WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

«ЧЕЛОВЕК, ЗДОРОВЬЕ, ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА И СПОРТ В ИЗМЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ HUMAN, HEALTH, PHYSICAL CULTURE AND SPORTS IN A CHANGING WORLD Коломна / Kolomna МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ ...»

-- [ Страница 1 ] --

Электронное приложение к сборнику

XXVIII

ЧЕЛОВЕК, ЗДОРОВЬЕ,

ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА И СПОРТ

В ИЗМЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ

HUMAN, HEALTH, PHYSICAL CULTURE AND

SPORTS IN A CHANGING WORLD

Коломна / Kolomna

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ

ГУО ВО «Государственный социально-гуманитарный университет»

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ОБРАЗОВАНИЯ

«Институт возрастной физиологии»

МИНИСТЕРСТВО СПОРТА, ТУРИЗМА И МОЛОДЕЖНОЙ

ПОЛИТИКИ ФГБУ «Федеральный научный центр физической культуры и спорта»

ЭЛЕКТРОННОЕ ПРИЛОЖЕНИЕ К СБОРНИКУ

XXVII МЕЖДУНАРОДНАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ

КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ПРОБЛЕМАМ ФИЗИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ

УЧАЩИХСЯ

«ЧЕЛОВЕК, ЗДОРОВЬЕ, ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА И СПОРТ В

ИЗМЕНЯЮЩЕМСЯ МИРЕ»

(МАТЕРИАЛЫ КОНФЕРЕНЦИИ) Коломна - 2018 УДК 796 (063) Рекомендовано к изданию редакционноББК 75 я 431 издательским советом «Государственного социально-гуманитарного уиверситета»

Ч-39 Ч-39. Электронное приложение к сборнику XXVIII Международная научно-практическая конференция по проблемам физического воспитания учащихся «Человек, здоровье, физическая культура и спорт в изменяющемся мире» (Материалы конференции) / Министерство образования Московской области ГОУ ВО «Государственный социально-гуманитарный университет»

[и др.] - Коломна: ГСГУ, 2018. – 704 с .

ISBN В настоящий сборник вошли материалы научных исследований, присланные на научнопрактическую конференцию по проблемам состояния здоровья и физического воспитания учащихся школ, средних учебных заведений, Вузов и рассмотренные редакционной комиссией. В прошедших конкурс работах отражается сегодняшнее состояние наук

и и физическом воспитании и спорте в РФ и анализируются пути совершенствования двигательной сферы детей, подростков, молодежи, улучшения состояния их здоровья. Конференция проходила с 28 сентября по 30 сентября 2018 года. В её программе работало пять секций, на которых обсуждались следующие вопросы: 1) Аспекты состояния здоровья детей и учащихся; здоровьесберегающие технологии; 2) Физическая культура детей, подростков, учащихся и молодежи в современном мире; 3) Подготовка и переподготовка педагогических кадров по физической культуре; профессионально-прикладная физическая культура; 4) Перспективы подготовки спортивных резервов; 5) Теоретико-практические вопросы общей педагогики и человековедения .

Сборник предназначен для научных работников, учителей и преподавателей физического воспитания, методистов по оздоровительной физической культуре, врачей и специалистов по лечебной физкультуре, тренеров по спорту, студентов педагогических и физкультурных специальных учебных заведений .

РЕДАКЦИОННАЯ КОЛЛЕГИЯ

Отв. редактор - кан.пед.наук, проф. Прокудин Б.Ф. (Коломна);

члены коллегии - кан.пед.наук, доц. Андреанов М.В. (Коломна); кан.пед.наук, доц.Андреанова Н.В. (Коломна); кан.пед.наук, доц.Бакланов Л.Н. (Коломна);





док.биол.наук, проф. Босенко А.И. (Украина); кан.пед.наук, проф. Голощапов Б.Р .

(Москва); док.пед. наук, проф. Железняк Ю.Д. (Москва); кан.пед.наук, доц. Елина Н.В .

(Коломна); Ефремова Е.В. (Коломна); кан.пед. наук, доц. Веселкин М.С. (Коломна);

кан.пед.наук, доц.Ковачева И.А. (Коломна); Комаров А.В. (Москва); док.пед.наук, проф .

Квашук П.В. (Москва); док.пед. наук, проф. Лях В.И. (Польша); док.пед. наук, проф .

Максименко Г.Н.(ЛНР), док.пед. наук, проф. Никитушкин В.Г. (Москва); кан.пед.наук, доц .

Перова Г.М. (Коломна); кан.пед.наук, доц.Полунина Т.И. (Коломна); док. матем. наук, проф. Прокудин А.Б. (Германия); Прокудина А.А. (Германия); док.биол.наук, проф .

Сонькин В.Д. (Москва); док.пед. наук, проф. Тарасова Л.В. (Москва), док.пед. наук, проф .

Усманходжаев Т.С. (Узбекистан), док.пед. наук, проф. Чепулинес А. (Литва), кан.пед.наук, доц. Швец Г.В. (Коломна) .

ISBN © Государственный социально-гуманитарный университет СОДЕРЖАНИЕ

РАЗДЕЛ I. «АСПЕКТЫ СОСТОЯНИЯ ЗДОРОВЬЯ ДЕТЕЙ,

УЧАЩИХСЯ; ЗДОРОВЬЕСБЕРЕГАЮЩИЕ ТЕХНОЛОГИИ»

Арансон М. В., Озолин Э.С., Шустин Б. Н. Зарубежные исследования по повышению эффективности тренировочного процесса в циклических видах (Москва)………………………………………………………………………………………….9 Арпентьева М. Р. Психоиммунология: современный взгляд на причины и последствия ревматоидных нарушений (Калуга)……………………………………………..12 Баранцев С.А., Чернова М.Б., Герасимов М.М. Информативные показатели комплексного контроля функционального состояния школьников 11-12 лет (Москва)......26 Герасевич А.Н., Пархоц Е.Г., Олексюк А.П., Туманович Т.В., Титаренко Я.В .

Дифференцировка показателей вариабельности сердечного ритма учащихся и студентов в процессе обучения (Минск)……………………………………………………………………30 Герасимова А.А., Криволапчук И. А.Функциональное состояние первоклассников в начальный период адаптации к образовательной среде (Москва)………………………….36 Голова Е.В. г. Профилактика нарушений осанки с использованием здоровьесберегающих технологий (Москва)………………………………………………..41 Зайцева Г.А., Криволапчук И.И. Особенности аэробной работоспособности девочек 11-12 лет на разных стадиях полового созревания (Москва)……………………………….49 Захарьева Н.Н., Макеев П.В., Алхаким Алла, Коняев И.Д. Особенности функционального состояния футболистов высокой квалификации с различным амплуа (Москва)…………………………………………………………………………………………52 Криволапчук И.А., Чернова М.Б., Герасимова А.А., Герасимов М.М. Влияние недельного объема нагрузки на физическую работоспособность детей 6-8 лет Москва….57 Криволапчук И. А., Чернова М.Б., Сухецкий В.К. Анаэробные возможности организма и функциональное состояние подростков в условиях когнитивной деятельности (Москва, г. Гродно)…………………………………………………………………………….62 Легостаев Г.Н. Аутогенная тренировка как способ улучшения мыслительной деятельности (Коломна)……………………………………………………………………… .

