WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

Pages:   || 2 | 3 |

«АЛТАЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра археологии, этнографии и музеологии Лаборатория междисциплинарного изучения археологии Западной Сибири и Алтая НИИ гуманитарных ...»

-- [ Страница 1 ] --

ISSN 2411-1503

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ

АЛТАЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Кафедра археологии, этнографии и музеологии

Лаборатория междисциплинарного изучения

археологии Западной Сибири и Алтая

НИИ гуманитарных исследований

СОХРАНЕНИЕ И ИЗУЧЕНИЕ

КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ

АЛТАЙСКОГО КРАЯ

Сборник научных статей Выпуск XXIV УДК 902(571.150)(08) ББК 63.48(2Рос-4Алт)я431 С689

Ответственные редакторы:

А.А. Тишкин, В.П. Семибратов

Редакционная коллегия:

В.В. Горбунов, С.П. Грушин, Ю.Ф. Кирюшин, Д.В. Папин, Н.Н. Серегин, Т.В. Тишкина, Я.В. Фролов С689 Сохранение и изучение культурного наследия Алтайского края [Текст] : сборник научных статей / отв. ред. А.А. Тишкин, В.П. Семибратов. – Вып. XXIV. – Барнаул : Изд-во Алт .

ун-та, 2018. – 264 с .

ISSN 2411-1503 Издание содержит статьи, подготовленные на основе материалов докладов XXIV Всероссийской научно-практической конференции (с международным участием) «Сохранение и изучение культурного наследия Алтайского края». Рассматриваются различные вопросы, связанные с проблемами изучения, сохранения и использования археологических, исторических, архитектурных и других памятников культурного наследия. Отдельное место занимают исследования в области археологии и музейной деятельности .

УДК 902(571.150)(08) ББК 63.48(2Рос-4Алт)я431 Издание подготовлено в рамках реализации гранта Правительства РФ (Постановление №220), полученного ФГБОУ ВО «Алтайский государственный университет», договор №14.Z50.31.0010, проект «Древнейшее заселение Сибири: формирование и динамика культур на территории Северной Азии» .

ISSN 2411-1503 © Оформление. Издательство Алтайского государственного университета, 2018 СОДЕРЖАНИЕ

РАЗДЕЛ 1. ФИКСАЦИЯ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ОБЪЕКТОВ,

ИЗУЧЕНИЕ ПАМЯТНИКОВ ИСТОРИИ,

АРХИТЕКТУРЫ И ЭТНОГРАФИИ

Грушин С.П., Леонтьева Д.С. Результаты археологической разведки в Чарышском районе Алтайского края 6 Казаков А.А. Комплекс археологических памятников у с. Новозыково Красногорского района 11 Кирюшин К.Ю., Кобзев В.Л., Папин Д.В. К археологической карте памятников эпохи поздней бронзы Барнаульского Приобья 20 Кунгуров А.Л. К археологической карте Краснощековского района (Алтайский край) 26 Пилипенко С.А. Польское каменное надгробие рубежа XIX–XX вв .

с берегов оз. Байкал (из собрания «Частного музея минералов В. Жигалова») 30 Телегин А.Н. К археологической карте Баевского района 34 Целищева М.А. «Барнаульский дрожжевой завод» – памятник архитектуры начала ХХ в.: история и проблемы его сохранения 36 Целищева М.А., Слуцкий М.А. Утраченный объект культурного наследия «Особняк купеческий» в Барнауле:

история и проблемы его сохранения 52 Ябыштаев Т.С. О причинах репрезентации «поднятия на войлоке»

зайсана алтайских тёёлёсов 58 РАЗДЕЛ 2. РЕЗУЛЬТАТЫ

АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Борисов В.А., Илюшин А.М. Коллекция находок из сборов на поселении Саратовка-4 (к постановке вопроса о новом типе археологических памятников периода поздней бронзы в Кузнецкой котловине) 63 Бородовский А.П., Горохов С.В. Курганная группа Туекта-Нефтебаза-12 на южном склоне Семинского хребта (Онгудайский район Республики Алтай) 69 Головченко Н.Н., Назаров К.А. Находки керамики в с. Рогозиха 75 Дашковский П.К., Демин М.А. Раскопки кургана №29 пазырыкской культуры в южной части могильника Ханкаринский дол 78 Дашковский П.К., Ожиганов А.Н. Завершение раскопок курганов скифской эпохи на могильнике Инской дол 83

–  –  –





Федорук А.С. Бронзовый кельт из с. Баево 185 Федорук А.С. Находки бронзовых изделий с территории Алтайского края (по материалам сайта www.ReviewDetector.ru) 188 Фролов Я.В., Леонтьева Д.С., Грушин С.П. Новый могильник скифского времени в Фирсовском археологическом микрорайоне 195

РАЗДЕЛ 3. МУЗЕИ И МУЗЕЙНЫЕ КОЛЛЕКЦИИ,

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ОБЪЕКТОВ НАСЛЕДИЯ В МУЗЕЙНОЙ

ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И СФЕРЕ КУЛЬТУРНОГО ТУРИЗМА

Боброва А.И., Тишкин А.А. Оригинальная находка из Прикетья 202 Кимеев В.М. Экомузей «Тазгол»: проектные перспективы и современная реальность 210 Кунгуров А.Л. Каменный топор из Барнаула (Алтайский край) 218 Лихачева О.С. Кинжал «раннескифского» времени из Бийского краеведческого музея 222 Мерц И.В., Плешаков А.А., Мерц В.К. Случайные находки каменных сверленых орудий из фондов Северо-Казахстанского областного музея (Казахстан) 227 Пилипенко С.А., Мушинская Ю.C. Этнографические берестяные ножны из собрания музеев Новосибирской и Иркутской областей 233 Селезнева Е.В. Возможности организации культурно-познавательного туризма на территории Павловского района Алтайского края 239 Тишкина Т.В., Величкина О.Ю. Культурно-образовательная деятельность музея «Мир камня» 245 Толкацкая А.С. Археологические коллекции в экспозициях и выставках Алтайского государственного краеведческого музея в 1950–1980-е гг. 251 Черлояков И.Г. Музейно-педагогическая деятельность в сельской школе 257 Шалахов Е.Г. Первые поступления случайных археологических находок в фондовую коллекцию Юринского краеведческого музея (Республика Марий Эл) 260

–  –  –

Летом 2016 г. сотрудниками АлтГУ проводилась археологическая разведка. Маршрут экспедиции включал разные участки территории Чарышского района Алтайского края и посещение краеведческого музея. Одной из задач экспедиции стало обследование памятника Озерки, открытого в 1999 г .

П.И. Шульгой и С.А. Суворовым. В ходе работ была получена коллекция артефактов, датируемых периодом раннего неолита. Осмотр долины р. Сосновки позволил выявить четыре новых памятника археологии – визуально фиксируемые объекты: курганный могильник Сосновка-I, II, одиночный курган Щебнюха-2, Сосновка-III (каменный ящик). Обследованный участок длиной 4,5 км пролегал от д. Комендантка до базы практик АлтГУ «Голубой Утес», на левобережье Чарыша и в окрестностях р. Чала. На исследуемой территории археологических памятников не выявлено. Определенный научный интерес вызвали фонды районного музея с. Чарышское. На сегодняшний день там хранятся ранее неопубликованные случайные археологические находки: навершие каменной булавы и бронзовые удила, датируемые бронзовым и ранним железным веком, соответственно .

Ключевые слова: Чарышский район, разведка, курган, навершие булавы, удила .

Летом 2016 г. сотрудниками АлтГУ проведена археологическая разведка в Чарышском районе Алтайского края, в результате которой обследованы уже известные памятники археологии и открыты новые .

Кроме того, в фондах районного краеведческого музея были изучены отдельные артефакты, поступившие в музей в последнее время от жителей района .

Основным объектом археологического обследования стал памятник Озерки, расположенный в 2 км к югу от одноименного села, в устье р. Трактовая при впадении ее в р. Сосновка. Памятник расположен на террасе, разрушенной дорогой Алейск–Чарышское. Поселение открыто в 1999 г. П.И. Шульгой и С.А. Суворовым [Шульга, 2000]. В 2015 г .

сотрудниками АлтГУ проводился осмотр памятника и осуществлял

<

Грушин С.П., Леонтьева Д.С. Результаты археологической разведки…

ся сбор подъемного материала [Грушин, Кунгуров, Леонтьева, 2016] .

В 2016 г. работы на территории памятника были продолжены. С целью выяснения характера залегания культурных отложений в северной части памятника вскрыт небольшой участок размером 24 м, площадью 8 кв. м, ориентированный по сторонам света. Раскопки культурного слоя памятника производились вручную, пластами по 25 см. Наибольшая концентрация находок отмечена на 2 и 3 пластах. В ходе шурфовки и сборов подъемного материала обнаружены 19 каменных артефактов и 11 фрагментов керамики. Основная часть керамического материала залегала на 3–4 пластах. Стоит отметить венчик сосуда с декором в виде вертикальных оттисков гладкого штампа и четыре керамических фрагмента, орнаментированных крупным гребенчатым или гладким штампом. Остальной материал оказался без орнамента .

Комплекс каменной индустрии включал артефакты в виде скребков, отщепов, чешуек и аналогичен материалам, полученным в 2015 г., он имеет ярко выраженный призматический характер и хронологически относится ко времени раннего неолита. Керамическая серия очень разнородна, определение культурной принадлежности затруднительно .

Единственным определимым фрагментом является венчик, орнамент которого аналогичен декору керамических сосудов афанасьевского поселения Подсинюшка [Грушин, Степанова, 2010]. Афанасьевская культура Алтая на сегодняшний день датируется в рамках XXXVIII–XXV вв .

до н.э. [Грушин, 2009; Поляков, 2010] .

В ходе работ был обследован участок, расположенный в долине р. Сосновка, от с. Щебнюха до впадения реки в Чарыш. В результате были выявлены четыре археологических объекта .

Курганный могильник Сосновка-I находится на правом берегу Сосновки, в 1,9 км выше устья при впадении ее в Чарыш. Могильник расположен на клиновидном мысе, который возвышается над поймой .

Памятник состоит из двух сильно задернованных каменно-земляных курганов со слабо выступающими на поверхности каменными плитами .

Курган №1. Диаметр курганной насыпи 8 м, высота 0,2 м .

Курган №2 находится в 50 м к юго-востоку от кургана №1. Диаметр насыпи 5 м, высота 0,2 м. Раскопки не проводились, культурная принадлежность не определена .

Курганный могильник Сосновка-II зафиксирован в 2,15 км выше устья Сосновки, при впадении ее в Чарыш, в 2,05 км южнее окраины с. Щебнюха, на правом мысовидном берегу. Мыс разрезает лог и ручей, впадающий в Сосновку. Курганные могильники Сосновка-I и Сосновка-II разделены логом и расположены на расстоянии 0,25 км. Памятник состоит из двух курганов .

Курган №1. Диаметр курганной насыпи 12 м, высота 1 м. В объекте фиксируется западина .

Раздел 1. Фиксация археологических объектов, изучение памятников…

Курган №2. Диаметр курганной насыпи 6 м, высота 0,5 м. В центральной части насыпи фиксируется западина округлой формы, диаметром 2,0 м, глубиной 0,5 м. Культурная принадлежность не определена .

Памятник Сосновка-III обнаружен на правом борту Сосновки, в 1,1 км от впадения последней в Чарыш, в 3,2 км от окраины с. Щебнюха, 0,9 км от курганного могильника Сосновка-I. Объект представляет собой ящик из вертикально вкопанных каменных плит, концы которых обнажены на поверхности, он ориентирован по длинной оси З–В. Размеры ящика 1,20,7 м. Культурная принадлежность не определена .

Одиночный курган Щебнюха-2 находится в северо-восточной части с. Щебнюха, возле огорода дома по адресу ул. Нагорная, 9, в 0,22 км северо-восточнее моста через Щебнюху, в 0,28 км севернее Чарыша .

Насыпь кургана сложена из каменных глыб, имеет диаметр 8 м, высоту 0,1 м. Поверхность кургана хорошо задернована, однако испытывает сильное антропогенное воздействие. Насыпь перерезает изгородь огорода, а ее поверхность замусорена металлическими частями сельскохозяйственной техники .

Следующий участок обследования, длиной 4,5 км, пролегал от д. Комендантка до базы практик АлтГУ «Голубой Утес», на левобережье Чарыша и в окрестностях р. Чала. Всего на этом участке заложено восемь шурфов, в ходе работ археологических памятников не выявлено .

В фондах районного краеведческого музея с. Чарышское хранятся случайные археологические находки, представляющие научный интерес .

Каменное навершие булавы (рис.-1). Артефакт обнаружен Галиной Ивановной Серебрянниковой в 2014 г. в с. Чарышское, по ул. Баравушенская, на правом берегу Чарыша, в карьере по добыче щебня, у подножья горы. Представляет собой навершие булавы, изготовленной из пятнистой яшмы. Предмет имеет шаровидную форму с приземистым корпусом и гладкой шлифованной поверхностью. Высота корпуса составляет 5,6 см, диаметр – 7,2 см. В центре фиксируется сквозное коническое отверстие для крепления, диаметром 1,4 см .

В Западной Сибири булавы появляются в одиновских комплексах III тыс. до н.э. [Молодин, 2012, с. 153]. Они найдены в окуневских [Вадецкая, Леонтьев, Максименков, 1980, табл. ХХI.-10 и др.], сеймско-турбинских [Матющенко, Синицина, 1988, с. 85] и кротовских [Молодин, Гришин, 2016, с. 272] комплексах. Подобные предметы известны и в более позднее время в андроновских комплексах [Черников, 1960] .

Приведенные аналогии не противоречат и некоторым обстоятельствам находки. По информации директора районного краеведческого музея, Елены Валентиновны Афанасьевой, навершие булавы обнаружено в том же месте, где ранее найден бронзовый кинжал с навершием в виде лошади, выполненной в сейминско-турбинском стиле [Кирюшин, Шульга, Грушин, 2006, рис. 1.-1]. Учитывая вышеизложенное, на настоящий момент времени комплекс можно датировать в широком хронологическом диапазоне: период раннего и среднего бронзового века .

Грушин С.П., Леонтьева Д.С. Результаты археологической разведки…

Случайные находки из фондов районного краеведческого музея с. Чарышское:

1 – каменное навершие булавы из с. Чарышское;

2 – бронзовые удила с верховий р. Теплая Раздел 1. Фиксация археологических объектов, изучение памятников… Бронзовые удила (рис.-2). Случайную находку бронзовых удил в музей передал житель с. Чарышское Алексей Гладких. По словам автора находки, удила обнаружены в верховьях р. Теплая Чарышского района .

Точного местонахождения артефакта установить не удалось. Длина изделия 21 см. Бронзовые удила – двусоставные, звенья изделия соединены при помощи замкнутых колец (соединенно-кольчатые). Стержни звеньев (грызла) округлые в сечении, имеют гладкую поверхность. Окончания удил стремечковидного типа с отверстиями колокольчиковидной формы .

Удила подобного типа были широко распространены в Евразии [Махортых, 2005; Тереножкин, 1976], в том числе и на территории предгорного и Горного Алтая в «раннескифское» время (конец IX, VIII–VII вв. до н.э.), наибольшую близость предмет находит с удилами из могильника Кок-Су-I, курган №42 [Кирюшин, Тишкин, 1997, рис. 48.-8] .

Таким образом, в ходе археологической разведки в Чарышском районе Алтайского края были выявлены новые объекты археологического наследия, расположенные в долине р. Сосновка, некоторые из них находятся в аварийном состоянии. Так одиночный курган Щебнюха-2 частично разрушен огородом, что определяет необходимость реализации охранных мероприятий на объекте .

Библиографический список Вадецкая Э.Б., Леонтьев Н.В., Максименков Г.А. Памятники окуневской культуры. Л., 1980. 148 с .

Грушин С.П. Радиоуглеродная хронология афанасьевских памятников Горного Алтая // Роль естественнонаучных методов в археологических исследованиях. Барнаул, 2009. С. 110–112 .

Грушин С.П., Кунгуров А.Л., Леонтьева Д.С. Новые материалы с памятника Озерки на р. Чарыш // Сохранение и изучение культурного наследия Алтайского края. Барнаул, 2016. Вып. XXII. С. 75–78 .

Грушин С.П., Степанова Н.Ф. Особенности технологии изготовления керамики с афанасьевского поселения Подсинюшка // Афанасьевский сборник .

Барнаул, 2010. С. 46–53 .

Кирюшин Ю.Ф., Тишкин А.А. Скифская эпоха Алтая. Ч. I: Культура населения в раннескифское время. Барнаул, 1997. 232 с .

Кирюшин Ю.Ф., Шульга П.И., Грушин С.П. Случайные находки бронзовых предметов в северо-западных предгорьях Алтая // Алтай в системе металлургических провинций бронзового века. Барнаул, 2006. С. 45–53 .

Матющенко В.И., Синицына Г.В. Могильник у деревни Ростовка вблизи Омска. Томск, 1988. 136 с .

Махортых С.В. Уздечные принадлежности юга Восточной Европы в предскифский период // Снаряжение кочевников Евразии. Барнаул, 2005. С. 92–95 .

Молодин В.И. Памятник Сопка-2 на реке Оми: культурно-хронологический анализ погребальных комплексов одиновской культуры. Новосибирск,

2012. Т. 3. 220 с .

Молодин В.И., Гришин А.Е. Памятник Сопка-2 на реке Оми: культурно-хронологический анализ погребальных комплексов кротовской культуры .

Новосибирск, 2016. 452 с .

Казаков А.А. Комплекс археологических памятников у с. Новозыково…

Поляков А.В. Радиоуглеродные даты афанасьевской культуры // Афанасьевский сборник. Барнаул, 2010. С. 158–171 .

Тереножкин А.И. Киммерийцы. Киев, 1976. 223 с .

Черников С.С. Восточный Казахстан в эпоху бронзы. М.; Л., 1960. 276 с .

(МИА. №88) .

Шульга П.И. Афанасьевские памятники в северо-западных предгорьях Алтая // Сохранение и изучение культурного наследия Алтая. Барнаул, 2000 .

Вып. XI. С. 108–114 .

–  –  –

Altai Branch of the Russian Academy of National Economy and Public Administration under the President of the Russian Federation, Barnaul, Russia

RESULTS OF ARCHAEOLOGICAL EXPLORATION

IN THE CHARYSHSKY DISTRICT OF THE ALTAI TERRITORY

In the summer of 2016 researchers of Altai State University conducted an archaeological exploration. The route of the expedition included various parts of the Charyshsky district of the Altai Territory and a visit to the Museum of Local Lore, History and Economy. One of the aims of the expedition was the survey of the Ozerki monument, which was discovered in 1999 by P.I. Shulga and S.A. Suvorov. In the course of the work, a collection of artifacts dating to the early Neolithic period was obtained. The exploration of the valley of the Sosnovka river revealed four new archaeological monuments of – visible objects: barrow burial ground Sosnivka-I, II, single barrow Schebnyuha-2, Sosnivka-III (stone box). Next inspected part of 4,5 km long was situated between the village Komendantka and the practice base of Altai State University “Goluboy Utes” on the left bank of the Charysh river and near the Chala river. On the explored territory no archaeological Sites were found. A certain scientific interest was caused by the funds of the district museum of the Charyshskoe village which at present store previously unpublished random archaeological finds: a knob of stone macehead and bronze bar bit, dating to the Bronze and early Iron age .

Key words: Charyshsky district, exploration, barrow, macehead knob, bar bit .

–  –  –

В работе публикуются результаты разведки в Красногорском районе Алтайского края. Несмотря на то, что открытые памятники достаточно часто упоминаются в различных научных публикациях, подробное их описание с детальной привязкой на местности и планиграфическими особенностями приводится впервые. Это касается поселений Новозыково-1, Новозыково-2, Новозыково-3,

Раздел 1. Фиксация археологических объектов, изучение памятников…

Новозыково-4, Новозыково-5. Кроме глазомерных планов, представлены материалы, полученные с этих памятников в результате шурфовки, определена их культурно-хронологическая принадлежность, описана стратиграфическая ситуация на каждом памятнике. Материалы, полученные с поселений, относятся к эпохе палеолита (?), раннего железного века, раннего средневековья и представляют быстрянскую и майминскую археологические культуры. На поселении Новозыково-1 выявлена конструкция, заглубленная в материк. Материал впервые вводится в научный оборот .

Ключевые слова: поселение, планиграфия, стратиграфия, культура, ранний железный век, майминская культура, быстрянская культура .

Среди районов Алтайского края Красногорский считается достаточно хорошо обследованным. История изучения археологических памятников этого района изложена в работе М.Т. Абдулганеева [2007, с. 237–244], им же охарактеризованы основные причины неравномерности распределения памятников археологии на его территории [Абдулганеев, 2007, с. 240]. В 2007 г. на территории Красногорского района было выявлено 138 разновременных археологических объектов, результаты исследования которых в подавляющем большинстве опубликованы. Исчерпывающий список архивных источников и публикаций, в которых представлены материалы с этих памятников, представлен в той же работе М.Т. Абдулганеева [2007, с. 298–394] .

Несмотря на то, что в литературе уже изложены краткие сведения, без планов и материала, об археологических памятниках, расположенных у с. Новозыково, целесообразна их исчерпывающая публикация .

Полученные в результате разведки материалы немногочисленны, однако в наук

е мелочей не бывает и любая полная информация намного лучше, чем фрагментарная. Учитывая печальную судьбу большинства невыразительных коллекций археологических материалов, которые либо смешиваются, либо теряются, не дойдя до введения в научный оборот [Казаков, 2016, с. 109–110], постараюсь не допустить подобного с указанными коллекциями. Являясь автором всех работ на этих памятниках, необходимо устранить некоторые неточности предыдущих публикаций .

В 1991 г. при обследовании проектируемой автодороги Красногорское–Усть-Иша автором были открыты пять поселений, получивших названия по расположенному рядом селу: Новозыково-1–5. Все они расположены с западной стороны (ниже по течению Иши) от указанного населенного пункта .

Поселение Новозыково-1. Расположено на относительно горизонтальной площадке восточной экспозиции мысовидного выступа горной складки, высотой около 300 м, протянувшейся на 4 км вдоль левого берега Иши по направлению З–В. Мыс образован поймой Иши и р. Ташта – левый приток Иши. Поселение находится на высоте 6–7 м от второй надпойменной террасы Иши, на 23 км автодороги Красногорское–Усть-Иша, в 1,5 км к западу от западной окраины с. Новозыково. Визуально на поверхности не фиксируется (рис. 1.-1) .

Казаков А.А. Комплекс археологических памятников у с. Новозыково…

Рис. 1. Поселение Новозыково-1. Глазомерный план и материал из шурфа

На поселении был заложен шурф размерами 1,51 м. На глубине 0,5 м от современной дневной поверхности дно шурфа было зачищено по материку. На уровне зачистки в северной части шурфа выявилось темное гумусированное пятно, которое на площади шурфа было выбрано по контуру. Вероятнее всего, шурф попал на край жилища. Судя по разрезам, котлован жилища имел вертикальные стенки и прорезал материк на 0,2–0,25 м. На исследованном участке дно котлована было горизонтальным, ям и других конструкций зафиксировано не было .

Первые находки в шурфе встречены на глубине 0,34 м от современной дневной поверхности. Все они концентрировались в северной части шурфа, на площади, занимаемой пятном. Вероятнее всего, они происходят из заполнения жилища. Всего в шурфе обнаружено 16 фрагментов керамики, из них два – с орнаментом (рис. 1.-2–3). Один украшен по верхнему краю рядом ямок, другой – жемчужником. Судя по составу теста, срезу венчика и орнаментации керамики, поселение относится к раннему железному веку. Учитывая, что поселение Новозыково-1 расположено в ареале распространения памятников быстрянской археологической культуры, с большой долей вероятности можно отнести его именно к этому кругу памятников и предварительно датировать V–I вв. до н.э. М.Т. Абдулганеевым [2007, с. 244] памятник определен более узко – IV–II вв. до н.э .

Учитывая, что до настоящего времени нет опубликованных жилищных конструкций быстрянской культуры, несмотря на наличие как Раздел 1. Фиксация археологических объектов, изучение памятников… минимум семи исследованных [Абдулганеев, 2007, с. 293; Абдулганеев, Кунгурова, 2001], в том числе не менее трех на поселении Горный-3 [Абдулганеев и др., 2001, с. 96], поселение Новозыково-1 представляет собой достаточно перспективный объект для дальнейшего изучения .

Поселение Новозыково-2. Расположено на относительно горизонтальной площадке посредине мысовидного выступа горной складки, высотой около 300 м, протянувшейся на 4 км вдоль левого берега Иши по направлению З–В. Мыс образован поймой Иши и двумя логами, прорезающими горную складку с западной и восточной части мыса. Поселение расположено на высоте 9–10 м от второй надпойменной террасы р. Иши, на 24 км автодороги Красногорское–Усть-Иша, в 2,5 км к западу от западной окраины с. Новозыково. Визуально на поверхности не фиксируется (рис. 2.-1) .

Рис. 2. Поселение Новозыково-2. Глазомерный план и материал из шурфа

На поселении был заложен шурф размерами 1,51 м. Мощность культурного слоя порядка 0,5 м. Первые находки встречены на глубине 0,25 м от современной дневной поверхности. Всего были найдены четыре мелких фрагмента керамики, один из которых орнаментирован по верхнему краю венчика рядом жемчужин. Судя по профилировке этого фрагмента, вероятнее всего, он является частью чаши с плоским дном (рис. 2.-2). По составу теста, срезу венчика и орнаментации керамики поселение относится к раннему железному веку. Учитывая, что поселение Новозыково-2 расположено в ареале распространения памятников быстрянской археологической культуры, с большой долей вероятности можно отнести его именно к этому кругу памятников и предварительно датировать V–I вв. до н.э. М.Т. Абдулганеевым [2007, с. 244] памятник определен более узко – IV–II вв. до н.э .

Казаков А.А. Комплекс археологических памятников у с. Новозыково… Поселение Новозыково-3. Расположено на слабом мысовидном выступе второй надпойменной террасы левого берега Иши высотой 5–6 м, который с юга ограничен подошвой горной складки, с севера и запада – поймой Иши, с востока – оврагом, по дну которого протекает небольшой ручеек, на 25 км автодороги Красногорское – Усть-Иша, в 3,5 км к западу от западной окраины с. Новозыково. Визуально на поверхности не фиксируется (рис. 3.-1) .

Рис. 3. Поселение Новозыково-3. Глазомерный план и материал из шурфа

На поселении был заложен шурф размерами 1,51 м. Мощность культурного слоя порядка 0,5 м. Первые находки встречены на глубине 0,16 м от современной дневной поверхности. Всего найдено 12 фрагментов керамики, которые были достаточно равномерно распределены в культурном слое. Три фрагмента венчика орнаментированы по верху Раздел 1. Фиксация археологических объектов, изучение памятников… ямками, жемчужником и отпечатками уголка лопаточки. Причем орнаментальные композиции достаточно сложные и расположены в несколько строк (рис. 3.-2–4). Судя по составу теста, срезу венчика и орнаментации керамики, поселение относится к раннему железному веку .

Учитывая, что поселение Новозыково-3 расположено в ареале распространения памятников быстрянской археологической культуры, с большой долей вероятности можно отнести его именно к этому кругу памятников и предварительно датировать V–I вв. до н.э. М.Т. Абдулганеевым [2007, с. 244] памятник датирован более узко – IV–II вв. до н.э .

В дальнейшем, в этом же году, на поселении автором вскрыта площадь в 408 кв. м. В опубликованных источниках можно найти и другую цифру – 1100 кв. м [Абдулганеев, 2007, с. 244]. Подобное положение объясняется достаточно просто. Исследования на памятнике проводились за счет финансирования дорожно-строительной организацией работ по освобождению площади под строительство от археологического памятника. Мы все, занимаясь археологией, сталкиваемся с проблемой сохранения культурно-исторического наследия, в последнее время практически вся археология стала «новостроечной». Иногда возникают парадоксальные ситуации – зачастую памятник разрушен частично или полностью, а финансирование выделяется уже после начала работ. Несмотря на это, заказчик требует выполнения необходимых формальностей – вскрытия тех площадей, под которые получено финансирование и именно в тех местах, где памятник попадает в зону строительства .

