WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

««Челябинский государственный институт культуры» КУЛЬТУРНЫЕ ИНИЦИАТИВЫ Материалы 51 Всероссийской с международным участием научной конференции молодых исследователей ...»

-- [ Страница 1 ] --

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего образования

«Челябинский государственный институт культуры»

КУЛЬТУРНЫЕ ИНИЦИАТИВЫ

Материалы 51 Всероссийской с международным участием

научной конференции молодых исследователей

(Челябинск, 4 апреля 2019 г.)

Челябинск

ЧГИК

УДК 378

ББК 74.48

К90

Ответственный за выпуск

С. Б. Синецкий, доктор культурологии, доцент,

проректор по научно-исследовательской и инновационной работе Культурные инициативы : материалы 51 Всерос. с междунар. участием науч. конф. молодых исследователей (Челябинск, 4 апреля 2019 г.) / Челяб. гос. ин-т культуры ; сост. и науч. ред .

Ю. В. Гушул ; отв. за вып. С. Б. Синецкий. – Челябинск : ЧГИК, 2019. – 304 с .

ISBN 978-5-94839-701-6 Материалы включают статьи ученых, аспирантов, магистрантов, студентов, отражающие актуальное состояние проблем социокультурной сферы .

Печатается по решению редакционно-издательского совета ЧГИК Научное издание

КУЛЬТУРНЫЕ ИНИЦИАТИВЫ

Материалы 51 Всероссийской с международным участием научной конференции молодых исследователей (Челябинск, 4 апреля 2019 г.) Составитель, научный редактор Юлия Владимировна Гушул Материалы опубликованы в авторской редакции, за содержание текстов, корректность ссылок и т. д. ответственность несут их авторы Дизайн обложки – А. Пешков Заказ № 1759. Сдано.01.04.2019. Подписано в печать 02.04.2019 .

Формат 6084 1/8. Усл. печ. л. 35,3. Тираж 150 экз .

Отпечатано в Челябинском государственном институте культуры. Ризограф 454091, Челябинск, ул. Орджоникидзе, 36а ISBN 978-5-94839-701-6 © Челябинский государственный институт культуры, 2019 СОДЕРЖАНИЕ

КУЛЬТУРНЫЕ ИНИЦИАТИВЫ – 2019:

ПАЛИТРА ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ ДОСТИЖЕНИЙ С. Б. Синецкий, Ю. В. Гушул

ФИЛОСОФСКОЕ ОСМЫСЛЕНИЕ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ

Коробцова А. Ю .

ЭКОКУЛЬТУРНОЕ БЫТИЕ СОВРЕМЕННОГО ЧЕЛОВЕКА

В ТЕХНИЗИРОВАННОМ МИРЕ

Крысанков Т. Г .

ПРОБЛЕМА АНАЛИЗА ПРОЦЕССА ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТВОРЧЕСТВА

ИНИЦИАТИВНАЯ ПРОБЛЕМАТИКА КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОГО ПОСТИЖЕНИЯ МИРА

Жасан Г. С., Семёнова А. И., Согласова А. Е .

ЯРКИЕ СОБЫТИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЖИЗНИ ГОРОДА ЧЕЛЯБИНСКА:

КРИТИЧЕСКИЕ ЗАМЕТКИ

Келлер С. В .

ВЛИЯНИЕ ГЛОБАЛЬНОЙ СЕТИ НА ФОРМИРОВАНИЕ НОВЫХ ЦЕННОСТНЫХ

КАТЕГОРИЙ И НОВЫХ СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ СТЕРЕОТИПОВ МЫШЛЕНИЯ

Кокорева Е. О .

ГЕНЕРИРОВАНИЕ ПРОЕКТНЫХ ИДЕЙ: КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

(АКТУАЛЬНОСТЬ ИССЛЕДОВАНИЯ)

Крюков С. Н .

ФРАКТАЛЬНЫЙ ПОДХОД К РАССМОТРЕНИЮ ФЕНОМЕНА СТРЕССА В КОНТЕКСТЕ

ФИЛОСОФСКО-КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОЙ ПРОБЛЕМАТИКИ

Лю Ян

РОЛЬ УТОПИЧЕСКОЙ ТРАДИЦИИ В ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ТЕКСТАХ КУЛЬТУРЫ КИТАЯ

XIX ВЕКА (НА АРТЕФАКТАХ ЖИВОПИСИ «ШКОЛЫ ХАЙШАН»)

Попова Ю. В .

ОБРАЗЫ ЕГИПЕТСКОГО ИСКУССТВА В КОЛЛЕКЦИИ CHANEL MTIERS D'ART............... 33 Романова М. А .

ФЕНОМЕН СКАНДИНАВСКОЙ МИФОЛОГИИ В АКТУАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЕ:

МЕТОДИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИЗУЧЕНИЯ

ИНИЦИАТИВНЫЕ ЯЗЫКОВЫЕ ПРАКТИКИ





Антонова А. И .

АКТУАЛЬНЫЕ ПРИКЛАДНЫЕ ЗАДАЧИ КОМПЬЮТЕРНОЙ ЛИНГВИСТИКИ XXI ВЕКА..... 38

Брюханова Е. С .

РУССКИЙ ЯЗЫК НА АРЕНЕ СОВРЕМЕННОЙ МЕЖДУНАРОДНОЙ КОММУНИКАЦИИ

И КУЛЬТУРНО-ПОЛИТИЧЕСКОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ГОСУДАРСТВ

Власова О. В .

ЯЗЫКОВАЯ КАРТИНА МИРА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ

МУЗЫКАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЕ XXI ВЕКА

Ершова Т. В .

К ВОПРОСУ О СПЕЦИФИКЕ ОТРАЖЕНИЯ РУССКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО

МИРОВОЗЗРЕНИЯ В ЯЗЫКЕ

Зубарева А. С .

СОВРЕМЕННЫЕ ЧИТАТЕЛЬСКИЕ ВКУСЫ И ИХ РОЛЬ В ФОРМИРОВАНИИ

ЯЗЫКОВОЙ МОДЫ

Иванова Е. А .

РУССКИЙ ЯЗЫК В ЗЕРКАЛЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ, КУЛЬТУРНЫХ, МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКИХ

КОНФЛИКТОВ

Лихватских Т. С .

ВЛИЯНИЕ СЕРИАЛА «ТЕОРИЯ БОЛЬШОГО ВЗРЫВА» НА ФОРМИРОВАНИЕ

ПОЛОЖИТЕЛЬНОГО ОБРАЗА ГИКА, ЯЗЫКОВОЙ АСПЕКТ

Солодуха К. Д .

РУССКИЙ ЯЗЫК И СОВРЕМЕННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

Халиуллина Л. Д .

КУЛЬТУРНО-КОММУНИКАТИВНЫЙ АСПЕКТ ПЕРЕХОДА СОБСТВЕННЫХ ИМЕН

СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ В НАРИЦАТЕЛЬНЫЕ

Шаршина Ю. Н., Мухаметханова А. Ш .

ФОРМУЛЫ РЕЧЕВОГО ЭТИКЕТА КАК ЭЛЕМЕНТ НАЦИОНАЛЬНОЙ ЯЗЫКОВОЙ

КАРТИНЫ МИРА (НА ПРИМЕРЕ ТУРЕЦКОГО И РУССКОГО ЯЗЫКОВ)

ИНИЦИАТИВЫ СОХРАНЕНИЯ И ТРАНСЛЯЦИИ КУЛЬТУРНЫХ ТРАДИЦИЙ

Киселева В. Р .

РУССКАЯ НАРОДНАЯ ПЕСНЯ – ВЗГЛЯД ИЗ XXI ВЕКА

Кичигина А. Г .

СИБИРСКАЯ НЕОАРХАИКА КАК ФАКТОР СОХРАНЕНИЯ РЕГИОНАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ.. 63

Кузнецова Е. В .

ТРАДИЦИОННЫЙ НАРОДНЫЙ КОСТЮМ: ИСТОРИЯ ПОВСЕДНЕВНОСТИ,

СЦЕНИЧЕСКИЕ ОБРАЗЫ

Курочкин П. О .

ЮВЕЛИРНОЕ ИСКУССТВО: ИСТОРИЯ, МУЗЕЙНЫЕ СОБРАНИЯ

Кутузова Н. А .

ЧЕЛЯБИНСКИЙ ЭЛЕВАТОР КАК ПАМЯТНИК КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ:

ФАКТЫ ИСТОРИИ И СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ

Насруллаев Ж. Р .

ЗНАЧЕНИЕ КУЛЬТУРНОГО И ДУХОВНОГО НАСЛЕДИЯ УЗБЕКСКОГО НАРОДА

В МИРОВЫХ СОБРАНИЯХ

Халиуллина Л. Д .

ТРАДИЦИОННАЯ ОБРЯДОВАЯ ПИЩА ТАТАР ЮЖНОГО УРАЛА

ИНИЦИАТИВЫ В ИСКУССТВЕ

ЗРЕЛИЩНЫЕ ИСКУССТВА

Габдрахманова Р. Р .

ПЕРФОРМАНС ЖИЗНИ – ПЕРФОРМАНС КАК ФАКТ ТЕАТРАЛИЗАЦИИ ЖИЗНИ............. 76 Косолапова В. А .

ЯЗЫК ПОЗЫ, МИМИКИ И ЖЕСТОВ – ПУТЬ К АКТЕРСКОМУ УСПЕХУ

Мухин А. Ю., Урунхуджаев Р. Р .

ОСОБЕННОСТИ РЕЖИССУРЫ КОНСТАНТИНА БОГОМОЛОВА

Овчинникова Е. А .

ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ КИНЕМАТОГРАФ ЖИВЫМ ИСКУССТВОМ?

Цымбалюк А. А .

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ТЕХНИКИ СВЕТОТЕНИ В ЖИВОПИСИ И ТЕАТРЕ

Шурыгин К. С .

ОДИН НА СЦЕНЕ…?

Жмаева Т. А., Курагина В. А .

ЛИДИЯ АЛЕКСАНДРОВНА ЯЩИНИНА: ЖИВОЙ ПОРТРЕТ

Михайлова А. А .

ТЕНГИЗ АЛЕКСАНДРОВИЧ МАХАРАДЗЕ: СОВРЕМЕННИК И НАСТАВНИК

МОЛОДЫХ (творческий портрет)

Шутова Д. С., Фролова Е. В .

А. М. КЕРБЕЛЬ: СТАРШИЙ ДРУГ СТУДЕНЧЕСТВА

ТАНЕЦ

Белякова Е. П .

ИСТОРИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ, ОСОБЕННОСТИ ИСПОЛНЕНИЯ И СОВРЕМЕННАЯ

ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ПОЗЫ ARABESQUE

Власова О. В., Межуткова Ю. А .

МУЗЫКАЛЬНОСТЬ И ПЛАСТИЧНОСТЬ ОБРАЗОВ В «КАРТИНКАХ»

М. П. МУСОРГСКОГО

Гунько В. А .

ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ОБРАЗ И ВЫРАЗИТЕЛЬНЫЕ СРЕДСТВА

КЛАССИЧЕСКОГО ТАНЦА

Саркисян М. А .

ИСПОЛНИТЕЛЬСКАЯ ТЕХНИКА И БЕССЮЖЕТНАЯ ХОРЕОГРАФИЯ

Щука В. А .

СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ КАК СРЕДСТВО ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ.. 103

Перевалова М. В .

ТАМАРА БОРИСОВНА НАРСКАЯ: ЖИЗНЬ КАК ТАНЕЦ

Корберг М., Сапожников М .

АНСАМБЛЬ НАРОДНОГО ТАНЦА «САМОЦВЕТЫ»

ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВО

Желтова П. А .

ВИНСЕНТ ВАН ГОГ: ХУДОЖНИК, ЧЕЛОВЕК

Зимовейская М. А .

К. С. МАЛЕВИЧ: РАЗМЫШЛЕНИЯ О ТВОРЧЕСТВЕ, О СУДЬБЕ

Латышева А. С .

В. В. КАНДИНСКИЙ: ТЕОРЕТИК ИСКУССТВА. ТВОРЧЕСКИЙ ПУТЬ

Токарева А. А .

ЖИЗНЬ И ТВОРЧЕСТВО И. Е. РЕПИНА: ВПЕЧАТЛЕНИЯ ОТ ЗНАКОМСТВА

МОНУМЕНТАЛЬНОЕ ИСКУССТВО

Вербицкая Н. В .

МОНУМЕНТАЛЬНОЕ ИСКУССТВО ЧЕЛЯБИНСКА: ТРАДИЦИИ И НОВАЦИИ

ПЛАСТИЧЕСКОЕ ИСКУССТВО

Старцев И. А .

ПРОБЛЕМАТИКА, ТЕНДЕНЦИИ И БУДУЩИЕ ПУТИ РАЗВИТИЯ МАЛОЙ И КРУПНОЙ

СКУЛЬПТУРНОЙ ПЛАСТИКИ В ГОРОДСКОЙ СРЕДЕ

ПРИКЛАДНЫЕ ИСКУССТВА

ДЕКОРАТИВНО-ПРИКЛАДНОЕ ТВОРЧЕСТВО

Савицкий И. Я .

ЯМАЛЬСКАЯ РЕЗЬБА ПО КОСТИ

ДИЗАЙН

Балабанова Т. А .

ДИЗАЙН-ПРОЕКТ СЕРИИ УПАКОВОК ДЛЯ ОРЕХОВ ТОРГОВОЙ МАРКИ «ГОРСТЬ»....... 124 Галиева А. И .

ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ ДИЗАЙН-МЕНЕДЖМЕНТА

Панова С. А .

РАЗРАБОТКА ДИЗАЙН-ПРОЕКТА УПАКОВКИ ДЛЯ МОРОЖЕНОГО

Лешуков А. Г., Пешков А. В .

ОСОБЕННОСТИ РАЗВИТИЯ ДИЗАЙНА КНИГОТОРГОВЫХ ПЛАКАТОВ

Полтавский М. А .

АРХИТЕКТУРНО-ПРОСТРАНСТВЕННЫЕ РЕШЕНИЯ КАК ВИДЕНИЕ

НЕОБЫКНОВЕННОГО В БИБЛИОТЕКЕ

Северинова Д. Ю .

ДИЗАЙН-ПРОЕКТ УПАКОВКИ ДЛЯ САХАРА «КРИСТАЛЛ»

Щеглова С. П .

ДИЗАЙН-ПРОЕКТ УПАКОВКИ ДЛЯ ТОМАТНОЙ ПАСТЫ «ТОМАСТА»

МУЗЫКА

Голобородько Ю. А .

«ГОДЫ СТРАНСТВИЙ» КАК СОСРЕДОТОЧЕНИЕ И ВОПЛОЩЕНИЕ

НОВАТОРСКИХ ИДЕЙ РОМАНТИЧЕСКОГО ПИАНИЗМА Ф. ЛИСТА

Козырь К. В .

ВЫДАЮЩИЕСЯ ПРЕДСТАВИТЕЛИ ЗАПАДНОЕВРОПЕЙСКОЙ

ПИАНИСТИЧЕСКОЙ ШКОЛЫ. КЛАРА (ВИК) ШУМАН

Масленикова К. В., Зайцев А. В .

ОСОБЕННОСТИ ПОЗИЦИОННОЙ ИГРЫ НА БАЯНЕ И АККОРДЕОНЕ

Моргун А. Д .

НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ИСПОЛНЕНИЯ ФОРТЕПИАННЫХ ТРАНСКРИПЦИЙ

ПРОИЗВЕДЕНИЙ ДЛЯ ОРГАНА

ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ИНИЦИАТИВЫ

Berdieva G. N .

VERBAL AND NON-VERBAL COMMUNICATIONS OF THE ENGLISH LANGUAGE

IN SCHOOL TEACHING

Арискина С. А .

ЗНАКОМСТВО УЧАЩИХСЯ С ПОСТРОЕНИЕМ ПЕРСПЕКТИВЫ НА ПРИМЕРЕ

АРХИТЕКТУРЫ ГОРОДСКОГО ПЕЙЗАЖА

Банников М. И .

СТРУКТУРНО-СОДЕРЖАТЕЛЬНОЕ НАПОЛНЕНИЕ СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЙ СРЕДЫ

ВОЕННОГО ВУЗА

Власенко Я. В .

ГИГИЕНА ПЕВЧЕСКОГО ГОЛОСА

Гаврюшина А. А .

ФОРМИРОВАНИЕ ИСПОЛНИТЕЛЬСКОЙ ВОЛИ У ДЕТЕЙ МЛАДШЕГО ШКОЛЬНОГО

ВОЗРАСТА В КЛАССЕ ФОРТЕПИАНО

Дубровина И. В .

РЕЧЕВОЕ МУЗИЦИРОВАНИЕ НА УРОКАХ СОЛЬФЕДЖИО

В МЛАДШИХ КЛАССАХ ДШИ

Дылькова С. В .

СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ ИНИЦИАТИВА – СОЗДАНИЕ КОЛЛЕКТИВНОЙ

ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СРЕДЫ ЛУЧШИХ УЧАЩИХСЯ В РАМКАХ ПРОЕКТОВ

АССОЦИАЦИИ ПЕДАГОГОВ-МУЗЫКАНТОВ

«ОДАРЕННЫЕ ДЕТИ – НАШЕ БУДУЩЕЕ»

Ибрагимов К. Т .

ИННОВАЦИОННЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ УЧРЕЖДЕНИЙ

ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ КАК ФАКТОР

ИХ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ

Истомина Л. Э .

КЕЙС-ТЕХНОЛОГИИ ТЕАТРАЛЬНОГО ОБЪЕДИНЕНИЯ

КАК ФАКТОР ТВОРЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ СТАРШЕКЛАССНИКОВ

Катричева Т. Ю., Терехов А. Н .

КРУГЛЫЕ СТОЛЫ КАК ИННОВАЦИОННАЯ ФОРМА РАБОТЫ НАУЧНОГО

СТУДЕНЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА

Лапина М. А .

УЧЕБНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ ОБЩЕНИЕ КАК ОДНО ИЗ НАПРАВЛЕНИЙ

ФОРМИРОВАНИЯ ТВОРЧЕСКОГО НАЧАЛА ОБУЧАЮЩЕГОСЯ

Луценко Т. С .

ПРОБЛЕМЫ И ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ЕДИНОЙ МАНЕРЫ ПЕНИЯ

В ЭСТРАДНОМ ВОКАЛЬНОМ АНСАМБЛЕ

Мулюкова А. Г .

ЭТАПЫ СТАНОВЛЕНИЯ СИСТЕМЫ ДОВУЗОВСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ

Новоженина А. М .

К ПРОБЛЕМЕ ФОРМИРОВАНИЯ АУДИТИВНОЙ КОМПЕТЕНЦИИ БУДУЩИХ

УЧИТЕЛЕЙ ИНОСТРАННОГО ЯЗЫКА

Осипов А. В .

СПОСОБЫ И ФОРМЫ УРОКОВ ДЛЯ ПОДДЕРЖАНИЯ ИНТЕРЕСА

Попова Е. М .

К ВОПРОСУ ОБ ИСПОЛНИТЕЛЬСКОЙ АКТИВНОСТИ УЧИТЕЛЯ МУЗЫКИ

Сайдаль Н. В .

РАБОТА НАД ИМИТАЦИОННОЙ ПОЛИФОНИЕЙ В СТАРШИХ КЛАССАХ ДШИ.............. 190 Скоробренко И. А .

РОЛЬ ИНТЕРАКТИВНЫХ МЕТОДОВ ОБУЧЕНИЯ ИНОСТРАННОМУ ЯЗЫКУ В

ФОРМИРОВАНИИ КОММУНИКАТИВНОЙ КОМПЕТЕНЦИИ ОБУЧАЮЩИХСЯ............... 191 Темербекова А. Н .

ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА В ПРОФИЛАКТИКЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫХ ЗАБОЛЕВАНИЙ

МУЗЫКАНТОВ

Уткина Е. А .

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ АДАПТАЦИИ ИНОСТРАННЫХ СТУДЕНТОВ В СИСТЕМЕ

ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

Царигородцева Е. В .

ВЫЕЗДНАЯ УЧЕБА АКТИВА КАК УСЛОВИЕ РАЗВИТИЯ КАЧЕСТВ ЛИДЕРАОРГАНИЗАТОРА В КУЛЬТУРНО-ДОСУГОВОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

У ОБУЧАЮЩИХСЯ 11–17 ЛЕТ

СОЦИОКУЛЬТУРНЫЕ ПРАКТИКИ И ИНИЦИАТИВЫ

Бобр Т. А .

СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КАК ФАКТОР ВОСПИТАНИЯ ДЕТЕЙ С

ДЕВИАНТНЫМ ПОВЕДЕНИЕМ

Бузанов И. И., Шпак Д. Е .

ПРОДВИЖЕНИЕ СТУДЕНЧЕСКОГО ОБЪЕДИНЕНИЯ «WELCOME-ЦЕНТР ЧГИК»:

ОСОБЕННОСТИ РАБОТЫ В SMM

Демина Я. Н .

СВЯЗИ С ОБЩЕСТВЕННОСТЬЮ КАК СРЕДСТВО ПОЗИЦИОНИРОВАНИЯ УЧРЕЖДЕНИЯ

СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЙ СФЕРЫ ВО ВНЕШНЕЙ СРЕДЕ

Захарова В. А .

ФОТОЗОНА БИБЛИОТЕКИ КАК СРЕДСТВО ПРОДВИЖЕНИЯ КНИГИ, ЧТЕНИЯ,

УЧРЕЖДЕНИЯ (РЕФЛЕКСИЯ ПО ИТОГАМ ВСЕРОССИЙСКОГО КОНКУРСА)

Киселёва О. М .

«ПРАЗДНЫЙ КЛАСС» КАК НОСИТЕЛЬ МЕЖКУЛЬТУРНОЙ И МЕЖНАЦИОНАЛЬНОЙ

КОММУНИКАЦИИ

Люблинская Д. Р .

ИНТЕРАКТИВНЫЕ ФОРМЫ СОЦИОКУЛЬТУРНОГО ОБСЛУЖИВАНИЯ

(НА ПРИМЕРЕ АРТ-КАФЕ «ELEPHANT STREET»)

Оронова А. В .

ПРОБЛЕМЫ МОЛОДЕЖНОГО ДОСУГА (НА ОСНОВЕ АНАЛИЗА ЖУРНАЛА

«ВЕСТНИК МГУКИ». ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЙ АСПЕКТ)

Оронова А. В., Усиркова Ю. А .

ФИТНЕС КАК ФАКТОР ФОРМИРОВАНИЯ КУЛЬТУРЫ ЗДОРОВОГО ОБРАЗА ЖИЗНИ..... 224

Сальникова М. Л .

МОЛОДЁЖНЫЙ ТУРИЗМ: ВОЗМОЖНОСТИ И СОБСТВЕННЫЙ ОПЫТ

Шумакова К. С .

СОЦИАЛЬНЫЕ ДЕРЕВНИ ДЛЯ «ОСОБЫХ ДЕТЕЙ»: ТЕРРИТОРИИ

ЖИЗНЕУСТРОЙСТВА

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ИНИЦИАТИВЫ

Жасан Г. С., Семёнова А. И., Согласова А. Е .

НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ РЕГИОНАЛЬНОГО АРТ-РЫНКА

(НА ПРИМЕРЕ ЧЕЛЯБИНСКА)

Ильиных И. А .

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ МУНИЦИПАЛЬНЫМИ

УЧРЕЖДЕНИЯМИ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В СФЕРЕ КУЛЬТУРЫ............. 234 Катина Н. В .

АНАЛИЗ СИСТЕМЫ ПЛАНИРОВАНИЯ КЛУБА «ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫЙ»

МУНИЦИПАЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ КУЛЬТУРЫ «ЦЕНТРАЛИЗОВАННАЯ КЛУБНАЯ

СИСТЕМА ПУГАЧЕВСКОГО РАЙОНА» САРАТОВСКОЙ ОБЛАСТИ

Кашигин Л. Л .

ОПТИМИЗАЦИЯ ИЗДЕРЖЕК НА ПОДГОТОВИТЕЛЬНОМ ЭТАПЕ ПРОИЗВОДСТВА

АУДИОВИЗУАЛЬНОГО ПРОДУКТА

Протасова М. С .

ПРОБЛЕМЫ ОПРЕДЕЛЕНИЯ МЕСТА ДОГОВОРА ФИНАНСОВОЙ АРЕНДЫ (ЛИЗИНГА)

В СИСТЕМЕ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВЫХ ДОГОВОРОВ

Шевченко Е. А .

СОВРЕМЕННЫЕ ПРИЕМЫ ПОДАЧИ ИНФОРМАЦИИ В РЕКЛАМЕ ТЕЛЕПРОЕКТОВ НА

ТЕЛЕВИДЕНИИ

Яркина Н. С., Синькова А. А .

МАРКЕТИНГОВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ДЛЯ ФОРМИРОВАНИЯ СТУДЕНЧЕСКИХ

ТУРПРОДУКТОВ

ИНИЦИАТИВЫ В МИРЕ ДОКУМЕНТАЛЬНЫХ КОММУНИКАЦИЙ

Агафонцева А. В .

ЭКСЛИБРИС КАК ОБЪЕКТ БИБЛИОФИЛЬСТВА

Агафонцева Т. В .

ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЙ ОБЗОР КНИЖНОЙ СЕРИИ «ЖИЗНЬ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫХ

ЛЮДЕЙ»

Денисенко К. Н., Белова А. С .

ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ КАРТЫ В ИЗУЧЕНИИ ТУРИЗМА И ПРИРОДНОГО НАСЛЕДИЯ

ЧЕЛЯБИНСКОЙ ОБЛАСТИ

Кирсанова И. В .

КОРЕННЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ ВСЕХ СОСТАВЛЯЮЩИХ БИБЛИОГРАФИИ

И БИБЛИОГРАФИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПОД ВЛИЯНИЕМ ИКТ

ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА

Лысенко М. О .

БИБЛИОТЕРАПИЯ: ВОЗМОЖНОСТИ БИБЛИОТЕЧНОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ

Новикова Н. Г .

ТУРИЗМ И НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА МУЗЕЯ: ПРОБЛЕМА ИНТЕГРАЦИИ

Тесля Е. В .

ИНФОРМАЦИОННОЕ СОПРОВОЖДЕНИЕ НАУЧНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

(основания для совместного исследования)

ИНИЦИАТИВЫ В МИРЕ ЛИТЕРАТУРЫ

Баришовец А. А .

ОБРАЗ БУДУЩЕГО И ПРОБЛЕМА ГУМАНИЗМА В РОМАНЕ ФИЛИПА ДИКА

«МЕЧТАЮТ ЛИ АНДРОИДЫ ОБ ЭЛЕКТРООВЦАХ»: ОСОБЕННОСТИ КОНФЛИКТА........ 274 Гуль И. Д .

МЕМЫ РУССКОГО ИНТЕРНЕТА В КОНТЕКСТЕ РЕЦЕПЦИИ ФИГУР РОССИЙСКОГО

ЛИТЕРАТУРНОГО ПАНТЕОНА (НА ПРИМЕРЕ ОБРАЗА Н. В. ГОГОЛЯ)

Занина Е. В .

ПРОЕКЦИЯ ИДЕЙ ТЕРПИМОСТИ И НЕТЕРПИМОСТИ НА БУДУЩЕЕ В ЖАНРЕ

АНТИУТОПИИ НА ПРИМЕРЕ РОМАНА Е. ЧУДИНОВОЙ «МЕЧЕТЬ ПАРИЖСКОЙ

БОГОМАТЕРИ»

Козокова Ч. А .

ЖЕНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА В УЗБЕКИСТАНЕ

(на примере современной узбекской прозы)

Смирнова М. В .

РУССКАЯ ЧАСТУШКА И РУССКИЙ РЭП: СТРУКТУРА, ТЕМАТИКА, ПРАГМАТИКА........... 283 ПРИЛОЖЕНИЯ

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ

КУЛЬТУРНЫЕ ИНИЦИАТИВЫ – 2019:

ПАЛИТРА ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫХ ДОСТИЖЕНИЙ

В начале апреля в Челябинском государственном институте культуры прошла традиционная Неделя студенческой наук

и, в течение которой на разных площадках – круглые столы, научные семинары, открытые занятия и лекции, проектные и исследовательские лаборатории – студенты, магистранты и аспиранты института и вузов г. Челябинска, Челябинской области и ряда городов России работали под руководством ведущих ученых. В это же время была проведена и всероссийская, с международным участием, научная конференция «Культурные инициативы», цель которой – выявить и обсудить, апробировать и дать экспертное заключение как студенческим / магистерским проектам и инициативам, так и проектам и программам, осуществляемым в объединенных научно-исследовательских коллективах (включают в состав разных специалистов:

от студентов до признанных ученых и представителей муниципальных и государственных органов) под руководством докторов и кандидатов наук института. Сборник (уже третий с 2017 года) материалов конференции отражает сегодняшнюю ситуацию в информационном поле науки, в междисциплинарных инициативных исследованиях. Что изменилось?

В этом сборнике (и на конференции), по сравнению с предыдущими, гораздо больше статей и выступлений, описывающих инициативы молодых исследователей в той или иной сфере приложения сил: экономике, социокультурной, библиотечной, художественно-творческой деятельности и др. Это статьи В. А. Захаровой о всероссийском конкурсе библиотечных фотозон, проведенном институтом в 2018–2019 гг.; И. И. Бузанова и Д. Е. Шпак о новом Welcome-центре института, В. Р. Киселевой, презентовавшей на конференции фольклорный арт-проект «Русская песня – взгляд из XXI века» (под руководством преподавателя кафедры теории и истории музыки Челябинского государственного института культуры С. В. Черевань). Уникальность последнего проекта состоит в том, что научный, литературный тексты изучены, сопоставлены и даны в неразрывном единстве и взаимодополнении с живописными и, конечно, музыкальными текстами .

Исследование консерваторского факультета органично дополняет, усиливает направления исследований факультета документальных коммуникаций и туризма по визуализации книги и чтения .

Представляют собой своеобразное руководство к действию статьи аспирантов института Е. О. Кокоревой – как генерировать и формулировать идею; С. Н. Крюкова – о преодолении стрессов в информационном обществе, Т. Г. Крысанкова – как сегодня следует анализировать процесс художественного творчества, А. Ю. Коробцовой – как остаться человеком мыслящим и творящим в технизированным мире и др .

Интересен опыт художественно-критического осмысления событийного поля культурной жизни Челябинска, выполненный группой студенток культурологического факультета Г. С. Жасан, А. И. Семеновой и А. Е. Согласовой. Уникальная для научной коммуникации (для наших конференций – впервые) статья построена в форме критической беседы. Уникальны по своей сути эссе-размышления, фантазия-рассуждение Е. А. Овчинниковой (науч. рук. Н. Тележников), эссе К. С. Шурыгина «Один на сцене?..» (науч. рук. М. Г. Шаронина) .

