WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«Аннотация Предисловие Аннотация «Риторика и истоки европейской литературной традиции» – авторский сборник, посвященный нескольким главным темам Аверинцева: риторике и рационализму, ...»

-- [ Страница 4 ] --

Малый холм, овеваем ветрами… Ведь это можно распространять до бесконечности, применяя и к хорошим, и к дурным свойствам, которые у данного предмета отсутствуют, в каждом случае сообразно с тем, что полезно. Отсюда поэты почерпывают также имена – «бесструнный» и «безлирный» напев; ведь они же черпают из отрицания. Это пригодно и для метафор, называемых «по соответствию», например, если назвать трубу – «безлирный напев» .

1 Уместность. VII. Слог будет уместен, если выразит собою страсть и характер ( ) и будет 2 соответствовать предмету ( ) .

Соответствие бывает, если о вещах важных не говорится как попало, а об обыденных – торжественно, и когда к обыденному имени не прибавляется украшение; в противном случае все представляется комедией, как у

Клеофонта, – ведь он говорит кое что подобно тому, как если бы сказал:

«досточтимая смоква» .

3 Страсть выражается, если предмет – обида, слогом рассерженного;

если нечестивые и срамные дела – слогом негодующего и страшащегося интернет-портал «Азбука веры»

выговорить; если похвальные предметы – 4 надо говорить восхищенно, если жалостные – униженно, и так в каждом деле. Подобающий слог прибавляет убедительности самому делу;

душа дается в обман, заключая, что говорящий правдив, потому что при таких обстоятельствах каждый будет испытывать то же самое; потому люди думают, что дело обстоит так, что бы ни было на самом деле, и слушатель всегда сочувствует () говорящему со страстью, даже если тот не говорит ничего сдельного. Потому многие ораторы 5 шумом доводят слушателей до исступления .

6 Обнаружение дела посредством знаков также выявляет характер ( ), коль скоро оно соответствует каждому роду и состоянию людей. Говоря «род», я имею в виду разницу в возрасте, как то: между мальчиком, мужем и старцем, и разницу между лакедемонянином и фес- салийцем; говоря «состояния», – то, сообразно чему чья- либо жизнь имеет такой, а не иной образ; ибо не каждое 7 состояние дает такой образ жизни. Потому если кто будет говорить слова, сообразные состоянию, он представит характер ( ); ибо человек образованный будет говорить не то и не так, как деревенщина .

7 На слушателей действует и то, чем до отвращения часто пользуются сочинители речей ( ): «Кто же этого не знает?», «Все знают!»

Слушатель в смущении соглашается, чтобы разделить суждение «всех остальных» .

8 1408Ь Все эти виды в равной степени могут быть употреблены кстати 9 и некстати. Лекарство против любого нарушения меры общеизвестно: следует самому укорить себя, – представляется, что говоримое правдиво, коль скоро говорящий отдает отчет в 10 том, что делает. Далее, не следует применять все эти соответствия ( ) сразу, дабы ввести слушателя в обман. Я хочу сказать, что если слова жестки по звучании», не надо произносить их жестким голосом, с жестким выражением лица и прочим в том же роде; в противном случае обнаружится, что каждое из этих средств искусственно .

Если же одно есть, а другого нет, расчет останется скрытым. Впрочем, если мягкие слова выговариваются жестким голосом, а жесткие мягким, это неубедительно .

11 Что до имен двукорневых, до изобильных эпитетов и чуждых слов, они наилучше подходят говорящему со страстью; разгневанному простительно назвать беду «безмерной, как небо» или «чудовищной». И еще Ото допустимо, когда оратор уже овладел своими слушателями и влил интернет-портал «Азбука веры»





в них неистовство похвалами или порицаниями, выражениями гнева или выражениями любви, как это делает Исократ под конец своего «Панегирика»: «слава и молва» и «те, кто дерзнули». Люди говорят такое, впав в неистовство, а потому, разумеется, принимают это, находясь в сходном состоянии. Для поэзии это пригодно, ибо поэзия – дело неистовства. Можно применить такой язык либо подобным образом, либо с иронией, как делал Горгий или каковы примеры этого в «Федре» .

1 Ритм. VIII. Облик слога ( ) не должен быть ни метрическим, ни лишенным ритма. Первое неубедительно, ибо представляется искусственным, и притом отвлекает, ибо заставляет следить за возвращениями одних и тех же повышений и понижений. Это как дети подхватывают вопрос глашатаев: «кого изберет покровителем отпускаемый на волю?» – 2 «Клеона!» С другой стороны, то, что лишено ритма, лишено предела, а предел нужно внести, хотя и не при посредстве метра, ибо все, лишенное предела, неприятно и невразумительно. Получает же все предел от числа; но по отношению к облику слога число – это ритм, подразделения которого суть метры .

3 Поэтому надо, чтобы речь имела ритм, но не имела метра; ведь иначе это будут стихи. Ритм же не должен быть точным; это получится, если он будет доведен не далее определенной меры .

4 Из ритмов героический важен и удален от гармонии разговорной речи ( ), между тем как ямб и есть обиходный слог, почему из всех метров говорящие чаще всего произносят ямбические стопы. Но следует иногда быть торжественности и восторгу () .

Трохей чересчур близок такту кордака; на тетраметрах это очевидно: ведь тетраметры – скачущий ритм. Остается пэан, которым риторы пользовались со времени Фрасимаха, но не могли сказать, что же это такое. А пэан – это третий ритм, примыкающий к вышеназванным: он – как три к двум, а из тех второй – один к одному, а первый – два к одному .

Посредствующее между этими двумя отношениями будет полтора к одному – а это и есть 5 пэан. Прочие ритмы можно миновать как по упомянутой причине, так и потому, что они метричны (); пэан же следует принять, так как среди перечисленных ритмов он один не являет собой метра и потому в наибольшей степени скрыт. Нынче одним и тем же пэаном пользуются и в начале, и в конце фразы, периода и т. д.; нужно, однако, чтобы конец был 6 отличен от начала. Есть два пэана, противоположные один другому, из которых один подходит для начала, соответственно чему и бывает интернет-портал «Азбука веры»

употребляем: это тот, у которого в начале долгий слог, а затем три кратких:

Ликией ли, Делосом ли выпестован… – и еще:

Золото кудрей твоих, о Зевсов сын… Противоположен этому другой, у которого в начале три кратких, а в конце – долгий:

Омрачена и Океана широта… Это образует завершение: потому что краткий слог по своей неполноте образует обрубок. Нет, надо кончать долгим слогом, и конец должен быть ясен не благодаря писцу и помете, но из самого ритма .

7 Итак, мы сказали о том, что слог должен быть благоритмич- ным (), а не лишенным ритма, и о том, какие ритмы и при каких условиях делают его благоритмичным .

1 Слог нанизывающий и слог сплетенный. IX. По необходимости слог может быть либо нанизывающим () и непрерывным благодаря союзам, каковы зачины дифирамбов, или сплетенным () и подобным сстрофам и 2 антистрофам старых поэтов .

3 Нанизывающий слог – старинный: «Это изложение истории Геродота Фурийского…» Прежде им пользовались все, нынче – немногие .

Я называю его «нанизывающим», потому что он сам в себе не имеет никакого конца, пока не окончится излагаемый предмет ( ). Он неприятен из- за отсутствия предела; ведь всем хочется видеть конец .

Потому бегуны задыхаются и слабеют у цели, между тем как до того они не изнемогали, видя перед собой предел. Таков слог нанизывающий, а слог сплетенный состоит из периодов. Периодом я называю отрывок (), имеющий в себе самом свое начало и свой конец, и хорошо обозримую протяженность. Такой отрывок приятен и легок для усвоения ();

приятен потому, что являет собой противоположность беспредельному, и слушателю кажется, что он все время получает нечто завершенное – ведь неприятно ничего не видеть перед собой и не достигать никакой цели;

легок же он для усвоения потому, что хорошо запоминается, а это в свою очередь потому, что построенный по периодам слог несет в себе число – то, что из всего сущего запоминается лучше всего. Потому и стихи все запоминают лучше, чем прозу: ведь стихотворная мера есть 4 число. Нужно также, чтобы мысль () завершалась вместе с периодом, а не разрубалась, как в ямбах Софокла:

Вот Калидон, земля Пелопоннесская… интернет-портал «Азбука веры»

Ведь рассеченное можно понять наоборот, как приведенные слова, будто Калидон – Пелопоннесская земля .

5 Период либо из колонов, либо прост (). Тот, который состоит из колонов, являет собой речение завершенное, расчлененное и произносимое на одном дыхании, не быв рассечено, как приведенный период, но целиком. Колон – один из двух его членов. Простым же я называю период, состоящий из 6 одного колона. Ни колонам, ни периодам не следует быть ни куцыми, ни протяженными. Ведь краткость часто заставляет слушателя спотыкаться: в самом деле, когда тот еще устремляется вперед, к той мере, предел которой в нем самом, но бывает насильственно остановлен, он неизбежно спотыкается о препятствие. Длинноты же вынуждают его отставать, вроде того, как при прогулке дальше назначенных пределов отстают спутники. Подобно этому слишком длинный период становится самостоятельной речью и уподобляется зачину дифирамба. Получается то, из за чего Демокрит Хиосский осмеял Ме- ланиппида, сочинившего вместо строф и антистроф зачины:

Горе себе причиняет, кто горе другому замыслил, И протяженный зачин – сочинившему горшее горе .

Это приложимо и к тем, кто сочиняет протяженные колоны. А у тех, у кого колоны слишком кратки, не получается период, и слушатель летит кувырком .

7 Период из нескольких колонов бывает либо разделительный, либо противоположительный. Разделительный – это как следующее: «Часто дивился я созвавшим народ на игры и учредившим атлетические состязания». Противоположительный же – где в каждом из двух колонов противоположность сопряжена с противоположностью или обе противоположности введены одним и тем же словом, как то: «Они оказали услугу и тем, кто дома остался, и тем, кто за ними устремился: первым они довольно земли в отчизне оставили, вторым же больше земли, чем в отчизне, прибавили». Противоположности: «остались» – «устремились», «довольно» – «больше». «И те, кто в деньгах нуждается, и те, кто ими воспользоваться желает»: использование противополагается приобретению. И еще: «При таких обстоятельствах часто случается, что и разумные терпят урон, и неразумные имеют успех»; «Тотчас почестей удостоились, а немного позднее над морем власть получили»; «Плыть через материк и шествовать через море, Геллеспонт замостив, Афон же прорыв»; «Граждан по природе лишать гражданства по закону»; «Одни прискорбно погибли, другие же постыдно бежали»; «В домашней жизни интернет-портал «Азбука веры»

пользоваться рабами-варварами, но в общественной жизни терпеть порабощение многих союзников»; «Либо обладать при жизни, либо завещать после смерти». Или то, что сказал некто в судилище о Пифолае и Ликофроне: «У себя дома они вас продавали, а здесь они вас 8 покупают». Вот это производит описанное выше действие. Речение такое приятно, ибо противоположности легче всего распознать, особенно же хорошо распознаются они одна через другую; и еще потому, что это похоже на силлогизм, ибо опровержение через силлогизм () и есть сопряжение противоположностей .

9 Вот, стало быть, что такое противоположение; а приравнивание () – это когда колоны равны, уподобление () же – когда оба колона имеют подобные крайниечасти. Это необходимо должно быть либо в начале, либо в конце. В начале это всегда слова, в конце же – конечные слоги, будь то формы одного и того же имени, будь то формы одного и того же имени, будь то одно и то же имя. В начале, как это:

* или: 1. А в конце:, 1 или еще: .

Различный падеж одного и того же слова:,. Одно и то же слово: 1. Сходство в одном слоге:,. Одна и та же 1410b фраза может соединять все это и быть сразу противоположением, приравниванием и гомеотелевтом. Возможные начала 10 периодов примерно перечислены в «Феодектее». Бывают и ложные противоположения, как в стихах Эпихарма:

То у них гостил, бывало, то, напротив, в доме их .

1. Средства добиваться изящества и снискивать одобрением X .

Выяснив предыдущее, следует сказать и о том, откуда речь приобретает остроумие и привлекательность. Добиваться этого – дело даровитого или опытного ритора, а разъяснить, в чем тут суть, дело нашего изыскания () .

2. Итак, назовем приемы и перечислим их, а начнем вот с чего:

учиться легко – по природе приятно всякому, а слова нечто означают, так что среди слов приятнее всего те, которые дают нам чему то научиться. Но редкие слова невразумительны, а общеупотребительные мы и так знаем, а потому метафора в наибольшей степени достигает желаемого .

Метафора. Так, если поэт называет старость «стеблем, остающимся после жатвы», то он учит и сообщает знание при помощи родового интернет-портал «Азбука веры»

понятия ( ), ибо то и другое – нечто отцветшее. То же самое действие производят сравнения у поэтов, и потому если они хорошо выбраны, то кажутся изящными. Сравнение, как было сказано раньше, та же метафора, но отличающаяся присоединением вводящего слова; поэтому она не так приятна, ибо длиннее; и она не утверждает, что «то есть это», и наш ум этого не ищет. Итак, по необходимости будут изящны такой слог и такие энтимемы, которые быстро сообщают нам значение. Потому поверхностные энтимемы не в чести – мы называем «поверхностными» те Онти- мемы, которые для всякого очевидны и в которых ничего не надо исследовать, – но не в чести и такие энтимемы, которые, быв высказаны, остаются непонятными; нравятся те, высказывание которых сопровождается появлением познания, даже если Отого познания прежде не было, и те, относительно которых мысль немного отстает. Ведь в последних случаях как бы приобретается познание, а в первых – нет .

3. Итак, подобные энтимемы привлекательны ради высказанной в них мысли; а ради слога и внешнего облика – те, в которых употребляются противоположения, как то: «считая всеобщий мир всех прочих войной, объявленной особо им». Противополатается «война» «миру». Энтимема может воздействовать и отдельными словами, если в ней заключается метафора, и притом не слишком далекая, ибо ее смысл трудно понять, ни слишком поверхностная, ибо она не производит впечатления; также такая, которая представляет вещь перед нашими глазами; ибо слушатель должен видеть совершающееся, а не предстоящее .

Итак, нужно стремиться к этим трем вещам: метафоре, противоположению, осуществленности () .

4. Из четырех родов метафор наиболее привлекательны основанные на соответствии (* ): так, Перикл говорил, что молодежь, погибшая на войне, исчезла из города подобно тому, как если бы кто нибудь изъял из годового круга весну; и Лептин о лакедемонянах – что не допустит де, чтобы Эллада окривела на один глаз. Когда Харет спешил сдать отчет по Олинф- ской войне, Кефисодот с возмущением сказал, что тот тщится сдать отчет с ножом к горлу народа. И увещевая афинян выступить на Эвбею, он сказал, что им нужно идти, прихватив вместо провианта Мильтиадову псефизму. Ификрат, осуждая договор Афин с Эпидавром и прибрежьем, приговаривал, что афиняне сами отняли у себя провиант на случай войны. Пифолай называл Паралу «палицей народа» и Сеет «решетом Пирея» .

Перикл требовал убрать Эгину как «бельмо на глазу Пирея». Мэрокл заявил, что он ничуть не хуже названного им одного из порядочных интернет-портал «Азбука веры»

граждан: тот де подлец за тридцатитрехпроцентную прибыль, а он – за десятипроцентную. То же – ямб Анак- сандрида о дочерях, запаздывавших с замужеством:

Мои девицы брачный день просрочили, – и острота Полиевкта о некоем паралитике Спевсиппе, что тот не может вести себя спокойно, хотя судьба сковала его недугом с пятью колодками. Кефисодот называл триеры расписными мельницами, а Пёс харчевни – аттическими фидития- ми. Эсион гов0рил, что государство выплеснули в Сицилию: это метафора, и притом наглядная. «Так что Эллада возопила»: и это в некотором роде метафора, и тоже наглядная. И еще как Кефисодот увещевал, как бы не происходило многих «стечений»

народа; у Исократа употреблено то же слово применительно к сходящимся на празднества. И как в «Надгробном слове» сказано, что Элладе прилично было бы обрезать волосы в скорби по жертвам Саламинской битвы, ибо вместе с их доблестью была погребена свобода. Если бы он только сказал, что прилично плакать о погребенной доблести, это метафора и притом наглядная, а в словах «вместе с доблестью – свобода» заключено некое противоположение. И как выразился 1411b Ификрат: «путь моих речей лежит посреди Харетовых деяний»; метафора по соответствию, и слово «посреди» сообщает наглядность. И сказать так: «звать опасности на помощь про- тиву опасностей», – наглядная метафора. И Ликолеонт в защиту Хабрия: «неужели вы не посовеститесь просящей за него медной статуи?» – это метафора ко времени, но не навсегда, хотя и наглядна:

когда он в опасности, за него просит статуя, ставшее одушевленным неодушевленное знаменование гражданских подвигов. И еще «всеми способами стараясь сделаться малодушнее» – ибо «заботиться»

предполагает возрастание чего-либо .

Или, что божество «зажгло внутри души свет ума»: то и другое то есть свет и ум проясняет нечто. «Мы не прекращаем войны, а откладываем их на будущее»: ведь то и другое лишь на срок, и откладывание, и такой мир. Или сказать, что мирный договор есть трофей более прекрасный, нежели те трофеи, что бывают от побед над врагами: последние обязаны милости и единовременной удаче, первые же – всей войне в целом. Ведь то и другое – знаки победы. И еще:

«государства платят великую пеню людскому порицанию»; ведь пеня – это некий урон, причиняемый по справедливости .

1 Наглядность. XI. О том, что остроумие создается из метафоры по соответствию и из наглядности, мы, стало быть, сказали; теперь надо объяснить, что значит «наглядность», и как она 2 достигается. Я утверждаю, что наглядны те выражения, которые интернет-портал «Азбука веры»

означают вещи в действии (). Так, назвать хорошего человека «четырехугольником» – метафора, ибо то и другое совершенно, однако метафора эта не означает действия (); а вот «он цветет своею силою» – действие, и «тебя, пасущегося на просторе» – действие, и в словах Тут эллины взметнули ноги быстрые… – «взметнули» – и действие, и метафора. И Гомер часто пользовался метафорой, одушевляя неодушевленное. Во всех Отих случаях введение действия имеет успех как в словах:

Вниз по горе на равнину катился обманчивый камень, – и еще:

…И отпрянула быстро пернатая злая, – и еще:

…И прянула стрелка

Остроконечная, жадная в сонмы влететь сопротивных, – и еще:

В землю вонзяся, стояли, насытиться алчные телом, – и еще:

…Сквозь перси влетело бурное жало. Во всех этих случаях вещи представлены в действии через то, что они одушевлены: ведь быть «обманчивым» или «влетать» и прочее – действие. Он то есть Гомер ввел это метафорой по соответствию: каков камень по отношению к Сисифу, 4 таков обманщик по отношению к обманываемому. Это он делает и в своих всеми одобряемых сравнениях относительно неодушевленных вещей:

Горы клокочущих волн по немолчношумящей пучине, Грозно нависнувших, пенных, одни, а за ними другие… Здесь он представляет все движущимся и живым, а действие – это движение .

5 Метафоры нужно брать, как уже было сказано, от вещей сродных, но не явно похожих, как и в философии спочитается проявлением проницательности видеть сходство и в далеких друг от друга вещах, вроде того как Архит сказал, что судья и алтарь – одно и то же: и к тому и к другому прибегает все терпящее обиду, так же можно сказать, что якорь и кремафра – одно и то же: они и впрямь в чем то одно и то же, однако различны в отношении «сверху» и «снизу»; так и ссказать, что «государства сравнялись между собой», значит приравнять вещи, сильно различающиеся местоположением и могуществом .

6 Остроумие ( ) по большей части также достигается ячерез метафору и благодаря обману. Слушателк» заметнее, что он чему то научился, когда это противоположно его ожиданиям, и его ум ( ) словно бы говорит: «Как это верно! А я то думал!..» Изречения тем и интернет-портал «Азбука веры»

бывают остроумны, что говорят не то, что сказано, – таково изречение Стесихора, что цикады будут услаждать себя песнями, сидя на земле. И хорошие загадки обязаны своей приятностью тому же: это научение, и это метафора. И то, что Феодор называет «новизной» речи – то же: она возникает, когда мысль парадоксальна () и сказанное не соответствует ожиданию ( ), а относится к нему так, в смехотворных стихах подмененные слова. Отсюда и действие шуток, основанных на изменении одной буквы: они обманывают ожидание. То же в стихах – не так, как ждал слушатель .

Так, он ступал, и была под пятой опора нарывов, – а он то думал «сандалий»! Но такое должно быть ясно тотчас, как сказано. Шутки же с заменой одной буквы достигают того, что человек говорит не то, что он говорит, а то, куда повернет его слово. Так в остроте Феодора про кифареда Никона: – он делает вид, будто говорит: – и вводит в обман, потому что говорит другое. Но это приятно только для осведомленного, ибо кто не понимает, что Никон – фракиец, тот не найдет здесь никакого остроумия. То 7 же самое – и. Но то и другое надо употреблять уместно. Сюда же относятся и такие остроты, когда, например, говорится, что «если под началом Афин было море, это не стало для них началом бед», а выгодой; или, наоборот, как Исократ сказал, что «начало» над морем было для города «началом бед». В обоих случаях сказанное неожиданно, но оказывается верным. Невелика мудрость назвать «начало»

– «началом», однако оно молвится два раза не в одном смысле, 8 но то так, то эдак, да и в первом случае отрицаемое – не то же самое "начало". Во всех этих случаях выходит хорошо, если слово удобно для омонимии или метафоры. «Когда, например, говорится» – игра со словом («начальство» и «начало»). – «Исократ сказал» – «Филипп», 61;

«Панегирик», 119; «О мире», 101 .

Например, A не – здесь отрицается омонимия, но для шутки это удобно, если человек с таким именем действительно неприятен. И еще: сказать Не должно, чтобы странник слишком странен был. «Слишком странен» – все равно, что сказать: «страннику не во всем должно быть чужаком», ибо во втором случае «странный» – это «чуждый». Сюда же относится снискавшее похвалы изречение Анаксандрида:

Прекрасно умереть, не заслуживши смерть. Это все равно, что сказать: «достойно умереть, не будучи достойным умереть», то есть не делая дел, достойных смерти. Во 9 всех этих случаях род слога один и тот интернет-портал «Азбука веры»

же; но чем короче сказанное и чем отчетливее противоположение, тем больше успех. Причина та, что от противоположения мы учимся большему, а от краткости – быстрее .

10 При этом говоримое должно быть рассчитано на слушателя и сказано правильно, то есть верно и притом неожиданно. Это не всегда совпадает. Например, «должно умереть, не сделав ничего дурного», – верно, но не остроумно. «Достойному следует жениться на достойной» – тоже не остроумно. Остроумие возникает тогда, когда есть то и другое:

«умереть достойно, не будучи достойным умереть». Чем больше этого, тем остроумнее покажется речь, например, если слова будут употреблены как метафоры, и притом метафоры определенного рода, с противоположениями, приравниваниями и такие, что показывают действие .

11 Сравнения, имеющие успех, – некоторым образом те же метафоры, как было сказано и выше. В самом деле, они всегда слагаются из двух составных, как и метафоры по соответствию. Так, мы скажем, что щит – чаша Ареса, а лук – бесструнная форминга: это будет не простая метафора; а если сказать, 12 что лук – форминга, а щит – чаша, то простая. Точно так же строят и сравнения, например, флейтиста – с обезьяной, или гаснущего светильника – с близоруким человеком потому что 13 оба мигают. Сравнение хорошо, когда оно – метафора; можно сравнить щит с чашей Ареса, и развалины – с «лохмотьями дома», и назвать Никерата «Филоктетом, который уязвлен укусом Пратиса»; это сравнение придумал Фрасимах, видя Никерата, запустившего волосы и одежду после поражения в состязании рапсодов, где его соперником был Пратис. В таких вещах поэты терпят наибольший провал, если сравнение нехорошо, а если хорошо, то имеют наибольший успех. Например:

Как сельдерея стебли, кривы голени .

Как Филаммон, дерется со своим мешком .

Все это – сравнения; а про то, что сравнения – это метафоры, говорилось неоднократно .

14 Пословицы тоже метафоры, «от вида к виду»; так, если это введет к себе что либо, ожидая себе добра, но потерпит урон, он говорит: «как у карпафийца с зайцем», – потому что оба одинаково потерпели. Итак, мы более или менее разъяснили причину, откуда и почему возникает остроумная речь .

15 Пользующиеся успехом гиперболы – тоже метафоры, как про человека с подбитым глазом: «я готов был принять его за корзину тутовых интернет-портал «Азбука веры»

ягод», – ведь подбитый глаз багров, но количество багрового преувеличено. Выражение вроде «это, как то и то» разнится с гиперболой лишь по словесному выражению ( ) .

Как Филаммон, дерется со своим мешком, – «ты подумал бы, что это Филаммон дерется со своим мешком» .

Как сельдерея стебли, кривы голени, – «ты подумал бы, что у него не голени, а стебли сельдерея, так 16 они кривы». В гиперболах есть нечто мальчишеское; они выражают неистовство. Потому и употребляют их больше всего люди во гневе:

Или хоть столько давал бы мне, сколько песку здесь и праху… Дщери супругой себе не возьму от Атреева сына, Если красою она со златой Афродитою спорит, Если искусством работ светлоокой Афине подобна… il3b Этим больше всего пользуются аттические ораторы. По названной причине, человеку преклонных лет не пристало говорить такое .

1 Основные виды слога. XII. Не надо забывать, что каждому роду красноречия соответствует особый слог. Один слог для речи письменной, другой для речи в споре, один для речи в собрании, другой для речи в суде .

Необходимо владеть обоими. Знание второго то есть слога, приличного для речи в споре означает просто умение чисто говорить по-гречески;

знание первого означает свободу от опасности замолчать, когда нужно 2 изложить нечто другим, как это случается с теми, кто не умеет сочинять .

Слог письменной речи – самый тщательный, слог речи в споре дает больше всего места актерской игре (). У последнего два вида; один передает характер, другой – страсть ( ). Потому актеры охотятся за такими пьесами, а сочинители пьес – за такими актерами. С другой стороны, поэты, пишущие для чтения (), не сходят с рук у читателя, как Хэремон, который тщателен, словно логограф, а из сочинителей дифирамбов – Ликимний .

Если сравнивать тех и других, речи мастеров письменного слога ( ) в устном споре кажутся сухими, а речи ораторов, хорошие при произнесении, простоваты при чтении, и причина этому та, что они приспособлены 3 для устного спора. Потому же приемы, рассчитанные на актерское произнесение ( ) без такого произнесения не оказывают действия и кажутся глупыми. Так, бессоюзия ( ) и многократные повторы по справедливости отвергаются в письменном слоге, но в устном споре к ним прибегают настоящие ораторы, ибо они дают место актерской игре. Повторяя одно и то же, по необходимости интернет-портал «Азбука веры»

приходится варьировать интонацию, а это открывает дорогу игре. «Вот он перед вами, этот вор, вот он, этот обманщик, вот он, под конец замысливший предательство!» Так играл актер Филемон, произнося в «Безумии старцев» Анаксандрида слова «Радаманф и Паламед!», а в прологе к «Благочестивцам» слово «я». Ведь если кто в таком месте не будет вести актерской игры, он будет 4 словно бревно волочить. То же с бессоюзиями: «пришел, встретил, попросил». Необходимо разыгрывать это, а не произносить однообразно, с одним выражением () и одной интонацией (). И еще одна особенность присуща бессоюзию: многое сказано как бы сразу. Ведь союзы делают из многого единое, и когда они устранены, ясно, что, напротив, из единого будет многое. Значит, бессоюзие несет с собой усиление (). «Пришел, встретил, попросил»: слушателю кажется, что он обозревает много действий. К тому же стремится и Гомер в стихах:

…Нирей устремлялся с тремя кораблями из Сима, Юный Нирей, от… Аглаи рожденный, Оный Нирей, прекраснейший всех… Ведь о ком сказано многое, тот по необходимости многократно упомянут; если же кто упомянут многократно, кажется, что и сказано о нем многое. Так Гомер посредством паралогизма возвеличил Нирея и увековечил его имя, нигде больше ни разу не упомянув его .

5 Слог, пригодный для речи перед народным собранием, в точности похож на светотень в живописи: чем больше толпа, тем отдаленнее точка зрения, почему в том и другом случае тщательная отделка излишня и даже воспринимается как недостаток. Слог, пригодный для речи перед судом, более тщателен, в особенности, когда речь произносится перед одним судьей: тут риторические уловки имеют меньше всего силы, и в наибольшей степени видно, что относится к делу, а что нет, и препирательства отсутствуют, так что суждение чисто. Поэтому не все риторы с равным успехом отличаются во всех этих задачах: где больше места для актерства, там менее всего тщательности, а так бывает всегда, когда нужен голос, и особенно громкий голос .

6 Эпидейктический слог наилучше пригоден для письменного сочинения (), и предназначается он для прочтения; за ним следует судебный .

Вводить дальнейшие разделения слога, что он де должен быть «сладостным» и «великолепным», излишне. А почему бы, например, не «воздержанным», или «благородным», или какая там еще есть нравственная добродетель? Что сладостным ему помогут стать перечисленные выше условия, очевидно, если мы правильно определили интернет-портал «Азбука веры»

достоинство слога. Для чего же он должен быть ясен и не низменен, но пристоен? А если он болтлив или, напротив, сжат, он неясен. Значит, уместна середина. Сладостным его сделает хорошее смешение всего вышеназванного – привычного и чуждого, и ритма, и убедительности, возникающей из уместности. Итак, о слоге мы сказали, притом как о всяком вообще, так и о каждом роде в отдельности. Осталось сказать о построении .

1 Построение. XIII. У речи две части: необходимо сначала назвать суть спорного дела, а затем доказывать. Невозможно, в самом деле, заявить нечто и не доказывать, или доказывать, не сделав предварительного заявления – ведь доказывающий доказывает нечто, а делающий предварительное заявление делает 2 его с оглядкой на последующее доказательство. Первое называется «предложение» (), второе -"доказательство» (), подобно тому, как можно было бы разделить диалектку на «задачу» () и «решение» (). А то принятое 3 теперь деление смехотворно. Ведь повествование свойственно только судебной речи; как в речи эпидейктической или произносимой в народном собрании может быть то, что называется повествованием, или опровержением противника, или заключение к доказательству?

