WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

«Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования «Южно-Уральский государственный университет (национальный исследовательский университет)» Институт ...»

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Федеральное государственное автономное образовательное учреждение

высшего образования

«Южно-Уральский государственный университет

(национальный исследовательский университет)»

Институт лингвистики и международных коммуникаций

Кафедра лингвистики и перевода

ДОПУСТИТЬ К ЗАЩИТЕ

Заведующий кафедрой,

д.филол.н., доцент _______________ /Т.Н. Хомутова/

ЛИНГВОКУЛЬТУРНЫЙ АНАЛИЗ ЗАИМСТВОВАННОЙ ЛЕКСИКИ

АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА КАК ОТРАЖЕНИЕ МЕЖКУЛЬТУРНОГО

ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ (НА ПРИМЕРЕ ЛСГ «ПРЕСТУПЛЕНИЕ)

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

ЮУрГУ – 45.03.02.2018.887.ВКР Руководитель, к.филол.н., доцент _______________ /Е.А. Дамман/ «____» ________________ 2018 г .

Автор студент группы ЛМ-431 _______________ /Г.Е. Евстаров/ «____» ________________ 2018 г .

Нормоконтролер, к.филол.н., доцент _______________ /О.И. Бабина/ «____» ________________ 2018 г .

Работа защищена с оценкой _____________________________

«____» ________________ 2018 г .

Челябинск ОГЛАВЛЕНИЕ Введение

Глава 1 Теоретические основы исследования

1.1 Роль иноязычных заимствований в английском языке

1.1.1 Иноязычные заимствования как языковой феномен

1.1.2 Заимствования из кельтских языков

1.1.3 Заимствования из латинского языка

1.1.4 Заимствования из древнескандинавского языка

1.1.5 Заимствования из французского языка

1.2 Лексико-семантические группы слов

1.3 Предмет и значение лингвокультурологии

1.3.1 Место лингвокультурологии в системе наук

1.3.2 Объект лингвокультурологического исследования

1.3.3 Методология и методы лингвокультурологии

1.4 Гипотеза лингвистической относительности

Выводы по главе 1

Глава 2 Ассимиляция иноязычных заимствований

2.1 Вхождение иноязычных заимствований в английскую лингвокультуру.. 29

2.2 Употребление французских заимствований

2.2 Употребление латинских заимствований

Выводы по главе 2

Заключение

Библиографический список

ВВЕДЕНИЕ Данная работа посвящена изучению иноязычной лексики в лингвокультурном аспекте, а также взаимодействию языковых, концептуальных картин мира, анализ которых является одним из наиболее значимых направлений в современной лингвистике .

Выявление специфики лингвокультурного компонента, исследование развития языковой картины мира и межкультурной коммуникации посредством изучения заимствованных слов и концептов позволяют открыть новые перспективы в изучении взаимодействия языка, культуры и мышления .

В условиях интенсивного расширения языковых контактов, взаимодействия различных лингвокультур заимствованная иноязычная лексика представляет собой одну из важнейших проблем в кругу лингвистических исследований. В настоящей работе проводится анализ иноязычных лексических единиц английского языка, заимствованных из латинского и французского языков в XII – XIV вв., то есть во время складывания английской языковой картины мира. Этим и определяется актуальность данной работы .

Проблеме заимствования уделяли и уделяют большое внимание многие лингвисты. Рассматривались классификации заимствований на различных этапах вхождения лексики, процессы их адаптации в языке – реципиенте. В данной работе иноязычная лексика изучается в лингвокультурологическом аспекте: рассматривается время заимствования, форма заимствования, исходное значение и этимология .





Объектом настоящего работы является заимствованная лексика английского языка .

Предметом – процессы и результат усвоения латинских и французских заимствований в процессе формирования английской языковой картины мира .

Материалом нашей работы послужили заимствования лексикосемантической группы (далее – ЛСГ) «Преступление» в тексте Библии Джона Уиклифа .

Цель данной работы состоит в исследовании взаимодействия различных картин мира, пришедшегося на период становления английской письменной культуры, на материале заимствованных культурем, а также исследование иноязычной лексики с точки зрения лингвокультурологического подхода .

Учитывая цели работы необходимо решить следующие задачи:

1. Исследовать инокультурное влияние на развитие английской языковой картины мира

2. Составить список иноязычных заимствований соответствующей ЛСГ методом выборки

3. Установить источники заимствований иноязычной лексики в английском языке

4. Выявить экстралингвистическую обусловленность заимствованной лексики

5. Проанализировать иноязычную лексику на предмет ассимиляции .

В соответствии с поставленными задачами в работе использованы следующие методы исследования:

1. Методика сплошной выборки;

2. Сравнительно-сопоставительный метод;

3. Элементы статистического метода;

4. Метод этимологического анализа .

Новизна данной работы состоит в оригинальности подхода к изучению иноязычной лексики. Проанализирована лексико-семантическая группа «преступление» в английском языке, выявлены средства её объективации при помощи заимствованных лексических единиц. Уникален и сам период заимствования: период складывания английской лингвокультуры .

Теоретическая значимость работы обусловлена детальной классификацией иноязычной лексики, ЛСГ «преступление». Исследование лингвистических проблем в соотношении с культурными и социокультурными теориями позволяет использовать результаты работы для дальнейшего исследования проблемы взаимодействия языка, культуры и мышления. Более того, в дальнейшем можно предположить составление словаря иноязычной заимствованной лексики английского языка .

Практическая значимость работы состоит в возможности использования результатов исследования в практике преподавания английского языка, при разработке лекционных курсов и составлении учебных пособий по истории языка, страноведению, лингвокультурологии и теории перевода .

ГЛАВА 1 ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

1.1 Роль иноязычных заимствований в английском языке 1.1.1 Иноязычные заимствования как языковой феномен Лексический состав языка – это сложная система, отдельные элементы которой тесно взаимосвязаны и взаимообусловлены. Современная лингвистическая наука под системой понимает «множество языковых элементов любого естественного языка, находящихся в связях друг с другом, которое образует определенное единство и целостность» [20, с. 452] .

Лексический состав английского языка, содержащий очень большое число заимствований, сам по себе является наглядной демонстрацией межкультурного взаимодействия, имевшего место на территории Британии в течение нескольких веков. Заимствования в разных языках по-разному влияют на обогащение словарного состава. В некоторых языках они не оказали определяющего влияния на словарный состав языка, в других же напротив – заимствования, осуществлённые в разные исторические эпохи, имели столь существенное влияние на словарный состав языка, что даже служебные слова, например, местоимения и предлоги, заимствованные из других языков, вытесняли исконные служебные слова. Так как процесс заимствования является присущими для каждого языка и неотъемлемыми для лексического состава английского языка в частности, эта тема сохраняет свою актуальность и имеет достаточно материала и для рассмотрения и исследования. Поскольку живой язык – постоянное развивающееся явление, то совершенно естественным является то обстоятельство, что язык обогащается чем-то новым, отбрасывает лишнее и ненужное .

Языковые заимствования представляют особый пласт лексики как с точки зрения процессов номинации, так и с точки зрения мотивированности .

Заимствования являются одним из возможных ответов на потребности номинации, возникающие в результате языковых контактов и расширения опыта данного языкового коллектива под влиянием других языков [17, с.324]. Кроме того, заимствования представляют собой определенную экономию языковых усилий при порождении речи, так как для заполнения номинативных лакун, возникших в данном языке, используются готовые единицы чужого языка. В то же время потеря прежних ассоциативных связей, существовавших в языке, из которого они заимствованы, возможно влечет за собой и потерю мотивированности, присущей данным словам в языке источнике, что соответственно вызывает существенные трудности при распознавании их смысла в процессе восприятия речи [21, с.106]. По нашему мнению, причиной этого является то обстоятельство, что связь с мотивирующим словом не осознаётся говорящим как актуальная .

Заимствованные приблизительно из 50 языков мира лексические единицы составляют более 70% словарного состава английского языка и включают пласты лексики, заимствованные в различные исторические эпохи и под влиянием различных – исторических, географических, социальных, экономических, культурных и т.д. – условий развития и существования английского языка. Будучи результатом длительного исторического взаимодействия языков, заимствование как процесс и заимствование как результат этого процесса представляют собой значительный интерес для истории языка, в рамках которой получают детальное освещение причины заимствований и языки-источники заимствований, пути, формы и типы языковых заимствований, а также те преобразования, которые претерпевает заимствованное слово в языке, его заимствовавшем [20]. В науке заимствование определяется, как переход элементов одного языка в систему другого языка в следствии более-менее длительных контактов между этими языками под влиянием интра- и экстралингвистических факторов [13, с.102] .

Заимствования интересны не только тем, какое влияние они оказывают на системное устройство лексики данного языка, а также своим особым, в случае сохранения ряда генетических характеристик, статусом в заимствовавшем их языке, но и тем влиянием, которое они оказывают на формирование языковой картины мира носителей данного конкретного языка .

Это влияние наиболее очевидно тогда, когда в процесс заимствования вовлекаются не только отдельные единицы, но целые группы слов, между которыми в языке-источнике существовали определенные семантические отношения. Под семантическими следует понимать группы слов, объединённые общностью предметно – семантической сферы, например, заимствования из французского языка, связанные со сферами законодательства, военного дела, религии и юриспруденции .

Одним из случаев, когда наличие связей между словами в языкеисточнике остаётся релевантным и для заимствующего языка, являются деривационные связи. Значительное число заимствований английского языка оказываются в языке-источнике генетически производными и характеризуются структурно-семантической зависимостью и выводимостью .

Для примера возьмём следующие лексемы: fraud «мошенничество» (от лат .

fraudem – (acc.sing.) от fraus, fraudis «ложь, коварство, обман») и fraudulent «мошеннический» (от лат. «лживый, коварный») .

fraudulentus Вышеприведённый пример наглядно демонстрирует, что при условии заимствования обоих членов таких словообразовательных пар деривационные отношения между ними сохраняются и в заимствующем их языке .