Один из самых насыщенных и интересных разделов в этом году – раздел, посвящённый исследованиям языка в современном обществе «Инициативные языковые практики». Участники конференции, чьи переработанные в статьи доклады (секция под руководством кандидата филологических наук, доцента О. В. Тороповой) вошли в этот раздел, инициировали крайне интересные и перспективные исследования. Статьи носят не описательный характер, но представляют серьезный анализ современных языковых практик, в ряде работ предложены собственные классификации языковых явлений и т. д. Думаем, аналогичные исследования могут быть проведены в других вузах России (возможно, межвузовской исследовательской группой) и на следующий год можно бы было обменяться полученными результатами, сравнить их. Так что приглашаем коллег к научному сотрудничеству!

Статьи от разных секций и исследовательских направлений позволили выделить очень новые подразделы «Персоналии». Обращение к человеку, его труду всегда актуально и почетно для молодых исследователей. Это очень верно – начать свой путь в науку, изучая «делать жизнь с кого». Студенты, проработав и опубликованный, и неопубликованный материалы в государственных и личных архивах, взяв интервью у самих героев своих исследований или их коллег и учеников, представили интересные с их, молодых, точки зрения грани Личностей, связанных с институтом. Писали с необычным теплом и трепетом Т. А. Жмаева и В. А. Курагина – о Л. А. Ящининой, А. А. Михайлова – о Т. А. Махарадзе, Д. С. Шутова и Е. В. Фролова – об А. М. Кербеле (науч .

рук. В. Петров); эмоциональные, возвыщающие, очень тактичные строки посвятила М. В. Перевалова уникальному человеку, красивой женщине, умному педагогу, почетному гражданину Челябинской области Т. Б. Нарской (науч. рук. Г. М. Каченя). Многие статьи являются первым осмыслением впервые собранных документных материалов, устных историй .

Интересен цикл практико-ориентированных статей, дизайнерских разработок Т. А. Балабановой, С. А. Пановой, Д. Ю. Севериновой, С. П. Щегловой, начавших на страницах нашего сборника предметный разговор, крайне необходимый в этой сфере деятельности. Ценны методические рекомендации для специалистов в области художественного образования от С. А. Арискиной, музыкального – от А. В. Осипова, Н. В. Сайдаль и др. Познавательны результаты междисциплинарного исследования современных тенденций в архитектурном дизайне библиотечных зданий М. А. Полтавского. Ориентиром в экономических исследованиях сферы культуры для студентов может служить статья Н. В. Катиной, в педагогической работе – статья и приложение к ней Е. В. Царигородцевой .

Оргкомитет научной конференции «Культурные инициативы» и редколлегия сборника благодарит всех авторов, принявших участие в нашей совместной работе и приславших материалы о своих инициативах исследованиях .

С. Б. Синецкий, проректор по научноисследовательской и инновационной работе ЧГИК, доктор культурологии

–  –  –

ЭКОКУЛЬТУРНОЕ БЫТИЕ СОВРЕМЕННОГО ЧЕЛОВЕКА

В ТЕХНИЗИРОВАННОМ МИРЕ

Созданный человеком современный быстро изменяющийся, технологичный мир оказывает огромное воздействие на самого человека, изменяя его, подчиняя своему ритму и своим законам. Технизированное общество, создающее интерфейс между субъектом и разнообразными технологиями, все дальше и дальше отходит от условий и способов его естественного существования. Наступательная активность идеологии техноцентризма, создание искусственного интеллекта грозят превратить человека в архаический придаток киберцивилизации. Поэтому сегодня необходимо найти способ сохранения своей «центристской» позиции, баланс между развитием цивилизации и сохранением собственной человеческой идентичности, компромисс между естественноприродным и искусственным. При этом практические шаги должны быть подготовлены предварительным осмыслением как сложившейся ситуации, так и вариантов возможных действий и перспектив. По мнению автора, это возможно сделать, применив антропологический подход, направленный на исследование целостного понимания человека в контексте определенной культуры .

Осмысление любого феномена в культуре начинается с позиционирования самого человека как части природы, а результат научного исследования зависит не только от положения субъекта-наблюдателя и характеристик его инструментальной и целеполагающей деятельности, но и от самого факта его присутствия во вселенной [5] .

По своей природе человек существо целостное, представить эту целостность можно поразному. В истории философии в разное время целостность человека определялась как единство тела, души и духа; чувственного и рационального; сознательного и бессознательного; естественного и искусственного и т.п. Вопрос о том, что есть человек как целостное существо, актуален и сегодня .

Определение типа всякой целостности возможно на основе присущего ей соотношения целого и частей. И. А. Беляев, например, исходит из того, что «гармоническая целостность человека являет собой подлинное единство его тела, души и духа, совершенную согласованность, настроенность всех природных, социальных и духовных составляющих его естества. Носитель гармонической целостности вполне последовательно ведет здоровый образ жизни, проявляет душевную расположенность и любовь к людям, творчески осуществляет освоение доступных фрагментов действительности» [1, с. 24] .

В XXI в. мир человека усложнился многократно, сфера деятельности превышает сферу его жизни и преимущественно «определяется достигнутой мощью разума» [4, с. 13]. Сегодня чувства мало ориентируют человека, реальность он воспринимает через информационно-компьютерные технологии, и это реальность уже не вещей, а реальность отношений. В такой реальности человек присутствует только виртуально, тело его часто практически не участвует в действии (пример тому компьютерные игры), критерием существования внешнего мира становится его воспроизведение, действует принцип «что вижу, то и есть». Появилась возможность наглядной реализации принципа Дж. Беркли: «быть – значит быть в восприятии» .

Изобретение компьютерных вариантов виртуальных реальностей позволяет создавать искусственные миры, не связанные непосредственно с предметно-вещественным реальным миром человека. Все это дает основания утверждать, что происходит своеобразный процесс отдаления, отчуждения сознания от тела. Нарушается телесно-духовная целостность человека. По мысли В. А. Кутырева, произошел «Великий разрыв! Живое за пределами жизни, дух покидает тело» [4, с. 15]. В этом кроется одна из причин бытийного кризиса человечества и, как следствие, – обострение ряда гуманитарных проблем .

Человек на протяжении тысячелетий жил в предметном мире, соразмерном ему. Но в XX в. естественные основания человеческой жизни стали интенсивно вытесняться искусственным, со второй половины этого века началась история информационной эпохи, информационнокомпьютерных технологий и создаваемой на их основе виртуальной реальности. Развеществление мира логически привело человека к существованию на поверхности, без пространства, без «почвы», без оседлости. Выстроился мир виртуальной образности, мир симулякров как результат погруженности человеческого сознания в экран, монитор. Но лишившись традиционных природных привязанностей, человек превращается в номада. Он преодолевает посредством интернета государственные, социальные границы в общении без материальных препятствий и теряет бытийную укорененность .

Бытие современного человека на всех уровнях претерпевает колоссальные изменения. Человеческое существование в качестве живого существа отрицается, посредством борьбы с телоцентризмом человека не определяют как телесно-духовное явление, которое обладает возрастом, полом, национальностью. Человек отрицается в качестве культурно-исторического существа;

другими словами, «уходит» бытие человека как естественного, традиционного, культурно- и социально-исторического .

Величайшее достижение современного человечества – виртуальная реальность, споры о которой не утихают сегодня. Сторонники апеллируют к возможностям ее применения в промышленности, образовании, медицине и других областях. Сегодня, вытесняя логическое мышление, придуманные экранные образы присутствуют везде. В отличие от предшествующих поколений, веривших словам, современный человек все больше доверяет образам. Городская среда, заполненная огромными фотографиями, рекламой, иллюстрированными журналами, сливаясь в яркую, разноцветную картинку, отделяет человека от естественной природной среды. Естественная среда превратилась в ненужную всем мешающую субстанцию, от которой хочется избавиться. Так, когда выстраивают новые образцовые города, городские ансамбли, «все остальное превращается в бесполезное наследие прошлого» [3]. На фоне повсеместно строящихся супермаркетов, супергородов, автострад и прочих плодов урбанизации, все, что их окружает, автоматически превращается в пустыню, пережитки прошлого. Так обстоит дело с транспортными артериями, а в будущем, по мысли Ж. Бодрийяра, так будет и с информационными артериями, вокруг которых возникнут информационные пустыни, появится своего рода информационный четвертый мир – убежище всех изгоев, всех тех, кого отвергли средства массовой информации. К нему добавится интеллектуальная пустыня, населенная мозгами, оставшимися без работы по причине предельной усложненности самих информационных сетей. Ее будут населять, но уже в неизмеримо большем количестве, потомки тех миллионов безработных, что сегодня изгнаны из мира труда [3]. Городское пространство, как и люди, становится безработным. Многочисленные кварталы коробок жилых домов, офисы, обречены оставаться пустыми из-за экономического кризиса или очень высоких цен на жилье .

В городах строятся архитектурные монстры, свидетельствующие об утрате городом целостности и органичности, они не подчиняются ритму города, а создают свой и подчиняют город себе, образуя псевдоцентры и ложное движение, их функция аналогична функции места всеобщей коммуникации (гипермаркет, аэропорт, метро). Все это указывает на то, что современный человек движется к неразличению культуры и жизни к отрицанию культурой даже отличительных признаков жизни в обстановке приспособления города и его коммуникаций к банальности социального поведения [3] .

Драма современного человека состоит в дисбалансе естественного и искусственного, где именно второе начинает доминировать. В таком случае меняется как сам человек, так и его мир .

Мир, создававшийся человеком как дом его бытия, перестает быть таковым .

В таких условиях рефлексирующий человек ищет стратегию выживания, он хочет жить по-человечески в человеческом и человекосоразмерном мире, сохраняя естественную способность чувствовать, мыслить, действовать. Вследствие кризиса человеческого бытия возникают различные способы экосуществования, а складывающиеся в опыте такого существования устойчивые формы организации взаимоотношений между людьми, между людьми и их предметным миром образуют особую экокультуру. Экосуществование, экокультурное бытие человека возможны на гуманистическом основании. «Гуманистический – значит приведенный к мере человека. Нужно духовное, а не чисто теоретическое отношение к миру. Духовное – значит феноменологическое, включающее в себя ценности, чувства: веру, надежду, любовь» [4, с. 115] .

Современный человек стоит на перепутье: он проявляет огромный интерес к развитию техники и технологий, но все больше встречается с обратной стороной этого развития, создающего немало угроз человеку. Именно ощущение угрозы побуждает современных людей противостоять нарастающей технизации их жизни, которая в настоящее время все больше касается не только внешнего мира человека, но и его собственного внутреннего мира, его собственной природы .

В технизированной реальности современного мира человек стремится остаться человеком, сохранить свою целостность как живого существа. Именно с этой потребностью самосохранения своей целостности и естественности и связаны опыты экосуществования и возникающая в них экокультура. Какая из тенденций – к технизации или экологизации бытия человека станет господствующей, и сумеет ли человечество уравновесить их – проблемный вопрос нашего времени как в практическом смысле, так и в теории. Все большую силу набирают течения трансгуманизма, где понимание человека расширяется до учения о живых и искусственных формах разума. Так, например, М. Эпштейн в своем «Проективном словаре» пытается предвосхитить будущие тенденции в развитии культуры и науки и вводит два термина – техногуманистика и экогуманистика [7]. Экогуманистику он трактует как исследование тех форм и признаков человеческого, которые постепенно уходят в прошлое в связи с развитием техносреды и соответствующих технических навыков и наклонностей [7]. Техногуманистика – совокупность гуманитарных подходов к технике; изучение того, как сущность человека выражает себя в технике, меняет самого человека .

Сегодня все активнее проявляется тенденция применения и употребления в науке, литературе, философии, в обыденном общении словесных «новообразований», сложносоставных слов, включающих в себя морфему «эко». В «эко» подразумевается естественное, настоящее, подлинное, природное во всех сферах человеческой жизни как противовес техническим изменениям, меняющим не только внешние условия жизни, но и самого человека. «Эко» становится новой философией жизни. В какойто степени это и результат работы ученых, занимающихся проблемами экологии, образования и воспитания поколений с целью формирования экологической культуры и экологического сознания у человека, и работы СМИ, освещающих проблемы экологии, и осознание человеком экологической угрозы, которая может привести его к гибели. Таким образом, впервые предложенный в 1866 г. Эрнстом Геккелем термин «экология», берущий за основу греческий трактующийся как дом, жилище, обиталище, расширяется в своих значениях и все прочнее входит в разные сферы жизни человека .

Нетрудно заметить, что чем быстрее темпы технического прогресса и чем интенсивнее процесс урбанизации, тем больше человек стремится к гармонии с природой. Новые открытия в науке и технике меняют представление человека о его собственной сущности. Наука связывает человеческий организм и технологии, благодаря чему создаются искусственные органы, применяются биопринтеры, генная терапия, у человека появляется доступ к управлению своей генетической программой. Человек создает связи между мозгом и электроникой, расширяющие сознание, использует когнотропные препараты, делающие человека умнее, создает нейроимпланты, искусственные органы чувств. Существуют аппараты для чтения мыслей и управления мозгом на расстоянии. Сегодня человек – часть технически формируемой среды, существующий совместно с формами искусственного разума. Философ, ученый-когнитивист Энди Кларк полагает, что люди уже все киборги «самым естественным образом», технологии определяют реалии человека [2]. Человек такой, какой есть, благодаря сегодняшней окружающей среде и технологиям, которые сам создал для взаимодействия с ней. Все туманнее становится граница, где находится технология и начинается собственное человеческое «Я». Человек XXI в. все еще связан с другими социальными субъектами, хотя существует огромный процент людей, которые этой связи уже не ощущают. Они живут в своей виртуальной реальности. Так, человек, который смотрит в свой телефон, погружен в свой девайс, не может передвигаться по улице прямо, его ориентация в пространстве отключена, ритм нарушен, он наталкивается на предметы или людей и, когда общая реальность привлекает его внимание, можно увидеть в его глазах задержку внимания, прежде чем он вновь вернется к своему телефону. Современные технологии становятся более иммерсивными, все полнее погружают человека в виртуальную реальность, и все труднее становится «вытащить» человека из них. Смоделированный мир становится частью непосредственного опыта человека. Развитие технологий приближает человечество к миру, где доминирует дополненная и виртуальная реальность, которая уже давно стала частью опыта человека .

Сегодня человек их в некотором роде еще контролирует, а при дальнейшем развитии программного обеспечения архитекторы создадут лучшие виртуальные реальности, которые будут вызывать зависимость. Виртуальная жизнь человека станет гораздо интереснее, приятнее, чем реальная. Уже сейчас видно, как меняются нормы поведения в социуме, меняется взаимодействие с близкими, изменяется образ жизни. Человек настолько сжился с современными технологиями и привык к ним, что уже не замечает, где граница между реальностью и виртуальностью. Когнитивное пространство человека срослось с его техническим устройством, которое становится продолжением человеческого сознания, проникая все глубже и глубже. Искусственный интеллект дает понимание того, что сверхразум возможен, а развитие интеллекта будет бесконечным .

Сегодня человеческая цивилизация достигла высокого уровня в своих интеллектуальных и технических достижениях, но одновременно для себя самой она представляет опасность. Человек

– самое слабое и уязвимое звено в этой цивилизации; чем совершеннее созданные им технологии, тем менее защищенным становится человек. Наглядный пример развития человека – растущее отчуждение среди людей. Коммуницировать человеку легче с далеким, а не с близким. Обратная сторона развития социальных сетей – привычка к дистанционному контакту. У рефлексирующего человека, осмысливающего такого рода достижения техники, возникает боязнь потери близких людей, которые даже когда находятся рядом, отсутствуют. Влечение к живому вытесняется влечением к искусственному и функциональному. Проявлять искренние чувства сегодня считается «несовременным», грубым способом отношения к миру. Теряет логический смысл покорение природы, создание новых произведений искусства, изобретение развлечений и потребительских благ, так как современному человеку, который лишился чувства и вкуса к жизни, ничто не интересно по-настоящему. Человек утратил возможность действовать в качестве целостного существа, а значит, потерял свою гармоничность .

По мысли М. Эпштейна, если вторая половина XX в. прошла под лозунгом очищения природы от загрязнений, исходящих от цивилизации, то XXI в. может пройти под знаком угроз цивилизации самой себе. На смену экологии приходит хорология – наука об ужасах цивилизации как системе ловушек и о человечестве как заложнике сотворенной им цивилизации [6, с. 126]. Ужас нагнетается повсеместно, начиная с повседневности, достигая апогея в религии и эстетике. Возникает в обществе чистая потенциальность ужаса, стремящаяся к бесконечности в эмоциональном насыщении. Если люди хотят продлиться, они нуждаются в приложении сознательных усилий к ограничению становления – в пользу бытия; к отказу от ориентации на абсолютный эволюционизм – в пользу коэволюции. Они нуждаются хотя бы в минимальной вере, что от них что-то зависит и они могут выбирать вопреки снимающему их технократическому фатализму [4, с. 115]. Если человек все же стремится сберечь основные константы бытия, то необходимо беспокоится о сохранении окружающей его духовной атмосферы, именно она способна обеспечить выживание человеку .

В сегодняшнем обществе можно уже наблюдать огромный интерес к естественному, природному в человеке, к тому, что под напором быстро развивающихся технологий уходит, но что еще встречается, что можно отыскать в человеке: его естественность, искренность, смущение, робость, трепет от прикосновений, объятий, потребность в душевных разговорах, любовь, вера, надежда; однако все это постепенно выпадает из жизни индивида. Возникает новое мироощущение, в котором человеческая индивидуальность, духовность и телесность не важны, они только мешают дальнейшей эволюции человека, идущей уже не по биологической, природной траектории, а по пути технизации организма и очеловечивании машины. Истинно человеческое не сводимо к человекообразным функциям машины и преподносится как нечто редкое, удивительное, возникает образ экологического человека. Технотизированное общество смотрит на людей, сознательно отказавшихся от гаджетов, читающих бумажные книги, пишущих рукой в мире компьютерной печати, сознательно переезжающих в деревни, или другие не урбанизированные и технизированные уголки планеты, как на чудаков и, в то же время, немного завидуя им [6, с. 127] .

Популярной становится тенденция жизни в стиле эко, тенденции которого диктует окружающая среда, уставшая от технического прогресса. Ориентацию на экологичность существования можно рассмотреть как внутренний протест, вызревший в обществе потребления, ориентированном на развитие техники и технологий; как стремление избавления от страхов, усталости, иллюзий, бега по карьерной лестнице для обеспечения себя материальными благами, от всего, что не соответствует целостности человеческого существования и критериям человекосоразмерности в мире человека. Это один из путей выхода из культурного и духовного кризиса, который переживает человечество со второй половины XX в. Современный человек, живущий в бешеном ритме технизированного мира, все в большей степени осознает необходимость изменения своего сознания, мышления, вообще отношения к миру и себе, необходимость такого способа существования, где рациональное и эмоционально-чувственное, телесное и духовное в своей совместности и единстве обеспечат целостность его бытия. В этом смысле экокультурное бытие человека соответствует именно принципу целостности человека .

Литература

1. Беляев, И. А. Целостность человека в аспекте взаимосвязи его способностей и потребностей [Текст] / И. А. Беляев ; Оренбург. гос. ин-т менеджмента. – Оренбург : ОГИМ, 2011. – 360 с .

2. Берес, Д. «Посмаклюэн»: как виртуальная реальность изменяет наше сознание [Электронный ресурс] / Д. Берес // МОНОКЛЕR : [сайт]. – URL: https://monocler.ru/kak-virtualnaya-realnost-izmenitnashe-soznanie/. – Проверено: 15.03.19 .

3. Бодрийяр, Ж. «Город и ненависть»: Жан Бодрийяр об урбанизме и культуре озлобления [Электронный ресурс] / Ж. Бодрийяр // МОНОКЛЕR : [сайт]. – URL: https://monocler.ru/kak-virtualnayarealnost-izmenit-nashe-soznanie/. – Проверено: 15.03.19 .

4. Кутырев, В. А. Философский образ нашего времени (безжизненные миры постчеловечества) [Текст] / В. А. Кутырев. – Москва-Берлин : Директ-Медиа, 2014. – 325 с .

5. Новая философская энциклопедия [Электронный ресурс] / Электронная библиотека ИФ РАН : [сайт]. – URL: https://iphlib.ru/greenstone3/library/collection/newphilenc/document/ HASH362f209c5da031600b8c36 Проверено: 4.03.19 .

6. Эпштейн, М. Н. От знания – к творчеству. Как гуманитарные науки могут изменять мир [Текст] / М. Н. Эпштейн. – Москва; Санкт-Петербург : Центр гуманитар. инициатив, 2016. – 480 с .

7. Эпштейн, М.Н. Проективный словарь гуманитарных наук [Электронный ресурс] / М. Н. Эпштейн // MyBook. [Электронная библиотека] : [сайт]. – URL: https://mybook.ru/author/mihail-epshtejn/ proektivnyj-slovar-gumanitarnyh-nauk/read/?page=15. – Проверено: 5.03.19 .

–  –  –

ПРОБЛЕМА АНАЛИЗА ПРОЦЕССА

ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТВОРЧЕСТВА

Проблема определения природы художественного творчества – одна из центральных проблем наук об искусстве. К ее исследованию всегда было приковано пристальное внимание учёных. К настоящему времени имеется большое количество работ, посвященных, с одной стороны, анализу конкретных произведений искусства, исследованию мировоззрения отдельных авторов и описанию особенностей какого-либо художественного направления в целом. С другой стороны, проблемным вопросам художественного творчества посвящен ряд исследований общефилософского и общепсихологического характера, в которых затрагиваются вопросы исследования творчества как самостоятельного феномена, анализа социальных аспектов творчества, выявления психологических особенностей творческой личности, рассмотрения особенностей коммуникации в процессе восприятия художественного произведения и др .
К исследованию природы художественного творчества исследователи подходят с двух позиций: выводят её из анализа конкретных примеров – продуктов художественного творчества или формируют её из предельно общих умозрительных суждений, обращаясь к таким феноменам как творчество, личность, коммуникация и др. Первый способ позволяет исследовать феномен художественного творчества (и всё что с ним соотносится) словно бы изнутри, из уже готовых продуктов художественной деятельности. При помощи второго способа исследователи подходят к анализу занимающего их вопроса словно бы с внешней стороны, рассматривая предпосылки и возможные причины существования такого явления как художественное творчество .

Нисколько не ставя под сомнение ценность и значимость работ подобного рода (среди многообразия исследований есть работы известных и уважаемых авторов), необходимо всё же определить, какие из существующих теоретических наработок могут быть с пользой применены для анализа процесса художественного творчества, а какие абсолютно не подходят для этой цели, хотя, возможно, и являются весьма продуктивными при решении некоторых других проблем. Несмотря на большое разнообразие онтологических учений, описывающих упорядоченность бытия (от учения о гармонии у пифагорейцев или идей мирового порядка стоиков до концепта «ризомы»

Ж. Делеза, Ф. Гваттари или понятия неравновесных систем в синергетике) «в анализе произведения искусства едва ли не первое место занимает рассмотрение его содержания и формы» [4, с. 205]. Анализу произведений искусства в данных категориях посвящены работы М. М. Бахтина, Л. С. Выготского, В. В. Кандинского и других отечественных и зарубежных авторов .

Причина популярности категорий «форма» и «содержание» в их применении к анализу произведения искусства состоит, по-видимому, в следующем. Во-первых, особый чувственноматериальный статус объекта исследования. «Оно, будучи всегда материальным (ноты, книги, скульптура, картины, сценарий и т. д.), занимает двойственное положение, являясь, с одной стороны, результатом художественного творчества, с другой – объектом эстетического восприятия» [3, с. 363] .

Во-вторых, художественное произведение – «это физический объект-носитель, с помощью которого осуществляется художественная коммуникация» [3, с. 363]. В-третьих, произведение искусства, являясь продуктом целенаправленной деятельности человека, является в то же время природным объектом. Объединив эти три положения и соотнеся их с процессом художественного творчества, можно констатировать следующее. Сам процесс предполагает производство объектов особого рода, обладающих чувственно-материальным статусом с возможностью коммуникации между автором (творцом) и воспринимающим и неизбежно включающих в себя эстетическое, ценностное восприятие .

Необходимость эстетического восприятия произведения искусства накладывает отпечаток и на процесс коммуникации между творцом и воспринимающим. Ценности не являются чем-то внутренне присущим тем или иным объектам, они всегда привносятся человеком. А поскольку в произведении искусства человек неизбежно присутствует с нескольких сторон (как минимум с двух), то и ценности в данном случае могут привноситься с нескольких сторон. Как минимум, со стороны автора и со стороны зрителя. Следовательно, подходить к изучению процесса художественного творчества необходимо с особым вниманием, помня, что анализ данного феномена предполагает анализ отношения между автором и произведением искусства, но не отношение между произведением искусства и зрителем в процессе творческого восприятия .

В большинстве работ, связанных с анализом произведения искусства в категориях «форма-содержание» данное обстоятельство – разделение авторской (творческой) и зрительской (воспринимающей) позиции в отношении произведения искусства – не проводится с должным образом. Неучтённым оказывается важнейший аспект феномена художественного творчества: необходимость анализа произведения искусства как бы с двух разных сторон. Вероятно, исследователей сбивает с толку «принцип единства формы и содержания». «Содержание есть не что иное, как переход формы в содержание, а форма есть не что иное, как переход содержания в форму» [5] .

В результате чего в процессе исследования произведения искусства исследователями оказываются соединены воедино две разные ипостаси произведения искусства: процесс его художественного творчества и его бытие. Согласно данному принципу форма художественного произведения должна быть органически связана с содержанием и определяться им, а содержание должно проявляться лишь в определённой форме. Соответственно, под содержанием понимается нечто «авторское», а под формой – способ его передачи зрителю. «Содержание – это всё то, что автор взял как готовое, что существовало до рассказа и может существовать вне и независимо от него» [2, с.104] .

«Действительность познания и эстетического поступка, входящую в своей опознанности и оцененности в эстетический объект и подвергающуюся здесь конкретному интуитивному объединению, индивидуации, конкретизации, изоляции и завершению, т.е. всестороннему художественному оформлению с помощью материала, называем содержанием эстетического объекта» [1, с. 84] .

При таком понимании процесс творчества характеризуется противопоставлением содержания и формы, их взаимного, обоюдного становления, а законченное произведение характеризуется их неразрывным, находящимся в гармонии единством. Но ситуация выглядит так только потому, что категории форма и содержание больше пригодны для анализа уже готового произведения искусства со стороны зрительского восприятия .

Если мы посмотрим на тот же процесс творчества и готовое произведение искусства со стороны автора-творца, то ситуация предстанет нам в совершенно ином свете. В данном случае содержание (как всё то, что автор взял от объективной действительности и подверг оценочной обработке), существует в гармонии и единстве с формой в виде авторского замысла, в момент творчества. А в готовом произведении авторское содержание (как всё то, что автор взял от объективной действительности и подверг оценочной обработке) находится в очень непонятной связи с готовой формой произведения .

Таким образом, можно констатировать, что категории форма и содержание являются совершенно непригодными для анализа процесса художественного творчества, так как анализ готового произведения в категориях «форма-содержание» вряд ли способен пролить свет на сам процесс художественного творчества. Дело в том, что разбор готового произведения на его «форму» и «содержание», анализ с точки зрения зрительского восприятия (воздействия на зрителя) даёт нам возможность последующего конструирования нового произведения на основе полученных результатов. Однако, это не имеет ничего общего с самим творческим процессом, если мы будем рассматривать его с позиции автора-творца .

Литература

1. Бахтин, М. М. Вопросы литературы и эстетики [Текст] / М. М. Бахтин. – Москва : Худож. лит., 1975. – 237 с .

2. Выготский, Л. С. Психология искусства [Текст] / Л. С. Выготский. – Москва : Искусство, 1986. – 287 с .

3. Карцева, Г. А. Содержание и форма в онтологии искусства [Текст] / Г. А. Карцева // Социальноэкономические явления и процессы. – 2011. – № 11. – С. 363–368 .

4. Карцева, Г. А. Содержание и форма произведения искусства [Текст] / Г. А. Карцева // Вестник Тамбовского университета. Серия Гуманитарные науки. – 2013. – № 1. – С. 205–209 .

5. Гегель, Г. В. Ф. Сочинения [Электронный ресурс] В 14 т. / Г. В. Ф. Гегель // Москва, Ленинград :

Гос. изд-во полит. лит., 1929. – 473 с. // Платонанет : [сайт]. – URL: https://platona.net/load/knigi_po_

filosofii/istorija_nemeckaja_klassicheskaja/gegel_sochinenija_v_14_tomakh/12-1-0-733. – Проверено:

02.03.2019 .

ИНИЦИАТИВНАЯ ПРОБЛЕМАТИКА

КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОГО ПОСТИЖЕНИЯ МИРА

–  –  –

ЯРКИЕ СОБЫТИЯ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЖИЗНИ

ГОРОДА ЧЕЛЯБИНСКА: КРИТИЧЕСКИЕ ЗАМЕТКИ

В контексте художественной культуры 2018-ый год для Челябинска можно назвать плодотворным. Он был наполнен событиями, различными по значимости, популярности и успешности .

Одни прошли более незаметно, но есть и те, которые оставили свой отпечаток и сыграли значимую роль в формировании облика художественной жизни прошедшего года .

Данная статья есть попытка художественно-критического осмысления особенно ярких событий года. Построена она в форме беседы (один из распространённых критических жанров; является разновидностью интервью, где все участники выступают «на равных»). Авторы статьи Жасан Гульназ, Согласова Анастасия и Семёнова Алёна высказывают своё художественное впечатление об одном из самых ярких событий прошлого года – единственном фестивале современного искусства «Дебаркадер», проходившем с 17 сентября по 12 октября в Челябинске, – и дают критическую оценку увиденному .

Многие из мероприятий, включенные в программу «Дебаркадера», нуждаются во внимании, но особое мы бы хотели уделить его перформансу «Охотники на снегу», который ознаменовал открытие самого фестиваля .

Алёна: Сразу обращает на себя внимание то, что в качестве декораций и кулис использовалось белое полотно. Свет, тени, огонь, который разжигался на глазах зрителей, вода выступали как спецэффекты. Один из актеров в процессе чтения стихотворения рисовал белой краской, изображая горы и снежную бурю. С помощью больших веток участники подражали лесу. Так как данный перформанс был отсылкой к средневековью, актеры старались максимально возможно передать атмосферу и настроение той эпохи. Как мне кажется, особенно хорошо это вышло, когда один из участников читал стихотворение про овец, идущих за Иисусом; актер держал фонарь, свет которого означал свет Божий, а остальные тянулись к нему. Я считаю, что площадь между башнями хорошо подошла для создания атмосферы: закрытое от остального мира пространство, что помогло отодвинуться от реальности, но при этом мы находились на открытом воздухе, и звук ветра, как бывает в обычных театрах, был не просто звуком. Его ощущали не только актеры, но и зрители. Довольно интересно, когда используются настоящие, «живые» стихии – огонь и вода .

Они не дают погрузиться в мысли о том, что это очередное театральное действие, которое просто вынесли на улицу. Наоборот, ощущение живости и полной включенности .

