WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

«ЧЕЛОВЕК, ЗДОРОВЬЕ, ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА И СПОРТ В ИЗМЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ HUMAN, HEALTH, PHYSICAL CULTURE AND SPORTS IN A CHANGING WORLD Коломна / Kolomna МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ ...»

-- [ Страница 1 ] --

Электронное приложение к сборнику

XXVII

ЧЕЛОВЕК, ЗДОРОВЬЕ,

ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА И СПОРТ

В ИЗМЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ

HUMAN, HEALTH, PHYSICAL CULTURE AND

SPORTS IN A CHANGING WORLD

Коломна / Kolomna

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

ГУО ВПО «Государственный социально-гуманитарный университет»

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

«Институт возрастной физиологии»

МИНИСТЕРСТВО СПОРТА, ТУРИЗМА И МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКИ

ФГБУ «Федеральный научный центр физической культуры и спорта»

ЭЛЕКТРОННОЕ ПРИЛОЖЕНИЕ К СБОРНИКУ

XXVII МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ

ПО ПРОБЛЕМАМ ФИЗИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ УЧАЩИХСЯ

«ЧЕЛОВЕК, ЗДОРОВЬЕ, ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА И СПОРТ В

ИЗМЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ»

(МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ) Коломна 2017 УДК 796 (063) Рекомендовано к изданию редакционноББК 75 я 431 издательским советом «Государственного социально-гуманитарного университета»

Ч-39 Рецензенты – Железняк Ю.Д.- доктор пед. наук

, профессор, Петунин О.П. – доктор пед. наук, профессор .

Ч-39. XXVII Международная научно-практическая конференция по проблемам физического воспитания учащихся «Человек, здоровье, физическая культура и спорт в изменяющемся мире» (Материалы конференции) / Министерство образования Московской области ГОУ ВПО «Московский государственный областной социально-гуманитарный институт» [и др.] Коломна: МГОСГИ, 2017. – 703 с .

ISBN В настоящий сборник вошли материалы научных исследований, присланные на научнопрактическую конференцию по проблемам состояния здоровья и физического воспитания учащихся школ, средних учебных заведений, Вузов и рассмотренные редакционной комиссией. В прошедших конкурс работах отражается сегодняшнее состояние науки и физическом воспитании и спорте в РФ и анализируются пути совершенствования двигательной сферы детей, подростков, молодежи, улучшения состояния их здоровья. Конференция проходила с 29 сентября по 1 октября 2017 года. В её программе работало пять секций, на которых обсуждались следующие вопросы: 1) Аспекты состояния здоровья детей и учащихся; здоровьесберегающие технологии; 2) Физическая культура детей, подростков, учащихся и молодежи в современном мире; 3) Подготовка и переподготовка педагогических кадров по физической культуре; профессионально-прикладная физическая культура; 4) Перспективы подготовки спортивных резервов; 5) Теоретико-практические вопросы общей педагогики и человековедения .

Сборник предназначен для научных работников, учителей и преподавателей физического воспитания, методистов по оздоровительной физической культуре, врачей и специалистов по лечебной физкультуре, тренеров по спорту, студентов педагогических и физкультурных специальных учебных заведений .

РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ

Отв. редактор - кан.пед.наук, проф. Прокудин Б.Ф. (Коломна);

члены коллегии - кан.пед.наук, доц. Андреанов М.В.(Коломна); кан.пед.наук, доц.Андреанова Н.В. (Коломна); кан.пед.наук, доц.Бакланов Л.Н.(Коломна); док.биол.наук, проф. Босенко А.И.(Украина); кан.пед.наук, проф. Голощапов Б.Р. (Москва); док.пед. наук, проф. Железняк Ю.Д.(Москва); кан.пед.наук, доц. Елина Н.В. (Коломна); Ефремова Е.В. (Коломна);





кан.пед.наук, доц. Веселкин М.С. (Коломна); кан.пед.наук, доц.Ковачева И.А. (коломна);

Комаров А.В. (Москва); кан.пед.наук, проф. Квашук П.В. (Москва); док.пед. наук, проф. Лях В.И. (Польша); док.пед. наук, проф. Максименко Г.Н.(ЛНР), док.пед. наук, проф. Никитушкин В.Г. (Москва); кан.пед.наук, доц. Перова Г.М. (Коломна) док.пед. наук, проф.Петунин О.В.(Коломна); кан.пед.наук, доц.Полунина Т.И. (Коломна); док. матем. наук, проф. Прокудин А.Б.(Германия); Прокудина А.А. (Германия); док.биол.наук, проф. Сонькин В.Д. (Москва);

док.пед. наук, проф. Тарасова Л.В. (Москва), док.пед. наук, проф. Усманходжаев Т.С .

(Узбекистан), док.пед. наук, проф. Чепулинес А. (Литва), кан.пед.наук, доц. Швец Г.В .

(Коломна) .

ISBN © Государственный социально-гуманитарный университет СОДЕРЖАНИЕ

РАЗДЕЛ I. «АСПЕКТЫ СОСТОЯНИЯ ЗДОРОВЬЯ ДЕТЕЙ, УЧАЩИХСЯ;

ЗДОРОВЬЕСБЕРЕГАЮЩИЕ ТЕХНОЛОГИИ»

Арансон М.В., Овчаренко Л.Н., Озолин Э.С., Тупоногова О.В. Медицинские стр .

проблемы в велосипедном спорте (анализ зарубежной научной литературы) (г. Москва)…… 11 Арпентьева М.Р. Комплаектность и госпитализм: парадоксы медицинской помощи и пациентов (г. Калуга)………………………………………………………………………………. 16 Арпентьева М.Р. Развитие представлений о психологических факторах физического здоровья и болезней, спортивных достижений и неудач (г. Калуга)…………………………....29 Арпентьева М.Р. Медитативная музыка в психологическом сопровождении спорта и ЛФК (г. Калуга)……………………………………………………………………………………..43 Баранцев С.А., Чернова М.Б Неспецифическая устойчивость организма как фактор функционального состояния школьников 9-10 лет (г. Москва)………………………………….53 Барков В.А., Мэх-Зубкевич А.Н. Повышение двигательной функции стопы у подростков 12–13 лет при занятиях плаванием (г. Гродно)………………………………………56 Бугаевский К.А. Морфологические и антропометрические особенности студенток высокого роста с учётом их эволюционной конституции (г. Запорожье)……………………….61 Бугаевский К.А. Применение популяционно-центрического метода соматотипирования у студенток медицинского вуза юношеского возраста (г. Запорожье)………………………….67 Васильева В.А., Павлычева Л.А., Шумейко Н.С. Возрастные изменения толщины коры и слоев в двигательной и зрительной областях коры большого мозга человека (г. Москва). ………………………………………………………………………………………….73 .

Виноградов Г.П. Характеристика отечественных оздоровительных программ (г.СанктПетербург)

Виноградов И.Г. Средства силовых рекреационных тренировок (Санкт-Петербург)…81 Герасимова А.А., Васильева Р.М. Эффективность влияния оздоровительной тренировки разного объема на физическую работоспособность детей 5-6 лет (г .

Москва)………………………………………………………………………………………………..84 Герасимова А.А., Чернова М.Б. Мышечная работоспособность у детей 6-7 лет с различным вегетативным тонусом (г. Москва)…………………………………………………….87 Гурова О.А. Состояние кардиореспираторной системы у детей 5-6 лет, часто болеющих простудными заболеваниями (Москва)……………………………………………………………90 Журавлев А.К., Семикин Г.И., Голубев Ю.Ю., Панов Г.А., Голубева Г.Ю .

Особенности артериальной гипертензии у лиц молодого возраста, диагностика и лечение….95 Зайцева Г.А., Криволапчук И.И., Бондарева С.А., Савушкина Е.В., Носова Р.М Изменения функционального состояния детей 8-10 лет в стрессорных условиях под влиянием комплекса средств физического воспитания (г. Москва, г. Гродно)……………………………101 Захарьева Н. Н., Малиева Е.И., Павлов В.В., Коняев И.Д., Мятлева С.А. 25 стабилометрических тестов у юных танцоров (г. Москва)………………………………………105 .

Захарьева Н. Н.. Малиева Е.И. Возрастные особенности качества функции равновесия у юных танцоров при занятиях спортивными бальными танцам (г. Москва)………………….111 Зюрин Э. А., Морозов В. Н., Бобкова Е.Н., Крылова Ю.А. Исследование факторов, лимитирующих качество и перспективы реализации физкультурно-спортивного комплекса «готов к труду и обороне» (г. Москва, г.Смоленск, г. Магнитогорск)………

Калинкин Л.А., Маслиев К.С., Калинкин Н.А. Спортивно-игровые, спортивнооздоровительные и реабилитационные тренажеры - приставки к телевизорам для молодежи ( г. Москва)………………………………………………………………………………125 Колесов А.Д., Васильева Р.М., Исаева Л.Н., Никитина С.М., Чеботарева И.В .

Специфика индивидуальных реакций центральной гемодинамики на физическую нагрузку у девочек-спортсменок в период пубертата (г. Москва)…………………………………………...130 Комар Е.Б., Морозов В.Н. Оценка наиболее информативных показателей морфометрии сердца легкоатлетов различных спортивных квалификаций (г. Москва)………………………135 КорольковА.Н., Лысов Е.А., Фризен О.И. Влияние ингаляции эфирными маслами на изменение функционального состояния игроков в мини-гольф (г. Москва, г. Самара)………141 Кривицкая Н.А. Особенности антропометрического профиля стопы метателей молота ( г. Гродно)……………………………………………………………………………………………147 Криволапчук И. А., Герасимова А.А. Особенности кластерной структуры физической работоспособности девочек 7-8 лет и двигательной подготовленности ( г. Москва)……….. 152 Легостаев Г.Н. Опыт и перспективы изучения на факультете физической культуры и спорта физиологической роли рационального питания в сохранении и укреплении здоровья человека (г. Коломна)………………………………………………………………….. ……….. 156 Легостаев Г.Н. Практическая значимость изучения на факультете физической культуры и спорта методов профилактики и коррекции стрессов (г. Коломна)…………………………161 Лукьянец Г.Н., Макарова Л.В., Параничева Т.М., Орлов К.В.,Тюрина Е.В., Новолодская Г.В., Курмышева О.А. Состояние здоровья школьников 14-15 лет (г.Москва)167. .

Орлова Н.И., Пронина Т.С., Колесов А.Д., Чеботарева И.В., Комкова М.Д .

Особенности термовегетативной функции организма у подростков 13–14 лет, занимающихся спортивным плаваньем (г. Москва)………………………………………………………………176 Пронина Т.С., Павлов Е.А. Особенности термовегетативной функции у подростков 12лет во время семидневного похода в горы (г. Москва)……………………………………..180 Пронина Т.С., Орлова Н.И., Сонькин В.Д., Войтенко Ю.Л., Колесов А.Д., Исаева Л.Н., Никитина С.М., Чеботарева И. Особенности термовегетативной функции кожи при кратковременной физической нагрузки у подростков 14-15 лет, систематически занимающихся плаванием (г. Москва)………………………………………………………………………….185 Тамбовцева Р.В., Никулина И.А. Метаболические реакции углеводного и липидного обмена легкоатлетов, конькобежцев и пятиборцев при выполнении предельной нагрузки (г .

Москва)………………………………………………………………………………………….190 Храмцов П.И. Сравнительный анализ функционального состояния мышечно-связочного аппарата у детей младшего и среднего школьного возраста (г.Москва)…………………..195 ЦехмистренкоТ.А. Нейроморфологические аспекты совершенствования целенаправленного внимания и эмоционального контроля у детей и подростков (г.Москва)……………………………………………………………………………………..199 .

Чернова М.Б., Криволапчук И. А. Интегральные показатели функционального состояния подростков на разных стадиях полового созревания (г.Москва)……………..205

РАЗДЕЛ II. "ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА ДЕТЕЙ, ПОДРОСТКОВ, УЧАЩИХСЯ И

МОЛОДЕЖИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ"

Браташова Р.В., Кулькова И.В. Формирование информационно-образовательной среды как основа реализации физкультурно-спортивного комплекса «готов к труду и обороне»

в школах ( г. Москва)………………………………………………………………………….208 Горская Г.Б., Несветайло А.В. Перфекционизм родителей и стили родительского воспитания как контекстные регуляторы уровня тревожности юных шахматистов 7-11 лет (г .

Краснодар)…………………………………………………………………………………….215 Золотова М.Ю. Содержание физкультурно-оздоровительной деятельности в детском саду совместно с родителями с применением подвижных игр (г. Коломна)…………….220 Крайнов А.Н,Белых Е.В. Разработка региональной системы распространения нновационного педагогического опыта в физическом воспитании школьников (г. Тула) …225 Митусова Е. Д., Митусов В.В. Ввнедрению всероссийского физкультурно-спортивного комплекса «готов к труду и обороне» в систему образования и изучение отношения учащихся к занятиям физической культурой (г. Коломна)………………………………………………229 Михайлов Н.Г., Мотина М.А. Уровень физической подготовленности учащихся к сдаче нормативов ГТО (г. Москва.)…………………………………………………………………..234 Панфилов О.П., Борисова В.В., Морозов В.Н., Давиденко В.Н. Системноорганизационные основы спортивно-оздоровительной детско-юношеской академии в формате антропоэкобиоритмологической модели (г.Тула) …………………………………240 Петрук О.И., Леонтьева М.С. Обоснование методики коррекционного физического воспитания детей-сирот с интеллектуальными недостатками (г .

Тула)…………………….245 Потехина Л.М. Дыхательные упражнения как профилактика ОРВИ и дыхательной системы для детей дошкольного возраста (г. Москва)………………………………………250 Романкова Н.В., Губа Д.В. Анализ морфологических характеристик детей в процессе занятий различными видами двигательной активности (г. Москва, г. Смоленск)…………252 Селюков М.С., Мельников С.В., Ковалев Д.А. Исследование физического состояния учащихся 12-13 лет, занимающихся каратэ (г. Гомель)…………………………………….256 Силаева О.А. Методика диагностики физической подготовленности детей старшего дошкольного возраста с нарушениями интеллекта (г. Шуя)……………………………….259 Смирнова А.А. Связь интернет-зависимости с объёмом и качеством произвольного внимания школьников (г. Томск)……………………………………… ……………………264 Смолева Д.М. Вопросы организации здорового образа жизни детей в детском саду и семье (г. Москва)………………………………………………………………………………269 Тозик О.В., Даниленко О.С. Организационно-методические основы мониторинга физического развития учащихся (г. Гомель)………………………………………………..277 Цаллагова З. Б. Педагогические условия регионального здоровьесберегающего образования (г. Москва)………………………………………………………………………281 Чайченко М.В., Галанов В.Ф., Галанова Л.В. Проектирование практических занятий по физическому воспитанию в доу с учетом направленного формирования сводов стопы (г .

Коломна)……………………………………………………………………………………….284 Шляхтов А.А. Программа адаптации детей 1-4 классов общеобразовательной школы к учебной и физической нагрузке в процессе занятий дзюдо (г. Москва)…………………..288 Шмелева Е.А., Кисляков П.А Физкультурно-оздоровительное тьюторство в социализации детей с интеллектуальной недостаточностью (г. Шуя, г. Москва)………..294

РАЗДЕЛ III. "ПОДГОТОВКА И ПЕРЕПОДГОТОВКА ПЕДАГОГИЧЕСКИХ КАДРОВ ПО

ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЕ; ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ПРИКЛАДНАЯ ФИЗИЧЕСКАЯ

КУЛЬТУРА” Алексеев Н.И.,Борисова О.А. - Организация физической культуры со студентами специальной медицинской группы (Москва)……………………………………………….301 Артюгин С.В - Содержание метода игровых задач в процессе теоретической и техникотактической подготовки женских студенческих баскетбольных команд (Смоленск)…..304 Баранцев С.А., Найдёнова Е.Г. - Спортивно-техническая подготовленность студентов 1- 3 курсов основного отделения групп ОФП-волейбол (Москва)……………………….309 Боброва Г.В. - К вопросу об оптимизации процесса физической подготовки воспитанников кадетских училищ (Оренбург)……………………………………………314 Веневцева Ю.Л., Казидаева Е.Н. - Десятилетняя динамика распределения на физкультурные группы и уровня здоровья студентов 1 курса (Тула)…………………..320 Викторов Д.В. - Формирование готовности к профессиональной деятельности студентов ЮУРГУ (Челябинск)………………………………………………………………………...327 Гаджиев Д.М - Физическое воспитание студентов специальной медицинской группы на основе методики пилатес (Москва)………………………………………………………….330 Голова Е.В - Средства корригирующей гимнастики для профилактики остеохондроза поясничного отдела позвоночника у девушек 19–20 лет (Москва)……………………….336 Григоренко Г.В. - Модульная технология в системе профессионально-педагогической подготовки специалистов в области физической культуры и спорта (Славянск)………..342 Золотова М.Ю. - Обоснование эффективности программы элективных дисциплин по физической кулькуре по оздоровительным видам аэробики в вузе (Коломна)…………..346 Ковачева И.А - Проблемы травматизма на занятиях по физической культуре студентов ГСГУ (Коломна)……………………………………………………………………………...350 Майорова Л.В. - Соотношение численности профессорско-преподавательского состава и студентов в вузах РФ и в мировых рейтингах Москва)…………………………354 Нечаев А.В. - Проблемы формирования здорового образа жизни у студентов (Коломна)…………………………………………………………………………………….357 Николаев П.П., Шиховцова Л. Г. - Пауэрлифтинг – эффективное средство физического воспитания студентов (Самара)……………………………………………..362 Перова Г.М., Хрипунов М.Р. - Выявление потребности к занятиям физической культурой студентов гуманитарного вуза (Коломна)…………………………………….365 Перова Г.М., Хрипунов М.Р. - Организация учебного процесса по физической культуре в вузе (Коломна)…………………………………………………………………..369 Рязанцев А.А. - средства и методы физического воспитания студентов по специальности «пожарная безопасность» (Астрахань)……………………………………………………..372 Сафронова Н.И. - Терренкур, как одно из эффективных средств профилактики гиподинамии у студентов специального учебного отделения (Минск)………………….376 Тихонова Т.К., Черенкова М.В, Шатунова А.А. - Двигательные тесты в практике учебных занятий по волейболу в техническом вузе (Москва)……………………………382 Фирсин С.А., Маскаева Т.Ю. - Организация физического воспитания в досуговой деятельности студентов (Москва)…………………………………………………………..387 Шутова Т.Н. - Фитнес в повышении квалификации педагогов и специалистов по физической культуре и спорту (Москва)…………………………………………………..389

РАЗДЕЛ IV "ПРОБЛЕМЫ ПОДГОТОВКИ СПОРТИВНОГО РЕЗЕРВА"

Алхасов Д.С. Оптимальная структура тренировочных нагрузок в процессе многолетней подготовки единоборцев (Ногинск)…………………………………………………………………395 Арансон М.В., Тимошина А.Н, Карлина Ю.И., Шустин Б.Н. Анализ актуальной системы подготовки спортивных сборных команд по олимпийским видам спорта ведущих спортивных держав мира (Москва)…………………………………………………………....398 Андросова А.П. Эффективность технической подготовки пловцов старших классов в условиях профильного обучения по спортивному направлению (Луганск)……………….404 Арансон М.В., Овчаренко Л.Н.. Озолин Э.С., Анализ зарубежных научных исследований в академической гребле (Москва)…………………………………………….408 Беляева Н.А., Курочкина Е.С. Повышение уровня физической и функциональной подготовленности лыжников-гонщиков (п. Малаховка)…………………………………….412 Берулава К.М., Губа В.П. Оценка специальной подготовленности слабослышащих и здоровых борцов вольного стиля высокой квалификации (Могилев)……………………..418 Губа В.П., Кузнецов Р.Р. Дифференцирование тренировочной нагрузки в процессе технико-тактической подготовки юных футболистов (Смоленск)………………………… .
422 Дунаев К.С., Квашук П.В. Соотношение видов подготовки биатлонистов юниоров в подготовительном периоде (Москва, п. Малаховка)…………………………………………427 Елецкий С. Н. Особенности контроля общей и специальной физической подготовленности тхеквондистов младшего школьного возраста (Луганск)………………432 Захаров П.С. Индивидуальное нормирование тренировочной нагрузки скоростносиловой направленности у баскетболистов студенческой команды в процессе подготовительного периода (Смоленск)………………………………………………………………………………….437 Знатнова Е.В., Обелевский А.А. Влияние занятий по футболу различной направленности на функциональное состояние нижних конечностей детей 13–14 лет (Гродно)………………………………………………………………………………………………443 Карева Ю.Ю., Николаева И.В. Подача в волейболе: результаты исследования временных параметров (Самара)…………………………………………………………………..447 Корженевский. А.Н., Корженевская Е.И., Филиппова Ю.В., Бархатов М.Н .

Информативность функциональных и специальных тестов для оценки подготовленности спортсменов (Москва)………………………………………………………………………………452 Корженевский. А.Н. Корженевская Е.И. Филиппова Ю.В. Бархатов М.Н. Влияние экстремальных нагрузок на организм юных единоборцев (Москва)……………………………455 Кудинова Ю.В., Шиховцов Ю.В. Совершенствование тактики защиты в волейболе на основе использования математического аппарата теории игр (литературный обзор) (Самара)……………………………………………………………………………………………..458 Мельников С.В., Нарскин А.Г., Нарскин Г.И. Динамика максимального потребления кислорода у высококвалифицированных пловцов в годичном макроцикле (Гомель)…….…..463 Миньков П. Е., Никитушкин В. Г. Особенности занятий юношей и девушек на спортивно-оздоровительном этапе подготовки (Москва)……………………………………….467 Михайлова Э.И., Михайлов Н.Г., Деревлева Е.Б. К вопросу совершенствования и оценки специальной физической подготовки в спортивной аэробике (Москва)………………471 Нарскин А.Г., Шеренда С.В., Беляков А.О. Эффективность методики общей физической подготовки квалифицированных акробатов, направленной на совершенствование отстающих двигательных способностей (Гомель). ……………………………………………..478 Нарскин Г.И., Шеренда С.В., Ковалева О.А. Актуальные проблемы юношеского спорта (Гомель)…………………………………………………………………………………….483 Никитушкин В.Г., Мослоу М.И. Построение спортивной тренировки юных бегунов на короткие дистанции на основе использования игр и игровых упражнений (Москва, Гомель)……………………………………………………………………………………………..486 Погребняк П.В. Диагностика физической работоспособности высококвалифицированных футболистов в процессе учебно-тренировочного сбора (Москва)……………………………………………………………………………………………490 .

Разинов Ю.И. Совершенствование системы отбора футболистов 16-18 лет в системе среднего профессионального образования (Москва)…………………………………………..495 Разинов Ю.И. Спринтерская подготовка разгоняющего в бобслее (Москва)…502 Распопова Е.А. Мотивационные основы деятельности юных прыгунов в воду на этапе начальной подготовки (Москва)…………………………………………………………………507 Родин А.В. Социально-психологический контроль квалифицированных спортсменов в спортивных играх (Смоленск)…………………………………………………………………...511 Столов И.И., Корольков А.Н., Столов И.И. Структура факторов массовости и мастерства в системе подготовки спортивного резерва в российской федерации (Москва)..515 Суслов С.И. Технико-тактическая подготовка начинающих студентов-футболистов с использованием метода противодействия (Тула)………………………………………………521 Зубарев Ю.Н.,Тарасова Л.В., Тарасов П.Ю. Динамика специальной работоспособности стрелков из лука на предсоревновательном этапе подготовки .

(Москва)…………………………………………………………………………………………..526 Зубарев Ю.Н.,Тарасова Л.В., Тарасов П.Ю. О значимости тактической подготовки высококвалифицированных стрелков из лука. (Москва)……………………………………..528 Облог К.А.,Тарасова Л.В. Оценка физической подготовленности обучающихся колледжей города Москвы (Москва)………………………………………………………...531 Туревский И.М. Системный подход к изученю природы тренировки ловкости (Тула)…………………………………………………………………………………………….532 Фоменко А.А. Модель чемпиона средней весовой категории в греко-римской борьбе с учетом изменений правил соревнований (Омск)…………………………………………….539 .

РАЗДЕЛ V. "ЧЕЛОВЕК И ЧЕЛОВЕКОВЕДЕНИЕ"

Андрианов М.В. - Технология физического воспитания учащихся 2-4 классов с использованием универсальных средств спортивной борьбы (Коломна)…………………543 Андрианова Н.В., Бессонова И.В. – Дифференцированное использование подвижных игр на занятиях по волейболу со студентами-бакалаврами физкультурного профиля (Коломна)………………………………………………………………………………………548 Басс А. Х. - Проблемы формирования, укрепления и сохранения здоровья учащейся молодежи средствами физической культуры, спорта, туризма. физическое воспитание и спорт в вузе (Сочи)…………………………………………………………………………………….551 Веселкин М.С., Лазуткин А.В. Методика проведения занятий по физическому воспитанию в школе на основе спортивного ориентирования……………………………555 Васенин Г.А., Германов Г.Н., Сорвина Е.В. - Локальный мониторинг биоразнообразия тверской области в рамках проекта: «Экоспецназ XXI века» (Москва)………………….561 Воронин Д. М. - Внедрение модели инновационной здоровьесберегающей среды государственного гуманитарно-технологического университета (Орехово-Зуево)……..565 Дадашева А.М. Особенности целенаправленного использования неспецифической адаптации при занатиях физическкой культурой (Коломна)……………………………...571 Жакпарова О. С. Сущность специфической адаптации при занятиях физическими упражнениями (Коломна)……………………………………………………………………573 Железнякова М.Е. - Особенности психической готовности к соревнованию спортсменов первокурсников (Коломна)………………………………………………….578 Жохов В.С. - Программа «мобилизация спорта» в московском регионе (Раменское)……………………………………………………………………………………582 Жохов В.С. – В.И. Никитин – основатель малютинского клуба спорта (Раменское)……………………………………………………………………………………584 Журавлев А.К., Конанчук В.В., Ключников М.М., Михальчик С.В. - Перспектива развития современных тренажёрных биофизических средств (Москва, СанктПетербург)…………………………………………………………………………………… .

588 Журавлев А.К., Агеев С.М., Конончук В.В., Ключников М.М., Михальчик С.В. Современные тренажёрные средства для проведения растяжек (Москва, Санкт-Петербург, Коломна)………………………………………………………………………………………592 Захарова Т.Ю. - Влияние кибераддикции у подростков на индивидуальные психологические свойства личности (Томск)………………………………………………596 Зюрин Э. А., Морозов В. Н., Бобкова Е.Н., Крылова Ю.А. - Исследование факторов, лимитирующих качество и перспективы реализации физкультурно-спортивного комплекса «Готов к труду и обороне» (Москва, Смоленск, Магнитогорск)…………………………599 Кондратьева М.Д. – Студенты-волонтеры: общероссийской общественной организации «российского союза спасателей» (Томск)………………………………………………….608 Ложечка М. В. - О внедрении всероссийского физкультурно-спортивного комплекса «готов к труду и обороне» (ГТО) центром тестирования «металлург» в Кировском районе г.о .

Самара (Самара)……………………………………………………………………….…….611 Мерецкая У.А. Отставленный тренировочный эффект в лыжном спорте (Коломна)……………………………………………………………………………………617 Мордакина М.В. – Стилистические пометы в английских и немецких толковых словарях (Коломна)…………………………………………………………………………619 Нечаев А.В. Использование игровых методов в физическом воспитании студентов педагогических специальностей СГСУ…………………………………………………….624 .

Карпушкин А. Г., Ковачева И.А., Прокудин Б.Ф. Структура профессиональноприкладной физической подготовки студентов строительных специальностей………..629 Киселева И.В., Киселев А.В., Барковская М.Н. - Обучение техническим приемам волейбола на уроках физической культуры в школе (Мытищи)………………………...634 .

Пасовец Ю.М. – Информированность студенческой молодежи о введении и содержании Всероссийского физкультурно-спортивного комплекса «Готов к труду и обороне» (ГТО) (Курск)………………………………………………………………………………….…….639 Полунина Т.И. Вариативность влияния дошкольного учреждения на формирование здоровьесбережения в семье как модели поведения ребенка (Коломна)………….…….646 Рулева Е.Ф. Общепедагогические методы в дифференцированном физическом воспитании школьников (Коломна)………………………………………………………..649 Рязанцев А.А. – Профилактика профессиональных заболеваний экономистов средствами физической культуры (Астрахань)…………………………………………..653 Соколов В. Н., Прокудин Б.Ф. Методика начального обучения плаванию для детей младшего школьного возраста с использованием малых бассейнов…………………...660 Томилин К.Г. – «Молодежь – науке-8»: медико-биологическое обеспечение физической культуры и спорта (Сочи)…………………………………………………………………665 Турманидзе В.Г., Фоменко А.А., Турманидзе А.В., Антропов А.М. Аэродинамические характеристики волана как фактор коррекции и профилактики нарушений зрения упражнениями с элементами бадминтона (Омск, Москва)…………….………671 Хомутская Н.И. - Имена известных спортсменов в составе топонимических номинаций (Коломна)………………………………………………………………………………….676 Швец Г.В. - Методика обучения приемам классического массажа слушателей ФДПС (Коломна)………………………………………………………………………………….680 Шилина Е.В., Прокудин Б.Ф. Элементы упражнений художественной гимнастики на уроках физической культуры в школе (Коломна)………………………………………682 Яковлева Т.В. – Уровневая система сформированности коммуникативнойкомптентности у студентов педагогических специальностей (Коломна)……………………………………

Антипова Е.В., Черкашин Д.В., Антипов В.А. - Содержание комплексной физической реабилитации для подростков и молодежи с нарушением интеллекта (СантПетербург)………………………………………………………………………………...693 .

Читайкина Н.Б. Пубертатный период и становление скоростно-силовых свойств передней большеберцовой мышцы (Коломна)………………………………………....699

–  –  –

Современный велосипедный спорт характеризуется напряженной конкуренцией, что естественно ведет к повышению нагрузок на организм спортсмена. Специфические факторы соревновательной деятельности, такие как высокие скорости, нагрузки преимущественно на нижние конечности, а в ряде дисциплин – сложность трассы приводят к возникновению различного рода заболеваний и травм. В данном обзоре мы рассматриваем работы иностранных авторов, посвященные отдельным вопросам медицинского обеспечения – лечению и профилактике травм и заболеваний, методикам восстановления организма .

Цель работы коллектива из Австралии [1] - оценить эффективность различных стратегий восстановления при выполнении повторов с коротким отдыхом между упражнениями. 11 высококвалифицированных велосипедистов (возраст = 31 ± 6 лет, масса = 74,6 ± 10,6 кг, рост = 180,5 ± 8,1 см), прошли 4 теста - 3 максимальных спринта по 30 сек (S1, S2, S3) на велоэргометре, с отдыхом между ними 20 минут. Спортсмены использовали один из методов восстановления: компрессионная одежда (COMP), электростимуляция мышц (EMS), увлажняющая терапия (HUM) и пассивный отдых (CON). В CON, S2 и S3 были на 2,1% ± 3,9% и 3,1% ± 4,2% соответственно, ниже, чем S1. По сравнению с CON, COMP привело к более высокой средней выходной мощности от S1 до S2 (90% CL: 0,8% ± 1,2%) и от S1 до S2 S3 (1,2% ± 1,9%), тогда как HUM показала более высокую среднюю выходную мощность от S1 до S3 (2,2% ± 2,5%) относительно CON. Авторы предполагают, что как COMP, так и HUM могут быть эффективными методиками восстановления между повторными спринтерскими заездами .