Рассматривая вопрос изменения лексического состава английского языка при переходе от древнеанглийского к среднеанглийскому и современному английскому, сопровождавшийся исчезновением многих исконных слов и появления на их месте заимствований, по нашему мнению, следует обратить внимание на некоторые немаловажные обстоятельства. Во всех языках происходит обычный процесс отбрасывания слов, обозначавших архаичные реалии. Такие слова перемещаются в разряд архаизмов. В отдельных случаях подобные слова могут ещё длительное время бытовать в языке за счёт литературного употребления, несмотря на функциональную и жанровую ограниченность. Особенность истории английской лексики заключалась в том, что слова, принадлежавшие к вышеуказанному типу, исчезли почти мгновенно. После нормандского завоевания Англии в 11 веке, ознаменовавшего переход от древнеанглийского к среднеанглийскому языку произошло не только переустройство государственных и общественных институтов, но и «оборвалась литературная эпическая традиция, где могли бы сохраниться англосаксонские архаизмы» [21]. Данное обстоятельство, по нашему мнению, указывает на исключительную восприимчивость языка к иностранным заимствованиям во время складывания общенационального наддиалектного языка и, соответственно, общенациональной картины мира .

Поскольку объектом настоящего исследования является лексика английского языка, мы находим целесообразным дать краткое описание лексического состава английского языка в диахроническом аспекте, а также описать процессы заимствования английским языком иноязычной лексики. С нашей точки зрения, это позволит составить общее представление о складывании английской языковой картины мира, и о тех факторах, которые повлияли на её развитие. «Своеобразие и неповторимость национальных языковых картин мира связана, прежде всего, с лексикой» [24]. Именно диахронический аспект способен наиболее наглядно показать динамику развития английской лингвокультуры на примере адаптации ею иноязычных заимствований .

1.1.2 Заимствования из кельтских языков В середине 5 столетия кельтское население бывшей римской провинции Британия, отвыкшее от военного дела и нуждавшиеся в защите от грабительских набегов северных племён пиктов, обратилось за защитой к германским племенам с континента. Племена англов, саксов и ютов стремительно переселяются в Британию, основывая свои королевства: саксы

– Эссекс, Сассекс и Уэссекс; англы – Восточная Англия, Мерсия и Нортумбрия; юты – Кент. Традиционная историография именует семь германских королевств. Британии термином «Гептархия» [9] .

Прибывшие с континента воинственные и агрессивные германские народы частично ассимилируют бриттов, или же вытесняют кельтское население из их исконных областей, заставляя последних мигрировать на территорию современных Уэльса, Шотландии, Корнуолла, Ирландии. Часть бриттов переселяется на континент, избирая местом своего жительства полуостров Арморика, который с тех пор носит название «Бретань» .

Языковые и межкультурные контакты между кельтами и англосаксами сводились к подчинению первых последним, и растворению кельтского элемента в англо-саксонской этнокультурной среде [9]. Доля заимствований из кельтских языков весьма незначительна и не представляет интереса для нашего исследования .

1.1.3 Заимствования из латинского языка В эпоху средневековья почти все языки европейского географического ареала испытали сильнейшее влияние латинского языка. Несмотря на формальный конец существования Западной Римской Империи в 476 г., латынь продолжала сохранять доминирующее положение в языковой сфере на территории бывших провинций. Данное обстоятельство было обусловлено сильнейшим влиянием христианской веры и духовенства западной церкви во многих сферах человеческой жизни: священники и монахи обладали безусловной монополией на учёность и часто выполняли функции писцов и секретарей при дворах европейских правителей, многие из которых к тому времени ещё были неграмотными. Духовное, а с возникновением университетов, и светское образование полностью основывалось на изучении классического античного наследия и Священного Писания, написанного на латинском языке. Кроме того, языковая монополия латинского языка подкреплялась за счёт неразвитости других языков. В эпоху раннего средневековья – во время, так называемых, «тёмных веков» – выделившиеся из народной латыни романские языки ещё недостаточно окрепли и не могли претендовать на роль полноценных средств коммуникации; что касается германских языков, то они так же не могли соперничать с латинским языком в силу своей диалектной раздробленности, синтаксической и морфологической неразвитости. Таким образом, латинский язык, даже будучи мёртвым, не переставал оказывать влияние на живые европейские языки [5, с.78] .

Германцы заимствовали некоторые латинские слова ещё в период своего пребывания на континенте в ходе торговых контактов с Римом. Они составляют так называемый первый слой латинских заимствований. Сюда относятся слова, связанные, в основном с бытовой сферой и торговлей: wine (лат. vinum), pear (лат. pira), chalk (лат. calcium). Это – первый слой латинских заимствований [10, с.18]. Ещё один слой латинских заимствований был включён в состав английского языка после прибытия англосаксов в Британию в 5 веке. Благодаря принятию христианства английский язык обогатился новыми латинскими словами, относящимися, в основном, к области религии и школьного образования: priest, vicar, altar, mass, church, bishop, pope, nun, angel, mass, school и др. Были заимствованы и слова, относящиеся к бытовой сфере: fork, spade, chest, spider, school, tower, plant, rose, lily, circle, paper, sock, mat, cook. Кроме того, по латинским образцам создавались кальки из английских словообразовательных элементов .

Например: gdspell – от лат. evanglium. Это – второй слой латинских заимствований [10, с.18] .

Нормандское завоевание установило тесные связи между духовенством Англии и других католических стран Европы, прежде всего Франции и Италии. Изучению латинского языка уделяли много внимания. Многие церковные писатели того времени, писавшие на латинском языке, были англичанами по рождению. На латыни составляли официальные документы, писали исторические сочинения. Латинские книжные слова проникали в английский язык как путём непосредственного заимствования, так и через французский язык. Однако, число заимствованных слов латинского происхождения в среднеанглийский период сравнительно невелико по сравнению с новоанглийским периодом .

Наступление эпохи Возрождения ознаменовало собой новый, теперь уже третий приток латинских слов в английский язык. Это было связано с возрождением интереса к классической древности и наступлением эпохи гуманизма. Среди образованных людей пробуждается интерес к классической греческой и римской литературе. Впрочем, латинизмы попрежнему воспринимались основной массой населения как чуждые слова, принадлежащие к лексикону учёных и представителей духовенства .

Известно, что из 240 165 слов, содержащихся в Оксфордском словаре английского языка, приблизительно половина относится к учёным словам, большинство из которых проникло в английский язык из латинского или из греческого через латинский [5, с.169]. Характерной особенностью этого процесса заимствования книжных латинизмов стало то обстоятельство, что более старые заимствования из французского языка либо заменялись латинскими словами, либо подвергались латинизации. Например: ср.англ .

egal – н.англ. equal (лат. equalis); ср.англ. faute – н.англ. fault (лат. falta);

ср.англ. vedtit – н.англ. verdict (лат. verdict). В некоторых случаях этимология была определена ошибочно: например, в написание слова iland была вставлена буква s по аналогии со словом isle (совр. фр. le, лат. insula) .

Данный процесс, именуемый в научной литературе «этимологизацией написания» обусловлен рациональным, критическим восприятием языка, что являлось отражением господствовавших в эпоху Ренессанса взглядов [10] .

С развитием английского национального языка процесс заимствования латинизмов не пошёл на убыль. Напротив, реализуя свою потребность в расширении словарного состава, английский язык заимствовал множество латинских слов для восполнения недостающих элементов семантических пар .

Рассмотрим несколько примеров. head – capital; tongue – lingual; brother – fraternal; finger – digital [5]. Данное явление, в основном, касалось прилагательных и было обусловлено снизившейся словообразовательной деривационной продуктивностью английского языка .

Следует обратить внимание на то обстоятельство, что в ходе Реформации 16 века по мере вытеснения латинского языка из сфер его привычного функционирования – т.е. религии, делопроизводства, книгопечатания – поток латинских заимствований ничуть не сокращается, а, напротив, увеличивается. Доля латинских заимствований в английском языке насчитывает приблизительно 29 процентов [2] .

1.1.4 Заимствования из древнескандинавского языка В конце 8 века восточное побережье Англии начинает подвергаться грабительским набегам викингов, которые приплывали на своих драккарах с побережья Норвегии и Дании. Причиной набегов скандинавских племён на Шетландские, Фарерские, Оркнейские и Гебридские острова была, повидимому, перенаселённость норвежского побережья в районе фьордов. В 617 году произошёл первый зафиксированный набег викингов на Гебридские острова. Первый засвидетельствованный в исторических хрониках набег скандинавов на английскую землю относится к 793 году: тогда викинги разграбили богатый христианский монастырь Линдисфарн в Нортумбрии .

Кроме того, на протяжении 8 столетия викинги предпринимали многочисленные набеги на Ирландию. С 830 года, вследствие конфликта между Швецией и Данией за контроль над Норвегией, грабительские набеги викингов начинают усиливаться по причине возросшей эмиграции из скандинавского региона. На протяжении всего девятого столетия норманны не прекращали своих вторжений, поскольку теперь их целью стал поиск мест для постоянных поселений. Более того, они задались целью полного завоевания Англии, которую, однако, не сумели реализовать [21] .

В период с 865 по 876 годы датские викинги завоевали обширные области на территории современной Англии. Мерсия, Нортумбрия и Восточная Англия покорились завоевателям. В 878 король Уэссекса Альфред Великий заключил с датским конунгом Гутрумом мирный договор, по условиям которого викинги обязаны были принять христианство и прекратить набеги .

Датчанам во владение отходила половина страны от Мерсии на юго-востоке до Честера на северо-западе. Эта территория получила название «Данелаг» – область датского права. На территории Данелага возникли многочисленные скандинавские поселения, представители обеих этнических групп – скандинавов и англосаксов – вступали в тесные контакты, заключали брачные союзы. Свидетельством тому может служить то обстоятельство, что характерное для многих английских фамилий окончание -son (например, Johnson, Harrison, Gibson, Stevenson) было заимствовано из скандинавского и утвердилось в английской антропонимике наряду с традиционным -ing (например, Manning, Harding, и т.д.). К 940 году наследники Альфреда подчинили себе Данелаг, утвердив над ним политическую власть Уэссекса. В 1014 году предводитель викингов Кнут Великий вновь подчинил себе Англию. На сей раз под его властью оказалась вся страна. Иноземное господство длилось до 1042 года. Это способствовало ещё большему смешению датского и англосаксонского населения. Ассимиляция викингов в Британии была настолько сильной, что англосаксы и датчане стали считать себя одним народом. Кроме того, общение между англосаксами и скандинавами облегчалось тем обстоятельством, что древнеанглийский (Old English) и древнескандинавский (Old Norse) языки были понятны обеим этническим группам [5] .

