WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

Pages:   || 2 |

«Общая тетрадь Москва 2018 Издание выходит раз в квартал Редакционный совет: А.Н. Архангельский И.М. Бусыгина С.А. Васильев А.В. Макаркин М. Мертес (ФРГ) С.В. Мошкин Е.М. ...»

-- [ Страница 1 ] --

ВЕСТНИК

ШКОЛЫ ГРАЖДАНСКОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ

Общая тетрадь

Москва 2018

Издание выходит

раз в квартал

Редакционный совет:

А.Н. Архангельский

И.М. Бусыгина

С.А. Васильев

А.В. Макаркин

М. Мертес (ФРГ)

С.В. Мошкин

Е.М. Немировская

В.А. Рыжков

Ю.П. Сенокосов

А.Ю. Согомонов

А. Хиль-Роблес (Испания)

Дж. Хоскинг (Великобритания)

Главный редактор Ю.П. Сенокосов

Ответственный секретарь С.А. Максимов

Верстка В.А. Козак

Издание этого номера журнала осуществлено при поддержке НО «Благотворительный фонд культурных инициатив (Фонд Михаила Прохорова)»

и частных пожертвований .

Содержание № 3–4 (75) 2018 К читателю О нашей оппозиции Вадим Межуев Власть и общество должны учиться общаться Юрий Сенокосов Семинар Политическая культура власти в России Глеб Павловский Дискуссия Те м а н о м е р а Глобализация и общество Френсис О’Доннелл Холакратия: будущее труда или культ менеджмента?

Эйми Грот Предисловие Дэвид Аллен Вызовы и угрозы Демократия в цифровом обществе Томас де ла Куадра-Сальседо Гр а ж д а н с к о е о б щ е с т в о Гражданское образование в истории отечественной общественно-политической мысли. Очерк 1 Александр Согомонов То ч к а з р е н и я «Сталинизм» и «антисталинизм»

как актуальные идеолого-политические категории. Риторика и смысл Александр Даниэль Исторический опыт

Российский либерализм:

существует ли национальная модель?

О борьбе человека за право мыслить Хендрик Виллем ван Лун СМИ и общество

–  –  –

ашу оппозицию принято ругать за недостаточную решительность, неспособность объединяться и договариваться между собой, личное соперничество, отсутствие продуманной и долгосрочной политической Вадим Межуев, главный научный сотрудник стратегии. Замечания во многом верные, хотя никто не Института философии РАН может объяснить, как она вообще возможна в обществе, нанизанном на «вертикаль власти». Ведь главной заботой такой власти как раз и является искоренение любой политической оппозиции, реально претендующей на власть. Такая власть если и рушится, то в результате не победы оппозиции, а ею же вызванной и проигранной войны, как то было в Германии, Италии, Японии в прошлом веке. СССР вышел тогда из войны победителем, что несколько задержало его крушение, но оно произошло чуть позже в результате проигранной им холодной войны. Как же объяснить появление в СССР на закате его существования легальной политической оппозиции?

Прежде всего надо было реабилитировать само понятие оппозиции в общественном сознании. В советское время звание оппозиционера было равносильно смертному приговору, служило синонимом государственной измены и предательства. Да и в дореволюционной России на протяжении большей части ее истории любая оппозиция Церкви или монархической власти квалифицировалась как опасная крамола, а сами оппозиционеры как «раскольники», «смутьяны», «бунтовщики». Оппозиция уходила в раскол, загонялась в подполье, ставилась вне закона, обрекалась на положение нелегальщины .

В годы перестройки политическая оппозиция была вроде узаконена юридически и морально, от нее уже не отшатывались как от чумы. Но с 1993 года ее участие в политической жизни страны заметно ослабевает .

6 К читателю Формально она и сегодня существует в усилия, чтобы не допустить такого посистеме законодательной власти, но ее вторения .





влияние на принимаемые решения фак- Задумываясь о перспективе существотически сведено к нулю. Ее называют вания оппозиции в наше время, необхосистемная оппозиция», но кто не знает, димо для начала довести до сознания что это оппозиция только на словах. широких масс четкое понимание того, Никто не воспринимает ее всерьез, да и зачем она вообще нужна и чем должна она не очень настаивает на своей оппози- быть в своем собственном качестве. Без ционности. Те же, кто реально оппони- этого все разговоры об оппозиции рисрует сложившемуся порядку, опять ушли куют ограничиться интересами узкой в раскол, в несистемную оппозицию, группы особо посвященных лиц. Нельзя постоянно прессуются и преследуются понимать под политической оппозицией властью. Негативное отношение к оппо- любую борьбу за власть, например ее зиции вновь насаждается в обществен- захват революционным путем — ное сознание посредством ТВ и органов посредством насильственного перевопечати, подвластных государству, а сами рота или вооруженного восстания .

оппозиционеры расплачиваются за свою Подобный путь не только редко привооппозиционность судебными преследо- дит к желаемому результату, но и пракваниями или просто публичной травлей. тически исключен в ситуации существоОфициально закрепленные за ними вания современных средств государстярлыки «пятая колонна», «нацпредате- венного надзора и контроля над всеми ли», «иностранные агенты», «русофобы» формами массового протеста. Выход на и т.д. возрождают самую мрачную стили- улицу способен, конечно, продемонстику советских времен. стрировать протестные настроения, но Возможность политических перемен сам по себе не решает проблему власти многие политологи связывают с «рас- в стране. Легальная оппозиция видит колом элит», так или иначе приближен- свою задачу в завоевании власти мирных к власти. Нельзя, конечно, исклю- ным путем, являя собой в этом смысле чать подобный вариант развития собы- альтернативу революции. В отличие от тий, но, как свидетельствует история, партии «профессиональных революциоон редко приводит к желаемому резуль- неров», подобной той, что когда-то тату и часто заканчивается ужесточе- пытался создать Ленин, она может быть нием режима. Приход к власти людей представлена только партией «профестипа Горбачева подобен у нас истори- сиональных политиков», использующих ческому чуду, которое в свое время мы в борьбе за власть исключительно мирне оценили по достоинству, за что и ные средства. Существование оппозирасплачиваемся сегодня. А ведь имен- ции прямо зависит от наличия в общено тогда с оппозиции было снято клей- стве людей, считающих политику своей мо извечного проклятия, хотя возник- профессией. Дефицит таких людей в шая в то время оппозиция более всего стране и является главной причиной способствовала отстранению Горбаче- слабости и неустойчивости политичева от власти. Сегодня мало кто верит в ской оппозиции. В чем же состоит проповторение такого чуда, да и власть, фессия политика? На этот вопрос когдаучитывая прошлый опыт, приложит все то пытался ответить Макс Вебер в своей К читателю

Рейчел Уайтрид. Дверная ручка. 2001

работе «Политика как призвание и про- политическую карьеру путем аппаратных фессия», но мы попытаемся поставить интриг и бюрократических перестаноего применительно к российским реа- вок, неспособны увидеть в оппозиции лиям, сводящим политику исключитель- нечто равное себе. Даже согласившись но к действиям авторитарной власти. терпеть рядом с собой тех, кого они назыЛюбой политик, естественно, борется за вают оппозиционерами, они не могут власть, но только профессиональный смириться с открытым проявлением политик пытается заполучить ее посред- последними своей оппозиционности. Не ством свободных выборов. Даже потер- имея навыков публичной политической пев поражение, он остается политиком, деятельности, они понимают под политипусть оппозиционным — парламентским кой лишь право отдавать приказы и или внепарламентским. Оппозиция для команды, обязательные для исполнения .

него — не менее важная форма его поли- Здесь корень политической профнепритической активности и деятельности, чем годности многих представителей нынешсама власть. И только она позволяет ему ней правящей элиты. Их власть — власть бороться за власть в ходе выборов. даже не одной партии с единой идеологиДемократия тем и отличается от иных ей (как это было в СССР), а случайных форм правления, что является властью не людей, чьи взгляды, политические убежчиновников, а политиков, то есть тех, кто дения, особые заслуги на государственвышел из рядов оппозиции. Кто попадает ном поприще никому не известны или вово власть окольным путем, минуя выбо- обще отсутствуют. Механизм их прихода ры, — не политики, а чиновники. Люди, к власти скрыт от глаз общественности, не прошедшие предварительной школы целиком обусловлен личными связями и оппозиционной деятельности, сделавшие внутрикорпоративными соглашениями .

8 К читателю Никакого порядка, помимо полицейско- На мой взгляд, основным направлением го, такие «политики» предложить обще- оппозиционной деятельности в таких ству не могут. условиях становится сфера сознания, Непрофессионализм — угроза любому гражданского и политического просведелу, но в политике особенно опасен. щения. Если нельзя пока победить Он проявляется в неспособности власти власть на выборах, ее можно превзойти вступать в публичный диалог со своими в области теоретического видения и политическими оппонентами, отстаи- понимания действительности. Разумевать свою позицию в открытой дискус- ется, второе не отменяет первого, но во сии. В любой оппозиции такая власть много раз усиливает его значение в провидит нечто предельно опасное для фессиональной деятельности политика .

себя, а наиболее приемлемым языком В ситуации запрета на открытую полидля разговора с ней считает язык угроз тическую оппозиционность главным и запугиваний. Такая власть и защитить противником власти, как о том свидесебя может только внеправовыми дей- тельствует вся история Нового времени, ствиями. Ее решения не подлежат кри- становится человеческий разум, служетике в средствах массовой информации, ние которому и объединяло все оппозине могут быть оспорены оппозицион- ционные силы. В недемократической ными партиями, а если такое и случает- стране профессиональная политика ся, то только власть решает здесь, кто из нуждается не просто в действующих них достоин быть представлен в борьбе оппозиционерах, но и в первоклассных за голоса избирателей. Лишь после интеллектуалах, способных стать лидетого, как появятся люди, не просто кри- рами общественного мнения. Победа в тикующие власть (такие будут всегда), соревновании умов всегда предшествуно способные вступить с ней в полити- ет победам в политическом соревноваческую борьбу на равных правах, нии. Конечно, и здесь возможны разноможно говорить о появлении в обще- го рода запреты, но инакомыслие, стве профессиональных политиков. вытесненное на периферию общественПока оппозиция не станет столь же важ- ной жизни, создает свой собственный ным элементом политической системы, язык, на котором можно говорить о том, как сама власть, у нее нет шанса быть о чем власть не хочет слышать. Такое чем-то большим, чем просто сборищем инакомыслие намного опаснее для влаполитических маргиналов. Но что ей сти, чем даже легальная оппозиция. Вся делать до того, как она получит такое история советского инакомыслия тому признание? О мнимой оппозиционности пример. Оно не реформировало систетак называемой системной оппозиции му, как того хотело, но стало мощным уже говорилось. Разумеется, и в этих катализатором ее разрушения. Остается условиях оппозиция может призывать только надеяться на то, что в конкуреннаселение голосовать за нее на выборах, ции с недемократической властью наша но вряд ли ее призывы будут услышаны оппозиция, не будучи пока сильнее ее, большинством, более склонным доверять окажется намного ее умнее и убедительофициальной риторике и пропаганде. Но нее, пусть хотя бы в вопросах социалькак еще оппозиция может проявить себя ного и политического устроения нашего в такой ситуации? общества .

К читателю

Власть и общество должны учиться общаться

Политическая свобода... создает между гражданами необходимые связи и взаимозависимости .

А. де Токвиль .

Старый порядок и революция Юрий Сенокосов, лово «оппозиция» (от лат. oppositio — главный редактор противопоставление) вошло в рус- журнала «Общая тетрадь»

скую культуру в конце XIX века после появления в Европе оппозиционных политических партий, становившихся все более влиятельной общественной силой. В «Энциклопедическом словаре» Брокгауза и Ефрона (том XXII, 1897 год) читаем: «В современных конституционных государствах оппозиции отводится область, в пределах которой она может действовать свободно; ей предоставлено право свободной критики правительственных мероприятий в печати, в представительных собраниях, на народных митингах и т.д .

...Легализованная таким образом оппозиция приняла совершенно новые формы. Центром ее деятельности являются теперь, во-первых, парламенты, во-вторых — печать. Все члены парламента, противодействующие официальной политике, являются оппозицией в наичаще употребительном ныне смысле этого слова, а вся периодическая печать, более или менее враждебно критикующая деятельность правительства, называется оппозиционной печатью. По распространенному ныне в западноевропейских государствах убеждению такого рода оппозиция, в общем, не только не вредна, но является необходимым условием мирного, здорового прогресса». (Курс. мой. — Ю.С.) И дальше, рассматривая историю формирования такой оппозиции во Франции, Германии, Англии и других странах, автор статьи отмечает, что только в Англии она стала необходимым институтом госуК читателю Никола-Себастьян Адам. Прометей. 1738–1762

–  –  –

Величества”». О России при этом автор даже не упоминает, и понятно почему .

Легальная оппозиция в нашей стране появится только через десять лет после публикации статьи, в ходе буржуазно-демократической революции 1905–1907 годов. А до этого в условиях самодержавия любое проявление оппозиции преследовалось. Но прошло еще десять лет и в годы победившей советской власти — «государственной формы диктатуры пролетариата» (выражение И. Сталина) — была уничтожена вначале еще существовавшая легальная оппозиция, а затем и так называемый внутрипартийный оппозиционный блок (Каменева, Зиновьева, Троцкого). На том основании, что «без железной дисциплины партии, — заявил Сталин на XV Всесоюзной конференции ВКП(б) в 1926 году, —...невозможна диктатура пролетариата». «Поэтому очередная задача партии состоит в том, чтобы вскрыть принципиальную несостоятельность основных взглядов оппозиционного блока... на предмет их полного преодоления»

(И.В. Сталин. Соч. Т. 8. — М., 1948. — С. 225, 216) .

К чему привело на протяжении последующих десятилетий отсутствие в стране легальной оппозиции — известно: вначале исчезла КПСС, а затем распался Советский Союз. Разумеется, не только по названной причине, но отсутствие политической и экономической конкуренции, безусловно, сыграло в этом не последнюю роль .

Нараставшие при Горбачеве оппозиционные настроения под лозунгом «Больше социализма, больше демократии» закономерно привели в 1990 году к созданию Демократической платформы внутри КПСС и оформлению антикоммунистического движения «Демократическая Россия», которое возглавили выходцы из Компартии. Через десять лет массовые опросы показали, что право на оппозицию и критику властей в СМИ закрепилось в сознании российского населения как обязательный принцип демократии. С 1993 года после принятия новой Конституции РФ и до 2003-го в Государственную думу наряду с «партией власти» постоянно выбирались оппозиционные партии правой и левой ориентации .

Однако и в эти годы, не говоря уже о следующих, неопределенность правового статуса оппозиции позволяет власти сдерживать политическое инакомыслие и критику своих действий как в центре, так и в регионах под предлогом сохранения стабильности в обществе. Еще в 1996 году в Госдуме начинает обсуждаться закон о правовых основах оппозиционной деятельности. Дума приняла его в третьем чтении, передала в Совет Федерации, но закона до сих пор нет .

Следует отметить, что такого закона нет и в большинстве современных европейских стран. Это можно объяснить естественным процессом формирования там легальной оппозиции на основе ограничений, регламентировавшихся в свое время специальными законами о выборах. Речь идет о так называемых избирательных цензах — имущественном, образовательном, оседлости и др., — определявших право гражданина учаК читателю ствовать в выборах в представительные органы государственной власти (активное избирательное право) и быть избранным (пассивное избирательное право). В России буржуазно-демократическая революция, которая была прервана в 1917 году, нашла своеобразное продолжение в 1990-е годы в условиях существования всеобщего избирательного права, закрепленного в Конституции РФ. А само появление оппозиции было обусловлено ее объективной ролью выразителя мнений разных слоев и групп населения, с которыми в условиях демократии обязана считаться власть. Посредством критики, организации общественнополитических акций и других действий оппозиция обычно выполняет функцию катализатора политических изменений, инициатора принятия решений и утверждения в обществе норм, способствующих смягчению социальной напряженности и развитию гражданского согласия. Без этого, лишая себя потенциала саморазвития, политический режим неизбежно стремится к монополизации власти, что и произошло в стране в начале 2000-х .

Характер оппозиции, ее структура, возможности влияния на политические процессы, электоральное поведение населения и деятельность власти зависят не только от остроты социальных противоречий. Как показывает исторический опыт, основными причинами ее формирования, помимо социального расслоения, являются также национальное неравенство, несовершенство избирательной системы, раскол элит, неудовлетворенные амбиции отдельных лидеров. Но в любом случае главным показателем ее успешной деятельности является характер и степень ее организованности и массовости, и ее отношение к законным (и незаконным) формам протеста. Непримиримая оппозиция, когда общество отказывает ей в доверии, часто подвергается репрессиям вплоть до ее разгрома .

В условиях конкурентной демократии благодаря гибкой тактике в отношениях между правящими и оппозиционными партиями происходит мирная смена власти. Достигается это в результате ведения конкурентного торга, на основе заключения сделок, согласования взаимных интересов, образования согласительных комитетов, арбитражных комиссий парламента, проведения круглых столов. Оппозиция никогда не остается единой, но накал общественных противоречий и межпартийных разногласий в этом случае снижается .

В России, судя по опросам общественного мнения, многие считают, что стране необходима «оппозиция власти». Однако, одобряя критику власти, мало кто из россиян воспринимает оппозицию в качестве силы, которая предназначена для смены существующей власти .

Чтобы оппозиция могла действовать, не опасаясь репрессий со стороны власти, считают социологи, она должна быть институционализирована .

Власть и общество должны учиться общаться и совместно вырабатывать социальные цели .

СЕМИНАР

Политическая культура власти в России*

П олитическая наука очень важна, но она не программное приложение, которое, если вы его установили, истолкует вам Россию само по себе .

Должен сказать, с культурой надо Глеб Павловский, быть настороже, потому что в политиполитолог, журналист, ке она всегда проявляется неожиданно — то как ошибка издатель, в политических расчетах, то в ложных ожиданиях от директор Фонда проектов, которые вы запускаете. Наш Евровосток про- эффективной политики шел две фазы отношения экспертов к феномену культуры в политике: сперва никто не мог предсказать того, что случилось с СССР. А когда все случилось, никто уже не может на это повлиять. В момент кризиса политическая культура вступает в игру и делает ход событий непредсказуемым, хотя он им вовсе не был. Ошеломлены наблюдатели, которые, наверное, и прежде наблюдали что-то совсем не то. Зато всегда есть люди, которые были готовы, и они-то извлекают максимальную прибыль .

Я когда-то давно работал в среде НКО, участвовал в совещаниях по развитию России, построению институтов. Популярными в начале 1990-х были несколько моделей развития. Например, модель государства Лесото**, которая рассматривалась как базовая: архаическое общество, которое необходимо развивать. В Лесото жило около полутора миллионов людей. И надо было только определить, как относиться к населению — какое оно? Оно архаическое, традиционалистское, полно племенных и монархических предрассудков и так далее. Все это не имело, как после выяснилось, отношения даже к обществу самого Лесото, но на базе таких * Выступление на международном семинаре Ассоциации школ политических исследований при Совете Европы в Стокгольме 27 апреля 2018 г .

** Государство-анклав на территории ЮАР .

14 Семинар Пьер Руа. Предзнаменование. 1937 моделей предлагались программы помо- ного рынка и демократии. А спустя два щи только-только возникшей России. десятилетия история с Крымом переверЗападная аналитика исходила из того, что нула стол, и аналитики перешли к деконец коммунистического эксперимента прессивной антиутопической аксиоме, расчистил место для построения идеаль- что Россию ждет деградация .

Семинар Политика начинается не с ситуации, а с журнал, который был фактически до того, как вы отвечаете на эту ситуацию. конца ХХ века центральным институИ второе — темпы. Это очень интерес- том писаной русской культуры, не мог ный вопрос. Проблема времени в поли- быть базой для дебатов. Культура ушла тике управления, управление темпами и в тень, стала неуловимой. Дискурс о особенно разрывами в темпах — очень культуре превратился в бесплодный важный фактор. морализм, вечно оплакивающий все Известен тезис: «Европа разных скоро- разрушенное, упущенное, неудачи. Вот стей». Это правильный тезис, потому и мы собираемся обсуждать, чего у нас что сам феномен Европы, какой мы ее нет. Я рос в эпоху кибернетики, она знаем, — ансамбль, сложнейшим путем учила принципу: если чего-то нет, то возникший, отчасти выстроенный из взамен на этом месте что-то есть! Если разнородных элементов, — сложился чего-то «не хватает», ищи структуру, как система асинхронных укладов. которая производит эту нехватку. И она, Уклады, которые относятся к разным эта машина, работает очень хорошо .

эпохам, вступили в симбиоз. Они дру- Есть прекрасная книга американского жат друг с другом и делают жизнь здесь антрополога Нэнси Рис про русский интересной и привлекательной. разговор (Рис Н. Русские разговоры:

Но для этого нужны темпы, нужно культура и речевая повседневность эповремя. Это нельзя сделать быстро. Закат хи перестройки. Пер. с англ. Н.Н. КуРимской империи продолжался веками. лаковой и В. Б. Гулиды. — М.: Новое Россия — переходное общество, но мы лит. обозрение, 2005). Она там очень не знаем, сколько переход продлится и к точно описывает, как рассказ обо всем, чему этот переход нас приведет. Идея чего нет в России: смех, ирония при автоматизма срабатывает в политиче- описании абсурда, в котором мы жиской культуре только на кратких отрез- вем, является единственным содержаках времени с относительно стабильны- нием бесед, никогда не заканчиваюми условиями. щихся практическими выводами. В реНапример, в 2003 году в России еще лигии это жанр литании, наподобие можно было в принципе предсказать, молебных причитаний: «Боже, доколе что будет в 2007-м. А уже в 2008-м вы ты будешь это терпеть!?»

не могли предсказать, что будет в 2011– Конец Советского Союза был воспринят 2012 годах. И в 2013-м могли предска- очень многими в России как искусзать войну, я даже книжку написал об ственное вмешательство в ход событий .

этом. Но совершенно нельзя было пред- Затем искусственной стала представсказать, с кем и когда она начнется и с ляться и новая Россия. Политически не какими последствиями. был поставлен вопрос, что это за новая Дискурс о русской политической куль- страна? К чему она восходит?

туре очень мистифицирован. В XX веке РФ — поразительная историческая слупоследовательно разрушались разные чайность, результат Беловежского сомеханизмы дебатов, трансляций культу- глашения декабря 1991 года, где, кстати, ры, я не говорю уже о журналистике, впервые появилось вредоносное понягде цензурные разрушения пополам с тие «геополитическая реальность», коустарелой структурой дебатов. Толстый торое с тех пор нас не отпускает. В конСеминар це концов понятие «государство-право- гии была сбита. Я бесполезно участвопреемник СССР» оказалось единствен- вал в спорах по этому поводу .

В итоге ной понятной основой идентичности. эта программа наделила новую власть И путинский синтез наделил легитим- функцией распределителя, раздатчика ностью Российскую Федерацию, идя от, помощи, что очень плохо отразилось на в сущности, пустой формулы «госу- развитии институциональном и эконодарство-правопреемник». Но она стала мическом. Власть закрепила за собой основой идентичности, а президент — эксклюзивность агента развития, а элиоснователем нового государства в мас- ты выделялись в касту ничем не риссовом сознании. кующих .

Политика новой России была полити- Когда это безрисковое состояние совмекой импровизаций. А импровизации щается с властными функциями, начивсегда несут в себе эталон, которому и нается раковое развитие. В итоге мы следуют. Импровизаций не бывает без имеем российскую государственность, скрытого обращения к какой-то биб- представленную узкой группой людей лиотеке моделей-эталонов. Таких эта- частных интересов, ни в коем случае не лонов в то время было два: западные являющихся беспристрастной бюрокраинституты, казавшиеся понятными, тией, беспристрастными агентами разспроецированные через публицистику вития. Они вовлечены в политику, став мозг, и советская библиотека образ- новятся ее бенефициарами, получаюцов, более мощная, потому что более щими доходы .

разработанная. И до сих пор вы видите, Я много писал о российской Системе и как это действует... И вот сейчас подго- отличаю ее от концепции авторитарного тавливаемый в Кремле закон «О защите режима. Я определял Систему Российчести и достоинства президента» ссы- ской Федерации как устойчивую соволается на прецеденты: мол есть купность практик поведения, совместинесколько стран, где он существует, а в мых с некоторыми признаками госуИране за это еще и палками бьют. Но дарственности и всегда обращенную к советские паттерны были еще обиль- власти, являющуюся коридором для ней. И они легли в основу очень многих власти. Такое подобие конструктора импровизаций. Лего, из которого можно собирать сложВ критической антропологии развития ные комплексы ad hoc, которые могут хорошо известно явление искусственно- распадаться без вреда для Системы .

го конструирования страны как объекта Авторитарный режим не выдержал бы попечения, помощи в развитии. Логика таких шараханий. Если мы посмотрим этой игры в том, что страну надо описы- на российскую историю последних 30 вать как неспособный к самостоятель- лет, то увидим сквозную тактику и страному развитию архаичный или архаизи- тегию, несмотря на колоссальные перерующийся объект. мены и даже разрывы в государственВ начале 90-х годов были гигантские ной традиции .

программы помощи голодающим. При- В России укоренена культура обхода ходили посылки, где был изображен го- законов, норм и правил, в том числе в лодающий русский мальчик. Население экономике. Она формирует ложные ценна деле не голодало, но мишень страте- ности, имитирует идеологию и политиСеминар ку развития. При этом политика модер- И это еще один интересный момент: понизации, как ее представляют наши вла- чему рынок стал идеологией российскости, за три десятилетия не оставила го центра? Рыночную революцию опизаметного следа ни в одной программе сывали как революцию сверху: мол, для развития. реформ нужен сильный центр. Все 90-е Почему власть ориентируется на про- годы шли разговоры о необходимости грамму модернизации? Потому что она в такого центра. В итоге он возникает — и ней находит средства для расширения своих полноВ России укоренена культура обхода мочий. Власть в России законов, норм и правил, в том числе всегда ждет «великого в экономике. Она формирует ложные дела», создает для него монопольную легитим- ценности, имитирует идеологию ность, оторванную от и политику развития любых легитимирующих процедур. И сегодня идеологи российской модернизации бездумно выдают будущей власти становится центром коррупции, узурпамандат на модернизацию любой ценой и ции конституционных прав граждан .

любыми средствами. Они готовы опасно Вот прямая линия эволюции идеи прообмануться. Команда власти считает, что ведения реформ любой ценой. То, что с она и так уже занята развитием России. годами станет коррумпированной властГлавным критерием развития для идео- ной верхушкой, начиналось как «центр логов является присутствие в центре, процесса реформ» .

сохранение доминирующих позиций. Путь от беззащитного «героя-рефорОни просто не знают ничего убедитель- матора» посреди «реакционных масс»

нее для развития, кроме себя во власти. и «красно-коричневых антиреформиОттого — неразвитость, сбои в разви- стов» к конечному состоянию — автотии страны столь же удобны для усиле- ритаризму — прямая линия почти без ния власти, как и любые программы ее разрывов. И многие из тех, кого мы развития. Неразвитость создает основа- видим сегодня во власти, не отступали ние для «ручного управления», то есть от нее 30 лет. Мы видим, как рыночная вмешательства поперек правил. Оно не экономика превратилась в орудие влаведет к развитию, зато становится само- сти, но ведь это не было предрешено .

целью. Развитие структур вмешатель- Это континуум, но это цепь чьих-то ства — это огромный интересный мир. политических выборов. Многие из тех, Требование к власти в 90-е (оно было кого считали героями, стали символами искренним) строить институты рыноч- коррупции, хотя не все, конечно, стали ной демократии вело к бесполезному бенефициарами преобразований всякорасширению центральной власти внача- го рода .

ле в ее собственном представлении — Что здесь строилось? Строился управбез реальной необходимости. Власть ляемый капитализм. Идея, что капитастроили и создавали как автора и гаран- лизм «октроированный», дарованный, та перехода к рынку. присутствовала с самого начала. Самые 18 Семинар

Дэмьен Хёрст. Домашний очаг. 1996

грубые формы меркантилизма выте- культуры прекрасно синтезируется с кают из идеи управляемого капитализ- властным механизмом .

ма, который должен далее чему-то слу- Но это не отказ от глобализации .

жить. Когда Кремль в самом начале 90-х Система Российской Федерации ультраобъявил о намерении строить рынок (а глобализована. Вообще-то говоря, в ней рынок построить нельзя), то тогда же почти нет чисто внутренней политики .

начали обдумывать, к чему его приме- Система власти воспринимает себя как нить. И не случайно в 2000 году «управ- мировое, глобальное существо. В Кремляемая демократия» совпала с управ- ле процессы челночным образом переляемой экономикой газовых войн. Это мещаются между внутренней политибыла еще вегетарианская форма вторже- кой и внешней. Когда возникает пробления власти в рынок. Меркантилистский ма управления во внутренней политике, рынок на базе советской политической можно сосредоточиться на внешней и Семинар что-нибудь там «победить». Там легче Слабость неожиданно обнаружилась победить, потому что далеко и никто там, где не ждали — в ядре системы .