Анастасия: На протяжении всего действа дуют холодные ветра, от которых становится не по себе, от которых становится холодно внутри. И когда зажигается огонь, он не воспринимается как нечто теплое, живое, но это еще один враг, которого нужно бояться. Образы, показанные режиссером и актерами как вспышки, без привычного нам сюжета. Здесь история Иисуса, главного героя Средних веков, переплетается с волшебными сказаниями тех лет. Здесь наивная детская вера в светлую божественную силу смешивается с самыми большими суеверными страхами средневекового человека .

Что может увидеть в этом представлении человек нашего времени, помимо полного погружения в прошлое? Возможно, сходство нас с теми людьми в черных одеждах, ищущих ответы на вечные вопросы. Возможно, что-то иное. Однако, безусловно, понятно то, что этот перформанс заслуживает внимания зрителя и стал достойным открытием «Дебаркадера» .

Далее хочется уделить внимание и кино, особенно тому, которое снято о современном искусстве правдиво и талантливо. Документальный фильм «Кабаковы. Бедные люди», премьера которого состоялась 21 сентября в кинотеатре имени Пушкина, был снят музеем современного искусства «Гараж» к 85-летию Ильи Кабакова, ключевой фигуры московской концептуальной школы .

Алёна: Сейчас это самый дорогой и известный художник, а тогда – талантливый еврейский мальчик. Ему пришлось скитаться по стране, обманом поступить в художественное училище. Илья Кабаков – концептуалист. Но фильм не только об этом. Картина раскрывает для нас личность художника, показывает, что этот человек существует на грани с реальностью и своей фантазией. Его речь невероятна, он говорит простыми словами о сложных вещах, которые понять может только такой же творец. Конечно, такая необычная персона не сможет существовать одна .

Нужен тот, кто разбирается в быте, в реальности и искусстве, но не как художник, а как тот, кто может подарить таланту славу. Этот человек – Эмилия Кабакова. Она максимально приземлена .

Вот уже тридцать лет она помогает ему в быту и творчестве. Именно она организатор его выставок и та, кто знает цену работам мужа .

А в целом, это не обычный документальный фильм, который после просмотра оставит в памяти лишь очередное имя. Скорее всего, он еще долго не отпустит тебя, ведь показывает он не просто биографию, а чувства и мысли того, кто так не похож на нас .

Гульназ: «Бедные люди» – само название отсылает нас к героям работ художника: к простым людям, к их драматическому образу жизни в советском обществе. Это люди, жизнь которых наполнена коммунальной рутиной. Смотришь на эти работы и как будто становишься с этими героями в один ряд, переживаешь и ощущаешь всю атмосферу происходящего. Эта тема – жизнь обычных граждан в советском государстве – преследует художника на протяжении большей части его жизни. Стоит отметить, что главный герой – Илья Кабаков – выступает в фильме не как художник, а как рассказчик. История его жизни – это проза, слушая которую ты понимаешь цену поэзии, заключённой в его работах .

Илья Кабаков знакомит зрителя со своим детством, где главную роль отводит своей матери. Ее вечная борьба за жизнь, ее жертвы ради сына поглощают зрителя своей остротой и правдой. Рассказывая о своей жизни, Кабаков делится с нами своими чувствами, он как бы подводит итоговую черту своего творчества, подходит к чему-то завершающему. Кто знает, может так и есть. Но, пока есть детская наивность, множество идей и энтузиазм в художнике, он будет творить. А значит, его творчество продолжает жить .

Анастасия: Не случайно фильм назван «Бедные люди». Это отсылает нас к роману Ф. М .

Достоевского с одноименным названием. Как говорит сам И. Кабаков: «Я маленький человек» и упоминает Башмачкина из «Шинели» Н. В. Гоголя. Но именно в «Бедных людях» поднимается вопрос о психологии маленького человека. Мы должны увидеть не внешнюю оболочку – людей бедных, всеми унижаемых и занимающих нижние ступени социальной лестницы, но больше – их внутренние миры, которые глубоки и наполнены, их души, все время находящиеся «в работе». В этом я вижу одну из главных мыслей фильма. Илья Кабаков преодолел в себе маленького человека благодаря выработанной с годами несгибаемости, своему таланту художника, стремлению достичь признания. Документальный фильм «Бедные люди», рассказывая об одном художнике, затрагивает большой пласт проблем творческих людей и возможные пути их решения. Но самое главное то, какие внутренние силы дает этот фильм человеку, ведь каждому из нас небезразлична тема преодоления жизненных трудностей и в первую очередь себя .

Еще одним значимым событием года в Челябинске, несомненно, стала выставка «Тагильская Мадонна». Полотно эпохи Возрождения «Святое семейство» («Тагильская Мадонна») было найдено в г. Нижний Тагил и предположительно принадлежало самому Рафаэлю Санти. Выставка, путешествуя по всей России, не могла обойти и Челябинск, поэтому у каждого из нас была возможность прикоснуться к истории .

Гульназ: Особый интерес заслуживает «Тагильская Мадонна» Рафаэля Санти .

Она словно приковывает взгляд зрителя своим совершенством; это удивительное полотно с изображением Марии, Иосифа и младенца Христа. Все трое являются центром на картине и привлекают зрителя своим совершенством. Как же чутко изображен младенец, его тело, взгляд; всё убеждает нас в его божественном происхождении. Не менее изящной предстает перед зрителем и сама Мадонна. Ее красота завораживает и просвечивает невинностью и благочестием. Стоит сказать, что эта работа в первоначальном виде не сохранилась; видна качественная работа реставратора. Но впечатление незыблемости, святости неизменно, как неизменны высокие нравственные идеалы, заключённые в работе .

Алёна: Кроме самой Мадонны Рафаэля, были представлены гравюры с библейскими сюжетами. На мой взгляд, это отличное решение для данной выставки, так как сюжет «Тагильской Мадонны» – изображение святого семейства и в окружении гравюр с жизнью Христа – хорошее художественное решение выставки .

Несмотря на внешнюю привлекательность выставки, были и минусы. Самый главный из них – это экскурсовод. Я считаю, что человек, который ведет экскурсии, должен знать о своих экспонатах хотя бы минимум информации. Мне бы хотелось видеть экскурсию информационно более насыщенной .

Анастасия: Когда приходишь на выставки, подобные «Тагильской Мадонне», то охватывает наивная радость от того, что колебания звуков, издаваемые твоими каблуками при ходьбе, касаются поверхностей произведений или, наоборот, ты проглатываешь воздух, состоящий из частиц какой-то великой картины. Это все – про желание связаться с великими произведениями искусства. Такую возможность нам дала картинная галерея Музея изобразительных искусств этой осенью .

«Тагильская Мадонна» может не быть работой Рафаэля, но даже тот факт, что картина относится к XVII в., делает ее в глазах специалистов и любителей искусства особой ценностью. Она по праву заслуживает внимания и признания в современном мире .

Выставка «Рене Магритт. Вероломство образов», начавшаяся в последнем месяце прошлого и завершившаяся уже в начале нового, 2019 года, прошла в Музее изобразительных искусств. Значимость этого события определена автором представленных работ .

Алёна: Кто же такой Рене Магритт? Это может узнать любой посетитель выставки, по всему залу есть стенды с информацией. А в отдельном зале идет фильм о жизни художника. Что же увидела я на этой выставке? Яблоки, яблоки, яблоки и котелки. Магритт говорил, что котелок

– это самая неприметная шляпа, и сам он хочет быть неприметным. А еще бубенчики. Сначала ты не можешь понять зачем и почему, а потом догадываешься – надо услышать. Было много голубого неба. И это переносит зрителя в лето. Я видела большое зеленое поле, плывущие облака, чувствовала запах травы. Я видела дом, который вырос. Это картины из серии «империя света» .

Можно читать статьи искусствоведов и знать, о чем хочет сказать нам Магритт. А можно искать свой смысл… Гульназ: Представленные в музее работы охватывают самые знаковые годы творчества Рене Магритта. Его цветные литографии – это эксперименты, это «игра разума», все объекты в его картинах представлены в необычном сочетании и синтезе .

Мужчина в котелке, голубое небо, где облака как воздушное безе, белые платки, скрывающие головы влюбленных – все это вдохновение для современного искусства. При подробном рассмотрении картин неизбежно задаёшься вопросами: «Откуда такая сила воображения?», «Может быть, он волшебник?». Названия картин – история целого приключения, сказка: «Заколдованное место», «Шахерезада», «Чувствительная струна» .

Стоит сказать, что картины пронизаны сочетанием темного со светлым, голубого неба с темной землей. Необычные образы везде и всюду! Картина – это загадка, разгадать которую сможет каждый сам для себя; любая интерпретация может оказаться точной и верной. Сам Рене Магритт пишет о своем творчестве следующее: «Я пытаюсь выйти за пределы. Все, что существует физически, скрывает за собой нечто другое». Судя по его работам, это у него получилось!

Выбранные нами события художественной жизни города являются не единственными значимыми за прошедший год, однако благодаря критическому осмыслению лишь этих событий, мы уже можем говорить о том, что Челябинск не обходят стороной важные и яркие события мира искусства межрегионального и национального уровней. Изучив выбранные нами мероприятия, мы можем выделить их разнообразие, охват разных сфер культурной жизни .

–  –  –

ВЛИЯНИЕ ГЛОБАЛЬНОЙ СЕТИ НА ФОРМИРОВАНИЕ НОВЫХ

ЦЕННОСТНЫХ КАТЕГОРИЙ И НОВЫХ СОЦИОКУЛЬТУРНЫХ

СТЕРЕОТИПОВ МЫШЛЕНИЯ

Актуальность избранной нами темы не вызывает сомнений, поскольку в век развития электронных технологий распространенным способом обмена информацией стали различные формы Интернет-коммуникации. Неизбежным следствием является формирование новых стереотипов мировосприятия, своеобразных стандартов мышления, оценок различных событий, явлений и ситуаций, порождение новых образцов общественного сознания [1] .

Целью нашего исследовательского эксперимента было выяснить, какое влияние имеет Интернет на формирование личности современного молодого человека, как современный язык Интернет-коммуникации способствует формированию новой культуры мышления и, наконец, какие стереотипы социокультурного мышления формирует глобальная сеть. Чтобы выявить, какие социально-культурные стереотипы формируются в современном сознании носителей русского языка под влиянием глобальной сети, мы провели соцопрос среди представителей различных профессий и разных возрастных категорий. Респондентам, проживающим в Челябинской области, было предложено ответить на ряд специально составленных нами вопросов (Приложение 4) .

Анализ результатов проведенного опроса позволил сделать некоторые важные выводы о том, как посредством Интернета у современных пользователей формируется восприятие различных сторон жизни, деятельности и общения, а также какие оценочные шаблоны закладывает в сознание Интернет, ведь такие шаблоны нередко порождают общие оценки, одинаковое восприятие определенных актуальных событий и явлений и потому становятся основой для возникновения прецедентов, мемов и т. д .

В большей своей массе респонденты считают, что нельзя однозначно (только положительно или только отрицательно) определить влияние Интернета на формирование личности современного молодого человека, поскольку это зависит от Интернет-источников и конкретной информации, получаемой из Интернета .

Обращает на себя внимание тот факт, что в качестве приоритетных явлений и событий общественной жизни, которые должны регулярно освещаться в Интернете, наши респонденты выделили политику, науку, культуру и искусство (это самые популярные ответы), реже предлагались варианты «религия», «психология», «спорт». Среди жанров и способов Интернеткоммуникации наибольший интерес для участников опроса представляют чаты, блоги, посты в соцсетях, различные способы видеосвязи, сопровождающей онлайн-коммуникацию, размещение информации на сайтах. Лишь небольшой процент опрошенных выделил в качестве приоритетных способов сетевой коммуникации переписку по электронной почте .

Как показали результаты анкетирования, далеко не все участники опроса полагают, что Интернет способствует их саморазвитию и самообразованию. Что же касается вопроса о влиянии Интернета на формирование личности современного молодого человека, то ключевой в ответах явилась мысль о том, что все зависит от Интернет-источника и конкретной информации, получаемой из глобальной сети. Наряду с этим, довольно распространенным был ответ о негативном влиянии Интернета, причем здесь мы прослеживаем закономерную тенденцию, что к такому утверждению склоняются респонденты в возрасте от 40 лет, которые в массе своей, вероятно, не воспринимают глобальную сеть как пространство для самореализации .

Особое внимание следует обратить на вопросы, предполагавшие в качестве ответов развернутые суждения. Например, очень важным для нас представляется отношение участников нашего опроса к тому, какие модели общения формируются в Интернете. Самыми показательными считаем ответы, указывающие на преобладание в глобальной сети доверительных, иногда панибратских, фамильярных отношений при редком соблюдении этикета и фактическом несоблюдении элементарных правил уважения к собеседнику; также отмечается преобладание сниженного стандарта речевого поведения, что респонденты в большинстве случаев связывают с массовостью адресата, а также зачастую с отсутствием элементарных этических фильтров. Приведем один из ответов полностью: «Потребительское отношение к жизни и к окружающим, хамское отношение к тем, кто имеет другое мнение, отсутствие контроля за информацией, навязывание каких-нибудь ценностей и идеалов, распространение депрессивных настроений, в том числе призывы к массовым протестным действиям… Несмотря на обилие технических возможностей электронной коммуникации, люди становятся все более одинокими и обособленными, поэтому, наверное, все более беспомощными…» (кандидат исторических наук, г. Южноуральск) .

Отдельно мы вынесли вопрос о роли информационной пропаганды в сети. Вполне ожидаемыми были для нас ответы, указывающие на ключевую роль информационного воздействия на умы и манипулирование общественным сознанием: «Пропаганда заполонила не только социальные сети, но и все пространство жизни» (врач, г. Троицк). Тем не менее практически во всех анкетах мы столкнулись с утверждением о том, что пропаганда распространена далеко не только в Интернете .

Не нуждается в доказательстве и тот факт, что на формирование новых стандартов современного социокультурного мышления существенно влияет специфическая языковая культура, сложившаяся в процессе распространения сетевой коммуникации [2], поэтому мы сформулировали вопрос о языковой игре, мемах, демотиваторах, широко представленных в сети, и о их роли в формировании ценностных представлений о том или ином явлении, событии, объекте, лице .

Участники нашего опроса отмечают, что языковая игра во многом способствует самовыражению личности, позволяет блеснуть остроумием, продемонстрировать чувство юмора, является средством психологического воздействия на адресата, механизмом создания юмора, иронии, сатиры .

Меньшее количество опрошенных посчитало, что языковая игра нужна, чтобы завуалировать проблему, сгладить степень ее серьезности, снизить ее значимость .

В качестве важного стандарта Интернет-общения участники опроса выделили раскованность, ироничное отношение к жизни, активный социальный и политический протест, свободу слова, свободу отношений, расширение кругозора за счет доступности любой (в том числе важной и полезной) информации. Кроме того, в качестве основной цели Интернет-коммуникации ряд респондентов обозначил удовлетворение личных амбиций, утверждение приоритета своей позиции, доминирование своего мнения, своих взглядов, вкусов, решение собственных практических задач, формирование общественного мнения, а также привлечение на свою сторону как можно большего количества единомышленников, сторонников, объединение групп по интересам, пропаганду, агитацию .

Предваряя подведение итогов, обратимся к ответам на ключевой вопрос о стереотипах социокультурного мышления, которые формирует глобальная сеть. В своих развернутых ответах наши респонденты выразили мнение, что приоритетными в Интернет-коммуникации являются критическое осмысление различных сторон жизни, активное выражение протестной позиции, самопиар и продвижение своих интересов, воззрений, формирование и продвижение групп единомышленников, часто эпатирование общественности, основанное на попытке противопоставить себя большинству, стремление к разрушению всевозможных стандартов (мышления, поведения), выработка креативных форм деятельности и общения. Также участники проса выделили такие стереотипы, как реализация себя, привлечение к себе внимания, выражение себя как личности в социуме, расширение кругозора, познание чего-то нового, неординарного, навязывание своих мнений, действий и взглядов .

Таким образом, анализ результатов нашего опроса приводит к выводу, что каждый без исключения носитель языка и культуры адекватно воспринимает и интерпретирует механизмы формирования в глобальной сети общих стандартов нового мышления .

Литература

1. Рашкофф, Д. Медиавирус. Как поп-культура тайно воздействует на наше сознание [Текст] / Д. Рашкофф. – Москва, 2003. – 394 с .

2. Столяров, А. А. Политические мемы эпохи «Фейсбук-революции» как способ конструирования медиареальности [Текст] / А. А. Столяров // Электронный научный журнал «Медиаскоп». – 2014. – № 3 // URL: http://www.mediascope.ru/1590#13. – Проверено: 10.03.19 .

–  –  –

ГЕНЕРИРОВАНИЕ ПРОЕКТНЫХ ИДЕЙ: КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ

(АКТУАЛЬНОСТЬ ИССЛЕДОВАНИЯ)

Характерной особенностью современной эпохи является высокая динамика развития науки и техники, совершенствование технологий и организации производства, повышение их эффективности. Результаты технологической революции рубежа XX–XXI вв. неизбежно проявляются во всех сферах общественной жизни: политике, экономике, культуре. Непрерывно ускоряющийся научно-технический прогресс несет качественные изменения в процесс социализации и инкультурации, меняется характер человеческой деятельности и коммуникации. Все это происходит на фоне обострения этических и морально-нравственных проблем, являющихся, в том числе, результатом научной и технической деятельности. Доминантой общественной жизни становится стремление к новизне, поиску новых форм как персональной самоактуализации, так и жизненного устройства в целом. Быстро меняются культурные парадигмы, экономические системы, политические режимы. Все современные общественные процессы подчиняются единой динамике. Статика рассматривается как стагнация и деградация. Императив прогресса становится нормой не только в сфере промышленности или науки, но и в социальной сфере .

Деятельность, ориентированная на прагматичный результат, способность работать с большими объемами информации и сохранять высокий рейтинг в современных конкурентных условиях, требуют создания ситуаций для образования нового типа сообществ, доминирующим свойством которого становится проектное мышление. Способность к проектной деятельности в наше время – это «новая грань человеческой образованности» [2]. Способность к социопроектной деятельности становится важной компетенцией специалиста гуманитарного профиля [4] .

Новые задачи находят свое выражение в проектных идеях. Идеи продаются и покупаются .

По сути, формируется глобальный рынок идей и экономическое присутствие на данном рынке становится новым типом хозяйствования. Цивилизация из «нефтяной» превращаются в «креативную». «Идеи для бизнеса», «инновационные идеи», «генерация идей» – эти словоупотребления становятся все более заметными в общественно-экономической, научно-популярной лексике, профессиональной и разговорной речи. По данным частотного словаря современного русского языка, употребления слова «идея» составляет 250 ipm1, для сравнения слова «родина» – 88 ipm .

Существует концепция, объясняющая нарастающее преобладание общественного интеллекта над интеллектом элит [3, с. 188–189]. Чем большее количество качественных идей генерирует сообщество, чем критичнее формирующийся вокруг них дискурс, – тем конкурентоспособнее общество. Идеи имеют колоссальное значение во всей истории цивилизации [1]. Они являются мотивом и способом, предпосылкой и целью, они лежат в основе развития и преобразования, созидания и разрушения, реформ и революций. Они создают и творят историю. Возникая в голове одного человека, могут стать движущей силой широких масс .

С идеи начинается любое предприятие, любой проект. Специалисты, генерирующие идеи, высоко ценятся в любой профессиональной сфере. Сегодня проектное мышление становится необходимым не только специалистам креативных профессий. Способность преобразовывать не только объект, но и ситуацию, быстро осуществлять поиск нескольких решений в условиях многозадачности, извлекать необходимые качественные сведения в условиях информационного шума, трансформировать полученные знания в опыт, мыслить проектно – необходимые качества, все чаще востребуемые вне профессиональной деятельности. Очевидна потребность в осмыслении феномена проектной идеи в русле культурологического знания, выявлении социокультурных факторов, влияющих на механизмы генерирования идей, в определении роли проектных идей в культурной политике и социальной стратегии будущего. По сути, генерирование идей становится важной культурной нормой. В то же время, именно культурная парадигма рождения, жизни и деактуализации идеи как социального феномена в современной культурологии не изучена .

Исходя из вышеизложенного, проблема исследования может быть определена как противоречие между необходимостью формирования проектного мышления, соответствующего новым социокультурным тенденциям, и отсутствием теоретико-методологической базы для осмысления социокультурных аспектов генерации проектных идей как основы данного типа мышления .

Цель исследования заключается в разработке теоретических и методологических оснований генерирования, отбора, анализа и сохранения проектных идей в эмпирически проявленных формах.

Поставленная цель может быть достигнута посредством решения следующих задач:

1Ipm (instancespermillionwords) - общепринятая в мировой практике единица измерения частотности, которая характеризует число употреблений на миллион слов корпуса .

1. Проанализировать становление понятия идея в истории социально-гуманитарного познания, изучить типологии и классификации идей, как феномена культуры и выявить особенности понимания идей в текстах различных культур .

2. Рассмотреть идею как составляющую культурной диффузии и исследовать интерференцию идей и культуры .

3. Определить место и роль генерации проектных идей в современном социокультурном пространстве .

4. Выявить характеристики благоприятной среды, предполагающей активную генерацию проектных идей;

5. Выделить и представить методики стимулирования создания проектных идей .

6. Предложить способы отбора, анализа и сохранения проектных идей, как направление культурной политики будущего .

Теоретическое осмысление и методологическое обоснование генерации проектных идей предполагает анализ философских, культурологических, исторических трудов, позволяющих в полной мере раскрыть сущность и типологию проектной идеи как феномена культуры, ее структурнофункциональную организацию. Идея как термин впервые появляется еще в античной философии. Демокрит использует это слово для обозначения атомов – неделимых и неизменных умопостигаемых форм, из которых состоят изменчивые вещи. Платон создает учение об идеях, где представляет их как архетипы, прообразы чувственно воспринимаемых вещей, которые далеки от своего прообраза и недоступны людям, которые считают знанием то, что можно воспринимать лишь через органы чувств .

В Средние века понятие идеи осмысливалось через призму богословия и трактовалось как прообраз вещи, сотворенной богом согласно своему замыслу. В теократической доктрине Августина Аврелия термин «идея» – ключевое понятие для обоснования основ светского государства .

Основоположник философии Нового времени Декарт подразумевал под идеей то, что непосредственно постигается умом и составляет форму любого акта познания. Дж. Локк как и Декарт, подчеркивал познавательную сущность идеи, но отводил большее значение рефлексии, анализу и синтезу простых (чувственных) идей. Локк различал простые и сложные и отвергает учения о врожденных и приобретенных идеях .

В немецкой классической философии понятие идеи было одним из основных в строении учения. Кант понимал под идеей априорное устремление чистого разума, Гегелю она представлялась абсолютной истиной, слиянием объекта и субъекта, и могла быть теоретической, практической или абсолютной .

В философии ХХ в. наиболее значимыми являются представления о социальном и экономическом устройстве теоретиков марксизма. Идея представляется им как способ постижения разумом явлений объективного мира, полное, конкретное и объективное осмысление действительности, предполагающее осознание цели для дальнейшего познания и преобразования мира .

Истинным прорывом представляется нам учение Артура Лавджоя. С его произведения «Великая цепь бытия», начинает свой отсчет собственно история идей. Внимания заслуживают также труды, посвященные изучению и осмыслению национальной идеи. Ее исследовали

Т. Гоббс, Дж. Локк, К. Хюбнер, а также отечественные ученые и мыслители разных эпох:

П. Я. Чаадаев, Ф. М. Достоевский, Н. Я. Данилевский, В.С. Соловьев, М. С. Каган и др .

Есть работы по объединяющим (Л. Б. Зубанова «Объединяющие идеи как фактор социокультурной динамики» [1]) и научным идеям (Л. И. Воронина «Типология научных идей и ее гносеологический анализ», Л. И. Логинов «Научная идея в системе знания») .

Как уже отмечалось ранее, некоторые исследования по генерированию идей, формированию креативного сознания имеются в экономической теории – Л. В. Воробьева «Методические основы генерации и разработки предпринимательских идей», А. В. Дулькин «Креативность фирмы как фактор повышения эффективности организации предпринимательства».

В психологии:

И. В. Львова «Психологические факторы развития креативности личности». Однако в целом в современном социально-гуманитарном знании этому вопросу уделено малое внимание .

Социальное проектирование, тем не менее, довольно часто становилось объектом пристального внимания ученых ХХ в. Используя разные методологические подходы, исследованиями социопроектных аспектов деятельности занимались К. Ясперс, М. Вебер, М. Хайдеггер, П. Тейяр де Шарден, Э. Фромм .

Отечественные ученые А. Ф. Лосев, А. Г. Раппапорт, Г. П. Щедровицкий, П. Г. Щедровицкий, А. В. Розенберг, В. М. Розин, О. И. Генисаретский, С. В. Попов, В. И. Курбатов ставили в работах по социальному проектированию методологические задачи, которые связаны с возникновением нового класса сложных задач в сфере экономики, культуры, искусства, решить которые традиционными способами уже невозможно .

Методологической основой исследования целесообразно избрать диалектико-материалистический метод, его принципы и системы категорий. Важно также использовать общенаучные методы исследования: анализ, абдукция, описание и сравнение, классификация и типологизация. В качестве отраслевых методов могут использоваться: культурно-исторический анализ предпосылок, генетический, компаративный и герменевтический подходы, эвристический и проективный методы .

Понимание культурных аспектов генерации проектных идей, уточнение понятийного аппарата темы существенно осовременит культурологический дискурс, будет способствовать модернизации методов и появлению новых методик стимулирования процессов рождения и конкуренции идей в ментальном пространстве того или иного общества .

Литература

1. Зубанова, Л. Б. Объединяющие идеи в динамике цивилизаций : монография / Л. Б. Зубанова. – Челябинск : ЧГАКИ, 2002. – 152 с .

2. Родионов, И. И. Проектное финансирование : монография / И. И. Родионов, Р. Н. Божья-Воля. – Санкт-Петербург : Алетейя. – 338 с .

3. Синецкий, С. Б. Культурная политика XXI века: теоретико-методологические основания и условия осуществления : дис.... д-ра культурологии 24.00.01 / Сергей Борисович Синецкий. – Челябинск., 2012. – 357 с .

4. Синецкий, С. Б. Основополагающие идеи для преподавания предметов социопроектного цикла в рамках профиля «Управление проектом» / С. Б. Синецкий // Инновации в системе высшего образования : сб. науч. тр. / ЧОУ ВО «Челябинский институт экономики и права им. М. В. Ладошина» ;

Обществ. палата Челяб. обл. – Челябинск, 2016. – С. 42–46 .

–  –  –

ФРАКТАЛЬНЫЙ ПОДХОД К РАССМОТРЕНИЮ

ФЕНОМЕНА СТРЕССА В КОНТЕКСТЕ

ФИЛОСОФСКО-КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОЙ ПРОБЛЕМАТИКИ

Рассмотрение культуры и происходящих в ней процессов через призму современных концепций дает возможность лучшего понимания и описания происходящих в ней взаимодействий .

Одной из проблем понимания феномена стресса и совладания с ним в контексте философскокультурной проблематики является описания связи стратегий стресс-совладания различных уровней – индивидуальном, групповом и массовом. Фрактальный подход, наш взгляд, позволяет не только построить модель стратегий стресс-совладания, но и прогнозировать развитие взаимодействий этих стратегий .

Термин «фрактал» был предложен Б. Мандельбротом и определен им как «структура, состоящая из частей, которые в каком-то смысле подобные целому» [1, с. 19]. Это означает что, рассматривая в увеличении элементы фрактальной структуры, мы обнаружим идентичные или похожие конфигурации (физические или ментальные), которые наблюдались у структуры в целом. Таким образом, как отмечает Е. В. Николаева, «любой самоподобный фрагмент фрактальной конструкции репрезентирует целое, «разворачивая» из себя весь комплекс значений и форм, присущих собственно фракталу, как некой целостности» [2] .

Большинство социокультурных процессов, в частности – культурная трансмиссия, носят черты стохастической фрактальности. П. Даунтон отмечает, что «культурный фрактал содержит конфигурации всех существенных характеристик его культуры» [3] .

Говоря о разворачивании фрактальной структуры, можно предположить схожесть с ней разворачивания уровней используемых стратегий стресс-совладания – под влиянием принятых и одобряемых глобальной культурой правил и стилей поведения формируются предпочитаемые стратегии стресс-совладания социальных групп и субкультур (вплоть до антагонистических общепринятым). В полной мере их вариативность раскрывается на индивидуальном уровне, где каждый человек определяет самостоятельно пути выхода из стрессовой ситуации. При кажущемся большом разнообразии стратегий, выбор значительно ограничен и детерминирован, в том числе, доминирующим типом культуры, к которой принадлежит индивид (массовая, элитарная, традиционная, субкультура и др.) .

А. Г.

Маджуга с соавторами в границах глобальной культуры как фрактальной структуры выделили следующие типы [4]:

– фрактал синергетической культуры, состоящий из комплекса синергетических знаний и умений, идей, ценностей, мировоззренческих установок, способов познания, мышления, опыт творческой и практической деятельности. Эта плоскость понимания культуры позволяет выделить те элементы структуры, на основе которой складываются стратегии стресс-совладания .

– фрактал камертонной культуры – представляет собой строгую систему мировоззреченских, религиозных представлений, этических норм, эстетических и нравственных ценностей, органичных национальной культуре, составляющих ее идеальное ядро. Эта плоскость понимания культуры позволяет проследить становление стратегий стресс-совладания и рассмотреть их «созвучие» определенным национально-культурным образованиям .

– фрактал эмоциональной культуры предстает совокупностью средств повышения степени рефлексивной саморегуляции субъектом эмоционально-аффективной сферы собственной психики, а также партнеров по общению [5]. Эта плоскость понимания культуры позволяет описать стратегии стресс-совладания как актуальные практики современности .

Стратегии стресс-совладания можно объединить в определенные стресс-сценарии, исходы которых можно рассматривать как отдельные паттерны с разными фрактальными размерностями, что позволяет говорить о мультифрактальном характере стресса в культуре .

Литература

1. Федер, Е. Фракталы / Е. Федер. – Москва : Мир, 1991. – 254 с .

2. Николаева, Е. В. К типологии фракталов в теории культуры / Е. В. Николаева // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 1, Регионоведение: философия, история, социологи, юриспруденция, политология, культурология. – 2013. – № 1 (113). – С. 226–232 .

3. Downton, P. Ecopolis – architecture and Cities for a Changing Climate // Springer Press. 2008. P. 28

4. Маджуга, А. Г. Взаимосвязь синергетической, камертонной и эмоциональной культуры личности:

фрактально-резонансный подход / А. Г. Маджуга, И. А. Синицина, Р. Р. Гильванов, В. А. Мельников // Ученые записки университета Лесгафта. – 2014. – № 8 (114). – С. 114–120 .

