WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

Pages:   || 2 |

«ВАНАДЗОРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. О. ТУМАНЯНА АКАДЕМИЯ МАРКЕТИНГА И СОЦИАЛЬНО-ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ – ИМСИТ (РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ, г. КРАСНОДАР) V МЕЖДУНАРОДНАЯ ...»

-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РА

ВАНАДЗОРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИМ. О. ТУМАНЯНА

АКАДЕМИЯ МАРКЕТИНГА И СОЦИАЛЬНО-ИНФОРМАЦИОННЫХ

ТЕХНОЛОГИЙ – ИМСИТ (РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ, г. КРАСНОДАР)

V МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ

КОНФЕРЕНЦИЯ

«Язык и литература в контексте межкультурной коммуникации»

Посвящается 100-летию Первой Республики Армения

МАТЕРИАЛЫ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ

Ереван – 2018 ООО Мисма .

(,. ) V « »

100MINISTRY OF EDUCATION AND SCIENCE RA

VANADZOR STATE UNIVERSITY

NAMED AFTER H. TOUMANYAN

ACADEMY OF MARKETING AND SOCIAL INFORMATION TECHNOLOGIES

(RUSSIAN FEDERATION, KRASNODAR)

THE FIFTH INTERNATIONAL

SCIENTIFIC CONFERENCE

and Literature in the Context of “Language Intercultural Communication” Dedicated to the 100 Anniversary th First Republic of Armenia

MATERIALS OF INTERNATIONAL CONFERENCE

Yerevan – 2018 Misma LTD УДК 81 : 316 : 06 ББК 81 Печатается по рекомендации Ученого Совета Я 410 Ванадзорского государственного университета имени О. Туманяна .

НАУЧНАЯ РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ

Гурген Хачатрян, д.филол.н., профессор, Ванадзорский госуниверситет (председатель), Арен Сантоян, к.филол.н., доцент, Ванадзорский госуниверситет (заместитель председателя), Тадевос Тадевосян, к.филол.н., доцент, Ванадзорский госуниверситет (ответственный секретарь)

ЧЛЕНЫ РЕДКОЛЛЕГИИ

Паргев Геворгян, д.пед.н., профессор, Ванадзорский госуниверситет, Рузанна Грдзелян, д.филол.н., профессор, Ереванский госуниверситет, Сусанна Туманян, к.филол.н., доцент, Ванадзорский госуниверситет, Карине Арустамян, к.филол.н., доцент Ванадзорский госуниверситет, Асмик Арутюнян, к.филол.н., доцент, Ванадзорский госуниверситет, Елена Нарбут, к. филол.н., доцент, Северо-Восточный государственный университет, Валерий Пилоян, к.филол.н., доцент, Ванадзорский госуниверситет, Лусик Варданян, к.филол.н., Ванадзорский госуниверситет, Наталья Дианова, канд. культурологии, Академия маркетинга и социальноинформационных технологий, Ольга Макаровска, к. гуманитарных н. доцент, Университет имени Адама Мицкевича, Светлана Варава, старший преподаватель, Харьковский нац. университет .

Язык и литература в контексте межкультурной коммуникации:

Я 410 V МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ / МОН РА, Ванадзорский госуниверситет; редколлегия: Хачатрян Г. К. и др. Ереван: ООО «Мисма», 2018.- 332 стр .

В сборник включены доклады V Международной научной конференции «Язык и литература в контексте межкультурной коммуникации», прошедшей 13-14 октября 2018 года в Ванадзорском государственном университете им. О. Туманяна, которые по рекомендации Ученого совета ВГУ им. О. Туманяна печатаются как научные публикации .

В сборнике обобщены филологические и методические статьи, которые были рецензированы, отредактированы и рекомендованы для печати членами научной редакционной коллегии .





УДК 81 : 316 : 06 ББК 81 ISBN 978-9939-9133-9-1

–  –  –

,...,., (),,...,, ( ),,...,, ( )...,.,,...,.,,,...,.,,,...,,,,...,,,,...,,,,...,,

–  –  –

SCIENIFIC EDITORIAL BOARD

Gourgen Khachatryan, Doct. of Philological Sciences, Professor, Vanadzor State University (Chairman), Aren Santoyan, Candidate of Philological Sciences, Associate Professor, Vanadzor State University (Chairman Assistant), Tadevos Tadevosyan, Candidate of Philological Sciences, Associate Professor, Vanadzor State University (Executive Secretary)

THE MEMBERS OF SCIENIFIC EDITORIAL BOARD

Pargev Gevorgyan, Doctor of Pedagogical Sciences, Professor, Vanadzor State University, Ruzanna Grdzelyan, Doctor of Philological Sciences, Professor, Erevan State University, Susanna Toumanyan, Candidate of Philological Sciences, Associate Professor, Vanadzor State University, Karine Aroustamyan, Candidate of Philological Sciences, Associate Professor, Vanadzor State University, Hasmik Harutyunyan, Candidate of Philological Sciences, Associate Professor, Vanadzor State University, Yelena Narbout, Candidate of Philological Sciences, Associate professor, Vanadzor State University, Valery Piloyan, Candidate of Philological Sciences, Associate professor, Northeastern State University, Lusik Vardanyan, Candidate of Philological Sciences, Vanadzor State University, Natalya Dianova, Candidate of Cultural Studies, Associate Professor, Academy of Marketing and Social Information Technologies, Olga Makarovska, Candidate of Humanities, Associate Professor, Adam Mickiewicz University, Svetlana Varava, Senior Lecturer, Kharkov National University .

Language and Literature in the Context of Intercultural Communication:

THE V INTERNATIONAL SCIENTIFIC CONFERENCE / MoES RA, Vanadzor State University; Edit. Board: Khachatryan G. K. and others. Yerevan. “Misma” LTD, 2018. - 332 p .

The collection includes the reports of the V International Scientific Conference “Language and Literature in the Context of Intercultural Communication”, which took place in Vanadzor State University named after H. Toumanyan on October 11-12 2018 .

The reports are printed as scientific publications by the recommendation of the Scientific Council of VSU named after H. Toumanyan .

Philological and methodological articles which were reviewed, editted and recommended for publication by the members of the Editorial Board are generalized in the collection .

–  –  –

,,,

–  –  –

СОСТАВНЫЕ ГЛАГОЛЫ В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ ДЖИВАНИ

Лаура Авакян (Армения) Резюме Ключевые слова: стиль, просторечно-разговорный язык, коннотация, стилистические приемы, идиома Составные глаголы, которые употребляются в стихотворениях Дживани, весьма разнообразны по значению .
Их тип, частота применения и смысловое разнообразие обусловлены тематикой конкретного стихотворения и мастерством автора в его стремлении выразить поэтическую мысль, отразить образность ментального мышления народа. С точки зрения смыслового разнообразия и стилистической значимости, особо выделяются составные глаголы, которые имеют метафорическое и аллегорическое значения. Большинство из них задействовано в сложных конструкциях, в которых или первый или второй компонент являются частью идиоматических единиц .

COMPOUND VERBS IN JIVANI’S WORKS

Laura Avagyan (Armenia) Summary Key words: style, colloquial language, connotation, stylistic devices, idiom In Jivani’s poems compound verbs are diverse and polysemantic. Their existence, necessity, type, frequency of use and meaning are conditioned by the theme of a particular poem and the author's ability to express his thoughts figuratively and with the help of a language that corresponds to the creative thinking of Armenian people. From the point of view of semantic variety and stylistic significance, the most valuable compound verbs are those that have a metaphorical and allegorical meaning. Most of these compound verbs are complex constructions, expressing the lexical meaning of the first component or grammatical features of the second component, and they are idiomatic expressions .

–  –  –

Ключевые слова: концепт, пословица, стереотип, семантическое значение, смысловая структура, субкатегориальные признаки, менталитет, личность, этнокультура Владение тем или иным языком является важной предпосылкой для создания личных, межкультурных, профессиональных, экономических и иных контактов в мировом сообществе. В каждом языке существуют такие ключевые слова, которые отражают основные ценности культуры народа-носителя языка. Эти ключевые слова формируют в сознании представителей той или иной культуры особые ментальные структуры – концепты, которые содержат ценностные представления людей о познанной действительности. Например, как известно, для немцев это порядок, точность, для англичан – щепетильность, чопорность, сдержанность, для русских – широта души, доброта, отзывчивость и – очень часто называемые – лень, бесшабашность, безответственность .

Концепт «труд» присутствует в русской концептосфере на протяжении многих сотен лет, способствует выражению христианских принципов русской культуры. Поэтому мы, вслед за Ю.С. Степановым, считаем, что концепт «труд»

можно «отнести к концептам-константам, имеющим в русской культуре статус базовых» [5, 43], т.е. наиболее важных, влияющих на развитие других концептов и всей концептосферы в целом .

В данной статье мы попытались сопоставить лингвокультурологические особенности некоторых идиоматических выражений, связанных с концептом труд/безделье, в русском, армянском и английском языках .

Известно, что изучение идиоматических выражений того или иного языка расширяет возможность понять не только язык как таковой, но и глубже познать культуру, историю, обычаи и традиции этого народа. В идиоматике русского языка отражен богатый исторический опыт русского народа, в том числе и представления, связанные с трудовой деятельностью, бытом и культурой людей. Идиоматические выражения постоянно встречаются в русской литературе, в газетах, в фильмах, в передачах радио и телевидения, а так же активно употребляются носителями языка как в подготовленной, так и в спонтанной речи и способствуют реализации коммуникативных интенций говорящего. В них отражены своеобразный национальный рисунок чувств и эмоций, образ мыслей и действий, привычки и традиции, формирующиеся под влиянием условий жизни, особенности исторического развития той или иной нации, проявляющихся в специфике ее национальной культуры .

Идиоматические выражения довольно многообразны, некоторые из употребляются редко, некоторые – более устойчивы. Однако, в какое бы время мы не жили, они всегда останутся актуальными .

Тематическая группа «работа/труд» является неоспоримым лидером среди русских идиоматических выражений, пословиц и поговорок. Трудовая деятельность рассматривается в русской культуре как нечто обычное, повседневное, труд воспринимается не как заслуга или обязанность, а как обычное условие жизни. В этой тематической группе труд в основном противопоставляется лени. Об отношении к труду у русских существуют два прямо противоположных мнения .

Одни наблюдатели, особенно иностранцы, отмечая сравнительную бедность, житейскую неустроенность, считают русских ленивыми. Другие, обращая внимание не только на грандиозные масштабы России, тяжелые климатические условия, но и очевидные успехи в наук

е, промышленности и искусстве, отмечают исключительное трудолюбие русского народа. На самом деле здесь нет противоречия. Для русского человека важна цель труда. На себя и на «чужого дядю» русские особенно трудиться не склонны. Для высокой же цели – ради спасения души, на Родину – русский может сделать все возможное и даже невозможное. Здесь считаем уместным вспомнить рукотворные чудеса северных монастырей, трудовые подвиги женщин и детей в тяжелые военные годы .

Интересен тот факт, что в русском языке совсем немного идиом на тему денег .

Кроме того, в большинстве из них деньги отражены в отрицательном аспекте .

Рассмотрев более 200 идиоматических выражений о труде и безделье, мы разделили их на несколько семантических групп. Приведем наиболее часто употребляемые идиомы в составе каждой выделенной нами группы .

Идиоматические выражения о созидательном труде:

дел (работы, хлопот) по горло или по горло занят (очень занят) –,,,, to have a lot/too much on one’s plate, to have your hands with sth, to be up to your eyes/eyeballs/neck/ears in work, to be rushed off your feet;

дело идет (шло, пошло) в гору или дела идут (шли, пошли) в гору (дела налаживаются, успешно развиваются, улучшаются) –,, – to move up/to come up in the world, to do well, to make a name for oneself;

идти, катиться под гору (1. развиваться в неблагоприятном направлении, резко ухудшаться, 2. близиться к концу (о жизни) –,,,, – to go downhill;

дело (работа) спорится (кипит) или дело (работа) горит/в руках/у кого (удаваться, увенчиваться успехом) – / – the work is in full swing;

дело идет (пойдет, пошло) на лад (ладится, удается, получается что-нибудь)

–,,,,

– things are going well/better, tables are turned (on someone, something) – букв. столы перевернуты;

знать свое дело (умело справляться с работой; быть хорошим мастером, специалистом) – 1.. –,,, 2.,

– – to know one's stuff, to know one’s onions

– букв. знать свои луковицы, to know which way the wind blows – букв. знать в какую сторону дует ветер;

мастер на все руки (человек, умеющий все делать, искусный во всяком деле)

–,,, – handyman, jack-of-all-trades, to be good with your hands;

на голом энтузиазме (абсолютно бескорыстно, бесплатно) – ( to work selflessly/unselfishly;

работать, не покладая рук (работать без перерывов, не переставая, с большим старанием, с усердием) – – to be as busy as a bee – букв .

быть занятым как пчела, to be an eager beaver – букв. быть энергичным бобром;

стараться изо всех сил (стараться с предельной силой, очень сильно, интенсивно ) –,,, to try one’s best, to do one’s best;

работы непочатый край (изобилие, избыток работы) –,,,,,

– a great deal of work, a huge amount of work;

титанический труд (огромный, гигантский по силе, размаху, напряженности объем труда, иногда в смысле неосуществимый) – Herculean task;

геркулесовский труд (труд, требующий необыкновенных усилий) – Herculean labor .

гнуть спину (горб, хребет, шею) / ломать спину (трудиться до изнеможения, изнурять себя тяжелой работой) – 1.,,,,, 2. – to slave away; to work one’s fingers to the bone, to work one’s tail/butt off;

из кожи вон лезть (усердствовать, стараться изо всех сил) –,, -, – to try one’s best, to run oneself ragged;

мозолить руки (прост. много работать физически, трудиться) –,, /, /, – to do hard physical work;

воротить, сдвинуть, свернуть, перевернуть/своротить гору/горы, воротить /ворочать, двигать горами (делать большое дело, требующее огромных усилий) – – to move mountains, to do the impossible;

работать с полной отдачей (работать действенно, эффективно, плодотворно, результативно, оперативно, с большой отдачей, продуктивно, производительно) –, – to work efficiently;

работать с огоньком (работать с удовольствием, с интересом, с увлечением, с подъемом ) –,,,,, – to work enthusiastically/ eagerly;

вкладывать душу (делать что-либо увлеченно, с любовью) –,, -,

– to put one’s heart and soul into sth;

перейти от слов к делу (заняться делом, не болтать попусту, наконец-то действовать) – – to put words into action, to translate words into action работать засучив рукава (усердно, старательно, энергично ) –,,, to roll up one's sleeves and get down to work;

Следующую группу представляют выражения о тяжелом труде, не приносящем особого удовлетворения, иногда и просто об очевидной эксплуатации.

Например:

гнуть спину ( хребет, шею) перед кем (трудиться до изнеможения, изнурять себя тяжелой работой) – 1.,,,,, 2. – to break one’s back;

вертеться (кружиться) как белка в колесе (быть в беспрестанных хлопотах, занятиях, заботах) –,,,

– to be busy as a bee (быть занятым как пчела), busy as a beehive, busy as a beaver, ам.: busy as a cockroach on a hot stove – букв. как таракан на горячей плите;

впахивать (пахать) (работать не разгибая спины, много и тяжело работать) –, ( ) – to work arduously;

работать за себя и за того парня (сейчас это выражение употребляется в ироническом (а иногда и неодобрительном) смысле, когда речь идет о

–  –  –

Немало нашлось и идиом, характеризующих бесполезную, механическую, никому не нужную работу.

Например:

Сизифова работа или Сизифов труд (не столько тяжелая, сколько бессмысленная работа) –,,

– – Sisyphеan task;

египетская работа или египетский труд (тяжелый, изнурительный труд) –,, – exhausting work;

работа данаид/бочка данаид (бесполезный, не имеющий конца труд, неоконченная бесплодная работа) –,

– Danaidean work, Danaidean jar;

для галочки (сделать что-то формально, лишь бы отвязались, не заботясь о пользе дела) –,, – to do sth for the sake of doing;

брать/взять с потолка (выдумать, сочинить, надумать, нафантазировать, сфантазировать, придумать, сказать без каких-либо оснований) – to make sth up;

мартышкин труд (бессмысленная работа, бесполезные усилия, напрасные старания, ненужный и неэффективный утомительный труд) –,,,, – a fool’s errand;

переливать/пересыпать из пустого в порожнее (1. заниматься бесполезным делом, бесцельно тратить время, 2. проводить время в разговорах, пустой болтовне – 1., 2. – to beat the air (the wind) – букв. бить воздух, ветер; thrash (thresh) over old straw – букв .

молотить по старой соломе;

артель "Напрасный труд" (делать без толку, бросать усилия на ветер) –, – to work with no result;

тяп-ляп (небрежно, грубо наспех сделать что-либо) – to do sth sloppily/carelessly/in a slipshod way, to botch;

биться как рыба об лед (тщетно, безрезультатно прилагать все усилия, чтобы выйти из бедственного материального положения, бедствовать) –

- to pull the devil by the tail – букв. тянуть дьявола за хвост .

Что касается менталитета носителей английского языка, то здесь сложилась положительная оценка указанного явления. Труд в языковом сознании британцев обладает такими характерными чертами, как работа, прибыль и время. Лингвисты выделяют такие требования к труду, соответствующие всему британскому обществу, как меньше слов, больше дела, необходимо делать дело в положенное время, лучше не откладывать работу, абсолютно ничего не делать – плохо, дело – самое главное, при желании человек может выполнить любую работу, необходимо чередовать работу и отдых .

Рассматривая компонент отношения к качеству труда, английские лингвисты Р. Колдуэлл, К. Бернард и др. подчёркивают такие укоренившиеся модели, как спешка снижает качество, в труде следует полагаться только на себя, следует работать добросовестно. Они также отмечают существование характерных для английской языковой культуры стереотипов относительно труда: труд – это тяжело;

что плохо начато, плохо закончится; лентяи болтливы; хорошие работники немногословны. Что же касается армян, то они – созидатели по натуре. Они строят всегда и везде, даже во время войны, даже если не уверены в том, что враг не разрушит их новый дом. Строительство в сознании армянина – это ратное поле, и именно на этом поле битвы армянин никогда не терпел поражений. "Строительство – высшая и увековечивающая победы форма борьбы армянина",– писал выдающийся армянский полководец, философ и государственный деятель Гарегин Нжде [6] .

В русском языке много идиом не только о труде, но и о лени. Полагаем, что было бы интересно изучить, действительно ли такое обилие устойчивых выражений о лени – специфически российское явление. Проанализируем несколько ярких идиоматических выражений о лени.

Например:

бить баклуши (праздно проводить время, бездельничать) – to twiddle one’s thumbs – букв. крутить большими пальцами;

гонять лодыря (праздно проводить время, бездельничать) –,

-, -,,,,, – to laze around;

лежать на боку (совсем ничего не делать, бездельничать) –, – to bum around/about, to loll around;

плевать в потолок (совсем ничего не делать, бездельничать) –, (),,, to sit twiddling one’s thumbs – букв. сидеть и крутить большими пальцами;

зевать на потолок (скучать, ничего не делая) –,,, – to kill time;

валять дурака/ваньку (1. дурачиться, паясничать, потешать глупыми выходками, 2. делать глупость, поступать не так, как следует, 3. притворяться глупым, непонимающим – 4. Праздно проводить время, бездельничать.) – 1.,,, 2. to lounge around;

просиживать штаны (бездельничать) –,, – to loaf around;

болтаться без дела (бездельничать) –, -,

-, – to hang around;

работа не бей лежачего (очень легкая работа, не требующая усилий в процессе выполнения) – – It's a piece of cake- букв. это кусок пирога;

даром хлеб/чужой/есть (жить, не принося никакой пользы) –

– not be worth one’s salt – букв. не стоит соли, to idle away one’s time;

работать спустя рукава (делать что-либо небрежно, кое-как) –,,,,, – tо work or to do sth apathetically/nonchalantly;

палец о палец не ударить (совсем ничего не делать, обычно для достижения какой-либо цели) –,,,– not to lift a finger – букв. не поднимать пальца, not to do a thing, not to make a move, to sit on one’s hands – букв. сидеть на руках;

тепленькое местечко (разг. ирон. доходная и нехлопотная служба, материально выгодная должность) –,, / / – to get on the gravy train, a snug job;

конь не валялся (работа еще не начиналась, несделанная работа ) –

– to be on ice, not to be close to finishing;

сидеть сложа руки (ничего не делать, бездействовать, бездельничать) –

-, -, let the grass grow under one's feet – букв. пусть трава растет под ногами, to squander time;

считать/ловить ворон (быть невнимательным, рассеянным, бездельничать) –, -, -,,,,, – to idle, to laze around/about;

считать мух/звезды (быть невнимательным, рассеянным, бездельничать) –, -, -,,,,, – to hang about/around, to vegetate;

собак гонять (болтаться без дела, бездельничать) –, –, -,,,,,, – to hang about, to loaf, to loiter, to fritter/to idle away time, to kill time;

гранить/лощить мостовую или лощить бульвары (1.устар. много, долго ходить пешком, 2.болтаться без дела, бездельничать) – 1.,, 2. /,, – to hang about;

не по моей части (не мое дело, я не компетентен, не информирован) –

– not to be in one’s line, to be out of one’s line;

работа дураков любит (дурак берется за всякую работу, вместо того, чтобы подумать, стоит ли этим заниматься вообще, или изобрести более практичный, более полезный путь ее выполнения. Упорно трудиться и выбиваться из сил – не самое правильное решение в таком случае) –

– fools will do any work;

ковырять в носу (прост. зевать, ротозейничать, обычно во время работы) –

– to kill time;

чесать в затылке (зевать, ротозейничать обычно во время работы) –

– to idle about;

дело – не волк, в лес не убежит (предложение не спешить, обождать, задержаться) – – to let the grass grow under one’s feet .

При сопоставлении и сравнении идиоматических выражений русского, армянского и английского языков возможна дальнейшая классификация, в основе которой лежат определенные фразеологизмы, выражающие те или иные черты характера, относящиеся к данной группе. Мы попытались рассмотреть противопоставление в семантическом ряду «трудолюбивый – ленивый». В семантическом разряде «трудолюбивый» встречается лексема «рука/пальцы/fingers» в русском и английском языках соответственно. Например, мозолить руки, work one’s fingers to the bone. Также возможен вариант лексемы «рукава/sleeves» в английском и русском языках соответственно. Например, засучив рукава – to roll up one’s sleeves and set to work. Интересен в данном аспекте пример соответствия следующих фразеологизмов: в русском языке не покладая рук, в английском языке keep one’s nose to the grindstone. Все эти идиомы имеют значение «трудиться без отдыха», однако в русском языке внимание направляется на «руки». Английскую идиому можно дословно перевести «держать нос в точиле», где акцент делается на слово «нос – nose» .

Таким образом, очевидно, что идентичность значения идиоматических выражений не всегда соответствует такой лексической оформленности. В данном семантическом разряде встречаются также и анималистические фразеологизмы. Компоненты-названия животных легко переходят в разряд слов- символов, отражающих сложившиеся у людей представления о разных животных. Например, трудолюбивый как пчела в русском языке, в армянском, as busy as a bee в английском и т.д. Из большого набора информации о психических и физических качествах животного, его внешнем виде, повадках, отношении к окружающему миру и т.п. отбирается одна, реализуемая в контексте фразеологическая единица. Следует отметить, что в данном семантическом ряду возможно наличие лексем «пот/sweat». Например, умываться потом – в русском, get into a leather of sweat – в английском, кровавый пот – в русском, work till one sweats blood

– в английском. Семантический разряд «ленивый» богат различными фразеологизмами, основанными на неожиданном, а порой даже и парадоксальном сравнении .

Разнообразие и необычность этих идиоматических выражений можно объяснить лишь семантическим значением, которое они отражают сквозь призму восприятия и национальной специфики того или иного народа. Здесь можно найти много параллелей в английском языке, например, sit with idle hands (букв. сидеть с ленивыми руками), sit twiddling one’s thumbs (букв. сидеть и крутить большими пальцами), sit like a dummy (букв. сидеть как болван). Русской идиоме переливать (пересыпать) из пустого в порожнее соответствуют английские pour water into sieve (букв. наливать воду в сито) и fish in the air (букв. рыба в воздухе), которые полностью передают ее значение, хотя и другими образами и словами. В английском языке также говорят play the fool, что соответствует русскому валять дурака. В разговорном английском встречается идиома loaf one’s time away, которая соответствует русской собак гонять. Слово loaf в разговорном варианте переводится как «слоняться, шататься без дела». Некоторые фразеологизмы этого разряда содержат лексему «рука/hands (arms)». Например, в русском языке сложа (поджавши) руки, в армянском и два эквивалента в английском sit on one’s hands, fold one’s arms. Лень и бесполезность того или иного действия отражается также в следующих идиомах: в русском толочь воду (в ступе), в армянском, в английском thrash over old straw. Следует отметить, что в русском и армянском языках за основу взята лексема «вода», тогда как в английском «солома». В английском языке возможны различные варианты, в которых передается и сам образ и значение фразеологизма в целом. Например, beat the air – букв .

бить воздух, bay the moon – букв. выть на луну, make bricks without straw – букв .

делать кирпичи без соломы, lash the waves – букв. бить волны, plough the sands – букв. вспахивать песок, mill the wind – букв. перемалывать ветер, в армянском, .

Сравнение идиом разных народов показывает, как много общего имеют эти народы, что, в свою очередь, способствует их лучшему взаимопониманию и сближению. В русском, армянском и английском языках встречаются одинаковые идиомы. Многие легко переводятся с русского языка на армянский или английский языки, другие – нуждаются в объяснении. В армянском и английском языках встречаются идиомы, которые при переводе на русский язык звучат по-другому, но их смысл остается тем же .

При рассмотрении содержания смысловой структуры слов «труд/работа/дело/ безделье» и их аналогов в армянском и английском языках нами установлено совпадение содержательного минимума концепта «труд» как целенаправленной деятельности, требующей физического или умственного напряжения как в русском языке, так и в армянском и английском языках. В указанных лингвокультурах проявляется положительное отношение к труду. Выделены субкатегориальные признаки отношения к труду: труд есть средство выживания, труд – неотъемлемая часть жизни человека, труд приносит удовольствие и др. Эти субкатегориальные признаки совпадают в русском и армянском языках .

Специфические признаки выделены в следующих субкатегориях: русские паремии отражают присутствие только физической усталости в результате трудовых усилий, в английских паремиях отмечается наличие психической усталости, при этом труд является хорошим лекарством от депрессии и тревоги. В русском языке ярче выделено позитивное отношение общества к труженику .

В русском языке «отдыхать» часто ассоциируется с пассивным времяпрепровождением и является в некоторых узусах синонимом глагола «спать», что свидетельствует, вероятно, о некоторой пассивности русской языковой личности .

Нам представляется, что наибольшие различия в отношении к труду в сравниваемых этнокультурах обусловлены многими причинами, среди которых религиозные и экологические, социальные, исторические и некоторые другие .

Проанализировав определенные идиомы в трех языках, мы пришли к следующим выводам:

1) идиомы многозначны и ярки, они находятся вне времени и довольно трудны для перевода на другие языки;

2) почти в любом языке можно подобрать идиомы, соответствующие русским;

3) значение идиом зависит не только от их происхождения, но и от особенности местности, на которой их употребляют, и от ситуации общения .

Логика употребления русских идиом носителями другой культуры кажется неожиданной и странной только на первый взгляд, но свыкнувшись с новизной интерпретации, легко обнаружить в чужой точке зрения и свою правду. Не такие уж мы и разные. Как говорится, со стороны виднее .

ЛИТЕРАТУРА

1. Кунин А.В. Англо-русский фразеологический словарь. М.: Русский язык, 1984. – 942 с .

2. Мелик-Шахназарян Л. Характер армянского народа, Ереван: Тираст, 1999 .

3. Русско-армянский фразеологический словарь / Под редакцией Р.Л. Мелкумяна и П.М. Погосяна, Ереван: Издательство Ереванского университета 1975 .

– 615 с .

4. Словарь иностранных слов / Под редакцией И.В. Лехина и проф. Ф.Н. Петрова. М.: Государственное издательство иностранных и национальных словарей, 1984. – 853 с .

5. Степанов Ю.С. Константы: Словарь русской культуры.М.: Академический проект, 2004. – 42-67 с .

6. http://masterrussian.com/idioms/russian_idioms.htm#a /, () (),,,,,,,, /

–  –  –

Zhanna Hakobyan (Armenia) Tatevik Hakobyan (Armenia) Summary Key words: concept, proverb, stereotype, semantic meaning, semantic structure, subcategorical features, mentality, personality, ethnoculture The article is concerned with the linguocultural peculiarities of some idiomatic expressions related to the concept of work/idleness in Russian, Armenian and English .

Approximately 200 idiomatic expressions are being translated and analyzed .

The idioms of the Russian language reflect the rich historical background of the Russian people as well as their understanding of and views on work activities. Idiomatic expressions are quite diverse, but they are all applicable despite having different occurrences .

Having analyzed the semantic structure of the work/idleness and their corresponding analogous expressions, we have come to the conclusion that the core meaning of the word “work” that both languages share is a purposeful activity which requires physical and mental stress .