Англия испытывает сильное скандинавское влияние: в северной части страны насчитывается множество населённых пунктов с названиями скандинавского происхождения, что свидетельствует о местах поселений викингов. Несмотря на то, что Область Датского Права (Данелаг) просуществовала меньше ста лет, на карте северной Англии можно отыскать более 1500 топонимов, содержащих в своём названии скандинавские элементы, напимер суффиксы -by (Whitby, Grimsby), -kirk (Ormskirk), -thorpe (Scunthorpe), -thwaite (Huthwaite), -toft (Lowestoft). В древнеанглийских текстах 10 – 11 веков насчитывается около 150 скандинавизмов. В общей сложности, английский язык заимствовал около 1000 скандинавских лексем из древнескандинавского [5, с.116]. Не всегда можно точно определить является ли то или иное слово английским или заимствованным из скандинавского. Возможно, что англосаксы и скандинавы говорили на смешанном языке, в словарный состав которого каждый народ включил много слов из языка другого, по причине недостаточного знания языка или с целью облегчения взаимопонимания. Заимствованные слова принадлежат к различным лексическим группам. Вместе с тем, они, как правило, относятся к области повседневного употребления. По звуковому составу скандинавские языки были близки английскому. Этим объясняется то обстоятельство, что в некоторых случаях заимствованные слова образовали дублетные пары с английскими при дифференциации значений: Shirt (англ.) «рубашка» – Skirt (сканд.) «юбка»; Shriek (англ.) «визг» – Screech (сканд.) «скрип»; From (англ.)

– Fro (сканд.); Whole (англ.) «целый» – Hale (сканд.) «здоровый»; Wish (англ.) «желать» – Want (сканд.) «хотеть». Иногда скандинавские заимствования вытесняли исконные английские слова из привычной сферы употребления, что сопровождалось изменением семантики слова: английское слово Heofon «небо» было вытеснено скандинавским Sky и приобрело значение «рай»

(совр. английское слово «кожа» было вытеснено heaven); Hide скандинавским Skin и приобрело значение «шкура». Кроме того, английский язык заимствовал из скандинавского местоимение they [10, с.19] .

Интересно, что в случае скандинавского воздействия на английский язык мы почти не наблюдаем случаев языкового калькирования, столь многочисленных при взаимодействии с латинским языком. Если здесь несомненно сказывалась разница в путях воздействия латинского и скандинавских языков (латинские заимствования проникали через письменность, скандинавские – через устную речь), то решающим, видимо, было сходство понятий и единство семантического объёма скандинавских и английских слов. В отдельных случаях мы можем наблюдать изменение значения английских слов под влиянием скандинавских. Например: в древнеангийском слово dream имело значение «радость», но под влиянием скандинавского draumr «сон», данное слово приобрело своё современное значение. По существу, произошёл сдвиг значения слова, генетически тождественного скандинавскому заимствованию [21] .

Однако, древнеанглийский язык, несомненно, испытав ощутимое влияние близкородственного германского языка, всё же не утратил своей самобытности. Англичане, жившие на территории «Данелага», быстро ассимилировали норманнов, включив последних в состав своего этноса. При этом, английский язык испытал довольно сильное скандинавское влияние, значительно обогатив свой словарный состав .

1.1.5 Заимствования из французского языка Огромнейшее влияние на английский язык, как, впрочем, и на культуру и историю Англии, оказало нормандское завоевание 1066 года. По нашему мнению, будет целесообразно подробно остановиться на этом этапе языкового и культурного развития Англии .

Нормандия, историческая область на севере Франции, названа в честь викингов (Northmen), завладевших этой территорией в начале 10 века. По результатам договора 912 года король Франции Карл Простой передал эту территорию в ленное владение предводителю норманнов Роллону, не в силах больше отражать многочисленные нападения северных разбойников .

Нормандия стала одним из герцогств феодальной Франции. Викинги, приняв христианство, полностью ассимилировались с местным романским населением, переняли их язык и культуру [5] .

Освободившись от власти датчан в 1042 году, англосаксы избирают своим королём Эдуарда по прозвищу «Исповедник». Эдуард вырос в Нормандии и жил там изгнанником с семилетнего возраста до тех пор, пока ему не исполнился 31 год. После своего возвращения в Англию новый король окружил себя нормандскими приближёнными, всячески подчёркивая свои связи с нормандцами. Большое распространение получила версия о том, что бездетный Эдуард якобы во время своего пребывания в Нормандии завещал свой престол внуку Роллона герцогу нормандскому Вильгельму. Данное обстоятельство позволило Вильгельму выдвинуть свои притязания на английский престол, которые английская знать незамедлительно отвергла, избрав королём Англии в 1065 году Гарольда Годвинсона, родственника Эдуарда Исповедника. В 1066 году Вильгельм с войском высадился возле Певенси на юге Англии и разгромил англосаксов под предводительством Гарольда в битве при Гастингсе. Вильгельм, получивший прозвище «Завоеватель» становится королём Англии. Приверженцев Гарольда, которые оказали сопротивление захватчикам, новая власть рассматривала как захватчиков. У старой английской знати конфискуют имущество и передают его во владение прибывшим с континента соратникам Вильгельма. Данная мера позволила Вильгельму завоевателю прочно утвердиться на английской земле [21] .

Пришедшие с континента завоеватели, несмотря на своё скандинавское этническое происхождение, были носителями французской феодальной культуры и нормандского диалекта старофранцузского языка. Вместе с тем они принесли с собой феодальную структуру общественного устройства .

Светская и церковная власть в стране оказалась полностью в руках нормандцев. Все попытки сопротивления решительно подавлялись .

Англосаксонская знать частично погибла в боях, частично бежала на континент. Оставшиеся были вынуждены подчиниться новой власти .

Крестьянство сохранило свою английскую идентичность и продолжало говорить на английском языке. Население городов было смешанным: оно включало как англоговорящих людей, так и людей, прибывших с континента, и говоривших на нормандском диалекте французского языка. Правящий класс – аристократы и духовенство – состоял из людей нормандского происхождения [5] .

Началось трёхсотлетнее господство французского языка в Англии. Англонормандский становится престижным языком: на нём разговаривают при дворе, в армии, в парламенте, в судах. Вплоть до 18 века в английских судах было обязательным употребление так называемого «Law French» – рабочего языка английской юриспруденции, основанного на англо-нормандском языке. Каждый знатный англичанин, дороживший своим званием, своим общественным положением, должен был изучить французский язык. С другой стороны, для представителей среднего сословия, ремесленников, например, изучение английского было необходимо для ведения дел. Первое время представители двух народов – покорённые и завоеватели не смешивались и подчинялись разным правовым нормам. Во многих городах существовали отдельные французские и английские районы. По прошествии некоторого времени отчуждение между двумя группами населения было преодолено и начался процесс смешения населения. Предприимчивые молодые люди, приезжавшие с континента, брали в жёны англичанок. Дети от смешанных браков, как правило одинаково хорошо говорили на двух языках [5, с.133] .

С учётом всех вышеперечисленных обстоятельств, в Англии 11 – 14 веков сложилась следующая лингвистическая ситуация. Латинский язык становится языком университетского образования и сохраняет своё бесспорно доминирующее положение в сфере религии. Французский язык становится престижным языком королевского двора, на котором разговаривает знать и создаётся куртуазная литература [21] .

Англосаксонский язык – со значительной к тому времени примесью скандинавских заимствований – подвергается двойному давлению латинского и старофранцузского языков, обладавших на тот момент богатейшей письменной традицией. Кроме того, в процессе взаимодействия двух групп населения – англоговорящей и франкоговорящей – английский язык в результате процессов языковой конвергенции впитывает в себя многочисленные заимствования. Последствия этих явлений невозможно переоценить: древнеанглийский язык (Old English) в конце XI – начале XII веков претерпевает настолько значительные изменения, что едва ли можно наблюдать какое-либо преемство между древним и современным английским .

Промежуточная стадия развития английского языка в период XI – XV веков именуется «среднеанглийским языком» (Middle English). Именно в этот период в английский язык проникает огромное количество романской лексики, которая до сих пор составляет большинство словарного состава английского языка. До 80% исконно древнеанглийской лексики было вытеснено словами романского происхождения [3].

Процесс усвоения иноязычных заимствований сопровождался изменениями в морфологии:

были утрачены склонения существительных и прилагательных, произошли изменения в синтаксисе. В 1977 году C. Bailey и K. Maroldt выдвинули гипотезу, известную в научном мире как «Middle English creole hypothesis» .

По их мнению, среднеанглийский был типичным креольским языком, развившимся из пиджина, на котором местное покорённое население общалось с иноземными завоевателями [19]. Гипотеза сразу же нашла как сторонников, так и противников. Одним из доводов в пользу «креольской гипотезы» стало то обстоятельство, что большая часть флективных форм существительных и прилагательных подверглась резкому упрощению .

Глагольная система также претерпела значительные изменения: многие сильные глаголы были переосмыслены как слабые, сослагательное наклонение стало менее отличимо от изъявительного. По мнению сторонников гипотезы, данные процессы, наряду с изменениями в синтаксисе, свойственными для так называемых «контактных языков», являются достаточным основанием для того, чтобы включить среднеанглийский язык в категорию креольских языков .

Взаимные контакты романоязычной знати и англоязычного населения привели к возникновению значительного количества лексических пар, в которых заимствованное слово размещается в верхнем стилистическом регистре, в то время как исконно германское – в нижнем. Рассмотрев вопросы источников иноязычных заимствований, мы полагаем целесообразным перейти к рассмотрению лексико-семантических групп как основного материала для изучения заимствованной лексики .