И заказчика в этом винить нельзя – так требует закон. В данном конкретном случае основной раскоп площадью более 752 кв. м был заложен на уже изначально разрушенных участках культурного слоя и дал минимальное количество абсолютно неинформативного переотложенного материала, а раскоп площадью 408 кв. м был заложен немного в стороне, на уцелевшем от разрушения культурного слоя месте, и дал интереснейшие материалы, которые в настоящее время готовятся к публикации .

Поселение Новозыково-4. Расположено на слабом мысовидном выступе второй надпойменной террасы левого берега Иши высотой 5–6 м, который с юга ограничен подошвой горной складки, с севера, запада и востока – поймой Иши. Посередине мыс прорезает небольшой овраг, по дну которого протекает ручеек, на 24 км автодороги Красногорское–Усть-Иша, в 3 км к западу от западной окраины с. Новозыково .

Визуально на поверхности не фиксируется (рис. 4.-1) .

На поселении был заложен шурф размерами 1,51 м. Мощность культурного слоя порядка 0,5 м. Первые находки встречены на глубине 0,13 м от современной дневной поверхности. Всего найдено 11 фрагментов керамики, которые были достаточно равномерно распределены в культурном слое. Три фрагмента венчика орнаментированы по верху ямками и жемчужником. Причем орнаментальные композиции достаточно сложные и расположены в несколько строк (рис. 4.-2–4). Судя Казаков А.А. Комплекс археологических памятников у с. Новозыково… по составу теста, срезу венчика и орнаментации керамики, поселение относится к раннему железному веку. Учитывая, что поселение Новозыково-4 расположено в ареале распространения памятников быстрянской археологической культуры, с большой долей вероятности можно отнести его именно к этому кругу памятников и предварительно датировать V–I вв. до н.э. М.Т. Абдулганеевым [2007, с. 244] памятник определен более узко – IV–II вв. до н.э .

Рис. 4. Поселение Новозыково-4. Глазомерный план и материал из шурфа

Кроме шурфа, никаких работ на площади поселения не производилось. В опубликованных источниках можно найти и другую цифру – исследовано 400 кв. м [Абдулганеев, 2007, с. 245]. Подобное положение объясняется тем, что, вероятнее всего, раскоп площадью 408 кв. м поселения Новозыково-3 был ассоциирован с поселением Новозыково-4 .

Поселение Новозыково-5. Расположено на относительно горизонтальной площадке посередине мысовидного выступа горной складки, выРаздел 1 .

Фиксация археологических объектов, изучение памятников… сотой около 300 м, протянувшейся на 4 км вдоль левого берега Иши по направлению З–В. Мыс ограничен с севера второй надпойменной террасой Иши, с востока – логом, по дну которого протекает ручеек, впадающий в небольшое, заболоченное озерцо у западного основания мыса, с запада – поймой Иши. Площадка поселения находится на высоте 8–9 м от уровня второй надпойменной террасы Иши, в 4 км к западу от западной окраины с. Новозыково. Визуально на поверхности не фиксируется (рис. 5.-1) .

Рис. 5. Поселение Новозыково-5. Глазомерный план и материал из шурфа

На поселении был заложен шурф размерами 21 м. Мощность культурного слоя порядка 0,35 м. Первые находки встречены на глубине 0,1 м от современной дневной поверхности. Всего найдено четыре фрагмента керамики и 10 элементов каменной индустрии (шесть отщепов, один пластинчатый отщеп, две ножевидные пластины без подработки и одна ножевидная пластина с подработкой), изготовленные, вероятно, из черного кремня (рис. 5.-2, 3) .

Судя по находкам, поселение многослойное. Один комплекс материала представлен материалами каменного века, второй, как можно Казаков А.А. Комплекс археологических памятников у с. Новозыково… заключить по составу теста, срезу венчика и орнаментации керамики, относится к раннему железному веку. Учитывая, что поселение Новозыково-5 расположено в ареале распространения памятников быстрянской археологической культуры, с большой долей вероятности можно отнести комплекс раннего железного века именно к этому кругу памятников и предварительно датировать V–I вв. до н.э. М.Т. Абдулганеевым [2007, с. 245] памятник определен более узко – IV–II вв. до н.э .

Таким образом, несмотря на то, что Красногорский район неплохо изучен, на достаточно небольшом участке близ с. Новозыково зафиксировано пять новых археологических памятников. Подобная плотность расположения памятников археологии на этом участке делает его перспективным для дальнейшего исследования. Убежден, что более тщательное обследование этого микрорайона позволит выявить новые памятники археологии .

Библиографический список Абдулганеев М.Т. Красногорский район в древности // Сохранение и изучение культурного наследия Алтая. Барнаул, 2007. Вып. XVI. 305 с .

Абдулганеев М.Т., Кунгурова Н.Ю. Исследование аварийных поселений скифского времени на р. Бия // Сохранение и изучение культурного наследия Алтайского края. Барнаул, 2001. Вып. XII. С. 97–101 .

Абдулганеев М.Т., Степанова Н.Ф., Служак И.В., Чекрыжова О.И. Раскопки аварийных памятников на р. Иша // Сохранение и изучение культурного наследия Алтайского края. Барнаул, 2001. Вып. XII. С. 93–97 .

Казаков А.А. К археологической карте Бийского района и верховьев р. Оби // Сохранение и изучение культурного наследия Алтайского края. Барнаул, 2016. Вып. XX. С. 109–116 .

A.A. Kazakov Barnaul Law Institute of the Russian Interior Ministry, Barnaul, Russia

COMPLEX OF ARCHAEOLOGICAL SITES NEAR THE

NOVOZYKOVO VILLAGE IN THE KRASNOGORSKY DISTRICT

The article publishes the results of exploration in the Krasnogorsky District of the Altai Territory. Despite the fact that the discovered sites have often been mentioned in various scientific publications, their thorough description with detailed reference to the ground and planigraphic characteristics are presented for the first time. They are settlements Novozykovo-1, Novozykovo-2, Novozykovo-3, Novozykovo-4, Novozykovo-5. In addition to the visual plans the article presents materials obtained from those sites as a result of trenching, it identifies their cultural and chronological affiliation, describes the stratigraphic situation at each site. The materials obtained from the settlements date back to the Paleolithic era (?), the Early Iron Age, Early Middle Ages and represent the Bystryanskaya and Mayminskaya archaeological culture. In settlement Novozykovo-1 a construction embedded in the mainland was found. The material is introduced into scientific circulation for the first time .

Key words: settlement, planigraphy, stratigraphy, culture, early Iron Age, Mayminskaya culture, Bystryanskaya culture .

Раздел 1. Фиксация археологических объектов, изучение памятников… УДК 902 .

2«6377»(571.150) К.Ю. Кирюшин1,2, В.Л. Кобзев1, Д.В. Папин1,2 Алтайский государственный университет, Барнаул, Россия;

Институт археологии этнографии СО РАН, Новосибирск, Россия

К АРХЕОЛОГИЧЕСКОЙ КАРТЕ

ПАМЯТНИКОВ ЭПОХИ ПОЗДНЕЙ БРОНЗЫ

БАРНАУЛЬСКОГО ПРИОБЬЯ

Работа выполнена в рамках реализации проекта РФФИ №17-11-22011 «Барнаульское Приобье в древности»

В статье рассматриваются материалы нового памятника – поселение Кошкаргаиха-1, на территории Барнаульского Приобья. Приводится история открытия памятника, анализируется состав керамической коллекции, декора глиняных сосудов. Делается вывод о разновременности находок, о широком хронологическом датировании от эпохи бронзы и до нового времени, но основная часть комплекса относится к ирменской археологической культуре эпохи поздней бронзы .

Ключевые слова: Алтай, Барнаульское Приобье, археология, эпоха поздней бронзы .

Барнаульское Приобье является одной из наиболее хорошо изученной в археологическом плане территорий Алтайского края. Широкая обская пойма и приобский лесной массив создавали на правобережье Оби комфортные условия для ведения комплексного производящего хозяйства в древности. Это сказалось на расположении древних поселений, приуроченных к первой и второй надпойменным террасам и пойменным песчаным дюнам. Выделяются участки с высокой концентрацией памятников (комплексы «Ближние Елбаны», «Фирсовский археологический микрорайон», «Малый Гоньбинский Кордон»), где представлены все периоды древней истории региона [Шамшин, 1997; Кунгуров, 2006] .

Период поздней и финальной бронзы связан с традициями ирменской и корчажкинской культур, наиболее изученным объектом является Фирсово-18 [Федорук, Шамшин, Папин, 2008]. Новые материалы, полученные из южной части Барнаульского Приобья, свидетельствуют о широком распространении близких групп населения в указанное время .

Летом 2012 г. одним из авторов статьи на правом берегу старицы Кошкаргаиха в окрестностях с. Малая Речка обнаружены жилищные западины. На протяжении нескольких сезонов высокий уровень воды в Оби не позволял проверить имеющуюся информацию. Осенью 2017 г .

двум авторам статьи удалось добраться до местонахождения предполагаемого объекта историко-культурного наследия. Часть поймы Оби осенью 2017 г. оказалась распахана. На фоне распаханной земли хорошо читались восемь жилищных западин. На поверхности почвы около и внутри западин находилось большое количество керамики. Можно

Кирюшин К.Ю., Кобзев В.Л., Папин Д.В. К археологической карте…

констатировать, что в результате распашки оказалась разрушена часть культурного слоя долговременного поселения периода поздней бронзы .

Поселение Кошкаргаиха-1 расположено в 30 км к югу от Барнаула в Первомайском районе Алтайского края. Памятник находится на правобережье Оби, на правом берегу старицы Кошкаргаиха, в которую впадает Малая Речка, в 2,2 км к юго-западу от охотничьей базы, расположенной на р. Бойничиха и в 2,2 км к северо-западу от западной окраины с. Малая Речка .

Обское правобережье в данном месте представляет собой широкую (до 12 км) заболоченную пойму с множеством стариц и старичных озер, которые перемежаются с гривами и буграми-останцами коренного берега. Высота таких останцов достигает 4 м от пойменного уровня .

При паводках вода в Оби поднимается, почти полностью затапливая пойму и подтапливая останец, на котором находится поселение, превращая его в остров. Вода спадает только к августу. Окружающая растительность – луговая, с зарослями кустарниковых ив, осин и берез .

Коренной берег Оби, расположенный в 1–1,5 км к западу от памятника, покрыт сосновым лесом .

Поселение расположено на небольшом останце (0,20,14 км) подтреугольной формы, который ориентирован длинной стороной по линии З–В, а короткой – по линии Ю–С. С севера и востока останец окружен болотами и старичными озерами старицы Кишкино. Высота останца в наивысших точках осенью 2017 г. составляла более 3 м от уровня воды в старицах Кошкаргаиха и Кукишкина. По территории памятника проходит грунтовая дорога, которая идет из с. Малая Речка по правому берегу старицы Кошкаргаиха, по направлению к охотничьей базе, расположенной на р. Бойничиха .

Семь жилищных западин расположены в один ряд по «длинной»

северной и самой высокой части останца. Жилищные западины овальной формы (немного вытянуты по линии З–В); хорошо выражены в рельефе (глубина от 0,7 до 1,2 м); имеют довольно крупные размеры (от 64 до 108 м). Восьмая западина расположена в стороне от остальных, к северу от самой западной в ряду. Она расположена ниже по сравнению с остальными, не очень хорошо выражена в рельефе .

Находки представлены фрагментами керамических сосудов, из которых основную массу составляют фрагменты тулов и венчиков. Исходя из профилировки большинства крупных фрагментов, сосуды относятся к типу слабопрофилированных горшков и к банкам. В орнаментации наиболее часто используемым элементом являлись различные пояски, ряды ямок, сеточка, елочка, жемчужник, ромбы и горизонтальные линии. Анализ техники нанесения декора позволил выявить, что в коллекции преобладают фрагменты, орнаментированные оттисками гладкого штампа, различного рода вдавлениями и оттисками гребенчатого штампа. Использование в декоре такого мотива, как жемчужник с разРаздел 1. Фиксация археологических объектов, изучение памятников… делителем в зоне горловины (рис. 1.-4, 5, 6; 2.-8), ромбов, выполненных прочерченными линиями в зоне венчика (рис. 1.-7, 9; 3.-1), елочки, исполненной крупным гребенчатым штампом (рис. 1.-8; 2.-4–6), ма

–  –  –

Кирюшин К.Ю., Кобзев В.Л., Папин Д.В. К археологической карте… леньких сосудиков, орнаментированных геометрическим орнаментом (рис. 1.-9), надежно атрибутирует рассматриваемый керамический комплекс в рамках ирменской культуры поздней бронзы Барнаульского Приобья [Федорук, Шамшин, Папин, 2008, рис. 3.-8] .

–  –  –

Кирюшин К.Ю., Кобзев В.Л., Папин Д.В. К археологической карте… Вместе с тем в коллекции выделяются три фрагмента керамики инородного происхождения. Первый – это фрагмент сосуда, изготовленный на гончарном круге (рис. 3.-5), относится к деятельности русского населения нового времени, второй фрагмент характеризуется прямым срезом венчика и крупными отпечатками гладкого штампа в сочетании с ямками (рис. 2.-2), что позволяет соотнести его с одинцовскими материалами раннего средневековья [Казаков, 2014], третий фрагмент с заглаженным орнаментом (рис. 3.-8), по всей видимости, связан с периодом ранней бронзы. Таким образом, поселение Кошкаргаиха-1 отражает сложную картину этнокультурного взаимодействия, протекавшего на рассматриваемой территории с бронзового века и до настоящего времени. Наличие представительной коллекции, относимой к ирменской культуре, позволяет предположить существование там крупного поселенческого комплекса периода поздней бронзы .

Библиографический список Казаков А.А. Одинцовская культура Барнаульско-Бийского Приобья. Барнаул, 2014. 151 с.: ил., табл .

Кунгуров А.Л. Памятники археологии Первомайского района // Сохранение и изучение культурного наследия Алтайского края. Барнаул, 2006. Вып. XV .

С. 327–385 .

Федорук А.С., Шамшин А.Б., Папин Д.В. Предварительные итоги исследования поселения Фирсово-XVIII // Этнокультурные процессы в Верхнем Приобье и сопредельных регионах в конце эпохи бронзы. Барнаул, 2008 .

С. 125–143 .

Шамшин А.Б. Фирсовский археологический микрорайон: некоторые итоги и перспективы исследования // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий. Новосибирск, 1997. Т. III .

С. 326 .

–  –  –

The article considers the materials of the new site – Koshkargaikha-1 settlement in the territory of Barnaul Ob area. The history of the site’s discovery is given, the composition of the ceramic collection and clay vessels ornamentation are analyzed. The conclusion is made about the diversity of the finds, their extensive chronological dating from the Bronze Age and up to the modern era, but the main part of the complex belongs to the Irmenskaya archaeological culture of the Late Bronze Age .

Key words: Altai, Barnaul Ob region, archaeology, late Bronze Age .

В статье приводится описание новых памятников Краснощековского района, расположенных в устьевой зоне р. Чагырки – левого притока Чарыша .

Данный отрезок долины Чарыша известен прежде всего благодаря наличию большого количества пещер и некрополей скифского времени и эпохи средневековья. Памятников открытого типа, а тем более относящихся к периоду каменного века, известно немного. Публикуемые материалы позволяют не только расширить археологическую источниковую базу, но и зафиксировать специфику расположения памятников различных периодов в предгорной зоне Алтая .

Ключевые слова: стоянка, поселение, некрополь, орудие, керамика, наконечник копья, палеолит, ранний железный век, елунинская культура .

Первая археологическая находка в устьевой зоне Чагырки (левый приток Чарыша, длина водотока 25 км) была сделана в 70-х гг. прошлого века при копании местными жителями могилы в центральной части кладбища с. Усть-Чагырки (рис. 1.-1) [Вистингаузен, 2007] .

Местность, где расположено село, находится на границе степных дренированных мелкосопочных эрозионно-денудационных предгорий с выходами скальных пород и фрагментарным суглинисто-щебнистым покровом и низкогорных степных ландшафтов. Последние представлены пологоувалистыми пенепленизированными низкогорьями с мощным покровом дефлюкционных и делювиально-пролювиальных суглинков с разнотравно-злаковыми луговыми степями на горных выщелоченных черноземах .

Скальные породы представлены преимущественно известняками верхнего отдела кембрийской системы, а также песчаниками, сланцами и конгломератами. Именно в этом месте локализована большая часть пещер, входящих в комплекс «чарышских костеносных карстов», которые привлекали исследователей с XVIII в. [Вистингаузен, 1982; Кунгуров, 2002] .

В процессе осмотра С.В. Маркиным и А.Л. Кунгуровым в 2007 г .

данного отрезка берега Чарыша, когда был открыт ныне широко известный объект Чагырская пещера [Деревянко и др., 2008], зафиксированы еще несколько памятников, содержащих культурные слои раннего железного и каменного века. Также был осмотрен участок устьевой зоны Чагырки, где расположено кладбище села и в свое время найден на глубине 1,5 м наконечник копья .

Место нахождения втульчатого наконечника копья – пологий мыс второй надпойменной террасы, сложенный субаэральным лёссовидным суглинком. Координаты: 51°2543.12 с.ш. 83°0726.71 в.д. Высота предполагаемого участка находки 343 м над у.м. (11 м над урезом Чарыша). Мыс образован изгибом поймы левого борта долины Чарыша .

Кунгуров А.Л. К археологической карте Краснощековского района… Кладбище занимает его срединную часть, а находка сделана в его центре .

Это позволяет предположить наличие некрополя елунинской культуры раннего бронзового века. Погребения в подобных могильниках относительно неглубокие и расположены обычно по центральной оси мысов .

Втульчатое массивное копье с узким пером имеет крюк-клевец, названный А.П. Уманским «багром» (рис. 1.-2) [Уманский, Демин, 1983]. При Рис. 1. Расположение археологических памятников около с. Усть-Чагырка (1) и бронзовый наконечник копья, найденный в селе (2) Раздел 1. Фиксация археологических объектов, изучение памятников… публикации этой находки позднее она ошибочно указана на рисунке как Бурла, хотя описание в тексте было верным [Кирюшин, 2002, рис. 151.-2] .

Никаких признаков надмогильных сооружений в предполагаемом месте находки наконечника не зафиксировано .

Поселение Усть-Чагырка-1 (рис. 1.-1) находится в 1,5 км к югу от кладбища села и в 2,1 км выше устья Чагырки на правом борту долины речки. Там из горного распадка горы Поскотной (южный склон) вытекает ручей, правый борт долины которого образует в устье мыс высотой 369 м над у.м. (37 м – над урезом Чарыша, 25 м – над урезом Чагырки) .

Координаты: 51°2517.14 с.ш. 83°0838.24 в.д. В разрушениях грунтовой дороги, пересекающей мыс, собрана керамика, имеющая облик посуды раннего железного века. К сожалению, орнамента на фрагментах не зафиксировано. Цвет, обжиг (восстановительный), дресва в качестве отощителя, выраженный внешний ангоб светло-коричневого цвета и профилировка позволяют предварительно отнести материал к пазырыкской культуре Горного Алтая. Ближайшая аналогия фрагментам происходит из поселения около с. Чинета [Дашковский, Кунгуров, Смирнова, 2005] .

Стоянка Поскотная-1. Памятник расположен на восточной окраине Усть-Чагырки и приурочен к срединному участку северного террасовидного склона горы Поскотной (рис. 1.-1). Координаты: 51°2558.46 с.ш .

83°0827.97 в.д. Высота террасы от 17–20 м на уровне бровки до 40 м в месте примыкания к склону. В разрушениях грунтовой дороги и осыпях кромки собрано несколько фрагментов керамики без орнамента, аналогичной по облику материалу поселения Усть-Чагырка-1. Кроме этого, найдено пять каменных изделий. Возможная техника расщепления – призматическая, представленная нуклевидным площадочным изделием (рис. 2.-2), реберчатым сколом (рис. 2.-3) и пластинчатыми снятиями с остатками фасетированных ударных площадок (рис. 2.-4, 5). Все изделия крупных размеров. Один из сколов имеет обработанные оббивкой с дорсала края (рис. 2.-4). Присутствует также первичный крупный отщеп с дорсальным ретушированием кромки (рис. 2.-1). Изделия выглядят достаточно архаично и могут быть отнесены к палеолитическому времени, однако без детализации периодизации и хронологии .

Стоянка Поскотная-2. Памятник расположен на выположенном уступе северного склона горы Поскотной, сложенном делювиальной толщей лёссовидного суглинка. Координаты: 51°2603.90 с.ш .

83°0904.87 в.д. Высота 425 м над у.м. (93 м над урезом Чарыша) .

Склон является бортом лога, отделяющего Поскотную от известнякового массива с комплексом Старого Чагырского рудника. В разрушениях найдены два крупных скола палеолитического облика. Сколы имеют обработку кромок и остатки фасетированных ударных площадок. Один из сколов имеет противолежащие дорсальные ретушные выемки (рис. 2.-6), второй – остаток валунной корки и грубую прерывистую ретушь по дистальному краю с дорсала (рис. 2.-7) .

Кунгуров А.Л. К археологической карте Краснощековского района…

Рис. 2. Каменные изделия с памятников Поскотная-1 (1–5) и Поскотная-2 (6–7)

Находки позволяют предположить достаточно высокую насыщенность археологическими памятниками долины Чарыша. Кроме находок, в пещерах имеется большое количество некрополей и, как показывает поверхностный осмотр местности, стоянок и поселений .

Раздел 1. Фиксация археологических объектов, изучение памятников… Библиографический список Вистингаузен В .

К. К вопросу о месте находки наконечника копья сейминско-турбинского типа из собрания музея археологии и этнографии Барнаульского педагогического университета // Сохранение и изучение культурного наследия Алтайского края. Барнаул, 2007. Вып. XVI. С. 91–92 .

Вистингаузен В.К. Спелеоархеология Алтая // Археология и этнография Алтая. Барнаул, 1982. С. 137–165 .

Дашковский П.К., Кунгуров А.Л., Смирнова Л.Н. Археологические находки в окрестностях с. Чинета (Алтай) // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий. Новосибирск, 2005. Т. ХI, ч. I. С. 294–296 .

Деревянко А.П., Маркин С.В., Зыкин В.С., Кунгуров А.Л. Пещера Чагырская – новая стоянка среднего палеолита Северо-Западного Алтая // Роль естественно-научных методов в археологических исследованиях. Барнаул, 2008. С. 275–278 .

Кирюшин Ю.Ф. Энеолит и ранняя бронза юга Западной Сибири. Барнаул, 2002. 294 с.: ил .

Кунгуров А.Л. Каменный век Рудного Алтая. Ч. 1: Палеолитические памятники. Барнаул, 2002. 176 с.: ил .

Уманский А.П., Демин М.А. Наконечники копий сейминско-турбинского типа на Алтае // Древние горняки и металлурги Сибири. Барнаул, 1983. С. 143–150 .

A.L. Kungurov Altai State University, Barnaul, Russia

ON THE ARCHAEOLOGICAL MAP OF THE

KRASNOSHCHEKOVSKY DISTRICT (Altai Territory) The article is devoted to the description of new sites in the Krasnoshchekovsky district located in the estuary zone of the Chagyrka river – the left tributary of the Charysh river. This section of the Charysh valley is known mostly due to the presence of a large number of caves and necropolises of the Scythian Time and Middle Ages .

Open type site and the sites attributed to the Stone Age are not numerous. Published materials allow not only expanding the archaeological source base, but also fixing the specifics of sites’ location in various periods in the Altai foothill zone .

Key words: camp, settlement, necropolis, tool, ceramics, spearhead, Paleolithic, Early Iron Age, Yeluninskaya culture .

–  –  –

нопоказательных признаков является погребальный обряд и такой его элемент, как надгробие. В период освоения Сибири вместе с различными группами населения с европейской части России проникала традиция использования каменных надгробий над погребением. Со временем формы надгробий были стандартизированы и могли отличаться лишь незначительными деталями. В ХХ в .

в результате процессов урбанизации крупных и мелких городов и исчезновения деревень и поселков исчезают и старинные погосты, которые в свою очередь имеют важное значение для местной истории сибирских населенных пунктов .

Таким образом, изучение выявленных редких надгробий рубежа XIX–XX вв .

является актуальной задачей современной археологии .

Ключевые слова: Сибирь, Байкал, Слюдянка, поляки, надгробие, крест, католицизм .

До включения Сибири в состав Российского государства местное население придерживалось разнообразных способов увековечивания памяти о предках. С появлением переселенцев-первопроходцев и возникновения острогов, деревень, городов стали проникать и новые элементы погребального обряда, такие как каменные надгробья. По мере развития урбанистических, идеологических и других процессов многие старые погосты были уничтожены без сохранения надгробных памятников. Погост в Сибири в основном утратил свою историческую функцию и мало какой поселок, село или город, за редким исключением, может похвастаться своими дореволюционными погостами. Пожалуй, наиболее полно они представлены в Тобольске и Томске .

Музеефикация погостов продвигается медленно, так как чиновники не видят в этом необходимости. Одним из положительных примеров может служить Бийский некрополь .

Отдельные надгробия выявлены активистами этноархеологического клуба «Кыпчак» в 2008–2009 гг. в районе старого Бердска [Пилипенко, Снегурова, 2008, с. 12–15] и в Закаменской части (Октябрьский район) Новосибирска [Пилипенко, 2013, с. 153–156]. Возможны находки надгробий из камня или чугуна в районных музеях, например, в Колыванском районном музее Новосибирской области .

Поэтому постепенное обобщение разрозненной информации о различных видах надгробий на территории Сибири является важной научно-исследовательской проблемой. Надгробные памятники XIX– XX вв. являются также важным источником по эпиграфике, генеалогии и индикатором вероисповедания и культуры в конкретных регионах .

Эта работа посвящена описанию каменного надгробья, выявленного нами в августе 2017 г. в г. Слюдянка близ оз. Байкал .

Слюдянка расположена на западной оконечности оз. Байкал, в 110 км от Иркутска. Среди немногих достопримечательностей города имеется весьма интересный, но небольшой по размерам «Частный музей минералов В. Жигалова». Часть его экспозиции расположена во внутреннем дворе. Среди различных минералов наше внимание привлекла явно искусственного происхождения каменная плита. В настояОбнаружение плиты католической ветви христианства в с. Выдрино не представляет собой никакой тайны. До 1917 г. на окраине села располагалось кладбище ссыльных поляков из близлежащего поселения Горного, в котором имелся храм. Так как в селе не было своего погоста и земля оказалась каменистой, то хоронить возили в долину у с. Выдрино .

По версии Людмилы Михайловны Жигалиной, надгробие было выброшено по причине брака при его изготовлении. На первый взгляд, плита действительно изготовлена небрежно, но промеры и внешний вид говорят об обратном, хотя и наблюдается незначительное нарушение пропорций на 0,5 см, что для такого материала, как гранит, может быть допустимым в силу его зернистости .

По нашему мнению, отсутствие эпитафии и нарушение пропорций в кресте позволяют предполагать, что это заготовка надгробия. По какой причине оно не было завершено, установить не удалось .

Однако бросается сходство формы надгробия из Слюдянки с заготовкой для надгробия этого же периода из Закаменского некрополя Новосибирска. В обоих случаях надгробия не были завершены и поразительно похожа разбивка рельефной основы для надгробия. С той лишь разницей, что в новосибирском варианте мы имеем дело с православным крестом, следовательно, дополнительной наклонной гранью .

Сходство форм надгробий может быть неслучайным. Так, при работе с надгробиями из Новосибирска и Бердска мы выяснили, что форма каменных и чугунных надгробий четко регламентировалась чертежами и специальной документацией. Во время одной из поездок в Новокузнецк автор мог в этом лично убедиться, сравнив чугунные надгробия из Бердска с надгробиями из Новокузнецка, различие было лишь в орнаментации и незначительных деталях, что, в свою очередь, могло свидетельствовать и об одном месте литья чугунных плит – в пределах Томской губернии Российской империи .