проверить не может. Сейчас мы помога- Это уже не новость для мира, что в ем официальной власти победить в центре Системы обнаружился азартный Центрально-Африканской Республике. коллективный игрок. Игрок, играющий Это особый тип глобализма, который на грани фола при слабых картах, испытывает сейчас трудности в связи с допуская возможность поджечь казино, режимом санкций. Но режим санкций если проиграет .

акцептируется как система мотивов, Наш президент имел в виду примерно побуждений. это, когда говорил в одном из недавних Большую ценность для паразитирую- фильмов о нем, что если мы так хорошо щих элит представляет миф о тоталь- играли слабыми картами, значит, Запад ном контроле власти над страной. С са- вообще играть не умеет! И через некомого начала этот миф был привязан к торое время мы вообще выиграем. Вот идее всемогущего федерального Цен- определенный взгляд на мир. Здесь вертра, но на самом деле страна развивает- бально представлена культура, но она ся неизвестным для власти образом. не осознается, не рефлексируется .

Если вы попросите ответственных лиц Человек представляет себе мировую нашего истеблишмента объяснить, как политику как игру. Но как должен развивается страна, они едва ли смогут выглядеть конечный выигрыш, что это это сделать. От власти ждут принципи- такое? Отсюда идея, что мир нам не ального курса, требуют сильных про- нужен, если России не будет. За этот ектов, упрекают, что их нет, а она не нигилизм Владимира Владимировича в умеет управлять очень простыми про- советское время точно исключили бы из цессами. парторганизации! Удивительное соедиОпущу тонкий момент, что наша поли- нение жалобы с торжеством и сетоватическая культура всегда стратегически ний с триумфальностью. Жалуясь на то, озабочена. Система стратегию ставит на что Россию лишили сильных карт, место нормы, на место закона. Закон Путин заявляет, что мы уже почти побеработает, если он совпадает со стратеги- дили. Эта иллюзия ведет к постоянным ей и служит ее инструментом. Страте- пропускам реальных возможностей гическая озабоченность, однако, не сов- эффективно использовать ресурсы падает с реальной диспозицией: где и в модернизации и культуры .

каком положении находишься? каковы Россия сегодня пребывает политически реальные резервы? как выглядит контр- в переходном состоянии. Можно говоигрок? Если фантазируется «враг», то- рить о переходном государстве. Вопрос гда надо фантазировать и поле игры. к ученым: как это все определить, Наша странная real politic все время лю- обосновать? Европа разных скоростей буется собой, забывая взглянуть на ре- оказалась нечувствительна к переходальность. ным обществам европейского Востока .

Вот такой движок Системы: ее госу- Переход ведет их к аномальным состоядарственная слабость переходит в чрез- ниям. Даже в таких эталонных странах вычайность, в суетливую спонтанность транзита, как Венгрия и Польша, переи ведет к очень плохим импровизациям. ход является эпохой, а не управляемой 20 Семинар процедурой. А длительность эпохи Как основание предъявлять себя хозяиперехода предсказать невозможно. ном этой территории. Если часть звеньЧто отсюда следует для нас? Наша ев стирается, ну что ж, пускай.. .

система в ее, как мне кажется, предфи- Дух времени всегда несет в себе какуюнальной фазе оказывается тем, что то мифологию времени. Кстати, пример человек, даже будучи лояльным, не с иностранными агентами очень хорош, может принять. Я не могу признать потому что это то, что нельзя признавать чью-либо компетенцию указывать мне, ни под каким предлогом. Это то, что как говорить и что читать. Невозможно должно быть отвергнуто во всех смыспризнать эту антиглобальную модифи- лах слова — открыто, публично, технокацию культуры. Она хорошо выражена логически, чтобы исключить саму возв недавней колонке Суркова: пусть нас можность принимать такие законы. Но не принимают на Западе, всей Россией если спецслужбы, которые сегодня нахопойдем куда-нибудь еще искать, «где дятся в тренде, создают закрытые базы оскорбленному есть чувству уголок». данных, то у нас появляется требование Но эти более 200 лет (после выхода огласки информации о кадрах. Какого грибоедовского «Горя от ума») евро- черта? Кто люди, которые допущены к пейского развития России — это вся моим данным? Я им не верю — я хочу их высокая русская культура. Без нее рус- видеть, хочу знать их фамилии, хочу ских нет. Я не готов сравнивать ее леги- знать об их собственности и т.д. Они тимность с легитимностью любой пре- допущены к моим данным, а кто они ходящей власти Российской Федера- вообще? Здесь возникает тема для будуции, антидемократической или демо- щей политики. И такая же тема, конечно, кратической, какой угодно. Никто не возникнет и в отношении коррупции .

может приказать человеку игнориро- Потому что здесь выбор из двух. Либо вать либерализм Пушкина. Прости, кто Российская Федерация будет признана ты, а кто Пушкин? Пушкин легитимней преступным государством, чего я категолюбого президента России. Здесь воз- рически не хочу. Либо выявится некотоникает потенциал новой легитимности рое число реальных виновников узурпадля людей, которые ценят свое до- ции власти, которые могут быть судимы стоинство и хотят увидеть другие вре- даже в Басманном суде города Москвы мена и миры. по конкретным делам. Я думаю, второй Сталкиваясь с Системой РФ, мы видим, случай будет предпочтительней для всех что она готова сжечь все резервы, чтобы патриотов, даже для коррупционеровсохраниться. Но она не говорит вам, патриотов. Пусть они украсят собой спикакие именно резервы она будет сжи- сок виновных в наших потерях, но гать первыми: не вас ли? Население Россия будет признанным легальным выступает в Системе не как люди, а как государством. Реализация Конституции в звенья цепи передачи сигналов от цент- полном объеме мне кажется очень важра власти к пространству, к территории. ной целью!

Семинар Дискуссия

Дмитрий Щипанов, корреспондент «Реального времени», Самара:

— У меня к вам вопрос как к человеку, который все-таки имеет отношение к выборам. К намерению, о котором заявил известный блогер и предприниматель Илья Варламов, баллотироваться в мэры Москвы стоит относиться как к шутке? Или у него есть реальные возможности как у публичного человека прийти и что-то сделать?

Глеб Павловский:

— Публичный человек, конечно, имеет возможность. И почему не может Илья Варламов? Другое дело — мутный характер сегодняшних выдвижений. Но это просто относится к нашей ситуации и, конечно, к недопустимой степени, в которой контролируется на дальних подходах весь электоральный процесс. Я за то, чтобы на самом деле было больше каких-то кандидатов, хотя я невысокого мнения о способности оппозиции проявить себя. Той оппозиции, которая себя называет оппозицией. Потому что она, с моей точки зрения, сегодня вне повестки .

Она в своей повестке, она аутична, она хочет, чтобы другие переходили на ее язык, а она сама не хочет переходить на другой язык. И надо иметь уважение к Москве, Москва заслуживает людей, имеющих опыт какой-нибудь в чем-нибудь. В чем-нибудь, понятном для жителей Москвы. Чистый уличный политик — это не очень увлекательно. Мне кажется, что центральный пункт повестки — это борьба против муниципального фильтра, поскольку он исключает возможность выдвижения нескольких сильных кандидатур .

Владимир Дергачев, заместитель редактора отдела политики РБК,

Москва:

— Глеб Олегович, если я вас назову одним из архитекторов и в каком-то смысле пропагандистов современной политической системы РФ, то, видимо, не погрешу против истины. Интересно, почему вас выдавила Система или почему вы сами из нее ушли. Считается, что это было связано с медвединско-путинской рокировкой. Можно пофантазировать, как выглядела бы Система, если бы Медведев все же пошел на второй срок и стал президентом?

22 Семинар

Глеб Павловский:

— Я действительно ушел в апреле, или, как вы говорите, меня выдавили в апреле 2012 года. Это очень хорошо, потому что я азартен и мог бы еще какие-то ошибки допустить .

Но ведь с Медведевым какая проблема? Как использовались четыре года (уникальное на самом деле политическое окно) президентства Медведева нашим обществом? Оно использовало этот цикл для чего-то?

Оно пыталось создать возможность необратимого продвижения хотя бы по каким-то направлениям? В каком-то смысле можно было выбирать направления и по ним добиваться признания. Потому что власть ограничена, но была готова к признанию. Это подтверждает даже катастрофический провал реформы МВД в 2009 году, которая готовилась в ответ на требования общества .

Проблема в том, что не нашлось... Это и ко мне, в общем-то, вопрос .

В стране не нашлось даже небольшой коалиции, которая готова была бы зацепиться за Медведева и заставить его идти дальше. А это ведь нормально, это одна из самых простых операций в политике. Возникло окно — и вы должны его расширять. Но этого не было. Просто мы все рассказывали анекдоты про Дмитрия Анатольевича .

Степан Парфенов, исполнительный директор «Эха Москвы», Пенза:

— Скажите, пожалуйста, существует ли сейчас какая-то идея или идеология, которая может быть массово воспринята населением? Есть ли какая-то альтернатива, что зацепит людей?

Глеб Павловский:

— Вопрос мне несколько не понятен, потому что наверняка есть какието бродячие идеологии, какие-то токсины витают в воздухе все время .

Степан Парфенов:

— А какие-то массовые?. .

Глеб Павловский:

— Подождите. Это уже другой вопрос и другая цена. Зачем это? Кому?

У нас, например, есть такая прекрасная вещь, как бюрократический популизм. Есть такой популизм в Европе, который постоянно атакует брюссельских бюрократов, а у нас он атакует якобы либеральную бюрократию в правительстве. А на самом деле оказалось, что популизм блестяще, хорошо вступает в симбиоз с бюрократией, дает ей возможность расширять пространство действия без правил и процедур. На этой базе можно выстроить много массовых вредоносных идеологий. Вы считаете, что есть идеология, которая сама по себе автоматически проведет какую-то реморализацию или политическую джентрификацию России?

Нет, такой идеологии нет и не может быть, потому что действуют люди Семинар с той культурой, которая у них есть, какую бы идеологию вы им ни нахлобучили .

Тимур Митрофанов, юридический консультант, компания GARANT,

Республика Татарстан:

— Выступление ваше о культуре в российской политике. Вы затрагивали вопросы геополитики, и в частности упоминали Беловежское соглашение, где сказано, что Советский Союз перестает быть субъектом международного права и объектом геополитической реальности. Второе — вы упомянули путинскую цитату из фильма. Я не смотрел его; видимо, это из интервью Оливеру Стоуну. Путин заявил, что даже со слабыми картами мы победили. И эта цитата тоже имеет ассоциации с геополитикой. Почему я об этом говорю? Потому что мы находимся на родине Рудольфа Челлена, автора термина «геополитика» (1899). Этот шведский философ достаточно неоднозначный, многие считают его предтечей национал-социализма. Например, политолог из ВШЭ Сергей Медведев говорит, что геополитика — это лженаука .

И еще — в самом начале вы сказали, что в кибернетике отсутствие чего-либо предполагает присутствие чего-либо. Исходя из вашей лекции, я так понял, что в Российской Федерации, к сожалению, в настоящее время сложно говорить о том, что у нас есть политическая культура. А вопрос звучит так: всегда ли отсутствие политической культуры приводит к появлению геополитической культуры? То есть приводит ли отсутствие политики внешней или внутренней к появлению геополитики?

Глеб Павловский:

— Честно говоря, это небольшое выступление, и я в принципе его приветствую, так как тоже считаю, что геополитика — лженаука. Я про это даже статью написал в одном из аналитических журналов .

Вы знаете, почему появилось слово «геополитика» в Беловежских соглашениях? От бедности голов, которые были заполнены истматом, советским псевдомарксизмом. Они просто поставили на место «борьбы трудящихся за мир в глобальном масштабе» «геополитику» и успокоились. Я не сказал, что в Российской Федерации нет культуры. Я сказал прямо обратное, что перерождение политических проектов было связано именно с действием культуры, которую не осознавали, не обсуждали и выносили за скобки. Но она работала как набор образцов, которыми люди руководствовались. Это все культурные феномены. И состояние Российской Федерации сегодня — результат процесса массовой культуры. Не какой-то статичной, гомогенной, авторитарной, как говорят, а процесс, связанный с экономической и политической ситуацией, и его можно проследить на всех этапах. И вы увидите, что на каждом этапе можно было действовать как-то иначе, просто это требовало усилий .

24 Семинар Давид Альфаро Сикейрос. Эхо крика. 1937 Семинар

Татьяна Лушникова, гражданский активист, Москва:

— Пару дней назад у нас выступала Кадри Лийк из Европейского совета. Выводом из ее выступления стало предположение, что сейчас Европе с Россией говорить, в общем, не о чем. Более того, она считает, что и России с Европой говорить особо не о чем. Можете прокомментировать такие выводы, есть ли у нас пути сближения?

Глеб Павловский:

— Милейшая Кадри просто воспроизвела официальную позицию .

Действительно, такова официальная позиция Евросоюза и в еще большей степени Соединенных Штатов — отсутствие темы для обсуждения .

То есть можно, конечно, встретиться и поговорить о чем-нибудь, о литературе, о Достоевском, но зачем? Это, конечно, провал, причем двусторонний провал международной политики. Выход бывает очень сложным. Такое бывало и в эпоху холодной войны. В 50-е годы был постоянный диалог, про Западный Берлин, что он должен иметь коммуникации, а потом, что нужно снести стену. Всегда можно определить круг вопросов, которые заведомо нерешаемы в данный момент .

Вы знаете, даже над идеей запрета ядерных испытаний смеялись. Вы что, шутите? Этого достичь невозможно! Тем не менее определенные группы экспертов (это была трудная операция) добились на Западе и на Востоке, что в 1963 году испытания запретили. Надо искать решения .

Пока люди не разговаривают, ничего не произойдет. Политически что это значит? Это значит, если я отказываюсь разговаривать, я отхожу в сторону и другим уступаю это место. И те разговаривают. Разговаривает какой-то почтеннейший Третьяков, Затулин, Дугин. Я наблюдал борьбу двух динозавров на недавнем совещании.

Причем один из них был соавтором закона о санкциях, но вынужден был выступать в роли либерала и пацифиста против другого динозавра, который спрашивал:

«Почему мы до сих пор не бомбим Америку? Костя, когда мы будем бомбить шестой американский флот?» А Костя отвечает: «Знаешь, ну, это как-то не по понятиям. Они же согласовали с нами мишени в Сирии .

Мы не можем теперь бомбить». Вот такие суждения случаются, когда вы уходите от дебатов, когда освобождаете поле дебатов по той или иной причине. Но я думаю, что этот паралич пройдет. Он пройдет, но, к сожалению, качество кадров оставляет желать лучшего .

Марина Игнатова, ассистент заместителя министра Министерства сельского хозяйства РФ, Москва:

— У меня вопрос об инструментах политической культуры. Какие зарождаются в этой связи новые тенденции? Как госслужащий я знаю, что сейчас повсеместно вводятся электронные сервисы контроля за предоставленными услугами, то есть за их исполнением и документооборотом. Есть ли достойные исследования по улучшению качества такого 26 Семинар сервиса? Хотелось бы услышать ваше мнение, насколько это действенно? Есть ли способ препятствовать фальсифицированию процедур?

Скажем, у нас в Москве есть сервис по ремонту дорог, мы делаем фото каждой ямы, а нам сотрудники ЖКХ фотографируют для сравнения соседний кусочек асфальта. Есть ли какие-то убедительные примеры отслеживания качества, а не количества исполняемости?

Глеб Павловский:

— Во-первых, я думаю, что они есть. Я их не знаю, но уверен, что есть, например что-то делается в кудринском окружении. Но проблема в чем?

Проблема здесь тоже политическая. Исследования проводятся, когда они могут быть конвертируемы в удары по конкретным чиновникам, когда их выбирают или когда они могут быть смещены путем кампании в прессе. Если у вас эти функции парализованы, то тем самым парализуется вся цепочка гражданской активности, особенно в такой дорогостоящей и трудо- и времениемкой деятельности. Можно встать цепью против бульдозера, но кто будет оплачивать такие исследования? Очень немногие готовы это делать. Что происходит в НКО, вы знаете; что происходит в государственных так называемых НКО — тем более. Там тоже есть такого рода исследователи, но они снижают политическую планку, стараются зашифровать свои исследования. Я просто не знаю, есть ли исследования по эффективности инструментов транспарентности, особенно признанных официально. Наверное, есть, я удивился бы, если их вообще бы не было, но я не видел их в медийном поле .

Марина Игнатова:

— Можно я уточню? Насколько это является инструментом новой политической культуры?

Глеб Павловский:

— Конечно, является! Но понимаете, вот есть — я возьму более близкий мне пример, чем яма во дворе, — президентский рейтинг. Вокруг этого накручена невероятная мифология, которую, в общем, не сложно деконструировать, проведя встык несколько социологических исследований, которые покажут, что такое сегодня на самом деле этот рейтинг, как он строится или как он фальсифицируется даже без сознательного намерения фальсифицировать. Мы, собственно говоря, замеряем уровень доверия к безальтернативности таким способом. И эта цифра называется уровнем доверия президенту. Это можно сделать, но это должен ведь кто-то оплатить. И это должна провести какая-то профессиональная социологическая служба, но никто из них не хочет этого делать по понятным причинам .

Это всегда очень конкретный вопрос. Где яма? В Москве? У Семеныча?

И стоит ли из-за такого пустяка, как яма, ссориться с таким важным Семинар человеком? Вот здесь, повторяю, политическая мина: не действуют основанные на исследованиях выводы. Такое исследование не может стать сегодня естественным поводом к отстранению чиновника .

Юлия Архипова, проектный менеджер Фонда Бориса Немцова, Киев:

— Интересная очень лекция. Я все время пыталась понять, где мое место в этой среде как гражданина, обладаю ли я как часть гражданского общества какой-то субъектностью. Мне, если честно, почувствовать субъектность не получилось. Вопрос: признаете ли вы субъектность гражданского общества, гражданина? И если нет, то почему?

Глеб Павловский:

— Субъектность может существовать на разных уровнях. Во-первых, субъектность гражданина. Чтобы выстраивать гражданскую субъектность, надо действовать, участвовать. Если вы не участвуете, значит, выбрали другой вариант — позицию частного лица, которое ждет или получает удовольствие, или что-нибудь еще .

А дальше начинаются сообщества — поддержки сопротивления, противодействия. Что-то происходит по вашему месту жительства, что вас не устраивает, вы организуете дежурство, выделяете главных, создаете даже, может быть, какой-то фонд для поддержки этой группы. Это тоже субъект .

Возможна субъектность чисто партийная, но я к этой сфере менее чувствителен .

Возможна субъектность чисто интеллектуальная. Вы обдумываете свои действия, делитесь, пишете колонки, возмущаетесь или ликуете .

Есть много разных видов субъектности. Но наша система сегодня ограничивает число вариантов реальной политической субъектности. Она говорит: «Не выходи из дома, не совершай ошибки. А когда будет надо, мы тебя позовем». На последних выборах была построена гигантская машина мобилизации 60 миллионов человек, между прочим. Я ее рассматриваю чисто технически: да, оригинальная машина. Она территориально-корпоративная, с ответственными и т.д. Правда, эффективность, как у паровоза Стефенсона: она прибавила 3%. Но она, конечно, будет использоваться и дальше, раз ее такую сделали. Система, которая безинституциональна, пытается машинами заменить институты. Но это, конечно, псевдосубъектность. И в этом, к сожалению, участвовали многие мои бывшие друзья .

Ваш вопрос мне понятен. Но по поводу вашего варианта субъектности я не могу дать совет, не зная вашего положения .

Виктор Воробьев, руководитель Студенческого правозащитного центра, Санкт-Петербург:

— Глеб Олегович, я хотел бы вернуться к более приземленным вопросам .

В сентябре прошлого года в Москве прошли муниципальные выборы .

Их 28 Семинар итог: появление около двухсот так называемых независимых депутатов при содействии штаба Дмитрия Гудкова и Максима Каца. СМИ успели окрестить эту инициативу политическим Убером, поскольку задача штаба во время выборов сводилась к максимальному упрощению политического процесса для его непосредственных участников. Сейчас примерно те же лица предлагают повторить это в 2019 году в Санкт-Петербурге, где муниципальная власть устроена примерно тем же способом .

С вашей точки зрения, насколько эта история изменила или изменит политический ландшафт Москвы в краткосрочной и долгосрочной перспективе? И насколько этот опыт может быть распространен на другие города России?

Глеб Павловский:

— В выборах, о которых вы говорите, был очень интересный момент — спонтанное движение людей, которые хотели участвовать, выдвигаться в муниципалы. Это вообще-то удивительная вещь, потому что уже давно существовала заученная пассивность. А тут люди сотнями приходили и хотели участвовать. Мне это кажется даже более важным, чем штабы Каца и Гудкова .

Типичная ошибка наша в условиях нехватки активности — штабная презумпция. Что если штаб чего-то добился, то это и есть результат штаба, а дальше все остальное к нему приписано. Люди, которые голосовали, которые выбрали других людей, — все это замечательно. Но дальше штаб должен что-то новое показать. Вообще-то говоря, хотелось бы увидеть нахождение во власти и желание реально действовать в качестве таковой. Были такие попытки, и они более интересны для меня, чем обсуждение того, что можно сделать штабным путем .

Питер — очень интересная площадка. Но можно ли повторить то же самое? Будет ли там такое же спонтанное стремление участвовать в политическом процессе? Его кто-то должен активизировать. Вообще Питер как политическая единица сильно отличается от Москвы. Там много специфики, и поэтому это интересно .

Я жду, когда эта микрополитика и микровласть заработает, а не будет в СМИ стирать разницу между локальным и общероссийским за счет универсальности соцсетей. Потому что особого результата здесь нет .

Екатерина Погорелова, продюсер, г. Красноярск:

— Хочется сказать, здорово, что где-то есть муниципальные выборы, потому что у нас прошли, например, выборы мэра. И прошли как-то тихо для всех. Приняли закон, что прямых выборов не будет. И группа депутатов из городского совета, которые получили перед этим места в различных муниципальных образованиях, выбрали человека, который их и раздавал .

Как вы считаете, такая модель правильная? Потому что прошлого нашего мэра в миллионном городе выбрали 10% избирателей. Была кампаСеминар ния, на которую потратили деньги. Вроде бы даже была гонка среди разных претендентов, и мы увидели новые лица. С другой стороны, может быть, мэр должен заниматься не предвыборной кампанией, а осуществлением контроля за тем, как дороги строят, и т.д .

Глеб Павловский:

— Знаете, это было и в Советском Союзе. Только там он мэром не назывался, а был секретарь горкома наряду с председателем горисполкома, который перед выборами нес ответственность за то, чтобы не было жалоб от населения. И население этим пользовалось, злоупотребляло даже .

Кричали: «Не будем голосовать, если не почините крышу». В каком-то смысле это идеальная система власти. И даже если послать европейских наблюдателей на такие избирательные участки, я думаю, они не нашли бы никаких нарушений .

Мэра избирают. И если его избирают, значит, он опирается на голоса горожан и представляет город. Но если вы видите недостаток в его заботе о коммунальном хозяйстве, значит, атакуете его, выдвигаете другого мэра. А если думаете, что заменив мэров технократами-специалистами по ямам и колдобинам, замените политическую систему, то, боюсь, окажетесь в печальном положении. Очень плохо, что было принято такое решение. Коррупционная технология видна, мотивация личная тоже понятна, но это деградация структуры. С моей точки зрения, все это будет отменено просто разом в конечной фазе системы. Но не обязательно приведет к лучшему результату, вот в чем дело .

История, о которой вы говорите, возмутительная. Она, с моей точки зрения, вызвала недостаточное возмущение и в центре, и в вашем прекрасном городе. И то, что это сошло с рук, — очень плохо. С другой стороны, это, может быть, потому, что они не хотят раздувать скандал. Может быть, они рассчитывают на что-нибудь в будущем. Одно скажу, что чем больше специалистов по ямам, тем больше ям .

Владимир Дорохов, председатель Тульского отделения «Яблока»:

— Политический режим Владимира Путина эволюционирует в сторону ужесточения. Может ли что-то произойти, чтобы в течение предстоящих шести лет произошел поворот в сторону либерализации?

Глеб Павловский:

— Вы знаете, такие предположения противоречат моему чувству прекрасного. Не могут эти люди наладить управление простыми процессами, какую либерализацию они проведут? Или наоборот — такую утонченную систему, как китайский сервер фильтрации Интернета Firewall, который строился специалистами (я переводную книгу о цифровой войне читал еще в 1995 году, когда у нас даже такого понятия не было).. .

Нет, у нас невозможно ни то ни другое .

30 Семинар Но то, о чем вы говорите, тоже своего рода тренд. Это оползание системы, которая хочет все время создать какой-то порядок. Она не хочет вас лично репрессировать, она хочет создать какой-то порядок. Но она не знает, что такое порядок. У нее неправильные образцы для этого, плохая библиотека, как говорится. Из щита и меча не извлечешь идеи порядка .

Поэтому она съезжает. И еще в правящем круге есть высочайший скепсис к людям. Существует презумпция преступности и порочности населения, основанная на богатом наборе примеров из русской литературы и истории, но нет идеи закрыть страну. Просто они строят потемкинскую крепость в России .

Это трагическая ситуация. Люди, которые недостаточно способны и компетентны справляться с усложняющейся ситуацией, пытаются ее упростить. И это ведет к очень плохим последствиям, и может привести к страшным, потому что у них ограниченный набор ответов на вызовы .

Это своеобразная игра, в которой присутствует привкус русской рулетки .

Они считают, и справедливо, что раз выжили до сих пор, то это удача .

Они делают ложный вывод из правильных посылок. Нет, они не будут строить. А все, что делается, — это последствия того, что они не строят .

Мая Завьялова, член партии «Яблоко», Москва:

— В последнее время появляется информация, что изменят Конституцию. Возможно ли это?

Глеб Павловский:

— К сожалению, есть такие слухи, и они имеют под собой определенную почву. Я уверен, что это одно из самых опасных предприятий из возможных, независимо от того, к каким именно статьям Конституции подберутся. Просто в нашей государственности очень мало устойчивых элементов, к которым рано или поздно придется возвращаться, кроме Конституции. Так что если рано или поздно возьмутся за Конституцию — это очень плохо и очень опасно. Я думаю, это тот пункт, где надо решительно упираться .

Халит Сагов, Республика Ингушетия:

— Глеб Олегович, возвращаясь к современной политической культуре, можно ли считать ее особенностью, что люди, которые занимаются политикой, реально за власть не борются? И если такие есть, можете ли вы назвать политика или политические силы, обладающие политическим языком, о котором вы говорили .

–  –  –

средствами и процедурно, и нынешней эпохой. Для них это как бы один процесс, это нечто законное в их представлении .

Что касается каких-то тайных сил, скрытого имама, который где-то таится и знает, как надо действовать, а потом выйдет на сцену и скажет об этом, то я не верю в это. Потому что политика как рынок, вы не можете узнать цену товара, если его нет на рынке. Просто нет способа узнать позицию и весомость позиции политика, если его нет, если он просто сидит дома и думает о том, какой он великий политик .

Поэтому нет такой силы. Но могут выступить другие люди в качестве центров координации и другие конфигурации. Я называю это процессом политизации, и он идет. Он недостаточно развит по лидерам, по кадрам, но он происходит. И в нем проступают очертания и границы иных политических сил, чем те, которые присутствуют сегодня в СМИ .

Это похоже на всплывание глубоководных рыб. Вы увидите смутно что-то колючее и странное, но непонятно, оно дружелюбное или опасное. И пока это существо не поднимется на поверхность — вы ничего о нем не узнаете. Но это, к сожалению, результат прошлой деполитизации, когда не было экрана, на котором можно было бы увидеть, кто есть кто .

Денис Стрелков, журналист интернет-издания 7 х 7, г. Киров:

— Как вы считаете, насколько самостоятельными были условно либеральные политики, которые выдвинулись на последние президентские выборы? Влияла ли на них администрация президента?

32 Семинар

Глеб Павловский:

— Их самостоятельность была низкой, конечно. Это, в общем, очевидно, здесь банальности повторять не буду. Новым фактором было присутствие Навального, который, не будучи зарегистрированным, создал давление на администрацию. Вот пример явочной политики. У него не было никаких шансов быть зарегистрированным, и он это прекрасно знал. Но он за год до Путина выдвинулся и организовал процесс, то есть привлек внимание к проблеме выборов, заставил считаться с ним, волноваться администрацию. И в конце концов, они же отказались от сценариев, которые уже были разработаны для этой кампании, и расширили круг претендентов. Во-первых, появились Грудинин и Собчак .