Вступление, противопоставление и краткое повторение сказанного () возникают в речах перед народным собранием лишь тогда, когда налицо оспаривание. Конечно, обвинение и защита часты в речи перед народным собранием, но они присутствуют там не постольку, поскольку речь относится к совещательному роду. Опять таки заключение не обязательно даже для судебной речи, если речь коротка или суть дела хорошо запоминается. Ведь преимущество заключения – что оно сокращает протяженное. Итак, необходимые части – это предложение и доказательство. Они присущи всем вообще речам, а большинство речей имеет следующее деление: вступление – предложение – доказательство – заключение. Опровержение противника входит в разряд доказательств, а противопоставление – возвеличение своих доводов, а потому часть доказательства; ведь тот, кто это 5 производит, нечто доказывает. Напротив, вступление и заключение напоминают. Если мы примем такое деление, Ото будет примерно то, что делали ученики Феодора, и у нас будут разделы: повествование, отличное от него повествование (– ), предповествование, а также опровержение и по-опро- вержение. Но следует вводить новое обозначение только для особого вида. В противном случае обозначение интернет-портал «Азбука веры»

получается пустым и вздорным, как делает Ликимний в своей «Риторике», вводя слова: «попутноеплавание», «отклонение», «разветвления» .

1 Вступление. XIV. Вступление – это начало речи, как пролог у стихов и прелюдия при игре на флейте. То, и другое, и третье – начало, как бы приуготовляющее путь последующему. Прелюдия подобна вступлению в эпидейктическом роде: как флейтисты наперед собирают в зачине все, что могут хорошо сыграть, так надо сочинять и вступление для эпидейктических речей – тотчас изложить и собрать то, что намерен развивать. Это все и делают. Пример – вступление к «Елене» Исократа;

ведь нет ничего общего между эристикой и Еленой. С другой стороны, если сделать отступление, это тоже подойдет, лишь бы не вся речь была однообразной. Вступления 2 эпидейктических речей могут включать похвалу () и хулу (): так поступает Горгий в «Олимпийской речи»: «Вы заслуживаете дани восхищения от многих, о эллины!» – он хвалит тех, кто установил всеэллинские празднества; Исократ же, напротив, хулит их за то, что телесную доблесть они почтили дарами, а за силу ума не установили никакой награды. Может оно включать и увещание, например, что надо почитать честных людей, и потому де сам он хвалит Аристида; – или тех, кто «бесславен, но не лишен достоинств, и в доблести своей безвестен», как Александр, сын Приама. Тот, 3 кто говорит так, увещевает. Другая топика берется от судебных вступлений, то есть от обращений к слушателю с просьбой о снисхождении, когда предмет речи парадоксальный, или трудный, или избитый, как ото делает Хэрил:

Ныне у каждого поля – владелец… Вот, стало быть, из чего составляются вступления к эпидейктическим речам: из хвалы, из хулы, из уговаривания ( ), из отговаривания ( ), из обращения к слушателю. Зачин должен быть либо чужд самой речи, либо сроден ей .

4 Что касается вступлений к судебным речам, важно понять, что сила у них такая же, как у прологов к драматическим сочинениям и у вступлений к эпическим. Напротив, вступления к дифирамбам подобны вступлениям эпидейктическим:

5 Но в драме и в эпосе вступление – это изъяснение предмета последующей речи, чтобы слушатели заранее знали, о чем речь, и чтобы мысль их не блуждала в недоумении; ведь неопределенное озадачивает .

Тот, кто дает нам как бы в руки начало, помогает нам следовать за речью .

Отсюда:

интернет-портал «Азбука веры»

Гнев, богиня, воспой… Муза, скажи мне о том многоопытном… Слово иное начни, о том, как в пределы Европы От азиатской земли война великая вторглась .

Трагические поэты тоже разъясняют суть драмы, если не сразу, как

Еврипид, то где нибудь в прологе, как Софокл:

Отец мой был Полиб… То же самое и с комедией. Самое же необходимое и свойственное дело вступления состоит в том, чтобы разъяснить цель, ради которой вся речь; а потому если дело коротко и ясно, вступления не нужно .

6 Остальные виды вступления, к которым прибегают иногда, являют собой вспомогательное средство и общи для разных родов речей. Они бывают взяты 1 от говорящего, 2 от слушателя, 3 от предмета и 4 от противника. От самого говорящего или от противника – то, что относится к устранению или распусканию дурной славы (). Но это надо делать по-разному: когда оправдываешься, начинать с того, что относится к дурной славе, а когда обвиняешь, кончать этим. Причина ясна: когда оправдываешься и надо представить слушателям себя самого, необходимо устранить помехи, так что приходится начать с опровержения дурной славы; а распускающему дурную славу надо делать это в заключении, чтобы лучше запало в память. От слушателя – то, что относится к расположению его в свою пользу и возбуждению в нем гнева, а иногда – к привлечению его внимания или наоборот. Не всегда полезно привлекать внимание, и потому многие ораторы стараются рассмешить слушателя .

Все искусство вступления, если угодно, сводится к тому, чтобы предрасположить к усвоению мыслей и выставить себя заслуживающим доверия: ведь 1415b такого лучше слушают. Люди бывают внимательны к предметам великим, или затрагивающим их, или удивительным, или приятным; поэтому нужно внушить, что речь идет о чем то в этом роде .

Если же надо сделать их невнимательными – что предмет мал, или не касается их, или огорчителен. Притом не надо забывать, что все это – постороннее относительно самой речи: рассчитано это на ленивого слушателя, который прислушивается к бездельным вещам, а если бы он не был таков, не было бы нужды во вступлении: разве что как перечисление пунктов предмета ( ), чтобы, так сказать, у тела была голова. 3адача сделать слушателя внимательным – общая для всех частей, как только явится нужда: ведь внимание расслабляется повсюду больше, чем в начале. Поэтому смешно прикреплять это к началу, когда все слушают с наибольшим вниманием. Чуть представится случай, надо интернет-портал «Азбука веры»

говорить: «слушайте меня со вниманием, ибо дело касается меня ничуть не больше, чем вас», или:

Я расскажу вам то, чему подобного Вы слыхом не слыхали… –

– страшное или удивительное. Это то, о чем говорил Продик, когда слушатели задремывали: «я подброшу им учение ценой в пятьдесят драхм». Ясно, что ото относится к слушателю не постольку, поскольку он слушатель .

Все во вступлениях силятся устранить дурную славу или опасения:

…По правде не могу я, государь, сказать, Что будто я спешил сюда… …К чему ты начинаешь с околичностей?

И еще к вступлениям прибегают те, чье дело либо постыдно, либо кажется таковым, – ведь им выгоднее говорить о чем угодно, только не о деле. Поэтому рабы не отвечают на вопрос, а ходят вокруг да около и тянут вступление () .

7 Выше было сказано, как надо располагать слушателя в свою пользу, и прочее в том же роде .

Дружбу мне дай и жалость сыскать у народа феаков… – к этим двум целям и надо стремиться. А в речах эпидейк- тических надо создавать у слушателя представление, что похвала относится также к нему самому, или к его роду, или к его обыкновениям, или еще как либо, потому что верно слово Сократа: «не велик труд хвалить афинян перед афинянами; другое дело – перед лакедемонянами» .

8 Вступления к речам совещательного рода берутся от судебной речи, но, впрочем, по природе менее всего в ходу:

ведь и то, о чем сговорится, слушатели знают, и дело ничуть не нуждается во вступлении, разве что насчет самого говорящего, либо насчет возражающих, либо если считать дело не таким важным, каким желает оратор, но либо важнее, либо маловажнее, или распространять дурную славу, или рассеивать ее, и либо прибавлять, либо убавлять веса делу ( ). Итак, вступление нужно бывает ради этого, или для украшения, потому что без него речь покажется 1416а скоропалительной – как Горгиево похвальное слово элейцам: не помахав кулаками, не раззадорив слушателей, он сразу начинает: «Элида, блаженный город» .

XV. Что касается дурной славы, один способ самозащиты – это довод, при посредстве которого может быть опровергнуто неблагоприятное подозрение, причем безразлично, высказано ли оно кем нибудь или нет;

такой способ – всеобщий .

2 Второй способ – идти навстречу спорным вопросам: «этого нет», интернет-портал «Азбука веры»

или «от этого нет вреда», или «есть, но не ему», или «вред не столь велик», или «нет состава преступления», или «преступление невелико», или дело не бесчестит», или «оно не важно». Ведь спор – по этим вопросам, вроде того, как Ификрат отвечал Навсикрату: он заявил, что сделал дело и нанес вред, но преступления не совершал. Если же говорящий совершил преступление – уравновесить чем нибудь, например: «дело наносит вред, но не роняет чести», «достойно сожаления, но связано с пользой», или еще что нибудь в том же роде .

3 Третий способ – что поступок-де ошибка, или злая судьба, или злая необходимость, вроде того, как Софокл возражал обвинителю ( ), что дрожит не для того, чтобы представиться стариком, а по злой необходимости; не своей охотой он стал восьмидесятилетним. Или выставить другой мотив деяния: «хотел не вред нанести, а совсем другое, не то, что предполагается дурной славой, но по случайности вышел вред» .

«Справедливо было бы ненавидеть меня, если бы я действовал, желая такого исхода» .

4 Четвертый способ – впутать обвинителя, будь то в прошлом или настоящем, его самого или кого нибудь из близких .

5 Пятый – впутать таких людей, которые, по общему мнению, выше дурной славы, например: «если тот, кто следит за внешностью – уж и прелюбодей, как же имярек?»

6 Шестой – если другие люди были оклеветаны тем же или другим клеветником, или без клеветы подозревались в том же, в чем теперь говорящий, а потом были признаны невиновными .

7 Седьмой – обратить дурную славу на самого обвинителя: нелепо, мол, если человек сам не заслуживает доверия, а слова его найдут доверие .

8 Восьмой – если приговор был вынесен, сссылаться на него. Так ответил Еврипид Гигиэнонту, который в деле об обмене состояниями обвинил его в нечестии за стих, подстрекающий давать ложные клятвы:

«Несправедливо, – сказал он, – выносить на суд то, о чем был вынесен приговор на Дионисовых состязаниях. Там я отдал отчет во всем, а могу и отчитаться здесь, если ему угодно меня обвинять» .

9 Девятый – обвинять клевету, говоря, сколь великое это зло, и как она заставляет судить не по существу и не верить самому делу .

Общее место о знаках () принадлежит обоим, тому, кто обвиняет, и тому, кто защищается. Так, в «Тевкре» Одиссей обвиняет Тевкра, что тот де Приаму свой человек; ведь Ге- сиона – сестра Приама. А тот отрицает, указывая, что Теламон, отец его, – враг Приама, и что сам он не донес на соглядатаев .

интернет-портал «Азбука веры»

10 Другое общее место принадлежит только обвиняющему:

пространно похвалив за пустое, кратко высказать серьезную хулу, или, выставив на вид многие хорошие ссвойства противника, похулить его лишь в том, что относится к делу. Такие обвинители – самые искусные и самые нечестные, ибо они норовят обратить противнику во вред его хорошие свойства, подмешивая к ним дурное .

11 Общее место, пригодное тому, кто распространяет дурную славу, и тому, кто ее рассеивает: одно и то же может быть сделано по многим мотивам, а потому обвиняющему надо чернить, беря наихудшую возможность, а защищающемуся – наилучшую. Скажем, если Диомед избрал Одиссея; первому надо говорить, что он счел Одиссея самым доблестным, второму – что нет, но Одиссей трус и потому для него не соперник .

1 XVI. Итак, речь шла о дурной славе. Повествование. Что до повествования, то в речах эпидейк- тических оно идет не подряд, а по частям, ибо остановиться надо на тех деяниях, которые образуют материал для речи. Ведь речи слагаются из того, что вне искусства (ибо не говорящий – виновник деяний), и того, что от искусства; а последнее – в том, чтобы показать, что предмет речи существует, если он неправдоподобен, либо – сколь велик, либо – все ото 2 вместе взятое. Потому иногда и не надо вести повествование подряд, что так делается трудно удержать в памяти показываемое. Скажем, из того то видно, что герой речи мужествен, а из того то – что он мудр или справедлив. Притом та речь не в меру простовата, а эта – с разнообразием и не плоская .

3 Известное только напоминать, и потому многое вовсе не нуждается в повествовании. Если Ахиллу хочешь сказать похвальное слово – повествования не нужно; ведь все знают его деяния – но воспользоваться ими следует. А если Критию – повествование нужно: немногие знают… 4 Нынче в ходу смешные разговоры, будто повествование должно быть быстрым. Это как некто на вопрос хлебника, замесить ли тесто круто или жидко, возразил: «А хорошо замесить не можешь?» Так и здесь. Не нужно растягивать повествование, как не нужно тянуть ни со вступлениями, ни с доказательствами. Но ведь и там «хорошо» – не быстро и не кратко, а в меру, то есть говорить ровно столько, сколько требуется, чтобы 1417а разъяснить дело или заставить судей думать, что дело было, или что нанесен вред, или что совершено преступление, и прочее, как будет желательно; а для противоположной стороны – противоположное .

5 Попутно следует включать в повествование все, что подтверждает интернет-портал «Азбука веры»

твою добродетель (например, «я всегда внушал ему справедливое поведение, увещевая не бросать детей»), или чужую порочность («а он мне отвечал, что где он будет сам, будут у него и другие дети», как, по словам Геродота, ответили взбунтовавшиеся египтяне), или все, что понравится судьям .

6 У того, кто защищается, повествование короче. Ведь он в споре доказывает либо, что дела не было, либо, что в нем нет вреда, либо, что оно не преступно, либо, что состав преступления не столь велик, – а потому о вещах, признаваемых обоими, распространяться не стоит, разве что они так или иначе льют воду на его мельницу, подтверждая, например, что пусть даже он 7 сделал дело, но справедливости не нарушил. Дела надо рассказывать как уже отошедшие (разве что, быв разыграны, они вызовут либо жалость, либо ужас). Пример – рассказ у Алки- ноя, когда он для Пенелопы сокращен до шестидесяти эпических стихов; то же – Файл с киклом и пролог к «Ойнею» .

8 Далее, надо, чтобы повествование выражало нрав, а это будет, если мы знаем, как нрав изобразить. Во-первых, через обнаружение воли (): какова воля, таков и нрав, а воля такова, какова цель. Поэтому математические речи не содержат в себе нрава, ибо не содержат воли; в них отсутствуют мотивы. Другое дело – сократические диалоги; они о таком и толкуют. Что вытекает из того или иного нрава, выражает нрав, как- то: «говоря, он одновременно шагал» – обнаруживается нрав буйный и грубый. И говорить не от рассудка, как делают теперь, но от решения воли: «Я пожелал так»; «я сделал такой выбор»; «уж пусть я на этом ничего не выгадал – так достойнее». Одно свойственно благоразумному человеку, другое – хорошему: благоразумному – в следовании пользе, хорошему – в следовании чести ( ). А если поведение покажется неправдоподобным, тогда добавить основание, как делает Софокл; пример

– что Антигона больше думала о брате, нежели о муже или о детях: те, мол, снова явятся на место утраченных, – Но коль в Аид сошли мои родители, – Другого брата не произрастит земля .

Если же основания привести не можешь, скажи, что тебе, мол, отлично известно, что слова твои неправдоподобны, но таков уж ты от природы; ведь люди находят неправдоподобным, что можно по своей охоте делать что либо, кроме выгодного .

9 Кроме того, можно говорить о страстях, вводя в повествование как всем известные их проявления, так и особые черты, присущие как самому интернет-портал «Азбука веры»

говорящему, так и противнику. «Он удалился, злобно оглядев меня исподлобья». Или, как Эсхин – о Кратиле: «шипя и потрясая кулаками» .

Подобные вещи убеждают, ибо известное становится ручательством за неизвестное. Многое в этом роде можно найти у Гомера .

Так говорила она, и старуха закрыла руками Очи… Действительно, люди, готовясь заплакать, закрывают глаза руками .

Сразу же выставь себя в определенном свете, чтобы впредь смотрели на тебя и твоего противника именно так; но делай это неприметно. Что это легко, можно убедиться, когда нам приносят новости; мы еще ничего не знаем, но сразу начинаем что то подозревать .

Повествование должно быть в различных местах речи, и порой вовсе не в начале .

10 В речи для народного собрания повествование реже всего, ибо никто не повествует о будущем. Если там все же есть повествование, оно должно быть о делах минувших, дабы, припомнив их, мы лучше вынесли решение о том, что придет позднее. Или ради создания дурной славы, или ради похвалы – но тогда совещательный оратор делает не свое дело .

Если в повествовании есть что нибудь неправдоподобное – обещать привести обоснование, и построить доводы, слушатели захотят. Так, Иокаста в «Эдипе» Каркина все время отвечает обещаниями на расспросы того, кто разыскивает ее сына. То нее – Гемон у Софокла .

1. Доказательства. XVII. Доказательства должны быть аподиктическими. Поскольку спор может идти о четырех предметах, доказывать нужно так, чтобы доказательство шло к спорному предмету .

Так, если оспаривается, было или не было, то при судебном разбирательстве нужно вести доказательство прежде всего сюда; если оспаривается, нанесен ли вред – сюда; или, что не такой большой вред, или, что без нарушения справедливости, – тогда это становится предметом спора .

2. Не следует забывать, что лишь в споре по вопросу « было или не было» один из двух по необходимости бесчестен; здесь причиной не может быть неведение – как это возможно, если спорят о справедливости поступка. Потому в этом споре надо останавливаться на общем месте, состоящем в утверждении, что один из двух бесчестен; в других – нет .

3. В эпидейктическом роде большая часть доказательства, что Определенные вещи благородны и полезны, – амплификация; дела приходится брать на веру. Изредка и для них приводятся доказательства, если они неправдоподобны, или еще по какой либо особой причине .

4. В речах перед народом можно спорить либо о том, что чего то не интернет-портал «Азбука веры»

будет, либо, что оно хоть и воспоследует от действий, предлагаемых противником, но будет не по справедливости, либо, что без пользы, либо, что не так значительно. Нужно обратить внимание, не позволяет ли себе противник какой- либо лжи вне этого дела, что показалось бы порукой, что он 5. лжет и в остальном. Примеры больше подходят к совещатель- 1418а ному роду, энтимемы – к судебному: ведь первый касается будущего, так что необходимо брать примеры из прошлого, а второй – того, что есть или чего нет, и здесь в наибольшей степени возможны доказательство и принудительность; ибо в 6. случившемся есть принудительность. Энтимемы не надо предлагать подряд, но перемешивать; в противном случае они вредят одна другой .

Есть же предел и количеству .

Столько, о друг, ты изрек, сколько может молвить разумный, – 7. а не просто то, что может молвить разумный. И не для всякого предмета следует искать энтимему. В противном случае ты будешь делать то, что делают некоторые из занимающихся философией, когда сочиняют силлогизмы о вещах, более известных и бесспорных, чем их посылки. И когда тебе нужна страсть, не предлагай энтимему; она либо изгонит страсть, либо пропадет впустую. Ведь одновременные движения представляют друг для друга помеху и либо уничтожают, либо ослабляют друг друга. И тогда, когда речь выставляет нрав, не нужно одновременно искать энтимему; ведь доказательство не содержит в себе ни нрава, ни воли. А вот афоризмами надо 8. пользоваться и в повествовании, и в обосновании; в них содержится нрав. «И я дал, хоть и знал, что доверять не следует». А если со страстью:

«Пусть я потерпел, но я не раскаиваюсь; на его стороне – выгода, на моей

– справедливость!»

10 Совещательный род труднее судебного, потому что речь идет о будущем; а в других – о прошлом, которое ведомо даже прорицателям, как сказал Эпименид Критский (ведь он прорицал не о будущем, но о прошедшем, которое неясно). Притом и закон – опора для судебных речей;

кто имеет, с чего начать, легко найдет доказательство. Притом совещательный род не допускает так много отступлений, как то: говорить о противнике или о себе, либо вызывать страсть; этого меньше, чем во всех других видах красноречия, разве что оратор выйдет за пределы своего рода. При недостатке материала надо делать то, что делают афинские ораторы и Исократ: в совещательной речи он прибегает к обвинению – против лакедо- монян в «Панегирике», против Харета в речи «О мире». А в интернет-портал «Азбука веры»

11 речах эпидейктических надо вводить вставные похвальные слова, как делает Исократ; уж он всегда что нибудь вставит. И Ото имел в виду Горгий, говоря, что ему всегда есть что сказать: ну как же, если он говорит об Ахилле, то хвалит Пелея, затем Эака, затем бога, равным образом мужество, потом это, 12 потом то – один и тот же прием. Тому, кто имеет в руках доказательства, следует говорить, то живописуя нрав (), то выставляя доказательство (); а если энтимем у 1418b тебя нет – живописуй нрав. Притом человеку уважаемому пристойнее выказать себя порядочным, нежели точным в речи. Из энтимем опровергающие нравятся больше, чем показывающие, ибо во всем, что связано с опровержением, силлогизм виднее; ведь противоположности лучше распознаются, если их поставить рядом .

13 Отвечать противнику – не какой то особый вид; напротив, часть доказательства – опровергать его доводы, отчасти встречными доводами, отчасти силлогизмами. Как в совещательном, так и в судебном роде надо начать с того, чтобы раньше высказать свои доводы, а затем ополчиться на противные, опровергая их и наперед делая смешными. Если, однако, против нас будет много разных мнений, начинаем с противного, как сделал Каллистрат в народном собрании у мессе- нян: сперва он предвосхитил, что скажут противники, а по-том сам высказал свое мнение .

И кто говорит вторым, должен сначала ответить на противную речь, опровергая ее доводы и выдвигая встречные силлогизмы, – в особенности же, если доводы противной стороны встретили одобрение; ведь как душа закрыта для человека, если он заранее опорочен, так и для речи, если показалось, что противник говорил хорошо. Надо, стало быть, расчистить речи путь, а для этого – устранить впечатление от речи противникам А потому, сразившись со всеми сдоводами противника, или с особенно подействовавшими, или с особенно уязвимыми, следует затем выдвигать свои доводы .

Сперва богинь я призову в союзницы: Не думаю, что Гера… В этих словах затронут для начала самый неумный довод противной стороны .

14 Итак, это о доводах. Что до ссылок на нрав, то говорить про себя некоторые вещи заключает в себе нескромность, или широковещательность, или задор, а о другом – злоязычие или грубость, а потому нужно влагать это в чужие уста, как делает Исократ в «Филиппе» и в речи «Об обмене состояниями», и как высказывает хулу Архилох, ведь он выводит в своих ямбах отца, говорящего о дочери:

интернет-портал «Азбука веры»

Можно ждать чего угодно, не ручайся ни за что…

И еще плотника Харона – в ямбах, начинающихся словами:

О многозлатном Гигесе не думаю… И у Софокла Гемон говорит в защиту Антигоны перед отцом, представляя, будто говорят другие .

15 Иногда стоит изменять энтимемы, превращая в афоризмы, как- то:

«Умные люди должны соглашаться на мир, пока им везет; так они добьются наибольших выгод». А по образу энтимемы: «Если соглашаться на мир следует тогда, когда он будет наиболее выгодным и полезным, значит, надо соглашаться на него, пока везет» .

1 Вопрос. XVIII. Что касается вопроса, его уместнее всего задавать тогда, когда противник уже сделал одно допущение, так что достаточно добавить один вопрос, чтобы вышла нелепость. Так, Перикл спросил Лампона о том, как справляются таинства Спасительницы; тот возразил, что об этом нельзя слышать непосвященному; тогда он спросил, знает ли о них тот, и, получив утвердительный ответ, задал последний вопрос: «А каким образом, раз ты не посвящен?»

2 Второй случай, если одна предпосылка ясна, и очевидно, что вторую даст сам противник в ответ на вопрос. Нам следует спросить о второй предпосылке, умалчивая об очевидной, и затем вывести заключение. Так, Сократ, будучи обвинен Мелетом в том, что он будто бы не верит в богов, спросил: «Признаю ли я существование чего либо демонического?»

Получив утвердительный ответ, он спросил, не суть ли демоны дети богов или нечто божественное. Когда тот согласился, он сказал: «Так как же, возможно ли, чтобы некто верил, что дети богов существуют, а богов отрицал?»

3 И еще третий случай, когда желаешь показать, что противник сам себе противоречит или говорит невероятное () .

4 Четвертый случай, когда противник не может разрешить вопроса иначе, как софистическим ответом. Если он отвечает так: «и да, и нет», «отчасти да, отчасти нет», «в некотором смысле да, в некотором – нет», слушатели недоумевают и шумят .

В других случаях не надо начинать: ведь если противник справится с вопросом, покажется, что сила у него; а много вопросов задавать нельзя по слабости слушателя. Потому же надо делать энтимемы возможно более сжатыми .

5 Отвечать следует на двусмысленные вопросы точным их расчленением и не сжато, а если кажется, что мы противоречим себе, наше разъяснение должно быть дано в первом ответе, когда противник еще не интернет-портал «Азбука веры»

успеет задать второй вопрос или вывести заключение – ведь нетрудно предугадать, куда клонится речь. Но это, как и вообще искусство опровержений, должно быть 6 ясно из «Топики». Если заключение противника выведено как вопрос, мы должны искать оправдание нашему ответу. Так, когда Писандр спросил Софокла, правда ли, что тот голосовал за то же самое, что и прочие пробулы, то есть за власть Четырехсот, тот дал утвердительный ответ: «А почему? Разве это не казалось тебе дурным?» Тот дал утвердительный ответ. «Так ты, значит, поступил дурно?» «Да, – ответил тот, – но другого, лучшего выхода не было». Так и лакедемонянина, когда тот сдавал отчет за время своего эфората, спросили, считает ли он справедливой казнь своих товарищей, и тот дал утвердительный ответ. «А ты не делал ли того же самого? – и на это утвердительный ответ. «Так не справедливо ли было бы казнить и тебя?» – «Конечно, нет, – ответил тот. – Ведь они сделали это за взятку, а я, напротив – по убеждению». Имея это в виду, лучше не задавать новых вопросов, когда мы вывели заключение, и не выражать заключения в виде вопроса, если только на нашей стороне нет подавляющего перевеса истины .

1419b Шутки, как кажется, могут быть полезными в споре; Горгий 7 сказал, что серьезность противников надо уничтожать смехом, а смех – серьезностью, и это сказано правильно. Сколько видов шуток рассмотрено в «Поэтике»; из них одно прилично свободнорожденному человеку, а другое неприлично. Пусть каждый выбирает то, что ему приличествует. Ирония благороднее, нежели шутовство ();

ироник забавляет себя самого, а шут – другого .

1 Состав заключения речи. XIX. Заключение слагается из четырех моментов – 1 из попытки хорошо расположить слушателя к себе и плохо – к противнику, 2 из возвеличения и умаления, 3 из попытки возбудить в слушателе нужные чувства (), и 4 из напоминания о сказанном выше .

1 После того, мы доказали нашу правдивость и лживость противника, естественно восхвалять себя, порицать его и завершить спор .

Нужно стремиться к одному из двух: либо доказывать, что ты хорош вообще, либо – что в этом деле; либо – что он дурен вообще. Топика, к которой следует прибегать, желая представить кого либо почтенным или дурным, рассмотрена выше .

2 Затем естественно возвеличивать или умалять уже доказанное;

нужно, чтобы факты ( ) были признаны, если хочешь оценивать их значение. Ведь и увеличение тел происходит на основе уже наличного. Ранее изложена топика, при помощи которой следует интернет-портал «Азбука веры»

возвеличивать и умалять .

3 Затем, когда выяснены факты и выяснено их значение, 2 следует заставить слушателя испытывать страсти, как то: жалость, негодование, гнев, ненависть, зависть, честолюбие, задор. И для этого общие места указаны выше .

3 4 Остается возобновить в памяти сказанное прежде. Это уместно делать так, как иные велят делать во вступлении, но дают неправильный совет, – а именно, почаще повторять ради вразумительности. Там во вступлении надо сообщать суть, чтобы слушатель не оставался в неведении, о чем спор; здесь же в заключении надо по пунктам () перечислить основания для приговора. Начать надо с того, что оратор выполнил все, что обещал во вступлении; поэтому надо отметить, что мы сказали, и почему. Возможно также сравнение с противником: сравнивать нужно либо то, что оба сказали о том же, либо не так прямо. «Вот его рассказ об этом деле, вот мой, 1420а вот мои доводы». Или с иронией: «Он ведь говорит вот что, а я вот что. Как вам кажется, на что бы он решился, если бы доказал столько же, а не вот столечко?» Можно с вопросом: «что же 4 остается доказать?» Или: «а что доказал он?» Итак, Заключение должно основываться либо на сравнении с противником^ либо на естественной последовательности сказанного – сначала нами, потом, если угодно, противником. Для слога хороши бессоюзия, чтобы конец являл собой настоящее заключение, а не просто речь: «я сказал, вы услышали, вы знаете: судите!»

интернет-портал «Азбука веры»

Литература Аверинцев 1966 – С. С. Аверинцев. Приемы организации материала в биографиях Плутарха //Сб. Вопросы античной литературы и классической филологии / Отв. ред.. Е. Грабарь-Пассек. М., 1966, с. 234–246 .

Аверинцев 1966а – С. С. Аверинцев. О жанровой специфике «Параллельных жизнеописаний» // Вестник древней истории, 1966, № 4, с .

68–80 .

Аверинцев 1970 – С. С. Аверинцев. «Аналитическая психология» К. Г .

Юнга и закономерности творческой фантазии // Вопросы литературы, 1970, № 3, с. 113– 143; Сб. О современной буржуазной эстетике, вып. 3 .

М., 1972, с. 110–155 .

Аверинцев 1973 – С. С. Аверинцев. Плутарх и античная биография: К вопросу о месте классика жанра в истории жанра. М., 1973 .

Аверинцев 1973а – С. С. Аверинцев. На перекрестке литературных традиций (Византийская литература: истоки и творческие принципы) // Вопросы литературы, 1973, № 2, с. 150–183 .

Аверинцев 1975 – С. С. Аверинцев. Предварительные заметки к изучению средневековой эстетики // Сб. Древнерусское искусство .

Зарубежные связи / Ред. – сост. Г. В. Попов. Вступит, ст. О. В .

Подобедовой. М., 1975, с. 371–397 .

Аверинцев 1976 – С. С. Аверинцев. Славянское слово и традиции эллинизма // Вопросы литературы, 1976, № 11, с. 152–162 .

Аверинцев 1976а – С. С. Аверинцев. Судьбы европейской культурной традиции в эпоху перехода от античности к средневековью // Сб. Из истории культуры средних веков и Возрождения / Отв. ред. В. А .

Карпушин. М., 1976, с. 17–64 .

Аверинцев 1977 – С. С. Аверинцев. Поэтика ранневизантийской литературы. М., 1977 .

