WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

«ФОЛЬКЛОРИСТИКИ Светлана Валуевская ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ ПОХОРОННО-ПОМИНАЛЬНЫХ ПРИЧИТАНИЙ В НАРОДНОЙ ТРАДИЦИИ СРЕДНЕГО ТЕЧЕНИЯ РЕКИ СУХОНЫ Бассейн среднего течения реки Сухоны охватывает восточную ...»

169

ПРОБЛЕМЫ МУЗЫКАЛЬНОЙ

ФОЛЬКЛОРИСТИКИ

Светлана Валуевская

ФУНКЦИОНИРОВАНИЕ

ПОХОРОННО-ПОМИНАЛЬНЫХ

ПРИЧИТАНИЙ В НАРОДНОЙ

ТРАДИЦИИ СРЕДНЕГО ТЕЧЕНИЯ

РЕКИ СУХОНЫ

Бассейн среднего течения реки Сухоны охватывает восточную часть Воло­

годской области: Тотемский, Бабушкинский, Тарногский, Нюксенский районы .

Эта зона определяется современными исследователями как «одна из ключевых территорий, где опознавательные признаки вологодских фольклорных традиций проявляются во всей своей полноте и характерности» [7, 1-1,13\ .

Народная музыкальная культура среднесухонского ареала является объек­ том внимания собирателей с конца X IX века. В 1893 году по заданию Песенной комиссии Императорского Русского географического общ ества Ф. М. Истомин и С. М. Ляпунов записывают народные песни в трех северных губерниях, в том числе Вологодской. Итогом поездки становится издание сборника «Песни рус­ ского народа», включающего, среди прочих, наиболее значимые по мнению со­ ставителей образцы фольклора Средней Сухоны [9] .

Экспедиционная деятельность заметно активизируется во второй половине X X века. В 1967-1976 годах работу по сбору фольклорно-этнографических све­ дений в восточных районах Вологодской области осуществляют представители Государственного музыкально-педагогического института им. Гнесиных (ны­ н е—Российская академия музыки им. Гнесиных). Зафиксированные материалы по плачевой культуре междуречья Сухоны и Ю га и верховьев Кокшеньги с о ­ ставляют основу текстологического исследования Б. Б. Ефименковой «С евер­ норусская причеть» [4] .

Валуевская Светлана Владимировна— старший преподаватель кафедры пения и музыкального образования Вологодского государственного педагогического университета Светлана Валуевская 170 В это же время (1970-1975) территории Тотемского, Тарногского и Нкжсенского районов обследую тся коллективом преподавателей и студентов Л енинградской (н ы н е— С ан кт-П етербургской ) государственной кон сер­ ватории имени Н. А. Римского-Корсакова. По следам экспедиций издается сборник «Н ародны е песни Вологодской области. П есни средней Сухоны», составитель —А. М. Мехнецов [8] .

С 1981 года и по настоящее время планомерную деятельность по фиксации фольклорно-этнографических материалов Вологодского края осущ ествляет Ц ентр традиционной народной культуры (ранее —Лаборатория народного музыкального творчества) Вологодского государственного педагогическо­ го университета (научный руководитель — канд. иск., заслуженный работник культуры РФ Г. П. Парадовская). В районы Средней Сухоны состоялось свыше 30 экспедиционных выездов, организованных Педагогическим университетом .

Полевые исследования 1987 и 1989 годов проводились совместно с Ленинград­ ской государственной консерваторией (научный руководитель — канд. иск., профессор, заслуженный деятель искусств России А. М. Мехнецов). Результаты деятельности нашли воплощение в коллективном документальном издании «Н а­ родная традиционная культура Вологодской области. Фольклор и этнография среднего течения реки Сухоны» [7] .