Таким образом, вводимая нами в научный оборот плита, возможно, является заготовкой и предназначалась для увековечивания памяти зажиточного представителя польской общины близлежащей округи. Простой крестьянин вряд ли мог позволить себе каменное надгробие .

Кроме того, польское надгробье маркирует присутствие новой для коренного бурятского населения Байкала традиции погребения в грунтовых ямах с каменным надгробием сверху, свидетельствуя о присутствии новой этнической группы, в частности из Польши .

Библиографический список Пилипенко С.А. Эпиграфическое наследие дореволюционного Ново-Николаевска // Глобальные процессы в региональном измерении: опыт истории и современность: сб. мат. междунар. науч. конф. Новосибирск, 2013. Т. 1. С. 153–156 .

Пилипенко С.А., Снегурова О.К. Надгробия первой четверти ХХ в. из Ново-Николаевска // История Алтая от древности до наших дней. Курган,

2008. С. 12–15 .

Siberia is the unique region with a rich history of the indigenous people and the people who moved there. One of ethnoindicative signs is the funeral ceremony with such an element as a gravestone. During the exploration of Siberia, various groups of the population from the European part of Russia brought the tradition to use gravestones over the burial. After some time forms of gravestones were standardized and differed only in insignificant details. The urbanization of large and small cities and disappearance of villages and settlements in the 20th century resulted in the disappearance of churchyards which in turn are important for the local history of Siberian settlements. Thus, research of the revealed rare gravestones of the turn of the 19–20th centuries is a relevant problem of modern archaeology .

Key words: Siberia, Baikal, Slyudyanka, the Poles, gravestone, cross, Catholicism .

–  –  –

Рассматриваются материалы курганной группы Паклино-2, расположенной в Баевском районе Алтайского края. Этот памятник был открыт А.Н. Телегиным в 2013 г. и обследован в 2017 г. Некрополь состоит из семи курганов, расположенных на пашне. Поверхность пяти курганов была распахана, а двух других – хорошо задернована. Насыпи этих курганов покрыты воронками грабительских раскопок. Вероятнее всего, создание некрополя Паклино-2 относится к сакскому времени. В пользу этого свидетельствуют особенности планиграфии памятника и следов грабительских раскопок .

Ключевые слова: Паклино-2, Баевский район, курганы, некрополь, сакское время .

В 2013 г. Степной отряд археологической экспедиции АлтГПА осуществлял археологическое обследование отдельных участков территории Баевского района Алтайского края. В ходе этих работ, в 10 км к северо-востоку от с. Паклино, на поле, занятом под пашню, была обнаружена группа из трех курганов. Еще одна группа была зафиксирована на соседнем поле, к юго-западу от первого. Первый памятник, получивший наименование Паклино-1, был обследован и документирован в том же, 2013,

Телегин А.Н. К археологической карте Баевского района

году [Телегин, 2014], а вот второй, Паклино-2, – лишь осенью 2017 г. Результатам этих работ и посвящена настоящая публикация .

На момент обследования в некрополе Паклино-2 насчитывалось, как минимум, семь курганов (рис.) .

Курган №1 – самый северный в группе, его географические координаты по GPS-приемнику: N 5309.641, E 08111.115. В центре кургана вкопана железобетонная приставка (пасынок) опоры ЛЭП. Поверхность насыпи хорошо задернована, на ней отчетливо читаются воронки, расположенные по окружности. Размер насыпи: План курганной группы Паклино-2 диаметр – около 17 м, высота – около 0,5 м .

Курган №2 расположен на расстоянии 265 м к югу (170) от кургана №1, его географические координаты по GPS-приемнику:

N 5309.483, E 08111.107. Поверхность насыпи хорошо задернована, на ней отчетливо читаются воронки. Самая крупная из них – в центре, остальные – вокруг первой. Размер насыпи: диаметр – около 25 м, высота – около 1 м .

Курган №3 находится на расстоянии 31 м к северу (0) от кургана №2, его географические координаты по GPS-приемнику: N 5309.498, E 08111.111. Насыпь, очень сильно пострадавшая от распашки, едва читается на поверхности поля. Диаметр насыпи – около 10 м .

Курган №4 расположен на расстоянии 81,0 м к север-северо-востоку (27) от кургана №2, его географические координаты по GPSприемнику: N 5309.517, E 08111.150. Насыпь, очень сильно пострадавшая от распашки, едва читается на поверхности поля. Диаметр насыпи – около 10 м .

Курган №5 находится на расстоянии 78 м к северо-востоку (49) от кургана №2, его географические координаты по GPS-приемнику:

N 5309.504, E 08111.166. Насыпь кургана распахана, но, несмотря на это, имеет весьма внушительные размеры: диаметр – 30–40 м, высота – около 0,4 м .

Раздел 1. Фиксация археологических объектов, изучение памятников…

Курган №6 располагается на расстоянии 100 м к востоку (82) от кургана №2, его географические координаты по GPS-приемнику:

N 53 09.520, E 081 11.411. Насыпь, очень сильно пострадавшая от распашки, едва читается на поверхности поля .

Курган №7 находится на расстоянии 63 м к востоку (87) от кургана №2. Насыпь, очень сильно пострадавшая от распашки, едва читается на поверхности поля .

Принадлежность курганов к скифо-сакскому времени наиболее вероятна. В пользу этого говорят особенности планиграфии памятника и специфика расположения воронок грабительских раскопок .

Библиографический список Телегин А.Н. Курганная группа Паклино-1 – новый объект на археологической карте Алтайского края // Полевые исследования в Прииртышье, Верхнем Приобье и на Алтае 2013 г. Археология, этнография, устная история: (мат .

IX междунар. науч.-практ. конф.). Павлодар; Барнаул, 2014. Вып. 9. С. 109–111 .

A.N. Telegin Altai State Pedagogical University, Barnaul, Russia

ON THE ARCHAEOLOGICAL MAP OF THE BAEVSKY DISTRICT

The present article considers materials of the Paklino-2 barrow group located in the Baevsky district of the Altai Territory. This site was discovered by A.N. Telegin in 2013 and examined in 2017. The necropolis consists of seven burial mounds located on the arable land. Five mounds were plowed, and the surface of the other two was turfed .

Traces of looting are clearly visible on the surface of these mounds. Most likely, the creation of the Paklino-2 necropolis belongs to the Saka period which is confirmed by the specifics of the planigraphy of the site and traces of looting .

Key words: Paklino-2, Baevsky district, burial mounds, necropolis, Saka period .

–  –  –

В статье рассматривается краткая история появления на территории Сибири в конце XIX – начале ХХ в. промышленных объектов, таких как дрожже-винокуренные заводы. Здания заводов значительно выделяются среди других построек дореволюционного периода своим объемом и архитектурным решением .

Они являются образцами промышленной архитектуры и оказали значительное

Целищева М.А. «Барнаульский дрожжевой завод»…

влияние на застройку городов Сибири в начале ХХ в. На основе архивных документов автор рассказывает об истории Барнаульского дрожжевого завода .

Ключевые слова: промышленная архитектура, культурное наследие, памятник архитектуры, объекты культурного наследия .

Дрожжевые заводы как самостоятельные предприятия возникли в середине ХIХ в. Основным сырьем для производства дрожжей служило зерно, богатое всеми необходимыми для роста и размножения дрожжевых клеток веществами. В начале XX в. для производства хлебопекарных дрожжей дорогое зерновое сырье было заменено отходом свеклосахарного производства – мелассой. Наряду с дрожжами получали и спирт. Дрожжевые заведения делились на два вида – производство прессованных дрожжей на дрожже-винокуренных заводах и на заводах без винокурения. В конце ХIХ в. в Барнауле были два дрожжевых заведения: первое – мещанина Ермолаева, существовавшее с 1892 по 1894 г., и второе – Товарищества пивоваренного производства «Братья Суховы и К», работавшее с 1897 г. по 1 июля 1898 г. Оба эти заведения были закрыты из-за отсутствия опытного мастера, так как выходы и качество дрожжей были плохие, а пригласить мастера владельцы данных заведений сочли для себя не выгодным. Горожане довольствовались привозными дрожжами за 350 верст из Томска, Омска и Семипалатинска .

Но из-за дальности расстояния не было возможности получать свежие дрожжи, часть дрожжей в дороге портилась, поэтому торговцы вынуждены были продавать дрожжи по высокой цене по 60–70 коп. за фунт .

В 1898 г. возбуждалось два ходатайства по открытию дрожжевых заведений – барнаульским мещанином Узловым и крестьянином Тобольской губернии Булатовым. В августе 1899 г. крестьянин Мамонтов также обратился в Акцизное управление с просьбой разрешить ему открыть в Барнауле дрожжевое заведение без винокурения с затором хлебных припасов по 5 пудов в сутки без перегонки бражки в спирт. Вследствие того, что в Барнауле, при населении в 30 тыс. человек, существовала потребность в сухих прессованных дрожжах, а привозные были очень дорогие, окружной надзиратель ходатайствовал о разрешении Мамонтову открытия в Барнауле дрожжевого завода [ГАТО. Ф. 209. Оп. 2. Д. 270 .

Л. 8–9, 14]. 11 октября 1899 г. Министр финансов разрешил Мамонтову открыть свое заведение в Барнауле [ГАТО. Ф. 209. Оп. 2. Д. 270. Л. 13] .

30 ноября 1899 г. было обследовано дрожжевое заведение Мамонтова, которое находилось в Барнауле на углу ул. Бийской и Острожного переулка в деревянном доме мещанина Карева, заведение помещалось в одном отделении. В помещении было два чана – заторный и квасильный, а также кадки для дрожжей, винтовой пресс, формовка. Но в 1901 г .

Мамонтов свое дрожжевое заведение закрыл [ГАТО. Ф. 209. Оп. 2 .

Д. 270. Л. 17, 88]. В дальнейшем разные промышленники обращались к вопросу о возобновлении продажи в Барнауле дрожжей. Так, в 1910 г .

Раздел 1. Фиксация археологических объектов, изучение памятников…

барнаульский купец Василий Федорович Сухов имел в Барнауле дрожжевой завод, который, по данным Сибирского торгово-промышленного ежегодника, работал и в 1914 г. [Сибирский…, 1910, с. 10; 1914, с. 59] .

30 декабря 1914 г. в газете «Жизнь Алтая» появилась заметка о дрожжевом кризисе в Барнауле: «Начиная с последних дней перед Рождеством и до 29 декабря барнаульский рынок в буквальном смысле переживал дрожжевой кризис. Местный дрожжевой завод Суховых прекратил выработку дрожжей полтора месяца назад. Новый дрожжевой завод Окорокова не пущен еще в действие. На рынке остались исключительно дрожжи томского завода Зверева. Перед Рождеством запасы дрожжей на местном складе Зверева истощились, а вытребованная из Томска партия задержалась в дороге и прибыла сюда, частью в подмороженном виде, лишь 29 декабря. Между тем на Рождество и перед Рождеством лавки осаждались покупателями, ищущими дрожжей. Некоторые лавочники, у которых сохранились запасы дрожжей, продавали их по двойной стоимости» [Жизнь Алтая. 1914. №247] .

4 июня 1914 г. Строительное отделение Томского губернского управления разрешило Миролюбовскому товариществу, где одним из главных компаньонов был владелец Томского дрожжевого завода Д.Е. Зверев, построить в Барнауле дрожже-винокуренный завод на правом берегу заводского пруда, месте, принадлежавшем Кабинету Его Величества (оброчная статья под названием «Суховская»). Завод строили в военное время, постройка велась довольно быстро, поэтому в дальнейшем обнаружили ряд дефектов, которые частично были устранены .

Так, по проекту солодовня располагалась в нижнем этаже заводского корпуса, но совершенно оказалась не пригодна для выращивания солода, в дальнейшем ее пришлось переводить в другое место. Подвал для дрожжей был построен так, что в этом же помещении находился лед, из-за этого в помещении было сыро, что способствовало развитию грибов, заражавших дрожжи. В дальнейшем было предложено построить новый ледник в другом месте. Буровые артезианские скважины были вырыты не очень глубоко, чем объяснялся недостаток подачи воды, а также они были поставлены далеко от котельного отделения. Барденник был построен впритык к фасадной стороне завода, сделан из дерева с деревянными люками. С этой же фасадной стороны поставлена труба для всасывания воздуходувкой воздуха для продувания затора .

В летнее время барда разлагалась и издавала зловоние. Канализация была выложена из дерева, поглощающие колодцы не достигли своего назначения, фильтров не было. Основной паровой котел ранее уже был в использовании на другом заводе [ГААК. Ф.Р. 932. Оп. 1. Д. 1. Л. 71, 72]. 5 декабря 1914 г. распорядитель Миролюбовского товарищества инженер Александр Матвеевич Окороков обратился к фабричному инспектору Томской губернии с прошением разрешить ему устано

<

Целищева М.А. «Барнаульский дрожжевой завод»…

вить паровой котел батарейной системы давлением пара 8 атмосфер на вновь выстроенным дрожже-винокуренном заводе в Барнауле. 6 декабря 1914 г. барнаульский уездный исправник выдал А.М. Окорокову удостоверение в том, что он не возражает против установки парового котла на заводе [ГААК. Ф. 333. Оп. 1. Д. 10. Л. 219, 217]. К документам был приложен справочный листок с описанием парового котла: построен на заводе Фицнер и Гампер в Сосновицах в 1905 г., котел батарейной системы из шести кипятильников, материал – литое сименс-мартеновское железо, полная поверхность нагрева котла 863 квадратных фута производится при двух паровых насосах. С 22 декабря 1914 г. принадлежал Миролюбовскому товариществу в Барнауле. Назначение котла – приводить в действие дрожже-винокуренный завод, топка котла осуществлялась каменным углем [ГААК. Ф. 333. Оп. 1. Д. 10. Л. 220–221об] .

Продукцией завода были дрожжи и спирт из зерна, которые он начал выпускать в 1915 г. Это был четвертый в Сибири дрожже-винокуренный завод, после чего новых заводов по выработке прессованных дрожжей в Сибири не строилось. 29 ноября 1915 г. через газету «Жизнь Алтая»

Миролюбовское товарищество извещало горожан о том, что в продажу поступили сухие прессованные дрожжи, выработанные на построенном товариществом Екатерининским №10 дрожже-винокуренном заводе. С заказами просили обращаться в контору завода: Барнаул, берег заводского пруда [Жизнь Алтая. 1915. №264]. В декабре 1915 г. Миролюбовское товарищество для удобства горожан открыло розничную продажу сухих прессованных дрожжей в доме наследников И.И. Федулова рядом с лавкой ТД «И.И. Федулов с С-ми» [Жизнь Алтая. 1915 .

№288]. В 1916 г. была выстроена вторая солодовня под жилым домом, а солодовню под заводом закрыли. В 1916 г. дрожжевой завод выработал 189 тыс. кг дрожжей, оптовая продажа производилась на заводе, розничная продажа не менее фунта дрожжей – в лавке наследников И.И. Федулова на Петропавловской (ул. Ползунова) улице [Жизнь Алтая. 1916. №25]. Помимо дрожжей, в лавке товарищества (в доме наследников Федулова, напротив городской Управы) торговали электрическими лампочками, шнурами, проводом и другими материалами [Жизнь Алтая. 1916. №197]. В ноябре 1917 г. Миролюбовское товарищество объявило о прекращении розничной продажи дрожжей на заводе и сообщило, что дрожжи в дальнейшем будут продаваться в лавке товарищества на ул. Л. Толстого в доме Морозова, а также в городских продовольственных лавках «Сотрудник» и частных лавках [Жизнь Алтая. 1917. №259]. 30 июня 1918 г. предприятие получило Свидетельство №1 на разрешение Екатерининскому №10 дрожже-винокуренному заводу, находящемуся в Барнауле и принадлежащему Миролюбовскому товариществу, производства прессованных дрожжей с 1 июля по 7 июля 1918 г., с соблюдением условий, изложенных в данном документе. На

Раздел 1. Фиксация археологических объектов, изучение памятников…

основании постановления Министра финансов от 7 января 1906 г. №51 норма выхода прессованных дрожжей определялась в 8 фунтов из пуда сухих припасов каждого затора. Таким образом, на выходе должно быть получено не менее 800 фунтов, а из 7 заторов – 5600 фунтов на сумму 4480 руб. Для каждого семидневного процесса назначались ответственный винокур и дрожжевой мастер. Ежедневно из каждого выхода производился отъем дрожжей в количестве 120 фунтов для следующего очередного затора. Такие свидетельства и объявления предприятие получало на каждые 7 дней своей работы [ГАТО. Ф. 209. Оп. 2. Д. 1064 .

Л. 2, 4, 6, 15, 25, 33, 45, 56, 68, 78, 122]. В третьем квартале 1918 г. завод несколько раз останавливался. Так, 14 июля 1918 г. был составлен акт о временной остановке дрожжеварения на заводе, находящемся в Барнауле и принадлежащем Миролюбовскому товариществу. Управляющим заводом гражданином Вологды В.А. Прянишниковым в присутствии контролера III Акцизного округа Томско-Семипалатинского управления Шадрина, рабочих завода и посторонних свидетелей был составлен акт в том, что в 6 утра из-за повреждения магистральной паровой трубы один затор не был сделан на сумму акциза 640 руб. [ГАТО. Ф. 209. Оп. 2 .

Д. 1064. Л. 11] .

В 1920 г. все промышленные предприятия были национализированы. Так, 28 января 1920 г. вышло постановление Алтайского губернского Совета народного хозяйства (Губсовнархоз) о национализации дрожже-винокуренного завода Миролюбовского товарищества, который перешел со всем имуществом и инвентарем в ведение химического отдела Алтайского губернского Совнархоза, образовав с пивзаводом Винный трест. Рабочих и служащих национализированных предприятий призывали к дружной работе и повышению производительности труда в связи с тем, что «воссоздание промышленности в данное время было основной задачей всего сознательного пролетариата» [ГААК. Ф.Р. 119 .

Оп. 1. Д. 1. Л. 24] .

В 1920 г. в Барнауле проводили осмотр всех зданий и сооружений на предмет пожарной безопасности. 21 июля 1920 г. в присутствии заведующего заведением Шадрина был осмотрен Государственный дрожже-винокуренный завод.

В документе было отмечено, что здание дрожже-винокуренного завода было каменным, состояло из следующих отделений, отделяющихся один от другого каменными стенами:

здание четырехэтажное, под ним подвальный этаж со сводами на железных балках, который занят солодовней. Входная дверь в подвал не огнестойкая. Квасильное отделение на втором этаже переходило в фильтрационное, фильтрационное на третьем этаже – в заторное отделение и на четвертом этаже рядом с заторным помещались солододробильное и водоварочное отделения. Потолки первого и второго этажей здания были со сводами на железобетонных балках, третьего этажа – сплош

<

Целищева М.А. «Барнаульский дрожжевой завод»…

ными, а по трем сторонам для солододробилок – на железных балках с деревянным настилом, средняя часть была оштукатурена цементом и окрашена. Полы сделаны из мраморных плиток, в здании имелся водопровод, но на всех этажах отсутствовали водоразделительные краны, дающие возможность устранить пожар. Из подвального помещения до четвертого этажа имелся подъемник для подъема солода в солододробилки, который не имел задвижек, отделявших этаж от этажа. Рядом, вплотную с дверным отверстием, на втором этаже находилось четырехэтажное ректификационное отделение, четвертый этаж которого был занят водонапорной башней. Под ректификационным отделением находился подвальный этаж с огнестойким полом и потолком. Из первого этажа в подвал была устроена узкая деревянная лестница, такие же узкие деревянные лестницы вели из первого на второй и третий этажи .

На первом этаже имелся самостоятельный выход на улицу через ворота шириной 2,5 арш., дверное отверстие второго этажа вело в брагоперегонное отделение .

Во время осмотра на первом этаже находилось много порожних ящиков, затруднявших проход к аппарату. Подставные балки и внутренние террасы, примыкавшие к аппарату, были тоже деревянные. От водопроводного бака проходили по всем этажам водопроводные трубы, которые снабжали водой необходимые в производстве чаны и аппараты. Брагоперегоночное отделение – четырехэтажное, полы из мозаичной плитки на железных балках, но не сплошные, а с отверстием для проходившего по этажам брагоперегоночного аппарата и холодильника .

Этажи соединялись между собой узкими деревянными лестницами. На втором этаже дверное отверстие в стене соединялось с фильтрационным отделением. Под брагоперегоночным отделением имелся подвальный этаж с бражным чаном. Полы в подвале были огнестойкие, потолки со сводами на железных балках, вход в подвал шел из первого этажа по деревянной лестнице. Глубина подвала в земле 1,3 сажени. Так же, как и в других отделениях, по этажам проходили водопроводные трубы .

В двухэтажном здании в первом машинном отделении на втором этаже размещались лаборатория для акцизного надзора, материальная кладовая и контора. Контора была разделена деревянными перегородками, оштукатуренными с двух сторон. В первом этаже в машинном отделении имелись тесовые перегородки, оштукатуренные с двух сторон, далее шла отгороженная слесарная, за ней инструментальная. В машинном отделении находились две паровые машины по 45 сил и две динамо-машины мощностью до 240 ампер, помещение деревянной дверью соединялось с квасильным отделением. Имелся другой выход через котельное отделение. Полы огнестойкие, на втором этаже – деревянные крашеные. На втором этаже помещение соединялось дверями с фильтрационным отделением. К машинному отделению вплот

<

Раздел 1. Фиксация археологических объектов, изучение памятников…

ную примыкало двухэтажное котельное отделение, в нем имелся один паровой котел, и на момент осмотра рабочие приступили к установке второго котла. Пол земляной, потолок (он же крыша) железный. Выход на улицу был организован через широкие ворота. С другой стороны по фасаду примыкало двухэтажное отделение, на первом этаже находились формовочная для дрожжей и лестничная клетка, отделенная тесовой перегородкой, с деревянной лестницей шириной 2 арш. На ней располагались кладовые, где хранилась оберточная бумага. На втором этаже находилась контора завода, состоящая из двух комнат. Деревянные двери были установлены как на первом этаже, так и на втором. Формовочная была соединена с квасильным, а контора – с фильтрационным отделением. К ректификационному отделению примыкал изолированный одноэтажный каменный подвал для хранения спирта. В нем находились две цистерны со спиртом емкостью до 2800 пудов, каждая была поставлена на железные балки с деревянным настилом до половины помещения, с деревянной лестницей в 20 ступеней. К данному помещению примыкал каменный погреб с углублением в земле на 1 сажень, предназначенный для разлива денатурата. Потолок, лестница, балки и все внутреннее устройство были из дерева. Завод освещался электричеством, на момент осмотра электропроводка находилась в порядке. На Государственном дрожже-винокуренном заводе работало 60 человек, из них при заводе жили 30 человек. Сигналом на случай пожара служил свисток (гудок) .

Пожарной машины и бочек с водой на территории не было. В 5,5 сажени от завода располагалась деревянная кузница, которая не работала .

Вблизи завода на горе находился принадлежащий заводу деревянный одноэтажный дом с каменным полуподвалом. На первом этаже размещался рабочий театр, а в полуподвале – школа. Помещение театра освещалось электричеством, делилось на сцену и зрительный зал, который имел два выхода, из них один – через террасу, другой – через парадный вход [ГААК. Ф.Р. 216. Оп. 1. Д. 1755. Л. 216–216об.] .

По данным Алтайского ежегодника, в 1921–1922 гг. в Барнауле было одно дрожже-винокуренное заведение, на заводе стоял механический двигатель мощностью 85 лошадиных сил, число наемных рабочих – 65 чел. За первое полугодие 1922 г. Государственный дрожже-винокуренный завод Винтреста с числом работающих 39 рабочих и 10 служащих выпустил продукции: дрожжей – 53609 фунтов, спирта – 115377,1 град. Из приведенных данных губернского Совнархоза о состоянии государственных предприятий за июль, август и сентябрь 1922 г. можно узнать, что в тот период на заводе директором работал А.П. Пентегов. С 1 июля 1922 г. по 1 октября 1923 г. завод выработал дрожжей прессованных 125000 фунтов, спирта сырца – 500000 град .

[Алтайский…, 1923, с. 306, 334, 343, 346, 347, 359]. В 1922–1923 гг .

завод выработал 45,5 тыс. кг дрожжей [Барнаульский…, 1927, с. 260] .

Целищева М.А. «Барнаульский дрожжевой завод»…

В 1924 г. дрожже-винокуренный завод №4 (правый берег пруда) подчинялся Алтайскому губернскому винному тресту, управляющим заведения на правах директора работал А.П. Пентегов. Всего на заводе работали 33 рабочих и 8 служащих. Изготавливали в год дрожжей прессованных 180000 фунтов, спирта сырца – 360000 град. Рядом находился пивоваренный завод, входивший в этот же трест, на котором работали 38 рабочих и 16 служащих. Завод выпускал в год 250000 ведер пива и солода – 16000 пудов [Вся Сибирь…, 1924, с. 249]. В 1924 г. бывший Винтрест был переименован в Пищетрест. Нагрузка завода в 1924– 1925 гг., по сравнению с довоенной, по выпуску дрожжей составляла 71% и по выпуску спирта сырца – 79% [Отчет…, 1925, с. 155–157, 160] .

28 июня 1924 г. инспектором по труду был составлен ревизионный акт №29 по осмотру пивоваренного и винно-дрожжевого заводов Пищетреста. В акте отмечено, что директором работает Пентегов, рабочих и служащих на заводах числилось 152 человека, в том числе 22 женщины, работали в четыре смены. Владельцами предприятий (арендаторами) выступали Г.Г. Ворсин и Пономарев. Рабочие машинных отделений работали по 6 часов без выходных. Инспектор отметил, что на заводах отсутствовали общие списки рабочих и служащих [ГААК .

Ф.Р. 333. Оп. 1. Д. 10. Л. 1]. В актах от 19 января и 9 февраля 1925 г .

(№14 и 26) в присутствии заведующего заводом Пономарева инспектор по труду отметил, что завод изготавливает прессованные хлебные дрожжи и винный спирт-ректификат, подчиняется Алтпищетресту. На заводе работали 63 человека, из них 10 женщин. Как замечание он записал отсутствие в котельном отделении вентиляции и то, что лестница, ведущая в подвальное помещение, где хранились дрожжи, не имела соответствующих перил. В итоге инспектор выдал предписание обеспечить всех работниц формовочного отделения спецобувью [ГААК. Ф.Р. 333 .

Оп. 1. Д. 10. Л. 10, 14]. В июне и июле 1925 г., посетив завод, инспектор труда отметил, что в формовочном отделении нет умывальника, потолок спиртоочистительного отделения промокает, крыша плохая, стена задней комнаты солодильни в подвале завода сырая, ограждение помоста у нового квасильного чана недостаточное, паровой насос (донка) при паровом котле требует ремонта, проталкивание массы дрожжей в формовочную машину происходит вручную, в помещении бондарни ветхий пол. В дальнейшем дирекция завода в кочегарке устроила для рабочих душ, в брагоперегонном отделении установила вытяжную вентиляцию в виде трубы от чана с выходом на улицу. В спиртоочистительном отделении побелили, починили крышу и потолок, в кочегарке сделали верхнее освещение, установили приемный люк для автоматического поступления угля в кочегарку, до проведения водопровода в формовочном отделении поставили умывальник [ГААК. Ф.Р. 333. Оп. 1. Д. 10. Л. 18, 19]. В октябре 1925 г. завод покрасил стены и потолки во всех цехах,

Раздел 1. Фиксация археологических объектов, изучение памятников…

в столярной мастерской перестелили пол, увеличили дневное освещение и сделали новую печь [ГААК. Ф.Р. 333. Оп. 1. Д. 10. Л. 25]. В ноябре 1925 г. на заводе работали 83 человека, в том числе 14 женщин. Женщины по-прежнему переносили тяжести (дрожжи) со второго этажа здания завода в погреб, находившийся во дворе. В формовочном отделении они поднимали тяжести к формовочной дрожжевой машине весом до 4 пудов [ГААК. Ф.Р. 333. Оп. 1. Д. 10. Л. 29] .