Аверинцев 1979 – С. С. Аверинцев. Классическая греческая философия как явление историко-литературного ряда // Сб. Новое в современной классической филологии / Отв. ред. С. С. Аверинцев. М., 1979, с. 41–81 .

Аверинцев 1984 – С. С. Аверинцев. Эволюция философской мысли // Сб. Культура Византии. IV – первая половина VII в. / Отв. ред. 3. В .

Удальцова. М., 1984, с. 42–77 .

Аверинцев 1989 – С. С. Аверинцев. Римский этап античной литературы: Жанры и стиль // Сб. Поэтика древнеримской литературы / Отв. ред. М. Л. Гаспаров. М., 1989, с. 5–21 .

интернет-портал «Азбука веры»

Аверинцев и Роднянская 1978 – С. С. Аверинцев и И. Б. Роднянская .

Автор // КЛЭ. М., 1978, т. 9, стб. 28–30 .

Античная эпистолография. Очерки. / Отв. ред.. Е. Грабарь-Пассек .

М., 1967 .

Античность и Византия / Отв. ред. Л. А. Фрейберг. М., 1975 .

Античные поэты об искусстве / Сост. С. П. Кондратьев и Ф. А. Петровский. Л., 1938 .

Античные риторики / Собрание текстов, статьи, комментарии и общая ред. проф. А. А. Тахо-Годи. М., 1978 .

Аристотель 1976 – Аристотель. Сочинения в 4-х томах. М., 1976, т. 1 .

Аристотель 1978 – Аристотель. Поэтика / Пер. и примеч. М. Л .

Гаспарова // Сб. Аристотель и античная литература / Отв. ред. М. Л .

Гаспаров. М., 1978, с. 111–163 .

Баткин 1976 – Л. М. Баткин. Итальянский гуманистический диалог XV века // Сб. Из истории культуры средних веков и Возрождения / Отв .

ред. В. А. Карпушин. М., 1976, с. 175–221 .

Бахтин 1963 – М. Бахтин. Проблемы поэтики Достоевского. 2-е изд .

М., 1963 .

Бахтин 1975 – М. Бахтин. Эпос и роман. О методологии исследования романа // М. Бахтин. Вопросы литературы и эстетики: Исследования разных лет. М., 1975, с. 447–484 .

Белик 1961 – А. П. Белик. Этические и эстетические мотивы в русской народной сказке // Сб. Из истории эстетической мысли древности и средневековья / Ред. коллегия: В. Ф. Берестнев и др. М., 1961, с. 303–342 .

Белинский 1954 – В. Г. Белинский. Разделение поэзии на роды и виды // Полн. собр. соч. в 13-ти томах / Гл. ред. Н. Ф. Бельчиков. М., 1954, т. 5 .

Бердяев 1947 – Н. А. Бердяев. Опыт эсхатологической метафизики .

Париж, 1947 .

Брагинская 1976 – Н. В. Брагинская. Жанр Филостратовых «Картин» // Сб. Из истории античной культуры. Философия. Литература. Искусство / Под ред. В. В. Соколова и А. Л. Доброхотова. М., 1976, с. 143–169 .

Брагинская 1981 – Н. В. Брагинская. Генезис «Картин» Филострата Старшего // Сб. Поэтика древнерусской литературы / Отв. ред. С. С .

Аверинцев. М., 1981, с. 224–289 .

Витгенштейн 1958 – Л. Витгенштейн. Логико-философский трактат / Пер. с нем. и сверено с авториз. англ. переводом И. Добронравовым и Д .

Лахути. М., 1958 .

Гайденко 1979 – П. П. Гайденко. Обоснование научного знания в философии Платона // Сб. Платон и его эпоха. К 2400-летию со дня интернет-портал «Азбука веры»

рождения / Отв. ред. Ф. X. Кессиди. М., 1979, с. 98–143 .

Гайденко 1980 – П. П. Гайденко. Эволюция понятия науки .

Становление и развитие первых научных программ. М., 1980 .

Гайденко 1988 – П. П. Гайденко. Понимание бытия в античной и средневековой философии // Сб. Античность как тип культуры / Отв. ред .

А. Ф. Лосев. М., 1988, с. 284–307 .

Гаспаров 1963 – М. Л. Гаспаров. Композиция «Поэтики» Горация // Сб. Очерки истории римской литературной критики / Отв. ред. Ф. А .

Петровский. М., 1963, с. 97–151 .

Гаспаров 1964 – М. Л. Гаспаров. Светоний и его книга // Гай Светоний Транквилл. Жизнь двенадцати цезарей. М., 1964, с. 263–278 .

Гаспаров 1970 – М. Л. Гаспаров. Поэзия Горация // Квинт Гораций Флакк. Оды, эподы, сатиры, послания / Редакция переводов, вступит, статья и комментарии М. Л. Гаспарова. М., 1970, с. 5–38 .

Гаспаров 1986 – М. Л. Гаспаров. Средневековые латинские поэтики в системе средневековой грамматики и риторики // Проблемы литературной теории, с. 91–169 .

Гаспаров 1991 – М.Л. Гаспаров. Античная риторика как система // Сб .

Античная поэтика: Риторическая теория и литературная практика / Отв .

ред. М. Л. Гаспаров. М., 1991, с. 27–59 .

Гершензон и Иванов 1921 – М. О. Гершензон и Вяч. Иванов .

Переписка из двух углов. Пг., 1921 .

Горгий 1939 – Горгий. Похвальное слово Елене / Пер. С. П .

Кондратьева // Сб. Греческая литература в избранных переводах / Составил В. О. Нилендер. М., 1939 .

Горфункель 1977 – А. X. Горфункель. Гуманизм и натурфилософия итальянского Возрождения. М., 1977 .

Даль 1911–1912 – Толковый словарь живого великорусского языка Владимира Даля. 4-е испр. и значит, доп. изд. под ред. проф. И. А .

Бодуэна де-Куртенэ. СПб.-М., 1911 – 1912 .

Державин 1876 – Сочинения Державина. С объяснит, примеч. Я .

Грота. 2-е акад. изд. СПб., 1876, т. 6 .

Доватур 1966 – А. И. Доватур. Платон об Аристотеле // Сб. Вопросы античной литературы и классической филологии. М., 1966, с. 137–144 .

Еланская 1964 – А. И. Еланская. Коптский язык. М., 1964 .

Ельницкий 1978 – Плутарх. Моралии. Наставления по управлению государством / Пер. с древнегреч. и комментарии Л. А. Ельницкого (под ред. Л. А. Фрейберг и М. Л. Гаспарова) // Вестник древней истории, 1978, № 3, с. 229–254 .

интернет-портал «Азбука веры»

Жуковский 1959 – В. А. Жуковский. Собр. соч. в 4 томах / Вступит, ст .

И. М. Семенко. Подготовка текста и примеч. В. П. Петушкова. М.-Л., 1959, т. 1 .

Зайцев 1985 – А. И. Зайцев. Культурный переворот в Древней Греции VIII V вв. до н. э. ЛГУ, 1985 .

Зелинский 1910 – Ф. Ф. Зелинский. Соперники христианства. Статьи по истории античных религий // Ф. Ф. Зелинский. Из жизни идей, т. III .

Изд. 2-е. СПб., 1910 .

Зелинский 1922 – Ф. Ф. Зелинский. Возрожденцы. Научно-популярные статьи по всеобщей литературе // Ф. Ф. Зелинский. Из жизни идей, т. IV, вып. 1. Пг., 1922 .

Златослов… – Златослов, или Открытие риторския науки, т. е .

Искусство Витийства, сочиненное греческим священником Филаретом Скуфою, Критским уроженцем, Града Кидонии Проповедником… Переведена же сия книга на Российский язык покойным Статским Советником Ст. Писаревым. СПб., при Императорской Академии наук, 1779 .

Иваницкий 1911 – В. Ф. Иваницкий. Филон Александрийский. Жизнь и обзор литературной деятельности. Киев, 1911 .

Иванов 1916 – Вяч. Иванов. Достоевский и роман-трагедия // Вяч .

Иванов. Борозды и межи. М., 1916 .

Иванов 1923 – В. Иванов. Дионис и прадионисийство. Баку, 1923 .

ИГЛ – История греческой литературы [в 3-х томах] / Под ред. С. И .

Соболевского и др. М.-Л., 1946–1960 .

История Византии. В 3-х томах / Отв. ред. акад. С. Д. Сказкин. М., 1967 .

Кант 1897 – И. Кант. Критика практического разума. СПб., 1897 .

Каплинский 1920 – В. Я. Каплинский. «Поэтика» Горация. Саратов, 1920 .

Карамзин 1900 – Н. М. Карамзин. Письма русского путешественника .

СПб., 1900, т. 2 .

Киреевский 1911 – Иван Киреевский. Полн. собр. соч. М., 1911, т. 1 .

Клочков 1983 – И. С. Клочков. Духовная культура Вавилонии:

человек, судьба, время. Очерки. М., 1983 .

КЛЭ – Краткая литературная энциклопедия. В 9-ти томах. М., 1962– 1978 .

Коростовцев 1983 – М. А. Коростовцев. Литература Древнего Египта // История всемирной литературы в 9-ти томах. М., 1983, т. 1, с. 54–82 .

Куделин 1973 – А. Б. Куделин. Классическая арабо-испанекая поэзия интернет-портал «Азбука веры»

(Конец X – середина XII в.). М., 1973 .

Куделин 1983 – А. Б. Куделин. Средневековая арабская поэтика (Вторая пол. VIII- XI в.). М„ 1983 .

Лившиц 1933 – Б. Лившиц. Полутораглазый стрелец. М., 1933 .

Липшиц 1961 – Е. Э. Липшиц. Очерки истории византийского общества и культуры: (VIII – первая половина IX в.). М.-Л., 1961 .

Лихачев 1958 – Д. С. Лихачев. Человек в литературе Древней Руси .

М.-Л., 1958 .

Лихачев 1962 – Д. С. Лихачев. Культура Руси времени Андрея Рублева и Епифания Премудрого (Конец XIV – начало XV в.). М.-Л., 1962 .

Лихачев 1964 – Д. С. Лихачев. К истории художественных методов // Труды отдела древнерусской литературы Пушкинского дома, XX, 1964 .

Лихачев 1965 – Д. С. Лихачев. Принцип историзма в изучении единства содержания и формы литературного произведения // Русская литература, 1965, № 1, с. 16–32 .

Лихачев 1967 – Д. С. Лихачев. Поэтика древнерусской литературы. Л., 1967 .

Лихачев 1973 – Д. С. Лихачев. Развитие русской литературы X XVII веков: Эпохи и стили. Л., 1973 .

Лосев 1930 – А. Ф. Лосев. Очерки античного символизма и мифологии. М., 1930, т. 1 .

Лосев 1957 – А. Ф. Лосев. Античная мифология в ее историческом развитии. М., 1957 .

Лосев 1960 – А. Ф. Лосев. Философская проза неоплатоников // ИГЛ, т. 3, с. 379– 398 .

Лосев 1963 – А. Ф. Лосев. История античной эстетики, т. 1. М., 1963 .

Лосев 1964 – А. Ф. Лосев. Художественные каноны как проблема стиля // Вопросы эстетики, 1964, № 6, с. 351–399 .

Лосев 1973 – А. Ф. Лосев. О понятии художественного канона // Проблемы канона, с. 6–15 .

Лосев 1975 – А. Ф. Лосев. Аристотель и поздняя классика // А. Ф .

Лосев. История античной эстетики, т. 4. М., 1975 .

Лукиан 1962 – Лукиан из Самоеаты. Сновидение, или Жизнь Лукиана / Пер. Э. В. Диль // Лукиан. Избранное / Составл. и коммент. И. Нахова и Ю. Шульца. Вступит ст. И. Нахова. Ред. переводов А. Каждана. М., 1962. с .

28–34 .

Лурье 1941 – С. Я. Лурье. Плутарх и его время // Плутарх. Избранные биографии / Пер. с греч. под ред. и с предисл. проф. С. Я. Лурье. М.-Л., 1941, с. 5–18 .

интернет-портал «Азбука веры»

Любарский 1975 – Я. Н. Любарский. Литературно-критические взгляды Михаила Пселла // Античность и Византия, с. 114–139 .

Любарский 1978 – Я. Н. Любарский. Михаил Пселл: Личность и творчество. К истории византийского предгуманизма. М., 1978 .

Максим Грек 1910 – Сочинения преподобного Максима Грека в русском переводе, ч. 2. Св. – Троицкая Сергиева Лавра, 1910 .

Мандельштам 1967 – О. Мандельштам. Разговор о Данте. М., 1967 .

Манн 1959 – Т. Манн. Доктор Фаустус. Жизнь немецкого композитора Адриана Леверкюна, рассказанная его другом. М., 1959 .

Маркс и Энгельс – К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 4. 2-е изд. М., 1955 .

Матье 1956 – М. Э. Матье. Древнеегипетские мифы. М. -Л., 1956 .

Медведев 1976 – И. П. Медведев. Византийский гуманизм XIV XV вв .

Л., 1976 .

Мелетинский 1982 – Е. И. Мелетинский. Культурный герой // Мифы народов мира. Энциклопедия в 2-х томах. М., 1982, т. 2, с. 25–28 .

Миллер 1975 – Т. А. Миллер. Михаил Пселл и Дионисий Галикарнасский // Античность и Византия, с. 140–155 .

Миллер 1978 – Т. А. Миллер. Аристотель и античная литературная теория // Сб. Аристотель и античная литература / Отв. ред. М. Л. Гаспаров .

М., 1978, с. 5–106 .

Михайлов 1988 – А. В. Михайлов. Античность как идеал и культурная реальность XVIII XIX вв. // Сб. Античность как тип культуры / Отв. ред. А .

Ф. Лосев. М., 1988, с. 308–324 .

Монтень 1958 – Монтень. Опыты / Коммент. Ф. А. Коган-Бернштейн .

М.-Л., 1958, кн. 2 .

Нетушил 1901 – И. В. Нетушил. Тема и план Горациевой «Ars poetica»

// Журнал министерства народного просвещения, 1901, № 78, с. 40–76 .

Панченко 1980 – Д. В. Панченко. Еврипид или Критий? // Вестник древней истории, 1980, № 1, с. 144–162 .

Пастернак 1991 – Б. Пастернак. Охранная грамота // Собр. соч. в пяти томах, т. 4. М., 1991 .

Петрушевский 1966 – И. П. Петрушевский. Ислам в Иране в VII XV веках. Л., 1966 .

Платон 1970 – Платон. Сочинения в 3-х томах / Пер. с древнегреч .

под общ. ред. А. Ф. Лосева и В. Ф. Асмуса. Вступит, статья А. Ф. Лосева .

М., 1970, т. 2 .

Плутарх 1961 – Плутарх. Сравнительные жизнеописания. В 3-х т. / Изд. подготовили С. П. Маркиш и С. И. Соболевский. Послесл. С. И .

Соболевского. М., 1961–1964 .

интернет-портал «Азбука веры»

Потебня 1914 – А. А. Потебня. О некоторых символах в славянской народной поэзии. 2-е изд. Харьков, 1914 .

Проблемы канона в древнем и средневековом искусстве Азии и Африки. Сб. статей / Отв. ред. И. Ф. Муриан. М., 1973 .

Проблемы литературной теории в Византии и латинском средневековье / Отв. ред. М. Л. Гаспаров. М., 1986 .

Пселл 1969 – Михаил Пселл. Похвала Италу / Пер. Т. А. Миллер // Памятники византийской литературы IX XIV веков / Отв. ред. Л. А .

Фрейберг. М., 1969, с. 145–147 .

Пселл 1975 – Михаил Пселл. Ипертима Пселла слово, составленное для вестарха Пофоса, попросившего написать о богословском стиле / Пер .

Т. А. Миллер // Античность и Византия, с. 161–171 .

Пселл 1975а – Михаил Пселл. Сравнение Еврипида с Писидой (Спросившему, кто лучше писал стихи, Еврипид или Писида) / Пер. Т. А .

Миллер // Античность и Византия, с. 171–174 .

Радциг 1977 – С. И. Радциг. История древнегреческой литературы. 4-е изд. М., 1977 .

Рифтин 1979 – Б. Л. Рифтин. От мифа к роману: Эволюция изображения персонажа в китайской литературе. М., 1979 .

Рубцова 1986 – Н. А. Рубцова. Дидактический характер «Риторики»

Алкуина (Литературно-исторический контекст трактата) // Проблемы литературной теории, с. 236–248 .

Соболевский 1908 – С. И. Соболевский. // Богословская энциклопедия, т. IX. СПб., 1908, стб. 644 .

Стерн 1949 – Л. Стерн. Жизнь и мнения Тристрама Шенди, джентльмена / Пер. А. А. Франковского. М.-Л., 1949 .

Тарн 1949 – В. Тарн. Эллинистическая цивилизация / Пер. с англ. С .

А. Лясковского. Предисл. С. И. Ковалева. М., 1949 .

Толстой 1947 – Л. Н. Толстой. Избранные повести и рассказам. М., 1947, т. 2 .

Томсон 1959 – Дж. Томсон. Первые философы / Пер. с англ. под ред. и с послесл. А. Ф. Лосева // Дж. Томсон. Исследования по истории древнегреческого общества, т. 2. М., 1959 .

Тройский 1957 – И. М. Тронский. История античной литературы. 3-е изд. Л., 1957 .

ТСРЯ – Толковый словарь русского языка [в 4-х томах] / Сост. Г. О .

Винокур, проф. Б. А. Ларин, С. И. Ожегов и др. под ред. проф. Д. Н .

Ушакова. М., 1935–1940 .

Успенский 1892 – Ф. Успенский. Очерки по истории византийской интернет-портал «Азбука веры»

образованности. СПб., 1892 .

Успенский 1893 – Ф. Успенский. Синодик в неделю православия .

Сводный текст с приложениями. Одесса, 1893 .

Флоренский 1977 – П. Флоренский. Из богословского наследия // Богословские труды, сборник XVII. М., 1977 .

Фрейберг и Попова 1978 – Л. А. Фрейберг и Т. В. Попова .

Византийская литература эпохи расцвета: IX XV вв. М., 1978 .

Фрейденберг 1936 – О. Фрейденберг. Поэтика сюжета и жанра. Л, 1936 .

Фд – Философская энциклопедия [в 5-ти т.] / Гл. ред. Ф. В .

Константинов. М., 1960–1970 .

Цицерон 1972 – Марк Туллий Цицерон. Три трактата об ораторском искусстве / Пер. с латин. Ф. А. Петровского и др. под ред. М. Л. Гаспарова .

Вст. ст. М. Л. Гаспарова. Коммент. М. Л. Гаспарова и И. П. Стрельниковой. М., 1972 .

Чалоян 1980 – В. К. Чалоян. Восток – Запад. М., 1980 .

Шангин 1945 – М. А. Шангин. Византийские политические деятели первой половины X века // Византийский сборник / Под ред. М. В .

Левченко. М.-Л., 1945 .

Шеллинг 1966 – Ф. В. Шеллинг. Философия искусства / Вступит, статьи П. С. Попова и М. Ф. Овсянникова М., 1966 .

Шталь 1975 – И. В. Шталь. Гомеровский эпос. М., 1975 .

Юркевич 1865 – П. Д. Юркевич. Разум по учению Платона и опыт по учению Канта (Речь, произнесенная в торжественном собрании Императорского Московского университета, 12-го янв. 1866 г.) // Московские Университетские Известия, 1865, № 5. М., 1866, с. 321–392 .

d'Alembert 1894 – Jean Le Rond d'AIembert. Discours preliminaire de EncycJopedie / Ed. par F. Picavet. P., 1894 .

Aristeas to Philocrates / Ed. and transl. by M. Hadas. N. Y., 1951 .

Aristoteles 1877– Rhetoric of Aristoteles / With comm. by. M. Cope and J. E. Sandys. Vol. 3. Cambridge, 1877 .

Aristoteles 1959– Aristotelis Ars rhetorica / Rec. W. D. Ross. Oxonii, 1959 .

Aristoteles 1976– Aristotelis Ars rhetoricae / Ed. R. Kassel. Berolini et Novi Eborad, 1976 .

Arrtim 1913– Aus Satyros Leben des Euripides. Oxyr. pap. vol. IX // Supplementum Euripideum, bearb. von Hans von Amim (Kleine Texte fur Vorlesungen und Ubungen, 112). Bonn, 1913 .

Amim 1916 – Hans von Arnim. Gerechtigkeit und Nutzen in der интернет-портал «Азбука веры»

griechischen Aufklarungs- philosophie. Frankf. a. M., 1916 .

d'Assailfy 1967– G. d'Assailly. Le guide Marabout de la correspondence .

Verviers, 1967 .

Awerintzew 1979 – S. Awerintzew. Deis dauerhafte Erbe der Griechen: Die rhetorische Grundein- stellung als Synthese des Traditionalismus und der Reflexion // «Innsbucker Beitrage zur Kul- turwissenschaft. Sonderheft 49 .

Proceedings of the International Comparative Literature Association .

Innsbruck, 1979». Innsbruck, 1981, S. 267–270 .

Awerintzew 1981 – S. Awerintzew. Zu den Ethopoiien des Nikephoros Basilakes // Eikon und Logos: Beitrage zur Erforschung byzantinischer Kulturtraditionen. Bd. 1. Martin Luter Universitat Halle Universitat Wittenberg: Wissenschaftliche Beitrage, 1981 / 35 (K 6) Halle (Saale), 1981, S. 9–14 .

Awerintzew 1986 – S. Awerintzew. Zum Problem der Geschichtlichkeit asthetischer Normen // Die Antike im Wandel des Urteils des 19. Jahrhunderts .

В., 1986, S. 39–45 .

Barlow ed. 1938 – Epistulae Senecae ad Paulum et Pauli ad Senecae / Ed .

С. V. Barlow. Roma, 1938 .

Barwick 1964 – К. Barwick. Zur Erklarung und Geschichte der Staseislehre des Hermagoras von Temnos // Philologus, 1964, Bd. 108, S. 80– 101 .

Beck 1974 – H. G. Beck. Das literarische Schaffen der Byzantiner. Wege zu seinem Verstandnis // Sitzungsberichte der Osterreichischen Akademie der Wissenschaften, phil. – hist. Klasse, 294, Hf. 4, Wien, 1974 .

Beck 1977– H. G. Beck. Byzantinistik heute. В. –. Y., 1977 .

Bomecque 1907– H. Bomecque. Les dausules metriques latines. P., 1907 .

Bouvy 1886 – E. Boifyy. Pontes et Melodes: Etudes sur les origines du rythme tonique dans hymnographie de Eglise greque. Ntmes, 1886 .

Brinkmann 1910 – A. Brinkmann. Die Protheorie zur Biographie eines Neuplatonikers // Rheinis- ches Museum, 1910, 65, S. 617–626 .

Burckhardt 1908– Jacob Burckhardt. Die Kultur der Renaissance in Italien. 10. Aufl. besorgt von Ludwig Geiger. I. B. -Lpz., 1908 .

Calpan 1933 – H. Calpan. Classical Rhetoric and the Medieval Theory of Preaching // Classical Philology, 1933, vol. 28 .

Cataphygiotou Topping 1966 – E. Cataphygiotou Topping. St. Romanos:

Icon of a Poet // Greek Orthodox Theological Review, XII, 1966, p. 92–111 .

Cataphygiotou Topping 1969– E. Cataphygiotou Topping. The Poet Priest in Byzantium // Greek Orthodox Theological Review, XV, 1969, p. 31–41 .

Chauffuiin 1932 – L. Chauffurin. Le parfait secretair Correspondance интернет-портал «Азбука веры»

usuelle, commerciale et d'affaires. P., 1932 .

Christ, Paranikas 1871 – Anthologia graeca carminum christianorum adornaverunt. W. Christ et M. Paranikas. Lipsiae, 1871 .

Christ, Schmid, Stahiin 1913 – W. Christ, W. Schmid, O. Stahlin .

Geschichte der griechischen Literatur. 5. Aufl. 2. Teil. Munchen, 1913 .

Compemass 1912 – J. Compemass. Aus dem literarischen Nachlasse des Erzbischofs Arethas von Kaisareia, I // Didaskaleion, 1912, Bd. 1. S. 295–318 .

Cooper 1924 – L. Cooper. Aristotelian Theory of Comedy, with an adaption of the Poetics and translation of the Tractatus Coislianus. Oxford, 1924 .

Curtius 1973– E. R. Curtius. Europaische Literatur und lateinisches Mittelalter. 8. Aufl. Bern, 1973 .

Daniel 1862– H. A. Daniel. Thesaurus hymnologicus, V. Heidelberg, 1862 .

Dante 1962 – The Comedy of Dante Alighieri, the Florentine. Cantica 3:

Paradise / Transl. by Dorothy L. Sayers and Barbara Reynolds. Harmondsworth, 1962 .

Delerue 1929– F. Delerue. Le Systeme moral de St. Alfonse. St. Etienne, 1929 .

Dempf 1962 – Alois Dempf. Sacrum Imperium Geschichts- und Staatsphilosophie des Mittelalters und der politischen Renaissance. 3. Aufl .

Miinchen-В., 1962 .

Dempf 1964– Alois Dempf. Die Geistesgeschichte der friihchristlichen Kultur. Wlen, 1964 .

Dictionarium theologicum portatile, in quo cuncta fidei dogmata et doctrinae moralis placita expo- nuntur. Locupletatum a Prospero ab Aquila, t .

III. Augustae Vindelicorum, 1775 .

Diderot 1962– D. Diderot. La reve de d'Alembert / Ed. par J. Varloot. P., 1962 .

Diehi– Anthologia lyrica graeca / Ed. E. Diehl. 2 Bde. Lpz., 1933–1942, fasc. 1–3, Lpz., 1949– 1952 .

Diets i9ZZ–. Diels. Die Fragmente der Vorsokratiker. 4. Aufl. В., 1922 .

Dihte, Halpom 1978 – A. Dihle, J. W. Halporn. Prosarhythmus // DTV Lexikon der Antike. Reiche I. Philosophie, Literatur, Wissenschaft. 3 .

Aufl. Miinchen, 1978, Bd. 4, S. 3842 .

Dodds ed. 1960 – Euripides. Bacchae / Ed. with introd. and comment, by Erik R. Dodds. Oxford, 1960 .

Dotd 1557– L. Dolci. Dialogo della Pittura intitolato Aretino. 1557 .

Domseiff 1939 – F. Domseiff. Echtheitsfragen antik griechischen Literatur .

Rettgn. d. Theognis, Phokylides, Hekataios, Choirilos. В., 1939 .

интернет-портал «Азбука веры»

Domseiff 1950– F. Domseiff. Die griechischen Worter in Deutschen. В., 1950 .

Domseiff 1951 – F. Domseiff. Verschmachtes zu Vergil, Horaz und Properz. В., 1951 .

Domseiff1959– F. Domseiff. Antike und alter Orient interpretationen // F .

Domseiff. Kleine Schriften, Bd. 1. Aufl. VIII. Lpz., 1959 .

Domseiff 1970– F. Domseiff. Der deutsche Wortschaft nach Sachgruppen .

7. Aufl. В., 1970 .

Eissfeldt 1956– O. Eissfeldt. Einleitung in das Alte Testament. 2. Aufl .

Tubingen, 1956 .

Else 1957– G. P. Else. Aristotl's Poetics. The Argument. Cambridge (Mass.), 1957 .

Erbse 1956 – H. Erbse. Die Bedeutung der Synkrisis in den Parallelbiographien Plutarchs // Hermes, LXXX1V, 1956, S. 398–424 .

Emesti 1795– Jo. Chr. Th. Ernesti. Lexicon technologiae Graecorum rhetoricae. Lipsiae, 1795 .

Evans 1969– E. C. Evans. Physiognomies in the Ancient World .

Philadelphia, 1969 .

Ftasch 1980– K. Flasch. Augustin. Stuttgart, 1980 .

Focke 1923– F. Focke. Synkrisis // Hermes, LVIII, 1923, S. 327–368 .

Forstered. 1903–1923– Libanii Opera / Ed. Richardus Forster, v. I XII, Lipsiae, 1903–1923 .

Formey 1755– J. – H. – S. Formey. Conceils pour former une bibliotheque peu nombreuse, mais choisie. 3-me ed., corr. et augm. Avec une notice des ouvrages de auteur. В., 1755 .

Frend 1965– W. C. Frend. Martyrdom and Persecutions in the Early Church. A Study of a Conflict from the Maccabees to Donatus. Oxford, 1965 .

Oeffcken 1923 – J. Geffcken. Die griechische Aufklarung // Neue Jahrbiicher fur das klassische Altertum, Bd. 51–52, 1923, S. 15–31 .

Glockner 1901 – St. Glockner. Questiones rhetorica Historiae artis rhetoricae qualis fuerit aevo imperatorio capita selecta // Breslauer philologische Abhandlungen, VIII, 2. Breslau, 1901 .

Grabmann 1922– M. Grabmann. Die Geschichte der scholastischen Methode. Freib. i. Br., 1922, Bd. 2 .

Grosdidier de A/tatons 1977– J. Grosdidier de Matons. Romanos le Melode et les Origines de la poesie religieuse A Byzance. P., 1977 .

Gnipp 1904– G. Grupp. Kulturgeschichte der romischen Kaiserzeit .

Miinchen, 1904 .

Guthrie 1960–. H. Guthrie. Good and History in the Old Testament .

интернет-портал «Азбука веры»

Greenwich, Connecticut, 1960 .

Hagedom 1964– D. Hagedom. Zur Ideenlehre des Hermogenes // Hypomnemata, 8. Gottingen, 1964 .

Hegel 1965– G. W. F. Hegel. Aesthetik. Bd. II. В. -Weimar, 1965 .

Helladius 1714 – Status praesens ecclesiae graecae in quo etiam causae exponuntur cur graeci moderni Novi testament editiones in graeco barbara lingua factas acceptare recusent. Prae- terea additus est in fine status nonnu larum controversiarum ab Alexandrio Helladio. Impres- sus A. R. S., 1714 .

Hirzel 1912 – R. Hirzel. Plutarch // Das Erbe der Alten, IV. Lpz., 1912 .

Hommel 1978– H. Hommel. Rhetorik // DTV Lexicon der Antike. Reiche I .

Philosophie, Literatur, Wissenschaft. 3. Aufl. Miinchen, 1978, Bd. 4 .

Hunger 1978– H. Hunger. Die hochsprachliche profane Literatur der Byzanfiner. Miinchen, 1978, Bd. 1–2 .

Hunger 1978a – H. Hunger. Stilstufen in der Geschichtsschreibung des 12 .

