Если он ненароком заденет оружие, энергетическое поле перчатки может повредить оболочку боеприпасов и запустить цепную реакцию, чего оркам каким-то чудом удалось избежать. Нет, он не доведет безумие здешней цивилизации до апогея. Поэтому примарх закрепил Длань Доминиона на поясе и вновь взялся за гладий Инкандор .

«Точность, — думал он, — здесь это единственный путь к победе». Каждый удар должен быть идеально выверен. Ошибок быть не может .

Орк-император ринулся вниз по склону, сжимая в руках огромный молот с уродливым бесформенным набалдашником, вокруг которого с визгом кружились многочисленные цепи .

Примарх смерил оружие взглядом и представил, что оно может натворить, если попадет туда, куда не надо .

«Практически: стратегических потерь будет не избежать» .

Жиллиман прыгнул навстречу своему врагу. Они столкнулись посреди горы. Орк одной рукой взмахнул молотом. Робаут выстрелил по набалдашнику оружия. Снаряды Арбитратора пробили рваные дыры в металле. Одна из цепей лопнула и, словно зубчатый хлыст, полоснула по лицу императора, открыв широкую рану от его левого глаза до правого края нижней челюсти. Орк взревел от боли и левым кулаком врезал Жиллиману в бок, впечатывая его в набалдашник молота. Удар выбил весь воздух из легких примарха и боль вспыхнула во всем теле .

Но Робаут был готов и уже скорректировал свой следующий удар, вложив в него больше сил для компенсации шока и травмы. Инкандор разрубил каркас брони орка и сухожилия на его левой руке. Конечность повисла. Зверь злобно зарычал. Предавшись какой-то своей дикой гордости, он ударил в ответ именно поврежденной рукой. Жиллиман не стал блокировать. Сервоприводы доспеха жалобно заскулили, но даже в сочетании с недюжинной силой примарха не смогли удержать его на ногах. Робаут рухнул спиной на оружие. Сварка не выдержала, и теперь снаряды действительно сдвинулись. А орк между тем сделал шаг вперед и навис над примархом .

Жиллиман понял, каким должен быть его следующий ход. Он не стал подниматься, позволяя орку сделать то, чего он хотел. Император обеими руками поднял молот высоко над головой, приготовившись нанести смертельный удар .

Замах стоил ему нескольких драгоценных секунд .

Жиллиман стремительно взвился и бросился направо и вверх по рассыпающемуся склону из боеприпасов. Покатившиеся ракеты и бомбы предвещали пугающую лавину .

Молот опустился и врезался глубоко в тронный курган. Близлежащие снаряды взорвались, обдав примарха и императора огнем и фонтаном шрапнели. Согнувшийся орк дернул на себя застрявший молот, и в этот момент Жиллиман прыгнул на врага и вонзил Инкандор в правый глаз зверя. Тот взвыл и резко мотнул головой, соступил на шаг вниз по склону и, всетаки сумев высвободить оружие, яростно взмахнул им .

Случайности, шансы, удача — все это, словно рак, губит любую рациональную стратегию. И в этот момент они обратились на пользу орку. Молот ударил Жиллимана в миг приземления — попал в плечо и буквально утопил в оружейном кургане. Доспех Робаута треснул. Позвоночник прожгла адская боль. Как назло, поверхность не выдержала таких издевательств и сдалась окончательно, лишив опоры правую ногу примарха. Жиллиман перенес свой вес на левую и сумел удержаться, орк же восстановил равновесие и нацелил в него новый удар .

У Робаута не оставалось выбора. Он не мог позволить врагу в этот раз достичь цели .

Жиллиман отступил влево. Молот отколол еще несколько снарядов. Весь курган встряхнуло .

Вибрации от каждого удара расходились по конструкции, ломая и без того не самую прочную сварку. Примарх и орочий император стояли на спине левиафана, который медленно пробуждался к жизни .

Внизу зеленое море ксеносов накрыл огненный вихрь болтерных очередей. Двадцать второй и разрушители методично сокращали поголовье врага .

Жиллиман переметнулся в слепую зону орка, намереваясь провести выпад Инкандором .

Он держал Арбитратор наготове, но выстрелил только тогда, когда был абсолютно уверен в попадании. Реактивные снаряды покрыли взрывами броню императора, срывая железную обшивку, но зверь был слишком ослеплен ненавистью, чтобы это заметить .

Разъяренный гигант изготовился для нового двуручного удара сбоку .

«Анализируй» .

Микросекунда ушла на то, чтобы оценить траекторию приближающегося оружия, вложенную силу и возможные последствия .

«Не принимай удар. И не дай ему попасть по кургану» .

Жиллиман ринулся на орка и врезался плечом ему в торс. Зверь был слишком крупным и массивным, чтобы его таким образом повалить, но зато теперь он не мог поразить подобравшегося вплотную примарха молотом. Император отбросил оружие и, схватив Робаута обеими когтистыми лапами, вздернул его в воздух. Триумфально взревев, он поднял врага над головой. Даже с поврежденной примитивной броней раненому орку хватило бы сил, чтобы раздавить соперника в лепешку .