66 Лезжова Г.Н., Лукьянец Г.Н., Макарова Л.В.,Параничева Т.М.,Орлов К.В., Тюрина Е.В., Новолодская Г.В., Курмышева О.А. Состояния здоровья школьников 15лет города Москвы (Москва)………………………………………………………………70 Матвеев А.П., Назаркина Н.И. Возрастные ориентации оздоровительной физической культуры (Москва)……………………………………………………………….77 Тамбовцева Р.В. Характеристики энергообеспечения мышечной деятельности мальчиков 1 и 2 стадий полового созревания. (Москва)…………………………………….83 Храмцов П.И. Теоретические аспекты разработки здоровьесберегающих технологий физического воспитания обучающихся в образовательных организациях. (Москва)…….90 .

Храмцов П.И. Методика комплексной оценки стато-кинетической устойчивости у детей и подростков в процессе образовательной деятельности. (Москва)…………………98 Храмцов П.И., Разова Е.В., Кулишенко И.В. Концептуальная модель и ресурсы мониторинга здоровья студентов факультета физической культуры в процессе обучения. г .

(Москва)……………………………………………………………………………………….102 Чернова М.Б., Герасимова А.А., Герасимов М.М. Влияние фактора «интенсивность нагрузки» на физическую подготовленность детей 5-6 лет. (Москва)……………………105

РАЗДЕЛ II. "ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА ДЕТЕЙ, ПОДРОСТКОВ,

УЧАЩИХСЯ И МОЛОДЕЖИ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ"

Боброва Г.В. Ввоенно-спортивная игра как составляющая системы непрерывного военно-профильного образования кадет. ( Оренбург)……………………………………109 Голубь Е.Ю. Фрмирование компонентов допрофессиональной компетентности в рамках ориентации старших школьников на профессиональную деятельность в сфере безопасность жизнедеятельности». (Омск)…………………………………………………121 Григоренко Г.В. Мотивационный компонент в структуре формирования здорового образа жизни учащихся. (Славянск)…………………………………………………………127 Минеев В.Е., Исмаилов Г.М.,Чудная Ю.С.,Губина Н.С. Внеурочная деятельность как средство популяризации физической культуры и спорта для учащихся общеобразовательных школ. г. (Томск, Северск)…………………………………………..133 Митусова Е.Д., Митусов В.В. Внедрение школьного спортивного клуба в общеобразовательные школы московской области. (Москва, г. Коломна) ……………..147 Панфилов О.П., Морозов В.Н. Давиденко В.Н. Кабанов С.А. Экстремальные виды спорта как современные формы физической активности детей и подростков .

(г.Тула)…………………………………………………………………………………………151 Сабирова Э. Ф. Ииспользование программы «детская легкая атлетика иааф» как основы для подготовки обучающихся к внутришкольным соревнованиям. (г. Москва)..158 Шурыгин Б.О. Использование личностно-ориентированного подхода на уроках физической культуры. (Московская область)………………………………………………152

РАЗДЕЛ III. "ПОДГОТОВКА И ПЕРЕПОДГОТОВКА ПЕДАГОГИЧЕСКИХ

КАДРОВ ПО ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЕ; ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ПРИКЛАДНАЯ

ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА”

Аникин А.А., Аникина Т.С. -Использование соревновательно – игрового метода для решения проблемы формирования устойчивой потребности в двигательной активности у студентов (Коломна)…………………………………………………………………….….…177 Арпентьева М.Р. - Здоровьесбережение в вузе: проблемы и перспективы (Калуга) Боброва Г.В. - Военно-спортивная игра как составляющая системы непрерывного военно-профильного образования кадет (Оренбург)…………………………………….…181 Глачаева С.Е. - Комплексное применение фитнес-программ в рамках ФГОС по физической культуре в вузе (Коломна)………………………………………………….…..193 Золотова М.Ю. - Использование инновационных видов физкультурнооздоровительной деятельности в программах «элективных дисциплин по физической культуре» в вузе (Коломна)…………………………………………………………….…….198 Ковачева И.А - Использование метода круговой тренировки на занятиях со студентами педагогических профессий (Коломна)…………………………………………208 Кузнецов Б.В. - Авторские методики физической подготовки курсантов как средство совершенствования системы физического воспитания студентов (Воронеж)…219 Легостаев Г.Н. - Определение профессиональных компетенций образовательной программы бакалавриата по профилю физическая культура, формируемых медикобиологическими дисциплинами (Коломна)…………………………………………………225 Майорова Л.В. - Содержание образовательных и профессиональных стандартов педагогическое образование» и «педагог» для предметной области «физическая культура»

(Москва)…………………………………………………………………………………………231 Нечаев А.В. - Влияние негативных факторов на отношение студентов педагогических вузов к физкультурно-спортивной деятельности и здоровому образу жизни (Коломна)..235 Перова Г.М., Крысанкин И.В. - Воспитание профессионально-прикладных физических качеств студентов вуза (Коломна)…………………………………………….240 Перова Г.М. - Формирование общей выносливости у студентов средствами спортивных игр (Коломна)…………………………………………………………………....243 Русаков А.А. - Организация физического воспитания в специальных медицинских группах юридического вуза на основе силовых упражнений (Иркутск)……………….…246 Сиверкина Т.Е., Ванина Е.С., Егорова Ж.Б - Динамика спортивно-технической подготовленности студентов 1 и 2 курсов основного отделения группы ОФП со спортивной направленностью «баскетбол» (Москва)………………………………………………….....250 Симина Т.Е. - Развитие двигательных способностей у студентов первого курса на занятиях плаванием (Москва)…………………………………………………………...........256 Суслов С.И. - Влияние экспериментальной методики технико-тактической подготовки студентов-футболистов с использованием метода противодействия на результативность соревновательной (Тула)…………………………………………………259 Усков В.М., Кузнецов Б.В. - Физическая и морально-психологическая подготовка в педагогическом процессе в высших учебных заведениях силовых структур (Воронеж)..263 Чайченко М.В., Галанова Л.В., Галанов В.Ф. - Использование оздоровительных фитнес-технологий в вариативной части элективных дисциплин по физической культуре и спорту (Коломна)……………………………………………………………………………...264

РАЗДЕЛ IV "ПРОБЛЕМЫ ПОДГОТОВКИ СПОРТИВНОГО РЕЗЕРВА"

Алхасов Д.С. - Оптимальная нагрузка в восточных видах единоборств по зонам интенсивности выполняемых упражнений (Ногинск)…………………………………… .