5. Казанцева, Г. Н. Формирование и развитие эмоциональной культуры студентов / Г. Н. Казанцева ;

Стерлитамак. филиал Башкир. гос. ун-та. – Стерлитамак : [б.и.], 2014. – 193 с .

–  –  –

РОЛЬ УТОПИЧЕСКОЙ ТРАДИЦИИ

В ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ТЕКСТАХ КУЛЬТУРЫ КИТАЯ XIX ВЕКА (НА

АРТЕФАКТАХ ЖИВОПИСИ «ШКОЛЫ ХАЙШАН»)

Художественный текст культуры – это не только «генератор смыслов» [2, с 173], но и механизм «культурной памяти». Он обладает способностью сохранять прошлые воспоминания и состояния, «реагирует» на все изменения в духовной и социальной жизни общества, в частности, на ее эмоционально-чувственную, бытовую, интеллектуальную, культурную, нравственную и философскую сферы. Изобразительное искусство, как художественный текст культуры, связывает субъекты общества с его культурой и свидетельствует об особенностях социальных, этических, религиозных, эстетических, экзистенциальных проблем эпохи .

Китайская живопись, в частности, «Школа Хайшан», является кристаллизацией китайских национальных гуманистических идей в ключе религиозного мировоззрения или национальной философии и в этом аспекте может быть охарактеризована как художественный текст культуры [5, с. 2] .

В дзен-буддизме требовалось исключать все вмешательства извне, «забыть личность и окружающий мир», что диктует художнику всегда иметь чистое и непосредственное мышление, пройти испытание, чтобы понять истину мира. Даосизм, в свою очередь, стремился к «единству человека и неба». Идея даосизма заставляла художников удаляться от реального мира и жить в уединении для того, чтобы совершенствовать свой моральный облик и нравственные ценности и лишь потом приступать к изображению идеи картины [4, с. 9]. Дзэн-буддизм и даосисты выступают за то, чтобы человек держался подальше от жизни мира, был безразличным к богатству и славе, стремился к полному освобождению души. Эти идеи непосредственно привели к тому, что люди стали преследовать неземную духовную идеологическую сферу, а это, в свою очередь, обусловило появление эскапизма. Поэтому художники жили вдали от мира, чтобы избежать мирских помех и найти идеальное убежище .

В китайской пейзажной живописи «Школы Хайшан» в жанре «горы и воды» сформировались особенности утопической мысли под влиянием дзэн-буддизма и даосизма. В большинстве работ образы гор и вод представляют место царства бессмертных или сказочную страну. Например, волшебные горы Кунлунь, в которых обитают даосские божества бессмертия. Природа воспринимается как воплощение вечного круговорота естественных процессов, как олицетворение красоты мира, к которому люди всё время стремятся, но это не реальный мир, а воображемый. Как отмечает Е. В. Завадская, «особенно эффективную форму утопические идеи получали, на наш взгляд, в прекрасных образах, в утопиях. … Утопичный мир уподобляется прекрасному произведению искусства» [1, с. 160] .

Обратим внимание на картины «Школы Хайшан»: «Жилище в горах» Сюй Гу («») [3, с. 169], «Весенняя река и молодая зелень» («» ) У Шисень, «Гора и вода»

()«Вернувшаяся лодка»), «Жилище в горах» Ян Божун. В них авторы показывают прекрасный и идеальный мир, который обладает особой жизненной силой: тут и величие деревьев, что окружают это место, и шум мерного потока воды, что течет неподалеку, и спокойствие высоких далеких гор. Люди на таких картинах обычно становятся частью общего умиротворения, они тоже спокойны, никуда не спешат: либо плывут в лодках по озеру, либо любуются прекрасными видами со склонов гор или холмов. Атмосфера, что царит на таких картинах, необычайно позитивная, чистая, спокойная, наполненная свежестью и идиллией. Это был прекрасный способ показать идеальный внутренний мир, духовную чистоту и нравственность через художественные образы понятные каждому. Глядя на подобные работы зритель невольно сам оказывался частью этого идеального мира, его затягивала идиллическая среда, будто он сам только что плыл в лодке по озеру; это он пил чай под деревьями, любуясь цветущей сливой; это он смотрел на далекие горы, стоя на склоне пологого холма .

Как пишет китайский ученый Чэнь Цзычжао, «пейзажная живопись Китая, с момента ее рождения, имеет очевидные особенности эскапизма» [6, с. 1], через которые показан утопический мир. Художники жили уединенно и путешествовали по горам и рекам для того, чтобы избегать контактов с другими людьми и не встревать в конфликты, так они искали духовное утешение и освобождение. Только в этом утопическом мире пейзажной живописи они могли полностью выразить себя и освободить тем самым свою жизнь и дух. «Китайская утопическая мысль древности и средневековья была областью, в которой получило выражение преимущественно эстетическое отношение к действительности» [1, с. 169] .

Во второй половине XIX в. из-за оккупации Китая англичанами, французами, немцами и т. д., китайская власть ослабла, а иностранные агрессоры взяли под контроль китайскую экономику, захватили правительство династии Цин и подавили сопротивление китайского народа. Кроме того, правительство династии Цин является режимом, созданным этническими меньшинствами маньчжурской национальности. Интеллигенция в тот период была угнетена и вытеснена на длительное время, что затрудняло проявление их таланта в политике, люди жили под постоянным давлением и в вынужденной изоляции. Свои чувства, боль и тоску художественная интеллигенция могла выразить только через свое искусство, в частности, идеальный мир живописи, который означал стремление к освобождению. В этом качестве пейзажная живопись «Школы Хайшан» как художественный текст культуры является отражением китайской утопической мысли XIX века .

«Единство эстетически образного и утопического стало знаком китайской традиционной культуры, свойственным ей и в XX веке» [1, с. 170], подобно тому, как это было в XIX в. В сравнении с китайской живописью в русской культуре эстетико-утопическое воспроизведение действительности в этот период уже было преодолено. Например, в пейзажной живописи «Товарищества Передвижников» воссоздается природная среда России того времени. Авторы «Товарищества Передвижников» непосредственно в реалистических образах воспроизводили социальные проблемы, которые существовали в XIX в.: тяготы людей низших слоев общества, темные стороны религии, коррупцию среди чиновников и так далее. В живописи же «Школы Хайшан» социальные проблемы раскрываются, в основном, с помощью символического образа. Например, на картине «Большой урожай» () Жэнь Бонянь изображены Чжун Куй и ребенок со сломанным фонарем, который задул ветер. С помощью образов Чжун Куй и ребенка эта работа высмеивает правительство династии Цин, которое говорило про богатый урожай в период глубокой нищеты и голода в стране .

Таким образом, из-за того, что даосизм и дзэн-буддизм поощряют людей держаться подальше от мирской суеты, жить в покое там, где горы и воды и формируют характеристики эскапизма китайской пейзажной живописи, традиционая утопическая мысль становится важнейшим духовным ориентиром живописи «Школы Хайшан». В то же время, под длительным влиянием этой утопической мысли живописцы не осмелились также глубоко и прямо критиковать реальное общество того времени как русские живописцы «Товарищества Передвижников» .

Литература

1. Завадская, Е. В. Художественный образ утопической мысли. Китайские сициальные утопии / Е. В. Завадская. – Москва, 1987. – 249 с .

2. Лотман, Ю. М. Семиосфера, Культура и взрыв внутри мыслящих миров / Ю. М. Лотман. – СанктПетербург, 2001. – 487 с .

3. Liu, Jianpin. Hua ji «hai shang hua pai». Tian jin ren ming chu ban she. 2002. 294 p .

4. Fen, Youlan. Zhong guo zhe xue jian shi, Shanghai: hua dong shi fan da xue chu ban she, 2000. 347 c .

5. Qin, Mengna. Zhong guo hui hua wen hua. Shi shi chu ban she. Pekin. 2000. 138 p .

6. Chen, Qizhao, Xia Qiqi. Zhong guo chuan tong shan hui hua zhong bi shi zhu yi de tan yuan .

УДК 7.03 Попова Ю. В .

студентка направления подготовки Культурология, Челябинский государственный институт культуры, г. Челябинск

Научный руководитель – Мария Львовна Шуб, кандидат культурологии, доцент, зав. кафедрой культурологии и социологии, Челябинский государственный институт культуры и искусств

ОБРАЗЫ ЕГИПЕТСКОГО ИСКУССТВА

В КОЛЛЕКЦИИ CHANEL MTIERS D'ART

Мир моды велик и всеобъемлющ. Мода может приходиться по душе массам, носить элитарный характер или вовсе не встречать признание. В любом случае, она всегда занимала и будет занимать свою нишу в культуре, отражать ценности и вкусы общества, характерные для конкретного времени .

Вопрос о причислении моды к искусству в настоящее время остается открытым. Одни специалисты считают, что мода – это такой же вид искусства, как живопись или скульптура. Другие же считают ее не более чем формой материальной культуры, которая родилась как результат праздного образа жизни аристократии. Дискуссии будут продолжаться. Одно можно утверждать точно: мир высокой моды раздвинул рамки привычного понимания стандартов индустрии красоты и превратил показы в настоящие перформансы, а работу над образами моделей – в самобытный творческий процесс. Является ли сама мода искусством – вопрос достаточно непростой. Но что можно сказать вполне однозначно, так это то, что мода активно использует образы и мотивы художественной культуры как источник собственного вдохновения .

Так, например, показы Chanel Mtiers d'Art призваны продемонстрировать результаты совместного творчества создателя и мастеров-ремесленников, а также направлены на сохранение художественного, технического и культурного наследия. Для проведения таких показов выбирают определенную тематику и город, в котором будет происходить действие. За время своего существования шоу, посвященное французскому художественному ремеслу, успело пройти в Москве, Лондоне, Шанхае, Эдинбурге, Париже и в других крупных городах [3]. Традиционно показ назначают на декабрь, чтобы презентовать коллекцию на предстоящий год. Каждый такой показ является большим событием в мире моды .

Главный модельер коллекции – Карл Лагерфельд. Он родился в 1933 г., рос в зажиточной семье, с самого детства привык к роскошной жизни, что определило его стремление к работе в сфере высокой моды. В 1983 г. Карл Лагерфельд стал художественным директором дома Chanel, где сначала работал над созданием коллекций прет-а-порте [2] .

В 1985 г. Модный дом Chanel начал работать с мастерскими и ателье Mtiers d'Art. Постепенно Дом Chanel стал не только взаимодействовать с мастерскими, но и приобретать их, объединяя под эмблемой «Paraffection». На данный момент в него входит 26 художественных домов и мануфактур. Начиная с 2002 г., Карл Лагерфельд ежегодно представлял коллекцию, посвященную художественным ремеслам – Chanel Mtiers d'Art .

Chanel Mtiers d'Art 2018/19 Paris-New York – последний на данный момент показ. По замыслу Карла Лагерфельда, показ коллекции Mtiers d’art 2018/19 прошел на фоне Храма Дендур, в одном из крупнейших Нью-йоркских музеев «the Metropolitan Museum of Art» [1]. Локация выбрана не случайно, ее цель – усиление эффектности коллекции, посвященной Древнему Египту .

Храм Дендур совсем невелик по размерам: всего 8 м в высоту и 25 м в длину. Он испещрен древними символами и изображениями самого императора в разные моменты его жизни. Эти свойства храма сделали его идеальной декорацией для показа Chanel .

Декорации придали показу необходимую выразительность, но центральным объектом являлись непосредственно образы, представленные в коллекции. Над их созданием под руководством Карла Лагерфельда кропотливо трудились мастера – представители художественных домов. Кропотливая работа сотен рук наделила коллекцию ценностью не только материальной, но и культурной, так как для создания образов были использованы действительные факты истории и культуры Древнего Египта. Модельная обувь, ювелирные изделия, художественная вышивка – все выполнено вручную, каждая из задействованных мастерских отвечала за свою часть работы .

Ювелирная мастерская «Goossens» занималась созданием украшений. Мастера этого дома создали эффектные пряжки для поясов и ремней, а также пуговицы ручной работы. Пуговицы синего цвета из смолы оттенка лазурита, украшенные золотыми иероглифами, приобрели форму скарабеев .

Дом «Desrues» отвечал за украшения и фурнитуру. Именно в этих мастерских созданы колье и серьги из кованого металла, инкрустированные перламутровыми кабошонами и ослепительным лазуритом. Другие произведения ювелиров украшены изображениями священных животных древности, в том числе жуков-скарабеев, которых можно увидеть на роскошных браслетах, брошах, медальонах и серьгах [1]. Жук скарабей действительно имел сакральный характер и являлся символом счастья и успеха в Древнем Египте. В сознании египтянина скарабей был оберегом и гарантом удачи. Chanel вряд ли наделили пуговицы столь глубоким смыслом, но, без сомнения, учли одну из значимых деталей культуры Древней цивилизации. Сам факт того, что коллекция была наполнена таким количеством украшений, говорит о внимании модельера к исторической точности, т.к. египтяне были поклонниками украшений, а мастерство ювелиров Древнего Египта ценили сами фараоны .

Мастера, работавшие над созданием коллекции Chanel, приложили усилия для воссоздания атмосферы древности и им это удалось. Такой антураж позволил людям современности ощутить сущность такого фрагмента культуры Древнего Египта, как мода .

Ателье «Massaro» по эскизам Карла Лагерфельда создало четыре новых модели обуви .

Одна из них – сандалии без каблука из позолоченной кожи с закрытым мысом. Мастера «Massaro» использовали в основном черные и золотые цвета, для отделки вновь были привлечены ювелиры из дома «Goossens», задачей которых стала отделка каблуков обуви .

Дом «Lesage» отвечал за вышивку. Для вышивки были использованы яркие тона из богатой палитры минералов. Благодаря мастерству вышивальщиц стеклянные бусины и металлические нити создали узор, напоминающий пальмы из листьев папируса. Специально для коллекции вручную были сотканы несколько вариантов твида, в которых синие и коричневые нити переплетаются с золотыми лентами, окрашенными вручную [1] .

Подбор цветов для создания не только обуви, но и образов в целом осуществлен практически идеально. Коллекция включает в себя золотые, черные, белые, синие цвета и зеленные оттенки. Все перечисленные цвета ценились во времена существования цивилизации Древнего Египта и еще тогда считались модными и роскошными .

Существование такого мероприятия, как это, наделяет моду особой значимостью. Образы создаются не просто так, они пропитаны особым духом времени. Такое явление можно описать, как «мода на моду» .

Показ коллекции модного дома Chanel 2018/2019 очередной раз доказал, что их деятельность является не просто ориентиром на модельный ряд предстоящего года, а также осознанным подходом к моде, соотнесением с историческими процессами, особым творчеством .

Коллекция существует не как что-то обособленное от времени, её главной целью становится увековечить старое, обозначить влияние предыдущих течений культуры на современность, тем самым привнести нечто радикально новое. Важным показателем является тот факт, что общество готово воспринимать события такого рода. Люди проявляют интерес к образам прошлого, которые воплощаются в настоящем времени .

–  –  –

ФЕНОМЕН СКАНДИНАВСКОЙ МИФОЛОГИИ В АКТУАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЕ:

МЕТОДИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ИЗУЧЕНИЯ

Актуальность обращения к теме скандинавской мифологии в современной культуре, на наш взгляд, вызвана следующими обстоятельствами:

– во-первых, для современной культуры характерно обращение к мифологическим, архетипическим основаниям культуры, постоянные отсылки к феномену прошлого;

– во-вторых, именно скандинавская мифология включена в пространство массовой культуры и индустрии массовых развлечений – кино, видеоигры, мода, музыка, массовые жанры литературы;

– в-третьих, актуализирует обращение к тематике скандинавской мифологии многократные обращения художников (разной направленности) к сюжетам, образам, стилистике скандинавского эпоса;

– в-четвертых, сюжеты и герои скандинавской мифологии используются в тематике ролевых игр, реконструируются исторические костюмы, оружие персонажей;

– в-пятых, интерес к скандинавской мифологии подкрепляется существованием особой религии – асатру, которая и в современной культуре пользуется популярностью отдельных групп;

– в-шестых, популяризации скандинавской мифологии способствуют обращения современных российских и зарубежных писателей к сюжетным аспектам данного периода .

Совокупность указанных обстоятельств актуализирует обращение культурологов к проблематике скандинавской мифологии .

Под скандинавской мифологией нами понимается система знаний и представлений о мире, основанная на языческих верованиях древнегерманских племен и на эпических текстах «Старшей» и «Младшей Эдды». Скандинавская мифология дошла до нашего времени благодаря двум литературным источникам – «Старшей» и «Младшей Эдде». «Старшая Эдда» была составлена в Исландии в XIII в. и найдена в 1643 г. епископом Бриньолвом Свейнссоном. Она содержит в себе песни о богах, героях, происхождении вселенной. «Младшей Эддой» называют сборник, составленный исландским поэтом и ученым Снорри Стурлусуном, в котором в прозе рассказывается о поэтическом искусстве скальдов и пересказываются, объясняются, цитируются сюжеты «Старшей Эдды». Часть песен «Старшей Эдды» была обнаружена в рукописях, названных «Малая Эддика», так возникло понятие – эддическая поэзия. Значение слова «эдда» не установлено: иногда его переводят как «книга из Одди» (название местности, где Снорри жил в детстве), иногда как «прабабка» или «поэзия». Лучшей сохранности старинных мифов послужило еще и то, что исландские записи велись на родном народном языке, в то время как в Европе все писалось на латыни [1; 2] .

Главными специфическими чертами скандинавской мифологии, на наш взгляд, являются особое отношение к войне, битвам за мир и смерти, суровость и жестокость сил природы, понимание того, что сами боги смертны, неоднозначность и яркость характеров героев и необычайно светлая вера в возрождение мира после его уничтожения .

Сюжеты скандинавских легенд привлекают атмосферой жестокой стихийной природы, мрачностью и монументальностью, необычными образами мифических пространств и существ к себе не только исследователей и творческих людей, но и активно используется в контексте массовой визуально-зрелищной культуры. В данной статье мы обозначим возможные характеристики и направления методики анализа скандинавской мифологии в контексте визуально-зрелищной представленности (на примере современного кинематографа и видеоигр).

На сегодняшний день наиболее известными, популярными и зрелищными объектами кинематографического воплощения скандинавской мифологии являются следующие:

– серия фильмов «Кинематографическая Вселенная Marvel»: вымышленная Вселенная, американская медиа-франшиза, основанная на комиксах компании «Marvel»;

– трилогии Питера Джексона «Властелин Колец» («Братство Кольца», «Две крепости», «Возвращение Короля») и «Хоббит» («Нежданное путешествие», «Пустошь Смауга», «Битва пяти воинств»);

Представим краткую характеристику анализируемых кинофильмов .

– в киновселенную Marvel на данный момент входят семь фильмов, включающих в себя элементы скандинавской мифологии. Первый из них, «Тор», вышел в 2011 г. и собрал около 450 млн долларов; последующие кинокартины с тематикой скандинавских мифов стали более популярны и привлекли внимание аудитории;

– первая трилогия Питера Джексона выходила в 2001–2003 гг. и воспроизводила сюжеты трех книг Дж. Р. Р. Толкина, ее мировые сборы составили 2,91 млрд долларов. Следующая трилогия, снятая уже по одной книге Толкина «Хоббит: Туда и обратно», выходила с 2012 по 2014 гг., ее сборы – 1,21 млрд долларов .

Если обращаться к анализу видеоигр (как пространства репрезентации сюжетов скандинавской мифологии), то здесь могут быть выделены следующие объекты:

– The Elder Scrolls, серия видеоигр в жанре action RPG (role-playing game), существует с 1994 г. Серия также включает в себя игру в жанре онлайн-RPG (TES Online) и карточную игрустратегию (TES: Legends);

– Dragon Age, серия видеоигр в жанре RPG, существует с 2009 г.;

– Witcher, серия видеоигр в жанре action RPG, существует с 2007 г.;

– Dark Souls, серия видеоигр в жанре action RPG, существует с 2009 г.;

– Hellblade: Senua’s Sacrifice, игра в жанре action-adventure, выпущена в 2018 г.;

– God of War, игра в жанре action-adventure, выпущена в 2018 г.;

– The Banner Saga, серия игр в жанре strategic RPG, существует с 2014 г.;

– Through the Woods, игра в жанрах adventure, indie-horror, выпущена в 2016 г.;

– Smite, игра в жанре MOBA (multiplayer online battle arena), выпущена в 2012 г. .

Итак, основываясь на указанной базе анализа (кинофильмы и видеоигры), мы можем предложить следующие методические направления исследования актуальной репрезентации скандинавской мифологии в пространстве актуальной культуры:

1. Соответствие или отклонение от существующей в древней мифологии сюжетной линии:

полное соответствие (прямое использование, воспроизведение заданного сюжета); частичное заимствование с отдельными несущественными отклонениями; воспроизведение сюжета по мотивам древней мифологии (существенное отклонение); использование отдельных элементов при полном отклонении от сюжетной линии .

2. Личностные характеристики персонажей: аутентичный персонаж: воспроизводит те же личностные характеристики, которые заложены в основе мифологического прочтения; гибридный персонаж: сохраняет некоторые черты, заложенные в мифологии, но они представлены в переосмысленном виде (или привнесены новые черты); персонаж-трансформер: сохраняет обозначение, заданное в мифологии, но проявляет себя через совершенно новые, противоположные черты .

3. Визуальная презентация персонажей: персонаж-двойник: внешне соответствует мифологическому описанию; стилизованный персонаж: персонажи, которые наделены внешними атрибутами соответствия древней скандинавской культуре; персонаж-«оборотень»: персонаж, который узнаваем в мифологическом сюжете (имя, черты характера, особенности включения в сюжет), но внешне выглядит как представитель иной культуры .

4. Изображение культурно-исторического фона событий: традиционный фон: соответствие исторической эпохе, которая присутствует в мифах; трансформированный фон: переосмысление мифологического сюжета в рамках новой эпохи .

Таким образом, основываясь на представленных категориях, мы можем проследить варианты использования древней мифологии в современной культуре .

Литература

1. Мелетинский, Е. М. Эдда и ранние формы эпоса / Е. М. Мелетинский. – Москва : Наука, 1968. – 364 с .

2. Синельченко, В. Н. В мире мифов и легенд / В. Н. Синельченко, М. Б. Петров. – Санкт-Петербург :

Диамант, 1995. – 576 с .

ИНИЦИАТИВНЫЕ ЯЗЫКОВЫЕ ПРАКТИКИ

–  –  –

АКТУАЛЬНЫЕ ПРИКЛАДНЫЕ ЗАДАЧИ

КОМПЬЮТЕРНОЙ ЛИНГВИСТИКИ XXI ВЕКА

Компьютерная лингвистика является направлением в прикладной лингвистике, ориентированным на использование компьютерных инструментов (программ, специальных технологий организации и обработки данных) для моделирования функционирования языка в тех или иных условиях, ситуациях, проблемных сферах и т. д. [3]. Компьютерные программы позволяют систематизировать и упорядочивать не только словообразовательные, синтаксические модели, но и распознавать в тексте многозначность, дифференцировать омонимы, синонимы, антонимы, т.е .

обеспечивают полноценную работу с текстом [2]. Наряду с указанными задачами, специалисты в области компьютерной лингвистики решают проблему систематизации текстов, создания так называемых гипертекстов, которые размещаются в специализированных базах [4]. Для этих целей разрабатываются специфические алгоритмы распознавания значений, распознавания и анализа структуры текстов, алгоритмы систематизации текстовой информации на базе общих лексикофразеологических, синтаксических и других языковых элементов [5] .

Общеизвестно, что в каждом национальном языке выработана своя образная система, в которой отражен национальный менталитет, заложены истоки национальной культуры и национального мировидения. Отсюда уникальная, специфичная для конкретного языка система фразеологических оборотов, пословиц, поговорок, афоризмов, устойчивых фольклорных сюжетов [2] .

В лингвистике активно функционирует понятие «лингвокультурный концепт» как система закрепленных в языке образов, метафор, реализованных в различных языковых элементах [1]. Исходя из этого, мы считаем, что основной из важнейших, актуальнейших задач современной компьютерной лингвистики является электронная систематизация лингвокультурных концептов, создание электронных баз этих концептов .

Если рассматривать фольклорные тексты, то, как нам представляется, необходимо создавать специальные алгоритмы классификации и анализа текстов с опорой на принцип текстового контент-анализа, на электронные словари и классификаторы. Кроме того, по нашему убеждению, устойчивая сюжетная основа фольклорных текстов в определенной мере будет упрощать работу алгоритмов поиска ключевых фраз, отдельных слов, которые обязательно повторяются в разных вариантах воспроизведения одного и того же текста .

На наш взгляд, в современной компьютерной лингвистике очень не хватает корпусов фольклорных текстов. Полагаем, что насущная потребность в них обусловлена тем, что невозможно изучать национальную культуру, традиции, нравы вне опоры на язык устного народного творчества. В компьютерной лингвистике под «корпусом» понимается электронный структурированный массив языковых единиц [4]. Процесс создания корпуса довольно сложен и включает несколько ступеней: в частности, он подразумевает определение перечня источников, оцифровку текстов, электронную разметку (на всех уровнях языковой системы, включая стилистическую разметку, просодическую, предполагающую ударения, ритмику, анафорическую разметку, когда существительное в тексте заменяется местоимением, семантическую разметку, распознающую деление частей речи на разряды и т. д.). Заключительным этапом процесса является конвертирование и обеспечение доступа к корпусу .

Не менее актуальной для современной компьютерной лингвистики считаем также проблему разработки корпусов специализированных текстов по каждой отрасли научного знания, поскольку, по нашему убеждению, это в значительной мере упростило бы доступ специалистов и всех занимающихся наукой к необходимым для их научной работы источникам .

Обращаем также внимание на вневременную актуальность сопоставительного метода исследования, универсального для всех областей научного знания. Суть его в том, что какие-либо объекты, явления, процессы, ситуации, признаки и т. д. устанавливаются, анализируются, описываются через аналогию со смежными понятиями, что позволяет выделять сходства и различия .

Выработка и практическое внедрение механизмов реализации этого научного метода через автоматизированные электронные системы также должны быть, по нашему мнению, в приоритете при выборе актуальных направлений научных разработок в сфере современной компьютерной лингвистики .

Сложнейшие технологии машинной интерпретации различных языковых смыслов было бы интересно (и, может быть, важно) применить с целью электронной обработки примеров языковой игры, для систематизации прецедентных языковых единиц (словосочетаний, предложений, текстов), что требует не только серьезной лингвистической эрудиции, тонкого языкового чутья исследователя, но и глубоких знаний о механизмах игрового смыслопорождения в языке и речи .

Таким образом, нами инициированы, продуманы и в рамках данной статьи последовательно сформулированы реальные прикладные задачи компьютерной лингвистики XXI века, которые требуют создания соответствующего инструментария для практической реализации их при электронной работе с текстами. Полагаем, что актуальность наших предложений для всех указанных сфер деятельности и коммуникации подтверждается реальной потребностью в электронной текстовой систематизации .

Литература

1. Апресян, Ю. Д. Избранные труды. В 2 т. / Ю. Д. Апресян. – Москва : Школа «Языки русской культуры», 2005. – Т. II. Интегральное описание языка и системная лексикография. – 283 с .

2. Боровикова, О. И. Организация порталов знаний на основе онтологий / О. И. Боровикова, Ю. А. Загорулько // Компьютерная лингвистика и интеллектуальные технологии : труды междунар. семинара «Диалог 2002» (Протвино, 6–11 июня 2002 г.). В 2 т. – Москва : Наука, 2002. – Т. 2. – С. 76–82 .

3. Зубова, И. И. Информационные технологии в лингвистике / И. И. Зубова. – Минск, 2002. – 834 с .

4. Ляшевская, О. Н. О морфологическом стандарте Корпуса современного русского языка / О. Н. Ляшевская, В. А. Плунгян, Д. В. Сичинава // Научно-техническая информация. Серия 2, Информационные процессы и системы. – 2005. – № 6. – С. 2–9 .

5. Убин, И. И. Автоматический словарь как средство автоматизации лексикографических работ / И. И. Убин // Теория и практика научно-технической лексикографии : сб. ст. – Москва : Рус. яз., 1988. – С. 234–240 .

–  –  –

РУССКИЙ ЯЗЫК НА АРЕНЕ СОВРЕМЕННОЙ МЕЖДУНАРОДНОЙ

КОММУНИКАЦИИ И КУЛЬТУРНО-ПОЛИТИЧЕСКОГО

ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ГОСУДАРСТВ

Тема нашего исследования представляет, на наш взгляд, вневременную актуальность, поскольку русский язык – один из мировых, а это означает, что к нему как объекту международной коммуникации всегда будет приковано внимание мировой общественности [2]. Чтобы установить, как оценивается роль русского языка в сфере межкультурного и внешнеполитического сотрудничества, мы разработали специальную анкету (Приложение 2) и предложили дать развернутые ответы на вопросы жителям различных регионов России. Важно, что нашими респондентами стали представители различных профессий и разных возрастных групп .

В большинстве ответов роль русского языка в современной международной коммуникации оценивается положительно, при этом многие респонденты считают, что русский язык – основной инструмент межкультурного взаимодействия различных государств. Однако с утверждением, что в перспективе русский язык следует рассматривать как язык глобальной коммуникации, далеко не все принявшие участие в опросе согласились в полной мере: либо отклонили такую перспективу, либо признали ее возможность лишь отчасти. Полностью или частично в ответах было поддержано мнение, что с ослаблением роли русского языка общение между многими народами (в том числе восточными славянами – русскими, украинцами и белорусами) осложнится, поскольку язык – естественное средство объединения людей, относящихся к одной культурной и духовной общности .

В качестве негативного момента при анализе результатов анкетирования мы отмечаем, что далеко не все участники опроса имеют четкое представление о сферах применения русского языка на арене международной коммуникации. Как правило, было отмечено, что русский является одним из официальных языков некоторых международных организаций, таких как ООН, ЮНЕСКО, ОДКБ, ШОС, ОБСЕ, МАГАТЭ, ВОЗ, ЕАЭС; кроме того, русскому языку отводится важнейшая роль во внешнеполитических дипломатических переговорах, а также он широко применяется на различных научных международных форумах, конференциях, симпозиумах. Создание русскоязычных сайтов в мировой паутине также в немалой степени свидетельствует о статусе русского языка на современной международной арене, подчеркивает его востребованность, его определенный престиж на фоне других мировых языков, по мнению большинства опрашиваемых .

Значительный процент респондентов осознает включенность русского языка в мировые системы коммуникаций: на нем транслируются радио- и телепередачи, он служит средством космической связи и т. д. При этом в качестве важнейших критериев распространения русского языка на уровне международного, межгосударственного общения большинство респондентов отмечает практическую необходимость обеспечивать межгосударственные торговые, экономические, политические, дипломатические связи, причем торгово-экономические рычаги, как считают участники данного опроса, нужно гораздо активнее использовать руководству нашего государства для международного укрепления русского языка, чем это делается сейчас .

Не меньшую важность, по мнению участников опроса, имеет вовлеченность русского языка в процесс развития опережающих технологий, который, безусловно, предполагает обмен информацией на разных языках .