Монстр знал, что победил. Он держал примарха как трофей, смакуя мгновения перед жестоким убийством. Не двигался. Не уклонялся .

Это были мгновения, так необходимые Жиллиману .

Мгновения, которые он предвидел .

Его руки были свободны, и Робаут, вскинув Арбитратор, выстрелил врагу прямо в лицо .

Оставшийся глаз лопнул. Челюсть исчезла. Голова откинулась, и корона из снарядов упала на курган. Жиллиман не снимал палец со спускового крючка. Реактивные болты вгрызались в огромную тушу и разрывались внутри, но не добивали до сваленной горой амуниции .

Хватка орка ослабла, но он все равно держал Робаута еще почти пять секунд, после того как его голова превратилась в студенистую массу. Но в конце концов его руки опали, и Жиллиман рухнул на склон кургана. Снаряды снова покатились, увлекая за собой огромную тушу мертвого зверя. Гора оружия начала расползаться по пещере .

При виде своего убитого императора орки впали в отчаяние. Они вопили от боли и смятения. Жиллиман сошел с разваливающегося трона, выпуская перед собой реактивную смерть. Уцелевшие зеленокожие бросились врассыпную .

Орда хлынула из пещеры. Орки напрочь забыли и о своих статуях, и о так и не пригодившихся им сокровищах. Они жались друг к другу и рвались к выходу из зала, который Гиеракс заблаговременно оставил для них открытым .

Жиллиман шагал через пещеру, расстреливая убегающих врагов и представляя, что сейчас творится в туннеле. На подъездной дороге уже собрались, должно быть, тысячи орков. Ярость не даст им сбежать — наоборот, она подстегнет их, заставит развернуться и атаковать снова .

То есть поступить именно так, как от них хотел Гиеракс .

«Любыми средствами, — вспомнил Робаут собственные слова. — Я сам так постановил .

Я принял это. Они тоже мои сыновья» .

Жиллиман подошел к входу ровно в тот момент, когда автопушка на руке Левия выпустила длинную очередь радиоактивных снарядов по передним рядам. Пока орда захлебывалась кровью, разрушители запустили несколько ракет из тех, что орки так долго считали своими. Зеленокожим наконец представился шанс воочию увидеть всю мощь, сокрытую в древнем оружии .

Ракеты взорвались над ордой, выпустив облако фосфекса. Опускаясь на головы орков, бело-зеленый туман вспыхнул. Пламя извивалось подобно раненому животному. Орки завопили в агонии. Орду охватила паника. Зеленокожие толкались и пытались разбежаться, но быстрые движения лишь разносили фосфекс все шире. Металл испарялся. Плоть сгорала на костях. Твари исчезали в голодном огне .

Жиллиман наблюдал за тем, как расползается всепоглощающая смерть. Орда горела долго. Там, где осел туман, земля уже никогда не очистится. Этот сектор руин навеки станет абсолютно не пригодным для жизни или промышленного использования .

Но Робаут неожиданно понял, что мысль о безвозвратной потере наследия Тоаса больше его не тревожит .

И потому совсем не удивился, когда из вокса раздался голос Гейджа:

— Вам стоит на это взглянуть .

Эпилог Уничтожение В дальнем конце главной пещеры находился еще один зал, поменьше. Его обнаружили пехотинцы Первого ордена, добивавшие последних сопротивлявшихся орков. По всей видимости, заваленное обломками помещение зеленокожих совсем не интересовало, а вот Гейдж заметил за грудами покореженного металла невредимую фреску и приказал его расчистить .

Гейдж, Иас и Гиеракс ожидали у порога. Жиллиман вышел в центр зала и, медленно поворачиваясь, во всех подробностях разглядывал изображение .

— Я не понимаю, — подал голос магистр-примус. — Образы напоминают те, что мы видели у южных пирамид, но композиция совершенно иная .

— Слабо сказано, Марий, — поправил Жиллиман. — Она диаметрально противоположная .

Да, здесь явно угадывался тот же воинственный стиль с теми же героическими типажами. Но человеческие фигуры были изображены в униформе с изысканными яркофиолетовыми поясами и перевязями. Они торжествующе стояли на трупах своих врагов, которые носили цвета героев, запечатленных в другой части комплекса. Пальцы Робаута непроизвольно сжались в кулаки .

— Мы все думали, от кого эти люди хотели защититься, — сказал примарх, — но даже не предполагали, что враги уже могли быть внутри. — Он обернулся к двум магистрам орденов и капитану. — Цивилизация на Тоасе давно сгинула в пламени междоусобной войны. Эта крепость — все, что от нее осталось .

— Следы бомбардировки на юге… — догадался Гейдж .

Жиллиман кивнул:

— Стреляли отсюда. Похоже на биоалхимическое оружие, учитывая отсутствие загрязнения .

— Использовать такое оружие практически у себя под боком — сущее безумие, — заявил Гиеракс .

— Именно, — согласился Жиллиман. — И вот результат .