Цель исследования коллектива из США [2] - анализ изменений состава костей у велосипедисток на протяжении годичного цикла подготовки. Участники исследования велосипедистки в возрасте 26 – 41 год, имеющие тренировочный стаж не менее 1 года и планирующие в предстоящем году участвовать не менее чем в 10 гонках. Измерялись безжировая масса тела, масса жировой ткани, минеральная плотность костей поясничного отдела позвоночника и бедренной кости, содержание минералов в кости. За 12 месяцев масса тела и телосложение изменились незначительно. Минеральная плотность и содержание минералов в бедренной кости уменьшились, соответственно, на 1.4 ± 1.9% и 2.1 ± 2.3% .

Достоверно уменьшилось содержание минералов в костях поясничного отдела позвоночника (1.1 ± 1.9%). Достоверных изменений в большеберцовой кости выявлено не было. Потери костной массы у велосипедисток специфичны для характера нагрузки и количественно совпадают с соответствующими показателями у мужчин. Дальнейшие исследования должны быть направлены на изучение механизмов потери костной массы велосипедистами .

Цель работы канадских ученых [3] - изучить использование парамедицинских методик (хиропрактики, физиотерапии и массажа) у спортсменов высокого уровня в BMX после травмы, связанной со спортом, на Чемпионате мира UCI 2007 года. Ретроспективный анализ проводился на базе данных спортсменов BMX международного уровня среди мужчин и женщин (n = 110), которые получили травмы на тренировках и соревнованиях на Чемпионате мира BMX 2007 года. 50% лиц в возрасте 8-17 лет обращались к хиропрактику против 32% для физиотерапевтов и 18% для массажистов. Существовала значительная разница в выборе парамедицинских практик для разных мест травмы. В частности, к хиропрактикам обращалось больше спортсменов (84%), чем к физиотерапевтоам / массажистам (16%) при жалобах в области позвоночника или туловища. Использование хиропрактики спортсменами BMX может быть выше, чем других методов. Хиропрактика, видимо, является методикой выбора в отношении лечения позвоночника и верхней части тела. Следует заметить, что эту методику многие специалисты считают лженаучной .

Недавние исследования показывают, что анализ вариативности сердечного ритма (НRV) обеспечивает неинвазивный метод для оценки уровня стресса. Цель работы испанских ученых [4] состояла в том, чтобы проанализировать, как соревнования BMX влияют на субъективное восприятие тревоги, и как это отразится на динамике ЧСС. Анализировали как линейные, так и нелинейные параметры и их эволюцию за 2 дня соревнований. Мужчины-спортсмены из национальной сборной BMX в Испании оценивались по базовому НRV утром тренировочных занятий (rT) и двух последующих дней соревнований (rC1 и rC2), с помощью CSAI-2R за 20 минут до тренировки (aT) и соревнования (aC1 и aC2). Повторный анализ показал существенное замедление aC1 и аC2, по сравнению с aT, rT, rC1 и rC2. Также найдена положительная корреляция между альфа-1 и SA в C1 и CA в aC2. Результаты подтверждают, что анализ НRV представляет собой дополнительный инструмент для оценки соревновательного напряжения .

Канадская академия спортивной медицины [5] публикует исправленную версию программного документа по обязательному использованию шлемов в велоспорте. Этот документ заменяет старую версию, опубликованную в 2002 году. Новое издание отражает изменения, произошедшие за последние 10 лет. Сейчас все большее внимание уделяется использованию шлемов в спорте, и мероприятия по данному вопросу включают в себя как образовательные, так и законодательные действия. Приводимые здесь рекомендации сформированы на основании научных исследований и систематического анализа существующих доказательств .

Использование запрещенных веществ и методов в спорте регулируется антидопинговыми правилами, издаваемыми Всемирным антидопинговым агентством. Цель этих правил – защитить здоровье спортсменов, обеспечить равные условия соревнований и то, что WADA именует «спортивным духом». В статье ученых из США и Великобритании [6] проведен обзор известных случаев наказаний за допинг в американском велоспорте с 2001 года. Показано, что разнообразие случаев выходит за рамки упрощенного, одномерного понимания рискованной и мошеннической сути допинга. Создана типология случаев нарушений, которая противоречит единообразному подходу. В частности, авторы считают, что WADA должно разработать новую политику с независимыми стандартами для любителей и спортсменов-ветеранов .

В работе итальянских исследователей [7] проведен детальный анализ температурной комфортабельности у спортсменов в шоссейных гонках. Данные собирали в ходе предварительного тестирования перед чемпионатом мира по треку 2013 года (ФлоренцияТоскана, Италия), при различных технических ситуациях и условиях окружающей среды, наиболее вероятных во время чемпионата. Измеряли физиологические показатели и параметров окружающей среды (температура, относительная влажность, истинная и кажущаяся скорость ветра, температура кожи, температура одежды, тепловое сопротивление одежды, внутреннее тепловыделение) у спортсменов в различных условиях гонки. Данные вводились в программу “RayMan” для анализа температурного комфорта с использованием прогнозируемой средней оценки (PMV) и физиологически эквивалентной температуры (PET). Результаты подтверждают важность учета вариаций параметров окружающей среды как при тренировке, так и при планировании выступлений .

Рекомендации относительно питьевого режима для спортсменов различны, в зависимости от источника, но эффекты питья при жажде и по желанию еще не сравнивались напрямую. Цель работы [8] - сравнить эти эффекты на 2 группах велосипедистов-шоссейников.

Участники:

спортсмены-велосипедисты соревнующиеся на сверхдлинных дистанциях (4 женщины, 20 мужчин). Условия: гонка по шоссе (164 км) в жаркую погоду (36.1°C ± 6.5°C). Группа DTT (n = 12, возраст = 47 ± 7 лет) пила только при жажде, а группа DAL (n = 12, возраст = 44 ± 7 лет) потребляла жидкость по желанию, в любых количествах и в любое время. Измеряли: массу тела, показатели водного статуса по моче, количество употребленной пищи и воды. Данные регистрировались за 1 день до мероприятия, в день мероприятия перед стартом, на 3 остановках в дороге, на финишной линии и через 1 день после окончания. На момент начала мероприятия между группами не было существенных различий по общей длительности тренировок, показателям мочи (удельная плотность, цветность), изменению массы тела, потреблению жидкости, потреблению с пищей энергии и пищевых веществ, оценке чувства жажды, боли, ощущению утомления, температуры. Суммарное потребление жидкости через день после окончания различалось сильнее всего (DAL = 5.13 ± 1.87 л/24 ч, DTT = 3.13 ± 1.53 л/24 ч) .

Наблюдения в день соревнований показали, что потребление жидкости по ощущению жажды и по желанию приводят к близким результатам в отношении физиологических параметров и субъективного восприятия. Однако если спортсмен пьет сколько хочет, он может сосредоточиться на задачах тренировки или соревнований, и его не будет отвлекать жажда .

Кофеин может снижать болезненность в мышцах во время тренировки; однако его эффективность в снижении болей и ускорении восстановления после нагрузочной длительной тренировки не исследовалась. Цель работы [9] – изучить влияние кофеина на субъективное ощущение болезненности мышц (RPMS) и функциональности мышц нижних конечностей (LEF) после велогонки на 164 км. RPMS и LEF оценивали до и после нагрузки с использованием опросника. Испытуемые принимали кофеин (3 мг/кг массы тела) или плацебо по случайной схеме с двойным слепым методом сразу после гонки и 4 следующих дня с утра (в 8 .

00), а далее 3 дня днем (в 12.00). Функциональность по утрам после приема кофеина была выше на первый день после нагрузки (65.0 ± 6.1 против 72.3 ± 6.7; для плацебо и кофеина, соответственно; p = 0.04), но не в остальные дни (p 0.05). Прием кофеина давал тенденцию к понижению общей болезненности днем по сравнению с плацебо. Дневная болезненность мышц ног была существенно ниже при приеме кофеина (p = 0.09). Прием кофеина снижает ощущение боли в ногах, но не улучшает функциональность мышц ног после велогонки на выносливость .

Спортсмены могут принимать кофеин в период восстановления после длительных нагрузок для снижения болезненности и повышения работоспособности мышц .

Погружение в холодную воду (иммерсия) может быть полезно для срочного восстановления после нагрузки, но также способно ухудшать результативность в длительной перспективе за счет подавления стимулов, отвечающих за адаптацию к нагрузке. Исследователи [10] сравнивали влияние иммерсии и пассивного отдыха на результат у велосипедистов в ходе имитации длительной гонки. 34 велосипедиста, мужского пола, тренированных на выносливость, случайным образом разделены на 2 группы: экспериментальная – спортсмены подвергались воздействию гидротерапии 4 раза в неделю по 15 минут при 15С; контрольная – спортсмены пассивно отдыхали. Обе группы прошли 7 дней базовой тренировки, 21 день интенсивной тренировки, и 11 дней постепенного снижения нагрузки. Критериям завершения соответствовали 10 спортсменов экспериментальной группы (максимальная аэробная мощность 5.13±0.21 Вт/кг) и 11 из контрольной группы (5.01±0.41 Вт/кг). Каждую неделю спортсмены проходили интервальный тест высокой интенсивности на велоэргометре, 2 раза с перерывом 30 минут. Между начальной тренировкой и периодом снижения нагрузки, у спортсменов экспериментальной группы наблюдалось недостоверное изменение значения мощности за 4 минуты по сравнению с контрольной (2.7% - 5.7%), хотя средняя мощность во второй попытке по сравнению с первой была выше, чем в контроле (3.0% - 3.8%). Изменение мощности за 1 с при максимальном спринте в экспериментальной группе выше, чем в контрольной (4.4% Различия в результате 10-минутного теста недостоверны (0.4% - 4.3%). Гидротерапия не приводит к ухудшению результативности у велосипедистов, тренирующихся на выносливость .

В последнее время в спорте стали популярными компрессионные манжеты в качестве средств восстановления. Цель работы [11] – изучить влияние компрессии нижней части тела на восстановление между двумя сеансами езды на велосипеде. Десять велосипедистов высокой квалификации (возраст = 31 ± 6 лет; длина тела = 181 ± 6 см; масса тела = 75.9 ± 5.9 кг;

VO2peak = 66.6 ± 3.8 мл/кг*мин) выполняли 2 сеанса езды на велоэргометре по 30 минут (15 минут при фиксированной мощности, 15 минут на время) с перерывом 60 минут, в течение которого спортсмены либо пассивно отдыхали, либо получали прессотерапию. Два тестирования со случайной перекрестной выборкой проходили с перерывом в 3 дня. В период восстановления измеряли лактат в крови, окружность ноги и определяли восприятие болезненности. Обнаружено малое, но существенное улучшение восстановления при использовании компрессии по сравнению с контролем, подтвержденное более длительным поддержанием мощности в экспериментальной группе во втором сеансе (-0.20% и -2.15%, соответственно). Использование компрессионных манжет также приводит к снижению окружности ног (отечности) и концентрации лактата в крови по сравнению с контрольной группой. Наблюдался умеренный, но статистически незначимый эффект в ощущении болезненности мышц для группы с пневмокомпрессией (ES -0.62). Можно предположить, что компрессионные манжеты для нижней части тела улучшают восстановление между сеансами нагрузки и результативность в последующих сеансах .

Все травмы вследствие несчастных случаев и перенапряжения, произошедшие в течение 4 лет (2002/09 г.) в группе из 51 действующих велосипедистов высокого класса, были ретроспективно зарегистрированы через клинические интервью [12]. Средний возраст составил 25,8 лет. Средняя продолжительность тренировок и соревнований - 28,3 ± 2,4 часа в неделю .

Только у 8 спортсменов (15,6%) не было повреждений во время исследования. Остальные 43 велосипедиста пострадали в общей сложности 112 раз; только 9 случаев не были связаны со спортом. 103 случая включают 50 травм (48,5%) и 53 повреждения из-за перенапряжения (51,5%). Сообщалось о 28 переломах, причем ключица ломалась чаще всего (11 случаев); 68,5% травм приходилось на нижние конечности. Большинство травм (89,6%) произошло в период тренировки. В соответствии с сокращенной шкалой травм (AIS), серьезными были только 4 случая (8%). Общий коэффициент травматизма составил 0,50 на гонщика в год, 2,02 на одного гонщика и 0,007 на 1000 км тренировок и соревнований .

Итальянские исследователи [13] проанализировали запросы о медицинской помощи во время любительских соревнований на гоночных трассах, которые включали 56700 велосипедистов в течение 6 гонок в период между 2006 и 2011 годами, с целью изучения качества профилактики травматизма и медицинского обеспечения. Медицинская помощь была запрошена небольшим процентом участников (1,7 ± 1,0%), но фактическое количество обратившихся было довольно высоким из-за большого общего числа участников (162 ± 51) .

0,17% всех участников не закончили гонку по медицинским показаниям. Смертельных случаев не было. Частота обращений за медицинской помощью составляла 0,108 / 1000 км, а частота схода с дистанции - 0,011 / 1000 км. Из всех запросов на лечение, прямые травмы, вызванные падением, составили 63%, перегрузки - 4%, а нетравматические жалобы - 22% от общего числа;

11% запросов не были классифицированы. Погодные условия могут влиять на тип и количество запросов: количество травм увеличивается в случае дождя; тепловой удар наблюдается чаще в жару. Меры профилактики, направленные на обеспечение и укрепление здоровья и безопасности, должны применяться как организаторами гонки, так и велосипедистами .

Кратковременное увеличение метаболической эффективности скелетных мышц является предпосылкой для приема нитратов у профессиональных спортсменов и спортсменовлюбителей. Предыдущие исследования подтвердили эргогенное действие нитратов, за счет улучшения микрососудистого кровотока, экономичности и эффективности при относительно редких приемах пищи. Как и в случае большинства эргогенных вспомогательных средств, эффективность определяется оптимальной продолжительностью приема добавок перед тренировкой или соревнованием. Целью исследования [14] было исследование влияния длительного и разового приема нитрата на оксигенацию скелетных мышц и параметры результативности у здоровых активных мужчин (n = 15) и женщин (n = 14), возраст = 18-29 лет, проходивших тест на 8 км. Обе группы потребляли одну дозу нитрата за 2 часа до теста .

Оксигенацию скелетных мышц измеряли методом ближней инфракрасной спектроскопии .

Многодневный прием нитратов значительно сократил время теста и увеличил среднюю мощность и скорость, а дозированное применение не привело к значительным изменениям этих параметров. В целом, долгосрочный прием нитратов, по-видимому, имеет преимущество перед однократным в отношении эффективности метаболизма, о чем свидетельствует увеличение выходной мощности без изменения оксигенации .

Основная цель исследования польских ученых [15] - определить влияние долгосрочной кетогенной диеты, низкоуглеводной и богатой полиненасыщенными жирными кислотами, на аэробные показатели и метаболизм под воздействием тренировочной нагрузки у велосипедистов внедорожников. Кроме того, было оценено влияние этой диеты на массу и состав тела, а также изменения в профилях липидов и липопротеинов из-за диетического вмешательства. Контингент испытуемых включал восемь мужчин, в возрасте 28,3 ± 3,9 лет, с опытом тренировок 5 и более лет, соревновавшихся во внедорожном велоспорте. Каждый спортсмен прошел непрерывный тест на велоэргометре с различной интенсивностью после смешанной и кетогенной диеты по перекрестному методу. Кетогенная диета стимулировала благоприятные изменения в массе и составе тела, а также в профилях липидов и липопротеинов. Отмечено значительное увеличение относительных значений максимального потребления кислорода и потребления кислорода на уровне лактатного порога после кетогенной диеты, что можно объяснить уменьшением массы тела и жира и / или большим потреблением кислорода, необходимым для получения того же энергетического выхода, что и на смешанной диете, из-за увеличения окисления жиров. Максимальная рабочая нагрузка и нагрузка при лактатном пороге были значительно выше после смешанной диеты. Значения дыхательного обмена (RER) были значительно ниже в покое и на ряде этапов тестирования, а частота сердечных сокращений (ЧСС) и потребление кислорода существенно выше в состоянии покоя и в течение первых трех этапов нагрузки после кетогенной диеты, при нагрузках максимальной интенсивности. Активность креатинкиназы и лактатдегидрогеназы была значительно ниже в состоянии покоя и на отдельных стадиях 105-минутной нагрузки после кетогенной диеты. Кетогенная диета может быть полезна для повышения результативности при нагрузках на выносливость .

Выводы Основной медицинской проблемой в велосипедном спорте, как и во многих других видах, является травматизм. Кроме того, существенное значение имеют заболевания, вызванные факторами внешней среды (высокая температура). Несмотря на наличие очевидных научных доказательств, спортсмены зачастую обращаются за помощью к сомнительным «специалистам». Адекватное питание, потребление достаточных количеств жидкости, применение методов восстановления и эргогенных средств способствует повышению результативности и в ряде случаев предотвращает заболеваемость. Необходимо контролировать состояние спортсменов в тренировочном и соревновательном процессе, требовать обязательного использования защитных средств .

Литература .

1 Argus, C.K. The Effects of 4 Different Recovery Strategies on Repeat Sprint-Cycling Performance / C.K. Argus, M.W. Driller, T.R. Ebert, et al. // International Journal of Sports Physiology and Performance. – 2013. – 8. – P.542-548 2 Sherk, V.D. Bone loss over one year of training and competition in female Cyclists / V.D .

Sherk, D.W. Barry, K.L. Villalon, et al. // Clin J Sport Med. - 2014. - 24(4). – P. 331–336 3 Konczak, C.R. Chiropractic utilization in BMX athletes at the UCI World Championships: a retrospective study / C.R. Konczak // J Can Chiropr Assoc. – 2010. - 54(4). - Р. 250-256 .

4 Mateo, M. Heart rate variability and pre-competitive anxiety in BMX discipline / M.Mateo, C .

Blasco-Lafarga, I.Martnez-Navarro, et al. // Eur J Appl Physiol. – 2012. – 112. – P.113–123 5 Goudie, R. Canadian Academy of Sport and Exercise Medicine Position Statement: Mandatory Use of Bicycle Helmets / R.Goudie, J.L. Page // Clin J Sport Med. – 2013. – 23. – Р.417–418 6 Henning, A.D. The complexities of anti-doping violations: a case study of sanctioned cases in all performance levels of USA cycling / A.D. Henning, P.Dimeo // Perform Enhanc Health. - 2014 September-December. - 3(3-4). – Р. 159–166 7 Pezzolia, A. Analysis of the thermal comfort in cycling athletes / A.Pezzolia, E.Cristoforia, B .

Gozzinid, et al. // Procedia Engineering. – 2012. - Volume 34. – P. 433–438 8 Armstrong, L.E. Drinking to Thirst Versus Drinking Ad Libitum During Road Cycling / L.E .

Armstrong, E.C. Johnson, L.J. Kunces, et al. // J Athl Train. - 2014 Sep-Oct. - 49(5). – Р. 624–631 .

9 Caldwell, A.R. Effect of caffeine on perceived soreness and functionality following an endurance cycling event / A.R. Caldwell, M.A. Tucker, C.L. Butts, et al. // J Strength Cond Res. Р. 638–643 10 Halson, S.L. Does Hydrotherapy Help or Hinder Adaptation to Training in Competitive Cyclists? / S.L. Halson, J.Bartram, N. West, et al. // Med. Sci. Sports Exerc. - 2014. - Vol. 46. - No. 8 .

- P.1631–1639 11 Driller, M.W. The effects of lower-body compression garments on recovery between exercise bouts in highly-trained cyclists / M.W. Driller, S.L Halson // J Sci Cycling. – 2013. -Vol. 2(1) .

– P.45-50 12 De Bernardo, N. Incidence and risk for traumatic and overuse injuries in top-level road cyclists / N.De Bernardo, C.Barrios, P.Vera, et al. // Journal of Sports Sciences. – 2012. - Volume 30. Issue 10. – P.1047-1053 13 Roi, G.S. Requests for medical assistance during an amateur road cycling race / G.S. Roi, R. Tinti // Accident Analysis & Prevention. - 2014. - Volume 73. – P.170–173 14 Jo, E. The effects of multi-day vs. single pre-exercise nitrate supplement dosing on simulated cycling time trial performance and skeletal muscle oxygenation / E.Jo, M.Fischer, A.T.Auslander, et al. // Journal of Strength & Conditioning Research: Post Acceptance: April 18, 15 Zajac, A. The Effects of a Ketogenic Diet on Exercise Metabolism and Physical Performance in Off-Road Cyclists / A.Zajac, S.Poprzecki, A. Maszczyk, et al. // Nutrients. – 2014. P.2493-2508 <

–  –  –

Аннотация .

Успех профессиональной деятельности медицинского работника в эпоху, названную эпохой «фармагеддона» связан с осознанием ловушек и перспектив своей деятельности. Субъективные и субъектные контексты постановки диагноза изучаются многими специалистами, отмечающими роль внутренней картины болезни и здоровья, а также понимания себя и мира в целом в возникновении, течении и лечении заболеваний, включая отношения человека к фармакологическим аспектам лечения и профилактики заболеваний. Выделяются две крайние позиции: медицина может все, помогает и возвращает к жизни, и медицина не может ничего, вредит здоровью, убивая. Наряду с традиционными исследованиями в области организации и осуществления медикаментозного и иных видов лечения, в современной науке и практике осуществляется критика медицинской парадигмы помощи, указывается важность формирования интегративных, в том числе социально-психолого-медицинских подходов к психическим и психосоматическим нарушениям и их исцелению. Отмечается неэффективность психиатрии и классической медицины в целом, медицинского подхода, эксплуатирующего «мифы о болезнях». Все чаще указывается на «токсичность» («toxic») медицины, ее вред для личности и общества, необходимость «де-медикализации» («de-medicalizing misery»). Цель исследования - анализ наиболее актуальных социально-психологических проблем медицинской помощи. Материалы и методы: Анализ современных (последние 10 лет) публикаций в области проблем медицинской и психиатрической помощи позволил выделить ряд моментов .

Результаты исследования: Существование медицины связано с осуществляемой в интересах профессионального сообщества, а также социально-политических и социально-экономических интересах управляющих сообществом лиц, целенаправленной «мануфактурой жертв» пациентов. Отмечаются «парадоксы пациентов» (patient paradox), связанные с тем, что многочисленные заблуждения и откровенные фальсификации в психиатрии и иных медицинских практиках, вместо пользы приносят пациенту вред, однако, пациент может считать этот вред пользой. Все это говорит о важности смены парадигм в понимании и лечении психических и соматических нарушений: преодоление негативных последствий «фармагеддона» и «переосмысление безумия» («rethinking madness») и иных нарушений .

Исправление допущенных ошибок лежит в пространстве поиска «смыслов безумия», понимания логики симптомов и «слушания голосов» пациента и симптомов пациента, даже если речь идет о галлюцинациях. Пациенту нужны сочувствие понимание и любовь, а не лекарства, пациент нуждается в том, чтобы понять себя и болезнь и, поняв, найти путь к выздоровлению. Учет того, что пациенты – не пассивные потребители лекарств, а субъекты исцеления – важное условие профессионального отношения специалиста к работе, профессионализма .

Ключевые слова: медицина, фармагеддон, профессиональные отношения, индустрия жертв, парадокс пациента .

Abstract .

The success of professional activity of medical worker in the era, called the era of «farmageddon»

associated with awareness of the pitfalls and prospects of its activity. Subjective and subjective contexts of diagnosis are studied by many experts, which celebrates the role of the internal picture of disease and health, and understanding yourself and the world in General in the emergence, course and treatment of diseases, including man's relationship to the pharmacological aspects of treatment and prevention of diseases. There are two extreme positions: medicine can all help and returns to life, and the medicine has nothing that is injurious to health, killing. Along with traditional research in the field of organization and implementation of pharmacological and other treatments in modern science and practice is a critique of the medical paradigm of care, indicated the importance of building integrative, including socio-psycho-medical approaches to mental and psychosomatic disorders and their cures .

Noted the ineffectiveness of classical psychiatry and medicine in General, medical approach that exploits «the myths about the disease». Often refers to «toxicity» medicine, its harm to the individual and society, the necessity of «de-medicalization». Materials and methods: Analysis of contemporary (last 10 years) publications in the field of medical and psychiatric assistance has helped to highlight a number of points. Results: The researchers focused on people abuse drugs, especially modifying mental and somatic state: a kind of «pharmageddon». Marked «paradoxes» patient (the patient paradox), associated with numerous misconceptions and outright fraud in psychiatry and other medical practices, instead, bring the patient harm, however, the patient may consider this harm benefit. All this indicates the importance of a paradigm shift in the understanding and treatment of mental and somatic disorders: overcoming adverse consequences «of pharmageddon» and «rethinking madness» and other violations. Correction of errors lies in the search space «meanings of madness» (search for the meanings of madness), understanding the logic of symptoms and «hearing voices» of the patient and the patient's symptoms, even if it comes to hallucinations. The patient needs sympathy, understanding and love, not medication, the patient needs to understand themselves and the disease and by understanding, to find the path to recovery. Conclusion: The light of the fact that patients are not passive consumers of drugs, and the subjects of healing is an important condition of professional relations specialist work and professionalism .

Key words: medicine, therapy industry, manufacturing victims, pharmageddon, patient paradox, understanding the logic of symptoms, hearing voices, professional relations .

Введение. Продуктивность деятельности врача во многом связана с соблюдением принципа доказательности и этических норм, а также с осознанием конфликта интересов, соотношения фармакологической и иных форм помощи пациентам, а также ловушек и перспектив своей деятельности. Доказательность является важным этическим регулятором помощи и в рамках теории деинституционализации психиатрии и медицинской помощи в целом [1; 2; 3; 4; 5; 6; 7; 8; 10].. Стационарная медицинская помощь – одна из важных, но легко злоупотребимых форм помощи пациентам. Злоупотребления в этой сфере привели к движению деинституционализации - реформирования медицинской службы, начавшийся в ряде стран мира в середине ХХ века, заключающейся в активном и масштабном сокращении количества и размеров больниц с параллельным развитием различных форм внебольничной помощи пациентам, выписываемым из стационаров или выбирающим вместо стационарной амбулаторную поддержку [11; 12. 13. 14;. 15; 16; 17; 18; 19; 20; 21]. Эта движение было направлено на то, чтобы предотвратить и приостановить массовое развитие у пациентов госпитализма как избыточной комлаентности и отчуждения от повседневной, трудовой и семейной жизни, нарушения прав пациентов и общественности в выборе способа лечения и совладания с болезнью. Деинституционализация опиралась на антипсихиатрическое, антимедицинское движение. В России этот процесс сильно задержался: деинституционализация до сих пор вызывает протесты, называясь «безумной затеей», «диктатурой безумия», пропагандируемой западными «адептами глобализма и т.д. даже в начале нынешнего века соотношение больничной и внебольничной психиатрической помощи в России составляет примерно 9:1. Однако, лишь малая часть людей, страдающих хроническими и весьма тяжёлыми, терминально опасными или терминальными расстройствами, нуждается в постоянном и интенсивном, четко структурированном уходе, как в стационарных, так и амбулаторных условиях. Сопротивление оказывалось и оказывается в основном медицинским персоналом, теряющим часть своего дохода: сопротивление, оказываемое профсоюзами медперсонала, в ряде стран препятствовало реформированию психиатрических служб: многие специалисты обучены лишь навыкам работы в стационарах, они полагают в качестве базовой модели развития патологии обычно крайне тяжёлые психические расстройства: при реформировании персонал опасается потерять работу и преимущества работы вниз; их идеологические установки, не позволяющие принять установки деинституционализации, часто связаны и с обвинениями в адрес персонала амбулаторой помощи [22; 23; 24; 25; 26; 27; 28] .

Цель и методы исследования. Цель исследования - анализ наиболее актуальных социально-психологических проблем амбулаторной и стационарной медицинской помощи. В статье рассматриваются тенденции современных исследований в области проблем медицинской и психиатрической помощи .

Результаты исследования. Одна из центральных проблем излечении болезни, – проблема постановки правильного диагноза и выбора формы /способа помощи или вмешательства. Несмотря на все успехи современной медицины и смежных с нею наук (биологии, физики, психологии и т.д.), эти проблемы продолжают оставаться актуальными. И здесь существуют две основные позиции: 1) медицина может почти все, помогая и возвращая огромное количество людей к жизни, и 2) медицина не может ничего, она вредит здоровью, убивая собственные ресурсы человека. Основная часть ответственности как за успех, так и за неуспех медицинской помощи при этом приписывается лекарствами/или хирургическим вмешательствам. В меньшей мере, - пониманию медицинским работником пациента, в том числе, осмыслению его болезни в контексте жизни пациента в целом [29; 30; 31; 32; 33; 34; 35;

36]. Наряду с сциентистскими, традиционными исследованиями в области создания и приема лекарств, организации и осуществления медикаментозного и иных видов лечения, в современной науке и практике осуществляется развернутая критика сложившейся медицинской парадигмы помощи, указывается ее недостаточность и значимость внедрения интегративных, в том числе социально-психолого-медицинских подходов к психическим и психосоматическим нарушениям и их исцелению .

Отмечается неэффективность традиционной психиатрии и классической медицины в целом, медицинского подхода, эксплуатирующего «мифы о болезнях» [37] и стремящегося сохранить те формы «помогающего вмешательства», которые поддерживают статус врача в обществе, в государстве, например, такие формы, которые предполагают более или менее длительную изоляцию пациентов – «институциональная медицинская помощь». При этом, как отмечают современные исследователи, между институциональной и неинституциональной медициной, особенно в сфере психиатрии. имеется ряд важных различий (Таблица №1). Параллельно меняется понимание психосоматических болезней и психических нарушений .