В названных выше публикациях содержатся материалы, отражающ ие ж ан­ ровую, диалектную и историко-стилевую специфику музыкальных явлений среднесухонской традиции. Тем не менее, актуальность комплексного изуче­ ния художественных форм в системе обрядов семейно-бытового цикла данной локальной зоны сохраняется и на сегодняшний день .





В настоящ ей статье рассматриваю тся функции похоронно-поминальных причитаний в традиции Средней Сухоны на материале фольклорных экспеди­ ций Вологодского государственного педагогического университета в Нюксенский район Вологодской области1 .

Причитания, являясь одним из значимых жанров фольклора Вологодчины, занимаю т ведущее место в обрядах, направленных на отчуждение предста­ вителя родового коллектива и общины, обусловленное его переходом в иной статус. В причетной сфере похоронно-поминального комплекса воплощаются устойчивые представления о жизни и смерти, об умерших, о нормах и правилах взаимодействия с ними .

Похоронно-поминальные причитания на художественно-функциональном уровне маркируют значимость каждого момента в системе обрядности. Как отмечает А. М. Мехнецов, «в текстах причитаний складывается идеальная (во­ ображаемая) форма происходящего, устанавливаются, подтверждаются нормы обязательных взаимных отношений мира живых и душ усопших» [6,103] .

В похоронном обряде среднесухонской традиции причитания исполняются:

— после обмывания, обряжения и укладывания покойного;

— в период пребывания его в доме (в том числе во время посещения умершего родственниками и представителями деревенской общины);

— в ритуалах похоронного дня (при укладывании тела умерш его в гроб, прощании в доме, выносе гроба, по дороге на кладбище, при прощании и захоронении) .

1 О бытовании причитаний в системе похоронно-поминальной обрядности среднесухон­ ской традиции см. также в: [1; 2] .

ПОХОРОННО-ПОМИНАЛЬНЫЕ ПРИЧИТАНИЯ В ТРАДИЦИИ СРЕДНЕГО ТЕЧЕНИЯ СУХОНЫ

Поминальные причитания функционируют как в дни собственно поминок усопш его (третий, девятый, двадцатый, сороковой, годовщ ина смерти), так и в обгцие календарные поминки (родительские субботы, престольные праздни­ ки и др.)2. Особенностью среднесухонской традиции является обычай причитать при поминовении на следующий день после похорон, когда умершему «завтрак / обед носят»: «В от обед носят назавтрее, вот тожё причитают. С обедом-то как придут, даки причитают» (Востровский, Аеваш, 1842-15)3. Также принято при­ читать во время посещения кладбища после еженедельной воскресной церков­ ной службы: «Раньше как из цёрьквы выйдут (было у нас, этот, не так далёко кладбишшё-то), а как выйдут, дак на всех-то могилах прицитают, на всех!» (Нюксеница, 2433-18) .

Однако бытует запрет на причитание в Радоницу («Радовальницу», «Радовницу», «Радованницу»), так как, согласно народным верованиям, в этот празд­ ник покойники «радуются»: «И вот теперь в Радовальницю хожу одна, хожу на могйуку, некоуда не прицитаю —не велят прицитать. Вот, эво, говорят, не надо прицитать—это (й)йхний праздник, дак прицитать не надэ, у (й)их праздник там окадак» (Востровский, Аеваш, 1842-14) .

Кладбище в среднесухонской традиции именуется «буево» («святое буёво», «широкоё буёво»)4 и определяется народными исполнителями как место пребы­ вания умерших. Из воспоминаний Паневой Великониды Васильевны, 1925 года рождения, уроженки деревни Сергиевская Раменского сельсовета Тарногского района Вологодской области: «У нас прошлый год напивсё мне-ка будёт сват и остався [на кладбище]. В одйннацеть-то часов, двеннадцетой-от стал час, ево из кладбишша-то (он напивсё, да там спит), дак ево гонйть: “Ты не наш, убирайсе!

–  –  –

культуры Вологодского государственного педагогического университета. Все диалектные расшифровки выполнены автором статьи .