Гиеракс подобрал очень верное слово. Отгремевшую здесь войну иначе как безумием было не назвать, равно как и невозможно было придумать для цивилизации конец более мерзкий и презренный. Еще совсем недавно Робаут ступил на землю Тоаса в надежде увидеть в развалинах следы героической борьбы против инопланетных захватчиков. Вместо этого он нашел останки народа, в своем помешательстве зашедшего так далеко, что не хватало слов, чтобы выразить свое омерзение .

— Капитан Гиеракс, вы с вашей ротой займетесь оружием в этой пещере, — распорядился примарх. — Извлеките его и добавьте к нашему арсеналу .

Следующим он обратился к Гейджу:

— Как только мы очистим Тоас от орков и убедимся, что они больше ниоткуда не повылазят, руины следует разбомбить с орбиты. Сотрем их с лица планеты. Будущим поселенцам об истории этого места знать не стоит. Здесь не было культуры — лишь одно большое недоразумение, порожденное человеческой глупостью и безрассудством. И памяти о нем нет места в Империуме моего Отца .

Иас и Гиеракс отсалютовали и удалились. Гейдж остался .

— В чем дело? — спросил Жиллиман .

— Мы не видели здесь ничего гражданского, только военные объекты .

— Верно .

— Теоретически — если эта крепость и туннели олицетворяют то, во что превратилась культура Тоаса, значит, местная цивилизация всецело посвятила себя войне. Такой уклад нежизнеспособен .

— На обособленной планете — ни в сколь бы то далекой перспективе, — согласился Робаут. — Что в итоге и подтвердилось. — Он вгляделся в обеспокоенное лицо Гейджа. — Но ты имел в виду не только это, правда?

— Я задумался о том, сколько ресурсов Империум уже тратит на войну .

— Именно поэтому так важно довести Великий крестовый поход до конца. Близок день, Марий, когда такие, как мы, станут не нужны, и мысль об этом греет мне душу .

С этими словами примарх вышел из зала .

Гейдж задержался у входа, глядя на воспевавшую безумие роспись на стене .

— Как они докатились до такого? — вслух огласил он свои мысли .

— Практически — тут много не надо. Духовная нищета, мелочность, скудоумие… Человечество давно все это оставило позади. И память об этом мы обратим в пепел вместе с орками .

Гейдж понимающе кивнул и следом за примархом направился к выходу из катакомб, что стали для зеленокожих крематорием. Тревога так и не покинула его .

Жиллиман обернулся лишь однажды и окинул взглядом скопления чудовищного оружия. Задержавшись на орочьем троне, силуэт которого выхватывало из темноты мерцающее пламя, он, примарх XIII легиона и сын Императора, неожиданно почувствовал себя полным слепцом.

Pages:     | 1 ||



Похожие работы:

«Результат исследования. Отличительная черта современного мира – масштабные, стремительно разворачивающиеся инновационные преобразования . Сегодня мировое сообщество целенаправленно стремится к непрерывному обновлению в различных сферах своей жизнедеятельности. Понятие инновации включает в с...»

«Приложение 1 УТВЕРЖДЕНО Приказом директора ГБУК АО "Астраханский областной научно-методический центр народной культуры" от "" 2018г. № Положение XXV-го юбилейного Прикаспийского телевизионного фестиваляконкурса юных маэстро "Золотой ключик" XXV-й юбилейный Прикаспийский телевизионны...»

«1 УТВЕРЖДАЮ Директор МБУДО ФСЦ "ТИГР" _ Проскуряков Н. А. Приказ от _ 2016 г. № ОТЧЕТ РАБОТЫ МБУДО ФСЦ "ТИГР" ЗА 2015/2016 УЧЕБНЫЙ ГОД I. ХАРАКТЕРИСТИКА МУНИЦИПАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ ОБРАЗОВАНИЯ. РЕЗУЛЬТАТЫ ЕЕ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ. Наименование: муниципальное бюджетн...»

«Соломон  Волков Диалоги с Иосифом Бродским     Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=134605 Диалоги с Иосифом Бродским: Эксмо; Москва; 2006 ISBN 978-5-699-08032-8, 5-699-08032-5   Аннотация Диалоги с Бродским книга для русской литературной культуры уникальная. Она содержит гигантско...»

«Пресс-релиз Год 2011 Координаты: Пресс-служба Тел. +33 (0)4 92 14 46 10 – Факс +33 (0)4 92 14 46 19 communication@otcnice.com Информация для общественности Тел. +33 (0) 892 707 407 (0,34 €/мин.) www.nicetour...»

«"УТВЕРЖДАЮ" Директор СПб ГБУ "ЦФКиС "Нарвская застава" С.В. Евсеев ""_2019 г. ПОЛОЖЕНИЕ о проведении Зимнего фестиваля Всероссийского физкультурно-спортивного комплекса "Готов к труду и обороне" (ГТО) среди учащихся II – VI ступени ОУ Кир...»

«№12, том 26. 2011 D = 16 1,4 ISSN 2074-0212 1,2 0,8 0,6 0,4 0,2 t, мин C_мак C_ср C_мин ISSN 2074-0948 International Edition in English: Butlerov Communications Полная исследовательская публикация Тематический раздел: Биохимия культур растений. Регистрационный код публикации: 11-26-12-16 Подраздел: Органическая хи...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.