Таблица №1. Институциональная и неинституциональная психиатрическая помощь Институциональная психиатрия Неинституциональная психиатрия Структурная иерархия и централизованность Децентрализованность медицинской медицинской службы, полное службы, общественные и государственные государственное финансирование, источники финансирование, регулирование и контроль регулирования и контроля Преимущественно стационарные формы Преимущественно амбулаторные формы лечения тяжёлых психосоматических и лечения тяжёлых психосоматических и психических расстройств над амбулаторным психических расстройств над стационарными Низкое качество услуг и неблагоприятный Высокое качество оказываемых услуг и прогноз и исход лечения, изолированность и более позитивный прогноз, включенность удалённость места психиатрической помощи пациента в жизнь общества и семьи, от места жительства пациента и семьи близость места психиатрической помощи к месту жительства Низкая доступность помощи, проведение Большая доступность помощи, проведение стационарного лечения в специальных стационарного лечения в больницах больницах, где практикуется достаточно общего профиля, более краткий и продолжительный срок лечения, «режим непродолжительный срок лечения, «режим закрытых дверей» открытых дверей»

Практикуется эксклюзия как изоляция У пациента есть возможность получения пациента от его семьи и общества в период поддержки со стороны близких и друзей в лечения, при длительном нахождении в процессе лечения, от общества, отсутствие специнтернатах и специальных больницах изоляции и инклюзивность помощи дает развивается утрата пациентами навыков возможность сохранения и приобретения независимой жизни, развиваются социальных навыков, необходимых дефицитарные симптомы, госпитализма, пациенту для социальной интеграции и низкое качество жизни наслаждения жизнью, ее высоким качеством Риск злоупотреблений, врачи отражают Наблюдается незаинтересованность заинтересованность представителей власти в представителей власти в получении и получении и использовании сведений о использовании сведений о пациенте, риск пациенте, а также превращении пациента в злоупотреблений выражен намного безликое орудие, теряет индивидуальность и меньше, пациент восстанавливает, способность к развитию сохраняет и развивает индивидуальность Государство имеет возможность Государство не может использовать использования медицины для решения медицину для решения социальных социальных проблем и подавления проблем и подавления инакомыслия и инакомыслия, более высокая степень наблюдается менее высокая степень социальной стигматизации и дискриминации, социальной стигматизации и отсутствие заботы и отвержение в обществе дискриминации пациентов, забота о них в обществе Пациенты и их семьи испытывают меньшее Пациенты и их семьи испытывают доверие доверие к врачу, предлагающему лишение к врачу, врач стремится к предоставлению свободы в качестве гарантии - в первую свободы в качестве гарантии личной очередь - общественной безопасности, безопасности, а также права оставляющему за собой право окончательного решения по большинству окончательного решения вопросов самому пациенту Для обеспечения общественной безопасности Приоритет - удовлетворение потребностей применяются меры контроля и изоляции, при пациента, меры лечения и реабилитации в этом отмечается пренебрежительное качестве связаны с уважительным отношение к гражданским правам и правам отношением к гражданским правам и человека, используется практика правам человека, госпитализация в недобровольной госпитализации в отношении лиц, не совершивших отношении лиц, не совершивших противоправных действий моет быть противоправных действий только добровольной – на всех стадиях Стремление и способность организаций, Отсутствие интенсивного стремления связанных с медициной к широкой экспансии организаций, связанных с медициной, к путём расширения сети лечебных расширению сети учреждений, учреждений, произвольного расширения доказательность альтернатива диагностических критериев и поиска произвольного расширения соответствующего контингента диагностических критериев и поиска соответствующего контингента Дисбаланс между количеством пациентов и Гармоничное соотношение между врачей, а также между спросом и количеством пациентов и врачей, а также предложением в отношении их услуг, между спросом и предложением, возникающая в результате возникающее в результате нефункционирования естественных функционирования естественных рыночных и социальных механизмов рыночных и социальных механизмов Государство затрачивает много средств, Государство имеет менее крупные расходы необходимость поддерживать постоянные на помощь, у него нет необходимости уровень заполнения и оборот койко-мест в поддерживать постоянные уровень стационаре, набирая и удерживая путём заполнения и оборот койко-мест в каждом добровольных и недобровольных стационаре, набирая путём госпитализаций столько людей, сколько недобровольных госпитализаций минимум нужно для заполнения коек людей Примечание: составлено по [36] .

В общую медицину все активнее входит психосоматика как представление о психологических основах, причинах и последствиях болезни. В психиатрии распространяются, хотя и медленно, идеи антипсихиатрии в ее разных видах [2; 3; 5; 10; 11; 14; 38] .

Антипсихиатрические и иные прогрессивные взгляды на безумие основываются на феноменологическом и экзистенциальном понимании безумия как противоречивости между личными желаниями человека, в том числе как личности и как биологического организма и чуждыми идеями, силой навязываемыми ему «организмом» социальным, то есть обществом и государством. Фр. Базалья, наряду с Р.Лэйнгом, Д. Купером и Т. Сасом относится к лидерам антипсихиатрии или «демократической психиатрии» [12; 13; 14; 38]. Некоторые из «антипсихиатров», полностью отвергали наличие психических нарушений и важность психиатрической помощи. Другие, такие как Ф. Базалья и его сотрудники, не подвергали сомнению существование психического заболевания как такового, но полагали, что принудительная изоляция больного в клинику - попытка общества «обезопасить себя», а не помочь этому человеку. Так, Фр. Базалья критически рассмотрел классические рекомендации Э .

Эскироля, направленные на то чтобы подавить «безумного», нейтрализовать внешние влияния, подчинить его дисциплине и терапевтике [9, c. 407-408, 426, 427]. Цель этого движения состояла в борьбе против социального отвержения и эксклюзии, осмысление безумия в контексте культуры и жизни пациента. Амбулаторное лечение, которое, будучи предназначенным для излечения, в действительности есть место, созданное для более или менее полного стирания личности пациента. Проблему классических медицинских теорий и подходов Фр. Базалья, Р. Лейнг, Г.Ст. Салливан и другие специалисты этого направления видят в отрыве личности от социума, сведении причин болезней, в том числе, безумия лишь к биологической или наоборот — исключительно социальной составляющей, в создании и поддержании непроницаемой стены между «нормой» и «патологией», в неумении и нежелании говорить с пациентами на языке их переживаний и представлений, их личности и сущности .

Они отмечают важность психотерапии. Психотерапия и иные виды помощи психически и даже соматически больным должны помогать тому, чтобы пациент пришёл к более или менее полному, глубокому и многостороннему пониманию отношений с собой и внешним миром и смог построить более продуктивные отношения с другими людьми. Ф. Базалья ввёл понятие «incontro» как экзистенциальной встречи между пациентом и врачом, клиентом и консультантом, как момент понимания специалистом жизни и опыта пациента, причин и целей его заболевания [19, p.27,37].. «Incontro» и «presenza» (присутствие) дают возможность специалисту понять «язык», espressione (выражение), индивидуальную манеру /форму нарушения больного, которыми он выражал своё отношение к себе и к окружающей действительности [19 p. Р.42.46]. Философская концепция Ф. Базальи и других антипсихиатров опирается на представление о том что подавление и насилие являются средствами для подчинения одной части общества другой, господствующая в обществе идеология навязывает в качестве норм поведения произвольные установки правящей элиты .

Что медицина – важная часть манипулирования людьми, их девиндивидуализации [12; 19, p.51]. Даже тогда, когда она говорит о здоровье и свободе, она скрыто пропагандирует болезнь и рабство. Так, общество превозносит здоровье и исключает психически больных как нечто грязное и постыдное, лишь для того, чтобы поддерживать порядок, не рефлексируя по поводу ограниченности или безнравственности данного порядка. Государство использует медицину в качестве прикрытия для мер тотального и репрессивного социального контроля, поскольку критерии, принятые для определения отклоняющихся форм поведения, психических и даже психосоматических нарушений, в массе своей абсолютно с точки зрения медицины несостоятельны, они недоказаны, но используются для подавления отдельных социальных групп. При этом медицина делит людей на тех, кто страдает и болеет, и тех, кто здоров и счастлив, отделяя их друг от друга. Напротив, Ф. Базалья и его коллеги и последователи, предвосхищая идеи инклюзии, полагали, что «Страдание одного — страдание всех», поэтому так необходимо возвращение пациентов в общество, восстановление их социальных прав и статуса [13; 14] .

Больных и их состояние в психиатрических клиниках исследователи – теоретики и практики антипсихиатрии - описывают как заключённых тюрем и концлагерей, отмечая, что недостаточно просто освободить больных, нужно восстановить жизнь, вернуть собственное пространство и время, историю людям, у которых были отняты их жизнь. Необходимо отказаться от классической модели дефицитарности, неполноценности больного, отметив, что состояние пациентов в клинике часто можно назвать «институциональный психоз»: запертый человек деградирует, обезличивается, его безумие трансформируется, а атрофируется, права отнимаются, лечение становится бессмысленным, поскольку врачи сражаются с проблемой, которую сами же создают. Поэтому личность пациента психиатрической больницы, разрушенную и фрагментированную насильственной изоляцией как разрывом связи с окружающим миром, нужно восстановить, отменив режим стационарного лечения и поэтапно используя «силу безумия» личности как освобождающую ее силу, позволяющую реорганизовать содержание своей жизни. Усилия антипсихиатров дали благоприятные результаты, в том числе сократило рецидивы болезней, а также начало новым течениям в психотерапии .

Нарушения и злоупотребления в медицине, и, в том числе психиатрии в России и за рубежом многочисленны: неоправданные случаи недобровольной госпитализации и недобровольное содержание в психиатрических стационарах большого количества людей, способных принимать самостоятельные решения в вопросах, касающихся их будущего;

нарушение права на уединение, на свободу общения и частные визиты и нарушение права на информированное согласие (на обсуждение предлагаемых и альтернативных методов терапии и их возможных последствий, а также на отказ от лечения); отказ в выписке из больницы по желанию пациента (иногда и при добровольной госпитализации) или в переводе в другой психиатрический стационар, невзирая на просьбы пациента и согласие представителей «принимающей» клиники; унизительное и жестокое обращение в психиатрических стационарах и применение, унижающих достоинство, неадекватных и просто опасных для здоровья и жизни методов лечения; лишение права на здоровое питание и лишняя медикализация непсихиатрической проблематики, включая случаи госпитализации по этой причине, лишение прав на минимально приемлемые жилищные условия и большие трудности в получении жилья, бомжевание; нарушение прав на образование и оплачиваемый труд и, напротив, принудительный труд в психиатрических учреждениях; лишение прав на получение информации о своём здоровье и практика предоставления сведений, составляющих врачебную тайну третьим лицам; игнорирование права на юридическую помощь и трудности добиться защиты при нарушении их прав, нанесении вреда; нарушение презумпции невиновности в процессуальной практике и нарушения политических прав (манипулирование голосами лиц с психическими расстройствами]; недопущение к участию в голосовании на выборах);

государственная политика сегрегации в отношении людей с нарушениями психического развития — изъятия их из общества и содержания в закрытых учреждениях, приводящая к трудностям реабилитации, к социальной дезадаптации и к усугублению имеющихся психических проблем. Западные исследователи особенно о подчеркивают «токсичность»

(«toxic») медицины и медицинских работников как собеседников пациентов, усугубляющих состояние пациентов и способных вызывать ятрогенные заболевания: вред медицины для личности и общества сопоставим или даже превышает пользу [6; 27]. В первую очередь это говорит о необходимости «де-медикализации» («de-medicalizing и misery») деинституционализации медицинской помощи и о том, что к фармакологическим и хирургическим вмешательствам, а также к изоляции пациентов нужно прибегать лишь в ситуации крайней необходимости, необходимо расширять спектр средств помощи пациентам, в том числе, привлекая социальные и психологические технологии. Критики современной медицины как науки и практики помощи в восстановлении и сохранении здоровья полагают, что медицина и ее разделы начали выступать в современном мире как формы не то политического, не то экономического, не то религиозного сознания и опыта [18]: что медицинская индустрия нуждается для своего существования и развития в том, чтобы, «помогая одной рукой», «вредить другой», чтобы оказывать помощь всегда частичную и чтобы помощь всегда приносила негативные «побочные эффекты», заставляющие пациентов все глубже входить в состояние болезни, хронизирующие страдание вместо исцеления [26; 37] .

Существование медицины связано с осуществляемой в интересах профессионального сообщества, а также социально-политических и социально-экономических интересах управляющих сообществом лиц, целенаправленной «мануфактурой жертв» - пациентов. В результате скандалы по поводу ложных диагнозов и коррупции в медицине стали в современном мире практически регулярными. Медицина стала индустрией (therapy industry, manufacturing victims), которая эксплуатирует общество, мешая людям самостоятельно решать их проблемы и использовать внутренние силы [17], внушая несоответствующие реальности идеи о «закономерности» тех или иных заболеваний, их излечимости или неизлечимости и т.д., умалчивая, что позиция медицинского работника – лишь одна из существующих, ограниченная и неполная. Особенно это заметно в деятельности экспертных структур. Экспертная позиция «над обществом» позволяет медицине осуществлять свою власть, подчас сопоставимую с властью правоохранительной. Три ведущих института: юстиция, здравоохранение и образование, при поддержке СМИ, манипулируют сознанием и жизнями людей, организуя и поддерживая в обществе отношения тотального контроля. В результате человек может даже не предполагать, что обращение к врачу – крайняя мера для многих жизненных ситуаций. Каждый человек имеет собственные силы и ресурсы изменений, в том числе тех, что связаны с профилактикой нарушений на психологическом и нравственном уровнях. Не причиняя зла себе и миру, человек сохраняет здоровье. Медицина же, часто отнимает у человека возможность «выучить урок» и самостоятельно исправить сделанную им нравственную ошибку. Юстиция, напротив, превращает ошибки в повод для расправы, создания отношений, при которых люди с одной стороны, будут подвергнуты наказанию, а, с другой, побуждены к нему. При этом сами жертвы, отличающиеся комплаентностью, а также наивной верой в компетентность и добросовестность врачей, искренне убеждены в своей «свободе» и индивидуальности: до тех пор, пока клетка тюрьмы или психиатрической клиники не захлопнется. До этого момента типично «добровольное» злоупотребление людьми лекарствами, модифицирующими психическое и соматическое состояние, а также совершение поступков, предписанных сообществом в процессе достижением социального успеха: исследователи отмечают наступлении своеобразного «фармагеддона» (pharmageddon) [24] и тенденций к распространению ипохондрии и госпитализма. Госпитализм и, в том числе, синдром патерналистической зависимости — совокупность психических и соматических нарушений, обусловленных длительным пребыванием человека в стационаре в отрыве от близких людей и от дома; неблагоприятные нравственные и психологические условия больничной среды и результаты их действия на психическое и физическое состояние пациента. Понятие «госпитализм» ввёл Р. Шпиц: пациент вживается в роль хронически больного, его пребывание в стационаре становится «стилем жизни» [22; 29; 35]. Отвыкая от жизни за пределами больницы, человек стремится вновь вернуться в стационар. Синдром патерналистической зависимости способствует разрушению связей с окружающим миром, прекращению социальных отношений, разрушению межличностных связей. Он - следствие систематической опеки и покровительства со стороны медицинского персонала. Для него типичны моральная фрустрация или ангедония, потеря интереса к практической деятельности, отвержение или боязнь усилий, неподвижность и безучастие (отсутствие инициативы и любознательности, однообразная монотонность поступков, «закостенелость»). Синдром деприватизационной десоциализации связан с утратой социальных, в том числе семейных и родственных связей, инициативы, побуждений к деятельности, ригидности психики и крайне упрощённом жизненном стереотипе больных;

неспособность решать элементарные бытовые задачи, беспомощность в вопросах самообслуживания и поведения в условиях внебольничной жизни, пассивность и безразличие к окружающей обстановке, эмоциональная опустошённость .

Параллельно возникают так называемые «парадоксы пациентов» (patient paradox), связанные с тем, что многочисленные заблуждения и откровенные фальсификации в психиатрии и иных медицинских практиках, вместо пользы приносят пациенту вред, однако, пациент может считать этот вред пользой, становятся повседневностью. Люди перестают различать вред и пользу, здоровье и болезнь [15; 17]. Иногда возникают и иные феномены, например, бегство в здоровье (flight into health) - понятие, используемое для характеристики удивительно быстрого выздоровления, быстрого симптоматического выздоровления, свидетельствующего не о действительном исцелении пациента, а о его нежелании продолжать лечение. Оно противоположно бегству в болезнь (flight into illness) – попыткам избежать конфликта путем развития болезненных симптомов. В основе этого явления лежит страх перед вскрытием бессознательных стремлений и неприемлемость к их осознанию и/или неприятие лечения и врача. Чаще всего «бегство в здоровье», в том числе с помощью усиленного употребления лекарств и демонстрации «нормальных» форм поведения, заканчивается срывом «здорового» поведения и нарушением более сильным, чем те, что было до этого, что отбрасывает пациента к ситуации еще худшей, чем она была до обращения за помощью .

Отдельная важная проблема - дискриминация лиц, страдающих психическими расстройствами или психофобия - социокультурное клише, связанное с боязнью, нетерпимостью и другими негативными чувствами относительно душевных заболеваний и душевнобольных, это негативное отношение к людям и нарушение их прав на основании наличия у них психического расстройства или психиатрического диагноза. Дискриминация и стигматизация людей с психическими расстройствами являются наиболее значимыми проблемами в сфере охраны психического здоровья, их практически искусственная поддержка обществом и государством вполне очевидна, когда речь заходит о дальнейшей практике и теории инклюзии: включения больных и лиц с ОВЗ в жизнь общества «на равных», о важности построения отношений социального служения и взаимопомощи с обеих сторон – как «больной», так и «здоровой» [1; 2; 7; 8; 9]. Изменение и исцеление - процесс постепенный и незаметный, процесс сотрудничества и развития человека в процессах социального служения и взаимопомощи, самопомощи и самореализации. Это процесс индивидуации, осмысления внутренней сущности заболевания, исправления внутренних ошибок. Это проживание заново части своей жизни, овладение новыми способами реагирования. Также бегство в здоровье можно рассматривать с точки зрения теорий защитных механизмов психики. Такая защита по своему характеру является маниакальной. К ней близка социопатическая или психопатическая модель поведения, при которой человек носит «маску здоровья», управляя окружающими для решения своих задач [4; 6; 18; 23; 34]. При этом психопатическая модель в современном мире часто свойственна врачам, сотрудникам юстиции и педагогам. Она свойственна и сотрудникам СМИ и бизнеса, возникая и прогрессируя там, где человек выше всего ставит свои желания [4;

6]. Психопат (psychopath) не способен сожалеть о своих поступках, чувствовать вину или стыд, не способны любить и привязываться, и поэтому строят отношения только с целью использования других людей. Хотя исследователи, в том числе, Г. Клекли, отмечают психологическую бедность психопата [18, с.348], фиксируют то, что многие переживания (например, вина и сожаление о сделанном, благодарность и сострадание, этические и эстетические чувства) ему не знакомы, многие психопатические личности нередко внешне весьма социально адаптированы и, более, того, талантливо играют в разных ситуациях разные роли, манипулируя другими и их судьбами. Их дефект носит нравственный характер:

психопаты – продукты общества потребления, в том числе, современной системы образования, здравоохранения и юстиции. Их много по обе стороны учебного, лечебного и правового «диалога». У общающихся с ними людей возникает переживание, что с этим человеком их связывают «особые отношения», «психопатический союз» («psychopathic bond»). При его разрыве обманутые психопатом часто в отчаянии от того, что не могут объяснить другим, что им пришлось пережить. Поэтому так трудно разоблачить недобросовестного врача или пациента с такими наклонностями. Однако, в современной культре людей такого типа становится все больше: все больше разрыв между смыслами деятельности и смыслами человека [1], все интенсивнее и активнее конфликт интересов между врачом и пациентом .

Конфликт это перешел в стадию практически массового ответного насилия пациентов в отношении врачей: им не доверяют, их не уважают, их обвиняют, и, за нежелание помогать жить, уничтожают [4] .

Выводы. Необходима смена парадигм в понимании и лечении психических и соматических нарушений: преодоление негативных последствий «фармагеддона» и «переосмысление безумия» («rethinking madness») и иных нарушений. Исправление допущенных ошибок лежит в пространстве поиска «смыслов безумия» (search for the meanings of madness), понимания логики симптомов и «слушания голосов» (hearing voices) пациента и симптомов пациента, даже если речь идет об «обычных» галлюцинациях [28; 32]. Пациенту нужны сочувствие понимание и любовь, а не лекарства, пациент нуждается в том, чтобы понять себя и болезнь и, поняв, найти путь к выздоровлению. В современной психологии, консультировании параллельно распространяется подход, предполагающий возможность психологической помощи не только людям, имеющим собственно психологические проблемы, но и соматически, и психически больным людям. Развиваются представления о психологических факторах и аспектах (например, понятие о «израненной душе», «the wouded spirit») физического здоровья и болезней. Особое внимание отводится исследованию стиля жизни как одного из ведущих факторов возникновения большинства хронических, в том числе терминальных, заболеваний. Происходит раздвижение рамок картины болезни до «картины человека». Что касается пациентов, при рассмотрении проблем здоровья и болезней, нужно учитывать два слоя проблемы. Первый связан с тем, как человек преодолевает кризисы, конфликты, стрессы, как он объясняет себе и миру наличие болезни и способы ее излечения, второй – с тем, как человек развивается, реализует себя и свой потенциал, как он представляет себе и миру свою жизнь, ее взлеты и падения. Первый ракурс задан клинико-психологическими концептами «внутренняя картина здоровья» и «внутренняя картина болезни», второй множественными концептами, отражающими соотношения в жизни человека таких модусов как «иметь» и «быть», «реализовать себя» и «убегать от развития», утверждать или отрицать жизнь .

В целом исследователи сходятся в том, что можно говорить о принципиальных различиях ментальности психологов и медиков, которые также отражаются в позициях пациентов:

ориентирующихся на фармакологическую и иную постороннюю помощь в лечении болезней и ориентирующихся на самосовершенствование и развитие собственных ресурсов. Традиционной медицине свойственен «таблетоцентризм» – игнорирование взаимоотношений и внутренней картины болезни больного, ориентация на жесткие схемы, описывающие взаимосвязь лекарственных препаратов и определенных болезней. Однако, общепризнанно, хотя часто игнорируется, что психологические факторы играют важную роль в происхождении и течении заболевания. Кроме того, представления о здоровье и болезни у врачей и их пациентов различны даже если восходят к одинаковым культурным традициям [28, р.105]. Эти различия приводят к трудностям общения в клинических ситуациях [20, р. 86, 102-103; 33, р.285]:

объяснительная модель болезни - часть законов функционирования общества в целом [16, р.47Индивидуальные представления о болезни выступают в качестве основы для интерпретации информации о болезни, при этом переживание субъектом своей болезни как поддающейся лечению, связано с активными поисковыми, проблемно-ориентированными стратегиями совладания [30, с.1; 31]. Учет того, что пациенты – не пассивные потребители лекарств, а субъекты исцеления – важное условие профессионального отношения специалиста к работе, профессионализма .

Литературa .

Арпентьева М.Р. Модель конфликта интересов в доказательной медицине. М.Р .

1 .

Арпентьева // Биоэтика. – 2015. – №16. – С. 17-23 .

Власова О.А. Антипсихиатрия: становление и развитие / О.А. Власова. — 2 .

Москва: Изд–во РГСУ «Союз», 2006. — 221 с .

Власова О.А. Философия и психиатрия в XX веке: Пути взаимодействия / О.А .

3 .

Власова. — Москва, Нью-Йорк, Санкт-Петербург: Northern Cross Publishing, 2008. — С. 178. — 261 с .

Гарр Т. Р. Почему люди бунтуют, Т.Гарр. — СПб.: Питер, 2005 .

4 .

Даттон К. Мудрость психопатов / К.Даттон. – СПб.: Питер, 2014. 304 с .

5 .

Кискер К.П., Фрайбергер Г., Розе Г.К., Вульф Э. Психиатрия, психосоматика, 6 .

психотерапия / К.П.Кискер, Г. Фрайбергер, Г.К. Розе, Э. Вульф. — Москва: Алетейа, 1999. — 504 с .

Литвинова Т.В. Лжецы, мошенники, интриганы / Т.В. Литвинова // Журнал 7 .

практической психологии и психоанализа. 2014. - №3. – С.7 .

Руководство по социальной психиатрии / Под ред. Т.Б. Дмитриевой, Б.С .

8 .

Положего. — Москва: ООО «Медицинское информационное агентство», 2009. — 544 с .

Финзен А. Психоз и стигма / А. Финзен. — Москва: Алетейя, 2001. — 216 с .

9 .

Фуко М. Психиатрическая власть: Курс лекций, прочитанных в Коллеж де Франс 10 .

в 1973—1974 учебном году / М.Фуко. — Санкт-Петербург: Наука, 2007. — С. 407-408, 426, 427. — 450 с .

Ястребов В.С. и др. «Скажем изоляции — нет!»: психосоциальная реабилитация 11 .

в условиях психиатрического стационара: Организационно-методическое пособие для профессионалов, работающих в сфере психического здоровья / В.С. Ястребов.— Москва:

МАКС Пресс, 2012. — 100с .

Ястребов В.С. Организация психиатрической помощи: Исторический очерк // 12 .

Руководство по психиатрии / В.С. Ястребов. Под ред. А.С. Тиганова. — Москва: Медицина, 1999. — Т. 1. — С. 335. — 712 с .

13. Basaglia F. L’istituzione negata: Rapporto da un ospedale psichiatrico / F. Basaglia. — Torino: Einaudi, 1968 .

14. Basaglia F. Scritti, 1953—1968. Dalla psichiatria fenomenologica all’esperienza di Gorizia / F. Basaglia. — Torino: Einaudi, 1981. — Т. I. — 526 p .

15. Basaglia F. Scritti, 1968—1980. Dall’apertura del manicomio alla nuova legge sull’assistenza psichiatrica / F. Basaglia. — Torino: Einaudi, 1982. — Т. II. – 520р .

16. Breggin P. Toxic psychiatry / P. Breggin. D.Rowe [For.]. - N.-Y.: HarperCollins, 1993. - 578p .

17. Cassel E.J. The healer’s art / E.J. Cassel. - N. - Y.: Lippincott, 1976. - 350p .

18. Claringbull N. Mental health in counseling and psychotherapy / N. Claringbull. - N.-Y.:

Learning Matters, 2012. - 308 p .

19. Cleckley H. The Mask of Sanity / H. Cleckley. – Augusta, Georgia: Emily S. Cleckley, 1988. - 469 p .

20. Colucci M., Di Vittorio P. Franco Basaglia: portrait d'un psychiatre intempestif / M .

Colucci, P. Di Vittorio. — rs, 2005. — 230 p .

21. Dineen T. Manufacturing victims / T. Dineen. - N.-Y.: Constable & Robinson, 1999. p .

22. Epstein W.M. Psychotherapy as Religion / W.M. Epstein. - Nevada: Nevada Univ, 2006. - 288p .

23. Fornari U., Ferracuti S. Special judicial psychiatric hospitals in Italy and the shortcomings of the mental health law / U. Fornari, S. Ferracuti // Journal of Forensic Psychiatry & Psychology. 19956. —№(2). —Р.381—392 .

24. Gabbard G., Lester E. Boundaries and boundary violations in psychoanalysis treatable and untreatable / G. Gabbard, E. Lester. - Washington DC, London: American psychiatric publishing, 2006. - 269 p .

25. Healy D. Pharmageddon / D.Healy. - N.-Y.: Univ. of California, 2013. - 320p .

26. Helman C. Culture, health and illness / C. Helman. - Jordan Hil1: B. Heinemann, 1990 .

- 300p .

27. Kinderman P. A prescription for psychiatry / P. Kinderman. - N.-Y.: Palgrave, 2014. p .

28. Kirsch I. The emperor's new drugs / I. Kirsch. - N.-Y.: Bodley Head, 2009. - 240 p .

29. Kleiman A. Patients and healer in the context of culture/ A. Kleiman. - Berkeley, CA:

Univ. of California Press, 1980. - 290p .

Lamb H.R., Bachrach L.L. Некоторые взгляды на деинституционализацию / H.R .

30 .

Lamb, L.L. Bachrach // Psychiatric Services. 2001. — №286 (52). З — Р. 1039—1045 .

31. Leventhal H. The common-sense model of self-regulation of health and illness H. / Leventhal // The self-regulation of health and illness behavior. L., N.-Y.: Routledge, 2003. P. 42–65 .

32. McCarthy-Jones S. Hearing voices / S. McCarthy-Jones. - N.-Y., L.: Cambridge, 2013 .

- 470p .

33. McCartney M. The patient paradox / M. McCartney. - N.-Y.: Pinter & Martin, 2012. p .

34. Mullavey-O’Byrne C. Intercultural interactions for health care professionals / C .

Mullavey-O’Byrne // Improving intercultural interactions. Eds. by R.W. Brislin, T. Yoshida. Newbury Park, CA: Sage, 1994. - P. 171-191 .

35. Oremland J.D. Transference cure and flight into health / J.D. Oremland // International J. of Psychoanalytic Psychotherapy. - 1972. - Vol 1(1). – Р. 61-75 .

36. Psychiatry Inside Out: Selected Writings of Franco Basaglia / Ed. by N. ScheperHughes and A.M. Lovell. — New York: Colombia University Press, 1987. — 318 p .

37. Sapouna L., Herrmann P. Knowledge in Mental Health: Reclaiming the Social / L .

Sapouna, P.Herrmann. — Hauppauge: Nova Publishers, 2006. - 155p. - P. 62 .

38. Szasz T.S. The Myth of Mental Illness / T.S. Szasz. - N.-Y.: Harper Perennial, 2010. p .

References

1. Arpent'eva M.R. Model' konflikta interesov v dokazatel'noj medicine. M.R. Arpent'eva // Biojetika. – 2015. – №16. – S. 17-23 .

2. Vlasova O.A. Antipsihiatrija: stanovlenie i razvitie / O.A. Vlasova. — Moskva: Izd–vo RGSU «Sojuz», 2006. — 221 s .

3. Vlasova O.A. Filosofija i psihiatrija v XX veke: Puti vzaimodejstvija / O.A. Vlasova .

— Moskva, N'ju-Jork, Sankt-Peterburg: Northern Cross Publishing, 2008. — S. 178. — 261 s .

4. Garr T. R. Pochemu ljudi buntujut, T.Garr. — SPb.: Piter, 2005 .

5. Datton K. Mudrost' psihopatov / K.Datton. – SPb.: Piter, 2014. 304 s .

6. Kisker K.P., Frajberger G., Roze G.K., Vul'f Je. Psihiatrija, psihosomatika, psihoterapija / K.P.Kisker, G. Frajberger, G.K. Roze, Je. Vul'f. — Moskva: Aleteja, 1999. — 504 s .

7. Litvinova T.V. Lzhecy, moshenniki, intrigany / T.V. Litvinova // Zhurnal prakticheskoj psihologii i psihoanaliza. 2014. - №3. – S.7 .

8. Rukovodstvo po social'noj psihiatrii / Pod red. T.B. Dmitrievoj, B.S. Po-lozhego. — Moskva: OOO «Medicinskoe informacionnoe agentstvo», 2009. — 544 s .

9. Finzen A. Psihoz i stigma / A. Finzen. — Moskva: Aletejja, 2001. — 216 s .

10. Fuko M. Psihiatricheskaja vlast': Kurs lekcij, prochitannyh v Kollezh de Frans v 1973—1974 uchebnom godu / M.Fuko. — Sankt-Peterburg: Nauka, 2007. — S. 407-408, 426, 427 .

— 450 s .

1. Jastrebov V.S. i dr. «Skazhem izoljacii — net!»: psihosocial'naja reabilita-cija v uslovijah psihiatricheskogo stacionara: Organizacionno-metodicheskoe posobie dlja professionalov, rabotajushhih v sfere psihicheskogo zdorov'ja / V.S. Jastrebov.— Moskva: MAKS Press, 2012. — 100s .

2. Jastrebov V.S. Organizacija psihiatricheskoj pomoshhi: Istoricheskij ocherk // Rukovodstvo po psihiatrii / V.S. Jastrebov. Pod red. A.S. Tiganova. — Moskva: Medicina, 1999. — T. 1. — S. 335. — 712 s .