Но потом это была мобилизационная кампания. Они просто тупо, но успешно провели аппаратную мобилизационную кампанию довольно архаичного типа. Почему? Потому что боялись рисковать. А почему боялись? Потому что Навальный был. А почему они боялись Навального, ведь он же не зарегистрирован? А вот, понимаете, человек явочным образом взломал безальтернативную ситуацию, и она зашевелилась. И кстати, к вопросу о новых силах, в ней стали волноваться новые силы, но они оказались недостаточно политически оформленными. Вот, например, движение против реновации жилья в Москве теоретически могло превратиться в один из отрядов Навального, если, во-первых, Навальный был бы достаточно кооперативен и коалиционен, а во-вторых, другой стороне они больше доверяли. Но в принципе так происходит этот процесс. Пока вы не делаете шаг, вы не можете сказать, как выглядит политическое поле. Политика — это здесь и теперь .

Дарья Соколова, основатель и издатель Monitor project, Москва:

— Вопрос. Вот это «Новое величие» — якобы террористическая организация, которую создал внедрившейся эфэсбэшник, как теперь говорят. Неужели всех террористов переловили и ловить больше некого, что начали ловить подростков, которые написали устав?

Глеб Павловский:

— Это тренд с ловлей людей почти наугад с целью выслужиться, а с другой стороны — создать ощущение угрозы. Мы знаем этот механизм, он очень опасно срабатывает. Здесь нельзя оставлять поле без обороны .

Если Следственный комитет и другие укрепляются на поле, где они действительно любого могут взять и из него выбивать на глазах у всех показания, зная, что суд при этом поддержит признание, то это приведет к быстрому ухудшению ситуации. Вряд ли это приведет к террору, как в 37-м. Но это приведет к озверению силовых кадров и их заметной деградации. А эти процессы потом трудно отыгрывать. Люди привыкают к тому, что это можно. А мы, вообще-то, большая страна. В ней Семинар масса людей, которые тоже могут нести разную пургу, в том числе радикальную и т.д. Это естественно более или менее, но это плохая история .

Я за этим более или менее слежу, потому что это опасная точка. Мы пропустили момент, когда могли сконцентрироваться всем гражданским обществом на институте пытки. Конечно, мы не устранили бы ее, но мы пропустили момент, когда можно было эту тему сделать горячей, опасной для кадров. А сейчас она для них почти безопасна, поэтому здесь происходит то, что происходит. И надо думать, что предпринять. Кстати, «Новая газета» публикует об этом информацию. Варваризация может быть локальной, как в Ярославле, но при этом носить радикальный характер и становиться сигналом, что им это можно. И мы не знаем, что будет дальше, вот в чем дело .

Георгий Мелюхин, глава Лиги территориального общественного самоуправления Пермского края:

— Мой вопрос связан с местным самоуправлением. Не складывается ли у вас ощущение, что кризис местного самоуправления потихонечку выходит на открытые пространства? И примеры тому — Подмосковье, когда пошла волна объединения районов в городские округа, стихийные протесты против свалок. И наконец, открытое заявление Серпуховского района, обращение к президенту РФ с данными о том, что вертикаль власти доходит до муниципалитетов, что без администрации президента не назначают даже главу Серпуховского района. Не следует ли ожидать в связи с этими событиями изменений в законодательстве? Будет ли ограничено вмешательство государства в дела муниципалитетов?

Глеб Павловский:

— Я могу только сказать, что по действиям федеральной власти видно, что она сейчас не очень понимает, зачем существуют муниципальные образования. Она не понимает разнообразия страны. Она считает, что это некое фактическое обстоятельство, без которого было бы лучше. То есть мыслит унификаторски, не понимает, зачем нужен муниципальный уровень .

А что касается законодательства, то думаю, что перспектив размораживания муниципального уровня в сегодняшней властной парадигме просто нет. У меня в голове звучит голос моего старого друга Славы: «Это что же, мы сами будем создавать возможность действовать этим уродам? Если они не способны действовать, зачем?» То есть здесь возможно только сужение муниципального поля и потакание действиям, ведущим к этому сужению. Я не вижу здесь пока силы, которая почему-то поставит в центр повестки реанимацию местной власти. Кто-то должен понять, что Россия — это многоукладность и иначе не может быть представлена политически .

34 ТЕМА НОМЕРА

–  –  –

менее развитых странах, взятых в сово- составили серьезный вызов для купности, он увеличился на 46%. Это поствестфальской системы междунаколоссальное достижение. Вместе с тем родных отношений и послевоенного глобальное распределение доходов по- миропорядка. Причем с этими проблепрежнему характеризуется серьезными мами невозможно справиться, пока мы диспропорциями. Между 1988 и 2008 не разберемся в нынешних процессах, годом, когда грянул мировой экономи- происходящих в сфере глобальных ценческий кризис, 1% богатейших людей ностей и меняющихся идентичностей, мира увеличил свои доходы на 39%. включая многонациональные сообщеРезкий подъем благосостояния в тот ства .

период коснулся и беднейших слоев Имеются, однако, явления, которые все населения: доходы 10% самых бедных же позволяют надеяться на позитивные жителей планеты выросли на 25%. В ми- перемены. Так, социальные сети стали ровом же масштабе доходы малообе- площадками для альтернативных мнеспеченных слоев населения увеличи- ний. С ними, впрочем, связаны и неколись на 72%. Между тем наименее торые опасения, которые испытывает заметный их рост отмечался у низшей молодое поколение. Во-первых, молограницы среднего класса промышленно дые люди обеспокоены тем, что оставразвитых стран, составив около 5–10%. ленный ими «цифровой след» в будуТак, в Германии реальные доходы самой щем может негативно отразиться на бедной половины населения выросли карьере. Во-вторых, они испытывают лишь на 7%, в то время как в США — на тревогу от того, что, обеспечивая больНаконец, в Японии реальные дохо- шее разнообразие информации, социды 10% беднейших граждан даже сни- альные сети зачастую становятся питазились. тельной средой для множества замкнуУ глобализации есть и другие положи- тых мирков, где какие-либо обычные тельные итоги, как экономические, так предпочтения превращаются в серьези социальные, но ее политические ные предрассудки .

плоды сегодня наиболее активно Ухудшение положения среднего класса используются популистами. В то же в развитых государствах в сочетании с время политические структуры все буксующими реформами в странах бывчаще обнаруживают неспособность шего социалистического лагеря, а также эффективно управлять изменениями в сокращение рабочих мест и расширение различных общественных средах. Они временной занятости послужили причииспытывают дефицит лидерских спо- ной отчуждения населения от политичесобностей и плывут по течению, не ских и государственных институтов в демонстрируя политической прозорли- тех странах, где уровень безработицы вости .

Такая ситуация не предвещает особенно высок — прежде всего среди нам социальной и политической ста- молодежи. Плохо управляемые миграбильности; напротив, трудности и кон- ционные и интеграционные процессы, фликты становятся практически чувство утраты собственной культуры и неизбежными. Нарастающее неравен- размывание идентичности способстство, возрождение национализма и ста- вуют возрождению идей нативизма, новление деструктивного популизма национализма и популизма, ярко проТема номера

Дорис Сальседо. Без названия. 2003

явивших себя в британском выходе из но много, но среди основных факторов Европейского союза. можно отметить наблюдаемое практиУгроза демократии и свободе слова чески повсеместно недоверие к власти, нарастает сегодня по всему миру, вклю- а также нетерпимость, общественную чая демократические и высокоразвитые поляризацию, коррупцию, различные страны. Предпосылок для этого доволь- разновидности «захвата государства»

Тема номера корпорациями или политическими эли- отмечает Джордж Фридман, ситуация на тами. Эти процессы происходят на фоне Украине и связанная с ней опасность конвытеснения социальными сетями неза- фронтации сверхдержав усугубляют висимой и профессиональной журнали- нынешний риск. Объясняется это тем, стики, особенно расследовательской. что в конфликтах типа украинского ставХотя миллиарды людей в последние ки гораздо ниже, чем в эпоху холодной десятилетия смогли вырваться из бедно- войны, когда конфликтующие стороны сти, а медицина и образование добились руководствовались принципом взаимно заметного прогресса во всех странах, гарантированного уничтожения. Иначе социальное неравенство существенно говоря, в то время как опасность ядерноуглубилось, отчасти именно вследствие го столкновения из-за жизненно важных происходящих перемен. После 11 сен- для обеих сторон интересов сейчас минитября 2001 года гражданские свободы мизируется, риски прямого вооруженнобыли повсюду урезаны, полномочия го конфликта с применением обычных служб безопасности расширены, а права видов оружия, напротив, возрастают .

человека отошли на второй план. Именно это подтверждается недавними Политика делается все более милитари- российско-американскими инцидентами зованной; на подъеме новая гонка в Сирии. Разумеется, начало непосредвооружений. Изменение климата и де- ственных боевых действий в подобной градация окружающей среды становятся ситуации способно повлечь за собой развсе более зримыми, а время для преодо- вязывание настоящей ядерной войны .

ления этих проблем иссякает. С боль- Владимир Путин уже озвучил такую шинством из перечисленных вызовов угрозу, заявив о том, что любой акт агреснельзя справиться только на националь- сии против какого-либо союзника России ном уровне — для этого необходимо повлечет за собой незамедлительный и активное международное сотрудниче- прямой военный ответ. Тем самым росство. сийский президент зеркально отреагироОткровенно признавая нарастающую вал на статью 5 Устава НАТО .

геополитическую угрозу новой большой Ведущие российские и американские войны, Франк-Вальтер Штайнмайер, политические обозреватели также не тогда министр иностранных дел Герма- раз предупреждали, что в настоящее нии, 8 октября 2016 года выразил обеспо- время обстановка гораздо хуже, чем в коенность тем, что напряженность в разгар холодной войны. Сложившаяся отношениях между Россией и США сей- ситуация побудила Михаила Горбачева, час более остра, чем в годы холодной последнего советского лидера, 10 октябвойны. Он указал на отсутствие четких ря 2016 года выступить за возобновлекрасных линий» у обеих сторон, а также ние диалога и снижение напряженнона крайнюю непредсказуемость совре- сти. Тем не менее обострение продолменного мира, настоятельно призвав рус- жается. Это подтвердила, в частности, ских и американцев возобновить диалог. недавняя Мюнхенская конференция по Но немецкий министр произнес свою безопасности, где особое внимание речь до того, как Трамп пришел в Белый было уделено дальнейшему снижению дом, привнеся в международные дела эффективности государственного упраеще большую непредсказуемость. Как вления. Провал, как отмечалось на конТема номера ференции, будет неизбежен в том слу- глобальном регулировании или управчае, если на фоне подъема ультранацио- лении отдельными странами, на что, нализма и антилиберализма, а также разумеется, необходимо обратить приподрыва основных принципов между- стальное внимание, но и о корпорациях, народного порядка, будет расторгнуто которые продолжают наращивать свой и Парижское соглашение по климату или без того огромный властный потенциал Договор о ликвидации ракет средней и без какой-либо демократической подотмалой дальности. Авторы итогового четности. Это особенно важно, поскольдокумента, подготовленного на этом ку крупный бизнес зачастую игнорируфоруме, пытаются понять, действитель- ет потребности общества и пренебрегано ли мы движемся к краху свободной ет экологическими нормами .

торговли, а коллапс НАФТА предстает чем-то неминуемым. Сумеет ли курс «Протекционизм 2.0», препятствующий Рыночная концентрация:

развитию цифровой экономики и инно- власть и хищничество вационной индустрии, одолеть альтернативную линию — «Международное Несомненно, в глобальном «балансе сотрудничество 2.0»? Этот вопрос, власти» сейчас происходят тектоничепоставленный в Мюнхене, пока остает- ские сдвиги. Причем неважно, говорим ся без ответа. ли мы о политической власти, военной Образно говоря, на часах Судного дня или экономической мощи, корпоративдо полуночи осталась всего пара минут: ном влиянии — повсюду односторонстрелка находится в наихудшем положе- ние действия влиятельных сил подрынии с 1953 года. Причина в том, что вают глобальный правопорядок, на мировые лидеры не смогли адекватно котором строятся межгосударственные отреагировать на усугубляющиеся ри- отношения. Кроме того, в ходе последски ядерной войны и изменение клима- них событий и дискуссий были раскрыта. Конечно, есть какая-то надежда, что ты вызовы, которые поставил перед северокорейский лидер Ким Чен Ын и демократией популизм, вызванный к американский президент Дональд жизни нарастающим социальным нераТрамп смогут обеспечить избавление венством, иммиграцией, упадком проКорейского полуострова от ядерного мышленности, вымыванием среднего оружия; однако Трамп и Путин тоже класса (на Западе) и прочими побочныдолжны работать вместе. Кроме того, в ми эффектами необузданной глобализасвязи с выходом Великобритании из ЕС ции и свободной торговли. В указанном особое значение приобретает и вопрос о контексте многое было написано и скатом, куда пойдет Европейский союз. зано о глубинных причинах, обусловивНаконец, настало время увязать дискус- ших Brexit и приход Трампа, влиянии сии, касающиеся глобальной геополи- Кремля, fake news, кибернетической тики и международных институтов, с безопасности и ее дефиците и т.д .

глобальной экономикой и структурны- Капитализм способен укреплять автоми рисками, которые возникают из мас- кратии, позволяя им наращивать богатштабных и системных диспропорций. ства и обзаводиться технологиями .

Причем речь должна идти не только о Контролируемые государством корпоТема номера рации, будь то китайские, российские го общества, но и стабильности на плаили северокорейские, пользуясь гаран- нете .

тированной им монополией, могут слу- Прежде всего следует отметить эрозию жить послушным инструментом бес- политической власти. Она стала следконтрольной власти. Однако помимо ствием политической апатии, которая пагубного и глобального влияния моно- постепенно конвертировалась в пренебполий, созданных и поддерживаемых режение политикой истеблишмента .

авторитарными режимами, обозначи- Большой вклад в этот процесс внесла лось еще одно, на мой взгляд, крайне революция в области информационных важное явление, непосредственно свя- технологий, совершенствование законозанное со всем вышеперечисленным. Я дательства об информационной свобоговорю о рыночной концентрации, под де, освещение в СМИ коррупционных и которой понимается злоупотребление скандальных сторон политической правилами рынка и извращение либе- жизни, которые были незнакомы предыральных рыночных свобод немногими в дущим поколениям. Такие качества, как ущерб громадному большинству. Этот моральная целостность, неподкупность, феномен оборачивается дисбалансами ответственность, быстро обесцениваютна глобальном и региональных рынках, ся, а сама демократия больше не раскоторые усиливают дисфункции в эко- сматривается как данность, даже в номике, технологии, политике. своих старейших оплотах .

Чрезмерное и уже сделавшееся непри- Далее следует остановиться на эрозии личным обогащение небольшой групп- религиозной власти. Вслед за политичеки «лиц, располагающих очень круп- ской властью распад затронул и иудеоным достатком» (Ultra High Net Worth христианскую религиозную власть. Она Individuals — UHNWIs), также способ- дала трещину под воздействием сексуствует усугублению крайнего неравен- альных скандалов, институционального ства. Новая меркантилистская идеоло- лицемерия и появления новых социальгия «захвата», ориентированная на ных «норм», дискредитирующих стаизвлечение ренты, подрывает экономи- рые ценности, — например, тех, коточескую стабильность и выводит «шоко- рые возникли на фоне подъема ЛГБТвую терапию» на новый уровень. сообщества.

С похожими проблемами столкнулась и исламская религиозная власть, однако она отреагировала иначе:

посредством обращения к радикальноЭрозия власти му исламу, который отрицает отделение Совокупным результатом этих и других политики от религии и в конечном счете проблем, усиливаемых нарастающим ведет к теократии и дальше — к катанеравенством и подъемом популистско- строфическому экстремизму .

го экстремизма, стало то, что мы сейчас Наконец, необходимо упомянуть и эростолкнулись с тремя разновидностями зию авторитета науки. Эта наиболее эрозии власти. Сочетаясь с кризисом поздняя форма кризиса особенно заметрелигиозной веры и снижением общего на в Великобритании и США. Ответуровня доверия, это явление угрожает ственность за ее возникновение несет не только самой глубинной ткани наше- не столько сама наука, сколько иконоТема номера

Рене Магритт. Терапевт. 1948

борческий характер массовой культуры СМИ широчайшим разбросом мнений и антисистемная риторика политическо- по таким вопросам, как вакцинация го популизма, которые всячески расша- детей, реальность климатических изметывают понятие объективной истины. нений, этические основы биотехнолоЭто подтверждается отраженным в гии, опасности искусственного интелТема номера лекта. В последнее время широко оспа- плане инклюзивного равенства, социривается доверие к научному финансо- альной сплоченности и системных во-экономическому анализу. реформ. Такие реформы следует осуВсе эти сомнения широко используются ществлять на основе экспертного аналиновыми радикалами справа и слева, за и научного обобщения массива данбичующими истеблишмент и систему, ных — то есть на основе фактов, а не обличающими глобализацию и много- фейковых новостей. Жизненно важной сторонний подход к международной целью как стратегических исследоваполитике, пропагандирующими шови- ний и образовательных программ, понистический национализм и способ- вышающих уровень нашей осведомленствующими ксенофобии. Такого рода ности, так и государственно-частного деятельность особенно расцветает бла- партнерства выступает повышение годаря широкому распространению со- ответственности социальных медиа и циальных сетей; в ней широко исполь- крупнейших агрегаторов данных, котозуются ложь, искусственная драматиза- рые следует привлекать к сотрудничеция, фанатизм, демонизация. ству с университетами, независимыми исследовательскими и аналитическими центрами .

2. Противопоставление нарастающеСредства преодоления кризиса му неравенству нуждающейся в срочВсе описанное сулит нам неизбежную ном восстановлении социально-эконоузурпацию власти и цивилизационную мической справедливости. Жизненно катастрофу. Внутренние враги, будь то важными задачами в этой связи являютреальные или мнимые, сейчас пред- ся прекращение политики жесткой экостают не меньшей угрозой, нежели номии, а также реализация государствраги внешние. Пришло время глобаль- венных и частных инвестиционных ного пробуждения и трансформации программ по обеспечению занятости нашего коллективного гражданского молодежи и периферийных сообществ .

сознания в русле нижеследующих Касаясь этой темы, бывший министр императивов. финансов Греции Янис Варуфакис укаПродвижение видения мира, основан- зывал на важность американской «дефицитофобии» в прошлом и неспоного на уважении человеческого дособность Америки придерживаться стоинства и общечеловеческих ценнотакого же курса в будущем, после выхостей, и ориентация на самые высокие да из начавшегося в 2008 году экономистандарты добросовестности и компеческого кризиса. К сожалению, боязнь тентности политического руководства. В этой связи по всему миру осо- дефицита, распространившаяся в Гербое значение будут иметь решения и мании, тоже препятствует утилизации действия, направленные на обеспечение глобальных излишков. В свою очередь, равноправного привлечения женщин к Китай располагает весьма ограниченруководству на всех уровнях. Популизм, ными возможностями в данной сфере, ориентированный на местничество и хотя китайский проект «Один пояс и замкнутость, должен стимулировать один путь» может предложить опредевласти на корректирующие меры в ленные механизмы для совместного 42 Тема номера решения этой проблемы. Еврозоне при- себе больше разнообразия во всех суща погруженность в себя и довольно рыночных областях: в финансах, здранаивный взгляд на макроэкономику: воохранении, сельском хозяйстве, проевропейцы пока не осознают, что мышленности, транспорте, средствах достигнутый ими положительный тор- массовой информации, розничных проговый баланс причинит серьезный дажах, услугах. Открытые рынки нужущерб стабильности и росту мирового даются в более совершенном регулироЮга, что в конечном счете ударит по вании конкуренции. Лозунг «Планета самому Европейскому союзу. Су- превыше прибыли» превратился в ществующее положение способна из- кредо «поколения миллениалов», поменить новая совместная инициатива требительский авторитет которого стаЭмманюэля Макрона и Ангелы Мер- новится все более ощутимым. Так, в кель, но ее судьба будет зависеть, на США они успешно лоббируют ограмой взгляд, от политического курса ничение оборота огнестрельного орунового правительства Италии и — в жия, постепенно отодвигая Нациоменьшей степени — от того, как реали- нальную стрелковую ассоциацию. В скозуют Brexit. Не исключено, однако, что ром времени краудфандинг станет главналоговые реформы Дональда Трампа, ным ресурсом поддержки начинающих даже проводимые под лозунгом компаний, а это произведет переворот в «Америка превыше всего», все-таки деятельности малых и средних предсумеют восстановить глобальную реге- приятий, открыв широкие перспективы нерационную роль США. Впрочем, для создания новых рабочих мест .

этому способны помешать новые па- Занятость в таких проектах окажется губные тарифы и угроза глобальной основным источником трудоустройства торговой войны. Подобно Варуфакису, во всем мире; средняя и малая экономиполитику жесткой экономии резко кри- ка обеспечит занятость новым людям, в тикует и британский политолог и эко- то время как глобальные корпорации номист Марк Блит, обличающий отсут- продолжат вытеснять человеческий ствие в ней здравомыслия и последова- труд машинным трудом .

тельности. Лично я, занимаясь в 2011 4. Наложение ограничений на ресурсы, году вопросами спасения финансовых активы и влияние миллиардеров из систем Ирландии и Греции, также обра- числа «лиц, располагающих очень крупщал внимание на то, что политика ным достатком», производимое в жесткой экономии лишена правозащит- интересах общества, подкрепляемое ного измерения. По словам Блита, если при необходимости международным бы экономисты руководствовались договором, использующее налогооблогуманитарным принципом «не навре- жение и иные справедливые меры .

ди», то они не позволили бы себе Сегодня в мире насчитывается 2208 подобной политики. миллиардеров, совокупное богатство

3. Ограничение и регулирование чрез- которых составляет свыше 9,1 трлн долл. США. Самыми богатыми людьми мерной рыночной концентрации, ликвиявляются американцы. По данным комдация монополий и переход к более открытой конкуренции. Наш мир пании Bloomberg, только за 2017 год достаточно велик, чтобы позволить 500 самых богатых людей стали богаче Тема номера на 1 трлн долл. США. Международная Многосторонний подход благотворительная организация Oxfam и мировой порядок установила, что восемь богатейших людей планеты обладают таким же Как же выстраивается миропорядок в объемом богатства, как и «половина условиях всех этих противоречивых населения земного шара». Этот факт процессов, негативных тенденций и вызывает возмущение, поскольку за возрастающих рисков? Разумеется, на ним стоит абсолютно абсурдная тенденция. В реНерегулируемая глобализация зультате Уоррен Баффетт способствует сверхбогатым, которые, сожалеет о том, что из-за по существу, становятся новым налоговой реформы администрации Трампа его глобальным классом, лишенным не только состояние выросло более национальной, но и местной лояльности чем на 27 млрд долл. Этот миллиардер решительно выступал против указанной реформы, считая ее противореча- ум сразу приходят глобальные правила щей общественным интересам. Не- и нормы, Устав ООН и международное регулируемая глобализация способ- право. Но вопрос гораздо сложнее. С одствует сверхбогатым, которые, по суще- ной стороны, мир выстраивается как бы ству, становятся новым глобальным естественным образом, подобно экосиклассом, лишенным не только нацио- стеме, законы которой для нас зачастую нальной, но и местной лояльности. непостижимы. Этот принцип можно Чрезмерное богатство является антисо- распространить и на человеческую деяциальным феноменом, поскольку оно тельность: игра причинности порой накапливает силу в неподотчетных порождает обстоятельства, которые ктообществу сферах. Разумеется, среди то может рассматривать в качестве следмиллиардеров попадаются и щедрые ствий, но которые на деле есть всего доноры, подобные, например, скромно- лишь второстепенные и побочные факму Чаку Фини, полностью отказавше- торы, промежуточные состояния, в той муся от своего богатства. Он отдал все или иной степени к лучшему или худсвои 8 млрд долл., чтобы «сделать этот шему, влияющие на индивидуальные и мир лучше». Сегодня этот человек не коллективные жизни. Их эффекты во имеет собственности, путешествует многом зависят от наших собственных экономно, живет в съемной квартире и желаний. Пытаясь воздействовать на не приемлет потребительского отноше- солнечную систему и космические прония к жизни. Однако в наихудших цессы, влияя на климат и окружающую своих проявлениях благотворитель- среду, регулируя миграцию, осуществность, проявляемая миллиардерами, ляя образовательную, экономическую и также может искажать равномерное политическую деятельность, заботясь о распределение ресурсов, особенно в безопасности, мы стремимся добиватьнебольших развивающихся экономи- ся всеобщего блага. Основополагающие условия человеческой жизни, принципы ках .

44 Тема номера

Эль Лисицкий. Композиция. 1922

субъектности, законы самой природы нам лишь надо знать, что мы хотим по-прежнему остаются полем открытий получить в итоге, и соответствующим и переосмысления. Заниматься этим и образом регулировать поведение, взаибез того сложно, но будет еще сложнее. модействие, результат .

Более полному пониманию происходя- Как отмечал Фрэнсис Фукуяма, либещего может способствовать теория ральные принципы, ориентированные хаоса. В конце концов в том, что мы только на личные интересы, разрушают воспринимаем как хаос, определенно предшествующие ценности, необходиесть какой-то порядок. Поэтому хаоти- мые для сохранения крепких общин .

ческие процессы, в том числе и в делах Иначе говоря, они заставляют задуматьчеловеческих, поддаются управлению: ся над тем, возможны ли вообще самоТема номера поддерживающиеся либеральные обще- это траектория этики, мудрости и трансства. Мы между тем определенно нуж- цендентной духовности .

даемся в чем-то большем. Идеальные Мы, однако, страдаем от временного права и неполноценные обязанности — разрыва между переживаемыми планеплохой рецепт для деятельного челове- той глобальными изменениями и нашим ка, который желает личной интеграции осознанием перемен, не говоря уже о в общество через заповедь любви, вос- нашей способности влиять на них. Если принимаемой в качестве нормы челове- историки по-прежнему разрабатывают ческой жизни. Итак, каким же образом новейшие схемы, позволяющие интермы можем регулировать себя, будучи претировать давно минувшие события, полностью растворенными в этом гло- то должны ли мы удивляться тому, что бальном биоме, планетарной экосисте- экономисты до сих пор не разобрались в ме с ее микрокосмами, паутине жизни? психологии рыночного и потребительЕсли вы верите в свободу личности, ского поведения, а политики постоянно воли, интеллекта, nous и noesis, то вы заняты переписыванием правил, зачадолжны понимать, что это невозможно стую приспосабливая их под себя? Тем сделать, не имея коллективных правил временем Big Data и искусственный поведения. Начиная с кодекса законов интеллект позволяют немногим избранХаммурапи, закона Моисея и иных ным и влиятельным глубже других внидревних нормативных актов, разработав кать в общественную динамику и Вестфальский договор, а потом приняв «поправлять» наше поведение выгодУстав ООН и весь нынешний массив ным для себя образом, о чем мы порой международного права, мы продолжаем даже не подозреваем. Это подводит нас совершенствовать систему человече- к вопросу о том, какие уровни власти ской саморегуляции, от которой впер- являются допустимыми и приемлемывые в истории зависит сплетение нитей ми, а также наводит на размышления о самой жизни. Сейчас мы на заре антро- властной верхушке, политической этипоцена, или, как сказал бы Владимир ке, подотчетности, прозрачности и Вернадский, той исторической эпохи, демократии. И с неизбежностью — о которой будет управлять ноосфера. правах человека, достоинстве личности Позже, подхватив этот концепт, Пьер и ее неприкосновенности .