4 «Буево» — «погост, место, где стоит церковь (обычно на возвышенности), место внутри ограды церковной; кладбище, могилки, могильник». См. слово «буйный» в [3, 1,138] .

5 Вертикальный штрих возле буквы «л » обозначает более мягкое произношение, близкое том у что существует в ряде западноевропейских языков .

Светлана Валуевская 172 При опускании гроба в могилу к покойному обращаются с просьбой передать «челобитье великое» умершим родителям:

«Ой, да передай-ко ты, л’адушка, Ты цел’обйтьё велйкоё Моёй родимой-то мамушке, Да моёй богоданной-то матушке»

(Нюксеница, 1321-28);

«Ой, тош(и)нёшенько, да ты скажй-ко там(ы), сёстриця, Ой, тош(и)нёшенько, да ты родимой-то мамушке, Ой, тош(и)нёшенько, да про моё-то житьё-бытьё»

(Брусенский, Брусенец, 413-01);

«Наказывал’а своему сыну, што:

“Передай-ко там, Вол’оденька (Вол’одей звали), Моему серьдёцьному дитятку Как я живу здесь, скитаюся...”»

(Брусенский, Монастыриха, 429-34) .

При поминовении («когда вот я иду поминать и дома поминаю») передают поклоны «честным родителям» не только в причетной, но и в прозаической форме: «Ну, давай, передавай поклоньцик там всем, всем цёсным родителям!»

(Уфтюгский, Ивановская, 2256-20) .

Л ю бое адресное исполнение причитаний воспринимается как акт взаимо­ действия с представителями «и н ого» мира. О бращ аться к умершим — значит «трясти их», то есть тревожить: «А вот уж после обеда не надо (й)их трестй, не надо поминать, поминают только до обеда» (Востровский, Леваш, 1834-25).

Так, причитая по просьбе участников экспедиции, исполнительница проговорила:

«тряхну мужика-то» —и обратилась к нему в причете:

«Ой, да ты оставил.. .

Михайлушко да зётюшко, Ой, да ты на муку, на маету, Ой, да ты свою-ту невестушку...»

(Востровский, Копылово, 1400-24) .

В среде деревенских жителей бытует мнение, что если умерших потревожить не вовремя, им «тяжело там [на том свете] будет» (Нюксеница, 1373-19), поэтому, причитая в неположенное время, высказывают опасения: «Ой, наворожим ишшо покойника-то» (Бобровский, Бобровское, 1838-20) .

Таким образом, в традиции строго регламентируется место и время художественно-обрядовой коммуникации с усопшими. Причитания при этом выполняют значимые ритуально-магические, обрядово-коммуникативные, регулятивные, апотропеические и другие функции .

Исполнителями причитаний Средней Сухоны являются женщины —род­ ственницы, знакомые, а также приглашенные причитальщицы. Родные и близкие (мать, жена, сестра, дочь, крестная, тетка и др.) обращаются к умершему сообраз­ но степени близости семейно-родовых отношений: «родимой мой батюшко» / «моя родимая мамушка»; «родимой мой брателко / «родимая ты моя сёстриця», «двою родная сёстриця»; «моя милая ладуш ка», «м оё серьдёцьноё дитятко»,

ПОХОРОННО-ПОМИНАЛЬНЫЕ ПРИЧИТАНИЯ В ТРАДИЦИИ СРЕДНЕГО ТЕЧЕНИЯ СУХОНЫ

«мой желанной-от зётю ш ко», «лю бима племённиця», «моя сношенька», «моя сватьюшка» и т. п .

Знакомые и соседи, представители общины, прощаясь с покойным, также причитаю т [1,19\ При этом к покойному обращ аю тся в соответствии с уста­ новившимися в общине отношениями: «лю бая подруженька», «блйжная моя сусёдушка» и др .