1.2 Лексико-семантические группы слов По нашему мнению, представляется целесообразным анализировать заимствованную лексику английского языка на материале лексикосемантических групп (далее – ЛСГ), поскольку именно ЛСГ являются наглядным показателем системности языка. При рассмотрении лексики через призму ЛСГ, системность языка отчётливо проявляется в совокупности элементов, связанных внутренними отношениями. Данная совокупность отношений может быть представлена в двух аспектах: парадигматическом и синтагматическом. Исходя из этого, принято считать, что лексический состав языка состоит из различных смысловых групп с различными видами отношений [18] .

Таким образом, системное восприятие лексики оформилось в так называемой «теории семантического поля» или лексико-семантических группировок.

Кроме того, выделяют два подхода к изучению лексики:

семасиологический (от слова к понятию) и ономасиологический (от понятия к слову), которые дополняют друг друга и являются базовыми в построении семантического поля. Результатом описания лексики, направленного на выявление ее системных связей, является ее классификация, т.е. выделение различных лексико-семантических групп лексики [24] .

Само понимание ЛСГ неоднозначно. В научной литературе под ЛСГ (в широком смысле) обычно понимают группу слов, «достаточно тесно связанных между собой по смыслу» [18]. Однако, подобное понимание представляется нам довольно расплывчатым, поскольку под него подходят различные смысловые группировки: и синонимы, и даже антонимы, и паронимы, и собственно ЛСГ, и тематические поля, и т.п. — т.е. все, что имеет смысловую близость. По нашему мнению, следует определиться в понятиях .

При проведении лингвокультурного анализа необходимо также обратить внимание на разграничение между лексико-семантическими и лексикотематическими группировками (далее – ЛТГ), поскольку между ними нет достаточно чёткого разграничения .

Исследователь ЛСГ Ф.П. Филин, рассматривая понятия ЛТГ и ЛСГ, разграничивает их, отмечая, что в основе ЛСГ лежат «лексические элементы с однородными сопоставимыми значениями», к которым, по его мнению, относятся синонимы, антонимы и другие группы слов, связанные между собой общностью семантических отношений. В основе же ЛТГ лежат «объединения слов, основывающиеся не на лексико-семантических связях, а на классификации самих предметов и явлений действительности» [18] .

Кроме того, анализировать тематические группы можно с различными целями, и в соответствии с этим будет меняться их состав. ЛСГ слов характеризуются высокой степенью семантической спаянности, поэтому их нельзя классифицировать произвольно .

С нашей точки зрения, будет целесообразным остановиться на теме семантических полей. В теории Ю.Н. Караулова семантическое поле (далее – СП) имеет имя поля (его название), ядро (ключевые слова: обычно синонимы и антонимы, а также типовые сочетания) и периферию (слова, связанные с ядром менее тесно семантически или стилистически) [11] .

Под СП, или лексико-семантическим полем (далее – ЛСП), обычно понимается «группа слов одного языка, тесно связанных друг с другом по смыслу» или «иерархическая структура множества лексических единиц, объединенных общим (инвариантным) значением и отражающая в языке определенную понятийную сферу» [11]. ЛСП — более широкое объединение, чем ЛСГ и даже чем ЛТГ, хотя и близкое последнему. Оно также включает несколько ЛСГ и других семантических объединений парадигматического и синтагматического типа. Например, ЛСП crime – «преступление» будет включать: ЛСГ соответствующих прилагательных, т.е .

criminal – «преступный», например bribable, extortionate, deceitful; ЛСГ глаголов to commit crime – «совершать преступление», например to bribe, to extort, to deceit; а также ЛСГ crime – «преступление», например bribery, extortion, deception .

В науке принято выделять различные виды СП: лексико-семантические поля (ЛСП), ассоциативно-семантические поля (АСП, составляемые на основе ассоциативного эксперимента), а также функциональносемантические поля (ФСП, включающие лексические и грамматические значения). Например, СП «преступление» будет включать в себя такие слова как «treason», в АСП в результате ассоциативного эксперимента могут войти еще, например, «high treason» и «war treason», а в ФСП войдут и производные «treasonous» и «traitor» .

Основной единицей СП (его именем) является слово в одном из его значений. Каждое отдельное значение слова включает в себя три вида смысловых отношений: парадигматические, синтагматические и ассоциативно-деривационные. И вокруг каждого образуется свое микрополе .

Например, в СП «corruption» войдут слова bribery, fraud, forgery, embezzlement (парадигматика), to bribe, to fraud, to forge, to embezzle (синтагматика), bribe taker, fraud management, forger, embezzling\embezzler (дериватика). Однако, будучи связаны друг с другом как значения одного слова, эти СП войдут и в общее СП «corruption». Таким образом в СП войдут и эпидигматические отношения между ЛСГ .

Мы будем придерживаться указанного разграничения между ЛСГ и ЛТГ, а также ЛСП. Последние различаются как категории предметно-логическая (тематическая группа, отражающая членение самой картины мира, ее фрагментов) и семантическая, понятийная (семантическое поле, отражающее понятийные сферы и отношения) .

Поскольку заявленной темой работы является лингвокультурный анализ заимствованной лексики английского языка, нам представляется целесообразным дать представление о месте лингвокультурологии в системе современного гуманитарного знания, её функции и задачах, а также о методологии лингвокультурологического исследования .

1.3 Предмет и значение лингвокультурологии 1.3.1 Место лингвокультурологии в системе наук Лингвокультурология, или первоначально лингвострановедение, не являются абсолютно новыми направлениями филологических исследований .

Лингвокультурология – это современное развитие идей этнолингвистики .

Как известно, в центр исследовательских интересов этнолингвистов было положено соотношение язык – этнос. Язык полагали «основным, ярчайшим и устойчивым показателем этноса» [7]. В связи с пониманием важности связей языка и общества начала развиваться социолингвистика. Она дополнила этнолингвистику с её сосредоточенностью на диахроническом срезе данными изучения синхронических процессов. Такое изменение акцента становится вполне понятным в связи с осознанием первостепенности социальноэкономических и государственно-политических процессов и преобразований, которые оказывают серьезное воздействие на соотношение «язык-этнос». По мере развития науки, в лингвокультурологии на первое место в соотношении «язык – культура» выдвинулся язык [12] .

По выражению Н.Г. Брагиной лингвокультурология является «комплексной пограничной наукой, стоящей на грани лингвистики, этнографии, фольклористики, культурологии, социологии, опирающейся во многом на их источники и достижения и пользующейся, как многие другие современные научные дисциплины, комплексными методами» [4]. При этом лингвистические данные стали доминирующими в лингвострановедении .

Лингвокультурология как филологическая дисциплина, которая изучает предварительно отобранное множество духовных ценностей и опыта языковой личности данной национально-культурной общности, непосредственно ориентируется на проявления взаимодействия языка и культуры [12]. Таким образом, лингвокультурологию следует определять как «дисциплину, изучающую проявление, отражение и фиксацию культуры в языке и дискурсе [7]»

1.3.2 Объект лингвокультурологического исследования По мнению некоторых исследователй, в качестве объектов лингвокультурологического исследования следует рассматривать языковые единицы. Относительно языковых единиц у исследователей нет единого мнения. Н.П. Брагина объектом лингвокультурологического исследования считает «стабильные, культурно маркированные словосочетания, особенно те, которые принадлежат сфере нематериальной культуры» [4]. В данном случае речь идет о существительных абстрактной семантики, обозначающих мир человека: его чувства, мысли, межличностные отношения .

Приблизительно такого же подхода к выделению единицы лингвокультурологического анализа придерживается В.Г. Гак. В качестве объекта лингвострановедческого исследования он предлагает культурему, то есть совокупность определенных знаков, при помощи которых может рассматриваться культура. Структурными компонентами культуремы в такой интерпретации являются ее план выражения, план содержания и сама реалия (прагмема, в терминах В.Г. Гака) [8, с.379] .

1.3.3 Методология и методы лингвокультурологии Философия определяет методологию как систему принципов и способов организации теоретической и практической деятельности, а также учение об этой системе. Методология есть совокупность наиболее существенных элементов теории, конструктивных для развития самой науки. Методология, в отличие от самой науки не приносит нового знания сама по себе, но способствует развитию в науке тех элементов, без которых наука сама по себе не может обойтись. Методология – концепция развития науки, а концепция – методология перехода от теории к практике [20] .

Методология всякой науки (в том числе и лингвокультурологии) включает в себя три уровня: философскую, общенаучную и частную методологию (учение о методах научного исследования) [15]. Для нашего исследования наиболее актуальная последняя, частная методология. Частная методология – это методы конкретной науки, в данном случае – лингвокультурологии .

Современная наука определяет методы лингвокультурологии как совокупность аналитических приемов, операций и процедур, используемых при анализе взаимосвязи языка и культуры. Поскольку лингвокультурология есть интегративная область знания, вбирающая в себя результаты исследования в культурологии и языкознании, этнолингвистике и культурной антропологии, здесь применяется комплекс познавательных методов и установок, группирующихся вокруг смыслового центра «язык и культура». В процессе лингвокультурологического анализа методы культурологии и лингвистики используются выборочно [12] .

Цели нашей работы определена как «выявление взаимодействия различных картин мира во время становления английской лингвокультуры на материале заимствованных культурем». Материалом для анализа заимствованных культурем в нашей работе являются тексты среднеанглийского периода. Учитывая вышеперечисленную специфику, мы сочли актуальными для нашей работы следующие методы лингвокультурологического исследования .

Метод сплошной выборки из исследуемого текста. В практической части работы мы проанализировали 6 заимствованных лексических единиц, принадлежащих к ЛСГ «Преступление» на материале перевода Библии Джона Уиклифа и, частично, на материале фрагмента Англосаксонской Хроники, также известной как Хроника из Питерборо .