Тейяр де Шарден разработал собствен- Складывается ощущение, что в годы ную философскую теорию, в которой холодной войны мир достиг определенввел понятие Точки Омега. Мы видим, ной прогнозируемости и упорядоченчто наше влияние на мир возвещает о ности. Геополитика тогда четко поделинаступлении антропоцена, но одновре- ла планету на два лагеря — коммунименно мы вступаем в новый этап — в стический и капиталистический, возбазирующийся на знаниях период эпи- главляемые Советским Союзом и стоцена. Тем не менее наша цель долж- Соединенными Штатами. Китай остална состоять в том, чтобы добиваться ся в изоляции, а весь остальной мир — человеческой самореализации не только бывшие колонии, которые лишь недавпознаниями, но и мудростью. Таким но обрели независимость и были слабообразом, нам необходимо стремиться к развитыми, — объединился под эгидой софицену. Это не просто путь знаний; Движения неприсоединения, которое 46 Тема номера возглавлял югославский лидер Иосип был примечателен тем, что впервые все Броз Тито. Его участники хотели уйти страны мира согласовали ряд амбициозиз-под влияния соперничающих сверх- ных политических целей и задач, сподержав. собствующих улучшению условий После победы антигитлеровской коали- жизни и укреплению международной ции во Второй мировой войне многие безопасности. Но в то время, как по ряду полагали, что в мире установится мно- намеченных в Декларации направлений гополярная система, точками притяже- действительно удалось достигнуть прония в которой станут по крайней мере гресса, ее институциональные и полипять постоянных членов Совета тические ориентиры пострадали от Безопасности ООН, наделенных правом «войны с террором», начавшейся 11 сенвето. Последовавшая вслед за восста- тября 2001 года. Эта борьба привела к новлением мира холодная война, кото- неоправданному применению односторую уместнее называть холодным ми- ронних военных мер, масштабным разром, стала отклонением от ожидаемой рушениям инфраструктуры (в частностабильности, в рамках которой мир сти, в Ираке и Афганистане), значительразвивался бы более динамично. Вы- но превосходившим ущерб от деятельзревали также новые силы, граждан- ности террористов, серьезному откату в ские, корпоративные и криминальные; сфере гражданских свобод по всему их новые комбинации с неизбежностью миру, значительному увеличению расховели к качественным изменениям — дов на безопасность и слежку. Если окончанию холодной войны, распаду говорить о внешнеполитической деяСоветского Союза, Чехословакии, Юго- тельности России, то она сейчас вряд ли славии и последующим социально-эко- способствует развитию многосторонненомическим потрясениям в рухнувших го подхода и глобального доверия в централизованных экономиках. мире. Ни ее роль в разжигании конфликНа протяжении 1990-х годов на «диви- тов и появлении непризнанных госуденды мира» рассчитывать не приходи- дарственных образований на территолось, поскольку на планете одновремен- рии Грузии, Молдовы и Украины, ни но бушевало около 40 конфликтов. незаконная аннексия Крыма, ни отказ от Однако теперь это были не идеологиче- соблюдения Будапештского меморандуски мотивированные войны, а внутрен- ма 1994 года, ни продолжающийся конние межэтнические конфликты, связан- фликт в Донбассе не содействуют станые с растущей поляризацией обществ, бильному миропорядку. Хотя Минские широким распространением разнооб- соглашения могут оказаться несостояразного оружия, пагубным влиянием тельными, есть вероятность того, что на наркоторговли и организованной пре- линии размежевания сторон в Донбассе ступности, антигосударственным терро- и на украинско-российской границе ризмом. появятся миротворцы ООН. Это хороК 2000 году, когда некоторые конфлик- шее предзнаменование, но уместно ты уже были урегулированы, страны задаться вопросом: не следует ли расмирового сообщества поддержали «Де- пространить миротворческий мандат и кларацию тысячелетия Организации на Крым, наделив представителей ООН, Объединенных Наций». Этот документ направляемых на полуостров, гражданТема номера ским, правозащитным и электоральным шенные меры безопасности, ограничемандатом до тех пор, пока вопрос о ния в социальных сетях, системы явнополитическом статусе Крыма не будет го и тайного надзора, гражданская соразрешен в соответствии с международ- знательность увеличивается в геометриным правом? ческой прогрессии. Только действуя Что касается Европейского союза, то, сообща, мы сможем ограничить нездокак отмечал Генри Киссинджер, евро- ровую концентрацию власти, будь то в пейские страны могут надеяться на важную роль в Экономисты до сих пор международных делах не разобрались в психологии рыночного только в качестве объедии потребительского поведения, ненного сообщества наций.

Похоже, однако, что а политики постоянно заняты до сторонников выхода переписыванием правил, зачастую Великобрита-нии из ЕС приспосабливая их под себя эта мысль так и не дошла:

они по-прежнему ностальгируют по доминированию в Британской империи и геге- политике, экономике или культуре .

монии в Британском Содруже-стве. Верховная власть должна стать прозрачАмерике, в свою очередь, предстоит ной и подотчетной обществу .

признать снижение своего могущества, В ряде случаев гражданская активность переоценить статус неоимперской дер- не ограничивается новыми моделями жавы, а также понять, что в нынешнем потребительского поведения или возмуглобальном мире империи невозможны. щением в социальных сетях, но выливаТолько таким образом можно обеспе- ется в антиавторитарный и ненасильчить оптимальные условия для нашего ственный протест, мобилизующий выживания на планете. А пока совер- последователей. Работы Ноама Хомскошенно не ясно, все ли современные го и других мыслящих людей, выстугосударства, включая и великие держа- пающих против тирании, продолжат, вы, сумеют уцелеть в будущем. Россию, вероятно, вдохновлять и молодое поков частности, ждут впереди большие ление. В некоторых случаях способом внутренние проблемы. распространения здоровых идей будет оставаться печатный «самиздат» .

Гражданская активность Заключение Все больше людей во всем мире приходят к осознанию того, что они не просто Теперь поговорим об оптимизме. С одпассивные объекты государственных и ной стороны, нынешние пессимистичеглобальных управленческих процессов, ские настроения могут превратиться в но, напротив, субъекты, способные к самосбывающееся пророчество, нагневыполнению активной общественно- тающее страх, а также толкающее к изополитической роли. Несмотря на повы- ляции и односторонним действиям .

48 Тема номера Рене Магритт. Белая раса. 1967 Тема номера Однако если мы все же сумеем сообща «мир, в котором мы живем, не признает справиться с угрозой распада и избе- игр с нулевой суммой, где благо одних жим катастрофы, то историки будут обеспечивается только за счет проигрысчитать наше время лучшим в истории. ша других». ООН не может быть лишь Повсеместно все большее число людей собранием представителей государствживет в лучших, по сравнению с про- членов, ООН должна служить всем шлым, условиях. При этом сказанное народам, невзирая на степень их самововсе не означает, что люди осознают определения. Правительства и политиданный факт или довольны тем, что ческие лидеры должны нести ответимеют: из-за революции в сфере образо- ственность перед гражданами своих вания и в доступе к информации их государств. ООН необходимо стать ожидания растут быстрее, чем успевает площадкой для дискуссий, где общие обновляться жизнь. Но дело не огра- ценности плюрализма, толерантности, ничивается изменением индикаторов сплоченности, демократии и диалога человеческого развития: в современном возьмут верх над односторонним подмире меньше стало конфликтов и наси- ходом, национализмом и политикой лия. Для нас очень важно избежать гипертрофированной идентичности .

столкновения цивилизаций, о котором Устав Организации Объединенных говорил Хантингтон, и перейти вместо Наций был подписан в Сан-Франциско этого, опять-таки следуя его рекоменда- 26 июня 1945 года, когда еще существоциям, к их сотрудничеству. В данной вала Лига Наций в составе 43 госусвязи стоит отметить, что Китай, пред- дарств-членов, среди которых были и ставляя крупномасштабную угрозу, государства, не вошедшие в ООН .

обусловленную нарастанием в нем авто- Поскольку в годы войны большая часть кратических тенденций, одновременно континентальной Европы, за исключедемонстрирует заметные успехи в нием нейтральной Швейцарии, была модернизации. Перенимая технологиче- захвачена нацистской Германией, Лига ские и культурные достижения Запада Наций, возглавляемая своим последним при сохранении своих традиций, эта генеральным секретарем, ирландцем страна идет к великой глобальной Шоном Эрнестом Лестером, влачила совместимости, поддерживаемой внеш- довольно жалкое существование .

ними инвестициями в рамках проекта Только благодаря героическим усилиям «Один пояс и один путь» и резким рас- этого человека бюджет Лиги, сокративширением ее миротворческой деятель- шийся в период войны на 75%, поддерности в акциях ООН. Мир для китай- живался государствами-членами, избеского будущего гораздо полезнее войны, жавшими оккупации. Кроме того, его а поддержание стабильности междуна- пополняли символические взносы прародного порядка остается основой вительств в изгнании, среди которых внешней политики Китая, независимо были правительства Бельгии, Чехослоот спорадической «игры мускулами» в вакии, Франции, Греции, Нидерландов, Южно-Китайском море, растущих рас- Норвегии и Польши, и нейтральных ходов на оборону и тяге к автократии. государств в лице Португалии и Как говорил бывший Генеральный сек- Ирландии. Свое последнее заседание ретарь ООН Кофи Аннан (1938–2018), Генеральная Ассамблея Лиги Наций 50 Тема номера провела 8 апреля 1946 года в Женеве, Ватикане — отмечает в этой связи:

передав на нем Организации «Чаяния и требования народов развиОбъединенных Наций все свое имуще- вающихся стран более четко формулиство. 19 апреля 1946 года Лига Наций руются на языке прав человека, так как заявила о прекращении своей деятель- осознание достоинства человеческой ности. личности в нашем мире стало повсеЛестер, полагавший, что войны можно местным. Удовлетворение этих справедбыло избежать, если бы все страны ливых запросов позволит гарантировать придерживались основополагающей общемировую безопасность и во мноконцепции Вудро Вильсона, высказал гих отношениях сделает более доступупрек мировым державам: «Это не ными трансцендентные аспекты Лига потерпела неудачу, а государства- жизни» .

члены не справились с ее задачами». Последнее слово я оставлю за ПолемИначе говоря, война, по его мнению, Анри Спааком. 25 марта 1952 года, выбыла вызвана отнюдь не слабостью ступая по случаю подписания Римских Лиги. Новорожденную Организацию договоров, которые учредили политичеОбъединенных Наций он оценил в сле- ское, экономическое, культурное, а главдующих словах: «Успех будет зависеть ное, демократическое и добровольное от того, как будет использоваться новая объединение, ставшее позже Европейорганизация, от справедливости, муд- ским союзом, этот политик сказал:

рости, мужества государственных ли- «Разумеется, мы будем стремиться к деров, а также и прежде всего — от материальному благополучию наших дальновидности и решимости простого народов, расширению наших экономик, народа». Человеческие просчеты, при- социальному прогрессу и новым индуведшие к Второй мировой войне, были стриальным и коммерческим возможнообщими ошибками государственных стям, но самым главным делом для нас деятелей и народов Лиги Наций, кото- останется реализация новой концепции рые «не смогли пожертвовать меньшим, жизни — более гуманной, более братчтобы избежать больших жертв, безрас- ской, более справедливой» .

судно воображая, что можно оставаться Именно это и представляет суть глобапросто сторонними наблюдателями». лизации, выстраивающейся на основе Здесь я хотел бы повторить слова лорда динамичного и постоянно реформируеСесила, произнесенные им в 1946 году мого многостороннего подхода. Спаак по поводу прекращения деятельности мог бы сказать то же самое и об Лиги Наций: «Лига мертва — да здрав- Организации Объединенных Наций, ствует Организация Объединенных переживающей сегодня переломный Наций». Процесс глобализации и мно- момент в своей истории, который требугостороннего подхода к решению миро- ет радикальных реформ — ради преодовых проблем непрерывно развивается. ления катастрофы .

Но он должен стать более всеохватывающим и гуманным. Старейшее суве- Перевели с английского ренное государство мира — я говорю о Анастасия Ким и Андрей Захаров Тема номера Холакратия — система управления бизнесом, основанная на отказе от иерархии, которую заменяют самоорганизующиеся команды. Ее сторонники считают, что модель устраняет недостатки, связанные с традиционной организацией, и обеспечивает равенство между сотрудниками, повышает креативность и эффективность труда .

Этой теме была посвящена статья в Quartz — онлайнжурнале о бизнесе и технологиях .

Публикуется с небольшими сокращениями .

–  –  –

сли вы были бы антропологом из будущего и попали в наше историческое время, то наши методы работы показались бы вам византийскими». Так Брайан Робертсон начал свое выступление перед группой бизнес-лидеров в Амстердаме осенью 2018 года в отеле Zoku Аmsterdam. Программист-самоучка и гуру организационного дизайна Робертсон является сооснователем консалтинговой фирмы «Холакратия-Один», которая обещает помочь компаниям достичь более высокой производительности без менеджеров .

Хотя он провел сотни тренингов за десяток лет, продвигая свою идею в разных компаниях, включая Google и Zappos, аффилированную с Amazon, сорокалетний Робертсон, одетый буднично в темные джинсы и темно-синюю рубашку, рассказывал о трансформации работы с энтузиазмом человека, который только что взялся за дело .

Энергия в сочетании с ясным, убедительным представлением материала показывает Робертсона крепким бизнесменом. И он должен быть таковым, учитывая сложность идеи, которую он реализует. Работа в холакратической системе выглядит необычно в сравнении с тем, как действует большинство компаний. Она предполагает отказ от вертикальной иерархии, служебных должностей, участие всех коллег на равных и выход за границы того, что Робертсон счиAimee Groth. Is holacracy the future of work or a management cult?

52 Тема номера Ал Хелд. Мао. 1967

–  –  –

развития технологий блокчейна. Робертсон, один из первых криптовалютных инвесторов и либертарианец, не скрывает своего разочарования состоянием политической системы США и развитием потенциала холакратии: ее распространением за пределы бизнеса и в конечном итоге формированием новой системы принципов управления государствами и территориями .

Количество клиентов «Холакратии-Один» насчитывает несколько сотен: около 1000 организаций использует ее методы. Google, Ernst & Young, Дубайское правительственное агентство KHDA — все они с разным успехом применяли методологию холакратии .

Но эмпирических свидетельств эффективности программы немного, и в то яркое осеннее утро приехавшие в Амстердам люди хотели получить доказательства. Они заплатили по несколько тысяч долларов за посещение мероприятия, а компании вроде тех, которые они представляют, платили и больше, вплоть до семизначных сумм, за услуги «ХолакратииОдин». При этом их особенно интересовало, что происходит в компании Zappos, онлайн-продавца обуви, которая внедрила систему пять лет назад и затем публично боролась с ее исполнением. Еще они хотели знать, что случилось с бывшим клиентом «Холакратии-Один» — компанией Medium, генеральный директор которой, Эв Уильямс, сооснователь Twitter, тоже был убежденным апологетом холакратии, прежде чем провозгласил отказ от этой системы. Другими словами, они пытались прояснить для себя вопрос, которым деловой мир задавался с тех пор, как Робертсон начал продвигать идею холакратии: если она так успешна, почему многие, похоже, ее не могут терпеть?

Чтобы ответить на этот вопрос, стоит познакомиться с инкубатором этой идеи — провалившейся стартап-компании Робертсона Ternary Software .

Стартап как лаборатория

Интернет-бум конца 1990-х заразил 20-летних юношей, подобных Робертсону, идеализмом, верой в возможность изменить мир при помощи технологий. В 2001-м, работая в компании по разработке программного обеспечения Review Net, где он был главным технологом, Робертсон затеял свой собственный бизнес. Он увидел возможность капитализировать продукт, предлагаемый Review Net, и учредил Ternary Software вместе со своей женой Алексией Бауэрс .

Когда они впервые встретились на одной свадьбе друзей во Флориде в 1998 году, Бауэрс изучала нейрофизиологию в аспирантуре. Ее поразила спокойная улыбка Робертсона. «Он был очень уверен в себе», — вспоминает Бауэрс. Робертсон научился программировать в 6 лет, а в 13 уже давал уроки программирования. Окончив среднюю школу, решил постуТема номера пать не в университет, а в технический колледж. Позже, уже занимаясь бизнесом, быстро понял, что способен добиться большего. В 21 год он уже был готов проявить себя в собственном деле .

Пара наняла небольшую группу программистов и приступила к работе на кухне своей квартиры в районе Даунинг-таун, в Филадельфии, штат Пенсильвания. Ternary предоставляла услуги, связанные с программным обеспечением, преимущественно для начинающих стартап-компаний, как и она сама. Компания росла, у нее появился офис, и Робертсон начал экспериментировать, разрабатывая программный пакет Agile для итеративной организации рабочих групп, ориентированных на командное взаимодействие* .

Система работала внутри компании, и клиенты были тоже довольны .

Компания процветала и попала в список ста самых быстрорастущих компаний в Филадельфии. Бывший ее сотрудник Уэйд Ли говорит, что одной из сверхспособностей Робертсона было умение привлекать лучшие таланты для решения захватывающей задачи, и команда разделяла его успех .

Он постоянно читал книги по психологии и организационному дизайну в поисках новых способов управления компанией; черпал вдохновение из книг «Пятая дисциплина: искусство и практика самообучающейся организации» Питера Сенге, «Видеть системы» Барри Бэриша (лауреата Нобелевской премии в области физики), из метода подбора личностных типов Линды Беренс. И был особенно увлечен формулой эффективности Дэвида Аллена — его книгой «Как привести дела в порядок», на которую отчасти повлияли дзен-буддистские принципы сознания. «Он постоянно читал какую-нибудь книгу, имеющую отношение к новой модели», — говорит Бауэрс .

Когда Робертсон натолкнулся на социократию — модель работы, направляемой консенсусом, пионером которой был Джерард Енденберг в своей электрической компании в Нидерландах, — он ездил туда, чтобы встретиться с ним. Вскоре после этого он начал внедрять стержневые идеи социократии в Ternary. И в конце концов создал систему, построенную на лучших идеях, о которых узнал. Он назвал ее холакратией, использовав термин «холон», придуманный Артуром Кёстлером в его книге «Призрак в машине» для обозначения некоего целого, являющегося частью более крупного целого. А также под влиянием американского философа Кена Уилбера, который использовал термин «холоны» для объяснения эволюции человеческого сознания в своей книге «Теория всего» (2000) о процессах индивидуальной и коллективной эволюции. Заинтригованный уилберовским исследованием сложных систем и человеческого поведения, Робертсон заинтересовался социальным управлением и «тем, что можно назвать совместной работой в * См.: Как создаются программы по методологии Agile // netology.rublog/loveagile Здесь и далее примечания переводчика .

Тема номера условиях анархии». «Это не совсем бесструктурный хаос, — пояснял он .

— Значение греческого слова анархия — система без правителей, но не без правил...»

Робертсон продолжал испытывать новые идеи на своих сотрудниках, превратив Ternary в своеобразную лабораторию .

Программист Гаретт Пауэлл вспоминает, как они с Робертсоном проводили вечера пятницы, склонившись над книгами и теоретизируя об организационном устройстве Ternary. Он не одобрял время, посвященное этим встречам и теоретизиро- Брайан и Алексия Робертсон ванию Робертсона, рассказывая, что однажды потратил целый день, проверяя, как он понял позже, то, что было мысленным экспериментом Робертсона, не имеющим отношения к текущей задаче. «Брайан сказал, что это была шутка, чтобы побудить людей противостоять ей при помощи холакратии», — говорит Пауэлл .

Скоро работа превратилась в серию никогда не заканчивающихся встреч и экспериментирования. Разочарование сотрудников росло по мере того, как они пытались понять связь между идеями Робертсона и своей работой. «Наша жизнь была для него песочницей, — говорит один из первых сотрудников Ternary Патрик Галлен. — Мы были настолько сосредоточены на том, как мы работаем, что теряли наших клиентов» .

Однажды в воскресенье Робертсон вызвал всех в офис, чтобы переосмыслить задачи Ternary и склонить сотрудников принять его экспериментирование, что и стало в итоге системой холакратии. В какой-то момент он заявил, используя метафору, вычитанную им у Уилбера, что «это как если бы он был на вершине горы и больше никто не мог видеть то, что видит он». Он, очевидно, полагал, что «большинство из нас сидит у подножия горы и это ограничивает нам обзор», — вспоминает бывший сотрудник Ли. Во время перерыва на ланч к Ли подошел коллега и спросил: «Видимо, Брайан никогда не играл за команду, не так ли?»

56 Тема номера Альберто Джакометти. Лес. 1950

–  –  –

учтивого человека, выделявшегося серебряной спортивной шевелюрой .

Его двадцатипятилетний деловой опыт контрастировал с искрящимся юношеским энтузиазмом Робертсона .

Эти двое решили объединить усилия ради дальнейшего развития холакратии. Томисон вступил в совет директоров Ternary. Постконвенциональная мудрость Робертсона сочеталась с конвенциональным деловым опытом Томисона, а соревнование с крупными консалтинговыми агентствами и растущий капитал обеспечивали им конкурентное преимущество. Они посвятили себя развитию «социальной технологии». В ту пору первый айфон еще не попал в руки потребителя, а Facebook только начинал привлекать внимание университетских кампусов .

Антрепренеры были дальновидны в своем предположении, что следующая технологическая волна ускорит эволюцию человеческого поведения и социальной организации .

Томисон вдохновил Робертсона взять отпуск в Ternary, чтобы сосредоточиться на развитии холакратии. Робертсон нанял бывшего гендиректора Интегрального института* Стива Фрейзи, чтобы решить, что делать с Ternary .

Вскоре Робертсон подал заявку на патент в Государственное бюро патентов и торговых марок США, чтобы зарегистрировать право на организационный алгоритм, который они с Томисоном сформулировали в своей первой «Конституции холакратии». Постановление Верховного суда США о патентах на процессы оценило заявку как устаревшую, но это не помешало Робертсону обеспечить защиту своей возникающей интеллектуальной собственности .

Он начал продвигать на рынке свой метод управления, и в 2007 году газета «Уолл Стрит Джорнэл» опубликовала историю Ternary и ее новаторских способов работы .

В это время компания боролась за существование. Фрейзи предложил вернуться к более традиционным методам управления, однако Робертсон отверг его план, потому что он не сочетался с холакратией .

Когда контракт Фрейзи истек, Робертсон заменил его другим гендиректором, но и это не изменило траекторию Ternary. Компания закрылась в 2008-м. Чрезмерное экспериментирование Робертсона сыграло свою роль, как и падение спроса в разгар рецессии .

«Я был молодым и высокомерным руководителем в свои 20 с небольшим», — говорит Робертсон, который на удивление открыт, рассказывая о своих экспериментах, оттолкнувших от него сотрудников. Томисон был первым, кто показал ему его неприятное отражение в зеркале. «Я осознал, что все еще держался за власть и использовал систему для самоутверждения», — признается Робертсон .

* Институт был основан Кеном Уилбером в 1998 г .

58 Тема номера После закрытия Ternary Робертсон полностью посвятил себя холакратии. Бауэрс, которая оставалась в Ternary, снова присоединилась к мужу и они снова стали проводить тренировочные сессии у себя дома, а Томисон работал удаленно со своей базы в Хьюстоне. Чтобы закрепить успех в новом деле, трио не стало немедленно искать платежеспособных клиентов. Поначалу они занялись привлечением сторонников саморазвивающегося коллектива Уилбера. Идея была в том, чтобы привлечь внимание сообщества людей, которых уже увлекла идея нетрадиционных методов работы .

«Множество людей, которые посещали наши тренинги, не были склонны делать то же самое в своих организациях», — вспоминает Бауэрс .

Для раскрутки своего бизнеса Робертсон выступал на конференциях и даже имел успех в одном духовном сообществе. После нескольких лет относительной неизвестности Робертсон и Томисон осуществили наконец свою первую крупную сделку с Дэвидом Алленом в 2011 году. Но реальный крупный прорыв «Холакратии-Один» произошел во время встречи за ланчем Аллена и Эва Уильямса, сооснователя Twitter, который тогда был занят созданием нового издательского сайта Medium. Эв был разочарован, по словам Аллена, хищнической культурой Силиконовой долины. И он убедил Уильямса дать холакратии шанс проявить себя .

Уильямс был из числа тех предпринимателей Силиконовой долины, кто присоединился к растущему движению осознанности. Он был большим поклонником книги «Как привести дела в порядок» и в холакратии увидел способ более естественного применения ее принципов к организации своего предприятия. Она также завладела воображением руководителя Zappos Тони Шея, который впервые услышал речь Робертсона на саммите гендиректоров «Здравый капитализм» в 2012 году в г. Остин, Техас. (Это собрание привлекало многих миллионеров Силиконовой долины, ведомых их коллективным понуждением к инновациям и желанием утолить свое экзистенциальное беспокойство.) Шей перехватил Робертсона после его выступления. Холакратия казалась ему тем «корпоративным пенициллином», который он искал, как он позже объяснит своему советнику. Как и Уильямс, Шей был серийным предпринимателем в своей индивидуальной одиссее. Он был готов пойти на эксперимент со своей компанией и ее 1500 сотрудниками .

Несколько месяцев спустя «Кварц» опубликует статью о радикальной реорганизации Zappos, озаглавленную «Zappos переходит на холакратию: ни профессиональных должностей, ни менеджеров, ни иерархии» .

За одну ночь термин «холакратия» разлетелся повсюду — через CNN, BBC, New York Times. Эта история и ее освещение в печати вызвали большой интерес в мире и повысили деловые возможности «Холакратии-Один». Благодаря сделке с Zappos и ее широчайшей огласке РоТема номера бертсон внезапно оказался на одной доске с таким автором бестселлеров, как Брене Браун. Не говоря уже о более именитых клиентах, таких как Google .

Горькое лекарство Однажды осенним вечером 2015 года Робертсон был на вечеринке в парке трейлеров, принадлежащем Шею и расположенном в деловой части Лас-Вегаса, где находится штаб-квартира Zappos. Это была шумная вечеринка со свободным микрофоном, а Робертсон стоял у высоких столиков, похожий на рыбу, вынутую из воды, в своем застегнутом на все пуговицы костюме, и выглядел как молодой инженер, каким он был в свои 20. Он с возбуждением рассказывал о своем новом клиенте — Google — одному из директоров компании, который слышал его выступление для руководства Google. Собеседник интересовался, как можно использовать новую методику в работе с командой Google-облако из 75 человек, которая сталкивалась с растущими проблемами* .

Сотрудник компании Брайан Хейни, системный инженер и программный «не-менеджер», как он себя называл, был среди тех, кто поддержал эту инициативу. Вдохновленный идеями Робертсона, он хотел выстроить «систему расширения прав и возможностей» в компании. Волнение Робертсона длилось недолго. Три месяца спустя, в 2016 году, команда Google-облако подверглась небольшой реорганизации и отказалась от холакратии после того, как новый лидер команды отверг эту операционную систему. Хейни сожалел, что не сохранил контрольные параметры системы и не сформулировал более ясную цель заранее. «У Google очень эффективная командная культура, — говорит он. — Холакратия создана для работы в недееспособных организациях, каковой Google определенно не является .

Поэтому мои партнеры по команде спрашивали: “Зачем мы это делаем?

Мы же не разваливаемся”. В действительности методология, подобная холакратии, чужда нашему обыкновению открытой дискуссии», — объясняет Хейни .

Хейни, который работает над развитием принципов самоуправления для сотрудников Google, пишет книгу, предварительно озаглавленную «Взламывая холакратию», в которой деконструирует и реконструирует аспекты системы и применяет их более умеренно. «Как целое холакратия очень сложна, — объясняет он. — Процесс ее освоения равносиGoogle Cloud Platform — в течение 15 лет компания Google работала над созданием одной из самых быстрых, мощных и высокопроизводительных облачных инфраструктур на планете. Сегодня эта инфраструктура используется в качестве базы для нескольких высокоскоростных глобальных сервисов Google, включая Gmail, Карты, YouTube и Поиск .

60 Тема номера Джефф Кунс. Пирамида. 1988

–  –  –

Два года спустя после принятия системы Шей поставил перед своими сотрудниками ультиматум: либо принять холакратию, либо покинуть компанию. Треть из 1500 сотрудников Zappos проследовали к дверям .

«Это требует большой силы лидерского духа, чтобы провернуть такой номер», — заметил Ли .

Сейчас Zappos все еще сфокусирована на том, чтобы стать более децентрализованной организацией. Осмысляя полученные уроки, она экспериментирует с новой моделью «рыночных отношений», когда сотрудники получают больший стимул действовать как предприниматели. Похоже, компания дистанцируется от догматических аспектов холакратии, подвергавших испытанию их моральный дух на ранних этапах .

В этот период успеха и роста внимания к холакратии другие организации, применявшие ее, высказали свое отношение к ней публично. Так, Майк Аруц, прежде сотрудничавший с консультацией по управлению бутиками Undercurrent, написал в 2014 году историю для TechCrunch (интернет-издание о стартапах, интернет-бизнесе, инновациях и вебсайтах), озаглавленную «Моя компания перешла на холакратию. Это было ужасно». Он пояснил, что «любого, у кого есть даже минимальное отвращение к догме и слепой вере, холакратия оттолкнет. В лучшем случае он будет скептичен и неповоротлив в делах. В худшем — подумает, что его сослуживцы пытаются вовлечь его в какую-то секту .

Когда мы начинали, неослабная демагогия заставляла чувствовать себя словно в согласии с представлением Джорджа Оруэлла о современном предприятии. Почему мы говорим “круг”, когда имеем в виду команду? Почему говорим “напряженность”, когда просто хотим чтото отметить» .

Еще один разочарованный эксперт Бад Кадделл, сравнивший холакратию с «менеджментом, равносильным игре “Подземелья и Драконы”», был процитирован в критической статье Джона Аппело «Холакратия принципиально опровергнута», опубликованной в журнале «Форбс» .

В июне 2015 года Робертсон опубликовал свою первую книгу — «Холакратия: новая система управления для быстро меняющегося мира»*. Она получила свыше 700 отзывов на сайте Goodreads, со средней оценкой 3,68 — внушительно для книги азов менеджмента новой эпохи. Отзывы свидетельствуют как о привлекательности холакратии, так и о ее недостатках: «Книга хорошо написана и убедительна. Вместе с тем это опасная система управления, которая может подорвать компаСм.: Brian J. Robertson. Holacracy: The New Management System for a Rapidly Changing World. Foreword by David Allen. — New York, 2015. Брайан Робертсон .