(. ) (),,, -,,

–  –  –

.,,, 1981, 317, 318. «,,,,,

–  –  –

1..,,, 1981:

.., 122-123

СЛОВООБРАЗОВАТЕЛЬНЫЙ, СЕМАНТИЧЕСКИЙ И ФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ

АНАЛИЗ МОДЕЛЕЙ АВТОРСКИХ НЕОЛОГИЗМОВ (ПО Т. ЧРАКЯНУ)

Нара Антонян (Армения) Резюме Ключевые слова: собственное значение слов, внутренняя естественная форма этимона, словесно-образная система, языковая форма, словообразовательные модели, авторские неологизмы, словотворческое воображение Словообразовательные возможности в произведении Т. Чракяна ”Внутренний мир” тесно связаны с эстетико-стилистическими и лингво-грамматическими значениями вербальной системы книги. В обоих случаях искусство авторского окказионального словотворчества получает неожиданные проявления .

Авторские неологизмы (ок. 450 слов) подразделяются по частеречной принадлежности следующим образом: 31 прилагательное, 11 существительных, 7 глаголов, 1 наречие. По составу: 20 – сложных слов, 30 – аффиксальных. По количеству словообразовательных компонентов: 14 – двухкомпонентные сложные слова, 5 многокомпонентных сложных слов, 10 – двухкомпонентные аффиксальные и 21 – многокомпонентное аффиксальное слово. Среди проанализированных нами 50 слов прилагательных – 32, глаголов – 9, существительных – 8, наречий – 1; по составу 24 – двухкомпонентные, 26 – многокомпонентные. Среди неологизмов есть и простые слова, которые либо являются заимствованиями, либо малоупотребительными словами родного языка, однако их количество незначительно .

WORD-FORMING, SEMANTIC AND FUNCTIONAL ANALYSIS OF MODELS OF

AUTHOR’S NEOLOGISMS (ACCORDING TO T. CHRAKYAN)

Nara Antonyan (Armenia) Summary Key words: eigenvalue of words, internal natural form of etymone, verbal-image system, language form, word-formation models, author's neologisms, word-making imagination The word formation in Tiran Chrakyan’s "Inner World" is closely connected with the stylistic-aesthetic and linguo-grammatical values of the creation’s word system. In both cases the author’s word-creation innovative art has some unexpected manifestations and seems to be limitless, as it exists in every word, combination, line and paragraph. Word formation realities are unusual and unexpected. Chrakyan’s aesthetic perceptions are unique, their materialising and embodying linguistic units, i.e. words, are also originally created. They are both regular and irregular in word building patternshaping-they are striking occasional comparisons of components and meanings .

In the author’s neologisms (about 450 words) 31 adjectives, 11 nouns, 7 verbs, 1 adverb prevail according to the speech belonging. 20 of them are compound words, 30derivative according to composition. According to the number of word formation components 14 are two-component compound words, 5 are poly- component derivative words, 10-two-component derivative and 21 of them are poly-component compound words. Of the first mentioned set of words 32 are adjectives, 9- verbs, 8-nouns, 1-adverb, 24 are two-component, 26-poly-component. Of course, there are neologisms-simple words as well, which are either borrowed or rarely used in our mother tongue, but it should be mentioned that they are used in small amounts .

СЕМАНТИЧЕСКИЕ ТРАНСФОРМАЦИИ АГРАРНОЙ ЛЕКСИКИ В

СОСТАВЕ РУССКИХ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ

Карине Арустамян (Армения) Ключевые слова: аграрная лексика, семантическая трансформация, фразеологизмы, евангельские мотивы, зооморфизмы, языковая картина мира Аграрная лексика, как ни одна другая тематическая группа слов, способна вобрать и отобразить огромный пласт культуры народа, традиционно занимающегося земледелием. Нет ни одного сколько-нибудь значительного события в жизни народа-земледельца, которое так или иначе не было бы связано с возделыванием земли, его разными этапами, конкретными формами и действиями, выращиваемыми культурами, орудиями труда и пр .

Всевозможные ритуалы, традиционные празднества, поверья, обычаи обязательно перекликаются с сельскохозяйственными работами, отражают представления данного народа, его ожидания от производимых работ. Как замечают исследователи, все эти ритуалы и обычаи служили одной цели – «обеспечить хороший урожай хлебов и других с/х культур, приплод скота, а также удачу во всех делах»

[15, 64]. Изучение аграрной лексики важно не только с лингвистической точки зрения, т.е. его словообразования, происхождения, семантики и пр., но и с точки зрения культурологических, социолингвистических, этнолингвистических и других аспектов этих понятий .

Интерес к аграрной лексике отмечен в работах многих ученых – А.М. Селищева, В.В. Виноградова и др., которые в основном рассматривали вопросы, связанные с происхождением, словообразованием и семантикой этих лексем в сопоставлении с другими славянскими языками [2, 43-46]. Дополняет этот ряд также статья Т.В. Даньковой «Сельскохозяйственная лексика праславянского периода (из истории становления сельскохозяйственной лексики русского», в которой выделяются различные тематические группы, охватывающие сельскохозяйственную лексику праславянского периода, и разграничиваются такие наименования, как слова со значением сельскохозяйственных орудий, выращиваемых культур, способов обработки и названий земельных наделов, домашних животных и т.д. В статье указываются иранские, тюркские, балтские и иные источники для этих номинаций и подчеркивается «основополагающая роль земледелия и скотоводства в жизни древнего славянства» и «особую значимость сельскохозяйственной лексики в системе праславянского языка» [4, 41] .

Исследователи указывают на общеупотребительный характер лексем с аграрной семантикой, которые в особых текстах по агрономии приобретают «специфическое понятийное профессиональное содержание и переходят в разряд терминов»

[9, 120-123]. Каждая из лексем аграрной тематики, таких, как поле, пахарь, зерно, семя, плуг, жатва и пр., создает вокруг себя мощное семантическое поле, выявляет широкий круг деривационных возможностей и смыслов, формирует концептуальное значение, отражающее мировосприятие данного народа, его языковую картину мира. Например, значение слова поле берет свое начало от общеславянского корня, образованного с помощью суффикса -j- от полъ, т.е. «открытый, пустой», родственного латинскому palam – “открыто”, шведскому fala – «равнина, пустошь» и т.д .

Буквально поле в современном русском языке обозначает «открытое, безлесное (место)» [16, 350] .

В современных словарях русского языка, помимо основного (земля – безлесная равнина, пространство; засеянный или обрабатываемый под посев участок земли;

ровная площадка, предназначенная для чего-нибудь (летное поле) и пр.) [10, 532], приводится также целый ряд переосмыслений, среди которых терминологические (например, магнитное поле), область деятельности, узкое пространство в книге, фон и пр .

Слово поле входит в состав таких фразеологизмов, как поле брани, поле зрения, отъезжее поле, (не)обсевок в поле, ищи (догоняй) ветра в поле, (не)нашего поля ягода, (и) один в поле (не) воин, перекати-поле и пр .

Концептуальное значение слова особенно выпукло проявляется при его сопоставлении с другими языками. Так, если сопоставить его с армянским словом поле – (ср.. dat, «, »,. dat,. Det, desta,

dest, deiste, на основе которых образованы следующие слова:

, («, »),,,, « »,,,,,,, (, что означает снести, разрушить, сровнять с землей, обнаружится совпадение как основного, так и ряда вторичных значений (магнитное поле –, поле деятельности –, поле зрения – ). В словаре Р. Ачаряна отмечается также значение «», означающее «» (пустослов, пустомеля), которое перекликается с первоначальным общеславянским значением .

Однако в русском языке это слово составляет сочетание, в котором выявляется сугубо ментальное, концептуальное его значение. Так, сочетание «русское поле»

представляется русскому человеку вполне органичным, естественным, в нем содержится широта, раздолье и беспредельность русских просторов. Между тем такое же атрибутивное сочетание – « » (армянское поле) начисто лишено коннотации, отмеченной выше. Узкие лоскутки отвоеванной от гор земли никак не соотносимы с ширью и беспредельностью русского поля. Широта семантического диапазона этой лексемы отразилась и в паремии – пословицах, поговорках, загадках и особенно в сказках: в «широкое поле» выходили богатыри, в «чистом поле»

сражались воины. Приведем примеры из словаря В. Даля:

1) Поле белое, смя черное, а кто сстъ, тотъ разумтъ. 2) Поле мку любит.)

3) Не на том поле трава выросла. 4) Не бывает поле безо ржи, а слова безо лжи. 5) Умирай въ пол, да не в ям! 6. В поле две воли: кому Бог поможет, или чья правее, тот и сильнее. 7. В поле своя воля. 8) До поля воля, а в поле поневоле .

Примеры загадок:

1)Блая блянка по полю ходила, домой пришла, под сарай легла (коса). 2) Поле поливанское, много скота ивановскаго, одинъ пастырь и два яхонта (небо звезды, Бог, луна с солнцем) .

Приведенные выше и многие другие примеры дают основание для концептуального изучения как данной номинации, так и аграрной лексики в целом, на материале фразеологизмов, в состав которых входят указанные понятия (поле, земля, плуг, вол, лемех, борозда и пр.). Эта тематическая группа фразеологизмов странным образом выпала из поля зрения исследователей, и данная статья является попыткой в какой-то степени восполнить этот пробел .

Как известно, указанным выше понятиям в древности приписывали магическую силу, поэтому у народов, занятых земледелием, эти понятия лежат в основе различных ритуалов и празднеств. Такую силу приписывают плугу и самому процессу пахоты, о чем свидетельствуют, например, русские былины, армянские, езидские, грузинские пахотные песни (оровелы), древнеегипетские, скифские и др .

мифологические сюжеты. Такая же магическая сила приписывалась первой борозде, которая у многих народов сопровождалась магическими действиями .

Иногда священную борозду проводили вокруг населенного пункта, так как считалось, что это предохраняет от мора и всяческих эпидемий. Обычно ее осуществляли в полночь, и в ритуале участвовали только женщины – нагие, с распущенными волосами, или же одетые в белые одеяния [7, 23-81] .

С принятием христианства понятие «поле» трансформировалось и приобрело символическое значение человечества, всего мира. Такую трактовку поля находим в Евангелии от Матфея в притче о добром семени и плевелах: «Поле есть мир»

(Мф., 13: 38). И по этому полю (миру) проходит сеятель и разбрасывает «доброе семя» христианской веры, которое приносит плоды, если кто слышит это слово и разумеет: «Он же сказал им в ответ: сеющий доброе семя есть сын человеческий, а поле есть мир, доброе семя – это сыны Царствия, а плевелы – сыны лукавого; враг, посеявший их, есть диавол; жатва есть кончина века, а жнецы суть Ангелы» (Мф., 13: 37-39). Стоит отметить, что в средневековой художественной традиции принято изображение Христа-сеятеля, разбрасывающего «семя на поле своем», где «семя есть слово Божие» .

Проведение первой борозды в древних культурах Египта, Шумер, Китая и др .

символизировало оплодотворение земли, в честь чего древние устраивали празднества, а право проведения первой борозды принадлежало верховному жрецу или самому царю. По мнению исследователей, право первой борозды чем-то напоминает «jus primae noctis» – «право первой ночи», что также было привилегией властительных особ [7, 23-81]. На Руси этот ритуал также был знаменательным событием, о чем читаем, например, в Пискаревской летописи: «И тут была у него потеха: пашню пахал вешнюю и з бояры и сеял гречиху» [12, 189] .

О подобном обряде в английской традиции узнаем из книги М.И. СтеблинаКаменского: «С четырех углов поля срезают по куску дерна, на них кладут масло, мед, молоко от каждой породы скота, дрожжи, ветки и всякие травы. Все это кропят святой водой и произносят молитвы. Затем куски дерна несут в церковь, где над ними служат мессу. После этого их кладут на старое место, освящают плуг и, прокладывая первую борозду, говорят заклинание» [13, 230] .

Современные фразеологические словари не фиксируют оборотов со словом «борозда», однако глагол «бороздить» («пересекать в различных направлениях»

[3, 108] образует сочетания «бороздить моря и океаны», «бороздить просторы Вселенной», «прокладывать борозду за бороздой». А для обозначения много страдавшего и много пережившего человека очень часто используют выражение пословично поговорочного типа «изборожденное морщинами лицо». Словари сохранили архаичные выражения: «Горе, что годы, бороздки прокладывает», «всякому зерну своя борозда», «старая кобыла борозды не портит» и др .

Слово «борозда» восходит к общеславянскому *borozda / ст.сл. бразда, индоевр. bhor («бурить, резать, разделывать»); общеславянское значение слова борозда – «длинный прорез на поверхности земли, оставленный плугом или другим орудием пахоты». Производные от него – «бороздить, бороздка, безбороздый» .

Иное метафорическое содержание открывается в этом слове в религиозных текстах. В книге Иова (Иов., 4: 8) написано: «…да скажет Израиль: «Много теснили меня от юности моей, но не одолели меня. На хребте моем орали оратаи, проводили длинные борозды свои» (Иов., 4: 8). Так сочетание «прокладывать борозду за бороздой» получает не собственно агрономический, а аллегорический смысл и подразумевает кропотливую духовную деятельность, при которой ничто не отвлекает от главной цели – духовного постижения учения Христа .

Метафорический смысл, возникающий в слове «борозда», актуализируется и в других религиозных источниках. Пахарь, принимающийся за пахоту, старается, чтобы борозда получилась не только глубокой, но и прямой. Как сама пахота означает духовный труд приобщения к христианскому учению, так и прямая и глубокая борозда становится символом твердости и непоколебимости веры .

«Только пахарь может понять истинный смысл этих слов. Пока он смотрит вперед – на противоположный край поля – у него получается ровная борозда, но как только ему случится хотя бы на мгновение оторваться взглядом от того края, то борозда получается кривая … Нам, как пахарю, ведущему свою первую борозду, следует всегда иметь свою цель перед глазами: вспахивать поле Христово» [8] .

Целью данной статьи является изучение фразеологизмов с аграрной лексикой, таких как выбиваться из колеи, мелкая сошка, поворачивать оглобли, одного поля ягода, не обсевок в поле, перебивать/отбивать хлеб, пожать/вкушать плоды, сидеть на пище святого Антония и пр .

При отборе материала сталкиваемся с проблемой дифференциации оборотов, включающих общую сельскохозяйственную и зооморфную лексику. Такие фразеологизмы, как (не) пускать козла в огород, дразнить гусей, драть как сидорову козу и пр., исключены из изучаемого материала .

Мы намеренно сузили объект исследования, сосредоточившись на тех оборотах, которые содержат аграрную лексику, отражающую осуществление собственно аграрных работ – пахоты, сева, сбора урожая, косьбы, жатвы и др. А поскольку эти работы немылимы без домашних животных – коня, быка, осла и пр .

– то в число исследуемых фразеологизмов включены также обороты с соответствующими зооморфизмами: серая скотинка, на саврасой не объедешь, саврас без узды, оседлать любимого конька, брать быка за рога, валаамова ослица и пр .

Исследуемый фразеологический материал был распределен по тематическим группам, выделенным в упомянутой выше статье [4, 40-44] .

1. Фразеологизмы со значением сельскохозяйственных культур и растений:

разводить бобы, на обухе рожь молотить, гадать на бобах, проще пареной репы, как горькая редька, крапивное семя и пр .

В особую подгруппу выделены фразеологизмы, образованные на основе лексемы «хлеб»: водить хлеб-соль, даром хлеб ест, ест чужой хлеб, отбивать хлеб, садиться на хлеб и на воду, хлеб да соль, хлеб насущный, на хлебах, хлебом не корми и пр .

2. Фразеологизмы со значением различных этапов осуществления аграрных работ: землю роет, мерить землю, заронить семя, вкушать плоды, прокладывать себе путь, на обухе рожь молотить, зарывать талант в землю .

3. Фразеологизмы с зооморфизмами, обозначающими сельскохозяйственных животных (вол, бык, лошадь, конь и пр.): брать (взять) быка за рога, буриданов осел, сказка про белого бычка, вертеть вола, дойная корова, мышиный жеребчик, жеребячья порода, золотой телец, как корове седло, как корова языком слизала, оседлать своего (любимого) конька, не в коня корм, конь еще не валялся, божья коровка, врет как сивый мерин, бред сивой кобылы, седлать Пегаса, (не) пришей кобыле хвост, прокатиться на вороных, саврас без узды, на саврасой не объедешь, здоров как бык, разъяренный как бык .

4. Фразеологизмы с номинацией сельскохозяйственных растений и их различных частей: вырывать с корнем, пускать корни, в корню, на корню, в корне, врастать корнями, глядеть в корень, мешок с соломой, прирасти корнями, солома в голове и пр .

5. Фразеологизмы с номинацией сельскохозяйственных орудий или его частей, применяемых в аграрных работах: нашла коса на камень, подмазывать колеса, надевать хомут на шею, наступать на грабли, пятое колесо в телеге, поворачивать оглобли и пр .

Как по стилистике, так и по происхождению, образности, выражаемому значению эти фразеологизмы весьма неоднородны. Есть среди них книжного происхождения (оседлать Пегаса), нейтральные (глядеть в корень), просторечные (врать как сивый мерин, поворачивать оглобли). Последний оборот поворачивать оглобли трансформирует первоночальный аграрный смысл одного компонента, который подвергается метафоризации. Оглобли – часть плуга (сохи), круглые длинные жерди, укрепленные на передней оси (сохи), соединяющиеся с дугой. Данный фразеологизм в современном русском языке означает: 1) уходить, уезжать, отправляться обратно, 2) отказываться, отступать от своих обещаний, убеждений, решений .

Это сочетание в точности воспроизводит момент в процессе пахоты, когда землепашец, дойдя до края поля, поворачивал соху (плуг) и продолжает пахоту, двигаясь в обратном направлении. Так осуществление сельскохозяйственных работ, трансформируясь, породило оборот, получивший обобщенный смысл, а конкретное действие в аграрных работах приобрело метафорическое значение – отказ от прежних решений, убеждений .

К той же сохе восходит и другой фразеологизм – мелкая сошка, что означает «ничем не примечательный, невлиятельный человек» [6, 249]. «Сошка» – суффиксальное образование от сохи, первоначально означало человека, принадлежащего к небольшой общине (мелкой сохе). Иначе говоря, фразеологизм мелкая сошка представляет собой синекдоху, образованную в результате семантической трансформации «…общины, объединяющей в своем составе бедных, малоимущих людей» [11, 448] .

Сочетание, передающее количество, стало означать ничтожного, незначительного человека, и в этой трансформации связь неких материальных показателей со степенью влиятельности человека более чем очевидна. Способности, проявляемые при работе на земле, служили наилучшей характеристикой земледельца, так что когда человек «развивал кипучую деятельность, проявлял активность для достижения какой-либо цели, часто из корыстных соображений», тогда использовался фразеологизм «землю роет» или, наоборот, «мелко пашет» применительно к человеку, который «действует недостаточно углубленно, продуманно, серьезно» [6] .

Приведенные выше примеры свидетельствуют о том, что метафоризации и десемантизации может подвергаться один из компонентов фразеологизма. Но нередко этот процесс охватывает весь фразеологизм в целом.

Доказательством могут служить те фразеологизмы с аграрной лексикой, которые в результате семантической трансформации приобрели прежде всего религиозный смысл, как, например, сочетание «хлеб насущный», восходящий к евангельской молитве:

«…хлеб наш насущный даждь нам днесь…» .

В современном русском языке данный фразеологизм означает: 1) необходимые средства для жизни, 2) самое важное, существенное, жизненно необходимое [11, 506], однако в христианских текстах оно указывает на другие «жизненно важные обстоятельства». Известно, что хлеб в Библии обозначает как материальную, так и духовную субстанцию.

В своей вещественной ипостаси он заключает в себе благодать Божью, а духовная ипостась воплощается в слове Божьем: «Не хлебом единым будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божьих» (Мф., 4:

3-4) [5, 415-416] .

Выражением «Не хлебом единым», также восходящим к Библии (Втор., 8: 3), Моисей успокаивал израильский народ: «…не одним хлебом живет человек, но всяким словом, исходящим из уст Господа». Упомянуто оно и Новом Завете (Мф., 4). И уж совсем современный факт – название романа В. Дудинцева «Не хлебом единым», посвященного научным изысканиям, потребовавших от героев напряжения душевных сил, поставивших их перед нравственным выбором, смысл которого сводится к тому, что для полного счастья человеку мало материальных благ, он нуждается еще и в духовной пище .

Связь с библейским источником просматривается также во фразеологизме «злачное место». В современном русском языке этот оборот имеет ироничное, даже неодобрительное значение, как «место пьянства и разврата» [1, 131]. Его ошибочно связывают с существительным «злак», между тем он восходит к праславянскому «злокъ», «зелень» и упоминается в заупокойной молитве: «Упокой душу раба твоего в месте светле, в месте злачне, в месте покойнее» (Пс., 22: 2), т.е. «приятное, спокойное, всем изобильное место» [1, 131] .

Евангельские мотивы, отмеченные в этих и в ряде других оборотов: соль земли, отделять зерна от плевел и пр., без сомнения, являются более поздними семантическими преобразованиями. Что касается фразеологизмов с зооморфным компонентом, то им свойственно сложное содержание, совмещающее религиозные, мифологические, культурологические пласты, для полной расшифровки которых необходимо привлечение более обширного материала .

Например, в русском языке зооморфизм «бык» (вол) входит в состав оборотов взять/брать/хватать/схватить быка за рога, здоров как бык, уперся как бык, разъяренный как бык, вертеть вола, сказка про белого бычка и пр. В представлении русских бык является воплощением здоровья, силы и плодовитости (здоров как бык, бык-производитель). Его упрямство отразилось в идиоме «уперся как бык», а когда животное впадало в ярость, оно становилось просто опасным для окружающих, способным уничтожить все на своем пути: разъяренный как бык. Фразеологический словарь [14, 54]. указывает на наличие сходных выражений и в других языках: английском – to take the bull to the horn, польском – chwycy (wzin) byka za rogi, шведском – att ta tjuren vid hormen .

Это устрашающее качество быка отмечено и в религиозных текстах: «Спаси меня от львиной пасти и от рогов диких быков» [Пс. 21: 22] Совершенно иное стилистическое, семантическое, культурологическое содержание заключено во фразеологизме «сказка про белого бычка», что означает бесконечное повторение одного и того же с самого начала. Этот фразеологизм отличается от всех вышеназванных тем, что относится к числу так называемых докучливых сказок, знакомых с детства (Ср.: «У попа была собака, он ее любил, она съела кусок мяса, он ее убил»). Это своеобразная словесная игра. Возможно, шуточная форма фразеологизма лишь уловка, затеняющая его первоначальный смысл. Во всяком случае, прилагательное белый и зооморфизм бык/бычок являются культурными кодами, и их соединение в одном фразеологизме вряд ли носит случайный характер и нуждается в исследовании .

Обобщая вышесказанное, отметим, что фразеологизмы с аграрной тематикой, насчитывающие несколько десятков фразеологических единиц, выявляют широкий диапазон значений: опыт обработки земли (мы пахали, мелко пашет), отображение конкретного этапа и рода деятельности (рубить под корень, нашла коса на камень, пускать корни), навыки использования домашних животных в этих работах, наблюдения за их повадками (сивый мерин, взять быка за рога, оседлать любимого конька) и т.д. Все они несут большие возможности для метафорических обобщений. Эти языковые единицы донесли до нас не только традиционный опыт возделывания земли, то или иное конкретное действие земледельца, т.е. материальное бытие народа, но и в трансформированной форме отраязили его духовную ипостась .

ЛИТЕРАТУРА

1. Ашукин Н.С., Ашукина М.Г. Крылатые слова. М., 1987 .

2. Виноградов В.В. Избранные труды. Лексикология и лексикография. М., 1977 .

3. Даль В.И. Словарь русского языка в 4-х томах. Т. 1. М., 1985 .

4. Данькова Т.В. Сельскохозяйственная лексика праславянского периода (из истории становления сельскохозяйственной лексики русского языка) // Известия Воронежского гос. пед. университета. Воронеж, 2008 .

5. Дубровина К.Н. Энциклопедический словарь библейских фразеологизмов .

М., 2010 .

6. Жуков А.В. Лексико-фразеологический словарь русского языка. М., 2007 .

7. Зазыкин В.И. Земля как женское начало и эротические символы, связанные с ней // Мать-сыра земля: Образ земли как матери в этнографии и фольклоре .

Нью-Йорк, 1999 .

8. Кольер И. Принципы и притчи // Информационный христианский портал

Добрые Вести. [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

www.dobrie-vesti.ru/literature/proverbs

9. Комовская Е.В. Агрономическая терминология в аспекте различных классификаций // Филологические науки. Тамбов, 2017, № 8 .

10. Лопатин В.В., Лопатина Л.Е. Толковый словарь современного русского языка .

М., 2011 .

11. Молотков А.И. Фразеологический словарь. М., 1986 .

12. Пискаревский летописец // Полное собрание русских летописей. Т. 34. М., 1978 .

13. Стеблин-Каменский М.И. Заклинание бесплодной земли. Древнеанглийская поэзия. М., 1982 .

14. Телия В.Н. Большой фразеологический словарь русского языка. Значение, употребление, культурологический комментарий. М., 2006 .

15. Токарев С.А. Аграрные праздники. Календарные обычаи и обряды в странах зарубежной Европы. Исторические корни и развитие обычаев. М., 1983 .

16. Шанский Н.М., Иванов В.В., Шанская Т.В. Краткий этимологический словарь русского языка. М., 1971 .

17...., 1926 .

(),

,,, THE SEMANTIC TRANSFORMATION OF THE AGRARIAN

VOCABULARY IN RUSSIAN IDIOMS

Karine Aroustamyan (Armenia) Summary Key words: agrarian vocabulary, semantic transformation, definitions, Evangelical motifs, zoomorphism, world linguistic perception .

The article focuses on the study of the concepts of agrarian vocabulary in Russian, the elaboration of their classification principles, which are based on the agrarian processes, as well as on the verbs expressing zoomorphism .

The subject of investigation is the conceptual value of the words based on the agrarian terminology and their cultural, ethnolinguistic and social-linguistic significance .

The article describes the complex transformation of the studying linguistic units expressing different meanings. On one hand they can be of an emphasized spiritual (Christian) nature, and on the other they can express a more general,

Abstract

meaning .

Idioms with agrarian meanings, the number which reaches several dozens, need a separate and thorough investigation and research .

()

–  –  –

(),. .

(,, )

–  –  –

:

.

[1, 143]:

, Болотнова Н. С. Регулятивный потенциал стилистических приемов в поетическом тексте (На материале экспериментов), Вестник ТГПУ (TSPU Bulletin), 2013, 10 (138), с. 196-200 .

4. Захарчук О.Е. О понятийно-терминологической сущности текста как обьекта стилистики, Научная мысль Кавказа, Южный федеральный университет Ростов-на-Дону, 2007, с. 67-71 .

5. Кожина М.Н. Стилистика текста, Эффективное речевое общение Базовые компетенции, Словарь-справочник. Электронное издание. Сибирский федеральный университет; Под редакций А. П. Сковородникова. Красноярск, 2014, с. 640-641. https://elibrary.ru/item.asp?id=24549939

6. Нелькенбаум В.М. Стилистика художественного текста, Современные тендеции развития науки и технологий, Белгород, 2016, с. 50-52 .

7. Одинцов В.В. Стилистика текста, М., 1980, с. 50-51 .

8. Стилистический энциклопедический словарь русского языка / Под ред. М .

Н. Кожиной, М., 2003 .

СОЗДАНИЕ СТРУКТУРНОЙ ЦЕЛОСТНОСТИ ПУТЕМ СОВМЕЩЕНИЯ

РАЗЛИЧНЫХ СТИЛИСТИЧЕСКИХ ПРИЕМОВ

Гоар Баграмян (Армения) Резюме Ключевые слова: текстообразующее средство, лингвистический мегаконтекст, отрывок текста, составная часть текста, текстообразующая стилистическая конструкция, структурная функция, структура текста, масштаб текста, средство связи, единица, составляющая текста Совмещение стилистических приемов воспринимается, с одной стороны, как своебразное средство скрепления различных отрезков текста и опирается, с другой стороны, на их общую единую функцию или функции. Иначе говоря, совмещение стилистических приемов имеет место в тех случаях, когда их объединяет общая задача, например, при реализации структурных функций. Такое применение стилистических приемов поднимает их значимость, поскольку помимо собственной стилистической функции эти приемы выполняют также и иную функцию, которую условно можно назвать “внутренней”, поскольку она выражается и реализуется посредством основных стилистических приемов, их совмещения в пределах текста .

CREATING STRUCTURAL INTEGRITY BY COMBINING

DIFFERENT STYLISTIC RECEPTIONS

Gohar Baghramyan (Armenia) Summary Key words: text-forming tool, linguistic megacontext, text passage, component of text, text-forming stylistic construction, structural function, text structure, text scale, means of communication, unit, text component The combination of stylistic techniques is perceived, on the one hand, as a peculiar means of fastening different segments of the text and relies, on the other hand, on their common single function or functions. In other words, the combination of stylistic techniques takes place, in cases where they are united by a common task, for example, in the implementation of structural functions. Such use of stylistic techniques raises their significance, since in addition to their own stylistic function, these techniques also perform another function, which can be called “internal”, since it is expressed and implemented through the functioning of the main stylistic techniques, combining them within the text .