Сравнительно-сопоставительный метод. Использование данного метода показывает диахроническое изменение, которое претерпевала заимствованная культурема при заимствовании из латинского оригинала в среднеанглийский язык, её ассимиляцию и дальнейшее бытование в раннем новоанглийском и современном английском языке (что проиллюстрировано на материале King James Version и English Standard Version соответственно) .

Элементы статистического метода. В нашем исследовании элементы статистического метода играют вспомогательную роль и задействованы в оценке количества иноязычных заимствований в английском языке .

Метод этимологического анализа. В связи с исторической спецификой нашей работы, метод этимологического анализа представляется наиболее актуальным. В практической части работы мы приводим этимологию каждого заимствованного слова – латинского или французского – и даём точное время заимствования и изначальное значение лексемы в языкеисточнике .

Освятив тему методологии научного исследования, мы считаем необходимым перейти к теоретической базе нашего исследования .

1.4 Гипотеза лингвистической относительности В качестве теоретической базы для проведения исследования нами была выбрана Гипотеза Лингвистической Относительности, широко известная как «Гипотеза Сепира – Уорфа». Данная гипотеза предполагает, что когнитивные процессы, актуальные для формирования картины мира, могут находиться под влиянием тех категорий и паттернов, которые предлагаются человеку языком. В соответствии с постулатами данной гипотезы, язык определяет мышление, и, соответственно, лингвистические категории имеют непосредственное влияние на когнитивные категории, например на восприятие мира. Наряду с лингвистическими категориями на восприятие оказывает влияние традиция, история и другие экстралингвистические факторы[16] .

В рамках гипотезы Сепира – Уорфа выделяют два подхода:

универсалистский и конструктивистский. Универсалистский подход утверждает примат биологического начала. Соответственно, все люди обладают базовым набором способностей и воспринимают мир, основываясь на общих принципах. Таким образом, обусловленной культурными различиями коллективной и индивидуальной изменчивостью можно пренебречь. Конструктивистский подход, в противоположность универсалистскому, отрицает приоритет биологических ограничений, утверждая, что свойства человеческого восприятия, в значительной степени подвержены влиянию факторов, сформированных обществом и усвоенных в процессе социализации. Кроме того, конструктивистский подход отличается культурным релятивизмом, который предполагает, что разные культурные группы обладают разными концептуальными схемами восприятия мира [14] .

Особый акцент на культурном влиянии, а также учёт специфики и различий концептуального восприятия мира делают конструктивистский подход гипотезы лингвистической относительности актуальным для выбора теоретической базы нашего исследования, поскольку основные принципы данного подхода отвечают целям нашей работы – изучению взаимодействия различных языковых картин мира и их влияния на складывавшуюся английскую лингвокультуру .

Выводы по главе 1 В первой главе выпускной квалификационной работы мы рассмотрели лексику как системное явление, имеющее своё специфическое устройство и законы функционирования. Лексический состав английского языка во всём его разнообразии является отражением английской языковой картины мира, которая, в свою очередь испытала влияние межкультурного обмена. В ходе проведенного теоретического анализа мы пришли к выводу, что в основе организации исследуемого материала лежат системные связи в лексике, о которых давно и много пишут лингвисты: на сегодняшний день ни у кого из учёных не вызывает сомнения то обстоятельство, что одно из основных достижений лингвистических исследований – это восприятие лексики как системы. Было проведено разграничение между ЛСГ и ЛТГ .

Кроме того, в качестве рабочего инструмента для проведения лингвокультурного анализа нами был выбран конструктивистский подход в рамках гипотезы лингвистической относительности, что отвечает заявленным целям исследования .

ГЛАВА 2 АССИМИЛЯЦИЯ ИНОЯЗЫЧНЫХ ЗАИМСТВОВАНИЙ

Вхождение иноязычных заимствований в английскую 2.1 лингвокультуру Как уже было отмечено ранее, усвоение английским языком большого количества иноязычных заимствований совпадает по времени с процессами перехода от диалектной раздробленности к единому общенациональному языку. По словам Ж. Жюссерана, историка и специалиста по английской литературе, «то, чего не могли сделать предыдущие завоеватели острова, окончательно осуществлено французами Вильгельма Нормандского .

Быстротою и законченностью своего завоевания, а также содействием людей, умевших писать, они совершили дело объединения всех различных рас в единое целое, вложив в них, сознательно или нет, идею об отечестве». [9, 87] Английский язык, в отличие от других языков европейского ареала, складывавшихся из различных локальных диалектов, представлял собой результат воздействия англо-нормандского и латинского языков на лондонский диалект. Данное обстоятельство усилило восприимчивость английского языка к иноязычным заимствованиям. Английская литература 14 – 16 веков, т.е. среднеанглийского и ранненовоанглийского периодов, обнаруживает довольно значительное количество романских заимствований .

Для того чтобы наиболее точно отследить вхождение иноязычных заимствований в словарный состав английского языка и продемонстрировать изменения, которые произошли с английским языком, нам необходимо вначале взять в качестве материала исследования литературные памятники, созданные в период непосредственно после нормандского завоевания, а затем – литературные памятники, созданные после восстановления английским языком прочного статуса в языковом пространстве средневековой Англии. Первый период приходится на 12 век, второй – на 14 век. Доминирующими языками в то время были англо-нормандский и латинский языки, вследствие чего англосаксонская письменная традиция находилась в упадке. До середины 12 столетия, т.е. спустя сто лет после завоевания, английские монахи ещё продолжали вести англосаксонскую хронику на древнеанглийском языке, известную как «Хроника из Питерборо». После нормандского завоевания хроника обнаруживает небольшое количество заимствований из латинского и англо-нормандского языков .

Рассмотрим отрывок из «Хроники», датированный 1137 годом. В данном отрывке речь идёт о периоде английской истории, известном как «Анархия» .

Этот период – 1135-1153 – характеризуется ожесточённой борьбой за власть между представителями англо-нормандской аристократии за обладание английским королевством. Рассмотрим следующие отрывки .

Оригинальный текст:

e king Stephne t Englelande com, makede h his gadring at Oxneford .

And r h nam e biscop Roger of Serebiri3 and Alexander biscop of Lincol and e Canceler Roger hise nefes, and dide alle in prisun, til h 3fen up here castles .

e swikes under3ten at h mlde man was and softe and gd. And n iustise ne dide. diden h alle wunder. H hadden him manrden maked and es swren, ak h nn trw ne hlden .

Перевод на современный английский язык:

When the king Stephen came to England he held his council at Oxford, and there he seized the bishop Roger of Salisbury and his nephews Alexander bishop of Lincoln and the chancellor Roger, and put all in prison until they gave up their castles. Then when the traitors realised that Stephen was a mild man, gentle and good, and imposed no penalty, they committed every enormity. They had done him homage and sworn oaths, but they held to no pledge .

Данный текст, написанный на позднем древнеанглийском языке, содержит немногочисленные в тот период романские заимствования: castles

– замки, prisun – тюрьма, iustice – в значении «наказание». Нас интересуют последние два заимствования, поскольку они относятся к ЛСГ «преступление». Первая заимствованная английским языком лексика, как мы видим, относится к ЛСГ «Феодальные владения» и «Преступление» .

Заимствование слов, принадлежащих к ЛСГ «феодальные владения», обусловлено, как известно, появлением в английской культуре большого количества реалий, связанных с феодальным строем. Что касается ЛСГ «Преступление», то наличие данных слов среди первых заимствований указывает на то, что доминирующий статус англо-нормандского языка в устной речи и латинского языка в письменных документах, в сочетании с низким статусом английского языка, оказал существенное влияние на правосознание англичан и восприятие ими закона. Иноземная власть воспринималась ими как источник закона .

При рассмотрении отрывка из англосаксонской «Хроники из Питерборо»

нами было найдено несколько французских заимствований, из которых два – «iustice» и «prisoun» – относятся к рассматриваемой нами ЛСГ, причём первое слово в 12 столетии имело значение «наказание». Что касается основного значения «правосудие», то оно начинает появляться у данной лексической единицы только в конце 14 столетия [26]. В переводе Библии Джона Уиклифа понятие «правосудие» обозначается английской лексемой «doom». Вероятно, это связано с тем, что наименования абстрактных понятий заимствуются значительно медленнее. Что касается слова «prisoun», то данное слово часто встречается в библейском тексте, что указывает на высокую степень ассимиляции данного слова .

Оксфордский словарь так определяет слово prison: «A building in which people are legally held as a punishment for a crime they have committed or while awaiting trial» [29] .

Этимологический словарь английского языка даёт следующую информацию: заимствовано в начале 12 столетия; от старофранцузского prisoun «captivity, imprisonment; prison; prisoner, captive»; от народно – латинского *presionem, классич. лат. prensionem (nom. prensio), сокращённое prehensionem (nom. *prehensio) [26]. Рассмотрим несколько примеров употребления данного слова в Библии Уиклифа. Бытие 39:20 (табл. 1) .

Таблица 1 – Быт 39:20

–  –  –

Хорошо заметно, что Уиклиф переводит латинское слово «carcer»

французским заимствованием «prisoun». Рассмотрим ещё один пример из перевода Уиклифа – Книга Пророка Иеремии 37:18 (табл. 2) .

Таблица 2 – Иер 37:18

–  –  –

В данном примере мы также можем видеть, как Уиклиф перевёл латинское словосочетание «domum carceris» английским словосочетанием «hous of prisoun». Данные примеры наглядно демонстрируют степень усвоения английским языком иноязычного заимствования: появившись в текстах 12 века позднего древнеанглийского периода, данное слово прочно утвердилось в словарном составе языка, о чём свидетельствует не только его употребление в «Хронике из Питерборо» 12 столетия и в Библии Джона Уиклифа 14 столетия, но и дальнейшее употребление данной лексемы в более поздних текстах .

Наиболее подходящим материалом для демонстрации вхождения иноязычных заимствований в английский словарный состав является, по нашему мнению, текст Библии, поскольку язык Библии, как известно, являлся для многих стран и народов европейского языкового ареала основой литературного языка. В следующей части работы мы продемонстрируем как французские и латинские заимствования усваивались в формирующейся английской лингвокультуре на примере перевода Библии Джона Уиклифа .