Холакратия. Революционный подход в менеджменте. Перев. с англ. Е. Ряхина. — ООО «Издательство «Эксмо», 2018 .

62 Тема номера нию, как это произошло с моей фирмой, когда мы пытались ее внедрить .

Она чуть не угробила нас» .

«Интересная перспектива нового способа работы. Мое личное мнение — она подходит лучше всего для... роботов, но не для людей» .

«Для Брайана Робертсона создать холакратию — это нечто вроде героического поступка, даже донкихотства, я бы сказал. Откровенная амбиция сочинить “новую операционную систему” для создания организаций и управления ими — это почти немыслимо. Будет ли это работать? Что ж, может быть» .

Между тем журнал Economist указал на «Дыры в холакратии», заметив, что «прошлые попытки демократизировать процесс принятия решений не были сколько-нибудь результативными». Economist процитировал Джеффри Пфефера из Стэнфордского университета, который обратил внимание на парадокс: «Эти идеи вводятся по преимуществу великодушными диктаторами из числа гендиректоров, которые являются единственным препятствием тому, чтобы фирма вернулась к традиционной иерархии» .

Разочарованная Бауэрс опубликовала в своем блоге пост для Medium, озаглавленный «Пять заблуждений холакратии», — попытка отступить назад и поднять уровень дискуссии. Вопреки общественному мнению, написала она, холакратия не «бесструктурна и хаотична», и она не является панацеей. В 2016 году Medium публично отрекся от холакратии .

Несмотря на это, холакратия продолжала набирать обороты в других странах. Наибольшего прогресса она добилась в Европе, особенно в Нидерландах, Робертсон делает также набеги на Юго-Восточную Азию .

Он указывает на более коллективистский склад ума и большую открытость к интеграции множественных перспектив в таких странах, как Нидерланды, тогда как в США ставка делается на индивидуальные достижения и возвеличивание эго. Силиконовая долина известна своими «героическими» лидерами, и не без основания, так как американская культура мифологизирует своих основателей — позиция, прямо противоположная холакратии, которая отдает приоритет самочувствию системы в целом .

«На долю лидера выпадает много работы над собой, чтобы окончательно разобраться с этим, — объяснял Робертсон. — Главное, от чего я должен был отказаться, была моя способность смять любого своим эго и вести дела так, а не иначе только потому, что я так хочу». Система особым образом предназначена для лидеров нового типа .

Создание социальной технологии

–  –  –

медицинской компании Hygean — им было дано краткое описание компании, ее задачи и бизнес-стратегии. Каждый участник получил ламинированный шаблон с инструкциями о том, как проводить «тактические» и «оперативные» встречи, стенограммы оперативных и стратегических заседаний .

Тактические совещания подобны еженедельным совещаниям. Они начинаются с того, что участники по кругу проходят своеобразную проверку, представляясь друг другу. «Раунд проверок — это осознанная практика: настройся, отбрось все, что отвлекает, начни присутствовать», — инструктировал группу Робертсон. За этим следовало уточнение проекта и дискуссия об организации работы. Участников призывали искать любую «напряженность» — слово, которое холакратия интерпретирует нейтрально и которое означает просто разрыв между реальностью и наилучшим решением. (Среда имеет очень важное значение для эффективности тактических совещаний — это самая легкая часть для понимания и принятия холакратии.) Участникам тренинга была поставлена задача — закончить работу в Hygean за месяц, используя информацию о своих ролях и правилах участия. Наибольшее затруднение в самом начале вызвал вопрос, у кого должны быть полномочия в принятии ключевых решений, таких как расценки на услуги Hygean. И пока ясные правила и процедуры не были установлены, каждый обладал полномочиями действовать «героически», если этого требовала ситуация. Робертсон называл такого рода состояние «быть Феррари» — выброс дофамина, гормона, отвечающего за психоэмоциональное состояние человека, что едва ли можно считать хорошим в долгосрочной стратегии .

«Но, Брайан, это, кажется, хорошо — быть героем!» — сказал консультант по менеджменту из Германии .

Робертсон возразил, подчеркнув, что идея состоит в том, чтобы каждый был «гендиректором своей роли», что обеспечивает одинаковый уровень автономии .

«Но это же неудобно», — вставил другой участник, имея в виду форму .

«Это должно быть неудобно, — немедленно парировал Робертсон, — пока не перестанет быть неудобным. Когда ты понимаешь интуитивную природу игры, ты ощущаешь ее как увлекающий тебя поток» .

Предложение действовать «как генеральный директор» вызвало ряд вопросов. В частности, о распоряжении деньгами. Его задал Эберлинг Вольфганг, профессор, специалист по организационным технологиям Университета прикладных наук Швейцарии. «Если у команд в компании нет своих бюджетов, как человек определит, что можно потратить?»

«Не знаю, — ответил Робертсон — так он часто будет отвечать в течение этой недели, разочаровывая группу. — Да, это выглядит как напряженность». «Холакратия-Один» гордится тем, что не предлагает универсальных решений относительно рабочих мест, таких как увольнение 64 Тема номера

Ласло Мохой-Надь. Набросок к «Большому колесу ощущения». 1920–1921

или принятие на работу (возможно, потому что система создана для масштабов больших, чем рабочее место) .

Во время очередной прорывной сессии, участников попросили разыграть совещание «правления», принимающего решение. Выступающий выдвигает предложение; группа задает вопросы и делится впечатлениями. У выступающего есть возможность изменить или уточнить свое предложение; затем группа может выдвинуть возражения либо принять или отвергнуть предложение. Вводный вопрос, прилежно считываемый с ламинированных карточек участников: «Видите ли вы какой-нибудь вред от принятия этого предложения; у вас есть возражения? нет возражений?»

Тема номера Когда участники были перегруппированы, многие из них выразили разочарование долгим и утомительным процессом. Робертсон, страж «конституции» холакратии, заметил, что «обсуждение напряженности в течение 75 минут заведомо лучше, чем два года неразрешенной напряженности» .

Делая структуру власти более отчетливой, холакратия быстро выявляет ее теневую составляющую в компании, то есть негласные и неписаные правила участия. Робертсон признает, что это было проблемой в Zappos .

Он рассказал, как во время одного из тренингов сотрудник Zappos прозорливо заметил, что холакратия будет помехой устоявшейся культурной практике компании, и сказал, что «сотрудник был прав». Хотя Zappos больше не является активным клиентом «Холакратии-Один», Робертсон полагает, что ее старания являются частью продолжающегося процесса .

Во время перерыва между сессиями два сооснователя клиники психического здоровья, оба одетые в спортивные куртки, обсуждали значение холакратии в «сухом остатке». Они только что продали свою клинику крупному здравоохранительному провайдеру в Нидерландах, стороннику холакратии. Они были открыты новой системе, но хотели увидеть больше замеряемых данных. «Если существуют данные о том, как холакратия влияет на результат — на самую суть, то я хотел бы это видеть», — заметил один из бизнесменов .

Определение влияния холакратии на результаты компании — трудная задача, учитывая, что на ее работу воздействует множество переменных .

Аллен говорит, что есть только один способ измерить это влияние, формулируя миссию «Холакратии-Один»: «Служит ли это целям компании?» После принятия холакратии в 2011 году Аллен сократил свой персонал с 48 до 6 человек. Он отдал большую часть работы в аутсорсинг и гордится своей бережливостью .

Аспект самопомощи в холакратии привлекателен для многих применяющих ее. После дня тренинга участники, осматривая город с террасы на крыше здания отеля, начинают делиться тем, что привело их сюда .

Некоторых послали от имени их компаний, другие приобрели дорогой билет самостоятельно, воспринимая это мероприятие как курс саморазвития .

С заходом солнца над Амстердамом группа откупорила несколько бутылок Merlot и принялась обсуждать книгу Фридриха Лало «Другая жизнь организации», рекомендуемую участникам для чтения. Она о том, что испытывали многие, хоть и не могли сформулировать: есть лучшие способы управления компаниями. Власть может быть децентрализована .

Лало описывает глобальный сдвиг в человеческом сознании, глубинно инспирированный интегральной теорией Кена Уилбера, который открывает путь новому типу организации: динамичной, гибкой и автономной .

Его книга рассматривается не просто как благое пожелание; это труба, 66 Тема номера которая зовет работать иначе и создавать новый мир. Тренинг — это возможность общения с единомышленниками .

«Я хотел бы, чтобы исцеление и работа были одним и тем же», — сказал Конрад Олесевич, бизнесмен, владелец и тренер в компании Purpose & Flow из Варшавы. Позже он объяснил, что исследует связь бизнеса с духовностью, потому что видит это пространство как путь к большей коллективной разумности для решения наиболее сложных мировых проблем. Он видит в холакратии инструмент помощи в проведении такого рода исследования и реализации креативности, несмотря на то что она заставляет эту креативность сталкиваться с препятствиями .

«Поскольку вы однажды начали открываться эмоционально, чтобы принять “обогащенную информацию”, — объяснял Олесевич, — прежняя информация и травматические воспоминания, скорее всего, тоже начнут выходить наружу» .

Вот почему бывший сотрудник Zappos Алексис Гонсалес-Блэк, который был одним из лидеров курса компании за принятие холакратии, описывает систему как «прекрасную и ужасную». Аспект интенсивного саморазвития в холакратии может быть ошеломляющим .

Ева Бокаин, 35-летняя польская консультантка, которая работает на консалтинговое агентство «Карлики и гиганты», поделилась с группой тем, что была «на духовном пути», когда услышала о холакратии. «Если хочешь добиться успеха в самоуправлении, ты должна доверять», — говорила она. «Доверяй людям, верь, что человек обладает талантами, что люди действительно хотят участвовать в успехе, у них добрые намерения и они заинтересованы в том, чтобы делать все правильно» .

Ян Виллем ван Кревел, бывший главный операциональный сотрудник AIMMS (с тех пор компания отказалась от титулов сотрудников), фирмы с 55 сотрудниками, базирующейся в Нидерландах, с офисами в Бельвю*, Шанхае и Сингапуре, рассказал, что его организация уже около полутора лет двигается по пути холакратии. Он выразил смешанные чувства по поводу этого движения; он переживал, когда отказался от профессионального титула и управленческих обязанностей. Многие из тех, кто принял холакратию, соглашаются, что она не для слабонервных. Она заставляет людей столкнуться со своим эго в зеркале — состояние пугающее и дискомфортное, которого избегают, пока не сталкиваются с неудачей или серьезным жизненным затруднением .

Часто предприниматели — это люди, которые вынуждены посмотреть на себя в зеркало, чтобы разобраться в своих слабостях. (Американский финансист и дипломированный тренер Джери Колонна прекрасно объясняет этот феномен в популярном подкасте «Стартап» на тему обращения к теневому «я».) Холакратия — это корпоративно санкционированГород в штате Вашингтон, США, к востоку от Сиэтла .

Тема номера ное саморазвитие, требующее от каждого сотрудника предпринимательского бесстрашия .

«То, что недооценивается, заключается в том, — говорит гарвардец Ли, — что хотя холакратия и системы самоуправления вносят в организацию большую сложность, эта сложность может оказаться просто ошеломляющей» .

Разумеется, холакратия требует более высокого уровня сознания. Однако такое сознание как раз и встроено в ее дизайн: кодекс системы, что наши традиционные способы работы подразумевают поощрение бессознательного, как раз и подсказывает как решать эту проблему посредством своих же (только кажущихся произвольными) правил и уставов .

На личное развитие Робертсона определенно воздействовала холакратия. Через десятилетие их совместной работы Томисон обратил внимание на эволюцию своего партнера. «Это траектория, которой стремятся следовать здоровые люди», — говорит он, основав компанию Encod, которая поддерживает децентрализованные управленческие структуры .

Бауэрс также обнаруживает большую основательность в своем муже и бизнес-партнере .

«В мои молодые годы я был практически зависимым от контроля, — признает Робертсон. — Это была внутренняя борьба» .

Элемент холакратии, который особенно воодушевляет, — вера в естественный процесс человеческой эволюции. Люди не статичны; мы совершаем ошибки, особенно когда у нас есть мужество рисковать. Человеческая личность и компетенции со временем эволюционируют. Холакратия предлагает своим последователям чаще прощать и проявлять великодушие. И это достигается легче, когда люди занимают одно и то же рабочее место достаточно долго, чтобы убедиться в человеческих качествах своих коллег. Это способ бытия в мире, который перенимают все больше лидеров, таких как гендиректор Microsoft Сатья Наделла, защищающий идею NVC* — для разрешения конфликтов, которая не особо отличается от разрешения напряженности и принятия решений в холакратии .

В конечном счете наибольшей ценностью холакратии может быть сама идея холакратии, независимо от наших предпочтений и профессиональных званий .

«Посмотрите на персонал, который вступает на путь подлинно человеческого общения, — говорит Робертсон. — То, что уязвимо, что в действительности терпит неудачу — это политика и бюрократия, а не мы .

Давайте уберем большую часть всего этого с нашего пути» .

–  –  –

* Nonviolent communication — ненасильственная коммуникация .

68 Тема номера Предисловие к книге Брайана Робертсона о холакратии С Брайаном Робертсоном сти. Назначить кого-то «главным» ознамы познакомились в чало бы передать ему власть над 2010 году на конферен- небольшой, но самобытной и тонко ции «Здравый капита- организованной молодой компанией, лизм» в Калифорнии, ищущей свое место в мире. Я мечтал об где оба выступали с организации, которой не нужен был докладами. Меня поразили его рассуж- генеральный директор — во всяком дения о новом, динамичном способе случае, в традиционном понимании формирования организации и управле- этого термина .

ния ею. Идеи Брайана и модель холакратии В этот период я учился на собственных перевернули мой мир: если эта система ошибках в этой области и погрузился в действительно работала так, как он глубокое исследование вопроса о том, предполагал, это было именно то, что как бы устроить так, чтобы моя не- мне нужно. Довольно быстро я решил большая, но энергичная компания пойти ва-банк и испытать эту идею на управлялась сама, а мне не нужно уровне всей компании. Я хотел как мобыло бы выступать в роли генерально- жно скорее выяснить, работает ли холаго директора. Я к этому времени уже кратия. Эта модель показалась мне напонимал, что для этой роли подхожу столько всеобъемлющей, что я видел слабо — гораздо больше пользы я мог лишь две возможности на нее отреагипринести организации, будучи ее ровать: либо совершенно отказаться, «лицом» и продвигая свою методоло- либо полностью принять. Полумеры быгию GTD (Getting Things Done), о кото- ли исключены .

рой рассказал в книге «Как привести Я предусмотрительно (к счастью) придела в порядок». кинул, что на эксперимент с холакратиМы делали первые шаги на пути расши- ей потребуется лет пять. Даже если бы рения компании, чтобы обслужить воз- оказалось, что холакратия не подходит растающий в мире интерес к нашей направлению нашей компании, модель области деятельности. Я знал, что сам с была столь убедительна, что ее испытаэтой задачей не справлюсь, что потре- нию стоило уделить время и силы .

буется кто-то или что-то еще, чтобы В центре моей профессиональной деянепосредственно руководить реализа- тельности всегда была проблематика цией этого плана. Однако рискованно роста производительности труда — было поставить на «управление компа- прежде всего на индивидуальном уровнией» какую-либо сильную личность, не, а затем на уровне всей организакоторая могла не разделять всецело ции. Я уже знал, что, если руководство идей, объединявших нашу компанию. Я компании использует рекомендации был убежден, что наша общая деятель- GTD, это может серьезно изменить ность как организации была важнее, всю систему организации. А когда я чем взгляды каждого из нас в отдельно- прослушал доклад Брайана о трансТема номера

–  –  –

мозга и создают интерфейс, который ниц, проанализировать диагнозы пацисоединяет мозг и компьютер. Зачем? ентов и на этой основе разработать проДопустим, кто-то в результате травмы токол лечения. Как должен вести себя потерял способность двигаться. Помочь при этом врач? Следовать тому, что ему ему может теперь некий управляемый си- велит искусственный интеллект, или лой мысли интерфейс, который выполнит все-таки делать то, что ему подсказывафункцию, скажем, руки и подаст человеку ет врачебный опыт? Представьте себе, стакан воды. На первый взгляд это здоро- что пациент умрет, на врача подают в во, просто великолепно! Но стоит поду- суд и объявляют виновным. А вдруг мать о последствиях. Вот изобрели такой тогда врачи станут делать только то, что нейрокомпьютерный интерфейс, отве- скажет робот, не желая принимать на чающий за обмен между нейронами и себя ответственность? Известно, что у электронным устройством при помощи любого машинного интеллекта могут специальных имплантированных элек- быть ошибки или сбои. И что тогда? Не тродов (имплантов), вживляемых в мозг с хочу здесь останавливаться на том, как помощью нанотехнологии. будут выходить из создавшейся ситуаХорошо, вживите тогда и мне такой им- ции программисты, добывая нужную плант. Я ничем не болею, но, пожалуйста, информацию и обрабатывая ее для созснабдите меня таким устройством, чтобы дания соответствующего алгоритма, повысить мои возможности — чтобы я программы, в которых тоже неизбежны был еще способнее. Считается, что это неточности и ошибки. Поэтому человек, приемлемо для солдат, для людей, дей- используя машинные знания, статистиствующих в экстремальных условиях. ческую базу, конечно, не может обойОднако наверняка это будет использо- тись без ценностных суждений. Иначе ваться и в преступных целях. говоря, очень важно правильно оцениСвязь нашего мозга с искусственным вать информацию, предоставленную интеллектом, когда речь идет о помощи искусственным интеллектом, сопоставпри заболеваниях, — это прекрасно. Но ляя ее со знаниями, которыми обладает повышение потенциала человека ставит человеческий разум, и сверяя с моральморально-этические вопросы, и это уже но-этическими нормами .

вызов. Такой «апгрейд» не каждый чело- В связи с этим не случайно возникают век сможет оплатить. И значит, одни философские школы — в Соединенных будут владеть такими исключительными Штатах и других странах, проповедуювозможностями, а другие — нет. Скажем, щие трансгуманизм. Их создатели говокто-то может сдать университетский рят о человеке как об «усиленном»

экзамен или занять высокую должность (машинным интеллектом) существе .

благодаря «усовершенствованию мозга». Например, не так давно вышла книга Будет ли это обществом равных? Homo Deus израильского историка Конечно, то, о чем я сейчас говорю, про- Юваля Ноя Харари, который пишет, что изойдет не очень скоро. Но эксперимен- политика уже не нужна, она стала лишты показывают, что это возможно. Есть ней. Нужно просто заложить в машину такая программа — ее создала компания данные и обработать их посредством IBM, она способна обработать меди- некой программы для получения процинские карты всех госпиталей и боль- ектов экономического развития. То есть 72 Вызовы и угрозы Фернан Леже. Зеркало. 1925

–  –  –

потому, что становится возможным воз- ми, то есть с разного рода машинным никновение сверхлюдей. Преодолевая в продолжением биологической системы себе животное начало, мы становимся под названием «человек»? Это лишь людьми, но тут речь идет о появлении несколько вопросов, которые касаются сверхлюдей. Ведь не исключено, что человека и его идентичности. И мы, безмашинный разум начнет сам принимать условно, должны занять здесь какую-то решения и подсказывать нам, что мы четкую позицию .

должны делать. Насколько мы готовы к Есть также вопросы, касающиеся взаитакому миру? Это произойдет, как я ска- моотношений цифрового общества и зал, не завтра, но, весьма вероятно, демократии, цифровизации рынка. Цидовольно скоро. Какие последствия это фровое общество, несомненно, имеет влечет за собой для общества и для мира? преимущества, которыми следует восВ одной из статей упомянутого журнала пользоваться, но и заключает в себе Nature обсуждается тема: стоит ли дове- огромный риск. И этот риск мы должны рять политикам установление рамок осознать, чтобы понять, как мы его восморали в вопросе чрезвычайной важно- принимаем и как к нему относимся .

сти? Например, картирование работы Первый аспект: цифровое общество уже нашего мозга может быть использовано оказывает влияние на демократию .

для контроля над сознанием людей, а Каким образом? Например, один из наихакеры неизбежно будут пытаться более заметных инструментов в формизавладеть этой возможностью. ровании свободного мнения — влияние Возникают и другие вопросы, относя- цифрового общества на прессу. Многие щиеся к нашей повседневной жизни. люди больше не покупают газеты, они Например, люди настолько вовлечены в считывают информацию с экранов свотехнологии, что, когда едут в машине, их технических устройств. Но поскольуже не могут обойтись без смартфона и ку люди существуют в социальных навигатора, подсказывающего маршрут. сообществах, то они получают инфорНе говоря уже о тех, кто настолько зави- мацию, исходящую от определенных сит от гаджетов, что вообще теряет спо- социальных групп. Раньше посреднисобность думать самостоятельно. Авто- ком между тем, что в действительности ры статьи отмечают, что люди, которых происходит, и тем, кто доводит это до лечили от депрессии методом коррек- нашего сведения, была пресса, а теперь ции мозговых процессов, перестают чуть ли не каждый сам может быть понимать, кто они, теряют понимание репортером .

своей идентичности. До какой степени Представьте себе, что у нас за углом киберинтерфейс может заставить нас вулкан. У нас есть смартфоны, мы утратить способность моральной оцен- можем сделать фото и рассказать всем о ки, если машина будет нам диктовать, появлении вулкана. Мы отдаем себе что хорошо и что плохо? отчет в том, что распространяем инфорКак реагировать на это? Существуют ли мацию, которую считаем важной. Но какие-то границы дозволенного? На- ведь сколько при этом публикуется глусколько можно повышать потенциал пых и малозначимых новостей!

солдата на войне, до какого предела Все мы сообщаем и передаем информаможно использовать его связь с дрона- цию, но она не обработана и может окаВызовы и угрозы заться дезинформацией. Тем не менее в ной ценностью стали большие объемы связи с полученной информацией фор- данных (big data). Раньше говорили о мируется мнение, а мнение можно нефти, как о черном золоте. Теперь это выразить, например, в Twitter. Пусть золото — большие данные. Конечно, это будет даже Twitter Трампа, но он это не просто их поток, а данные, переразмещает скорее не информацию, а работанные искусственным интеллекмнение. Мнение может быть ценным, том, которые могут раскрыть кому-то, но в огромном потоке мнений человек кто в этом заинтересован, наши предуже не находит ответа на свои запросы. почтения и готовить на их основе преРаньше, купив газету, читатель выби- парированную информацию, включая рал и покупал определенное мнение, фейковые новости .

потому что верил тому или другому Таким образом, людьми можно манипуизданию. А когда мы потребляем но- лировать. Именно об этом говорят совость, источником которой был неизве- бытия, связанные с Brexit, с ситуацией в стно кто, и этот кто-то создает мнение, Каталонии и др., что, конечно, оказывакоторому мы следуем, — это уже про- ет влияние на демократию, формируя блема. общественное мнение, которое раньше Вы, наверное, читали, что Facebook формировалось крупными и ответственпришел к соглашению с британской ными традиционными средствами маскомпанией Cambridge Analytica, соглас- совой информации .

но которому подписчики Facebook при- Второй аспект. Цифровое общество созняли участие в психологическом тести- дало такую модель, которую можно ровании за вознаграждение. Около 270 назвать «агора» — по названию места тысяч американцев дали согласие на (обычно это была рыночная площадь) в участие в акции, и компания получила древнегреческих полисах, где собирадоступ к данным 50 миллионов пользо- лись граждане для принятия решений .

вателей. Эти данные обрабатывались, и В демократических обществах всегда пользователи получали настроенную на стоял вопрос, что лучше: ассамблея, их психологический профиль информа- собрание, где каждый, выражая свое цию, повлиявшую в том числе и на мнение, голосует самостоятельно, или электоральное поведение в США. Так представительная демократия, когда сегодня происходит манипуляция демо- кто-то избирается, чтобы затем приникратией! мать решение за других. Вариант агоры Традиционные СМИ, которые давали в практически невозможно осуществить, этом смысле определенную гарантию, когда речь идет о миллионах граждан, теряют свою роль, постепенно уступая поэтому со временем демократия обреее социальным сетям. В настоящее вре- ла форму представительной системы .

мя 10 крупнейших кампаний на бирже Но в цифровом обществе вновь поСоединенных Штатов по рыночной является возможность создать некую капитализации — Facebook, Amazon, агору, потому что сейчас не требуются Google, Microsoft... А раньше это были большие городские площади для собрастроительные компании, страховые ний. Мы можем обмениваться информаагентства, банки. Произошла смена цией и мнениями на площадках соципарадигмы — почему? Потому что глав- альных сетей. Например, в СоединенВызовы и угрозы ных Штатах в период правления Барака ное законодательство, все считали, что Обамы достаточно было собрать 100 крупные корпорации-монополисты, тысяч подписей на сетевых платфор- обладающие огромной властью, предмах, чтобы государственный секретарь ставляют опасность для демократии .

или министр ответил на запрос или Это понимание было не только у конкупетицию. рентов — был риск и для самой демоОдин из вопросов, который всех очень кратии, потому что монополизация волнует, включая Европу, — прозрачность госуМы не можем остановить движение дарственного управления .

к цифровому обществу, потому что его Люди заставляют свои мэрии и свои правитель- возможности огромны, но процесс требует ства информировать их о неусыпной гражданской бдительности своей работе. Сегодня благодаря Интернету есть программы, которые помогают систематизировать информацию, парализует способность правительств к предоставляя сведения, например, об руководству. А когда вопрос стоит в эффективности работы того или иного мировом масштабе, опасность тем более муниципалитета. А также возможность велика. Так вот, в прошлом году в сравнительного анализа работы сразу Испании Google был подвергнут санкнескольких муниципалитетов, результа- циям. Почему? Потому что один из его ты которого поддаются интерпретации и сервисов предлагал сравнить цены. А цепозволяют демократии совершенство- ны, указанные в Google Покупки (предоваться. Но есть и примеры сетевых фору- ставляющем возможность выбора товамов, которые объединяют людей, с чем- ров из разных интернет-магазинов в то не согласных. Они не предлагают одном каталоге и сравнения цен между решений, на таких форумах не говорится предложениями), всегда были ниже тех, о том, что делать. Гораздо важнее здесь что предлагал в среднем рынок, то есть количество подписчиков, количество Google фактически манипулировал рынчитателей — то есть то, что называют ком, за что и был оштрафован .

сегодня популизмом в политике. Сейчас в мире семь компаний, которые И еще один важный аспект, имеющий лидируют в сфере работы с большими отношение к проблемам демократии — данными. Они продают свои продукты, обработка и корыстное использование манипулируя ценами или используя больших массивов информации (big информацию в тех же целях, что и data). Именно это, как я говорил, позво- Google .

лило такой компании, как Cambridge Итак, если нет конкуренции, если у Analytica, фактически обслуживать про- кого-то есть решающее преимущество паганду, применяя таргетирование по сравнению с другими игроками, то целевой аудитории в социальных сетях. это искажает не только парадигму своНо есть и другие аспекты этой пробле- бодного рынка, но и политическую сфемы. Когда в конце XIX века в США гото- ру, интересы отдельной личности. И в вилось антитрестовское, антимонополь- конечном счете влияет на основы и 76 Вызовы и угрозы принципы демократии, включая базо- профиле. Следовательно, нужно все же вые права человека. Мы в Европе очень как-то решать проблемы, связанные с щепетильно относимся к правам чело- доступом к индивидуальным профилям, века и поэтому приняли новый регла- поскольку прогноз о том, каким работмент о защите персональных данных. ником будет тот или иной человек, Согласно этому регламенту, принятому может легко сделать машина, исходя из 25 мая 2018 года, права граждан нару- алгоритма и используя личные данные .

шаются, если нарушено так называемое Цифровое общество ставит перед нами право на забвение, как это произошло с сверхзадачи и новые вызовы, и новое гражданином Испании Марио Костехо европейское законодательство уже отреГонсалесом. агировало на эту проблему. Я не знаю, и Суть дела такова: 15 лет назад было думаю, никто не знает, правильно ли мы опубликовано сообщение о продаже поступили, поскольку наличие профидома Гонсалеса за долги. Однако спустя лей не стоит исключать из рассмотрелет оказалось, что он не может зани- ния и не всегда они являются решаюматься бизнесом, хотя за прошедшие щим фактором. Но тем не менее теперь годы решил все свои проблемы. В том европейцы по крайней мере знают, числе и инцидент, который был связан с какого рода данные не будут основой его браком, разводом и т.д., но люди об для принятия решений о приеме на этом помнили. И тогда он обратился в работу .