Интересно отметить, что меньшее количество опрашиваемых выделяет в качестве критериев укрепления международного статуса русского языка, казалось бы, насущные потребности в научной и педагогической коммуникации, культурном обмене (авторитет русской классической литературы и русской классической музыки в зарубежных странах, русские театры за рубежом и другие показательные примеры). Так, в частности, лишь некоторые респонденты однозначно согласны с утверждением, что русская классическая литература играет значимую роль в межкультурном взаимодействии России с другими странами .

В качестве определенного критерия укрепления международного статуса русского языка респонденты отмечают и признание за рубежом российских дипломов о высшем образовании, развитие кадрового и методического потенциала российских учебных заведений в области изучения русского языка как иностранного, в этой связи от некоторых участников опроса звучит предложение распространять за границей филиалы российских вузов, где бы обучение велось преимущественно или даже исключительно на русском языке. Однако нам представляется существенным недостатком тот факт, что далеко не все респонденты видят насущную необходимость во внедрении специальных программ, стимулирующих желание граждан зарубежных стран учить русский язык и активно использовать его как инструмент научной, творческой деятельности (гранты, конкурсы, стажировки, программы языкового обмена) .

Продвижение русского языка и русской культуры за рубежом, в том числе и в пределах Евразийского пространства, может в какой-то мере обеспечить возврат Россией утраченных геополитических позиций (такое мнение мы встречаем почти в 50 % ответов), а русский язык при этом выступает, по мнению значительной части опрошенных, инструментом так называемой «мягкой силы» .

Все без исключения участники нашего анкетирования единодушно разделяют мнение о том, что востребованность любого языка за рубежом (и русский не является в этом смысле исключением) – это безоговорочный показатель авторитета самого государства и – хотя бы отчасти

– признания его внешней политики, а это вызывает необходимость выработки руководством страны конкретных мер по продвижению внешнеполитических интересов государства, в частности, за счет использования языковых инструментов. Подобные размышления убеждают нас, что многие из тех, кто принял участие в опросе, достаточно серьезно задумываются о судьбе родного языка и родной культуры и об отношении к ним в мире .

Один из ключевых вопросов нашей анкеты был сформулирован следующим образом:

«Россия выступает многонациональной цивилизационной моделью, в которой русский язык играет одну из первостепенных ролей и выполняет ряд фундаментальных и цементирующих функций .

О каких функциях, на Ваш взгляд, идет речь?». Приведем в пример некоторые показательные ответы: «Культурное, политическое и экономическое взаимодействие между странами, которое осуществляется с помощью языка» (преподаватель, 38 лет); «Объединение различных этноязыковых и этнокультурных групп внутри государства; объединение представителей так называемого «русского мира», русскоязычных граждан не только внутри, но и за пределами государства; русский язык – язык мировой культуры и науки, язык международных торгово-экономических связей между различными странами» (зам. директора учреждения культуры, 41 год); «Функция культурной интеграции, которая позволяет России выступать субъектом мировой культуры; функция интеграции в мировую экономику; функция объединения западного и восточного менталитетов»

(бухгалтер, 40 лет); «Думаю, что эти функции определены государственной и региональной языковой политикой и отражены в специальных документах. Чтобы говорить о них, нужно познакомиться с документами, поэтому пока затрудняюсь перечислить» (врач-педиатр, 36 лет) .

Особую важность для выявления мнений и взглядов на проблему, как мы полагаем, представляет вопрос, связанный с обеспокоенностью ректора МГУ им. М. В. Ломоносова В. А. Садовничего по поводу возможной утраты в ближайшие годы позиций русского языка как средства международного общения [1]. Мы попросили своих респондентов сформулировать развернутые ответы на вопрос, с чем, по их мнению, связана такая обеспокоенность. Рассмотрим некоторые из предложенных ответов и сделаем общие выводы: «Может быть, это связано с ослаблением доминирования РФ в сфере внешнеполитических отношений» (тренер-преподаватель по спортивной гимнастике, 46 лет); «Определенная обособленность нашей страны в области мировой внешней политики может играть в этом отрицательную роль» (ветеран, пенсионер, 58 лет); «Русский язык занимает всего лишь пятое место в мире (если не ошибаюсь) – это повод задуматься о поиске более эффективных способов продвижения русского языка как инструмента внешнеполитического и межкулькультурного общения, о внедрении практических мер по повышению авторитета русского языка и русской литературы за рубежом» (преподаватель, 57 лет); «Русский язык не лидирует в числе языков международной коммуникации, что подчеркивает его не очень высокую востребованность гражданами других государств, невысокий интерес к русскому языку в мире. Это неприятно, но это так. Нет уважения к стране – нет уважения и к языку» (бухгалтер, 48 лет) .

Многие из наших респондентов написали эссе по теме данного исследования. Считаем необходимым обратить внимание на наиболее интересные и значимые суждения, представленные в этих эссе. В частности, прозвучали важнейшие, на наш взгляд, мысли о том, что идет жесткая борьба за умы, за идеологическое и информационное влияние, поэтому если государство не поддерживает свой национальный язык, то происходит отторжение народа от своих традиций, культурно-исторических корней. При этом сразу в нескольких эссе мы столкнулись с мнением, что международный престиж русского языка падает в связи с ослаблением авторитета страны, а основными задачами языковой политики в сфере укрепления имиджа государства на мировой арене признаются укрепление экономики, защита государственных интересов. Считаем безусловно важным, что и представители совсем молодого поколения задумываются о судьбе родного языка, видя в нем средоточие не только национальной души и ментальности, но и национального престижа .

Литература

1. Мухаметшин, М. Ф. Экспорт российского образования как фактор «мягкой силы» [Электронный ресурс] / М. Ф. Мухаметшин/ – URL: http://federalbook.ru/files/FSO/soderganie/Tom%208/ IV/Muhametshin.pdf. – Проверено: 09.03.19 .

2. Студнева, Е. Интеграция в научно-образовательной сфере на пространстве ЕАЭС [Электронный ресурс] [публ. 23.11.2016] / Е. Студнева // Международная жизнь : [официал. сайт журнала]. – URL:

https://interaffairs.ru/news/show/16427. – Проверено: 09.03.19 .

–  –  –

ЯЗЫКОВАЯ КАРТИНА МИРА В СОВРЕМЕННОЙ

РОССИЙСКОЙ МУЗЫКАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЕ XXI ВЕКА

Музыкальная культура XXI века в России – явление сложное и многоплановое. Эта культура во многом вбирает в себя особенности мировосприятия современного человека, в частности, отражает все сложности и противоречия внутреннего мира представителей молодого поколения, подверженных рефлексии, самоанализу, часто испытывающих депрессивные состояния в силу разрыва между мечтой и реальностью [1; 2]. Поэтому зачастую эмоциональные переживания, связанные с чувством любви или сопровождающие состояние влюбленности, становятся центростремительной силой, которая притягивает все размышления о жизни, порождает попытки найти свое место в этом мире и т. д. [3]. На наш взгляд, одним из наиболее ярких примеров, отражающих эту общую тенденцию, является творчество группы «Интонация», представляющее безусловный лингвистический интерес. В рамках данной статьи мы решили обратиться к анализу текстов [см., например, 2] указанной группы. Материалом для анализа послужили тексты песен «Вера внутри», «Давление», «Визави», «Невыносимая» и др .

Как правило, композиционную канву текстов группы «Интонация» образуют противопоставления, сопоставления определенных сущностей, процессов, внутренних состояний; единство противоположных образов оттеняет трагизм ощущений, остроту размышлений и переживаний, тончайшие переливы души («Холодным потом в гейзер души»; «Кометы след шлейфом в небе В тени Луны подобен фейерверку»; «Отпусти ненужный груз, послушай Эта музыка внутри тебя льется наружу»; «Мы хотели и делали глупости. Я заботливо, ты хочешь грубости»). В игре слов мы находим тонкое отражение игры смыслов («Не наследить тут, а следы оставить. И пусть в итоге я ни с чем останусь»). Необычные однородные ряды разноплановых и даже где-то противоположных понятий символизируют близость низменного и возвышенного («Небо иль пыль .

Ангелы и демоны»; «Планета, люди, движение»; «Невыносимая, но моя»; «Кто в ней души не чает. Так слеп и так отчаян»). Познание внешнего мира возможно только для человека, испытывающего чувство любви или переживающего состояние влюбленности («Как долго я искал тебя, моё спасение»; «Новые ощущения, что так нужны были». «И так нежны они, как я жил без них») .

Звукопись завораживает и рождает ассоциативно-логические ряды понятий, явлений, сущностей («Парад планет, голодных зим десерт – бисером снег»). Шелест звуков словно подчеркивает легкий шелест шагов во времени и пространстве, легкую и неуловимую поступь времени («...Мой космос. Да я и сам давно забыл про воздух вовсе. С тобой, возле или порознь») .

Каждой строчкой музыканты подчеркивают вечность, всеобъемлемость времени, но оно сосредоточено, словно сжато на строго определенном, узком отрезке пространства. Кажется, что в тексте каждой песни лирический герой остро и даже болезненно ощущает на себе это пространство, которое часто ассоциируется у него с помехами, преградами, с ограничением свободного движения и, следовательно, свободного выбора («Если люди убегают в споры… Там заборы, коридоры; Бережно храни, укутывая мысли, Как в свертки кисти – Может быть, найдешь ту пристань») .

Очень ярок и однозначен образ отсутствия движения, что метафорически воплощает ограничения творческого порыва, ожидание и в то же время невозможность душевного полета («Тысячи лиц поверх. Сонный проспект, мольберт») .

Обыгрывание паронимов, логические совмещения разных значений омонимичных корней слов («И тут степь, по степи step by step»; «Душе душно»; «Среди прочих причин мелочных Следы не точных, точечных»), в том числе наложение корней русского языка на английские корни слов, что порождает каламбурные сочетания, емко выражающие мысли, чувства, состояния лирического героя, более глубоко погружающие нас в его внутренний мир, мир мыслителя и странника, исполненного неземных тревог, космических переживаний и бесконечных исканий сути своего бытия («Там за горизонтом пыль спрячет за пазухой миры») .

Чтобы передать всю полноту чувств, всю глубину душевных состояний лирического героя, авторы текстов нередко прибегают к приему гиперболизации («И если я пою на весь мир, весь мир – танцуй»; «И только мы на самом краю земли Встретим первыми новую жизнь») .

Четко и последовательно от текста к тексту прослеживается концептуальная метафора движения, рождающаяся в единстве противоположных состояний и устремлений («То лёгкий шаг, то бег; как бы успеть?»; «Ты мечта, и я уже лечу к тебе по встречной»; «Ковыль слоняется везде. И лишь во сне вальсирую я с ней Под колыбельную Вселенной всей»; «Ведь я не Немо, Чтоб так далеко заплыть сумел я») .

Внутренние переживания не просто детализируются, они становятся почти осязаемыми, воплощаясь в емких образах физических состояний («Это не мое сердцебиение! Это не душе душно, это давление; Головокружения и жжения, А в груди душе и уже не я. В грозах та же тень, Из под ног земля»). Усиливают восприятие поэтических образов и паронимические совмещения, созвучия, образующие логические цепочки взаимосвязанных, вытекающих друг из друга явлений, образов, ощущений («головокружения» и «жжения») .

Острое, почти физическое ощущение времени и пространства лирическим героем песенных текстов всегда материализовано в образах космических объектов, а также в метафорических образах различных пространственных преград. Попытка осознать, где я есть, когда и зачем я существую, реализована в поэтических строчках за счет метафоры движения: перемещение во внешнем мире символизирует мучительные движения сознания, путешествие в границах разума, поскольку любой ищущий смысла жизни – вечный странник, и эту мысль последовательно утверждают музыканты. При этом лейтмотивом каждой песни звучит мысль о том, что внешний мир вторичен, первичны только чувства героя (в первую очередь, чувство любви, состояние события, полной гармонии с любимым человеком, ощущение растворения во внутреннем мире любимого человека) .

Таким образом, тексты песен группы «Интонация» представляют сгусток философских исканий, размышлений о сути бытия, об индивидуальных границах человека во времени и пространстве, о зыбкости внешнего, временного и вечности внутреннего, сущностного, составляющего, по мнению авторов текстов, первооснову. Кроме того, в определенной степени эти идеи являются своеобразным связующим звеном между творчеством различных молодых музыкантов .

Иными словами, это объединяющая концепция современной российской музыкальной культуры XXI века, представленной в специфической языковой картине мира .

Литература

1. Рашкофф, Д. Медиавирус. Как поп-культура тайно воздействует на наше сознание [Текст] / Д. Рашкофф. – Москва, 2003. – 238 с .

2. Кара-Мурза, С. Г. Манипуляция сознанием [Текст] / С. Г. Кара-Мурза. – Москва : Эксмо, 2006. – 394 с .

3. Морозов, А. В. Психология влияния [Текст] / А. В. Морозов. – Москва, 2000. – 283 с .

Тексты песен (слова) группы «Интонация (In2nation)» [Электронный ресурс] // Топ популярных 4 .

текстов песен на GL5.RU : [сайт]. – URL: https://www.gl5.ru/in2nation.html. – Проверено: 09.03.19 .

–  –  –

К ВОПРОСУ О СПЕЦИФИКЕ ОТРАЖЕНИЯ РУССКОГО

НАЦИОНАЛЬНОГО МИРОВОЗЗРЕНИЯ В ЯЗЫКЕ

Уникальность любого национального языка, по нашему убеждению, в том, что он является и средством, и способом познания мира, специфичным для каждой национальной культуры [1] .

К сожалению, далеко не все носители языка осознают этот факт, поскольку не всегда задумываются над механизмами реализации в речевой практике взаимодействия языка и культуры. В этой связи мы решили провести мониторинг общественного мнения и сделать выводы о том, воспринимается ли язык представителями современного общества в качестве основного инструмента познания мира, в качестве уникального зеркала, отражающего национально-культурный менталитет, национально-культурную картину мира. Мы поставили перед собой задачу вовлечь в диалог носителей современного русского языка и с этой целью предложили проанализировать некоторые показательные высказывания, яркие мнения ученых-лингвистов относительно природы взаимодействия языка и сознания. Кроме того, мы сочли необходимым выяснить, осознается ли национально-языковая специфика русских образных оборотов, насколько адекватно современные носители русского языка воспринимают функции и механизмы порождения в речи языковой иронии, реализуемой в каламбурах и других игровых лингвистических приемах. В нашем опросе (Приложение 5) приняли участие педагоги, врачи, программисты, менеджеры, художники, предприниматели, студенты .

Один из важнейших вопросов мы сформулировали, опираясь на высказывание Р. Барта «Для человека познающего язык составляет природу» и попросили объяснить смысл данного утверждения .

Вот лишь некоторые показательные ответы: «Я понимаю это так, что без языка нельзя познать мир, окружающих, себя, без языка нельзя и передать кому-то свои знания, поделиться своим опытом, чемуто научить» (врач, 37 лет); «Нормальным состоянием психически здорового человека является потребность в познании. Язык для познающего – главное средство» (педагог, руководитель танцевального коллектива). Особенно наше внимание привлек такой оценочный ответ: «Пожалуй, не соглашусь .

Судя по цитате, можно предположить, что и хвост виляет собакой. Формирование нашего представления о реальности происходит в мозговом центре, а насколько оно правдиво или ложно, зависит от навыков, приобретенных человеком» (студент, 20 лет) .

Следующий вопрос, вынесенный нами на обсуждение, был сформулирован с опорой на пример конкретной речевой ситуации: «Учитель русского языка, прочитав в сочинении «… жизненный опыт приходит с гадами», решила не исправлять ошибку. Какая особенность, свойственная языку, представлена в данной ситуации?». Во многих ответах прозвучала мысль о том, что с помощью языка человек может остроумно играть смыслами, что эта особенность лежит в основе создания многих шуток, ироничных замечаний, язык позволяет блеснуть остроумием, скаламбурить, поэтому в качестве одной из функций языка опрошенные нами собеседники указали сатиру, иронию, юмор. Некоторые собеседники провели языковые параллели: «Созвучие слов (фонетическая идентичность): «Не умеешь петь – не пей!» (тренер); «Это способность языка быть инструментом образного, оценочного мышления» (педагог, 36 лет) .

Вышерассмотренный вопрос во многом созвучен с вопросом об устойчивой языковой образности. Мы сформулировали его так: «В русском языке есть устойчивый оборот «Рыба гниет с головы», а в немецком языке ему соответствует по смыслу пословица «Лестницу нужно мести сверху». Почему в разных языках одно и то же значение передается с помощью разных образов?» .

Характерно, что во всех ответах в той или иной мере отражена суть несовпадения национальнокультурных образов, метафорических стереотипов, закрепленных в системе языка. Попытаемся в общих чертах сформулировать ключевые суждения, которые объединяют размышления большинства принявших участие в нашем лингвистическом эксперименте. Значение одно, а пословицы или фразеологизмы разные, потому что существует особое национальное языковое мировидение и у каждого языка – разные метафорические признаки (образные обозначения), которые кладутся в основу названия и в виде определенного знания хранятся в языке; язык хранит представления о мире, причем языков много, и каждый из них дает особое образное представление о мире; через образные слова и выражения, заложенные в определенном национальном языке, человек вырабатывает систему оценочных суждений о мире; разная образность не просто обусловлена менталитетом языковой личности, а вписывается в ее генотип .

Мы предложили участникам нашего опроса также порассуждать о смысле выказывания Л. Витгенштейна о том, что не только мы говорим языком, но и язык говорит нами, формируя наши представления о реальности [3]. Проанализируем некоторые показательные ответы: «Наша речь – отражение нас. Изменения в языке связаны с изменениями в людях (художница); «Правила, которые существуют в языке, могут меняться в зависимости от того, как говорит большинство людей... Не потому, что так решили лингвисты, а потому что так говорит большинство. Язык, которым мы говорим, отражает нас в полной мере. То, что раньше считалось ошибкой, сегодня становится нормой, соответственно меняются и наши представления о реальности» (студент); «Люди часто жалуются на то, что их никто не слышит: "Мы говорим с тобой на разных языках", "Ты что, по-русски не понимаешь? Но, может быть, в таком разноязычии вина не слушающего, а говорящего? Ведь если вы хотите быть услышанным, надо уметь говорить так, чтобы вас слышали» (Беляев Дмитрий, 29 лет, зав. художественно-постановочной частью, г. Шадринск). Как видим, в приведенных ответах отражено осознание механизмов взаимосвязи языка и мышления, отражено понимание того, что язык – это основной, если не единственный, инструмент познания мира и главный способ самовыражения личности .

В нашем лингвистическом опроснике нашли место и вопросы, в какой мере вербальный язык позволяет выражать эмоциональные состояния, физические состояния, отношения к ситуациям / событиям, насколько адекватно с помощью вербального языка можно описать впечатления от увиденного /прочитанного / услышанного. В подавляющем большинстве случаев мы получили ответ «иногда», реже давали абсолютно утвердительный ответ «всегда». Среди наиболее эффективных способов выражения оценки наши собеседники отвели преимущественную роль невербалике, оценочной лексике, имеющей, как правило, негативную стилистическую окраску. Интересно, что некоторые из опрошенных отдали предпочтение устной форме как наиболее комфортной для четкой формулировки своих мыслей, хотя для большинства разница между устной и письменной формами коммуникации не ощущается. На вопрос «Часто ли возникают ситуации, когда Вы не можете сформулировать то, что хорошо понимаете, представляете?» мало кто дал отрицательный ответ; такие ситуации у многих, к сожалению, возникают часто, что создает дополнительный стимул для расширения лексического запаса и совершенствования грамматического строя речи .

Таким образом, мы отмечаем, что большинство носителей русского языка осознает принципиальную важность устойчивых образов и метафор, заложенных в языке, так как эти образные средства являются специфическим способом отражения национальной ментальности. Вместе с тем многие стремятся к совершенствованию своего уровня речевого развития, поскольку связывают уровень владения родным языком со степенью приобщенности к родной культуре, рассматривая язык как основной способ познания мира .

Литература

1. Карасик, В. И. Иная ментальность / В. И. Карасик. – Москва : Гнозик, 2005. – 474 с .

2. Кондратьева, О. Н. Концептуальные исследования. Введение : учеб. пособие / О. Н. Кондратьева, М. В. Пименова. – Москва : Флинта, Наука, 2011. – 238 с .

3. Прохоров, Ю. Е. В поисках концепта : учеб. пособие / Ю. Е. Прохоров. – 3-е изд., стереотип. – Москва : Флинта, 2011. – 298 с .

4. Скребцова, Т. Г. Когнитивная лингвистика: Курс лекций / Т. Г. Скребцова ; Санкт-Петербург. гос .

ун-т, Филол. фак. – Санкт-Петербург, 2011. – 384 с .

–  –  –

СОВРЕМЕННЫЕ ЧИТАТЕЛЬСКИЕ ВКУСЫ

И ИХ РОЛЬ В ФОРМИРОВАНИИ ЯЗЫКОВОЙ МОДЫ

Известно, что читательские вкусы связаны с особенностями мировосприятия, с определенными шаблонами социокультурного мышления [3]. Читательские предпочтения, как и отношение к чтению в целом, мы решили сопоставить с особенностями формирования современной языковой моды, обнаруживающей тенденцию к массовой жаргонизации, стилистической сниженности, широкому проникновению в обыденную речь компьютерного сленга [2]. С этой целью мы разработали анкету (Приложение 3), направленную на выявление читательских приоритетов. Нам важно было понять, как современные носители русского языка оценивают степень влияния чтения, интерпретации художественных текстов на развитие уровня мышления, воображения и т. д .

Анкета, включающая 14 разработанных нами вопросов, была предложена респондентам в возрасте от 22 до 72 лет, являющимся жителями г. Тюмени, г. Уссурийска, г. Астрахани, г Южноуральска, г. Троицка, г. Челябинска, г. Кургана .

К каким заключениям мы пришли, оценивая результаты анкетирования? Так, 70% опрошенных полагает, что чтение – один из способов интеллектуального и речевого развития, важнейший способ развития логического мышления. Некоторая часть респондентов (10–15%) отмечает, что чтение способствует самообразованию, повышению уровня общей гуманитарной культуры. Представлены и ответы, указывающие, что чтение – это способ эмоциональной разрядки и даже способ отвлечься от насущных проблем. Почти единодушно анкетируемые согласились с тем, что чтение вслух способствует развитию внимания, хотя встречаются ответы «все зависит от конкретной книги» .

Отметим, что в нашем материале встречаются развернутые суждения, являющиеся, по сути, небольшими эссе. Среди важнейших выводов, которые мы извлекли из представленных размышлений, следующие: книги помогают научиться размышлять и фантазировать, иллюстрации в книгах обогащают мышление детей, способствуют их творческому развитию, книги способны привить детям ценности, которые те проносят через всю жизнь. Эти рассуждения во многом расходятся с широко распространенным в обществе мнением о том, что современные россияне мало читают и не рассматривают чтение как ключевой способ познания мира, интеллектуального и культурного развития .

На вопрос анкеты «Каким книгам вы отдаете предпочтение в приобретении знаний о современной жизни и человеке?» мы получили разнообразные ответы, среди которых: «детективы Т. Степановой и А. Марининой» (47 лет, г. Курган, работник РОЦ «Ариадна»), «Война и мир» (44 года, старшая медсестра, г. Тюмень), энциклопедии, научно-популярные книги (21 год, продавец, г. Тюмень), популярная литература, публицистика С. Гандлевского, Г. Дашевского, Л. Успенского, русская и зарубежная классика, современная проза, фантастика. Некоторые респонденты затруднились ответить на этот вопрос или дали очень широкие ответы, например: «разные книги», «предпочитаю ориентироваться на отзывы в Интернете» и т. д. В качестве любимых писателей и поэтов были указаны О. Бальзак, Э. М. Ремарк, Ф. Кафка, О. Уайльд, Д. Оруэлл, Э. Хемингуэй, М. Метерлинк, Г. Ибсен, М. Сервантес, Д. Сэлинджер, А. де Сент-Экзюпери, М. Твен, Д. Лондон, В. Гюго, Ж. Метеллюс, Р. Шарма, Н. Гоголь, Л. Толстой, А. Чехов, М. Горький, М. Шолохов, Н. Островский, Л. Петрушевская, Б. Акунин, Т. Устинова, А. Маринина, Слава Сэ, В. Маяковский, М. Цветаева, Ф. Тютчев, М. Лермонтов .

Среди предпочтительных жанров литературы наши респонденты выделили исторические и любовные романы, воспоминания, философские трактаты, научные и публицистические статьи, новеллы, поэмы, повести, комедии. Многие из принявших участие в нашем опросе отдают предпочтение детективам. Считаем, что это в опреденной степени является показателем современных стереотипов отношения к чтению: большая часть россиян в двадцать первом веке не тяготеет к серьезной литературе, остающейся в приоритете для людей начитанных, образованных, обладающих достаточно высоким уровнем гуманитарной культуры. Этот стереотип, возможно, и ошибочен, однако он существует, причем обосновывается тем, что современный период развития общества характеризуется сильным влиянием на общественное сознание компьютерных технологий [1] .

Нам показался интересным факт, что представители более молодого поколения (ученики, студенты) отмечают, что, помимо школьной / вузовской программы, либо читают время от времени, либо не читают вовсе. Показательно также, на наш взгляд, что чтение для них является способом отвлечься от насущных проблем (хотя ожидалось, что чтение все же будет в какой-то мере связываться с возможностью приобретения новых знаний, что оно будет рассматриваться как основа для формирования жизненного опыта и т. д.). Кроме того, молодые респонденты в массе своей не считают, что любовь к чтению прививается с детства .

Подводя итоги, отмечаем, что общая тенденция к стилистической сниженности речи современных россиян, своеобразная языковая мода на компьютерный сленг, широкое проникновение разговорных и даже просторечных языковых элементов в различные стили и жанры массовой коммуникации в некоторой степени может быть связана с тенденцией к снижению качества читательских вкусов .

Литература

1. Баринов, Д. Н. Трансформация читательских практик в современном российском обществе / Д. Н. Баринов // Культура и искусство. – 2014. – № 6. – С. 660–667 .

2. Бродовская, Е. В. Российские пользователи и непользователи: соотношение и основные особенности / Е. В. Бродовская, Е. В. Шумилова // Мониторинг общественного мнения. – 2013. – № 3 (115) .

– С. 5–18 .

3. Дубин, Б. Классика, после и рядом: Социологические очерки о литературе и культуре / Б. Дубин. – Москва, 2010. – 385 с .

–  –  –

РУССКИЙ ЯЗЫК В ЗЕРКАЛЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ, КУЛЬТУРНЫХ,

МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКИХ КОНФЛИКТОВ

Один из наиболее ярких и острых конфликтов, непосредственным объектом которого является русский язык, – это конфликт между Россией и Украиной. Он породил множество стереотипов, ставших социокультурными и политическими, и в очередной раз с особой убедительностью продемонстрировал, что язык – основа национальной идентичности. Многие лозунги и отдельные наименования, порожденные этим конфликтом, не просто стали устойчивыми в речи носителей русского и украинского языков, но и приобрели культовый характер. Это и оценочные обозначения противника и его действий (колорады, ватники, укропы, укрофашисты, майдауны, майданутые), и собственно лозунги (Слава Украине, героям слава! Кто не скачет, тот москаль!

Мову нации, язык скоту!) .

На фоне затянувшегося конфликта между Россией и Украиной существенно переосмысливаются и исторические процессы. Вместе с тем возникают и укореняются в общественном и языковом сознании определенные символы текущего времени, образуя особые оценочные категории:

Вашингтонский обком, Киевский Майдан, печенюшки на Майдане, женщина с косой, государственные границы, внешнее управление государством, цветная революция, государственный переворот, антитеррористическая операция, русский мир, русская весна, Новороссия, ДНР, ЛНР, сепаратисты, бандеровцы и другие ставшие уже устойчивыми однословные понятия и словосочетания. Это не просто понятия, это уже стереотипы, социокультурные коды .

Мы проанализировали языковой материал, представленный С. А. Жаботинской и являющий собой, по выражению самого автора, «лексические инновации Майдана», разделенные на два концептуально-содержательных типа: «мы о себе» и «мы о них» [2].

В результате наблюдения за тезаурусом, включающим 404 единицы, мы пришли как минимум к десяти основным выводам:

– Языковое сознание пытается «разветвить» ключевые для какой-либо ситуации понятия и создать на их основе массу оценочных обозначений лиц, явлений, процессов, ситуаций. Например, одной из ключевых для конфликта «Россия – Украина» является понятийная категория «Майдан», поэтому данное слово словообразовательно «тиражируется», порождая цепочку ассоциаций и различных оценочных образов: майдануться; майданутый; майданиться; намайданиться; домайданиться; отмайданить; помайданить; намайданить; промайданить; майданист; майданюки; майданобайтеры; майдауны; евромайдауны; майданофилы; майданопитеки;

майданофраза; майданологи; майданное подсознание; Секта Свидетелей Майдана; Майдальный;

Майдашенко и т. д. Бесспорно, все эти словообразовательные ответвления выражают яркую оценку происходящих событий, политических взглядов, политических деятелей .

– Имена собственные порождают массу производных, которые – по принципу суффиксальных универбатов – в одном слове выражают значение целого словосочетания или даже предложения (ЯнукоВИЧ; айтитушки – Интернет-тролли, работающие за плату; Яйцевич – Виктор Янукович, который упал, испугавшись брошенного в него яйца) .

– На фоне российско-украинского конфликта получила распространение каламбурная расшифровка аббревиатур (СМИ – средства массовой идиотизации; ДНР «Дурдом Народа Русского»; ЛНР «Лечебница Народа Русского») .

– Особенно характерно для так называемой майданной лексики и образование сложных слов (ленинопад; алкосотня), а также слов, образованных путем сращения целых словорм или частей производящих основ (Новороссия; Даунбасс; Крымнаш; политфрики; Ментушки (от жаргонного «милиционеры» и «титушки») милиционеры, которых заставляли выполнять работу титушек; Миздобули – от укр. «ми здобу'ли» «мы достигли, получили», со сменой ударения) [5] .

– Искажение лозунгов – также один из ярких способов подчеркнуть неприятие политического противника (Сало уронили! Саван Украине!) .

– Влияние киберпанковского жаргона, когда слово искажается для придания языковой единице особой экспрессивности (поцреоты; кацапчег) [4] .

– Оценочный признак во внутренней форме неологизмов и экспрессивность их внешней формы (укропы, ватники, хотя «укроп», в отличие от «ватника», символ значительно более примитивный, поскольку за ним скрывается не культурный контекст, а простое фонетическое подражание) [3] .

– Оценочный признак выступает и как основа создания специфической «майданной» фразеологии (распятый мальчик; радиоактивный пепел; два раба; диванные войска; зеленые человечки; вежливые люди; визитка Яроша и др.) .

– Оценка также служит целью семантического переосмысления и структурного переоформления уже существующих в языке устойчивых оборотов (либералиссимус всея Руси; руцкий мир; непорочное избиение; украинство головного мозга; Отстань, страна погромная!) .