В среднесухонской традиции бытует мнение, что причитать по ум ерш е­ му надо «умеючи», «складно», в связи с чем для такого ответственного дела специально могли приглашать опытных причитальщиц: «Ну, плакать-то пла­ кала, но прицитать я не прицитала, потому што прицитать надэ тожё умйюци .

А людям на страм —это тожё худо, это тожё худо. Прицитать надэ складно ведь .

Складно!... Вишь, она прицитаёт не токо сама по своему горю, а просто вот, хто помер, её попросят. Вот она ходит, её просят, она и всё прицитает. Вот уж она всё выскажёт.... Да вот опёть уже я за Симку. Уж хто лучше Симки прицитау, не знаю, Олександра, не знаю, она всем на ужас, всем на завидос[т]ь» (Бобров­ ский, Бобровское, 1839-05) .

Традиционным для похоронно-поминальной обрядности Средней Сухоны является одновременное исполнение причитаний несколькими причитальщи­ цами, при этом каждая участница «вы сказы вает своё горе». Максимальную акустическую насыщенность звуковое поле получает в кульминационные м о­ менты обряда—вынос гроба, путь на кладбище, погребение: «И з избы-то как стали выносить-то, дак сильно-сильно прицитали! Все уж тут хто ц ё в о — все ревйли, уж сильно прицитали. А потом вынесли, дак вот до самово кл’адбишша, я всё проревёл’а, всё проприцитал’а —всё, всё, всё! И тётка прицитал’а, и я

ФОЛЬКЛОРИСТИКИ

прицитал’а до самово кл’адбишша» (Бобровский, Бобровское, 465-12); «Старухите ведь причитали и в три, да и в чётыре голоса —хто чёво можёт сказать, а тут не розберёш ь» (Брусноволовский, Кокуево, 454-09); «Когда везут дак, конечно, уж тут-то все, все ревят —тут все, все-все, все-все! И каждый своё, каждый своё, каждый своё горё выкладываёт» (Нюксеница, 472-22) .

При поминовении на кладбище также могли одномоментно причитать не­ сколько человек: «Мы пришли на кл’адбишшё-то, да со свекровкой, да свекровка с ту сторону на крёст, а я с другую сторону, дак и заревели. Взохал’а да заревёл’а, да и заревёл’а, само по себе оно тут насобираетце цево ревйть-то в горе-то»

(Уфтюгский, Кокшенская, 1422-32). Асинхронное множественное исполнение причитаний (всеобщий плач) на кладбище представляет собой акт создания еди­

МУЗЫКАЛЬНОЙ

ного коллективного звукового ритуально-коммуникативного поля (общинной художественной коммуникации с умершими) на всем обрядовом пространстве .

При этом деревенские жители указы ваю т на персональный характер вы­ ражения «своего горя» в причитании: «Ведь кажной своё горё выплакываэт .

Одново ведь причитанья нет, это не песня, што вот какую знаэшь, дак споёшь .

Причйтаньёувсехразноё.... Так што я вот так пела, а вот Катя тот раз причита­ ла совсем другомя, у её своё горё, она свои слова. Это же не песня» (Уфтюгский,

Ивановская, 2256-06). «А вот просто своё горе, свою пйсьню выкл’адываэшь:

тут как живёшь, и всё вот, как за ей ухаживал’а, как цёво был’о раньше —это всёПРОБЛЕМЫ всё выскажёшь, это знаэшь, всё так цёво» (Бобровский, Бобровское, 465-12) .

«Н апоминает-то ведь у каждово своё горё, дак он своё выкладываёт. А тут уж и не то што уж одно и тожё, у каждово своё горе» (Нюксеница, 1373-17) .

Следует выделить психотерапевтическую функцию причитаний — народ­ ные исполнители отмечают улучшение состояния после «высказывания своего Светлана Валуевская горя»: «Э то горё своё высказывают, причитают и высказывают своё горё. Вот, ну .

И как-то попричитают, дак как ровно легче становитца» (Нюксеница, 2024-05) .