агентство, связанное с защитой данных, Остаются, однако, проблемы с основныс требованием к Google убрать из своей ми правами человека, потому что при базы компрометирующую его информа- выполнении некоторых рутинных процию. В мае 2014 года судом Люксем- цедур у вас спрашивают, где вы родибурга было принято решение удалить лись, где учились, какие на вас налагафамилию Гонсалеса из базы данных. А те- лись штрафы. Например, речь может перь это не только персональное поста- идти о вашей страховке. Теоретически новление суда, но и норма общеевро- ваши данные секретны и не являются пейского регламента о праве на забве- публичными, но на их основе можно ние. сделать выводы о рисках, связанных в В соответствии с регламентом о защите том числе и с вашим здоровьем .

данных в ЕС посторонним лицам нель- Возможно, вы никогда не заболеете, но, зя, например, использовать информа- используя новые технологии и данные о цию без ясно выраженного согласия ваших прежних заболеваниях, можно собственника ID-профиля. Допустим, сделать определенные выводы не в на молодого человека, родившегося в вашу пользу. В конечном итоге все это бедном квартале, родители которого может негативно сказаться на индивиразвелись и он прогуливал школу, нало- дуальной свободе, демократии и солижили штрафы за неоплаченный проезд. дарности в целом .

По совокупности этих сведений получа- Хочу подчеркнуть, что мы не можем ется, что такого человека не стоит брать остановить движение к цифровому на работу. Однако что говорит новый обществу, потому что его возможности регламент? Нельзя принимать решения, огромны, но процесс требует неусыписходя из информации, содержащейся в ной гражданской бдительности .

ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО

Мы начинаем публикацию очерков Александра Согомонова, посвященных истории гражданского образования и просвещения в России .

–  –  –

П Центра социологического и политологического редлагаемый очерк не об истории образования как научной дисциплине, не об Института социологии РАН историческом познании и критике источников во имя получения достоверных фактов и не о самих историках как творцах сокровенного исторического знания. Он о том, каким образом в отечественной общественно-политической мысли постепенно происходило осознание того, что историческое знание есть фундаментальный ресурс для просвещения общества, молодых людей и элит. Очень важно сегодня понимать, насколько непростым был этот интеллектуальный путь в России. И не менее существенно осознать, как и до какой степени культурный выбор, сделанный российской мыслью столетия назад, по-прежнему владеет нашим сегодняшним просветительским сознанием, ценностями и установками .

Я не стану анализировать исторические труды, хотя по необходимости иногда вынужден буду их упоминать и оценивать вклад отечественных мыслителей в развитие просвещения. Но это будет лишь в исключительных случаях. Моя задача проста, хотя отчасти и парадоксальна. Я хочу понять, когда и какому историческому знанию на протяжении первых веков эволюции просветительской мысли в России, где напрямую никогда не ставилась общественная задача гражданского образования, Истории стал придаГражданское общество

–  –  –

ваться гражданский смысл? И каким образом далее предполагалось адаптировать ее к нуждам воспитания не только элит, но и просвещения народа?

*** Гражданское образование как публичный дискурс и автономная сфера общественного знания концептуально оформилось в русской мысли гораздо позднее, чем в западных странах. Поразительным образом оно не стало ни прямым заимствованием, ни вновь изобретенным на отечественной почве интеллектуальным конструктом. Путь, правда, был долгим и извилистым. И всякий раз мыслителям приходилось пробиваться сквозь плотную завесу консервативной и верноподданнической политической среды. В ней все публичные деятели, конечно же, открыто ратовали за народное просвещение, однако вплоть до последней трети XIX века вовсе не готовы были по формально-правовым и духовно-нравственным основаниям кардинально отвергнуть Россию подданническую в пользу России национально-гражданственной .

В то же время темы гражданственности и гражданского долга были возведены ими же в ранг особой этической и патриотической значимости для судеб империи и ее народов. Высочайшая степень дискурсивного напряжения темы гражданственности, таким образом, была достигнута в тотально негражданской среде. Это и подталкивало мыслителей к поиску внутренних компромиссов с властью и с собственным разумом, что в долгом цикле находило причудливое выражение в почвеннических идеях, подходах и концепциях на каждом этапе всей последующей истории гражданского просвещения в России, в том числе советского и даже постсоветского периодов .

Иными словами, гражданское образование изначально не сформировалось как бескомпромиссное и автономное интеллектуальное движение .

Да и впоследствии не стало таковым. Впрочем, речь идет не только о гражданском образовании сверху, на него не складывался и запрос снизу. Города и регионы были абсолютно зависимыми от государственной власти. То, что в них происходило, зависело всецело от доброй воли и «просвещенности» местного начальства. При этом само общество сохраняло все признаки сословности до и даже после великих революционных потрясений, а гражданские учреждения и институты, в свою очередь, формировались крайне медленно и чаще всего в зависимости от персональных качеств своих лидеров .

Казалось бы, никаких благоприятных условий для генезиса гражданской дидактики в ранней империи не было. Тем не менее понятием «просвещение» пестрят сочинения и письма многих русских писателей и мыслителей конца XVIII и всей первой половины XIX века. Нет ровным счетом никаких сомнений в том, что в это малопривычное для русского уха слово они вкладывали глубокий философский и моральный 80 Гражданское общество смысл. А в поддержании всего дискурса в состоянии напряженного публичного внимания они видели свое жизненное кредо и особую общественную миссию .

Из книжной словесности понятие «просвещение» вначале перекочевало в художественную литературу и язык имперского государственного управления, а позднее — в социальную и философскую мысль. К середине XIX столетия оно окончательно закрепилось и в педагогической мысли, причем с содержанием, далеко не всегда совпадающим с принятым в окологосударственных кругах. Словом, вся эта замысловатая история понятия гражданского «просвещения» в России не была ни прямолинейной, ни тем более исключительно прогрессистской .

В предлагаемом очерке мне хотелось бы рассмотреть один из самых интересных сюжетов в истории отечественной общественно-политической мысли: зарождение тезиса об обязательном включении Истории в ткань гражданского просвещения. Кто и каким образом формулировал эту проблематику, обосновывал цели и задачи? какой ожидался результат? какое значение придавалось знанию и историческому сознанию в целом? какая идейная борьба вокруг всего этого разворачивалась?

При этом я отнюдь не претендую ни на академическую полноту, ни на историчность очерка, предметом которого выступает эволюция отечественной концепции Истории. Моя задача гораздо локальнее — понять, как связка истории и гражданского просвещения зародилась в отечественной общественной мысли и в конце концов оформилась концептуально и методологически .

Историческая докса и просветительская эпистемология

Оба понятия могут показаться чересчур «мудреными». Однако это только на первый взгляд. На самом деле их смыслы просты, в академической науке они давно в обиходе и для нашего повествования окажут незаменимую услугу .

Историю по праву считают одной из «стержневых» и, возможно, даже самой главной отраслью знания в сложном и постоянно меняющемся по целям и содержанию гражданском образовании. В таком взгляде на особенную роль истории есть много резонов, но при этом немало побочных и отягощающих непростой труд «народного просветителя» обстоятельств. В самом деле, всегда бывает крайне сложно найти золотую середину между двумя крайностями в определении роли истории в гражданском просвещении в виде двух контрастирующих методологий .

С одной стороны — научной (история как установление истины на основе фактов) и с другой — идеологической (история как репрезентация этнокультурных кодов путем конструирования так называемых Гражданское общество исторических фактов и сентенций). Любая попытка примирения или простого сведения их к единому смысловому знаменателю обречена на провал .

Но если вдуматься, и то и другое работает на задачи гражданского образования. В первом случае формируется национальный корпус самостоятельных и критически мыслящих, свободных и ответственных в поступках и суждениях граждан. Во втором — поддерживается символическая преемственность и культурная идентичность в сложной связке «народ–власть–страна». Причем по существу дела ничего не меняется в зависимости от того, о какой официальной доктрине и национальном гражданстве идет речь .

Не менее сложно провести между двумя названными просветительскими стратегиями и строгую линию демаркации, которая отделяла бы рациональный подход с его ориентацией на разум от вполне естественного стремления властей управлять массовым сознанием через чувственное восприятие истории. И еще сложнее определить, что из этого «хорошо», а что «плохо» для подлинного просветительского целеполагания. Хотя я уверен, что всегда найдутся убежденные сторонники и противники каждой из альтернатив, а их позиции будут более чем аргументированными .

Дело скорее в том, что гражданское образование как целостная концепция по-прежнему нуждается в прояснении своих смыслов, правил и ценностей. Не все в ней однозначно и общепризнанно. Поэтому так много по-прежнему споров вокруг темы места и значения истории в просветительской миссии школ, университетов, гражданских институтов, медиа и независимых НКО .

Какой образ Прошлого должен быть положен в основание образовательной и просвещенческой практики? Допустимо или нет дидактическое навязывание исторических оценок? Что и каким образом надлежит помнить о Прошлом? Достаточно ли чистой, без субъективных толкований, исторической фактографии? Каким образом извлекаются моральные и общественно значимые уроки из истории? Кто имеет право на осуществление такого нравственно-воспитательного воздействия? Всегда ли беспристрастность историка в публичном пространстве оправданна?

А вообще достижима ли она? Что есть минимальное, достаточное и сверхдостаточное историческое знание? Где проходит грань между исторической грамотностью и образованностью? Каким образом история и коллективная память пересекаются? Насколько государство вправе (и может ли вообще) вмешиваться в публичную политику и практику просвещения через историю — то есть формировать видение Прошлого и распространять исторические нарративы, сконструированные в «благородных» целях гражданского просвещения масс?

Эти вопросы, как и множество других, схожих по модальности, «терзают» публичный разум современного общества. Интеллектуалы встуГражданское общество Магдалена Абаканович. Катарсис. 1985 Гражданское общество пают в яростные поединки, проясняя друг для друга свои методологические предпочтения. Партии и властные элиты используют в своих интересах всякую двусмысленность, проявленную в попытках предложить простые и наивные ответы на поставленные выше вопросы. В результате в общественной мысли всегда возникает полярность, если интеллектуалы предлагают самим себе и широкой общественности однозначные ответы на подобное методологическое вопрошание .

Все это логически подталкивает нас к выделению особого понятия в просветительской деятельности — исторической доксы, с помощью которой кодифицируются дидактически оформленные «догматы» и относительно устойчивая социальная память о Прошлом. В известном смысле это — мнение об Истории, которое напрямую зависит не только от эволюции академической науки, но и от множества других политикоидеологических факторов. А мнение, как известно, кем-то конструируется и каким-то образом транслируется. Чрезвычайно любопытно и нравоучительно проследить, как историческая докса менялась в культурной истории мира, и России в частности. История национальной «исторической доксы» дает нам важнейший ключ к пониманию сегодняшнего дня, актуальных политических и культурных смыслов .

Замечу, что в предлагаемом очерке речь не пойдет о расхождениях между официозом и живой памятью, научной истиной и квазиисторической мифологией. И даже о национальных особенностях коллективного сотворчества интеллектуалов и властей в области социального сотворения мирового и национального Прошлого, его дискретных образов и целостного видения не будет ни слова. Не станем мы останавливаться и на исторической памяти как таковой. Тем более что этой проблематике посвящено множество ставших уже классическими книг, многие из которых доступны сегодня читателю уже и на русском языке* .

Мой предмет ограничен только сюжетами зарождения и развития отечественной просветительской мысли, то есть теми знаниевыми сюжетами и интеллектуально-политическими процессами, которые способствовали открытию богатых просветительских возможностей в корректно сформулированных доктринах мирового и отечественного Прошлого в сочетании с методами его рационального и чувственного постижения в целях формирования целостной личности гражданина .

Именно это и именуется просветительской эпистемологией. Как правило, такие доктрины в любом современном обществе выступали и попрежнему выступают объектами очень внимательного к ним отношения со стороны «обезличенной» государственной власти, преподаваСошлюсь лишь на несколько самых впечатляющих трудов «об истории», переведенных в последнее время на русский язык: Ле Гофф Ж. История и память. — М.:

РОССПЭН, 2010; Нора П. Франция-Память. — СПб: Изд-во Санкт-Петербургского университета, 1999; Рикёр П. История и истина. — СПб: Алетейя, 2002 .

84 Гражданское общество ние истории регламентируется и контролируется. Но они также привлекают к себе пристальное внимание со стороны буквально всех политических акторов, интеллектуальных элит, всевозможных медиа, организаций третьего сектора и, конечно же, активистов гражданского общества .

Так, в тесном смысловом сплетении заинтересованных сторон формулируется национальная версия единой исторической доксы, то есть строго выверенная и «запротоколированная» хронологическая и событийная канва, сопровождаемая «правильными» интерпретациями, и побуждающая к верному пониманию фактов Прошлого, с одной стороны, и масштабному мировоззренческому видению — с другой. И все это несмотря на перманентные общественные дебаты и меняющиеся взгляды академических ученых, а может, даже и вопреки им. Впрочем, и сама докса достаточно переменчива, хотя из поколения в поколение чаще всего транслируются ее главные догмы .

Историческая докса — это не краткий катехизис истории. Она скорее представляет собой своеобразный культурный горизонт, ориентируясь на который в современном обществе людям удается достичь равновесия между всеми участниками публичных коммуникаций. Когда власть, интеллектуалы и гражданское общество мыслят если не буквально в одном русле, то по крайней мере в рамках одних и тех же историософских и фактографических конструкций. Это равновесие Мишель Фуко определял труднопереводимым на русский язык термином la gouvernementalit, с помощью которого он описывал искомую «гармонию» политического господства, властного администрирования и национальной культуры .

И здесь мы вынуждены вновь ставить перед собой сложные философские вопросы. Какой исторический путь дуальной конструкции «Власть–Народ» должен быть отражен в исторической доксе? Что включать в шорт-лист символически значимых событий, фигур, явлений и процессов отечественной и всемирной истории? Кого и что надлежит помнить обязательно? Как весь этот массив событий и людей необходимо понимать и оценивать? Что такое историческое объяснение? Почему именно определенным образом, а не иначе «упакованная»

история представляет собой легитимное знание о Прошлом? Каким образом оно, в свою очередь, заполняет разные разделы гражданской дидактики и в конечном итоге конструирует культурно-идентификационный код империи или нации-государства?

Просветительская эпистемология не совпадает ни с официальной историей, ни тем более с живой памятью. Она впитывает в себя разные смысловые содержания и трактовки. И скорее представляет собой компромиссно взвешенный ответ на вопрос: как человек может и даже должен думать исторически, чтобы стать частью культурно единого народа и в особенности его активного гражданского ядра, несмотря на плюрализм Гражданское общество и право человека на собственную точку зрения, столь яростно отстаиваемых в демократическом обществе. Что для этого ему надлежит знать, чем интересоваться, в чем ориентироваться, в отношении чего быть убежденным адептом, по отношение к чему выражать скептицизм?

Словом, во что верить и в чем не сомневаться ни при каких обстоятельствах? К чему относиться критически, а в чем довериться суждению других людей?

Просветительская эпистемология, иными словами, Историческая докса представляет собой — о том, как сформирокультурный горизонт, ориентируясь на вать в отдельном человеке который в современном обществе людям и народе в целом аутенудается достичь равновесия между всеми тичное историческое сознание. Она — об участниками публичных коммуникаций инструментальном сотворении человека как полноценного члена гражданского общества, некоего этнокультурного социума через его участие в поддержании исторических нарративов .

Причем само это участие может быть как абсолютно пассивным, то есть чисто репродуктивным, так и относительно активным и вполне творческим. На решение этих задач направлены усилия гражданских просветителей в любом современном обществе. Молодые люди обучаются не только предметному пониманию истории, но и допустимым методам ее познания. И в этом смысле ее следует понимать прежде всего как эффективный инструмент, дисциплинирующий всю гражданскую культуру и гуманитарное мышление в обществе. В этом коллективном действии принимают участие школьные наставники и педагоги, общественные деятели, писатели, философы, академические ученые, медиа, а также члены разных референтных групп, включая семью, сообщества по интересам, некоммерческие организации и т.д .

Историческую доксу не следует рассматривать просто как механизм властно-идеологического воздействия на «несовершеннолетнее», перефразируя Канта, непросвещенное сознание человека. Напротив, она, по сути дела, представляет собой процесс своеобразного состязания в «перетягивании канатов» между наукой и политикой, между идеологическими противниками в общественных спорах и культурных конфликтах, а также между извечными оппонентами в противостоянии официальной и живой памяти. Но следует ли из этого: кто берет верх, тот и навязывает обществу свои представления о Прошлом?

Отчасти да. Но и нет одновременно. Опыт показывает, что полная победа, как правило, не достается никому. И поэтому историческая докса неизбежно становится идейно-ценностным компромиссом в рамках большого гражданского договора. Даже в тоталитарных режимах между официальной идеологией и критически настроенной фундаментальной 86 Гражданское общество

Виктор Браунер. Без названия. 1930

наукой, политической этикой и прикладными исследованиями всегда выстраивались мостики согласия и примирения .

Как мне кажется, «официальная история» — совершенно неудачный термин, с помощью которого мы якобы хотим выразить мысль о том, что желание государства установить свой контроль над легитимными «образами» Прошлого само по себе нелегитимно. Будучи объективными наблюдателями, мы видим, что с разной степенью интенсивности Гражданское общество это происходит везде. И соглашаемся с таким положением дел*. Но как пассионарные граждане считаем подобное вмешательство во внутренний мир людей неправомерным и даже преступным .

Но не заблуждаемся ли мы? Подобное стремление властей, во-первых, вполне естественное и выступает логическим итогом всего европейского Просвещения, в результате которого власть наряду с наукой становится равноправным субъектом конструирования исторических нарративов .

Во-вторых, только в современном государстве преподавание истории — как и историческое просвещение в целом — начинает восприниматься как чуть ли не самая значимая государственная задача в сфере гражданского воспитания и культурной политики. Не случайно же просвещенные монархи сословной Европы приняли на себя эту фундаментальную для развития западного гражданского образования просветительскую миссию. А это значит, что историческая докса, как постоянно меняющийся объект познания и критики, является высшим общественным смыслом, право на который имеет каждый из участников общегражданского процесса .

«Запрос на Прошлое» в России в канун «века Просвещения»

В допетровской России слово «просвещение» почти никогда не использовалось в отрыве от своего исконного греко-православного контекста. Лишь постепенно в течение XVIII столетия, особенно ближе к его второй половине, когда Академия и столичные университеты набрали солидный авторитет и достаточный символический «вес» в качестве передовых институтов образования и науки империи, понятие «просвещение» обретает свое современное десакрализованное значение, обозначая процесс накопления и распространения рациональных знаний, в том числе в сугубо гуманитарной и гражданской сферах. Для религиозного употребления использовался его семантический дублет «просветление». Примечательно, что в ряде европейских языков, правда не во всех, это лексическое противопоставление «озарение умом» (просвещение) и «озарение верой» (просветление) отсутствует. Для того и другого используется одно понятие — enlightenment (англ.), l’illumination (франц.), (греч.) .

Итак, приблизительно к середине века Просвещения мы впервые фиксируем зарождение в России сословно-светского интереса к истории как * Об этом написана прекрасная книга: Ферро М. Как рассказывают историю детям в разных странах мира. — М.: Высшая школа, 1992. Ферро очень убедительно показал, что нет никакой универсальной «просветительской истории». На всех континентах она разная, культурно и политически детерминированная. Сам автор не использует понятие «историческая докса», но речь в его книге идет прежде всего именно об этом феномене публичного знания .

88 Гражданское общество автономной отрасли знаний, систематизирующей события прошлого в их неразрывной логической связи с настоящим и будущим. Одновременно в аристократической среде происходит осознание права Мыслителя на то, чтобы стать/быть творцом «исторической доксы» для ее использования в широком общественном кругу лиц, в том числе и с просветительскими целями. Таким причудливым образом интерес к гуманитарному знанию, изначально сопутствовавший любопытству передовой части высшего света, спровоцировал быстрый потребительский спрос в недрах господствующего же класса на историю как на публичный нарратив, а впоследствии и как на новую идеологию светской империи .

Для всего этого требовалась европейская просвещенность, если быть точным в словах. «Стать европейцем» — более корректное определение того общественно-интеллектуального процесса, в который начинает постепенно погружаться домостроевская Россия, при этом не очень расположенная к тому ни умственно, ни нравственно. С византийской просвещенностью страна была неплохо знакома, сталкиваясь с ней вплотную периодически .

В бытность еще Максима Грека — которому можно поставить в заслугу пробуждение интереса к учености, хотя языческой эллинской мысли на Руси чурались и даже побаивались, — завеса варварского незнания была частично приоткрыта. Позднее Андрей Курбский, справедливо названный потомками первым русским западником, пытался, конечно же, как-то привязать формировавшееся русское государство к западным идеям права и политики, но интеллектуально противостоять самодержавному авторитаризму Грозного он смог только лишь издалека .

Тем не менее уже в ту эпоху сформировался первый полноценный властный запрос на просветительскую мнемонику. Доктрина «Москва — Третий Рим», сконструированная не совсем еще умело, но все же по всем правилам исторической доксы, так и не была распознана и тем более воспринята как в разных средах господствующего класса, так и за рубежом. Для этого, очевидно, не хватало элементарной гуманитарной грамотности. И не хватало ее еще очень долго, пока лишь только в правление Александра III эта доктрина не обрела искомый статус всенародно услышанной доксы* .

* О подлинной судьбе этой доктрины идут непрекращающиеся споры. Мы наверняка не можем быть уверены в ее какой-либо известности или даже популярности вплоть до XIX века. Очевидно, что изначально она скорее была ориентирована на религиозные круги (как призыв к защите Церкви от внутренних и внешних врагов) и лишь в XIX веке становится имманентной частью политического дискурса. Очевидно, на это сработала не только широкая историческая грамотность, но и общественные дискуссии о природе российского государства. См. об этом, к примеру:

Бауэр Е.А. Идея «Москва — Третий Рим в русской общественной мысли конца XV — начала XVII в. — Нижневартовск: НГГУ, 2011. Широкий резонанс в академической науке имела критическая статья американского историка Маршалла По «Изобретение концепции “Москва — Третий Рим”» (Ab Imperio. 2000/2. С. 61–86), в которой он весьма аргументированно доказывает тезис об очень позднем превращении доктрины в краеугольный камень русской идеологии .

Гражданское общество Возможно, отчасти вследствие этого Иван IV вполне осознанно выбрал путь тиранического самодержавия, восходящего лишь родословно к римскому императорскому двору, отвергнув миф о государственно-правовой преемственности в истории. К такому нетривиальному восприятию Прошлого попросту не было никаких знаниевых предпосылок. Да и сам Грозный, очевидно, больше тяготел к концентрации власти вокруг своей собственной персоны, чем к институциональным реформам, требовавшим, кроме всего прочего, большой просветительской работы, хотя бы среди элиты .

ХVII век стал временем интересных перемен, однако в области наук и просвещения мало что изменилось, несмотря на появление в публичном пространстве России самобытных и высокообразованных личностей и первых учебных заведений (в частности, Славяно-греко-латинской академии). О деятельности таких выдающихся мыслителей, как Симеон Полоцкий (1629–1680), писатель, проповедник и домашний воспитатель детей царя Алексея Михайловича, или Юрий Крижанич (1616–1683), хорватский философ и обществовед, тонкий знаток российских реалий и создатель искусственного общеславянского языка, мы сегодня знаем, пожалуй, гораздо больше, чем их современники. Любопытно, что Полоцкий, оказавший самое прямое влияние на мировоззрение Петра I, считал важным для России именно «учение латинское», а не греко-церковное просвещение, но проблем исторического образования практически не касался. Крижанич, напротив, сам очень любопытствовал получить знания о всемирном и российском прошлом, чрезвычайно интересовался нравоописанием славянских и других народов, немало страниц уделив всему этому в своем сочинении «Политика». И тем не менее историческое знание не отнес ни к мудрости мирской, ни к «королевской» (то есть политике)* .

Медленно вызревавший в XVII веке латентный властный запрос на историческое знание с началом Петровских реформ становится зримым и совершенно очевидным. В его царствование в стране завершилась эпоха просвещения, в которой главная роль принадлежала духовенству, подобно тому как по его же императорской воле было прервано летоисчисление, идущее от сотворения мира, и совершен важный для судьбы страны переход на европейский календарь и хронологию. Новому государству, помимо необходимости в аутентичной светской идеологии, треСимеон Полоцкий. Избранные сочинения. — Москва–Ленинград: Изд-во АН СССР, 1953; Юрий Крижанич. Политика. — М.: Наука, 1965. Крижанич, рассуждая о принципах политической деятельности, «незнание самих себя», в том числе и с точки зрения своих традиций и обычаев в сравнении с европейскими, отнес к самому главному пороку славянской политики. Мудрый политик, в его понимании, должен быть скорее хорошим культурным антропологом, чем историком (Крижанич. Ук .

соч., с. 461–464) .

90 Гражданское общество Олаф Метцель. Лабораторные исследования.1990 Гражданское общество бовались принципиально обновленные исторические нарративы, отвечавшие запросам просвещенной монархии и общественного прогресса .

И поскольку «просвещение» неизбежно идентифицировалось с Европой, то и фигура «просветителя» отождествлялась с культурным кодом европейца. По крайней мере каждый шаг и все в целом реформаторские помыслы Петра так или иначе были осуществлены в направлении «вестернизации» страны — от ее административно-хозяйственного обустройства до самых мелочей нового этикета и повседневного быта .

Стать европейцем означало не только принятие внешней атрибутики, но и культурное освоение западных ценностей и метафизики мышления, основанных на примате разума и истины. А историческое «невежество»

мешало этой ассимиляции базовых основ западной культуры и политики. Необходимо было принципиально по-новому сформулировать смыслы и факты исторического развития мира: что есть зарубежная и отечественная история в самом сжатом изложении? Каким образом эту новую концептуальную историю следовало содержательно насытить и детализировать?

Уже к середине XVIII века стало очевидно, что чисто рационального решения на этот властный запрос быть не может. История, сконструированная и изложенная просветительским разумом, на самом деле апеллирует к разнонаправленным властным запросам, а посему ставит разные задачи и опирается на разный ресурс .

Суть или Образ:Ломоносов «против» Вольтера

Два магистральных вектора в просветительской эпистемологии были проявлены в идейном противостоянии Вольтера (1694–1778) и Ломоносова (1711–1765), которое произошло довольно стихийно, но по очень серьезному поводу. Позднее именно эта альтернатива, правда чаще уже без упоминания олицетворявших ее персон, будет будоражить умы отечественных мыслителей, задумывавшихся о смысле истории для гражданского просвещения. И поэтому нам важно четко обозначить ее подлинно исконный смысл .

Повесть о разногласиях двух величайших просветителей хорошо известна в академической среде. Однако для предмета нашего анализа она пока не использовалась, и если мы вкратце остановимся на ней, то яснее выразим исходную «точку отсчета» рождения всего отечественного гражданского образования. История началась с этого .

Вольтер — центральная фигура всего французского Просвещения. И он, как никто другой в первой половине XVIII столетия, оказал самое сильное влияние на генезис практического фундамента так называемого логического просветительства. Для него главным было уловить суть 92 Гражданское общество исторического процесса, использовав для этого «правильные» источники, и отразить Историю приемлемым для широкого круга людей языком. Логика должна была просматриваться во всех общественных нарративах и властных идеологемах, методах их конструирования и, наконец, в том, как все это подкреплено источниками и сопровождено фактографически. Одним словом, познав разумом суть Прошлого, все остальное человек домысливает сам, «достраивает» свое историческое мироздание вполне самостоятельно. Так логически должна была выстраиваться историческая докса в век Просвещения, по мысли Вольтера .

Наряду с литературными и философскими сочинениями перу Вольтера принадлежит немало исторических трудов, а «Историю Карла XII» и «Историю Российской империи в царствование Петра Великого» по праву относят к эпохальным работам, преобразившим облик исторической науки в целом*. В них не просто проявился дар Вольтера-жизнеописателя, но и его талант вдумчивого исторического мыслителя и искусного творца новых смыслов. По сути дела, Вольтер первым сформулировал, что такое рациональная философия истории. И следует признать, что с того времени философия истории как отрасль гуманитарного знания мало изменилась** .

Задача историка, по мнению Вольтера, — отнестись к чужим рассказам и источникам с точки зрения здравого смысла и отмести в сторону все, что не соответствует разумной природе человеческого действия (сам он предпочитал этот информационный «мусор» именовать баснями) .

Конечно же, Вольтер опирался на письменные свидетельства и повествования своих предшественников и критиковал всех за бессмысленное нагромождение деталей и никчемную концентрацию на бесконечной цепи событий***. Читатель ждет совершенно иного. Но чего именно? Разве что разумной точки зрения. И тут ему в помощь приходит философия истории. А ее цель не в обнаружении каких-то общих законов в истории и даже не в этическом мудрствовании, а именно в смыслоизвлечении. Ибо историю надлежит писать «не как газетчик, а как философ» (то есть, видимо, как «просветитель», имел в виду * Это сочинение Вольтера недавно стало доступно и русскоязычному читателю .

См.: Вольтер. История Российской империи в царствование Петра Великого. — СПб:

«Ленинград», 2012 .