« »

(),,,,

–  –  –

19, «, »:

20 «,, » :

21 «, » :

«» (88), «» (22), « » (208), «» 22 (98), « » (58), «, » (48), « » 23 (64), « » 24 (6), «» (6), « » (48), «»

(364), «» (250), «, » (372), «» (214), « »

(334), « » (394), «» 25 (52), «, » (378), «, » (224), «» (130), «

–  –  –

«, -, »:

28 «, » :

29 «, -», «, »:

«, » (396), « » (162), « » (357), «» (324), « » (250), «» (16), «» (86), «» (434),

–  –  –

35 :

- - :

, -,

–  –  –

«,, »:

–  –  –

: « ЛЕКСИЧЕСКИЕ НЕОЛОГИЗМЫ И ИХ СЛОВООБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ МОДЕЛИ

В СОЧИНЕНИИ ТОВМЫ АРЦРУНИ «ИСТОРИЯ ДОМА АРЦРУНИ» И

ПРИЛОЖЕННОГО К НЕМУ ТРУДУ АНОНИМНОГО ИСТОРИКА

Шогик Гукасян (Армения) Резюме Ключевые слова: авторские неологизмы, словообразовательные модели, композиты без соединительные гласных, настоящие композиты, аффиксы, композиты, сочинительная связь, подчинительная связь Одним из важнейших исторических памятников 10 века является сочинение Анонима, которое дошло до нас как приложение к «Истории» Товмы Арцруни .

Долгое время они считались трудом одного автора и публиковались как одно произведение под именем Товмы Арцруни. Причина в том, что «История» Товмы Арцруни осталась неоконченной, к ней прилагалось сочинение Анонимного летописца, которое также является неполным: не хватают начала первой главы и заключительной части второй главы. На протяжении лет начало «Истории»

Анонима рассматривалось как продолжение незавершенной главы сочинения Товмы, а другие фрагменты – как четвертая глава «Истории» Товмы. Основную и значительную часть «Истории» Анонима составляет пласт классического древнеармянского языка. Для нашего исследования представляют интерес слова, впервые зафиксированные в «Истории» Анонима. В произведении находим многочисленные новые слова и словоформы – 36 слов, которые в рукописях предшествующих столетий не были зафиксированы. Некоторая их часть, по всей вероятности, – это малоупотребительные слова древнеармянского языка, которые дошли до нас только благодаря этому памятнику письменности, другая часть – это уже, по-видимому, авторские неологизмы. Новые слова, встречающиеся в «Истории» Анонима, в основном, представляют собой настоящие композиты, соответствующие армянским словообразовательным моделям. Из них только два слова являются чуждыми армянскому языку, так как созданы по греческим образцам: жароприскорбие и быстрожурчание. Главные члены выступают в качестве первичных компонентов, что не свойственно армянскому языку .

THE LEXICAL NEOLOGISMS AND THEIR WAYS OF FORMATION IN TOVMA

ARTSRUNI’S “HISTORY OF THE HOUSE OF ARTSRUNIK”

Shoghik Ghukasyan (Armenia) Summary Keywords: authorial neologisms, word formation templates, compound words without a connecting vowel, real compound words, word derivation, compound word formation, coordination, subordination Tovma Artsruni’s work is one of the most important historical sources of the 10th century. The major and, most important, part of its vocabulary is comprised of the classical grabar layer. Our research is aimed at analyzing the words that were first documented in Artsruni’s history. Artsruni’s history contains a lot of new words and derivatives that were not previously documented. Some of them are most probably words from the Ancient Armenian vocabulary that were rarely used and reached us only through the history of this author, while others are authorial neologisms. The majority of them were formed in accordance with the word formation rules of Armenian. The structure of some words like, which means “having beautiful hair”, and, which means “to pretend in one’s mind”, is not typical of the Armenian language since the first components comprise the main part of the word .

ВТОРИЧНЫЙ ТЕКСТ КАК КОМПОНЕНТ ЗАГОЛОВОЧНОЙ ФРАЗЫ

Елена Гусева (Украина) Ключевые слова: прецедентный текст, вторичный текст, переинтерпретация Феномен вторичных текстов является предметом перекрестного внимания лингвистов, литературоведов и культурологов. Считается, что в лингвистической науке термин «вторичный текст» стал использоваться в связи с развитием лингвистики текста, в литературоведении – в связи с исследованием интертекстуальности в художественном дискурсе. В культурологии вторичный текст рассматривается как результат «культурной интерпретации» прототипа. В переводоведении текст перевода определяется как «принципиально производный, вторичный текст, порожденный на основе другого, исходного текста и зависимый от него» [1, 16] .

«Вторичный текст» – понятие широкое и неоднозначное. В широком смысле он определяется как текст, созданный на основе другого текста и сохраняющий его основное содержание. В частности, Е. В. Чернявская толкует его как текст, «в котором референтным пространством служит какое-либо другое текстовое целое, самостоятельно существующее вне рамок данного воспроизводящего текста» [2, 30] .

Таким образом, отмечается опосредованность связи вторичного текста с действительностью как прямым референтом языкового знака. Как правило, вторичность текста связывают со сменой авторства. Под вторичным текстом понимается текст, «перенесенный» в новую коммуникативную среду, а также созданный на базе другого (первичного) текста со сменой авторства [3, 28-31]. Однако по определению И. П. Матхановой и Т. А. Трипольской, вторичный текст представляет: а) иное видение уже описанного события тем же субъектом (моносубъектная интерпретация); б) реинтерпретацию высказывания-текста либо автором высказывания, либо другим коммуникантом [4, 29–30]. В ряде случаев возникают сложности с разграничением понятий «прецедентный текст» и «вторичный текст». Так, толкование понятия «прецедентный текст», предлагаемое некоторыми Интернет-источниками, представляется производным и не вполне корректным: «точные или преобразованные цитаты или иного рода отсылки к более или менее известным ранее произведенным текстам в составе более позднего текста» [5] .

Оно коррелирует с понятием «вторичный текст». Отношения прецедентного и вторичного текстов логично, да и методологически верно определять, ориентируясь на отношения оригинала и перевода: границы переводного текста по основным параметрам совпадают с границами исходного текста. С другой стороны, отношения включения прецедентных высказываний в текст аналогичны отношениям цитирования, в известном смысле они являются своеобразным свободным цитированием. Вторичные тексты, как и тексты с цитатами, можно подразделять на тексты с полным и частичным включением «чужого» текста. Первый вид включения – своеобразный повтор, с сохранением всего объема высказывания-прототипа и с обязательной его смысловой или коммуникативной «переориентацией» .

Существует несколько направлений исследования вторичного текста. В рамках решения проблемы межтекстового взаимодействия рассматриваются типы отношений вторичных текстов и текста-прототипа, характер воспроизводства содержания исходного текста. Изучаются виды реинтерпретации содержания донорского текста, дается описание разных моделей конструкции «текст в тексте», предлагается перечень ее основных характеристик, как внутренних, так и реляционных. Во-вторых, предлагается тематическая классификация вторичных тексов, в связи с чем делается акцент на специфике той или иной группы. Так, А. Гавенко, рассматривая отношения вторичных текстов и собственно художественного текста в романе В. Пелевина «Generation "П"» [2, 135], указывает, что вторичные тексты рекламы имеют сложную природу, даже если представлены одной словоформой, а именно: представляют собой не только вербальное произведение, но и аудиальное и визуальное, что объясняется взаимодействием разных семиотических систем в рекламной коммуникации [2, 5]. Автор отмечает, что вторичный текст является частью дискурса, существует в совокупности с другими текстами как часть совокупности либо как составная часть какого-либо текста .

Из толкований понятия «вторичный текст» складывается набор основных характеристик конструкции «текст в тексте»: производность от текста-донора, особый характер референта, отношения включения, смена авторства, точки зрения и/или точки отсчета, и связанная с этим реинтерпретация содержания прецедентного текста. И. П. Матханова и Т. А. Трипольская определяют интерпретацию как многоаспектное явление: «Во-первых, это мыслительный акт, результат которого – состояние понимания; во-вторых, это процесс представления некоторой ситуации под определённым углом зрения, регулируемый общими прагматическими и коммуникативными целями, иерархиями ценностей, структурой проблемной области, социально-ролевыми и индивидуально-психологическими характеристиками участников коммуникации; в-третьих, это результат процесса интерпретации» [4, 29] .

Этимологически «вторичный текст» производен от прецедентного текста (ПТ), структурно он представляет собой конструкцию «текст в тексте». Две части такого текста, включаемая и включающая, разграничиваются по признаку авторства. Однако, во избежание путаницы, автором далее будем называть создателя нового комбинированного текста (КТ). Вторичный текст в узком понимании данного понятия – это трансформированный повтор прецедентного текста в тексте воспроизводящем. При таком подходе границы понятия «вторичный текст» задаются прецедентным текстом .

Интересный материал для исследования вторичного текста предоставляют названия книг, газет, журналов, т.е. собственно назывные предложения, не имеющие бытийной семантики и выполняющие номинативную функцию. В заголовочных фразах, высказываниях номинативного характера, можно выделить отношения включения, полного или частичного, «чужого» текста в авторский текст.

Однако в них частотны и иные, обратные, отношения зависимости, когда основу заголовочного текста составляет именно прецедентное высказывание:

Уходящая натура: как новые технологии изменят нашу жизнь Первая часть такого заголовка – своеобразный повтор высказыванияпрототипа, однако с обязательным его переосмыслением под влиянием второй, авторской, части:

По ком звонит колокол: в Германии разгорелся спор о «наследии Гитлера»

Данные заголовочные фразы построены по схеме «ПТ: авторская конкретизация» и представляют собой содержательную реинтерпретацию прецедентного высказывания при воспроизведении его в полном объеме .

Иллюстрацией иной модели вторичного текста могут быть названия произведений Галины Куликовой. Современный автор иронического детектива использует прецедентные тексты для создания заголовков-трансформеров, причем прибегает к приему трансформации ПТ столь активно, что ее вторичные номинации могут служить предметом самых разных классификаций .

Тематически это широкий круг трансформированных прецедентных номинаций:

– названия книг, кинофильмов: Хедхантер без головы .

– терминологические словосочетания: Будьте моей вдовой, или Закон сохранения вранья .

– классические библейские и литературные образы: Рыцарь астрального образа .

– устойчивые словосочетания, ФЕ: Похождения соломенной вдовы. Умри красивой, или Салон медвежьих услуг .

– узнаваемые тексты массовой культуры: Вечная Золушка, или Красивым жить не запретишь .

Характер преобразования ПТ может быть разным по форме и используемому приему. Чаще всего это хорошо известные переводчикам трансформации – замена (Элементарно, Васин! Нагие намерения), добавление (Блондинка за левым углом), конкретизация (Штучки-дрючки в Провансе) .

Встречается и название с нулевой трансформацией ПТ: Не царское дело .

Прецедентное высказывание может быть включено в текст в качестве главного или зависимого слова словосочетания: Пенсне для слепой курицы. Рецепт дорогого удовольствия. Бессмертие оптом и в розницу. В последнем названии использован прием стилистического оксиморона – столкновение контрастных стилистических регистров .

Использует автор и контаминацию устойчивых сочетаний: Салон медвежьих услуг. Ср.: Салон добрых (бытовых) услуг и медвежья услуга .

Эрос пленных не берет – еще один пример подобной контаминации .

Часто вторичный текст строится как двойная конструкция с ПВ в уточняющей части:

Выжить среди мужчин, или Дырка от бублика. Смерть на высоких каблуках, или Элементарно, Васин! Спасите звезду, или Блондинка за левым углом. Ураган по имени Глаша, или Рецепт дорогого удовольствия. Миссия на краю света, или Бессмертие оптом и в розницу .

Иногда он объединяет два прецедентных высказывания: Телячьи нежности, или Правила вождения за нос. Кто не спрятался, тот не виноват, или Витязь в овечьей шкуре. Держи карман шире, или Нагие намерения. Жадность фраера сгубила, или Рога в изобилии .

Структуры вторичного текста многообразны. И. Алексеева справедливо отмечает, что в одноязычной коммуникации текст тоже не строится произвольным образом, языковые средства его оформления выстраиваются в рамках определенной модели – типа текста. Для вторичного текста такой базовой моделью служит единичный текст-прототип, предоставляющий и одновременно ограничивающий возможности трансформации. Элементарная структура вторичного текста – простой повтор прецедентного высказывания с его внутренним семантическим и структурным преобразованием .

Во вторичных текстах широко используется (и прочитывается) прием корневой игры:

Это может быть акустическое уподобление:

Ин вино левитас!

Ангела промахнулась: чем грозят.. .

Акустическое уподобление с переосмыслением мотивирующего признака:

Инородное вече .

Игра прямого и переносного значений слова: Утиные истории: как сюжеты о Сирии нанесли удар по репутации CNN .

Вторичный текст не только вбирает в себя семантику ПВ, отсылающего к диснеевскому мультфильму, но и трансформирует ее в «газетную утку» .

Деметафоризация: Дым отечества: экологическая инспекция Сан-Франциско оштрафует выселенных российских дипломатов Буквальное прочтение метафоры здесь обеспечивает широкий контекст, а именно содержание цикла статей данной тематики .

Создание вторичного текста рассматривают как процесс реинтерпретации текста-донора, и это содержательная сторона трансформации прецедентного текста. Стороны понятия «интерпретация» связаны с двумя аспектами речевой коммуникации – порождением и восприятием высказывания. Порождение вторичного текста начинается с включения ПТ в авторский текст, с превращения содержания донорского текста в необходимую часть содержания нового текста. А интерпретация вторичного текста начинается с обнаружения прецедентного текста (извлечения ПТ из контекста), она же предполагает определение характера смысловых отношений прецедентного текста с новым для него окружением. В первом случае интерпретация предполагает перекодировку первичного текста, его вторичное кодирование. Соответственно, интерпретация вторичного текста читателем становится его декодированием: осмыслением «наведенного»

содержания текста-донора и восприятием сложного смысла всего высказывания .

Литературоведческий или лингвистический анализ можно рассматривать как варианты читательского декодирования .

Важным понятием интерпретационной методики является понятие дополнительной информации. Для структур «ПТ: авторский текст» дополнительная информация – это значение вдогонку .

Корона жмёт: почему Каталония вновь готовит референдум о независимости от Испании В данном случае дополнительная информация – это конкретизация значения ПВ последующим контекстом .

Сравните также:

Неладно что-то в датском королевстве: муж королевы отказался быть похороненным рядом с ней «Неладно что-то в датском королевстве», или Ещё раз о нравственности «Неладно что-то в Датском королевстве» под названием Молдова Источники вторичных текстов достаточно полно описаны и классифицированы лингвистами и культурологами [5]. Основной недостаток таких классификаций обусловлен разнородностью прецедентных феноменов, потенциальных источников вторичных текстов. Ресурсы культурной интерпретации – это нечеткое множество с относительно стабильным ядром (паремиология, классическая литература, библеизмы и т.д.) и неустойчивой периферией. Таковы, например, отличающиеся недолговечностью фразеомемы – популярные словечки и фразы дня .

Мем как актуальная единица культурной информации – это калиф на час .

Можно сказать, что основной признак фразеомема – его летучесть.

Его ловят на лету, подхватывают и тиражируют во вторичных текстах:

Высокие отношения – Союзное Вече. Беларусь и Россия планируют вместе запустить на орбиту два десятка спутников .

Высокие отношения: Россия предлагает, Индия капризничает .

Высокие отношения: как искали пару в газетных объявлениях Высокие отношения: депутата из партии Юлии Тимошенко избили… Высокие отношения: глава МВЛ обозвал митингующих… Пугачева и Вайкуле продемонстрировали «высокие отношения»… Высокие отношения с законом: как снять Омск с квадрокоптера и не заплатить штраф .

Но фразеомем легко улетучивается, забывается, а вместе с этим обедняется содержание вторичных текстов.

Иначе говоря, вторичность текста осознается, пока фразеомем на слуху:

Мир Дикого Запада. Зачем США разрушают систему мировой торговли .

«Дикий запад» для большинства читателей ассоциируется с вестернами. Но, скорее всего, для автора исходным текстом послужило название популярного сериала, что придало заголовку иронический оттенок .

По характеру межтекстовой связи можно различать корреляции «вторичный текст – авторский текст» и корреляции «вторичный текст – дискурс». Правда, это особый, внутренний дискурс, т.к. текст-подсказка не перечитывается буквально, а воспроизводится, извлекается из памяти. Например, «Протестный поход детей»

вызывает в памяти «Крестовый поход детей», а читая заголовок «Протухло что-то в государстве Данмарк», вспоминаешь «Неладно что-то в Датском королевстве» или даже «Something is rotten in the state of Denmark». Возможно, в этом «припоминании» и заключается один из положительных эмоциональных эффектов декодирования текста-трансформера, когда полученная расшифровка – это уже не чужое знание, а мое. Воздействие трансформированного ПВ лингвисты связывают с эффектом обманутого ожидания, когда предсказуемость элементов прерывается непредсказуемым элементом или стилистическим приемом. Ср: Из грязи в грязь.. .

Хотя, на наш взгляд, положительный эмоциональный заряд здесь обусловлен эффектом новизны .

На практике интерпретация вторичного текста читателем может быть разной степенью приближения к закодированному смыслу. Так, «индуцированный смысл»

заголовка «Молчание русских ягнят» отчасти понятен тем, кому знакомо название фильма, но тем, кто знаком с его содержанием, доступен более широкий ассоциативный ряд. Как и тексты со скрытым цитированием, вторичные тексты различаются не только формально, но и функционально. Не подкрепленные контекстом аллюзии имеют ограниченную адресную направленность, они апеллируют лишь к своему читателю, выполняя функцию разграничения «свой – чужой». В целом же феномен вторичного текста, основанного на ПВ, связан с тенденцией к уплотнению информации, с повышением нагруженности языкового знака, со стремлением задействовать весь спектр его функций, превратить его в знак- ретранслятор информации, эмоции, воздействия .

Потенциально прецедентные тексты – это социально и культурно значимые высказывания с широким ассоциативным шлейфом, которые могут стать предметом прямого или скрытого цитирования. Связь первичного (прецедентного) и вторичного текста взаимно направлена в том смысле, что только наличие вторичного текста превращает текст в прецедентный в полном смысле этого слова. Существующие классификации прецедентных текстов, как правило, являются обобщением уже установленных пар «первичный текст – вторичный текст» .

ЛИТЕРАТУРА

1. Алексеева И. Введение в переводоведение: Учебное пособие для студентов филологических и лингвистических факультетов высших учебных заведений. М.: Издательский центр «Академия», 2004 .

2. Гавенко А.С. Вторичный текст как компонент художественного текста: на материале романа В. Пелевина «Generation "П"»: дис.. канд. фил. наук Текст. / А. С. Гавенко. Барнаул, 2002 .

3. Касимова В. Содержание и границы понятия «вторичный текст». – Режим доступа: http://www.vestnik-mgou.ru/Articles/Doc/1296

4. Матханова И. П., Трипольская Т. А. Проблемы интерпретационных исследований: типы и режимы интерпретации [Текст] // Вестник Московского университета. Серия 9. Филология. 2005. № 5 .

5. Герасименко И. Е. Лингвокультурология как комплексная научная парадигма // Ученые записки. Электронный научный журнал Курского государственного университета. / № 3 (23) – Т. 2. Режим доступа: https://cyberleninka.ru/ article/n/lingvokulturologiya-kak-kompleksnaya-nauchnaya-paradigma .

(),,

, SECONDARY TEXT AS A COMPONENT OF HEADING PHRASES

–  –  –

Ключевые слова: самопрезентация, манипуляция впечатлениями, тактики языкового манипулирования впечатлениями, способы манипулирования впечатлениями

1. Общие замечания Любой тип межличностной интернет-коммуникации, в т. ч. гипертекстовый 1, способствует, в той или иной мере, стиранию границ между публичным и приватным. Дело в том, что в Сети не только каждое динамичное (видеозапись) или статичное (фотография) изображение человека, пользуясь словами Р. Барта, „читается как частное проявление его референта” [2, 173-174], но и любое высказывание, представленное в аудиальной или графической форме, даже при сохранении анонимности коммуниканта. Подобное „вторжение приватного в сферу публичного” [2, 173-174] касается как форумов, сфокусированных на конкретной проблеме, так и определенных соцсетей [17, 125], в т. ч. тематических, к каким относятся сайты знакомств. Смешение приватного и публичного в сочетании со спецификой гипертекстовой интернет-коммуникации и виртуальных служб знакомств оказывают влияние на выбор способов манипулирования впечатлениями (МВ), к которой прибегают их пользователи .

Главная цель работы – установить особенности языкового МВ в мужских и женских виртуальных объявлениях о знакомствах 2. Задачи, которые нужно решить для ее реализации, касаются: выявления набора тактик языкового МВ в объявлениях, избранных мужчинами и женщинами; раскрытия специфики языкового и графического аспектов анкетной и текстовой части объявлений в гендерном ракурсе. Для этого применяются методы анализа, описания, сравнения и группировки. Языковая часть объявлений рассматривается в прагмалингвистическом русле. Исследовательский материал – 100 объявлений (по 50 мужских и женских), размещенных на сайте https://znakomstva-sitelove.ru/ 3. Критерии отбора объявлеГипертекстовый тип интернет-коммуникации охватывает все тексты, в т. ч. без гиперссылок, не участвующие в чатном и корреспондетском (эл. почта, форумы, и пр.) типах интернет-коммуникации [13, 43] .

2 Визуальное МВ не рассматривается ввиду издательских ограничений .

Сайт избран, ибо: 1) содержит анкеты мужчин и женщин (напр., на сайте http://2v1.ru/nf/showan.cgi вывешены лишь женские объявления); 2) облегчает поиск анкет по заданным параметрам; 3) объявления включают текстовое поле для свободной, самостоятельной самопрезентации; 4) объявленедатели нацелены, скорее, на серьезные отношения, что подтверждается отсутствием снимков с эротическим подтекстом .

ний: возраст – 50 лет 4, проживание в России, заявленная цель знакомства – „серьезные отношения”. В выборку вошли первые 50 мужских и 50 женских объявлений (дата вхождения 07.07.2017) .

Перед осуществлением поставленных задач уточним понятия самопрезентация, самореклама и (языковое) МВ 5. Не вдаваясь в дискуссию, примем, что самопрезентация есть разновидность (не)речевого поведения 6, чья цель – „создание о себе определенного впечатления” [1, 136]. Поскольку она бывает осознанной в разной степени и неосознанной [12, 36; 6, 75], то можно говорить и о двух соответствующих стратегиях ее осуществления. Целенаправленная, осознанная стратегия и есть МВ, т. е. совокупность тактик (у И. Гоффмана – техник) 7, в которых проявляются качества человека, необходимые ему для успешного исполнения своей роли в процессе взаимодействия с другими людьми [12, 235] .

Самореклама же – одна из тактик МВ, основанная на подчеркивании, укрупнении или превознесении своих достоинств, заслуг, качеств 8. Языковое МВ – разновидность МВ, чьи тактики в процессе коммуникации реализуются посредством выбора языковых средств и способа представления содержания высказывания, т. е. в речевом поведении [15, 382]. В объявлениях о знакомстве эти способы касаются языкового воплощения письменноречевого высказывания (в т. ч. в рамках ошибочности – правильности его подачи) с учетом графического оформления .

В целом специфика языкового МВ в объявлениях обусловлена такими особенностями гипертекстовой интернет-коммуникации, как непрямой, личногрупповой характер, одноканальность, несинхронность, отсроченность во времени возможной обратной связи, неопределенность адресата, публичность, относительная доступность 9. В частности, она определяется правилами, обязывающими на конкретных сайтах знакомств. Это цели знакомств, (отсутствие) системы оплаты, 4 Выбор этой возрастной группы объясняется слабой изученностью языка людей среднего поколения .

5 В русскоязычных переводах работ И. Гоффмана вместо МВ употребляется управление впечатлениями, с чем трудно согласиться. Дело в том, что управляемый объект знает цель управления, выраженного в форме просьбы, приказа, запрета или креацирования образа врага и раскрытия опасностей, связанных с ним [14, 5]. Манипуляция же предполагает сокрытие истинных намерений манипулятора [14, 6] .

6 Неречевое поведение охватывает все составляющие акционального компонента коммуникации (на тему последнего см.: 16, 63-65) .

7 Техники/тактики самопрезентации суть способы выполнения определенных действий [18, 55] .

8 Некоторые исследователи придерживаются иной точки зрения, см., напр., [10, 97] .

9 Все факторы характерны и для других медиа, размещающих объявления, кроме доступности, т. к. найти нужный сайт (в отличие от невиртуальной прессы) не сложно. Относительность доступности связана с необходимостью (бес)платной регистрации на сайтах .

(не)ограниченность доступа к объявлениям, предоставление, кроме анкетного поиска, дополнительных услуг (чаты, форумы и пр.) [5, 455]. Главным же фактором, способствующим проявлению языкового МВ, есть невозможность проверки предоставляемой в объявлениях информации, позволяющая эффективно вводить адресата в заблуждение .

Общая черта объявлений о знакомствах, выложенных в разных соцсетях, – разнородность, что объясняет наличие у них лишь двух постоянных элементов, т. е .

никнейма и текстовой части. Разнообразие охватывает: а) структуру объявлений 10;

б) техническую сторону, т. е. наличие/отсутствие фотоснимков, интерактивных элементов, гиперссылок, статистики просмотров и пр.; в) графическое оформление

– размер и форму шрифта, цветовую гамму слов и фона, (не)введение дополнительных знаков и символов 11 и др.; г) количественный состав рубрик, фотоизображений и пр.; д) тематику рубрик и всяких данных 12; е) свободу выбора относительно (не)размещения снимков, (не)заполнения всех рубрик и т. д .

Конечно, объявленедатель должен учитывать не только возможности самопрезентации, предоставляемые избранной им службой знакомств, напр., в виде готовых анкет и пр., но и реакцию потенциального получателя [19, 52]. Поэтому содержание объявлений выстраивается вокруг двух смысловых центров – Яадресанта и Ты-адресата. Говоря с позиций прагмалингвистики: созданный объявленедателем образ Я (результат иллокуции и локуции) призван привлечь к себе внимание нужного Ты (эффект перлокуции) с помощью различных тактик, осуществляющих языковое МВ. Рассмотрим их на примере объявлений сайта https://znakomstva-sitelove.ru, структура которых включает анкету, текстовое поле для дополнительных сведений и фотографию .

2. Особенности языкового МВ в анкете В ходе личного общения могут использоваться различные (не)языковые средства самопрезентации, начиная с артефактики (одежда, косметика и пр.) и заканчивая силентивными приемами (паузы, молчание). Малоформатность же объявления ограничивает выбор и тактик языкового МВ, и (не)вербальных средств .

А. Тактики языкового МВ в анкете Структура анкеты отличается скромным набором рубрик (курсивом выделены 10 Рискнем сказать, что сколько сайтов столько образцов объявлений, отличающихся прежде всего структурой (см. http://present-dv.ru/dating; http://2v1.ru/nf/showan.cgi;

https://leboard.ru/ru/znakomstva и др.) .

11 Например, зеркало Венеры и знак Марса (https://www.polovinka.org/znakomstva-bezregistracii/) .

12 Ср. анкеты: https://www.polovinka.org/user_info/52368/ и https://bimeon.ru/ru/profile/66031/ .

обязательные рубрики, заполненные всеми), их тематики и лимитом на объем слов:

Никнейм, возраст, символ знака Зодиака, знак Зодиака объявленедателя Место проживания (область, страна) Цель знакомства. Семейное положение. Наличие детей .

Рост. Вес. Цвет волос. Цвет глаз. Курение. Отношение к спиртному .

Образование .

Работа:

Хобби:

Время последнего просмотра страницы .

Информация о контакте, напр., /получает уведомления о новых сообщениях на сайте по e-mail/ 13 Все это сводит количество тактик до трех, две из которых образуют оппозицию умолчание – предоставление сведений.

Последней воспользовались 26 женщин (Ж) и 26 мужчин (М), тактикой полного умолчания 2 Ж и 5 М, а частичного – 22 Ж и 19 М, ср.:

– о семейном положении и наличии детей не упомянули 3 Ж и 5 М; 1 Ж и 5 М указали семейное положение, но не подали информацию о детях (есть/нет) .

Всего тактику умолчания применили 4 Ж и 10 М;

– скрыли информацию о весе – 10 Ж, 6 М; о росте – 3 Ж, 5 М; о цвете волос – 6 Ж, 11 М; о цвете глаз – 5 Ж, 11 М; о курении – 7 Ж, 7 М; об отношении к спиртному

– 6 Ж, 6 М; об образовании – 8 Ж, 8 М. В целом тактику умолчания использовали 17 Ж и 16 М, игнорируя от 1 до всех рубрик анкеты;

– о работе написали 33 Ж и 34 М. Было указано: место работы 4 Ж и 5 М;

профессия 12 Ж и 9 М; место работы и профессия 1 Ж; позитивная оценка работы 2 Ж и 2 М; сфера деятельности 7 Ж и 3 М; должность 2 Ж; род деятельности 1 Ж и 4 М; разное 4 Ж („работа”, „на заслуженном отдыхе”, „на себя”, „домохозяйка”) и М („работаю” – 4, „не работаю” – 3, „своя/свободная” – 2, „средний доход” – 1 и „работа кормит” – 1). Не заполнили рубрику 17 Ж и 18 М .