Jahrhunderts: Anna Komnene und Michael Glykas // Byzantine Studies, 5, 1978, p. 139–170 .

Ivanov 1971 – V. Ivanov. Freedom and the Tragic Lif A Study in Dostoevsky. N. Y., 1971 .

Ker6nyi 1927– K. Kerenyi. Die griechisch orientalische Romanliteratur in religionsgeschichtlichen Beleuchtung. Tubingen, 1927 .

Kindlers Literatur Lexikon im DTV. Miinchen, 1974 .

Kirk 1970 – G. S. Kirk. Myth, its meaning and functions in ancient and otner cultures. Berkeley Cambr., 1970 .

Kirk 1974– G. S. Kirk. The nature of Greek myths. L., 1974 .

Kitzinger 1965– E. Kitzinger. Mosaiques Byzantines Israelliennes .

UNESCO, 1965 .

Koller 1955– H. Koller. // Glotta, 34, 1955, S. 174–189 .

1966–.. .

//, 3., 1966 .

1971 –.. –., 1971 .

1957–. .

., 1957 .

Krumbacher 1897–. Krumbacher. Geschichte der byzantinischen Literatur von Justinian bis zum Ende des Ostromischen Reiches. 2. Aufl .

Miinchen, 1897 .

Kiihnert 1961 – F. Kiihnert. Allgemeinbildung und Fachbildung in der Antike. В., 1961 .

Kustas 1962 – G. L. Kustas. The Literary Criticism of Photius: A интернет-портал «Азбука веры»

Christian Definition of Style 11 Hellenica, 17, 1962 .

Kustas 1973 – G. L. Kustas. Studies in Byzantine Rhetoric. Thessaloniki, 1973 .

Lagarde ed. 1881 – loannis Euchaitorum metropolitae quae in codice Vaticano Cr. 676 supersunt ed. P. de Lagarde // Arch. d. hist. – phil. Klasse d .

Konigl. Gessellschaft d. Wiss. zu Gottingen, 1881, XXVIII, N. 43 .

Lemerte 1962– P. Lemerle. Byzance et tradition des lettres helleniques // Предаванья САН. II. Отд. друшт. наука, 2, 1962 .

Lenz 1964– F. W. Lenz. Aristeidesstudien. В., 1964 .

Leo 1901 – F. Leo. Die griechisch romische Biographie nach ihrer litterarischen Form. Lpz., 1901 .

Leo 1912– F. Leo. Satyros' // Nachrichten von der Gessellschaft der Wissenschaft zu Gottingen, 1912 .

Lewis 1954 – Clive Staples Lewis. English literature in the sixteenth century excluding drama. By C. S. Lewis. The completion of the Clark lectures .

1944. Oxford, The Clarendon press, 1954 .

Liguori 1753–1755– Alphonsi M. Liquori Theologia moralis, v. I II, Neapoli, 1753–1755 .

List 1939– J. List. Studien zur Homiletik: Germanos I. von Konstantinopel und seine Zeit // Texte und Forschungen zu byzantinisch neugriechischen Philologie, N 29. Athen, 1939 .

Maistre 1837– J. de Maistre. Les soirees de Saint Petersbourg, ou Entretiens sur le gouvernement temporel de la Providence suivies d'un traits sur les sacrifices // Oeuvres de Joseph de Maistre, t. 2-nd. Bnixelles, 1837 .

Mango 1975– C. Mango. Byzantine Literature as a Distorting Mirror .

Oxford, 1975 .

Manitius 1911 – M. Manitius. Geschichte der lateinischen Literatur des Mittelalters. 1. Teil. Munchen, 1911 .

Mann 1955– Th. Mann. Gesammelte Werke, III. В., 1955 .

Maniiio, Poiiziemo, Sannazzara 1976– Michele Marullo, Poliziano, Iacopo Sannazzaro. Poesie lat- ine / A cura di Francesco Arnaldi e Lucia Guaido Rosa, t. 1–2. Torino, 1976, t. 1 .

Mathew 1963 – G. Mathew. Byzantine Aesthetics. L., 1963 .

Meyer 1905– W. Meyer. Der accentuirte satzschluss in der griechischen Prosa vom IV. bis XVI. Jahrhundert // W. Meyer. Gesammelte Aufsatze zur mittelalteriichen Rhytmik. В., 1905, Bd. 2 .

Momigiiano 1975– A. Momigliano. Alien Wisdom: The Limits of Hellenisation. Cambridge, 1975 .

Murtonen 1952 – A. Murtonen. The Prophet Amos – a Heratoscoper? // интернет-портал «Азбука веры»

Vetus Testamentum, 2, 1952 .

Nadeau 1959 – R. Nadeau. Classical Systems of staseis in Greek:

Hermagoras to Hermogenes // Greek, Roman and Byzantine Studies. 1959, vol .

2 .

Nauck 1884 – Jamblichus. De Vita Pythagorica / Ed. A. Nauck. Lpz., 1884 .

Nauck 1926– A. Nauck. Tragicorum graecorum Fragmenta. 2 ed. Lipsiae, 1926 .

Negri 1902– G. Negri. L'imperatore Guiliano Apostata. 2 ed. Milano, 1902 .

Nestle 1931 – W. Nestle. Politik und Aufklarung im Griechenland im Ausgang des 5. Jhdts. vor Christo // Neue Jahrbucher fur das klassische Altertum, Bd. 31, 1931, S. 1–22 .

Norden 1898– E. Norden. Die antike Kunstprosa vom VI. Jahrhundert vor Chr. bis in die Zeit der Renaissance. Lpz., 1898, Bd. 1–2 .

Norden 1913 – E. Norden. Agnosthos Theos. Untersuchungen zur Formengeschichte religioser Rede. Lpz., 1913 .

Norden 1955– E. Norden. Das Genesiszitat in der Schrift vom Erhabenen .

В., 1955 .

Norman 1969– A. F. Norman. Introduction // Libanius. Selected Works. In 3 vols. / With an Engl, transl., introd. notes by A. F. Norman. Cambridge (Mass.) – London (The Loeb classical library), 1969, vol. 1 .

Papadopoulos Kerameus 1893 – A. Papadopoulos Kerameus. Mitteilungen iiber Romanos // Byzantinische Zeitschrift, 1893, 2, S. 601–603 .

Pautys Real Encyclopadie der dassischen Altertumswissenschaft / Unter Mitw. zahlreicher Fach- genossen hrsg. von Georg Wissowa. Neue Bearb. XLI .

Stuttgart, 1951 .

Payr 1962 – Th. Payr. Enkomion // Reallexicon fur Antike und Christentum. Bd. 1–8. Stuttgart, 1950–1970. Bd. 5. S. 331–343 .

Petrarca 1906 – Francesco Petrarca. Le Traite «De Sui ipsius et multorum ignorantia» publie d'apres le manuscrit autographe de la Bibliotheque du Vatican, avec introduction, notes et commen- taites par L. M. Capelli. Parisius, 1906 .

Poster 1956 – F. Pfister. Alexander der Grosse in den Offenbarungen der Griechen, Juden, Mo- hammedaner und Christen. В., 1956 .

PG – Patrologia cursus completus… series graeca, accurante J. – P. Migne .

Patrologia graece, t. 1– 161. Lutetiae Parisiorum, J. – P. Migne, 1857–1866 .

[Philocalia] … –, 1 // kpcjv. В., ', 1975 .

Philodemus 1923– Philodemos iiber die Gedichte. Fiinftes Buch / интернет-портал «Азбука веры»

Griechischer Text mit Ubersetzung und Erklarung von Christian Jensen. В., 1923 .

Pindams 1811 – Pindari carmina et fragmenta cum scholiis integris emend / Ed. C. D. Beekius. Lipsiae, 1811, t. I .

Podskalsky 1976– G. Podskalsky. Nikolaos von Methone und die Proklosrenaissance im Byzanz/ / Orientalia Christiana Periodica, XL1I, Roma, 1976, p. 509–523 .

Podskalsky 1977– G. Podskalsky. Theologie und Philosophie in Byzanz:

Die Streit um die theolo- gische Methodik in der spatbyzantinischen Geistesgeschichte (14/15 Jh.), seine systematis- chen Grundlagen und seine historische Entwicklung // Byzantinisches Archiv, Hft 15. Miinchen, 1977 .

Pohlenz 1948– M. Pohlenz. Die Stoa. Gottingen, 1948 .

Rabe ed. 1892–1893 – Syriani commentaria im Hermogenem // Rhetores graeci XVI, 1–2 (Bibl. scriptorum graecorum et romanorum Teubneriana) / Ed. H. Rabe. Lipsiae, 1892–1893, vol. 1–2 .

Rabe ed. 1913– Hermogenis Opera // Rhetores graeci VI / Ed. H. Rabe .

Lipsiae, 1913, vol. 6 .

Rabe ed. 1926 – Aphthonii Progymnasmata // Rhetores graeci X (Bibl .

script, graec. et roman. Teubneriana) / Ed. M. Rabe. Lipsiae, 1926, vol. 10 .

Rabe ed. 1928– loannis Sardiani Commentarium im Aphthonii Progymnasmata // Rhetores graeci XV / Ed. H. Rabe. Lipsiae, 1928, vol. 15 .

Rabe ed. 1935– Prolegomenon Sylloge // Rhetores graeci XIV / Ed. H .

Rabe. Lipsiae, 1935, vol. 14 .

Radermacher 1912 – L. Radermacher. Hermogenes von Tarsos // Paulys Real Encyclopadie, 1912, Bd. 8, Hbb. 1, col. 865–877 .

Ratschow 1941 – С. H. Ratschow. Werden und Wirken. Eine Untersuchung des Wortes hajah als Beitrag zur Wirklichkeitserfassung der Alten Testaments .

В., 1941 .

Reinach 1895 – Th. Reinach. Textes d'auteurs Grecs et Romains relatifs au Judaisme. P., 1895 .

Reitzenstein 1926– R. Reitzenstein. Hellenistische Wundererzahlungen .

Lpz., 1926 .

Richter 1926 – P. H. Richter. Byzantinischer Kommentar zu Hermogenes 11 Byzantion, 1926, 3 .

Rohde 1914– E. Rohde. Der griechische Roman und seine Vorlaufer. 3 .

Aufl. Lpz., 1914 .

Saitta 1938– G. Saitta. L'illuminismo della sofistica greca. Milano, 1938 .

1878–. .

., 1878 .

интернет-портал «Азбука веры»

Satyre Menippee de la vertu du catholicon d'Espagne, et de la tenue des estatz de Paris, a laquelle est adiouste un discours sur ('interpretation du mot de Higuiero d'inflerno, et qui en est Autheur. [Paris, 1594] .

Scherbantin 1951– A. Scherbantin. Satura Menippaea. Geschichte eines Genos. Diss. Graz, 1951 .

Schilling 1903– L. Schilling. Quaestiones rhetoricae selectae. Lpz., 1903 .

Schissel 1927– O. Schissel. Die Familie des Minukianes // Klio, 1927, 21 .

Schmid 1959 – W. Schmid. liber die Klassische Theorie und Praxis des antiken Prosarhytmus // Hermes Einzelschriften. Wiesbaden, 1959, 12 .

Schiirer 1909– E. Schiirer. Geschichte des jiidischen Volkes im Zeitalter Jesu Christi, 3. Bd. Lpz., 1909 .

Schwartz 1959– E. Schwartz. Griechische Geschichtsschreiber. Lpz., 1959 .

Sellin – Fohrer 1969 – Einleitung in das Alte Testament / Begriindet von Ernst Sellin vollig neu bearbeitet von Georg Fohrer. 11. Aufl. Heidelberg, 1969 .

v V Sevcenko 1962 – I. Sevcenko. La vie intellectuelle et politique A Byzance sous les premiers Paleologues: Etudes sur la polemique entre Theodore Metochite et Nicephore Choumnos. Bruxelles, 1962 .

Sevcenko 1981 – 1. Sevcenko. Levels of Style in Byzantine Prose // jahrbuch der osterreichischen Byzantinistik, 31/1. XVI. Intemationaler Byzantinistenkongress Akten, I, 1. Wien, 1981 .

Spanish Verse The Penguin Book of Spanish Verse / Ed. by J. M. Cohen .

Harmondsworth, 1960 .

Spengel ed. 1854 – Aphthonii Progymnasmata 2 // Rhetores graeci II / Ed .

L. Spengel. Lipsiae, 1854, t. 2 .

Spengel ed. 1856 – Aphthonii Progymnasmata // Rhetores graeci III / Ed .

L. Spengel. Lipsiae, 1856, t. 3 .

Spengel, Hammer edd. 1894 – De Rhetorica // Rhetores graeci 1 / Ed. post L. Spengel, C. Hammer. Lipsiae, 1885/1894, vol. 1 .

Spengler 1920 – O. Spengler. Der Untergang des Abendlandes. Umrisse einer Morphologie des Weltgeschichte. 1. Bd. Miinchen, 1920 .

Staiger 1959– E. Staiger. Grundbegriffe der Poetik. 4. Aufl. Zurich, 1959 .

Stegeman 1932 – W. Stegeman. Municianus d. A. // Pautys Reai Encyclopadie, 1912, Bd. 15, Hbb. 2, col. 1975–1986 .

Stemplinger 1911 – E. Stemplinger. Das Plagiat in der griechischen Literatur. Lpz., 1911 .

Stevenson 1876– H. Stevenson. L'hymnographie de Eglise grecque. Du rythme dans les can- tiques de la liturgie grecque // Revue des Questions historiques, 1876, 20 .

интернет-портал «Азбука веры»

Tatarkiewicz 1962 – W. Tatarkiewicz. Estetyka nowozytna // Wl .

Tatarkiewicz. Historia estetyki, t. 2. Wroclaw, Warszawa, Krakow, 1962 .

Textes choisis de /'Encyclopedic / Ed. par A. Soboul. P., 1962 .

Thiio ed. 1878–1912– Servii Grammatici qui feruntur in Vergilii Aeneidos libros I III / Ed. Georg Thilo. Lipsiae, 1878 .

Tossi 1992– R. Tossi. Dizionario delle sentenze latine e greche. 10 000 citazioni dall' Antichita al Rinascimento con commento storico, litterario e fliologico. Milano, 1992 .

Trypanis 1968– C. A. Tiypanis. Fourteen Early Byzantine cantica // Wiener Byzantinistische Studi- en. Wien, 1968, Bd. 5 .

Tuilier 1969– A. Tuilier. La Passion du Christ: Tragedie. P., 1969 .

Vasari 1896– G. Vasari. Delle vite d piu eccelenti pittori, sculptori e architetti / Ed. A. Salinari (2nda ed.). Firenze, (1896) .

Venturi 1963– F. Venturi. Le origini dell' «Encyclopedia». Torino, 1963 .

Verpeaux 1959 – J. Verpeaux Nicephore Choumnos: Homme d'Etat et humaniste byzantin. P., 1959 .

Walz ed. 1832–1836– Rhetores graeci 1-IX (Bibl. scriptorum graecorum et romanorum Teubne- riana) / Ed. Chr. Walz. Stuttgartiae e. a., 1832–1836, vol .

1–9 .

Weichert ed. 1910– Demetrii et Libanii qui feruntur Ed. V. Weichert. Lipsiae, 1910 .

Welser 1957– Artur Weiser. Einleitung in dels AlteTestament. 4., neubearb. u. verm. Aufl. Gottingen, 1957 .

Wendland 1912 – P. Wendland. Die hellenistisch romische Kultur in ihrer Beziehungen zu Jugen- tum und Christentum. Tubingen, 1912 .

Widmann 1936– F. Widmann. Die Progymnasmata des Nikephoros Chrysoberges // Byzantinisch- neugriechische Jahrbucher / Hrsg. v. N. A. Bees .

Bd. XII. Jhg. 1935/1936 .

Wieland 1799– Chr. M. Wieland. Agathodamon. Aus einer alten Handschrift. Lpz., 1799 .

Wieland 1958-W. Wieland. Aristoteles als Rhetoriker und die exoterischen Schriften // Hermes, 86, 1958, S. 323–342 .

Wilamowitz Moellendorf, Krumbacher u. a. 1905– U. V .

Wilamowitz Moellendorf, K. Krumbacher u. a. Die griechische und lateinische Literatur und Sprache. B. -Lpz., 1905 .

Ziegler 1941 – K. 2iegler. Photios // Paulys Real Encyclopadie, 1941, XIX, col. 667–737 .

Zielinski 1904 – Jh. Zielinski. Das Clauselgesetz in Ciceros Reden // Philologus, 1904, Supple- mentband 9 .

интернет-портал «Азбука веры»

Zlntzen 1967-C. Zintzen. Damasci vitae Isidori reliquiae. Neudruck Hildesheim, 1967 .

интернет-портал «Азбука веры»

Первые издания публикуемых работ793 Греческая «литература» и ближневосточная «словесность»

(Противостояние и встреча двух творческих принципов) // Вопросы литературы, 1971, № 8, с. 40–68; Сб. Типология и взаимосвязь литератур древнего мира. / Отв. ред. П. А. Гринцер. М., 1971, с. 206–266 .

Авторство и авторитет // Сб. Историческая поэтика. Литературные эпохи и типы художественного сознания / Отв. ред. П. А. Гринцер. М., 1994, с. 105–125 .

Историческая подвижность категории жанра: опыт периодизации //

Сб. Историческая поэтика. Итоги и перспективы изучения / Ред. коллегия:

М. Б. Храпченко и др. М., 1986, с. 104–116 .

Античная риторика и судьбы античного рационализма // Сб .

Античная поэтика. Риторическая теория и литературная практика / Отв .

ред. М. Л. Гаспаров. М., 1991, с. 3–26 .

Древнегреческая поэтика и мировая литература // [Вступление к сб.] Поэтика древнегреческой литературы / Отв. ред. С. С. Аверинцев. М., 1981, с. 3–14 .

Риторика как подход к обобщению действительности // а) Вопросы литературы, 1981, № 4, с. 153–179; б) Поэтика древнегреческой литературы, с. 15–46 .

Жанр как абстракция и жанры как реальность: диалектика замкнутости и разомкнутости // Сб. Взаимосвязь и взаимовлияние жанров в развитии античной литературы / Отв. ред. М. Л. Гаспаров. М., 1989, с. 3– 25 .

Проблема индивидуального стиля в античной и византийской риторической теории // Сб. Литература и искусство в системе культуры / Сост. Т. Б. Князевская. Отв. ред. Б. Б. Пиотровский. М., 1988, с. 23–30 .

Литературные теории в составе средневекового типа культуры // [Вступление к сб.] Проблемы литературной теории в Византии и латинском средневековье / Отв. ред. М. Л. Гаспаров. М., 1986, с. 5–18 .

Византийская риторика. Школьная норма литературного творчества в составе византийской культуры // Там же, с. 19–90 .

Христианский аристотелизм как внутренняя форма западной традиции и проблемы современной России [Текст доклада, зачитанного от имени отсутствовавшего из-за болезни автора на предсинодальной конференции в Ватикане в ноябре 1991 года] // Русская мысль, 1991, 27 декабря; Сб. Христианство и культура в Европе: Память о прошлом .

интернет-портал «Азбука веры»

Сознание настоящего. Упование на будущее. [Материалы ватиканской конференции.] М., Изд-во «Выбор», 1992, ч. 1., с. 16–25 .

Два рождения европейского рационализма // Вопросы философии, 1989, № 3, с. 3–13 .

Античный риторический идеал и культура Возрождения // Сб .

Античное наследие в культуре Возрождения / Отв. ред. В. И. Рутенбург .

М., 1984, с. 142–154 .

Аристотель. Риторика, кн. III / Пер. и комментарии С. С. Аверинцева // Сб. Аристотель и античная литература / Отв. ред. М. Л. Гаспаров. М., 1978, с. 164–228 .

интернет-портал «Азбука веры»

Примечания

- Эти анонимные глубины, как известно, весьма привлекали еще Гердера, посвятившего ветхозаветной поэтике немало глубокомысленных замечаний («О духе еврейской поэзии», тт. 1–2, 1782–1783). Великий культурфилософ предро- мантической эпохи недаром был современником Макферсона, к стилизациям которого проявил живой интерес («Избранные места из переписки об Оссиане и о песнях древних народов», 1773) .

- Вспомним заглавие назидательной аллегории Джона Беньяна «The Pilgrim's Progress» (1678 г.), оно предполагает образ самого настоящего пути, по которому идут ногами .

- В качестве методологической параллели можно упомянуть попытки распространения категорий «Возрождения» (или хотя бы «Предвозрождения») на весь цивилизованный мир. Попытки эти также представляются нам, по сути дела, обидными как для гуманизма итальянского типа, в предельном напряжении сил создавшего доселе небывалые нормы культуры, так и для народов, шедших иным путем и творивших в соответствии с иными нормами. Если, например, русский XV в. описывается как «Предвозрождение» (так сказать, «еще не совсем Возрождение»), позволительно спросить, что это значит? Разве не очевидно, что эта эпоха отнюдь не преддверие, не предвосхищение, а полное, исчерпывающее осуществление некоего культурного идеала, самозаконного, самоценного и весьма мало общего имеющего с Ренессансом? Критика европоцентризма, усматривающая везде и повсюду культуру, соответствующую специфически европейским идеалам и нормам культурного творчества, являет собою усложненную разновидность того же европоцентризма (это относится, например, к книге В. Чалояна «Восток и Запад» – Чалоян 1980) .

- Эта сторона античной классики очень энергично подчеркивается в работах А. Ф. Лосева .

- В сочинении «О поэзии» Демокрит разработал столь популярное в дальнейшем учение о поэтическом «безумии», интеллектуалистикопсихологически- ми средствами компенсировавшее утрату архаической бессознательности .

- Frgm. В 16а-25 Diels. Характерно, что гениальная инициатива Демокрита распространилась на самосознание культуры в целом, ему интернет-портал «Азбука веры»

принадлежат трактаты по искусствознанию («О музыке», «О живописи»), а также – впервые! – размышления о генезисе цивилизации .

7 - Ср. тот смысл, который вкладывал в это слово недавно умерший немецкий философ К. Ясперс, противопоставлявший свое принципиально незамкнутое «философствование» традиционной системосозидающей «философии» .

8 - Абсолют философской религии Платона называется «существенноСущее» ( ); абсолют библейской веры называется «живой Бог» ( hj). Переводчики, создавшие так называемую Септуагинту, на радость всем философствующим теологам средневековья передали знаменитое самоописание библейского бога « hh Sr Ъ-jh» (Исход, гл. 3, ст. 14) в терминах греческого онтологизма: («Аз есмь Сущий»). Но древнееврейский глагол hjh означает не «быть», но «действенно присутствовать»; он характеризует не сущность, а существование (ср.:

Ratschow 1941). И здесь дело идет о жизни, а не о бытии, о реальности, а не о сущности .

9 - Может показаться, что эта характеристика плохо подходит к Гераклиту, но Эфесец занимает среди греческих мыслителей особое положение лишь постольку, поскольку дал права неподвижной сущности самому началу движения и усмотрел нечто неизменное в самой изменчивости. «Все течет» – эти слова не относятся к принципу течения: к Огню, к Логосу. Использование сквозного символа огня приближает Гераклита к Библии (ср. Второзак. 4, 24: «Йахве есть огнь поядающий»), но Огонь Гераклита подчинен объективной вещной закономерности, он, как известно, «мерою возгорается и мерою угасает», а значит, в самой своей динамичности и катастрофичности являет некую стабильность .

10 - Вот характерный контраст. В «Книге Екклесиаста» всякой человеческой речи, а значит, и мысли изрекается такой закон: «Бог на небе, а ты на земле» (гл. 5, ст. 1). Греческий мыслитель, признавая для себя как для человека условия земного бытия, полностью отрицает их для своей отрешенной мысли .

11 - В этом смысле очень типичная фигура – Лукиан из Самосаты, беллетрист, порожденный уже римской эпохой. В его сочинении «Сновидение, или Жизнь Лукиана» олицетворенная Образованность (), иначе говоря, Риторика, иначе говоря, Литература, обращает к подростку такие речи: «Ныне ты бедняк, сын такого то, уже почти решившийся отдать себя столь низкому ремеслу, – а немного спустя ты сделаешься предметом всеобщей зависти и уважения; тебя будут чтить и интернет-портал «Азбука веры»

хвалить, ты станешь знаменит среди лучших людей. Мужи, знатные родом или богатством, будут с уважением смотреть на тебя, ты станешь ходить вот в такой одежде (и она показала на свою – а была она роскошно одета) … Если даже ты уйдешь из этой жизни, то все же навсегда останешься среди образованных людей и будешь в общении с лучшими» (пер. Э. В .

Диль, см. Лукиан 1962, с. 32–33). Это бесподобное в своем роде место (сопоставимое разве что с древнеегипетскими хвалами карьере писца, но совсем иное по своему содержанию) очень красочно показывает, как в соблазнах литераторской профессии переплетались приманки духовного свойства и обещания хорошего местечка под солнцем. Такие люди, как Лукиан, были обязаны своему литераторству решительно всем – и духовными, и материальными основами своего существования, своим человеческим лицом и общественным статусом. Понятно поэтому, что когда Лукиану приходилось сталкиваться с неблагоприятными отзывами касательно чистоты своего стиля, писатель приходил в такое неистовство, в какое его едва ли привела бы самая страшная клевета относительно чистоты его нравов. Дошло два его сочинения, связанных с подобными казусами. В памфлете «Лжец, или Что значит пагубный» он мстит дерзкому, осмелившемуся заподозрить его аттическую дикцию, полубредовыми обвинениями во всех возможных пороках, торопится морально изничтожить его, чтобы только отвести от себя страшное обвинение; в маленьком трактате под заглавием «В оправдание ошибки, допущенной при приветствии» он привлекает неимоверный аппарат учености, чтобы реабилитировать свое словоупотребление. Больнее задеть его просто невозможно. По-видимому, созревание «литераторского»

социального самочувствия всегда сопровождается подобными эксцессами:

достаточно вспомнить нравы итальянских гуманистов XV столетия или взаимоотношения Тредьяковского, Сумарокова и Ломоносова .

Патологическая профессиональная обидчивость – оборотная сторона еще непривычной «беспочвенности» .

12 - Бродячему певцу у всякого народа полагается быть слепцом, и притом по весьма прозаической причине: зрячие годятся на другое дело .

Но только грекам пришло в голову истолковать слепоту как еще один символ внутренней отрешенности. Неоплатоник Прокл пишет: «Гомер… возвысил свою мысль над мнимыми благами всяческой зримой гармонии … по каковой причине он и представлен в сказании утратившим очи и претерпевшим то самое, что он заставляет претерпеть феакийского певца Демодока .

интернет-портал «Азбука веры»

13 - Эту дистанцию почувствовал, но едва ли верно понял английский марксист Дж. Томсон, сопоставляющий Гесиода с его современником пророком Амосом: «Гесиод был мелким земледельцем, собственником, который убеждал работников продолжать трудиться, несмотря ни на что, и утешал их преданиями о золотом веке в далеком безвозвратном прошлом .

Амос был пастухом, который говорил от лица тружеников, а не обращался к ним; он угрожал их угнетателям гневом Иеговы и обещал новый век изобилия в грядущие годы» (Томсон 1959, с. 93–95). Томсон несправедлив к беотийскому поэту, который в конце концов тоже грозит «царям дароядцам» гневом Зевса и дочери его Правды («Труды и дни», ст. 220– 224, 248–265), хотя делает это с куда меньшей страстью и яростью, чем Амос. Прямолинейный социологизм Томсона «хромает» еще и потому, что социальное положение Амоса (как, впрочем, и Гесиода) отнюдь не может считаться окончательно выясненным: он называет себя bwqr, «коровьим пастухом» (гл. 7, ст. 14) и nqd «овечьим пастухом» (гл. 1, ст. 1) – но тот же термин nqd прилагает к себе и царь Моава Меша (II Кн. Царств, гл. 3, ст .

4), так что даже если не сопоставлять слово с загадочным титулом угаритского верховного жреца rb nqdm (как это сделано в: Murtonen 1952, р. 170; ср. критику в: Eissfeldt 1956, S. 483), вполне можно себе представить, что Амос до своего «призвания» был состоятельным скотоводом. Но в одном отношении Томсон прав: Амос говорит как человек из народа, Гесиод· говорит о народной жизни .

14 - Как известно, Шпенглер настаивал на полном незнакомстве античности с феноменом «непризнанного гения» (Spengler 1920, S. 448– 449). Но насилие фактов вынуждает Шпенглера отступать от собственной схемы и описывать ряд явлений греческой культуры начиная с IV в. до н. э .

в терминах именно этого ряда .

15 - Строго говоря, понятия «творчество» в новоевропейском смысле слова не знали и греки. значит «сделать», «построить», «сработать»;

производное от этого глагола существительное («поэт») буквально означает «выделыва- тель [стихов]» и весьма непатетично (на этом особенно настаивал Ф. Дорнзейф). Впрочем, не надо забывать, что именно греки в лице Демокрита (см. прим. 6) и Платона разработали учение о поэтическом экстазе, предопределившее новоевропейскую идею гениального творчества, которое преодолевает «правила» (ср. параграф 47 второй части кантовской «Критики способности суждения»). С другой стороны, если для греков не существовало нашего понятия «творчества», как послеренессансного перенесения на человека атрибутов богаинтернет-портал «Азбука веры»

демиурга, творящего из ничего, – для них огромную роль играло понятие «изобретения», «измышления» (). Пиндар говорит, что хочет быть «изобретателем слов» (. 9, 80). Всякий реформатор того или иного жанра был с греческой точки зрения «изобретателем» новой жанровой формы: скажем, Эсхил «изобрел» новый тип трагедии. Часто утверждается, что греки не различали искусства и ремесла, объединяя то и другое в понятии ; это не совсем точно, ибо Плутарх (Vita Pericl. p .

159D) противопоставляет («изящное искусство», т. е .

вдохновенное эстетическое творчество) и (ремесленную выработку, подчиненную закону обыденности). Это различие – одна из новаций греческого эстетизма .

16 - Как известно, нумерация псалмов в православной и католической Библии, с одной стороны, и в масоретско-иудаистском, а также лютеранском каноне, с другой стороны, не совпадает. Впредь мы даем двойную нумерацию .

17 - По-гречески «толпа» в уничижительном смысле обозначается словом. Еще более характерно греческое словечко (букв, «присущий ремесленнику», в бранном переосмыслении «пошлый», «вульгарный», «банальный», «бездуховный»). Позднеиудейское ругательство 'm hrz, которым раввины талмудической эпохи клеймили непричастных священной учености невегласов, имеет совершенно иной привкус: раввины, как правило, по своему социальному статусу сами были ремесленниками (рабби Гиллель – дровосеком, рабби Шаммай – каменщиком, рав Йошуа – кузнецом и т. п.), а значит –. В слове «банаусос» отложилось высокомерие «интеллектуала» и «свободного художника», в словосочетании «ам-хаарец» – высокомерие ученого «начетчика» и набожного «ревнителя» .