Из отчета Алтайского треста государственных заводов дрожжевинокуренной, пищевой и пивоваренной промышленности за 1925/26 г .

можно узнать, что в систему Алтпищетреста в Барнауле входили следующие предприятия: действующие (основное производство) – пивоваренный завод, завод фруктовых вод, дрожже-винокуренный завод .

Подсобные – при пивзаводе – солодовый, при дрожже-винокуренном заводе – ректификация спирта. Бездействовал мыловаренный завод. Далее в отчете шло описание состояния Государственного дрожже-винокуренного завода №4 им. Колядо: построен в 1915 г. на правом берегу пруда, каменные здания в хорошем состоянии. На заводе были установлены бывшие в употреблении паровые котлы, паровые машины и другие ценные аппараты, которые за десять лет уже износились и требовали замены или постоянного ремонта. Вновь усовершенствованных аппаратов на заводе не было, что отражалось на выработке продукции как в количественном, так и в качественном отношении. За отчетный период завод находился в действии 332 дня, нагрузка предприятия к современным мощностям составляла 100%. Завод выполнил производственную программу на 185,2% по изготовлению хлебных прессованных дрожжей (269 583,1 кг) к выработке 1924/25 г., спирта-сырца – 1314448,0 град., или на 226,9% к прошлому году. Всего на двух (с пивзаводом) предприятиях работали 182 человека, из них производственных рабочих – 94, подсобных рабочих – 48, учеников – 6, служащих – 28 и младшего обслуживающего персонала – 6 человек .

В 1925–1926 гг. на заводе провели капитальный ремонт, в котельном отделении забетонировали пол, отремонтировали и покрасили заводское здание, столярную мастерскую, кладовую, отремонтировали паровой котел и паровую машину, перед ледником сделали площадку для каменного угля, проложили тротуар по территории дрожжевого завода до пивзавода длиной 300 м. Приобрели три новых насоса и новый паровой котел [ГААК. Ф.Р. 932. Оп. 1. Д. 2. Л. 3–5, 14, 29, 35, 41, 75, 124, 175]. В январе 1926 г. составили список национализированных и муниципализированных строений, находившихся в ведении дрожже-винокуренного завода №4 им. Колядо. К национализированным строениям относились каменное здание завода, которое оценивалось в 43965,6 руб., а также амбар, склад, полуподвал, конюшня, навес, кузнеца, два дома жилых и другие строения [ГААК. Ф.Р. 102. Оп. 1. Д. 277. Л. 371]. В 1926 г. были состав

<

Целищева М.А. «Барнаульский дрожжевой завод»…

лены сведения обо всех промышленных предприятиях, находившихся в ведении барнаульского окружного отдела. По состоянию на 1 октября 1926 г. дрожже-винокуренный завод (бывший владелец – Т-во Миролюбовское), расположенный на правом берегу пруда, подчинялся Алтпищетресту. Основное изделие – дрожжи. Завод имел имущество (довоенное) – здания производственного и торгового назначения, жилые здания и службы к ним, различные сооружения, а также техническое оборудование, машины, инструменты, всего на сумму 117430,92 руб. Работали на заводе 62 человека [ГААК. Ф.Р. 102. Оп. 1. Д. 348. Л. 10; Ф.Р. 932. Оп. 1 .

Д. 2. Л. 3–5, 14, 29, 35, 41, 75, 124, 175] .

Старые дрожже-винокуренные заводы Сибири за десять лет были значительно расширены. Продукция четырех дрожже-винокуренных заводов Сибири в 1926–1927 гг. выразилась в 1214,9 тыс. кг прессованных дрожжей и 276 тыс. ведер 40-градусного спирта. Основным материалом для дрожжевого предприятия являлись солод, мука и крахмал. Перед сибирскими дрожжевыми заводами стояла задача перехода на изготовление сухих дрожжей в виде порошка. Опыты Иркутского дрожже-винокуренного завода по приготовлению дрожжей в виде порошка дали благоприятные результаты как в отношении качества, ничем не уступавших прессованным дрожжам, так и в отношении перевозок на дальние расстояния [Грибунин, 1929, с. 860]. В 1926–1927 гг. на заводе построили линию и вагонетки для перевозки барды, оборудовали лабораторию, установили квасильный чан емкостью до 4250 ведер, установили заторный чан, отремонтировали крышу над котельным отделением, в 1927 г .

установили воздушную машину и бродильный чан. За год изготовили дрожжей 264 770 кг [ГААК. Ф.Р. 932. Оп. 1. Д. 3. Л. 2, 3, 38]. В 1927– 1928 гг. завод изготовил хлебных прессованных дрожжей 421 875 кг, приобрел в 1928 г. сепараторы [ГААК. Ф.Р. 932. Оп. 1. Д. 3. Л. 49, 79–80, 89]. В 1928 г. была составлена предварительная смета на ремонт оборудования брагоперегонного отделения при заводе на сумму 8861,8 руб .

[ГААК. Ф.Р. 102. Оп. 1. Д. 185. Л. 2–9, 11] .

В дальнейшем пивоваренный и дрожже-винокуренный заводы были объединены. В апреле 1929 г. составлена анкета предприятий Алтпищетреста. Так, на дрожжепивзаводе, расположенном на правом берегу пруда, работали 143 человека, выпускали пиво, дрожжи, фруктовую воду, квас. Дрожжевое производство располагалось в каменном здании и имело четыре деревянных здания. Жилых каменных зданий было два и одно деревянное. Во всех зданиях имелся водопровод, клуб отапливался калорифером, в общежитии было паровое отопление, а в остальных – печное, все здания имели электроосвещение [ГААК. Ф.Р. 102. Оп. 1 .

Д. 187. Л. 367]. На 1 апреля 1933 г. (с пивзаводом) работали 169 рабочих и служащих, из них неграмотных было 9, малограмотных – 14 человек. Завод имел свое подсобное хозяйство, в котором было 2 коровы,

Раздел 1. Фиксация археологических объектов, изучение памятников…

68 свиней и 215 кроликов [ГААК. Ф.Р. 333. Оп. 1. Д. 39. Л. 98]. В мае 1935 г. на заседании горисполкома директор дрожжепивзавода выступил с докладом об обеспечении дрожжами хлебопечение города. После этого в июне и октябре 1935 г. рассмотрели вопрос о реконструкции дрожжепивзавода. В апреле 1936 г. на Пленуме барнаульского Горсовета повторно обсудили реконструкцию дрожжевого завода [ГААК. Ф.Р. 312 .

Оп. 1а. Д. 7. Л. 110; Д. 9. Л. 27] .

В 1937–1938 гг. специалистами завода было подготовлено несколько смет на проведение капитального ремонта зданий и оборудования. По смете на достройку ледника для хранения дрожжей требовалась сумма 8748,88 руб., а также необходимо было отремонтировать паровой насос системы «Камерон». Приказом от 7 августа 1937 г. №129 барнаульского дрожжепивзавода Крайпищепрома утверждена смета на приобретение бочек для мелассы на сумму 13400 руб. с доставкой из Ленинграда до Барнаула [ГААК. Ф.Р. 786. Оп. 1. Д. 22. Л. 45, 57, 69, 78, 88]. В октябре 1937 г. завод планировал выделить на приобретение оборудования и сушилки для дрожжей 6203,51 руб. [ГААК. Ф.Р. 786. Оп. 1 .

Д. 22. Л. 234]. 25 февраля 1938 г. составлена смета на капитальный ремонт зданий дрожжевого завода на сумму 7674,83 руб. [ГААК. Ф.Р. 786 .

Оп. 1. Д. 22. Л. 185–191]. В 1938 г. у барнаульского дрожжепивоваренного завода имелось 25 торговых точек, из них арендованных – 16, принадлежавших заводу – 9. Все точки были очень маленькие по своей площади, требовали капитального ремонта из-за ветхости. Пивной зал на 40 столиков с бильярдами планировалось построить на углу ул. Гоголевской и пр. Социалистического (8,4 тыс. руб.), в нагорной части, на базаре и перед заводом [ГААК. Ф.Р. 786. Оп. 1. Д. 21. Л. 105]. В 1938 г .

из Ленинграда на завод прибыл дрожжевой сепаратор с барабаном из нержавеющей стали. На заводе был составлен акт по осмотру целостности внешней упаковки [ГААК. Ф.Р. 786. Оп. 1. Д. 21. Л. 185]. В апреле 1939 г. на Барнаульском дрожжевом заводе, расположенном на ул. Мамонтова, директором работал Труфанов, главным механиком – Черепанов [ГААК. Ф.Р. 786. Оп. 1. Д. 2. Л. 12, 42–43] .

В 1939 г. на основании разрешения СНК от 7 февраля 1939 г .

№266/299 и приказа Наркомпищепрома РСФСР от 16 февраля 1939 г .

№1271 произошли передача Барнаульского государственного дрожжевого завода из системы Крайпищепрома оргкомитета Верховного Совета РСФСР в систему республиканского Государственного треста промышленности НК ПП РСФСР и разделение пивоваренного и дрожжевого завода. В связи с этим был составлен приемо-сдаточный акт, в котором отметили, что дрожжевой завод расположен в Барнауле, в Центральном районе, по ул. Мамонтова, 125 (кв. 483а). Общая площадь завода, согласно генеральному плану, составляла 23000 кв. м, в том числе под застройкой – 1490 кв. м и двором – 21510 кв. м. Главный корпус занимал

Целищева М.А. «Барнаульский дрожжевой завод»…

630 кв. м, под остальными строениями – 860 кв. м. Дрожжевому заводу отходили два жилых дома, находившиеся на его территории: первый – 7-квартирный, расположенный перед заводом по ул. Мамонтова, 120, общей площадью 329 кв. м, второй – позади завода на горе, общей площадью 460,14 кв. м. В первом доме находился детсад (S-98,0 кв. м), в доме №2 – детские ясли (S-154,56 кв. м) .

Производственный план за 1938 г. был выполнен на 59,6%, вместо 850 т выработали 506,5 т дрожжей. На 1939 г. перед заводом опять был поставлен план выработать 850 т дрожжей [ГААК. Ф.Р. 786. Оп. 1. Д. 6 .

Л. 2]. Корпус здания дрожжевого завода был построен в 1914 г., а в 1936 г .

к нему пристроили двухэтажное кирпичное здание упаковочного цеха .

Сдача и приемка были произведены по разделу баланса бывшего дрожжепивзавода с выделением дрожжевому заводу балансовых ценностей по состоянию на 1 января 1939 г. [ГААК. Ф.Р. 786. Оп. 1. Д. 6. Л. 1]. По балансу у дрожзавода было имущества на 497044,34 руб., в том числе здания и сооружения – на сумму 291198,17 руб., а также механизмы, инструменты, транспорт, сырье, топливо, тара, полуфабрикаты и жилые дома [ГААК. Ф.Р. 786. Оп. 1. Д. 6. Л. 7]. В январе 1941 г. был утвержден план по капитальному строительству за 1940 г. в сумме 170,0 тыс. руб .

Фактически план выполнили на 167,4 тыс. руб., в том числе в него вошли постройка и монтаж сушилки, постройка межэтажного перекрытия и надсепараторного чана [ГААК. Ф.Р. 786. Оп. 1. Д. 42. Л. 1–2, 4] .

Из отчета о ходе выполнения плана капитального ремонта за январь 1948 г. Барнаульского дрожжевого завода республиканского (затем Главного управления) треста «Росдрожжи» Министерства вкусовой промышленности СССР (год в эксплуатацию – 1914), расположенного на ул. Мамонтова, 156, можно узнать, что в этом месяце завод отремонтировал автотранспорт и электропроводку в здании. В феврале на заводе отремонтировали заторный чан [ГААК. Ф.Р. 786. Оп. 2. Д. 30. Л. 10, 14, 21]. В первом квартале завод имел системные простои из-за отсутствия воды и электроэнергии. Лишь во второй половине марта подача электроэнергии увеличилась и снабжение водой из артезианской скважины пивзавода улучшилось, что дало возможность в марте 1948 г. выработать товарных дрожжей в количестве 11,230 т, дрожжей пекарских – 12,270 т, морса фруктового – 323,62 гектолитров на сумму 1962,8 руб. Но план за первый квартал был выполнен лишь на 33,0%. Подписал отчет директор Соколов [ГААК. Ф.Р. 786. Оп. 2. Д. 30. Л. 39]. В 1948 г. завод принял долевое участие в строительстве электропередачи от Барнаульской ТЭЦ, выделил на строительство артезианской скважины 136,8 тыс .

руб., на капитальный ремонт чердачного перекрытия – 14,9 тыс. руб., на приобретение трех цистерн на автомашины для перевозки мелассы – 3,8 тыс. руб. и др. [ГААК. Ф.Р. 786. Оп. 2. Д. 30. Л. 200]. На 1 января 1949 г. на заводе числилось имущество на сумму 358210,91 руб. В под

<

Раздел 1. Фиксация археологических объектов, изучение памятников…

собном хозяйстве было 9 коров, 1 боров, 13 овец и 4 свиньи [ГААК .

Ф.Р. 786. Оп. 2. Д. 30. Л. 89, 112, 160]. В 1953 г. дрожжевой завод выполнил план по капитальным вложениям на 125,0 тыс. руб., в том числе приобрел оборудование (фильтр-пресс, насосы и др.) на сумму 114,3 тыс. руб. [ГААК. Ф.Р. 786. Оп. 2. Д. 31, Л. 1] .

В декабре 1953 г. трест «Росдрожжи» утвердил Положение о республиканском Барнаульском дрожжевом заводе Министерства промышленности продовольственных товаров РСФСР, по которому основная деятельность завода была определена по изготовлению и сбыту дрожжей, со дня регистрации ему присваивались права юридического лица, завод работал на хозрасчете, имел свою печать. Трест назначал директора завода, главного инженера, главного бухгалтера и других номенклатурных работников [ГААК. Ф.Р. 786. Оп. 2. Д. 26. Л. 105]. По генеральному плану на 1954 г. были выделены средства на строительство мелассохранилища на сумму 163,8 тыс. руб., прессовочного цеха – 70,0 тыс. руб., на приобретение оборудования – 125,0 тыс. руб. По данным и.о. директора Пономарева, в 1954 г. завод построил артезианскую скважину подрядным способом, приобрел оборудование, которое установил в основном цехе, всего на сумму 150,0 тыс. руб. [ГААК. Ф.Р. 786 .

Оп. 2. Д. 31. Л. 2, 3, 5]. По штатному расписанию на 1957 г., подписанному директором завода Т. Арсенкиным, рабочих производственных цехов на Барнаульском дрожжезаводе числилось 79 человек, в том числе в дрожжевом цехе – 28, формовочно-сушильном – 18, в механическом – 21, в транспортном – 12 (8 грузчиков и 4 водителя) [ГААК. Ф.Р. 786 .

Оп. 2. Д. 26. Л. 58, 88]. Производственную мощность завода на 1958 г .

запланировали в 2400 т дрожжей .

Барнаульский дрожжевой завод Алтайского Сахмаслоспиртотреста с 1 июля 1957 г. входит в систему Управления пищевой промышленности Алтайского Совнархоза в соответствии с Постановлением от 28 июня 1957 г. №1 «О подчиненности предприятий и организаций Алтайского совнархоза по управлениям и трестам». В 1959 г. выпуск дрожжей должен был составить 3000 т [ГААК. Ф.Р. 786. Оп. 2. Д. 26 .

Л. 46–47, 95]. В марте 1960 г. и.о. директора завода Н. Пономарев утвердил штатное расписание на администрацию завода, в котором числилось 12 человек. Из регистрационной карточки на 31 октября 1960 г., подписанной директором завода К. Машаровым, мы можем узнать, что Барнаульский дрожжевой завод находился на ул. Мамонтова, 170, источник финансирования – хозрасчет, подчинялся Управлению пищевой промышленности Алтайского Совнархоза. Производственная мощность завода за 1960 г. составила 3600 т дрожжей, а на 1961 г. запланировали выпуск 4000 т [ГААК. Ф.Р. 786. Оп. 2. Д. 26. Л. 13, 18, 24, 27, 29, 64, 68, 70, 86]. В 1964 г. завод выпустил 4642 т дрожжей и выполнил план на 113,2%. Из отчета за 1965 г. следовало, что производственный план

Целищева М.А. «Барнаульский дрожжевой завод»…

по валовой продукции выполнен на 100,8%, на сумму 2493 тыс. руб .

(4800 т). В ассортименте были дрожжи хлебопекарские – 4602 т, в том числе фасованные – 3202 т и сухие – 350 т. Дрожжи отгружали в Алтайскую контору «Росбакалея», а также в Змеиногорскую, Новосибирскую, Амурскую и Казахскую конторы, и в Киргизбакалею. По данным директора завода К.У. Машарова, установленные автоматы по обертке дрожжей на заводе в том году не работали [ГААК. Ф.Р. 786. Оп. 2. Д. 43. Л. 1, 20, 23]. С 1969 г. адрес дрожжевого завода сменился, вместо ул. Мамонтова, 170 теперь завод значился по ул. Мамонтова, 242 [ГААК. Ф.Р. 786 .

Оп. 2. Д. 29. Л. 12, 21, 23, 25]. В 1969 г. на заводе заменили насосы на выкачке дрожжей из бродильных чанов, провели монтаж и сдачу в эксплуатацию насоса в артезианскую скважину №3, заменили воздухораспределитель системы в дрожжераспильном аппарате №3 и старый сепаратор, закончили строительство водовода с подключением к городской сети и др. [ГААК. Ф.Р. 786. Оп. 2. Д. 29. Л. 30] .

В 1992 г. в соответствии с законом Российской Федерации «О приватизации государственных и муниципальных предприятий» было учреждено акционерное общество открытого типа «Барнаульский дрожжевой завод», генеральным директором был назначен С.В. Вутянов .

В акте оценки стоимости зданий и сооружений по состоянию на 1 апреля 1990 г. были перечислены 25 объектов с остаточной стоимостью 279989 руб., в том числе три жилых дома, административное здание, производственный корпус, труба дымовая, забор, железнодорожный тупик, будка трансформаторная, будка артезианской скважины, артезианские скважины, проходная и др. В апреле 1999 г. комиссией в составе специалистов НПЦ «Наследие», ЗАО «Классика» и в присутствии генерального директора ОАО «Барнаульский дрожжевой завод» П.В. Шабалина был составлен акт технического состояния, в котором отметили, что комплекс памятников состоит из производственного и административного зданий, стены кирпичные разноэтажные, ранее здания принадлежали Миролюбовскому товариществу. Общее состояние зданий неудовлетворительное. Отопление было от местной котельной, имелись электрическое освещение, водопровод и канализация, а вентиляция – только в производственном здании. В итоге специалисты рекомендовали провести текущий ремонт, провести ремонтно-реставрационные работы на основе проектной документации во втором полугодии 1999 г .

В этом же году в Творческой мастерской архитектора А.Ф. Деринга (ЗАО «Классика») была выполнена научно-проектная документация по реставрации памятника промышленной архитектуры начала ХХ в. бывшего Барнаульского дрожже-винокуренного завода, расположенного по адресу: ул. Мамонтова, 242. В 1998–2003 гг. на заводе была проведена автоматизация производства, построены новые объекты (котельная, компрессорная, насосная). В этот период завод разработал и оформил

Раздел 1. Фиксация археологических объектов, изучение памятников…

патенты на производство йодированных дрожжей, дрожжей из зерна, сыворотки и получения фугата для кормления животных. В 2008 г. завод перешел на природный газ. В 2009 г. заводская труба котельной, построенная в 1914 г., была выведена из эксплуатации и законсервирована .

ОАО «Барнаульский дрожжевой завод» являлся единственным производителем хлебопекарных дрожжей в Алтайском крае. Он выпускал прессованные дрожжи, которые использовались хлебозаводами как разрыхлитель теста и в витаминной промышленности – как сырье для получения витаминов D и B2, в медицине – для получения некоторых лекарственных препаратов и нуклеиновых кислот. Среднегодовая мощность предприятия составляла около 2 тыс. т. В ноябре 2004 г. специалисты НПЦ «Наследие» провели осмотр производственного корпуса ОАО «Барнаульский дрожжевой завод», расположенного по адресу: ул. Мамонтова, 305, и составили акт технического состояния. На момент осмотра общее состояние здания было удовлетворительное. К четырехэтажному объему с двух сторон симметрично примыкали двухэтажные, каждый в три оконные оси по главному фасаду с рустованными лопатками по углам и ступенчатыми столбиками над карнизом. Специалисты отметили, что в 1930-х гг. к существующему объему с восточной стороны пристроен двухэтажный корпус из керамического кирпича, появились постройки с западной стороны, котельная и другие постройки скрыты в настоящее время более поздними строениями. В 1950-х гг .

к существующему объему с западной стороны в продолжении главного фасада пристроено двухэтажное крыло из силикатного кирпича. Пристройки и переделки корпусов здания велись по мере эксплуатации и развития завода. Наиболее значительную ценность имеют здания, которые были возведены в 1914 г. На момент осмотра первоначальные корпуса были отстроены, внутри ряд конструкций заменен, главный фасад имел фрагменты поздней кирпичной кладки, но в целом памятник сохранил свой первоначальный вид. В итоге специалисты рекомендовали проводить текущий ремонт один раз в два года .

При осмотре в ноябре 2004 г. здания заводоуправления ОАО «Барнаульский дрожжевой завод», расположенного по адресу: ул. Мамонтова, 242, специалисты НПЦ «Наследие» составили акт технического состояния, где было отмечено, что общее состояние здания удовлетворительное. Одноэтажное с цокольным этажом здание заводоуправления располагается напротив производственных корпусов по северной стороне улицы и обращено входом на север. На момент осмотра здание занимало заводоуправление дрожжевого завода. В 2000–2001 гг. была проведена реконструкция, надстроен мансардный этаж. Деревянные тамбура северного фасада заменены на кирпичные постройки с лестничными клетками. По «красной» линии ул. Мамонтова имелась современная кованая ограда. В итоге специалисты рекомендовали в 2005–2010 гг. провести

Целищева М.А. «Барнаульский дрожжевой завод»…

реставрацию наружной версты кирпичной кладки. На здании размещена мемориальная доска с текстом: «Здесь в 1765–1766 гг. /на территории бывшего стекольного завода/ был построен и пущен в эксплуатацию первый в мире универсальный тепловой двигатель пароатмосферного типа, изобретенный И.И. Ползуновым». В 2010 г. «Барнаульский дрожжевой завод» продал несколько зданий и земельных участков компании «Тепломер» на общую сумму 13,8 млн рублей. В частности, это административный корпус, склады, земельный участок в Барнауле на ул. Мамонтова, 242, гараж и др. В 2011 г. здание заводоуправления от ООО «Тепломер»

перешло в собственность ЗАО «Калейдоскоп» .

В декабре 2014 г. «Барнаульский дрожжевой завод» отметил свое столетие. Но уникальное в своем роде предприятие встретило юбилей не в самом лучшем положении. Завод находился в стадии банкротства .

Арбитражным судом Алтайского края 25 мая 2015 г. в отношении предприятия была введена процедура наблюдения, функции единоличного исполнительного органа акционерного общества исполняло ООО Управляющая компания «Изумрудная страна». Владелец объекта – компания «Изумрудная страна» – в конце 2015 г. снял охрану предприятия и вывез ликвидное имущество. В октябре 2016 г. начался прием заявок на участие в торгах по продаже имущества обанкротившегося завода .

В декабре 2016 г. оборудование и автотранспорт завода вновь были выставлены на продажу. Торги должны были состояться в январе 2017 г .

В настоящее время здание завода и административное здание пустуют, разрушаются .

Объект культурного наследия «Комплекс: дрожже-винокуренный завод Зверева», расположенный по адресу: Алтайский край, Барнаул, ул. Мамонтова, 242 / ул. Мамонтова, 305, является памятником промышленной архитектуры начала ХХ в., согласно постановлению Алтайского краевого Законодательного Собрания от 28 декабря 1994 г .

№169, примером архитектуры периода эклектики с элементами кирпичного стиля. Комплекс включен в единый государственный реестр объектов культурного наследия РФ с присвоением ему реестрового номера 221721083010005 .

Библиографический список Алтайский ежегодник за 1921–1922 хоз. год (первый год издания). Барнаул, 1923. С. 306, 334, 343, 346, 347, 359 .

Барнаульский округ: (стат.-экон. обзор). Барнаул, 1927. С. 260 .

Вся Сибирь: справочная и адресная книга на 1924 г. Л., 1924. С. 249 .

Грибунин В. Дрожжевое производство // Сибирская советская энциклопедия. Новосибирск, 1929. Т. 1. С. 860 .

Жизнь Алтая. Барнаул, 1914. 30 дек. (№247) .

Жизнь Алтая. Барнаул, 1915. 29 ноября (№264). Л. 1 .

Жизнь Алтая. Барнаул, 1915. 31 дек. (№288). Л. 1 .

Жизнь Алтая. Барнаул, 1916. 31 янв. (№25). Л. 2 .

Раздел 1. Фиксация археологических объектов, изучение памятников…

Жизнь Алтая. Барнаул, 1916. 6 сент. (№197). Л. 4 .

Жизнь Алтая. Барнаул, 1917. 31 ноября (№259). Л. 1 .

Отчет Алтайского Губернского исполнительного комитета 7-му очередному Губернскому съезду Советов за 1923/24 хозяйственный год и I-ю кварту 1924/25 г. Барнаул, 1925. C. 155, 156, 157, 160 .

Сибирский торгово-промышленный календарь на 1910 г. / [изд-е М.П. Кедроливанского]. СПб., 1910. Ч. 2. С. 10 .

Сибирский торгово-промышленный ежегодник 1914–1915 гг.: [с приложением шести планов городов, портретов общественных деятелей и многих рисунков] / [изд-е Д.Р. Юнг]. Петроград, 1915. Ч. 2, отд. 4. С. 59 .

Источники Государственный архив Томской области (ГАТО) .

Государственный архив Алтайского края (ГААК) .

–  –  –

The article considers the brief history of the industrial facilities located in Siberia in the late 19th – early 20th century, such as yeast plants and distilleries. The buildings are significantly distinguished among other buildings of the pre-revolutionary period by their scope and architectural design. Being the samples of industrial architecture they had a significant influence on urban development of Siberia in the early 20th century .

Based on archival records, the article shows the history of the Barnaul Yeast Plant .

Key words: industrial architecture, cultural heritage, architectural landmark, objects of cultural heritage .

–  –  –

На основе архивных источников представляются сведения о здании с момента постройки и до современности, о первом собственнике здания, расстрелянном в 1937 г. за религиозные убеждения, а также описываются проблемы сохранения аварийного здания, начиная с 2001 г. и до принятия решения в 2007 г .

о переносе его на новое место. Авторы приводят данные о том, что на сегодняш

<

Целищева М.А., Слуцкий М.А. Утраченный объект культурного наследия…

ний момент объект культурного наследия, являющийся памятником архитектуры деревянного зодчества, имеющий ценность как яркий образец деревянной городской застройки начала ХХ в., стоящий на государственной охране и внесенный в единый государственный реестр Российской Федерации, является утраченным .

Ключевые слова: деревянное зодчество, культурное наследие, памятники истории и культуры, объекты культурного наследия .

Деревянное зодчество – яркая страница в архитектурной летописи Барнаула. Особое внимание строители обращали на угловые дома, оформлявшие пересечения улиц. Часто срезанный угол дома увенчивали небольшим щипцом или башенкой сложного силуэта с тонким шпилем на верху, благодаря чему здание получало интересный архитектурный силуэт [Долнаков, 1982, с. 98] .