«Так што вот жалеешь, дак просто легче душе, как ты выскажёшь это всё ему. Это уж из веки веков это вот причёты-те бываю т» (Востровский, Аеваш, 1841-29) .

В необходимости посредством причитаний разжалобить («росклевйть»6) всех присутствующих и тем самым вызвать всеобщий плач по умершему выражается значимая социально-обрядовая функция: «Я стал’а прицитать-то, матка-то иё сел’а ко мне тут, дак я прицитаю, да говорю:

“Твои мйл’ые-те невестушки, Дак онё бьютце, онё убиваютце, Да онё слёзам умываютце...” А онё там слёзам умываютце, пекут шаньги. Лиза-та (Лизой-то, нашто, маткуто и зовут Тамары-то) пришл’а да говорит: “Васйльёвна, —говорит, —будёт ревйтьто, девок-то, —говорит, —росклевйл’а”» (Уфтюгский, Лесютино, 445-02). «А по­ тому што, если заприцитают, дак все ревут. Сл’ова-те выговаривают, дак все ре­ вут.... Как токо заревйт, так все заревут, все слезам умываютця. Э то прос­ то так, што как-то все, ш то все ж алйю т вроде её все» (Востровский, Вострое, 1638-24) .

По народным представлениям, причитание вызывает единое обрядовое со­ стояние у всех присутствующих, при котором слезы «передаю тся» от одного человека к другому: «А кабы одна заревёл’а, которая заприцитал’а, дак у всех слёзы покатйлися. О нё просто слёзы-те передаю тца к другому-ту цёл’овёку, думает ведь: “И до меня до этово дойдёт”. Понимаете ведь это, скажет: “И до меня до этово дойдёт —ой, я об ёй реву!” Дак вот другово-то и вызываэт этем .

Она, раз заприцитали, дак у её слёзы-те беж ат уж, эвоно, сами, тем говорит ведь: “До меня дойдёт ведь это скоро. О бо мне заревут ли, нет?!” У меня и го ­ ворит: “Ой, девка, девка! Я умру, дак ты и может и не поприцитаэшь?” — “Мама, поприцитаю!” А как заприцитаэшь, дак и все и заревут. И правда ведь: больше уж она пошл’а и не вернётця! Потом больше как-то у цёл’овёка-то цю[в]ства-те бывают, ш то цел’овёк-от пошёу на тот свет, цюёшь, больше ево не будёт, и не увидишь, и со[л]нцё не согрйёт, вот, токо земля будёт грить, а больше никто»

(Востровский, Вострое, 1638-28) .

Причитание и всеобщий плач на похоронах является признаком правильного, нормативного проведения обряда: «К ак она заприцитаёт, токо бы одна гунула — все в слёзы.... Да все как в голос, вся-та деревня как заревёли дак.... Э то хорошо, коуда поревут. А вот так это: “Ой, да у её нехто не ревйт!” —это плохо .

“Нехто, —говорят, —и не прослезйусе”. А это што, вот так поморшатьце, поревут?

Э то не рёв, это надэ с прицётом» (Бобровский, Бобровское, 1839-05) .

Все сольные причитания в кульминационные моменты обрядности сопро­ вождаю тся особой ритуальной формой поведения (падение ничком), оп р е­ деляемой в среднесухонской традиции как «хлестание», «хлопанье»7: «В о т я и заприцитал’а, ты знаешь, пришл’а да и хл’опнула’сь» (Дмитриевский, Малая Сельменьга, 1632-05); «А это всё я ходйл’а на могйл’у цёл’ой год. Э вот этта и могйл’а-та у цёрквы. Вот. А у нас шес[т]ь километров до нашёй-то деревни .

Я вот всё хлёстал’ась и всё и прицитал’а цёл’ой год» (Городищенский, Городищна, 6 «Росклевйть» — «расстроить до слез». «К левйть» — «дразнить до слез». См. слово «клевить» в: [3, II, 115] .