18 - Конечно, Демосфен тоже хотел быть немедленно услышанным; но от его ситуации нельзя отмыслить и сознательной работы над литературным шедевром, который останется, когда борьба отшумит .

Демосфен и Эсхин в качестве государственных деятелей боролись не на жизнь, а на смерть; в качестве литераторов они в равной степени явили собой «классиков» своего жанра .

19 - «То обстоятельство, что именно Книга Исайи столь богата вставками из различных эпох, доказывает, что книгу эту вновь и вновь брали в руки, и что эта царственная фигура между пророками была все же познана и признана в своем истинном значении», – замечает А. Вайзер (We/ser 1957, S. 159) .

интернет-портал «Азбука веры»

20 - Как известно, латинское слово individuum есть точный перевод греческого. Равный себе атом – единица, монада – есть для грека модель его «индивидуальности» (ср.: Лосев 1963, с. 450) .

21 - «От имени» (msm) – обычная формула ссылки на авторитет в талмудической литературе («Рабби NN говорил от имени рабби NN…»);

ср. мышление, стоящее за практикой «хадисов» в исламе .

22 - Ср.: Guthrie I960, р. 118 .

23 - Мы употребляем термин «диалогической» в том расширительном и углубляющем смысле, который можно считать общепонятным после работы. М. Бахтина «Проблемы поэтики Достоевского» (Бахтин 1963) .

24 - Как известно, кантовское an sich восходит через посредство схоластического perse к аристотелевскому (ср.: Domseiff 1950, S .

28) .

25 - Вот несколько ранних случаев употребления этого термина:

Democr. В 246 Diels; Plat. Phileb, p. 67 A; Arist. Eth. Nic. p. 1097 B7 .

26 - Столь же неожиданно, сколь и логично, что для всей греческой философии в целом «сострадание» () оказывается столь же предосудительным, как похоть, страх и т. п. (ср. упоминание этого чувства именно в таком ряду у Ямвли- ха, De vita Pythagorica, с. 15, p. 64, 45 Nauck). Мудрецу приличествует отрешенное «человеколюбие»

(), снисходящая «благожелательность» (), но никак не жалость, противоречащая интеллектуальной свободе и упраздняющая дистанцию между «я» и «не-я». Сострадание есть «страсть» (), т. е .

непроизвольное страдательное состояние, когда не человек нечто делает, но с ним что то делается под действием оклика извне; а страсть есть главный враг греческой философской этики. Напротив, ветхозаветному Богу свойственно не просто милосердие, но «чревная» материнская жалость по отношению к тем, кого он жалеет (rhmjm – мн. число от rhm) .

Наряду с этим ему весьма свойственны состояния «гнева» и «ревности», которые опять таки предосудительны для греческой философской этики, ибо фиксируют внутриситуативную позицию гневающегося и ревнующего. Христианскому апологету Фирмиану Лактанцию придется писать особый трактат «О гневе Божием», защищая библейский образ Бога против философского презрения к гневу .

27 - Что божество «сферовидно», утверждал еще Ксенофан (А 1. 28 .

33. 35 Diels); Эмпедокл учил о «бескачественном Сферосе» (А 41 В 27, 4 Diels) как изначальном тождестве бога и мира. Сфера, согласно греческому пониманию, дает образ идеального самодовления, ибо интернет-портал «Азбука веры»

включает в себя все существующие фигуры и ничего не оставляет рядом с собой (ср. Plat. Tim. p. 33 В) .

28 - Xenoph, В 26,1 Diels. Что касается олимпийцев народной веры, мифа и поэзии, то они, разумеется, заинтересованы в жертвах и уважении смертных, в преуспеянии любимцев и в гибели обидчиков, но довольно поверхностно, почти «спортивно». «Так как весь промысел о чувственном… называется детской забавой богов, то мифотворцы и привыкли именовать эту особенность действования богов в мире смехом»,

– резюмирует стиль уходящего в прошлое мифа Прокл (In rem publ. 1, 126– 128 Kroll). Конечно, всякий народ изначально предполагает заинтересованность бога в человеке и человека в боге по принципу do, ut des; важно, куда пойдет движение от этой исходной точки. Греческое божество по мере своего одухотворения в мысли философов становится все более безразличным к миру (предел этого развития – боги Эпикура);

Йахве по мере своего одухотворения в мысли пророков становится все более заинтересованным в мире (предел этого развития – христианский догмат о боговоплощении) .

29 - Давно отмечено, что у Достоевского, глубинно диалогический характер творчества которого блестяще выяснен. М. Бахтиным, принцип речевой характеристики постоянно нарушается, так что интонации персонажа проникают в голос автора и наоборот. «В смешении автора и авторского персонажа… не следует ли видеть отступление от реализма и художественности? Нет. В «Бедных людях» изображен разговор двух душ, а души могут говорить не временным своим языком, а преодолевать все преграды бытового косноязычия…» (Лихачеву 1967, с .

321–322) .

30 - Характерно, что уподобление места человека во вселенной маске и роли становится у стоиков избитым общим местом. Панеций учил, что каждый из людей носит четыре маски: маску человека, маску конкретной индивидуальности, маску общественного положения и маску профессии (ср.: Pohlenz 1948, S. 201). Когда Сенека хочет выразить идею душевной цельности, он говорит: «Великое дело – сыграть роль единообразного человека!» («Unum hominem agere» – ер. 120, 22) .

31 - Лихачев 1962, с. 64–66. Едва ли можно, однако, согласиться с вдумчивым исследователем, когда он характеризует подобную «психологию без характера» в терминах «еще-не», как если бы Епифанию или автору Русского Хронографа попросту не хватало знаний о человеческой сущности. Очевидно, что принцип историзма приказывает интернет-портал «Азбука веры»

нам рассматривать поэтику древнерусской литературы в соответствии с ее целями, с ее мировоззренческими принципами. Христианский писатель средних веков хотел внушить своему христианскому читателю самое непосредственное ощущение личной сопричастности к мировому добру и личной совиновности в мировом зле: читатель должен был внутренне отождествить себя с праведником – в его доброй воле, а со злодеем – в его греховности, усматривая все ту же борьбу – Бога и Дьявола в описываемых событиях и в себе самом. Такой «сверхзадаче» объектно-созерцательная «психология характера» явно не соответствует. С другой стороны, ни из чего не следует, будто для нашего сознания – переставшего верить в непроницаемость и неразложимость каких бы то ни было «атомов» – «психология характера» абсолютно и безусловно права против «психологии без характера»; по-видимому, обе эти психологии соотносятся между собой примерно так, как геометрия Евклида и геометрия Лобачевского. Достаточно вспомнить стиль психологизма Достоевского, никоим образом не укладывающийся в каноны «психологии характера». Ср. нашу статью: Аверинцев 1970, с. 113–143, особенно с. 130– 132 .

32 - В древности физиогномика была наукой, и притом весьма почтенной и важной; к ней были прикосновенны такие умы, как Гиппократ и Аристотель, бесчисленное множество ученых меньшего ранга занимались ее систематизированием и усовершенствованием .

33 - Ср.: Evans /969 .

34 - Напротив, греческая литература начиная с Гомера берет олимпийцев как пластичные с фиксированными приметами, как «маски», которые отличаются от человеческих «масок» лишь большей степенью статичности и самотождественности. Из этих «масок» можно монтировать некий сборный облик героя .

35 - Напротив, египетские божества являют собою весьма пластичные и самотождественные «фигуры» (ср. употребление этого греческого слова, относящегося к тому же кругу понятий, что и или, в знаменитом описании сакральной эстетики Египта у Платона, Legg. И, 656 D-675 В). Недаром Египет знал практику сакральных действ, на которых жрецы выступали в масках богов (см .

Матъе 1956, с. 64–80). Однако египетские боги – не вполне в греческом смысле этого слова, и притом постольку, поскольку имеют свойство сливаться друг с другом, поглощая сущность друг друга (АмунРа, Хон- су-Ях, Тот-Ях, Осирис-Ях и т. п.): это свойство (порой присущее интернет-портал «Азбука веры»

греческим богам в культе, но чуждое им в мифе, искусстве и литературе) понижает коэффициент пластичности .

36 - В литературной ситуации нового времени аналогичный подход к построению образа оказывается ущербным (Пушкин в черновике письма к. Н. Раевскому от конца июля 1825 г. с осуждением отмечает: «…создав в воображении какой нибудь характер, писатель старается наложить отпечаток этого характера на все, что заставляет его говорить…»). Эта оценка ни в малейшей степени не может быть перенесена на «масочный»

метод характеристики в античной литературе хотя бы потому, что там самые общие функции образа и характера были принципиально иными, чем в новоевропейской литературе: для нас фабульная ситуация помогает выявиться характеру, для греков характер служит для выявления сверх личной мифологической фабулы ( «Поэтики» Аристотеля) .

Вместилище подлинного смысла – не, а \3 (Arist. Poet, p. 1450 в, ср.: Лосев 1930, с. 719–720) .

37 - Принципиальное безразличие библейского образа к пластической офор- мленности точно уловил Т. Манн: «Безразлично, был ли Аврам высок и красив… или, может статься, низкоросл, тощ и согбен – в любом случае он обладал силой духа, всей силой духа, потребной, чтобы возвести всяческое многообразие божественного, и всякий гнев, и всякую милость к Нему, непосредственно к Нему, своему Богу» (Mann 1955, S. 426–427) .

Действительно, сколь ни редки в религиозном искусстве позднеантичного иудаизма фигуративные изображения, которые не являли бы в себе определяющего эллинистического влияния (как фрески синагоги в ДураЕвропос), они ясно свидетельствуют, с какой легкостью иудей, еще связанный с древнепалестинской традицией, мог представить себе облик того же Авраама лишенным всякого внешнего достоинства. Такова относящаяся к VI в. н. э. мозаика синагоги в Бет-Альфа, изображающая Жертвоприношение Исаака (см.: Kitzinger 1965). Бесформенно выкручивающиеся и змеисто перевивающиеся руки патриарха гротескно выражают душевное борение, на запрокинутом красном губастом лице, к которому сбоку (!) приставлено семь полосок бороды, пронзительно светятся глаза – избыток экспрессии при полном равнодушии к пластике .

38 - Ср. подобное словоупотребление у Дионисия Галикарнасского, Lys. II, 477, р. 204 Usen. et Raderm .

39 - Men. Sent. 27, p. 34 Jaekel .

40 - Demosth. 9, 981, p. 148 9 10 Usen. et Raderm .

41 - Древний египтянин мог сказать о мудрецах былых времен:

интернет-портал «Азбука веры»

«Имена их живут из за их книг, которые они написали, потому что они были благими, и память о том, кто их сделал, будет жить вечно». Однако и здесь речь идет о провербиальной жизни имени, а не о жизни авторского наследия в собственном смысле слова .

42 - Ср.: Stemplinger, 1911 .

43 - Theogn. 19–23, p. 4, Diehl .

44 - С парадоксальной защитой подлинности этой поэмы в свое время выступил Ф. Дорнзейф (Domseiff1939), но его точка зрения, понятным образом, не встретила поддержки .

45 - Более любившие порядок египтяне употребляли стереотипные формулы зачина (например, в начале «Повести о двух братьях»). Но эти формулы ввиду своей краткости, примитивности, бессодержательности, а главное – безличности не могут быть сопоставлены с греческими «прооймионами». Некое подобие последних можно найти только в ближневосточном героическом эпосе (например, в первых строках поэмы о Гильгамеше) .

46 - Слово соответствует еврейскому tholedoth («родословие», «рождение», «происхождение»), Genes. II, 4: «Вот родословие неба и земли…»

47 - Ср. употребление слова в прегнантном смысле «становление» в диалоге Платона «Тимей», трактующем, как и первая книга Пятикнижия, о сотворении мира. «Книга Бытия» – перевод, дающий обратный смысл; тема книги не статичное бытие, но динамичное становление, «генезис». Столь чуткий читатель, как О. Мандельштам, неспроста говорил об «огромной взрывчатой силе Книги Бытия – идее спонтанного генезиса» (Мандельштам 1967, с. 35) .

48 - Ср. замечание Аристотеля об «объеме» () представляемого в трагедии действия, сделанное в столь ответственном месте, как знаменитая дефиниция трагедии (De art. poet., p. 1449в) .

49 - Ср., например, наши подсчеты, относящиеся к биографиям Плутарха: Аверинцев 1966, с. 234–246. Подсчитано, что оба сочинения, приписываемые евангелисту Луке (третье Евангелие и Деяния апостолов) имеют почти совершенно равный объем (примерно по 90 400 греческих букв); это черта, связанная не с семитической, а с греческой литературной культурой, – так же как и авторский прооймион третьего Евангелия .

50 - Вспомним, что наши «идея» и «теория» означают по-гречески «образ» и «рассматривание». Человек духа – для греков не деятель, но интернет-портал «Азбука веры»

также и не аскет, удаляющийся от житейских торжищ: он – зритель, и мир для него – зрелище. На вопрос Леонта, – рассказывает греческая легенда, – кто же такие философы и что за разница между ними и прочими людьми, Пифагор ответил, что уподобляет жизнь человеческую всенародным сборищам во время великих греческих игр. На них одни телесными усилиями добиваются славы и победного венка, другие приезжают покупать, продавать и получать прибыль; и среди всего этого выделяется наиболее почтенный род посетителей, люди, не ищущие ни рукоплесканий, ни прибыли, но явившиеся для того, чтобы посмотреть, и прилежно разглядывающие все происходящее. Так то и мы явились на сборище жизни из иной жизни и другого мира… и среди нас одни служат тщеславию, другие – деньгам; лишь немногие, презрев все остальное, прилежно всматриваются в природу вещей, и они то зовутся любителями мудрости, или философами (пересказано у Цицерона, Tusc. disput. V, 3, 8– 9). Бесполезно ли такое всматривание в мир? «Нет ничего странного, если оно покажется ненужным и неполезным, – невозмутимо возражает неоплатоник Ямвлих (III в. н. э.), – мы назовем его не пользою, но благом»

(Protrept. 9, 60 А, 53 Pistelli). Как известно, и Пифагору, и Анаксагору приписывалось утверждение, что смысл всей человеческой жизни – в том, чтобы рассматривать небо. «Зрелищный» подход к миру – доминанта всей античной культуры и жизни сверху донизу, от адептов интеллектуального созерцания до римской черни, требовавшей «хлеба и зрелищ». Как известно, иудеи, узнав греческие зрелища, усмотрели в них предел скверны и безбожия .

51 - Мандельштам 1967, с. 21 .

52 - Как характерен уже самый жанр поэтического или риторического описания картины или статуи! Ср. поучительную антологию русских переводов: Античные поэты об искусстве .

53 - Зато христианская литература на греческой почве с необходимостью должна была испытать потребность в словесном портрете Христа; и в самом деле, в византийскую эпоху такие портреты (так сказать, литературные иконы) получают большую популярность. Некий Епифаний Монах в своем «Житии Богородицы» так описывал Иисуса: «… Он был весьма благообразен ликом… росту же имел шесть стоп полных, а волос русый и не слишком густой, скорее склонный чуть кудрявиться, а брови черные и не слишком выгнутые, глаза же карие и ясные… и волосы носил долгие, ибо никогда ни бритва, ни рука человеческая не прикасались к его главе, кроме руки матери его в бытность его младенцем .

интернет-портал «Азбука веры»

Шею он слегка наклонял, так что осанка тела его не была слишком прямой и вытянутой. Лик его был пшеничного Цвета и не круглый, но как и у его матери, продолговатый, чуть краснеющий и такой, что выражал святость, и разумность, и кротость…» В этой технике экфрасиса нельзя не узнать грека, воспитанного культурой физиогномики .

54 - Ср.: Domseiff 1959, S. 189–202 .

55 - Вспомним, что греческое слово, ставшее обозначением одного из характерных жанров античной поэзии, буквально означает «картинка» .

56 - Прогимнасматик Афтоний дает такую дефиницию экфрасиса:

«Описательное слово, которое наглядно представляет перед глазами изъясняемое». Схолиаст прибавляет к этому: «Экфрасис отличается от повествования тем, что второе содержит голое изложение событий, между тем как первый тщится как бы превратить слушателей в зрителей» (см.:

Ernest/ 1795, р. 100). Библейские описания могут превратить «слушателей»

в соучастников, но уж никак не в «зрителей» .

57 - Ср. прим. 9 и 50 .

58 - Изначально слово прилагалось либо к воинскому строю (мы можем вспомнить строку из Мандельштама: «…Где курчавые всадники бьются в кудрявом порядке…»), либо к убранству, особенно женскому; оно было перенесено на мировую структуру Пифагором (по другим сообщениям – Парменидом). Идея передавать по-русски это слово трезвучием «ряд» – «наряд» – «порядок» принадлежит Т. В. Васильевой .

59 - wlm – это «мировое время» (в немецком переводе Бубера и Розенцвейга «Weltzeit»), но не «вечность», поскольку он, во-первых, движется и, во-вторых, может кончиться и смениться другим «оламом», другим состоянием времени и вещей в нем. Талмуд говорит об эсхатологическом wlm hb, что можно с равным правом переводить «будущий век» (ср. в христианском символе веры «…и жизни будущего века») и «будущий мир». Когда библейский мистический историзм попал в идейный кругозор греков и римлян, термин «олам» был передан греческим «эон» и латинским «секулум»

60 - См.: Frencf 1965, р. 39 .

61 - Ср. Plut. Alex. 2 (официальная легенда о зачатии от священного змея); 5 («Ахилл» – прозвище Александра в детстве); 38 (поджог дворца Ксеркса в стиле вакхической обрядности); 72 (стилизация богатырской тризны с человеческими жертвоприношениями на похоронах Гефестиона) .

О дионисичности самой фигуры Ахилла см.: Иванов 1923, с. 74 и сл .

интернет-портал «Азбука веры»

62 - Как известно, в 324 г. до н. э. была всенародно отпразднована небывалая свадьба: Александр и десять тысяч его солдат соединялись с персидскими девицами (Plut. Alex. 70). Эллинство – мужское начало, варварство – женское начало, и судьбы вселенной требуют их мистериального соития: такова символика, внятная еще для романиста Гелиодора (III или IV вв. н. э.) .

63 - «Дело выглядит так, как если бы возобновленный контакт с природой в диком краю Македонии и работа воображения над старой историей о чуде высвободила некий родник в уме престарелого поэта, восстанавливая связь с тайными источниками сил, которую он утратил в самоуверенной, не в меру интеллектуализо- ванной среде Афин конца V века», – замечает Э. Доддс (Dodds ed. i960\ p. XLVII) .

64 - В еврейских легендах Александр выступает как святой почитатель и защитник истинной веры, стоящий под защитой Йахве и пользующийся ревностной поддержкой иудеев. См.: Pfister 1956 .

65 - Plat. Tim. 22 А (эта речь саисского жреца к Солону будет почти назойливо цитироваться на исходе античности христианскими апологетами, подхватывающими призыв Платона вернуться к доэллинским истокам мыоли) .

66 - Jos. contra., I, 22. Аргументы Т. Рейнака, предлагавшего отнести слова Хэрила к жителям Ликии (Reinach 1895, р. 6, п. 1), трудно признать убедительными хотя бы потому, что они предполагают насилие над текстом – атетезу полустишия с упоминанием «финикийских словес» .

67 - Megasth. frgm 41 Didot (FHG II, 437) .

68 - Frgm 69 MUller (FHG II, 323) .

69 - Frgm. 151 Wimmer .

70 - Frgm. 69 Miiller. Датировка вытекает из того, что Клеарх говорит о пребывании Аристотеля «в Асии», т. е. у тирана Гермия Атарнейского .

Возвращаясь к Феофрасту, заметим, что он знает еврейское слово qrbn (см .

Jos. с.., I, 22), что было бы едва ли возможно без личных контактов с иудеями .

71 - Можно, конечно, заподозрить подлинность фрагментов Клеарха, хотя для этого нет достаточных оснований. Т. Рейнак (op. cit., р. 12, п. 1) поступает иначе: он признает подлинность текста, но сомневается в правдивости Клеарха. Его довод сводится к тому, что если по-настоящему воспринявший греческую культуру иудей трудно представим для эпохи Клеарха, то эта фигура вполне немыслима для тех лет, когда Аристотель интернет-портал «Азбука веры»

гостил у Гермия Атарнейского. Но что мы знаем о просачивании эллинства через границу державы Артаксеркса около 347 г.? В сочинениях самого Аристотеля встречается довольно точное описание Мертвого Моря в Палестине (Meteor., II, 3, 39) .

72 - Clem. Alex., Sromat., I, 22, 150 .

73 - Porphyr., De phil. in orac. haur., I, 141 .

74 - Antiq. Rom., II, 50, 3 .

75 - Достаточно вспомнить, что греки ухитрились не заметить великую римскую литературу от Цицерона и Лукреция до Овидия и Тацита. Плутарх, из всех греческих писателей наиболее серьезно старавшийся проникнуть в римскую сущность, читал в подлиннике римских авторов для своих изысканий, но наотрез отказывался судить об их литературных достоинствах (ср.: PaulysReal Encydopadie, XLI, S. 927) .

76 - Euseb. chron., 1, стр. 11 .

77 - Этот монарх осуществил намерение Александра восстановить храм Бела в Вавилоне, разрушенный Ксерксом, и поощрял культивирование клинописной литературы. См.: Тарн 1949, с. 132–133 .

78 - Заглавие более достоверно, чем ; см.:

Schwartz 1959, S. 189 .

79 - Plat. Tim., 23 В .

80 - Зелинский 1910, с. 256 .

81 - Об универсальном влиянии идей Беросса на сирийскую, греческую, иудейскую и христианскую историографию см.: Dempf 1964, S. 260 .

82 - Jos., contra.., I, 14–15; ср. Euseb., preapar. evang., X, 13 .

83 - Frgm. 52 Miiller, § 7. Старое предположение, согласно которому это место – интерполяция александрийского антисемита более поздней эпохи (см.: Reinach, op. cit., p. 29,. 29), не имеет в свою пользу достаточных оснований. По-видимому, имя «Осарсиф» первоначально относилось к библейскому Иосифу, ибо представляет собой результат подстановки в имя «Ио-сиф» на место наименования «Иао» (т. е. «Йахве») египетского божественного имени «Осар"" (т. е. «Осирис») .

84 - Египет первых Птолемеев – это не Вавилония первых Селевкидов .

Вплоть до царствования Птолемея IV Трифона коренные жители Египта были столь бесправны, что не допускались к военной службе .

85 - Согласно рассказу так называемого Аристеева письма, царский библиотекарь, знаменитый Деметрий Фалерский, внес меморандум, в интернет-портал «Азбука веры»

котором указывал своему государю на недостачу в Александрийской библиотеке книг еврейского Писания и на их языковую недоступность (Epist. Arist. 28–33); после этого сам Птолемей Филадельф якобы обратился с запросом к иудейскому первосвященнику в Иерусалиме, результатом чего и было назначение коллегии переводчиков. Аристеево письмо заведомо представляет собой литературную стилизацию, которую приходится, однако, датировать эпохой эллинизма, хотя и не III в. (ср .

предисловие и примечания в кн.: Aristeas to Philocrates). Хотя на показания этого псевдэпиграфа нельзя полагаться, благодаря им мы можем знать, как представляли себе историю Септуагинты александрийские евреи примерно через столетие или два после царствования Птолемея Филадельфа .

86 - Ислам, являющий большое типологическое сходство с древним иудаизмом, чрезвычайно долго не мирился с переводом Корана на персидский или тюркские языки (ср.: Петрушевский 1966, с. 121) .

Достаточно вспомнить революционизирующее значение труда Лютера, переведшего Библию с сакральной латыни на мирской немецкий язык, чтобы представить себе, что в III в. до н. э. подобное событие должно было волновать умы во всяком случае не меньше, чем в XVI в. н. э .

87 - Эта версия впервые излагается в Аристеевом письме и затем разукрашивается дальнейшими легендами у иудейских и затем христианских авторов, порой встречая и критику (например, у Иеронима, Praef. in Pent., Migne, Patrol. Lat. t. 28, col. 150). По одной еврейской версии переводчиков было пять. Число 72 (т. е. по шести человек от каждого из двенадцати колен Израилевых) было излюбленным числом в сфере еврейской религиозности; оно встречается и в Ветхом Завете (число мужей, отобранных для сакральных нужд Моисеем), и в Новом Завете (число учеников Христа). Латинское Septuaginta означает «семьдесят», т. е. округленную версию этого же числа .

88 - О знаменитом Гиллеле (ум. ок. 10 г. н. э.), вдохновителе универсалистского направления в фарисействе, Талмуд рассказывает:

«Гой пришел к Гиллелю; Гиллель обратил его в иудейскую веру. Он сказал ему: «Что ненавистно тебе самому, того не делай ближнему. Вот все учение Торы, все остальное – пояснение к этому. Ступай и выучи!»

(Sabbat 31 а) .

89 - У некоторых византийских авторов (например, у Евтихия Александрийского) встречается очень странная и тем более показательная легенда, согласно которой евангельский Симеон Богоприимец, которому интернет-портал «Азбука веры»

было обещано, что он доживет до рождения Мессии-Христа, был одним из семидесяти толковников и прожил ни больше ни меньше, как три с половиной столетия; соавтор Септуагинты, который дожидается возникновения христианства, чтобы увидеть свои чаяния о «свете во откровение языков» исполнившимися, – выразительный символ. Уже для христиан новозаветной эпохи Септуагинта вполне заменяет древнееврейский текст Ветхого Завета; как известно, она до сих пор служит в греческой церкви каноническим текстом .

90 - Soferim, 1, 7 (этот день – 8 Тебета). С другой стороны, однако, еще в Талмуде дозволяется читать священнейшую из иудейских молитв «Внемли, Израиль!..», заключающую исповедание монотеизма на всех языках, включая греческий (Sota, 33а; Megilla, 17b) .

91 - Соболевский 1908 .

92 - В Египте не бывает «источников», упоминаемых в «Книге пророка Иоиля», гл. 1, ст. 20; в греческом тексте они заменены на, т. е. каналы, отлично знакомые каждому египтянину, «Хранитель порога» из «Книги Эсфири» (гл. 2, ст. 21) заменен «архисоматофилаком»

(официальный титул начальника гвардии при дворе Птолемеев) .

93 - Ср.: Norden 1913, S. 355–364 .

94 - «Для Филона греческий перевод Пятикнижия настолько представляет собою священный текст, что он черпает свою аргументацию из случайных особенностей этого текста» (Schurer 1909, S. 428). Ср.:

Иваницкий 1911, с. 519 .

95 - Тацит, вообще тяготеющий к антисемитизму, характерным образом оценивает иудейскую обрядность – но не только обрядность – как эстетически низменную («sordidus» – Hist., V, 2); эта оценка произведена через сопоставление с ликующей праздничностью эллинского культа Диониса .

96 - Med., V, 375–379: «В поздние времена придет век, когда оковы Океана будут расторгнуты и [за ним] обнаружится огромная земля; Тефис откроет новые миры, и Тулэ уже не будет пределом земель». Как известно, этот пассаж вдохновлял мореплавателей Столетия Открытий .

97 - В эту эпоху греко-римское (особенно римское) общество оказывается, в частности, весьма доступным для иудейской пропаганды .

Тот, кто читает диалог Горация и Аристия Фуска (Horat., Sermon., I, 9, 60– 69), не может отделаться от впечатления, что хотя бы чрезвычайно поверхностный интерес к иудейской вере был в десятилетия ранней Империи модой, почти необходимой принадлежностью «лучших домов»

интернет-портал «Азбука веры»

Рима (ср. также светскую остроту из письма Августа, приведенную у Светония, Aug. 76). Безусловно, Дорнзейф сильно преувеличивает, изображая Горация и Вергилия знатоками Септуагинты, а специально Горация – сыном еврея или проселита (Domseiff 1951, S. 65 et passim), но его наблюдения над ролью Iudaica в общей картине интересов высшего общества августовских времен не могут быть отброшены целиком (S. 67) .

Такое положение окончательно превращается в свою противоположность только к эпохе Антонинов: если для Горация поклонник еврейских обычаев – свой человек, предмет легкой, вполне дружеской иронии, то для Ювенала (Sat. XIV, 92–06) это враг общества, крамольник, изгой и отщепенец .

98 - Вызревающий в I в. до н. э. аттикизм с его стремлением найти канон нормативных правил и авторитетных образцов есть именно классицизм, и Кеки- лий, с которым полемизирует Псевдо-Лонгин, стоит на вполне классицистических позициях. Как заметил однажды Виламовиц, «греческие классические поэты уже давно были классическими, когда Цицерон и Гораций ходили в школу»; а понятие «классики» (необходимо порождаемое в определенный момент всей греческой концепцией литературы, как мы ее пытались описать в первой части статьи) и феномен «классицизма» суть немыслимые друг без друга корреляты. Если послеромантический ценитель литературы, решительно отринув «классицизм», держится за идею «классики», это, очевидно, может означать одно из двух: либо идея «классики» в его уме гораздо менее насущна и непреложна, гораздо менее ясна и отчетлива, чем ему кажется, либо его разрыв с классицистической нормативностью гораздо менее глубок, чем ему кажется. Метаморфозы классицизма со времен Дионисия Галикарнасского сменились во множестве, и мы едва ли видели последнюю. Конец классицизма может совпасть только с окончательным преодолением греческой концепции «творчества»; возможно ли оно – решать не историкам литературы .

99 - Как известно, не Псевдо-Лонгин ввел термин «возвышенное»; но в устах его антипода Кекилия этот термин явно обозначал иную категорию .

100 - Sud. art.. (Гипотеза эта была впервые выдвинута немецким филологом К. С. Шурцфлейшем в его комментарии на трактат «О возвышенном», вышедшем в Витемберге в 1711 г.) 101 - Ср.: Norden 1955 .

102 - Настолько долговечным, что едва ли бесповоротно исчерпано и ныне. Мы остаемся европейцами и, следовательно, остаемся «греками»;

интернет-портал «Азбука веры»

обретенная нами способность в культурологической рефлексии дистанцироваться от себя, «взглянуть на себя со стороны», еще не означает, что мы и впрямь находимся «в стороне» от самих себя .