3. Basaglia F. L’istituzione negata: Rapporto da un ospedale psichiatrico / F. Basaglia. — Torino: Einaudi, 1968 .

4. Basaglia F. Scritti, 1953—1968. Dalla psichiatria fenomenologica all’esperienza di Gorizia / F. Basaglia. — Torino: Einaudi, 1981. — Т. I. — 526 p .

5. Basaglia F. Scritti, 1968—1980. Dall’apertura del manicomio alla nuova legge sull’assistenza psichiatrica / F. Basaglia. — Torino: Einaudi, 1982. — Т. II. – 520р .

6. Breggin P. Toxic psychiatry / P. Breggin. D.Rowe [For.]. - N.-Y.: HarperCollins, 1993. p .

7. Cassel E.J. The healer’s art / E.J. Cassel. - N. - Y.: Lippincott, 1976. - 350p .

8. Claringbull N. Mental health in counseling and psychotherapy / N. Claringbull. - N.-Y.:

Learning Matters, 2012. - 308 p .

9. Cleckley H. The Mask of Sanity / H. Cleckley. – Augusta, Georgia: Emily S. Cleckley, 1988. - 469 p .

10. Colucci M., Di Vittorio P. Franco Basaglia: portrait d'un psychiatre intempestif / M .

Colucci, P. Di Vittorio. — rs, 2005. — 230 p .

11. Dineen T. Manufacturing victims / T. Dineen. - N.-Y.: Constable & Robinson, 1999. p .

12. Epstein W.M. Psychotherapy as Religion / W.M. Epstein. - Nevada: Nevada Univ, 2006. p .

13. Fornari U., Ferracuti S. Special judicial psychiatric hospitals in Italy and the shortcomings of the mental health law / U. Fornari, S. Ferracuti // Journal of Forensic Psychiatry & Psychology .

19956. —№(2). —Р.381—392 .

14. Gabbard G., Lester E. Boundaries and boundary violations in psychoanalysis treatable and untreatable / G. Gabbard, E. Lester. - Washington DC, London: American psychiatric publishing, 2006. - 269 p .

15. Healy D. Pharmageddon / D.Healy. - N.-Y.: Univ. of California, 2013. - 320p .

16. Helman C. Culture, health and illness / C. Helman. - Jordan Hil1: B. Heinemann, 1990. p .

17. Kinderman P. A prescription for psychiatry / P. Kinderman. - N.-Y.: Palgrave, 2014. p .

18. Kirsch I. The emperor's new drugs / I. Kirsch. - N.-Y.: Bodley Head, 2009. - 240 p .

19. Kleiman A. Patients and healer in the context of culture/ A. Kleiman. - Berkeley, CA:

Univ. of California Press, 1980. - 290p .

20. Lamb H.R., Bachrach L.L. Некоторые взгляды на деинституционализацию / H.R .

Lamb, L.L. Bachrach // Psychiatric Services. 2001. — №286 (52). З — Р. 1039—1045 .

21. Leventhal H. The common-sense model of self-regulation of health and illness H. / Leventhal // The self-regulation of health and illness behavior. L., N.-Y.: Routledge, 2003. P. 42–65 .

22. McCarthy-Jones S. Hearing voices / S. McCarthy-Jones. - N.-Y., L.: Cambridge, 2013. p .

23. McCartney M. The patient paradox / M. McCartney. - N.-Y.: Pinter & Martin, 2012. p .

24. Mullavey-O’Byrne C. Intercultural interactions for health care professionals / C .

Mullavey-O’Byrne // Improving intercultural interactions. Eds. by R.W. Brislin, T. Yoshida. Newbury Park, CA: Sage, 1994. - P. 171-191 .

25. Oremland J.D. Transference cure and flight into health / J.D. Oremland // International J. of Psychoanalytic Psychotherapy. - 1972. - Vol 1(1). – Р. 61-75 .

26. Psychiatry Inside Out: Selected Writings of Franco Basaglia / Ed. by N. Scheper-Hughes and A.M. Lovell. — New York: Colombia University Press, 1987. — 318 p .

27. Sapouna L., Herrmann P. Knowledge in Mental Health: Reclaiming the Social / L .

Sapouna, P.Herrmann. — Hauppauge: Nova Publishers, 2006. - 155p. - P. 62 .

28. Szasz T.S. The Myth of Mental Illness / T.S. Szasz. - N.-Y.: Harper Perennial, 2010. p .

<

–  –  –

THE DEVELOPMENT OF PERCEPTIONS

OF PSYCHOLOGICAL FACTORS IN PHYSICAL HEALTH AND DISEASE,

SPORTS ACHIEVEMENTS AND FAILURES

Arpentieva M.R. – Dr. Sc. Psych., assistant professor .

Tsiolkovskiy Kaluga state University, Kaluga, Russian Federation .

E-mail: mariam-rav@yandex.ru Аннотация .

Психологическое сопровождение в спорте – одна из насущных проблем и форм работы психолога, тренера и всей команды, работающей со спортсменами. Процесс сопровождения включает профилактические, психодиагностические и коррекционно-развивающие мероприятия. Значительную роль во всех этих мероприятиях, не замыкаясь собственно психодиагностикой, играют умения и знания специалистов в сфере психодиагностики. Поэтому в нашей работе мы рассматриваем психологическое сопровождение в спорте как комплексную деятельность, основой которой являются психодиагностические аспекты .

Психодиагностические методы в спорте имеют свою специфику, в том числе направленность на комплексную диагностику физического, психологического, социального и нравственного актуального состояния человека, его настоящего, а также его прошлого, травм и ошибок, успехов и достижений («заделов» и барьеров развития), а также самих будущих возможностей и ограничений. В рамках семинарских и практических, лекционных и самостоятельных занятий студент осваивает данные аспекты. Однако, для того, чтобы «свести» разрозненные фрагменты в целое, мы предлагаем выполнить в качестве контрольной работы два интегративно-поисковых задания .

Ключевые слова: спорт, психодиагностика, психологические причины болезней, психосоматика .

Abstract. Psychological support in sport is one of the most urgent problems and forms of work of the psychologist, the coach and all the team working with the athletes. The process of maintenance includes preventive, diagnostic and correctional-developing activities. A significant role in all these events, not being confined strictly by psycho, playing skills and knowledge of specialists in the field of psycho-diagnostics. So in our work we consider psychological support in sport as a complex activity, which is based in psychodiagnostical aspects. Psychodiagnostical methods in sports have their own specifics, including a focus on comprehensive diagnostics of the physical, psychological, social and moral actual condition of man, his present and his past injuries and mistakes, successes and achievements ("achievements" and barriers to the development), as well as the future opportunities and constraints. In the framework of seminars and practical, lecture and self-study, the student learns these aspects. However, in order to "reduce" the disparate pieces into a whole, we offer to execute as the control operation two integrative-search tasks .

Keywords: sports, psychodiagnostics, psychological causes of disease, psychosomatics .

Введение. Психологическое сопровождение в спорте – одна из насущных проблем и форм работы психолога, тренера и всей команды, работающей со спортсменами и реализующих задачи их системной и высокоуровневой подготовки. Такое сопровождение предполагает развернутое понимание психологических причин и факторов, последствий и сути соматических и психических болезней, исцеления и здоровья, а также спортивных достижений и неудач [1; 2;

3; 4; 5; 6; 7; 8; 9; 10; 11; 12; 13; 14] .

Цель исследования – анализ психологических причин и факторов, последствий и сути соматических и психических болезней, исцеления и здоровья, а также спортивных достижений и неудач, разработка методик формирования и развития представлений о психологических аспектах сопровождения спорта и здоровья у обучающихся .

Современные взгляды на сущность и значимость психологического сопровождения спорта и здоровья. Для подготовки современного спортсмена высшей квалификации в теории и методике физического воспитания и спорта создается система наук и взаимосвязей наук, объединяющая множество элементов [15; 16; 17; 18; 19; 20] Основные из них таковы: отбор кандидатов для успешного совершенствования и достижений в данном виде спорта; наличие современной спортивной базы и системы сопровождения спорта; проведение многолетней специализированной и разносторонней спортивной тренировки; организация и проведение превентивных и профилактических, формирующих и развивающих и коррекционновосстановительных мероприятий (педагогических, психологических, медико-биологических);

идейно воспитательная работа; системный поход к управлению процессом тренировки на основе комплексного управления подготовкой спортсменов (педагогического, психологического, физиологического, нравственного и др.); перспективное планирование и ретроспективное осмысление тренировки; постоянное повышение квалификации тренерского состава и отношений в коллективе и т.д.. Оно включает обучение спортсменов и работающего с ними персонала своевременной и точно психологической диагностике, профилактике и коррекции нарушений, могущих или служащих причиной травм и болезней: знания и умения в сфере клинической психологии, традиционной и нетрадиционной медицины и т.д. [21; 22; 23;

24 Психологическое сопровождение традиционно определяется как интегративная или как комплексная система взаимодействия психолога с человеком на уровне его субъективных психологических проблем для оказания ему психологической помощи и социальной поддержки [25; 26; 27; 28; 29; 30; 31; 32; 33; 34], в том числе в контексте психологического сопровождения спортивной деятельности и болезней [35; 36; 37; 38]. Это метод, обеспечивающий создание условий для принятия субъектом развития оптимальных решений в различных ситуациях жизненного выбора, включающий диагностику сути проблемы; изучение о существе проблемы и путях ее решения; выработка плана решения проблемы; первичная и сопровождающая помощи на всех этапах осуществления плана преобразования проблемы, часть или форма патронажа [39; 40; 41; 42; 43; 44]. При этом, как отмечают специалисты, «Особенность современной ситуации в спорте заключается в том, что физическая, техническая и тактическая подготовленность сильнейших спортсменов находится примерно на одном уровне. Поэтому исход спортивных соревнований определяется в значительной степени психологическими факторами» [5; 10, c.48; 28, c.83]. Более того, «Чем выше класс спортсмена, уровень его спортивной готовности (физической, технической, тактической), тем важнее становится психологический блок подготовки, потому что на уровне равных, очень высоких возможностей побеждает тот, у которого психологический потенциал выше, кто психически более устойчив, более вынослив» [28, c.83; 42]. «даже очень хорошо физически, технически и тактически подготовленный спортсмен не может одержать победу в соревновании … если у него недостаточно развиты необходимые для этого психические функции и психологические черты личности» [28, с. 85; 33]. Исследователи отмечают, что «только при тренировочной нагрузке, адекватной психотипу спортсмена, повышается реактивность центральной нервной системы и совершенствуются механизмы обеспечения эффективной спортивной деятельности в экстремальных условиях, которые, по существу, сопровождают любое крупное соревнование»

[см.: 28, c.84, 32; 41]. Зарубежные и отечественные тренеры в целом освоили все виды подготовки, за исключением психологической: недостаток психологических умений и знаний и игнорирование их роли приводят к психологическим ошибкам и срывам в спорте и личностном развитии у спортсменов, особенно в период ответственных соревнований или жизненных нормативных (возрастных) и квазинормативных (развод, смерть, потеря учебы, потеря работы и т.д.) кризисов [17]. Однако, с другой стороны, «психологическая подготовка, являясь составной частью общей системы спортивной тренировки, зависит от других ее форм: физической, технической, тактической» [18; 29]. Процесс психологического сопровождения сосредоточен на позитивных сторонах и преимуществах личности, способствует восстановлению веры в себя и свои возможности, повышает устойчивость личности к дестабилизирующим внешним и внутренним факторам. При этом ответственность за принятие решения лежит на самом человеке, а сопровождающий обладает только совещательными правами и учитывает его интересы. Процесс сопровождения включает профилактические, психодиагностические и коррекционно-развивающие мероприятия. Значительную роль во всех этих мероприятиях, не замыкаясь собственно психодиагностикой, играют умения и знания специалистов в сфере психодиагностики [9; 14; 45; 46; 47; 48]. Поэтому в нашей работе мы рассматриваем психологическое сопровождение в спорте как комплексную деятельность, основой которой являются психодиагностические аспекты. Психодиагностические методы в спорте имеют свою специфику, в том числе направленность на комплексную диагностику физического, психологического, социального и нравственного актуального состояния человека, его настоящего, а также его прошлого, травм и ошибок, успехов и достижений («заделов» и барьеров развития), а также самих будущих возможностей и ограничений [6; 31;49; 50]. Важная часть подготовки психологов спорта и тренеров вязана с усвоением знаний умения в сфере психосоматики, психиатрии и экстремальной психологии, валеологии и социальномедицинской работы [1; 2; 3; 7; 21; 28; 43; 48] .

Разработка методик формирования и развития представлений о сути и направления психологического сопровождения порта и здоровья в вузе. В организации изучения курса «Психодиагностика в спорте», «портивная психология», «Клиническая психология» т.п. мы исходим из понимания цели этих дисциплин как создания условий для становления базовой компетентности бакалавров и магистров посредством формирования системы научных представлений о сущности психологического сопровождения здоровья и спорта. Основной целью освоения дисциплин является овладение студентами основами использования психодиагностических и консультативных методов в исследовательской и практической работе в спорте [14; 26; 31; 46; 47]. Задачами дисциплин данного типа также является как вооружение студентов знаниями, составляющими основу психометрической, консультативной и посреднической культуры специалиста, обучение их специальным процедурам диагностической и консультативной работы в спорте, физической культуре, медицине и т.д. .

Для достижения поставленной цели выделяются следующие задачи курса:

• изучение теоретических основ конструирования психологического теста и иных методов диагностики, основ выбора и применения методики консультирования в контексте разработки программы сопровождения и реабилитации, освоение процедур оценки эффективности и продуктивности используемых методов и методик;

• изучение теоретических конструктов, положенных в основу наиболее распространенных тестов (например, тестов психофизиологических, личностных и характерологических, ценностей и деятельности и т. д.) и методик консультирования в их связи с интерпретацией тестовых показателей и процесса консультирования, формированием диагностического заключения и коррекции программ сопровождения;

• практическое овладение процедурами психодиагностического обследования и консультирования в спорте и ЛФК, а также навыков построения универсальных и специфичных программ психологической поддержки и помощи спортсменам и другим субъектам, участвующим в процессах подготовки спортсмена .

Контрольная работа. Задание №1 .

Разработайте таблицу №1 соответствий для выбранного вами для исследования вида спорта (которым занимаетесь вы или ваши ученики). После выполнения этого задания №1 выполните задание №2. Рекомендуем обратится к приведенному ниже списку литературы [1; 2; 3; 8; 11; 13;

19; 23; 43; 45] .

Вид Физические и Физические и Физические и спорта физиологические физиологические физиологические качества качества спортсменов характеристики группы тренера спортсменов

–  –  –

Студент должен уметь:

– применять теоретические знания и практические умения для решения прикладных задач; – поставить психодиагностическую задачу в соответствии со своими профессиональными целями, а также подобрать адекватный психодиагностический инструментарий для ее реализации;

– в сотрудничестве с другими работниками сферы образования и спорта решать задачи по формированию, развитию и коррекции мотивации сохранения и поддержания физического и психического здоровья, грамотно разрабатывать методические комплексы и применять их для реализации поставленных задач;

– следовать нормативным предписаниям и этическим принципам поведения психолога в ходе диагностического обследования спортсменов .

Он также должен владеть:

– методами организации и проведения психологического исследования, сбора и обработки эмпирической информации, навыками психометрической оценки психодиагностических средств; – методами психологического анализа различных форм поведения и деятельности индивидов и групп;

– методами психологического воздействия, психопрофилактики, психокоррекции, основами психологической экспертизы и консультирования; – навыками использования специального оборудования и аппаратуры для проведения психологических исследований В рамках семинарских и практических, лекционных и самостоятельных занятий студент осваивает данные аспекты. Однако, для того, чтобы «свести» разрозненные фрагменты в целое, мы предлагаем выполнить в качестве контрольной работы два интегративно-поисковых задания .

В целом студенты оценивают данные задания с интересом, выделяя следующие эффекты:

более глубокое и полное представление о взаимосвязи телесного, душевного, 1 .

социального и индивидуального аспектов здоровья и его нарушений;

ознакомление с различными психологическими и интегративными моделями 2 .

диагностики в спорте и ЛФК, поддержания здоровья, профилактики и лечения нарушений, психотерапевтический эффект и конкретная помощь в решении 3 .

профессиональных задач (курс встраивается в систему психологического сопровождения спорта как один из его компонентов) .

Приведем пример выполнения и комментарий к выполнению второго задания одной из студенток: «Данную работу было выполнять немного трудно, но в тоже время интересно. С такой темой я столкнулась впервые, было достаточно полезно для себя подчерпнуть новые, достаточно нестандартные знания. Безусловно эта тема заставила меня задуматься, и может быть даже пересмотреть свое внутреннее «Я». Знаний и умений в этой сфере у меня практически не было. На данный момент, конечно же, я пополнила себя знаниями в данной сфере и смогу в ней ориентироваться в дальнейшем. Описанные подходы видят здоровье и болезни достаточно нестандартно, непривычно, а люди в основном мыслят стереотипно и шаблонно, и поэтому эти знания людям могут показаться чуждыми, им проще пойти к доктору, чтобы тот выписал лекарства и со «спокойной» душой пойти в аптеку, думая, что этого будет достаточно для лечения. Но я считаю, что все же эти знания стоит применять в повседневной жизни, потому что, действительно, очень многое зависит от нас, от нашего внутреннего состояния, отношения. Возможно, данная тема мне еще не так хорошо понятна, но какие-то размышления у меня появились. Думаю, со временем, я научусь применять данные знания для себя и своих близких. Общая психологическая причина болезней одна – это МЫ сами. Я действительно так считаю, познакомившись с данной темой. Чтобы умело управляться с собственным организмом, необходимо любить себя и относиться к себе с уважением и почтением, а также к окружающему миру. Человек, знающий себя, свои потребности и способы их удовлетворения, всегда имеет выбор в систематическом восполнении своего физического и психического здоровья» .

–  –  –

Аннотация .

Статья посвящена проблемам медитативной музыкальной терапии. Цель исследования – анализ возможностей и ограничений медитативной музыкальной психотерапевтической поддержки в различных видах спорта. Метод исследования - теоретический анализ особенностей медитативной музыкальной психотерапевтической поддержки в различных видах спорта .

Медитативная музыка помогает занимающимся, спортсменам, а также тренерам и другим специалистам, задействованным в работе со спортсменами и занимающимися, разрешать внутренние и внешние конфликты, обнаруживать зоны, нуждающиеся в развитии и развиваться, опираясь на опыт, суммированный человечеством в медитативной музыке – музыке высоких гармоний, обращенных к высшим ценностям человеческого бытия Ключевые слова: спорт, музыка, медитация, музыкальная психотерапия, психологическое сопровождение спорта .

Abstract .

The article is devoted to meditative music therapy. The purpose of the study is the analysis of opportunities and constraints meditative music psychotherapeutic support in sports. Research method is the theoretical analysis of the peculiarities of meditative music psychotherapeutic support in sports .

Meditative music helps student athletes and coaches and other professionals involved in working with athletes and working to resolve internal and external conflicts, to identify areas in need of development and to develop, based on the experience summarized by humanity in meditative music – music high harmonies, converts to the higher values of human existence .

Keywords: sports, music, meditation, music therapy, psychological support of sports .

Введение. Психологическое сопровождение различных видов спорта - одна из активно развивающихся сфер профессиональной деятельности психолога. В рамках сопровождения большое значение имеют релаксационные и развивающие занятия разных форм и форматов, в том числе музыкальная психотерапевтическая поддержка.

Данный вид работы со спортсменами, а также членами групп здоровья, ЛФК, обладает синтетическим:

диагностическим и воздейственным, коррекционным и развивающим потенциалами. Особенно выделяется на этом фоне медитативная музыка. Музыка для медитаций раскрывает музыкальное искусство как практику саморазвития и играет важную роль в контексте психологического сопровождения спортсменов в индивидуально-игровых и иных видах спорта .

Практически все виды спорта требуют от спортсменов высокой концентрации, сосредоточенности и внутреннего баланса. Они включают совокупность различных типов соревновательных практик, предполагающих состязание нескольких спортсменов или групп спортсменов, в том числе, использующих то или иное снаряжение. Как противостояние или соревнование двух людей или групп людей, они предполагают не только физическое, но и психологическое состязание на большую или меньшую гармоничность, самоуправление и т.д .

Многими видами спорта могут заниматься и не спортсмены – в группах здоровья, группах ЛФК, дворовых командах и группах и т.д. Естественным дополнением подготовки и сопровождения спортсменов в этих видах спорта может выступить музыкальная терапия – психотерапевтическая практика, связанная с изучением и применением психологических аспектов музыкального и, в том числе песенного, творчества, для исцеления психологических травм и психических нарушений. музыкальная терапия имеет тысячелетние корни и встречается в самых разных культурах. Она не только служит реализации современных требований к музыкальному образованию: глубокому постижению законов музыкальнопесенного творчества и активизации творческих способностей личности, но и помогает личности понять себя и других людей Цель исследования – раскрыть сущность и особенности медитативной музыкальной терапии в процессе психологического сопровождения спорта и ЛФК .

Результаты исследования их обсуждение. Музыкальная терапия как самостоятельная область психотерапии все еще формируется, но обладает вековыми корнями и огромным потенциалом. Музыкальная терапия может также рассматриваться как вид арт-терапии – терапии искусством, в данном случае – искусством музыки, которая будучи обращена к человеку и человечеству в целом, обладает и свойством культурной, национально-региональной специфичности, и свойством обращенности к общечеловеческим переживаниям и представлениям. Музыкальная терапия в работе с детьми и взрослыми, спортсменами и занимающимися в группах здоровья, группах ЛФК, обращена к развитию творческого потенциала личности, тех ресурсов, которые не использованы в повседневной жизни человека и могут рассказать о нем намного больше того, что он привык – знать и предъявлять о самом себе окружающему миру. Она позволяет развивать понимание человеком себя и мира. Существует множество толкований данного термина, например, как техники для структурного взаимодействия между стимулирующим и воспринимающим, базирующаяся на использовании музыки, как преднамеренного использования музыкальных материалов для понимания или решения актуальных духовных, психологических и даже психосоматических проблем человека .

В целом, музыкальная терапия может определяться как сочинение и творческое «прочтение»

музыкальных композиций. Она имеет тысячелетние корни и встречается в самых разных культурах, не только служит реализации современных требований к музыкальному образованию: глубокому постижению законов музыкального творчества и активизации творческих способностей личности, внесению вклада в развитие культуры, но и помогает личности понять себя и других людей, свою и чужую культуры, развития самой личности, а также является компонентом межкультурного диалога .

Вместе с тем, музыкальная терапия – важный, хотя и теоретически мало разработанный раздел психологической помощи, нацеленный на формирование у человека навыков и способностей противостоять неординарным жизненным ситуациям (болезням, стрессам, депрессии и т. д.), укреплять силу воли, наращивать творческий и образовательный уровни, а также – уровень духовного развития. Музыкотерапия играет значительную роль не только в развитии и совершенствовании духовного, физического и психологического мира человека, но и в коррекции, лечении различных заболеваний и иных патологий [1; 2; 3]. В основе музыкальной терапии лежит использование специально отобранного для прослушивания музыкального материала как психотерапевтического средства. Поэтому музыкальную терапию условно можно также разделить на два вида. Целенаправленная музыкальная терапия помогает воспитанию силы воли, оптимизма, утверждению веры в себя, а также развитию творческих способностей занимающихся. Нецеленаправленная – используется для коррекции настроения, отвлечения слушателя от навязчивых, тяжёлых мыслей и переживаний о проблеме. Отдельный вид музыкальной терапии связан с музыкой для медитаций и практикой медитаций .

Медитация направлена на развертывание внутреннего потенциала человека, его сущности .

С одной стороны, медитация – это естественный для человека процесс. Человек по своей сути медитативен. С другой стороны, медитации нужно учить, создавать условия для реализации ее потенциала, в том числе, условия музыкального «сопровождения». Впервые потенциал медитации как обучающей и развивающей техники был теоретически осмыслен психологамиэкзистенциалистами, работающими в области психологического консультирования и психокоррекции. В множестве теорий и методов психологического консультирования и психотерапии (соответственно в каждой традиции вырабатывается свой подход к ситуации оказания психологической помощи) существует ряд общих, интегративных принципов и технологий. Общим принципом является цель психологического воздействия – помощь человеку в развитии его понимания себя и окружающего мира, личностном развитии .

Происходит переосмысление индивидом своего личностного опыта, системы ценностей, а, следовательно, и осознание своих ограничений и актуализация своих возможностей. Человек перемещается в иное, более продуктивное, холотропное или целостное состояние сознания, уходит трах неудач и неприятие противостояния, остается радость самоосуществления и построения отношений, открытия нового в повседневном мире и самом себе, к раскрытию внутренней мудрости и внутренних резервов совладания с трудностями, их отпускания, осмеяния и иных форм смысловой трансформации. [4; 5; 6; 7; 8; 9] Если ранее, «до новейшего времени медитационная музыка всегда имела конкретное религиозное содержание, но уже начиная с первой половины XX века медитационной (или «медитативной») стали называть также и музыку некоторых композиторов, которые не относят себя прямым образом ни к одной из традиционных религиозной конфессий, хотя и могут придерживаться определённых эстетических установок, связанных с тем или иным духовным учением [10, с. 164]. Музыка сопровождает все духовно-религиозные практики как их важнейший компонент, как образец и способ установления гармонии человека с собой и миром, как повод и путь обращения к наиболее важным – духовным – аспектам саморазвития и самореализации человека [11; 12; 13]. Согласно П. М. Хамелю, «музыка новой духовности», возникает на основе «изучения всех музыкальных традиций», вновь откроет «забытые истоки и изначальные функции музыкального искусства, их связь с древним опытом человечества» [14] .

Человек наиболее явно зафиксировал этот опыт в книгах и в нотах [15; 16; 17; 18; 19]. П.М .

Хамель констатирует, что сегодня «преобладает стремление проложить на этой основе путь к новой музыке-переживанию, всецело отвечающей современной жизни. Только через возврат к первоисточникам мы можем найти такой путь» [14; 20, c.8-9]. Э.

Дарибазарон отмечает:

«Медитация дает возможность …путанице проявиться, дает человеку возможность пребывать в ней, вместо того чтобы стараться выйти из нее, как это делается при терапии, решить реальную проблему человеческого существования и достичь благополучия, необходимого человеку в его тотальности» [6, с.32]. Одной из наиболее интересных и важных систем психотерапии, рассматривающей особые состояния сознания, является психосинтез Р. Ассаджиоли: индивид пребывает в постоянном процессе роста, актуализируя свой не проявленный потенциал .

Изучение элементов внутренней жизни и отказ от отождествления себя с этими элементами, приобретение способности их контролировать заканчивается достижением самореализации и интеграцией всех элементов-субличностей вокруг нового центра. В экзистенциальном анализе В. Франкла, или логотерапии, считается, что оправдать жизнь и найти в ней смысл можно, если попасть в такое состояние сознания, когда целостно осознаешь, что жить стоит, постигаешь радость факта существования. Мучительные изысканиях смысла жизни – симптом, сигнализирующий о том, что динамический жизненный поток замутнен, блокирован. Решение проблемы – глубокая внутренняя трансформация и сдвиг в сознании, восстанавливающий течение жизненной энергии. Музыкотерапия позволяет активизировать скрытые резервы человеческого организма не только на физическом, но и а духовном уровне [21; 22]. В гештальт-терапии, разработанной Ф. Перлзом, отмечается, что люди организуют феномены внутреннего и внешнего мира в осмысленные целостности — гештальты [23]. Медитативная практика опирается на представление о том, что сознание человека медитативно («meditative mind») и направлено на достижение высших ценностей бытия. Суть духовной деятельность связана с тем, что она выступает как «механизм изменения» - осознанности и принятия происходящего, в том числе, происходящего в процессе психотерапии, музыкальной терапии, медитативном опыте [24; 25; 26; 27; 28]. Гештальт-терапия — метод личностной интеграции, основанный на идее о том, что вся природа есть единый и взаимосвязанный гештальт [23; 29]. В гуманистической психотерапии А. Маслоу показано, что спонтанные «пиковые» переживания часто благотворны для испытавших их людей, имеющих выраженную тенденцию к «самореализации» и «самоактуализации». Опыт таких переживаний относится к категории «выше нормы», а не ниже или вне ее. При этом самореализация и базовые для нее высшие ценности (метаценности) и стремление к ним (метамотивация) свойственны природе человека вообще, но редко реализуются – в силу социальных ограничений и норм, предписывающих человеку сосредоточение на изучение внешнего мира [27]. Таким образом, цель психотерапии достижение максимальной осведомленности или более высокого состояния сознания [28, р. 47Возможности и ограничения музыкальной терапии хорошо демонстрирует в это отношении медитативная музыка, ее способность транслировать гармонию во все бытия, все уровни бытия человека, включая физическое и нравственное развитие, выводить человека за пределы наличных знаний и умений, в трансцендентное, космическое, сверх-человеческое [30; 31; 32;

33; 34]. В модели личности Р. Уолша и Ф. Вогана, усилия человека направлены на преодоление доминирующего в нашей культуре представления о значимости персональности и ее социальных и иных успехов и неудач. Она рассматривается больше как один из аспектов существования, с которым индивидуальность может, но не должна идентифицироваться. Задача пробуждения – «дез-идентификация с ментальным содержанием вообще и мыслями в частности» [35, р. 58]. «С точки зрения гуманистической психологии здоровая индивидуальность самоактуализирована, и гуманистическая психология адресует себя к эго и к экзистенциальным уровням. Развитие персональности и достижение целей эго является центральной задачей, тогда как с позиций трансперсональной перспективы это звучит менее серьезно и может иногда рассматриваться как препятствие к трансперсональной реализации;

здесь способность человека к самотрансценденции за пределами самоактуализации выносится в перспективу» [36, p. 171]. Медитация и ее музыка помогают активизировать огромный терапевтический и духовный потенциал, который несет в себе холотропный, целостный, модус сознания. Музыка – часть того, с чем работает холотропное сознание, сознание духовно развитого человека. Холотропное сознание предполагает восприятие себя как потенциально неограниченного поля сознания, имеющего доступ к любым аспектам реальности. В психотерапевтической практике они получили название особые состояния сознания, связанные с постижением голографической связи внутреннего и внешнего миров, пространства-времени .

В этом смысле меитативная музыка существенно расширяет потенциал музыкальной терапии и расширяет возможности психологической поддержки развития и успехов спортсмена в целом .

Задачей пробуждения (выхода в особое состояние сознания), согласно исследователям, может считаться дезидентификация (разотождествление) с ментальным и физическим содержанием, вообще, и мыслями и телом. Такой подход трансперсональной психологии к психологической помощи и обучению укладывается в концепцию еще одного автора, – Д. Бома: реальность едина, она представляет собой неделимую целостность, лежащую в основе всей Вселенной, в основе материи и сознания, поставляя исходный материал для всех проявленных сущностей и событий, порождая, поддерживая и контролируя все, путем постоянной связи со всем в глубинной структуре целого [33, р. 76]. Главный парадокс современной практики подготовки спортсменов – невнимание к их внутренней реальности, которая – во многом остается на том же уровне разработанности и осознанности, что и самопонимание «обычного» человека, не имеющего спортивного опыта – опыта телесных трансформаций и рекордов. Очевидно, что этот пробел способна восполнить медитация – в ее различных разновидностях. Особенно большую роль в современной музыкальной терапии играют музыка и тексты, которые можно отнести к разряду мифо-этнических и, вместе с тем философско-психологических, посвященные осмыслению жизни и ее проблем, а также места человека в мироздании, проблемам взаимодействия культур [9, с.360]. Многие музыкальные композиции и песни как чисто философские и религиозные произведения способны помочь в трудную минуту жизни [4;

8]. Важно при этом чтобы музыкальная терапия пробуждала к самостоятельной духовной жизни, не пытаясь подменить ее собой, к диалогу, а не монологу [19, с.25-26]. Музыкальная терапия, таким образом, выступает как катализатор духовной жизни, развития и диалога человека и культуры [11; 13; 14; 17; 18; 20; 24; 25; 26; 32] .