..274 Арансон М. В., Овчаренко Л. Н., Озолин Э. С., Тупоногова О. В. - Анализ зарубежных научных исследований в фехтовании (Москва)………………………………278 Беляева Н.А., Ванина Е.С. Изучение динамики результатов высококвалифицированных лыжниц-гонщиц спринтеров в соревнованиях международного уровня в период с 2017 по 2018 год (Москва)……………………………………………….283 Дунаев К.С., Абрамов К.А. - Планирование циклической нагрузки у юниоров лыжников двоеборцев в годичном цикле (Малаховка)…………………………….………299 Дунаев К.С., Урадовский Ю.А. - Подготовка водномоторников в годичном цикле (Малаховка)……………………………………………………………………………………302 Кенарева Л.Ф. - Совершенствование скоростно-силовых и координационных способностей в учебно-тренировочном процессе подростков 14-16 лет, занимающихся тайским боксом (Петрозаводсск)…………………………………………………………….305 Колдашов А. И. - Принцип системного квантования в подготовке лыжниковгонщиков мгту им н.э. баумана на предварительном этапе подготовки (Москва)………312 Корженевский. А.Н., Филиппова Ю.В., Соколов Д.А. - К разработке нового поколения программ спортивной подготовки по видам спорта (Москва)………………..317 Куценко Ю.Е. - Методика развития гибкости тазобедренного сустава гимнасток групп начальной подготовки (Москва)……………………………………………………...321 Михайлова Э.И., Михайлов Н.Г., Деревлева Е.Б. - О новых подходах к развитию гибкости у юных гимнасток-художниц на спортивно-оздоровительном этапе в ДЮСШ (Москва)………………………………………………………………………………………..324 Облог К.А., Тарасова Л.В. - Анализ соревновательных выступлений в многоборье учащихся колледжей (Москва)………………………………………………………………331 Пономарев А. К. - Сравнительный анализ показателей общей физической подготовленности учащихся при записи на этап начальной подготовки во всестилевом каратэ (Ногинск)………………………………………………………………………………333 Тутмин С.С., Пяткина Д.А.- Методика тренировки биатлонисток 18-19 лет в годичном цикле (Малаховка)…………………………………………………………………336 Степанова М.Е. - Формирование техники основных приемов у юных теннисистов на начальном этапе обучения в соответствии с программой «Теннис 10с» (Москва)……….340 Тарасов П.Ю. Зубарев Ю.Н. Тарасова Л.В. - Динамика показателей функционирования сердечно-сосудистой системы квалифицированных стрелков из лука в подготовительном и соревновательном этапах подготовки (Москва)…………………….344 Тупоногова О. В., Арансон М.В., Озолин Э.С. - Современные тенденции физической подготовки борцов (Москва)………………………………………………………………….348 Черепанова И.О. Дунаев К.С. - Развитие скоростно-силовых способностей фигуристов на этапе спортивного совершенствования в подготовительном периоде подготовки методом круговой тренировки (Москва)………………………………………353 Шалагинов В.Д. - Дифференцированный подход к скоростной и скоростно-силовой подготовке юниоров в пожарно-спасательном спорте (Москва)………………………….355

РАЗДЕЛ V. "ЧЕЛОВЕК И ЧЕЛОВЕКОВЕДЕНИЕ"

Андрианов М.В., Андрианова Н.В. - Технология физического воспитания учащихся 2-4 классов на основе использования универсальных средств спортивной борьбы и игр (Коломна)………………………………………………………………………360 Андрианова Н.В., Андрианов М.В. - Использование подвижных игр на занятиях волейбола со студентами-бакалаврами физкультурного профиля (Коломна)……………365 Антипова Е.В., Черкашин Д.В., Антипов В.А., Пухов Д.Н. Основные направления реализации национальных целей и стратегических задач развития физической культуры и спорта российской федерации на период до 2024 года. (Санкт-Петербург)………………368 Васенин Г.А., Германов Г.Н Туристский поход – в зачет ВФСК ГТО .

(Москва)………

Веселкин М. С., Прокудин Б. Ф. Соревновательная подготовка юных конькобежцев 11-17 лет в условиях ДЮСШ. (Коломна)…………………………………………………...386 Веселкин М. С., Прокудин Б. Ф. Характер основного направления физической культурв начальной школе. (Коломна)………………………………………………………390 Веселкин М. С., Прокудин Б. Ф. Анализ специальной спортивной работоспособности спортсменов-конькобежцев на длинные дистанции как основа формирования технико-тактической подготовки. (Коломна)……………………………..396 Веселкин М. С., Прокудин Б. Ф. С чего начать и как учить детей-дошкольников бегу на коньках. (Коломна). ……………………………………………………………………….400 Глебова И.В., Стаценко Е.А., Варди Х. Тревожностные расстройства у спортсменов (Дубна, Московская область)…………………………………………………………………404 Дадашева А.М. Развитие морально-волевых качеств у подростков на уроках физической культуры. (Коломна)…………………………………………………………….409 Жакпарова О.С. Формирование координационных способностей у учащихся начальной школы на уроках физической культуры. (Коломна)………………………….. 413 Жохов В.С. Роль казанской спортивной лиги в развитии спорта (Раменское)……………………………………………………………………………………416 Журавлев А.К., Ключников М.М., Михальчик С.В., Нечушкин Ю.В., Семикин Г.И. Конончук В.В. Оригинальное устройство определения показателей и степени асимметрии тела человека в диагностической практике. (г. Москва)..…………………422 Карпушкин А.Л., Прокудин Б.Ф. Профессищнально-прикладная физическая культура будущих студентов-строителей. (Коломна)……………………………………..425 Карпушкин А.Л., Прокудин Б.Ф. Общеразвивающиех и специальные упражнения для целенаправленного формирования профессионально-прикладных умений и навыков у студентов строительных специальностей на занятиях физической культуры. Коломна..430 Зиновьев А. А. Особенности развития выносливости в беге. (Коломна)……….…434 Зюрин Э. А, Морозов В. Н., Бобкова Е.Н., Крылова Ю.А. Исследование факторов, лимитирующих качество и перспективы реализации физкультурно-спортивного комплекса «Готов к труду и обороне». (г. Москва, г. Смоленск, г. Магнитогорск)…………………438 Коджаспиров Ю.Г., Сысоев Ю.В. Музыка как средство активизации трудовой деятельности у народов России. (Москва)………………………………………….……...448 Купчинов Р.И. Формирование полноценного здоровья – сфера деятельности писхофизического образования. (Минск)…………………………………………………...453 Любина Е. В., Логинов О. Н., Стадник Е .

Г., Сысоева Е. Ю. Повышение уровня развития физических качеств у девушек на основе использования функциональных уроков по аквааэробике. (Москва)…………………………………………………………………...465 Лазуткин А.В., Веселкин М.С. Объемы тренировочных нагрузок на этапе начальной спортивной специализации юных бегунов на короткие дистанции. (Коломна)………….468 Лазуткин А.В., Веселкин М.С. Режимы энергообеспечения тренировочных нагрузок юных бегунов на короткие дистанции. (Коломна)………………………………………….473 Моргачёв О.В. Сравнительный анализ нормативов всероссийского физкультурноспортивного комплекса «готов к труду и обороне» (ГТО) за 2014 и 2018 годы для детей младшего школьного возраста в зависимости от пола. (Москва)……..………………….476 Никитушкин В.Г. Особенности подготовки юных спортсменов на этапах углубленной тренировки и совершенствования спортивного мастерства .

(Москва)……………………………………………………………………………………….486 Панфилов О.П., Малолетнев А. А Природно-антропологический профиль современной системы по адаптивной физической культуре. (Тула)………………….… 488 Полунина Т.И. Содержание физкультурно-оздоровительной деятельности в детском саду на основе двух занятий на открытом воздухе. (Коломна)……………………………495 Полунина Т. И. Эффекттивность влияния мышечных нагрузок на физическое развитие дошкольников. (Коломна)…………………………………………………………498 Прокудин Б.Ф., Ефремова Е.В., Бакланов Л.Н. Актуальные вопросы совершенствования выносливости: от чего зависит выносливость. (Коломна)………….500 Рулева Е.Ф. Игровой метод обучения на уроках физической культуры в начальных классах. (Коломна)……………………………………………………………………………512 Столов И.И., Столов И.И. Диалектика техники физических упражнений.(Москва)517 Сумин Д.В. Развитие силы на занятиях по гимнастике. (Коломна)………………..524 Усков В.М., Кузнецов Б.В. Физическая и морально-психологическая подготовка в педагогическом процессе в высших учебных заведениях силовых структур. (Воронеж).528 Читайкина Н.Б. Соматометрический статус мальчиков пубертатного возраста .