103 - Чего стоит утверждение, что Бог «устроил космос из бесформенной материи» ( ), явно подходящее скорее к Демиургу Платонова «Тимея», чем к Элохим «Книги Бытия» («Книга Премудрости Соломоновой», гл. 11, ст. 18)! Очень большую роль в словаре этого сочинения играет также специальная терминология стоиков .

104 - Душа мыслится существующей до своего воплощения: она «приходит» в тело, и только она есть «я» человека («Книга Премудрости Соломоновой», гл. 8, ст. 20), причем тело есть лишь «земляная хижина»

для духа (гл. 9, ст. 15) .

105 - Огромное место в «Книге Премудрости Соломоновой» занимают призывы осознать неразумность идолослужения. Вся книга построена как увещательное слово правоверного царя Соломона к «судящим землю» (гл .

1, ст. 1), т. е. к своим языческим коллегам по сану .

106 - Нельзя не посетовать на то, что слова «душевный», «духовный» и прочие решения этого ряда слишком патетичны и расплывчаты, слишком мало разграничены в своем значении, чтобы хорошо выполнять свои функции – разумеется, функции не терминов, но интеллектуальных символов (в немецком языке, вышколенном философской традицией, «Geist» и «Seele» противопоставляются куда более четко, так что формула Л. Клагеса «дух как противник души», которая могла бы, пожалуй, озадачить русского читателя, для немца абсолютно прозрачна и достаточно банальна; «vergeistigt» и «beseelt» по-немецки – антитезы, порусски то и другое сливается в одном слове «одухотворенный»). Все же рискнем прибегнуть к этим словам, пытаясь прояснить их в самом процессе употребления. Стихия «души» в новоевропейской (особенно германской и славянской) поэзии есть то, что решительно мешает нам отождествить поэзию и риторику и даже побуждает мыслить их как вещи несовместные. Греки же их отождествляли (когда греческий философ – не поэт! – нападает на риторику, как Это делает Платон в своем «Федре», он бранит ее отнюдь не за «рассудочность», мешающую душе, но за безрассудство, мешающее духу). Риторика есть попросту субстанция всей греческой поэзии в целом, не исключая предельных ее вершин. Когда мы непредвзято вчитываемся в греческих поэтов, мы поражаемся несравненному благородству их духовности, но испытываем почти физический голод по «душевности» – или, что бывает чаще всего, интернет-портал «Азбука веры»

насильственно привносим ее в тексты. Но «сердечность» псалмов и «Книги Иова» (как известно, «сердце», упоминаемое в Ветхом Завете 851 раз, составляет один из важнейших его символов) также не следует смешивать с нашей «душевностью». Оселком и здесь может служить элоквенция, носящая в Библии особые черты, отличные от греческой риторики, но не менее «сухая» и «рассудочная». Как раз в «Книге Иова»

отточенная притязательность словесной формы, остроумие, острословие, вкус к спору, состязанию и сарказму доходят до предела и празднуют доподлинный праздник. «Сердечности» это не мешает (как не мешает ей чистейшая риторика византийской церковной поэзии), но для «душевности» не оставляет места .

107 - Предмет, обозначенный столь высокопарным выражением, – пастушеская палка .

108 - Dempf 1964 .

109 - Формула, употребляемая по-еврейски в традиционных надписаниях этих семидесяти трех псалмов, гласит: ledawid. Это может означать .

110 - Пастернак 1991, с. 219 .

111 - Именно у Девтероисайи возникает столь важная для новозаветной перспективы тема страждущего «отрока Господня» (42, 1–7;

52, 13–15; 53, 1–12) .

112 - Sellin – Fohrer 1969, S. 397–409 .

113 - Ср.: Коростовцев 1983, с. 62–64 .

114 - Принципиально важен именно момент рефлексии. Сам по себе феномен индивидуальной манеры позволительно искать в самом что ни на есть архаическом или фольклорном примитиве; позволительно утверждать также, что любители словесного искусства эту манеру более или менее чувствуют – иначе они не оказывали бы предпочтения одному мастеру этого искусства перед другим. Все это, ненаучно выражаясь, старо как мир. Но вот момент, когда у какой то группы людей появляется охота по каким то правилам обсуждать разницу между одной и другой манерой и создавать для этого общезначимый набор понятий, – это момент переломный; есть великие культуры, которые проходят свой путь, так этого момента и не переживая .

115 - Нам приходилось не раз говорить о понятии подражаниясостязания (– aemulatio), ключевом для всей поры рефлективного традиционализма, но дополнительно важном для римской культуры. Ср., интернет-портал «Азбука веры»

например: наст, изд., с. 146–157, особенно с. 148; Аверинцев 1989, с. 5–21, особенно с. 9–11 .

116 - Поучительный, красноречивый контраст – обсуждение (не вполне точной) цитаты из Книги Бытия, 1, 3 и 1, 9 в трактате «О возвышенном», 9, 9. В кои- то веки несколько слов библейского текста попали в поле зрения греческого автора – и они немедленно стали предметом теоретико-литературной рефлексии .

117 - Современный анализ данных о раввинской дидактике первой пол. I в. н. э. заставляет еще выше оценивать новизну параболического стиля Иисуса; самые ранние жанровые аналогии связаны с именами раввинов, живших несколькими поколениями позже .

118 - Это можно сравнить с отсутствием в Евангелиях описания внешности Иисуса, контрастирующим с приверженностью к этой теме многочисленных византийских апокрифов, но обретающимся в добром согласии с ветхозаветной традицией. Во всем Ветхом Завете мы находим лишь крайне односложную характеристику внешности молодого Саула (1Цар.9,2 – «красивый») и чуть более развернутую справку о внешности молодого Давида (там же, 16, 12 – «белокур, с красивыми глазами и приятным лицом»); но и это – исключения. Библейский стиль не любит описания, «экфрасиса» – безразлично, описания внешности или описания характерной манеры говорить. Описание предполагает взгляд извне, оценивающий – даже при установке на похвалу, на восхищение, даже на умиление; в терминах философии М. Бубера кто нибудь мог бы сказать, что описываемое бытие – «оно», не «я и ты». Ср. нашу давнюю попытку в несколько неакадемической манере рассуждать на эти темы: наст, изд., с .

13–75, специально с. 31–36 .

119 - Патриарх Фотий в IX в. разбирал и стиль апостола Павла (Amphilochia XCI XCIII), и лексику I послания апостола Петра (Amphilochia LXXXVI) в категориях риторической теории. Это – не изолированный пример; ср.: наст, изд., с. 247–248 .

120 - Единственное исключение – определение того, что есть вера, в Послании к евреям, памятнике, выделяющемся, как отмечал еще Эдуард

Норден, нормативно-эллинистическим характером своей стилистики:

«Вера есть осуществление чаемого и уверенность в невидимом» (II, I). Ср.:

наст, изд., с. 236 .

121 - Когда такие характеристики все же появляются, происходит это на периферии повествования. Евангелие от Луки – опять таки самое эллинистическое из четырех Евангелий – дает энкомиастическую интернет-портал «Азбука веры»

характеристику родителей Иоанна Крестителя (1, 6); но аналогичной характеристики их сына – не говоря уже об Иисусе Христе – мы не можем вообразить даже в нем. Оценочные эпитеты типа «нечестивый», «богоненавистный» и т. п., требуемые в житиях для антагонистов святого литературным этикетом, в Евангелиях также немыслимы .

122 - Например, ни слова не сказано о психологии поступка Иуды Искариота; загадка остается важным компонентом христианской культуры именно в своем качестве загадки .

123 - Очень яркий пример – восходящие к первой пол. II в. замечания Папия Иерапольского (о неточной хронологии Марка, восходящей, по Папию, к практике изустных рассказов для нужд повседневного назидания, также, насколько можно понять, о противоречивой истории становления греческой версии Матфея на основе семитического источника), которые приведены в «Церковной истории» Евсевия Кесарийского (III, 39) .

124 - Достаточно вспомнить начальные слова Евангелия от Марка, которые отражают раннее словоупотребление, хорошо известное из текстов Павловых посланий .

125 - Этот отход ощутим уже в труде Августина «О согласии евангелистов» (ок. 400 г.) .

126 - В качестве одного из бесчисленных примеров можно упомянуть универсальное значение для средневековой культуры на Востоке и на Западе – текстов, поставленных под защиту имени Дионисия Ареопагита, ученика ап. Павла (ср. Деян.17,34) .

127 - Характерна ссылка на Второзак. 31, 9 .

128 - Ср. Деян.4,12: «Нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы спастись» .

129 - В наше время, обсуждая литературную жизнь античности (а также средневековья и даже раннего нового времени), анализируя и тем паче популяризируя, как правило, акцентируют внимание на том, что отличает «их» от «нас», – в частности, на неразвитости, неотчетливости, нестеснительности «их» понятий о литературной собственности по сравнению с «нашими». Несомненно, открытие Гуттенберга и затем капиталистическая формализация «авторского права» вплоть до современного «копирайта» качественно изменили отнюдь не только юридический аспект ситуации, но всю ситуацию в целом. И все же мы обязаны видеть античность не только и не столько в контрасте с тем, что пришло много позже, сколько на фоне того, что античности интернет-портал «Азбука веры»

предшествовало и что с ней во времени соседствовало. Уже многочисленные среди античных знатоков споры о том, что автору принадлежало и что ему не принадлежало, свидетельствуют не только о запутанности, но и о насущности, серьезности, остроте вопроса литературной собственности. О том же говорят характерные для греческой архаики попытки метить тексты той или иной словесной «печатью» (см .

ниже второй раздел статьи) .

130 - После изобретения книгопечатания и других событий Нового времени рецидивы «этиологического» подхода как сколько нибудь массовое явление нормально ограничены зоной «непечатного», «нецензурного». Сюда же относится квазифольклор городской среды и особенно образованных слоев – остроты и анекдоты; хорошо известна их «циклизация» вокруг имени того или иного локального остроумца (например, вокруг имени Радека, – причем, после гибели последнего и табуирования его имени, оно могло замещаться другим, но тоже начальственным, вообще, того же «порядка»). Исключительно энергичную реставрацию архаических моделей – «самодревнейшего, давно изъятого из обихода», как говорил черт Адриану Леверкюну, – ив этом пункте, как во многих других, осуществлял зрелый тоталитаризм. Ему удалось, в частности, психологически восстановить столь странную для нас парадигму авторитета, служащего для текста и героем, и предполагаемым демиургом. В сущности, так уже было с «Кратким курсом истории ВКП(б)», являвшим собой и эпос о Сталине, и творение Сталина, а потому «принадлежавшим» ему во всех смыслах сразу (точнее, в едином синкретическом смысле). Но еще острее и постольку еще симптоматичнее было положение с биографией Сталина, красной книжечкой, имевшей под конец сталинской поры статус весьма важный. Неприлично (и преступно) было так прямо и предположить, что Сталин сам и писал свою биографию;

но еще неприличнее (и преступнее) казалось в те времена – поставить вопрос о каком то ином, т. е. более или менее «профаническом» авторе текста столь сакрального. Так пародировалась ветхозаветная модель:

авторство сызнова исчезало и стушевывалось перед авторитетом, сызнова в нем растворялось, нисходило в его первобытную бездну .

131 - Настроение тысячелетней эпохи суммировал в начале ее заката Дион Хри- состом: «Началом, срединой и завершением всего является Гомер, – и мальчику, и мужу, и старцу он дает то, что каждый в силах взять у него» (речь XVIII, 8, пер.. Е. Грабарь-Пассек). Риторы не уставали цитировать Гомера как источник непогрешимо практичных интернет-портал «Азбука веры»

советов на все случаи жизни; стоики при помощи аллего- резы извлекали из него один натурфилософский тезис за другим .

132 - Эллинистическая наука создала два характерных амплуа:

«энстатиков», искавших у Гомера несообразностей, и «литиков», «разрешавших» недоумения .

133 - В общей сложности сохранилось семь жизнеописаний Гомера, не считая повествования о состязании Гомера и Гесиода. Все они в том виде, в котором дошли до нас, принадлежат поре Римской империи, что, разумеется, отнюдь не исключает использования более старых преданий .

134 - В самом центре аристотелевской характеристики Гомера как идеального представителя эпического жанра стоит противопоставление его поэм – прежде всего «Илиады» – самому принципу «киклической»

циклизации, т. е. тривиальной установке на внешнюю исчерпанность того или иного блока сюжетов: «Оттого то Гомер … и здесь богоподобен по сравнению с другими: он не взялся сочинять про всю войну, хоть она имела и начало и конец (ибо слишком она была бы велика и неудобообозрима, а в умеренном объеме – слишком пестра и потому запутанна), – нет, он взял одну лишь ее часть, а многими остальными воспользовался как вставками для перебивки произведения (например, перечнем кораблей, а также другими вставками). Остальные эпические поэты сочиняют об одном герое, об одном времени, а если об одном действии, то о многосоставном, как, например, сочинитель «Киприй» и «Малой Илиады» («Поэтика» 1459а30–37, пер. М. Л. Гаспарова) .

135 - Ср.: Зайцев 1985 .

136 - Fr. 21 (29) [Diehl] ( ); часто цитируется у античных авторов, приводится как пословица .

137 - Например, Ps. – Plat. de iusto 374а .

138 - Epist. 146 (258, 3 G). Обзор истории этой топики см.: Tossi 1992, р. 90–91 .

139 - Ale. fr. 428 L. – P.; Anacr. fr. 51 D .

140 - Ср. Plut. de aud. poet. 12, 33A B; Aelian. var. hist. X, 13 .

141 - См. Зайцев 1985, с. 137–138 .

142 - Anthol. Palat., IX, 359 .

143 - Об этом казусе и порождаемых им проблемах нам приходилось писать (наст, изд., с. 00–00 и специально с. 00–00). Довольно часто в Палатинской антологии авторство эпиграммы указывается как «неясное»

(), но это происходит со сравнительно неприметными образцами интернет-портал «Азбука веры»

жанра; более приметные получают атрибуцию, подчас – как в этом случае

– откровенно условную .

144 - Само понятие «гения» стало общим достоянием культурной Европы в пору предромантизма, руссоизма, «бури и натиска» как боевой клич борьбы против школьных правил, за высвобождение творческой субъективности. Оно распространялось вместе с неподстриженными «английскими» садами из Великобритании («Опыт о гении» А. Джерарда 1774 г., повлиявший на немецких мыслителей и поэтов конца XVIII в.). По Канту, гений есть «образцовая оригинальность природного дарования субъекта в свободном употреблении своих познавательных сил» («Критика способности суждения», § 49), инстанция, через которую «природа дает правила искусству» (там же, § 46). Категория «гения» столь же необходима с этого времени, сколь непонятной и ненужной была до того, если, конечно, мы будем понимать это слово во всем богатстве его исторически сложившихся смысловых моментов, а не просто как «очень большое дарование»; последнее было предметом мысли с давних пор .

145 - Особая роль жанра в эстетике классицизма и классицизма в истории жанра отмечается во всех справочных изданиях и общих курсах .

Сошлемся на статьи «Жанр» в КЛЭ (М., 1964, т. 2, стб. 914 и др.) и БСЭ (М., 1972, т. 9, с. 121). Хотя традиционная система жанров в наиболее общих своих основаниях возникла еще в классической древности, именно в классицизме она приобрела свою окончательную форму как классификация литературных «родов» и «видов» .

146 - Лихачев 1958, 1962, 1965, 1967, 1973 и др .

147 - Рифтин 1979 .

148 - Куделин 1983 .

149 - В этом отношении знамением времени был коллективный труд:

Проблемы канона в древнем и средневековом искусстве Азии и Африки .

М., 1973 .

150 - Ср.: Лосев 1964, 1973 .

151 - Ср.: Hunger 1978, Bd. 2, S. 91–93. Эпиграммы, написанные иными размерами, например сплошными пентаметрами, являли собой просто раритеты и соответственно воспринимались .

152 - Как известно, в силу изменений, произошедших в греческом языке, для византийского уха звучала только силлабическая или силлаботоническая поэзия; но византийская риторическая теория признавала только старую квантитативную метрику, обращавшуюся только к глазу и интернет-портал «Азбука веры»

рассудку читателя. Поэтому теория игнорировала грандиозный феномен византийской гимнографии, поскольку Роман Сладкопевец и его последователи, отступив от мертвых метрических правил, творили нечто, не укладывавшееся ни в представления о стихе, ни в представления о прозе, – нечто несуществующее, нелитературу .

153 - См. наст, изд., с. 146–157 .

154 - Однажды я предложил называть предлитературу старым словом «словесность», резервировав термин «литература» для явления, достигшего автономии (см. наст, изд., с. 13–75). Разумеется, стоять за само это слово у меня нет никакого желания; но слишком безразличное, слишком невозмутимое пользование словом «литература» имеет свои неудобства. Ведь мы не называем архаические формы житейской или сакральной мудрости «философией» – и правильно делаем .

155 - Пользование гегелевскими терминами имеет два основания: вопервых, терминам этим нельзя отказать в четкости, во-вторых, они достаточно популярны, чтобы быть общепонятными. Во избежание недоразумений отметим, что позволили себе применить несколько терминов, не обязывая себя к специфически «гегельянскому» образу мысли 156 - См.: Аверинцев, Роднянская 1978 .

157 - Ranae, 142 .

158 - Наст, изд., с. 150; Awerintzew 1979. S. 267–270 .

159 - См.: Аверинцев 1979, с. 41–81 .

160 - Аристотель. Поэтика, гл. 13; пер. М. JI. Гаспарова (Аристотель 1978, с. 130–131) .

161 - Там же, с. 131 .

162 - Там же, с. 132 .

163 - Ср. наст, изд., с. 27–31 .

164 - Ср. наст, изд., с. 148 .

165 - «Всякое определение и всякая наука имеют дело с общим»

(Аристотель 1976, с. 273) .

166 - См. наст, изд., с. 151–153 .

167 - Уже у Аристотеля (De sophist, elenchis I, 165a, 21) «софистика»

() определяется как «мнимая мудрость» ( ) .

Однозначно одиозна дефиниция «софиста» в конце диалога Платона «Софист». Параллельно с этим, однако, греческий язык удерживает вплоть до времен патристики пользование словами этого лексического гнезда без интернет-портал «Азбука веры»

всякого негативного смысла. Лишь в новоевропейском философском языке платоновско-аристотелевское словоупотребление торжествует безраздельно .

168 - Разумеется, средневековый рационализм был фидеистическим;

немаловажно, однако, что термин «схоластика» само по себе акцентирует не момент фидеизма, а момент рационализма. Католический лексикон XVIII в., суммирующий гораздо более раннюю традицию, дает термину «scholastica theologia» такую дефиницию: «…тот род теологии, который при рассмотрении своих вопросов больше всего прибегает к разуму и к аргументам» (Dictionarium theologicum, p. 199). Интересно, что у античных авторов «схоластический» чаще всего употребляется как синоним слова «риторический» (например: A. Gell., XV, 1:

«scholasticaedeclamationes»; Quintil., VII, 1). Риторика ведь тоже – школьная: общий момент, соединяющий античное и католическое словоупотребление, – формализованность преподаваемого знания в системе правил .

169 - «В речах его нет души, это одно лишь заученное риторство»

(Даль 1911 – 1912, т. 3, стб. 1688); «Схоластика, философия внешности, основанная на логике или на диалектике; вообще, школярство, школярное направленье, сухое, тупое, безжизненное» (там же, т. 4, стб. 663) .

170 - «Риторика … Напыщенная речь, в которой красивые фразы и слова скрывают ее бессодержательность (книжн. неодобрит.)» (ТСРЯ, т. 3, стб. 1362– 1363); «Схоластика … Знание, оторванное от жизни и практики, основывающееся на формальных рассуждениях без проверки их на опыте, бесплодное умствование, начетничество, буквоедство (книжн.)»

(там же, т. 4, стб. 612) .

171 - В поэтическом манифесте Верлена «L'art poetique» описание того, чем должна быть поэзия, завершается словами: «А все остальное – литература» («Et tout la reste est litterature»). Характерно, что выпад против «литературы» следует сейчас же за призывом «свернуть шею красноречию»: компрометация «литературы» непосредственно продолжает компрометацию «риторики» .

172 - В пределах отечественной литературы с максимальной резкостью – в «Четвертой прозе» О. Мандельштама .

173 - Гершензон, Иванов 1921, с. 112. Разумеется, для обоих корреспондентов слово «интеллигент» имеет идеологические коннотации, никак не позволяющие свести его смысл к обозначению рода профессиональных занятий. Гершензон был одним из участников «Вех», интернет-портал «Азбука веры»

которые недаром имеют подзаголовок: «Сборник статей о русской интеллигенции». Уже на первой странице сборника читателю бросаются в глаза слова Н. А. Бердяева: «Говорю об интеллигенции в традиционнорусском смысле этого слова, о нашей кружковой интеллигенции, искусственно выделяемой из общенациональной жизни. Этот своеобразный мир, живший до сих пор замкнутой жизнью … не без основания называют «интеллигентщиной» в отличие от интеллигенции в широком, общенациональном, общеисторическом значении этого слова» .

Упомянутое Бердяевым словечко в наше время вышло из обихода, но на смену ему пришли другие; выполнявшаяся им семантическая функция остается .

174 - Оппозиция «разум – рассудок» восходит к античной оппозиции, не имевшей, однако, такой оценочной окраски; в новоевропейской философии оценочность заметно возрастает от Канта к Фихте, Шеллингу и Гегелю. Романтизм и неоромантизм в философии противопоставляют рассудку «созидающее созерцание» (Шеллинг), интуицию (Бергсон), как творческое – нетворческому .

175 - Приводимая Далем русская пословица: «Ума много, а рассудка нет» – как будто ставит конструктивность «рассудка» выше нетрезвой активности «ума»; соотношение «ума» и «разума» в русском языке неясно и возбуждало полемику еще в XVIII в. (Поскольку «ум» в старославянских переводах с греческого передает термин, «разум», очевидно, представляет собой словообразовательную кальку термина, что, впрочем, не мешало ему идти в ход для передачи слова, как в Рождественском тропаре: «…возсия мирови свет разума»; так или иначе, однако, этимология предрасполагала слово «разум» к выполнению функций термина «рассудок», чего отнюдь не произошло.) Характерно, что если ratio – «рассудок», то варианты того же латинского термина в романских языках, например фр. raison, обычно передаются по-русски как «разум» .

176 - DomseifF 1970, S. 12–13. Продолжая аналогию, заметим, что было бы наивно объяснять этот процесс однозначно антиклерикальными или однозначно женоненавистническими настроениями; так же точно, если люди превращают слово «риторика» в ругательство, это не значит, что они не имели никакого вкуса к блеску реальной риторики. Гюго провозгласил: «Смерть риторике!» – что не мешало ему быть писателем чрезвычайно «риторичным» в самом расхожем значении этого слова .

177 - Это не просто «глас народа» хотя бы потому, что за интернет-портал «Азбука веры»

компрометацией конкретных терминов обычно стоит умственное движение, вызванное конкретными властителями дум. Платон вел целенаправленную пропаганду против софистики, гуманисты Ренессанса и позднее энциклопедисты – против схоластики, теоретики романтизма – против риторики. С другой стороны, однако, пропаганда не имела бы такого – хотя бы на поверхности – сокрушительного успеха, если бы не апеллировала к чему то очень «общечеловеческому» .

178 - Ср.: наст, изд., с. 230–232 .

179 - Ср.: Аверинцев 1979, с. 41–81, особенно с. 65–67 .

180 - Витгенштейн 1958, с. 44 (§ 4.0031) .

181 - Аверинцев 1979, с. 66 .

182 - В этом смысле греки были совершенно логичны, когда при всем мечтательном преклонении перед восточной «мудростью» (о том, как велик был здесь удельный вес фантазии и насколько скуден конкретный интерес, хорошо сказано в остроумной книге: Momigliano 1975) фактически исходили из того, что не только философия, «самое имя которой чуждо варварской речи» (Diog. Laert. I, 4; пер.. JI. Гаспарова), но и художественная литература имеется только у них самих во всей вселенной. Когда негреки воспринимали стандарты греческого рационализма, они становились греческими писателями и философами – как карфагенянин Гасдрубал, возглавивший Академию в Афинах под именем Клитомаха в 127 г. до н. э., или как сириец Лукиан из Самосаты; и даже римляне, создавшие культуру греческого типа на своем языке, должны были отнестись к автохтонной традиции как к нулевой точке .

183 - В сущности, уже систематизация мифа, приведение его в стройный, связный, непротиворечивый порядок, начиная с «Теогонии»

Гесиода, представляет собой шаг в сторону рационализма. Чистый миф не знает такого стремления к связности, и отнюдь не потому, что в нем отражено какое то особое прелогическое мышление, а просто потому, что он функционален, рассказывается «к случаю», «к слову», совершенно естественно допуская противоречивые версии (ср.: Kirk 1970, 1974). Когда мы, вместо того чтобы говорить о мифе, говорим о мифологии, тем паче о «мифологической системе», о мифологическом «образе мира», «образе универсума», мы непроизвольно вносим в миф тот самый принцип системности, который нащупан лишь на подступе к рационализму и победоносно утвержден – не без насильственности – рационализмом .

184 - См.: наст, изд., с. 146–157, особенно с. 152–153 .

185 - На это ориентирован уже средневековый письмовник Адальберта интернет-портал «Азбука веры»

Самари- тана: «Если младший пишет старшему, персона старшего упоминается первой, за ней следует персона младшего. Если старший – младшему, его персона всегда идет первой. Если равный – равному, любая персона может быть названа первой или второй по произволу пишущего .

Образ приветствия также зависит от качества персоны и обозначает ее ранг; иначе приветствуем вышестоящего, иначе – нижестоящего, иначе – равного… Когда младший пишет старшему, избираем высокий стиль по двум причинам: или потому, что письмо восходит от низшего к высшему, или потому, что оно содержит в себе три акциденции: ласкательство в начале, причину ласкательства в середине, прошение в конце…» (I, 2) .

Сравнительно с этими скудными и примитивными, но в высшей степени практическими указаниями письмовники Деметрия или Псевдо-Либания – разгул самоцельного теоретизирования, опыты по феноменологии человеческого поведения, сопоставимые с «Характерами» Феофраста .

Новейшие письмовники, вплоть до нашего столетия (например: Chauffiirin 1932), остаются верны подходу Адальберта: на с. 13– 19 упомянутого издания указываются формулы обращения «от равного к равному», «к низшему», «к высшему», «к папе», «к кардиналу», «к епископу», «к коронованному лицу», «к президенту Республика», «к послу», «к министру», «к сенатору или депутату», к функционерам различных рангов, к офицерам армии и – отдельно! – военно-морского флота, «от женщины к мужчине», «от мужчины к женщине», «от женщины к женщине» – сугубо практические социальные конвенции .

186 - См.: We/chert ее/. /9/0 .

187 - Ср.: Аверинцев 1975, с. 371–397; Гайденко 1988, с. 284–307 .

Античная онтология как бы патриархальна: в ней само собой разумеется, что причина «благороднее» следствия, имеет перед ним преимущество почета, как родители имеют преимущество почета перед своими детьми. В старых католических учебниках морального богословия обязанность детей почитать родителей обосновывается не только от Библии – ссылкой на заповедь Декалога, но и от Аристотеля – указанием на то, что родители суть «содетельные причины» (causae efficientes) бытия своих детей. Это очень устойчивый мотив .

188 - Xenophan., frgm. 24 Diels .

189 - Empedocl., frgm. 27 Diels .

190 - Прежде всего в статье «Эпос и роман. О методологии исследования романа» (Бахтин 1975, с. 447–484) .

191 - Ср. наст, изд., с. 146–157, особенно с. 153–154 .

интернет-портал «Азбука веры»

192 - Существует некоторое количество вненаучных факторов, препятствующих увидеть проблему с достаточной ясностью. Сюда относится, в частности, привычка к едва ли не «архетипической»

дихотомии типа «они и мы», «древние и новые» (ср. «Спор древних и новых» во Франции XVII в.), «традиция и прогресс», «миф и наука»;

склонность исторического мышления с большей познавательной симпатией относиться к простому отсутствию историзма в сознании, к «вневременной» наивности мифа и эпоса (по типу антитез Шиллера в его трактате «0 наивной и сентиментальной поэзии» – «мы свободны, они необходимы; мы изменяемся, они пребывают»), чем к разновидностям историзма, отличным от историзма нового и новейшего времени (ср. наши замечания о мотивах, побудивших Гёте предпочесть простоватого Лонга гениальному Вергилию: Awerintzew /986, S. 39–45); реликты эволюционизма, интерпретирующего духовную историю человечества как поступательное убывание субстанции мифа и столь же поступательное увеличение массы субстанции науки. Ко всему этому в наше время прибавляется присущая только XX в. степень идеализации архаики, влечения к наипримитивнейшему, дополняющего сциентистскотехнократическую практику; бес у Т. Манна знает, что делает, когда обещает Адриану Леверкюну: «Мы предлагаем большее, мы предлагаем как раз истинное и неподдельное – это тебе, милый мой, уже не классика, это архаика, самодревнейшее, давно изъятое из обихода» (Манн 1959, с .

288). Мечта XX в., выразившаяся, например, в поэзии В. Хлебникова, – это брачное соединение супер примитива и супермодерна, доисторического и послеисторического: серединная зона классики, истории, а значит, аристотелевского рационализма в мышлении и творчестве при такой психологической установке непроизвольно исчезает. Теория слишком долго была поглощена тем, чтобы объяснить для образованного любителя почитавшееся самым непонятным, т. е. архаику и «авангард»; похоже, что мы дожили до времен, когда Вергилий и Рафаэль стали непонятнее того и другого, а потому более нуждаются в объяснениях .

193 - Metaphys., XI, 1, 1059b .

194 - Михайлов 1988у с. 310. То обстоятельство, что А. В. Михайлов называет культуру рефлективного традиционализма «мифориторической»

(там же), нисколько не противоречит разграничению, которое проводим мы между этср! культурой и архаическим мифом; Михайлов специально оговаривается, что имеет в виду не «миф» мифологии «как знания и науки», но именно то, что сам обозначает как «готовое слово» .

интернет-портал «Азбука веры»

Отмеченное М. JI. Гаспаровым для понимания «Поэтики» Аристотеля значение слова «миф» как фабула – это, по Михайлову, «лишь одно из тех взаимосвязанных значений, в которые, развертывается «миф»

риторической культуры»; последний – «и целая речь, целое высказывание, и сюжет, и жанр, как форма, в которую отливается мысль, и самое мелкое единство смысла (пусть, например, имя собственное), если только это происходит из фонда традиции и заранее дано поэту или писателю, если только это заведомо для него «готово"" (там же, с. 311) .

195 - Нам приходилось писать об этом применительно к философскому языку. См.: Аверинцев 1979, с. 41–81 .