Проиллюстрируем данное утверждение на примере иноязычных заимствований .

2.2 Употребление французских заимствований Как уже было отмечено, материалом для рассмотрения послужит перевод Библии Джона Уиклифа, написанный во второй половине 14 века на среднеанглийском языке. Библейский текст содержит достаточное количество слов, принадлежащих к лексико-семантической группе «преступление», поскольку в религиозных текстах содержится значительное количество нормативных предписаний, заповедей и запретов .

Обратим внимание на ещё одну заимствованную лексическую единицу, принадлежащую к исследуемой нами лексико-семантической группе и ареалу заимствования: слово «felony». На русский язык данное слово переводится как «тяжкое уголовное преступление». Оксфордский словарь английского языка определяет лексическую единицу «felony» следующим образом: «A crime regarded in the US and many other judicial systems as more serious than a misdemeanour» [29]. Британское законодательство включало в понятие «felony» такие правонарушения как убийство, причинение вреда здоровью, поджог и т.д. В соответствии с британским законодательством в качестве дополнительного наказания за данные правонарушения предусматривалась конфискация имущества (forfeiture of land and goods) .

Однако, в 1870 году в Британии конфискация имущества была отменена, а категории правонарушений «felony» и «misdemeanor» были заменены на «indictable» и «non-indictable offence» соответственно [29] .

Этимология слова: заимствовано в 14 в. От старофранцузского «felonie» – «подлость, преступление», – что в свою очередь восходит к галлороманскому слову *fellonia, производному от лат. fellonem – «злодей» [26] .

Рассмотрим, как лексическая единица, заимствованная в 14 веке из французского языка, фигурирует в переводе латинского текста Библии на среднеанглийский язык. В качестве примеров возьмём два отрывка из Книги Судей – Суд.9:24 (табл. 3) и Суд.20:12 (табл. 4) .

Таблица 3 – Суд.9:24

–  –  –

Разберём эти два отрывка. В первом случае – Суд. 9:24 (табл. 3) – Уиклиф переводит латинское словосочетание scelus interfectionis на английский язык как felony of sleying. Если дословно перевести латинское выражение на русский язык, мы получим «злоденяние убийства», так как scelus (-eris, n) – «злодеяние» [23]. В более поздних версиях Библии на английском языке – Библии Короля Якова (KJV, 17 в.) и современной Английской Стандартной Библии (ESV) – употребляются слова cruelty и violence соответственно .

Во втором случае – Суд. 20:12 (табл. 4) – Уиклифф употребляет слово felony для перевода латинского слова nefas – «беззаконие». Библия Короля Якова (17в.) в данном случае использует слово wickedness, намеренно архаизируя язык повествования путём избегания заимствований .

Современная версия использует более абстрактную лексему evil .

Таким образом, мы приходим к выводу, что заимствованная из французского языка лексема felony, использованная для перевода латинских лексем scelus и nefas, изначально обладала нечёткой коннотацией, которую можно определить как «злодеяние», «беззаконие», и не предполагала однозначного денотативного значения. По этой причине данная языковая единица была вытеснена из британского юридического узуса в 19 в .

Рассмотрим заимствованное из старофранцузского языка существительное “trespass” .

Определение Оксфордского словаря английского языка:

1. Entry to a person's land or property without permission, т.е. «незаконное проникновение в частное владение»;

2. lit., arch. A sin or offence, т.е. «грех» [29] .

Этимология:

c. 1300, “a transgression” from Old French “trespass”, verbal noun from “trespasser” [26] .

Данное существительное встречается в тексте Библии Джона Уиклифа четыре раза. Рассмотрим на четырёх примерах, как данное заимствование фигурирует в языковом контексте. Начнём с Иезекииль 17:20 (табл. 5) .

Таблица 5 – Иез. 17:20

–  –  –

Следует обратить внимание на то, как Уиклиф перевёл латинское существительное praevaricatio. Это существительное является латинским юридическим термином и в данном случае означает «вероломство», «тайное содействие противной стороне» [23]. В первом случае – Иезекииль 17:20 (см .

табл. 5) – Уиклиф переводит латинское словосочетание «…praevaricatione, qua praevaricatus est in me» как «trespassyng, bi which he dispiside me» .

Латинский глагол praevaricor имеет значение «поступать нечестно в судебном процессе» [23]. Сочетание с производным от него существительным praevaricatio, а также глаголом judicabo (fut.ind.act.от judicare) создаёт особое СП, которое условно можно было бы назвать «суд» .

В латинском языке слово «вероломство» – praevaricatio – обладало основным значением: «нечестное поведение на судебном процессе с целью содействия противной стороне» [23]. Кроме того, у данной лексемы имелось и побочное значение, а именно «бесчестность, подлость» в общем смысле слова .

Обратим внимание на следующий отрывок, Иеремия 29:32 (см. табл.6) .

Латинский текст выглядит следующим образом: «quia praevaricationem locutus est adversus Dominum», что можно примерно перевести как «ибо вероломство было сказано против Господа». Именно так и переводит Уиклиф: «for he spak trespassyng ayens the Lord». Уиклиф заимствует побочную и основную семантику латинского существительного, соединяя их в семантическом значении нового заимствованного слова «trespassyng» .

Что касается более поздних английских переводов Библии, то в случае с Иезекииль 17:20 (см. табл. 5) King James Version и English Standard Version употребляют trespass и более узко-семантическое treachery соответственно, а в случае с Иеремия 29:32 (см. табл. 6) употреблено слово rebellion – «восстание, бунт», что несколько меняет семантику предложения .

Таким образом, при переводе латинского существительного praevaricatio Уиклиф в обоих случаях – Иез.17:20 (см. табл. 5), Иер.29:32 (см. табл. 6) – в качестве однозначного эквивалента использует недавно заимствованное, но уже грамматически ассимилированное французское заимствование trespassyng, наделяя последнее основным и побочным семантическим значением латинского существительного praevaricatio. Абстрактное значение данного слова – “A sin or offence”, т.е. «грех» [29] – со временем стало восприниматься как архаичное, уступив место конкретному значению “entry to a person's land or property without permission” [29], т.е. «незаконное проникновение в частное владение». В отличие от ранее рассмотренной нами заимствованной лексемы felony («злодеяние»), которая к 19 веку стала рассматриваться в британском английском скорее как атрибут высокого стиля, непригодный для использования в юриспруденции, лексема trespassing, напротив, прошла обратный путь – от абстрактного значения к конкретному, прочно закрепившись в английском языковом узусе. Данные лексемы, заимствованные в один и тот же исторический период и из одного источника, в ходе самостоятельного языкового развития заняли разные места в английской лингвокультуре, способствовав её значительному обогащению .

По нашему мнению, одной из наиболее интересных заимствованных лексических единиц как с точки зрения истории языка, так и с точки зрения ереводоведения, является существительное Изначально adultery .

заимствованное в 14 веке из французского языка в форме «auowtrie», данное слово претерпело изменения в начале 15 столетия: написание «auowtrie»

было изменено на adultery в подражание французскому языку, поскольку старофранцузское слово было подвергнуто искусственной avouterie латинизации, пробретя современную форму adultre [26] .

Определение Оксфордского словаря: Adultery – voluntary sexual intercourse between a married person and a person who is not their spouse [29]. На русский язык чаще всего переводится как «супружеская измена, прелюбодеяние» .

Рассмотрим, как данная лексическая единица употребляется в переводе Уиклифа. В качестве примера возьмём стих Иеремия 7:9 (табл. 7) .

Таблица 7 – Иер.7:9

–  –  –

Латинский глагол adulterari (inf.praes.pass. от adulterare) переведён семантически соответствующим словосочетанием “to do auowtrie”. Такой же способ перевода применяется в King James Version и English Standard Version .

Рассмотрим аналогичный пример из Матфей 19:18 (табл. 8) .

Таблица 8 – Мф.19:18

–  –  –

Очевидно, что вышеприведённый стих – Мф.19:18 (табл. 8), так же, как и предыдущий – Иер 7:9 (табл.

7), переведены Уиклифом одинаково:

латинский глагол adulterare в обоих местах переведён как to do auowtrie – с употреблением французского заимствования. Поздние версии – King James Version и English Standard Version – следуют той же схеме .

Как мы уже ранее упомянули, заимствованное в 14 веке существительное «auowtrie» подверглось этимологизации написания в 15 столетии. Данное обстоятельство указывает на неполную графическую ассимиляцию этого слова. Что касается степени семантической ассимиляции, то при обращении к другим фрагментам перевода Уиклифа где употреблено данное заимствование, можно убедиться что среднеанглийское «auowtrie» не всегда автоматически соответствует современному «adultery». В качестве примера рассмотрим Евангелие от Луки 16:18 (табл. 9) .

Таблица 9 – Лк.16:18

–  –  –

Обратим внимание, что в латинском тексте дважды используется глагол moechor – «развратничать, предаваться распутству». Данный латинский глагол соответствует греческому – «прелюбодействовать, развратничать». В греческом оригинале в обоих местах стиха Лк.16:18 (см .

табл. 9) употребляется глагол. Поздние переводы, сделанные непосредственно с греческого оригинала – King James Version и English Standard Version – переводят этот фрагмент в обоих случаях словосочетанием commit adultery. Однако Уиклиф при переводе одного и того же слова исходного языка (латинского) на целевой язык (английский) в первом случае употребляет существительное letcherie (совр. lechery), во втором случае – auowtrie (совр. adultery) .

Определение lechery Оксфордского словаря: «Excessive or offensive sexual desire; lustfulness» [29] .

Этимология: 12 в., от старофранцузского lecherie «gluttony, sensuality, lewdness» [26] .

По нашему мнению, необходимо воспользоваться методикой сплошной выборки и сравнительно сопоставительным методом и на дальнейших примерах выявить эквиваленты между латинским оригиналом и среднеанглийским переводом. Для этого рассмотрим ещё один отрывок – Евангелие от Матфея 5:32 (табл. 10) .