(Коломна)……………………………………………………………………………..……….532 Швецов А.В. Беговой вариант определения физической работоспособности у юных бегунов и лыжников-гонщиков. (Москва)………………………………………………….536 Шустин Б. Н., Баранов В.Н. Направленность диссертационных исследований в сфере физической культуры и спорта в 2017 году. (Москва)……………………….…..541 Железнякова М.Е., Клычев Э.А. Актуальный опыт переживания страхов спринтеров (Коломна, Малаховка)…………………………………………………………544

РАЗДЕЛ I. «АСПЕКТЫ СОСТОЯНИЯ ЗДОРОВЬЯ ДЕТЕЙ,

УЧАЩИХСЯ; ЗДОРОВЬЕСБЕРЕГАЮЩИЕ ТЕХНОЛОГИИ»

УДК 796.6

ЗАРУБЕЖНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ПО ПОВЫШЕНИЮ ЭФФЕКТИВНОСТИ

ТРЕНИРОВОЧНОГО ПРОЦЕССА В ЦИКЛИЧЕСКИХ ВИДАХ

Арансон М. В. 1 - кандидат биологических наук, ведущий научный сотрудник Озолин Э. С. 1 - кандидат педагогических наук, доцент Шустин Б. Н. 1 - доктор педагогических наук, профессор ФГБУ ФНЦ ВНИИФК, Москва, Российская Федерация .

–  –  –

Аннотация. Цель работы - выявление актуальной проблематики исследований в области оптимизации тренировочного процесса спорстменов высокого класса в велоспорте и академической гребле за рубежом. Выявлено, что наиболее актуальными в данных видах являются исследования методик оптимизации подготовки. Интерес специалистов вызывают эффективность применяемых методик и применение специальных средств и методов .

Abstract. The aim of the work is to identify the actual problems of research in the field of optimization of the training process of high-class sportsmen in cycling and rowing abroad. It is revealed that the most relevant in these types of research are the methods of optimization of training. The interest of experts is caused by the effectiveness of the methods used and the use of special tools and methods .

Ключевые слова: велоспорт, академическая гребля, исследования, подготовка .

Key words: cycling, rowing, research, training .

Введение. В настоящем исследовании мы определяли проблематику научных работ, опубликованных зарубежными (преимущественно англоязычными) изданиями и Интернетресурсами, по циклическим видам спорта – велосипедному спорту (4 дисциплины) и академической гребле. Из изученного массива работ (более 500) выбраны наиболее интересные исследования, посвященные различным аспектам подготовки спортсменов. В данной работе основное внимание уделено средствам и методам, позволяющим оптимизировать течение тренировочного процесса и повысить его эффективность .

Результаты исследований. В исследовании [1] определяли влияние краткосрочной силовой подготовки, на результат в гребле на дистанцию 2000 м, развитие силы и мощности. 28 мужчин-гребцов были случайным образом разделены на экспериментальную и контрольную группы. Все участники прошли базовое тестирование с оценкой чувствительности мышц, активности креатинкиназы (CK), максимального сокращения (разгибания ног) (MVC), статического приседания (SSJ), прыжков (CMJ), максимальных частоты гребков (PS) и результат 2000-метрового теста на гребном эргометре (2000 м) с сопутствующим анализом дыхательной системы и электромиографии (ЭМГ). Затем спортсмены экспериментальной группы провели три одинаковых сеанса силовой тренировки (ST) в течение пяти дней, повторяя все тесты через 24 ч после финальной сессии. Контрольная группа прошла ту же процедуру тестирования. После ST в экспериментальной группе обнаружены значительные повышения чувствительности и активности СК, и уменьшение MVC, SSJ, CMJ и PS (p 0,01). Результаты теста 2000 м и газообмена не менялись в обоих случаях. После ST наблюдалось значительное увеличение ЭМГ (p 0,05), и наблюдались незначительные тенденции к снижению уровня лактата в крови и анаэробного производства энергии (p = 0,063-0,086). Клубные гребцы после интенсивного периода силовой тренировки сохранили свои показатели в тесте 2000 м, несмотря на боли в мышцах и проявление утомления. Это нарушение, вероятно, отражало наличие острой остаточной усталости .

В гребле на 2000 м и спортсменам необходимы высокоразвитые аэробные и анаэробные системы [2]. Элитные гребцы проводят тренировки, направленные на развитие толерантности к лактату, силы и мощности, а также развитию аэробной и анаэробной емкости, которые могут занимать до 24 часов в неделю. Обучающие стимулы и последующие метаболические потребности каждого занятия в программе гребли отличаются в зависимости от типа, длины и интенсивности дистанции тренировки. Следует использовать рекомендации по питанию для спортивных соревнований, основанных на выносливости и силе. Однако индивидуальные и гибкие планы питания имеют решающее значение для успешного удовлетворения ежедневных, еженедельных и цикловых потребностей гребца .

В настоящее время национальная мужская гребная команда Канады использует регулярный тест для измерения аэробной базовой подготовленности спортсменов [3]. Тест включает в себя стандартизованную разминку, за которой следует 20-минутная работа с заданной интенсивностью на гребном эргометре. Сразу после отрезка измеряется уровень лактата в крови. Цель состоит в том, чтобы найти такую интенсивность, которая приводит к уровню лактата крови менее 2 ммоль / л. Это способ проверки базовой аэробной подготовленности спортсменов, который в настоящее время не применяется в программах гребли и его ценность пока не установлена. В идеале, в рамках тренировочной программы, предписанные интенсивности тренировки спортсменов будут увеличиваться, сохраняя необходимые низкие уровни лактата в крови. Данный протокол является эффективным инструментом для точного отслеживания базовой подготовленности спортсменов и может быть использован тренерами в качестве полезного инструмента для планирования тренировок по гребле .

Сила, техника и координация имеют решающее значение для гребли, но внешние вмешательства, такие как установка ножного упора, могут менять технику и оптимизировать выходную мощность [4]. Увеличивая высоту подножек на гребном эргометре, теоретически можно менять ориентацию результирующего вектора силы в пользу горизонтальной составляющей. Изучали мгновенное воздействие на силу ног и гребную технику при различном положении подножки. 10 мужчин-спортсменов гребли при различной высоте подножки на эргометре, который измерял силу рукоятки, длину хода и вертикальные и горизонтальные силы стопы. Гребцы были оснащены датчиками движения для измерения кинематики голеностопного сустава, колена, бедра и поясницы. Ключевыми последствиями увеличения высоты подножек являются прогрессивные сокращения горизонтальной силы стопы, длины хода и диапазона движения таза. Повышение высоты подножки не увеличивало горизонтальную составляющую силы стопы, как предполагалось ранее. Уменьшенная способность к вращению таза кпереди в передней части гребка может быть ключевым препятствием в получении пользы от поднятия подножки. Это показывает, что небольшие изменения в положении спортсмена могут влиять на технику гребли, и гребцы должны индивидуально регулировать высоту подножки для оптимизации передачи мощности .