7 Подробнее об этом см.: [1, 27-28] .

ПОХОРОННО-ПОМИНАЛЬНЫЕ ПРИЧИТАНИЯ В ТРАДИЦИИ СРЕДНЕГО ТЕЧЕНИЯ СУХОНЫ

418-06). «В от как тожо две сестры хл’опалисе, да онё и в ростяжку-то эдак, не на коленки, а в ростяжку-ту хл’бпнутце вдоль-ту по пол’у — прицитали-то. Ой, мы едва их поднели!» (Дмитриевский, Малая Сельменьга, 1632-06) .

Таким образом, на акционально-изобразительном уровне утверждаются нор­ мы почтительного отношения к умершим, чье покровительство необходимо для обеспечения последующего благополучия живых .

Обрядовые формы плача в народной терминологии Средней Сухоны опреде­ ляются как «причитание» и «рёв», встречаются номинации «выть» и «мурявкать»

[1, 31\. Напев похоронно-поминальных причитаний местные жители именуют «мотивом» или «голосом»: «покбйничный голос» (Нюксеница, 472-21); «голос слезливой» (Дмитриевский, Малая Сельменьга, 1642-02); «ж ал’обный» голос (Бобровский, Бобровское, 1839-05); «небаскбй голос» (Востровский, Вострое, 1638-33); «страшной мотив» (Бобровский, Бобровское, 1838-20). По убеждениям народных исполнителей, причитать надо «пылко», «громко», «во всю голову» .

Значимым структурно-семантическим элементом причетных форм является возглас, который определяется современными исследователями «как коммуни­ кативное явление, рассчитанное на непосредственное восприятие и реакцию окружающих и выполняющее функцию магического воздействия с целью до­ стижения желаемого результата» [5, 315] .

В среднесухонской традиции возглас имеет стабильное начальное местоположение в структуре мелостроки похоронно-поминальных причитаний и представлен следующими разновидностя­ ми: однослоговой («Ой!»), двуслоговой («Ой, да!» или «Да ой!»), пятислоговой («Охти, мнеценьки!», «О й, тошнёшенько») .

–  –  –

8 М атериалы архива Ц ентра традиционной народной культуры Вологодского государ­ ственного педагогического университета. № ЭАФ 1642-02. Исп.: Коптяева О. Д., 1919 г. р., родом из д. Большая Сельменьга. Запись в д. Малая Сельменьга Д митриевского сельсовета Нюксенского района Вологодской области, 17.03.1998. Зап.: Парадовская Г. П., Комягина О. Н .

Нотация: Брагина М. С .

Светлана Валуевская

–  –  –

Семантическое значение пятисложного возгласа «ой, тошнёш енько» рас­ крывается исполнителями следующим образом: «В от это такие прицёты та­ ким мотивом, а всё приговаривают “тошнёшенько”. Э то тошнёшенько—тоска .

Тоска. Сына похоронит, дак ведь матери не весёльё, а тоска, дак “тошнёшенько” прицитают» (Нюксеница, 2024-04) .

9 Материалы архива Ц ентра традиционной народной культуры Вологодского государ­ ственного педагогического университета. № ЭАФ 472-21. Исп.: Шушкова П. П., 1914 г. р., родом из д. Порошин Двор Ю шковского сельсовета. Запись в с. Н ю ксеница Н ю ксенского района

Вологодской области, 18.07.1988. Зап.: Парадовская Г. П., Кулев А. В., Ш алашов А. В. Нотация:

Парадовская И. В .