В анкете лишь рубрика Хобби позволяет подчеркнуть свои достоинства 14, однако тактикой саморекламы воспользовались 30 Ж и 29 М (из мужчин 2 ответили „нет”, 1 – „вообще”, 1 – „разные”) .

Хобби М и Ж: а) не выходят за рамки привычных мужских (автомобили, рыбалка, охота и др.) и женских (вязание, вышивка, цветы) увлечений; б) соответствуют профессии/роду деятельности (психология как увлечение Две последние рубрики не затрагиваются ввиду своей неинформационности .

Рубрика Работа тоже, но лишь когда объявленедатель занимает высокий пост, занят престижным родом деятельности или работает в организации с завидным реноме .

психолога, „люблю шить” – швеи и пр.) или социальному статусу (относится только к М, напр., нумизматика и автомобили у индивидуального предпринимателя); в) характеризуют индивидов как (творческую) личность (М – книги, сочинение рассказов и стихов, Ж – книги, рисование); г) свидетельствуют об их разносторонности (М – „дизайн, природа, музыка, плавание”, „бонистика, походы, рыбалка, спелеология”, Ж – „спорт, путешествие, театр, кино”, „рыбалка, вязание”);

д) говорят о физической кондиции (М – спорт, авторалли, Ж – коньки, спорт, фитнес, настольный теннис, езда на велосипеде и пр.) .

Интересно, что хобби М дополняют образ Я и ограничивают доступ Ты к этой сфере (исключение – путешествия, природа, прогулки, музыка, книги, спорт) .

Хобби Ж чаще нацелены на Мы (для НАС – „домоводство”, „люблю придумывать всякие вкусняшки” и под.) или полностью на Ты („все для любимого”, 1 Ж), а также пересекаются с мужскими (рыбалка, спорт, путешествия, музыка, книги, природа) .

Б. Языковые средства МВ в анкете В объявлениях М и Ж в качестве никнейма чаще всего выступает полная форма имени на русском языке. На этом фоне выделяются как никнеймы, набранные латинскими буквами (3 Ж, 4 М ), так и имена, употребленные в нейтральной неформальной форме (Дима, Алена и др.) – по 4 раза Ж и М, а также одно мужское прозвище Дальнобой .

Во всех объявлениях преобладает нейтральная лексика, разговорные элементы редки: в анкетах М встречается устойчивое выражение „работа кормит” (1) и слово „авто” (2); в анкетах Ж – деминутив „вкусняшки” (1). Аббревиатуры и (графические) сокращения употребляются не часто (1 Ж, 6 М) .

Среди орфографических ошибок, допущенных Ж (1), – описка „торгоаля”;

допущенных М (3), – пропуск одного -л- в слове „авторали”, слитное написание частицы не- с глаголом „неступала” и неправильно оформленное сокращение слова „ж. д. транспорт” 15. Один М искажал орфографию в духе падонкаф 16 („вадитель”, „афтомабили”) .

Среди пунктуационных погрешностей: а) избыточность знаков препинания – 3 Ж („Активный отдых..” и др.) и 2 М (напр., „Крупная компания..”); б) их недостаточность – 3 Ж (напр., „Плавание дача лыжи велосипед.”) и 3 М („лес рыбалка прогулки и др.”); в) замену запятых точками при перечислении – 1 М („дизайн. природа. музыка. плавание.”) .

В. Графические средства языкового МВ в анкете Выделяем три типа визуальной статичной самопрезентации в интернет

–  –  –

коммуникации. Прямая самопрезентация – использование собственной фотографии без обработки. Это продукты (не)профессиональных фотосессий и мобилографии, которые могут заключаться в рамки, сопровождаться надписями .

Смешанная самопрезентация, т. е. нарисованные портреты, шаржи и результаты креативной обработки снимка, в т. ч. выполненной в конкретном жанре (фотожаба и др.). Косвенная самопрезентация, проступающая в графическом (не)шрифтовом оформлении текста и внетекстового пространства (фон, обрамление, декоративные элементы и т. д.) .

Шаблоны анкет на сайте препятствуют модификации их графической стороны, затрудняя тем самым МВ. Поэтому мужчины, с целью привлечения внимания к тексту, иногда шифруют его 17 или набирают отдельные слова прописными буквами (1 М) .

3. Особенности языкового МВ в текстовой части объявлений Несмотря на достаточный объем текстового поля (около 200 слов), сообщения в нем занимают 1/4 его часть. Ж в объявлениях более многословны, ср.: количество слов в мужских объявлениях обычно ниже 10 (от 1 до 9 слов); в 3 самых длинных текстах – 38, 42 и 50 слов; в недлинных – 11, 14, 15, 21, 22. В женских 6 самых длинных текстах 31, 35, 36, 41, 44, 53 слова; в недлинных – 11х2, 12х2, 13х2, 14, 15х2, 17, 19, 22, 23, 24 слова; в остальных количество слов колеблется от 2 до10. М реже употребляют прилагательные (54), чем Ж (108) .

Лаконичность текстовой части влияет на количество и качество (разнообразие) избранных тактик языкового МВ .

А. Тактики языкового МВ в текстовой части объявлений Мужские объявления. Чаще всего М прибегают к таким тактикам, как самореклама, креацирование желаемого образа Ты и убеждение .

Самореклама (16 М) касается общей оценки („хороший”, „нормальный и адекватный”, „я-разный”, „парень в полном расцвете” и др.), характера („добрый”, „Жизнерадостный, общительный” и др.), внешности („приятной внешности”), обеспеченности („Материально и жильем обеспечен”, „есть квартира, садоогород” и пр.). В саморекламу входит также повтор анкетных данных („разведен”, „холост” и под.) и важная информация об объявленедателе („трезвый образ жизни, инвалид 3гр, люблю природу- питаюсь ей”) .

Тактика креацирования желаемого образа Ты объективируется в 13 объявлениях. Образ Ты охватывает возраст (4 М хочет познакомиться с женщиной 30К этому приему обратился 1 М, записав в рубрике Работа „lbptkbcn” (дизелист), а в Хобби „ytn” (нет) .

40 лет, 35-45 лет, 40-45 лет и 40-48 лет); ум (1 М ищет „умную девушку”) и уровень грамотности (1М, см. сноску 22); характер (5 М желают встретить, „близкого человека”, „понимающую”, „хорошую”, „добрую”, с чувством юмора); схожесть увлечений (1 М – „любящую природу и путешествия”); хозяйственность (1 М – „хозяйственную”); отношение к близким людям (1 М – „желающую дорожить тем кто рядом”); послевкусие (1 М) 18 и готовность переехать к избраннику в село (1 М) .

Тактика креацирования нежелаемого образа Ты используется редко и касается внешности и возраста – одному М не нравятся „склонные к полноте”, другому „крупные и в теле” и „старые”. Один раз встречается тактика отзеркаливания: в рубрике Хобби М пишет: „Путешествия и природа”; в описании желанной спутницы указывает то же .

Как видим, немногие объявленедатели сосредоточились на Я (32%) и на Ты (26%) .

Большинство использует тактику убеждения (41%, 21 М), чья задача – уверить Ты в серьезности намерений Я. Прямо тактика объективируется через дублирование надписи „для серьезных отношений”, ранее размещенной в рубрике анкеты Цель знакомства. Опосредованно – через косвенное указание на цель знакомства с помощью репрезентативов „ищу спутницу жизни” (5 М), „для создания семьи” (3 М), „ищу половинку” (4 М), „ищу жену” (3), „мне нужна Помощница и Жена от Иисуса ” (1 М), „для совместной жизни” (1 М), „брак” (1 М) .

Убеждению иногда сопутствует тактика интимизации 19 (2 М) и тактика завуалированного комплиментирования (2 М). Первая воплощается в употреблении местоимений (личного ты и притяжательного моя) и вокатива: „Откликнись моя половинка. Добрый, нормальной внешности мужчина, ищет тебя.”. Вторая выступает в объявлениях, в которых Ж старше 30-ти лет называется девушкой, напр., „Хочу познакомиться с девушкой, от 30 до 40 лет” .

Женские объявления. Женщины тоже применяют тактику саморекламы* 20, креацирования (не)желаемого образа Ты* и убеждения* .

Самореклама (20 Ж) включает общую оценку* („Волшебная на всю голову.”, „Простая, без запросов”); характер* („Добрая и ласковая”, „веселая, общительная” и пр.); внешность* (1 Ж – „Выгляжу значительно моложе своих лет”); повтор Автор объявления написал: „Все решает послевкусие. Во всем! Все зависит от того, что почувствуешь после: после общения, после поцелуя, после ссоры, после **kcа, после кофе, после взгляда. Это "после" во многом является определяющим. Милые женщины будем писать друг другу честно, а после встречи: *после* было приятным.” 19 Интимизация заключается „в минимизации коммуникативного «расстояния» между автором и читателем” [8, 114] .

20 Здесь и далее звездочкой отмечены параметры, общие для мужских и женских объявлений .

анкетных данных* („рост 1м 68см, вес 60 кг, глаза голубые, брюнетка” и др.);

важную информацию об объявленедателе*, напр., о готовности переехать – 2 Ж, о наличии туристического бизнеса – 1 Ж и друзей – 1 Ж, о приверженности к традиционным взглядам и ценностям – 1 Ж. О наличии жилья написали 2 Ж – „Живу в своем доме”, „ж/п, с/у раздельный” (см. сноску 23) .

В объявлениях описываются: предпочтения (3 Ж – „ Люблю читать, готовить” и др.); причина знакомства (1 Ж – „Одиночество стало тягостным”, 1 Ж – „Просто хочется быть счастьем чьей-то мечты”, 5 Ж – „Хочу любить и быть любима”); а также дается информация о детях (3 Ж – „Дети выросли”) .

Тактикой креацирования желаемого образа Ты воспользовались 22 Ж, для которых важны: возраст* (2 Ж указали возрастные пределы – 47-56 и 48-55); ум* (2 Ж); высшее образование (2 Ж); характер* .

Желанный Ты по характеру должен быть: добрым* (2 Ж), с чувством юмора* (2 Ж), хорошим человеком* (1 Ж), своим, т. е. близким, похожим, человеком* (3 Ж), достойным (2 Ж), порядочным (2 Ж), самостоятельным (2 Ж), надежным (5). Такие черты, как заботливый, уверенный в себе, приятный, интересный, сердечный, открытый, внимательный, спокойный и честный отмечены в объявлениях по 1 разу. Для Ж важно, чтобы М был другом (4 Ж) и собеседником (1 Ж), причем „без вредных привычек” (3 Ж) и „без проблем” (1 Ж). С обеспеченным хочет познакомиться 1 Ж, с неженатым – 6 Ж .

Нежелаемый Ты (6 Ж) – это бывшие заключенные, лица, „состоящие в отношениях”, алкоголики, лентяи, „Безработные (даже временно), мусульмане и спамеры”, принц (в смысле идеальный избранник), будущий муж и, напротив, М, у которых цель знакомства не брак, а дружба. В двух случаях тактика креацирования нежелаемого образа Ты сопровождается реквестивом „не беспокоить”; в одном случае – директивом с запретом („Дружбу не предлагать! Только замуж!!!!”); еще в одном – директивом с сатисфактивом („не тратьте своё и моё время! Спасибо за понимание)))”), а также запретом (1 Ж – „Лучше одного по 40, чем два раза по 20 .

Четыре раза по 10 не предлагать.”) и предупреждением, что кандидатуры нежеланных „не рассматриваются” (1 Ж) .

Тактика отзеркаливания применяется 3 раза, напр., „ищу мужчину для общения, похожего на меня, хотелось бы, чтобы интересы совпали.” Тактика убеждения, как и в мужских объявлениях, осуществляется через повторение фразы „для серьезных отношений” (13 Ж). Цель знакомства, косвенно выраженная в текстовой части, не всегда говорит о желании Ж создать семью, ср.: 6 Ж ищет „свою половинку”, но 6 Ж – друга, 1 Ж – человека для общения, 1 Ж – мужчину „для общения поездок, возможно для брака”, 1 Ж – „для близких, дальних, редких, частых отношений” .

Как видим, к представлению образа Я обратилось 40 % Ж, желаемого образа Ты – 44% Ж, нежелаемого – 12% Ж, к тактике убеждения (в т. ч. реализованной косвенно) – 56% Ж .

Б. Языковые средства МВ в текстовой части объявлений Мужские объявления. В текстах преобладает нейтральная лексика с редким „вкраплением” разговорных элементов и архаизмов (1 М – „впадаю в ступор” и „боле”). Один объявленедатель, как и ранее в анкете, использует язык падонкаф .

Из синтаксических особенностей отмечаем эллипсис (5 М), напр., „найти свою половинку”; парцелляции (3 М), напр., „Серьезный и порядочный. С чувством юмора.”; алогичность изложения (1 М, см. сноску 18, последние 2 предложения), в т. ч. из-за перестановки несогласованного определения (1 М) – „ищет добрую хозяйственную девушку для создания семьи 35-45 лет” .

Орфографические погрешности 21 связаны с употреблением мягкого знака (5

М) в слове серьезные (серезные, серъезные, серёзные) и „хочу познакомится” .

Автор, критикующий безграмотность Ж, сам допускает ошибки – забывает про дефис в слове как-то и заменяет прописные буквы строчными 22 .

Среди грамматических ошибок – несогласование причастия с существительным (1 М – „ищу женщину от 47 до 52 лет для серьезных отношений, готовой переехать ко мне в село”) .

Отдельные случаи сложно однозначно отнести к ошибке. Например, характеристику „весел и спокоен” можно рассматривать и как пример ошибочного употребления краткой формы прилагательного вместо полной (если имелись в виду постоянные признаки), и как эллипсис, скажем, вместо „Всегда весел и спокоен” .

То же относится к определению возраста (2 М), напр., „Хочу познакомиться с девушкой, от 30 до 40 лет.”, где, возможно, пропущено словосочетание в возрасте .

Больше всего погрешностей (41 М) связано с недостаточностью знаков препинания („Откликнись моя половинка.”), избыточностью („Добрый, нормальной внешности мужчина, ищет тебя.”) и неоправданной заменой одних знаков другими („Как то так исторически сложилось. что после развода боле 4 лет прошло.”) .

Технические недочеты в мужских объявлениях, т. е. отсутствие (3 М) или наличие лишних пробелов (1 М) – редкость .

Женские объявления. В текстах обычно употребляется нейтральная* лексика, исключение (1 Ж) – жаргонизм „по жизни”. Иногда в текст вводятся аббревиатуры Один раз встречается ошибочный вариант написания „отнашений” (1 М) .

Ср.: „Как то так исторически сложилось. что после развода боле 4 лет прошло. А я так и не воспылал ни к кому. КРУПНЫХ и в теле не люблю. старых тоже. а молодым сам не нужен .

из приданого только конь узбекский 2006 года. А когда мне пишут ПАЧИМУ вообще впадаю в ступор.” (1 Ж) и графические сокращения (1 Ж) 23, вербальные мемы (1 Ж – „женщина как эхо, как ты с ней обращаешься, так она и отзывается”) и известные высказывания или их версии (1 Ж – „Из того, что вечно, самый краткий срок -у любви!”, 5 Ж – „Хочу любить и быть любимой!”) 24 .

В третьем лице пишут о себе 4 Ж, называя себя особой и женщиной, и трое мужчин („парень/мужчина ищет…”). Только 4 Ж и 5 М употребляют личное местоимение я .

В трех женских объявлениях на лексико-семантическом уровне описываются переживания и чувства (выделено курсивом), напр., „Буду рада создать открытые, честные и серьезные отношения.”; „Просто хочется быть счастьем чьей-то мечты”;

„вместе порадоваться, посочувствовать, посмеяться” (см. еще пункт В. Графические средства языкового МВ в текстовой части объявлений) .

В одном объявлении была нарушена норма лексической сочетаемости (выделено курсивом) – „Нужен спокойный, добрый, с наличием интеллекта и чувства юмора, не лентяй” („нужен … не лентяй” тоже неудачно, лучше трудолюбивый). В тексте „Веду активную жизнь, занимаюсь каратэ, люблю природу, походы, фитнес” предпочтительнее употребить активный образ жизни вместо активную жизнь .

К синтаксическим особенностям объявлений относится эллипсис* (15 Ж, напр., „найти вторую половинку”), парцелляция* (1 Ж – „Близкого друга!

ЕДИНСТВЕННОГО – ЖЕЛАННОГО!”) и алогичность изложения*, связанная с „вклиниванием” одной микротемы в другую (1 Ж) 25 .

В текстах объявлений находим грамматико-синтаксические погрешности, как то:

- пропуск членов предложений (2 Ж, см. сноску 25 и пример ниже);

23 МЛС – места лишения свободы. Фразу „без в/п, с в/о, ч/ю, ж/п, с/у раздельный” читай:

„без вредных привычек, с высшим образованием, чувством юмора, жилплощадью, санузел раздельный” .

24 Первое высказывание – перевод эпиграфа Я. Вишневского к роману Samotno w sieci:

„Ze wszystkich rzeczy wiecznych, mio trwa najkrcej” (ср. слова Ж.-Б. Мольера: „Из всех вечных вещей любовь длится короче всего”). Второе – слова, приписываемые Ж. Санд („В жизни есть лишь одно счастье – любить и быть любимой”) и О. Хайяму („Любить и быть любимым – это счастье…”). Слова любить и быть любимым/-ой можно рассматривать как культурный мем, ибо встречаются в песнях, напр., в одноименной песне С. Шнурова, в песне Правда и ложь В. Басова, в фильме Мулен Руж (2001) и многих других текстах .

25 См.: „хочу хорошего друга, поделиться, вместе порадоваться, посочувствовать, посмеяться В молодости от того, что много смеялась, первые морщинки прорезались И попутешествовать.” Текст содержит другие грамматико-синтаксические погрешности: пропуск членов предложения, ведущий к смысловой недостаточности (не путать с эллипсисом – пропуском личного местоимения я в начале предложения); одновременное сочетание возвратных глаголов и невозвратного с наречием вместе; ошибочный выбор порядка слов в предложении (подчеркнуто); недостаточность знаков препинания. Кроме того, союз оттого следует писать слитно, а первое слово в предложении – с прописной буквы .

- отсутствие связи между предложениями и неправильный выбор предлога (1 Ж) – „Знакомство для общения поездок, возможно для брака. ищу Надежного человека, кому можно доверять все, дружить с взрослыми детьми, вместе растить внуков. Образование высшее.”;

- нарушение связи между подлежащим и сказуемым (2 Ж), напр., „симпатичная, приятная в общении женщина, традиционных взглядов и ценностей ищу знакомства с неженатым, порядочным мужчиной”;

- в одном объявлении 2 ошибки, связанные с употреблением краткой формы причастия вместо полной формы и с употреблением в качестве однородных членов слов, которые обозначают неоднородные понятия (1 Ж) – „Ибо путешествие-это жизнь и моя вторая работа связана с туристическим бизнесом”;

- ошибка в конструировании сказуемого (2 Ж написали „хочу быть любима” вместо быть любимой) .

Следующие орфографические ошибки (6 Ж) появляются в объявлениях 1 раз:

раздельное написание предлога „в последствии” и слова „не капризная” (хотя не не выступает в качестве отрицательной частицы); отсутствие дефиса* в слове какихлибо и мягкого знака („хочу познакомится с мужчиной”); написание буквы -э вместо -е в слове „каратэ” (см. еще сноску 25). Неправильно употребляются прописные и строчные буквы (11 Ж), см. пример выше в пункте 2 („Знакомство для общения поездок…”) .

Пунктуационные погрешности (28 Ж) – те же, что и в мужских объявлениях .

Это недостаточность* знаков препинания, напр., „Разведена стрелец разносторонняя интересно все но в меру дети взрослые живут отдельно”; их избыточность* (кроме знаков препинания, употребленных для передачи эмоций), напр., „Из того, что вечно, самый краткий срок -у любви!” (лишнее тире как дефис); замена* одних пунктуационных знаков другими, напр., „Простая. земная женщина, без вредных привычек.” Технические недочеты в женских объявлениях появляются не часто; это лишние* пробелы (2 Ж), их отсутствие* (5 Ж) и замена тире дефисом (3 Ж) .

В. Графические средства языкового МВ в текстовой части объявлений Как известно, в интернет-коммуникации эмоции передаются, среди прочего, с помощью восклицательного знака (одного и более) и эмотиконов .

В объявлениях М восклицательный знак как выразитель эмоций использован 2 раза (напр., см. сноску 18); в женских – 8 раз (8 Ж, напр., „Добрая и ласковая!”). К увеличению количества восклицательных знаков женщины обращаются 2 раза, напр., „Знакомство с мужчиной!!!”; по 1 разу – к эмоциональным эмотиконам и к сочетанию эмотикона с восклицательным знаком: „Спасибо за понимание)))” и „О себе при встрече!)” .

В одном тексте М использует звездочки, которые – ввиду смысловой неоднозначности и модернизации эмотиконов 26 – можно интерпретировать двояко (см. сноску 18). Например, звездочки в слове *после* могут означать восторг/ поцелуи; не совсем ясно их значение в слове **kcа (впрочем, как и латинская буква

-k-), т. к. секс к бранным не относится. Предположительно, звездочки призваны усилить приятные ассоциации .

Из множества способов привлечь внимание читателя посредством (не)шрифтового выделения были избраны прописные буквы. Ими были набраны и целый текст (1 М и 1 Ж), и особо значимые слова (2 М и 1 Ж) .

4. Выводы На основании сравнения особенностей осуществления языкового МВ в мужских и женских виртуальных объявлениях о знакомстве можно утверждать, что, во-первых, в анкете речевое поведение объявленедателей обоих полов не всегда соответствует Принципу Кооперации 27. Полностью ему отвечает речевое поведение 26 Ж и 26 М (по 52%), предоставивших о себе все анкетные данные;

частично – 22 Ж и 19 М (44% и 38%) и не отвечает – 2 Ж и 5 М (4% и 10%), использующих тактику умолчания .

Во-вторых, речевое поведение М и Ж в объявлениях схоже, различия же касаются:

- ориентированности на Ты-адресата, чаще встречающейся среди Ж, чем М (при рекламировании своего хобби в анкете);

- применения тактик языкового МВ в текстах. Например, Ж избегают интимизации и завуалированного комплиментирования; чаще М обращаются к креацированию желанного образа Ты (22 Ж, 44% и 13 М, 26%); не сосредоточиваются на внешности потенциального знакомого, особенно при креацировании нежелаемого образа Ты (М же не хотят полных); реже М пользуются тактикой убеждения (13 Ж, 26% и 21 М, 42%);

- большей эмотивности высказывания в объявлениях Ж, объективирующейся на лексико-семантческом (3 Ж, 6% и 0 М) и графическом уровне (12 Ж, 24% и 3 М, 6%);

- многословности высказывания, к которой чуть больше склонны Ж, хотя в целом количество слов в мужских и женских объявлениях говорит о немногоречивости авторов, ибо даже самые длинные тексты составляют 1/4 максимального коО видоизменении эмотикона, обозначающего поцелуй, пишут сами интернет-пользователи (http://otvet.expert/kakim-smaylikom-oboznachit-poceluy-180022) .

27 Принцип Кооперации гласит: „Твой коммуникативный вклад на данном шаге диалога должен быть таким, какого требует совместно принятая цель (направление) этого диалога” [4, 222] .

личества слов. Возможно, авторы не желают раскрывать приватное в публичном пространстве;

- технических недочетов, которых у мужчин меньше (4 М, 8% и 10 Ж, 20%);

- ввода в тексты объявлений известных высказываний (0 М и 7 Ж, 14%) .

В-третьих, объявленедатели в основном ориентированы на позитивность, т. е .

не прибегают к тактике креацирования негативного образа Я и не часто применяют тактику креацирования нежелаемого образа Ты (2 М, 4%; 6 Ж, 12%) .

В-четвертых, кодирование информации и ее представление у М и Ж весьма подобны (преобладание нейтральной лексики, оформление текста). Исключение составляет количество прилагательных, которых в мужских объявлениях в два раза меньше .

Наличие же погрешностей в объявлениях М и Ж может быть эффектом активного общения индивидов в Сети (а не проявлением безграмотности), способствующей распространению устно-письменной разновидности речи 28, где „классическая нормативность” не есть самоцель [3, 20-29] .

Таким образом, основной особенностью языкового МВ в виртуальных объявлениях 50-летих М и Ж является тенденция к ослаблению гендерности в речевом поведении .

Конечно, преждевременно делать окончательные выводы о том, что с возрастом у мужчин и женщин наступает минимизация различий в речевом поведении вообще и при реализации языкового МВ в частности. Поэтому необходимо продолжить изучение языка представителей средних и старших поколений в гендерном ракурсе .

28 Это утверждение сложно подтвердить или опровергнуть, поэтому предлагается

рассматривать его как вероятностное. Об особенностях устно-письменной разновидности речи см.: [9, 58-65; 3, 12-30] .

ЛИТЕРАТУРА

1. Анохина Н.Ф. Самопрезентация учителя в интернет-пространстве, [в:] „Образовательные технологии”, № 4, 2012. - 135-144 с .

2. Барт Р. Camera lucida. Комментарий к фотографии. М., 2011 .

3. Голев Н.Д. Русская письменная разговорная речь и ее отражение в обыденном метаязыковом сознании участников виртуальной коммуникации // Вестник Томского государственного университета. Филология, № 5 (25) 2013 .

- 12-30 с .

4. Грайс Г.П., Логика и речевое общение // Падучева Е. В. / Новое в зарубежной лингвистике. Выпуск XVI. Лингвистическая прагматика, М., 1985. - 217-237 с .

5. Козлова Н.С., Комарова Е.Н., Шрам Е.М. Специфика самопрезентации личности на сайтах знакомств // Молодой ученый, № 2, часть IV, 2015. - 455с .

6. Крижанская Ю.С., Третьяков В.П. Грамматика общения. Л., 1990 .

7. Кронгауз М.А. Словарь языка интернета.ru. М., 2016 .

8. Ласточкина Е.В. Интимизация повествования в книге Сергея Довлатова „Наши” // Филологические науки. Вопросы теории и практики, № 6 (24) 2013, часть 1, - 114-116 с .

9. Лутовинова О.В. Интернет как новая „устно-письменная” система коммуникации // Известия РГПУ им. А. И. Герцена, № 71, 2008. - 58-65 с .

10. Рогалева О.С. Брачное объявление как речевой жанр рекламного дискурса .

М., 2006. Режим доступа: [Электронный ресурс:] dl1.lib.ua-ru.net/files/dfd/

11. Фадеев С.В. Тематический словарь сокращений современного русского языка. М., 1998 .

12. Goffman E. Czowiek w teatrze ycia codziennego, Warszawa, 2000 .

13. Grzenia J. Komunikacja jzykowa w Internecie, Warszawa, 2006 .

14. Grzywa A. Puapki manipulacji, Lublin, 2006 .

15. Handke K. Socjologia jzyka, Warszawa, 2009 .

16. Makarowska O. Культурные, культурно-личностные и коммуникативностилевые детерминанты интерперсональной коммуникации между польской и русской молодежью, Pozna, 2014 .

17. Rogoziska A., Szewczyk M. Internet jako medium i jako przestrze spoeczna:

wstp do dyskusji i internetowych gatunkach twrczoci sownej, [в:] „Almanach antropologiczny. Communicare”, Vol. 4, 2014, - 108-127 рр .

18. Rudy-Mua M. Internetowe lustro autorpezentacji, Toru, 2011 .

19. Sobstyl K. Ogoszenia towarzysko-matrymonialne w jzyku polskim i niemieckim. Studium pragmalingwistyczne, Lublin, 2002 .

–  –  –

LANGUAGE MANIPULATION OF IMPRESSIONS IN INTERNET COMMUNICATION

(ON THE MATERIAL OF THE DATING SITE)

Olga Makarowska (Poland) Summary Key words: self-presentation, manipulation of impressions, tactics of language manipulation of impressions, means of manipulating impressions The article is devoted to the specificity of language manipulation in male and female ads placed on the dating site. The article considers the peculiarity of the structure of virtual ads about acquaintance.As a result of the analysis of the ad texts, tactics of language manipulation of impressions used by men and women were established .

Comparison of linguistic means and ways of implementing these tactics in written speech statements made it possible to reveal the features of speech behavior of fifty years old men and women. The results showed that the speech behavior of the authors of ads, in spite of some differences, is generally similar .

ЛОКАТИВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТИВНЫЕ КОНСТРУКЦИИ:

ПРИМЕРЫ ИЗ РУССКОГО И СЕРБСКОГО ЯЗЫКОВ

Стефан Стоянович (Сербия) Ключевые слова: славянские языки, русский язык, сербский язык, результатив, аспектуальность, глагол Результативность и перфектность. В настоящей статье результативное и перфектное значения рассматриваются как отдельные значения, согласно современной литературе по лингвистической типологии [11, 7]. В подобной литературе под результативностью подразумевается состояние, являющееся результатом действия в прошлом [9, 7; 15, 54; 17, 366-367; 11, 9-10]. Под перфектностью обычно 1 подразумевается действие в прошлом, некоторые последствия которого актуальны в настоящем [9, 12; 15, 54, 62; 10, 388-389; 5, 201] .

Поскольку результативность – состояние, а перфектность – действие, формы с этими значениями по-разному сочетаются с обстоятельствами времени в широком смысле. Результативные формы сочетаются с обстоятельствами длительности (нпр .

долго, целую неделю, все еще и проч.) [8, 427-429; 7, 198-199; 2, 152-153; 3, 486а также и с определениями, указывающими на итеративность, узуальность ситуации (нпр. всегда, как правило, по субботам, обычно) [1, 46; 8, 427-429; 7, 199;

2, 154; 13, 405; 14, 97-99], в отличие от нерезультативных форм, в том числе и перфектных. Сочетаемость с вышеуказанными обстоятельствами часто используется в качестве теста на результативность или же на способность глагольной формы выразить результативное значение. Таким образом страдательное причастие сломана, способное выразить результативное значение, сочетается с обстоятельством длительности до сих пор (1):

(1) Машина до сих пор сломана;

в то время как форма прошедшего времени, будучи не способна выразить результативное значение, с данным обстоятельством не сочетается (2):

(2) *Машина до сих пор сломалась .

Диатезные типы результативов. В лингвистической литературе выделяется три основных диатезных типа результативных конструкций: субъектный, объектный и посессивный [9, 9]. В славянских языках, в том числе в русском и сербском, результативное значение обычно выражается страдательными причастиями [6, 50], причем результативные конструкции бывают всех трех типов. Проиллюстрируем

1 Встречаются и иные, темпоральные определения перфектности, где перфектность

определяется как действие в прошлом, наблюдаемое из настоящего, ретроспективно [18, 287-298; 16, 133] .

диатезные типы результативов на следующих примерах из русского языка:

(3) Но ложка покрыта лаком. Вот в нескольких местах лак потрескался (Владимир Брагин. В стране дремучих трав) 2;

(4) Я цыганский Байрон, Я в цыганку влюблён (Фазиль Искандер. Мученики сцены);

(5) Общаясь с ним, не верилось, что Алан – калека, с детства у него ноги парализованы, он ходит на костылях и так далее (Д. А. Гранин. Месяц вверх ногами) .

В примере (3) представлен наиболее обычный диатезный тип – объектный:

причастие покрыта соотносится с объектом, то есть, с прямым дополнением соответствующего активного предложения (ложку покрыли лаком). В примере (4) представлен субъектный результатив: причастие влюблен соотносится с субъектом, то есть с подлежащим соответствующего активного предложения (я влюбился). Что касается примера (5), в нем причастие парализованы формально соотносится с объектом (на уровне предложения это подлежащее – ноги), но предложение не об объекте, а о субъекте посессоре, выраженном предложно-падежной конструкцией у него. В примере (5) представлен посессивный тип .

В настоящей статье речь пойдет о конструкциях, которые, на наш взгляд, можно выделить в отдельный тип – это тип, которым мы будем называть локативные результативы, локативные результативные конструкции. В статье мы выделили два типа данных конструкций: 1) конкретно-результативный тип 3; 2) изобразительно-содержательный тип .

Конкретно-результативный тип представим на примере (6):

(6) Повсюду выставлена свежая осетрина, хотя осетров здесь запрещено ловить (Фазиль Искандер. Курортная идиллия) .

В примере (6) страдательное причастие выставлена соотносится с объектом свежая осетрина (на синтаксическом уровне это подлежащее, с которым согласуется сказуемое выставлена), но тема предложения не осетрина, а место, где происходит ситуация (выражено обстоятельством места повсюду), что и отражает порядок слов (обстоятельство места – страдательное причастие, согласуемое с подлежащим – подлежащее). В подобных примерах место характеризуется через находящийся в этом месте объект, над которым совершенно действие.

У страдательного причастия значение результативное (либо это значении можно легко актуализировать), что можно проверить, если предложению (6) добавить соответствующее обстоятельство (6’):

Все русские примеры из Национального корпуса русского языка – ruscorpora.ru .

Название вслед за Недялковым и Яхонтовым [9, 20-24] .

(6’) Повсюду все еще высталена свежая осетрина, хотя осетров здесь запрещено ловить .

Приведем еще несколько примеров:

(7) И тут вдруг приезжает во двор какая-то машина, а в ней музыка включена на полную громкость (Наталия Ермильченко. Колыбельная);

(8) В комнате, где выключен свет, горят свечи […] (Домовой, 4.12.2002.);

(9) В Байкале сосредоточены колоссальные водные массы […] (Вопросы статистики, 2004, №12) .

В примерах (7–9) место – машина (7), комната (8), Байкал (9), характеризуются через находящиеся в этих местах объекты, над которыми совершены некоторые действия – через включенную музыку (7), выключенный свет (8), сосредоточенные водные массы (9).

Значение страдательных причастий в предложениях (7–9) результативное, и это легко проверить, если к ним добавить соответствующие обстоятельства (7’–9’):

(7’) В машине музыка каждый день включена на полную громкость;

(8’) В комнате до сих пор выключен свет;

(9’) В Байкале все еще сосредоточены колоссальные водные массы .

Особо заметно, что темой локативной результативной конструкции является именно место, из безличных предложений, где обстоятельство места и есть единственным членом придложения, кроме сказуемого.

Приведем один такой пример (10):

(10) В комнате накурено (Вячеслав Дурненков. Михаил Дурненков);

Локативные результативные конструкции конкретного типа встречаются и в сербском языке (пример (9)):

(11) У кући је све сређено, чисто (Предраг Перишић. Хероји) .

‘В доме все убрано, чисто’

Сербское предложение (11) тоже легко расширить с помощью соответствующего обстоятельства, указывающего на результативность 4 (11’):

(11’) У кући је још увек све сређено, чисто .

‘В доме все еще все убрано, чисто’ Подобные конструкции употребляются и со связкой в прошедшем времени, в прошлом результативном значении. Приведем один такой пример из русского языка (12):

4 На результативность указывает и сочинительная связь с прилагательным чисто в

предложении (11), ровно как и с предложением с глаголом в настоящем времени горят свечи в (8). На сочинительную связь с прилагательными в качестве средства актуализации результативного значения указывали Милошевич [8, 426], Красильникова [4, 192], Танасич [13, 405-406], а на сочинительную связь с настоящим временем в той же функции указывал Танасич (ibid.) .

(12) […] на правой боковой стене, не считая отверстия для вентиляции, были вбиты три гвоздика […] на правой створке шкафа были нацарапаны слова «Памяти праведников Пропия и Нафанаила» […] (Вячеслав Пьецух. Шкаф) .

В предложениях (6–12) употреблены страдательные причастия, которые употребляются в результативном значении и в объектных результативных конструкциях и для которых это значение является основным. «К их числу относятся преимущественно глаголы, обозначающие действия, прямые последствия которых

– причем специфические именно для данного действия – сохраняются и после его завершения. Это и позволяет обозначать наблюдаемое состояние посредством отсылки к действию, которое должно было ему предшествовать» [2, 156] 5. По Недялкову и Яхонтову [9, 20] такой семантический тип результатива (который они называют конкретно-результативным), обозначающий зрительно воспринимаемое состояние, является типологически самым обыкновенным .

Изобразительно-содержательный тип. Особую разновидность локативных конструкций представляют собой предложения, где какой-нибудь носитель (книга, тетрадь, книга, бумага) характеризуется через надпись, текст, изображение, внешний вид. Подобный тип употребления страдательных причастий, хотя и с совершенно противоположной трактовкой, упоминает и Буланин [1, 40]: «Разновидностью локального статива является указание на местонахождение надписи, изображения, рисунка». Тем не менее, порядок слов в примерах, которые приводит Буланин, полностью соответствует локативным результативным конструкциям .

Наиболее сильное результативное значение проявляют страдательные причастия в предложениях, где носитель характеризуется через изображение или короткую надпись (заглавия, короткие сообщения, короткие записки, настенные надписи, таблицы и проч.).

Таковы примеры (13–15) из русского языка:

(13) И вижу как там нарисованы несложные линии (Евгений Гришковец .

ОдноврЕмЕнно);

(14) Там четыре раза на одной странице написано: «Одри Хепберн» (Андрей Геласимов. Нежный возраст);

(15) Смотрю – в дневнике действительно ничего не написано (Даша, 2004, № 10) .

Таковы и примеры (16–17) из сербского языка:

(16) Например, ако је на слици представљено Христово страдање, јасно је да су његови мучитељи схваћени као ружни (Политика, 2.11.2007., КССЈ 6);

5 Более подробно о связи межу лексическим значением глаголов и их способностью выразить результативное значение можно узнать в [2, 156-158] и [12] .

6 КССЈ – Корпус савременого српског језика ‘корпус современного сербского языка’ korpus.matf.bg.ac.rs .

‘Например, если на картине изображены страсти Христовы, понятно, что его мучителей считали некрасивыми.’ (17) […] на згради наспрам израелског конзулата данима виси платно на коме је нацртан кукасти крст (РТС, 5.2.2009., КССЈ);

‘На доме напротив израильского консульства уже несколько дней висит полотно, на котором нарисована свастика.’ Страдательные причастия в предложениях (13–17) легко сочетаются с обстоятельствами, указывающими на результативное значение (13’–17’):

(13’) Там все еще нарисованы несложные линии;

(14’) На последней странице до сих пор написано: «Одри Хепберн»;

(15’) В дневниках действительно обычно ничего не написано;

(16’) На таквим сликама је обично представљено Христово страдање;

‘На подобных картинах обычно представлены страсти Христовы.’ (17’) На таквом платну је по правилу нацртан кукасти крст;

‘На таком полотне, как правило, нарисована свастика.’ Глаголы в примерах (13–17) не означают действие, результирующее новым зрительно воспринимаемым состоянием объекта (конкретно-результативное значение) – они обозначают возникновение, создание объекта: то, что написано, нарисовано и так далее до этого действия не существовало. Поэтому, в отличие от страдательных причастий в примерах (6–12), причастия в примерах (13–17), как правило, не употребляются в объектных результативных конструкциях [12, 202] .

Для иллюстрации переделаем локативную конструкцию (13) в объектную (18):

(18) Несложные линии нарисованы .

К данному предложению нельзя добавить обстоятельство, указывающее на результативность (14’):

(18’) *Несложные линии все еще/всегда нарисованы .

Объектная конструкция с глаголом нарисовать (18) – это просто пассив. Понашему, это еще одно доказательство, говорящее в пользу того, что локативные результативные конструкции являются особым диатезным типом результативных конструкций: предложение (13) не о новом состоянии несложных линий – их до действия рисования не было, а о месте, к которому относится обстоятельство там .

Это место, в отличие от линий, существовало и до действия и именно это место изменило внешний вид путем создания изображения на нем – несложных линий .

Таким образом глагол, нормально не употребляющийся в результативном значении (в объектных конструкциях) – обозначающий не изменение, а создание, именно в контексте обстоятельства места, относящегося к носителю текста, изображению, способен характеризовать его через изменение его внешнего вида .

Чем объем носителя больше, то есть чем текст, характеризующий его, длиннее, тем сложнее его воспринять зрительно, как изображение. Носитель тогда характеризуется текстом больше содержательно, чем зрительно, а результативный элемент значения при этом в некоторой степени смягчается.

Приведем несколько примеров из русского языка (19–23):

(19) В этой программе особо подчеркнуто, что основной задачей элиминации СВК должна являться защита женщин детородного возраста […] (В. В. Зверев, Н. В .

Юминова. Проблемы кори, краснухи и эпидемического паротита в Российской Федерации. Вопросы вирусологии, 3.5.2004.);

(20) Ведь в проспекте сказано, что номера стоят у вас 6 и 9 долларов (Коллекция анекдотов: гостиница) .

Похожи и примеры (19–21) из сербского языка:

(21) У књизи је приказан Београд деведесетих огрезао у безнађе […] (НИН, 29.4.2002., КССЈ);

‘В книге показан Белград девяностых годов, погрязший в безвыходности.’ (22) У писаном одговору је наведено да је CEF у раду везана смерницама Немачке Републике […] (Политика, 28.8.2000., КССЈ);

‘В ответе в письменной форме указано, что CEF в своей деятельности руководствуется рекомендациями Республики Германии.’ (23) У тим записима је наведено да је крст, на коме је пре 2.000 година разапет Исус Христ […] (Политика, 10.8.2002., КССЈ) .

‘В этих записях указано, что крест, на котором 2000 лет назад распят был Иисус Христос [...]’ Страдательные причастия в предложениях (19–23) тоже сочетаются с обстоятельствами, указывающими на результативность, но уже не так свободно и натурально, как причастия, обозначающие зрительно воспринимаемые состояния:

(19’) В программах всегда особо подчеркнуто, что основной задачей элиминации СВК должна являться защита женщин детородного возраста; 169 (20’) Ведь в проспекте обычно сказано, сколько стоят номера;

(21’) У књигама је увек приказан Београд деведесетих огрезао у безнађе;

‘В книгах всегда показан Белград девяностых годов, погрязший в безвыходности.’ (22’) У писаним одговорима је увек наведено да је CEF у раду везана смерницама Немачке Републике;

‘В ответах в письменной форме всегда указано, что CEF в своей деятельности руководствуется рекомендациями Республики Германии.’ (23’) У тим записима је већ дуго времена наведено да је крст, на коме је пре

2.000 година разапет Исус Христ, заувек изгубљен .

‘В этих записях уже давно [буквально уже долго] указано, что крест, на котором 2000 лет назад распят был Иисус Христос, навсегда утрачен.’ Глаголы в примерах (19–23) специализованы на описание содержания текста .

Эти глаголы в основном употребляются безлично и требуют в качестве дополнения придаточное предложение, которым обычно и выражается содержание текста .

Данные глаголы относятся к глаголам, обозначающим действия, не затрагивающие объект и, соответственно, не употребляющимся, в объектных результативных конструкциях [2, 157] .

Не относятся все конструкции со структурой обстоятельство места – страдательное причастие – подлежащее к локативным результативным.

Возьмем следующий пример (24):

(24) В ядре галактики NGC 4258 выявлено 17 компактных мазерных источников […] (А. М. Черепащук. Поиски чёрных дыр. Вестник РАН, 2004, том 74, № 6) .

В примере (24) страдательное причастие, как и в примерах (19–23), образовано от глагола, обозначающего действие, не затрагивающее объект. Как уже сказано, такие глаголы не способны выразить результативное значение [2, 157]. Князев имел в виду объектные результативы, но это вполне относится и к локативным конкретного типа; в данном случае предложение (24) о том, что выявлено в ядре галактики, а не о том, какая эта галактика.

Значение причастия не результативно, поэтому нельзя добавить обстоятельство, актуализирующее результативность:

(24’) В ядре галактики NGC 4258 уже долго выявлено 17 компактных мазерных источников .

Похож и пример (25):

(25) В Серпуховском районе Подмосковья пойман серийный убийца […] (Известия, 17.2.2003.) .

В примере (25) причастие образовано от глагола, который можно отнести к глаголам, выражающим «различные отношения между лицом и объектом обладания» (Князев 1983: 157) и которые по Князеву (1987: 157–158) не способны выразить результативное значение (*Серийный убийца до сих пор пойман) .

Здесь тоже нам не удалось найти соответствующих примеров из сербского, так что воспользуемся переводом предложения (25), чтобы показать, что сербский и русский языки в этом плане не отличаются:

(26) У Серпуховском реону Подмосковља ухваћен је серијски убица .

В данном примере выражено перфектное значение, так что невозможно добавить обстоятельства, указывающие на результативность:

(26’) У Серпуховском реону Подмосковља ухваћен је *већ два дана серијски убица .

‘В Серпуховском районе Подмосковья пойман *уже двое суток серийный убийца.’ Выводы. Локативные результативы можно признать особым диатезным типом. Можно выделить два типа. У первого типа – конкретно-результативного, конкретное место характеризуются через зрительно воспринимаемое измененное состояние объекта, расположенного в нем. Страдательные причастия в конкретнорезультативном типе относятся к тем, которые выражают результативное значение и в объектных результативных конструкциях. У другого типа – изобразительно-содержательного, носитель текста или изображение характеризуется через его внешний вид либо содержание. Глаголы, употребляющиеся в изобразительно-содержательном типе, специализованы на описании текста или изображений. Эти глаголы, как правило, не употребляются в объектных результативных конструкциях .

ЛИТЕРАТУРА

1. Буланин Л.Л. Пассив состояния в русском языке // Ученые записки Ленинградского ордена Ленина и ордена Трудового Красного Знамени государственного университета имени А. А. Жданова, № 375, Серия филологических наук. Вып. 77 .

2. Князев Ю.П. Результатив, пассив и перфект в русском языке // В. П .

Недялков (ред.). Типология результативных конструкций (результатив, статив, пассив, перфект). Ленинград: Наука, 1983 .

3. Князев Ю.П. Грамматическая семантика: русский язык в типологической перспективе. Москва: Языки славянских культур, 2007 .

4. Красильникова Е.В. Образования на -н, -т // Е. А. Земская (ред). Русская разговорная речь. Москва: Наука, 1983 .

5. Майсак Т. А., Плунгян В.А., Семенова К.П. Типология перфекта. Н. Н. Казанский (ред.). Acta linguitica petropolitana. Труды Института лингвистических исследований, т. XII, ч. 2. Исследования по теории грамматики, вып .

7. Санкт-Петербург: Наука, 2016 .

6. Маслов Ю.С. Результатив, перфект и глагольный вид // В. П. Недялков (ред.) .

Типология результативных конструкций (результатив, статив, пассив, перфект). Ленинград: Наука, 1983 .

7. Маслов Ю.С. Перфектность // А. В. Бондарко (ред.): Теория функциональной грамматики: Введение, аспектуальность, временная локализованность, таксис. Ленинград: Наука, 1987 .

8. Милошевић Ксенија. Темпорално значење и синтаксична вриједност контрукција Сор (praes. perf.) – part. pass. у српскохрватском језику // Јужнословенски филолог, књ. XXX, св. 1–2 .

9. Недялков В.П., Яхонтов С.Е. Типология результативных конструкций // В. П .

Недялков (ред.). Типология результативных конструкций (результатив, статив, пассив, перфект). Ленинград: Наука, 1983 .

10. Плунгян В.А. Введение в грамматическую семантику: грамматические значения и грамматические системы языков мира (учебное пособие). Москва:

РГГУ, 2011 .

11. Плунгян В.А. К типологии перфекта в языках мира: предисловие // Т. А .

Майсак, В. А. Плунгян, Кс. П. Семёнова. (отв. ред.). Типология перфекта. Н .

Н. Казанский (ред.). Acta linguitica petropolitana. Труды Института лингвистических исследований, т. XII, ч. 2. Исследования по теории грамматики, вып. 7. Санкт-Петербург: Наука, 2016 .

12. Стојановић Стефан. Лексичко значење трних партиципа на -н, -т у предикативној функцији и њихова способност да изразе резултативно значење: на материјалу српског и руског језика // Славистика, књ. 20, 2016 .

13. Танасић Срето. Синтакса глагола // Милка Ивић (ур). Синтакса савременог српског језика: проста реченица. Београд: Институт за српски језик САНУ, Београдска књига, Матица српска, 2005 .

14. Танасић Срето. Опозиција референцијалност / нереференцијалност и пасивна дијатеза. Синтаксичке теме. Београд: Београдска књига, 2009 .

15. Joan Bybee, Revere Perkins, William Pagliuca. The evolution of grammar: tense, aspect, and modality in the languages of the world. Chicago, London: The University of Chicago Press,1994 .

16. sten Dahl. Tense and aspect systems. Oxford, New York: Basil Blackwell, 1985 .

17. Jouko Lindstedt. The perfect – aspectual, temporal and evidential // sten Dahl (ed). Tense and aspect in the languages of Europe. Berlin: Mouton de Gruyter, 2000 .

18. Hans Reichenbach. Elements of symbolic logic. New York: The Macmillan Company, 1947 .

(),,,,,

: : LOCATIVE PERFORMANCE STRUCTURES:

EXAMPLES FROM RUSSIAN AND SERBIAN LANGUAGES

Stefan Stoyanovich (Serbia) Summary Key words: Slavic languages, Russian, Serbian, result, aspectuality, verb Locative results can be recognized as a special diathesis type. Two types can be distinguished. In the first type – concretely productive, a specific place is characterized through a visually perceived altered state of the object located in it. Passionate participles in a concretely-productive type refer to those who express an effective value in object-effective constructions. In another type – pictorially informative, the carrier of the text or image is characterized through its appearance or content. Verbs used in the image-content type are specialized in the description of text or images. These verbs are usually not used in object constructions .

(),,,,,,,,

–  –  –

29. -.,,,, 1963:

30. –.,,, 1940:

31. –,, 1981:

32. –,, 1958:

33. –,,, 1960:

34. –.,,, 1980:

35.. –., СЛУЖЕБНЫЕ ЧАСТИ РЕЧИ В СРЕДНЕАРМЯНСКОМ ЯЗЫКЕ Тереза Шахвердян (Армения) Резюме Ключевые слова: cреднеармянский язык, неизменяемые части речи, смысловая ограниченность, предлог, союз, модальные слова, междометия В средний период истории армянского языка произошли значительные изменения не только в знаменательных частях речи, в частности, в системе склонения и спряжения, но и в структуре служебных слов. Последние пополнились неологизмами, образованными преимущественно на основе знаменательных частей речи в результате затемнения или ограничения смысла. Например, в среднеармянском использовались такие предлоги, которые до тех пор не использовались:

() "из", () "за", (, ) "среди", (,, ) "около", (, ) "перед", // (, ) "близ", (` ) "без", () "кроме", // (,,, ) "как", (,, ) "против", () "с",, // ()"до", () "согласно", (, ) "для", (, ) "благодаря", (,, ) "чем", () "до", (, ) "по причине" .

Из числа подчинительных союзов представляют интерес следующие слова:

// (, ) "в то время как", ( ) "как только", // ( ) "потому что", ( ) "как только", (, ) "когда" и другие новообразования .

В среднеармянский период появились такие модальные слова, как () "неужели", (, ) "особенно", () "разве" и др. В средневековой литературе в качестве модальных слов использовались также слова: "если бы", "но только", "а вдруг", "может быть". Отметим также междометия // (, ') "увы", (в персидском (честь и слава), выражение удовлетворенности и восхищения "да здравстует"), (, ) "ой", "эй" (восклицание при обращении,, "эй ты"), "к сожалению" (при обращении скорби, боли, сожаления (, "увы")) и подобные слова .

В среднеармянском языке служебные части речи подверглись также семантической классификации .

FUNCTIONAL PARTS OF SPEECH IN MIDDLE ARMENIAN

Tereza Shahverdyan (Armenia) Summary Key words: Middle Armenian, functional parts of speech, obscurities and restrictions of notional meanings, conjunction, modal word, interjection In the history of Middle Armenian various changes took place in the sphere of not only notional parts of speech (especially in their conjugation and declension systems), but also in the system of functional parts of speech. They have been supplemented by newly-formed constructions in major cases formed by notional parts of speech, by obscurities and restrictions of meaning. Thus in Middle English such conjunctions were used ( (outside), (behind), (in, between), (near, in), (in front of), // (at, near, by), (without), (besides), // (as, like), (opposite, nearby), (with),, // (till), (according to), (because(of)), (due to), (as much as), (until), (because of )), which haven't been used before .

Among subordinate conjunctions are worthy to mention // (when), (as soon as), // (as, because), (as soon as) and other newlyformed constructions .

From modal words the following words have been originated (if, whether), (especially), (whether). In Middle Armenian fiction the following means were used as interjections (whether, if), (especially), (if) .

The utilisation of interjections in Middle Armenian is the following:

// (alas), (an exclamatory word expressing gratification as «long

live» taken from Iranian), (wow), (hey), (alas) and other words:

The fuctional parts of speech have undergone into semantic classification as well .

ЭТНОЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ ЦАРЯ ЗМЕЙ

(НА БЕЛОРУССКОМ МАТЕРИАЛЕ)

Инна Швед (Беларусь) Ключевые слова: белорусский фольклор, мифопоэтическая картина мира, образ, символика, внешняя характеристика, атрибут, предикат, локус, функции Круг верований, включающий образ главы змей, до сегодняшнего дня выступает одним из важнейших содержательных элементов традиционной культуры белорусов, поскольку соотнесен не только с представлениями о мире животных, а и с очень разными сторонами жизни носителей традиции. Кроме того, что такие верования тесно переплетены с представлениями о пространстве и времени, растительном мире, метеорологических и астрономических явлениях, они связаны с концептами «судьба», «доля», «счастье», «удача», а также со здоровьем человека, «водом»

домашних животных и др. Составление этнолингвистического портрета царя змей, как он представлен в записях ХІХ – нач. ХХІ в., будет способствовать реконструкции общей мифопоэтической картины мира белорусов и других славян (которым также известен данный образ). Различные аспекты образа главы змей у славян рассмотрел в своей монографии А. Гура [1, 292–298]. В этом же труде представлена схема описания животных [1, 33–118], на которую опираемся в данном исследовании .

В зафиксированных начиная с ХІХ в. поверьях, быличках, бывальщинах, легендах обыгрываются образы змеиного царя и царицы, при этом чаще (но не всегда) глава змей имеет мужскую символику. База данных по этой теме продолжает расти благодаря современным экспедиционным обследованиям. В этой статье представлена попытка посредством использования названной выше схемы, откорректированной в связи с вычленением релевантных для образа царя змей в белорусском фольклоре характеристик, произвести этнолингвистический анализ данного образа. Разумеется, и ряд «ячеек» полученной «сетки» описания образа, и фактологический материал, и количество приведенных примеров не конечны .

Названия главы змей – это «змяіны цар», «цар», «змей-цар», «царыца», «цар гадзюк», «цар-вуж», «кароль вужоў», «важак вужоў», «зьмяін хазяін», «бацька», «хазяін». В заговорах встречаются такие поэтические наименования, как «цар Сакатын», «змяя Шкурапея», «сястра Палагея», «цётушка Аўхім’я», «Хама-Хаміца» и др.

В задабривающих формулах к главе змей (ужей) могут почтительно обращаться:

«Добры муж…» .

Внешняя характеристика главы змей в общих чертах обычно воспроизводит реальный природный облик рептилий. Царь (царица) змей нередко описывается как красивый(ая), например: «Усялякія зьмеі ёсь. А я ў прошлым гаду ўстрэціла, нікада ў жызьні такую зьмяю ня відзела. Вот і ў каго спрасіць не знаю. Длінная, чорная, красівая такая… Ну, ізвіваецца, дарогу мне перапаўзла… І карона на галаве…» [2, 80]. В характеристику внешего облика часто входят указания на большой размер, рост (нередко сопоставимый с человеческим), и связанный с этим вес («большы за ўсіх» [3, 749]; «бальшы ён… тоўсты-тоўсты вужака … Доўгі і тоўсты…» [4, 583]) .

Глава змей может иметь телесные аномалии, обычно соотнесенные с первым членом оппозиции «избыток-недостаток». В частности, такой уж имеет две головы со сверкающими коронами: «…Да падпаўзае, кажа, ка мне вуж з двумя галавамі. І на етых галовах нешта сьвеціцца, свяркае. Я прыглядзелася – каронкі. І пакланіўся ён мне, сказаць ён мне нічога не сказаў, а пакланіўся. Я сільна здзівілася, што ён пакланіўся і з двумя галавамі падпоўз. Я паняла, што ён у мяне малака просіць. І я паставіла тую ўжо чашачку чы кубачак. І ён – сначала адна галоўка накланілася, папіла малачка, патом накланілась другая галоўка, папіла малачка. І ён мне зноў пакланіўся і папоўз па пожні» [3, 681]. Как видно из примера, внимание нарратора акцентируется именно на двухголовости ужа (которыми он кланяется человеку) .

Цвет всего тела либо его частей маркирует змею как главу множества себе подобных. Обычно тело такой змеи черное, реже – серое, отливающее серебром и золотом [5, 530]; «Ён чорны, а рогі залатыя» [3, с. 750] .

Известны указания на пестроту, полосатость царя змей (ужей): «чорны такі … Палосы чорныя і палосы аранжавыя» [4, 583]. В одном и том же тексте для характеристики главы змей может использоваться так называемая универсальная цветовая триада «черный – белый – красный»: «чорны, красна галава, чорныя рогі, да з беленькаю грудзінкаю» [3, 681]. Словом, царь змей цветной .

Поза царя змей подчеркивает его высокий статус – глава змей стоит на хвосте, ходит на нем: «…на Уздзвіжанне… ужо кругом мяне вужы, кругом! А адзін стаў на хвост, такі ў чалавечы рост і такая, кажа, карона на галаве ў яго. І прама на адном хвасце так і ходзіць» [3, 682] .