Целью работы исследователей из Великобритании [5] было определить, оказывает ли метод «Накачка» (Pumping) значительное влияние на скорость в велоспорте BMX. Десять гонщиков BMX национального уровня, оснащенных датчиками SEMG, проходили дистанцию BMX в помещении, используя технику «накачка» и «без накачки». Записывали времена прохождения круга и данные SEMG, которые регистрировались для определения любых изменений в активации мышц biceps brachii, triceps brachii, vastus lateralis and medial gastrocnemius. Результаты не выявили значительных различий между любыми группами мышц (р 0,05). Однако, между методами работы наблюдались значительные различия (р 0,001) для средней скорости движения (42 ± 1,8 км / ч и 33 ± 2,9 км / ч соответственно) и времени прохождения дистанции (43,3 ± 3,1 сек и 34,7 ± 1,49 сек соответственно). Время, зарегистрированное для метода «накачка», было на 19,50 ± 4.25% ниже, чем «без накачки» .

В то же время скорость была 21,81 ± 5,31% больше с накачкой. Техника накачки внесла значительный вклад в дополнительную мышечную активность. Тренерам и спортсменам следует уделять внимание этой методике при разработке тренировочных программ .

Целью исследования норвежских ученых [6] было сравнение влияния двух различных методов организации тренировки на выносливость подготовленных велосипедистов в течение 12 недель. Одна группа велосипедистов выполнила блок тренировки (BP; n = 8), где каждые 4 недели проводилось пять занятий интенсивной аэробной тренировки (HIT), а затем три недели по одному занятию HIT. Другая группа выполняла более традиционную организацию тренировочного процесса (TRAD, n = 7), с 12 неделями по две еженедельные сессии HIT. HIT был перемешан с тренировкой низкой интенсивности (LIT), так что аналогичные общие объемы как HIT, так и LIT были выполнены в двух группах. ВР добилась более значительного улучшение VO2max по сравнению с TRAD (8,8 ± 5,9% по сравнению с 3,7 ± 2,9% соответственно P 0,05) и также была проявлена тенденция к увеличению мощности на уровне [la-] 2 ммоль / л (22 ± 14% против 10 ± 7%, соответственно, p = 0,054). Средний размер эффекта (ES) относительного улучшения VO2max, выходная мощность при [la-], 2 ммоль / л-1 масса гемоглобина и средняя выходная мощность в течение 40-минутного теста показало умеренные эффекты АД по сравнению с тренировкой TRAD (диапазон 0,62 -1,12) .

Блочная периодизация выносливости оказывает превосходное воздействие на некоторые показатели выносливости и производительности по сравнению с традиционной организацией .

В работе австралийских исследователей [7] изучалось влияние интервальной тренировки с ритмом 60 об/мин по ровной поверхности (Int100) на вырабатываемую мощность (PO) во время 20-минутного теста с подъемом в гору (TTup) и на ровной поверхности (TTflat). 18 велосипедистов мужчин (МПК: 58.6 ± 5.4 мл/мин*кг) случайным образом разделили на группы Int60, Int100 и контрольную (Con) .

Интервальная тренировка состояла из двух занятий в неделю, в течение 4 недель; на каждом занятии выполнялось 6 интервалов по 5 минут при мощности, соответствующей точке респираторной компенсации (RCP). В контрольной группе интервальная тренировка не проводилась. Двухфакторным методом ANOVA выявлено существенное повышение показателей результативности по лабораторному ступенчатому тесту (GXT) (Pmax: 2.8 ± 3.0%; p 0.01; PO и МПК на уровне RCP: 3.6 ± 6.3% и 4.7 ± 8.2%, соответственно; p 0.05; и VO2 на уровне вентиляторного порога: 4.9 ± 5.6%; p 0.01), без существенных групповых эффектов. Наблюдалось существенное взаимодействие между группами в тестах на ровной поверхности и с подъемом для PO до и после нагрузок (p 0.05). Int60 повышает PO как после TTup (4.4 ± 5.3%) и TTflat (1.5 ± 4.5%). Изменения составили -1.3 ± 3.6, 2.6 ± 6.0% для Int100 и 4.0 ± 4.6%, -3.5 ± 5.4% для Con в ходе TTup и TTflat, соответственно. PO было существенно выше при TTup чем при TTflat (4.4 ± 6.0; 6.3 ± 5.6%; до и после тренировки, соответственно; p 0.001). Результаты подтверждают, что большие силы при интервальной тренировке с низким ритмом потенциально способствуют повышению работоспособности. В противоположность GXT, тесты на время экологически валидны для определения изменений результативности вследствие специфической адаптации к нагрузке .

Силовая и спринтерская тренировка – неотъемлемая часть тренировочного процесса молодых велосипедистов, работающих на выносливость; она позволяет повысить результативность, в том числе в спринте.

Работа международного коллектива [8] посвящена выяснению вопроса, может ли введение такой тренировки в программу подготовки спортсменов категории «мастера» в видах на выносливость способствовать развитию физических качеств и повышению результативности. Двадцать спортсменов были разделены на группы сочетанной спринтерской и силовой тренировки (CT; n=9, 53.5 ±9.3 лет), группу спринтерской тренировки (ST, n=7, 49.4 ± 4.8 лет) и контрольную группу (CG, n=9, 56.9 ±8.6 лет). До и после эксперимента длительностью 12 недель измеряли безжирную массу всего тела (LLLM), высоту прыжка вразножку (CMJ), пиковый изометрический момент четырехглавой бедра (QPT) и портняжной (HPT) мышц. Для оценки специфической спортивной работоспособности, определяли пиковую мощность в 10-секундном велоспринте (PP10), общую работу за 30 секунд (TW), пиковую мощность работы (PPO) и результат в гонке 200 м на время (TT). До начала эксперимента не было различий между группами CT, ST и CG по всем зависимым переменным. После эксперимента обнаружено существенное (p0.05) различие в TW между группами CT и CG. Получен существенный эффект по времени (p0.05) для LLLM в группах CT и ST, а также для TT в группе CT .

Включение силовых и спринтерских упражнений в систему тренировки может способствовать повышению мышечной массы нижних конечностей и увеличить результативность в спринте у велосипедистов старшего возраста, тренирующихся на выносливость .

Выводы. Рассмотренные нами виды спорта характеризуются использованием достаточно сложного и дорогого инвентаря. Оптимизация подготовки спортсменов может достигаться разными методами, как за счет введения инновационных высокоэффективных методик, так и за счет специальных средств .

Литература 1 Gee, T.I. Investigating the Effects of Typical Rowing Strength Training Practices on Strength and Power Development and 2,000 m Rowing Performance / T.I.Gee, N.Caplan, K.C.Gibbon, et al. // Journal of Human Kinetics. – 2016. - volume 50. – P.167-177 2 Boegman, S. Nutrition and Supplements for Elite Open-Weight Rowing / S.Boegman, E .