** Блестящий очерк философской истории Вольтера был опубликован Г.Г. Шпетом в 1916 г. См.: Шпет Г.Г. История как проблема логики: критические и методологические исследования // Златопольская А.А. (сост.) Вольтер: pro et contra. — СПб:

Изд-во Русской христианской гуманитарной академии, 2013. — С. 480–485. Акценты, расставленные в этом очерке Шпета, мне кажутся весьма корректными и абсолютно современными .

*** О том, как создавалась «История Российской империи в царствование Петра Великого» см.: Альбина Л.Л. Вольтер в работе над «Историей Российской империи в царствование Петра Великого» // Златопольская А.А. (сост.) Вольтер: pro et contra .

С. 552–564 .

Гражданское общество Вольтер*). Что, собственно, он и проиллюстрировал своими историческими трудами. Причем в таком смыслоизвлечении он видел миссию и историка, и гражданского дидакта одновременно. А последнему и надлежало обнаруженный и публично принятый исторический смысл донести до конечного адресата — жаждущего познания просвещенного гражданина. Просветительская эпистемология, по Вольтеру, отталкивается от индивидуального разума и, в свою очередь, подпитывает разум коллективный. Историческое смыслоизвлечение — замкнутый логический круг в просвещении. Мало чем это отличается от кантовской концепции истории .

Опираясь на принципы рационального исследования, Вольтер предложил, по сути, чисто светскую, а еще точнее — антихристианскую версию всемирной истории, полагая, что в основании всякого объяснения Прошлого — понимание его универсальной сущности. И в случае с историей царствования Петра I Вольтер, безусловно, ставил перед собой задачу предъявить высшему свету деятельность русского царя в качестве своего рода Великого «учредителя» новой эпохи, глубокого «почитателя» европейской традиции универсализма, силой и волей отделившего московское варварство от просвещенного и преуспевающего абсолютизма, разумеется, институционально сконструированного на западный лад. Допетровская история предложена Вольтером в книге самым кратким скетчем, основное же внимание уделено политике первого русского императора и ее последствиям, в том числе и династическим. Вольтер не испытывает затруднений в оценке его деятельности .

Для него главное — передать не столько сложность и «дух» времени, сколько триумфальное наступление Просвещения в невежественной и отсталой стране, в том числе и через описание ее очевидных ратных успехов**. Примечательно, что эта трактовка будет буквально повторена в 1765 году в 14-м томе Энциклопедии Дидро и Д’Аламбера в статье «Россия», написанной французским философом-просветителем Л. Де Жокуром*** .

Казалось бы, вот очевидная модель для раннего исторического просвещения. Мыслительный алгоритм прост и прозрачен. Единый смысл — единая логика — единая интерпретация. Почему бы не удовлетвориться этой схемой? Но оказалось, что не все так просто. Безусловно, в России было немало почитателей Вольтера, но все же подобная суть отечественного Прошлого столь однозначно не устраивала ни российскую * Шпет. Ук. соч., с. 484 .

** Позднее Вольтер более вдумчиво отнесется и к истории «нравов и духа нации»

(собственно, к тому, что мы подразумеваем под культурой), но это произойдет не ранее 1765 г. в канун публикации его «Философии истории». Хотя и здесь он видит, по мнению Шпета, единичную культуру, как все равно тяготеющую к «универсальному единству» целого .

*** История в Энциклопедии Дидро и Д’Аламбера. Под общей ред. А.Д. Люблинской. — Ленинград: Наука, 1978. — С. 175–180 .

94 Гражданское общество Ман Рэй. Удивительные вещи. 1965 Гражданское общество власть, ни интеллектуалов, которым персонально суждено было отвечать на властный запрос в сфере гражданского просвещения .

Озарение ума (просвещение), предложенное Вольтером, приходило в противоречие с озарением веры (просветление), которое было глубоко упрятано в культурных нормах и ценностях, российских традициях, и которое, безусловно, продолжало играть немалую роль в поддержании идентификационного кода страны и ее властной элиты и в «век Просвещения» .

Недостаточно было быть рациональным универсалистом, еще следовало научиться от него при необходимости культурно-гносеологически дистанцироваться. Таковым, как мне кажется, становился подлинный и изящно укрытый за высокопарным художественным слогом имперсковластный запрос на отечественное просвещение и народную память о Прошлом. Иными словами, запрос был одновременно и на универсальность, и на нишевую идентичность .

Однако как можно было это практически реализовать? Первую и вполне успешную попытку предпринял М.В. Ломоносов. Не возражая в принципе против «революционной» сущности царя-реформатора, Ломоносов выступил, может быть, не столько критиком, сколько именно идейным оппонентом вольтеровской исторической гносеологии, заложив тем самым основы альтернативного вектора просветительской эпистемологии .

Нам не известно доподлинно его общее отношение к «Истории российской империи в царствование Петра Великого», но сохранились частные комментарии, которые Ломоносов сделал на полях оригинала вольтеровского сочинения (1757)*. Даже по ним чувствуется, что русский просветитель исповедовал иной взгляд на отечественную историю .

Благотворность европейского «разворота» для страны, осуществленного Петром, Ломоносов ни в коем случае не ставил под сомнение, но фундаментальные основы российской государственности, с громадным временным лагом опережая своих эпигонов из XIX столетия, он сформулирует в понятиях хорошо всем известной формулы идентификационной триады «зрелой» империи: православие — самодержавие — духовно-нравственные традиции народа. Именно так! Пусть даже и не столь кратко и емко, как это позже узаконит в российской идеологии и просвещении граф Уваров .

Ломоносов разделил всю историю России на шесть периодов, где петровский (шестой) являл собой, по его убеждению, абсолютно логическое продолжение всей предшествующей отечественной истории, правда уже с новым историческим итогом — выходом России на мировую * Большая часть комментариев касается разногласий в деталях и словах, гораздо реже — в оценках. См.: Ломоносов М.В. О сохранении русского народа. — М.: Институт русской цивилизации, 2011. — С. 226–231 .

96 Гражданское общество авансцену в качестве великой державы. И в этом смысле Петровские реформы, по Ломоносову, не стали разрывом с традициями, а, наоборот, выступили их продолжением .

Ломоносов, как мне представляется, вполне отчетливо осознавал, что с пропедевтической точки зрения, эту «традицию» надо было бы сформулировать более взвешенным и точным лексическим рядом. Но решил почему-то по-иному. Он не отказывался от того, чтобы закрепить в сознании молодого поколения этот исторический нарратив рациональной логикой и универсальными смыслами, предполагающими взращивание самостоятельного и ориентированного на истину и анализ субъекта. Но, видимо, чувствовал, что этого недостаточно. И предложил метод «живописных картин», переадресуя их художникам, издателям и граверам. То есть просвещение историей, по Ломоносову, не в меньшей степени, если не в большей, должно основываться на эмоциональном восприятии Прошлого и стать образной памятью. Следовательно, на принятии исторического факта или события скорее как объекта веры, а не «продукта» критического разума, то есть закрепленного в сознании не с помощью понятий, а через зримый образ, подобно иконе. Как видим, Ломоносов, хоть с большой вероятностью неосознанно, но все же стремился найти способ методологического примирения «просвещения» и «просветления» в процессе конструирования исторического Прошлого .

Более того, для этих целей незадолго до смерти Ломоносов составил совсем даже некраткий набросок списка подобных обязательных исторических «картин», куда им были включены события как полумифические, так и относительно выверенные достоверными источниками (рукопись ориентировочно датируется зимой 1764 года). Причем такое напластование «образов» отнюдь не представлялось ему неким внутренним противоречием для его дидактических целей*. Среди этих «картин» и деяния первых князей, и христианизация Руси, и великие сражения, и низвержение ига татарского, и даже совсем легендарные события, подобно гибели князя Олега от укуса змеи. Но нет тут ни одной «картины» из эпохи Просвещения и становления нового государства, его институтов и порядка. Возможно, Ломоносов просто не дописал свой список, хотя, мне думается, он и не планировал пролонгировать его в новейшую для него эпоху** .

В то же самое время Ломоносов, как мы знаем, был неистовым борцом с норманнской теорией, чрезвычайно популярной в первой половине XVIII века, в период доминирования немецкой историографии в российской Академии наук. Очевидно, что его антинорманизм был

–  –  –

искренним и вовсе не заказным. Не суть важно, что предложенная им альтернативная версия этнической идентификации варяг не стала убедительной настолько, чтобы обрести статус официальной, сколько принципиально то, насколько последовательно Ломоносов проводил тезис об исконно славянском происхождении российской государственной власти, не допуская даже и мысли об экспорте элит и тем более институтов из Европы. А вот на такую, специфическим образом закодированную, историческую доксу нашего Прошлого к середине первого столетия Российской империи отчетливо оформился государственный заказ .

Подчеркну вновь, идейное противостояние Вольтера и Ломоносова не было ни публичным, ни сугубо приватным. Они не спорили друг с другом и не сводили научных счетов. Это была скорее заочная, мыслительная дуэль, значение которой трудно переоценить. Два выдающихся энциклопедиста, по сути, заложили в просветительской методологии

России два вектора дальнейшего развития гражданского образования:

универсалистский и нишевой .

В известном смысле именно из их культурно-политического взаимодействия в дальнейшем образуются два непримиримых лагеря отечественных просветителей, в разные периоды именуемые по-разному. На слуху, конечно же, западники и славянофилы, либералы и почвенники, но были и другие номинации. Правда, все это очень грубая идейная демаркация просветительского движения и подчас крайне сложно строго уложить того или иного мыслителя в одну из этих традиций .

Именно поэтому совершенно неправомерно одних отечественных мыслителей возводить только к Вольтеру, других — к Ломоносову. Тем не менее подобная просветительская генеалогия пусть и не предельно точна, но все же весьма эвристична для понимания как той исторической развилки путей эволюции гражданского образования, которая сформировалась в отечественной общественно-политической мысли к середине XVIII века, так и философских и методологических предпосылок для всех последующих мыслителей на протяжении двух столетий империи .

98 Точка зрения

–  –  –

режим или, шире, — некоторую обще- Так или иначе, террористическая прироственно-политическую реальность, да сталинского режима — или ее отрисовокупность идеологических норм и цание — устойчиво остается центральполитических практик, установившихся ным сюжетом темы «сталинизм» .

в период правления Иосифа Сталина. Для Троцкого и троцкистов — по крайПопытки определить этот феномен были ней мере для троцкистов 1920-х — это еще в самом начале сталинского правле- совершенно не так. Для них сталинизм ния. Изобретателем термина «стали- никак не ассоциируется с террором. В канизм» был Л.Д. Троцкий и его едино- ком-то смысле Троцкий предлагает дамышленники. Сам термин возникает в же противоположное понимание сталигодах в материалах так на- низма: для него это оппортунистическое зываемой объединенной оппозиции. отклонение от революционного маркРаньше он возникнуть, строго говоря, и сизма, то есть слишком мягкий его не мог, потому что для вождей предыду- вариант. Суть его прежде всего в том, щей, собственно троцкистской («ле- что Сталиным и его сторонниками вой») оппозиции Сталин — не фигура. снята с повестки дня цель мировой Для них фигурами являются скорее революции, которая заменена (подменетогдашние союзники Сталина — Зи- на, как говорит Троцкий) антимарксистновьев, Каменев, Бухарин. Но после ским тезисом о возможности построетого, как в 1926–1927 годах Троцкий ния социализма в одной отдельно взяобъединяется с Зиновьевым и Каме- той стране .

невым против Сталина и Бухарина, Конечно, в троцкистской критике сталифигура Сталина становится актуальной. низма уже в 1920-е годы присутствуют Термин «сталинизм» возникает в эти два мысли и о подавлении демократии — года сам собой в материалах и выступле- внутрипартийной, разумеется, в том ниях оппозиции в ходе вновь развернув- числе полицейскими методами, при шейся внутрипартийной дискуссии. помощи ОГПУ, — и об отстранении Надо сказать, что сам Троцкий вклады- рабочего класса от политической власти вал в этот термин совершенно иное в пролетарском государстве. (На том, что содержание, чем то, которое мы сегодня государство все-таки остается пролетарпривыкли в него вкладывать. Для нас ским, Троцкий настаивал вплоть до сталинизм — это прежде всего репрес- своей гибели. Но что в этом пролетарсии, раскулачивание, ГУЛАГ, Большой ском государстве диктатура рабочего террор и тому подобные вещи. (Забегая класса подменена диктатурой партийной вперед: интересно, что у современных бюрократии — это довольно ранняя форсталинистов на первом плане те же мулировка.) Однако для него эти обстояассоциации, только в рамках других тельства важны только в одном плане:

парадигм: «Сталина оболгали, никаких подавление демократии и полицейский репрессий не было»; или «репрессии террор — это средства для навязывания были, но они были необходимы для про- партии и стране неверного политическоведения индустриализации и создания го курса. Вполне возможно, если бы те великой державы»; или «репрессии же самые средства обеспечивали верный были, но зато Сталин выиграл войну и политический курс, может быть, возравооружил нас атомной бомбой» и т. д.) жений против них и не было бы .

100 Точка зрения

Жорж Рибемон-Дессень. Безмолвие. 1915

В «Бюллетене оппозиции», который Тро- ется и в 1930-е. Разве что, оказавшись в цкий начинает издавать летом 1929-го, изгнании, он ставит крест на ВКП(б) и термин «сталинизм» употребляется Коминтерне и начинает говорить о своих сплошь и рядом. Но кардинальных изме- сторонниках как об отдельной партии нений в понимании Троцким сталиниз- революционных марксистов-ленинцев ма, с моей точки зрения, не прослежива- да узаконивает ранее им отрицавшуюся Точка зрения аналогию сталинского режима с «терми- странные наблюдатели. Кажется, пердором». Несколько энергических выска- вым ввел его в оборот англо-американзываний по поводу террористических ский журналист Уолтер Дюранти. Инометодов Сталина он все-таки сделал; но странные журналисты, затем западные это были отдельные высказывания и в советологи, а позднее историки подхвасистему его взглядов они, похоже, не тили этот термин и вовсю его употребвошли. ляли .

Таков сталинизм для изобретателя этого В СССР же, начиная с середины 1930-х термина. и до конца 1950-х, слова «сталинизм»

Любопытно, что чуть позже, в первой не существовало. Официально его не половине 30-х годов, попытки употреб- существовало до самого конца советления термина «сталинизм» прослежи- ской эпохи. (Однажды только, в 1958, ваются в противоположном лагере, кажется, году, Н.С. Хрущев обмолвился лагере соратников и единомышленни- публично: «В вопросах искусства я — ков Иосифа Виссарионовича. Их осто- сталинист».) рожно пытается ввести в оборот такой В постсоветские годы было немало верный сталинец и один из самых вер- попыток — и отечественных, и зарубежных и последовательных его соратни- ных авторов — дать определение поняков, как Л.М. Каганович. Но Каганович тию «сталинизм». Из наиболее интересупотреблял этот термин не в политиче- ных я бы назвал попытку, сделанную ской риторике, а в частных письмах и в Медушевским в статье, посвященной частных разговорах и не рискнул сде- росспэновской серии «История сталилать попытку внедрить его в политиче- низма» (Медушевский А.Н. Сталинизм ский лексикон. Понятно, что он упо- как модель // Вестник Европы. № 30 .

треблял слово «сталинизм» в положи- 2011). Ну и, конечно, целый ряд работ тельном контексте, с положительными О.В. Хлевнюка, прежде всего его книга коннотациями. В общем, мысль его «Хозяин. Сталин и утверждение сталинбыла проста: Сталин сделал больше, ской диктатуры» (М.: РОССПЭН, 2010) .

чем Ленин, потому что правит он уже Природа сталинизма — постоянный дольше, чем Ленин. И поэтому, мол, предмет исследований многих зарубежсегодня нужно говорить о марксизме- ных авторов, например американского ленинизме-сталинизме. Но публично историка Стивена Коэна .

высказать это предложение Лазарь Мо- Хочу подчеркнуть: во всех этих работах исеевич не рискнул. Думаю, что на са- речь идет о сталинизме как историчемом деле особой политической мысли у ском феномене — о его идеологии, Кагановича не было; просто он наде- социологии, об истории его становлеялся, что хозяин как-то узнает об этом, и ния, о механизмах политической власти пытался ему польстить, не более того. (в частности — и в особенности — о Да и вообще, какой из Кагановича, механизмах террора). Однако это лишь извините, теоретик? Никакой идеологи- одно из двух семантических полей, слоческой подоплеки здесь не было — одно жившихся вокруг слова «сталинизм» .

подхалимство .

Наконец, в 1930–1940-х термином Другое семантическое поле — сталисталинизм» вовсю пользовались ино- низм как обозначение некоторого мироТочка зрения понимания. Как правило, до недавнего Понятно, в чем оттеночная разница времени, во всяком случае, в этом смыс- между «сталинщиной» и сталинизмом, ле слово «сталинизм» встречалось в не говоря уже о культе личности?

текстах и словах тех, кто это миропони- «Сталинщина» — это как «ежовщина», мание не разделяет и отрицает. (Ко- «хованщина», «семибоярщина», то есть нечно, оба эти семантические поля су- эксцесс, исключение из нормального ществуют не в отрыве друг от друга, порядка вещей. Причем исключение, они друг с другом тесно связаны. Это обусловленное случайными, или, как естественно — говоря о сталинизме как тогда любили говорить, субъективными об актуальном политическом проекте, причинами. А сталинизм — как маркневозможно игнорировать историче- сизм, фрейдизм, фашизм, социализм — ский опыт.) уже системное явление, требующее Именно об актуальном функционирова- системного же осмысления. Но именно нии понятия «сталинизм» в течение эти поползновения к системному осмыспоследнего шестидесятилетия я и буду лению, по мнению власти (кстати, говорить в остальной части моего вы- совершенно правильному), угрожали ступления. стабильности. И поэтому они пресекаЧто произошло после смерти Сталина? лись. Из официальной сферы словоупоКак мы знаем, появился знаменитый требления термин «сталинизм» был эвфемизм «культ личности». Причем он изгнан сразу же; собственно, он туда возник не после доклада Хрущева на никогда и не был допущен .

ХХ съезде, в 1956-м, а еще в партийных И вот, будучи изгнанным и практически документах в 1953 году, сразу после запрещенным в официальном употребсмерти Сталина — сначала без упоми- лении, термин «сталинизм» ушел в нания Сталина, а затем уже и в связи с неофициальную сферу. Он оказался в его именем. После доклада Хрущева и в ходу в частных разговорах на кухнях, в особенности после опубликованного в библиотечных и институтских курилках, июне 1956 года Постановления ЦК в листовках подпольных марксистских КПСС «О преодолении культа личности кружков второй половины 1950-х и пери его последствий» этот эвфемизм стал вой половины 1960-х. Он вовсю начинаофициальной формулой для обозначе- ет употребляться в самиздате. И теперь ния сталинизма. этот термин уже совершенно необязаВ устной речи, в том числе и на собра- тельно относится к прошлому, пусть ниях, допускалось употребление друго- даже недавнему. Он стал обозначением го термина — «сталинщина». Особенно актуальных идеолого-политических и в употребимым было это слово в среде особенности культурных тенденций .

старых большевиков, в записках целого Вот типичные штампы либерального ряда старых большевиков. Итак, культ сознания тех времен .

личности, сталинщина, но ни в коем «Лысенковщина — это сталинизм в случае не сталинизм. Публично произ- биологической науке». Почему лысеннести слово «сталинизм» означало рас- ковщина — это сталинизм, не очень писаться в нелояльности режиму. И чем понятно. Может быть, потому что лыдальше, тем более это слово приобрета- сенковщина зародилась в период Стало «антисоветский» оттенок. лина и Сталин ей покровительствовал?

Точка зрения Но Хрущев, главный разоблачитель линистами, они всего лишь борцы за Сталина, тоже покровительствовал лы- мичуринскую биологию. Авторы пусенковщине, и еще более активно, чем бликаций 1957 года против академика Сталин. А.М. Панкратовой — не помню, кто «Постановление ЦК от 9 марта 1957 были эти авторы, уже и имена-то их года «О журнале “Вопросы истории” — забыты — тоже, упаси Боже, не сталиниэто попытка сталинистского реван- сты: они просто отстаивают позиции ша». Ни в постановлении ЦК, ни в материалах журДело Синявского и Даниэля»

нала «Вопросы истории», либеральная интеллигенция единодушно ни в статье Бурджалова, сочла грозным симптомом возвращения посвященной истории партии в 1917 году, кото- сталинизма в общественную жизнь рая в этом постановлении подвергалась особенной критике, нет ни слова о Сталине, ни марксизма-ленинизма в исторической слова о периоде его правления. Тем не науке. Авторы «письма одиннадцати»

менее — это «попытка сталинистского против журнала «Новый мир», опублиреванша». кованного в «Огоньке» в июле 1969 года, «Дело Синявского и Даниэля. Сталинизм тоже нисколько не сталинисты, они возвращается»... «Снятие Твардовско- всего лишь выступают за идейность и го с поста главного редактора журнала партийность в литературе. И так далее .

“Новый мир” это победа сталини- Иными словами, термин «сталинизм»

стов». Примеры можно множить. Лю- употребляют только антисталинисты .

бое сколько-нибудь значимое событие И до самой середины нулевых нет такой во внутриполитической жизни, имею- оформленной политической силы, котощее оттенок реакционности или, наобо- рая подняла бы знамя, на котором было рот, победы над реакцией, осмыслялось бы написано «сталинизм». Появление в рамках антиномии «сталинизм — такой силы в нулевые стало абсолютной антисталинизм». новацией .

То же самое происходило и на микро- Но, может быть, реакционеры 1960-х, не уровне, в самых разных микроколли- поднимая открыто этого знамени, в зиях. «Мой директор сволочь, ретроград душе все-таки выступали за возвращеи сталинист. Он срезал на будущий год ние именно к эпохе Сталина, к его полифонды для моей лаборатории, где я тическим и культурным практикам?

наметил перспективные исследования». Разберем для примера историю с «делом Подобная фраза в 1950–1960-е годы не Синявского и Даниэля», которое либевызывала никакого удивления: все ральная интеллигенция единодушно понимали, о чем идет речь. сочла грозным симптомом возвращения Отметим одно очень важное обстоятель- сталинизма в общественную жизнь .

ство: адресаты всех этих инвектив сами Если разобраться в записках, которые себя сталинистами не называют (во вся- направлял в ЦК по поводу этого дела ком случае, публично). Лысенко и его председатель КГБ В.Е. Семичастный соратник Нуждин не называют себя ста- перед судебным процессом, в ноябреТочка зрения Робер Гобер. Тюремное окно. 1992 Точка зрения декабре 1965 года, то мы с удивлением этом довольно сдержанном тексте, обнаружим, что главный их смысл сво- посвященном злободневным событиям дится к следующему: интеллигенция и связанном с текущим общественноочень взволнована арестом Синявского политическом противостоянием, прии Даниэля. Интеллигенция думает, что сутствует апелляция к историческому мы возвращаемся к методам культа лич- опыту сталинизма .

ности. Интеллигенцию надо успокоить, Дело происходит в конце 1965-го, с а для этого ей достаточно просто объ- момента снятия Хрущева миновало яснить, что эти мерзавцы Синявский и немного времени, чуть больше года. Это Даниэль действительно делали то, в чем год напряженного ожидания разных и их обвиняют, действительно передавали довольно противоречивых сигналов со рукописи своих произведений за грани- стороны власти. Действительно разных, цу для опубликования. И все сразу успо- в том числе и вполне либеральных .

коятся. А для этого нужно... придать Происходит заметное уменьшение жеделу максимальную гласность. Секрета- сткости идеологической риторики по риат ЦК согласился с мнением председа- отношению к искусству, культуре; в теля КГБ и принял соответствующее «Правде» появляется известная статья постановление, после чего в газетах академика А.М. Румянцева о демокрапоявилось множество публикаций, раз- тизации партийной и общественной облачающих двух отщепенцев, а на жизни. И, как ни странно, «дело Синявсудебный процесс была допущена — в ского и Даниэля», на мой взгляд, аранограниченном, правда, числе — писа- жировалось как еще один «либеральтельская общественность. ный» сигнал: у нас теперь не так, как То есть Семичастный предложил, в сущ- при Сталине, у нас теперь не сажают по ности, то же самое, что независимо от вымышленным обвинениям, а только за него, и тоже со ссылкой на память о ста- дело .

линской эпохе, потребовал от власти Тем не менее общественное мнение А.С. Есенин-Вольпин в своем «Граждан- восприняло это дело как возврат сталиском обращении», листовке, призывав- низма — и соответственно отреагировашей сограждан выйти на Пушкинскую ло. «Послание» к обществу, задуманное площадь на «митинг гласности», с при- Семичастным и санкционированное зывом к гласности суда над арестованны- Секретариатом ЦК, было прочтено в ми литераторами. Я хотел бы процитиро- противоположном смысле. Демонстравать из этой листовки две фразы: цию 5 декабря 1965 года, организованную Вольпиным, считают началом праВ прошлом беззакония власти стоили возащитного диссидентского движения .

жизни и свободы миллионам российских В чем тут фокус? А вот в чем: на самом граждан. Кровавое прошлое призывает деле речь идет не столько о возврате нас к бдительности в настоящем» .

Судя по стилистике, я сильно сомне- сталинизма, сколько о разрыве между ваюсь, что именно Александр Сергеевич общественными ожиданиями и готовЕсенин-Вольпин сочинил эти две фразы; ностью правительства соответствовать скорее их вписала в «Гражданское обра- этим ожиданиям, колоссально увелищение» Елена Строева, его соавтор. Но чившимся за десять лет после XX съездело не в этом. Дело в том, что даже в да. Правительство, конечно, предпочло 106 Точка зрения бы вообще никуда не двигаться. Но не- нии Брежневым имени Сталина на сомножко согласилось бы и подвинуться, брании, посвященном годовщине Поособенно в первые послехрущевские беды) вызвало опасения интеллигенгоды. Однако общество уже хочет гораз- ции? Какова была реальная почва для до большего, чем правительство. И же- опасений?

лание верхов оставаться в состоянии В качестве доказательства «ползучей покоя или даже чуть уступить воспри- ресталинизации» часто упоминают понимается как «возврат к сталинизму». литические преследования диссиденЗдесь, как в принципе относительности тов, и в особенности судебные процесГалилея, оценка состояния покоя или сы над ними. И сами диссиденты восдвижения зависит от системы отсчета. принимали эти преследования именно в Кстати говоря, это касается всей культу- этом ключе. Процитирую один из самых ры эпохи застоя. Принято считать, что заметных, ключевых диссидентских эта эпоха — период ужесточения цен- документов 1968 года — известное зурных ограничений. Мне кажется, что письмо Юлия Кима, Петра Якира и это не так, во всяком случае в сфере Ильи Габая, диссидентов, обращенное культуры. После 1964 года выходили все к тем же «деятелям науки, культуры книги, фильмы, ставились театральные и искусства»:

спектакли, которые при Хрущеве невоз- «Мы, подписавшие это письмо, обращаможно было себе вообразить (примеры емся к вам со словами глубокой тревоги опускаю за недостатком времени). Во за судьбу и честь страны. В течение всяком случае, цензура не стала свире- нескольких лет в нашей общественной пее. жизни намечаются зловещие симптомы Если приглядеться, то миф о «ползучей реставрации сталинизма. Наиболее ресталинизации» довольно слабо под- ярко проявляется это в повторении креплен фактически. Просто дефицит самых страшных деяний той эпохи — в свободы ощущался все острее и острее, организации жестоких процессов над потому что наличного уровня свободы людьми, которые посмели отстаивать обществу было мало. Отсюда ощуще- свое достоинство и внутреннюю свобоние удушья времен Брежнева, а не в ду, дерзнули думать и протестовать .

силу ужесточения внешнего давления....Бесчеловечная расправа над интеллиСмотрите, в марте 1966 года появляет- гентами — это логическое завершение ся открытое письмо 25 деятелей науки, атмосферы общественной жизни культуры и искусства против полити- последних нескольких лет. Наивным ческой реабилитации Сталина; а до надеждам на полное оздоровление этого — в феврале 1966-го — «письмо общественной жизни, вселенным в нас 13», подписанное академической эли- решениями XX и XXII съездов, не удалось той. Но интересно было бы узнать, сбыться. Медленно, но неуклонно идет исследовал кто-нибудь из историков процесс реставрации сталинизма» .

реальные основания, послужившие (Заметим, диссиденты уже вовсю употолчком к написанию этих писем? Что требляют слово «сталинизм». Никакой именно (помимо «дела Синявского и там не «культ личности», это словосочеДаниэля», а также известных аплодис- тание — не из словаря Кима, Якира и ментов 8 мая 1965 года при упомина- Габая.) Точка зрения Ну, насколько характерными для стали- человека, который в 1956 году был понизма являются процессы именно над слом в Венгрии, объяснять не нужно .