Средоточием силы царя змей можно считать корону и хвост (которым змея бьет и может убить до смерти): «[уж с рожками] як дасьць хвастом – і дзе тыя вужы падзеліся…» [3, 683]. Между тем, такой же силой наделяется хвост обычной змеи (ужа): «Яго ж як усердзь, дак ён так падскоквае, на хваста становіцца да так б’ецца, што можа да смерці забіць» [3, 763]. Корона «царя» может вступать в отношения эквиваленции с «папараць-кветкай» – обе приносят владельцу счастье: «…ў первага вужа на галаве кароначка была… Гэта ён важак вужоў, цар. Есьлі чалавек пасмотрыць на ету карону, яму добра, не балея, нічога. Ета карона вужова, яе зьнімеш, як на Купалле ета папараць-кветка, казалі, шчасьце» [3, 680] .

Атрибутом, знаком царя змей выступают золотые рожки («рожкі залатыя» [3, 749]; «Кажуць, што е цар гадзюк, што яго можна пазнаць па залатых рожках, каторыя ў яго на галаве» [5, 530]; «Устрачалі людзі, расказвалі. Вуж е такі з рогамі, залатыя рожкі…» [3, 681]); корона – алмазная, белая, красная [3, 749] («…белая карона на галаве!... То абычна вот як у этай… у ужа, дык ушкі жоўценькія, так. А то ў яе белая карона, іменна ня ушкі, а вот так вот карона белая» [2, 80]), но чаще золотая («У зьмеяў ёсь цар. Ён паўзе, а ў яго карона на галаве залатая такая» [3, 748]), сверкающие, светящиеся «каронкі» [3, 681], венец, «вяночак» («А на галовачцы вяночак. Вяночак … Эта дужа, кажуць, бальшэй падарак. Ён дужа, кажуць, ці ён там пазалочаны ці сярэбраны. Змяя такая» [2, 80–81]), венчик [3, 749], «красны брыж», возможно, отсылающий к петушиной атрибутике («Змей-цар… тут о такі брыж красны, красная карона… Так у вадзе. А галава о так паднятая ў яго…» [3, 749]), большие серьги («вушніцы аранжавыя-аранжавыя», «завушніцы»): «Кароль вужоў мае на галаве карону і залатыя завушніцы ў вушах» [6, 131]; «І завушніцы .

Вялікія-вялікія завушніцы… спускае нейкія рожкі» [4, 583] .

Спутниками главы змей выступают его «подопечные» – ужи, змеи, «зьмеівужы», ползуны, гадюки, «гадства», «ключ» (гадов) .

Глава вида владеет змеями («Быў зьмяін хазяін, хазяін у іх ёсцяка, каторы імі ўладзея» [3, 750], «…камандуе ўсімі вужамі, гадзюкамі» [3, 749], собирает их в определенные «переходные» даты календаря (например, в купальскую ночь, на Воздвижение), ведет в норы, ирей, «паўзе папераду ключа» [5, 530]. Приведем характерные примеры: «…Кагда-та мая маці была малая і ехалі на ета Зьвіжанне па дровы з сястрою, сіраты былі. Ехалі, вужы етыя разныя ідуць, ідуць, а яны ўсё едуць. А патом, як уехалі, а етыя ўсе вужы на воз лезуць, а еты із рагамі, кажа, стаў, і як сьвіснуў, як дасьць хвастом – і дзе тыя вужы падзеліся…» [3, 683]; «Над усімі гадамі ёсць цар. Пад яго асабістым начальствам змеі ідуць на зімовую спячку. Цар-змей ідзе паперадзе, а за ім у незлічонай колькасці яго падданыя – паўзуны» [5, 530] .

Интересно сопоставление главы змей с пчелиной маткой. Так, перед отправкой на зимовье змеи (гадюки) обвивают своего царя, как пчелы свою матку: «Перш гадзюкі поўзаюць туды-сюды ў мітусні, а потым, як пакажацца сам цар, дак яны пачнуць яго абвіваць, як пчолы сваю матку» [5, 530]. На Брестчине верят также, что глава змей назначает каждой змее определенную жертву. В заговорах царь либо царица змей «отзывает» своих «гадов» из человеческого мира в иномирье .

«Гады» слушают своего царя, почитают, оберегают его самого, и, конечно, царский атрибут – корону, рожки. Поэтому добыча короны – опасное предприятие:

«…Так той хлопец падбег: цап! За карону і ўцякаць; так вужы за ім у пагонь – гналі, гналі, так ён гэта няма рады, карону кінуў, а сам чуць з духам дахаты прыбег. А каб не кінуў, то, пэўне, не хадзіў бы ўжэ па свеце» [6, 131–132]; «…От тады трэ па том клубку ўдарыць папліскаю толькі адзін раз, не больш, дак цар гадзюк і скіне свае рожкі. Тагды хутчэй іх узяць і ўцякаць не аглядаючыся, а то гады загрызуць» [5, 530]. Спасительным для человека является бегство «против солнца» по вспаханному полю: «Як хочаш уцякці, то трэба бегці проці сонца і па аратаму полі» [3, 763] .

Локусами пребывания царя змей и его подопечных может быть как нежилое, так и мифическое пространство. Первое обычно выступает их типичным местом обитания, сборищ, появления, второе – ирей – местом зимовья. Царя змей и их самих можно увидеть также в поле, на лугу, пустоши, воде – болоте, реке, канаве («Я відзела такую змяю, а не саабразіла, нікто мяне не навучыў… Іду, а там канава, сколькі кілометраў, а змяя, – кажаць, – ідзець па вадзе, і галовачкай трасець во. А на галовачцы вяночак…» [2, 80–81]; «Змей-цар… Так у вадзе. А галава о так паднятая ў яго…» [3, 749]; «Адзін хлопец ішоў сабе каля ракі, ажно бачыць: столькі вужоў на вырай ідзе, так ведама, са страху зашыліўся пад куст і сядзіць. Бачыць ён, ажно паўзе паперадзе кароль вужоў, а на ём такая рагата карона з золата аж ззяіць!

Прыпоўз да вады, скінуў карону, і ў воду, а за ім усе вужы і давай купацца» [6, 131– 132]. В заговорах царице змей в случае, если она не успокоит своих «чад», грозят тем, что ей не будет места «ні ў мохах, ні ў балотах» .

Местом зимовья царя змей и их самих представляется ирей, подземное пространство, норы, «логавішчы», кладбище. «На Узвіжанне ўсе гадаўе збіраецца ў вырай» [3, 764]; «О, на Узвіжанне ўсе зьмеі-вужы, ўсе сходзяцца ў свае логавішчы .

Можна найсці на столькі вужоў, што і пераступіць няма. Ну яны паўзуць і паўзуць .

Во ў нас у лузе. А паўзуць у кладбішча» [3, 764]. Змея (уж), не принятая своми сородичами, оставленная на гибель на поверхности земли, – это укусившая человека, наказанная «грешница»: «А вот вуж после Звіжання ходзіць па верху, па зямлі, значыць, яго не ўзялі с сабою, туда. Дзе-та каго-та пакусаў» [3, с. 763] .

Такими представлениями о сезонной смене змеями своего локуса мотивируются календарные запреты посещать нежилое пространство (лес), в частности 27 сентября, на Воздвижение Честного и Животворящего Креста Господня: «На Звіжанне птушкі адлятаюць у вырай і гады выпаўзаюць з зямлі… На Звіжанне сяляне не ходзяць у лес і не пускаюць туды дзяцей, баючыся змяінага ўкусу, а таксама не капаюць зямлю, асцерагаючыся, што выпаўзе гад і ўджаліць» [5, 529] .

Именно Воздвижение считается временем сбора, объединения змей под предводительством их «царя»: «Я таке чула. Кажуць, у іх цар е, з рожкамі, але яго ніхто ня бачыў. На Узвіжанне няльзя ў лес хадзіць, бо вужы сабіраюцца ў месца, у свой вырай» [3, 748]. На свой праздник – Воздвижение – змеи вместе с «царем»

выходят на пересушку, собираются в лесу, свиваются в огромные клубки – «клубкуюцца», шипят, шевелятся, извиваются, забираются на деревья, свисают с ветвей целыми «шишками», забираются в птичьи гнезда, дупла, ходят на хвостах [7, 192]. Такие сборища могут описываться в терминологии свадьбы, «сплетания»

гадов: «…хадзіць няможна на З’южанне ў лес, на балота, бо зьмеі з вужамі сплятаюцца. А я магла іці заўсёды, іці на балота, мяне ні адна гадзіна, ні адна зьмяя ніколі не ўкусіць, не ўкусіла…» [3, 681]. После этого они скрываются вплоть до Благовещения .

Временем появления змей после зимовья является весна, когда оттает земля, Благовещение: «Вужы і гадзюкі хаваюцца ў зёмлю, у норы, а ўжо як прыйдзе вясна, аттане зямля, тады яны вылазяць зноў» [3, 763]. Этот же период называется временем спокойствия, «слабости» змей: «…Но як выпаўзалі вясною.... І як паўзуць – мусіць слабыя яны – так стогнуць, як чалавек… Вясною. Посьле Благавешчання» [3, 764]. Согласно ряду записей, на Воздвижение змеи также не кусаются. Хотя имеются и противоположные свидетельсва об агрессивности и «царя», и его «свиты» во время сборищ накануне ухода на зимовье. Зафиксированы также представления (в частности, в бывшем Игуменском уезде), что не осенью, а весной можно добыть один из двух рогов царя змей: «Сяляне вераць, што ў лясах водзяцца вужы з залатымі рагамі, што калі, убачыўшы гэтага вужа, падаслаць яму світку так, каб ён прапоўз праз яе, і сказаць: “Вуж малады, скінь рог залаты!” – вуж скіне адзін са сваіх рагоў. Вужа з залатымі рагамі можна стрэць вясною. У гэты час ён ахвотней за ўсё скідвае свае рогі». В другое время ужи не сбрасывают рога, и если подослать им одежду, то они ее разрежут на две части [6, 130] .

Верили,что рогатая змея может появляться раз в 20 лет [6, 130]. На Гродненщине считали, что какая-то особенно черная змея с двумя рожками на голове появляется на земле только раз в 50 лет [7, 191]. Иногда в “тексте” царя змей значимым являтся суточное время. Так, добывать змеиную корону необходимо на Воздвижение утром, после восхода солнца: «От трэба на Звіжанне чуць свет пайсці ў лес, дзе кала паляначкі е шмат лому, да й цікаваць. Як толькі ўзыдзе сонейка да добра прыгрэе, дак усялякія гадзюкі пачнуць вылазіць з лому да з нор і паўзці на сонейка грэцца…» [5, 530] .

Модусы передвижения главы змей – это ползание, плавание и ходьба на хвосте. Ходьба на хвосте, вертикальное положение, обычно выступает отличительным признаком царя, который «прама на адном хвасце так і ходзіць. А яны, гаворыць, усе прама кучамі кругом яго...» [3, 682]. Передвижение главы змей как таковое часто называется ходьбой: «ідзець па вадзе, і галовачкай трасець… Змяя такая. А я, – кажаць, – гэтага не знала. А яна, – кажаць, – ідзець, а я на яе гляджу, а яна ідзець і галовачкай трасець, – кажаць» [2, 81]; «Устрэціш вужа… А ў іх е кароль вужоў, з рожкамі. Ён там ляжыць ці йдзе…» [3, 681] .

Царь змей склонен к частичной метаморфозе – изменению части тела, что обычно связано с его переходом из одной сферы мироздания в другую, с уходом с поверхности земли под землю на зимовье. По некоторым записям, такой переход вообще невозможен без сбрасывания тяжелой «короны». Поэтому «царь» сам ищет того, кто бы помог ему в этом: «А ўжо як на ета Звіжанне, яму ж трэба ськінуць тую цяжасць з галавы, той свой вянец, а інача, як ён не ськіне, то ўжо не пойдзе ў зямлю. Вот ён ідзе, сьвішча, каб дзе ськінуць, мо хто пачуе ці пабачыць, штоб ськінуць. Як ськіне тую карону, то яму ж лягчэй…» [3, 749] .

К психическим свойствам царя змей можно отнести беспокойство, заботу о благополучии своих подданных, агрессивность/неагрессивность, способность к благодарению за оказанную услугу и соблюдение этикета, а также понимание человеческого языка, что позволяет ему «адекватно» реагировать на словесное поведение человека, высказанную просьбу: «…падайдзі, настаў фартушка і скажы:

“Вуж, вуж, ты добры муж. Прынясі нам шчасьця” … Не нада ўцякаць, і біць не нада, а проста папрасіць у яго шчасця і ўсё» [3, c. 681]. Утверждают также, что «царь» сбрасывает один рожок перед человеком, разославшим пред ним ткань и поклонившимся ему, в знак благодарности [5, 530]. Сам уж с короной, как было указано в приведенном выше примере, кланяятся человеку, выражая свою просьбу и почтение .

Отмечается пристрастие царя и его змей к звукам колоколов (на Брестчине верят, что змеи, перед тем как исчезнуть с поверхности земли, слушают колокольный звон), а также к яблокам. На Воздвижение считалось опасным находиться в саду, поскольку собираясь в ирей, змеи заползают на деревья за яблоками, и соскакивая оттуда, могут смертельно ужалить [5, 531] .

Звуковые проявления главы змей метафорически соотносятся с такими человеческими звуками, как свист [3, 681]; в заговорах это хохот, рогот, сокотание .

Свист царя змей обычно является командой, адресованной своим подопечным, средством привлечения внимания потенциального помощника в избавлении от тяжелой короны, а также сопровождает сам процесс ее сбрасывания: «Як ён гэтыя рогі спускае, дак сільна ўжо сьвішча… Ён ськідае, сьвішча…» [3, 750] .

Зкаками и следами присутствия царя и его змей выступают тропа, след, как от огромного бревна [3, 682] или от роты солдат: «Ўсё раўно што прайшла рота салдат» [3, 764] .

Функции (чаще помогать, благоприятствовать, чем мстить, вредить) и предикаты (действия, основанные на контакте с объектом) раскрываются главным образом в мотиве добывания змеиной короны. Царь змей может пугать, устрашать, наводить ужас на все окружающее своим шумом, свистом, битьем хвостом, необычным передвижением: «Калі вужыны цар паўзе, лес шуміць і прыгінаецца, а на зямлі застаецца след, як ад вялікага бервяна» [3, 682]. Изредка указывается на то, что достаточно только взгляда на ужа с рогами, чтобы умереть: «Это, кажуць, есьлі чалавек пабачыць вужа з рагамі – яму канец. Таке говорылі, ён ужэ не жылец» [3, 749] .

Попечительные действия царя змей связаны в основном с наделением человека чудесной короной, которая приносит ее владельцу удачу в хозяйстве, здоровье, исполнение желаемого, счастье вообще («…а як найдзеш тую карону, забярэш – значыць, табе ў хаце ўдача будзе … Кажуць, што добра, хто нойдзе тую карону, возьме, вельмі добра тады. Хазяйства вядзецца, і худоба. Што задумае, тое іспалняецца» [3, 749]). Косвенно такие тексты указывают на связь царя змей со скотом и, возможно, на его патронажные функции в отношении к домашним животным и человеку .

В нарративах о добывании вожделенной змеиной короны «царь» обычно выступает объектом воздействия, субъектом коммуникации. «Знающий» человек («хто знаў эта дзела») должен расстелить перед «царем» какой-то предмет своего одеяния (платок, фактук, пояс, «світку») либо скатерть: «І хто знаў эта дзела, то шыбаў платочак яму напярод. Ён тады карону эту ськідая і паўзе, а ты забірай. Эта ж золата, залатая карона» [3, 748]; «Трэба платочка падставіць… ён скіне гэта ўсё, рожкі… І гэты чалавек будзе очэнь шчасліў» [4, 583]; «А гэты вяночак нада было, кажуць, каб зайсці наперад, паслаць што-небудзь такоя, ці хустачку ці што, яна б яго і скінула … А я, – кажаць, каб знала, хоць бы хустку з галавы зняла і наперад паслала, можа б яна і скінула гэты вяночак» [2, 80–81]). Часто важен цвет предмета

– красный либо белый: «дак трэба хустачку красную падаслаць, хлеба пакласьці, ён падпаўзе і складзе гэтыя рогі на хустачку, на хлеб» [3, 750] .

Могут предъявляться и иные требования к расстилаемой перед «царем» ткани

– она должна быть освящена, иногда определенное количество раз на Пасху:

«Сьвякруха расказвала, што як вуж ськідая, дак нада ж сьвятую хустку, каторая ў цэркві на Пасху сьвяцілася сем раз і не сьцірана была. Есьлі яка ня сьцірана, тады можна падслаць платочак еты сьвяты, тады ён ськіне етыя рожкі свае» [3, 748]. К плату может добавляться некое подношение, например в виде хлеба (как в приведенном выше примере), молока: «Пра цара вужоў расказвалі, што трэба хустку пасьцяліць і малака паліць, тады ён ськіня рожкі залатыя» [3, c. 749] .

Кроме подношения «царю» необходимым условием получения чудесной короны, счастья, может быть вербальное обращение с просьбой: «Устрэціш вужа… А ў іх е кароль вужоў, з рожкамі. Ён там ляжыць ці йдзе, нада наставіць хвартушок к яму і сказаць: “Вуж, вуж, ты харошы муж”. Значыць, вуж еты ськідае рожкі, дае. І Бог таму пасылае шчасце ў жызьні … Ну, яна кажа, я пастаяла і пашла, не ажыдала, што ён рогі ёй скіня, ці што будзе там дальша. Ну, яна харашо жыве .

Семера дзяцей радзіла, васпітала, і муж харошы, і ў жызні ўсе харашо ў яе, значыць, у етым праўда» [3, 681]. Приведенный текст интересен, среди прочего, указанием на то, что уж дает рожки, а Бог – счастье .

Человека, пожертвовшего «царю» молока, никогда не будут кусать гады: «… і з тых пор, гэта баба Надзя мне расказвала, пойдам на З’южанне: хадзіць няможна на З’южанне ў лес, на балота, бо зьмеі з вужамі сплятаюцца. А я магла іці заўсёды, іці на балота, мяне ні адна гадзіна, ні адна зьмяя ніколі не ўкусіць, не ўкусіла…» [3, 681]. Кроме того, что на владельца змеиных рожек не действует никакой яд, этот человек наделен необычной мудростью и проницательностью: может угадывать чужие мысли, давать советы, выпутываться из самых трудных ситуаций [5, 530] .

«Рожки» считались также целебным средством: «Ён з рожкамі. От красную штучку палажы, ён тады рожкі скіне ў гэты фартук. Тады дадому данясуць, эта лякарсцьвеннае» [3, 682]. Считалось также, что если носить эти золотые рожки при себе, то можно войти, куда захочешь, поскольку открываются все замки и запоры .

Этим пользуются воры: «Лоўкія зладзеі маюць такія рожкі, от затым іх ніхто не мажэ злавіць» [5, 530] .

Упомянутая выше амбивалентность функций и предикатов нашла отражение в представлениях о противоположном воздействии змеиных рожек на человека и его окружение. Согласно ряду записей, среди множества змей попадаются такие, у которых на голове есть два небольших рожка: один – хороший, а другой – нехороший («благі»). Причем оба должны быть добыты специальным образом. Если же взять эти рожки у убитой или иным путем пойманной змеи, то они окажутся простыми «рагавінамі». Если же пропустить рогатую змею через разосланный на земле пояс, изготовленный за «один присест», то на другой стороне пояса она сбрасывает свои рожки и быстренько исчезает. Чтобы определить, какой рожок хороший, а какой «дурной», нужно закопать их под два одинаковых дерева: через ночь одно дерево станет красивее, а второе засохнет. Если подложить под угол дома хороший рожок, то в доме начнется непрерывная цепь удач, от дурного рожка

– наоборот [6, 130] .

В заключение отмечу, что чудесную природу рассмотренного персонажа и связанное с этим его пребывание на высокой иерархической ступени определяют:

наличие короны с необычными качественными характеристиками и свойствами, нескольких голов, а также склонность к частичной метаморфозе. В целом фигура «царя» териоморфна, а маркирование его как главы змей происходит посредством выделения второго члена в таких оппозициях, как «средний/большой», «постоянный/изменчивый», «одноголовый/многоголовый», «не-цветной/цветной», «не-металлический/металлический». Центральный сюжет многочисленных поверий, быличек, легенд, связанных с царем змей, – добывание его короны. Поверья о короне указывают на амбивалентный характер представлений о главе змей, с одной стороны, дарующем человеку мудрость, здоровье, счастье, удачу в разведении скота, приобретении богатства, а с другой – вызывающем смерть человека .

ЛИТЕРАТУРА

1. Гура А.В. Символика животных в славянской народной традиции. М.:

Индрик, 1997. – 912 с .

2. Полацкі этнаграфічны зборнік. Вып. 2: Народная проза беларусаў Падзвіння .

Ч. 1 / уклад. А.У. Лобач. Наваполацк: ПДУ, 2011. – 292 с .

3. Традыцыйная культура беларусаў. У 6 т. Т. 6: Гомельскае Палессе і Падняпроўе. Кн. 2 / А. М. Боганева [і інш.]. Мінск: Выш. шк., 2013. – 1231 с .

4. Традыцыйная мастацкая культура беларусаў. У 6 т. Т. 4. Брэсцкае Палессе .

Кн. 2 / А. М. Боганева [і інш.]. Мінск: Выш. шк., 2009. – 863 с .

5. Жыцця адвечны лад: беларускія народныя прыкметы і павер’і / уклад .

У. Васілевіча. Мінск: Беларусь, 2010. – 614 с .

6. Зямля стаіць пасярод свету… Беларускія народныя прыкметы і павер’і. Кн. 1 / уклад. У. Васілевіча. Мінск: Мастацкая літаратура, 1996. – 591 с .

7. Міфалогія беларусаў: энцыклапедычны слоўнік / навук. рэд. Т. Валодзіна, С. Санько. Мінск: Беларусь, 2011. – 607 с .

–  –  –

ETHNOLINGUISTIC PORTRAIT OF THE KING OF SNAKES

(ON BELARUSIAN MATERIAL) Inna Shved (Belarus) Summary Key words: Belarusian folklore, mythopoetic picture of the world, image, symbolism, external characteristic, attribute, predicate, locus, functions The ethnolinguistic analysis of the image of the king of snakes is made in the article, as it is presented in the Belarusian folklore of the ХІХ – beg. ХХІ century. It is found out that in general the figure of the king of snakes is theriomorphic, and marking it as the head of snakes occurs by singling out the second term in such oppositions as «medium/large», «constant/changeable», «one-headed/many-headed», «colorless/ colored», «non-metallic/metallic». The obtaining of his crown is the central plot of numerous beliefs, skits, legends, associated with the king of snakes. The beliefs about the crown indicate the ambivalent nature of the concept of the king of snakes, on the one hand, giving wisdom, health, happiness, luck in breeding cattle, gaining wealth, and on the other, causing a person's death .

МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ

ЯЗЫКА И ЛИТЕРАТУРЫ

TEACHING OF LANGUAGE

AND LITERATURE

–  –  –

Ключевые слова: обучение русскому языку, русский язык как иностранный, национальная школа, родной язык, интерференция, приемы обучения, мыслительные операции .

При обучении русскому языку ученики армянской школы встречаются с большими трудностями, так как родной язык относится к иной языковой системе .

Мыслят они на родном языке, поэтому допускают большое количество ошибок, являющихся следствием ложных соответствий, которые ими устанавливаются между единицами двух языковых систем: своего родного языка и изучаемого .

Известный лингвист и методист Л. В. Щерба отмечал, что всегда учитель русского языка в национальной школе должен сопоставлять изучаемое языковое явление с языковым явлением в родном языке, поскольку ученики начинают понимать смысл нового для них языкового явления, когда находят соответствующие эквиваленты в родном языке [9, 56 – 57] .

Типологическое сопоставление русского и родного языков помогает учителю глубже понять причины ошибок, которые являются следствием интерференции родного языка, и правильно определить задачи, которые приходится решать нерусским учащимся при усвоении, в частности, грамматических закономерностей русского языка. Учет особенностей родного языка и его использование в учебном процессе являются важнейшей особенностью методики обучения русской грамматике в нерусских классах. В соответствии с этим при сопоставительном анализе, например, грамматического строя русского и родного языков необходимо выявить, какие грамматические категории русского языка имеют прямые соответствия в родном языке учащихся, а каким грамматическим категориям родного языка нет прямых соответствий в русском языке [5]. Результаты сопоставительного анализа, проводимого в системном порядке, позволяют учителю наметить рациональную систему преподавания русского языка в армянской школе. Это, в свою очередь, будет способствовать повышению качественной успеваемости школьников в процессе развития познавательного интереса к русскому языку. В силу большого значения сопоставительного анализа, к нему предъявляются строгие требования .

Важно учитывать факт, что, например, в грамматике русского и армянского языков много аналогичных фонетических, грамматических и пр. понятий, категорий, а, соответственно, терминов, их обозначающих (например, «словосочетание», «предложение», названия типов предложений по цели высказывания, членов предложения, частей речи; морфемы, фонемы и т.д.).

К абсолютным универсалиям языков относятся жесткие, неопровержимые утверждения, как, например:

1) во всех языках есть фонемы;

2) во всех языках есть гласные и согласные фонемы;

3) во всех языках есть морфемы;

4) во всех языках есть лексемы;

5) во всех языках есть фраземы;

6) во всех языках есть таксемы;

7) во всех языках есть текстемы .

«Если в каждом языке под термином «глагол» мы будем понимать качественно неоднородную величину, – пишет Н.К. Дмитриев, – тогда рухнет не только концепция сравнительной грамматики, но и всякой грамматики вообще» [4]. Данные сопоставительного анализа русского и родного языков учитываются при определении последовательности вводимого материала, принципов, методов, приемов и форм обучения, способствующих развитию познавательного интереса к предмету «Русский язык». При рассмотрении вопросов, относящихся к лингвистическим основам методики обучения русскому языку в армянской школе, учителю очень важно как можно полнее выявлять специфику русского языка. Необходимость этого вызывается тем, что в ряде случаев трудность восприятия некоторых явлений русского языка объясняется не столько уровнем развития науки о русском языке или отношением системы русского языка к системе родного языка учащихся, сколько сложностью данного явления в русском языке. «Порядок и глубина, а также методы, приемы, средства, формы обучения таким явлениям русского языка обуславливаются специфическими особенностями самих этих явлений», – утверждает Н.М. Шанский [10]. В процессе обучения русскому языку важно помнить о специфике флективного строя русского языка и особенностях структур родных языков, что предопределяет некоторое различие в приемах обучения. Если даже родной и русский языки генетически и типологически относятся к одной группе, как, например, русский, белорусский, украинский – к славянским, то каждый из них также имеет свои особенности, которые вызывают сложности в процессе изучения русского языка как неродного. Изучение опыта работы учителей дало возможность установить следующие аспекты положительного влияния знаний, умений и навыков, полученных и выработанных в ходе освоения родного языка, на процесс овладения русским языком, что позволяет достичь лучших результатов в развитии связной речи, умения грамотно говорить и писать:

1) развитие логического мышления учащихся и способности к мыслительным операциям нужным для усвоения грамматических знаний (анализ, синтез, сравнение);

2) развитие умения оперировать грамматическими понятиями, овладение определенным кругом знаний (о частях речи и их функции в речи, о словосочетании и предложении, о членах и типах предложения);

3) выработка у школьников языковой догадки .

Конечная цель обучения русскому языку как неродному – овладение русской речью (устной и письменной) как средством общения. Орфография, регулирующая нормы написания слов, является одним из аспектов пристального изучения русского языка в нерусских классах. Анализ письменных работ учащихся-армян позволил определить орфографические темы, наиболее трудные для усвоения нерусскими учащимися.

Так, наибольшее количество ошибок в письменных работах приходится на:

– правописание безударных гласных в корнях слов;

– правописание корней с чередующимися гласными;

– правописание слов с твердыми и мягкими согласными;

– употребление твердого и мягкого знаков;

– правописание корней с непроизносимыми согласными;

– правописание гласных после шипящих;

– различные случаи использования падежных окончаний существительных и личных окончаний глаголов .

В армянских школах с учащимися необходимо проводить систематическую работу по анализу звуко-буквенного состава опорных изучаемых слов, так как вследствие интерференции родного языка учащиеся могут произносить и писать слова неправильно. Усвоение же правильного звуко-буквенного состава опорных слов и правильного ударения необходимо, так как на них основывается написание косвенно-проверяемых произношением орфограмм (правописание безударных гласных, глухих и звонких согласных). Обучению орфографии должна предшествовать словарная и орфоэпическая работа. Лишь по мере накопления определенного запаса правильно произносимых опорных слов возможна осознанная целенаправленная работа над усвоением косвенно определяемых произношением орфограмм .

Кроме особенностей русской орфографии в процессе обучения нерусских учащихся русскому языку необходимо учитывать сходство и различие между русским и родным языком. Внимание при этом должно быть обращено на фонетические и морфологические особенности родного языка учащихся. Ошибки, порождаемые межъязыковой интерференцией, появляются тогда, когда изучаемые явления в контактирующих языках не совпадают [1]. Поэтому для установления интерференции возникает необходимость дифференцировать изучаемый грамматический материал на основе степени сходства и различия с грамматикой родного языка учащихся [6].