Dziedzic // Current Sports Medicine Reports. - 2016. - Volume 15. - Number 4. –P. 252-261 3 Hogman, S. Using a periodic aerobic threshold test for long-term performance tracking

and training prescription in male university rowers / S.Hogman, M.Jensen, M.Klimstra // URL:

http://hdl.handle.net/1828/7228 Date: 2016-04-28 4 Вuckeridge, E.M. Influence of foot-stretcher height on rowing technique and performance / E.M. Buckeridge, R.A. Weinert-Aplin, A.M.J. Bull, A.H. McGregor // Sports Biomechanics. – 2016. - Volume 15. - Issue 4. – P.513-526 5 Rylands, L.P. The effect of ‘Pumping’ and ‘Non-pumping’ techniques on velocity production and muscle activity during field-based BMX cycling / L.P. Rylands // Journal of Strength and Conditioning Research. - 2017 - Volume 31 - Issue 2 – P.445–450 6 Rnnestad, B.R. Effects of 12 weeks of block periodization on performance and performance indices in well-trained cyclists / B. R. Rnnestad, S. Ellefsen, H. Nygaard, et al. // Scand J Med Sci Sports. – 2014. – 24. – P.327–335 7 Nimmerichter, A. Effects of low and high cadence interval training on power output in flat and uphill cycling time-trials [Electronic resource] / A.Nimmerichter, R.Eston, N. Bachl, C.Williams // URL: http://edzo.info.hu/images/TTcycling.pdf Дата обращения 22.03.2017 8 Del Vecchio, L. Effects of Combined Strength and Sprint Training on Lean Mass, Strength, Power and Sprint Performance in Masters Road Cyclists / L.Del Vecchio, R.Stanton, P.Reaburn, et al. // Journal of Strength & Conditioning ResearchPost Acceptance: May 25, 2017 .

doi: 10.1519/JSC.0000000000001960 УДК 159.98

ПСИХОИММУНОЛОГИЯ: СОВРЕМЕННЫЙ ВЗГЛЯД НА ПРИЧИНЫ И

ПОСЛЕДСТВИЯ РЕВМАТОИДНЫХ НАРУШЕНИЙ

Арпентьева М. Р. 1- доктор психологических наук, доцент, член-корреспондент Российской академии естествознания (РАЕ), Калужский государственный университет им. К.Э. Циолковского, г. Калуга Югорский государственный университет, г. Ханты-Мансийск, Российская

–  –  –

Аннотация. Ревматоидные и иные иммунные нарушения человека – яркий пример психосоматических заболеваний. Психосоматическим расстройством называют клинически определенную группу симптомов или поведенческих признаков, которые в большинстве случаев причиняют страдания и препятствуют личностному функционированию человека. Перенапряжение и стрессы человека провоцируют, усиливают и препятствуют выздоровлению в случае иммунных заболеваний.

Психология иммунных нарушений человека есть область знаний и умений, объединившая в себе опыт иммунологии и психосоматической медицины с опытом психологии и психотерапии:

психологический статус людей с иммунными и аутоиммунными нарушениями, имеет ряд особенностей. Человек нуждается в контакте с другими людьми, однако, он способен быть собой лишь тогда, когда контакт и уход гармоничны. Дисбаланс возникает, если человек и группа одновременно испытывают разные потребности, но не способны решить, какая потребность важнее. Когда потребности конфликтны, человек нуждается в принятии определенного и удовлетворяющего его решения, в том числе остаться или уйти. Но, если его не удовлетворяет принятое решение, и он не может ни остаться, ни уйти, это отрицательно действует на него и окружающих. Пытаясь разрешить порой «неразрешимые» ситуации и доказать кому-то что-то, люди теряют силы, которые должны были бы потратить на достижение иных целей, реализацию иных проектов и построение иных отношений. Человек нуждается в том, чтобы выбросить из своей жизни все ненужное, лишние желания. Выраженность и характер расстройства определяется степенью отклонения в сфере основных критериев здоровья человека как целостности:

самопонимание как осознание и чувство непрерывности, постоянства и идентичности разных частей своего я»: физического, психического, духовного; понимание мира как переживание и представление о постоянстве и изменчивости мира, идентичности и различности переживаний в однотипных ситуациях; саморефлексия как принятие и критичность к себе и к своей собственной психической продукции (деятельности) и ее результатам; самоподтвержденность как соответствие (адекватность) психических реакций силе и частоте средовых воздействий, социальным обстоятельствам и ситуациям;

самоуправление как способность управления собой в соответствии с собственными, внутренние ими, и с внешними, социальными нормами, правилами и законами;

самопроектирование как способность планировать собственную жизнедеятельность и реализовывать планы; гибкость как способность изменять способ поведения в зависимости от смены жизненных ситуаций и обстоятельств. Однако, не все психологические реакции при иммунных нарушениях являются негативными: происходит переориентация с жизнеотрицания и самоотрицания к жизнеуверждению и самоутверждению .

Abstract. Rheumatoid and other immune disorders are a vivid example of psychosomatic diseases. Psychosomatic disorder was define as a clinically defined group of symptoms or behavioral symptoms, which in most cases cause suffering and interfere with personal functioning .

Overexertion and stress provoke, intensify and impede recovery in the case of immune diseases .

The psychology of immune disorders is a field of knowledge that combines the experience of

immunology and psychosomatic medicine with the experience of psychology and psychotherapy:

the psychological status of patients with immune and autoimmune disorders has a number of characteristics. A person needs to communicate with other people; however, he is able to be himself only when contact and care are harmonious. An imbalance occurs if a person and a group at the same time have different needs, but are not able to decide which need is more important .

When needs are conflict, a person needs to make a specific and satisfying solution, including staying or leaving. But, if he is not satisfied with the decision, and he can not either stay or go, it negatively affects him and others. Trying to solve sometimes "insoluble" situations and prove to someone something, people lose their strength, which should have been spent on achieving other goals, implementing other projects and building other relationships. A person needs to throw out of his life all unnecessary, superfluous desires. The severity and nature of the disorder is determined by the degree of deviation in the sphere of the basic criteria of human health as integrity: self-understanding as the awareness and sense of continuity, constancy and identity of different parts of one's self: physical, mental, spiritual; understanding of the world as an experience and idea of the constancy and variability of the world, identity and difference in experiences in the same type of situations; Self-reflection as acceptance and criticality to oneself and to one's own mental product (activity) and its results; Self-affirmation as conformity (adequacy) of mental reactions to force and frequency of environmental influences, social circumstances and situations;

Self-management as the ability to manage oneself in accordance with their own, internal to them, and with external, social norms, rules and laws; Self-projecting as the ability to plan your own life activities and implement plans; Flexibility as the ability to change the way of behavior depending on the change of life situations and circumstances. However, not all psychological reactions in immune disorders are negative: there is a reorientation from life-negation and self-negation to lifesupport and self-affirmation .

Ключевые слова: иммунные нарушения, ревматоидные болезни, психология иммунных нарушений, стресс, жизнеотрицане, самоотрицание, психосоциальная помощь, взаимопонимание, психологическое консультирование, психотерапия .

Key words: immune disorders, rheumatoid diseases, psychology of immune disorders, stress, life-neglect, self-negation, psychosocial assistance, mutual understanding, psychological counseling, psychotherapy .