196 - Вторая аналитика, 1, 3. См.: Гайденко 1980, с. 274 .

197 - Напр., Theaet, 158 dal .

198 - Epicur., De rerum nat., 14, 7; 15, 28 .

199 - Sext. Empir., Pyrrh., I, 4 .

200 - Скепсис и агностицизм в новоевропейской культуре, как правило, имеют гуманистический контекст и смягчены им:

«человечность» интерпретируется как самодостаточная истина, сама-себеистина, снимающая вопрос об истине вне человека и над человеком (как бы секуляристское прочтение евангельской максимы: «не человек для субботы, а суббота для человека»). Античный скепсис не смягчает и не подменяет догматического вопроса об истине ничем, он берет его в несмягченном виде, чтобы подвергнуть столь же несмягченной негации .

По крайней мере, таков скепсис в его чистом, «пирронистском» варианте .

Путь опосредования гносеологической проблемы, а значит, смягчения скепсиса через риторический пробабилизм – это, напротив, античный путь; но о нем – ниже .

201 - В этом отношении характерно, что мы, наследники двухтысячелетней традиции догматического богословствования, не можем описывать языческих доктрин, не вводя чуждых этим доктринам терминов христианской теологии: чего стоят все разговоры о Хапи как «ипостаси»

Амона, Бритомартис как «ипостаси» Артемиды и т. п.! Такое словоупотребление вдвойне некорректно: дело не только в том, что за термином «ипостась» стоит проблематика, специфическая для христианства и нигде больше не встречающаяся, но прежде всего в том, что сам термин создан нуждами дедуктивного рационализма (Посидоний и за ним перипатетическая традиция, также и в неоплатонизме) и для дорационалистического мышления, хотя бы сколь угодно глубокого и тонкого, смысла не имеет .

интернет-портал «Азбука веры»

202 - Авторитетные голоса от старых славянофилов до А. Ф. Лосева настаивали на том, что аристотелианская ориентация – исключительная принадлежность католической теологии в отличие от платонизма теологии православной. Их необходимо принять во внимание, но едва ли существует возможность вполне с ними согласиться. Иоанн Дамаскин, самый нормативный из восточных отцов, – арис- тотелик; в XI в .

еретичество Иоанна Итала имеет платоническую окраску (не говоря уже о платонизирующем вольнодумстве его учителя Михаила Пселла, укоряемого со стороны патриарха Кируллярия именно за привязанность к Платону- «твой Платон!»); в XII в. православный Николай Мефонский в полемике с еретиком Сотирихом громит платоновскую теорию идей, опираясь на Аристотеля; даже терминологический инструментарий исихастской теории, разработанный в XIV в. Григорием Паламой (прежде всего оппозиция «усия – энергия»), восходит к Аристотелю (о логике которого юный Палама, еще не успевший вступить на аскетический путь, недаром делал реферат в присутствии константинопольского двора);

наконец, в XIV XV вв. последний и самый решительный противник православия, явившийся на византийской почве, Гемист-Плифон, выступает как рьяный платоник, а его оппонент Геннадий Схолярий, реставратор православия после гибели Византии, – как аристотелик. Все эти факты едва ли случайны. Платонизм не был до конца благонадежным для христианства, потому что наряду с работой над понятиями предлагал свою собственную мистику; но мистика у христианства была своя собственная, и более чистый вариант дедуктивного рационализма, предложенный Аристотелем, подходил ему в конечном счете больше, ибо допускал более четкое размежевание ролей: откровение -I- догматика дают сумму недоказуемых аксиом, логика и метафизика в аристотелианской традиции – доказательную разработку выводов из этих аксиом .

(Конечно, это упрощенная схема; реальные обстоятельства средневековой рецепции дедуктивного рационализма осложнялись не только авторизацией толщи платонического материала патристикой, но и наличием чрезвычайно влиятельной неоплатонической традиции толкования Аристотеля.) .

203 - Дедуктивный рационализм был общей платформой, гарантировавшей существенное единство средневековой философии под знаком всех трех религий. Казалось бы, споры о вере между христианством и исламом велись с оружием в руках, стена предубеждений разгораживала христиан и иудаистов; но это не мешало мусульманину Ибн-Рушду («Аверроэсу») и еврею Моше бен Маймону («Май- мониду») интернет-портал «Азбука веры»

прочно занять свое место в числе авторитетов христианского схоластика, а евреям выборочно перевести для собственного употребления Фому Аквинского, и т. п .

204 - Здесь, несомненно, работала отчасти бессознательная, отчасти вполне осознанная аналогия с юридической наукой. «Мероопределение», принятое легитимными авторитетами Церкви, как закон принимается легитимными авторитетами государства, и было законом sui generis, «законом, как должно веровать» – «/едг credendb. В этой связи нелишне вспомнить, во-первых, факт наличия у лучших умов патристики юридической культуры, а порой, как у Максима Исповедника, и специального юридического образования (на значение этого факта в свое время энергично указывал А. Демпф; см.: Dempf1964, 1962)\ во-вторых, близость между теологией и каноническим правом в жизни традиционных структур Церкви на протяжении целого ряда эпох; в-третьих, то обстоятельство, что в античном семантическом обиходе законоположение, например, сенатское постановление, называлось по-гречески все тем же словом «догма»! К роли юриспруденции как модели дедуктивнорационалистического мышления и одновременно как жизненного, житейского, практического стимула такого мышления нам еще придется вернуться в связи с судебной риторикой, да и риторикой вообще .

205 - О значении контраста между отсутствием логической формализации в библейских текстах и обязательным ее присутствием в текстах средневековой теологии нам приходилось подробнее говорить в другом месте (наст, изд., с. 236–239) .

206 - Гораций описал этот феномен внутришкольного авторитаризма крылатой фразой: «Iurare in verba magistri» («Присягать словам учителя» – epist. I, 1, 14). В поговорку вошел авторитаризм пифагорейцев, что хорошо согласуется с особым характером легенд о Пифагоре; но столь чуждая мистицизму школа, как эпикурейская, тяготела к культу личного авторитета учителя. Неоплатонизм очень быстро ушел от своей начальной ситуации, когда Порфирий еще мог некоторое время отстаивать в спорах со своим учителем Плотином тезис о внеположности идеи уму (Vita Plot., 18) .

207 - Эпикурейцев даже называли «эйкадистами» («двадцатниками») за обыкновение совершать по двадцатым числам каждого месяца ритуальное торжество в честь Эпикура и Метродора. Культ Платона, приуроченный к 7 Таргелиона, достаточно известен .

208 - См., напр.: Prodi in Tim., Ill, 9, 22; III, 34, 3 Diehl .

интернет-портал «Азбука веры»

209 - См.: Ibid., I, 77, 24 Diehl .

210 - Этот эпитет в приложении к Микеланджело еще при жизни последнего стал настолько примелькавшимся, что Аретино строит на нем каламбур. См.: Burckhardt 1908; S. 180 .

211 - Нам приходилось говорить об этом в другом месте: «Платон… дал начало цепочке школьного преемства Академии в Афинах, и потому он «божественный»; но Ямвлих… основал традицию конкретных неоплатонических школ – Сирийской и дочерней по отношению к ней Пергамской… и потому Ямвлих тоже «божественный», как предмет культа для адептов этих школ и школьный авторитет, которому, так сказать, клялись на верность учившие от его имени преемники»

(Аверинцев 1984, с. 51) .

212 - Разумеется, были другие мотивы (общее с иудаизмом представление о бороде как необходимой части богосозданного облика мужчины; весьма характерная для греков и левантийцев привычка ассоциировать «женоподобное» бритое лицо мужчины с мужеложством;

воспоминания о длинных волосах и бородах как знаке посвящения у ветхозаветных назареев). И все же оглядка на традиционный облик философа не могла не играть роли; достаточно вспомнить, как охотно самый термин употреблялся в патриотические времена для обозначения образа жизни духовных лиц .

213 - У истоков риторической традиции – «Похвальное слово Елене»

Горгия, обосновывающее невинность прелюбодейки, и «Бусирис»

Исократа, делающий из мифологического злодея образцовую фигуру правителя. На исходе античности – «Похвальное слово лысине» Синееия .

214 - Philostr. vit. sophist. I prooem. I, p. 196 Westermann .

215 - Resp., X, 607 c .

216 - Как известно, логические проблемы, выдвинутые схоластами позднего средневековья и полностью вытесненные из общественного сознания насмешками адептов новой культуры, настолько тонки, что находят понимание только в нашем столетии. Ср.: Lewis 1954 .

217 - На это было с большой энергией указано едва ли не самым сильным в ряду младшего поколения исследователей средневековой философии – западногерманским исследователем Куртом Флашем. См.:

Flasch 1980 .

218 - Arist., Rhet., I, 1354a .

219 - Ср. такие замечания об эстетике метафоры: «Метафоры нужно интернет-портал «Азбука веры»

брать… от вещей сродных, но не явно похожих, как и в философии почитается проявлением проницательности видеть сходство и в далеких друг от друга вещах… Слушателю заметнее, что он чему то научился… и его ум словно бы говорит: «Как это верно! А я то думал"" (Rhet., XI, 5–6, 1412а. Пер. мой. – С. А) .

220 - Аверинцев 1979, с. 61–65 .

221 - Аверинцев 1973, с. 96–113 .

222 - Наст, изд., с. 347–363 .

223 - Ср. знаменитую дефиницию риторики как «соделывательницы убеждения» .

224 - Тем более что античная риторика и античная поэтика – явления количественно отнюдь не равновеликие, о чем см. у М. JI. Гаспарова (Гаспаров 1991, с. 27) .

225 - Хотя всегда возможны отдельные пережиточные и регрессивные явления, которые, однако, не могут поколебать даваемого эпохой в целом принципиального ответа на вопрос: что есть литература?

226 - О системе «идей» у Гермогена как сетке координат для локализации стилистических явлений см. наст, изд., с. 272–274 .

227 - См. наст, изд., с. 149–152 и др .

228 - См. наст, изд., с. 28 .

229 - Ср. попытки воскресить термин «риторика» в применении к определенному типу литературоведческого анализа – и у немецких формалистов 10–20-х годов XX в., и позднее .

230 - Такие тексты «низовой» средневековой литературы, как популярные жития и поучения – от раннехристианских апокрифов и первых рассказов о подвигах и словах «отцов» египетской Фиваиды хотя бы до францисканских легенд в Италии XIII в., – стоят, разумеется, вне ситуации прямого «состязания» с классическими образцами. Но отметить это – значит попросту отметить внеполож- ность этих текстов всему, что тогда осознавалось как «изящная словесность». Сами их авторы видели в себе кого угодно – летописцев, свидетелей, сугубо деловых и практических учителей жизни и врачевателей душ – только не литераторов. Другое дело, что мы причисляем все эти сочинения к «художественной литературе», как мы ее понимаем; здесь то и выявляется сдвиг в плоскости наиболее общих категорий. Но, едва только за житие принимался настоящий церковный литератор, едва только на амвон выходил проповедник с образованием ритора, сейчас же начиналось интернет-портал «Азбука веры»

«состязание»: у агиографа – с античной биографической традицией, у проповедника – с античными моделями эпидейктического красноречия и нравоучительной диатрибы. То же относится и к «мирской» низовой литературе, близкой к фольклору. Совсем непритязательные творцы такой литературы действительно не помышляли о «состязании» с классической древностью, но как раз в той мере, в которой они вообще не помышляли о своей деятельности как о литературе. Стоило, однако, безвестному автору византийского эпоса о Ди- генисе Акрите, обрабатывавшему народные героические песни, проникнуться хоть немного литераторскими амбициями, и он уже не мог избежать отношений, например, с позднеантичным любовным романом (особенно в экфрасисах – красоты влюбленных, цветущего сада и т. п.). Средневековая литература могла быть достаточно «варварской», но она решительно не могла выбирать и конституировать себя «варварской», культивировать свое «варварство» .

Вплоть до предроман- тической эпохи это оставалось немыслимым .

231 - Ср.: Аверинцев 1976, с. 152–162, особенно с. 154–155 .

232 - Маркс и Энгельс, с. 427 .

233 - Именно так выражается один французский автор XVIII в.: Fotmey 1755, р. 40–41 (указанием на это автор обязан М. В. Разумовской) .

234 - Прежде всего в статье «Эпос и роман. О методологии исследования романа» (Бахтин 1975, с. 447–484). Приведем несколько характерных замечаний: «Роман … плохо уживается с другими жанрами .

Ни о какой гармонии на основе взаиморазграничения и взаимодополнения не может быть и речи. Роман пародирует другие жанры (именно как жанры), разоблачает условность их форм и языка, вытесняет одни жанры, другие вводит в свою собственную конструкцию, переосмысливая и переакцентируя их» (с. 449); «В присутствии романа, как господствующего жанра, по-новому начинают звучать условные языки строгих канонических жанров… роман вносит в них проблемность, специфическую смысловую незавершенность и живой контакт с неготовой становящейся современностью (незавершенным настоящим)» (с. 450–451) .

235 - Ср. замечание того же Бахтина: «Большие органические поэтики прошлого – Аристотеля, Горация, Буало – проникнуты глубоким ощущением целого литературы и гармоничности сочетания в этом целом всех жанров. Они как бы конкретно слышат эту гармонию жанров. В этом

– сила, неповторимая целостная полнота и исчерпанность этих поэтик .

Все они последовательно игнорируют роман. Научные поэтики XIX века лишены этой целостности: они эклектичны, описательны… Они, конечно, интернет-портал «Азбука веры»

уже не игнорируют романа, но они просто прибавляют его… к существующим жанрам» (указ. соч. с. 449) .

236 - Ciceronis epistolae ad familiares. IV, 5 .

237 - «- Где теперь Троя и Микены, Фивы и Делос, Персеполь и Агригент? – продолжал отец, поднимая почтовый справочник, который он положил было на стол. – Что сталось, братец Тоби, с Ниневией и Вавилоном, с Кизиком и Митиле- ной? Красивейшие города, над которыми когда либо восходило солнце, ныне больше не существуют;

остались только их имена, да и те (ибо многие из них неправильно произносятся) мало-помалу приходят в ветхость… Самой вселенной, братец Тоби, придет – непременно придет – конец». Следует прямое пародийное цитирование письма Сервия Сульпиция: «По возвращении из Азии, когда я плыл от Эгины к Мегаре (Когда это могло быть? – подумал дядя Тоби) я начал разглядывать окрестные места. Эгина была за мной, Мегара впереди, Пирей направо, Коринф налево. – Какие цветущие города повержены ныне во прах!..» (Стерн 1949, с. 339) .

238 - Все античные и византийские прогимназматические сборники дают дефиницию и примеры «общего места» в числе важнейших элементов риторического умения, подчеркивая их важность для «умножения» любой хвалы или хулы .

239 - Ср. дефиниции в словарях: «Общее место… опошленное частым повторением» (Даль 1911–1912, т. 2, стб. 1627); «всем известное, опошленное частым употреблением суждение или выражение, избитая истина; бессодержательное рассуждение» (ТСРЯ, т. 2, стб. 192) .

240 - Одним из первых предвестий этого сдвига во вкусах была эпикодидакти- ческая поэма Альбрехта Галлера «Альпы» (1729). Десять лет спустя Томас Грэй, будущий автор «Элегии, написанной на сельском кладбище» (которая благодаря двум переводам Жуковского вошла и в историю русской поэзии), писал в одном письме из альпийского путешествия: «Нет обрыва, нет потока, нет ущелья, которые не были бы полны религии и поэзии» .

241 - Как известно, идеальный ландшафт античной буколики и эпиграммы всегда обжитой, приветливый к человеку. Чтобы найти в античной традиции хоть какое то оправдание новому, неизвестному прежним временам экстатическому или меланхолическому восторгу перед чуждостью природы человеку, в XVIII в. начали подвергать довольно энергичному переистолкованию понятие «возвышенного», дававшее возможность сослаться на так называемого Псевдо-Лонгина – неведомого интернет-портал «Азбука веры»

греческого теоретика риторики I в. н. э. (чья популярность в Новое время составляет весьма примечательный контраст безвестности в позднеантичные века). Особая роль принадлежит, конечно, Эдмунду Бёрку, повлиявшему на Лессинга, Гердера, Канта и т. п .

242 - Слово «схоластический» стало одиозным обозначением именно того, что мы только что назвали «ограниченным рационализмом»

(рационализм, дедуцирующий свои заключения из заданных традицией посылок), и случилось это в тот исторический момент, когда против ограниченного рационализма выступил рационализм, отринувший ограничения. Более чем понятно, что представление о традиции ограниченного рационализма ниспровергатели этой традиции предпочли связать не с идеализируемой античностью, но со средневековьем как постылым вчерашним днем, непосредственным предметом отталкивания;

и это было тем легче, что своей окончательной кристаллизации принцип дедуцирования част 243 - Libanii Descr., 1, 8 .

244 - Ibid., p. 462, 8 ff. Forster .

245 - Ср. прим. 10 на с. 156 .

246 - Например, антитетическое построение «приятно, ибо противоположности легче всего распознать, особенно же хорошо распознаются они одна через другую; и еще потому, что это похоже на силлогизм» (Rhet., Ill, IX, 8, р. 1410а). Ср. наст, изд., с. 395–396 и 405 (наш перевод текста «Риторики» и комментарий к соответствующим местам) .

247 - Толстой 1947, с.129 .

248 - Ср. размышления Бахтина о трансформирующем воздействии романа на всю панораму заставаемых им жанров (Бахтин 1975, с. 449–452 и др.) .

249 - «Экспрессивный романный жест возникает как отклонение от нормы, но его «ошибочность» как раз и раскрывает его субъективную значимость. Сначала – отклонение от нормы, затем – проблемность самой нормы» (там же, прим. 1 к с. 477). «Одной из основных внутренних тем романа является именно тема неадекватности герою его судьбы и его положения. Человек или больше своей судьбы, или меньше своей человечности» (там же, с. 479) .

250 - Ср., например: Сгирр 1904, S. 166 .

251 - Negri 1902, р. 6 .

252 - Радциг 1977, с. 521 .

интернет-портал «Азбука веры»

253 - Iulian., ер. 14. Прочтя очередную речь Либания, его царственный корреспондент восклицает: «Счастлив ты, что можешь так говорить, а еще счастливее, что можешь так мыслить. Какая речь! Какие мысли! Какая связь! Какое расчленение! Каковы умозаключения! Какая стройность!

Каковы зачины! Каков слог! Какая гармония! Какая композиция!»

Отметим, что Юлиан, ценитель компетентный и, конечно, не имевший никаких мотивов к лести Либанию, особо подчеркивает интеллектуальные достоинства его творчества:,,,, .

Ср. также: Isidor. Pelus., ер. 11, 42. Христиане, идейные антагонисты Либания, видели в нем классика словесного искусства с такой же готовностью, как его единомышленники из языческих кругов .

254 - В византийской литературе прослеживается линия подражания Либанию, идущая от Хорикия через декламации Георгия Кипрского, вплоть до заключительного этапа истории византийской учености .

255 - Eunap., Vita soph., 100 Boiss .

256 - Ср.: Photii bibl., cod. 90, p. 67b .

257 - Тот же Фотий в цитированном только что месте оценивает как лучшую часть всего литературного наследия Либания именно его риторические упражнения .

258 - Orat., XVII .

259 - По собственному свидетельству, Либаний в это время серьезно подумывал о самоубийстве (Liban., Orat. 1, 135) .

260 - Norman 1969, p. XXXV .

261 - He кто иной, как Платон, искал арифметическое выражение для разницы между счастьем «человека царственного» и «человека тиранического», находя, что первое превышает второе в 9s 729 раз (Resp., IX, р. 587 de) .

262 - Orat., XVII, 32 .

263 - Для риторической прозы эпохи Либания старое противоположение мифологического времени и исторического времени, регулировавшее некогда подбор сюжетов для трагедий, сменяется в своих функциях противоположением древности и позднейших времен, причем древность включает на более или менее равных правах миф и стилизованную историю и простирается до времен Александра включительно .

264 - Orat., XVII, 32, заключительная фраза .

265 - Ср.: Focke 1923, S. 327–328 (corrigenda S. 465) .

интернет-портал «Азбука веры»

266 - Ср.: Erbse 1956, S. 398–424; Аверинцев 1973, с. 212–229 .

267 - Marcell., 31, 1 .

268 - Demetr., 1, 8, cf. Anton. 88 sq .

269 - Поразительно и в то же время характерно для вкуса Нового времени, что такой тонкий знаток Плутарха и вообще греческой прозы, как Р. Гирцель, настолько не понимал места синкрисисов в художественном целом «Параллельных жизнеописаний», что предлагал попросту исключить их как нелепую интерполяцию. См.: Hirze! 1912, S .

71–73 .

270 - Необычность плутарховской биографии сравнительно с ходячим типом биографического жанра и характерность для последнего рубрицирующей композиции – тезис автора этой статьи, который он пытался доказать в своих работах: Аверинцев 1966а, 1973 .

271 - Ср. рекомендации для жанра энкомия (сливавшегося с биографическим жанром еще со времен тех же Исократова «Эвагора» и Ксенофонтова «Агесилая») у Афтония (Progymn., 8, 87 Walz) .

272 - Ср. выше прим. 27. Характерно, что С. Я. Лурье, выражая недоумение по поводу структуры «Параллельных жизнеописаний», пытается объяснить ее как реверанс в сторону римских властей: «Если бы Плутарх выпустил в свет только биографии великих греков, то это могло бы быть понято как выпад против Рима (?! – С..). Совсем другое дело, если каждому великому греку был противопоставлен великий римлянин, – это мудрый тактический шаг» (Лурье 1941, с. 13). Абсурдность этого объяснения, грубо противоречащего всему, что мы знаем о личности и творчестве Плутарха (при всей своей искреннейшей лояльности очень просто и открыто говорившего, например, о римском сапоге, занесенном над головой каждого грека (praec. ger. reip. 813 F), и вообще наделенного достойной просто- сердечностью «джентльмена» в гораздо большей мере, чем это легко вообразить человеку нашего времени), но также и о том, чем интересовались и чем заведомо не интересовались римские «полицейские» и «цензурные» инстанции, что возбранялось и что заведомо не возбранялось греческим риторам и литераторам под римским владычеством (ср. несколько наивное, но верное замечание JI. А. Ельницкого в предисловии к переводу только что упомянутого трактата Плутарха: Ельницкий 1978, с. 231), проявившаяся в догадке почтенного историка погрешность против исторического такта очевидна. Впрочем, когда ум столь выдающийся, столь живой и энергичный предлагает гипотезы столь неправдоподобные, это печально, но не лишено интернет-портал «Азбука веры»

познавательного интереса, ибо помогает лучше увидеть пропасть непонимания, разверзающуюся между нами и античностью .

273 - Как известно, Аминтиан написал в эпоху поздних Антонинов «Параллельные жизнеописания», где сопоставлял сицилийского тирана Дионисия с Домицианом, а Филиппа II Македонского – с Августом .

Влияние Плутарха не доказано, но крайне вероятно; Р. Гирцель уверенно говорил об Аминтиане как «первом известном продолжателе и подражателе Плутарха» (указ. соч., с. 77) .

274 - Одним из современников Монтеня синкрисисы Плутарха были обвинены в несправедливости (характерно, что не в натянутости, искусственности, ненужности, как в наше время), и Монтень очень живо возражал на критику: «…Бросать Плутарху такое обвинение – значит порицать в нем самое прекрасное, самое достойное похвалы; ибо в этих сопоставлениях (которые являются наилучшей частью творений Плутарха и которые, на мой взгляд, и сам он больше всего любил) верность и искренность его суждений не уступают их глубине и значительности…»

(Монтень 1958, гл. 32, с. 470). Сам Монтень очевидным образом подражает этой практике Плутарха, например, в своем сопоставлении Плутарха и Сенеки (гл. 10) .

275 - Crit., fragm. В 15Diels .

276 - Stob., 11, 8, 12. А. Наук дает фрагмент как текст Еврипида (Nauck 1926, fr. 659) .

277 - Уже Сапфо рассуждает .

278 - Формулы эти закономерно появляются и в архаической греческой поэзии, например у той же Сапфо, которая говорит об Анактории: «я более желала бы видеть ее милую походку и сияющее мерцание лица, нежели колесницы лидян и пеших ратников в доспехах»

(fragm. 27b Diehl, 17–20). О дочери Клеиде у нее сказано: «я не променяю ее на целую Лидию» (fragm. 152 Diehl, 132 Lobel). Очень распространенная разновидность этих формул выражает специально предпочтение одного избираемого предмета песни всем другим .

279 - «В Греции мы имеем перед собой совершенно чуждый Ближнему Востоку тип «непризнанного гения». Черты этого типа начинают проступать уже во второй половине VI столетия до н. э. (например, в сетованиях… Ксенофана на традицию, определяющую почет «грубым»

атлетам, а не ему, носителю новых духовных ценностей); свою окончательную отчетливость они обретают в эпоху Еврипида, этого классического «меланхолика», явившего грекам образец творческого интернет-портал «Азбука веры»

одиночества. Но ближневосточная литература, столь неимоверно осведомленная в самых разнообразных оттенках человеческой потерянности и злополучности… ни в одной из своих многочисленных исповедей не дает самочувствия «гения среди толпы»: такой психологический комплекс в библейском мире просто неизвестен … Понятие «толпа» на библейский язык непереводимо: конечно, вокруг человека ходят… глупцы и неучи, среди которых ему скучно, если он «мудрец», но все они в принципе пребывают на той же плоскости бытия, что и он сам» (наст, изд., с. 19–20) .

280 - См.: Лившиц 1933 .

281 - Ср. также оды I, 31; III, 1; IV, 3. Вне такого применения в более архаической своей роли схема выступает в оде 1,7, где заявление «буду петь Тибур» подготовлено так: «Пусть одни поют Родос, другие – Митилену…"- всего в каталоге 13 отклоняемых названий .

282 - Образцовый анализ этой картинности см. у М. JI. Гаспарова (Гаспаров 1970, с. 13–14) .

283 - Greg. Nazianz., carm. moral.,, 456–467 (PG, t. 37, col. 713–714) .

284 - Сравнительно недавний пример: Белик 1961, с. 303–342. В этой статье даже такой персонаж, как «дочь змея», получает социологическую идентификацию, которая вполне удовлетворила бы Фому Фомича .

285 - Античные поэты об искусстве .

286 - Там же, предисловие, с. 10 .

287 - Anthol. Palat., XVI, 185 .

288 - У розы иглы есть, рога есть у быка .

289 - Anthol. Palat., XVI, 183 .

290 - Ср.: Paus., Descr. Gr., Ill, 15 .

291 - Anthol. Palat., XVI, 171–177 .

292 - Ср.: Фрейденберг 1936, с. 79, 102–103, 112–114, 354–355 и др.;

Потеб- ня 1914, с. 14 и др .

293 - Anthol. Palat., XVI, 171 .

294 - Anthol. Palat., XVI, 177 (осложнено тем, что в терминологии Мейерхольда, развитой Эйзенштейном, именуется «отказным движением»: автор начинает с того, что обосновывает полную несовместимость Афродиты и доспехов) .

295 - Anthol. Palat., XVI, 176 .

296 - Anthol. Palat., XVI, 172 .

интернет-портал «Азбука веры»

297 - Anthol. Palat., XVI, 173 .

298 - Anthol. Palat., XVI, 159–170 .

299 - Anthol. Palat., XVI, 167 .

300 - Ср. выше прим. 52 о понятии «отказное движение» .

301 - Anthol. Palat., XVI, 160 .

302 - Anthol. Palat., XVI, 162 .

303 - Anthol. Palat., XVI, 163 .

304 - Anthol. Palat., XVI, 168 .

305 - Понятие прецедента имеет огромное значение для античного и вообще раннего рационализма ввиду юридической окраски последнего .

306 - Anthol. Palat., XVI, 165–166, 169–170 .

307 - Ср. понятие медиации в анализе структуры мифа, например, у К .

Леви- Стросса. Характерно, что последнему понадобился этот термин по ходу описания интеллектуалистических аспектов мифа .

308 - Ср.: Лосев 1957, с. 50–52 .

309 - Anthol. Palat., XVI, 160b .

310 - Вспомним роль, которую категория пластичности играет в популярных схематических характеристиках античной культуры от эпигонов Гегеля до Шпенглера и далее, переходя из рук в руки и превращаясь у популяризаторов в совершенно расплывчатую и бесцветную, но тем более всепроникающую идею. Нарочитая «выпуклость форм», априорно ожидаемая от всякой античной поэзии, но прежде всего от греческих стихотворений «из антологического рода», как говорили в старину, была отлично спародирована еще в стихотворении Козьмы Пруткова «Древний пластический грек» (ср. его же «Спор греческих философов об изящном» и «Письмо из Коринфа»). По мере начавшегося в XIX в. поступательного снижения «наивного» интереса к умственной и нравственной культуре античности, к эллинскому интеллектуализму и эллинскому морализму (имевшему центральное значение для самих древних, удерживавшему его для европейцев средневековья, Возрождения, Просвещения) одностороннее подчеркивание «пластических»

компонентов античного наследия закономерно делается все сильнее. Вся шпен- глеровская концепция «аполлоновской» культуры определяется тем фундаментальным фактом, что это взгляд извне; «пластика» античности сохраняет власть над воображением Шпенглера (и его предполагаемого читателя), но эллинская мысль уже ничего не говорит непосредственно его уму, а эллинская этика – его сердцу .

интернет-портал «Азбука веры»

311 - Ср. ходовые характеристики такого типа: «Асклепиада занимали преимущественно любовные темы…» «Леонид искренне жалеет бедняков и тружеников и посвящает им полные глубокого чувства эпитафии… он откликается на военные события… подшучивает над пьяницей старухой Маронидой… живо воспринимает произведения искусства…» «Мелеагр… всецело обращается к той тематике, которая была по душе и ему самому, и тому богатому и легкомысленному обществу, в каком ему приходилось завоевывать себе положение. Большая часть его эпиграмм… игривого и любовного содержания» (ИГЛ, т. 3, с. 124, 127–128). Разумеется, в таком способе описывать материал, весьма обычном и далеко не всегда удерживающем такой простодушный характер, нет ровно ничего непозволительного; однако ряд аспектов сложной реальности эпиграмматического жанра он неизбежно игнорирует, смещая общие пропорции, в частности соотношение между личностным и внеличностным. Исследователь имеет право предпочтительно интересоваться действительно ярким индивидуальным обликом, скажем, Леонида Тарентского или Паллада; нельзя, однако, не видеть, что удельный вес внеличностного в этом жанре особенно велик (что выразилось, между прочим, во-первых, в структуре традиционных сборников – группировка текстов по темам, не по авторам! – во- вторых, в особой ненадежности традиционных атрибуций). О повышенной консервативности жанра эпиграммы нам придется говорить ниже .