Как писал Р. Грейвз, хорошо подобранная антология (музыки) – это полная амбулатория для наиболее распространенных психологических и психофизических расстройств, и ею можно пользоваться как для их предотвращения, так и для лечения [5; 16]. Слушая или исполняя музыку, можно достичь глубокого и полного откровения о себе, жизни, через музыку происходит общение страдающего человека со своей внутренней силой, с миром, которые в моменты творческого озарения трансформируют человека и его отношение к себе и миру [2;

16]. А. Понтвик и другие исследователи отмечают феномен психорезонанса: глубинные слои человеческого сознания резонируют со звучащими гармоническими формами и оказываются доступными для понимания. Основной задачей музыкотерапии является проникновение в глубинную сферу личности, куда с помощью слова проникнуть невозможно [30]. Другие исследователи полагают, что под воздействием образов музыки, происходит катарсис – отреагирование психических травм, пережитых в детстве и взрослости, активизируется естественная тенденция и ресурсы к самоисцелению [7; 15; 21; 31]. Душа человека отбирает музыку, которая нужна именно ей, именно сейчас. Для того чтобы максимально эффективно использовать потенциал, возникший во время прослушивания или исполнения музыки, нужно осознать и проговорить намерение и проблему, которые хотелось бы усилить или разрешить [2] .

Ряд исследований демонстрируют анальгетические и релаксирующие свойства музыкотерапии, что нашло применение при лечении хронических болевых синдромов различной этиологии, много работ посвящено успешному использованию музыки в комплексном лечении болезней нервной системы и психосоматических нарушений .

Использование музыкотерапии при лечении целого ряда заболеваний в силу эффективности, отсутствия побочных явлений и простоты, представляется высоко перспективным и доступным для широкого применения. В повседневной жизни, изобилующей трудностями и стрессами, музыкальная психотерапия служит хорошим средством профилактики нарушений и срывов, помогая людям жить, работать и быть счастливыми и успешными. Музыка имеет неуловимые творчески организующие качества, гармонизирующие и восстанавливающие человека на многих уровнях. Эти особенности используются в медицинской практике и спорте для того, чтобы облегчить контакт, построение отношений, командное взаимодействие, самовыражение и саморазвитие. При этом лучший способ - не просто прослушивание музыки, а само ее воспроизведение: игра на музыкальных инструментах, а также пение. Организм подстраивается под музыкальный темпоритм лучше у тех, кто занимается музыкой постоянно, например. У музыкантов, и психологическое понимание музыки у них тоньше, глубже и полнее: они могут заметить нюансы и оттенки, которые не замечают нетренированные слушатели. Такое умение является следствием постоянного прослушивания и воспроизведения музыкальных мелодий, когда организм привыкает к их воздействию и уже лучше выбирает, что для него полезно .

Музицирующий или поющий спортсмен сам может регулировать темпоритм и громкость мелодии, в зависимости от того, что нужно его организму в данный момент, поэтому пение – идеальный способ лечения. На сеансах лечебной музыки возникает атмосфера доверия к жизни и себе, творческой, прогрессирующей релаксации, позволяющей снять блокады и блоки опыта, мышечные и иные «зажимы» и комплексы и т.д... Музыкальные психотерапевты не «достают»

клиента расспросами о горе или болезни, об успехах или неудачах. Для них важнее войти в музыкальный контакт с его переживанияи и представлениями, достичь психологического, нравственного и физиологического резонанса музыки и спортсмена. Часто именно это придает человеку сил в борьбе с опасениями и блокадами развития, в борьбе с травмами и срывами спортивной деятельности, с болезнями и иными недугами, помогает разобраться в себе. Задание психотерапевта - не навязывать музыку, мелодию, но активировать, «зажечь» в спортсмене его внутреннее состояние ясности и гармонии, которое исправит все ошибки и проблемы. При музыкотерапии человека учат и направляют не внешние правила и законы, а та соматическая (телесная) реальность, которую человек забыл. Музыка возвращает человека к его первичным переживаниям и представлениям о себе и мире, давно забытым, делает возможным, чтобы эта первичная, базовая реальность вновь начала служить поддержкой человеку. В онтопсихологической музыкотерапии («мелолистике» и «мелодансе») основная концепция строится на врожденности духовных основ человека вне зависимости от способа его самовыражения: данная терапия имеет исключительно внутреннюю направленность, а все внешние изменения возникают уже в результате ее проведения [11]. Восстановление утраченных связей с внутренним миром осуществляется через контакт с телесным «Я» .

Методология большинства музыкально-терапевтических школ основывается на различии между «пониманием и «деятельностью в процессе психотерапии. Онтопсихологическая школа полагает, однако, что музыкотерапия должна носить деятельный характер и проявляться в танце, игре или пении. Непродуктивно находиться в состоянии статичности, когда необходимо высвобождение заторможенной, блокированное энергии. Благодаря осознанию заторможенной части телесного «Я» можно воздействовать на психоэнергетическую структуру, обусловливающую данную блокировку, и изменить ситуацию жизни и повысить успешность спортивной деятельности. Кроме того, важен отбор музыки, написанной счастливыми, духовно, психологически и физически гармоничными людьми. Онтопсихология помогает наладить внутренний диалог – «интровертность»: благодаря самостоятельному осмыслению своих глубинных пластов, в результате прогрессивного обучения «интровертности можно развивать способность целостного понимания себя, что облегчает понимание других и построение отношений с собой и миром. Только понимая себя, человек способен понять тех, кто его окружает, только понимая себя и мир можно сделать правильный выбор в соответствии с ценностными ориентирами. Фасады и маски, зажимы и блокировки проявляются в виде навязчивого состояния, одержимости, в виде статичности, окостенелости, рассеянности движений и психических процессов, нравственного дисбаланса, в телесной, психологической и нравственной патологии человека. Тело же всегда слушает жизнь. Это – универсальный «передатчик» смысла самых простых и самых высоких уровней трансцендентности (смыслов, выходящих за границы возможного опыта, недоступных прямому пониманию), оно раскрывает самые разные связи духа, души и тела, выступает как непосредственный и яркий выразитель переживаний, представлений, инстинктов, желаний, нужд. Учиться у тела и уметь общаться с телом - означает осознать внутренние, глубоко скрытые пути к тому, чего многие люди часто не понимают. Именно поэтому многие спортсмены часто достигают «потолка» своей успешности раньше, чем это могло бы случится, умей они общаться с телом, а другие люди вообще не представляют возможностей и роли тела, относясь к нему как внешнему» устройству (пренебрегая, отчуждая, игнорируя, эксплуатируя и манипулируя и т.д.). Существует интересный «эффект А.В. Моцарта» («А. Mozart effect»): разрешение трудных проблем, лечение болезней благодаря прослушиванию музыки А.В. Моцарта и иных композиций с высоким уровнем гармонии, в том числе – медитативной музыки [34]. При этом сложная, многоуровневая музыка, в которой звучат мелодии «музыки Божественных сфер» возбуждает столь же сложные нервные модели, которые связаны с высшими формами психической деятельности и нравственной жизни. Напротив, излишне простая и монотонная, поверхностная и лишенная многоуровневости, навязчивая музыка может дать противоположный эффект, отупения и огрубления, вплоть до возникновения болезней. Примером медитативной музыки является музыка New Age – она не столько импровизационная, скорее выверенная, целенаправленно написанная и призванная создавать особые состояния сознания - души, позволяющие погружаться в собственный мир и открывать новое в себе и мире. Это - синтез древних традиций и современности, взгляд в далекое прошлое и будущее. Прослушивание медитативной музыки помогает человеку освободиться от стрессов каждодневной жизни, очиститься от грязи бытовых конфликтов и негативных переживаний и представлений, расслабиться и сберечь свою психику, тело и нравственный основы своей жизни от разрушения. Центральная идея New Age, например, – это идея о том, что человечество достигло критической стадии эволюционного развития и за ней должно последовать глобальное изменение сознания людей, возвращение к гармонии, добру и красоте, пробуждение человека и человечества в целом. Музыка помогает «отпустить» старое, проблемы и даже всю старую личность, которой, как человек думает, он является, суметь начать жить заново, ценя сам процесс и принимая как должное неподконтрольность своего будущего и приняв свое прошлое .

“Итак не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний сам будет заботиться о своем: довольно для каждого дня своей заботы” (Матф.6:34), - отмечает Нагорная проповедь [12] .

Выводы и перспективы применения медитационной музыкотерапии в психологическом сопровождении спорта и ЛФК. Музыкотерапия – распространённый с древних времен психотерапевтический метод, опирающийся на целительное воздействие музыки на психологическое, физиологической и духовное состояние человека. Во время пассивной, чаще спонтанной музыкотерапии спортсменами и занимающимися прослушиваются произведения, которые соответствуют психологическому состоянию человека. Активная музыкотерапия чаще целенаправленна, предполагает активное участие человека в создании, воспроизведении музыки и песен. Медитативная музыкотерапия моет быть как активной, так и пассивной .

Однако, общая тенденция, связанная с сутью медитации – «активная пассивность». Физические упражнения, тренировки и лечебные занятия идеально сочетаются с музыкотерапией, так как от занятия спортсмен должен получать хотя бы некоторое удовольствие, чтобы происходила гармонизация психической и физической деятельностей. Для спортсменов музыкотерапия помогает справиться с различными деструктивными переживаниям и навязчивыми представлениями, спортивными и бытовыми стрессами, помогает отвлечься, заглушая различные шумы, сконцентрироваться, формирует настрой на предстоящий старт. Музыка должна для этого обладать высоким техническим качеством, а также высокой художественной и духовной ценностью. «...Медитация – это освобождение сознания от семантической скованности, это раскрепощение спонтанности [6]. Медитация помогает человеку стать свободным, открытым, спонтанным, раскованным, сосредоточенным и верящим в свои силы, успех, наслаждающимся своей игрой, развивающимся как спортсмен и личность. В различных видах спорта медитативная психотерапевтическая поддержка имеет больше возможностей, чем ограничений. Данный вид работы со спортсменами, а также членами групп здоровья, ЛФК, обладает синтетическим: диагностическим и воздейственным, коррекционным и развивающим потенциалами. Медитативная музыка помогает занимающимся, спортсменам, а также тренерам и другим специалистам, задействованным в работе со спортсменами и занимающимися, разрешать внутренние и внешние конфликты, обнаруживать зоны, нуждающиеся в развитии и развиваться, опираясь на опыт, суммированный человечеством в медитативной музыке – музыке высоких гармоний, обращенных к высшим ценностям человеческого бытия. Зная «законы» воздействия медитативной музыки на психику и организм человека, можно составлять музыкальные программы, которые будут обеспечивать психологический и нравственный подъём, формировать позитивное отношение к тренировочному процессу, спорту и окружающим людям, настрой на победу, а также будут способствовать установлению гармонии между физическим, психологическим и нравственным состоянием спортсмена и окружающей средой .

Литература

1. Айванхов О.М. Музыка и пение в духовной жизни / О.М. Айванхов. – М.: Изд .

«Просвета», 1992. – 20 с .

2. Арпентьева М.Р., Терентьев А.А. Сказкотерапия в развитии понимания себя и мира / М.Р. Арпентьева, А.А. Терентьев. Под ред. М.Р. Арпентьевой. – Калуга, КГУ, 2016. – 792с .

3. Бехтерев В.М. Вопросы, связанные с лечением и гигиеническим значением музыки / В.М. Бехтерев // Обзор психиатрической, неврологической экспериментальной психологии, 1916. – № 1- 4. – С. 124 .

4. Бирюков A.A. Средства восстановления работоспособности спортсменов / А.А .

Бирюков, К.А. Кафаров. М.: Физкультура и спорт, 1981. - 165 с .

5. Брусиловский Л.С. Музыкотерапия // Руководство по психотерапии / Л.С. Бруиловский Под ред. В. Е. Рожнова. — Ташкент: Медицина, 1985. — 719 с. – С.256-275 .

6. Дарибазарон Э.Ч. Cамоидентификация как проблема психотерапии и медитации в контексте целостного мировоззрения / Э.Ч. Дарибазарон // Вестник Бурятского государственного университета. 2010. – № 14. – С. 31-38 .

7. Дземидок, Б. О комическом / Б Дземидок. – М.: Прогресс, -1974. – 223c .

8. Карданова М.В. Библиотерапия / М.В. Карданова // Антология мировой философии: В 4-х т. – М.: Мысль, 1969. Т.1. – С.360 .

9. Карданова М.В. К софийной библиотерапии / М.В. Карданова // Библиотерапия:

задачи, подходы, методы. – М.: БМЦ, 2007. – 305 с. С. 34-36 .

10. Катунян М.И. Сакрально-обрядовые архетипы в современной композиции: новый синкретизм / М.И. Катунян // Новое сакральное пространство. Духовные традиции и современный научный контекст: материалы науч. конф. – М., Московск. консерватория, 2004. – С.162-180 .

11. Менегетти А. Учебник по мелолистике / А. Менегетти. - НФ «Антонио Менегетти», 2014. - 182с .

12. Миллмэн Д. Путь мирного война / Д. Миллмэн. - Киев: София, 1997. - 280с .

13. Немеров Е.Н. Философские аспекты медитации и молитвы как духовных практик / Е.Н. Немеров // Современные тенденции развития науки и технологий. – 2015. – № 6-9. – С. 15Никитина Л.В. Мыслители прошлого и настоящего о воздействии музыки на человека / Л.В. Никитина // Арт-терапия как фактор формирования социального здоровья. Сб. науч. стат .

участников электронной научной конференции с международным участием / Ред. Л.Е. Савич, С.В. Шушарджан; сост. Л.Е. Савич, А.С. Нурмухаметова. – М.: Московская консерватория, 2016. – С. 88-94 .

15. Огородников Ю.А. Литература как искусство / Ю.А. Огородникова. – М.: Институт социальной и экономической интеграции, 1998. – С.51 .

16. Падус Э. Исцеляющая сила чувств / Э. Падус. – М.: Центрполиграф, 2008. – 252с .

17. Петренко В.Ф. Медитация как психологическая практика работы с духом / В .

Петренко // Развитие личности. – 2013. – № 4. – С. 117-130 .

18. Петренко В.Ф., Кучеренко В.В. Психологические аспекты медитации / В.Ф. Петренко, В.В. Кучеренко // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. – 2008. – № 1. – С. 68-96 .

19. Пруст М. О чтении / М. Пруст // Корабли мысли. Английские и французские писатели о книге, чтении, библиофилах: Рассказы, памфлеты, эссе. / Сост. и посл. В.В. Кунина. – М.:

Книга, 1986. – С. 192 -214 .

20. Хамель П.М. Через музыку к себе. Как мы познаем и воспринимаем музыку / П.М .

Хамель. -М.: Классика-ХХI, 2007. – 248 с .

21. Шушарджан С.В. Музыкотерапия и резервы человеческого организма / С.В .

Шушарджан. – М.: АОЗТ «Антидор»,1998. – С.251 .

22. Bohm D.. Unfolding Meaning. A Weekend of Dialogue with D. Bohm / D. Bohm. London/New York: Ark Paperbacks, 1987. – 177 p .

23. Frankl V. The Will to Meaning: Foundations and Applications of Logotherapy / V. Frankl. New York, NY: Plume, 2014. – 176p .

24. Goleman D. The meditative mind: The varieties of meditative experience / D. Goleman. — New York: TarcherPerigee, 1988. – 214 p .

25. Kristeller J.L. Spiritual engagement as a mechanism of change in mindfulness- and acceptance-based therapies / J.L. Kristeller // Assessing mindfulness and acceptance processes in clients: Illuminating the theory and practice of change. – New Harbinger, 2010. – Р. 152–184 .

26. Krumboltz J.D. and Chan A. Professional Issues in Vocational Psychology / J.D. Krumboltz and A. Chan // Handbook of Vocational Psychology: Theory, Research, and Practice. Contemporary Topics in Vocational Psychology / Ed. by W. B. Walsh and M.L. Savickas. – Mahwah, N.J.: Lawrence Erlbaum Associates, 2005. – Р. 345–368 .

27. Maslow A. H. Toward a Psychology of Being / A.H. Maslow. - New York, NY: Sublime Books g, 2014. – 182p

28. May R. Contributions of existencial psychotherapy / R. May // R. May, E. Angel, & H. F .

Ellenberger (Ed.) Existence. New York: Basic Books, 1958. – Р.47-48 .

29. Perls F., Hefferline R., & Goodman P. Gestalt Therapy: Excitement and growth in the human personality / F. Perls, R. Hefferline, & P. Goodman. – New York, NY: The Gestalt Journal Press, 1977. – 481p .

30. Pontvik A. Heilen durch Musik / A. Pontvik. – Zrich: Rascher, 1955.– 230s .

31. Schwabe C. Musiktherapie bei Neurosen und funktionelltn Storungen / C. Schwabe. – Jena, Gustav Fischer Verlag, 1972. – 210s .

32. Shear J. The experience of meditation: Experts introduce the major traditions / J. Shear. — St. Paul, MN: Paragon House, 2006. – 350 p .

33. The Essential D. Bohm / Ed. L. Nichol. – London: Routledge, 2002. – 368р .

34. West, St.D., Martin J.H.; Estell, D.B. «The Mozart effect: Arousal, preference, and spatial performance // Psychology of Aesthetics, Creativity, and the Arts. 2006. - Vol. S. № 1. –Р. 26–32 .

35. Walsh R. N. and Vaughan F. a. What is a Person? / R. N. Walsh and F. Vaughan // Beyond

Ego. Transpersonal Dimensions in Psychology / Еd by R. N. Walsh and F. Vaughan. Los Angeles:

Tarcher, 1980. - 272 p. - Р. 53—62 .

36. Walsh R. N. and Vaughan F. A Comparison of-Psychotherapies/ R. N. Walsh and F .

Vaughan // Beyond Ego. Transpersonal Dimensions in Psychology / Еd by R. N. Walsh and F .

Vaughan. Los Angeles: Tarcher, 1980. - 272 p. - Р. 165—175 .

References

1. Ajvanhov O.M. Muzyka i penie v duhovnoj zhizni / O.M. Ajvanhov. – M.: Izd. «Prosveta», 1992. – 20 s .

2. Arpent'eva M.R., Terent'ev A.A. Skazkoterapija v razvitii ponimanija sebja i mira / M.R .

Arpent'eva, A.A. Terent'ev. Pod red. M.R. Arpent'evoj. – Kaluga, KGU, 2016. – 792s .

3. Behterev V.M. Voprosy, svjazannye s lecheniem i gigienicheskim znacheniem muzyki / V.M .

Behterev // Obzor psihiatricheskoj, nevrologicheskoj jeksperimental'noj psihologii, 1916. – № 1- 4. – S. 124 .

4. Birjukov A.A. Sredstva vosstanovlenija rabotosposobnosti sportsmenov / A.A. Bi-rjukov, K.A. Kafarov. M.: Fizkul'tura i sport, 1981. - 165 s .

5. Brusilovskij L.S. Muzykoterapija // Rukovodstvo po psihoterapii / L.S. Bruilov-skij Pod red .

V. E. Rozhnova. — Tashkent: Medicina, 1985. — 719 s. – S.256-275 .

6. Daribazaron Je.Ch. Camoidentifikacija kak problema psihoterapii i meditacii v kontekste celostnogo mirovozzrenija / Je.Ch. Daribazaron // Vestnik Burjatskogo gosudar-stvennogo universiteta. 2010. – № 14. – S. 31-38 .

7. Dzemidok, B. O komicheskom / B Dzemidok. – M.: Progress, -1974. – 223c .

8. Kardanova M.V. Biblioterapija / M.V. Kardanova // Antologija mirovoj filosofii: V 4-h t. – M.: Mysl', 1969. T.1. – S.360 .

9. Kardanova M.V. K sofijnoj biblioterapii / M.V. Kardanova // Biblioterapija: za-dachi, podhody, metody. – M.: BMC, 2007. – 305 s. S. 34-36 .

10. Katunjan M.I. Sakral'no-obrjadovye arhetipy v sovremennoj kompozicii: novyj sinkretizm /

M.I. Katunjan // Novoe sakral'noe prostranstvo. Duhovnye tradicii i sovre-mennyj nauchnyj kontekst:

materialy nauch. konf. – M., Moskovsk. konservatorija, 2004. – S.162-180 .

11. Menegetti A. Uchebnik po melolistike / A. Menegetti. - NF «Antonio Meneget-ti», 2014. s .

12. Millmjen D. Put' mirnogo vojna / D. Millmjen. - Kiev: Sofija, 1997. - 280s .

13. Nemerov E.N. Filosofskie aspekty meditacii i molitvy kak duhovnyh praktik / E.N. Nemerov // Sovremennye tendencii razvitija nauki i tehnologij. – 2015. – № 6-9. – S. 15-17 .

14. Nikitina L.V. Mysliteli proshlogo i nastojashhego o vozdejstvii muzyki na chelo-veka / L.V .

Nikitina // Art-terapija kak faktor formirovanija social'nogo zdorov'ja. Sb. nauch. stat. uchastnikov jelektronnoj nauchnoj konferencii s mezhdunarodnym uchastiem / Red. L.E. Savich, S.V .

Shushardzhan; sost. L.E. Savich, A.S. Nurmuhametova. – M.: Moskovskaja kon-servatorija, 2016. – S .

88-94 .

15. Ogorodnikov Ju.A. Literatura kak iskusstvo / Ju.A. Ogorodnikova. – M.: Institut social'noj i jekonomicheskoj integracii, 1998. – S.51 .

16. Padus Je. Isceljajushhaja sila chuvstv / Je. Padus. – M.: Centrpoligraf, 2008. – 252s .

17. Petrenko V.F. Meditacija kak psihologicheskaja praktika raboty s duhom / V. Pet-renko // Razvitie lichnosti. – 2013. – № 4. – S. 117-130 .

18. Petrenko V.F., Kucherenko V.V. Psihologicheskie aspekty meditacii / V.F. Pet-renko, V.V .

Kucherenko // Vestnik Moskovskogo universiteta. Serija 14. Psihologija. – 2008. – № 1. – S. 68-96 .

19. Prust M. O chtenii / M. Prust // Korabli mysli. Anglijskie i francuzskie pisa-teli o knige, chtenii, bibliofilah: Rasskazy, pamflety, jesse. / Sost. i posl. V.V. Kunina. – M.: Kniga, 1986. – S. 192

-214 .

20. Hamel' P.M. Cherez muzyku k sebe. Kak my poznaem i vosprinimaem muzyku / P.M .

Hamel'. -M.: Klassika-HHI, 2007. – 248 s .

21. Shushardzhan S.V. Muzykoterapija i rezervy chelovecheskogo organizma / S.V. Shushardzhan. – M.: AOZT «Antidor»,1998. – S.251 .

22. Bohm D.. Unfolding Meaning. A Weekend of Dialogue with D. Bohm / D. Bohm. London/New York: Ark Paperbacks, 1987. – 177 p .

23. Frankl V. The Will to Meaning: Foundations and Applications of Logotherapy / V. Frankl. New York, NY: Plume, 2014. – 176p .

24. Goleman D. The meditative mind: The varieties of meditative experience / D. Goleman. — New York: TarcherPerigee, 1988. – 214 p .

25. Kristeller J.L. Spiritual engagement as a mechanism of change in mindfulness- and acceptance-based therapies / J.L. Kristeller // Assessing mindfulness and acceptance processes in clients: Illuminating the theory and practice of change. – New Harbinger, 2010. – Р. 152–184 .

26. Krumboltz J.D. and Chan A. Professional Issues in Vocational Psychology / J.D. Krumboltz and A. Chan // Handbook of Vocational Psychology: Theory, Research, and Practice. Contemporary Topics in Vocational Psychology / Ed. by W. B. Walsh and M.L. Savickas. – Mahwah, N.J.: Lawrence Erlbaum Associates, 2005. – Р. 345–368 .

27. Maslow A. H. Toward a Psychology of Being / A.H. Maslow. - New York, NY: Sublime Books g, 2014. – 182p

28. May R. Contributions of existencial psychotherapy / R. May // R. May, E. Angel, & H. F .

Ellenberger (Ed.) Existence. New York: Basic Books, 1958. – Р.47-48 .

29. Perls F., Hefferline R., & Goodman P. Gestalt Therapy: Excitement and growth in the human personality / F. Perls, R. Hefferline, & P. Goodman. – New York, NY: The Gestalt Journal Press, 1977. – 481p .

30. Pontvik A. Heilen durch Musik / A. Pontvik. – Zrich: Rascher, 1955.– 230s .

31. Schwabe C. Musiktherapie bei Neurosen und funktionelltn Storungen / C. Schwabe. – Jena, Gustav Fischer Verlag, 1972. – 210s .

32. Shear J. The experience of meditation: Experts introduce the major traditions / J. Shear. — St. Paul, MN: Paragon House, 2006. – 350 p .

33. The Essential D. Bohm / Ed. L. Nichol. – London: Routledge, 2002. – 368р .

34. West, St.D., Martin J.H.; Estell, D.B. «The Mozart effect: Arousal, preference, and spatial performance // Psychology of Aesthetics, Creativity, and the Arts. 2006. - Vol. S. № 1. –Р. 26–32 .

35. Walsh R. N. and Vaughan F. a. What is a Person? / R. N. Walsh and F. Vaughan // Beyond

Ego. Transpersonal Dimensions in Psychology / Еd by R. N. Walsh and F. Vaughan. Los Angeles:

Tarcher, 1980. - 272 p. - Р. 53—62 .

36. Walsh R. N. and Vaughan F. A Comparison of-Psychotherapies/ R. N. Walsh and F .

Vaughan // Beyond Ego. Transpersonal Dimensions in Psychology / Еd by R. N. Walsh and F .

Vaughan. Los Angeles: Tarcher, 1980. - 272 p. - Р. 165—175 .

УДК: 796+612.776.1+372.73

НЕСПЕЦИФИЧЕСКАЯ УСТОЙЧИВОСТЬ ОРГАНИЗМА КАК ФАКТОР

ФУНКЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ ШКОЛЬНИКОВ 9-10 ЛЕТ

Баранцев С.А. – Доктор педагогических наук, профессор, Чернова М.Б. – Кандидат педагогических наук, доцент, Институт возрастной физиологии РАО, г. Москва, Российская Федерация

–  –  –

Аннотация. Посредством использования многомерного статистического анализа комплекса параметров функционального состояния выделен относительно независимый фактор «неспецифическая устойчивость организма к простудным заболеваниям». На этой основе определены наиболее информативные показатели неспецифической устойчивости, предназначенные для ее диагностики у мальчиков и девочек данной возрастной группы .

Annotation. When using multivariate statistical analysis of the set parameters of functional condition the relatively independent factor of “nonspecific resistance of the organism” is identified. On this ground, the most informative indexes of nonspecific resistance have been determined and the grades of marks have been developed which are assigned for its diagnostics among the boys and girls of the mentioned aged groups .

Ключевые слова: неспецифическая устойчивость организма, факторная информативность, мальчики и девочки .

Key words: nonspecific resistance of the organism, factorial validity, boys and girls .

Введение. Проблема факторов, характеризующих структуру функционального состояния (ФС) организма детей на различных этапах онтогенеза, занимает особое место в физиологии развития, оздоровительной физической культуре, профилактической медицине. Эти факторы понимаются как отражение относительно независимых аспектов ФС, за которыми стоит функционирование раздельных и самостоятельных функциональных систем [2, 5, 1]. Данная проблема по-прежнему остается малоисследованной .

Цель исследования – выявить наиболее информативные показатели «неспецифической устойчивости организма к простудным заболеваниям» как фактора, характеризующего ФС детей 9-10 лет .

Методы, организация исследований. В исследовании приняли участие дети 9-10 лет, отнесенные по состоянию здоровья к основной медицинской группе (n=168). Испытуемые не имели каких-либо противопоказаний для выполнения тестовых нагрузок. Родители обеспечили письменное согласие на основе полной информации на участие их ребенка в обследовании .

Для изучения физической работоспособности и двигательной подготовленности в процессе исследования использовали гетерогенную батарею функциональных и эргометрических тестов .

Сбор материала для анализа заболеваемости осуществлялся на основе выкопировки медицинских справок и записей в индивидуальных медицинских картах .

Использовались показатели, характеризующие заболеваемость детей с временной утратой работоспособности: количество заболеваний (КЗ); количество дней временной нетрудоспособности по болезни (КДБ); показатель средней продолжительности одного случая заболеваемости (ПОЗ) .

Обработка данных осуществлялась с использованием стандартной программы в пакете Statistica .

Результаты исследования. В рамках более широкой задачи нами для выявления ведущих факторов, характеризующих структуру функционального состояния (ФС) детей 9-10 лет, применялся факторный анализ – метод главных компонент – с последующим вращением референтных осей по Варимакс-критерию. В целях получения воспроизводимых результатов факторного анализа обследовалась выборка испытуемых по объёму более чем в два раза превышающая количество изучаемых переменных. Число значимых факторов оценивалось на основании проверки гипотезы H0, о том, что выбранное число факторов равно истинному их числу .

По данным, полученным в результате статистической обработки переменных, отражающих разные стороны функционального состояния, определены шесть ортогональных факторов, вклад которых в общую дисперсию выборки превышал 60 % .

Один из факторов был интерпретирован нами как неспецифическая устойчивость организма к простудным заболеваниям (фактор V). На его долю приходилось 6 % общей дисперсии выборки. В него вошли 7 переменных, острую заболеваемость, физическую работоспособность и двигательную подготовленность детей. Отрицательные факторные нагрузки в нём имели количество заболеваний (КЗ), количество дней болезни (КДБ), продолжительность одного случая заболевания (ПОЗ) и время бега на 20 м, а положительные – время удержания «до отказа» нагрузки 2Вт/кг (t2Вт/кг), мощность нагрузки, предельная длительность которой составляет 40 с (W40) и общая оценка физической подготовленности (ОФП). Наибольшие весовые коэффициенты выявлены у таких переменных как КДБ (r= –0,83), КЗ (r= –0,82), ПОЗ (r= –0,75) .

Рассматриваемые показатели заболеваемости характеризуются отрицательной статистической взаимосвязью показателями аэробной и анаэробной работоспособности. Полученные данные свидетельствуют о том, что по мере повышения уровня физической работоспособности происходит снижение острой заболеваемости детей. Данные о противоположной направленности взаимосвязей с этим фактором показателей острой респираторно-вирусной заболеваемости и параметров физической работоспособности заслуживают отдельного обсуждения. Полученные результаты согласуются с многочисленными сведениями о том, что уровень физической работоспособности является важным фактором, способствующим повышению неспецифической резистентности организма [8, 7, 6, 9]. Важно отметить, что фактор «неспецифическая устойчивость организма к простудным заболеваниям» выделен в структуре ФС не только у детей 9-10 лет, но и у испытуемых 5-6 [3] и 13-14 лет [4] .