– Яркая языковая ирония содержится и в новообразованных именах собственных, возникших на основе логических ассоциаций с другими онимами (Луганда – по аналогии с «Уганда»;

Донбабве – по аналогии с «Зимбабве») .

Таким образом, все культурные, социально-политические и – шире – мировоззренческие процессы, в том числе конфликты, комплексно и разнопланово концентрируются в речевой деятельности, а в результате и в языковой системе, наполняя язык новыми образами, символами, а сознание (которое невозможно представить вне связи с языком) – новыми социокультурными стереотипами .

Литература

1. Громыко, Ю. Оружие, поражающее сознание, – что это такое? [Электронный ресурс] / Ю. Громыко // Русский переплет : литературный интернет-журнал : [официал. сайт]. – URL:

http://www.pereplet.ru/text/grom0.html#back0. – Проверено: 10.03.19 .

2. Жаботинская, С. А. Имя как текст: концептуальная сеть лексического значения (анализ имени эмоции) [Электронный ресурс] / С. А. Жаботинская // Когниция, коммуникация, дискурс : междунар .

электрон. сб. науч. тр. / Харьков. нац. ун-т им. В. Каразина. – 2013. – № 6. – С. 47–76. – URL:

https://www.academia.edu/22845844/ Имя_как_текст_концептуальная_сеть_лексического_значения_анализ_имени_эмоции_. – Проверено: 10.03.19 .

3. Мемы: вирусы разума [Электронный ресурс] [публ. 10 янв. 2010] // Vlasti.net : [сайт]. – URL:

http://vlasti.net/news/72957. – Проверено: 10.03.19 .

4. Мемы и вирусы сознания. Выдержки из книги: Бретт Томас. «Руководство по мемам: путеводитель пользователя по вирусам сознания» (1995) [Электронный ресурс] // СОЦИОДЕСТРУКЦИЯ : [сайт] .

– http://asocial.narod.ru/material/memes.htm. – Проверено: 10.03.19 .

5. Панарин, И. Н. Информационная война и коммуникации [Текст] / И. Н. Панарин. – Москва : РиС, 2015. – 224 с .

–  –  –

ВЛИЯНИЕ СЕРИАЛА «ТЕОРИЯ БОЛЬШОГО ВЗРЫВА»

НА ФОРМИРОВАНИЕ ПОЛОЖИТЕЛЬНОГО ОБРАЗА ГИКА,

ЯЗЫКОВОЙ АСПЕКТ

Динамичность современной культуры требует особого внимания в отношении развития многих социокультурных явлений, к процессу их становления и популяризации; не менее важной задачей становится изучение изменения отношения общества к тем или иным социокультурным явлениям. Показательным примером в данном случае является динамика развития образа гика в глазах общества. По словам ученых, «сериалы стали новым чтением на ночь» – важной социальной практикой, знаменующих переход от повседневности в сферу интимного [4, с. 229] .

М. И. Михеев, М. В. Дигелева и Е. Э. Лунева видят происхождение этого слова от немецкого «gek» – «сумасшедший, нелепый, дурашливый»; в английском языке это «выступающий на карнавале жестокий человек, представление которого заключалось в откусывании головы живой курицы или змеи» [3, с. 76]. В 1970-е гг. в США гиками называли студентов, которые не участвовали в вечеринках и все свое время посвящали учебе. С изобретением и массовым внедрением компьютерной техники гиками стали обозначать людей, которые проводят все свое время за компьютером в ущерб социальным контактам. В настоящее время гик – это неформальная обобщающая дефиниция как для выпадающего из мейнстрима или социально неприспособленного человека, так и для обозначения умного и зацикленного на чем-то энтузиаста [1, с. 86] .

После выхода британского сериала «Компьютерщики» и американского сериала «Теория большого взрыва» гик-культура стала формализироваться и догматизироваться: появляются товары, печатные издания, интернет-сайты и магазины с пометкой «для гиков», а понятие «гик» стало означать не набор формальных черт, а неформальное обращение к человеку, который обладает обширной эрудицией в плане различных технологий и гаджетов, касающихся предметов его интереса, иногда на грани фанатизма [3, с. 77]. Так как достигшие на данный момент пика своей популярности сериалы являются неотъемлемой частью культуры и изучаются как проблема науки, в рамках данной статьи мы рассматриваем роль сериала «Теория большого взрыва» в качестве одного из инструментов формирования положительного образа гика в обществе, его новаторское зерно, а также показываем лексему «гик» как основу формирования особого лингвокультурологического поля с позитивной коннотацией .

Вышедший в 2007 г. и продолжающий сниматься по сей день ситком «Теория большого взрыва» собрал многочисленную армию поклонников по всему миру (рейтинг на портале «Кинопоиск» – 8.579). Основная линия повествования – история взаимоотношений молодых людей, сотрудников Калифорнийского технологического института. По словам В. Куренного, этот «сериал, увязанный с определенной формой жизни (в данном случае – американского университетского и научного сообщества), содержит массу специальных, частных сюжетов, каждый из которых заслуживал бы отдельного комментария. Будучи сериалом о молодых ученых, ТБВ, впрочем, лишь имитирует детали научной жизни и, конечно, никоим образом не является их отображением, претендующим на какой бы то ни было реализм. И все же фильм интересен как манифестация особой культуры исследовательского университета» [2, с. 76] .

Е. А. Андреев, Г. М. Казакова и И. Д.

Тузовский сформулировали системообразующие черты гик-культуры:

1) Надсубкультурная сущностная надстройка, позволяющая классифицировать гиккультуру как суперсубкультуру;

2) Массовый и потребительский характер; низкий порог входа для сторонников гиккультуры, и потому ее быстрая массовизация; отсутствие возрастного ценза как определяющего приверженность к гик-культуре;

3) Концентрация на какой-либо теме социальной конформности; противоречивая связь с культурным мейнстримом;

4) Предпочтение интеллектуальной и креативной деятельности;

5) Высокий уровень академических и/или практических знаний по выбранной тематике;

6) Участие не только в потреблении, но и в создании культурных и технических продуктов, связанных с тем вариантом гик-культуры, носителем которой он является [1, с. 89] .

Четыре основных персонажа сериала являются настоящими гиками – это молодые учёные, значимую часть жизни которых составляют комиксы, научно-фантастические фильмы и сериалы («Звездные войны», «Звёздный путь» и т. д.), настольные игры, видеоигры, а также поездки на фестивали гик-культуры («Комик-кон»). Стоит отметить, что в мире сериала образ жизни персонажей не вписывается в понятие нормы, наоборот, наличие контрастных «нормальных» персонажей (в первую очередь это соседка главных героев Пенни) подчёркивает обособленность и замкнутость их социальной группы от внешнего мира, это часто становится предметом насмешек и замечаний со стороны остальных героев сериала. Но то, с какой любовью и вниманием протагонисты относятся к своим увлечениям, постепенно начинает импонировать и заставляет проявить интерес к гик-культуре как у второстепенных персонажей, так и у зрительской аудитории сериала в целом .

Еще одним важным моментом является столкновение научного языка с языком повседневной жизни. Привычка Шелдона унифицировать и систематизировать абсолютно все аспекты своей жизни часто сопровождается репликами на так называемом «языке науки» и его диалоги с официанткой Пенни и другими, непричастными к научной деятельности персонажами являются источником комического в сериале. Именно поэтому В. Куренной высказывает мысль о преодолении разрыва между языком науки и разговорным языком в сериале: «Фильм представляет собой нетривиальный пример моделирования различных возможных стратегий такого решения, обыгранных весьма оптимистическим образом. По сути, ТБВ предлагает утопию гармонизации разрывов между различными языковыми универсумами» [2, с. 83] .

Для сравнения отношения к образу гика мы воспользовались данными опроса 2006 г. (до выхода сериала) на форуме «Littleone» (количество проголосовавших 54 человека) и задали представленные в нём вопросы респондентам в 2019 г. (количество проголосовавших 137 человек) (см. таблицу) .

Результаты опроса «Как вы относитесь к гиковскому движению»

Варианты ответов 2006 год 2019 год «Я сам гик!» 7.41% 10.22% «Это интересно, у меня есть друзья гики» 3.70% 21.17% «Фильмы и игры я люблю, но не настолько, чтобы впадать в истерику»

«Гики – дураки, которым нечем заняться» 46.30% 4.38% Таким образом, сравнив результаты опроса, мы можем сделать вывод, что отношение к гикам изменилось в положительную сторону и можем предполагать, что сериал «Теория большого взрыва» оказал значительное влияние на формирование у массовой аудитории симпатии к образу гика, а также заложил понимание того, что «Smart is the new sexy», зарождая тем самым у молодой аудитории интерес к научной деятельности .

Литература

1. Андреев, Е. Гик-культура: новаторское явление современной цивилизации [Текст] / Е. А. Андреев, Г. М. Казакова, И. Д. Тузовский // Культура и цивилизация. – 2018. – Том 8. № 1А. – С. 85–91 .

2. Куренной, В. Унылая субстанция и доставляющие лулзы. «Теория Большого взрыва» и культура исследовательского университета [Текст] / В. Куренной // Логос. – 2013. – № 3. – С. 75–83 .

3. Михеев, М. Генезис понятия «гик» в современной культуре [Текст] / И. М. Михеев, М. В. Дигелева, Е. Э. Лунина // Вестник Тверского государственного технического университета. Науки об обществе и гуманитарные науки. – 2016. – № 1. – С. 76–79 .

4. Селютина, Е. Сериалы как новое чтение на ночь: формально-содержательные аспекты и особенности восприятия [Текст] / Е. А. Селютина, Т. С. Лихватских, Ю. Н. Шаршина // Книжная культура региона:

исторический опыт и современная практика. V Всерос. (с междунар. участием) науч. конф. 15–16 нояб .

2018 г. : [сб. ст.] / ред. кол.: В. Я. Рушанин (предс.), Н. О. Александрова, Т. Д. Рубанова ; Челяб. гос. ин-т культуры, Челяб. обл. универс. науч. б-ка. – Челябинск : ЧГИК, 2018. – С. 228–233 .

5. Лихватских, Т. Факторы успешности сторителлинга: сериалы как новое чтение на ночь (на примере сериала «Шерлок») [Текст] / Т. С. Лихватских // Культурные инициативы : материалы 50 Всерос. с междунар. участием науч. конф. молодых исследователей (Челябинск, 5 апр. 2018) / сост. и науч .

ред. Ю. В. Гушул ; отв. за вып. С. Б. Синецкий ; ФГБОУ ВО "Челябинский государственный институт культуры. – Челябинск : ЧГИК, 2018. – С. 114–116 .

6. Опрос «Считаете ли вы себя гиком» [Электронный ресурс] // Littleone : [сайт] // http:// forum.littleone.ru/showthread.php?t=6213287. – Проверено: 22.03.19 .

–  –  –

РУССКИЙ ЯЗЫК И СОВРЕМЕННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

Развитие высокотехнологичной электроники значительно расширило потенциал современной коммуникации, сделало доступным новые функции электронного общения [1] .

В современной речи носителей русского языка получили широкое распространение производные названия бытовой техники и электроники, автомобильной техники; разговорные, нетерминологические обозначения свойств и функций современных электронных гаджетов и их программного обеспечения («комп», «мышь», «оперативка», «материнка», «винда», «прога»). Большинство из этих понятий тяготеет к стилистически сниженному обозначению, запускает процессы образования новых слов по классическим для русского языка словообразовательным моделям («комменты», «дизы», «боты», «лайкать», «лайкнуть», «банить», «чатиться», «постить», «троллить» и их приставочные образования «запостить», «перепостить», «забанить», «затроллить» и др.) .

Безусловно, высокотехнологичные электронные гаджеты влияют на языковое сознание их пользователей, во многом формируя его [2]. Поскольку электроника стала неотъемлемой частью повседневной жизни подавляющего большинства, в частности, носителей русского языка, то необходимость регулярно использовать в речи названия тех или иных объектов, функций, задач вызывает потребность искать более короткие, удобные обозначения, которые так или иначе в повседневной разговорной речи приобретают стилистически сниженную окраску, а в ряде случаев сближаются с жаргонизмами: «клава», «процик», «пентюх» (процессор «Интел Пентиум», обладающий, как известно, довольно слабыми техническими характеристиками и получивший такое просторечное оценочное наименование, на наш взгляд, на основе функционально-образных ассоциаций, а также по причине паронимического сходства с термином «пентиум») .

Некоторые наименования получают стилистически сниженный оттенок благодаря использованию определенных суффиксов, тяготеющих к разговорному стилю, в том числе суффиксов субъективной оценки («дисочек», «флэха», «смайлик»). В большинстве примеров мы сталкиваемся с приставочным словообразованием («затроллить», «перепостить», «дизлайк»), суффиксальным («троллинг», «блогер», «хайпить»), постфиксальным («чатиться»), встречается также сложение начальных элементов основы («сисадмин»). Не менее частотно усечение производящей основы с нулевой суффиксацией («смарт», «комп», «коммент», «гиг», «бук», «скан», «скрин», «прога») и с добавлением суффикса («ксерить», «оперативка», «материнка», «компашки», «анимашки», «клава» в последнем примере мы видим процесс, напоминающий образование омонимов в результате перехода собственного имени в нарицательное существительное, но по факту этого не происходит, так как здесь только сокращение основы слова «клавиатура») .

При обозначении в русской речи современных компьютерных технологий и результатов электронной коммуникации очень распространена суффиксальная универбация – это образование одного слова от словосочетания, причем с сохранением значения целого словосочетания и с развитием разговорной окраски: «зарядник» (зарядное устройство), «операционка» (операционная система), «системник» (системный блок), «материнка» (материнская плата), «оперативка» (оперативная память), «антивирусник» (антивирусная программа), «твердотельник» (твердотельный накопитель, обеспечивающий более заметное быстродействие операционной системы по сравнению с жестким диском), «двухъядерник» (двухъядерный процессор) и т. д .

Многие слова сохраняют свои иноязычные корни, т.е. представляют результат транслитерации с добавлением русских суффиксов («иконки», «кликать», «лайкать»), для них характерны модели словоизменения (образования грамматических форм слова), представленные в русском языке: это, в основном, глаголы, изменяющиеся по типу полной парадигмы спряжения русских глаголов («кликаю»/«кликаешь»; «кликал»/«кликаю»/«буду кликать» и т. д.) и образующие видовые пары («кликать»/«кликнуть», «лайкать»/«лайкнуть») .

В речи русскоязычных пользователей современных электронных устройств появляется множество метафор, которые являются по сути официальными техническими терминами, но в силу своей образности широко применяются в повседневной речи («железо», «прошивка») .

Многие термины из области современной электронной техники становятся общеупотребительными (происходит их детерминологизация), а в некоторых случаях входят в сферу политикоправовых отношений, приобретают публицистическую окраску, активно используются в различных средствах массовой информации: «перезагрузка дипломатических отношений», «апгрейд экономики», «переформатировать политическую систему» и многие другие словосочетания, которые в речевом употреблении нередко становятся штампами. Неотъемлемой частью компьютерной коммуникации стали некоторые медицинские термины: «вирусы», «лечить», «поместить на карантин». Все эти структурные и семантические процессы, безусловно, обогащают язык .

Компьютерная терминология (различные названия и производные от них) не просто эмоционально насыщает современную русскую речь и делает ее более образной, но и усиливает общую тенденцию демократизации языка, поскольку пополняет лексический запас языковой личности новыми разговорными и жаргонными словами и выражениями. Все это не противоречит тенденции к упрощению языковой системы (выше мы говорили о сокращенных словах, суффиксальных универбатах, возникающих в том числе в силу действия закона речевой экономии). Также отмечаем, что русский язык пополняется – благодаря активному проникновению в речь компьютерной терминологии – новыми словообразовательными моделями. Возникают новые примеры системных семантических связей, так как появляются новые омонимы на уровне отдельных слов и словосочетаний, за счет чего расширяются объемы лексических значений, формируются новые переносно-образные смыслы: «обои», «рабочий стол», «закрыть окно», «свернуть в ленту», «вывести поверх всех окон», «начинка», «оболочка», «железо», «загрузить», «прошить», «сохранить», «сбросить», «скинуть», «почтовый ящик», «память», «читать» (распознавать и воспроизводить какой-либо формат файла), «сжатие» (файла), «ключ» (активации программы), «чистка» (программная), «обрезать» (сократить аудио- или видеофайл, извлечь из него определенный фрагмент), «помещать в архив», «ловить» (принимать сигнал сети), «приложения», «темы», «обновления», «подписываться» (на канал), «делиться» (распространять контент), «дружить» (в соцсетях), «режим» (автономный режим работы устройства, режим чтения, режим разметки страниц), «страница» (в соцсети), «диспетчер» (приложений), «баланс» (остаток денежных средств на счете) .

В процессе общения в глобальной сети формируются новые языковые стереотипы, в том числе связанные с обозначением деятельности людей, их поведения, социального статуса, особенностей мировоззрения, отношения к жизни и обществу: «хайп», «хайпить», «хайпануть», «хейтеры», «блогеры», «модераторы», «системные администраторы». Некоторые полнозначные слова утратили свою первоначальную семантику, а новые значения они сформировали только в составе сложного слова («плейлист», «треклист» лексические значения формируются именно в первых частях основ). Важно отметить также, что происходит расширение возможностей слов вступать в синтаксические связи, поскольку исходные значения переосмысливаются, а в результате возникают словосочетания, омонимичные конструкциям, бессмысленным для русского языка и даже семантически невозможным для него до периода распространения компьютерной лексики: «скорость потока», «социальные сети», «сбросить/скинуть ролик», «залить ролик», «залить видео», «дружить в сетях», «подписаться на канал», «беспроводная мышь», «коврик для мыши/мышки», «управлять с помощью мыши/мышки», «кликать мышью/мышкой», «распознавание лица», «умные жесты», «ловить вирусы», «администратор группы». Если представить все эти слова в прямых значениях, вне контекста электронной коммуникации, то подобные объединения были бы абсурдными – следовательно, язык, даже не пополняясь структурно, формально, обогащается содержательно за счет расширения объема значений, за счет образования омонимов, что делает возможным появление новых словосочетаний и даже устойчивых оборотов .

Таким образом, учитывая всю сложность и все многообразие структурных, семантических, стилистических и иногда грамматических преобразований русских слов и словосочетаний под влиянием современной «электронной» терминологии, мы можем предположить, что в ближайшее время возникнет потребность говорить о новой стилистической системе русского языка, поскольку модернизация мышления неотделима от реформирования языковой системы, формирующейся на основе речевой практики .

Литература

1. Трофимова, Г. Н. О чем пока молчит Рунет [Электронный ресурс] [публ. 14.11.2000] / Г. Н. Трофимова // ГРАМОТА.РУ : справочно-информ. портал. – URL: http://gramota.ru/biblio/magazines/ gramota/net/28_11. – Проверено: 10.03.19 .

2. Трофимова, Г. Н. Кто такой сетевой онлайн? [Электронный ресурс] [публ. 15.12.2000] / Г. Н. Трофимова // ГРАМОТА.РУ: справочно-информ. портал. – URL: http://gramota.ru/biblio/ magazines/gramota/net/28_34. – Проверено: 10.03.19 .

–  –  –

КУЛЬТУРНО-КОММУНИКАТИВНЫЙ АСПЕКТ ПЕРЕХОДА СОБСТВЕННЫХ

ИМЕН СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ В НАРИЦАТЕЛЬНЫЕ

Границы между именами собственными и нарицательными являются очень подвижными, что дает возможность для их взаимоперехода и взаимодействия. Так, например, единичное имя может стать не просто обобщенным наименованием повторяющихся, типичных сущностей, но и культурным символом, в том числе показателем национальной культуры (ср. русский Иван) .

Имя собственное содержит в своей семантике потенциальную способность к обобщению, что делает возможным его выход за границы своего индивидуального значения и позволяет формировать совершенно новые и законченные понятия и образы [3]. Основная мыслительная операция, используемая человеком при переводе собственного имени в нарицательное, это сравнение, перенос значения по сходству, метафоризация имени (настоящий Казанова), (лесные робинзоны) .

Ассоциация по смежности также может наполнить собственное имя предметно-логическим значением, которое, как известно, характерно для нарицательной лексики. При этом в одних случаях происходит замена полного наименования сосуществующих в предмете признаков отдельными, которые являются показательными и объединяются в собственном имени, например, слушать Чайковского (вместо «слушать музыку Чайковского»), Москва слезам не верит (вместо «жители Москвы слезам не верят»). Данный процесс основан на особой разновидности метонимического переноса [3] .

Немалую роль играют исторический и литературный факторы, поскольку часто историческая личность или литературный образ в силу своих особых качеств, ярких личностных характеристик начинает символизировать определенные социальные пороки или становится нарицательным наименованием каких-либо идеальных черт (обломовщина, донкихотство) [3]. Исследователи отмечают, что имена гоголевских персонажей стали наиболее яркими в русской литературе примерами использования собственных имен в качестве обобщенных оценочных наименований (Манилов, Коробочка, Ноздрев, Плюшкин, Собакевич, Хлестаков, Чичиков, Держиморда, Тряпичкин и многие другие). Эти герои символизируют типичные качества людей, являющиеся не только индивидуальными, но и социальными пороками: хлестаковщина (об изобретательных проходимцах), маниловщина (о мечтательности, пассивном отношении к действительности), чичиковщина (о приобретательстве, карьеризме) [2]. Как видим, в основе перехода собственных существительных в нарицательные практически всегда лежит метафора, которая несет в себе не просто яркий образ, а глубокий культурный смысл .

Интересно обратить внимание на то, что трансформированные имена собственные, которые функционируют в русском языке в статусе нарицательных, общепринятых наименований, могут относиться к разным частям речи. В результате то, что обозначало лицо или предмет, начинает обозначать действие или процесс (донкихотствовать, донжуанить), поэтому следует говорить и о грамматических преобразованиях собственных имен .

Некоторые нарицательные оценочные наименования, образованные на базе собственных существительных, в большинстве случаев употребляются с определением, которое конкретизирует их семантику и создает более разноплановый образ: деревенские дульсинеи, русский Икар, местный Кулибин.

При этом некоторые трансформированные собственные имена сами выступают в функции определения:

иудины миллионы, евино любопытство, адамово яблоко, анютины глазки. Некоторые из подобных сочетаний становятся устойчивыми. Очень показательно образование формы множественного числа от существительных, изначально не предполагающих наличие этой грамматической формы. Среди словообразовательных моделей наиболее представленными в нашем языковом материале являются группы слов с суффиксами – щин (аракчеевщина, обломовщина) и – изм (гамлетизм, байронизм) [1] .

Анализируя собранный нами материал, отмечаем, что процесс перехода собственных существительных в разряд нарицательных закономерно порождает не только семантические и грамматические сдвиги (что мы частично продемонстрировали на отдельных примерах, приведенных выше), но и сдвиги логико-ассоциативные и, что наиболее существенно, культурологические .

Можно заметить, что нарицательное имя заключает в себе определенную информацию. Поскольку это существительное называет и описывает объект, то такое наименование присваивается предмету или явлению вовсе не случайно, в то время как собственные имена по отношению к предмету или явлению чаще всего носят случайный, опосредованный характер [2] .

Многочисленные примеры взаимного перехода имен собственных и нарицательных, представленные в нашем языковом материале, свидетельствуют, что подобное взаимодействие семантико-грамматических категорий связано с развитием переносно-образного значения у слов, которые становятся определенными маркерами человеческих особенностей, социальных явлений, морально-этических категорий. Другими словами, в ряде случаев трансформированное слово становится обобщенным средством оценки типичных социальных явлений, человеческих качеств и других сторон действительности, а значит, и устойчивым знаком-символом, именуемым национально-культурной (концептуальной) метафорой .

Итак, в ходе наблюдений за многочисленными примерами десемантизации имен собственных и трансформации их в нарицательные наименования мы отмечаем важнейшие лингвокультурные, национально-языковые процессы, которые представляют собой результат данных преобразований и являются неотъемлемой составляющей русской национально-языковой картины мира .

Литература

1. Варфоломеев, Е. П. Словарь корнесловов [Электронный ресурс] / Е. П. Варфоломеев. Тула, 2014 .

– Том 4. – изд. 7., доп. и перераб. // SciCentre.online– URL: https://scicenter.online/filologiya-russkayaknigi-scicenter/slovar-korneslovov-tula2014-tom-izdanie.html. – Проверено: 10.03.19 .

2. Гудков, Д. Б. О русском языке и не только о нем [Электронный ресурс] / Д. Б. Гудков, Е. Ю. Скороходова. – Москва : Гнозис, 2010. – 206 с. – URL: https://scicenter.online/filologiya-russkaya-knigiscicenter/russkom-yazyike-tolko-nem-gnozis2010.html. – Проверено: 10.03.19 .

3. Никифорова, Е. Б. Семантическая эволюция лексической системы языка: тенденции, векторы, механизмы [Текст] : автореф. … дис. док. филол. наук / Елена Борисовна Никифорова. – Волгоград, 2008. – 45 с .

–  –  –

ФОРМУЛЫ РЕЧЕВОГО ЭТИКЕТА КАК ЭЛЕМЕНТ НАЦИОНАЛЬНОЙ

ЯЗЫКОВОЙ КАРТИНЫ МИРА

(НА ПРИМЕРЕ ТУРЕЦКОГО И РУССКОГО ЯЗЫКОВ)

На рубеже 80–90-х гг. XX в. мир вступил в активную фазу процессов глобализации, которые с развитием Интернета и технологических возможностей XXI в. продолжают набирать обороты. Это влечет изменение мирового экономического пространства, один бизнес может существовать в разных несхожих по культуре и ментальности странах; стираются даже политические границы. Несмотря на то что для посещения других государств часто нужна виза, межнациональные контакты, выражаемые в обмене культурным опытом, бизнес-моделями, инструментами решения социальных задач, приветствуются и укрепляются. Коммуникация с представителями других культур стала неотъемлемой частью нашей жизни .

Для России сегодня одним из стратегических партнеров является Турция. Несмотря на значительное похолодание отношений вследствие уничтожения ВВС Турции российского военного самолета в воздушном пространстве Сирии 24 ноября 2015 г., в июне 2016 года был запущен процесс поэтапного восстановления двусторонних отношений. По итогам 2017 г. двусторонний товарооборот увеличился более, чем на 37%, составив 21,6 миллиарда долларов. За январь-июль 2018 г. объем внешней торговли России и Турции 15,4 миллиарда долларов. Одним из развивающихся направлений экономического взаимодействия двух стран является инвестиционное сотрудничество. В настоящее время встречные капиталовложения составляют более 10 миллиардов долларов с каждой стороны. В 2017 г., по данным главы турецкого МИД Мевлюта Чавушоглу, Турцию посетило около 5 миллионов российских туристов [4] .

В свете активного развития сотрудничества и кросскультурных связей, международных форм взаимодействия нового типа с использованием сетей Internet и иных средств коммуникации, актуальной становится проблема понимания. Невозможно добиться полноценных дружественных взаимоотношений между представителями разных национальностей, не зная языка и не проявляя уважения к культурным особенностям и традициям. Для обеспечения комфортного взаимодействия и избегания конфликтных или неловких ситуаций при общении между представителями российской и турецкой культур, будь то туристы, бизнесмены или студенты, обучающиеся по обмену, необходимо понять, как устроена коммуникативная культура и коммуникативное поведение турков с точки зрения культурного влияния и культурной взаимосвязи .

Опираясь на исследования российских и зарубежных ученых, мы можем утверждать, что мировоззрение человека выражается в его языке. Б. Уорф обратил внимание на отличительные черты возникновения «языкового восприятия мира» [5, с. 198], на познание мира с использованием языковых средств и влияние такого познания на деятельность людей. Язык является не просто способом выражения окружающего мира, но и средством формирования картины мира. Отражая, в процессе деятельности объективный мир, человек фиксирует в слове результаты познания. Совокупность этих знаний, запечатленных в языковой форме называется «языковая картина мира» [1, с. 259] .

Однако существует не только языковая картина мира личности, но и национальная языковая картина мира. По словам Р. Х. Хайруллиной национальная языковая картина мира – это феномен, объединяющий множество языковых микромиров, существование которых обусловлено как полифункциональностью языка, так и целями коммуникации людей в различных сферах их деятельности и существования в целом [6, с. 40–41]. В виде формулы данный феномен можно выразить так: реальный мир = мышление = языковая картина мира. Национальная языковая картина мира репрезентируется в пословицах, поговорках, идиомах, фразеологизмах, устойчивых речевых моделях, т.е. в языковых единицах, требующих не только понимания фразы, но и понимания её окружения – контекста .

В составе каждого языка всегда присутствуют такие устойчивые языковые единицы, которые обычно употребляются в повседневной жизни. Это такие выражения, как приветствие, прощание, благодарность и т. д. В языкознании для их обозначения используется термин формулы речевого этикета. Речевой этикет определяется как «система устойчивых формул общения, предписываемых обществом для установления речевого контакта собеседников, поддержания общения в избранной тональности соответственно их социальным ролям и ролевым позициям относительно друг друга, взаимным отношениям в официальной и неофициальной обстановке» [2, с .

413–414] .

Общаясь с носителем конкретного языка, обеспечить адекватное речевое поведение коммуниканта представляется сложным для освоения иностранного языка, в частности турецкого .

Чаще всего при переводе слов русского языка на турецкий не возникает проблем, однако существуют устойчивые слова и словосочетания, на которые оказывает влияние культурное наследие и их перевод может не верно трактоваться. Хорошее знание иностранного языка не даёт гарантии, что у человека не будет проблем с пониманием различных выражений. Необходимо не только знать язык, но и понимать национальные особенности и традиционные нормы общения в различных социальных ситуациях .

В русском языке традиционным приветствием будет считаться «здравствуйте», «здравствуй» или же «привет». Эквивалентом этому будут служить турецкие merhaba, meraba и selam соответственно. Начиная разговор с приветствия, мы определяем для себя характер беседы, исходя из статуса собеседника, его пола, возраста и ситуации, в которой этот разговор ведется. Именно поэтому более старшим людям или незнакомым следует говорить merhaba, а вот знакомым сверстникам подойдет selam. Однако этот вариант не является строгим, и никто не возразит, если при первой встрече использовать слово selam. Услышав фразу ho geldiniz (добро пожаловать), многие делают ошибку, отвечая «спасибо». Существует лишь один возможный вариант ответа – ho bulduk, что означает – с добром пришел. Если оставить ho geldiniz без ответа, это могут воспринять как неуважение .