В этом плане в методике преподавания русского языка обычно выделяют три группы грамматических явлений:

– явления, имеющие полное соответствие в русском и родном языке учащихся;

– явления, имеющие частичное сходство;

– явления, отсутствующие в родном языке учащихся .

Интерферентные ошибки вызывают явления, существующие в родном и изучаемом языке, но имеющие различия. Например, в процессе работы над произносительными навыками учеников армянской школы необходимо учитывать особенности фонетической и фонологической системы русского и родного языка школьников. В армянском и русском языках наблюдаются как количественные, так и качественные расхождения звуков. Например, в армянском языке нет русских звуков «щ», «ы» и т.д. Нет в нем также деления согласных на твердые и мягкие. В результате неправильного произношения слов с этими звуками у обучаемых появляется так называемый акцент, определяемый А. А. Реформатским как подчинение чужой фонетики фонологическим навыкам своего языка [10, 508] .

При обучении орфоэпическим нормам русского языка необходимо добиваться того, чтобы ученики в конечном счете научились правильно произносить звуки не столько в изолированной позиции, сколько в потоке речи .

В армянской школе учителю следует уделить особое внимание выработке навыков постановки ударения, ибо подобные ошибки в речи учащихся весьма распространены и устойчивы. Связано это с тем, что в русском языке, в отличие от армянского, ударение имеет смысловое значение.

Ударение может:

влиять на лексическое значение слова (атлас – атлас);

быть показателем грамматической формы слова (руки – руки) .

В русском языке ударение является подвижным: в родственных словах и при изменении формы одного слова ударение может передвигаться на другой слог (заговор – договор, начать – начал, сирота – сироты). В армянском языке ударение является фиксированным, и привычной является постановка ударения на последнем слоге .

Обучая учащихся нормам литературного произношения, необходимо широко практиковать имитационные упражнения. При этом учитель должен демонстрировать, как правильно артикулировать трудные для учащихся звуки .

При изучении данного материала, необходимо довести до сознания учащихся, что правильное литературное произношение – важный показатель общекультурного уровня человека, что орфоэпические ошибки отвлекают слушателя от содержания предмета речи и тем самым затрудняют процесс коммуникации .

Говоря ученикам об основных особенностях русского ударения, на конкретных примерах учителю следует показать следующее:

1) ударный слог произносится с большой силой;

2) ударенный слог характеризуется большой силой и громкостью;

3) ударный слог более длительный;

4) ударный слог в отличие от безударного характеризуется значительной напряженностью произносительного аппарата .

При изучении ударения важное место должны занимать акцентологические упражнения с использованием технических средств обучения .

Приведем некоторые примеры упражнений .

1. Поставьте в словах ударение. Произнесите их .

Алфавит, аргумент, верба, гастрономия, дефис, диспансер, добыча, заговор, каталог, квартал, медикамент, паралич, партер, приговор, ракушка, свекла, статуя, таможня, фарфор, хозяева, щавель, эксперт, вероисповедание, христианин .

2. Распределите данные ниже слова в три столбика .

• Слова с ударением на первом слоге

• Слова с ударением на втором слоге

• Слова с ударением на третьем слоге Баржа, танцовщица, заговор, гастрономия, цемент, таможня, верба, каталог, статуя, юродивый, изваяние, хозяева, диспансер .

Работу над произношением в нерусских классах необходимо проводить так, чтобы обучаемые достигли уровня самоконтроля, т.е. научились слушать себя и не пропускать русские звуки, по выражению известного ученого Н.С. Трубецкого, через «фонологическое сито» [11, 60] .

При изучении темы «Лексика» необходимо учитывать:

1) слова, совпадающие по значению в армянском и русском языках;

2) многозначные слова русского языка, которым в армянском языке соответствуют однозначные слова и наоборот;

3) русские слова, которые в армянском языке передаются словосочетаниями .

Лексические расхождения в русском и армянском языках вызывают у учащихся большие трудности. Особые же трудности возникают при усвоении ими русских слов с переносными значениями в связи с различиями образных систем языков, на что нужно обращать постоянное внимание на уроках русского языка и литературы. Наиболее эффективными являются упражнения на выбор лексических единиц и на сочетание лексических единиц. Такого рода упражнения будут способствовать обогащению лексического запаса учащихся .

При изучении морфологии возникает необходимость выделить языковые явления русского языка, которые отсутствуют в армянском языке, и организовать работу по формированию у обучаемых умений и навыков правильного употребления таких явлений при продуцировании собственного высказывания.

К грамматическим явлениям, отсутствующим в армянском языке или не имеющих прямых соответствий с явлениями русского языка относятся:

1) наличие в русском языке категории рода и ее отсутствие в армянском языке;

2) наличие отдельного написания предлогов в русском языке;

3) несовпадение падежных систем русского и армянского языков;

4) согласовании существительного с другими частями речи в роде, числе и падеже;

5) наличие категории совершенного вида в русском языке и ее отсутствие в армянском языке;

6) разлчие в категории одушевленности /неодушевленности в русском и армянском языках и т.д .

Категория грамматического рода в русском языке очень трудна при изучении русского языка армянскими учащимися. Известно, что армянские дети наибольшее количество ошибок делают в определении и выборе форм рода [4]. Доминирует употребление мужского рода вместо женского и среднего рода. Причина этого – отсутствие окончания у большинства существительных мужского рода в именительном падеже, а также то, что в родном языке учащихся значительная часть существительных в именительном падеже не имеет окончания (обладают нулевым окончанием). Большинство существительных армянского языка не содержат указаний на категорию рода: они нейтральны в этом отношении, могут относиться к существам и мужского, и женского пола. Здесь можно провести аналогию со словами общего рода [4]. Имена существительные в армянском языке не имеют родовых окончаний. Они сочетаются с другими словами в предложении без согласования в роде. Этим вызваны многочисленные ошибки в употреблении форм рода в русском языке армянскими учащимися .

Итак, для всех изучающих русский язык как неродной особую трудность представляют: категория рода, категория одушевлённости/неодушевлённости, русская предложно-падежная и видовременная системы. Русская категория рода охватывает имена существительные, прилагательные, местоимения, глагольные формы (прошедшее время, условное наклонение, причастия), поэтому правильное усвоение многих явлений грамматики русского языка (склонение существительных, согласование прилагательных, порядковых числительных и т.п.) зависит от правильного определения рода. Все это приводит к ошибкам типа: мой книга, красивый девочка, горячий вода, большой комната, мама сказал, одна газет, моя папа сильная и т.п .

Одой из наиболее сложных тем в процессе преподавания русского языка является изучение глаголов. Трудности изучения усиливаются тем, что русскому глаголу присущи грамматические категории, которые не имеют аналогов в армянском языке. Это, прежде всего, категория вида. Неправильное употребление видо-временных форм глагола характерно для многих учащихся. Поэтому во время изучения данной части речи, прежде всего большое внимание нужно уделить работе над глагольными приставками, которые играют важную роль в образовании видов. Эти приставки и суффиксы учащиеся должны запомнить и научиться составлять предложения с такими глаголами. Необходимо, чтобы при этом они четко понимали семантические различия в употреблении видов глаголов: глаголы СВ показывают, что действие доведено до качественного предела, т. е. его невозможно дальше продолжить; глаголы же НСВ не показывают, что действие доведено до предела, а употребляются, чтобы подчеркнуть многократность, длительность действия и пр .

Среди общих проблем развития речи учащихся-армян с низким уровнем владения русским языком выделяют следующие:

1. позднее овладение речью;

2. меньший словарный запас в каждом из языков;

3. недостаточное усвоение грамматики русского языка как неродного;

4. постепенная утрата недоминирующего языка при отсутствии практики;

5. проблемы на фонетическом уровне:

• затрудненное усвоение системы мягкости-твердости согласных звуков русского языка;

• различение звуков [ш’], [й], [ы];

6. проблемы на морфемно-морфологическом уровне:

• неразличение префикса и предлога;

• неразличение рода, так как в армянском языке отсутствует категория рода;

7. проблемы лексического уровня:

• смешение разговорной лексики с книжной и др.;

8. проблемы при овладении письменной речью:

• каллиграфические (нехарактерный для русского языка наклон букв, связанный с преобладанием во многих странах «прямого письма»);

• отсутствие непосредственного собеседника;

• трудности в формировании умения создавать собственные тексты (план, конспекты, рефераты, изложения, сочинения и т.д.);

• трудности в формировании умения использовать приёмы описания, повествования, рассуждения, доказательства;

• трудности в формировании умения писать под диктовку;

• трудности в формировании умения передавать своими словами содержание прослушанного .

Результаты сопоставительного анализа русского языка и родного языка детейинофонов и учет закономерностей языковой интерференции позволяют учителю уменьшить количество ошибок обучающихся в устной и письменной речи. Начиная с первых уроков русского языка, ученики должны постоянно слышать образцы правильной речи. Однако, как указывает профессор А.В. Миртов, недостаточно пассивно слушать речь учителя, надо активно вслушиваться в нее [7]. Для этого ученик должен быть активным участником речи, отвечать на вопросы учителя .

Анализируя типичные ошибки и учитывая, что при изучении русского языка родной язык постоянно присутствует в сознании учащихся и оказывает определенное влияние на процесс усвоения русского, следует выявить оптимальные принципы, методы приемы, формы преподавания, достигая тем самым цели развития устойчивого познавательного интереса к предмету. Обращение к определению типичных затруднений, особенностей родного языка учащихся при обучении русскому языку позволяет утверждать, что развитие познавательного интереса школьников к русскому языку в армянских классах находится в прямой зависимости от педагогического мастерства учителя, который различными принципами, методами, приемами и формами обучения пробуждает интеллектуальную активность школьников, обеспечивая успех в работе. Главная организующая роль принадлежит именно учителю. Его энтузиазм, желание заинтересовать учащихся изучением русского языка окажут плодотворное воздействие на учеников. Таким образом, определив типичные затруднения учащихся – армян в процессе обучения русскому языку, можно утверждать, что родной язык играет немаловажную роль в порождении ошибок в употреблении грамматических явлений русского языка, отсутствующих в родном языке. Типичные затруднения учащихся-армян, имеют фонетическую, словообразовательную, морфологическую, синтаксическую и семантическую природу. Следовательно, учет особенностей русского и родного языков учащихся нерусской национальностей в учебном процессе являются важнейшей особенностью методики обучения русской грамматике в армянской школе. Типологическое сопоставление русского и родного языков помогает глубже понять причины ошибок, которые являются следствием интерференции родного языка, и правильно определить задачи, которые приходится решать учащимся при усвоении каждой закономерности русского языка. Результаты сопоставительного анализа, проводимого в системном порядке, позволяют учителю уменьшить количество ошибок в устной и письменной речи .

ЛИТЕРАТУРA

1. Агабабян Г.М. Основные проблемы обучения русской грамматике в армянской школе: Автореф. дис. … д-ра пед. наук. 1972 .

2. Гайнбихнер Т.Н. Обогащение словарного запаса младших школьников на уроках русского языка в полиэтнических условиях Севера (на материале ономастической лексики): Дис. … канд. пед. наук. 2003 .

3. Дмитриев Н.К., Чистяков В.М., Бакеева Н.З. Очерки по методике преподавания русского и родного языков в татарской школе. 1952 .

4. Дмитриев Н.К. О категории грамматического рода в азербайджанском языке // Известия Академии педагогических наук РСФСР. Вып. 40, 1952 .

5. Зимняя И. А. Психология и обучение неродному языку. 1989 .

6. Львов М.Р. Словарь-справочник по методике преподавания русского языка:

Пособие для студ. пед. колледжей. – М.: Академия, 1999 .

7. Миртов А.В. Методика русского языка в узбекской школе. 1967 .

8. Реформатский А.А. Фонология на службе обучения произношению родного языка. 1970 .

9. Русский язык в национальной школе. Проблемы лигводидактики / Под ред .

Н.М.Шанского, Н.З.Бакеевой. 1977 .

10. Турбовской Я.С. Толерантность – духовно-нравственная основа развития единого образовательного пространства // Известия Академии педагогических и социальных наук. 2003 .

11. Щерба Л.В. Преподавание иностранных языков в средней школе. 1947 .

() `,,,,,,

TYPICAL DIFFICULTIES OF LEARNING RUSSIAN LANGUAGE

FOR ARMENIAN LEARNERS

Anzhela Alaverdyan (Armenia) Summary Key words: teaching Russian, Russian as a foreign language, national school, mother tongue, interference, teaching methods, mental operations Typical difficulties of Armenian pupils are of phonetic, word-formation, morphological, syntactic and semantic nature. Therefore, taking into account the peculiarities of Russian and native languages of students of non-Russian nationalities in the educational process are the most important feature of the methodology of teaching Russian grammar in an Armenian school. A typological comparison of Russian and native languages helps to better understand the causes of errors that are a consequence of the interference of the native language, and correctly identify the tasks that students have to solve when mastering each regularity of the Russian language .

–  –  –

Ключевые слова: лекция, устная речь, письменное изложение, составление конспекта, изучение иностранного языка, система заданий .

Учёные и методисты определяют конспектирование как особый вид аналитико-синтетической переработки информации, основной целью которого является извлечение, систематизация и обобщение наиболее существенного содержания источника и письменная его фиксация в форме, не требующей повторного обращения к нему [1, 3]. Вслед за ними под конспектированием мы будем понимать процесс мыслительной переработки и письменной фиксации воспринимаемого на слух текста, результатом которого должна стать запись, которая позволит студенту, ее сделавшему, с необходимой полнотой восстановить полученную информацию [2, 3] .

Конспектирование представляет собой очень сложный процесс, в котором сочетаются аудирование (рецептивный вид речевой деятельности) с письмом (продуктивный вид речевой деятельности). При этом они сочетаются не механически, поскольку фиксации полученной информации предшествует ее специфическая обработка, или «свертывание» текста (термин Н. И. Жинкина) [3], то есть конспектирующий не просто отсекает лишнюю информацию и сокращает текст, но сворачивает таким образом, чтобы через достаточно длительный промежуток времени он смог бы снова развернуть полученный конспект без значительной потери информации .

Процесс конспектирования лекций отличается рядом особенностей, связанных со специфическим временным соотношением рецептивного и продуктивного видов речевой деятельности, со сложной комбинаторикой процессов переключения и распределения внимания [2, 8] .

Иностранные студенты, окончившие подготовительные факультеты (этап довузовской подготовки) и поступившие на первый курс вузов Украины, сталкиваются с необходимостью с первых дней занятий слушать лекции. Конспектирование лекций – один из самых трудных видов конспектирования, что связано с ограниченностью времени, темпом речи преподавателя и скоростью записи текста студентом, умением извлечь и перефразировать наиболее важную информацию .

Студенты, не владеющие навыками конспектирования, могут:

1) вести дословную запись (что невозможно в связи с быстрым темпом речи лектора);

2) пытаться составить план вместо конспекта (что не позволит им в дальнейшем самостоятельно восстановить изложенную лектором информацию с опорой на составленный план);

3) выборочно записывать наиболее важную, с их точки зрения, или трудно запоминаемую информацию (что неизбежно приведет к утрате важных смысловых фрагментов и не воссоздаст в дальнейшем целостной картины) .

Другими словами:

1) во время попыток вести дословную запись студенты часто записывают материал обрывочно, упуская важную информацию и нарушая логическую и смысловую связь между фрагментами лекции и внутри отдельных фрагментов в том числе;

2) составление подробного плана лекции не дает положительных результатов, поскольку со временем информация стирается из памяти студентов и восстановить ее они более не могут;

3) запись наиболее важной, с точки зрения студентов, и трудно запоминаемой информации тоже имеет свои недостатки: при отсутствии остальной информации студенты часто неспособны восстановить логическое построение материала; записанная информация при этом не воссоздает целостной системы знаний .

Кроме перечисленных нерациональных способов записи лекций, студентыиностранцы часто сталкиваются и с другими проблемами. Иногда студенты отказываются от записи лекций на русском языке и переходят на родной язык или язык-посредник. При ведении такого конспекта появляется еще одна проблема – двойной перевод: при записи лекции и при попытке расшифровать эту запись .

Бесспорно, нарушается один из главных принципов ведения конспекта: все важные термины должны записываться на русском языке, так как на родном языке или языке-посреднике студент часто не знает их. Транскрибирование русских терминов средствами языка-посредника очень быстро проявляет свою нецелесообразность .

Теоретические основы обучения конспектированию и изложению, возможные типы заданий описаны в различных книгах[2].

В частности, среди предлагаемых методистами типов упражнений для обучения навыкам конспектирования на начальном этапе выделяют (перечислим лишь некоторые из них):

1) словарный диктант, цель которого – выработать автоматизм письма;

2) письменные ответы студентов на заданные преподавателем вопросы с целью выработки навыка заимствования словоблоков из презентуемого текста, развития оперативной памяти;

3) диктанты на словосочетания, составленные из знакомой лексики, способствующие выработке умений творчески комбинировать усвоенные грамматические и лексические комплексы (особенно важно это при изучении флективных языков, в нашем случае – русского);

4) фразовые диктанты, помогающие выработке навыка звукового анализа чужой речи, развивающие слуховую речевую память;

5) свободные диктанты как необходимый переходный этап от дословной записи к конспектированию предъявляемого текста, способствующие выработке навыков беглого письма, скоростной записи, звукового анализа чужой речи, умению использовать элементы переконструирования предложения с извлечением опорных словоблоков, упрощению информации за счет отсечения избыточной [2, 36-47] .

В то же время практической методики пошагового обучения с демонстрацией системы заданий, направленной на обучение данному виду речевой деятельности, не представлено в методической литературе, либо же имеющиеся разработки невозможно применить в процессе обучения конспектированию китайских студентов-филологов на начальном этапе [6, 5]. В связи с этим в настоящей статье мы хотим предложить методику обучения конспектированию со слуха при обучении русскому языку как неродному, апробированную в группах обучения китайских студентов-филологов. В качестве образца будет представлен один из текстов для конспектирования и система упражнений, направленная на извлечение важной информации и письменную ее фиксацию, отсечение излишней информации, обучение составлению конспекта .

Перед китайскими школьниками стоит задача выучить большое количество иероглифов (около 1000), поэтому больший акцент делается на развитие механической памяти, а не на осмысление материала. В процессе обучения превалируют письменные виды работы, экзамены также, как правило, проводятся, в письменной форме. Кроме того, большое внимание уделяется такому виду речевой деятельности, как чтение. Говорение заменяется чтением и выполнением послетекстовых заданий, направленных на проверку правильности усвоения текста. Продуцирование собственного высказывания предлагается крайне редко. Запоминание выученного материала и его дословный пересказ распространены повсеместно, что также часто препятствует осмыслению материала и ведет лишь к его механическому заучиванию. В качестве основного метода обучения можно выделить грамматикопереводный, а не коммуникативный. Всё вышеизложенное приводит к тому, что китайские учащиеся не всегда быстро и хорошо воспринимают информацию на слух, в связи с чем подход к обучению конспектированию студентов данной категории имеет свою специфику. Облегчить формирование навыков свертывания прослушанного текста могут медленный темп речи преподавателя, многократное повторение, предъявление информации небольшими фрагментами, специально сформированная система заданий, направленная на обучение составления конспекта .

Продемонстрируем методику обучения конспектированию в группах китайских студентов на начальном этапе на примере составления конспекта текста «Способы словообразования в русском языке» .

После объявления темы, целей и задач занятия, студенты на слух повторяют за преподавателем слова и словосочетания (опорные для текста, который будет предъявлен в дальнейшем): словосочетание, часть словосочетания, предложение, часть предложения, слово, структура слова, словообразование, способ словообразования, морфологический способ словообразования, аффиксация, безаффиксный способ. И записывают их на доске и в тетради .

Во втором задании студентам предлагается работа с ключевыми глаголами из текста: преподаватель читает глаголы, студенты по очереди записывают на доске глаголы (с демонстрацией глагольного управления) и отглагольные существительные; далее они составляют и записывают на доске словосочетания с данными глаголами. Цель данного задания – продемонстрировать контекст употребления важных для текста глаголов, активизировать их употребление в речи студентов, обратить внимание на соответствующие отглагольные существительные, что будет важно впоследствии для составления плана текста.

В итоге получаем следующую запись:

состоять из чего? состав состоять из слов образовать что? образование образовать новое слово присоединять что? к чему? присоединение присоединять префикс к корню сложить что? сложение сложить основы объединить что? во что? объединение объединить основы в одно целое переходить откуда? куда? переход переходить из одной части речи в другую обогащаться чем? обогащение обогащаться новыми словами обладать чем? обладать значением Третье задание направлено на увеличение объема памяти: студенты повторяют за преподавателем постепенно увеличивающееся в объеме предложение (или его часть); последний, наиболее распространенный вариант предложения (или его части) один студент записывает на доске по памяти (дается 5-6 предложений из текста, приведем лишь один пример):

Образование слов .

Образование новых слов .

Способ образования новых слов .

Способ образования новых слов путём присоединения префиксов .

Способ образования новых слов путём присоединения суффиксов .

Способ образования новых слов путём присоединения префиксов и суффиксов .

Способ образования новых слов путём присоединения префиксов и суффиксов к корню .

Запись на доске: Аффиксация – это способ образования новых слов путём присоединения префиксов и суффиксов к корню .

Четвёртое задание представляет собой предварительную работу с первым абзацем текста (текст не читается). Преподаватель задаёт вопросы студентам с опорой на знания, полученные на занятиях по научному стилю речи ранее .

Студенты устно отвечают на вопросы. Данное задание ориентировано на отработку навыка свертывания уже известной информации, что связано с тем, что на начальном этапе, как правило, тексты базируются на отработанной заранее лексике и не несут в себе большого для иностранного студента объема новой информации .

1) Из чего состоит наша речь? (Наша речь состоит из слов)

2) Частью чего может являться слово? (Слово является частью словосочетания или предложения)

3) Что имеет слово? (Слово имеет значение и строение)

4) Какой раздел языкознания изучает значение слова? (Лексикология)

5) Какой раздел языкознания изучает изменение слова в предложении?

(Грамматика)

6) Какой раздел языкознания изучает структуру слова и способы образования новых слов? (Словообразование)

В итоге беседы делается вывод и записывается на доске:

Словообразование – это раздел языкознания, который изучает структуру слова и способы образования новых слов .

Далее можно перейти к следующему этапу – к отработке навыка выделения главной информации и ее переформулировки. Преподаватель читает текст по абзацам (начиная со второго абзаца). Чтение текста на этом этапе целиком представляется нецелесообразным, ибо предъявление текста в полном объеме вызовет непреодолимые трудности у китайских студентов, важна пошаговая, небольшими фрагментами, по абзацам, презентация текста. После чтения каждого абзаца (см .

текст слева в таблице) проверяется понимание текста с помощью вопросов (см. в таблице справа). И на доске делается запись – ключевая информация из абзаца, которая в дальнейшем будет использована при составлении плана и конспекта .

І. Какие способы образования новых 1. Какой способ образования новых слов слов существуют в русском языке? Их в русском языке является главным?

несколько, но самый главный – 2. Какие два способа образования слов морфологический. В морфологическом различают в морфологическом способе?

способе различают два основных вида:

аффиксацию и безаффиксный способ .

Запись на доске:

Морфологический способ образования главный способ словообразования новых слов .

–  –  –

ІІІ. В безаффиксном способе тоже 9. Какие два вида образования новых имеется два вида: сложение основ и слов имеются в безаффиксном способе?

аббревиация. Сложение основ – это 10. Что такое сложение основ?

способ образования новых слов путём 11. Назовите примеры образования объединения в одно целое двух или новых слов при помощи сложения нескольких основ (тёмно-синий, много- основ .

значность). Аббревиация – это способ об- 12. Что такое аббревиация?

разования новых слов из сочетания на- 13. Назовите примеры образования чальных букв или частей нескольких новых слов при помощи аббревиации .

слов (подфак – «подготовительный факультет», ХНУ – «Харьковский национальный университет») .

–  –  –

IV. Итак, мы рассмотрели только 14. Почему различные способы некоторые способы образования слов в словообразования имеют очень большое русском языке. Понятно, что различные значение?

способы словообразования имеют очень большое значение. Благодаря образованию новых слов словарный состав современного русского языка постоянно изменяется, развивается, увеличивается, обогащается .

Запись на доске:

Значение разных способов словарный состав современного словообразования для развития и русского языка обогащения русского языка.

изменяться, развиваться, увеличиваться, обогащаться После чтения текста по абзацам, анализа понимания текста с помощью вопросов, вычленения главной информации из каждого абзаца и записи ключевых моментов на доске преподаватель подводит итоги предварительной работы с текстом и вносит коррективы в запись на доске – оформляет план текста:

СПОСОБЫ СЛОВООБРАЗОВАНИЯ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ

I. Словообразование как наука .

II. Морфологический способ образования новых слов .

1. Аффиксация .

2. Безаффиксный способ:

а) сложение основ;

б) аббревиация .

III. Значение разных способов словообразования для развития и обогащения русского языка .

Таким образом, на доске и в тетради студента записаны план текста и опорные словосочетания, которые он может использовать при восстановлении информации текста. И преподаватель может переходить к следующему этапу – чтение всего текста: он читает текст второй раз, выделяя при чтении опорные словосочетания и жестом руки обращая внимание студентов на план, написанный на доске .

СПОСОБЫ СЛОВООБРАЗОВАНИЯ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ

Наша речь состоит из слов. Слово является частью словосочетания или предложения. Слово обычно имеет значение. Раздел языкознания, который изучает значение слов, называется лексикологией. В предложении слова могут изменяться .

Изменение слов изучает грамматика. Каждое слово также имеет своё строение, структуру. Структуру слова и способы образования новых слов изучает словообразование. Таким образом, словообразование – это раздел языкознания, который изучает структуру слова и способы образования новых слов .

Какие способы образования новых слов существуют в русском языке? Их несколько, но самый главный – морфологический. В морфологическом способе различают два основных вида: аффиксацию и безаффиксный способ .

Образование новых слов путём присоединения префиксов и суффиксов к корню называется аффиксацией. К корню может присоединяться только префикс (читать – прочитать) или только суффикс (учить – учитель). Иногда к корню одновременно присоединяются префикс и суффикс (курс – сокурсник) .

В безаффиксном способе тоже имеется два вида: сложение основ и аббревиация. Сложение основ – это способ образования новых слов путём объединения в одно целое двух или нескольких основ (тёмно-синий, многозначность). Аббревиация – это способ образования новых слов из сочетания начальных букв или частей нескольких слов (подфак – «подготовительный факультет», ХНУ – «Харьковский национальный университет») .

Итак, мы рассмотрели некоторые способы образования слов в русском языке .

Понятно, что различные способы словообразования имеют очень большое значение. Благодаря образованию новых слов словарный состав современного русского языка постоянно изменяется, развивается, увеличивается, обогащается .

В результате проделанной работы студенты готовы к завершающему этапу – они по памяти и со зрительной опорой на план и ключевые словосочетания письменно воспроизводят содержание текста .

Итак, мы продемонстрировали пошагово методику обучения конспектированию на начальном этапе. В качестве примера был выбран текст, связанный с конкретной специальностью студентов. В процессе работы по предложенной методике происходит чередование слухового восприятия сообщений со зрительным восприятием, задействованы все четыре вида речевой деятельности: чтение, письмо, говорение, аудирование. Такое постепенное введение лексики текста, который будет предъявляться для конспектирования, активизация глаголов и использования отглагольных существительных, выработка навыков воспринимать чужую речь на слух (от небольших фрагментов, абзацев – к тексту), отсечение избыточной информации, переформулировка важной для записи конспекта информации, составление плана текста с дальнейшим составлением конспекта с использованием плана и опорных слов снимет трудности, которые неизбежно возникают у китайских студентов на начальном этапе при обучении конспектированию .

ЛИТЕРАТУРА

1. Кузнецова Л.М. Методика обучения иностранных учащихся конспектированию печатных текстов (на материале общественно-политической литературы). М.: Русский язык, 1983. – 88 с .

2. Павлова В.П. Обучение конспектированию (теория и практика). М.: Русский язык, 1989. – 97 с .

3. Жинкин Н.И. Механизмы речи. М.: Издательство Академии педагогических наук, 1958. – 378 с .

4. Чистякова А.Б. Методика обучения иностранных студентов языку в вузе .

Виды речевой деятельности. Харьков: ООО «ЭДАНА», 2009. – 159 с .

5. От диктанта – к изложению // Н. Ю. Царева, М. Б. Будильцева, И. А. Пугачев, Н.П. Пушков. М.: Изд-во РУДН, 2003. – 321 с .

6. Пишем изложение, составляем конспект // И. А. Пугачев, Н. Ю. Царева, М.Б. Будильцева. М.: Русский язык, 2003. – 167 с .

7. Кузнецова Л.М. Пособие по обучению конспектированию (на материале общественно-политической литературы). М.: Русский язык, 1980. – 190 с .