8 мая 1912 г. барнаульская городская Управа своим постановлением №143 разрешила священнику отцу Митрофану Новикову производство построек, обозначенных на плане литером А, на усадьбе по ул. Гоголевская, 58. Разрешение было выдано с утвержденными чертежами при условии предварительного устройства брандмауэра. Скат крыши не должен был устраиваться на чужой двор, «чтобы не допускать никаких уклонений от Строительного Устава и обязательных постановлений г. Барнаула» [ГААК. Ф. 219. Оп. 1. Д. 24. Л. 56]. Двухэтажное деревянное здание формировало перекресток улицы Гоголевской и Соборного переулка. Стены здания были обшиты профилированной доской и богато декорированы по уличным фасадам пропильной и накладной резьбой. Первоначально здание полностью использовалось под жилье. По документам городской Думы за 1917–1918 гг. здание по ул. Гоголевской, 58, окладный лист №2110, также числилось за о. Митрофаном Новиковым. В 1917 г. его имущество оценивалось в 1478 руб., а в 1918 г. – 1700 руб. [ГААК. Ф. 51. Оп. 2. Д. 149. Л. 196]. По этим же документам значится, что городской пожар 1917 г. обошел стороной это здание .

В 1917–1920 гг. священник М.П. Новиков находился в заштате. В доме, по его словам, он держал квартирантов и одновременно служил законоучителем при Народном доме. С 1920 г. Новиков служил священником в с. Шелаболиха, затем в с. Мереж Каменского округа и других районах края до дня своего ареста. В книге «Жертвы политических репрессий в Алтайском крае» [1998] значится Митрофан Петрович Новиков, родился в 1870 г., в Томской губернии, русский. Священник с. Романово Косихинского района. Арестован 8 февраля 1930 г. Осужден Особой тройкой при ПП ОГПУ по Сибкраю 27 мая 1930 г. по ст. 58-10 УК к административной высылке на постоянное жительство в Туруханский край. Реабилитирован прокуратурой Алтайского края 28 июля 1989 г .

В другом издании «Жертвы политических репрессий в Алтайском крае .

1937» [2001] значится Митрофан Петрович Новиков, 1869 года рождения, Томской губернии, русский, служитель религиозного культа, Раздел 1. Фиксация археологических объектов, изучение памятников… Барнаул. Арестован 16 июля 1937 г. Осужден тройкой при УНКВД по Запсибкраю 8 сентября 1937 г. по ст. 58-10, 11 УК к ВМН. Расстрелян 16 сентября 1937 г., реабилитирован прокуратурой АК 26 мая 1989 г .

В 1919–1920 гг. часть здания была занята под воинский постой .

Так, по сведениям о состоянии городских зданий, занятых воинскими частями в 1920 г., дом Новикова – угол Гоголевской улицы и Соборного переулка – занимала канцелярия второго сводного госпиталя [ГААК .

Ф.Р. 14. Оп. 1. Д. 4. Л. 90]. Эти же данные были подтверждены 6 января 1920 г. в списке адресов воинских частей, расквартированных в Барнауле. По ул. Гоголевская, 58 значится канцелярия 2-го сводного госпиталя [ГААК. Ф.Р. 593. Оп. 6. Д. 2. Л. 16]. 16 ноября 1920 г. двухсводный полевой запасный 445-й госпиталь подал сведения в справочное бюро Алтайского губисполкома о нахождении своих подразделений, подтвердив, что его канцелярия по-прежнему находится по адресу: ул. Гоголевская, 58 [ГААК. Ф. 10. Оп. 5. Д. 9. Л. 72]. В списках национализированных домов за 1920 г. под №145 у о. Митрофана Новикова было следующее имущество: дом двухэтажный, ледник, дровяник, уборная .

В графе «причина национализации» записано: владелец отсутствует [ГААК. Ф.Р. 10. Оп. 2. Д. 8. Л. 30]. В 1926–1928 гг. здание находилось в ведении городского коммунального хозяйства (Горкомхоз) [ГААК .

Ф.Р. 166. Оп. 1. Д. 32. Л. 54]. По представленным сведениям Горкомхоза «О затратах на капитальный ремонт и строительство» за период с 1 октября 1926 г. по 1 января 1928 г., на ремонт здания было израсходовано 264,41 руб. [ГААК. Ф.Р. 166. Оп. 1. Д. 85. Л. 7]. По данным городского коммунального хозяйства на 1 октября 1928 г., дом бывшего владельца Новикова был оценен в 12 898,29 руб. [ГААК. Ф.Р. 166 .

Оп. 1. Д. 174. Л. 92]. В ноябре 1928 г. была составлена предварительная смета на ремонт коммунального дома по Гоголевской улице и флигеля. Из документов видно, что часть здания была занята под квартиры, а на первом этаже находился магазин «Динамо». По составленной смете предполагались побелка стен, покраска окон, дверей и пола [ГААК .

Ф.Р. 166. Оп. 1. Д. 110. Л. 82, 88]. После проведенного ремонта в начале 1929 г. в здании на первом этаже находился хлебный магазин, магазин общества «Динамо» и парикмахерская [ГААК. Ф.Р. 166. Оп. 1. Д. 142 .

Л. 9]. В марте 1929 г. была выдана справка артели парикмахеров «Луч», которой разрешалось повесить вывеску на здание по Социалистическому переулку, 21 [ГААК. Ф.Р. 166. Оп. 1. Д. 101. Л. 217]. В 1950–1980 гг .

в здании находились райком КПСС и райком ВЛКСМ Центрального района Барнаула. В дальнейшем здание перешло в частную собственность, использовалось под различные конторы и магазины .

При обмерах, выполненных специалистами НПЦ «Наследие»

в 2001 г., установлено, что здание имеет многочисленные деформации и перекосы, конструктивное состояние памятника признали неудовлетворительным. Со стороны дворового фасада была устроена лестничЦелищева М.А., Слуцкий М.А. Утраченный объект культурного наследия… ная клетка. По первому этажу выполнен дверной проем под балконом, по второму этажу балконная дверь преобразована в оконный проем .

Рис. 1. Особняк купеческий (Гоголя, 56). Фото 1970–1980-х гг .

Рис. 2. Особняк купеческий (Гоголя, 56). Современный вид Раздел 1. Фиксация археологических объектов, изучение памятников… Декор также частично утрачен (подзоры и др.). Элементы резьбы частично заменены при ремонтных работах на похожие, но они выполнены произвольно, не по первоначальному образцу. В 2002 г. сотрудники НПЦ «Наследие» выполнили инженерное обследование двухэтажного деревянного прямоугольного в плане здания без подвала. С западного фасада здание имело глухую брандмауэрную из керамического кирпича стену толщиной 900 мм. Отклонение брандмауэрной стены от поперечных стен доходило до 30 см. Крыша здания была двухскатная с вальмами и фронтоном со слуховым окном. Южный и восточный фасады украшены резьбой. Угол здания оформлен балконом и фронтоном. Площадь здания – 264,91 кв. м. На момент обследования на первом этаже находился магазин, на втором – офисные помещения. Три наружные стены здания были выполнены из бревен диаметром 250 мм с обшивкой из реек, окрашенных масляной краской. При выполнении зондажей обнаружено поражение гнилью до восьми рядов нижних и четырех рядов верхних бревен по высоте, которые трещинами выходили из плоскости до толщины стены. Сгнившие бревна имели потерю сечения до 70%. По мнению специалистов, жесткость конструктивной схемы здания была нарушена более поздним устройством больших холлов на первом и втором этажах, выпиливанием поперечных стен. В целях сохранения объекта культурного наследия специалисты рекомендовали выполнить комплексную реставрацию здания – памятника архитектуры с восстановлением первоначального архитектурного облика. В 2005 г .

при составлении акта технического состояния на здание специалисты НПЦ «Наследие» отметили, что деревянный сруб с обшивкой профилированной доской находился в аварийном состоянии: произошло полное нарушение жесткости сруба, образовались трещины, неравномерная усадка стен, а также поражение гнилью и осадка углов. Кирпичная брандмауэрная стена северо-восточного фасада обрушилась, деревянная стропильная крыша с покрытием оцинкованной сталью находилась в аварийном состоянии – был обрушен северный фронтон. Деревянные элементы балкона были в неудовлетворительном состоянии, на момент осмотра балкон не эксплуатировался. В итоге специалисты рекомендовали по причине аварийности здания, угрозы его обрушения закрыть доступ на его территорию и поставить памятник на реконструкцию .

В результате инженерного заключения от 10 ноября 2006 г. было обнаружено расслоение рядов кладки, сползание рядов кирпичной кладки от динамических нагрузок, наличие трещин и сколов кирпичей, кладка фундамента находилась в водонасыщенном состоянии. Отсутствовала гидроизоляция фундаментов, наблюдались значительные деформации .

Состояние фундаментов было аварийное. Стены имели выпучивание из плоскости до 60 мм в результате нарушения жесткости здания и нагружения перекрытием. Техническое состояние конструкции стен и отделки неудовлетворительное. В 2007 г. при смене собственника здание Целищева М.А., Слуцкий М.А. Утраченный объект культурного наследия… вновь обследовалось. На момент осмотра оно не эксплуатировалось, находилось в аварийном состоянии. Территория двора была заболочена, заросла камышом, сорной травой и кустарником, устроена свалка строительного мусора. В итоге специалисты рекомендовали выполнить воссоздание объема здания с возможным переносом и сохранением первоначальных фасадов с использованием сохранившихся элементов декора .

После этого новый собственник разобрал здание с целью переноса его на другое место. А на данной площадке он возвел новое из красного кирпича пятиэтажное здание .

Постановлением Алтайского краевого Законодательного Собрания от 28 декабря 1994 г. №169 здание было поставлено на государственный учет как памятник архитектуры регионального значения. Здание имело богатый резной декор в виде наличников, карнизов, ограждения балкона и пр., являлось ярким образцом деревянной городской застройки начала ХХ в. В соответствии со ст. 64 Федерального закона от 25 июня 2002 г .

№73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации» объект включен в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации с присвоением регистрационного номера 221711083150005 .

Библиографический список Долнаков А.П., Долнакова Е.А., Зотеева Л.А., Степанская Т.М. Памятники архитектуры Барнаула. Барнаул, 1982. С. 98–123 .

Жертвы политических репрессий в Алтайском крае. 1919–1930. Барнаул, 1998, Т. 1. 483 с .

Жертвы политических репрессий в Алтайском крае. 1937. Барнаул, 2001, Т. 3, ч. 2 .

–  –  –

The article deals with the archival data, revealing the information about the building from its construction to the present time and about its first owner, who was shot in 1937 for religious beliefs and also the problems of preservation of the emergency building from 2001 till the decision of 2007 on its moving to a new location .

The author points out that this cultural item, being a landmark of wooden architecture and valued as a bright example of wooden urban development of the early 20th century, protected by state and included in the unified state register of the Russian Federation, is now a lost landmark .

Key words: wooden architecture, cultural heritage, landmarks of history and culture, objects of cultural heritage .

Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ (ОГОН) и Министерства образования и науки Республики Алтай, проект №17-11-04004а(р) Статья посвящена традиции избрания главы рода (зайсана) у алтайцев, которая имеет глубокие исторические корни и возрождена в постсоветский период в Республике Алтай с целью решения разных внутриэтнических проблем. Излагаются обычаи, процедура и другие особенности специально реализуемых мероприятий, среди которых особое место занимает церемония «поднятия на войлоке» избранного зайсана. С целью придания сакральности родового события его дата назначается на период новолуния, а место проведения – на родовой территории или в районе проживания большинства его представителей. Приводятся конкретные примеры и иллюстрации. В настоящее время зайсанат рассматривается как институт самоуправления, отражает наличие родовой элиты и ее деятельность. Данное явление требует специального и детального изучения .

Ключевые слова: алтайцы, этнография, род, зайсан, обычаи .

В Республике Алтай в период этнического возрождения возобновилась традиция избрания родового главы, называемого зайсан (jайсан.) До сих пор в народе живет память об ойратском периоде (XVII – середина XVIII в.), когда предки алтайцев входили в состав Джунгарского ханства. Одним из ойротских титулов остается «зайсан», означающий главу сёока-рода. Считается, что этот термин произошел от наименования китайского титула «цзяй-сян» [Вайнштейн, 1989, с. 580]. В условиях интеграции алтайцев в российское общество родовой принцип управления поэтапно упразднялся (XIX – начало XX в.), а вместе с ним упразднилась и должность зайсана. Возрожденный зайсанат призван решать внутриэтнические проблемы соблюдения обычая родовой экзогамии, взаимопомощи, авункулата, урегулирования сватовских расходов и не случайно явился формой этнического самоопределения алтайцев .

Зайсан избирается на собрании-курултае сёока-рода. Для его проведения назначают исполнительный комитет, обязанности которого – разработка сценария, повестки дня и проекта решений предстоящего мероприятия. Место и время проведения объявляется в республиканской газете «Алтайдын чолмоны», выходящей на алтайском языке, и в программах регионального телевидения ГТРК «Эл Алтай». С целью

Ябыштаев Т.С. О причинах репрезентации «поднятия на войлоке»…

придания сакральности родового события его дата назначается на период новолуния, а место проведения – на родовой территории или в районе проживания большинства его представителей .

Ранним утром в день проведения праздника старейшины рода совершают ритуал почитания Алтая, называемый «мргл». Для этой цели берут белые ленты, называемые «jалама» или «кыйра», можжевельник «арчын», молоко и угощение (лепешки, сыры) и поднимаются на восточный склон горы. Там со словами благопожелания старший повязывает ритуальные ленты на березу, разжигает небольшой костер и четное количество раз кропит молоком в сторону восхода солнца. Этими действиями выражается почитание Алтая и испрашивание благословения предстоящего мероприятия .

На массовых празднествах алтайцев обычно устанавливают юрту (айыл), коновязь (чакы) и родовой камень «кж таш» (дословно «камень-занавес»), на котором высечена тамга сёока и дата проведения родового курултая. С установлением айыла и коновязи как этнокультурных символов образуется «определенная зона одомашненности»

родовой территории [Жуковская, 1988, с. 24]. Здесь же приготовляют ритуальное угощение – мясной суп (кч) из конины или баранины и ячменной крупы. Согласно картине мира алтайцев, человек с его жильем и скотом, живущий отдельно от дикой природы, придя в нее, заявляет о себе символами, каковыми выступают жилище-айыл и коновязь [Тадина, 2011, с. 151–152] .

Перед началом родового собрания проводится регистрация участников – в журнале записывают имя, фамилию, возраст, место проживания, работы или учебы и сёок-род. Число прибывших оглашается – из какого сёока и района проживания. Следует отметить, что участники могут быть из родственных сёоков-родов. Так, на праздник сёока тёёлёс приезжают из родственных родов кёбёк, алмат, оргончы, а также сватовских сёоков: кыпчак из Кан-Ябаганской долины (Усть-Канский район), майман Каракольской долины (Онгудайский район) и др. Здесь принимают участие племянники, к числу которых относятся те, у кого мать из рода тёёлёс, организующего курултай .

Современное родовое мероприятие открывается ритуалом торжественного поднятия родового знамени «мааны», заимствованным от советского периода, из которого вышло старшее поколение, обычно организующее курултай. На светлом фоне родового знамени изображены священное животное и тамга. Так, на желтом знамени сёока тёёлёс начертан олень (марал), как почитаемое животное, и тамга «шире» (престол). Следует отметить, если айыл, коновязь и тамга остаются традиционными этнокультурными атрибутами, то родовое знамя конструируется в наши дни. Обычно на собрании рода оговариваются цвет, размеры и даже материал, из которого оно будет изготовлено .

Раздел 1. Фиксация археологических объектов, изучение памятников…

Как показывает практика проведения родовых собраний, ключевым вопросом остается избрание главы рода – зайсана. В настоящее время избраны 16 зайсанов, объединенных в общественную организацию «Совет зайсанов». Впервые такую должность возродил сёок майман в 1989 г. в долине р. Каракол (Онгудайский район) [Кыдыева, 1994, с. 55]. Среди выдвинутых кандидатов зайсаном становится тот, кто набирает большинство голосов. На курултае сёока чапты (27 июня 2012 г.) избранному зайсану вручили старинный знак власти – плетку «камчы» .

Новый зайсан формирует исполнительный комитет, в состав которого входят заместители «темичи» из районов проживания представителей сёока-рода. Известны случаи, когда люди, попавшие в чрезвычайную ситуацию, обращались к зайсану за помощью [Тадина, 2009, с. 77–81] .

Национальное движение известно в Республике Алтай, поэтому родовая должность зайсана престижна и авторитетна. Избранные родовые главы видят в ней возможность быть вовлеченным в общественную деятельность региона [Ябыштаев, 2013, с. 112–117] .

На курултае сёока тёёлёс, состоявшемся 10 июля 2013 г., была проведена репрезентация древнего обычая интронизации выбранного зайсана. Он, наряженный в национальную одежду «чекпен», имея мужскую косичку «кеjеге», в шапке «брк», был посажен на войлочный ковер белого сакрального цвета. Шестеро мужчин, получившие право по жребию поднять избранного зайсана, дважды по кругу посолонь пронесли его (рис.). В заключение зайсану подвязали шелковую опояску согласно обычаю благословения у алтайцев .

–  –  –

Ябыштаев Т.С. О причинах репрезентации «поднятия на войлоке»… Древнетюркский церемониал обряда «поднимать вверх» (божествам неба) кагана известен из древнекитайской истории «Чжоушу»

в переводе Н.Я. Бичурина [1950, с. 229]. О чем Л.П. Потапов [1991, с. 123] написал так: «Упомянутая церемония заключалась в следующем .

Избираемого кагана поднимали на войлоке и несли высокие чиновники .

Девять раз они совершали круг (по солнцу) и после каждого кланялись ему. Потом его сажали на лошадь и отпускали скакать верхом. Затем они душили его шелковым платком так, что он едва оставался живым. Тогда они быстро развязывали опояску и спрашивали: “Сколько лет ты будешь нашим каганом?”». Ритуал возведения на трон кагана поднятием на войлоке получил доказательство в рунической надписи, найденной на р. Тесь в Северо-Западной Монголии. В ней говорится о поднятии на войлоке, т.е. интронизации, уйгурских каганов в 761–762 гг.: «Новый каган был поднят» [Кляшторный, 1983, с. 81, 88]. В примечании Л.П. Потапов обращает внимание на тот факт, что на обычай поднятия кагана/хана на белой кошме у тюрок и монголов при его избрании указал А.Н. Кононов [1958, с. 95], снабдив свои соображения ссылками на исследовательскую литературу. Древний ритуал возведения избранного главы был связан с представлением о легитимности небесного происхождения, что наделяло его получать и испрашивать небесных патронов о гарантии жизни и благополучии в земном мире .

Таким образом, период возрождения зайсаната в Республике Алтай показал активную позицию алтайцев в деле подъема этнической культуры. В постсоветский период зайсанат рассматривается как институт самоуправления в социально-политическом пространстве региона. В нем нет и не может быть одного лидера: сколько сёоков, столько и знаменитых личностей. Такой установкой объясняется устойчивость родовой структуры алтайцев. Этот принцип общинности во внутриэтнической жизни продолжает действовать до сих пор. Современный зайсанат стал явлением возврата престижа родовой элиты, авторитета старшинства по возрасту, родству, социальному статусу, что вызывает интерес как внутри республики, так и за ее пределами .

Библиографический список Бичурин Н.Я. (Иакинф). Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. М.; Л., Т. 1. 1950. 382 с .

Вайнштейн С.И. Примечания в книге «Из Сибири» В.В. Радлова // Радлов В.В. Из Сибири. Страницы дневника. М., 1989. С. 580–637 .

Жуковская Н.Л. Категории и символика традиционной культуры монголов. М., 1988. 200 с .

Кляшторный С.Г. Тэсинская стела // Советская тюркология. 1983. №6 .

С. 76–90 .

Кононов А.Н. Родословная туркмен. Сочинение Абу-л-Гази, хана Хивинского. М.; Л., 1958. 192 с .

Раздел 1. Фиксация археологических объектов, изучение памятников…

Кыдыева В.Я. О празднике алтайских сёоков (послепраздничные размышления о празднике и не только о нем) // Проблемы этнической истории и культуры тюрко-монгольских народов Южной Сибири и сопредельных территорий .

М., 1994. С. 51–57 .

Потапов Л.П. Алтайский шаманизм. Л., 1991. 320 с .

Тадина Н.А. Возрождение зайсаната в Республике Алтай: взгляд сквозь собственную этническую идентичность // Гуманитарные науки в Сибири. 2009 .

№3. С. 77–81 .

Тадина Н.А. Картина мира как основа коммуникативной культуры алтайцев // Вестник археологии, антропологии и этнографии. Тюмень, 2011. №1 (14) .

С. 146–153 [Электронный журнал]. Режим доступа: http://www.ipdn.ru/rics/va/ index.htm Ябыштаев Т.С. Родовые праздники алтайцев в этнокультурном дискурсе Республики Алтай // Вестник археологии, антропологии и этнографии. 2013 .

№1 (20). С. 112–117 .

T.S. Iabishtayev Gorno-Altaisk State University, Gorno-Altaisk, Russia

ON THE REASONS OF “RAISING ON THE FELT” OF THE

ZAISAN OF THE ALTAI PEOPLE (The Tjojolyos) The article considers the tradition of electing by the Altai people of the head of the clan (zaisan), which has deep historical roots and was revived in the postSoviet period in the Republic of Altai in order to solve various intra-ethnic problems .

It outlines the customs, procedure and other features of specially kept events, among which a special place is occupied by the ceremony of “raizing the chosen zaisan on felt ”. In order to make the tribal event more sacred, its date is assigned for the period of the new moon, and the event is held on the patrimonial territory or in the area where the majority of residents live. Specific examples and illustrations are also presented .

Currently zaisanat is considered to be the institution of self-government, reflecting the existence of the tribal elite and its activities. This phenomenon requires special and detailed study .

Key words: Altaians, ethnography, genus, zaisan, customs .

–  –  –

Публикуются и исследуются археологические материалы подъемных сборов, выполненных в разные годы на поселении Саратовка-4, расположенном в долине среднего течения р. Ур на западном подножии Устюжанинского плато. Описание и первичный анализ мотивов орнамента фрагментов керамической посуды и фрагмента бронзового ножа дают возможность провести сравнительный анализ источников и датировать памятник периодом поздней бронзы. Комплексный анализ материалов позволил поставить вопрос о новом типе археологических памятников в этом районе Кузнецкой котловины, в котором сочетаются традиции ирменской и корчажкинской археологических культур периода поздней бронзы .

Ключевые слова: Кузнецкая котловина, поселение Саратовка-4, период поздней бронзы .

Поселение Саратовка-4 расположено на землях Ур-Бедаринского сельского поселения Гурьевского района Кемеровской области на правом берегу р. Ур, в центральной части д. Саратовка (в настоящее время этого населенного пункта практически не существует, сохранилась лишь частная ферма, расположенная на окраине бывшей деревни). Оно находится по разным сторонам оврага, в верховье которого расположен родник, дающий начало ручью, протекающему по дну оврага и впадающему справа в р. Ур. Памятник находится на первой надпойменной террасе, представляющей собой подошву холма, полого спускающуюся к реке, в 2,7 км на восток–северо-восток от с. Ур-Бедари. Через памятник пролегает грунтовая дорога, соединяющая села Ур-Бедари и Подгорное. Памятник был открыт и обследован в 1960-х гг .

М.Г. Елькиным, о чем свидетельствует топографическая карта из его архива, где обозначено наличие этого объекта. Однако информация ни в одном из его отчетов об этом памятнике не содержится. В 1999 г .

это поселение было обследовано Ю.В. Шириным (информация устного характера от автора). В 2000, 2003, 2005, 2009 и 2016 гг. памятник обследовали сотрудники Кузнецкой комплексной археолого-этнографической экспедиции (ККАЭЭ) по программе мониторинга состояния

Раздел 2. Результаты археологических исследований

объектов археологии в Кемеровской области Гуманитарного научного центра Кузбасского государственного технического университета (ГНЦ КузГТУ) [Илюшин, 2001, с. 13–14; 2004, с. 13–14; 2006, с. 6–7; 2010, с. 34–35; Борисов, 2017, с. 12–14]. В ходе этих исследований на памятнике была сформирована коллекция артефактов в результате полевых сборов и миниатюрных аварийных раскопок на небольших разрушаемых участках поселения. Цель настоящей работы – ввести в широкий научный оборот материалы этой коллекции и дать культурно-хронологическую интерпретацию объекта культурно-исторического наследия Кузнецкой котловины поселение Саратовка-4 .

Исследование 2016 г. показало, что поселение Саратовка-4 системно подвергается естественному и искусственному разрушению. Это происходит вследствие увеличения площади оврага от весенних паводковых вод и эрозии почвы под воздействием ветра, а также по причине функционирования грунтовой дороги (некогда центральной улицы с. Саратовка). Во время исследования памятника в 2016 г. в осыпях грунта на дне и стенках оврага в западной и восточной частях были найдены фрагменты костей животных, а также различные археологические находки: 10 фрагментов керамической посуды и фрагмент окончания бронзового ножа [Борисов, 2017, с. 12–14, рис. 17.-1–11]. Границы памятника (рис. 1) определены условно с учетом обследования и подъемных сборов на этом объекте культурного наследия не только в 2016 г., но и результатов его исследования сотрудниками ККАЭЭ в предшествующие годы. Поселение вытянуто с востока на запад на расстояние приблизительно в 200 м, а с юга на север – на расстояние в 130 м. Площадь памятника, условно, составляет 2,6 га. Состояние памятника можно охарактеризовать как аварийное. Существует необходимость как можно скорее провести аварийные раскопки близ краев разрушаемой оврагом террасы. Целесообразно осуществить закладку шурфов и раскопки на отдельных неразрушаемых участках памятника для установления более точных его границ. В настоящее время территория памятника используется для выпаса скота .

По прежним эпизодическим подъемным сборам поселение интерпретировалось как однослойное, каждый раз было датировано периодом поздней бронзы и отнесено к кругу древностей ирменской археологической культуры IX–VII вв. до н.э. Однако суммарная коллекция артефактов, собранная за все время проведения мониторинга состояния этого объекта, позволяет более полно дать его культурно-хронологическую характеристику. За все время исследования поселения Саратовка-4 сотрудники Кузнецкой комплексной археолого-этнографической экспедиции собрали коллекцию артефактов из 71 фрагмента керамической посуды и 1 фрагмента бронзового ножа. Для того чтобы установить культурную принадлежность и датировку этого памятника, нами привлекаются фрагменты посуды, украшенные орнаментом, венчики Борисов В.А., Илюшин А.М. Коллекция находок из сборов… и днища, а также фрагмент бронзового ножа (рис. 2.-1–24). Находка фрагмента бронзового ножа по причине отсутствия рукояти и части клинка не позволяет его классифицировать. Однако специфический наклон клинка к окончанию и небольшой изгиб в виде крючка на острии имеют аналогии среди находок на погребальных памятниках ирменской археологической культуры Журавлево-1, Журавлево-4, Танай-7 и Сапогово-1, расположенных в Кузнецком Присалаирье [Ковалевский, 2006, рис. 3.-1–3, 6, 7; 4.-7; 5.-1, 9, 15] .

Рис. 1. План-схема расположения поселения Саратовка-4 по результатам исследований 2016 г .

Культурно определяющими артефактами на памятнике являются орнаментированные и без орнамента фрагменты керамической посуды. В орнаментации посуды преобладает резная техника нанесения орнамента, а также присутствуют элементы рельефной и гребенчатой техники нанесения орнамента. Найденные фрагменты керамических изделий не позволяют сделать вывод о форме посуды. Лишь по одному из фрагментов (рис. 2.-21) можно предполагать, что она была плоскодонной. Из девяти венчиков (рис. 2.-1, 2, 5, 6, 9, 12–14, 20) два оказались не орнаментированы, а один – лишь частично. Среди мотивов орнаменРаздел 2. Результаты археологических исследований та на венчике фиксируются ряды треугольников, соединенные вершинами и заштрихованные косыми линиями, и ряды треугольников, обращенные вершинами вверх и заштрихованные резной сеточкой. В одном случае имелся ряд косых насечек. Об орнаментации зоны шейки можно судить лишь по трем находкам (рис. 2.-6, 9, 19). Здесь фиксируются такие мотивы, как узкие каннелюры, прочерченные линии, косые насечки (выполненные мелкой гребенкой), жемчужник с разделителем из трех вертикальных насечек или ямок округлой формы. Зона плечика фиксируется лишь на одном фрагменте (рис. 2.-6), где отмечены такие орнаментальные мотивы, как ряд жемчужин, разделенных елочкой из двух наклонных нарезных линий. Другие фрагменты посуды, украшенные орнаментом (рис. 2.-3, 4, 7, 8, 10, 11, 15–18, 22, 23), условно можно относить к зонам плечика или тулова. Они дают общее представление об элементах и мотивах орнаментации керамической посуды. В их числе широкие каннелюры, резные линии, косые насечки, каплевидные вдавления, ямки и жемчужины разных форм, образующие вертикальные и горизонтальные ряды, треугольники и зигзаги. Большое разнообразие элементов и мотивов орнаментации керамической посуды на поселении Саратовка-4 указывает на его этнокультурную многокомпонентность, сформированную носителями традиций ирменской и корчажкинской археологических культур периода поздней бронзы .