Таблица 10 – Мф.5:32

–  –  –

Как видно из приведённого отрывка, Уиклиф в процессе перевода провёл соответствие между латинским глаголом moechor и словосочетанием to do letcherie, а также между глаголом adultero и словосочетанием to do auowtrie, присвоив лексическим единицам каждой из пар статус эквивалентов .

Проиллюстрируем данное утверждение на примерах: Евангелие от Марка 10:12 (табл.11) и Книга пророка Осии 4:2 (табл.12) Таблица 11 – Мк.10:12

–  –  –

Действительно, латинское существительное adulterum Уиклиф переводит при помощи французского заимствования auowtrie .

Приведённые выше примеры подкрепляют сделанное нами ранее утверждение: разграничение между семантически близкими латинскими глаголами moechor и adultero сохраняются в переводе Уиклифа, создавая эквивалентные соответствия: глагол moechor – существительное letcherie, глагол adultero – существительное auowtrie. Указанные существительные – auowtrie и letcherie, будучи недавними заимствованиями из французского языка, послужили прочными эквивалентами для латинских лексем. Как уже было указано ранее, лексическая единицы auowtrie и letcherie в 15 столетии подверглись графическим изменениям, приведшим к появлению современных слов adultery и lechery. Однако дальнейшая графическая и фонетическая ассимиляция не привела к изменениям их денотативного и коннотативного значения, что способствовало прочному закреплению данных языковых единиц в английском узусе .

Мы находим целесообразным перейти от рассмотрения французских заимствований к латинским заимствованиям в тексте Библии Уиклифа .

2.2 Употребление латинских заимствований Среди латинских заимствований, употреблённых в тексте Библии Джона Уиклифа и принадлежащих к исследуемой нами ЛСГ, мы выделили две лексемы: fraud и sentence. Ещё раз заметим, что количество латинских заимствований в тексте Уиклифа относится к количеству французских заимствований как 1:2. Приступим к рассмотрению лексической единицы «fraud» .

В современном английском языке слово fraud имеет значение «обман, мошенничество». Оксфордский словарь даёт следующее определение данного слова: «Wrongful or criminal deception intended to result in financial or personal gain» [29] .

Этимология: данное слово вошло в словарный состав английского языка в середине 14 столетия, имело значение «criminal deception» (mid-13c. in AngloLatin); заимствовано из старофранцузского в форме fraude (13в.); изначально латинское слово fraudem (им.п. fraus) «a cheating, deceit». С середины 17 века также приобретает значения «подделка, ненастоящая вещь». Значение «обманщик/ обманщица» – «impostor, deceiver, pretender, humbug» впервые зафиксировано в середине 19 века [26] .

Рассмотрим, как данное слово фигурирует в переводе Уиклифа. В качестве примера возьмём текст из книги Левит 6:5 (табл.13) .

Таблица 13 – Лев.6:5

–  –  –

Обратим внимание, что Уиклиф, делавший свой перевод с Вульгаты, переводит латинский глагол pejero – «ложно клясться, давать ложную присягу» – словосочетанием gete bi fraude (совр. get by fraud), что довольно близко к сегодняшнему значению лексемы fraud – «получить обманным, мошенническим путём». Сравним с King James Version, написанной много позже: «about which he hath sworn falsely» – так переводчики Библии Короля Якова перевели данное слово. Несмотря на разные источники перевода, здесь они сошлись в едином мнении относительно исходного латинского слова .

Того же толкования придерживается и современная английская версия Библии (см. табл.13) .

Данное обстоятельство объясняется тем, что для перевода книг Ветхого Завета переводчики Библии Короля Якова пользовались еврейскими масоретскими текстами, в то время как для перевода Нового Завета использовался греческий Textus Receptus. При переводе новозаветного стиха из Евангелия от Марка 10:19 (см.табл.14) Уиклиф в 14 столетии вновь использует ещё недавно заимствованное слово fraud. Рассмотрим на примере Мк.10:19 (табл.14) .

Таблица 14 – Мк.10:19

–  –  –

Перевод латинского оборота fraudem facere так же, как и глагола pejerare существительным указывает на высокую степень усвоения fraud иноязычного заимствования при довольно чёткой коннотации:

«мошеннические действия, отнятие чужого имущества обманным путём» .

Подобная коннотация близка семантическому значению латинского существительного fraus, fraudis – «обман, ложь, коварство», но не абсолютно:

латинское слово принадлежит к ЛСГ, которую можно условно назвать «ложь/обман». Английское заимствование fraud принадлежит к ЛСГ «преступление» и обладает более конкретным значением, отличным от исходной латинской лексемы, и близким к сегодняшнему значению. Мы можем утверждать, что современное конкретное значение слова fraud – «мошенничество» – самостоятельно развилось в английской лингвокультуре, позволив данной лексической единице стать компонентом ЛСГ «преступление» .

К 17 столетию грамматическая ассимиляция и развитие деривационных механизмов внутри английского языка позволили употребить производную форму defraud для перевода греческого словосочетания – «не отбирай», от греч. – отбираю, отнимаю (Мк.10:19). Таким образом, ещё недавно заимствованная лексема прочно утвердилась не только в английском узусе, но и в формирующейся английской лингвокультуре, приобретя собственное уникальное семантическое значение .

Приступим к рассмотрению существительного «sentence».По данным Оксфордского словаря, лексическая единица «sentence» обладает двумя семантическими значениями:

1) A set of words that is complete in itself, typically containing a subject and predicate, conveying a statement, question, exclamation, or command, and consisting of a main clause and sometimes one or more subordinate clauses;

2) The punishment assigned to a defendant found guilty by a court, or fixed by law for a particular offence;

Как видно из вышеприведённой словарной статьи, существительное будучи полисемантичным обладает двумя значениями:

sentence, предложение (грамматическое), приговор .

Обратимся к этимологии: заимствовано в 13в. в значении «doctrine, authoritative teaching; an authoritative pronouncement». в старофранцузский язык попало в 12 веке непосредственно из латинского, сохраняя исходную полисемантичность слова-источника: «judgment, decision; meaning; aphorism, maxim; statement of authority» [26] .

Полисемантичность, которой обладает данная лексическая единица, унаследована от латинского первоисточника:

Sententia, ae, f – 1) фраза, изречение; 2) голос судьи, приговор [23] .

Рассмотрим как Уиклиф употребляет данную лексическую единицу в переводе стиха 8:11 из Книги Экклезиаста (табл. 15) .

Таблица 15 – Эккл.8:11

–  –  –

Как видно из вышеприведённого отрывка, между латинским словом и употреблённым в среднеанглийском переводе sententia sentence просматриваются однозначные отношения эквивалентности. Что касается поздних переводов Библии, то King James Version и New Standard Version продолжают употреблять данное заимствование в том же контексте .

Необходимо отметить, что из шести лексических единиц, принадлежащих к ЛСГ «преступление», которые имелись в тексте Библии Джона Уиклифа (14 в.), четыре лексические единицы – adultery (в форме auowtrie), felony, prison, trespassing – заимствованы из французского языка, при этом три их них – felony, prison, trespassing – будучи составленными из латинских морфем, не имеют латинской этимологии, так как образовались уже во французском языке, откуда были заимствованы в среднеанглийский язык .

Две лексические единицы из шести – fraud и sentence – заимствованы из латинского языка. Приблизительная пропорция заимствованной лексики для ЛСГ «Преступление»: 2/3 французских заимствований на 1/3 латинских .

Выводы по главе 1 Во второй главе нашего исследования мы на конкретных примерах рассмотрели процесс заимствования иноязычных лексических единиц из французского и латинского языков и внедрения данных лексических единиц в английскую письменную культуру. Материалом для исследования послужил перевод Библии Джона Уиклифа, сделанный в 14 веке с латинского текста Вульгаты. На примере ЛСГ «Преступление» мы детально рассмотрели причины языкового заимствования, время, в которое были сделаны заимствования, а также степень ассимиляции данных заимствований.

Поскольку из рассмотренных нами шести заимствованных лексем четыре были заимствованы из французского языка, мы приходим к следующим выводам:

1. Старофранцузский язык оказал большее влияние на формирование лингвокультуры средневековой Англии в части исследуемой нами ЛСГ, чем латинский;

2. Правосознание носителей английской языковой картины мира сформировано под иностранным и инокультурным влиянием, что наглядно демонстрирует результат межкультурной коммуникации;

3. Заимствования, принадлежащие к ЛСГ «Преступление» – как французские, так и латинские – очень быстро подверглись ассимиляции в английской лингвокультуре, обогатив последнюю новыми средствами выразительности .

ЗАКЛЮЧЕНИЕ В ходе написания теоретической части данной выпускной квалификационной работы нами были выполнены поставленные задачи, а именно: иноязычные заимствования были изучены как языковой феномен, были изучены источники языковых заимствований в английском языке; в рамках теоретической базы, которой явился конструктивистский подход гипотезы лингвистической относительности, рассмотрен вопрос инокультурного влияния на становление английской языковой картины мира, а также вопрос связи между лингвокультурой и восприятием мира человеком. Опираясь на данную теоретическую базу, мы выдвинули тезис о решающем социокультурном влиянии, которое оказали иностранные языки, а именно латинский и старофранцузский, на формировавшуюся английскую лингвокуьтуру. В период высокого средневековья – период преодоления диалектной раздробленности и феодальной разобщённости, складывания единого языка и формирования единой нации – по большей части романское, а не германо-скандинавское культурное влияние сформировало восприятие мира у носителей английского языка .

В ходе проведения теоретического анализа мы пришли к выводу, что в основе организации исследуемого нами материала лежат системные связи в лексике. В связи с этим, нами были обозначены различия между ЛСГ и ЛТГ, приведены характеристики данных понятий. Кроме того, в теоретической части ВКР мы определили статус и значение лингвокультурологии в системе современного гуманитарного знания, а также выделили актуальные для нашего исследования методы лингвокультурного анализа, которые были, затем, применены в практической части исследования: методика сплошной выборки из исследуемого текста, метод этимологического анализа, сравнительно-сопоставительный метод, элементы статистического метода .