Введение. Ревматоидные заболевания – системные нарушения состояния тканей со сложным аутоиммунным патогенезом. Обычно исходят из предположения о том, что ревматоидное заболевание возникает в результате инфекции, вызывающей нарушения иммунной системы у генетически предрасположенных людей. При его возникновении и развитии образуются « иммунные комплексы» (состоящие из разных из антител, вирусов и т.д.), которые оседают в тканях и приводят к повреждению суставов. Но неэффективность лечения ревматоидных нарушений антибиотиками, однако, говорит о неточности данного предположения. Лечение фокусируется обычно в основном на облегчении боли, замедлении развития заболевания и восстановлении повреждений с помощью физиотерапевтического, медикаментозного или хирургического вмешательства. Раннее обнаружение заболевания способно значительно сократить вред, который может быть нанесён суставам и другим тканям. Наследственная склонность к аутоиммунным реакциям повышает риск заболевания: клетки-защитники, вместо того, чтобы активно диагностировать чужеродные бактерии, грибы, вирусы, и уничтожать их, начинают атаковать собственные здоровые клетки [1; 2; 3; 4; 5; 6; 7; 8; 9; 10] .

Цель исследования – изучение психологических причин и последствий ревматоидных заболеваний: анализ психологических причин и последствий иммунных нарушений, возможностей и ограничений психологической помои пациентам с иммунными и аутоимунными нарушениями, раскрытие жизнеутверждения как ведущего психологического аспекта профилактики и излечения иммунных нарушений .

Методы исследования. В работе реализовано теоретическое исследование психологических аспектов иммунных нарушений: обобщены данные классических и современных исследований в области иммунопсихологии .

Результаты исследования и их обсуждение. Провоцируют ревматоидные заболевания, как и все остальные заболевания человека, перенапряжение и стрессы .

Проблемы с суставами указывают на нерешительность или неуверенность в себе, на усталость и нежелание действовать. Суставы символизируют смену направлений в жизни и легкость этих движений. Чувство, что тебя не любят, критика себя и других, обиды, подавление гнева, злости и ненависти, желания ударить и неумение сказать «нет»

соседствуют с обвинениями других в том, что человека эксплуатируют. Люди с больными суставами всегда и во всем стремятся быть совершенством, строги к себе, не дают себе остановиться или расслабиться, не умеет выразить свои желания и потребности, поэтому досада, злость, горечь, жесткость и непреклонность, упрямство и чувство собственной важности, желание что-то «представлять из себя» и желание доказать свою нужность и состоятельность, несгибаемость, жажда власти и желание отомстить разряжаются в собственном теле человека в форме воспалительных процессов, ждут высвобождения, признания и принятия [11; 12; 13; 14; 15; 16; 17; 18; 19; 20]. Окружающие также обычно не оправдывают его ожидания, он переживает разочарование, горечь и обиду, а отчаяние от безрадостного труда приводит к первым признакам заболевания повседневная деятельность также обычно приносит одни страдания – человек обездвиживается. И это становится часто просто невыносимой ношей. Больной блокирует свои суставы и двигается все меньше и меньше. Для людей важно научиться говорить «нет», если это необходимо и перестать критически относится к проявлению силы. Нужно в корне изменить свое представление о жизни, гармонизировать ее: разочарование и гневливость приводит к деструктивным изменениям в суставах, а отчаяние и обидчивость стимулируют воспалительные процессы и рост чувствительности и боли в суставах; напористость и категоричность приводят к чрезмерному увеличению солей в суставах, а нерешительность вызывает снижение активности суставов; критицизм – к снижению иммунитета в суставах, а негативный настрой вызывает аутоимунные процессы и разрушение суставной ткани; безделие снижает силу и стабильность суставов и влечет болезненность и усталость, а страстный труд вызывает чрезмерное увеличение напряжения суставов что истощает их и утомляет .

Учеными выделяются ряд контекстов ревматоидных нарушений – психосоматический (в аспекте этиопатогенеза, психологические черты, специфические для больных, могут быть причиной заболевания или его экзацербаций) и соматопсихический (в аспекте последствий и осложнений ревматоидных нарушений) [14; 21; 22; 23; 24; 25; 26; 27; 28; 29; 30; 31; 32;

33], однако в последние годы возрастает осознание многофакторной природы заболевания, осуществляются междисциплинарные исследования [34; 35; 36; 37; 38; 39; 40; 41; 42] .

«Ревматоидной личности» свойственны критические и ограничительные тенденции в отношениях с собой и другими, конформизм и консерватизм, морализм и высокая требовательность, чрезмерная конкретность и ригидность, отсутствие фантазии и повышенная потребность в физической работе, попытки удержать негативные импульсы и страх выразить их приводят к ригидности и неспособности проявлять чувство злости, агрессию и т.д., трудностям в общении со значимыми близкими людьми – проявляется патогенное значение блокированной экспрессии аффекта [40]. Часто фиксируется наличие выгоды от заболевания: люди не хотят или не умеют отстаивать свои потребности, избегают таких ситуаций и используют симптомы для привлечения внимания и заботы окружающих, а также (скрывая враждебность), – чтобы заставить близких испытывать вину [14; 24] .

В целом ревматоидные и иные иммунные нарушения относятся к разряду типичных психосоматических расстройств /нарушений. Психосоматическим расстройством называют клинически определенную группу симптомов или поведенческих признаков, которые в большинстве случаев причиняют страдания и препятствуют личностному функционированию.

Выраженность и характер расстройства определяется степенью отклонения в сфере основных критериев здоровья человека как целостности:

самопонимание как осознание и чувство непрерывности, постоянства и 1 .

идентичности разных частей своего я»: физического, психического, духовного;

понимание мира как переживание и представление о постоянстве и 2 .

изменчивости мира, идентичности и различности переживаний в однотипных ситуациях;

саморефлексия как принятие и критичность к себе и к своей собственной 3 .

психической продукции (деятельности) и ее результатам;

самоподтвержденность как соответствие (адекватность) психических 4 .

реакций силе и частоте средовых воздействий, социальным обстоятельствам и ситуациям;

самоуправление как способность управления собой в соответствии с 5 .

собственными, внутренние ими, и с внешними, социальными нормами, правилами и законами;

самопроектирование как способность планировать собственную 6 .

жизнедеятельность и реализовывать планы;

гибкость как способность изменять способ поведения в зависимости от смены 7 .

жизненных ситуаций и обстоятельств .

Лечение иммунных и аутоиммунных заболеваний может быть одним из наиболее стрессовых периодов в жизни. Процесс исцеления включает решение ряда проблем и преодоление серии препятствий. Взрослые и даже дети начинают понимать, что не может быть краткосрочной и простой «коррекции» и «реабилитации», нужно радикальное изменение жизни и отношения к ней, отказ от жизнеотрицания и восстановление гармоничных отношений с собой и людьми. Для этого с пациентами и их семьями могут и должны, помимо врачей, работать специалисты в области психологии и психиатрии .

Нарушения иммунитета, защитных механизмов защиты организма – одни из наиболее серьезных нарушений в организме, связанные с комплексом нарушений в социальном и психологическом бытии: как на уровне причин заболеваний, так и на уровне их последствий. Этими аспектами занимается психосоматика или психосоциальная медицина .