Аналогичная ситуация ранее была выявлена на поселении Саратовка-6, которое располагается в 1 км на северо–северо-запад от поселения Саратовка-4 [Илюшин, Ковалевский, Борисов, 2001а, с. 20–28;

2001б, с. 196–198; Ковалевский, Илюшин, 2008, с. 18–32]. На поселении Саратовка-6, расположенном в одной природной экологической ниши с поселением Саратовка-4, на подошве Устюжанинского плато было выявлено несколько культурных компонентов – корчажкинский, ирменский, саргаринско-алексеевский и лугавский – с явным преобладанием двух первых и небольшим участием двух последних [Ковалевский, Илюшин, 2008, с. 31]. Это обстоятельство позволяет высказать гипотезу о том, что поселения Саратовка-4 и Саратовка-6 не только близки между собой территориально, но, видимо, являются также синхронными и однокультурными памятниками, основу которых составляют ирменская и корчажкинская археологические культуры периода поздней бронзы. В свою очередь, это позволяет ставить вопрос о том, что в Кузнецкой котловине в долине среднего течения р. Ур в период поздней бронзы имел место своеобразный тип археологических памятников, отражающий факт смешения культурных традиций ирменской и корчажкинской культур с незначительными компонентами других постандроновских культур .

А.Б. Шамшин характеризовал процесс взаимодействия носителей ирменской и корчажкинской культур как важнейший исторический фактор, определивший развитие культурогенеза в период поздней Борисов В.А., Илюшин А.М. Коллекция находок из сборов… Рис. 2. Поселение Саратовка-4. Подъемные сборы в 2000 (1–5), 2003 (6–8), 2005 (9–17) и 2016 (18–24) гг.: 1–23 – фрагменты керамической посуды; 24 – фрагмент бронзового ножа бронзы в Барнаульском Приобье, что привело к созданию новой общности – большереченской культуры переходного времени. При этом исследователь ставил вопрос о механизме самих контактов [Шамшин, 2005, с. 149–155]. В исследуемом нами случае артефакты двух культур находятся в одном культурном слое однослойных поселений, что и позволяет ставить вопрос о выделении нового ирменско-корчажкинского археологического типа памятников периода поздней бронзы в пределах Урского археологического микрорайона .

Раздел 2. Результаты археологических исследований

Библиографический список Борисов В.А. Отчет об археологических разведках в Беловском, Гурьевском и Ленинск-Кузнецком районах Кемеровской области в 2016 г. Кемерово,

2017. 55 с.: ил .

Илюшин А.М. Отчет об археологических разведках Кузнецкой комплексной археолого-этнографической экспедиции в 2000 г. на территории Кемеровской области. Кемерово, 2001. 28 с: ил .

Илюшин А.М. Отчет об археологических разведках Кузнецкой комплексной археолого-этнографической экспедиции в 2003 г. на территории Кемеровской области. Кемерово, 2004. 55 с.: ил .

Илюшин А.М. Отчет об археологических разведках Кузнецкой комплексной археолого-этнографической экспедиции в 2005 г. на территории Кемеровской области. Кемерово, 2006. 31 с.: ил .

Илюшин А.М. Отчет об археологических разведках Кузнецкой комплексной археолого-этнографической экспедиции в 2009 г. на территории Кемеровской области. Кемерово, 2010. 152 с.: ил .

Илюшин А.М., Ковалевский С.А., Борисов В.А. Поселение Саратовка-6 // Историко-культурное наследие Северной Азии. Барнаул, 2001а. С. 20–28 .

Илюшин А.М., Ковалевский С.А., Борисов В.А. Поселение Саратовка-6 – новый памятник эпохи поздней бронзы в Кузнецкой котловине // Сохранение и изучение культурного наследия Алтайского края: (мат. Всерос. науч.-практ .

конф.). Барнаул, 2001б. Вып. XII. С. 196–198 .

Ковалевский С.А., Илюшин А.М. Керамический комплекс эпохи поздней бронзы поселения Саратовка-6 // Этнокультурные процессы в Верхнем Приобье и сопредельных регионах в конце эпохи бронзы. Барнаул, 2008. С. 18–32 .

Ковалевский С.А. Погребально-поминальные памятники ирменской культуры на территории Кузнецкой котловины. Кемерово, 2006. 111 с.: ил .

Шамшин А.Б. Некоторые проблемы изучения памятников эпохи поздней бронзы в лесостепном и степном Обь-Иртышском междуречье // Западная и Южная Сибирь в древности. Барнаул, 2005. C. 149–155 .

V.A. Borisov, A.M. Ilyushin T.F. Gorbachev Kuzbass State Technical University, Kemerovo, Russia

COLLECTION OF FINDS FROM THE MATERIALS ON THE

SARATOVKA-4 SETTLEMENT (to the question of a new type of archaeological sites of the late Bronze Period in the Kuznetsk Depression) The article publishes and investigates the archaeological materials of excavations carried out in different periods on the Saratovka-4 settlement located in the valley of an average course of the Ur river on the western bottom of the Ustyuzhaninsky plateau. The description and primary analysis of the ornament motives on the fragments of ceramic ware and a fragment of a bronze knife allow carrying out the comparative analysis of sources and dating the site to the late Bronze period. The complex analysis of materials allowed raising the question of a new type of archaeological sites in the Kuznetsk Depression region which combines the traditions of Irmenskaya and Korchazhkinskaya archaeological cultures of the late Bronze Period .

Key words: Kuznetsk Depression, Saratovka-4 settlement, late Bronze Period .

Бородовский А.П., Горохов С.В. Курганная группа Туекта-Нефтебаза-12…

–  –  –

Летом 2017 г. Центральноалтайским археологическим отрядом Института археологии и этнографии СО РАН была проведена археологическая разведка у подножия южной оконечности Семинского перевала в Онгудайском районе Республики Алтай. В ходе разведки был выявлен ряд объектов археологического наследия, наиболее интересным и масштабным из которых оказался погребально-поминальный комплекс Туекта-Нефтебаза-12, расположенный к северу от с. Туекта-Нефтебаза. Памятник состоит из 95 объектов (89 курганов с каменными конструкциями диаметром от 3 до 20 м, пяти каменных стел и одного каменного изваяния). Объекты на памятнике – раннего железного века (пазырыкская культура) и различных периодов средневековья .

Наибольший интерес представляет каменное антропоморфное изваяние эпохи раннего железа. Лицевая часть изваяния была частично сбита, что характерно для широкого круга древнетюркских антропоморфных каменных скульптур как результат ритуальных актов вандализма, неоднократно описанных в литературе начала ХХ в .

Ключевые слова: Республика Алтай, Онгудайский район, Семинский перевал, ранний железный век, средневековье, курганная группа, Туекта-Нефтебаза-12, каменное изваяние, курган, стела .

Масштабные археологические исследования начала второго десятилетия нового тысячелетия на Горном Алтае в рамках обследования трассы планируемого газопровода «Сила Сибири-2» («Алтай») позволили выявить и картографировать ранее не известные курганные группы в различных административных районах Республики Алтай [Бородовский, 2015б; Бородовский и др., 2016а–в; Бородовский, Горохов, 2017]. Одной из них является обширная курганная группа Туекта-Нефтебаза-12 (рис. 1). Она располагается на правом берегу Туэкты недалеко от ее впадения в Урсул на южном склоне Семинского хребта к северу от с. Туекта-Нефтебаза Онгудайского района Республики Алтай (географические координаты (WGS84): N 50.863324 E 85.830944) .

В состав археологического памятника входит 95 объектов. Из них 89 курганов с каменными конструкциями диаметром от 3 до 20 м, пять каменных стел и одно антропоморфное изваяние (рис. 2) .

Раздел 2. Результаты археологических исследований Рис .

1. Топографический план расположения объектов курганной группы Туекта-Нефтебаза-12 Бородовский А.П., Горохов С.В. Курганная группа Туекта-Нефтебаза-12…

–  –  –

Раздел 2. Результаты археологических исследований Расположение курганов на некрополе Туекта-Нефтебаза-12 представлено тремя вариантами: 1) по линии Ю–С (совпадает с течением Туэкты); 2) по линии З–В (совпадает с течением Урсула); 3) «рассеянный»

(отдельные надмогильные и поминальные конструкции располагаются без особого порядка с весьма условным выделением цепочек курганов) .

Два первых варианта локализуются в основном в западной части некрополя, третий – в восточной. При этом, вне зависимости от характера размещения групп курганов, надмогильные сооружения более внушительных размеров находятся на западном краю некрополя. В расположении каменных стел на всей площади курганного поля тоже есть определенные закономерности. Большая часть из них фиксируется к востоку от курганов и лишь единичные стелы расположены к западу от них. Такая сложная и многовариантная пространственная структура курганного поля Туекта-Нефтебаза-12 отчетливо свидетельствует о разновременности и, возможно, поликультурности надмогильных и поминальных сооружений, входящих в его состав. Например, исследования на не менее сложном по своей планиграфии некрополе Туэкта достаточно отчетливо выявили его разновременность и поликультурность [Евтюхова, 1941; Руденко, 1960, с. 94, рис. 52]. Аналогичная ситуация характерна и для некрополя Шибе [Грязнов, 1940, с. 17–21; Мамадаков, Цыб, 1993] .

К югу от Семинского перевала каменные конструкции курганов обладают достаточно выразительными рельефными признаками и слабой задерновкой своей поверхности. Для курганной группы Туекта-Нефтебаза-12 характерна задерновка краев каменных конструкций курганов эпохи железа, диаметр которых составляет несколько метров, тогда как центральная часть надмогильного сооружения вообще не подвержена задерновке .

Каменное антропоморфное изваяние расположено, как и большинство стел на некрополе, с восточной стороны от цепочки курганов, по своим внешним морфологическим признакам относящихся к эпохе раннего железа. Аморфно выделенный в верхней части этого изваяния овал лица имеет определенные аналогии с «раннескифской» каменной скульптурой, недавно обнаруженной в окрестностях с. Ордынское Новосибирской области. На территории Горного Алтая особенно в бассейне Катуни в последнее время выявлено достаточно много таких антропоморфных изваяний, очевидно, составляющих особую разновидность древних монументальных сооружений [Бородовский, 2015а]. Верхняя лицевая часть изваяния была частично сбита, что характерно для широкого круга древнетюркских антропоморфных каменных скульптур как результат ритуальных или более поздних актов вандализма, неоднократно описанных в литературе начала ХХ в. [Сапожников, 1912]. Каменные антропоморфные изваяния широко распространены на территории Горного Алтая с эпохи бронзы и до средневековья [Кубарев, 2009;

Кубарев и др., 1992; Худяков, Бородовский, 1993; Бородовский, БороБородовский А.П., Горохов С.В. Курганная группа Туекта-Нефтебаза-12… довская, 2013]. В целом курганную группу можно атрибутировать как погребально-поминальный комплекс эпохи металла, на котором представлена группа курганов эпохи раннего железа (пазырыкская культура) и, возможно, еще ряд разновременных погребальных и поминальных объектов различных периодов эпохи средневековья .

Ранее у подошвы южного склона Семинского хребта выявлен целый ряд масштабных курганных групп эпохи металла. Среди них некрополи у сел Шибе (около 100 объектов), Талда (около 90) и Туэкта (197 объектов) Онгудайского района Республики Алтай [Бородовский и др., 2016а, с. 18–25, 52; 2016б, с. 196, 197, рис. 200–202]. Туекта-Нефтебаза-12 входит также в обширную группу некрополей эпохи металла, сгруппированных в долине среднего течения Урсула у подошвы южного склона Семинского хребта. Этот орографический объект является не только географической, но и культурной границей на Алтае, что отчетливо представлено в концентрации и расположении объектов археологического наследия [Бородовский и др., 2016в, с. 362, рис. 1001] .

В рамках гидрологического контекста пространственного расположения объектов археологического наследия на территории горной речной долины отчетливо представлены две основные модели размещения погребальных и поминальных объектов. Одна из них, как правило, ориентирована параллельно долине магистральной реки (Урсул) [Бородовский, Горохов, 2017]. Другая пространственная модель характерна для долин рек – притоков гидромагистралей (Туэкта, Шибелик, Кулдуайры) [Бородовский, Горохов, 2014]. При этом наибольшая концентрация объектов археологического наследия типична для предустьевых участков. Именно такая топография древних и средневековых некрополей свойственна для подошвы южного склона Семинского хребта .

Библиографический список Бородовский А.П. Каменные изваяния правобережья Катуни у западного склона хребта Сальджар // Междисциплинарное изучение археологии Западной Сибири и Алтая. Барнаул, 2016. С. 5–7 .

Бородовский А.П. Сохранение историко-культурного наследия по трассе проектируемого магистрального газопровода «Алтай» на территории Республики Алтай // Universum Humanitarium. 2015а. №1. С. 146–168 .

Бородовский А.П. Тюркская оградка с деревянным столбом в центре из урочища Большой Мигуля у западного склона хребта Сальджар // Сохранение и изучение культурного наследия Алтайского края. Барнаул, 2015б. Вып. XXI. С. 62–67 .

Бородовский А.П., Бородовская Е.Л. Археологические памятники горной долины нижней Катуни в эпоху палеометалла. Новосибирск, 2013. 220 с .

Бородовский А.П., Горохов С.В. Археологические памятники долин р. Шибелик и Кулдуайры у южного склона Семинского хребта // Сохранение и изучение культурного наследия Алтайского края. Барнаул, 2014. Вып. XX. С. 64–70 .

Бородовский А.П., Горохов С.В. Картография объектов археологического наследия на территории Каракольского природного парка // Сохранение и изучение культурного наследия Алтайского края. Барнаул, 2017. Вып. XXIII. С. 13–20 .

Раздел 2. Результаты археологических исследований

Бородовский А.П., Горохов С.В., Кубарев Г.В., Богданов Е.С. Археологическое наследие Республики Алтай по трассе проектируемого газопровода «Сила Сибири-2» («Алтай»): по материалам исследований 2011–2012 гг. Новосибирск, 2016а. Т. 1. 168 с .

Бородовский А.П., Горохов С.В., Кубарев Г.В., Богданов Е.С. Археологическое наследие Республики Алтай по трассе проектируемого газопровода «Сила Сибири-2» («Алтай»): по материалам исследований 2011–2012 гг. Новосибирск, 2016б. Т. 2. 388 с .

Бородовский А.П., Горохов С.В., Кубарев Г.В., Богданов Е.С. Археологическое наследие Республики Алтай по трассе проектируемого газопровода «Сила Сибири-2» («Алтай»): по материалам исследований 2011–2012 гг. Новосибирск, 2016в. Т. 3. 368 с .

Грязнов М.П. Раскопки на Алтае // Сообщения Государственного Эрмитажа. Л., 1940. С. 17–21 .

Евтюхова Л.А., Киселев С.В. Отчет о работе Саяно-Алтайской археологической экспедиции в 1935 г. // Труды Государственного исторического музея .

1941. Вып. XVI. С. 75–117 .

Кубарев В.Д. Памятники каракольской культуры Алтая. Новосибирск, 2009. 264 с .

Кубарев В.Д., Худяков Ю.С., Бородовский А.П., Черемисин Д.В., Мыльников В.П. Археологические исследования на Средней Катуни // ALTAICA. 1992 .

№1. С. 43–49 .

Мамадаков Ю.Т., Цыб С.В. Аварийные археологические раскопки у с. Шибе // Охрана и изучение культурного наследия Алтая. Барнаул, 1993 .

С. 59–64 .

Руденко С.И. Культура населения Центрального Алтая в скифское время .

М.; Л., 1960. 358 с .

Сапожников В.А. Пути по Русскому Алтаю. Томск, 1912. 172 с .

Худяков Ю.С., Бородовский А.П. Раскопки на Средней Катуни // ALTAICA .

1993. №3. С. 17–20 .

–  –  –

Novosibirsk National Research University, Novosibirsk, Russia

THE TUEKTA-NEFTEBASA-12 MOUND GROUP ON THE

SOUTHERN SLOPE OF THE SEMINSKY MOUNTAIN RANGE

(Ongudaisky district, Republic of Altai) In the summer of 2017, the Central Altai archaeological team of the Institute of Archaeology and Ethnography of the Siberian Branch of Russian Academy of Sciences (SB RAS) conducted an archaeological exploration at the foothills of the southernmost peak of the Seminsky mountain pass in the Ongudaisky district (The Altai Republic). The survey discovered a number of sites of archaeological heritage, the most interesting and large-scaled of which is represented by the funeral and commemorative complex of Tuekta-Neftebasa-12 located to the north of the Tuekta-Neftebasa

Головченко Н.Н., Назаров К.А. Находки керамики в с. Рогозиха

station. The monument consists of 95 sites (89 mounds with stone structures 3–20 m in diameter, 5 stone stelae, and one stone statue). The monument includes items belonging to the early Iron Age (Pazyrykskaya culture) and various Medieval periods .

Especially interesting is a stone anthropomorphic statue of the early Iron Age. The facial part of the statue was partially crashed, which is typical of a wide range of the old Turkish anthropomorphic stone statues as a result of ritual barbaric acts described in numerous literature sources since the beginning of the 20th century .

Key words: Altai Republic, Ongudaisky district, Seminsky moutain pass, early Iron Age, Middle Ages, mound group, Tuekta-Neftebasa-12, stone statue, kurgan, stele .

–  –  –

Статья посвящена изучению случайных находок русской керамики из с. Рогозиха. Рассматривается состав собранной коллекции. Определяются технологические особенности изготовления и орнаментации венчиков изделий;

предполагается, что собранные фрагменты относятся к кухонной посуде и посуде, используемой для хранения и транспортировки продуктов питания. Исходя из анализа керамического материала массы аналогичного материала, а также того, что совместно с керамикой были обнаружены кованые гвозди, остатки сильно корродированных железных предметов, выявленные находки совокупно могут быть датированы первой половиной XX в .

Ключевые слова: Алтайский край, Рогозиха, случайные находки, русская керамика .

Своевременное выявление ранее неизвестных памятников археологии – необходимое условие охраны памятников историко-культурного наследия Алтайского края. Зачастую памятники обнаруживаются по случайным находкам. При этом, как правило, авторами так называемых случайных находок становятся местные жители. Далеко не всегда информация о подобных событиях достигает научные центры, поэтому в тех случаях, когда сведения доходят до исследователей, их проверка воспринимается как одна из первоочередных текущих задач .

Так, осенью 2017 г. в штаб Верхнеобского археологического отряда Алтайского государственного педагогического университета поступило сообщение об обнаружении фрагментов керамики при проведении приусадебных работ по ул. Чкалова в с. Рогозиха Павловского района Алтайского края (рис. 1). В связи с чем были предприняты соответствующие меры по определению историко-культурной принадлежности выявленных находок .

Раздел 2. Результаты археологических исследований

–  –  –

Коллекция случайных находок, собранная местным жителем К.А. Назаровым, насчитывает более 200 фрагментов разнотипной русской керамики. Большая часть керамического материала не орнаментирована и представляет собой осколки стенок, среди всей коллекции насчитывается 35 фрагментов венчиков от разных сосудов. Все находки тяготеют к окраинам засеваемого земельного участка, где, по сведениям местных жителей, раньше располагались амбары и баня (рис. 2) .

Наибольший интерес в собранной коллекции представляют шесть фрагментов венчиков (рис. 3), исходя из анализа которых можно установить, к какому типу сосудов они относятся. Технологические особенности изготовления и орнаментации венчиков (прочерчивание, вдавления) изделий позволяют предположить, что все они относятся к кухонной посуде и посуде для хранения и транспортировки продуктов питания [Татаурова, 1998; Мамонтова, 2012а]. Примечательно, что в собрании представлена как лепная керамика, так и посуда, изготовленная на гончарном круге. Схожая по оформлению и текстуре посуда представлена в краеведческом музее с. Рогозиха .

Совместно с керамикой были обнаружены кованые гвозди, остатки сильно корродированных железных предметов. Совокупно выявленные находки имеют массу аналогий на аналогичном материале, зафиксированном в различных районах Алтайского края, и могут быть датированы первой половиной XX в. [Мамонтова, 2012б; Фролов, Мамонтова, 2006] .

Головченко Н.Н., Назаров К.А. Находки керамики в с. Рогозиха Рис. 2. Местонахождение амбаров и бани на участке обнаружения керамики

–  –  –

Раздел 2. Результаты археологических исследований Библиографический список Мамонтова О .

С. Кустарное гончарство Алтайского (горного) округа в конце XIX – начале XX в. // Мир науки, культуры и образования. Горно-Алтайск, 2012а. №4 (35). С. 258–261 .

Мамонтова О.С. Типология русской керамики Алтайского края конца XIX – первой половины XX в. // Вестник Томского государственного педагогического университета. Томск, 2012б. №9 (124). С. 88–95 .

Татаурова Л.В. Типология русской керамики (по этнографическим материалам) // Этнографо-археологические комплексы: проблемы культуры и социума. Новосибирск, 1998. Т. 3. С. 88–123 .

Фролов Я.В., Мамонтова О.С. Русский керамический комплекс XVIII– XX вв. поселения Елбанка-II (Усть-Пристанский район Алтайского края) // Интеграция археологических и этнографических исследований. Красноярск; Омск,

2006. С. 260–264 .

N.N. Golovchenko, K.A. Nazarov Altai State Pedagogical University, Barnaul, Russia

CERAMICS FINDS IN THE ROGOZIKHA VILLAGE

The article is devoted to the random finds of ceramics from the Rogozikha village. The composition of the collection is considered. Technological features of production and ornament of the rings of products are defined; it is assumed that the collected fragments refer to kitchen utensils and kitchen ware used for storage and transportation of food. The analysis of ceramic material, consideration of the mass of a similar material, and the presence of forged nails, remains of heavily corroded iron objects among ceramic kitchenware allow attributing the finds to the first half of the 20th century .

Key words: Altai district, Rogozikha, random finds, Russian ceramics .

–  –  –

Представлены результаты исследования кургана №29 на могильнике Ханкаринский дол. Раскопки проводились Краснощековской археологической экспедицией Алтайского государственного университета при участии Алтайского государственного педагогического университета. В результате раскопок было выявлено парное погребение людей, возможно, мужчины и жен

<

Дашковский П.К., Демин М.А. Раскопки кургана №29…

щины. Курган оказался ограблен. Зафиксированные при раскопках кургана №29 особенности погребального обряда (вероятное положение умерших на правом боку, ориентация головой на восток, сопроводительное захоронение двух лошадей вдоль северной стенки могилы и др.) и инвентаря имеют устойчивые аналогии в ранее исследованных объектах пазырыкской культуры как на некрополе Ханкаринский дол, так и на соседних могильниках Инской дол и Чинета-II. Курган №29 могильника Ханкаринский дол может быть предварительно датирован IV–III вв. до н.э .

Ключевые слова: погребальный обряд, пазырыкская культура, могильник, Алтай, артефакты, датировка .

Уже почти на протяжении 20 лет Краснощековская археологическая экспедиция Алтайского государственного университета под руководством П.К. Дашковского проводит раскопки разновременных памятников Чинетинского археологического микрорайона, расположенного в окрестностях с. Чинета Краснощековского района Алтайского края [Дашковский, 2013; 2017]. В пределах данного археологического микрорайона выявлены объекты верхнего палеолита, афанасьевской, пазырыкской, тюркской, кыргызской и сросткинской культур [Дашковский, Кунгуров, 2003; Дашковский, 2014–2016; 2017; и др.]. На протяжении нескольких лет проводились целенаправленные раскопки курганов пазырыкской культуры на могильнике Ханкаринский дол, результаты которых частично опубликованы [Дашковский, 2011; Дашковский, Тишкин, Тур, 2007; Дашковский, 2016а; Дашковский Усова, 2011; и др.] .

Некрополь Ханкаринский дол зафиксирован на второй надпойменной террасе левого берега Ини (левый приток Чарыша) в 1,2 км к югу–юговостоку от с. Чинета. При этом в предшествующие годы была исследована основная курганная цепочка, которая насчитывала 24 объекта, из которых в 21 случае выявлены погребения пазырыкского времени .

Из-за сильной задернованности долины, в которой расположен могильник, археологические объекты визуально почти не просматриваются .

Их удается обнаружить в процессе целенаправленного поиска с помощью металлического щупа. В результате очередного обследования территории некрополя в 2015–2016 гг. удалось выявить в южной части памятника ранее неизвестные курганы пазырыкской культуры. В 2017 г .

совместной экспедицией Алтайского государственного университета и Алтайского государственного педагогического университета исследован курган №29 на могильнике Ханкаринский дол, предварительным результатам раскопок которого и посвящена данная публикация .

Курган №29 из-за сильной задернованности почвы не выделялся на современной поверхности. После зачистки насыпи удалось установить точные параметры объекта. Диаметр каменной насыпи, сложенной в 1–2 слоя из мелких и средних по размеру камней, составлял с севера на юг 11,6 м, а с запада на восток – 11 м. Высота сооружения из камня достигала 0,4 м, а вместе со слоем грунта – 0,7 м. В центральной части

Раздел 2. Результаты археологических исследований

насыпи прослежена западина диаметром с севера на юг 4,1 м, а с запада на восток – 3,5 м. По периметру кургана зафиксирована каменная кольцевая выкладка – крепида из более крупных камней диаметром с севера на юг 11,6 м, а с запада на восток – 11 м. Под насыпью кургана выявлено могильное пятно подпрямоугольной формы, ориентированное длинной осью по линии ЮВ–СЗ. Могильная яма имела следующие размеры по уровню древнего горизонта: 3,82,622,26 м. Особенность заполнения могилы в том, что она была плотно забутована камнями. На дне могилы на глубине 2,05–2,2 м от уровня древнего горизонта вдоль южной стенки обнаружено парное погребение людей, возможно, мужчины и женщины. Вдоль южной стенки могилы на глубине 2,01 м выявлены остатки деревянной плахи длиной 0,7 м, шириной 0,05–0,15 м, которая, возможно, являлась частью деревянной рамы. Однако сохранность дерева оказалась очень плохой, поэтому точные параметры деревянной конструкции установить не представляется возможным. Скелеты людей в могиле оказались сильно разрушены, вероятно, в процессе ограбления. Череп первого скелета, лучевые и бедренные кости зафиксированы у юго-восточного угла могилы, у деревянной плахи. Рядом с черепом выявлено пятно черной краски от окрашивания волос. Это указывает на то, что одним из погребенных людей была женщина. Восточнее черепа обнаружены следы органики, вероятно, от ткани. Часть органических остатков была синего цвета. В центральной части могилы выявлен второй скелет человека, который также оказался потревожен грабителями .

Вдоль правой руки и у черепа второго погребенного обнаружены мелкие фрагменты золотой фольги (рис.-4–17). Оба умерших первоначально, вероятно, были ориентированы головой на восток. При этом второй погребенный, судя по сохранившимся частично in situ костям, был уложен в скорченном положении на правый бок. В 0,5 м к северу от черепа второго погребенного выявлены остатки ритуальной пищи (кости барана) .

Вдоль северной стенки могильной ямы на глубине 1,65–2,14 м от уровня древнего горизонта на глиняной приступке обнаружено парное сопроводительное захоронение лошадей, которые были уложены параллельно друг к другу на живот и ориентированы головой на восток. В зубах лошадей обнаружены железные кольчатые удила (рис.-2–3). Кроме того, у южной лошади, которая лежала ближе к скелетам людей, в районе ребер также выявлена костяная подпружная пряжка (рис.-1) .