312 - Ср.: Тройский 1957, с. 215 (эпиграмма есть «средство создать образ, настроение, запечатлеть ситуацию»), с. 216 (она «стремится зафиксировать ситуацию, момент») .

313 - Anthol. Palat., XVI, 1–4, 6–8, 11–13, 48–51, 116–147; append, nova Cougny, VII, 1–5 .

314 - Anthol. Palat., XVI, 5, 9–10, 14–47, 52–64, 103–111; append., VII, 6– 81 .

315 - ИГЛ, т. 3, с. 124–125 .

316 - Anthol. Palat., IX, 359 .

317 - Последняя атрибуция – в сборнике Плануда .

318 - Почему эпиграмма не несет столь часто встречающегося в Палатинской антологии надписания («авторство неясно»)? Для этого она слишком хороша; такому яркому и популярному творению (о популярности которого свидетельствуют не только включения в сокращенный Планудов извод антологии, но и ответ Метродора, о котором см. ниже) не полагается стоять в рукописи без всякого имени. Но два (или интернет-портал «Азбука веры»

три) имени сразу – все равно эквивалент того же .

319 - Soph. Oed. Colon, 1224–1227; Alex. Com., (Fr. AH Com. II, 447) .

320 - Ср.: Аверинцев 1977, с. 144–147. В соответствии с темой этой книги в ней не рассматриваются позднейшие факты этого ряда, например переложение Акафиста Богородицы ямбическими триметрами, выполненное в начале XIV в. Ману- илом Филом .

321 - Например, Poemata moralia, 35–36 (PG, 37, col. 965–966); 37–38 (Ibid., col. 966–967) .

322 - Anthol. Palat., XIV, 116–146 .

323 - Anthol. Palat., IX, 360 .

324 - При таком понимании соотношения между двумя эпиграммами остается вопрос: почему именно первая была «пессимистической» и вторая «оптимистической», а не наоборот? Но ответ, как кажется, очень прост. Первая эпиграмма – вызов, вторая – ответ на вызов; первая обязана быть и по тону своему вызывающей, вторая – нет, ибо ее существование оправдано вызовом, содержащимся в первой. Но тезис «во всяком образе жизни есть нечто хорошее» не является вызывающим и при неспровоцированном высказывании просто неинтересен; напротив, в тезисе «ни в каком образе жизни нет ничего хорошего» достаточно задора .

Именно этот диспутальный задор, а не «мировую» (или «гражданскую») скорбь обязаны мы ощутить в первой эпиграмме .

325 - Так определяется тема обеих эпиграмм в леммах рукописей .

326 - Ср., например, ряд ямбических эпиграмм Григория Богослова с идентичной логико-синтаксической структурой, а именно основанных на схеме пятичлен- ной (в одном случае – четырехчленной) градации, причем параллелизм подчеркнут (как и у Метродора) формальным единообразием метрического свойства: первый колон каждого первого стиха и затем анжабеманы во всех остальных стихах, кроме последнего, непременно занимают по пять слогов, т. е. по две стопы и по тесису третьей (Poemata moralia, 20–23, PG, 37, col. 788–790) .

327 - «Dispositio» (греч., ср. Arist. Rhet., Ill, 12) – одно из центральных понятий риторической теории. В новой научной литературе иногда употребляется как коррелят к понятию композиции; термин «диспозиция» акцентирует момент школьной правильности, рассудочной последовательности (то, чего мы ждем от идеального ученического сочинения), термин «композиция» – момент «творческой» субъективности (то, чего мы ждем от художественной литературы в современном смысле интернет-портал «Азбука веры»

слова) .

328 - Еще вопрос, что важнее для автора первой эпиграммы – высказать свое «пессимистическое» суждение о мире или похвалиться тем, как складно он сумеет в шести парах дихотомий (как теперь говорят, бинарных оппозиций) создать иллюзию исчерпывающего перебора жизненных возможностей; и Метродор, вступая в игровую полемику с оценочным наполнением пунктов каталога, не только принимает самый каталог, но, как бы повернув его вокруг оси симметрии, дает ему статус независимости от конкретного тезиса, в связи с которым он был изначально предложен. Логическая диспозиция имеет здесь такое значение, к которому она стремится в неисчислимом множестве других случаев .

329 - Norden 1898, Bd. 1, S. 18–20 .

330 - Для рубежа I в. до н. э. и I в. н. э. имеются эпиграммы Кринагора, Антипат- ра Фессалоникского, Гетулика, Алфея и др.; для IV в. н. э., когда буйное цветение риторической прозы не оставляло никакого места для поэзии, – эпиграммы Григория Богослова, Юлиана Отступника, позднее Паллада; даже для IX в., времени глубокого упадка всех унаследованных от античности жанров, – ямбические эпиграммы Феодора Студита и Кассии, неловкие, но сохраняющие равенство себе жанровой структуры .

331 - Anthol. Palat., append. V, 10 .

332 - Anthol. Palat., VII, 747 .

333 - II Paralip., 6, 18 .

334 - 1,40 .

335 - VII, 149 .

336 - I, 33 .

337 - 1,36 .

338 - Цит. по примечаниям в парижском издании «Палатинской антологии» 1871 г. (серия Ф. Дидо), т. 1, с. 17 .

339 - «О граде Божием», I, 26 .

340 - VII, 35 .

341 - I, 19,4 .

342 - I, 20, 1–3 .

343 - Poetica 4, 1449а14; пер.. JI. Гаспарова (. Аристотель 1978, с .

118) .

344 - Poetica 6, 1449Ь24–27. Даже неспециалисту эта дефиниция интернет-портал «Азбука веры»

памятна тем, что под конец ее вводится понятие катарсиса .

345 - Выделение субстанциальных признаков как составляющих полного определения «усии», их отграничение от акцидентальных признаков – один из важнейших моментов всей аристотелианской традиции (ср.: Metaphisica V, 14, 1020а34– 35; V, 30, 1025а14–29 etc.) .

346 - Poetica 4, 1448Ь4–11 .

347 - Poetica 4, 1448Ь20–23 .

348 - Аристотель, по крайней мере, ощущает отсутствие этого понятия (и понятия художественной прозы): «А то искусство, которое пользуется только голыми словами без метров или метрами, причем последними или в смешении друг с другом, или держась какого нибудь одного – оно до сих пор остается без названия. В самом деле, мы ведь не смогли бы дать общего имени ни мимам Софрона с Ксенархом и сократическим разговорам, ни если бы кто совершал подражание посредством триметров, элегических или иных стихов…» (Poetica 1. 1447а28– Ь12; пер. М. Л .

Гаспарова (Аристотель 1978, с. 112–113) .

349 - Poetica 1, 1447а13–27 .

350 - Слово еще не терминологизировано у Аристотеля и означает у него общее устремление к хвалебному (эпос, трагедия) или снижающему (ямбы, комедия). См.: Poetica 4, 1449а2 .

351 - Poetica 1, 1447а13–27 .

352 - Poetica 1, 1447а25-Ь28 .

353 - Metaphisica V, 8, 1017Ы1; пер. А. В. Кубицкого (Аристотель 1976, с. 157) .

354 - Symposium 223d; пер. С. К. Апта (Платон 1970, с. 156) .

355 - Poetica 4, 1448Ь34–1449а1 .

356 - Ср.: Штал 1975, с. 7–30 .

357 - Шеллинг 1966, с. 86 .

358 - Poetica 3, 1448а19–23 .

359 - Шеллинг. Указ. соч., с. 345 .

360 - Hegel 1965, S. 397–402 .

361 - Ср.: Белинский 1954 .

362 - Staiger 1959, S. 219–228 .

363 - Само слово относящаяся к XII в. византийская переработка античного лексикологического и энциклопедического материала, известная под названием Etymologicum Magnum, разъясняет как интернет-портал «Азбука веры»

– «образ жизни». Мы привыкли к тому, что биография – жанр повествовательный, но античность широко практиковала биографию описательную. Ср.: Аверинцев 1973 .

364 - Объем жизнеописания Платона у Диогена Лаэртского превышает объем его же заметки о Кебете Фиванском примерно в 659 раз. Другие примеры см.: там же, с. 243, 247–248 и др .

365 - Например, в числе биографических заметок о поэте Пиндаре, предпосылавшихся в рукописях его текстам, имеется одна, написанная гекзаметрами, а по своему содержанию и построению не отличающаяся от других. См.: Pindarus 1811, p. XXIX XXX .

366 - См.: Аверинцев. Указ. соч., с. 120–125. Мы пытались показать, в частности, что предложенное Ф. Лео в его классической работе противопоставление «научного» и «художественного» типа биографии не охватывает сложности явления; ср.: Leo 1901 .

367 - Попытки различать в словоупотреблении термины «литературный вид» и «литературный жанр» непоследовательны и неубедительны; они скорее сигнализируют о внутренних противоречиях существующей жанровой номенклатуры, чем указывают выход. См.: КЛЭ, т. 1, стб. 954 .

368 - Это фрагменты биографии Еврипида, входившей в шестую книгу сборника, озаглавленную «О жизни трех трагических поэтов». См.: Amim 1913, р. 124 f; Leo 1912, S. 273–290 .

369 - См.: Аверинцев. Указ. соч., с. 121; Pay г 1962 .

370 - В качестве примера можно назвать сочинения Псевдо-Деметрия Фалер- ского и Псевдо-Либания. 35. Lfg., 1960, S. 332–343 .

371 - Ср.: Античная эпистолография .

372 - См., например: Diogenis Laertii VI, 24; Athenaei V, 21 Id; Luciani Alexander 5; Eusebii Praeparatio evangelica XIV, 5 .

373 - Это еще живо ощущает один из основоположников изучения диатрибы. См.: Wendland 1912, S. 75–91 .

374 - Satyre Мётррёе .

375 - Ср.: Scherbantin 1951 .

376 - «…[П]ервым представителем его был, может быть, еще Антисфен… Писал «Менипповы сатиры» и современник Аристотеля Гераклид Понтик…» (Бахтин 1963, с. 150) .

377 - «Развернутой «Менипповой сатирой» являются «Метаморфозы"… Апулея (равно как и его греческий источник, известный интернет-портал «Азбука веры»

нам по краткому изложению Лукиана)» (там же, с. 151) .

378 - Там же, с. 161. Несколько ниже «Бобок» Достоевского назван «почти классической мениппеей», в которой «жанр мениппеи продолжает жить своей полной жанровой жизнью» (там же, с. 189) .

379 - Иванов 1916; Ivanov1971 .

380 - Заглавие стихотворного сборника И. И. Дмитриева (1795) .

381 - Державин 1876, с. 168 .

382 - Карамзин 1900, с. 113 .

383 - Конечно, и самые настоящие термины – все, кроме искусственно образуемых, – кристаллизуются из «словечек», из нестрогого, но живого профессионального «жаргона». Нам пришлось однажды обстоятельно говорить об этом (Аверинцев 1979, с. 41–81, специально с. 46–53, важно прим. 32 на с. 74). Дело решается тем, завершилась ли кристаллизация в пределах той или иной большой культурной эпохи. Термин «импрессионизм», как известно, получился из насмешливого словечка, введенного критиком и обыгравшего название совершенно определенной картины Клода Моне, выставленной в 1874 г. в Париже; однако оно успело стать серьезным и фиксированным термином для той же европейской культуры новейшего времени, которая породила само явление. Но античная культура окончила свой исторический путь, так и не узнав, что «диатриба» – термин и специально термин литературной теории. Она не узнала также многого другого, например, что слово «неотерики», представляющее собой контаминацию греческого словечка (новейшие) из обихода Цицерона (Orator 161, ad Atticum VII, 2, I) и позднелатинского neotericus (преданный новшествам), есть термин, обозначающий поэтов из кружка вокруг Катулла и Кальва. В общем, дело сводится к тому, что наша интеллектуальная культура сделала нормой значительно большее количество терминов и значительно большую степень фиксированности каждого термина, чем античная, что и сказывается при любом акте «перекодирования» информации; и особенно коварный случай – когда мы пользуемся в качестве терминов античными выражениями. Проблема, конечно, не ограничивается историей литературы, историей культуры; она сохраняет свое значение для политической истории. Все термины, без которых мы не можем построить самого простого суждения о римской политике, не говоря уже о греческой,

– даже «оптиматы» и «популяры», тем более «республика» и «империя», и т. д. и т. п. – завершили свой путь к статусу терминов уже в европейской науке нового и новейшего времени .

интернет-портал «Азбука веры»

384 - О принципиальном значении логически выверенной дефиниции как специфической формы мысли вообще и теоретико-литературной мысли в частности см. наст, изд., с. 229–243, особенно с. 231–239 .

385 - Poetica 1447а13 .

386 - Аристотель 1978, с. 112 .

387 - Poetica 1450Ы6–20; пер. М. JI. Гаспарова (там же, с. 123) .

388 - Наст, изд., с. 146–167 и 101–114; Awerintzew 1979, S. 267–270 .

389 - Ср.: Аверинцев 1979, с. 62–65 .

390 - Ср.: Лосев 1975, с. 463–471; Cooper 1924; Else 1957. В настоящее время над этой темой работает М. Л. Гаспаров .

391 - Ср.: Гаспаров 1963, с. 97–151 .

392 - Некогда высказанное в истории отечественной филологии утверждение, согласно которому все послание к Пизонам от начала до конца посвящено исключительно драматической поэзии (Нетушил 1901, с .

40–76), является явной утрировкой. Ср.: Каплинский 1920; Гаспаров. Указ .

соч., с. 121. Нет нужды соглашаться с ним, чтобы констатировать простой факт – те части послания к Пизонам, которые содержат конкретные указания касательно жанровых реальностей, а не поэтической практики вообще, трактуют о драматических жанрах (кроме пассажа об эпосе – ст .

136–152) .

393 - Всегда цитируется свидетельство Порфириона Помпония в начале его комментария к посланию Горация к Пизонам: «Он собрал правила Неоптолема Па- рийского, касающиеся искусства поэзии, однако не все, а только самые важные» .

394 - Phllodemus 1923 .

395 - Ср. наст, изд., с. 244–318, особенно с. 248–251 .

396 - Ciceronis Orator 66; De oratore И, 51–64; Quintilliani Institutiones oratoriae IX, 4, 129; id. X, I, 73. Специально речи и другие пассажи

Фукидида изучались в риторских школах как образцы красноречия. Ср.:

Аверинцев 1973, с. 95–96, прим. 5– 9 на с. 146–147 .

397 - «Genus maxime oratorium» (De legibus I, 2, 5) .

398 - Ср.: Reitzenstein 1926, S. 84–99; Kerenyi 1927, S. 1–23 .

399 - О принципе подражания-состязания в системе рефлективного традиционализма см. наст, изд., с. 148 и 109. Разумеется, сам по себе этот принцип отлично известен эпохе дорефлективного традиционализма; но и он в своей конкретной реализации вместе со всем остальным преобразован сознательной рефлексией, фиксирующей черты жанра. Архаические певцы интернет-портал «Азбука веры»

состязались в «мудрости» вообще, в «умении» вообще; поэты и прозаики эпохи рефлективного традиционализма состязаются прежде всего в точности, с которой их творчество воспроизводит абсолютную норму жанра. «С точки зрения искусства ( ), – говорит Аристотель,

– лучшая трагедия – это трагедия именно такого склада» («Поэтика», гл .

13; пер. М. JI. Гаспарова (Аристотель 1978, с. 131). После того как законы жанра сформулированы «с точки зрения искусства», от произведения требуется максимум жанровой идентичности: по этой логике наилучшая трагедия есть «трагичнейшая» трагедия (там же, с. 132). Коль скоро есть дефиниция жанра, с любого образчика этого жанра спросят соответствие дефиниции. Это принципиально новый смысловой момент, отсутствующий в архаической агонистике хотя бы ввиду отсутствия дефиниций .

400 - Ср. наст, изд., с. 244–318, особенно с. 274–277. Проблеме индивидуального стиля в античной и византийской литературной теории мы посвятили специальную статью … (см. наст. изд. с. 220–228) .

401 - Ср. наст, изд., с. 151 и 109–110. Промежуточным звеном между статусом жанра как литературного «приличия» и пафосом сословного деления является, конечно, фундаментальное для традиционной эстетики противоположение «высокого» и «низкого». Важно, что противоположение это было одним из изобретений треков. В литературных традициях Ближнего Востока, например в древнееврейской, мы не найдем систематического разнесения синонимов по стилистическим графам. «В коптской лексике, как и в древнеегипетской, нет привычного для нас деления на обыденный и высокий стиль… Высокопарность, пышность или торжественность речи достигались не путем использования особой лексики, а…сравнениями, тропами, метафорами» (Еланская 1964, с. 18–19) .

402 - Там же .

403 - Одно из таких исключений – теория гимна как разновидности эпидейк- тического красноречия, предложенная ритором III в. Менандром Лаодикийским .

404 - Вопиющий пример – отказ византийской теории замечать гимнографи- ческое творчество Романа Сладкопевца и его сподвижников, да и вообще поэзию, основанную на неантичных принципах стихосложения. Ср. наст, изд., с. 245– 251 .

405 - Ср. классификацию видов повествования в прогимназматах Николая Софиста (V в.): Spengeled. 1856, Т. Ш, р. 445, 29 .

интернет-портал «Азбука веры»

406 - Специалисты по античному роману не преминули делать это, начиная с классического труда Эрвина Роде: Rohde 1914, S. 350–353 .

407 - Spenge! cd. 1854, Т. II, p. 22, 4 ff .

408 - Ср.: Клочков 1983, с. 91–96 .

409 - См.: Setlin- Fohrer 1969, S. 398–399 .

410 - Ibid., S. 374–517 .

411 - Ср.: Клочков 1983, с. 93 .

412 - Ср.: наст, изд., с. 13–75, особенно 27–31 .

413 - См.: Клочков 1983, с. 93 и к ней прим. 80. Позднеантичная параллель – корпус мистических сочинений, носящих имя Гермеса Трисмегиста. Еще одна позднеантичная параллель, выразительно свидетельствующая о возврате ближневосточного понимания авторства как авторитета, – отношение неоплатонических комментаторов к корпусу так называемых «Халдейских оракулов»; как очевидно из традиции, сохраненной словарем «Суда», s. v. Iulianus, все помнили, что это изделие конца II в. н. э., связанное с именем Юлиана Теурга, что не мешало видеть в нем откровение древней мудрости Востока .

414 - См.: Аверинцев и Роднянская 1978; а также наст, изд., с. 101–144 .

415 - См.: Миллер 1975, с. 140–174 (в приложении – переводы) .

416 - Amphilochia XCI XCIII. Cf: Sevcenko 1981, S. 298–300 .

417 - Amphilochia LXXXVI .

418 - Ср. стилистический разбор библейских мест в «Эклоге» Фомы Магистра (XIV в.) .

419 - Ипертима Пселла слово, составленное для вестарха Пофоса, просившего написать о богословском стиле, 19 и 20. / Пер. Т. А. Миллер // Античность и Византия, с. 169 .

420 - Там же, 22 // Там же, с. 170 .

421 - Критика способности суждения, § 46. «Оригинальность» гения (см. там же § 49) мыслится первичной по отношению к правилам .

422 - См.: Curtius 1973 .

423 - Аристотель 1976, с. 273. Ср. наст. изд. 146–157 и 158–159 .

424 - Любарский 1975, с. 125 .

425 - Там же .

426 - Timaeus 28с .

427 - Rabe ed. 1913, vol. 6, p. 216, 16; cf. ibid., p. 217, 9 .

428 - Rabeed. 1935, vol. 14, p. 390, 12 .

интернет-портал «Азбука веры»

429 - Ипертима Пселла слово… // Античность и Византия, с. 165 .

430 - Kustas 1973 .

431 - О становлении теоретического подхода к литературе в классической Греции и о творчестве Аристотеля как зрелом явлении этого подхода см.: Миллер 1978, с. 5–106 .

432 - «…На формирование идей арабской литературной критики существенное воздействие оказала греческая наука… Здесь налицо заимствование. Насколько были правы арабские филологи, заимствовавшие категории, выработанные греческой эстетиколитературной мыслью на греческом материале, еще предстоит выяснить»

(Куделин 1973, прим. 30 к с. 121; ср. также с. 119–126) .

433 - Автор этих строк пытался дать в эскизном, тезисном виде перспективу историко-литературных эпох, стоявших под знаком рефлективного традиционализма, т. е. аристотелевской концепции жанра .

См. наст, изд., с. 146–157 .

434 - Экклезиаст, 12, 11 .

435 - «Одиссея», I, с. 341–348; пер. В. А. Жуковского .

436 - «Поэтика», VI, 49В24–28; пер. М. JI. Гаспарова .

437 - Там же, VII, 50В26–32 .

438 - Там же,, 52А14–16 .

439 - Там же, XVIII, 55В26–27 .

440 - «Софист», 218 В-С; пер. С. А. Ананьина (Платон 1970, с. 323) 441 - Там же, 268 С-D; (с. 399) .

442 - «Метафизика», VII, 4, ЮЗОаб; пер. А. В. Кубицкого (Аристотель 1976, с. 192) .

443 - II кн. Маккавейская. VII, 28 .

444 - Послание к евреям, XI, 1 .

445 - De fide orthodoxa 68, p. 1671, 2 Kotter .

446 - Dialectica 3, p. 56, Kotter .

447 - De fide orthodoxa 26, p. 7744 48 Kotter .

448 - I послание к Коринфянам, 13 .

449 - …,. 4 .

450 - Имеется в виду коллективный сборник 1986 г. – см.: Проблемы литературной теории, с. 191–235 (пер. Н. А. Рубцовой) .

451 - Там же, с. 221 .

452 - «Метафизика», XI, 4. 1059В24–25 (с. 273) .

интернет-портал «Азбука веры»

453 - Ср. наст, изд., с. 151–152 .

454 - Ср.: Crabmann 1922, Bd. 2, S. 93–94 .

455 - Ibid., Bd. 2, passim .

456 - Rhetorica, liber I, cap. I, p.. 1355a4–14; cap. 11, p. 1356b .

457 - Krumbacher 1897, S. 663 .

458 - Bouvy 1886, p. 358 .

459 - Cataphygiotou Topping 1966, p. 92–111; Idem 1969, p. 31–41 .

460 - Crosdidier de Matons 1977, p. 320–327 461 - Термин «кондак» с известной долей условности применяется в научной литературе к большим ранневизантийским композициям из многих строф (икосов). (См.: Аверинцев 1977, с. 318 и 210–211.) В церковном обиходе он означает отдельные строфы, удержавшиеся внутри «чинопоследования» того или иного праздника после вытеснения этих композиций из богослужебного употребления, а также меньшие строфы акафистов .

462 - Науке XIX в. пришлось совершенно заново открывать этот феномен – после многовековых попыток видеть в византийской церковной поэзии либо чистую прозу, либо какое то странное преломление античной метрики. Примечательно, что греки, участвовавшие в ученой жизни Западной Европы, ничем не могли помочь своим коллегам; уже после работ кардинала Ж. – Б. Питра, поставивших подход к византийской гимнографии на здравую научную основу, греческий ученый К. Сафа ( 1878,. ) энергично настаивал на отсутствии в гимнографических текстах каких либо признаков стихосложения; одновременно в Греции продолжали сочинять новые гимны с соблюдением тех же правил, что и в византийские времена (ср.: Crosdidier de Matons. Op. cit., p. 121, n .

16). Так до своего последнего самоисчерпания восходившая к Византии традиция разводила практику гимнографии и филологическую ученость. В той мере, в которой последняя все же принимала к сведению первую, она относила ее не по рубрике литературы, а по рубрике музыки, как это наблюдается уже в дефиниции ирмоса у византийского ученого Иоанна Зонары (PC, 135, coll. 421 В-428 D) .

463 - Bouvy. Op. cit., р. 368 .

464 - Так он именуется в рефрене кондака на его праздник (Crosdidier de Matons. Op. cit., p. 167–169) .

465 - Рассказ о том, как она дала Роману проглотить хартию, после чего он смог незамедлительно воспеть свой знаменитый рождественский интернет-портал «Азбука веры»

гимн, повторяется во всех житийных отрывках, ему посвященных .



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |



Похожие работы:

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ УРАЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. А. М. ГОРЬКОГО НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ Библиографический указатель трудов профе...»

«Филиал ФГБНУ "Уральский федеральный аграрный научно-исследовательский центр Уральского отделения Российской академии наук" Уральский научно-исследовательский институт сельского хозяйства Издательский дом "Среда" ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО о Международной научной конференц...»

«Министерство образования и науки РФ Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Северо-Восточный федеральный университет им. М.К.Аммосова" Институт языков, культуры народов Северо-Востока РФ Кафедра якутского языка “Утверждаю”:...»

«МТ3 №001262 в Едином федеральном реестре туроператоров Вернадского просп., 37 к. 2, офис 112, Москва, 119415, Россия тел.: +7 495 938-92-92, +7 495 938-94-56; e-mail: ac@actravel.ru сайт: actravel.ru; facebook: actravel.ru; twitter: actravel_r...»

«IV ВСЕРОССИЙСКИЙ ОТКРЫТЫЙ КОНКУРС ИСПОЛНИТЕЛЕЙ НА НАРОДНЫХ ИНСТРУМЕНТАХ ИМЕНИ И.Я. ПАНИЦКОГО г. Саратов 18–23 мая 2018 года IV ВСЕРОССИЙСКИЙ ОТКРЫТЫЙ КОНКУРС ИСПОЛНИТЕЛЕЙ НА НАРОДНЫ...»

«Автор представляемого дневника, Андрей Андреевич Барташевич / так в документах, правильно Вартошевич/, 1899 -1949 гг ленинградский театровед. С 38-го по 14.У11.41, по ликвидацию в связи с войной Зав. литературной частью Ленинградского Театра драмы и к...»

«Библиография Bailey Clinton. Bedouin Poetry from Sinai and the Negev: Mirror of a Culture. Oxford University Press, 1991. Bailey Yitz aq. cAra m khe ratim ba-ir ha-bedwt // Reimt be-ns habedwm. Midreet Sde-Boqer, 1971. № 3. Kurpers...»

«Министерство образования и науки РФ Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б. Н. Ельцина Уральский гуманитарный институт Департамент "Факультет журналистики" КОММУНИКАТИВНО-КУЛЬТУРНАЯ ПАМЯТЬ И ПРОБЛЕМЫ ЕЕ МЕЖПОКОЛЕНЧЕСКОЙ ТРАНСЛЯЦИИ Сборник мате...»

«Оглавление МФП 1. Сайт управы Тверского района ЦАО /Государственный Кремлевский дворец проведет елку с сурдопереводом 2. Управа района ВойковскийСвыше 170 тыс. детей и родителей смогут посетить Кремлевскую елку в новогодние каникулы 3. Управа района Войковский/Свыше 170 тыс. детей и ро...»

«ПРОБЛЕМЫ АРХИТЕКТУРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "СЛОВАРНЫЙ ЗАПАС" – ОПЫТ ВВЕДЕНИЯ В ПРОФЕССИЮ УДК 74:72:378 ББК 30.18:85.11р Т.О. Шулика Московский архитектурный институт (государственная академия), Москва, Россия Аннотация В статье рассматривается проблематика начального этапа о...»

«Культурные проекты Архангельской области, получившие грант Института "Открытое общество" (фонд Сороса) Россия Е.М.Маркова 1 Сетевая библиотечная программа (1998 г.) Проект "Библиотечная школа Баренцева региона – непрерывное библиотечное образование в северном измерении" (Заявк...»

«ПРОБЛЕМЫ КУЛЬТУРЫ, ИДЕНТИЧНОСТИ И МИГРАЦИИ В МЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ УДК 316.64 АРМЯНСКАЯ ДИАСПОРА В РОССИИ И АМЕРИКЕ: СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ УСЛОВИЙ АДАПТАЦИИ МОЛОДЫХ МИГРАНТОВ Ароян И. К., магистрант, Уральский ф...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Пензенский государственный университет" (ПГУ) Т. Н. Козина Чтение как феномен культуры Учебнометодическое пособие Пенза Издательство ПГУ 2017 УДК 80 (075) К59 Рецензент кандидат филологических наук, ди...»

«Национальный туристический портал ГОРОД ГОРЬКОГО Нижегородская область Нижний Новгород Максима Горького отражен в автобиографии "Детство. В людях. Мои университеты". 8 ОБЪЕКТОВ 20КМ 4Ч Нижний Новгород тесно связан с именем великого писателя Максима Горького. Почти 60 лет...»

«Zinovieva M.A. Genre originality of creativity Nikolay Rubtsov: the problem of the interaction of folklore and literary traditions. The article discusses the issue of genre and the specifics of the creative work of Nikolai Rubtsov. The genre...»

«Министерство культуры Красноярского края Красноярский краевой научно-учебный центр кадров культуры Искусство буквицы (из опыта работы) Методическая разработка Автор-составитель Е.Л. Осипова Красноярск ББК 85.15 И 86 Рекомендовано к изданию экспертно-редакционным советом Красноярского...»

«ОРДЕНА ЛОМОНОСОВА ЗА ЗАСЛУГИ И БОЛЬШОЙ ВКЛАД В РАЗВИТИЕ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЫ И ИСКУССТВА № 7-8 НОВОСТИ 2018 Издание региональной общественной организации МОСКОВСКИЙ СОЮЗ ХУДОЖНИКОВ "МОСКОВСКИЙ СОЮЗ ХУДОЖНИКОВ" МОСКВА-ЛЮБОВЬ МОЯ С 30 августа по 10 сентября 2018...»

«ФИЛОСОФСКО-КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ КОНЦЕПЦИИ РАЗВИТИЯ НАУКИ В.С. СТЁПИНА Писарчик Т.П., канд. филос. наук, доцент, Писарчик Л.Ю., канд. филос. наук, доцент Оренбургский государственный университет Конц...»

«С.. А р у т ю н о в, Ю. И. М к р т у м я н ПРОБЛЕМА К Л А С С И Ф И К А Ц И И ЭЛЕМЕНТОВ КУЛЬТУРЫ (На примере армянской системы питания) В комплексе систем жизнеобеспечения любого народа одно из ключевых мест принадлежит пище, которая составляет самую первую, основн...»

«1 Рабочая программа учебного предмета "Технология" для 3 класса разработана в соответствии с Федеральным Государственным Стандартом общего образования, на основе Основной программы начального общего образования МБОУ "Средняя школа города Багратионовск" в соответств...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.