ПОХОРОННО-ПОМИНАЛЬНЫЕ ПРИЧИТАНИЯ В ТРАДИЦИИ СРЕДНЕГО ТЕЧЕНИЯ СУХОНЫ

По народным представлениям, причитать живых «заставляет» незримое при­ сутствие умерших в обрядовой ситуации: «Э то покойники, вот пока онё уж чув­ ствуют, дак онё и заставляют, штобы попричитали о них» (Нюксеница, 1373-19);

«онё пока тут, дак онё слышат, слышат онё» (Востровский, Аеваш, 1841-29); «ужё я умру, дак послушаю, как обо мне заприцитаю т» (Нюксеница, 1376-29) .

В среде деревенских жителей бытует поговорка: «П окойник не говорит, а у ворот стоит» (Бобровский, Матвеево, 1413-20), а значит, требует художественно-обрядовой коммуникации. Необходимость поминовения умерших пред­ ставлена в следующих высказываниях народных исполнителей: «[вопрос: “А за­ чем поминать надо?”] —На душе будёт полёгце, да и всё. Онё —не помёнёшь, онё как вроде ждут, во сне станут приснйтьце, вот уж онё уж перед этим как во сне уж станут» (Бобровский, Бобровское, 1839-10); «Если уж силы нет(ы) сходить на кладбишшё, дак хоть дома да помяни —это уж положёно, Господом Богом придано, и покойником тожё самоё» (Бобровский, Матвеево, 1413-20) .

В целом, плачевая традиция на территории Средней Сухоны в контексте сва­ дебной и рекрутской обрядности в наши дни практически утратила бытование, однако причитания в системе похоронно-поминального комплекса сохраняют свое функциональное значение, в связи с устойчивостью представлений о нор­ мах и правилах взаимных отношений мира живых с миром умерших .

–  –  –

178 Использованная литература

1. Балуевская С. В. Похоронно-поминальные причитания в уфтюгской традиции Нкжсенского района Вологодской области // Отечественная этномузыкология: история науки, методы исследования, перспективы развития. Материалы международной научно-практической конференции (Санкт-Петербургская гос. консерватория имени Н. А. Римского-Корсакова, 30 сентября— 3 октября 2010 г.). СПб.: Университетский образовательный округ СанктПетербурга и Ленинградской области, 2011. Т. II. С. 18-36 .

2. Балуевская С. В. «Свое» и «иное» в похоронно-поминальных причитаниях Нюксенского района Вологодской области // Рябининские чтения— 2011. Материалы VI конференции по изучению и актуализации культурного наследия Русского Севера. Петрозаводск:

Карельский научный центр РАН, 2011. С. 213-216 .

3. Д аль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т. М.: Русский язык., 1998 .

700, 780, 556, 684 с .

4. Е ф им енкова Б. Б. Севернорусская причеть: Междуречье Сухоны и Ю га и верховья Кокшеньги (Вологодская область). М.: Советский композитор, 1980. 392 с., нот .

5. К оролькова И. В. Возглас в причитаниях: структурный и семантический аспекты // Традиционные музыкальные культуры на рубеже столетий: проблемы, методы, перспективы исследования. Материалы международной научной конференции. М.: РАМ им. Гнесиных, 2008. С. 315-320 .

6. М ехнецов А. М. Традиционные формы похоронно-поминальной обрядности (поминальные, «урочные» дни) — по результатам экспедиций 1999-2000 г. в Вологодскую и Смоленскую области // Традиционная народная культура и современность. Материалы научнопрактической конференции (с. Нюксеница, 5 октября 2003 г.). Вологда: Областной научнометодический центр культуры и повышения квалификации, 2004. С. 96-106 .

7. Народная традиционная культура Вологодской области. Т. I: Фольклор и этнография среднего течения реки Сухоны. Ч. 1: Песни, хороводы, инструментальная музыка в обрядах и праздниках годового круга / сост., науч. ред. А. М. Мехнецов; Вологда: Областной научно-методический центр культуры и повышения квалификации, 2005. 416 с., ил., нот .

Ч. 2: Народные верования, сказки, необрядовый фольклор / сост., науч. ред. Г. В. Лобкова .