Зафиксированные при раскопках кургана №29 могильника Ханкаринский дол особенности погребального обряда (вероятное положение умерших на правом боку, ориентация головой на восток, сопроводительное захоронение лошадей вдоль северной стенки могилы и др.), а также погребальный инвентарь имеют устойчивые аналогии в ранее исследованных объектах пазырыкской культуры как на некрополе Ханкаринский дол, так и соседних могильниках Инской дол и Чинета-II [Дашковский, 2014б; 2014в; 2016а; Дашковский, Мейкшан, 2014; ТишДашковский П.К., Демин М.А. Раскопки кургана №29…

Инвентарь из кургана №29 могильника Ханкаринский дол:

1– кость, 2–3 – железо, 4–17 – золото кин, Дашковский, 2008; и др.]. Кроме того, отмеченные особенности погребального обряда и инвентаря находят параллели с аналогичными показателями по памятникам пазырыкской культуры из Центрального и Юго-Восточного Алтая [Кубарев, 1987; 1991; 1992; Кубарев, Шульга, 2007; и др.]. Указанные обстоятельства позволяют отнести курган №29 могильника Ханкаринский дол к пазырыкской культуре Алтая и предварительно датировать IV–III вв. до н.э. Дальнейшее исследование курРаздел 2. Результаты археологических исследований ганов в южной части некрополя Ханкаринский дол, а также проведение радиоуглеродного анализа будут способствовать изучению этнокультурных процессов в Южной Сибири в скифо-сакскую эпоху .

Библиографический список Дашковский П.К. Изучение южной группы курганов на могильнике Ханкаринский дол // Полевые исследования в Верхнем Приобье и на Алтае. 2010 г .

Археология, этнография, устная история. Барнаул, 2011. С. 69–71 .

Дашковский П.К. Основные направления изучения памятников древних и средневековых кочевников Чинетинского археологического микрорайона на Алтае // Современные решения актуальных проблем евразийской археологии .

Барнаул, 2013. С. 187–190 .

Дашковский П.К. Стелы и оленные камни из памятников древних кочевников Северо-Западного Алтая // Мировоззрение населения Южной Сибири и Центральной Азии в исторической ретроспективе. Барнаул, 2014а. Вып. VII. С. 46–62 .

Дашковский П.К. Инской дол – новый памятник скифо-сакского периода в Западном Алтае // Древние культуры Монголии и Байкальской Сибири. Кызыл, 2014бб. С. 207–210 .

Дашковский П.К. Предварительные результаты исследования курганов скифо-сакского периода могильника Чинета-II (Алтай) // Труды IV (XX) Всероссийского археологического съезда в Казани. Казань, 2014в. С. 98–101 .

Дашковский П.К. Исследование оградок тюркской культуры на могильнике Чинета-II // Мировоззрение населения Южной Сибири и Центральной Азии в исторической ретроспективе. Барнаул, 2015а. Вып. VIII. С. 20–29 .

Дашковский П.К. Кыргызы на Алтае в контексте этнокультурных процессов в Центральной Азии. Барнаул, 2015б. 224 с .

Дашковский П.К. Могильник пазырыкской культуры Ханкаринский дол на Алтае: характеристика погребального обряда и основные направления междисциплинарных исследований // Мировоззрение населения Южной Сибири и Центральной Азии в исторической ретроспективе. Барнаул, 2016а. Вып. IX. С. 42–66 .

Дашковский П.К. Курганы эпохи энеолита на могильнике Инской дол (Алтай) // Известия Алтайского государственного университета. 2016б. №4 (92). С. 230–237 .

Дашковский П.К. Исследования Краснощековской археологической экспедиции на Алтае в 2001–2016 гг.: обзор экспедиционных работ // Сохранение и изучение культурного наследия Алтайского края. Барнаул, 2017. Вып. XXVIII .

С. 83–87 .

Дашковский П.К., Кунгуров А.Л. Верхнечинетинский пещерный комплекс на р. Иня (средний Чарыш) // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий. Новосибирск, 2003. Т. IX, №1. С. 59–62 .

Дашковский П.К., Мейкшан И.А. Исследование курганов скифского времени на могильнике Чинета-II и Инской дол // Сохранение и изучение культурного наследия Алтайского края. Барнаул, 2014. Вып. XX. С. 94–100 .

Дашковский П.К., Тишкин А.А., Тур С.С. Раскопки курганов на памятнике Ханкаринский дол в Краснощековском районе Алтайского края // Сохранение и изучение культурного наследия Алтайского края. Барнаул, 2007. Вып. XVI. С. 122–127 .

Дашковский П.К., Усова И.А. Погребение пазырыкской культуры на могильнике Ханкаринский дол (Северо-Западный Алтай) // Археология, этнография и антропология Евразии. 2011. №3 (47). С. 78–84 .

Дашковский П.К., Ожиганов А.Н. Завершение раскопок курганов…

Кубарев В.Д. Курганы Уландрыка. Новосибирск, 1987. 302 с .

Кубарев В.Д. Курганы Юстыда. Новосибирск, 1991. 190 с .

Кубарев В.Д. Курганы Сайлюгема. Новосибирск, 1992. 220 с .

Кубарев В.Д., Шульга П.И. Пазырыкская культура (курганы Чуи и Урсула). Барнаул, 2007. 282 с .

Тишкин А.А., Дашковский П.К. Историко-культурное наследие Алтая .

Вып. 2: Древности Краснощековского района. Барнаул, 2008. 16 с .

P.K. Dashkovsky, M.A. Demin Altai State University, Barnaul, Russia;

Altai State Pedagogical University, Barnaul, Russia EXCAVATION OF MOUND NO. 29

OF PAZYRYKSKAYA CULTURE IN THE SOUTHERN

PART OF THE KHANKARINSKY DOL BURIAL GROUND

The article presents the research results of mound no. 29 on the Khankarinskiy Dol burial. Excavations were conducted by the Krasnoshchekovo archaeological expedition of Altai State University with the participation of Altai State Pedagogical University. The excavations revealed paired burials of people, possibly of a man and a woman. The mound was looted. The features of the burial rite recorded during the excavation of mound no. 29 (probable position of the deceased on their right side, with the head to the east; accompanying burial of two horses along the northern wall of the grave, etc.) and equipment have strong analogies with the previously explored objects of the Pazyrykskaya culture on the Khankarinsky Dol necropolis and the nearby Inskoy Dol and Chineta II burial grounds. Mound no. 29 of the Khankarinsky Dol burial can be tentatively dated to the 4th –3rd centuries BC .

Key words: funeral ceremony, the Pazyrykskaya culture burial, Altai, artifacts, dating .

–  –  –

Статья посвящена заключительному этапу изучения курганов скифской эпохи на могильнике Инской дол. В ней приводятся результаты раскопок кургана №16 на указанном памятнике. В кургане обнаружено сильно разрушенное погребение человека, который, вероятно, был ориентирован головой на восток .

Вдоль северной стенки могилы зафиксировано сопроводительное захоронение лошади, которая была также ориентирована головой на восток.

Из-за ограбления кургана сохранилось незначительное количество предметов инвентаря:

железный нож, костяная подпружная пряжка, золотая зооморфная аппликация и мелкие фрагменты фольги. Учитывая особенности погребального обряда и инвентаря, погребение в кургане №16 могильника Инской дол можно отнести

Раздел 2. Результаты археологических исследований

к пазырыкской культуре. Имеющиеся аналогии в погребальном инвентаре среди других памятников пазырыкской культуры позволяют предварительно датировать курган IV–III вв. до н.э .

Ключевые слова: погребальный обряд, пазырыкская культура, могильник, Алтай, артефакты, датировка .

В 2014–2016 гг. Краснощековская археологическая экспедиция под руководством П.К. Дашковского проводила раскопки разновременного курганного могильника Инской дол, который обнаружен на второй надпойменной террасе в 2 км к юго-востоку–востоку от с. Чинета на левом берегу Ини в южной части долины [Дашковский, 2013]. В этой же долине, только в северной и восточной ее частях, ранее выявлены могильники Ханкаринский дол и Чинета-II [Дашковский, 2013–2016; 2017;

Дашковский, Гончарова, Мейкшан, 2015; Дашковский, Ожиганов, 2017;

и др.]. В 0,8 км к северу от могильника Инской дол протекает р. Ханкара .

В 0,7 км к юго-востоку от памятника находится фундамент от здания пионерского лагеря у края берега Ини. Курганы на некрополе сгруппированы в двух зонах. Первая группа находится по обе стороны оврага у края речной террасы. В 0,5 км к северу от выявленного некрополя расположен курганный могильник Чинета-II. Еще один курган №16 выявлен в западной части могильника в 0,35 км к западу от первой группы. Курган №16 находится в 20 м к западу от дороги, ведущей в направлении с. Чинета – с. Тигирек. В предшествующие годы на памятнике была раскопана серия курганов афанасьевской культуры и объектов скифского времени, результаты изучения которых частично опубликованы [Дашковский, 2014а–б;

Дашковский, Гончарова, Мейкшан, 2015; Дашковский, Гончарова, 2015;

Дашковский, Мейкшан 2014; и др.]. В данной статье представлены предварительные итоги изучения кургана №16 .

Курган №16 выявлен в западной части могильника Инской дол в 0,35 км от основной части объектов этого памятника. До раскопок границы насыпи объекта практически не просматривались. В связи с этим первоначально при проведении разведки было сделано предположение, что в этом месте находятся два небольших кургана, вплотную примыкающие друг к другу. Однако позднее с помощью металлического щупа удалось определить размеры кургана и заложить раскоп. После зачистки насыпи выяснились точные ее параметры. Диаметр каменной насыпи, сложенной преимущественно в один слой из средних по размеру камней, составлял с севера на юг 10 м, а с запада на восток – 9,5 м. Высота каменного сооружения – 0,3 м, а вместе со слоем грунта – 0,5 м. В центральной части насыпи камни лежали не сплошным слоем, поскольку в центре прослеживалась западина диаметром с севера на юг 4 м, а с запада на восток – 3 м. По периметру кургана зафиксирована каменная кольцевая выкладка – крепида из более крупных камней диаметром с севера на юг 10 м, а с запада на восток – 9,5 м. Под насыпью кургана выявлено могильное пятно подпрямоугольной формы, ориентированное длинной Дашковский П.К., Ожиганов А.Н. Завершение раскопок курганов… осью по линии ЮВ–СЗ. Могильная яма имела следующие размеры по уровню древнего горизонта: 3,32,452,38 м. На дне могилы на глубине 2,29–2,35 м вдоль южной стенки обнаружено сильно разрушенное погребение человека. Кости находились в смещенном положении, за исключением костей рук. Череп обнаружен в центральной части могилы .

Вероятно, первоначально умерший лежал на деревянном настиле, тлен от которого обнаружен под костями. При этом, судя по расположению in situ костей рук и месторасположению черепа, умерший, вероятно, был ориентирован в могиле головой на восток. В 0,55 м к западу от центра восточной стенки могилы выявлено скопление золотой фольги (рис.и зооморфная аппликация в виде головы барана (рис.-14) .

В 0,25 м к западу от скопления фольги найдены плохо сохранившийся железный нож (рис.-25) и остатки ритуальной пищи – кости барана .

–  –  –

Раздел 2. Результаты археологических исследований Вдоль северной стенки могильной ямы на глубине 1,5–2,2 м обнаружено сопроводительное захоронение лошади .

Животное было уложено на живот с подогнутыми ногами и ориентировано головой на восток .

В районе ребер выявлена подпружная костяная пряжка (рис.-24) .

Курган №16 на могильнике Инской дол имеет определенные аналогии по погребальному обряду (восточная ориентация умершего в могиле, сопроводительное захоронение лошади и др.) и инвентарю в памятниках пазырыкской культуры [Кубарев, 1987; 1991; 1992; Кубарев, Шульга, 2007; Кирюшин, Степанова, 2004; и др.], в том числе в исследованных ранее как на могильнике Инской дол (курганы №1–3, 10–15), так и на памятниках Ханкаринский дол и Чинета-II [Дашковский, 2014а; 2014в; 2016а; Дашковский, Гончарова, Мейкшан, 2015;

Тишкин, Дашковский, 2008; и др.]. Примечательно, что из 10 курганов (№1–3, 10–16) скифской эпохи, раскопанных на могильнике Инской дол, только в двух (курганы №2, 16) обнаружены сопроводительные захоронения лошадей. Таким образом, данный показатель составляет всего 20% от всех раскопанных погребений скифской эпохи на указанном памятнике. При этом сопроводительные захоронения лошадей в погребениях пазырыкского времени на Алтае зафиксированы в 37% курганах [Тишкин, Дашковский, 1998]. Более того, на соседнем могильнике Ханкаринский дол, расположенном в той же долине, что и некрополи Инской дол и Чинета-II, этот показатель еще выше. Так, из 22 раскопанных курганов (100%) на могильнике Ханкаринcкий дол, в которых выявлены погребения людей скифской эпохи, в 14 объектах (63,6%) зафиксированы сопроводительные захоронения коней [Дашковский, 2016]. Незначительное количество сопроводительных захоронений лошадей в курганах могильника Инской дол объясняется, прежде всего, невысоким социальным и имущественным положением погребенных людей. Инвентарь из раскопанного кургана из-за ограбления представлен крайне немногочисленными предметами. В целом, учитывая особенности погребального обряда и инвентаря, курган №16 можно предварительно датировать IV–III вв. до н.э. Кроме того, планиграфически курган №16 могильника Инской дол близок южной части могильника Ханкаринский дол. В связи с этим не случайно отмечены признаки: например, некоторые вещи (зооморфная аппликация, подпружная пряжка), а также особенности погребального сооружения (масштаб насыпи, наличие крепиды и др.), которые в большей степени зафиксированы при раскопках могильника Ханкаринский дол, а не Инской дол .

Библиографический список Дашковский П.К. Археологическая разведка в Северо-Западном Алтае // Сохранение и изучение культурного наследия Алтайского края. Барнаул, 2013 .

Вып. XVIII–XIX. С. 128–133 .

Дашковский П.К., Ожиганов А.Н. Завершение раскопок курганов…

Дашковский П.К. Стелы и оленные камни из памятников древних кочевников Северо-Западного Алтая // Мировоззрение населения Южной Сибири и Центральной Азии в исторической ретроспективе. Барнаул, 2014а. Вып. VII .

С. 46–62 .

Дашковский П.К. Инской дол – новый памятник скифо-сакского периода в Западном Алтае // Древние культуры Монголии и Байкальской Сибири. Кызыл, 2014бб. С. 207–210 .

Дашковский П.К. Исследование оградок тюркской культуры на могильнике Чинета-II // Мировоззрение населения Южной Сибири и Центральной Азии в исторической ретроспективе. Барнаул, 2015. Вып. VIII. С. 20–29 .

Дашковский П.К. Могильник пазырыкской культуры Ханкаринский дол на Алтае: характеристика погребального обряда и основные направления междисциплинарных исследований // Мировоззрение населения Южной Сибири и Центральной Азии в исторической ретроспективе. Барнаул, 2016а. Вып. IX .

С. 42–66 .

Дашковский П.К. Курганы эпохи энеолита на могильнике Инской дол (Алтай) // Известия Алтайского государственного университета. 2016б. №4 (92) .

С. 230–237 .

Дашковский П.К. Исследования Краснощековской археологической экспедиция на Алтае в 2001–2016 гг.: обзор экспедиционных работ // Сохранение и изучение культурного наследия Алтайского края. Барнаул, 2017. Вып. XXVIII .

С. 83–87 .

Дашковский П.К., Гончарова Н.С. Курган афанасьевской культуры на могильнике Инской дол // Сохранение и изучение культурного наследия Алтайского края. Барнаул, 2016. Вып. XXII. С. 85–89 .

Дашковский П.К., Гончарова Н.С., Мейкшан И.А. Продолжение исследования курганов на могильнике Инской дол // Полевые исследования в Прииртышье, Верхнем Приобье и на Алтае. 2014 г.: археология, этнография, устная история. Барнаул, 2015. Вып. 10. С. 40–44 .

Дашковский П.К., Мейкшан И.А. Исследование курганов скифского времени на могильнике Чинета-II и Инской дол // Сохранение и изучение культурного наследия Алтайского края. Барнаул, 2014. Вып. XX. С. 94–100 .

Дашковский П.К., Ожиганов А.Н. Продолжение исследования курганов скифского времени на могильнике Инской дол // Сохранение и изучение культурного наследия Алтайского края. Барнаул, 2017. Вып. XXVIII. С. 88–91 .

Кирюшин Ю.Ф., Степанова Н.Ф. Скифская эпоха Горного Алтая. Ч. III:

Погребальные комплексы скифского времени Средней Катуни. Барнаул, 2004 .

292 с .

Кубарев В.Д. Курганы Уландрыка. Новосибирск, 1987. 302 с .

Кубарев В.Д. Курганы Юстыда. Новосибирск, 1991. 190 с .

Кубарев В.Д. Курганы Сайлюгема. Новосибирск, 1992. 220 с .

Кубарев В.Д., Шульга П.И. Пазырыкская культура (курганы Чуи и Урсула). Барнаул, 2007. 282 с .

Тишкин А.А., Дашковский П.К. Историко-культурное наследие Алтая .

Вып. 2: Древности Краснощековского района. Барнаул, 2008. 16 с .

Тишкин А.А., Дашковский П.К. Погребения человека с конем в курганах пазырыкской культуры Горного Алтая // История и культура народов Саяно-Алтая: в прошлом, настоящем и будущем. Горно-Алтайск, 1998. С. 16–19 .

Раздел 2. Результаты археологических исследований

–  –  –

The article is devoted to the final stage of studying Scythian time barrows on the Inskoy Dol burial ground. The article presents the results of excavations of mound no .

16 on the indicated burial ground. A severely damaged burial of a man with his head probably oriented to the east was found in the barrow. Along the northern wall of the grave an accompanying burial of the horse, with the head to the east was identified .

Due to the looting of the barrow a small number of inventory items remain: iron knife, bone buckle, gold zoomorphic appliqu and small pieces of foil. Considering the peculiarities of the funeral rite and the inventory, the burial in barrow no. 16 of the Inskoy Dol burial can be attributed to Pazyrykskaya culture. The existing analogies in the burial inventory among other sites of Pazyrykskaya culture allow preliminary dating of the barrow to the 4th – 3rd centuries BC .

Key words: funeral ceremony, Pazyrykskaya culture burial, Altai, artifacts, dating .

УДК 903.4(571.17) А.М. Илюшин Кузбасский государственный технический университет им. Т.Ф. Горбачева, Кемерово, Россия

ШАРАВИНСКОЕ ПОСЕЛЕНИЕ

(по материалам подъемных сборов) Публикуется и исследуется коллекция археологических материалов, сформированная из подъемных сборов Кузнецкой комплексной археолого-этнографической экспедиции, сделанных в разные годы на поселении Шаравинское, расположенном в долине среднего течения Ини. Источники описываются и подвергаются первичному и сравнительному анализу. Делается вывод о том, что артефакты представлены разными хронологическими периодами, но при этом преобладают материалы ирменской археологической культуры IX–VII вв. до н.э .

периода поздней бронзы. Фрагменты керамической посуды этой культуры на памятнике характеризуются наличием разных «степных» и «лесных» орнаментов, что на территории Кузнецкой котловины характерно для позднеирменских памятников и объектов переходного времени от эпохи бронзы к эпохе железа .

Ключевые слова: Кузнецкая котловина, Шаравинское поселение, подъемные сборы, период поздней бронзы .

В полевых исследованиях Кузнецкой комплексной археолого-этнографической экспедиции гуманитарного научного центра Кузбасского государственного технического университета (ККАЭЭ ГНЦ КузГТУ) Шаравинское поселение занимает особое место. На момент его обнаружения в середине 1990-х гг. поселение подвергалось ежегодной распаш

<

Илюшин А.М. Шаравинское поселение (по материалам подъемных сборов)

ке под посадку картофеля жителями ст. Егозово Ленинск-Кузнецкого района Кемеровской области. Работа ККАЭЭ по исследованию разрушенного культурного слоя и с местными административными органами власти привела к тому, что в 2012 г. посадки картофеля на площади поселения были прекращены. За все время борьбы за сохранение объекта историко-культурного наследия сотрудники ККАЭЭ собрали на поселении коллекцию артефактов, которая позволяет дать развернутую культурно-хронологическую характеристику археологического памятника, что и является целью настоящей работы .

Поселение Шаравинское расположено на землях бывшего совхоза «Ленинуголь» (центральная усадьба пос. Восходящий), на берегу оз. Шаравинское, являющегося старой протокой р. Ини. Памятник находится в 1,2 км на юг–юго-восток от с. Сапогово и 3,5 км на север–северо-запад от ст. Егозово, в 50 м к востоку от автомобильной трассы Ленинск-Кузнецкий–ст. Промышленная, на первой надпойменной террасе, образующей собой подошву гривы, уступами спускающейся в пойму реки. Памятник был открыт и обследован в середине 1990-х гг. З.Ф. Гореевым и А.Н. Рудаковым. Ленинск-кузнецкие краеведы, открывшие памятник, на протяжении нескольких лет в середине 1990-х гг. на поле после уборки урожая картофеля подбирали различные орудия труда из камня (топор, наконечник стрелы, мотыги, ретушер, скребла и др.), кости (скребла, проколки, нож) и керамики (фрагменты посуды), а также большое количество фрагментов колотых костей. Исследователи заложили несколько шурфов и установили, что культурный слой поселения располагается на глубине 0,3–0,4 м от современной поверхности. При публикации этих материалов, основываясь на их сходстве и географической близости с материалами раскопок на курганном могильнике Сапогово-1 [Илюшин, Ковалевский, Сулейменов, 1996], поселение Шаравинское было датировано IX–VII вв. до н.э. и отнесено к кругу древностей ирменской археологической культуры периода поздней бронзы [Гореев, Илюшин, Рудаков, 1998, с. 9–10] .

В 2003 г. Шаравинское поселение обследовал Ю.В. Ширин [2004], который тоже отметил аварийное состояние памятника. В 2006, 2008 и 2009 гг. этот объект культурно-исторического наследия обследовали сотрудники ККАЭЭ [Илюшин, 2007; 2008; 2010]. Информация о результатах этих работ частично была введена в широкий научный оборот [Илюшин и др., 2007, с. 100; Илюшин, Сулейменов, Бутьян, 2009, с. 168–169; Илюшин, Бутьян, 2010, с. 127] .

В 2006 г. было зафиксировано, что только южная часть поселения была распахана и засеяна картофелем. В этом месте была собрана коллекция фрагментов керамической посуды (рис. 1.-1–7). Состояние памятника было охарактеризовано как аварийное, но при этом отмечалось, что разрушение памятника стало не такое интенсивное, как прежде. По находкам и прежним подъемным сборам поселение предварительно Раздел 2. Результаты археологических исследований Рис .

1. Поселение Шаравинское. Подъемные сборы 2006 (1–7), 2008 (8–12) и 2009 (13, 14) гг.: 1–14 – фрагменты керамической посуды было датировано периодом поздней бронзы и отнесено к кругу древностей ирменской археологической культуры (IX–VII вв. до н.э.) [Илюшин, 2007, с. 13–14; Илюшин и др., 2007, с. 100] .

Обследование памятника в 2008 г. показало, что он частично подвергается искусственному разрушению под воздействием антропогенИлюшин А.М. Шаравинское поселение (по материалам подъемных сборов)

Рис. 2. Поселение Шаравинское. Подъемные сборы 2008 г.:

1, 2, 4–15 – фрагменты керамической посуды; 3 – игральная кость (альчик) ного фактора и находится в аварийном состоянии. Было выявлено, что северная и центральная части поселения заросли густым травяным покровом и используются под сенокос, а южная часть – под посадку Раздел 2. Результаты археологических исследований картофеля. Именно в этом месте в 2008 г. были собраны коллекция орнаментированных фрагментов керамической посуды (рис. 1.-8–12;

2.-1–15) и игральная кость. По этим находкам и прежним подъемным сборам поселение предварительно было датировано периодом поздней бронзы и отнесено к кругу древностей ирменской археологической культуры [Илюшин, 2008, с. 60–61; Илюшин, Сулейменов, Бутьян, 2009, с. 168–169] .

В 2009 г. памятник вновь был обследован на предмет фиксации его состояния и поиск подъемных материалов после очередной распашки его южной части под посадку картофеля жителями ст. Егозово. При осмотре потревоженного культурного слоя были найдены, как всегда, многочисленные фрагменты колотых костей животных и два орнаментированных фрагмента венчиков керамической посуды (рис. 1.-13, 14). Состояние памятника характеризовалось как аварийное, но при этом отмечалось, что он подвержен лишь частичному разрушению под воздействием антропогенных факторов. По прежним подъемным сборам и находкам 2009 г .

поселение было датировано периодом поздней бронзы и отнесено к кругу древностей ирменской археологической культуры IX–VII вв. до н.э .

[Илюшин, 2010, c. 33–34; Илюшин, Бутьян, 2010, с. 127] .

В результате полевых исследований ККАЭЭ на Шаравинском поселении была собрана коллекция артефактов (рис. 1.-1–14; 2.-1–15), которая с учетом ранее сделанных находок и результатов исследования культурного слоя [Гореев, Илюшин, Рудаков, 1998, с. 9–10, рис. 3.-1–30] позволяет более обоснованно аргументировать его хронологию и культурную принадлежность .

При исследовании хронологии памятника обращает на себя внимание, что при закладке шурфов и зачистке обнажений грунта в середине 1990-х гг. был установлен факт наличия одного культурного слоя на глубине 0,3–0,4 см от современной поверхности. Распашка культурного слоя позволила сформировать значительную коллекцию артефактов, среди которых преобладают находки периода поздней бронзы (рис. 1.-1, 3–14; 2.-1–15). Это обстоятельство позволяет интерпретировать поселение как однослойное, сооруженное в период поздней бронзы. При этом обращает на себя внимание наличие находок, которые могут быть датированы предшествующим и последующим временем по отношению к периоду поздней бронзы. К числу артефактов предшествующего времени можно отнести каменные изделия (топоры, мотыги, нуклеус и отщепы), найденные в середине 1990-х гг. [Гореев, Илюшин, Рудаков, 1998, с. 9–10, рис. 3.-9, 12, 13]. Подобные находки, датированные неолитом, были зафиксированы при раскопках курганного могильника Сапогово, который располагается в 350 м на север–северо-запад от Шаравинского поселения [Илюшин и др., 1992, рис. 60.-1–23]. Однако отдельные из этих находок могли быть в употреблении и в период поздней бронзы .

Илюшин А.М. Шаравинское поселение (по материалам подъемных сборов)

К числу артефактов периода развитого средневековья можно отнести лишь один фрагмент венчика керамического сосуда (рис. 1.-2). Аналогии ему имеются на комплексе археологических памятников Торопово-4 [Илюшин, Ковалевский, 2012, с. 84, рис. 12.-2]. Единичность этих находок на данный момент позволяет интерпретировать Шаравинское поселение как однослойное, сооруженное в период поздней бронзы .

По орнаментации фрагментов керамической посуды можно судить о культурной принадлежности памятника. Оценивая раньше эти артефакты (рис. 1.-1, 3–15; 2.-1, 2, 4–15) в разных комбинациях, они были отнесены к ирменской археологической культуре IX–VII вв. до н.э. Собранная за разные годы коллекция в целом не позволяет поменять точку зрения о культурной принадлежности Шаравинского поселения. При этом обращает на себя внимание наличие разных орнаментов «степных» (жемчужник с разделителями) и «лесных» (жемчужник без разделителей, косая нарезная сетка, заштрихованные треугольники), что на территории Кузнецкой котловины характерно для позднеирменских памятников и объектов переходного времени от эпохи бронзы к эпохе железа [Членова, 1994, с. 79–80, рис. 50.-1–14; 51.-1–18; 52.-1–13; и др.] .

Библиографический список Гореев З.Ф., Илюшин А.М., Рудаков А.Н. Новые материалы к археологии Касьминского микрорайона // Вопросы археологии Северной и Центральной Азии. Кемерово; Гурьевск, 1998. С. 5–14 .