Выводы .

1. Посредством использования многомерного статистического анализа комплекса параметров функционального состояния выделен относительно независимый фактор «неспецифическая устойчивость организма к простудным заболеваниям» .

2. Обнаружена взаимосвязь показателей мышечной работоспособности и двигательной подготовленности детей 9-10 лет с показателями острой заболеваемости. Это дает основание полагать, что в рассматриваемый возрастной период с помощью индивидуализированных программ занятий физическими упражнениями можно оказывать эффективное воздействие на ФС организма и здоровье детей .

3. Полученные результаты согласуются с многочисленными сведениями о том, что уровень физической работоспособности является важным показателем, способствующим повышению неспецифической резистентности организма детей.

Работа поддержана грантом РФФИ (проект № 17-06-00159а) .

Литература .

Александров Ю.И. Системная психофизиология /Психофизиология / Под ред. Ю.И .

1 .

Александров. – СПб.: Питер, 2011. – С. 252–309 .

2. Данилова Н.Н. Психофизиология. – М.: Аспект Пресс, 2012. – 372 c .

3. Криволапчук И.А. Факторная структура функционального состояния детей 5-6 лет // Физиология человека, 2014. – Т.40, № 5. - С.48-56 .

4. Криволапчук И.А., Чернова М.Б. Факторная структура функционального состояния мальчиков 13-14 лет // Физиология человека, 2017. – Т.43, № 2. - С.43-55 .

5. Судаков К.В. Функциональные системы. – М.: Издательство Российской академии наук, 2011. – 320 с .

6. Global Recommendations on Physical activity for Health. – Geneva, World Health Organization, 2010. – 60 p .

7. Janssen I, Leblanc A. Systematic Review of the Health Benefits of Physical Activity in School-Aged Children and Youth //International Journal of Behavioural Nutrition and Physical Activity, 2010. Vol. 7, №40. – p. 1-16 .

8. Physical Activity Guidelines for Americans. – Washington, 2008. – 65 p .

9. Timmons B.W., Proudfoot N.A., MacDonald M.J. et al. The health outcomes and physical activity in preschoolers (HOPP) study: rationale and design // BMC Public Health. – 2012 .

V. 12, Issue 4. – p. 284-290 .

References .

1. Aleksandrov Ju.I. Sistemnaja psihofiziologija /Psihofiziologija (System psychophysiology / Psychophysiology)/ Pod red. Ju.I. Aleksandrov. – St. Petersburg: Piter, 2011. – S. 252–309 .

2. Danilova N.N. Psihofiziologija (Psychophysiology). – Moscow: Aspekt Press, 2012. – 372 c .

3. Krivolapchuk I.A. Faktornaya struktura funktsional'nogo sostoyaniya detey 5-6 let (Factor structure of the functional state of children 5-6 years old)/ I.A. Krivolapchuk // Fiziologiya cheloveka, 2014. – T.40, № 5. - S.48-56 .

4. Krivolapchuk I.A. Faktornaya struktura funktsional'nogo sostoyaniya mal'chikov 13-14 let (Factor structure of the functional state of boys 13-14 years old) / I.A. Krivolapchuk, M.B .

Chernova // Fiziologiya cheloveka, 2017. – T. 43, № 2. – S. 43-55 .

5. Sudakov K.V. Funkcional'nye sistemy (Functional systems). – Moscow: Izdatel'stvo Rossijskoj akademii nauk, 2011. – 320 s .

6. Global Recommendations on Physical activity for Health. – Geneva, World Health Organization, 2010. – 60 p .

7. Janssen, I, Leblanc, A. Systematic Review of the Health Benefits of Physical Activity in School-Aged Children and Youth //International Journal of Behavioural Nutrition and Physical Activity,

2010. Vol. 7, №40. – p. 1-16 .

8. Physical Activity Guidelines for Americans. – Washington, 2008. – 65 p .

9. Timmons B.W., Proudfoot N.A., MacDonald M.J. et al. The health outcomes and physical activity in preschoolers (HOPP) study: rationale and design // BMC Public Health. – 2012 .

V. 12, Issue 4. – p. 284-290 .

–  –  –

Аннотация. Для повышения двигательной функции стопы у подростков 12–13 лет, занимающихся плаванием, в условиях спортивной тренировки необходимо использовать методику, основанную на применении на суше в основной части занятия комплекса физических упражнений для свода стопы в объеме 8–10 минут (общеразвивающие упражнения для функциональной разминки (разновидности ходьбы, бега, прыжков) с различной интенсивностью и объемом; упражнения с собственным весом и весом партнера); упражнения с предметами (со скакалкой, гимнастической палкой, на гимнастической стенке); спортивные и подвижные игры. Существенные отличия экспериментальных занятий с развитием двигательных способностей нижних конечностей пловца заключались в том, что упражнения на суше являются более нагрузочными, чем в воде. Авторская методика включала в себя такие резервные возможности спортивной подготовки юных пловцов, как формирование оптимальной техники плавания вольным стилем с учетом факторов развития стопы; обучение спортивной технике плавания с учетом морфофункциональных особенностей стопы занимающихся, их индивидуальных особенностей; повышение скоростно-силовых способностей и специальной выносливости нижних конечностей с помощью выполняемых на суше комплексов физических упражнений; формирование в процессе тренировки на суше у юных пловцов ощущений мышечных усилий в различных фазах двигательных действий стопы;

учет у юных пловцов состояния свода стопы, а также тотальных признаков нижних конечностей, влияющих на спортивные достижения. Разработанная методика развития силы стопы у юных пловцов апробирована на учебно-тренировочных занятиях в годичном педагогическом эксперименте. В контрольной группе развитие голеностопного сустава осуществлялось традиционным путем за счет общепринятых подготовительных, подводящих и соревновательных упражнений пловца, выполняемых в безопорном положении (в воде) .

Annotation. For improvement of foot motor function of adolescents aged 12–13 when practising swimming, in sports training conditions one should use teaching techniques, based on applying on land in main part classes of the set of physical exercises for the arch of the foot in the amount of 8–10 minutes (combined developing exercises for functional workout (varieties of walking, running, jumping) with varying intensity and weight); exercises with swimmer’s own weight and weight of his partner; exercises with objects ( i.e. a rope, broomstick, on wall bars); sports and outdoor games. Significant differences in experimental studies with the development of motor abilities of the lower limbs of a swimmer are that land-based exercises are more loading than the ones in the water .

Authoring technique included such spare capacities of young swimmers’ training as formation of optimal technique of swimming freestyle taking into consideration factors of foot development;

teaching sports swimming technique taking into account morphofunctional peculiarities of swimmer’s foot, their individual peculiarities; increasing speed-power abilities and special endurance of the lower limbs using land-based sets of physical exercises; to form young swimmer’s feeling of muscular effort in various phases of motor action of the foot when training on land as well as total signs of lower limbs influencing sports achievements. The developed methods of young swimmers’ foot strength improvement have been tested in training sessions in one year’s pedagogical experiment. In the control group the development of ankle was carried out in the traditional way through commonly-accepted preparatory, building and competitive swimmer's exercises performed in unsupported position (in the water) .

Ключевые слова: подростки, спортивная тренировка, плавание, двигательная функция стопы .

Keywords: adolescents, sports training, foot motor function .

Введение. Подготовка спортсмена в любом виде спорта специфична, сложна и многообразна. Она определяется как успешностью формирования спортивной техники, так и индивидуальными особенностями каждого спортсмена, темпами его физического развития и физической подготовленности, индивидуальными психофизическими характеристиками организма, антропометрическими параметрами (тотальными размерами и пропорциями тела, конституциональными особенностями) и др .

В большинстве видов спорта достижение успеха зависит от функциональных возможностей опорно-двигательного аппарата занимающихся. При этом важная роль по праву принадлежит состоянию и темпам развития костно-мышечного аппарата стопы, в том числе и в плавании, признанным популярным среди различных слоев населения видом двигательной активности, имеющим спортивное, оздоровительное и прикладное значение. В настоящее время в спортивном плавании находят широкое применение как традиционные так и нетрадиционные методики подготовки спортсменов. К традиционным направлениям плавания относятся все способы спортивного (брассом на груди, дельфином и плавание кролем на груди или на спине) и прикладного плавания (брассом на спине с выносом и без выноса рук из воды, на боку, баттерфляем на спине), а также ныряние в глубину (длину) на 3–5 м .

Для освоения техники традиционного плавания в каждом из перечисленных способов существует большое количество специальных упражнений на суше и в воде. В плавании спортивная техника признается весьма специфичной, поскольку двигательная деятельность спортсмена проходит в условиях водной среды, предъявляющей особые требования ко всему организму, в том числе к работе нижних конечностей, обеспечивающих выполнение старта, поворотов, работы стопы при различных способах плавания .

Практика развития плавания указывает на то, что в занятиях с юными пловцами на первом этапе многолетней спортивной подготовки пока еще недостаточно уделяется внимания развитию двигательных способностей стопы как на суше, так и в воде, что в дальнейшем негативно отражается на успешной реализации моторного потенциала пловца в учебнотренировочных группах и группах высшего спортивного мастерства .

Цель исследования заключалась в исследовании особенности функционирования стопы у юных пловцов и разработке методики ее развития .

Задачи исследования:

1. Теоретически обосновать целесообразность применения специальных упражнений силового характера для развития стопы у юных пловцов .

2. Разработать методику применения на суше комплекса специальных упражнений силового характера для развития стопы .

3. Апробировать на учебно-тренировочных занятиях авторскую методику развития силы стопы у юных пловцов в годичном педагогическом эксперименте .

Методы, организация исследования. Анализ научно-методической литературы в масштабе темы исследования, антропометрическое и педагогическое тестирование, методы математико-статистического анализа .

Для определения взаимосвязей между указанными показателями физического развития и функционального состояния стопы юных пловцов применялся корреляционный анализ, основанный на расчетах коэффициентов парных корреляций Пирсона .

Работа выполнялась в соответствии с темой научно-исследовательской работы кафедры теории и методики физической культуры учреждения образования «Гродненский государственный университет имени Янки Купалы»: «Совершенствование методик физического воспитания и спортивной тренировки с различным контингентом занимающихся» .

Результаты исследования .

Исследование проводилось на базе ДЮСШ № 5 г Гродно. В нем приняли участие • пловцы 12–13 лет, имеющие стаж занятий плаванием 2–3 года (мальчики экспериментальной группы (ЭГ), n = 9, и мальчики контрольной группы (КГ), n = 14) .

Анализ научно-методической литературы по проблеме исследования выявил необходимость проведения научного обоснования методики развития стопы у юных пловцов, основанной на применении комплексов специальных физических упражнений на суше с использованием общепринятых, а также авторских методик обучения и диагностики стопы .

Известно, что скорость передвижения человека в водной среде зависит от качества выполнения гребковых движений руками и ряда способствующих этому процессу факторов: величины подъемной силы, противодействующей массе тела, лобового сопротивления при продвижении тела в воде, движущей силы, возникающей в результате продвигающих гребковых усилий пловца. Техника плавания (навык плавания) представляет собой для человека новый тип взаимодействия нервных центров и мышечных групп в условиях частично безопорного положения тела. При обучении плаванию перераспределяется тонус мышц на основе изменения характера импульсации, поступающей от рецепторов двигательного аппарата (но не опорнодвигательного), вестибулярных и кожных рецепторов .

Принято считать, что при плавании кролем движущая сила создается преимущественно за счет работы мышц рук и плечевого пояса, при этом в данном процессе не всегда принимается во внимание роль и значение нижних конечностей, в частности – стопы .

М.Н. Кремлева (1974), изучая морфофункциональные характеристики пловцов и их влияние на скорость плавания, установила, что результаты на дистанции 50, 100 и 200 м у юных пловцов тесно связаны с длиной тела, руки, плеча, кисти и голени, шириной плеч, не отмечая роли и значения стопы [1] .

Методика проведения занятий по спортивному плаванию – это комплексная система спортивных тренировок, содержащая упражнения локального влияния на отдельные мышцы и группы мышц. Разработаны комплексы специальных силовых и скоростно-силовых упражнений, близкие по структуре движений и развиваемым усилиям к характеру усилий при продвижении тела в воде. Данные упражнения направлены на повышение динамической силовой выносливости и скоростно-силовых способностей стопы, на уменьшение нервного и мышечного напряжения, на повышение абсолютной силы ведущих мышечных групп нижних конечностей, участвующих в работе, на формирование у юных спортсменов в ходе длительных тренировок рационального соотношения врожденных и адаптированных морфофункциональных структур организма. Существенные отличия занятий с развитием двигательных способностей нижних конечностей пловца заключаются в том, что упражнения, применяемые в воде, являются менее нагрузочными, чем выполняемые на суше .

Стопу, как важный элемент опорно-двигательного аппарата спортсменов, небезосновательно относят к резервным возможностям организма юных пловцов. За счет успешного морфофункционального развития нижних конечностей компенсируется отставание в повышении спортивного мастерства. Для научного обоснования высказанного положения нами была разработана методика применения на суше комплекса специальных упражнений силового характера для развития силовых способностей стопы.

Данная методика включала в себя такие резервные возможности спортивной подготовки юных пловцов, как:

- формирование оптимальной техники плавания вольным стилем с учетом факторов развития стопы;

- обучение спортивной технике плавания с учетом морфофункциональных особенностей строения стопы занимающихся, их индивидуальных особенностей;

- повышение скоростно-силовых способностей и специальной выносливости нижних конечностей с помощью выполняемых на суше комплексов физических упражнений;

- формирование в процессе тренировки на суше у юных пловцов ощущений мышечных усилий в различных фазах двигательных действий стопы;

- учет у юных пловцов состояния свода стопы, а также тотальных признаков нижних конечностей, влияющих на спортивные достижения [2] .

Особенность проведения экспериментальных занятий заключалась в том, что в основной части каждого учебно-тренировочного занятия на суше в течении 8–10 минут применялись следующие физические упражнения:

общеразвивающие упражнения для функциональной разминки (разновидности ходьбы, бега, прыжков) с различной интенсивностью и объемом;

- упражнения с собственным весом и весом партнера;

упражнения с предметами (со скакалкой, гимнастической палкой, на гимнастической стенке);

- спортивные и подвижные игры .

В контрольной группе развитие свода стопы осуществлялось традиционным путем за счет выполнения общепринятых подготовительных, подводящих и соревновательных упражнений пловца в безопорном положении (в воде) .

Для достижения поставленной цели был определен состав как общепринятых, так и авторских методик тестирования:

физическое развитие занимающихся (длина, масса тела, длина стопы и ее плантограмма);

общая физическая подготовленность юных спортсменов по результатам, зависящим от развития двигательных способностей стопы (бег 10 м, прыжки в длину и высоту с места);

специальная физическая подготовленность:

а) оценка динамической силовой выносливости стопы по числу подъемов на предельную высоту за счет ее сгибания-разгибания («до отказа») с преодолением сопротивления массы собственного тела (количество раз);

б) оценка скоростно-силовых способностей голеностопного сустава, по времени выполнения 10 подъемов на максимально возможную высоту путем сгибания-разгибания стопы с преодолением сопротивления массы собственного тела;

техническая подготовленность оценивалась по времени проплывания дистанции 50 м вольным стилем и по скольжению на груди после отталкивания от стенки бортика до полной остановки .

Тестирование проводилось в сентябре 2016 года и в мае 2017 года .

Физическое развитие пловцов ЭГ и КГ по показаниям длины и массы тела за экспериментальный период не имело существенных изменений (р0,05): в ЭГ длина тела до начала эксперимента составляла 158,8±1,46 см, а после его завершения 162,9±1,40 см; в КГ соответственно 153,5±1,33 см и 156,0±1,37 см. Исходная масса тела в ЭГ была 46,9±3,37 кг, а стала 47,9±3,03 кг; в КГ – была 40,1±1,88 кг, а стала 40,4±1,10 кг .

Проведенное с помощью плантографа обследование поверхности свода стопы юных пловцов убедило нас в том, что практически все занимающиеся имеют нормальное ее развитие, что можно оценить как результат положительного влияния плавания и водной среды на эту часть опорно-двигательного аппарата .

В ЭГ показатели длины стопы за экспериментальный период значительно увеличились с 24,33±0,34 см до 25,82±0,28 см, р0,01, а в КГ эти изменения были недостоверными (с 23,32±0,24 см до 23,94±0,26 см, р0,05) .

Для определения уровня развития двигательных способностей юных спортсменов были рассмотрены показатели общей физической подготовленности. Среднегрупповые результаты в прыжках в длину с места в ЭГ указали на возрастание дальности прыжка с 204,67±3,37 см до 222,39±2,98 см, р0,01. В КГ исходный результат был 182,86±2,98 см, а стал 186,92±3,14 см, р0,05, при темпах прироста результатов соответственно на 8,52 % и 2,20 % .

Примерно равные темпы прироста результатов были получены в опытных группах в прыжке вверх с места (16,34 % и 16,53 %), причем в ЭГ исходный уровень данного способа прыжка по абсолютной величине значительно превосходил полученный в КГ: в ЭГ – с 41,22±1,12 см до 48,56±1,46 см, р0,01, а в КГ – с 32,79±0,86 до 38,69±0,71, р0,01 .

Анализ специальной физической подготовленности позволил установить то, что в ЭГ имел значительное увеличение показатель динамической выносливости стопы с 43,00±6,06 раза до 144,22±12,23 раза и в КГ с 41,72±3,61 раза до 70,08±7,13 раза (р0,01) при высоких темпах прироста данного параметра (108,13 % и 50,74 %). Эти изменения не имели достоверной корреляционной зависимости от результата в плавании на 50 м вольным стилем .

В ЭГ уменьшилось время выполнения 10 подъемов на носки с 5,28±0,22 с до 3,54±0,17 с, р0,01, характеризуя высокие скоростно-силовые способности стопы, причем в КГ полученное снижение данного показателя было недостоверным (с 5,76±0,24 с до 5,35±0,23 с, р 0,05) .

Среднегрупповой показатель времени проплывания 50 м вольным стилем имел тенденцию снижения как результат успешности организации учебно-тренировочного процесса в опытных группах. Так в ЭГ был получен исходный показатель 32,93±0,22 с, а окончательный – 30,33±0,42 с, р0,01. В КГ соответственно 42,01±0,92 с и 35,52±0,94 c, р0,01. При этом темпы прироста данного показателя в ЭГ составили 8,22 %, а в КГ 16,76 %, видимо, по причине большей по объему специальной плавательной подготовки юных спортсменов в водной среде .

В ЭГ установлена высокая корреляционная взаимосвязь между прыжком вверх с места и временем проплывания 50 м вольным стилем (r = - 0,78). Время проплывания дистанции 50 м вольным стилем до эксперимента имело отрицательную корреляционную взаимосвязь в ЭГ с длиной тела (r = - 0,50), а в конце эксперимента – с временем 10 подъемов (r = 0,83), временем бега на 10 м (r = 0,64) .

К техническому компоненту оценки плавания относится тест по скольжению на груди до полной остановки, зависящий от специальной скоростно-силовой подготовленности пловца .

Полученные нами результаты в данном тесте в ЭГ и КГ указывают на то, что как в первой группе (10,78±0,45 м и 11,67±0,56 м), так и во второй (8,42±0,63 м и 9,38±0,63 м) имел место недостоверный его прирост (р0,05) .

Выводы. Таким образом, данное исследование дает право заключить важность оценки состояния стопы юных спортсменов-пловцов и разработки на этой основе инновационной методики повышения функциональных возможностей стопы путем применения на суше общепринятых методов обучения и специфических средств, оказывающих позитивное воздействие на указанную часть опорно-двигательного аппарата. Экспериментально доказана эффективность использования разработанной методики на основе повышения силовых возможностей стопы юных пловцов, способствующей росту их спортивного результата .

Литература

1. Кремлева М.Н. Некоторые морфо-функциональные характеристики сильнейших пловцов и их влияние на скорость плавания / М.Н. Кремлева. – // Теория и практика физической культуры .

– 1974, № 3. – С. 43–46

2. Семкин А.А. Физиологическая характеристика различных по структуре движения видов спорта: механизмы адаптации / А.А. Семкин. – Минск: «Полымя». – 1992. – С. 45–58 .

References

1. Kremleva M.N. Some morpho-functional characteristics of the strongest swimmers and their influence on the speed of swimming / M.N. Kremleva. – // Theory and practice of physical culture. – 1974, № 3. –P. 43–46

2. Semkin A.A. Physiological characteristics of kinds of sports different in movement structure:

mechanisms of adaptation/A.A. Semkin. – Minsk: "Polymya". –1992. –S. 45–58 УДК/UDC 574:611:612

МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ И АНТРОПОМЕТРИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ СТУДЕНТОК

ВЫСОКОГО РОСТА С УЧЁТОМ ИХ ЭВОЛЮЦИОННОЙ КОНСТИТУЦИИ

Бугаевский К.А. - Кандидат медицинских наук, доцент .

Классический приватный университет, Институт здоровья, спорта и туризма, г. Запорожье, Украина

–  –  –

Аннотация. В статье представлены результаты исследования, посвященного изучению значений ряда антропометрических и морфо-функциональных показателей у студенток с низким и высоким ростом, при занятиях физической культурой в ВУЗе и их взаимосвязи со значениями трохантерного индекса, как показателя конституционального типа возрастной эволюции человека. Установлено, что количество девушек с мезоморфным и андроморфным половыми соматотипами ИПД – составляет 25 (59,52%) у студенток высокого роста. Согласно данным значений индекса андроморфии все 42 (100%) студенток высокого роста соответствуют андроидному типу конституции. Нарушения конституционального типа возрастной эволюции, по результатам определения трохантерного индекса выявлены у 36 (85,71%) студенток высокого роста. По выявленным значениям индекса Пинье можно выделить такие типы телосложения у студенток: крепкое телосложение – у 14 (33,33%) студенток, хорошее телосложение – у 6 (14,29%) студенток, среднее телосложение – у 6 (14,29%), слабое телосложение – у 6 (14,29%), очень слабое телосложение – у 4 (9,52%) студенток. По данным значений индекса стеничности количество студенток-астеников в группе высокорослых студенток составляет – 8 (19,05%), нормостеников – 24 (57,14%), гиперстеников – 10 (23,81%) студенток .

Annotation. The article presents the results of a study devoted to the study of the values of a number of anthropometric and morpho-functional indices in students with low and high growth, with physical training at the university and their relationship with the values of the trochanter index as an indicator of the constitutional type of age-related human evolution. It was found that the number of girls with mesomorphic and andromorphic sexual somatotypes ISD – is 25 (59,52%) in high-growth students .

According to the values of the andromorphy index, all 42 (100%) high-growth students correspond to the android type of constitution. Violations of the constitutional type of age evolution, according to the results of the definition of the trochanteric index, were found in 36 (85,71%) high-growth students .

According to the revealed values of the Pignet index, it is possible to distinguish such types of physique in female students: a strong physique in 14 (33,33%) female students, good physique in 6 (14,29%) female students, average physique in 6 (14,29%). Weak physique – in 6 (14,29%), very weak physique – in 4 (9,52%) female students. According to the values of the index of sthenicity, the number of female asthenic students in the group of tall students is 8 (19.05%), normostenics – 24 (57,14%), hypersthenics – 10 (23,81%) female students .

Ключевые слова: студентки, трохантерный индекс, морфологические индексные значения, антропометрические показатели, высокий рост, половой диморфизм, соматотипы, физическая культура .

Keywords: female students, trochanter index, morphological index values, anthropometric indicators, low growth, high growth, sexual dimorphism, somatotypes, physical culture .

Введение. Изучение вопросов, связанных с медико-биологическими аспектами здоровья студенческой молодёжи всегда являются актуальными и приоритетными, в особенности, если они касаются рассмотрения антропометрических показателей и морфофункциональных значений девушек-студенток, как будущих матерей [1, 3, 4, 11]. Происходящие в организме современных молодых людей антропометрические и морфофункциональные изменения, требуютпристального внимания и более глубокого изучения. При проведении анализа доступных научных и научно-методических источников, хотелось бы отметить фундаментальные исследовательские работы, касающиеся антропологических и морфофункциональных изменений молодёжи разной длины и массы тела (в т. ч. и с изучением значений ТрИ), таких отечественных авторов, как Г. С. Логачева, А. Г. Щедрина, 2009; О. В .

Филатова, Э. В. Хохловкина, В. М. Клоц, Л. А. Звягинцева, 2013; А. А. Щанкин, О. А .

Кошелева, 2010-2014. Вопросами, касающимися динамики полового диморфизма в разных группах молодёжи занимались такие отечественные и зарубежные авторы, как Е. П .

Шарайкина, 2004; В. Г. Николаев, Н. Н. Николаева, Л. В. Синдеева, Л. В. Николаева, 2007; Т. Ф .

Абрамова, А. Г. Жданова, А. Г. Никитина, 2009; T. aska-Mierzejewska, 2009; A. Kamierczak, I .

Bolesawska, 2012; Л. А. Лопатина, Н. П. Сереженко, Ж. А. Анохина, 2013; М. М. Колокольцев, О. М. Лумпова, 2013; Д. Б. Никитюк, В. Н. Николенко, С. В. Клочкова, Т. Ш. Миннибаев, 2015;

К. А. Бугаевский, 2014-2017. В доступных источниках информации по изучаемому вопросу мы не нашли работ как отечественных, так и зарубежных исследователей, касающихся взаимосвязи между значениями трохантерного индекса, как основы соматотипирования вариантов эволютивных конституциональных изменений с индексом полового диморфизма и основными антропометрическими показателями и морфологическими индексными значениями, по отношению к девушкам высокого роста, юношеского возраста, занимающихся физической культурой в ВУЗе. Имеющиеся данные разрознены, не систематизированы и требуют дальнейшего изучения и обобщения .

Цель исследования – определить изменения морфо-функционального состояния студенток высокого роста, с учётом выявленных значений типов эволютивной конституции и ряда их антропометрических и морфологических индексных значений .

Задачи исследования – выявить и показать имеющиеся у высокорослых студенток морфофункциональные изменения высокорослых студенток и их взаимосвязь с процессами конституциональной возрастной эволюции .

Результаты исследования и их обсуждение. В связи с тем, что большая часть студенток может быть отнесена к таким возрастным периодам как юношеский и первый репродуктивный возраст, представляется достаточно актуальным изучение индивидуальных процессов развития их организма, через преломление полученных у них индивидуальных морфофункциональных значений и их связь с таким важным показателем, как трохантерный индекс (ТрИ) [2, 8, 9, 12] .

Этот, неординарный, индекс и его практическое применение, вошёл в практику ряда медицинских направлений (анатомия, антропология, морфология, спортивная и судебная медицина, сексология и пр.), благодаря исследованиям советского учёного В. Г. Штефко (1929, 1933) [2, 8, 9]. При этом следует отметить, что в исследованиях В. Г. Штефко, его больше интересовали вопросы определения конституционального типа возрастной эволюции организма, в т.ч и у молодых людей [2, 8, 9]. Согласно методике, предложенной В. Г. Штефко, трохантерный индекс – это отношение роста (см) к длине ноги (см) – от верхнего края большого вертела бедра до поверхности, на которой стоит стопа) [2, 8, 9]. Результатом его исследования стала классификация значений, согласно которым автор предложил характеризовать типы возрастной эволюции людей [2, 8, 9]. В. Г.

Штефко выделяет:

патологический тип – менее 1,85; дисэволютивный тип – от 1,86 до 1,91; гипоэволютивный тип – от 1,92 до 1,94; нормоэволютивный тип – от 1,95 до 2,0; гиперэволютивный тип от 2,01 до 2,03; дисэволютивный тип – от 2,04 до 2,08; патологический тип – более 2,09 [2, 8, 9]. В своей работе мы использовали данную классификацию значений. Также, для получения ряда объективных данных, касающихся формирования и наличия уже имеющихся антропоморфологических значений, мы (помимо определения массы и длины тела) применили метод индексов, включающий в себя определение индекса массы тела (ИМТ) или Кетле ІІ, индекс Рорера, индекс полового диморфизма (ИПД) с определением половых соматотипов, индекс андроморфии (ИАн), индекс стеничности (ИСт), Индекс Пинье (ИП), индекс скелии по Мануврие (ИСМ) .

Исследование проводилось в феврале-марте 2017 года, с добровольным привлечением к участию в нём студенток, отнесённых (согласно к значениям шкалы длины тела), к имеющим высокий рост (n=42), при их занятиях физической культурой в ВУЗе. У каждой обследуемой определялись габаритные размеры (длина и масса тела), диаметры плеч и таза. В группе студенток высокого роста были получены следующие значения длины их тела: высокий рост – от 170 до 179 см был определён у 29 (69,05%) студенток, очень высокий рост – от 180 до 190 см

– у 10 (23,81%), гигантский рост – более 190 см – у 3 (7,14%) студенток [5]. Среднее значение длины тела в данной группе составило 177,43±1,02 см, что соответствует критериям высокого роста [5]. При определении массы тела было установлено, что его среднее её значение в группе высокорослых студенток – 69,63±1,75 кг (р0,05). При этом, масса тела менее 47 кг (что является предиктором нарушений цикличности овариально-менструального цикла (ОМЦ) [3, 7], определена в группе студенток высокого роста лишь у 1 (2,38%) студентки, а более 60 кг – у 31 (73,81%) девушки. Данные, касающиеся значений ИМТ в группе студенток высокого роста представлены на рис. 1 .

Рис. 1. Значения ИМТ в группе студенток высокого роста

Среднее значение ИМТ в группе студенток высокого роста составило 21,99±0,48 кг/см, что соответствует нормальным его значениям. У 11 (26,19%) студенток имеются его отклонения как в сторону снижения (дефицит и недостаток массы тела), так и в сторону увеличения (предожирение). Массо-ростовой индекс Рорера (ИР), определяющий плотность тела, зависит от линейных размеров и массы тела, рассчитывали по формуле: W/H3 кг/см3, где W – масса тела (кг), Н – рост тела (м) [2, 3, 7, 11, 12]. Значения массо-ростового индекса Рорера (ИР) во всей исследуемой группе (n=42) составил 12,49±0,27 кг/см3 (р0,05), что соответствует нормальным значениям показателей физического развития [2, 3, 7, 11, 12]. При этом у 28 (66,67%) были зафиксированы показатели, соответстующие норме, у 5(11,91%) показатели, указывающие на снижение массо-роствых показателей за счёт уменьшения соотношения массы тела к лине тела, у 9 (21,43) – был выявлен избыток массы тела по отношению к их росту (наличие диспропорции массо-ростовых показателей за счёт излишней массы тела) [2, 3, 7, 11, 12] .