8. Методические указания к развитию навыков конспектирования (специальность

– «Русский язык и литература»: для слушателей подготовительных отделений. / Сост. Л.И. Галузинская, Н.Ф. Сазонова. Киев: УМК ВО, 1980. – 40 с .

.

(),,

,,, TEACHING HEARING IN THE PROCESS OF TEACHING

RUSSIAN LANGUAGE AS AN URGENT: FROM WORK EXPERIENCE

Svetlana Varava (Ukraine) Summary Key words: lecture, oral speech, writing, drawing up a synopsis, learning a foreign language, task system .

In the article, we demonstrated step by step the methodology for teaching notetaking at the initial stage. As an example, the text associated with a particular specialty of students was chosen. In the process of work on the proposed method, the alternation of the auditory perception of messages with visual perception takes place, all four types of speech activity are involved: reading, writing, speaking, listening. Such a gradual introduction of the vocabulary of the text that will be presented for note-taking, activation of verbs and the use of verbal nouns, development of skills to perceive someone else's speech by ear, cutting off redundant information, reformulating important information for writing abstract of information, drawing up a plan of the text with further drawing up of the outline using the plan and supporting words will remove the difficulties that inevitably arise for students at the initial stage when learning to take notes .

ТЕКСТ КАК ОСНОВНАЯ ДИДАКТИЧЕСКАЯ ЕДИНИЦА ОБУЧЕНИЯ

РУССКОМУ ЯЗЫКУ КАК ИНОСТРАННОМУ

Лида Жамгарян (Армения) Ключевые слова: коммуникативная компетенция, межкультурная коммуникация, развитие речевых навыков, текстоориентированный подход, коммуникативнодеятельностный подход, связный текст, фоновые знания, целостный контекст, пред-, при- и послетекстовая работа 80-ые годы XX в. в методике преподавания русского языка как неродного ознаменовались переходом с предметного уровня на обучение языку как средству общения, когда в процессе обучения требуется создавать условия, приближенные к естественной коммуникации. Такой подход к обучению языку получил название коммуникативного. Он позволяет «слить воедино процессы формирования языковой, лингвистической и коммуникативной компетенций, обеспечивает органическое единство познания системы, структуры языка и развития речи» [6, 27-28] .

Неотъемлемой частью процесса обучения русскому языку как неродному является, несомненно, интеллектуальное развитие учащихся средствами данного языка (ведь язык – это часть культуры, отражение характера его носителей) .

Обучение русскому языку должно нести в себе не только знания о системе языка, но и имеет огромный культурологический потенциал. Каждый урок русского языка в армянской школе – это практика межкультурной коммуникации, отражающей русский мир и русскую культуру .

Современная методика преподавания русского языка как неродного должна строиться на формировании способности к межкультурной коммуникации. Необходимо воспитывать терпимость к «чужой» (русской) культуре, пробуждать интерес и уважение к ней, довести до сознания учащихся, что изучение «чужого», «не своего», не только достойно внимания, но еще и является средством познания мира .

Расширяя свои представления о мире, принимая чужую культуру, учащиеся приходят к осознанию культурного многообразия, к развитию личных творческих способностей. Русский язык является могучим средством познания своей родной культуры, ее уникальности и своеобразия. Учащиеся армянской школы, не знающие своей культуры, не питающие к ней подлинного уважения, никогда понастоящему не познают и иную культуру, овладение чужой культурой должно повышать статус ученика как субъекта родной культуры. Овладение учащимися ценностями родной культуры делает их восприятие иной культуры (здесь русской) более точным, глубоким и всесторонним .

Важнейшей целью школьного образования является формирование разносторонне развитой личности, способной реализовать свой творческий потенциал как в собственных интересах, так и в интересах общества. Обучение русскому языку направлено на формирование коммуникативной компетенции учащихся, развитие речевых способностей, обогащение их речи языковыми средствами, обеспечивающими решение коммуникативных задач в процессе реального общения .

Современный подход к обучению русскому языку предусматривает обучение языку как средству обмена информацией и взаимодействия .

На первый план выдвигается коммуникативно-деятельностный подход в обучении русскому языку как иностранному, предполагающий создание условий для активного включения ученика в коллективный поиск решения лингвистической или речевой задачи. При коммуникативно-деятельностном подходе на первый план выдвигаются задачи развития речи школьников на основе анализа языковых явлений в текстах разного типа и стиля. Обучение строится в условиях коммуникации и становится деятельным, протекает в процессе живого общения с учителем .

По убеждению Л.С. Выготского, полноценное развитие происходит только в коммуникации: «Общение ребенка с помощью речи находится в непосредственной связи с дифференциацией словесных значений в его речи и их осознанием» [3, 275] .

При анализе текста ученик сравнивает различные грамматические по форме, структуре, значению и функции единицы и выстраивает некое суждение. Еще К.Д .

Ушинским была высказана мысль о том, что «без сравнения нет понимания, а без понимания нет суждения» [4, 218] .

В качестве существенных признаков коммуникации он выделял понимание и суждение. При таком подходе методика русского языка строится от речевой деятельности учащихся к осмыслению и анализу речевых единиц. Действующие учебники по русскому языку отражают концепцию коммуникативно-деятельностного подхода к обучению неродному языку. В методике преподавания русского языка как иностранного начал действовать и активно внедряться в школьную практику так называемый текстоориентированный подход .

Как указывает «Энциклопедический словарь-справочник лингвистических терминов и понятий», текст – это «логическая и структурная совокупность высказываний, скрепленных единством тематики. Текст представляет собой речевое произведение, построенное на основе соответствующих языковых закономерностей» [11, 340-341] .

В свете бурно развивающегося в лингвометодике коммуникативно-деятельностного подхода в учебном процессе в качестве дидактической и коммуникативной единицы используется текст. Наиболее традиционным является использование текста как дидактической единицы, выполняющей три функции: обучающую, развивающую и воспитывающую .

Основной функцией текста как дидактической единицы является функция обучения, т.е. текст в качестве дидактического материала используется, прежде всего, для реализации практических целей обучения школьников .

Обращение к текстам в процессе обучения русскому языку является тем более естественным, что, по Л.В. Щербе: «Они – тот самый материал языка, который вместе с его структурой и механизмами речи составляет сам язык, его феномен» [10, 97] .

Текст как дидактическая единица, по определению Е. Никитиной, «должен быть таким, чтобы он позволял сосредоточить внимание детей на изучаемом грамматическом материале» [9, 15]. В качестве основных требований она выдвигает следующие: доступность пониманию учащихся, насыщенность изучаемыми грамматическими категориями, стройность композиции, безупречность языка и др .

В данном качестве многие настаивают на использовании образцовых текстов, и в первую очередь, художественных, т.к. только художественные тексты дают нам классические образцы повествования и описания, работа над которыми оказывает влияние на развитие связной речи учащихся .

Использование текста как самой крупной дидактической и языковой единицы представляет возможность в совокупности решать задачи совершенствования в языке. Обучающийся как языковая личность приобретает ряд умений, связывающих воедино знание и действие на практике: организовать взаимосвязь своих знаний и упорядочить их, обращаться с запросами к различным базам данных, получать информацию и отбирать актуальные сведения .

Методисты подчеркивают воспитывающую функцию текста, используемого в качестве дидактической единицы, т.к. обращения к мыслям классических писателей «плодотворным семенем лягут в нежной душе ребенка» [2, 80] .

В своей книге «Обучение и воспитание на уроках русского языка» А. Дейкина также делает акцент на воспитательном заряде, который дает работа со связным текстом, предлагает обучающие и развивающие задания, составленные на основе текста, рассматривает различные модели уроков, на которых обучение органично сливается с воспитанием: «на основе текста», «от слова к тексту», «от готового текста к созданию собственного текста» [5, 125] .

Текст является основой создания на уроке развивающей речевой среды, обеспечивающей речевое развитие учащихся, развитие чувства языка. Развивающая речевая среда способна приобщить к культуре, вызвать у ребенка потребность постоянного общения с текстами .

В процессе обучения русскому языку текст является средством и обучения, и воспитания, и развития. Это положение определяет триединство в методике преподавания русского языка и реализовано в истории развития науки .

Задачи обучения русскому языку решаются на основе работы с оригинальными текстами художественной литературы .

В содержании курса русского языка особое место отводится изучению оригинальных художественных текстов, т.к. именно художественный текст дает возможность изучать русский язык в единстве с литературой и культурой. Именно высокие образцы художественной литературы помогают понять русскую культуру, вызывают глубокие эмоции, чувства и переживания, стимулируют желание знать русский язык .

В основу системы работы над текстами положены факторы, которые в наибольшей степени развивают коммуникативную компетенцию учеников, направленную на развитие творческой, инициативной речи учеников: активизируют мыслительную деятельность, носят проблемный характер, развивают способность сравнивать, делать выводы, делиться наблюдениями. В работе над текстом учитываются и армянские реалии .

В учебниках русского языка представлены отрывки из произведений русской литературы, имеющие высокую эстетическую и художественную ценность .

Система работы над текстами способствует приобретению фоновых знаний, нужных для понимания художественного произведения, фактов и событий русской культуры для приобщения к духовному богатству русского народа .

Текст является основной возможностью расширить культурное языковое пространство и обеспечить пребывание ученика в этом пространстве .

Работа над текстом развивает умение создавать на его основе повествовательные и описательные тексты, тексты-рассуждения, способствует выражению собственных мыслей, написанию изложений, сочинений, писем, подготовке докладов и др .

В учебниках представлены отрывки из произведений русских классиков, а также писателей и поэтов, близких нам по времени, язык которых считается образцовым. Отбор текстового материала реализован в соответствии с направленностью на обучение общению, на практическое использование языка в процессе коммуникации с учетом интересов, возрастных и психологических особенностей учащихся .

Наряду с художественными текстами в учебники вошли познавательные и информативные тексты научно-популярного и публицистического стилей, которые содержат сведения из разных областей знаний на русском языке и обеспечивают реализацию принципа межпредметности .

Тексты объединены в разделы, обеспечивающие необходимую частоту повторения тематической лексики: «Все начинается с детства», «Мир, в котором ты живешь», «Мир увлечений», «На свете есть одна Армения…», «Россия далекая и близкая», «В мире прекрасного» и др .

Как правило, тексты учебников сопровождаются коммуникативной установкой, позволяющей обратить внимание учащихся на тот или иной аспект содержания и придать большую целенаправленность их речевой деятельности .

На базе текстов проводится предъявление средств выражения коммуникативных намерений, закрепляемых выполнением коммуникативных упражнений .

Большое значение придается организации бесед на основе актуальных для учащихся вопросов по материалам текстов и содержанию изучаемых тем. Создание на уроке обстановки непринужденного общения является важнейшим условием подготовки учащихся к общению в реальной коммуникации. Тексты учебников дают богатый материал для развития неподготовленной речи .

Из вышеизложенного следует, что обучение учащихся общению на русском языке может быть обеспечено только в том случае, если основной единицей обучения является текст, на уровне которого соединяются язык (как средство общения) и речь (как процесс общения). Текст следует рассматривать как продукт речевой деятельности. Научить учащихся полноценному общению на русском языке обозначает научить их выражать коммуникативные намерения оптимальным образом в соответствии с целями, обстановкой, ситуацией и сферой общения .

Опора на текст является важнейшей характеристикой коммуникативно ориентированного обучения языку, что позволяет «слить воедино процессы формирования языковой, лингвистической и коммуникативной компетенции, обеспечивает органическое единство познания системы, структуры языка и развития речи» [6, 27-28] .

Именно через текст реализуются все цели обучения в их комплексе: коммуникативная, образовательная, воспитательная. Весь материал урока организуется вокруг текста, работает на него. Утверждение в методике обучения русскому языку текстоориентированного подхода обосновывается прежде всего функциями текста в учебнике нового типа: текст является единицей обучения, единицей содержания, единицей контроля .

По словам Т.С. Кудрявцевой, «коммуникативная компетенция может быть сформирована лишь на уровне текста, т.к. текст содержит информацию об общих сферах и конкретных ситуациях обучения, о его цели, предмете, теме, чего ни одна другая единица обучения не несет» [7] .

Не случайно в образовательной программе отдельным пунктом выделено приобретение опыта проведения многоаспектного анализа текста с точки зрения его основных признаков и структуры, особенностей языкового оформления, использования выразительных средств языка, принадлежности к определенным функциональным разновидностям языка и т.д .

Художественный текст можно считать вершиной в обучении языку и одновременно средством, ведущим к полному овладению языком, которое предполагает наличие обширного словаря и умение пользоваться им в разных сферах коммуникации и разных видах речевой деятельности. Возврат к художественному тексту исходит из требований дидактики и психологии. Работа над текстом способствует расширению и обогащению словарного запаса читателя-инофона, развивает его грамматические и лексические навыки, демонстрирует стилистическое разнообразие русского языка. Художественный текст знакомит учащихся с различными объектами, явлениями, событиями, героями русской культуры, они получают достоверную информацию о России, русском человеке, русском характере, т.е .

знания о стране, тем самым реализуются и страноведческие задачи .

При коммуникативном подходе текст следует считать исходной и конечной единицей обучения, главной задачей остается развитие речи учащихся средствами русского языка. Еще К.Д. Ушинским была предложена методика лингвистического анализа текста. Это метод, включающий в себя всестороннее исследование лексического значения слов, синтаксических конструкций, классов слов, их структурных, морфологических свойств. Комплексный подход к рассмотрению фактов и явлений языка на материале художественного текста является наиболее важным для школьного обучения. Школьная грамматика должна быть функциональной, а не описательной, она должна служить достижению главной цели обучения – речевому развитию учащихся. В основу современной методической системы положен принцип изучения языковых явлений на материале текстов художественных произведений, о чем постоянно говорили как ученые прошлого, так и настоящего времени. Так, М.М. Бахтин отмечал: «Грамматические формы нельзя изучать без постоянного учета их стилистического значения. Грамматика, оторванная от смысловой и стилистической стороны речи, неизбежно вырождается в схоластику» [1, 49]. Содержанием уроков русского языка становится анализ языка текста, который является самой крупной единицей языка и одновременно единицей речи .

На занятиях могут быть использованы разные формы работы функциональносемантического и системно-стилистического характера: роль конкретной языковой единицы для понимания смысла текста, значение языковых единиц для создания общего содержания произведения. Можно использовать разные виды работы с текстом: деление текста на абзацы, нахождение границ предложений в тексте, восстановление деформированного текста, выделение в тексте опорных слов, определение идеи, темы текста, анализа авторского заголовка, озаглавливание, дописывание концовки текста, сочинение по опорным словам и т.д .

К такому анализу текста сегодня обращаются многие методисты, преподаватели вузов, учителя школ. Однако, по их мнению, не должен нарушаться основной принцип – учет единства формы, содержания и функции рассматриваемого языкового явления. Только при таком систематическом обращении к тексту, его анализу можно способствовать формированию у учащихся важнейшего коммуникативного умения – умения создавать собственный текст .

Такая работа дает возможность показать ученикам величие, необычайную красоту, выразительность русской речи, ее неисчерпаемые богатства, заложенные в языке. И именно этими богатствами пользуются мастерски русские поэты и писатели. Продолжая такую работу в старших классах, учитель может больше внимания уделять языковому анализу отдельных произведений художественной литературы, тем самым способствуя углублению и совершенствованию ранее приобретенных навыков, раскрывая в то же время перед учениками тайны неродной речи, секреты художественного творчества .

Текст – объект исследования, допускающий возможность разного подхода, разных аспектов рассмотрения. Он демонстрирует употребление изучаемых морфолого-синтаксических и лексико-грамматических конструкций в их естественном окружении, выступает в качестве образца монологической речи, служит основой для построения самостоятельного высказывания, являет собой пример функционального стиля. В этой функции текст выступает как средство в обучении языку .

Текст может выступать как самостоятельный объект изучения. В этом случае предметом рассмотрения становятся такие особенности текста, как смысловая и структурная завершенность, коммуникативная направленность, композиционное оформление, разные типы лексической, грамматической, логической и стилистической связи между элементами текста, информативная насыщенность и др .

Тексты, предназначенные для использования в учебном процессе, называются учебными. Они могут быть определены как тексты, обслуживающие особую сферу обучения и выполняющие присущие только им дидактические функции. В методической литературе тексты обычно характеризуются с точки зрения содержания, языковых трудностей и оформления. Говоря о доступности учебных текстов, следует различать доступность языка и доступность смысла .

Под доступностью языка следует прежде всего понимать вопрос о доступном количестве незнакомой лексики, несущей наибольшую смысловую нагрузку в тексте. Именно на эти опорные слова обращает внимание читающий. Знание опорных слов позволит ему определить общее содержание текста и объединить значение отдельных слов в целостный контекст .

Традиционно работа над текстом в языковом учебном процессе складывается из трех этапов: предтекстового, притекстового и послетекстового .

Цель предтекстового этапа – снять трудности понимания текста, сформировать установку на работу с текстом. На этом этапе работы с текстом усилия учителя и учащихся направлены на преодоление языковых, экстралингвистических, эстетических трудностей. Предтекстовая работа может быть аудиторной либо домашней .

Притекстовый этап работы над текстом является основным. Именно на этом этапе обучаемые учатся обнаруживать в художественном тексте ключевые текстовые единицы, выявлять скрытые смыслы, воссоздавать диктуемые текстом читательские представления, устанавливать внутритекстовые смысловые связи .

На послетекстовом этапе обучаемым предлагаются задания обобщающего характера, чтобы они могли высказать свое понимание прочитанного, собственное мнение о тексте, а также задания, предлагающие связать мнение автора с тем, как это реализовано в художественном тексте и др .

Обучение русскому языку как неродному на настоящем этапе имеет общую коммуникативную ориентацию, направленную на конечный результат: на формирование всесторонне развитой, образованной личности, способной и готовой использовать данный язык как средство общения. При коммуникативном подходе к учебному процессу предъявляются следующие требования: коммуникативное поведение преподавателя на уроке, использование упражнений, воссоздающих значимые для обучающихся ситуации общения, параллельное усвоение грамматической формы и ее функции в речи, ситуативность процесса обучения и т.д .

Овладение средствами языка (лексическими, фонетическими, грамматическими) должно быть ориентировано на практическое использование их в речевой деятельности. При этом все обучение строится на основе предложений и текстов – единиц, самостоятельных в коммуникативном отношении. Процесс обучения в известной степени уподобляется процессу реальной коммуникации .

Текст в методике обучения русскому языку как неродному выступает в качестве единицы культуры. Кумулятивная, культуроносная функция языка связана непосредственно с его когнитивной, коммуникативной и другими функциями .

Знакомясь с текстами русской культуры, учащиеся через язык постигают национальные основы, путем присвоения «чужих текстов» приобщаются к иной культуре, входят в ментальное пространство народа. И именно в художественных текстах выражен наиболее емко культурный пласт. По словам Ю.М. Лотмана, «текст не только генератор новых смыслов, но и конденсатор культурной памяти» [8, 203] .

Текст, по Лотману, провоцирует динамику культуры, текст – подлинный хранитель культуры, раскрыть текст – значит понять культуру и одновременно понять самого себя [8, 204] .

Отсюда вытекает необходимость культуроведческого подхода в методике обучения русскому языку инофонов, реализующего различные направления формирования культуроведческой компетенции учащихся. При таком подходе раздвигаются рамки коммуникативно-деятельностного и личностноориентированного обучения .

Таким образом, учащиеся, поэтапно осваивая методику комплексного анализа текста, готовятся к лингвокультурологическому анализу произведений русских писателей, тем самым формируя лингвокультурологическую компетенцию .

ЛИТЕРАТУРА

1. Бахтин М.М. Вопросы стилистики на уроках русского языка в средней школе // Русская словесность. 1994. – № 2 .

2. Буслаев Ф.И. Преподавание отечественного языка. М., 1992 .

3. Выготский Л.С. Мышление и речь. М.-Л., 1934 .

4. Гетманова А.Д. Учебник логики. М., 1995 .

5. Дейкина А.Д., Пахнова П. М. Русский язык в старших классах. М., 2005 .

6. Ипполитова Н.А. Текст в системе обучения русскому языку в школе., М., 1998 .

7. Кудрявцева Т.С. Работа с текстом – путь формирования коммуникативной компетенции учащихся [Электронный ресурс]. Режим доступа:

https://infourok.ru .

8. Лотман Ю.М. Внутри мыслящих миров. СПб, 2004 .

9. Никитина Е.И. Связный текст на уроках русского языка. М., 1966 .

10. Щерба Л.В. Языковая система и речевая деятельность. Л.., 1974 .

11. Энциклопедический словарь-справочник лингвистических терминов и понятий. Русский язык: в 2 т. Т. 2. М., 2008 .

()

, TEXT AS THE MAIN DIDACTIC UNIT FOR TEACHING RUSSIAN

AS A FOREIGN LANGUAGE

Lida Zhamharyan (Armenia) Summary Key words: communicative competence, intercultural communication, development of speech skills, text oriented approach, communicative activity approach, coherent text, background knowledge, holistic context, pretext and posttext work The article is devoted to one of the urgent problems of the methodology of teaching Russian as a foreign language – the definition of the main didactic unit of education. Modern methodology considers the text as a unit of study, since the text meets the requirements for the formation of students' communicative competence. The article describes the stages of work on the text in detail, depending on the stage of training. As a model, excerpts from the works of Russian classics are given in the textbooks for national schools, since they contribute to the expansion and enrichment of the aesthetic taste of students and also are carriers of the Russian cultural heritage .

ДИСТАНЦИОННОЕ ОБУЧЕНИЕ ИНОСТРАННЫМ ЯЗЫКАМ

УЧАЩИХСЯ С ОГРАНИЧЕННЫМИ ВОЗМОЖНОСТЯМИ ЗДОРОВЬЯ

КАК ФАКТОР ПОВЫШЕНИЯ ИХ МОТИВАЦИИ



Pages:   || 2 |



Похожие работы:

«родительства, здорового образа жизни, нравственного и сексуального воспитания в подростково-молодёжной среде, предупреждения неблагоприятного воздействия на ребёнка со стороны семьи, пропаганды позитивного имиджа современн...»

«УДК 811.111 '38 ББК Ш143.21-55 ГСНТИ 16.21.33 Код ВАК 10.02.19 А. В. Таскаева Челябинск, Россия НАЦИОНАЛЬНАЯ СПЕЦИФИКА ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ГЕРОЕ В АНГЛИЙСКОЙ ЛИНГВОКУЛЬТУРЕ* АННОТАЦИЯ. В статье на материале лексикографических источников английского...»

«УТВЕРЖДАЮ УТВЕРЖДАЮ Заместитель председателя Начальник управления по комитета Тульской области по физической культуре, спорту и спорту и молодежной политике молодежной политике администрации города Тулы _ Д.Н. Яковлев _О.Л.К...»

«© ЛИЧНОСТЬ. КУЛЬТУРА. ОБЩЕСТВО. 2007. Вып. 3 (37) А. ГЕЛЕН ОБРАЗ ЧЕЛОВЕКА В СВЕТЕ СОВРЕМЕННОЙ АНТРОПОЛОГИИ* Каждое учение о человеке обусловлено своей эпохой В 1786 г. Кант в работе "Что значит ориентироваться в мышлении?" зафиксировал следующие положения: "Итак, чистая в...»

«30 ЖУРНАЛИСТИКА И МАССОВЫЕ КОММУНИКАЦИИ УДК 070.11(470) + 070.11(510) + 004.032.6 + 316.774 В. Ф. Олешко Цао Лян ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА ЖУРНАЛИСТОВ: РОССИЙСКИЙ И КИТАЙСКИЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ОПЫТ Анализируется исследовательский опыт профессиональной культуры журналистов...»

«ПРИЛОЖЕНИЕ УТВЕРЖДЕНО решением Совета муниципального образования Кущевский район от " 26 " сентября 2008 г. № 825 (с изменениями от 06 октября 2010 г.) ПОЛОЖЕНИЕ об отделе по физической культуре и спорту...»

«Иэн Бостридж "Зимний путь" Шуберта: анатомия одержимости "ЗИМНИЙ ПУТЬ" ШУБЕРТА: Иэн Бостридж Издательство АСТ Москва УДК 78.071.1 Шуберт Ф. ББК 85.316(3)-8 Шуберт Ф. Б85 Издание книги на русском языке подготовлено при поддержке Отдела культуры и образования Посольства Великобритании в Москве в рамках Года М...»

«Литература 1. Вайль П., Генис А. Советское барокко. Соколов // Вайль П., Генис А. Собр. соч.: в 2 т. Т. 1. Екатеринбург, 2004 2. Мальчики и девочки: Реалии социализации. Екатеринбург, 2004.3. Руднев В....»

«Основные публикации Е.М. Алкон Музыкальное мышление Востока и Запада – континуальное и дискретное. Исследование. Владивосток: изд-во Дальневост . ун-та, 1999. 126 с.Опыт функционального анализа звуковысотной организации музыкальной культуры Индии // Пути совершенствования подготовки специалистов искусства (музыкального и театрального). Владив...»

«ОТЗЫВ официального оппонента на диссертацию Иваненко Алексея Игоревича "Статическая и динамическая модели бытия", представленную на соискание ученой степени доктора философских наук по специаль...»

«В.И. Ильин РОССИЙСКАЯ ГЛУБИНКА В СОЦИАЛЬНОЙ СТРУКТУРЕ РОССИИ* Надежность системы, как утверждает кибернетика, определяется надежностью ее слабого звена . Страну можно рассматривать как систему потоков, регулируемых социальными институтами. Масштабы и интенсивность этих потоков формируют социально-территориальную иерархию,...»

«Введение Раздел I Общие положения Глава 1 Цели и задачи Глава 2 Руководство Соревнованиями Глава 3 Обеспечение безопасности Глава 4 Страхование участников Соревнований Раздел II Формирование состава участников Требования к участникам Соревнований и условия их Глава 5 до...»

«ГЛАВА АДМИНИСТРАЦИИ ГОРОДА ИОВОЗЫБКОВА БРЯНСКОЙ ОБЛАСТИ РАСПОРЯЖЕНИЕ от о у. cJZQYf j Mz г. Новозыбков О поэтапном внедрении Всероссийского физкультурно­ му^ спортивного комплекса "Готов к труду и обороне" на территории города Новозыбкова (дорожна...»

«1.ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 1.1. Московские областные соревнования по стрельбе из пневматического оружия (далее – Соревнования) проводятся в соответствии с Календарным планом физкультурных и спортивных мероприятий Московской области на 2018 год, как лично-командные в упражнениях ПП-1; ПП-2; ВП-4; ВП-2.1.2. Соревнования пр...»

«МБАРЫНГНН ФЫСТГ 6-м къласы ирон литературйы Кусн программ цттгонд рцыд Федералон паддзахадон ахуырадон стандарты домнтм гсг. Программ арзт у Ирон взаг м литературйы программты бындурыл. Федералон паддзахадон ахуырадон стандартты сйрагдр нормативон баз у Урсейы Фе...»

«Результаты второго этапа (второго года) работ Объектом исследования являются почвы – экспериментальные образцы пироугля, полученные в лабораторных условиях при температурах 400-800°С и длительностях 1-4 часа. Целью данного этапа работ являлись эк...»

«Вестник ТГПУ (TSPU Bulletin). 2018. 8 (197) УДК 008-053.2(=1.470-17) DOI: 10.23951/1609-624X-2018-8-28-33 ФОРМИРОВАНИЕ КУЛЬТУРНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ У ДЕТЕЙ НАРОДОВ СЕВЕРА А. В. Иванова Научно-исследовательский институт национальных школ Республики Саха (Якутия), Якутск Описывается особенность коренных малочисленных народов Се...»

«1.ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ Чемпионат ДОСААФ России по рукопашному бою среди мужчин 1. (далее Чемпионат) проводится в соответствии с Положением о всероссийских соревнованиях по рукопашному бою и Единым календарным планом межрегиональных, всероссийских и международных физкультурных меропр...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО ТВЕРСКОЙ ОБЛАСТИ КОМИТЕТ ПО ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЕ И СПОРТУ ТВЕРСКОЙ ОБЛАСТИ ФЕДЕРАЦИЯ АВТОМОБИЛЬНОГО СПОРТА ТВЕРСКОЙ ОБЛАСТИ ОАО "ТВЕРСКОЙ ОБЛАСТНОЙ ИППОДРОМ" РЕГЛАМЕНТ Трековые гонки Чемпи...»

«КОСИМОВ ДЖУМЪАХОН САЛИМОВИЧ ЖИЗНЬ И ТВОРЧЕСТВО ХУШАНГ ИБТИХОДЖА САЙЕ Специальность 10.01.03 – Литература народов стран зарубежья (персидская литература) Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Сафаров У....»

«Министерство культуры, по делам национальностей и архивного дела Чувашской Республики Бюджетное учреждение "Чувашский национальный музей" ЧУВАШСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ: ЛЮДИ, СОБЫТИЯ, ФАКТЫ (2016-2017) Сборник статей Выпуск 12 Чебоксары УД...»

«Бородина Дарья Сергеевна ФАКТОРЫ КУЛЬТУРНОЙ КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИИ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА В СТРАНАХ ЕВРОПЫ В статье предлагается анализ факторов, составляющих культурный компонент (КК) европейского...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.