Илюшин А.М. Отчет об археологических разведках Кузнецкой комплексной археолого-этнографической экспедиции в 2006 г. на территории Кемеровской области. Кемерово, 2007. 74 с.: 53 ил .

Илюшин А.М. Отчет об археологических разведках Кузнецкой комплексной археолого-этнографической экспедиции в 2008 г. на территории Кемеровской области. Кемерово, 2008. 220 с.: 162 ил .

Илюшин А.М. Отчет об археологических разведках Кузнецкой комплексной археолого-этнографической экспедиции в 2009 г. на территории Кемеровской области. Кемерово, 2010. 152 с.: 172 ил .

Илюшин А.М., Борисов В.А., Бутьян В.А., Сулейменов М.Г. Исследования Кузнецкой комплексной археолого-этнографической экспедиции в 2006 г. // Вестник Кузбасского государственного технического университета. 2007. №1 .

С. 98–100 .

Илюшин А.М., Бутьян В.А. Археологические разведки Кузнецкой комплексной археолого-этнографической экспедиции в 2009 г. // Профессиональное образование и социогуманитарное знание: тенденции и проблемы. Кемерово,

2010. С. 124–130 .

Илюшин А.М., Ковалевский С.А. Комплекс древних поселений в долине реки Касьмы // Труды Кузнецкой комплексной археолого-этнографической экспедиции. Кемерово, 2012. Т. 5. 212 с .

Илюшин А.М., Сулейменов М.Г., Гузь В.Б., Стародубцев А.Г. Могильник Сапогово – памятник древнетюркской эпохи в Кузнецкой котловине. Новосибирск, 1992. 126 с .

Раздел 2. Результаты археологических исследований

Илюшин А.М., Сулейменов М.Г., Бутьян В.А. Результаты полевых разведок Кузнецкой комплексной археолого-этнографической экспедиции в 2008 г. // Вестник Кузбасского государственного технического университета. 2009. №3 .

С. 165–179 .

Членова Н.Л. Памятники конца эпохи бронзы в Западной Сибири. М., 1994. 170 с .

Ширин Ю.В. Охранные археологические работы в исторической зоне «Кузнецк» и на юге Кемеровской области в 2003 г.: отчет. Новокузнецк, 2004 .

A.M. Ilyushin T.F Gorbachev Kuzbass State Technical University, Kemerovo, Russia

THE SHARAVINSKY SETTLEMENT

(on materials of lifting collecting) The collection of archaeological materials collected by the Kuznetsk complex archaeological and ethnographic expedition made in different years on the Sharavinskoye settlement, located in the valley of the middle current of the Inya river .

The sources are described and subject to the primary and comparative analysis. The conclusion is made that the artifacts are presented by the different chronological periods, but the materials of Irmenskaya archaeological culture of the 9th–7th centuries BC of the late Bronze prevail. Fragments of ceramic ware of this culture on the site is characterized by existence of different “steppe” and “forest” ornaments which in the territory of the Kuznetsk Depression is characteristic for the late Irmenskaya sites and the objects of transitional time from the Bronze to the Iron Periods .

Key words: Kuznetsk Depression, Sharavinsky settlement, lifting collecting, period of late bronze .

–  –  –

Алтайский государственный университет, Барнаул, Россия;

Кемеровский государственный университет, Барнаул, Россия

КАМЕННЫЙ ПЕСТ В ФОРМЕ РОГА – СЛУЧАЙНАЯ НАХОДКА

ИЗ с. ТОУРАК АЛТАЙСКОГО РАЙОНА АЛТАЙСКОГО КРАЯ

В 2013 г. житель с. Тоурак Алтайского района Алтайского края Евгений Селянин нашел в воде у правого берега Песчаной камень, который привлек его внимание своей необычной формой, напоминающей рог животного. Орудие изготовлено из речной гальки. Оно имеет цилиндрическо-коническую форму с расширением к основанию, изогнуто к вершине. Подобные изделия (песты), традиционно связывают с комплексами афанасьевской культуры, в которых они находят многочисленные аналоги как на Алтае, так и в Минусинской котловине .

Афанасьевские песты могли выполнять различные функции .

Кирюшин К.Ю., Грушин С.П., Фрибус А.В. Каменный пест в форме рога…

Пест из с. Тоурак имеет изогнутую специально оформленную верхнюю часть. Такая форма рукояти, с учетом трудозатрат на ее оформление, с функциональной точки зрения имеет малое практическое значение. По всей видимости, связь подобных изделий с технологическими процессами металлургии меди могла наделять их двоякой семантикой, а сами песты и схожие с ними жезлы могли выполнять как производственную, так и ритуальную функции. Изделие из Тоурака находит аналогии среди пестов с фигурными навершиями, которые известны в елунинских комплексах периода ранней бронзы Обь-Иртышья .

Ключевые слова: каменный пест, рога, энеолит, период ранней бронзы, ритуальные действия, функциональное назначение .

В 2013 г. житель с. Тоурак Алтайского района Алтайского края Евгений Селянин обнаружил в воде у правого берега Песчаной каменное изделие (рис. 1). Камень, находившийся в воде, привлек внимание Е. Селянина своей необычной формой, напоминающей рог животного (рис. 2). В 2016 г. Евгений Селянин передал находку К.Ю. Кирюшину для научного изучения и передачи в Музей археологии и этнографии Алтая Алтайского государственного университета .

Летом 2017 г. берег Песчаной в месте находки был тщательно осмотрен К.Ю. Кирюшиным вместе с Е. Селяниным. Находка сделана в 450 м выше по течению Песчаной от моста, который соединяет с. Тоурак с пос. Пролетарий. По словам находчика, предмет был обнаружен непосредственно в воде у правого берега. В этом месте он низкий (летом 2017 г. не превышал 1 м над уровнем воды). На данном участке – широкая пойма Песчаной, покрытая густым кустарником и луговой растительностью. Во время весенних паводков пойма затапливается .

Признаки поселенческого культурного слоя в месте находки изделия отсутствуют, так как непосредственно под слоем дерна мощностью от 0,05 до 0,07 м расположены аллювиальные галечные отложения. На берегу отсутствуют искусственные сооружения, обладающие признаками объекта историко-культурного наследия. На найденном предмете нет следов окатанности, свидетельствующих о его долгом пребывании в воде .

Изделие могло попасть в реку случайным образом, где-то выше по течению зимой оно могло вмерзнуть в лед и весной его вместе со льдом могло принести к с. Тоурак. Отметим, что выше по течению Песчаной известны археологические памятники, в том числе и поселение Подворонье периода энеолита, расположенное в 2 км выше по течению реки от местонахождения песта [Папин и др., 2013] .

Орудие (рис. 2) изготовлено из речной гальки. Длина изделия составляет 38 см, а вес – 2,48 кг. Оно имеет цилиндрическо-коническую форму с расширением к основанию, изогнуто к вершине. Изделие выполнено путем тщательной оббивки (пикетажа) и шлифовки поверхности. В верхней части изделия следы оббивки (пикетажа) наиболее хорошо заметны на «внутренней» поверхности изгиба (об этом свидетельствуют многочисленные выщерблины). На «внешней» поверхности изгиба следы Раздел 2. Результаты археологических исследований Рис .

1. Местонахождение каменного песта на карте Алтайского района (1) и в окрестностях с. Тоурак (2) Кирюшин К.Ю., Грушин С.П., Фрибус А.В. Каменный пест в форме рога… Рис. 2. Случайная находка каменного песта в окрестностях с. Тоурак пикетажа сработаны в процессе шлифовки поверхности. Можно сделать вывод, что исходная форма камня преднамеренно модифицирована, с целью придать готовому изделию сходство с рогом. Рабочая площадка имела овальную форму, размерами 65 см. На ней отмечены многочисленные выбоины – результат использования орудия в качестве песта .

Атрибутация данного предмета, так же как и его датировка и культурная принадлежность, в связи с условиями его обнаружения вне контекста археологического объекта неоднозначна и, несомненно, является дискуссионной. Данная работа имеет целью ввести эту интересную находку в научный оборот и рассмотреть ее место в кругу подобных изделий на территории юга Западной Сибири и сопредельных территориях .

Подобные изделия традиционно связываются с комплексами афанасьевской культуры, в которых они находят многочисленные аналогии .

Каменные песты и жезлы известны в материалах афанасьевской кульРаздел 2. Результаты археологических исследований туры как на Алтае, так и в Минусинских котловинах. В Горном Алтае подобные предметы происходят из могильников Первый Межелик-1 (ограды 9, 10), Нижний Тюмечин-1 (ограды 3, 9), Кор-Кобы-1 (ограды 6, 9), Кызык-Телань-1 (ограда 31), Чепош-3 (курган №2), Бертек-33 (курган №1), Курота-2 (курган №2), Сальдяр (ограды 5, 41, 42) и др. [Вадецкая и др., 2014, с. 319]. В значительно меньшей степени подобные находки представлены на афанасьевских поселениях. Известны и в разной степени документированы случайные находки из Майминского, Шебалинского и Чемальского районов. Отметим, что каменные песты широко использовались практически на всем протяжении бронзового века. В частности, они известны в елунинских комплексах периода ранней бронзы Обь-Иртышья [Кирюшин, Грушин, 2009] .

Типологически выделяются два основных вида пестов – с выделенной рукоятью и без таковой. Первые в литературе обозначаются различными терминами – колотушки, куранты и т.д. Как правило, все орудия имеют следы сработанности на рабочей плоскости. Размеры изделий различны, однако выделяются и довольно крупные экземпляры, подобные найденному на р. Песчаной. Обращаясь к проблемам функционального назначения афанасьевских пестов и жезлов, необходимо учитывать контекст, в котором обнаружены рассматриваемые предметы .

В том случае, когда песты найдены в могилах, определенных закономерностей в их расположении не прослеживается. Чаще всего пест помещался у головы погребенного, у правой руки, рядом с сосудом, реже – в районе таза или ступней, параллельно или перпендикулярно скелету. Обычно эти погребения принадлежат мужчинам. Кроме того, значительное количество рассматриваемых изделий найдено в насыпях оград .

Представляется, что афанасьевские песты могли выполнять различные функции. Не исключено, что значительную роль они играли в производственных процессах, связанных с добычей и первичной переработкой медной руды. Это подтверждают находки афанасьевского времени, сделанные на горной выработке на горе Владимировка, где собрана представительная коллекция подобных орудий [Баженов и др., 2002; Грушин, 2015]. С другой стороны, находки, подобные обнаруженной в Бертеке-33 (курган №1), где был найден сланцевый жезл с естественными вкраплениями пирита, имеют явно ритуальное значение [Савинов, 1994, с. 133] .

Пест из с. Тоурак имеет изогнутую специально оформленную верхнюю часть, такая форма рукояти, с учетом трудозатрат на ее оформление, с функциональной точки зрения имеет малое практическое значение. По всей видимости, связь подобных изделий с технологическими процессами металлургии меди могла наделять их двоякой семантикой, а сами песты и схожие с ними жезлы могли выполнять как производственную, так и ритуальную функции .

Условия обнаружения песта вне контекста археологического объекта не позволяют делать окончательные выводы о производственКирюшин К.Ю., Грушин С.П., Фрибус А.В. Каменный пест в форме рога… ной либо ритуальной функции изделия. Специфичная форма предмета, выполненного в виде рога крупного рогатого скота, заставляет для решения проблем его хронологии, периодизации, атрибутации и культурной принадлежности обратиться к более широкому кругу аналогов на территории степной и лесостепной Евразии .

Изделие из Тоурака находит аналогии среди пестов с фигурными навершиями, которые известны в елунинских комплексах периода ранней бронзы Обь-Иртышья [Кирюшин, Грушин, 2009]. Особенно близка по морфологии находка каменного песта с оз. Иткуль с навершием в виде головы медведя [Кирюшин, Грушин, 2009, рис. 1.-8]. Животные играли важную роль в духовной жизни племен степей и лесостепей Евразии в эпоху бронзы. Рога млекопитающих до недавнего времени не являлись предметом специальных исследований. Первой большой работой, посвященной использованию рогов животных в обрядовой деятельности населения степной и лесостепной Евразии в эпоху бронзы, является статья В.А. Подобеда, А.Н. Усачука и В.В. Циминданова [2018, с. 40–51]. В своей работе авторы приводят различные примеры, когда рога животных использовались в контексте разных обрядовых действий: в обрядах, связанных с почитанием огня; они соотносились с водной стихией и были связаны с потусторонним миром [Подобед и др, 2018, с. 40] .

В контексте данной работы наиболее актуальны примеры, которые, по мнению исследователей, свидетельствуют о том, что рога соотносились с водной стихией [Подобед и др., 2018, с. 44]. Свидетельством этого, по мнению авторов, является совместное нахождение рогов с костями и чешуей рыб, раковинами моллюсков, с галькой – с предметами, которые являлись символами воды; а также нахождение рогов на дне или в засыпке колодца. Авторы считают правомерным допущение, «что часть обрядов, в которых использовались рога, призвана была испросить у высших сил воду, столь необходимую скотоводам степей» [Подобед и др., 2018, с. 44]. Если признать правомерным это предположение исследователей, то нельзя исключать вероятности того, что пест из Тоурака оказался в воде в результате целенаправленных (культовых, обрядовых) действий .

Одно из возможных направлений исследований в контексте рассматриваемого артефакта – это уже отмеченная выше связь пестов с производственной деятельностью, а именно с горнорудными разработками .

В этом отношении важно отметить, что на афанасьевских выработках на г. Владимировка среди обнаруженных предметов присутствуют рога крупного рогатого скота с деревянными сердечниками, которые использовались для раскалывания рудосодержащей породы [Кирюшин, Кунгуров, Тишкин, 2002; Баженов и др., 2002] .

Подводя итоги, необходимо отметить, что пест, найденный в Тоураке, создан, вероятно, в среде носителей скотоводческих традиций .

Скорее всего, этот артефакт предварительно датируется энеолитом–ранРаздел 2. Результаты археологических исследований ней бронзой, хотя нельзя исключить и более позднюю датировку. Верховья р. Тоурак до сих пор остаются наименее исследованными районами на археологической карте Алтайского края. В этом районе проводилось только несколько разведок и обследованы совсем незначительные земельные участки. Не исключено, что при проведении масштабных археологических исследований в районе с. Тоурак предположения, выдвинутые в данной работе, получат дальнейшее развитие .

Библиографический список Баженов А.И., Бородаев В.Б., Малолетко А.М. Владимировка на Алтае – древнейший медный рудник Сибири. Томск, 2002. 108 с .

Вадецкая Э.Б., Поляков А.В., Степанова Н.Ф. Свод памятников афанасьевской культуры. Барнаул, 2014. 380 с .

Грушин С.П. Владимировка – древнейшая горнорудная выработка в Сибири: итоги и перспективы исследования // Геоархеология и археологическая минералогия. 2015. №2. С. 95–98 .

Кирюшин Ю.Ф., Грушин С.П. Предметы мобильного искусства раннего и среднего бронзового века лесостепного Обь-Иртышья // Археология, этнография и антропология Евразии. 2009. Вып. 4 (40). С. 67–75 .

Кирюшин Ю.Ф., Кунгуров А.Л., Тишкин А.А. Коллекция древних орудий горнорудного дела с Алтая // Труды Музея археологии и этнографии Сибири им. В.М. Флоринского ТГУ. Томск, 2002. Т. 1. С. 21–38 .

Папин Д.В., Редников А.А., Федорук А.С., Грушин С.П., Семибратов В.П., Фролов Я.В. Работы Северо-Алтайского археологического отряда в зоне проектирования строительства магистрального газопровода «Алтай» в 2011 г. // Сохранение и изучение культурного наследия Алтайского края. Барнаул, 2013 .

Вып. XVIII–XIX. С. 286–304 .

Подобед В.А., Усачук А.Н., Цимиданов В.В. Рога животных в обрядах населения степной и лесостепной Евразии эпохи бронзы // Теория и практика археологических исследований. 2018. №1 (21). С. 40–51 .

Савинов Д.Г. Афанасьевская культура // Древние культуры Бертекской долины (Горный Алтай, плоскогорье Укок). Новосибирск, 1994. C. 130–135 .

K.Yu. Kiryushin1, 2, S.P. Grushin2, A.V. Fribus3 Institute of Archaeology and Ethnography, Novosibirsk, Russia;

–  –  –

STONE PESTLE IN THE FORM OF A HORN – RANDOM FIND

FROM THE TOURAK VILLAGE (the Altai District of the Altai Region) In 2013, a resident of the Tourak village in the Altai District of the Altai Region, Yevgeny Selyanin, found a stone near the right bank of the Peschannaya river. The stone attracted E. Selyanin’s attention with its unusual shape resembling a horn of an animal. The product is made of river pebbles.The product has a cylindrical-conical shape with the expansion to the base, curved to the top .

Similar products (pestles) are traditionally associated with the Afanasyevskaya culture complexes, in which they find numerous analogies in Altai and in the

Ковалевский С.А. Вклад Н.Л. Членовой в изучение ирменских древностей…

Minusinsk depression. Afanasyevskaya culture pestles could fulfill various functions .

The pestle from the Tourak village has a curved, specially designed upper part;

this shape of the handle, taking into account the labor costs for its design from the functional point of view, is of little practical significance. Apparently, the connection of such products with the technological processes of copper metallurgy could give them double semantics, and the pestles and the wand could perform both productive and ritual functions. The object from Tourak, finds analogies among pestles with figured tops, which are known in the Elunino cult complexes of the early Bronze Age in the Ob-Irtysh area .

Key words: stone pestle, horns, Eneolithic, early Bronze period, ceremonial actions, functional purpose .

–  –  –

Статья посвящена рассмотрению роли известного российского археолога Наталии Львовны Членовой в изучении памятников поздней бронзы лесостепного Алтайского Приобья. Анализируются итоги полевых исследований на данной территории, проведенные Н.Л. Членовой в 1969–1973 гг. (курганные могильники Суртайка-I и Камышенка), и результаты изучения ею материалов карасукской эпохи предшествующих десятилетий. Соответственно, в работе были использованы как материалы полевых отчетов Н.Л. Членовой, так и ее научные публикации. Делается попытка не только показать особенности процесса изучения Н.Л. Членовой ирменской культуры на территории Алтайского Приобья, но и проследить эволюцию ее взглядов (середина 1950-х – 1-я половина 1990-х гг.) на культурно-исторические процессы, происходившие в этом регионе, а также вопросы хронологии и культурной принадлежности .

Ключевые слова: лесостепное Алтайское Приобье, Западно-Сибирская археологическая экспедиция, карасукская эпоха, ирменская культура, Камышенка-I, Суртайка .

Наталии Львовне Членовой и ее роли в российской археологии посвящены публикации В.А. Кореняко, С.В. Кузьминых [2011], Ю.Ю. Раиткиной [2014] и В.И. Молодина [2015, с. 221–233]. Данная работа призвана показать вклад Н.Л. Членовой в изучение периода поздней бронзы лесостепного Алтайского Приобья. К алтайским материалам Н.Л. Членова впервые обратилась в середине 1950-х гг. В качестве одной из родственных выделенной ею ирменской культуры она назвала тогда алтайскую культуру карасукской эпохи (наряду с культурами Центрального и Восточного Казахстана). Действительно, к тому времени благодаря исследованиям Н.С. Гуляева, В.П. Михайлова, М.Д. КоРаздел 2. Результаты археологических исследований пытова, С.М. Сергеева, А.П. Маркова и М.П. Грязнова на территории Верхней Оби были исследованы немногочисленные памятники, относимые к карасукской культуре (эпохе) .

Обозначенные Н.Л. Членовой культуры, а именно ирменскую, алтайскую культуру карасукской эпохи, а также культуры Центрального (могильники Дандыбай и Бегазы) и Восточного Казахстана (поселения Канай и Малокрасноярка) объединяет, как она считала, андроновское происхождение и некоторое минусинское карасукское влияние. При этом наибольшее сходство с минусинскими материалами, как полагала тогда Н.Л. Членова, демонстрирует именно алтайская культура. Ирменская же культура обнаруживает близость к восточно-казахстанским памятникам [Членова, 1955, с. 38–57] .

Изменение представлений Н.Л. Членовой о культурной принадлежности алтайских материалов периода поздней бронзы, по всей видимости, произошло только в 1970 г. Это переосмысление можно связать с процессом накопления во второй половине 1950-х и в 1960-е гг. источникового фонда памятников изучаемой эпохи в различных регионах Западной и Средней Сибири. Немаловажным является, по нашему мнению, и то, что долгое время Н.Л. Членова занималась изучением собственно карасукской и тагарской культур Минусинского региона. С этих позиций возвращение Н.Л. Членовой в конце 1960-х гг. к ирменской проблематике Западной Сибири произошло на более зрелой основе, через призму знакомства с карасукскими материалами .

В 1969 г. Алтайским отрядом Западносибирской археологической экспедиции под руководством Н.Л. Членовой были проведены разведки и раскопки на территориях Красногорского и Усть-Пристанского районов Алтайского края. Стоит отметить, что в разведках принимали участие научные сотрудники Бийского краеведческого музея Б.Х. Кадиков и А.П. Марков (в то время уже вышедший на пенсию). В Красногорском районе Алтайским отрядом были обследованы могильники у сел Быстрянское и Березовка, а также городище на р. Иша, изучавшиеся С.М. Сергеевым еще в 1930-е гг. Были также раскопаны восемь уцелевших курганов могильника Суртайка-I, три из которых были отнесены к концу карасукской эпохи и предварительно датированы VIII–VII вв .

или VII в. до н.э., а два кургана были квалифицированы как принадлежащие к эпохе ранних кочевников .

В Усть-Пристанском районе Алтайский отряд проводил изучение курганов у д. Камышенка, сборы на дюне Долгая Грива и небольшие раскопки грунтового средневекового могильника Осинки (в последующем исследования этого могильника продолжил Д.Г. Савинов). В могильнике Камышенка было раскопано восемь курганов поздней бронзы, датированные Н.Л. Членовой VIII–VII вв. до н.э. и отнесенные к карасукской эпохе. Сборы на Долгой Гриве дали в основном материал ран

<

Ковалевский С.А. Вклад Н.Л. Членовой в изучение ирменских древностей…

него железа, но были зафиксированы и артефакты карасукской эпохи [Членова, 1969, с. 1–29] .

Раскопки курганного могильника Камышенка были продолжены Н.Л. Членовой в 1970 и 1973 гг. В 1970 г. Алтайским отрядом раскопаны 12 курганов на этом некрополе, а также проведены небольшие разведки у д. Камышенка, Клепикова и на берегах оз. Шибаево. Исследованные материалы Камышенки были отнесены уже к ирменской культуре [Членова, 1970а, с. 1–20]. В 1973 г. за один полевой сезон раскопаны 28 курганов и одна землянка, первоначально принятая исследователями за курган. Полученные материалы (за исключением землянки) также отнесены к ирменской культуре. Кроме этих работ, проводились раскопки грунтового могильника Охотничья Грива у оз. Шибаева и поселения Клепиково на р. Курья [Членова, 1973а, с. 1–46] .

Материалы раскопок могильника Суртайка-I, произведенных С.М. Сергеевым и А.П. Марковым в 1930-е гг., а также результаты собственных исследований были опубликованы Н.Л. Членовой [1970в, с. 200; 1973б, с. 114–121] в начале 1970-х гг. Для данного памятника ею предложены уже достаточно поздние в рамках поздней бронзы даты, а именно VII–VI вв. до н.э. По наблюдению Н.Л. Членовой, могильник Суртайка-I по ряду особенностей обряда погребения и инвентаря сближается с ирменской культурой. Однако по другим особенностям он отличен от типичных ирменских могильников западносибирской лесостепи и более северных (Плотинная-I, Нижняя Суетка, Камышенка) и, как считала Н.Л. Членова, может быть определен как памятник одного из вариантов ирменской культуры. Своеобразие могильника Суртайка-I, использование камня в погребальных сооружениях объясняется его близостью к Горному Алтаю, где, по предположению специалиста, могла существовать неизвестная пока культура карасукского круга [Членова, 1973б, с. 117–121] .



Pages:   || 2 | 3 |



Похожие работы:

«Календарь событийных мероприятий Новогрудского района на 2019 год Kalendarz wydarze okolicznociowych w powiecie Nowogrdzkim na rok 2019 Newsworthy events in Novogrudok district in 2019 ЯНВАРЬ/ JANUARY/ STYCZE Январь V духовно-просветительска...»

«УДК 796.01:642.5 лифановская е. в., бакалавр Голубева Т. Б., канд. техн. наук, доц. УслУГи ЭкоПиТаНиЯ ПредПриЯТиЙ сеЗоННЫХ видов сПорТа 1 Рассмотрена проблема внедрения экоконцепции на предприятия общественн...»

«200 КУЛЬТУРОЛОГИЯ Т. Ю. Быстрова УДК 712 + 316.74 + 929 Хааг CОцИОКуЛьТуРНыЕ АСПЕКТы ЛАНДШАФТНОГО ПАРКА НА БыВШЕЙ ПРОМыШЛЕННОЙ ТЕРРИТОРИИ: ТВОРЧЕСТВО РИЧАРДА ХААГА* В статье исследован ландшафтный парк Gas Works Park (GWP), созданный во...»

«Составители: главный библиограф Н.В. Зотова главный библиограф Л.Ю. Семенова редактор: Н.С. Бирюкова дизайн обложки: Н.В. Алешина Библиотечный хронограф: информационный сборник [Текст] / ГБУК РО "Ряз. обл....»

«Науковий часопис НПУ імені М.П. Драгоманова Випуск 5 К (86) 2017 Наприклад, сприяють у кар’єрному рості тільки тим, котрі не курять, роздають абонементи у фітнес-центри та ін. Сучасна людина грамотна та інформована про те, що корисно і що шкідливо для її здоров'я, навіть занадто інформована про всілякі...»

«ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА Философия Мямешева, Галия Хамзеевна. Философияны оыту дістемесі: Теориясы мен тжірибесі [Мтін] : оу-дістемелік рал / Г. Х. Мямешева ; л-Фараби атын. азУ. Алматы : аза ун-ті, 2017. 131, [1] б. Библиогр.: 128-130 б. Рыскиева, Айымжан буызы. Дстр...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "БЕЛГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ" (НИУ "БелГУ") ИНСТИТУТ МЕЖКУЛЬТУРНОЙ КОММУНИКАЦИИ И МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ ПОДГОТОВИТЕЛЬНЫЙ ФАКУЛЬТЕТ Каф...»

«УДК 582.734.3 А.С. Бахтаулова1, Б. Бекманов2, Ж.Ж. Канагатов1 Жетысуский государственный университет им. И. Жансугурова, Талдыкорган, Казахстан; Институт общей генетики и цитологии КН МОН РК, Алматы, Казахстан (E-mail: bahtaulova@mail.ru) Молекуля...»

«Андрей Янкин Создатель и руководитель эдъюкэйтмент кампуса "Mediademia" (2014) Продюсер, Член Национальной ассоциации продюсеров и кураторов (с 2012 года) Тьютор факультета (ФДИО) Дополнительного и Инновационного образования (Faculty of Additional and Innovative Education) Пермской Государственной Академии Искусства...»

«Мокрый В. Ю. Культурологические особенности преподавания дисциплины "Информатика" студентам УДК 378.14 DOI 10.23951/1609-624X-2018-3-91-96 КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПРЕПОДАВАНИЯ ДИСЦИПЛИНЫ "ИНФО...»

«k-038418 к -0 3 8 4 1 8 Е08ВРАТИТЕ КНИГУ IIE Ш5ВЖЕ обозначенного здесь срока М т. 3 5" 199" г.т. 5000 v c g -i 5 •. О Министерство культуры и по делам национальностей Чувашской Республики Национальная библиоте...»

«Положение II международного конкурса баянистов и аккордеонистов "AccoPremium 2018" Международный конкурс "AccoPremium", созданный белорусским баянистом, солистом Гомельской областной филармонии, победителем всероссийских и международных конкурсов Трофимом Антиповым, ставит перед собой...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.