По мнению В. Г. Костомарова, после Октябрьской революции разрушилась старая система форм обращения к людям. Слова сударь, сударыня, барин, барыня, мадам, дворянские титулы князь, граф и др. оказались полностью скомпрометированными. В современном словоупотреблении используются лишь слова господин и госпожа, причем исключительно в применении к иностранным дипломатам, к официальным гостям из зарубежных стран: господин Президент, господин посол, господин Клюгер, госпожа Уотсон и т. д. [3, с. 56]. В современной России принято обращаться к незнакомым людям по имени отчеству, выражая свое уважение возрасту или должности. В Турции же отчества отсутствуют, а фамилии появились только в 1934 г., поэтому принято обращаться к человеку по имени, выражая при этом свое почтение вспомогательными речевыми моделями. Если имя неизвестно, то к мужчине следует обращаться beyefendi – господин; а к женщине hanmefendi – госпожа. Если же имя известно: Yavuz Bey — господин Явуз; Derya Hanm – госпожа Дерья. Efendim – употребляется если вам не представили человека по имени для вежливого обращения к лицам обоего пола.

Если перед вами госслужащий, к нему стоит обращаться:

Avukat Bey – господин адвокат; Doktor Hanm – госпожа доктор. Исключением являются те профессии, которые скорее определяют статус человека. Так, например, к учителю, и ученики, и их родители, и даже коллеги, будут обращаться retmenim – мой учитель или hocam – мой наставник. Зная имя учителя, следует говорить не Osman bey, а Osman hocam. Также исключениями являются мастера в любом деле, будь то обувщик, пекарь или ювелир. К ним принято обращаться usta – мастер. Соответственно Osman usta .

Следует отметить, что турецкие формулы речевого этикета достаточно многообразны и часто зависят от ситуации, в которой происходит диалог. Речевой этикет является большим элементом культуры народа, поэтому использование определенных выражений в конкретных ситуациях является залогом успешного понимания и добрых отношений .

Слово «пожалуйста» в России применяется с целью формулировки вежливой просьбы и согласия, а также когда нам предлагают взять что-нибудь или сделать. Оно употребляется и когда человек стремится приобрести тот или иной предмет. «Пожалуйста» можно услышать и тогда, когда вам дают разрешение или вещь. «Пожалуйста» прибавляется к извинению, чтобы усилить его, а в ответ на извинение оно звучит как прощение совершённого проступка. Наконец, «пожалуйста» употребляется в ответ на благодарность. При переводе «пожалуйста» на турецкий язык может возникнуть недопонимание, так как в Турции в каждой ситуации будет использована разная форма слова. Существует четыре случая, когда «пожалуйста» в турецком языке произносится по-разному. Ltfen используется, когда человек вежливо просит показать какую-нибудь вещь .

Обратное buyrun говорится, когда вам предлагают что-то взять или же сделать. В ответ на благодарность принято употреблять rica ederim. А bir ey deil следует использовать в ответ на извинение, оно будет звучать как прощение совершённого проступка .

Таким образом, мы видим, что в турецком языке существует целая система устойчивых формул общения, на формирование которых оказывает влияние культура. Эти формулы требуют целостного восприятия и понимания, подобно идиомам: они неделимы и имеют потенциальную возможность определять контекст. Понимание данного факта необходимо для выстраивания комфортного коммуникативного пространства. Анализ национальной языковой картины мира турков позволяет выстроить процесс коммуникации с учетом специфики культуры, и её влияния на язык, что, важно сегодня, так как Турция является одним из стратегических партнеров России. Изучение особенностей языка с точки зрения влияние на него культуры, учёт феномена языковой интерференции и национальной языковой картины миры способны помочь избежать конфликтных или неловких ситуаций при межнациональных контактах .

Литература

1. Абдразакова, Г. Ш. Особенности национальной языковой картины мира [Текст] / Г. Ш. Абдразакова // Символ науки. – 2016. – № 5. – С. 259–262 .

2. Языкознание. Большой энциклопедический словарь [Текст] / гл. ред. В. Н. Ярцева. – 2-е изд. – Москва : Большая Рос. энцикл., 1998. – 685 с .

3. Костомаров, В. Г. Русский речевой этикет [Текст] / В. Г. Костомаров // Русский язык за рубежом. – 1967. – № 1. – С. 54–58 .

4. Межгосударственные отношения России и Турции [Электронный ресурс] [публ. 17 сент. 2018 г.] // РИА новости : [сайт]. – URL: https://ria.ru/20180917/1528591608.html. – Проверено: 19.03.19 .

5. Уорф, Б. Отношение норм поведения и мышления к языку [Текст] / Б. Уорф // История языкознания Х1Х–ХХ веков в очерках и извлечениях В 2 ч. / под ред. В. А. Звегенцева. – Москва, 1965. – Ч. 2. – С. 198–224 .

6. Хайруллина, Р. Х. Картина мира в русской фразеологии (в сопоставлении с башкирскими параллелями) [Текст] / Р. Х. Хайруллина. – Москва : Прометей, 1996. – 147 с .

ИНИЦИАТИВЫ СОХРАНЕНИЯ И ТРАНСЛЯЦИИ

КУЛЬТУРНЫХ ТРАДИЦИЙ

–  –  –

РУССКАЯ НАРОДНАЯ ПЕСНЯ – ВЗГЛЯД ИЗ XXI ВЕКА

Самобытность, глубина и многообразие народного творчества, проявляющиеся в зодчестве, музыке, танцах, поэзии – поистине неисчерпаемы. В традиционной отечественной культуре с глубокой древности заложено ядро вечных духовных ценностей: бережное отношение к землематушке, трудолюбие и забота о детях. На народных песнях мы учимся уважению к старшим, терпению, милосердию и гостеприимству, понимаем необходимость в хозяйственных, семейных, и государственных делах, постигаем законы красоты, добра и правды .

Народная песня является основой русского музыкального фольклора. Помимо актуального обращения к генетической памяти своих предков, воссоздания духовной связи между различными поколениями, музыкальный фольклор представляют собой и огромную художественную ценность – для него свойственна правдивость и искренность высказывания, поэтичность, богатство мелодий, разнообразие ритма, ясность и простота средств выразительности .

Классификации жанров фольклора посвящены многие труды, в том числе В. Щурова, Т. Поповой, А. Камаева, А. Мехнецова и др. Нашей задачей стала попытка обозначить основные жанры русского песенного фольклора и дать им краткую характеристику. В целом, можно поделить жанры на две крупные разновидности: обрядовые и необрядовые .

Песни календарно-земледельческого круга – самые древние по происхождению, связаны с языческим культом земли, солнца, неба. Повседневный труд и быт славян с древних времён сопровождался обрядовыми песнями, прикреплёнными к определённому времени года, сезонам сельских работ и даже к точным календарным датам. Отсюда возникло их название – календарные песни. Среди зимних песен наиболее существенную часть представляют колядки, подблюдные и масленичные песни. Среди весенних песен популярны веснянки, волочебные и русальные .

Из летних отметим купальские песни, из осенних – покосные, жатвенные и дожиночные .

Семейно-бытовые песни, сопровождающие главные этапы жизненного пути, возникшие в эпоху первобытного общества, вобрали в себя древнейшие представления о возникновении жизни, взаимосвязях человека с обществом и природой. Назначение родильных песен, очень давних по происхождению, было направлено на формирование благоприятной судьбы новорожденного, крепкого здоровья, избавления его от «порчи» и болезней. Постепенно родильные обряды отмирают, частично их функции выполняют колыбельные песни, придающие ребёнку ощущение защищенности, любви и заботы .

Свадебные песни (из обряда русской свадьбы), как ушедших столетий, так и в современном ее виде представляет собой «синтезирующий тип культуры, в котором с давних пор объединились три важнейших аспекта для жизни человека: народные традиции, церковные обряды и гражданско-правовые акты» [3, с. 58]. С. В. Черевань отмечает при всем бездонном кладезе свадебных фольклорных текстов исключительную важность свадебного события среди семейнобытовых обрядов (посвященных рождению человека и его уходу в мир иной). Прежде всего, свадебный обряд несет в себе функцию «сотворения и скрепления брачных уз, обряд инициации, воспевания величия рода и базовой значимости родственно-семейных приоритетов, характерных для нескольких поколений» [3, с. 58] .

Отметим четыре ведущих жанра свадебных песен: величальные – прославляющие невесту и жениха, корильно-шуточные, певшиеся на выкупе, лирические – исполняемые на девичнике вечером, накануне свадьбы, причитания – во время обряда расплетания косы, означающем прощание с девичеством .

Рекрутские песни возникли, как считают современные ученые, после введения в 1699 г. Петром I всеобщей рекрутской повинности сроком в 25 лет. Проводы в армию превращались в прощание: будущий кормилец уходил от семьи на военную службу. Рекруты прощались с родителями, невестами и друзьями. Обрядовый характер проводам новобранца придавали причитания, древний жанр фольклора, представляющий собой пример высокого трагического искусства. Как пишет исследователь А. Л. Фокеев, «Выплакивание невыносимого, в обычных условиях непредставимого и даже недопускаемого горя было в народном быту чуть ли не физиологической потребностью. Выплакавшись, человек наполовину одолевал непоправимую беду. Слушая причитания, мир, окружающие люди разделяют горе, берут на себя тяжесть потери» [2] .

Детский фольклор включает в себя потешки (прибаутки, пестушки) для ребенка дошкольного возраста во время несложных игр с ним. В них соединяются развлекательные и обучающие моменты, направленные на телесное и умственное развитие. С. Н. Горбачева отмечает, что «Нравственное и эстетическое содержание музыки формировало душу и характер ребенка. В целом, как песни созданные взрослыми специально для детей, так и творчество самих детей, раскрывает заботливое, терпеливое, доброжелательное и нежное отношение к ним» [1, с. 258] .

Хороводные песни первоначально были тесно связаны с хороводом (в различных регионах называемым «карагод», «каравод», на юге – «танок») – игровое или хореографическое действо, объединяющее танец и движение. Входили в круг календарно – земледельческих песен исконно только весной. В эпоху Московской Руси хороводные песни выделились из жанра календарных в самостоятельный жанр и уже исполнялись в любое время года. В самих способах движения танца угадывается связь с древними магическими ритуалами и символами. В текстах хороводных песен нередко отражались весенние полевые работы. В целом хороводные песни разделяются на два типа: медленные лирические с мелодико-ритмической плавностью и скорые, близкие к плясовым .

Лирические протяжные песни получили расцвет примерно с XVI в., вобрав в себя все достоинства предшествующих жанров. Развиваясь с ними параллельно, они, однако, не были связаны ни с трудовым процессом, ни с обрядом. Главным было отразить отношение к событию, выразить чувства человека, самые сокровенные переживания. В лирических песнях мы проникаемся тяжелой женской долей, страданиями народа, сопереживаем семейно-бытовым проблемам .

Любовная тематика в большинстве случаев связана с раздумьями о неразделенной любви, либо с темой разлуки. Любовно-лирические песни часто начинаются с обращения к соловушке, чьё пение олицетворяет любовную тоску. Но даже самые трагические чувства выражены в них очень сдержанно и без надрыва .

Эпические песни по этимологии восходят к слову «эпос», что означает в переводе с греческого грандиозность, величавость событий, торжественный тип повествования. Русский эпос появляется в период расцвета Киевской Руси в X в., к нему относятся былины, народные баллады, скоморошины и духовные стихи .

Былины (или старины) – героико-эпические песни и сказы, своеобразно отразившие события русской истории X–XVI вв., в которых тесно переплетается вымысел и история. Место действия былин связаны со многими русскими городами: Смоленск, Чернигов, Муром, Москва и др .

Наиболее устойчивыми оказались былины Киевского и Новгородского цикла .

Былины-скоморошины исполнялись актерами, поэтами, музыкантами, акробатами, танцорами, которых называли скоморохами. Они исполняли шуточные, сатирические сказы, высмеивающие человеческие пороки. В XV в. в Московской Руси появляются духовные стихи – нравоучительные сказы, как правило, опирающиеся на библейские сюжеты .

Исторические песни представляют собой эпико-лирические произведения о реальных событиях и деятелях истории. Они многообразны в стилевом отношении, объединяя характерные признаки былины с лирической песней, балладой, плачем и воинской песней. Ранние исторические песни относятся к XIII–XIV вв., отражая наиболее значительные события того времени: эпоху монголо-татарского ига, царствование Ивана Грозного, Смутное время, реформы Петра I, Отечественную войну 1812 года, крестьянские восстания Пугачева и Разина. В XIX в. жанр исторической песни постепенно приходит в забвение. Лишь в начале столетия складывали песни, посвященные Отечественной войне 1812 года, проникнутые патриотическим пафосом. Героями этих песен являлся народ, любимый полководец Кутузов. В XX в. на смену историческим пришли революционные песни .

До XVII в. существовал единый общерусский песенный стиль, так как не было различий между городской и крестьянской песней в русском фольклоре. В XVIII–XIX вв., в связи с новым историческим этапом в России, начинается развитие городской народной песни. Музыка начинает сочетать исконно русские черты с элементами зарубежной культуры. Мелодическая основа городских песен преимущественно лирическая, по тематике встречаются застольные, патриотические, любовные образцы, солдатские песни-марши, песни о тяжёлой жизни рабочих и др. С начала XVIII в. русское городское песенное творчество развивается уже в тесной связи с профессиональным искусством .

Итак, многообразие песенных русских жанров, их тематика поистине неисчерпаемы, подобны роднику, истоку, который питает душу и сердце человека, сопровождая его в самые нелегкие, повседневные или наоборот, радостные моменты. В народной песне, словно в зеркале, отражалась вся жизнь человека, от рождения – до его ухода в мир иной. Ценность музыкальных жанров фольклора на сегодняшний день с одной стороны, не требует доказательств. С другой стороны, несомненно, наблюдается тенденция угасания интереса молодого поколения к фольклору, считающего его «немодным», «устаревшим» и «ретроградным». Поэтому важной миссией современных исполнителей, музыкантов, педагогов, на наш взгляд, должна стать его популяризация .

Русские песни, впитавшие в себя огромный жизненный опыт и мудрость, выполняют также множественные функции, – этические, эстетические, гуманистические, познавательные, психологические, социальные, коммуникативные. Они прекрасно развивают творческие и умственные способности. Народная песенная культура является главнейшей составляющей в каждой национальной культуре, способствует восстановлению духовной связи между различными поколениями .

Учитывая тотальное влияние явления глобализации в XXI в., распространившейся практически на все сферы – научно-эстетические, художественные, социально-бытовые, наиболее остро осознается актуальность обращения к национальным ценностям, своим истокам, их бережному сохранению. Данью любви и уважения к народному искусству и посвящен наш фольклорный проект на всероссийской конференции «Культурные инициативы» (март 2019). В Арт-проекте «Русская песня – взгляд из XXI века» (под руководством преподавателя кафедры теории и истории Челябинского государственного института культуры С. В. Черевань) наряду с текстом докладчика присутствует видео-ряд с картинами художников, посвященных воплощению различных обрядов .

Интерактивную форму выступления поддерживают видеозаписи исполнения наиболее ярких образцов каждого жанра, которые подготовили студенты группы 410ДХ и 410ДХБ (выпуск института 2019 года). Снова звучат, как в давние времена задорная «Ай, во поле липенька», проникновенная «Лучинушка», значит, жизнь русской песни продолжается! А обогащенная современными ритмами, бит-боксом «Реченька» способна привлечь самую разную аудиторию .

Литература

1. Горбачева, С. Н. Функции музыкального фольклора в духовно-нравственном воспитании молодежи [Текст] / С. Н. Горбачева // Молодой ученый. – 2012. – № 7 (42). – С. 257–259 .

2. Фокеев, А. Л. Неиссякаемый источник. Устное народное творчество [Электронный ресурс] / А. Л. Фокеев // Издательство «Лицей». Интернет-магазин : [сайт]. – URL: https://licey.net/free/12analiz_proizvedenii_literatury_do_20_veka_dlya_sochinenii/53neissyakaemyi_istochnik_ustnoe_narodnoe_tvorchestvo/. – Проверено: 28.03.2019 .

3. Черевань, С. В. Свадебные песни и обряды в контексте современного образования и воспитания [Текст] / С. В. Черевань // VIII Лазаревские чтения: «Лики традиционной культуры в современном культурном пространстве: ренессанс базовых ценностей?» : сб. материалов междунар. науч. конф .

Челябинск, 27–28 февр. 2018 г. В 2 ч. / М-во культуры Челяб. обл., М-во образования и науки Челяб. обл., Челяб. гос. ин-т культуры, Юж.-Урал. гос. гуманитар.-пед. ун-т, Челяб. гос. ун-т, Челяб .

гос. центр нар. творчества ; сост. Л. Н. Лазарева. – Челябинск : ЧГИК, 2018. – Ч. II. – 227 с .

–  –  –

СИБИРСКАЯ НЕОАРХАИКА

КАК ФАКТОР СОХРАНЕНИЯ РЕГИОНАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ

Вопрос сохранения культурной самобытности, регионального самосознания стал особенно актуальным на рубеже ХХ–XXI вв. Современная культура давно нуждается в реконструкции системы ценностей. Имеющий место в современной культуре Сибири процесс восстановления ценностных критериев через осознание региональной самобытности проявляется в первую очередь в обращении художников, музыкантов, писателей к древнему наследию коренных культур, в данном случае, Сибири .

В Сибири, имеющей уникальную историю культуры, уникальные повороты в развитии искусства, давно уже назревала необходимость выразить свою неповторимость в визуальном ряде произведений искусства. Явление неоархаики взяло от древнего, примитивного искусства Сибири и Алтая и заложенного в нем архаического мировоззрения «все наиболее ценные для современной художественной культуры формальные свойства: цельность и единство изобразительной поверхности, живописно – плоскостное понимание формы, свободную композицию и великое чувство качества материала» [Цит. по: 5, с. 28] .

Особенностью художественной культуры Сибири можно назвать взаимовлияние восточной и западной традиций. «Сибирь, находясь между… двумя полюсами древней цивилизации, формировала сообразную своему культурному развитию мифологическую картину мира, не лишенную, с одной стороны, общих (универсальных) архетипов и сюжетов, с другой – взаимообусловленную связями с многочисленными культурами Востока и Центральной Азии» [1, с. 29]. Исследователями художественной культуры Сибири подчеркивается, что восточные традиции отчетливо просматриваются в стабильности тематики, консерватизме стилистики, замедленности, неторопливости развития основных тенденций. Процесс развития сибирской культуры идет как цепь непрерывных изменений. «Имена, явления, направления возникают и быстро исчезают, поскольку идет перманентное становление, не приводящее к образованию целостного явления. Во многом это обусловлено отсутствием в регионе «избыточности» (Д. В. Сарабьянов), то есть развитого интеллектуального слоя, дающего устойчивость, являющегося базой культуры» [2] .

Культура Сибири последних лет представляет регион не столько через географические признаки или социальные, сколько через особенности ее исторического развития, связанные с историей древнейших цивилизаций, с зарождением, развитием, гибелью, забвением. «Одним из аспектов современной традиционной культуры является устойчивость предшествующих художественных образов-символов, что обусловлено этнической художественной памятью, особенностями мышления с привычными ассоциативными построениями в разносторонних измерениях, в т.ч. хронологических» [3, с. 26]. Поиск примет времени через вневременной контекст культуры, ее духовной основы – одна из особенностей сибирской неоархаики .

Как результат ориентированности современной культуры Сибири на реконструкцию регионального самосознания, формируется потребность в более широком ознакомлении с самобытностью сибирской культуры. Одним из условий формирования подобного интереса можно считать распространение кураторского выставочного движения. Влияние этого явления на художественную жизнь Сибири отмечали многие культурологи и искусствоведы. Благодаря широкому распространению кураторских проектов, тематических выставок, посвященных поиску сибирской самоидентичности, в художественной жизни Сибири направление неоархаики получило возможность для развития .

Увеличилось количество проектов, посвященных не понятиям, но образам, поиску своеобразия сибирской культуры. Конечно, существует тенденция к созданию симулякров архетипических образов и метафор, но есть основная группа художников, чье творчество полностью отражает смысл неоархаики, являясь истинным отражением принципов мифологического сознания в современной проблематике. Творчество этих художников позволяет четче выделить внутренний культурный код сибирско-азиатского пространства. Так, например, на сайте музея Кулайской культуры существует отдельный раздел, посвященный сибирской неоархаике, и художникам, работающим в этом направлении [4] .

Многие выставки представляли собой смесь этнографической, археологической информации и экспонатов с современным изобразительным искусством. Цель этих выставочных проектов проста – познакомить более широкие круги зрителей с историей культуры сибирских этносов и их культурой, а также продемонстрировать живучесть народных традиций и преемственность поколений в современном изобразительном искусстве Сибири .

Сибирские художники конца ХХ столетия в обыденной жизни северных районов и хакасских поселений смогли увидеть красоту древних обрядов, связь древнего и современного миров в мифологической космогонии малых этносов – осколков древних культур Сибири. Подобный подход к освоению древних культур, переосмысление тысячелетней истории с позиции нашего современника стали основной темой выставок в 1980–1990-х гг. По всей Сибири проводились выставки, посвященные этно-архаическому наследию Сибири. Например, в 1992 г. С. Лазарев совместно с А. Головневым и тобольским этнографическим музеем организовал в Сургуте выставку «Мифы тайги и тундры» .

В настоящее время все больше распространяется специфический подход к выставочным проектам. Художники и искусствоведы заключают в единую композицию станковые произведения, инсталляции, арт-объекты, объединенные особой архео-атмосферой, и акционное искусство – акции, перфомансы, снова актуализирующие самобытную сибирскую культуру. Как пример можно привести серии выставок «След», «Внутренняя Азия», «Алтын-Чер Саяно-Алтая» и выставки В. Бугаева. Что касается выставок графики, все больше художников затрагивает тему архаики. Например, на третьей международной бьеннале современной графики в Новосибирской картинной галерее омский художник Б. Миронов получает диплом «За творческое освоение архетипических знаковых систем». Отчетливо просматривались неоархаические тенденции на выставке «Мини-графика. Сибирь – Дальний Восток» (2003). Исследователи отмечают, что наметившаяся тенденция трансляции образов сибирской архаики является также современной интерпретацией древнего наследия сибирской культуры .

Особенно наглядно эта тенденция проявляется в творчестве В. Кызласова, И. Ортонулова, В. Ховалыга, Г. Краснова .

Основная масса мифологического материала в неоархаике представляет собой визуально воплощенные мифологемы – своеобразные схемы, содержащие первообразы, архетипы, которые всем хорошо известны и которые продолжают служить материалом для нового мифотворчества .

Основные философские теории мифа показывают, насколько многогранным явлением является, а главное, воспринимается, миф. Можно предположить, что именно по этой причине искусство неоархаики столь многогранно, что в нем сосуществуют подчас взаимоисключающие тенденции, например, абстрактные работы Е. Дорохова и жанровые картины Н. Рыбакова, абсолютно спонтанные работы М. Казаковцева и наполненные рацио произведения А. Суслова .

Постепенно проекты, посвященные неоархаике, становятся более редкими, что говорит только о том, что искусство неоархаики, несколько утратив свою новизну и сенсационность, прочно заняло свою нишу в художественной и культурной жизни региона. Выставки последних лет изобилуют работами художников-неоархаиков, появляются специфические номинации на выставках-конкурсах .

Литература

1. Абсалямов, М. Б. Мифы Древней Сибири [Текст] / М. Б. Абсалямов // Краснояр. гос. аграр. ун-т. – Красноярск, 2004. – 304 с .

2. Боровикова, Р. И. Типологические черты художественной культуры Сибири [Электронный ресурс] [публ. 06.04.2001] / Р. И. Боровикова. – URL: http://zaimka.ru/borovikova-culture/. – Проверено:

06.03.19 .

3. Комарова, Н. П. Границы архетипического в творчестве современного скульптора Даши Намдакова / Н. П. Комарова // Пятые Омские искусствоведческие чтения «Современное искусство Сибири как событие». 19–20 апр. 2005 г. : материалы республик. науч. конф. / отв. ред. В. Ф. Чирков. – Омск : Издат. дом «Наука», 2005. – С. 25–29 .

4. Неоархаика [Электронный ресурс] // Музей кулайской культуры : [сайт]. – URL:

https://www.kulaika.ru/neoarchaean/ – Проверено: 06.03.19 .

5. Голынец, Г. В. О путях развития в ХХ столетии изобразительного искусства малочисленных народов Российского Севера [Текст] / Г. В. Голынец, С. В. Голынец // Суриковские чтения : сб. материалов науч. конф. «Суриковские чтения» 1991–1993. – Красноярск, 1993. – С. 144–152 .

–  –  –

ТРАДИЦИОННЫЙ НАРОДНЫЙ КОСТЮМ:

ИСТОРИЯ ПОВСЕДНЕВНОСТИ, СЦЕНИЧЕСКИЕ ОБРАЗЫ

Традиционный русский народный костюм является важной и неотъемлемой частью истории нашей великой, необъятной страны. Исследования традиционного русского народного костюма продолжаются и сегодня. Изучая народный костюм, люди возвращаются к своим истокам, открывают для себя традиции народа, культуру, тем самым воспитывая любовь и уважение к Родине, без которых невозможно развитие и движение вперед .

Красочный, богатый народный костюм – это наследие декоративно-прикладного искусства. Он дает четкое представление о социальном положении носителя. Традиционный народный костюм – явление крайне сложное и удивительное [4]. Главными его особенностями считаются конструкция, форма, сочетание цветов, количество деталей. Все они являлись типовыми для людей, проживающих на той или иной территории. Свидетельством состоятельности и материального положения были ткани и богатство декоративного оформления костюма. Декорированию костюмов уделялось большое внимание. Для украшения одежды использовалась вышивка, узорное ткачество, крашение и набойка, довольно часто их дополняли вставками из кумача, нашивками из цветных полосок ткани и кружевами. Также богато украшались жемчугами и камнями, бисером и цветными стеклышками .

Народный костюм являлся предметом изучения с давнего времени. Он рассматривался как предмет коллекционирования, реконструкции, а также изучались его отдельные элементы. Первым воссозданием народных костюмов можно считать костюмированный бал в честь 290-летия правления дома Романовых 1903 г. Все гости были одеты в роскошные костюмы XVII в. «допетровских времен», которые были созданы по дизайну художника Сергея Соломко и с привлечением специалистов по костюму этого исторического периода. С позиции коллекционирования костюм изучали Н. Л. Шабельская, С. А. Глебушкин и др. Н. Л. Шабельская, начиная с 1877 г., собирала и хранила образцы русского народного творчества и одновременно создавала новые работы. С. А. Глебушкин собрал уникальную коллекцию, в которой нет ничего нового или воссозданного, но все предметы подлинные, привезенные из разных уголков России. В результате этнографических экспедиций многие ученые и художники собирали большое количество материала по народному костюму разных губерний, делали зарисовки и точное описание. В 1869 г. русский специалист по художественной археологии Ф. Г. Солнцев подготовил альбом «Одежда Русского государства», в котором представил серию зарисовок народного костюма разных губерний. Многие учёные (например, Б. А. Рыбаков, В. В. Стасов) интересовались русским народным орнаментом. Главной задачей было выяснение происхождения орнамента и его древнее смысловое значение .

Народный костюм также изучался и как явление сценической культуры (И. П. Работнова, В. С. Воронов), и как часть высокой моды (Л. К. Агапова; русский историк моды, коллекционер и художник А. А. Васильев; художник-модельер, педагог В. М. Зайцев) .

Художественный сценический костюм является одной из главных деталей для всевозможных спектаклей, концертов, представлений или шоу. Внешний вид артиста формирует у зрителя правильное представление о выступлении, дает возможность понять характер, настроение, суть героя [1]. При разработке сценического костюма на основе традиционной народной одежды должны учитываться ткань, соответствие орнамента, отделки идее роли и спектакля в целом; необходимо понимать, что он не должен быть стандартным и в то же время излишне стилизованным. Нельзя забывать и про то, что все выступления различны по характеру, назначению, воплощению (артисты-хореографы, вокалисты, театралы, музыканты и др.). Для хореографов, например, в костюме важен комфорт и его износоустойчивость, он не должен стеснять движения, может быть ярким и богато украшенным. Для шоу-групп в основном используются костюмы, гиперболизированные своей стилизацией. Для музыкантов, вокалистов и театралов нет таких жестких требований к костюму как у хореографов, но их одежда тоже должна быть удобной. Для хора и музыкального коллектива важен единый стиль, для театралов важно передать время, эпоху и настроение, которые призван передать спектакль .

В современном мире область применения народного костюма стала достаточно узкой, «переместившись в область празднично-сценической деятельности». При проектировании сценической одежды на основе традиционного народного костюма прослеживается преобразование традиционных решений. Существуют и нарушения при создании образа, так как при проектировании костюма отсутствует научная составляющая, а также не учитываются технологические и композиционно-конструктивные особенности изготовления сценической одежды фольклорного жанра на основе народной культуры. Основными компонентами являются белая рубаха, сарафан, кокошник или лента у женщин, рубаха-косоворотка, штаны или порты (часто просто брюки), пояс у мужчин. Цветовая гамма чаще всего строится на двух цветах – белом и красном. В итоге у зрителя может сложиться неправильное представление о специфике народного костюма .

Внешний вид артиста должен не только привлекать внимание своим красочным нарядом, но должен отражать традиционные особенности кроя народной одежды, цвета, орнамента, способа ношения. Главное, чтобы через зрительное восприятие сценического образа люди могли прикоснуться к культуре своего народа, почувствовать эпоху и составить правильное представление о народном костюме [3]. На сцене народный костюм живет как в стилизованном, так и в почти натуральном виде. Его используют ансамбли народного танца: «Уральский сувенир», «Ковылёк», «Берёзка», «Калинка», «Урал», ансамбль народного танца Игоря Моисеева. Не только хореографы используют народный костюм, но и ансамбли народной песни: «Сорока», «Веселуха», «Славяне», «Забава», а также ансамбли народной музыки «Владимирские рожечки», «Колядки», «Скоморохи», «Традиция» .

Сценический народный костюм находит своё применение не только на сцене, но и в современных социальных практиках по возрождению, укреплению и развитию культурного наследия России. Многие национальные культурные центры используют в своей деятельности народный костюм в историческом или сценическом виде. В Челябинске к организациям такого рода относятся Центр народного творчества, Центр народного единства, Ассамблея народов Челябинской области .

Жизнь народного костюма в культуре современной повседневности можно показать на примере Центра народного единства г. Челябинска (основан 2014 г.). С этого времени в нем началась интенсивная, системная работа по организации фольклорных фестивалей, праздников, концертов, творческих встреч. Центр активно участвует в проведении государственных и муниципальных мероприятий («Укрепление единства российской нации и этнокультурное развитие народов России (2014–2020)»; «Реализация государственной национальной политики и сохранение традиций и культур народов, проживающих на территории города Челябинска, на 2015–2017 годы»), ведет активную выставочную деятельность. Художественные выставки, постоянные экспозиции по декоративно-прикладному искусству народов Южного Урала располагаются в специально оборудованном зале. Учреждение имеет свою библиотеку, в которой находятся книги на языках народов, проживающих в Челябинской области. В центре проводятся лекции и семинары по вопросам национальных проблем, организуются занятия в школах по изучению родного языка .