Вологда: Областной научно-методический центр культуры и повышения квалификации, 2009. 286 с., ил., нот .

8. Народные песни Вологодской области (по материалам студенческих фольклорных экспедиций). Песни средней Сухоны/сост. А. М. Мехнецов. Л.: Советский композитор, 1981. 135 с.: нот .

9. Песни русского народа: Собраны в губерниях Вологодской, Вятской и Костромской в 1893 г. / записали: слова Ф. М. Истомин, напевы С. М. Ляпунов. СПб: Изд. Русского




Похожие работы:

«В.С.Рабинович,М.И.Бабкина "ИГРА С МИРОВОЙ КУЛЬТУРОЙ": РОМАНЫ "ЖЕЛТЫЙ КРОМ" И "ШУТОВСКОЙ ХОРОВОД" О. ХАКСЛИ В ИНТЕРТЕКСТУАЛЬНОМ И ИНТЕРМЕДИАЛЬНОМ АСПЕКТАХ А “Play with a World Culture”:...»

«ГосWEB Концепция единой информационно сервисной WEB – экосистемы государства Минкомсвязь России Павлович Александр Апрель 2018 ! Российский госweb сейчас Множество несвязанных интернет ресурсов органов власти 1000+ 35000+ 130+ шт.ОРГАНОВ ВЛАСТИ ГОССАЙТОВ ПОРТАЛОВ УСЛУГ 330+ шт. 84+ млн. СИСТЕМ НЕ СВЯЗАНО ПОЛЬЗОВ...»

«УТВЕРЖДАЮ Директор МБУК ЦГБ им. М. Горького Т.С. Белоусова ""2018г. ПОЛОЖЕНИЕ О проведении городского Конкурса новогодних Адвент-календарей "В ожидании праздника" Муниципальное бюджетное учреждение культуры Центральная городская библиотека имени М. Горького (МБУК ЦГБ им. М. Горького) проводит для молодежи ЗАТО г. Железн...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО САНКТ-ПЕТЕРБУРГА КОМИТЕТ ПО ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЕ И СПОРТУ ВСЕ НОВОСТИ СПОРТА – WWW.KFIS.SPB.RU XXXI ЛЕТНИЕ ОЛИМПИЙСКИЕ ИГРЫ 16 августа Место Страна Золото Серебро Бронза Всего США Великобритания Китай Россия (из них СПб – 1) (из них СПб – 1) (из них СПб – 1) Италия Германия Фра...»

«Информация по результатам проверки предоставления мер социальной поддержки специалистам культуры Тотемского муниципального района В соответствии с распоряжением главы района от 10.08.2017г № 68 проведена внеплановая проверка предоставления мер...»

«Министерство культуры Российской Федерации Центр культуры народов России ФГБУК "Государственный Российский Дом народного творчества им. В.Д. Поленова" Всероссийский конкурс актуальных национально-культурных проектов "Россия: этнический комфорт" Вс...»

«Пояснительная записка Дополнительная общеразвивающая программа разработана с учетом требований Федерального закона от 29 декабря 2012 года №273-ФЗ "Об образовании в Российской Федерации", Концепции развития дополнительного образования детей (Утверждена Распоряжением Правительства Ро...»

«Автор представляемого дневника, Андрей Андреевич Барташевич / так в документах, правильно Вартошевич/, 1899 -1949 гг ленинградский театровед. С 38-го по 14.У11.41, по ликвидацию в связи с войной Зав. литературной частью Ленинградского Театра драмы и комедии. С 40-го по л м ю...»

«УТВЕРЖДАЮ: Президент РОО ФСО Свердловской области А. В. Рязанов " 17 " января 2018 г. ПОЛОЖЕНИЕ об открытом чемпионате и первенстве г. Екатеринбурга по спортивному ориентированию "УРАЛ-2018" Цели и задачи • популяризация спортивного ориентирования как наиболее доступного, массового вида с...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.