Также, в исследуемой группе высокорослых студенток (n=42), нами определялись значения индекса андроморфии (ИАн), который свидетельствует об определенных половых особенностях обменно-гормонального статуса и позволяет выделить андроидный, ортогиноидный (сбалансированный) и гипергиноидный типы конституции: менее 67,5 – гипергиноидный, от 67,5 до 73.5 – ортогиноидный и свыше 73.5 – андроидный [2, 3, 12]. При проведении антропометрических измерений, нами были получены следующие результаты: в группе студенток высокого роста среднее значение ИАн составило 73,67±2,54, что соответствует показателям андроидного типа конституции [2, 3, 12]. В группе высокорослых студенток все 42 (100%) студентки имели значения ИАн, соответствующие андроидному типу .

В соматотипирование женщин по Дж. M. Таннеру заложен принцип определения соматического типа пола человека, поэтому данный индекс, с использованием значений ширины таза и плеч, позволяет относить женщин к гинекоморфам, мезоморфам и андроморфам [1, 3, 6, 10]. Также индекс полового диморфизма, предложенный Дж. M. Таннеру (модификация Е. П. Шарайкиной, 2005), позволяет выявить гендерные особенности обменно-гормонального статуса и установить соответствие развития костной системы половой принадлежности [1, 3, 6, 10]. При определении значений индекса полового диморфизма по Дж. Таннеру, в группе студенток высокого роста (n=42) были получены следующие показатели: среднее значение ширины плеч (ШП) или биакромиальный размер (см) составил во всей группе 35,19±0,85 см (р0,05), а среднее значение показателей ширины таза (ШТ) – бикристарный размер (dis .

cristarum) (см) составил 27,76±0,99 см (р0,05), что меньше средней физиологической нормы девушек данной возрастной группы, которая соответствует 28-29 см и является косвенным критерием анатомически узкого таза [3, 6, 7, 10]. Данное соотношение размеров ШП по отношению к ШТ, при котором плечи шире чем таз – не соответствует (у большого количества исследуемых студенток) критериям феминной конституции [3, 6, 7, 10]. С учётом полученных в данной группе студенток показателей измерений ШП и ШТ, среднее значение индекса полового диморфизма (ИПД) в группе составило 77,81±2,53 (р0,05), что соответствует значениям мезоморфного полового соматотипа [3, 6, 7, 10]. Данные о выявленных вариантах половых соматотипов в группе высокорослых студенток, представлены на рис. 2 .

Рис. 2. Распределение значений ИПД у студенток высокого роста

В группе высокорослых студенток, количество девушек с мезоморфным и андроморфным половыми соматотипами – выявлено у 25 (59,52%) студенток высокого роста, что больше, чем студенток с физиологическим гинекоморфным половым соматотипом – у 17 (40,48%). При определении значений индекса Пинье (ИП), который определялся по классической формуле, как разнице между длиной тела и суммой массы тела и окружности грудной клетки, для проведения соматотипирования по М. В. Черноруцкому (астенический тип, нормостенический тип, гиперстенический тип) [1, 4, 11, 12, 13]. Среднее значение ИП в исследуемой группе составило 16,34±2,53 (р0,05), что соответствует нормостеническому типу [1, 4, 11, 12, 13] .

При детальном рассмотрении полученных показателей ИП установлено, что количество студенток, имеющих не нормостенический соматотип, составило 24 (57,14%), а именно – астенический соматотип – 15 (35,71%) и гиперстенический соматотип – 9 (21,43%), что составляет более половины всех исследуемых студенток. При более подробном рассмотрении полученных значений можно выделить следующие типы телосложения у исследуемых студенток с высоким ростом: ИП менее 10 – крепкое телосложение – 14 (33,33%) студенток;

ИП от 10 до 20 – хорошее телосложение – 6 (14,29%) студенток; ИП от 20 до 25 – среднее телосложение – 6 (14,29%) студенток; ИП от 26 до 35 – слабое телосложение – 6 (14,29%); ИП 36 и более – очень слабое телосложение – 4 (9,52%) студенток .

Дополнительно проводилось определение соматотипа исследуемых девушек низкого роста, с использованием такого показателя, как индекс стеничности (ИСт) [1, 4, 11, 12, 13, 14]. Он определяется по формуле (рост/меж(би)плечевой размер), и характеризует соматотип: значения менее 4,8 – гиперстения, от 4,81 до 5,15 – нормостения, свыше 5,15 – астения [1, 4, 11, 12, 13, 14]. Данные, полученные в результате определения ИСт такие: среднее значение показателей ИСт в группе студенток с высоким ростом (n=42), составило 5,14±0,11 (р0,05), что соответствует показателям нормостении [1, 4, 11, 12, 13, 14]. По результатам проведённого анализа полученных результатов, было установлено, что количество студенток-астеников в группе высокорослых студенток составляет– 8 (19,05,81%) студенток высокого роста, нормостеников – 24 (57,14%), гиперстеников – 10 (23,81%) студенток. Также нами определялся индекс скелии по Мануврие (ИСМ), который характеризует длину ног у исследуемых и отнесён к одному из индексных значений пропорциональности развития человека [1, 4, 11, 12, 13, 14]. Он определяется путём деления показателя длины нижней конечности (см) на длину тела сидя (см), и умножению результата на 100 [1, 4, 11, 12, 13, 14] .

Величина до 84,9 свидетельствует о коротких ногах (брахискелия), 85-89 – о средних (мезоскелия), 90 и выше – о длинных ногах (макроскелия) [1, 4, 11, 12, 13, 14]. Среднее значение длины нижней конечности в группе составило 75,51±1,01 см (р0,05), что соответсвует коротким размерам ног по отношению к туловищу. При этом, в данной группе определено, что короткие ноги имеют 39 (92,86%) студенток высокого роста, среднюю длину ног – 2 (4,76%) студентки, и длинные ноги – 1 (2,38%) студенток высокого роста. Показатели этого индексного значения коррелируют со значениями, полученными в результате определения трохантерного индекса (ТрИ) [1, 4, 11, 12, 13, 14]. Что касается значений ТрИ у студенток с высоким ростом, то его показатель, в среднем по группе, составил 1,87±0,02, что соответствует конституциональному дисэволютивному типу возрастной эволюции организма [2, 8, 9, 12]. При этом, значения патологического типа возрастной эволюции было установлено у 19 (45,24%), гипоэволютивного типа – у 3 (7,14%), дисэволютивного типа – у 12 (28,57%), гиперэволютивного – у 1 (2,35%), нормоэволютивного типа – у 6 (14,29%) исследуемых студенток высокого роста .

Выводы. Таким образом, приведенные выше результаты позволяют сделать следующие заключения: 1. В группе студенток высокого роста, выявлены множественные, взаимосвязанные нарушения антропометрических и морфофункциональных значений в соматотипах и ряде индексных значений .

2. Количество девушек с мезоморфным и андроморфным половыми соматотипами ИПД – составляет 25 (59,52%) у студенток высокого роста .

3. Согласно данным значений индекса андроморфии (ИАн) все 42 (100%) студенток высокого роста соответствуют андроидному типу конституции .

4. Нарушения конституционального типа возрастной эволюции, по результатам определения трохантерного индекса (ТрИ) выявлены у 36 (85,71%) студенток высокого роста .

5. По выявленным значениям индекса Пинье (ИП) можно выделить следующие типы телосложения у студенток с высоким ростом: крепкое телосложение – у 14 (33,33%) студенток, хорошее телосложение – у 6 (14,29%) студенток, среднее телосложение – у 6 (14,29%), слабое телосложение – у 6 (14,29%), очень слабое телосложение – у 4 (9,52%) студенток .

6. По данным значений индекса стеничности (ИСТ), количество студенток-астеников в группе высокорослых студенток составляет – 8 (19,05%), нормостеников – 24 (57,14%), гиперстеников

– 10 (23,81%) студенток .

7. Выявленные морфо-функциональные изменения у студенток, отнесённых к мезоморфному и андроморфному половым соматотипам коррелируют с процессами конституциональной возрастной эволюции .

Литература .

1. Абрамова Т. Ф. Соматотип – конституциональные маркеры разного уровня соматического здоровья / Т. Ф. Абрамова, А. Г. Жданова, А. Г. Никитина // Научно-информационный сборник .

– М., 2009. – Вып. 2. – С. 94–95 .

2. Антропологические обследования в клинической практике / В. Г. Николаев, Н. Н. Николаева, Л. В. Синдеева, Л. В. Николаева // Морфологические ведомости. – 2007. – № 1–2. – С. 253–256 .

3. Бугаєвський К. А. Морфологічні значення та антропометричні показники у студенток спеціальної медичної групи за класифікацією Дж. Таннера / К. А. Бугаєвський // Молодий вчений. – 2016. – № 12.1 (40). – С. 117-121 .

4. Колокольцев М. М. Сравнительная конституциональная характеристика соматотипов у девушек 17–20 лет с учетом медицинской группы здоровья / М. М. Колокольцев, О. М .

Лумпова // Вестник ИрГТУ. – 2013. – № 9 (80). – С. 269–274 .

5. Логачева Г. С. Высокорослость как гигиеническая проблема / Г. С. Логачева, А. Г. Щедрина // Медицина и образование в Сибири. – Т. 5. – 2009. – С. 19–23 .

6. Лопатина Л. А. Антропометрическая характеристика девушек по классификации Дж. Таннера / Л. А. Лопатина, Н. П. Сереженко, Ж. А. Анохина // Фундаментальные исследования. – 2013. – № 12–3. – С. 504–508 .

7. Никитюк Д. Б. Индекс массы тела и другие антропометрические показатели физического статуса с учетом возраста и индивидуально-типологических особенностей конституции женщин / Д. Б. Никитюк, В. Н. Николенко, С. В. Клочкова, Т. Ш. Миннибаев // Вопросы питания. – 2015. – № 4. – С. 47–54 .

8. Павлова И. П. Морфофункциональные особенности девушек в зависимости от типа эволютивной конституции / И. П. Павлова, О. В. Филатова // Известия АлтГУ. – 2014. – № 3 (83). – С. 66-69 .

9. Щанкин А. А. Связь трохантерного индекса с антропометрическими показателями женщин 22 и 30 лет / А. А. Щанкин, О. А. Кошелева // Фундаментальные исследования. – 2010. – № 11. – С. 138-140 .

10. Шарайкина Е. П. О классификации типов телосложения у женщин / Е. П. Шарайкина // Морфология. – 2004. – № 4. – Т. 126. – С. 140 .

11. Kamierczak A. Ocena wybranych parametrw antropometrycznych wrd modziey akademickiej Poznania / A. Kamierczak, I. Bolesawska, A. Gwka, M. Dzicio, J. Przysawski // Bromat. Chem. Toksykol. – XLV, 2012. – S. 1099–1104 .

12. aska-Mierzejewska T. Antropologia w sporcie i wychowaniu fizycznym / T. aska-Mierzejewska // Biblioteka Trenera, Warszawa, 2009. – 198 s .

References .

1. Abramova T. F. Somatotip – konstitucional'nye markery raznogo urovnja somaticheskogo zdorov'ja (Somatotype – constitutional markers of different levels of somatic health) / T. F. Abramova, A. G .

Zhdanova, A. G. Nikitina // Nauchno-informacionnyj sbornik. – M., 2009. – Vyp. 2. – S. 94–95 .

2. Antropologicheskie obsledovanija v klinicheskoj praktike (Anthropological examinations in clinical practice)/ V. G. Nikolaev, N. N. Nikolaeva, L. V. Sindeeva, L. V. Nikolaeva // Morfologicheskie vedomosti. – 2007. – № 1–2. – S. 253–256 .

3. Bugajevs'kyj K. A. Morfologichni znachennja ta antropometrychni pokaznyky u studentok special'noi' medychnoi' grupy za klasyfikacijeju Dzh. Tannera (Morphological value and anthropometric indices in students of special medical group classification J. Tanner) / K. A .

Bugajevs'kyj // Molodyj vchenyj. – 2016. – № 12.1 (40). – S. 117-121 .

4. Kolokol'cev M. M. Sravnitel'naja konstitucianal'naja harakteristika somatotipov u devushek 17–20 let s uchetom medicinskoj gruppy zdorov'ja (Comparative constitutional characteristics of somatotypes in girls aged 17-20 taking into account the medical group of health) / M. M. Kolokol'cev, O. M .

Lumpova // Vestnik IrGTU. – 2013. – № 9 (80). – S. 269–274 .

5. Logacheva G. S. Vysokoroslost' kak gigienicheskaja problema / (Tallness as a hygienic problem) G. S. Logacheva, A. G. Shhedrina // Medicina i obrazovanie v Sibiri. – T. 5. – 2009. – S. 19–23 .

6. Lopatina L. A. Antropometricheskaja harakteristika devushek po klassifikacii Dzh. Tannera (Anthropometric characteristics of girls according to the classification of J. Tanner) / L. A. Lopatina, N. P. Serezhenko, Zh. A. Anohina // Fundamental'nye issledovanija. – 2013. – № 12–3. – S. 504–508 .

7. Nikitjuk D. B. Indeks massy tela i drugie antropometricheskie pokazateli fizicheskogo statusa s uchetom vozrasta i individual'no-tipologicheskih osobennostej konstitucii zhenshhin (Body mass index and other anthropometric indicators of physical status, taking into account the age and individual-typological features of the constitution of women) / D. B. Nikitjuk, V. N. Nikolenko, S. V .

Klochkova, T. Sh. Minnibaev // Voprosy pitanija. – 2015. – № 4. – S. 47–54 .

8. Pavlova I. P. Morfofunkcional'nye osobennosti devushek v zavisimosti ot tipa jevoljutivnoj konstitucii (Morphofunctional features of girls depending on the type of evolutionary constitution) / I .

P. Pavlova, O. V. Filatova // Izvestija AltGU. –2014. – № 3 (83). – S. 66-69 .

9. Shhankin A. A. Svjaz' trohanternogo indeksa s antropometricheskimi pokazateljami zhenshhin 22 i 30 let (The connection between the trochanteric index and the anthropometric indices of women aged 22 and 30) / A. A. Shhankin, O. A. Kosheleva // Fundamental'nye issledovanija. – 2010. – № 11. – S .

138-140 .

10. Sharajkina E. P. O klassifikacii tipov teloslozhenija u zhenshhin (On the classification of body types in women) / E. P. Sharajkina // Morfologija. – 2004. – № 4. – T. 126. – S. 140 .

11. Kamierczak A. Ocena wybranych parametrw antropometrycznych wrd modziey akademickiej Poznania (Evaluation of selected anthropometric parameters among academic youth of Poznan) / A. Kamierczak, I. Bolesawska, A. Gwka, M. Dzicio, J. Przysawski // Bromat. Chem .

Toksykol. – XLV, 2012. – S. 1099–1104 .

12. aska-Mierzejewska T. Antropologia w sporcie i wychowaniu fizycznym (Anthropology in sport and physical education) / T. aska-Mierzejewska // Biblioteka Trenera, Warszawa, 2009. – 198 s .

–  –  –

Аннотация. В статье представлены результаты исследования, посвященного практическому применению популяционно-центрического метода соматотипирования и изучению значений ряда антропометрических и морфофункциональных показателей у студенток медицинского ВУЗа, при занятиях физической культурой. Цель исследования научной работы – определить особенности антропометрических и сомато-типологических характеристик при применении популяционно-центрического метода соматотипирования у данной группы студенток юношеского возраста, принявших участие в исследовании .

С учётом применении популяционно-центрического метода соматотипирования, было определено, что у данной группы студенток юношеского возраста, размеры ширины плеч значительно превышают значения ширины таза – тип фигуры, характерный для мужского телосложения. По результатам определения значений индекса относительной ширины костного таза (индекс морфии для женщин), при проведении соматотипирования по методике Б.А .

Никитюка – А.И. Козлова установлено, что у большей части студенток – 33 (68,77%) имеется узкий таз (стенопиэлия). Также определено, что среди студенток преобладают девушки с прямоугольной формой корпуса – 40 (83,33%), 5 (10,42%) студенток с трапецевидной формой и 3 (6,25%) – со средней формой корпуса. Установлено, что нормоэволютивный тип возрастной конституциональной эволюции организма определён лишь у 3 (6,25%) девушек-студенток исследуемой группы. Полученные, в результате проведённого исследования данные, имеют практическое применение в оценке результатов уровня индивидуального здоровья девушекстуденток и при проведений занятий по физическому воспитанию в ВУЗе .

Annotation. The article presents the results of a study devoted to the practical application of the population-centered method of somatotyping and the study of the values of a number of anthropometric and morphofunctional indices in female medical students in physical education. The purpose of the study of scientific work is to determine the features of anthropometric and somatotypological characteristics when applying the population-center method of somatotyping in this group of female students who took part in the study. Taking into account the application of the populationcentered method of somatotyping, it was determined that in this group of female students, the width of the shoulders significantly exceeds the width of the pelvis - the type of figure that is characteristic of the male physique. Based on the results of determining the values of the index of the relative width of the bone pelvis (the morphine index for women), while performing somatotyping according to the technique B.A. Nikityuk - A.I. Kozlov found that the majority of female students – 33 (68,77%) have a narrow pelvis (stenopyelia). It is also determined that girls with a rectangular body shape predominate among female students – 40 (83,33%), 5 (10,42%) female students with a trapezoid shape and 3 (6,25%) - with an average body shape. It is established that the normoevolytic type of the age-related constitutional evolution of the organism is determined only in 3 (6,25%) female students of the study group. The data obtained as a result of the research carried out have practical application in assessing the results of the level of individual health of female students and in conducting physical education classes at the university .

Ключевые слова: студентки, юношеский возраста, популяционно-центрический метод, морфологические индексные значения, антропометрические показатели, половой диморфизм, соматотипы, физическая культура .

Keywords: female students, adolescent age, population-centric method, morphological index values, anthropometric indicators, sexual dimorphism, somatotypes, physical culture .

Введение. Изучение вопросов, касающихся разнообразных изменений строения и функционирования организма человека, всегда является актуальным [1]. Это касается и молодых людей, в том числе и юношеского возраста (у девушек это период от 16 лет до 21 года) [2, 3], как переходного между периодом пубертата и началом первого репродуктивного возраста, временем когда, в основном, завершается формирование и происходит становление основных антропоморфических и морфофункциональных показателей и значений, как у юношей, так и у девушек [4, 5] .

Согласно мнения О.В. Калмина и соавт., (2010), «Актуальность выбора юношеского возраста для проведения мониторинга обусловлена тем, что данный возрастной период является стадией онтогенетического развития между подростковым возрастом и взрослостью и наиболее доступен и перспективен в плане выработки морфологических критериев диагностики нормы и патологии, а также разработки профилактических мероприятий» [4] .

Диагностика типа телосложения (соматотипа) является одним из немаловажных этапов работы при решении данных задач [4]. Та среда, в которой проживает человек, заставляет его организм адаптироваться к многочисленных экзогенным факторам, непосредственно влияющим на формирования особенностей строения и функционирования индивидуума. Это обуславливает формирование конституции и морфотипа человека [4] .

Конституция по определению Б.А. Никитюка, это «целостность морфолоических и функциональных свойств, унаследованных и приобретенных, относительно устойчивых во времени, определяющих особенности реактивности оранизма, темпы его индивидуального развития и материальные предпосылки способностей человека [2]. Поскольку типовые и конституциональные особенности строения и функции отражают индивидуальную изменчивость, постольку можно рассматривать их как основу характеристики индивидуального здоровья [2]. Соматический тип человека является комплексной морфологической оценкой, ориентированной на характеристику физического статуса и здоровья [2] .

Согласно мнения О.В. Калмина и соавт., 2010, «Соматотип служит морфологической характеристикой человека, являясь портретом обменных процессов в его организме [4]. Также трудно не согласиться с мнением Т.Н. Галкиной и О.В. Калмина, о том, что «анатомическим проявлением конституции служит соматотип, диагностирование которого, на основании данных измерения тела приблизило конституционологию к точным наукам. В структуре физического состояния людей, в порядке значимости, ведущим является соматометрический или антропометрический фактор [3] .

Цель исследования научной работы – определить особенности антропометрических и сомато-типологических характеристик при применении популяционно-центрического метода соматотипирования у данной группы студенток юношеского возраста, принявших участие в исследовании .

Задачи исследования – выявить и экспериментально доказать практичность использования популяционно-центрического метода соматотипирования и возможность его применения у девушек-студенток в юношеском возрасте .

Методы, организация исследований. Исследование проводилось в феврале-апреле 2017 года, с привлечением к участию в нём студенток I-IІІ курсов Запорожского государственного медицинского университета. Всего в исследовании приняло участие 48 девушек юношеского возраста при их занятиях физической культурой. Средний возраст студенток составил 19,29±0,23 года. Все они отнесены к юношескому возрасту. Нами, при проведении исследования, были использованы такие методы, как соматотипирование по методике Б.А .

Никитюка – А.И. Козлова. Для этого нами у девушек было проведено определение индекса морфии, с определением двух значений, сравниваемых и взаимосвязанных в соматотипах между собой – индекса относительной ширины плеч (ИОШП) и индекса относительной ширины таза (ИОШТ), или индекса морфии для женщин [1, 2, 4] .

Также нами определялись такого морфологического индексного значения, как тазоплечевого индекса (ТПИ). Определялись антропометрические показатели (длина и масса тела), линейные, широтные и охватные размеры (ширина плеч, ширина таза), ряд морфофункциональных индексных значений .

Результаты исследования и их обсуждение. В результате проведения антропометрических измерений, нами были получены следующие показатели: длина тела во всей группе соответствовала показателям среднего роста и составила 165,56±0,30 см [1-3, 5] .

Среднее значение массы тела в группе составило 57,45±1,18 кг. Среднее значение ИМТ составило 20,94±0,42 кг/см, что соответствует нормальным значениям этого индексного показателя [1-3, 5]. Индивидуальные показатели значений ИМТ в исследуемой группе студенток (n=48) представлено на рис. 1 .

Рис. 1. Распределение значений ИМТ в исследуемой группе Среднее значение ширины плеч (ШП) – биакромиальный размер у студенток составил 31,48±0,62 см, ширины таза (ШТ) – межгребневый размер (distancia cristarum) – 26,67±0,30 cм .

Обращает на себя внимание тот факт, что в группе средние размеры ШП значительно превышают значения ШТ. Девушки группы имеют широкие плечи и узкий таз – тип фигуры, характерный для мужского типа телосложения [1-3, 5]. Количество студенток, у которых ШП превысила ШТ во всей исследуемой группе составило 42 (87,5%), а с ШТ, больше ШП – лишь 6 (12,5%) студенток .

ИОШП (индекс морфии) определялся нами, как отношении ширины плеч к длине тела, умноженное на 100 [1-3, 5]. Его среднее значение в группе составило 20,27±1,00 см, что соответствует значениям. Полученные нами значения ИОШП в группе, представлены на рис. 2 .

Рис. 2. Значения индекса морфии (ИОШП) в исследуемой группе

ИОШТ (индекс морфии для женщин) определялся нами, как отношении ширины таза (межгребневый размер) к длине тела, умноженное на 100 [1, 2, 4, 5]. Его среднее значение в группе составило 16,11±0,19 см, что соответствует значениям метриопиэлии (средний таз) .

Полученные нами значения ИОШТ в группе, представлены на рис. 3 .

Рис. 3. Значения ИОШТ (индекс морфии для женщин) в группе

Обращает на себя внимание тот факт, что студенток со значениями метриопиэлии (нормальный таз) во всей исследуемой группе (n=48), всего лишь 3 (6,25%) студентки, при подавляющем количестве девушек со стенопиэлией (узким тазом). Интересным является факт, что среднее значение межгребневого размера костного таза студенток (dist. cristarum) составило 26,67±0,30 cм, при его физиологической норме в 28-29 см [1, 5]. Число девушек, с размерами distancia cristarum, меньшими физиологической (анатомической и акушерской) нормы составило 34 (70,84%), что косвенно указывает на наличие у этих девушек анатомически узкого таза (АУТ) .

Количество студенток, с размерами distancia cristarum, соответствующими норме в 28-29 см составило 10 (20,83%) и у 4 (8,33%) данный размер был на 1-2 см больше указанной нормы .

Тазо-плечевой индекс (ТПИ) определяли по формуле: ширина таза (см) х 100/ ширина плеч (см). Значение ТПИ до 69,9 характеризуют трапециевидный корпус,70,0-74,9– средний корпус, 75,0 и более – прямоугольный корпус (Хрисанфова Е.Н., Перевозчиков И.В., 1991) [1, 5]. Результаты, полученные в группе следующие: среднее значение ТПИ составило – 86,15±1,74, что соответствует прямоугольной форме корпуса у исследуемых студенток [1, 5] .

При рассмотрении индивидуальных показателей ТПИ студенток установлено, что среди них преобладают девушки прямоугольной формой корпуса – 40 (83,33%), затем следуют 5 (10,42%) студенток с трапецевидной формой корпуса и 3 (6,25%) – со средней формой корпуса .

С целью исследования особенностей конституционального типа возрастной эволюции организма у студенток в исследуемой группе, определялись значения трохантерного индекса (ТрИ) по методике В.Г. Штефко [1, 5-7]. Полученные данные и их распределение по типам возрастной эволюции представлены на рис. 4 .

Рис. 4. Показатели значений трохантерного индекса в группе Полученные значения ТрИ указывают на то, что в данной группе студенток, разнообразные нарушения конституционального типа возрастной эволюции организма определены у 45 (93,75%) студенток .

Выводы. Таким образом, приведенные выше результаты анализа взаимосвязи ряда анатомо-антропометрических и морфо-функциональных изменений у девушек-студенток, позволяют сделать следующие заключения: 1. С учётом результатов применения популяционно-центрического метода соматотипирования, установлено, что у данной группы студенток юношеского возраста, размеры ширины плеч значительно превышают значения ширины таза – тип фигуры, характерный для мужского телосложения .

2. По результатам определения значений индекса относительной ширины костного таза (индекс морфии для женщин), при проведении соматотипирования по методике Б.А. Никитюка

– А.И. Козлова установлено, что у большей части студенток – 33 (68,77%) имеется узкий таз (стенопиэлия) .

3. Среди студенток преобладают девушки с прямоугольной формой корпуса – 40 (83,33%), 5 (10,42%) студенток с трапецевидной формой и 3 (6,25%) – со средней формой корпуса .

4. Нормоэволютивный тип возрастной конституциональной эволюции организма определён лишь у 3 (6,25%) студенток исследуемой группы .

5. Полученные, в результате проведённого исследования данные, имеют практическое применение в оценке результатов уровня индивидуального здоровья девушек-студенток и при проведений занятий по физическому воспитанию в ВУЗе .

Перспективой дальнейших исследований является изучение имеющихся анатомоантропометрических и морфо-функциональных изменений в группе студенток с низкой и повышенной массой тела .

Литература .

1. Бугаевский К. А. Особенности таза, ряда антропометрических значений и морфологических показателей у волейболисток / К. А. Бугаевский // Збiрка матерiалiв мiжнародної науково-практичної конференцiї «Медична наука та практика на сучасному iсторичному етапi». – Київ. – 2016. – С. 20-25 .

2. Никитюк Д. Б. Индекс массы тела и другие антропометрические показатели физического статуса с учетом возраста и индивидуально-типологических особенностей конституции женщин / Д. Б. Никитюк, В. Н. Николенко, С. В. Клочкова, Т. Ш. Миннибаев // Вопросы питания. – 2015. – № 4. – С. 47–54 .

3. Галкина Т. Н. Антропометрические характеристики девушек-студенток медицинского института Пензенского государственного университета / Т. Н. Галкина, О. В. Калмин // Известия ВУЗов. Поволжский регион. Медицинские науки. – 2015. – № 1 (33). – С. 121–125 .

4. Калмин О. В. Популяционно-центрический метод соматотипирования как один из способов оценки физического развития лиц юношеского возраста Краснодарского края / О. В. Калмин, Ю. С. Афанасиевская, С. В. Самотуга // Кубанский научный медицинский вестник. – 2010. – № 2 (116). – С. 38-42 .

5. Хрисанфова Е. Н. Антропология: учебник / Е. Н. Хрисанфова, И. В. Перевозчиков. – 4-е изд .

– М.: Изд-во Моск. ун-та: Наука, 2005. – 400 с. : ил .

6. Павлова И. П. Морфофункциональные особенности девушек в зависимости от типа эволютивной конституции / И. П. Павлова, О. В. Филатова // Известия АлтГУ. –2014. – № 3 (83). – С. 66-69 .

7. Щанкин А. А. Связь трохантерного индекса с антропометрическими показателями женщин 22 и 30 лет / А. А. Щанкин, О. А. Кошелева // Фундаментальные исследования. – 2010. – № 11. – С. 138-140 .

References .

1. Bugaevskyj K. A. Osobennosty taza, rjada antropometrycheskyh znachenyj y morfologycheskyh pokazatelej u volejbolystok (Features of the pelvis, a number of anthropometric values and morphological indicators in volleyball) / K. A. Bugaevskyj // Zbirka materialiv mizhnarodnoi' naukovo-praktychnoi' konferencii' «Medychna nauka ta praktyka na suchasnomu istorychnomu etapi» .

– Kyi'v. – 2016. – S. 20 – 25 .

2. Nikitjuk D. B. Indeks massy tela i drugie antropometricheskie pokazateli fizicheskogo statusa s uchetom vozrasta i individual'no-tipologicheskih osobennostej konstitucii zhenshhin (Body mass index and other anthropometric indicators of physical status, taking into account the age and individual typological features of the constitution of women) / D. B. Nikitjuk, V. N. Nikolenko, S. V. Klochkova, T. Sh. Minnibaev // Voprosy pitanija. – 2015. – № 4. – S. 47 – 54 .

3. Galkina T. N. Antropometricheskie harakteristiki devushek-studentok medicinskogo instituta Penzenskogo gosudarstvennogo universiteta (Anthropometric characteristics of female students of the medical institute of the Penza State University) / T. N. Galkina, O. V. Kalmin // Izvestija VUZov .

Povolzhskij region. Medicinskie nauki. – 2015. – № 1 (33). – S. 121 – 125 .

4. Kalmin O. V. Populjacionno-centricheskij metod somatotipirovanija kak odin iz sposobov ocenki fizicheskogo razvitija lic junosheskogo vozrasta Krasnodarskogo kraja (Population-centric method of somatotyping as one of the methods for assessing the physical development of young people of the Krasnodar Territory) / O. V. Kalmin, Ju. S. Afanasievskaja, S. V. Samotuga // Kubanskij nauchnyj medicinskij vestnik. – 2010. – № 2 (116). – S. 38 – 42 .

5. Hrisanfova E. N. Antropologija: uchebnik (Anthropology: a textbook) / E. N. Hrisanfova, I. V .

Perevozchikov. – 4-e izd. – M.: Izd-vo Mosk. un-ta: Nauka, 2005. – 400 s. : il .

6. Pavlova I. P. Morfofunkcional'nye osobennosti devushek v zavisimosti ot tipa jevoljutivnoj konstitucii (Morphofunctional features of girls depending on the type of evolutionary constitution) / I .

P. Pavlova, O. V. Filatova // Izvestija AltGU. –2014. – № 3 (83). – S. 66 – 69 .

7. Shhankin A. A. Svjaz' trohanternogo indeksa s antropometricheskimi pokazateljami zhenshhin 22 i 30 let (The connection between trochanteric index and anthropometric indicators of women aged 22 and 30 years old) / A. A. Shhankin, O. A. Kosheleva // Fundamental'nye issledovanija. – 2010. – № 11. – S. 138 – 140 .