Одним из важнейших направлений работы Центра народного единства является сохранение и развитие этнокультурного многообразия. По данному направлению реализуется программа «Этнокультурное развитие народов Южного Урала». Активная творческая деятельность и её популяризация в средствах массовой информации со стороны центра народного единства привлекает молодежь, что позволяет обеспечивать воспитание гражданского самосознания и повышение уровня толерантности и этнокультурной грамотности подрастающего поколения [2] .

В мероприятиях, которые организует центр, особое место занимает традиционный народный костюм. К сожалению, в обширной программе событий, происходящих в центре, в меньшей степени пропагандируется и показывается традиционный русский народный костюм. Преодоление этого несоответствия, на наш взгляд, может стать важным целевым направлением деятельности общественных организаций, имеющих непосредственное отношение к пропаганде русской народной культуры (например, «Русский культурный центр») .

Литература

1. Джексон, Ш. Костюм для сцены [Текст] / Ш. Джексон. – Москва : Искусство, 1984. – 143 с .

2. История создания [Центра народного единства] [Электронный ресурс] // Муниципальное казенное учреждение «Центр народного единства» : [сайт]. – URL: http://cne74.ru/istoriya-sozdaniya. – Проверено: 16.02.19 .

3. Розова, М. Г. Народные традиции в сценических костюмах [Электронный ресурс] / М. Г. Розова // Studwood.ru: [сайт]. – URL: https://studwood.ru/906529/kulturologiya/narodnye_traditsii_ stsenicheskih_kostyumah. – Проверено: 23.02.19 .

4. Шульгина, А. Н. Костюмы для художественной самодеятельности [Текст] / А. Н. Шульгина, Л. П .

Томилина. – Москва : Профиздат, 1976. – 168 с .

–  –  –

ЮВЕЛИРНОЕ ИСКУССТВО: ИСТОРИЯ, МУЗЕЙНЫЕ СОБРАНИЯ

Ювелирные украшения – это уникальные изделия, созданные руками человека, выполненные из драгоценных, полудрагоценных камней с сочетанием разных техник и тематик создания .

Ювелирными украшениями могут быть браслеты, брошки, серьги, кольца, часы, цепочки и т. д .

Ювелирное искусство имеет богатую историю происхождения. Его развитие принято связывать с восточной цивилизацией, торговые пути, караваны и лавки которой не раз удивляли покупателей. Ювелирная обработка камня в те времена передавала в предмете всю красоту и поэзию игры самоцветов. Родоначальницей ювелирного дела в Европе называют Византию, ремесленники которой смогли уловить и развить лучшие методы обработки камня, бытовавшие в древних античных государствах. Средневековая Европа и Россия переняли часть традиций ювелирного искусства из Византии, но изделия отличались в первую очередь тематикой. Если в Европе она определялась церковью, то в России – купцами и боярами, была преимущественно светскою .

Собрания предметов ювелирного искусства России отмечаются уже при описании предметного ряда нескольких приказов Московского Кремля (Посольский, Большая казна и др.), но ювелирные коллекции (ставшие основой музейного или частного собирательства) в России начали зарождаться примерно с XVIII–XIX вв. При формировании коллекционных собраний в музеях и частных коллекциях XVIII– XIX вв., стала впервые применяться систематизация и классификация ювелирных украшений. Музеи и сегодня представляют ювелирные экспозиции с помощью системного метода, что было предложено искусствоведами в тот период. С точки зрения экспозиционеров, этот метод позволяет посетителям заметить различия между теми или иными ювелирными украшениями. История музейного коллекционирования в России начинается с Императорской галереи драгоценностей, возникшей при Петре I .

Сегодня главными хранителями и держателями ювелирных коллекций в России считаются Эрмитаж, Алмазный фонд, Оружейная палата Московского Кремля, Русский этнографический музей. Многие ювелирные изделия до сих пор сохраняют загадки своего происхождения, специалисты расшифровывают и методы обработки, которые позволяют датировать эти изделия, или открыть «судьбу», связанную с историей коллекции. Ювелиры до сих пор поражаются тому, как мастерам прошлого удалось так хитро и интересно соединить красоту камней или иных вставок и приемы обработки металла .

Музей предстает перед нами как хранилище и арсенал знаний, собранных со всего мира, где свое место нашло и ювелирное искусство. Посетители, которые приходят в музеи и знакомятся с искусством ювелиров прошлого, часто удивляются тому, как современно выглядят старинные украшения, поражаются умениям мастеров-ювелиров, уникальной технике создания ювелирных композиций .

Уникальная ювелирная коллекция Эрмитажа и сегодня вызывает большой интерес у посетителей. Она находится в Золотой кладовой, где собраны ювелирные изделия, не уступающая мировым шедеврам. В Золотой кладовой представлены предметы из Галереи драгоценностей и Бриллиантовой комнаты Зимнего дворца: табакерки, мушечницы, туалетцы, нессесеры, часы, веера и др. аксессуары. Некоторые изделия были созданы французскими мастерами, которые знали все виды эмали, что позволило им изобразить некий образ камней-самоцветов в световой гамме;

работы английских мастеров известны великолепной чеканкой, например, зеркало турецкого султана Османа III, подаренная им Елизавете Петровне. Собрания Эрмитажа охватывают ювелирные изделия как европейских, так и восточных мастеров. Среди восточных насчитывается около 3000 экспонатов, где свое место заняли оружейные изделия, подаренные и изготовленные для Николая I. Здесь также можно увидеть и золотую нагрудную подвеску в виде воина-орла «Мексиканский бубенец», золотые античные фиалы-чаши, коллекцию монет Дитриха Динслакена и Рейнгарда II .

В Алмазном фонде Московского Кремля собраны редкие и выдающиеся изделия ювелирные творчества, выполненные такими мастерами как Болин и Фаберже. Часть ювелирных изделий были взяты из собраний Петра I (Императорский кабинет драгоценностей), Екатерины II (Бриллиантовый кабинет), частных коллекций Александра I и Николая I. В музейную экспозицию входят предметы из коллекции Марии Федоровны: диадема с розовым алмазом с миниатюрой Жанны Анри Беннеры, фарфоровые и каменные пасхальные яйца, жемчужные ожерелья и короны из драгоценных камней. Сам фонд знаменит своими драгоценными камнями с интересной историей, которые были собраны воедино в коллекцию после Октябрьской революции. Сейчас этих камней семь: бриллиант «Орлов», алмаз «Шах», золотой браслет с плоским «портретным» алмазом Александра I, гигантская шпинель, изумруд «Зеленая королева», гигантский цейлонский сапфир и гигантский оливково-зеленый хризолит. В Алмазном фонде имеются императорские и частные украшения, восхищающие красотой и неповторимостью. К таким предметам относят Большую императорскую корону Екатерины II, Малую императорскую корону супруги Александра I, Императорскую державу и Императорский скипетр .

Коллекцию ювелирного искусства Оружейной палаты часто называют «Золотой и серебряный фонд». Он включает изделия из золота и серебра древнерусских мастеров, проживавших на территории Рязани, поэтому современные искусствоведы и археологи назвали найденные украшения «Старорязанский клад». В одном из залов Оружейной палаты представлены кувшины, кубки, чаши, ковши, самоваровы, братины (шаровидные кувшины) и др. Особый интерес представляют кубок шведского короля «Рог Изобилия», подаренный Алексею Романову, церковная чаша Юрия Долгорукова, византийская серебряная чаша VII в. В Оружейной палате среди предметов церковного обихода выделяются панагии. Екатерина II ввела традицию «жаловать» богато украшенные панагии; например, митрополиту Платону (украшена бриллиантами и четырьмя крупными турмалинами). Среди предметов ювелирной коллекции Оружейной палаты особое место занимают изделия фирмы Фаберже «Анютины глазки» и пасхальное яйцо «Память Азова» .

Нельзя не упомянуть коллекции Русского этнографического музея: «Особая кладовая»

(«Комната-сейф») хранит драгоценности, сделанные из серебра, золота, бриллиантов и сапфиров, которые украшают кавказские сабли и ножны, кувшины, вазы. В Особой кладовой присутствуют частные собрания Николая II, коллекции, представляющие предметный ряд народов Прибалтики, Сибири и Закавказья. Ювелирная коллекция включает в себя восточные изделия, среди которых наиболее известно украшение буддийского алтаря «13 божеств сферы Шри Ваджрабхайравы». Восточные драгоценные и полудрагоценные изделия подразделяются на «Иудаистские культовые предметы», «Русский жемчуг», «Буддийские редкости», «Ювелирные украшения казанских татар», «Дары эмиров бухарской императорской семьи». В музее хранятся одежда и аксессуары, которые украшены драгоценными камнями, обработанными казанскими, кавказскими и прибалтийскими мастерами. Коллекция постоянно пополнялась императорами Российской империи, но нередко инициатива исходила и от представителей народов, которые были заинтересованы в показе своей традиционной одежды, выполненной при использовании особых традиционных технологий. Несмотря на то, что музей был создан в конце XIX– начале XX в., в коллекцию входят серьги, браслеты, созданные из серебра и золота народными мастерами еще во времена правления Екатерины II .

Таким образом, современные музеи предлагают различные музейные коллекции ювелирного искусства, классифицировать которые можно как исторически (по периодам), тематически, соответственно материалам для создания. Интерес посетителей к традиционному историкотематическому показу, сложившемуся при экспонировании предметов ювелирного искусства в музеях в XIX – начале XX в., только возрастает при использовании разных критериев демонстрации исторических ценностей .

УДК 719 Кутузова Н. А .

студентка направления подготовки Культурология, Челябинский государственный институт культуры, Челябинск Научный руководитель – Мария Львовна Шуб, кандидат культурологии, доцент, Челябинский государственный институт культуры

ЧЕЛЯБИНСКИЙ ЭЛЕВАТОР КАК ПАМЯТНИК КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ:

ФАКТЫ ИСТОРИИ И СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ

До недавнего времени элеватор являлся важнейшим торгово-экономическим предприятием города Челябинска. Наряду с этим само здание является памятником архитектурного искусства начала XX в. Исходя из этого, подчеркнем актуальность его изучения с целью воссоздания истории здания и основных вех деятельности .

Известно, что зерновые культуры всегда были самым востребованным и жизненно необходимым продуктом для человека; основной отраслью еще Российской империи было сельскохозяйственное производство. Именно по данной причине в конце XIX в. для приема, хранения и выдачи зерна началось масштабное строительство государственных элеваторов. Напомним, что элеватор (от лат. elevator-поднимающий) – есть сооружение для приема, хранения, взвешивания и выдачи сыпучих продуктов [1, с. 1060]. 25 ноября 1910 г. на заседании Совета министров, председателем которого являлся П. А. Столыпин, было принято решение о строительстве 84-х элеваторов в различных (с акцентом на зерновые) районах Российской империи; элеваторы находились в собственности Государственного банка, а тот, в свою очередь, влиял на цены зерна и зерновых продуктов .

По окончании строительства Транссибирской магистрали город Челябинск стал важным звеном в соединении запада и востока Российской империи. Со стороны Сибири в город начало поступать недорогое зерно. Именно этот факт стал причиной строительства элеватора в Челябинске. Окончательное решение об этом было принято в феврале 1913 г., в 1914 г. «для потребления хлебного производства» было начато строительство элеватора грузоподъёмностью в 1 млн пудов [3, с. 68] (автор проекта – К. Е. Жуков). Уже к 1916 г. была завершена центральная секция здания, которая на тот момент стала самой высокой точкой в городе. Полноценно элеватор начал свою работу при советской власти. В 1918 г. К. Е. Жуков самостоятельно организовал работу по установке оборудования. С 1924 г., с момента передачи элеватора Госбанку, он начал работать по назначению. В скором времени вблизи был разбит рынок, получивший в народе название элеваторный [2, с. 29] .

Если рассматривать элеватор как архитектурно-стилевое здание, то следует отметить, что он является примером стиля провинциального промышленного модерна. Центральное здание элеватора имеет шесть этажей с цоколем, выполнено из бетона в стилевых формах и элементах модерна. Здание элеватора, прямоугольное в плане, имело 40 метров в высоту [4, с. 15]. Если рассматривать здание по цокольной части, то можно заметить, что оно прямоугольное, но центральная часть элеватора почти квадратная. Боковые фасады центральной части здания, а именно, восточный и западный, не имеют зернохранилищ. Они усложнены тремя ризалитами с каждой стороны. Оконные проемы оформлены рамочными тягами-наличниками с замковым камнем [4, с.17] .

На первом этаже элеватора можно увидеть проемы, которые предназначались для въезда железнодорожных вагонов. На северном – главном – фасаде на фризе аттика есть надпись: «Челябинскiй элеваторъ государственного банка» [4, с. 17] .

На первом и втором этажах здания элеватора располагается единая входная система .

Проемы, которые предназначались для въезда, прикрыты со стороны северного фасада ризалитами-портиками, которые располагаются сразу на двух этажах; на уровне второго этажа они декорированным оконными проемами, представляющие из себя арочную форму с завершениями. Окна элеватора по форме прямоугольные, при этом декорированы рамочными тягами-наличниками (на данное время они заложены кирпичами). Межоконное пространство портиков-ризалитов украшено филенками, которые выполнены в прямоугольной форме. Фриз портиков выделен восьмигранными филенками – и ленточным декором, повторяющимся и на капителях пилястр, замыкающих пространство главного северного фасада на уровне фриза [4, с. 17]. На уровне второго этажа портики-ризалиты соединены балконом, который, в свою очередь, имеет ажурное ограждение; ограждение бетонное, представляет собой ансамбль деталей растительного орнамента, характерных для стеля модерн. Окна, располагающиеся по балкону, имеют завершения в виде арочной формы .

Интерьер элеватора не сохранился в первозданном виде, так как здание не использовалось длительный период времени: отсутствие отопления, высокая влажность, полная бесхозность здания – все отрицательно сказалось на сохранности элеватора в целом .

Элеватор проработал по своему назначению до середины 90-х гг. XX в. [2, с. 64]. В настоящее время сохранилась только центральная часть, в том числе и подвальные помещения. Складские помещения, расположенные вокруг здания элеватора, стали частной собственностью. После решения Администрации города о закрытии элеватора здание пришло в аварийное состояние .

В 2014 г. Министерством культуры Российской Федерации была произведена историкокультурная экспертиза. Экспертиза выявила факт того, что челябинский элеватор является объектом культурного наследия и было предложено включить его в Единый государственный реестр объектов культурного наследия народов России .

В 2016 г. было представлено несколько проектов по реконструкции заброшенного элеватора. Один из проектов принадлежит архитектору Владимиру Болотову. Согласно идее автора проекта, после реконструкции разрушенных секций, монтажа фасада и внутреннего восстановления, элеватор можно будет использовать в качестве выставочной площадки, коворкинга или лофта. Согласно официальному проекту Администрации Челябинска, элеватор может служить в качестве торгово-офисного центра .

Подводя итог вышесказанному, хочется еще раз отметить культурную значимость элеватора не только для города Челябинска, но и для Российской Федерации в целом. Полагаем, что такие уникальные и неповторимые строения нужно сохранять и реставрировать, стараться оставить в здании ту идею, которую когда-то вложил в него автор. При тщательной и затратной работе элеватор в городе Челябинске может не только получить вторую жизнь и стать полезным для многих жителей, но и возродиться в том небывалом виде, в котором он когда-то был создан К. Е. Жуковым .

Литература

1. Челябинск : энциклопедия [Текст]. / В. С. Боже, В. А. Черноземцев. – Челябинск : Камен. пояс, 2001. – 1112 с .

2. Чернавский, Н. М. Материалы к истории Челябинска [Текст] / Н. М. Чернавский. – Челябинск :

Центр историко-культур. наследия г. Челябинска, 1993. – 74 с .

3. Чернавский, Н. М. Челябинск в его прошлом [Текст] / Н. М. Чернавский ; Объединен. гос. архив Челяб. обл. – Челябинск : ОГАЧО, 2016. – 119 с .

4. Акт государственной историко-культурной экспертизы объекта недвижимости «ЗДАНИЕ ЭЛЕВАТОРА» по адресу: г. Челябинск, ул. Кирова, 130 [Электронный ресурс]. – URL: http://www.culturechel.ru/Upload/files/gnpc/zike/akt-elevator.pdf. – Проверено: 24.03.19 .

–  –  –

ЗНАЧЕНИЕ КУЛЬТУРНОГО И ДУХОВНОГО НАСЛЕДИЯ

УЗБЕКСКОГО НАРОДА В МИРОВЫХ СОБРАНИЯХ

На сегодняшний день каждое государство, каждая нация обладает мощным потенциалом, который проявляется в военном деле, промышленности, культуре, а также в духовно-просветительской деятельности народа. Духовность и духовные ценности народа формируются в процессе длительного исторического развития и неразрывно связаны с национальной историей, национальным образом жизни. Культурные ценности народа, его духовное наследие на протяжении тысячелетий служили и служат мощным источником духовности для народов Востока. В качестве примера можно привести узбекскую нацию, начавшую свое развитие несколько тысячелетий назад от цивилизации Мавераннахра .

Народы Узбекистана имели свою историческую государственность, такие как Бухарский Эмират, Кокандское и Хивинское ханства. Великие предки: Имом Аль-Бухорий, Ат-Термизий, Бахоуддин Накшбандий, Хужа Ахмад Яссавий, Аль-Хоразмий, Беруний, Ибн Сино, Амир Темур, Мирзо Улугбек, Захириддин Мухаммад Бобур – внесли огромный вклад в развитие национальной узбекской культуры и науки, стали поистине предметом гордости народа. Они оставили после себя великое, поистине бессмертное духовное наследие в развитии мировой цивилизации [3]. Узбекистан знаменит своими полководцами, учеными, мыслителями и поэтами. В Бухаре жили и слагали свои стихи Рудаки и Дакики, бывал Фирдоуси, провел свои молодые годы знаменитый медик, философ и поэт Абу Али Ибн-Сина (Авиценна); родом из Хорезма и Ферганы – выдающиеся математики Абу Джафар ибн Муса аль-Хорезми и Ахмад аль-Фергани. Без Мухаммеда ибн Мусы аль-Хорезми трудно представить современную математику, астрономию и географию; он заложил основы алгебры, дал ей название .

Возрождение духовных ценностей во многом зависит от формирования нравственных идеалов народа, опоры на духовные ценности предков. Молодёжь должна уметь и дальше сохранять эти бесценные качества [3]. Земля Узбекистана – это своеобразный драгоценный архив, хранящий уникальные исторические и археологические памятники разных эпох. Ни одна республика Средней Азии не имеет такого количества памятников истории и древней культуры. Культура Узбекистана – одна из самых ярких и самобытных культур Востока, она формировалась в течение тысячелетий и вобрала в себя традиции, обычаи народов, в разное время населявших территорию современного Узбекистана. Свой вклад внесли в нее древние иранцы, греки, кочевые тюркские племена, арабы, китайцы, русские. Великий Шелковый Путь способствовал слиянию культур народов, их обычаев и искусства. Богатое наследие хранится в музеях, научно-исследовательских институтах, галереях и архивах страны. В 2001 г. историко-культурные объекты Самарканда, Бухары, Хивы и Шахрисабза были внесены в список Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО .

При сотрудничестве с представительством организации реализуется множество проектов в сфере туризма и культуры [1]. Установленные надежные отношения способствуют дальнейшему развитию взаимного сотрудничества в этих областях .

Значительная часть духовного наследия Узбекистана хранится в зарубежных музеях, фондах частных коллекционеров. Гордостью собрания древнего буддийского искусства Государственного Эрмитажа в Санкт-Петербурге является Айртамский фриз, найденный на городище Айртам вблизи Термеза (Сурхандарьинская область). В фонде Музея народного искусства в Стокгольме бережно хранится богатейшая коллекция прикладного искусства Узбекистана (художественный металл, керамика), собранная в Ташкенте, Самарканде, Фергане в конце XIX – начале XX в. Особо следует выделить «Уголок Узбекистана» в Национальном музее этнологии города Осака (Япония), созданный ученым-археологом Кюдзо Като, на протяжении многих лет проводившего поиски на территориях исторических памятников Сурханского оазиса [3]. Большое количество древних рукописей, манускриптов, писем, художественных предметов хранится в библиотеках и музеях Москвы, Санкт-Петербурга, Лондона, Парижа, Венеции, Генуи, Берлина, Стокгольма, Каира, Тегерана, Стамбула .

Проект «Культурное наследие Узбекистана в мировых собраниях» по масштабам не имеет аналогов в мире. «Наш музей на протяжении ряда лет сотрудничает с учеными Узбекистана в реализации проекта, – говорит директор Всероссийского музея декоративно-прикладного и народного искусства Елена Титова. – В рамках этого масштабного проекта в прошлом году в нашем музее проводилась выставка “Сокровища культурного наследия Узбекистана”. Убеждена, что будут расширяться масштабы проекта и ряды международных специалистов, которые работают над его продолжением, подготовкой новых разработок и изданий [2]. В процессе подготовки книгальбомов к изданию проведена исследовательская работа по сбору и обобщению лучших артефактов, вывезенных из Узбекистана, среди которых имеются археологические находки, керамические и металлические изделия, образцы нумизматики, ткачества, ювелирного, изобразительного искусства .

Президент Узбекистана Шавкат Миромонович Мирзиёев уделяет большое внимание укреплению роли науки в социально-экономическом развитии страны, всесторонней поддержке деятельности ученых. Суверенитет страны невозможен без возрождения духовных, национальных, религиозных и исторических ценностей. С первых дней независимости Узбекистана наряду с политическими, социально-экономическими преобразованиями особое внимание уделялось и уделяется возрождению духовного наследия, культурных ценностей народа. Духовное совершенствование общества, формирование идеи национальной независимости стало составной частью укрепления суверенитета Республики Узбекистан. В период независимости многочисленные памятники культуры и истории были отреставрированы, а также построены новые мемориальные комплексы: Мемориал Памяти и почестей, Имама Аль-Бухари, Аль-Фергани, музей Амира Тимура и Тимуридов и др., они сочетают в себе традиции восточного зодчества и современные достижения архитектуры .

Культурное и духовное наследие – это бесценное сокровище народа, которое необходимо для воспитания и развития молодого поколения. К культурному и духовному наследию необходимо относиться бережно, сохраняя его и плодотворно используя для развития духовности и культуры .

Литература

1. Информационный дайджест прессы Узбекистана № 95. 16 мая 2017 г. [Электронный ресурс] // Постоянное представительство Республики Узбекистан при Отделении Организации Объединённых Наций и других международных организациях в Жененве : [сайт]. – URL: http://uzbekistangeneva.ch/informacionnyj-dajdzhest-pressy-uzbekistana-no-95-9992.html. – Проверено: 20.03.19 .

2. Культурное наследие Узбекистана в собраниях мира [Электронный ресурс] [Проект] : [официал .

сайт проекта]. – URL: http://c-legacy.uz/2017/09/27. – Проверено: 20.03.19 .

3. Ташбаева, Г. Ю. Роль и значение духовных ценностей как фактора возрождения национального самосознания узбекского народа / Г. Ю. Ташбаева, Декханова С. Э. // Высшая школа. – 2017. – № 8. – С. 56–57 .

–  –  –

ТРАДИЦИОННАЯ ОБРЯДОВАЯ ПИЩА ТАТАР ЮЖНОГО УРАЛА

Обрядовая пища является важным элементом жизни человека. Она связана с целым комплексом действий: добывание продуктов, их обработка, хранение. В связи с тем, что обрядовая пища является устойчивым элементом традиционной культуры, она всегда вызывала научный интерес с исторических, этнологических и культурологических позиций .



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |



Похожие работы:

«ПРИГЛАШАЕМ ПРИНЯТЬ УЧАСТИЕ В ШОУ-КОМАНД Dance Monsters Fest Положение 4-5 мая 2019 года Почему важно участвовать в Dance Monsters: • Достойный призовой фонд в денежном эквиваленте • Достойные призы от спонсоров и партнеров • Компетентные судьи, представители зарубежья и Украины • Профессиональная сцена с тан...»

«Олард Диксон ШАМАНСКИЕ КАРТЫ ПУТЕШЕСТВИЯ ДУШИ КАРТОГРАФИЯ ЗАПРЕДЕЛЬНЫХ ПРОСТРАНСТВ Народы Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока Атлас – путеводитель Издательство Велигор Москва 2018 УДК 572:3(299+159,961):929(092) ББК 86:87:63,5:83,3(2...»

«Ежи Фарыно Метаморфозы заболоцкого Studia Rossica Posnaniensia 4, 93-114 ЕЖ И ФАР ЫН О Варшава МЕТАМОРФОЗЫ ЗАБОЛОЦКОГО (Опыт реконструкции поэтического языка) 0.0 . Предлагаемая статья являет...»

«650 ВаВилоВский журнал генетики и селекции, 2014, том 18, № 4/1 УДК 631 527.41:631.11: 633.14 СПОСОБНОСТЬ К АНДРОГЕНЕЗУ ЭУПЛАЗМАТИЧЕСКИХ ЛИНИЙ МЯГКОЙ ПШЕНИЦЫ И АЛЛОПЛАЗМАТИЧЕСКИХ РЕКОМБИНАНТНЫХ ЛИНИЙ (H. vulgare)-T. aesTivum С ТРАНСЛОКАЦИЯМИ 1RS.1BL И 7DL-7Ai И ПОЛУЧЕНИЕ ДИГАПЛО...»

«Инновационная деятельность МБОУ СОШ № 38 в 2017-18 уч. г. Цель: создание условий для раскрытия способностей обучающихся с целью подготовки к жизни в высокотехнологичном мире Задачи: 1. Развитие общей культуры обучающихся посредством формирования у них научных форм системного мышления, которое станет основой для творческого п...»

«УДК 316.42(476)(082) В сборнике представлены статьи ведущих белорусских, российских и украинских социо­ логов, посвященные актуальным проблемам развития белорусского, российского и украин­ ского обществ, социальной теории, методологии и методикам социологических исследова­ ний. Особое внимание в данном выпуске уделено исс...»

«https://otvet.com.ru/den-rojdeniya-13-iyunyau-kakih-izvestnyhveliki День рождения 13 июня, у каких известных, великих людей и знаменитостей? День рождения 13 июня, у каких известных, великих людей и знаменитостей? загрузка. Филипе Албукерке португальский автогонщик. Вячеслав Бу...»

«№1 (65) – 2018 январь – февраль Финал конкурса "Студент года" 25 января 2018 года в День российского студенчества в университете состоялось торжественное вручение наград победителям и лауреатам конкурса "Студент года". С 6 ноября 2017 года по 25 января 2018 го...»

«УТВЕРЖДАЮ: Президент РОО ФСО Свердловской области А. В. Рязанов " 17 " января 2018 г. ПОЛОЖЕНИЕ об открытом чемпионате и первенстве г. Екатеринбурга по спортивному ориентированию "УРАЛ-2018" Цели и задачи • популяризация спортивного ориентирования как наиболее доступного...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Саратовский государственный аграрный университет имени Н.И. Вавилова" СОГЛАСОВАНО УТВЕРЖДАЮ Заведующий кафедрой Декан факультета _ /Молчанов А.В./ /Василь...»

«ПРОГРАММА КИРИЛЛО-МЕФОДИЕВСКОГО ФЕСТИВАЛЯ СЛАВЯНСКИХ ЯЗЫКОВ И КУЛЬТУР – 2019 (22–24 мая 2019 года) XX Международная научно-практическая конференция "Славянская культура: истоки, традиции, взаимодействие: Кирилло-Мефодиевские чтени...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО САНКТ-ПЕТЕРБУРГА АДМИНИСТРАЦИЯ ПЕТРОГРАДСКОГО РАЙОНА САНКТ-ПЕТЕРБУРГА РАСПОРЯЖЕНИЕ /с Л г sf О согласовании открыт ИЯ Дентра тестирования ) выполнению зидов испытаний (тестс в), нормативов, требований к оценке звня знаний и умений } области физиче...»

«012840 Область изобретения Настоящее изобретение относится к области производства рекомбинантных белков. Более конкретно, оно относится к применению бессывороточной культуральной среды, содержащей антиоксидант, для продукции рекомбинантных димерных гонадотропинов. Антиоксидант...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ ТАМБОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. Г.Р. ДЕРЖАВИНА Н.Г. Блохина, Т.Е. Жукова, И.С. Иванова СОВРЕМЕННЫЙ РУССКИЙ ЯЗЫК ТЕКСТ СТИЛИ РЕЧИ КУЛЬТУРА РЕЧИ Учебное пособие для студентов высших и средних проф...»

«Электронный научно-образовательный журнал ВГСПУ "Грани познания". № 6(59). Декабрь 2018 www.grani.vspu.ru УДК 81’1 Е.Ю. КИСЛЯКОВА (Волгоград) ЛИНГВОАЛЛОЛОГИЧЕСКАЯ КОМПЕТЕНЦИЯ: К ПРОБЛЕМЕ ФОРМИРОВАНИЯ ИНО-ОБРАЗА КОММУНИКАНТОВ Рассматривается новое когнитивно-дискурсивное терминопонятие Ино-образа как ситу...»

«Тема урока: "Безопасный Интернет" Цель: знакомство с правилами безопасной работы в сети Интернет.Задачи: изучить информированность пользователей о безопасной работе в сети Интернет; поз...»

«УТВЕРЖДАЮ: СОГЛАСОВАНО: Вице-президент ПАО "ЛУКОЙЛ", Генеральный директор генеральный директор Некоммерческой организации АО "РИТЭК" "Благотворительный фонд "ЛУКОЙЛ" _ Н.М. Николаев И.А. Бекетов СОГЛАСОВАНО: Начальник Департамента общественных связей ПАО "ЛУКОЙЛ" _ Г.Л.Овсянников ПОЛОЖЕНИЕ о Конкурсе со...»

«Методические рекомендации по организации площадок Областной акции тотального чтения "День чтения. Читаем классику!" (для муниципальных библиотек и образовательных учреждений Свердловской области) 28 сентября 2018 года облас...»

«86 Раздел 2. Советский проект: аудиовизуальные репрезентации И. Я. Мурзина, А. Э. Мурзин УДК 94(470.5).084.3/.084.6:7 ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ ПРОЕКТА "СОВЕТСКИЙ УРАЛ" Статья посвящена влиян...»

«Программа учебной дисциплины "Научно-исследовательский семинар "Логика, эпистемология и методы философского исследования" Утверждена Академическим советом ООП Протокол № 4 от "25" мая 2018 г. Автор Климова Светлана Мушаиловна д.ф.н., sklimova@hse.ru Мишура Александр Сергеевич к.ф.н., alex.mishura@gmail.com Долгоруков Виталий Вл...»

«1 ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Легкая атлетика по популярности является одним из самых массовых видов спорта. Различными видами легкой атлетике занимается огромное количества любителей и профессионалов. Популярность данного вида спорта объясня...»

«Геополитика и экогеодинамика регионов. Том 4 (14). Вып. 2. 2018 г. С. 63–70. УДК 911.3:30:316.48(477.75) Яковлев А. Н. Трансформация социокультурной конфликтности в Крыму в новых геополитических реалиях ФГАОУ ВО "Крымский федеральный универси...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.