В ходе написания практической части нашей ВКР, мы на практике применили вышеозначенные методы лингвокультурного анализа для исследования иноязычных заимствований в тексте Библии Джона Уиклифа .

Данный перевод был осуществлён во второй половине 14 столетия. Это обстоятельство определяет важность именно этого источника для нашего исследования, поскольку именно библейский текст явился для многих народов европейского языкового ареала фундаментом для формирования общенационального языка. На конкретных примерах был рассмотрен процесс заимствования иноязычных лексем из старофранцузского и латинского языков, изучена этимология слов, а также изменения значений данных лексем в ходе языковой эволюции. По итогам изучения ЛСГ «Преступление» на материале Библии Джона Уиклифа, мы можем утверждать, что английская лингвокультура – в той части, которая касается восприятия преступного и запретного – была сформирована именно иноязычным влиянием, поскольку иноземная власть воспринималась англичанами как источник закона после нормандского завоевания 1066 года, а также ввиду значительного превосходства латинской и французской письменной традиции над англосаксонской .

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Алефиренко, Н. Ф. Лингвокультурология. Ценностно-смысловое пространство языка : учебное пособие / Н. Ф. Алефиренко. – 5-е изд., стереотипное. – М. : Флинта, 2016. – 288 с .

2. Антрушина, Г. Б. Лексикология английского языка / Г. Б. Антрушина, О. В. Афанасьева, Н. Н. Морозова. – М. : Высшая школа, 1999 – 256 с .

3. Арнольд, И. В. Лексикология современного английского языка :

учебное пособие / И.В. Арнольд. – 2-е изд., перераб. – М. : Флинта : Наука, 2012. – 376 с .

4. Брагина, Н. Г. Фрагмент лингвокультурологического лексикона (базовые понятия) / Н. Г. Брагина // Фразеология в контексте культуры. – М., 1999. – С. 131–137 .

5. Бруннер, Карл. История английского языка: В двух томах / К. Бруннер;

пер. с нем. С. Х. Васильевой. – 3-е изд., стереотип. / – М. : Едиториал УРСС, 2006. – 720 с .

6. Блумфилд, Л. Язык / Л. Блумфилд; пер. с англ. Е. С. Кубряковой, В. П. Мурата. – М. : Прогресс, 1968. – 606 с .

7. Воробьев, В. В. Лингвокультурология : учебное пособие / В. В. Воробьёв. – М. : Изд-во РУДН, 1997. – 331 с .

8. Гак, В. Г. К проблеме семантической синтагматики / В. Г. Гак // Проблемы структурной лингвистики, 1971. – М. : Наука, 1971. – С. 367–395 .

9. Жюссеран, Ж. История английского народа в его литературе /

Ж. Жюссеран; пер. с франц. С. Г. Тер-Минасовой. – 2-е изд., доп. – М. :

Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009. – 416 с .

10. Иванова, И. П. История английского языка: учебное пособие / И. П. Иванова, Л. П. Чахоян, Т. М. Беляева. – СПб : Издательство «Лань», 1999. – 512 с .

11. Караулов, Ю. Н. Структура лексико-семантического поля / Ю. Н. Караулов // Филологические науки. – 1972. – № 1. – С. 57–68 .

12. Маслова, В. А. Лингвокультурология : учебное пособие / А. В. Маслова. – М. : Академия, 2004. – 208 с .

13. Мечковская, Н. Б. Социальная лингвистика / Н. Б. Мечковская. – М. :

Аспект Пресс, 1996. – 207 с .

14. Радченко, О. А. Язык как миросозидание: Лингвофилософская концепция неогумбольдтианства / О.А. Радченко. – 2-е изд., испр. – М. :

Едиториал УРСС, 2005. – 312 с .

15. Реформатский, А. А. Введение в языковедение / А. А. Реформатский. – СПб : Лань, 1999 – 309 с .

16. Сепир, Э. Избранные труды по языкознанию и культурологии / Э. Сэпир. – М. : Наука, 2001. – 546 с .

17. Тер-Минасова С. Г. Язык и межкультурная коммуникация: учебное пособие / С. Г. Тер-Минасова. – М. : Слово, 2000. – 624 с .

18. Филин, Ф. П. Очерки по теории языкознания / Ф. П. Филин. – М. :

Наука, 1982. – 336 с .

19. Шумова, Н.С. Некоторые аспекты проблемы развития английского языка в связи с межъязыковыми контактами / Н. С. Шумова // Диахронические исследования германских языков. – Калинин, 1982. – С. 57– 68 .

20. Ярцева, В. Н. Языкознание : большой энциклопедический словарь / гл. ред. В. Н. Ярцева. – М.: Большая Российская энциклопедия, 1998. – 685 с .

21. Ярцева, В. Н. Развитие национального литературного английского языка / В. Н. Ярцева. – 2-е изд., испр. – М.: Едиториал УРСС, 2004. – 288 с .

22. Ярцева, В. А. О судьбах языков в современном мире / В. А. Ярцева // Известия РАН. Серия литературы и языка. – 1993. – № 2. – С. 3–15 .

23. Дворецкий, И. Х. Большой Латинско-русский словарь / И. Х. Дворецкий. – URL: http://linguaeterna.com/vocabula, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. рус. – (Дата обращения: 14.02.2018) .

24. Мусорин, А. Ю. Кросс-культурный аспект в сравнительном изучении лексики различных языков / А. Ю. Мусорин. – URL:

http://www.philology.ru/linguistics1/musorin-14.htm, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. рус. – (Дата обращения: 10.02.2018) .

25. Bible Hub. – URL: http://biblehub. com, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. англ. – (Дата обращения: 14.02.2018) .

26. Etymonline.com. – URL: https://www.etymonline.com, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. англ. – (Дата обращения: 3.05.2018) .

27. The Peterborough Chronicle. URL: http://members.optus.net/ englesaxe/texts/peterborough_37.html, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. англ. – (Дата обращения: 30.03.2018) .

28. Old English to Modern English Translator. – URL: https://www.old englishtranslator.co.uk, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. англ. – (Дата обращения: 3.05.2018) .

29. Oxforddictionaries.com. URL: https://en.oxforddictionaries.com, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. англ. – (Дата обращения: 3.05.2018) .

30. WikiSource.org. – URL: https://en.wikisource.org/wiki/Bible_(Wycliffe),




Похожие работы:

«Комитет по культуре санкт-Петербурга Центр (Центральный и Адмиралтейский районы). 3 Василеостровский район............ 21 Выборгский район............... 23 Калининский район.............»

«Здоровье, физическая культура и спорт в высшей школе: опыт, проблемы и перспективы УДК 796.011:316.324.8 Р. Ю. Домбровский, М . В. Созинов СПОРТ В ПОСТИНДУСТРИАЛЬНОМ ОБЩЕСТВЕ Статья посвящена вопросам изменений в массовом, национальном и про фессиональном спорте и отдельных видах спорта, которы...»

«Разработана на основе Федерального РАССМОТРЕНО государственного образовательного стандарта, на заседании кафедры философии и утвержденного приказом Министерства образования и науки Российской Федерации № культурологии УГГУ 510 от 12 мая 2014 г., утв. Министерством Протокол № 10...»

«Утверждн Постановлением Президиума от 28.02.2018 г. № 10 План основных мероприятий Забайкальской краевой организации профсоюза работников культуры на 2018 год 2018 год – юбилейный год ЗКОПРК. Нам – 65! I. Октябрь 2018 г. Юбилейное заседание IV Пленума Крайкома.Вопросы: 1."О текущей...»

«УТВЕРЖДАЮ Начальник управления культуры Гродненского облисполкома Е.В.Климович 2018 г. ИНСТРУКЦИЯ о порядке проведения областного открытого конкурса им. К.Горского 26-27 марта 2019 года 1. Настоящее положение определяет поря...»

«ШКОЛЬНЫЙ ИНФОРМАЦИОННО-БИБЛИОТЕЧНЫЙ ЦЕНТР КАК РЕСУРСНЫЙ ЦЕНТР ЕДИНОЙ ИНФОРМАЦИОННО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СРЕДЫ В КОНТЕКСТЕ НАЦИОНАЛЬНОГО ПРОЕКТА "ОБРАЗОВАНИЕ" Константин Владимирович Льольин, консультант управления проектно-аналитической деятельности министер...»

«в научном наследии Б.Б.Еф именковой К 80-летию со дня рождения ученого МОСКВА-МУЗЫКА Свадебные песни двинско-волжского междуречья: прощальные песни Н ародное искусство трудно выделить из еди н ого целого крестьянской ж и зн и, из всего ее уклада. О но срослось с трудом, бы том, религиозны м и явлениями. С трем...»

«Четвертая ежегодная конференция Жизнь в Кыргызстане, 2018 год Организаторы: Университет Центральной Азии ( УЦА) Институт овощных и декоративных культур имени Лейбница (IGZ) Центр по международной безопасности и развитию (ISDC) М...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА на тему: Концепт радость/счастье в португальских и б...»

«ПОЛОЖЕНИЕ о проведении Зимнего Чемпионата FIRST CLUB CUP по МИНИ-ФУТБОЛУ среди любителей 1. Цели и задачи Соревнование проводится в целях: 1.1.– популяризации и развития мини-футбола в молодежной и корпоративной среде;– пропаганды здорового образа жизни;– организации досуга и комфортных условий для любителей мини-футбола...»

«ОТЧЕТ Сахалинской областной универсальной научной библиотеки по итогам работы за 2018 год исполнение мероприятий, направленных на повышение эффективности и качества услуг 14 февраля 2019 года Документы, определяющие нормативные основания и систему оценки каче...»

«Европейские Дни Наследия Неделя Творцов Европейского Наследия Пилотная инициатива #ЕДН, ориентированная на детей и молодежь Правила участия НЕДЕЛЯ ТВОРЦОВ ЕВРОПЕЙСКОГО НАСЛЕДИЯ – ЧТО ЭТО? Европейские дни наследия (ЕДН) являются Лихачёва (далее Институт Наследия), являясь наи...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.