теми людьми, которые посмели отстаи- Впрочем, общество не знает ни записок вать свое достоинство и внутреннюю Андропова, ни реальных цифр арестов .

свободу, много ли было таких людей в К тому же о хрущевских репрессиях по эпоху Сталина — вопрос спорный. ряду причин знали мало, а о брежневАвторы явно модернизируют свое ских стали знать много. И представлепонимание сталинизма, приспосабливая его к При Хрущеве была десталинизация, общественно-политичехотя она так и не называлась, а при ским коллизиям своего времени. Брежневе — ресталинизация, хотя и она Проблема в том, что при так не называется. Для либеральной Брежневе политические интеллигенции конца 1960–1970-х преследования были сущеэто непреложная истина ственно менее масштабными, чем при Хрущеве .

Сейчас, когда нам доступна статистика, это можно доказать с циф- ние о том, что при Хрущеве была оттерами в руках. При Хрущеве, в 1957–1959 пель, а при Брежневе заморозки, укрегодах, был всплеск политических арестов, пилось в массовом сознании. При Хруна порядок превосходящий число арестов щеве была десталинизация, хотя она так инакомыслящих при Брежневе. В двух и не называлась, а при Брежневе — своих памятных записках в ЦК (одна, ресталинизация, хотя и она так не назыесли я не ошибаюсь, относится к декабрю вается. Для либеральной интеллигенгода, а другая — к январю 1975-го) ции конца 1960–1970-х это непреложпредседатель КГБ Андропов пишет, что ная истина .

за два года хрущевской оттепели было Но главное в другом — в растущем арестовано и осуждено по политическим общественном неприятии политических обвинениям столько же людей, сколько преследований как таковых, не только за десять лет, прошедших после 1964-го. «необоснованных репрессий», но и реИ это правда, его слова подтверждаются прессий вообще .

статистикой КГБ и Минюста. Что касается осмысления опыта «истоКстати, очень интересно обоснование рического сталинизма», то в идеологиАндроповым целесообразности арестов ческой области, в области гуманитарнодиссидентов. Смысл этого обоснования, го знания (в философии, социологии, если отшелушить марксистскую фра- истории литературы, искусствознании и зеологию, к которой Юрий Владими- в особенности в официальной историрович питал слабость, таков: мы сажаем ческой науке) в эпоху Брежнева был не слишком много и не слишком мало. действительно установлен жесткий Мы сажаем ровно столько, сколько запрет — не на осмысление даже, а на нужно, чтобы ситуация не вышла из- саму тему, на любое упоминание о ее под контроля. Думаю, что такое «ситуа- существовании. Такой же жесткий зация, вышедшая из-под контроля» для прет на эту тему действовал в публициТочка зрения Сальвадор Дали. Покорение воздуха. 1937 Точка зрения стике. Ни в публицистике, ни в гумани- Что касается неофициальной научной и тарных науках антисталинистские и художественной мысли, то есть попродаже антисталинские публикации не- сту диссидентской рефлексии, то здесь возможно было пробить, впрочем, как и попытки как-то осмыслить историчеявно просталинские. ский сталинизм не только продолжаютЗато гораздо слабее этот запрет сраба- ся, но нарастают и углубляются .

тывал в трех других важных сферах Люди задаются вопросом: что такое стаофициальной культуры. Это художе- линизм? Да, начальство отказалось ственная литература. До определенного обсуждать сталинизм как системное момента это кинематограф. И это театр. явление, давайте обсудим его в своем Для примера назову всего две фамилии: диссидентском кругу, в самиздатских Юрий Трифонов и куда менее извест- публикациях .

ный, но куда более выразительный по Эти обсуждения поначалу сводились ожесточенности антисталинистского главным образом к идеологическим дисзаряда, заложенного в его произведе- куссиям. Например: сталинизм — это ниях, Константин Воробьев. Правда, отрицание ленинизма? Или это продолВоробьев издавался в Литве, а Литва жение и развитие ленинизма? Или это была все-таки не совсем Советский извращение ленинизма? Или вообще Союз и цензура там была чуть-чуть никакой разницы между сталинизмом и помягче. Но это уже признаки опреде- ленинизмом нет? Как соотносится сталенной немонолитности идеологиче- линизм с идеями социализма вообще?

ской власти. Вот на подобные темы и идут дискуссии Заметим, что в литературе в это же в самиздате .

время появляются и просталинские про- Поздним эхом этих дискуссий оказываизведения — целый ряд монументаль- ется брошюра известного диссидента ных романов советских писателей, где В.Н. Чалидзе о Сталине, выпущенная им вновь появляется фигура Сталина в ней- уже в эмиграции и выразительно названтральном или даже положительном кон- ная «Победитель коммунизма». Строго тексте. Во времена Хрущева это было говоря, эта идея не нова. Ее обсуждали в бы невозможно. Но, скорее всего, это кругах первой эмиграции еще в 1920-е;

связано не столько с государственной на мысли, что новый режим в Советской политикой в области литературы, сколь- России — это преодоление коммунизма, ко с общим ослаблением цензурного построено все евразийство .

контроля в брежневскую эпоху (повто- Для Солженицына, наоборот, такого рю, что «ужесточение цензуры» в годы понятия, как «сталинизм», вообще не застоя — это миф, порождаемый разни- существует, он признает (в своих идеоцей между ожиданием и реальностью). логических конструкциях, с его художеВ кино — иная ситуация: здесь антиста- ственным творчеством, включая художелинская тенденция в какой-то момент ственную составляющую «Архипелага почти исчезает и вытесняется проста- ГУЛАГ», дело обстоит сложнее) только линской. Почему в поздние брежнев- коммунизм, равный себе во всех фазах ские годы возникает такая разница ме- своего развития. Самиздатский историжду литературой и кинематографом, ческий сборник «Память», выходивший откровенно говоря, не знаю. в 1976–1981 годы и посвященный соТочка зрения ветской истории, вообще избегает идео- ной? Когда она перестала быть преступлогических конструктов. ной? Как следует провести временные Пожалуй, больше всего попыток кон- границы эпохи террора? Это 1937– цептуально осмыслить феномен истори- 1938? А «кировский поток» 1935-го? А воческого сталинизма можно найти в пуб- енные и послевоенные депортации, Указ ликациях диссидентов национал-пат- о «повторниках», «ленинградское дериотического толка; впрочем, как всегда ло», «дело врачей»? А раскулачивание?

у «национал-патриотов», это сплошное А Новочеркасский расстрел 1962-го?

мифотворчество. А Венгрия и Чехословакия? А преслеТак или иначе, антисталинизм стано- дования диссидентов? Власть стала вится характеристическим признаком преступной с 1929 года, после установпочти всего диссидентского сообще- ления режима личной диктатуры Стаства. И это происходит не столько пото- лина, и оставалась такой вплоть до пему, что, как считают либералы, у власти рестройки? А чем, как не преступленистоят сталинисты, сколько потому, что ем, были «дело Промпартии» в 1930-м, осмысление исторического сталинизма гонения на Церковь в 1922–1927 годах, находится под запретом. «дело эсеров», наконец, красный террор Что дальше? Дальше — перестройка. 1918–1921 годов? Власть в этой дискусМне уже случалось говорить и писать о сии находилась постоянно в оборониВеликой битве за историю» времен тельной позиции, она отступала и перестройки. Повторю, коротко и тезис- отступала, пока не уперлась спиной в 25 но, свои соображения по этому поводу. октября 1917-го. Все, дальше отступать Первое. Мировая практика не знает ниче- было некуда — и тогда произошел авгуго подобного тому невероятному вспле- стовский путч 1991-го. Если вы помниску интереса к прошлому, который вне- те, в программных документах ГКЧП запно возник в Советском Союзе в 1987– довольно много места уделяется очергоды. «Мемориал», общественное нению советской истории, которую движение, возникшее вокруг дискуссии о необходимо защитить от фальсификатособытиях прошлого, об историческом ров. Путч начался под лозунгом (в том процессе, в одночасье становится самым числе, конечно) «Руки прочь от нашей массовым в стране. Обсуждение истори- славной истории»! — и провалился .

ческих вопросов собирает огромные, И в этот момент интерес к историческим многотысячные митинги на улицах и проблемам у широких масс буквально за площадях городов — было ли где-нибудь три дня исчез, остались только текущая и когда-нибудь что-то подобное? Я таких политика и экономика. И «Мемориал»

случаев не знаю. уже не самое массовое в стране движеНа самом деле причина, конечно, не во ние, а совокупность связанных между внезапно вспыхнувшей у широких масс собой групп и группочек в отдельных тяге к историческому просвещению. городах Союза — краеведы, журналиРечь идет о постепенной делегитимиза- сты, немножко городских сумасшедших .

ции власти в общественном сознании — Потом «Мемориал» как-то выжил и процессе, происходившем в течение даже поднялся, особенно после 2000-го, всей перестройки. Вопрос стоял так: когда история вновь стала предметом когда советская власть стала преступ- политических споров и интерес к ней Точка зрения опять поднялся, но, конечно, никогда не на «реконструкцию прошлого», идущий достигал такого уровня, как в конце снизу. Опускаю обсуждение вопроса о 1980-х. А вот 1990-е — это полная поте- причинах возрождения этого интереса — ря интереса к исторической проблемати- это тема для отдельного доклада .

ке, и в частности к теме сталинизма и В рамках же нашей темы важно, что антисталинизма. одновременно, в середине нулевых, возИ в самом деле, уже в конце 1980-х каза- никает абсолютно новое явление — лось, что сталинизм в современном обществе абВ середине нулевых возникает абсолютно солютно маргинален, что так называемый народный новое явление — политический сталинизм:

это люди — политики, публицисты, сталинизм (который всегда существовал — и при журналисты — и целые движения, Хрущеве, и во времена которые начертали на своем знамени застоя, и которого я здесь слово «сталинизм»

не касаюсь, потому что это отдельная, хотя и важная тема) куда-то испарился под напором разоблачений. Что же каса- политический сталинизм: это люди — ется «политического сталинизма», высту- политики, публицисты, журналисты — и пающего под собственным знаменем, то, целые движения, которые начертали на как было сказано выше, такового и не своем знамени слово «сталинизм». Они было никогда — это миф, порожденный уже не боятся этого слова, они уже не либеральным сознанием. Ну, Нина считают его чем-то унижающим их Андреева какая-то появилась... Всё, мы достоинство, они смело говорят: «Мы — победили, консенсус достигнут, обще- сталинисты». Наиболее яркий (но не ственное сознание за нас, Сталин — вур- единственный) пример — «Суть времедалак, сталинизм — абсолютное зло, ста- ни» Кургиняна, движение весьма массолинисты — ничтожная кучка маргина- вое (сейчас, по-моему, наблюдается неколов. Вопрос закрыт. торый его спад, но 4–5 лет назад оно были отменно сильным) .

Воскрешение интереса к историческим Рискну высказать предположение: нопроблемам в середине нулевых происхо- вый политический сталинизм — это дило, конечно, по инициативе власти, некоторый перевертыш. Мне кажется, нового режима, который начал усиленно что к историческому сталинизму эти (и довольно успешно) формировать движения привязаны довольно условно, собственную концепцию отечественной лишь через создаваемую ими историчеистории, и в частности советского перио- скую мифологию (в еще большей степеда этой истории. Однако несправедливо ни условно, чем «актуальный антистабыло бы полностью приписывать эту линизм» либеральной интеллигенции инициативу Путину и путинской элите: 1960–1970-х). По сути же современная она возникла как ответ на латентный в самоидентификация политических стаконце 1990-х, но, несомненно, существо- линистов — это не «мы — сталинисты», вавший и постоянно нараставший запрос а «мы — анти-антисталинисты» .

112 Точка зрения

Арман. Скопление. 1973

Движения эти крайне неоднородны иде- ображениям В.Н. Чалидзе в упомянутой ологически. Среди современных стали- выше брошюре: Сталин — победитель нистов есть, например, коммунисты и коммунизма (но, разумеется, эта победа антикоммунисты. Логика последних ставится Сталину в заслугу, а не в пориопирается на рассуждения, близкие со- цание). Среди них преобладают крайние Точка зрения националисты, но попадаются и ста- роли остаются за тремя акторами: жрелинисты-«интернационалисты». И так цом, приносящим жертву, божеством, далее. Объединяет их одно: свой «ста- которому эту жертву приносят, — и линизм» они рассматривают как альтер- самой жертвой. Все это понятно и нативу либеральному проекту, основан- крайне неинтересно .

ному на европейских ценностях, альтер- Интересно другое. Эта раскладка, с точнативу образу России, открытой миру. ностью до акцентов, характерна не тольОт исторического сталинизма они взяли ко для современных сталинистов, но и лишь одно (впрочем, может быть, в для приверженцев путинизма тоже .

историческом сталинизме именно это и Правда, они, вслед за своим лидером, было самым главным): мироощущение говорят, что они против сталинизма, осажденной крепости. Это мироощуще- поскольку очень уж жалко жертв. Но их ние объединяет их с сегодняшним пути- положительная система ценностей подонизмом. зрительно совпадает с той, которую Вообще как складываются отношения представляет нам политический сталимежду политическим сталинизмом и низм .

зрелым путинизмом? Этот вопрос обой- Ну а как сегодняшние сталинисты отноти нельзя. сятся к Путину? Они симпатизируют Если говорить о В.В. Путине лично, то, ему или они против него?

думаю, он вряд ли испытывает боль- И то и другое, у них это каким-то обрашие симпатии к Сталину. Полагаю, что зом сочетается. Создается впечатление, он довольно искренен (настолько, на- что они все время смотрят на президенсколько этот человек вообще способен та и размышляют: «Кто же вы, Влана искренность), когда в своих выступ- димир Владимирович? Годитесь ли вы лениях осуждает политические репрес- на роль “Сталина сегодня” или не годисии — как, впрочем, и тогда, когда тесь? Нет, все-таки до Сталина не дотяговорит о «заслугах» Сталина в госу- гиваете; чем-то смахиваете, но не дотядарственном строительстве. Кстати гиваете. Какой-то вы недо-Сталин» .

говоря, не только Путину жалко жертв Иногда это переходит в прямую оппозиполитических репрессий. Кургиняну цию, в прямое антипутинство .

их, кажется, тоже жалко: как не пожа- И власть немного опасается этих сеголеть невинных? Многие — не все, дняшних сталинистов. И начинает конечно, — современные сталинисты делать антисталинистские жесты. А попризнают и сам факт политических том начинает опасаться оранжевой репрессий, и даже то, что в ходе этих революции, и тогда начинает делать репрессий пострадали ни в чем не просталинистские жесты. В общем, как повинные люди. Но в их представле- и положено любой эклектичной власти, нии эти люди — жертвы, принесенные она пытается как-то маневрировать на алтарь Отечества. Во имя чего? Во между двумя противоположными общеимя индустриализации, во имя По- ственными тенденциями .

беды, во имя создания великой державы, ядерного паритета и т.д. И за это Наконец, последнее. У меня есть подоим, жертвам, почет и уважение. Ведь в зрение, которое я не могу ни подтверритуале жертвоприношения главные дить, ни опровергнуть. Весь XIX век, 114 Точка зрения начиная с 1830-х, общественная мысль в Честно говоря, я полагаю, что варианРоссии развивалась внутри четко обозна- ты, подобные пакту Монклоа, поченной идеологической дихотомии, в настоящему нигде не срабатывают — поле напряжений, создаваемых двумя ни в самой Испании, ни в Аргентине, мировоззренческими полюсами, двумя ни в Южной Африке, нигде. Всюду, где конкурирующими миропониманиями: гражданского мира пытались достигславянофильским и западническим. И на нуть через забвение травматического этой дихотомии строилась практически прошлого, через 15–20 лет этот гражвся духовная жизнь страны вплоть до данский мир сметается скелетами, начала XX века, пока не пришел «чело- вылезающими из всех шкафов. В Арвек с ружьем». гентине, например, это произошло поСегодня уже более 60 лет, как главное сле того, как выплыла на поверхность и мировоззренческое противостояние в потрясла нацию история с детьми, котоРоссии формулируется в рамках «стали- рые в младенчестве были отняты военнизм–антисталинизм». Иногда наши ными у тех, кого они убивали, и усыновдрузья и коллеги на Западе говорят нам: лены или удочерены убийцами. ИспаА что вы, собственно, зациклились на нию сейчас будоражит дискуссия вокруг этом пункте: сталинизм, антисталинизм? перезахоронения останков жертв гражНе у вас одних было травматическое данской войны. Франция вспомнила о прошлое. Вот в Испании в свое время, своих коллаборационистах времен Випочти сразу после смерти Франко, был ши и об их (своей) вине перед француззаключен пакт Монклоа — об установле- скими евреями. В каждом шкафу — нии в стране основ гражданского мира, и свои скелеты. Разумеется, формы, котопосле этого Испания стала спокойно раз- рые принимает возвращение призраков виваться, живя сегодняшним днем, прошлого, зависят от многих факторов, забыв о трагедиях прошлого, об эксцес- в первую очередь от политической сах гражданской войны и франкистском культуры и прочности демократичетерроре после ее окончания. Вот в ских традиций данной страны .

Аргентине после свержения хунты был В России же на мировоззренческие конпринят так называемый Закон о точке, струкции, прямо или косвенно апелликоторый запретил копаться в истории рующие к историческим трагедиям, чудовищных преступлений аргентин- каждый раз натягиваются актуальные ских военных в период пребывания их у коллизии сегодняшней политической власти — и с тех пор Аргентина вполне жизни. Вот так устроена наша ментальуспешно движется в направлении демо- ность, почему — не знаю. И на ближайкратии. Почему бы вам в России не шее время, как бы ни был условен конпоступить так же: забыть о прошлом и структ «сталинизм–антисталинизм», заняться настоящим и будущим. все равно вне этого конструкта реальноКстати говоря, в России при Ельцине го развития политической и духовной очень даже пытались это сделать — жизни страны не существует. Сколько придумывали всякие Дни примирения еще этому длиться? Предсказать не беи согласия, и ничего не получилось. русь .

ИСТОРИЧЕСКИЙ ОПЫТ

В фонде «Либеральная миссия» под председательством президента фонда, профессора Евгения Ясина, в мае 2018 года состоялся круглый стол, посвященный расширенному и дополненному изданию книги «Российский либерализм: идеи и люди» в двух томах. Главными докладчиками на круглом столе выступили: Алексей Кара-Мурза — ответственный редактор двухтомника; Валентин Шелохаев — главный научный сотрудник Института российской истории;

Дмитрий Аронов (Орел) — председатель Оргкомитета ежегодных «Муромцевских чтений»; Дмитрий Тимофеев (Екатеринбург) — ведущий научный сотрудник Уральского отделения РАН. В дискуссии приняли участие известные исследователи российского либерализма, общественные деятели и политики либерального направления* .

Российский либерализм: существует ли национальная модель?

Алексей Кара-Мурза, заведующий отделом социальной и политической философии Института философии РАН: «История российского либерализма позволяет нашим современникам выбирать его национальную модель из множества вариантов, за которыми стоят выдающиеся отечественные мыслители и практики» .

— Коллеги, двухтомник у вас на руках. Предыдущее издание книги увидело свет в 2007 году, и там было представлено 96 крупнейших русских либералов, начиная с времен Екатерины Второй. А в новом издании уже больше 140 исторических фигур, и книга теперь в двух томах. Я благодарен «Новому издательству», которое взяло на себя полиграфический труд .

Хочу представить людей, которые готовили двухтомник как авторы очерков. Очерки писали историки, политологи, философы, которые долгие годы изучают историю российского либерализма. За всеми текстами книги сложная и серьезная работа. Они написаны в форме интеллектуальных биографических эссе .

Если вы видели огромную энциклопедию «Российский либерализм середины XVIII — начала XX векa», то напомню, что это сделано под руководством Валентина Валентиновича Шелохаева и при его общей редакции. Серия книг «Политические партии России. Конец XIX — первая треть XX века. Документальное наследие», в том числе либеральных (кадетской, октябристской, Партии мирного обновления, Партии демократических реформ), тоже подготовлена под его руководПолную стенограмму заседания читать здесь: www.liberal.ru 116 Исторический опыт ством. Это грандиозное росспэновское издание принесло авторскому коллективу во главе с редактором Государственную премию Российской Федерации за 2002 год. Конечно, в те времена, когда многопартийность ценилась у нас больше, чем сейчас .

Я хочу также приветствовать здесь Дмитрия Владимировича Аронова, который приехал к нам из Орла. Вообще я благодарен «Либеральной миссии» за приглашение гостей из регионов, которые руководят там целыми школами изучения истории российского либерализма .

Например, на «Муромцевские чтения», которые ежегодно проводятся в Орле, мы к Аронову ездим каждый год. В Орле «нашему» Сергею Муромцеву, председателю Первой Думы, в центре города поставили памятник благодаря усилиям профессора Аронова. Такого больше нигде, даже в Москве, нет. Москва, увы, до сих пор не может достойно отметить Муромцева, хотя, говорят, в 1910 году за его гробом в Москве шло больше 150 тысяч человек .

И наконец, я приветствую здесь Дмитрия Владимировича (тоже, так совпало) Тимофеева, доктора исторических наук, ведущего научного сотрудника Института истории Уральского отделения РАН из Екатеринбурга. Для нас Екатеринбург славен сейчас Ельцин-центром. И мы, наверное, спросим Дмитрия Владимировича, как он, занимаясь классическими русскими либералами, относится к появлению такого центра у них, на Урале .

Главная тема профессора Тимофеева на протяжении многих лет — рецепция европейских классических либеральных идей в России .

Другими словами, адекватно ли воспринимались в России все эти европейские понятия, или они как-то видоизменялись, причем не только среди либералов, но и среди широкой интеллигенции, среди бюрократов и даже среди членов правящей династии?

Среди участников круглого стола, как я уже сказал, многие другие наши коллеги, те, кто участвовал в создании этой книги. Вообще авторов там более 50, из многих регионов и многих институтов .

Если вы уже обратили внимание, последний очерк во втором томе нынешнего издания — эссе, посвященное Юрию Александровичу Леваде. Эту фигуру мы сочли бесспорной в плеяде современных либералов, и, к счастью, у нас в совете фонда есть преемник Левады, профессор Лев Гудков, который написал прекрасный текст .



Pages:   || 2 |



Похожие работы:

«Автономная некоммерческая организация высшего образования СМОЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ ОБРАЗОВАНИЯ АНО ВО "СУРАО" Б. Спецификация процессов, документированные процедуры рабочие инструкции РП 2.5. Реализация...»

«ОТЧЕТ Сахалинской областной универсальной научной библиотеки по итогам работы за 2018 год исполнение мероприятий, направленных на повышение эффективности и качества услуг 14 февраля 2019 года Документы, определяющие нормативные основания и систему оценки качества библиотечных услуг на 2012-2018 годы Указ Президе...»

«Администрация Каслинского муниципального района Челябинской обл. Управление культуры администрации Каслинского муниципального района Каслинское Общество краеведов Каслинский альманах Выпуск 9 Посвящается 70-летию Победы в Великой Отечественной войне 1941-...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Российский государственный университет нефти и газа (национальный исследовательский университет) име...»

«ДЛЯ ВУЗОВ ПРОЕКТИРОВАНИЕ САМОЛЕТОВ Издание пятое, переработанное и дополненное Под редакцией академика РАН М. А. Погосяна Допущено федеральным учебно-методическим объединением в системе высшего образования по укрупненной группе специальностей и нап...»

«https://doi.org/10.30853/manuscript.2019.5.43 Байрамова Алла Гаджи ага кызы МУГАМ И АШИГСКОЕ ИСКУССТВО В АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ ПОЭЗИИ XIX-XX ВЕКОВ В составляемый ЮНЕСКО список нематериального наследия человечества входят феномены азербайджанской народной музыки. Являясь знаковыми для азербайджанской культуры, они отразились в литературе. Статья рассматривает особенности претворения образов азербайджанского мугама, искусства ашигов и му...»

«терный для северокарельских деревень в конце XIX — начале XX в. Создается карти­ на относительно стабильного образа жизни, мало менявшегося в течение веков и со­ хранявшего много архаических черт н...»

«ДЕПАРТАМЕНТ КУЛЬТУРЫ ГОРОДА МОСКВЫ Государственное бюджетное учреждение дополнительного образования города Москвы "Детская школа искусств имени И.Ф. Стравинского" Программа учебного предмета ПО.01.УП.01 "Специальность (балалайка)" Дополнительной предпрофессиональной общ...»

«культуРНАя АНтРОпОлОгИя О. С. Нагорная "Если друзья сочтут целесообразным выдвинуть. мы поддержим": Международные Ленинские премии мира в системе советской культурной дипломатии* Международные Сталинские (позже — Ленинские) премии вручались с 1950 по 1990 г. советским и зарубежным деятелям науки, культуры, представителям обществе...»

«Велилаева Лилия Раимовна ШОТЛАНДСКИЕ ПОЭТЫ США XIX В.: СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ СТАТУС И ЕГО ПОЭТИЧЕСКАЯ РЕАЛИЗАЦИЯ В статье предложен новый принцип типологизации шотландских писателей-эмигрантов США X...»

«Аннотация к программе "Музыка" 1-4 классы Рабочая программа по музыке составлена в соответствии с требованиями Федерального государственного образовательного стандарта начального общего образования...»

«МИНИСТЕРСТВО СПОРТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ, СПОРТА, МОЛОДЕЖИ И ТУРИЗМА ИНФОРМАТИКА Методические рекомендации по выполнению расчетно-графических работ МОСКВА – 2012...»

«ДОШКОЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ КАК СОСТАВНАЯ ЧАСТЬ СОВРЕМЕННОЙ СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ СРЕДЫ Н. Р.Вакулич, В.М.Царева Вакулич Надежда Романовна – кандидат философских наук, доцент ФГБОУ ВО "СГУ имени Н.Г. Чернышевского", E-mail:...»

«JН[ 0) JB3 JЬ)][ И [ИJР ЛИТЕРАТУРНО-ХУЛОЖЕСТВЕННЫй И ОБШЕСТВЕННОПОЛИТИЧЕСКИй ЖУРНАЛ Год издания XXXVIII №4 Апрель, 1962 г. ОРГАН СОЮЗА ПИСАТЕЛЕЙ СССР Стр. Новые стихи. С белорусского. Перевели К:. Титов, Я. ХеА. К:УЛЕШОВ лемский 3 И. ЭРЕНБУРГ Люди, годы, жизнь. Книга четвертая 9 Ю РИ...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "БЕЛГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ" (НИУ "БелГУ") ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ КАФЕДРА ТУРИЗМА И СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОГО СЕРВИСА СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ ОРГАНИЗАЦИИ ДЕЯТЕЛЬ...»

«Аннотация к образовательной программе в области изобразительного искусства "Живопись"1.1.Настоящая дополнительная предпрофессиональная общеобразовательная программа в области изобразительного искусства "Живопись" (далее программа "Живопись") разработана МБОУ ДОД "ДШИ №4" г. Миасса (далее – школой) самостоятельно...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "САРАТОВСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г.ЧЕРНЫ...»

«А.А.Бурыкин Корейское письмо в ряду алфавитных систем письма: к проблеме общего и особенного Опубликовано в кн: Вестник Центра корейского языка и культуры. Вып.5-6. СПб., 2003. С.30-45. Корейское национальное письмо, созданное королем Сечжоном в 1444 году, существует уже более пяти с половиной веков. Тру...»

«ценностей. Следовательно, дипломатия представляется наиболее действенным инструментом, который регулирует совместный диалог между различными цивилизационными моделями, в качестве альтернативного способа по разрешению конфликтов. Список литературы 1. Муромский И. Сирия и к...»

«Центр студенческой культуры представляет газету, которая расскажет все о КВН в СФУ Мы специально задерживаем игру на 15 минут, чтобы вы прочитали газету! :) Чемпион II сезона лиги известен..И вновь продолжается бой! Добрый вечер, любите...»

«Национальная система развития научной, творческой и инновационной деятельности молодежи России "Интеграция" Министерство просвещения Российской Федерации Министерство юстиции Российской Федерации Министерство транспорта Российской Федерации Министерство сельского хозяйства Российской Федерац...»

«I. ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ Соревнования проводятся в целях: комплексного решения проблем двигательной активности и укрепления здоровья обучающихся; пропаганды здорового образа жизни среди подрастающего поколения; дальнейшего про...»

«ISSN 2222-551Х. ВІСНИК ДНІПРОПЕТРОВСЬКОГО УНІВЕРСИТЕТУ ІМЕНІ АЛЬФРЕДА НОБЕЛЯ. Серія "ФІЛОЛОГІЧНІ НАУКИ". 2014. № 2 (8) УДК 82.0 + 821.161.3.09 Е.А. ГОРОДНИЦКИЙ, кандидат филологических наук, ведущий научный сотрудник Центра исследований белорусской культуры, языка и литературы Национальной академии наук Беларуси (г. Минск) ЭКФР...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.