УДК/UDK 611.813.1-053.2/5

ВОЗРАСТНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ ТОЛЩИНЫ КОРЫ И СЛОЕВ В ДВИГАТЕЛЬНОЙ И

ЗРИТЕЛЬНОЙ ОБЛАСТЯХ КОРЫ БОЛЬШОГО МОЗГА ЧЕЛОВЕКА

Васильева В.А.1 - Кандидат биологических наук, ст. науч. сотрудник .

Павлычева Л.А.2 - Кандидат биологических наук, доцент, Шумейко Н.С.1 – Кандидат биологических наук, ст. науч. сотрудник .

Институт возрастной физиологии РАО, г. Москва .

Российский государственный университет физической культуры, спорта, молодёжи и туризма,

–  –  –

Аннотация. С помощью гистологических методик, морфометрии и статистического анализа в полях 4p, 6, 6op двигательной коры, в полях 17, 18, 19 зрительной коры полушарий большого мозга 89 человек от рождения до 20 лет в годовых интервалах изучали возрастные изменения толщины коры. Установлено, что в полях двигательной и зрительной областей большого мозга человека отмечается неравномерное изменение толщины коры и слоёв. Эти изменения происходят в различных зонах коры большого мозга человека неодинаково .

Annotftion. Using the histological techniques, morphometry and statistical analysis, age changes in areas 4p, 6, 6op of motor cortex, in areas 17, 18, 19 of visual cortex thickness were studied in human cerebral hemispheres of 89 individual aged from birth to 20 years with annual intervals. Found that in the fields of motor and visual areas of the large human brain indicated an uneven width change to crust and layers. This changes are occur in different areas of the human cerebral cortex unequally .

Ключевые слова: кора большого мозга, двигательная область, зрительная область, толщина коры, толщина слоёв Keywords: cerebral cortex, motor cortex, visual cortex, thickness of the crust, thickness of the layers Введение. Изучение двигательной активности человека невозможно без изучения структурных преобразований головного мозга на разных этапах онтогенеза. В управлении движением и координацией участвует не только двигательная кора, но и соматосенсорная, зрительная кора, мозжечок, а также многие рассеянные в других отделах коры очаги управления моторикой. При проведении современных морфофункциональных исследований головного мозга детей, подростков и юношей недостаточно внимания уделяется изучению сроков и темпов нарастания толщины коры в постнатальном онтогенезе С целью изучения особенностей структурных преобразований различных отделов мозга в процессе постнатального онтогенеза нами проанализированы микроструктурные изменения коры больших полушарий в двигательной (поля 4р, 6 и 6ор) и затылочной (поля 17, 18 и 19) областях. В задачу работы входило исследование показателей толщины коры и её слоёв в изученных полях большого мозга человека от рождения до 20 лет .

Методы исследования. Материалом исследования послужили 89 полушарий, преимущественно левых, головного мозга детей, подростков и юношей. Распределение материала проводилось в годовых интервалах. Парафиновые срезы мозга окрашивались крезиловым фиолетовым по Нисслю. С помощью окуляр-микрометра на фронтальных срезах на вершине извилины измеряли толщину коры, её отдельных слоёв и подслоёв. Для объективизации результатов математическая обработка данных по толщине коры и слоёв проводилась с помощью метода выравнивания эмпирических рядов по асимптотической функции [1] .

Результаты исследования и их обсуждение. Общим для всех полей двигательной зоны является то, что наиболее интенсивный рост коры в толщину в ходе всего онтогенеза осуществляется в первый год жизни, однако, темпы роста в разных полях различны. К моменту рождения наибольшая толщина коры отмечается в поле 4p, наименьшая – в поле

6.Значительное увеличение в толщину коры поля 4p отмечается от рождения до 3 месяцев. В поле 6 к 3 месяцам также наблюдается быстрый рост толщины коры, затем постепенное увеличение до 1 года. В поле 6op от рождения до 1 года наблюдается равномерный рост коры в толщину. В полях 4p и 6 темпы роста толщины коры выше в первом полугодии жизни, а в поле 6op – во втором полугодии. На 2-м году жизни величина годичных приростов толщины коры в изучаемых полях двигательной области постепенно уменьшается, хотя основной прирост наблюдается до 3 лет. К 7 годам годичные приросты заметно снижаются вплоть до 10 лет. По средним абсолютным значениям после 8 лет в поле 6op, после 9 лет в поле 4p и после 12 лет в поле 6 отмечается уменьшение толщины коры с последующими незначительными колебаниями до 20 лет. Такое же уменьшение ширины коры с одновременным увеличением плотности нейронов на единицу площади в ряде полей головного мозга наблюдали и другие исследователи [2, 3] .

Сопоставление теоретических кривых, рассчитанных методом выравнивания эмпирических рядов по асимптотической функции, позволяет сделать вывод, что наибольшая скорость роста толщины коры после рождения отмечается в поле 6. Толщина коры стабилизируется в поле 4р после 5, в поле 6 – после 8, в поле 6ор – после 9 лет. Значения индивидуальных показателей толщины коры близки к теоретическим во всех полях у новорожденных, а также до 2 лет и в 10лет в поле 4р, в 3-5 лет – в поле 6, в 5 и после 15 лет – в поле 6ор. В большей степени вариабельность толщины коры выражена в поле 6ор. Морфологическое созревание моторной зоны, фронтальных областей коры и мозжечка обеспечивают возрастающие год от года возможности для формирования всё более совершенных двигательных программ .

Рост коры в толщину в полях двигательной области осуществляется главным образом за счёт ансамблеобразующих III и V слоёв, толщина которых достигает максимальных величин в поле 6op к 8 годам, в поле 4p – к 9 годам, в поле 6 – к 12 годам. Прогрессивное развитие слоя III расценивается как признак того, что поля двигательной области выполняют высокие аналитикосинтетические функции [4, 5] .

Наибольшая скорость роста толщины III слоя отмечается в поле 4р от рождения до 3 лет, в полях 6 и 6ор – в первые пять лет, а стабилизация наступает в поле 4р после 6 лет, в поле 6ор – после 7 лет, в поле 6 – после 8 лет. Значения индивидуальных показателей близки к теоретическим в поле 4р в период от 3 месяцев до 5 лет, в 11-12, 14 и 17 лет; в поле 6 – у новорожденных, в 5-6 лет и 11 лет; в поле 6ор – у новорожденных, в 2 года и 5-6 лет. В V слое скорость роста его толщины менее значительна, но более продолжительна, чем в слое III, а разброс индивидуальных показателей во всех трёх полях довольно значителен и независимо от возраста они располагаются как выше, так и ниже теоретической кривой .

В зрительной области наиболее значительные изменения толщины коры в полях 17, 18 и 19 происходят в течение первого года жизни, хотя и с различной интенсивностью. В полях 17 и 18 наиболее интенсивный рост толщины коры отмечается от рождения до 6 месяцев (в 1,6 раза), а в поле 19 – от рождения до 1 года (в 1,7 раза). Толщина коры проекционного поля 17 уже к 3 годам достигает толщины коры взрослого, а полей 18 и 19 лишь к 7 годам. Сопоставление теоретических кривых, рассчитанных методом выравнивания эмпирических рядов по асимптотической функции, позволяет сделать вывод, что наибольшая скорость роста толщины коры после рождения отмечается в поле 19, а наименьшая – в поле 17. Значения индивидуальных показателей толщины коры во всех полях зрительной области близки к теоретическим в течение 1 года жизни и в период от 8 до 12 лет, а наибольший разброс отмечается от 3 до 5 лет, в подростковом и юношеском возрастах. Наиболее значительна вариабельность толщины коры в ассоциативном поле 19. Наибольшая толщина коры наблюдается в поле 19, наименьшая – в поле 17 .

Рост толщины коры зависит от роста слоев и подслоев. Интенсивность роста слоёв в различных полях неодинакова: она наиболее высока в IV слое поля 17 и III слое полей 18 и 19. При этом в первые три года жизни скорость роста IV слоя поля 17 выше, чем III слоя в полях 18 и 19 .

Толщина IV слоя в поле 17 стабилизируется после 6 лет, III слоя в полях 18 и 19 – после 8 лет .

Скорость роста V слоя во всех полях незначительна. Во всех изученных полях низкими темпами роста характеризуются I, II слои. Темпы роста слоев нижнего этажа коры (VI, VII) менее интенсивны и замедляются к 7 годам. Вероятно, к этому возрасту в основном завершается формирование распределенных сетей, обеспечивающих взаимосвязи коры больших полушарий с подкорковыми структурами .

В поле 17 толщина IV слоя у новорожденных составляет 30% по отношению к ширине коры, к 3 годам увеличивается до 38% и остается примерно на одном уровне до 20 лет. Слои I, III и V в поле 17 в процессе постнатального онтогенеза относительно суживаются и составляют соответственно 9,7%, 10,0%, 11,0%. Относительная толщина II, VI и VII слоев существенно не изменяется и составляет 9,0%, 11,05% и 12,0% соответственно .

В поле 18 толщина III слоя по отношению к общей толщине коры увеличивается от рождения до 20 лет c 33% до 39%. Толщина I, II, IV и V слоев нарастает примерно в 1,5 – 1,7 раза от рождения до 3 лет. Их относительная толщина существенно не изменяется в процессе онтогенеза и составляет : I слой - 10,0%, II – 8,0%, IV – 11,0%, V – 11,0%, VI – 12,0%. Слой VII относительно суживается (с 14% у новорожденных до 10,5% к 20 годам) .

В поле 19 толщина III слоя по отношению к общей толщине коры увеличивается от рождения до 20 лет с 33% до 37%. После 8 лет толщина слоев поля 19 стабилизируется. Относительная толщина I, II и IV слоев в период от рождения до 20 лет существенно не изменяется и составляет соответственно 10,0%, 8,0%, 11,0%. Слой V относительно суживается (с 16,4% у новорожденных до 12,0% к 20 годам), что также наблюдали Преображенская и Филимонов [6] .

Относительная толщина VI и VII слоев составляет 12,0%. Толщина зрительной коры характеризуется более низким уровнем вариабельности по сравнению с толщиной слоёв .

Индивидуальные различия в толщине IV слоя поля 17 и III слоя в полях 18 и 19 выражены сильнее, чем V слоя этих полей. Индивидуальная вариабельность толщины коры и слоёв наиболее выражена в период интенсивного роста – от рождения до 7 лет, наименее значительна в 8-12 лет и несколько нарастает в юношеском возрасте .

Выводы. Таким образом, в период от рождения до 20 лет в двигательной и зрительной областях коры большого мозга человека скорости роста толщины коры, слоёв и степень выраженности индивидуальной вариабельности по-разному проявляются в различных полях, что, вероятно, обусловлено их функциональными характеристиками. Из приведённых выше результатов исследования можно сделать следующие заключения: 1. В полях двигательной области наиболее интенсивное увеличение толщины коры наблюдается в различные месяцы первого года жизни и в основном завершается в поле 4p к 3 годам, в полях 6 и 6op – к 5 годам .

В полях зрительной области толщина коры наиболее значительно увеличивается в течение первого года жизни и завершается в поле 17 к 3 годам, в полях 18 и 19 – к 7 годам. 2. Рост коры в толщину осуществляется главным образом за счёт III и V слоёв, толщина которых достигает максимальных величин в поле 6op к 8 годам, в поле 4p – к 9 годам, в поле 6 – к 12 годам. В поле 17 зрительной области рост коры в толщину происходит в основном за счет IV слоя, а в полях 18 и 19 – за счет III слоя, толщина которых стабилизируется в поле 17 после 6 лет, в полях 18 и 19 – после 8 лет .

Литература .

1. Плохинский Н.А. Биометрия. – Новосибирск, 1961. – 364 с .

2. Rabinowicz Th., Louba G., Heumann D. Morphologic maturation of the brain: a quantitative study // Brain fetal and infant. Current Research on Normal and Annormal Development. – The Hague, Nijhoff, 1977, XIV. – P.28-53 .

3. Васильева В.А. Структурные преобразования зрительной коры головного мозга человека в онтогенезе // Новые исследования по возрастной физиологии. – М.: Педагогика, 1986. – №2 (27). – С. 32-37 .

4. Саркисов С.А. Развитие мозга ребёнка. – Л.: Медицина, 1965. – 396 с .

5. Кукуев Л.А. Структура двигательного анализатора (Эволюция, связи и роль в патологии мозга). – Л.: Медицина, 1968. – 279 с .

6. Преображенская Н.С., Филимонов И.Н. Затылочная область // Цитоархитектоника коры большого мозга человека. – М., 1949. – С. 240-253 .

References

1. Plohinskij N.A. Biometrija (Biometrics) / N.A. Plohinskij – Novosibirsk, 1961. – 364 s .

2. Rabinowicz Th., Louba G., Heumann D. Morphologic maturation of the brain: a quantitative study / Th.Rabinowicz, G.Louba, D.Heumann // Brain fetal and infant. Current Research on Normal and Annormal Development. – The Hague, Nijhoff, 1977, XIV. – P.28-53 .

3. Vasil'eva V.A. Strukturnye preobrazovanija zritel'noj kory golovnogo mozga cheloveka v ontogeneze (Structural transformations of the visual cortex of the human brain in ontogenesis) / V.A

Vasil'eva // Novye issledovanija po vozrastnoj fiziologii. – M.: Pedagogika, 1986. – №2 (27). – S. 32Sarkisov S.A. Razvitie mozga rebjonka (Development of the child's brain) / S.A Sarkisov – L.:

Medicina, 1965. – 396 s .

5. Kukuev L.A. Struktura dvigatel'nogo analizatora (Jevoljucija, svjazi i rol' v patologii mozga) (Structure of the motor analyzer (Evolution, connections and role in the pathology of the brain)) / L.A.Kukuev – L.: Medicina, 1968. – 279 s .

6. Preobrazhenskaja N.S., Filimonov I.N. Zatylochnaja oblast' (Occipital region ) // Citoarhitektonika kory bol'shogo mozga cheloveka / N.S Preobrazhenskaja, I.N. Filimonov – M., 1949. – S. 240-253 .

–  –  –

Аннотация .

В природе не существует единственной уникальной системы оздоровления. Из всего многообразия программ, человек находит наиболее эффективную для себя систему оздоровления .

Annotation .

In nature there is no single unique system of healing. From the variety of programs that a person finds most efficient system of improvement .

Ключевые слова: Программы оздоровления, тесты, методические рекомендации .

Keywords: Rehabilitation programs, tests, guidelines .

Введение. Наука о здоровье не имеет политических и государственных границ. В любой стране здоровье ценится как высшее благо. На просторах нашего бывшего Союза накоплен уникальный опыт оздоровительных систем .

Целью исследования стал сравнительный анализ советских оздоровительных систем .

Результаты исследования. Одной из действенных систем, является программа «1000 движений» академика Н.М. Амосова [1]. Николай Михайлович Амосов — советский и украинский кардиохирург, ученый-медик, литератор, автор новаторских методик в кардиологии, системного подхода к здоровью, создатель собственной оздоровительной программы. Проанализировав современные комплексы гимнастических упражнений, Н.М .

Амосов определил их общий недостаток — слишком малое количество движений для мышц тела, которые к тому же не дают нужного тренировочного эффекта. Физическая нагрузка в оздоровительных занятиях должна определяться по формуле: частота пульса удваивается по сравнению с покоем, но не превышает 150 уд./мин. Для тех, кто старше 40 лет, частота пульса не должна превышать 130 уд./мин). Уровень тренированности и масса тела не должны меняться с возрастом [1, 3]. Возрастные изменения основного обмена невелики вплоть до 70 лет. Следовательно, до 60 лет все изменения физиологических показателей — это следствие не возраста, а образа жизни, который приводит организм к детренированности и ожирению .

Поэтому нормы нагрузок в оздоровительных тренировках и показатели здоровья тридцатилетнего человека пригодны и для шестидесятилетнего. Сохранение здоровья напрямую связано с развитием личности. В основе развития личности лежат потребности .

Потребности зависят от инстинкта и сложных рефлексов. Чтобы сохранить здоровье, необходимо иметь позитивные мысли [5, 7] .

Для оценки деятельности функциональных систем Н. М. Амосов рекомендовал три простых теста: определение пульса в покое, проба с приседаниями и проба с подскоками .

Определение пульса в покое сидя у мужчин: реже 50 уд./мин — отлично; реже 65 уд./мин — хорошо; 65 — 75 уд./мин — посредственно; чаще 75 уд./мин — плохо. У женщин и юношей эти показатели примерно на пять ударов чаще .

Проба с приседаниями: в медленном темпе делают 20 приседаний, вытягивая руки вперед, сохраняя туловище прямым и широко разводя колени в стороны. Повышение количества ударов пульса после нагрузки на 25 % и менее — отлично, от 25 до 50 % — хорошо, 50 — 75 % — удовлетворительно, свыше 75% — плохо. Увеличение количества ударов пульса вдвое и больше указывает на чрезмерную детренированность сердца, его очень высокую возбудимость, что является предвестником заболевания .

Проба с подскоками: после предварительного подсчета пульса в положении стоя подпрыгивают на 5 — 6 см от пола 60 раз за 30 с, затем снова подсчитывают пульс, оценивая его так же, как и в пробе с приседаниями .

Методические рекомендации Амосова при занятиях оздоровительными упражнениями следующие .

1. Тренировочный эффект должен быть пропорционален продолжительности и тяжести упражнений .

2. Превышение нагрузок, приближение их к предельным может вызвать заболевание .

3. Важнейшее правило — постепенность при увеличении интенсивности и длительности нагрузок .

3. Наибольший оздоровительный эффект для суставов достигается при занятиях гимнастикой и спортивными играми .

4. Безопасность тренировки определяется равномерностью нагрузки, возможностью точного дозирования, отсутствием чрезмерных эмоций, возможностью в любой момент остановиться и отдохнуть .

4. Большое значение имеет степень интереса, который влияет на регулярность тренировки .

Акцент в упражнениях делается на позвоночник и развитие подвижности рук. Если бег на месте рассматривать как дополнительную нагрузку, то начинать следует с одной минуты и прибавлять по минуте в неделю — до 5 или до 10 мин. Кроме бега и комплекса физических упражнений рекомендуется хождение по лестнице (дневная норма — 600 ступенек за 6 мин) .

Необходима постепенность и осторожность в занятиях: начинать следует с 10 движений, а прибавлять по 10 движений в неделю. Каждое из физических упражнений необходимо делать в максимально быстром темпе по 100 раз. Комплекс включает 10 простых упражнений и выполняется за 25 мин .

Методика закалки-тренировки и система «Детка» П. К. Иванова. Порфирий Корнеевич Иванов — создатель оздоровительной и духовной системы [2, 4]. Он считал, что в организме каждого человека скрыты особые силы и возможности. Люди об этом не знают, но могут овладеть ими по своей воле и соответствующим методикам. Метод закалки-тренировки не только дает обычную закалку, но и пробуждает резервные возможности организма, поэтому человек может адаптироваться к любым неблагоприятным условиям, а также предупреждать и побеждать любые болезни. П. К. Иванов считал неэффективным постепенное приучение организма к неблагоприятным внешним условиям и комплексы физических упражнений .

Главное в его методе — психотехнические приемы пробуждения, развития и сознательного управления внутренними силами и способностями нервной системы, особенно ее резервами и механизмами обогревания и иммунитета .

Источником энергии для человека Иванов считал природу, рекомендовал чаще ходить босиком по земле (снегу), выходить в лес, парк, купаться по возможности в естественных водоемах или обливаться водой, стоя босиком на земле и получая энергию земли и солнца. В результате человек может познать и использовать для укрепления своего здоровья различные условия и силы природы: воздух и воду, земную кору, атмосферное электричество, дождь, холод, солнце, ветер, град и снег. Важным в своей системе П. К. Иванов считал позитивное отношение к людям и жизни, отказ от вредных привычек [6] .

Эффект закалки-тренировки, по мнению Иванова, наступает после полного курса закалки, т. е. через год, но первые значительные успехи можно получить уже после 30 ч и даже моментально. Это зависит от индивидуальных особенностей каждого человека .

Система «Детка» П. К. Иванова включает следующие положения .

1. Два раза в день купайтесь в холодной природной воде (в озере, речке, ванной), принимайте душ или обливайтесь. Горячее купание завершайте холодным .

2. Перед купанием или после него, а если возможно, то и совместно с ним выйдете на природу, встаньте босыми ногами на землю (зимой — на снег) хотя бы на 1 — 2 мин. Вдохните через рот несколько раз воздух и мысленно пожелайте себе и всем людям здоровья .

3. Не употребляйте алкоголя и не курите .

4. Старайтесь хотя бы раз в неделю полностью обходиться без пищи и воды с пятницы 18.00 —

20.00 до воскресенья 12.00. Если трудно, держитесь хотя бы сутки .

5. В 12.00 воскресенья выйдите на природу босиком и несколько раз подышите и помыслите позитивно, после этого можно есть все, что нравится .

6. Любите окружающую природу. Не сплевывайте и не выплевывайте ничего. Привыкните к этому .

7. Здоровайтесь со всеми везде, особенно с людьми пожилого возраста .

8. Помогайте людям чем можете, особенно бедным, больным, обиженным, нуждающимся .

Делайте это с радостью. Отзовитесь на чужую нужду душой и сердцем — приобретете друга .

9. Победите в себе жадность, лень, самодовольство, стяжательство, страх, лицемерие, гордость .

Верьте людям и любите их. Не говорите ни о ком несправедливо и не принимайте близко к сердцу недобрых мнений об окружающих .

10. Освободите свою голову от мыслей о болезнях, недомоганиях, смерти. И в этом будет ваша победа .

Система естественного оздоровления Г. С. Шаталовой. Одной из первых в нашей стране Галина Сергеевна Шаталова — врач-нейрохирург, кандидат медицинских наук, академик; учитель здорового образа жизни, автор системы естественного оздоровления (СЕО) — ввела понятие «идеально здоровый человек» и обосновала практически и теоретически показатели такого человека .

Идеально здоровый человек может много физически и умственно работать, длительно обходиться без воды и пищи, закален и легко терпит резкие колебания погоды, активно живет намного дольше обычного человека. А главное, такой человек обязательно доброжелателен (прямая связь с физическим здоровьем) и сознателен. Духовное здоровье ставится Г. С .

Шаталовой на первое место. Идеально здоровым может быть только человек, живущий по естественным природным законам .

Цель системы естественного оздоровления Г. С. Шаталовой — возвращение человека к предписанному природой образу жизни с учетом современных условий, предупреждение заболеваний. Шаталова постоянно напоминает: система естественного оздоровления — это профилактика заболеваний, а не самолечение; лечением болезней, особенно запущенных, должны заниматься специалисты .

Система естественного оздоровления (СЕО) основана:

• на многолетней практике профессионального врача и собственном опыте оздоровления, личных уникальных научных исследованиях и экспериментах по изучению здоровья человека, особенно питания (видовое питание, показатели абсолютно здорового человека и др.);

• изучении и обобщении трудов ученых одной из самых передовых в мире старой русской школы физиологии (И. И. Сеченов, И. П. Павлов, К. М. Быков, А. А. Ухтомский, Л. А. Орбели, В. И. Вернадский, А. Л. Чижевский и др.), а также трудов и открытий советских ученых (А. М .

Углов, М. И. Волский и др.);

• творческом использовании для современных условий древнейших учений о здоровье человека, особенно восточных (аюрведа, йога, цигун и др.);

• критическом осмыслении опыта крупнейших зарубежных целителей, лечивших естественными методами (Шелтон, Ниши, Озава и др.);

• опыте отечественных народных целителей .

Главной идеей СЕО является утверждение неразрывного единства человека и природы, необходимости следовать природным законам .

Болезнь, по Шаталовой, есть нарушение связи «человек—природа», выход организма человека за пределы естественных условий его саморегулирования. Лечение болезни состоит в первую очередь в восстановлении этой связи. Человек в системе естественного оздоровления рассматривается целостно, подчеркивается единство в нем физического, психического и духовного начал. Шаталова утверждает: лечить надо всего человека, а не болезнь, т. е .

причину, а не следствие .

В СЕО Г. С. Шаталовой выделяются следующие основные направления .

1. Достижение положительного психического настроя стоит на первом месте. Для этого человек должен, прежде всего, ясно понимать свои цели и задачи, быть образованным в вопросах здорового образа жизни, в качестве практических упражнений применять различные виды медитации, аутогенной тренировки .

2. Движение означает физически активную жизнь в любом возрасте, которую обеспечивает выполнение специальных упражнений (суставная гимнастика, бег, ходьба и др.) .

3. Дыхание, или специальные упражнения для дыхания, предполагает обучение правильному дыханию .

4. Закаливание— это выполнение специальных закаливающих процедур .

5. Целебное питание имеет в виду переход на в и д о в о е п и т а н и е (термин Шаталовой), данное человеку природой. Основной рацион: овощи, крупы, зерновые и как дополнение фрукты, орехи, мед. Полный отказ от животной пищи. Переход в идеале на двух- и даже одноразовый прием пищи в день. Нормальный объем пищи на один прием по СЕО значительно меньше, чем рекомендован официальной медициной. Употребление только натуральных, цельных продуктов и свежеприготовленных блюд .



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |



Похожие работы:

«Положение II международного конкурса баянистов и аккордеонистов "AccoPremium 2018" Международный конкурс "AccoPremium", созданный белорусским баянистом, солистом Гомельской областной филармонии, победителем всероссийских и международных конкурсов Трофимом Антипов...»

«УДК 796.01:642.5 лифановская е. в., бакалавр Голубева Т. Б., канд. техн. наук, доц. УслУГи ЭкоПиТаНиЯ ПредПриЯТиЙ сеЗоННЫХ видов сПорТа 1 Рассмотрена проблема внедрения экоконцепции на предприятия общественного питания, расположенные на локациях сезонных видов спорта Свердловской области. Преимущества предложенного размещения: о...»

«ценностей. Следовательно, дипломатия представляется наиболее действенным инструментом, который регулирует совместный диалог между различными цивилизационными моделями, в качестве альтернативного способа по разрешению конфликтов. Список литературы...»

«АДМИНИСТРАЦИЯ ГОРОДА ПЕРМИ ПРИКАЗ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ КОМИТЕТА ПО ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЕ И СПОРТУ 24.05.2018 № СЭД-059-15-01-03-94 Ъ присвоении и подтверждении ' спортивного разряда В соответствии с Федеральным законом о...»

«Календарь событийных мероприятий Новогрудского района на 2019 год Kalendarz wydarze okolicznociowych w powiecie Nowogrdzkim na rok 2019 Newsworthy events in Novogrudok district in 2019 ЯНВАРЬ/ JANUARY/ STYCZE Январь V духовно-просветительская акция "Рождественские встречи" (агрогородки Новогрудского...»

«Мокрый В. Ю. Культурологические особенности преподавания дисциплины "Информатика" студентам УДК 378.14 DOI 10.23951/1609-624X-2018-3-91-96 КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПРЕПОДАВАНИЯ ДИСЦИПЛИНЫ "ИНФОРМАТИКА" СТУДЕНТАМ ГУМАНИТАРНОГО ВУЗА В. Ю. Мо...»

«Вестник ТГПУ (TSPU Bulletin). 2018. 5 (194) УДК 811.111 DOI 10.23951/1609-624X-2018-5-20-27 КОМПОЗИЦИОНАЛЬНОСТЬ СЛОВОСОЧЕТАНИЙ С ПРИЛАГАТЕЛЬНЫМ FAKE: КОГНИТИВНЫЕ АСПЕКТЫ Т. И. Семенова Иркутский государственный университет, Иркутск Проведено исследование атрибутивно...»

«Науковий часопис НПУ імені М.П. Драгоманова Випуск 5 К (86) 2017 Наприклад, сприяють у кар’єрному рості тільки тим, котрі не курять, роздають абонементи у фітнес-центри та ін. Сучасна людина грамотна та інформована пр...»

«Областное государственное бюджетное профессиональное образовательное учреждение "Ульяновский техникум питания и торговли" РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК Для специальностей 43.02.15. Поварско...»

«Theory and history of culture 57 УДК 008 Publishing House ANALITIKA RODIS (analitikarodis@yandex.ru) http://publishing-vak.ru/ Корючк ина Пол ина Сергеевна Этнический образ в пространстве современной медиакультуры Корючкина Полина Сергеевна Аспирант, Уральский федеральный универ...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "БЕЛГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ" (НИУ "БелГУ") ИНСТИТУТ МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ ПОДГОТОВИТЕЛЬНЫЙ ФАКУЛЬТ...»

«200 КУЛЬТУРОЛОГИЯ Т. Ю. Быстрова УДК 712 + 316.74 + 929 Хааг CОцИОКуЛьТуРНыЕ АСПЕКТы ЛАНДШАФТНОГО ПАРКА НА БыВШЕЙ ПРОМыШЛЕННОЙ ТЕРРИТОРИИ: ТВОРЧЕСТВО РИЧАРДА ХААГА* В статье исследован ландшафтный парк Gas Works Park (GWP), созданный во второй половине XX в. в Сиэтле ландшафтным архитектором Ричардом Хаагом как первый индустриальный...»

«УДК 582.734.3 А.С. Бахтаулова1, Б. Бекманов2, Ж.Ж. Канагатов1 Жетысуский государственный университет им. И. Жансугурова, Талдыкорган, Казахстан; Институт общей генетики и цитол...»

«"УТВЕРЖДАЮ" Первый заместитель министра физической культуры и спорта Краснодарского края _ С.А. Мясищев ПОЛОЖЕНИЕ о проведении IX летней Спартакиады учащихся Кубани 2019 года ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 1.1.1. IX летняя Спартакиада учащихся Кубани 2019 года (далее Спартакиада) проводится в целях реализации государственн...»

«Андрей Янкин Создатель и руководитель эдъюкэйтмент кампуса "Mediademia" (2014) Продюсер, Член Национальной ассоциации продюсеров и кураторов (с 2012 года) Тьютор факультета (ФДИО) Дополнительного и Инновационного образования (Faculty...»

«Тема занятия: "Путешествие в край Народных промыслов" Класс: 4 Предмет: внеурочное занятие "Народные промыслы" Тип занятия: урок обобщения и систематизации знаний о народных промыслах.Цели: систематизировать знания о народных промыслах, составить карту изученных народных промыслов;...»

«k-038418 к -0 3 8 4 1 8 Е08ВРАТИТЕ КНИГУ IIE Ш5ВЖЕ обозначенного здесь срока М т. 3 5" 199" г.т. 5000 v c g -i 5 •. О Министерство культуры и по делам национальностей Чувашской Республики Национальная библиотека Чувашской Республики ДО М А Ш Н ЯЯ БИБЛИ ОТЕКА БРАТЬЕВ ТАЛАН...»

«ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА Философия Мямешева, Галия Хамзеевна. Философияны оыту дістемесі: Теориясы мен тжірибесі [Мтін] : оу-дістемелік рал / Г. Х. Мямешева ; л-Фараби атын. азУ. Алматы : аза ун-ті, 2017. 131, [1] б. Библиогр.: 128-130 б. Рыскиева, Айымжан буызы. Дстрлі трік дниетанымыны рміздік универсу...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.