Психология иммунных нарушений (psychology of immune disorders) – область знаний, объединившая в себе опыт иммунологии и психосоматической медицины с опытом психологии и психотерапии: психологический статус больных иммунными и аутоиммунными нарушениями имеет ряд особенностей [19; 25; 30]. С одной стороны, иммунные заболевания обычно возникают по причине чрезмерной психологической нагрузки и стресса, а также инфицирования ослабленного организма и/или сбоев внутри организма, спровоцированных переутомлением и внешними инфекциями, а, с другой стороны, как и иные болезни, они всегда имеют свои «психологические аспекты»

(осознание и переживание своей болезни, поведение больного и т.д.) [20; 29; 35]. Примером являются исследования R.G. Hamer в 70-е годы ХХ века и его «Новая немецкая медицина»

(German new medicine, GNM), описанный им и названный в честь сына «синдром Д .

Хаммера» («D. Hamer syndrome», DHS»), а также «железный закон рака» («iron rule») и другие четыре «биологических закона» (five biological laws), которым, по его мнению, ничего не может противостоять. Каждое раковое заболевание начинается с DHS, жесточайшей психической травмы, выражающейся в крайне драматическом виде стресса, для человека – самого драматического и острого конфликта, когда-либо случавшимся с ним и переживаемого им в одиночестве [25]. Содержание психологического конфликта /стресса задает местоположение появления фокуса активности в головном мозге, которое можно увидеть в компьютерной томографии как набор концентрических колец, называемых «очагами или фокусами Р.Г. Хамера», которые соответствуют местоположению болезни в теле. Фокус Р. Хамера — специфическая область мозга, под влиянием психической травмы страдающая серьёзными нарушениями и, вследствие этого, индуцирующая пролиферацию (размножение) канцерогенных клеток в орган, связанный с данным участком мозга .

Последующее развитие конфликта определяет развитие как фокуса, так и болезни. В тот момент, когда конфликт благополучно разрешен, происходит инверсия полярности и мозговые нарушения, исправляются, формируя некоторую отёчную область. В этот перод анархично размножающиеся клетки, в связи с неправильной кодировкой мозгового компьютера, перестают иннервироваться этой ошибочной кодировкой. В итоге рост опухоли приостанавливается .

Обратный процесс реверсирования сопровождается возникновением отёчности в области опухоли, а также асцитом (скоплением жидкости), более или менее интенсивными болями. Повинуясь перестроенным нервным сигналам, организм начинает длительную фазу перестройки с формированием отёчных областей во всех проблемных частях организма, возвращаясь к нормальному сну, аппетиту, хотя слабость и усталость, свойственные при ваготонии (нарушения вегетативной нервной системы), могут привести к ошибкам в диагностике. Во время восстановительного периода могут возникать различные типы церебральных осложнений, в зависимости от длительности разрешения конфликта и локализации фокуса Р. Хамера. В целом, по его мнению, то, что установленная медицина называет «болезнью», на самом деле не существует, но является «специальной осмысленной программой природы» (sinnvolles biologisches sonderprogramm) совладания [25]. Поэтому некоторые методы лечения, такие как химиотерапия или обезболивающие препараты, могут быть смертельно опасны. Для многих типов иммунных заболеваний свойственно выраженное снижение качества жизни, объясняемое социально-психологическими факторами (включая связанное с заболеванием изменение места и роли в социальной жизни), для пациентов типичны тревожнодепрессивные состояния, поэтому пациенты менее внимательны к лечению и нестабильны как к лечении так и в других сферах жизни.

Основной психосоциальной причиной нарушений иммунитета выступают деформации отношений с собой и другими людьми:

отсутствие или деформированность взаимоотношений любви и привязанности, одиночество и страдания, неприятие которых рождает претензии и себе и миру, страх и гнев в отношении себя и других людей, жизни в целом, переживания чувства вины и нежелания прощать себя и других людей, Бога и «несправедливое», приносящее страдания и не соответствующее ожиданиям мироздание, и, в конечном счете, отрицание жизни. Люди, страдающие иммунными нарушениями, в силу тяжести и интенсивности нарушений нередком впадают в депрессию и чрезвычайно остро реагируют на ту или иную кризисную, трудную ситуацию (в том числе, связанную с проблемами оперативного вмешательства), отказываются от общения и отношений с людьми, от самих себя из-за страха сильных переживаний [19; 21; 22]. Постоянное напряжение негативно сказывается на течении основного и сопутствующих заболеваний. В результате даже небольшой и «позитивный»

стресс (например, неожиданное приятное событие) может спровоцировать иммунную катастрофу. Однако, не все психологические реакции при иммунных нарушениях являются негативными [5; 8; 14; 31]. Многие больные, особенно в стабильном состоянии, ремиссии, находят особый смысл в своем заболевании, например, новое понимание жизни, повышение самопринятия и принятие мира, утверждение жизни [1; 2; 6; 13]. Происходит обнаружение новых жизненных смыслов – формируется эффективное и продуктивное копинг-поведение, которое существенным образом способствует улучшению адаптации к болезни и качества жизни пациента, происходит переориентация с жизнеотрицания на жизнеуверждение [24; 27; 33; 34] .

Результаты исследования. В процессе теоретического анализа психологических аспектов иммунных нарушений выявлены многочисленные варианты нарушений в развитии личности в сфере организации и развития межличностных отношений. Не только невротические и психологические нарушения выступают последствиями нарушения осознания, защиты, укрепления «контактных границ» человека. По представлениям психологов, то, насколько человек способен удовлетворять свои потребности (нужды), а значит, психологическое и психофизиологическое благополучие человека, зависит от того, насколько гибко он может регулировать контактную границу. Исследователи описывают несколько видов типичных нарушений контактной границы, которые делают взаимодействие со средой, в том числе межличностное, неэффективным. Позитивный и негативный катексис, контакт и уход включены в единое поле отношений, образуют эти отношения. Это поле является диалектически дифференцированным единством, в котором есть организм и среда, свое и чужое (иное), полезное и вредное, эгоизм и альтруизм, субъективное и объективное и т.д. Когда объект присвоен или уничтожен (положительный или отрицательный катексис), то есть контакт или уход осуществлены полностью и правильно, а результат удовлетворяет индивида, то объект и потребность, с которой он связан, исчезают из среды. Контакт со средой и уход из нее, принятие и отвержение – основные функции целостной, здоровой личности, обладающей способностью к различению. Личность больного человека, «больная личность», способностью к различению уже в большой мере не обладает, она становится невротической личностью или личностью больной, страдающей от аутоиммунных заболеваний. Человек нуждается в контакте с другими людьми, однако, он способен быть собой лишь тогда, когда контакт и уход гармоничны. Дисбаланс возникает, если человек и группа одновременно испытывают разные потребности, но не способны решить, какая потребность важнее. Когда потребности конфликтны, человек нуждается в принятии определенного и удовлетворяющего его решения, в том числе остаться или уйти. Но, если его не удовлетворяет принятое решение, и он не может ни остаться, ни уйти, это отрицательно действует на него и окружающих .

Эмпирическое исследование подтвердило наличие разнообразных нарушений границ контакта, а также циклов контакта и ухода у больным иммунными заболеваниями, в частности, наличие незавершённых отношений, «запутанного клубка отношений», отношений по типу «двойной связи», отношений «преследователь-жертва-спаситель» и «патологизирующие роли».

Основным моментом является формирование жизнеотрицания:

переживание бесполезности и несовершенства не поддающегося улучшению мира, а также негативное отношение и недовольство собой, таким же бесполезным и несовершенным, как и мир [1; 2] .

Иммунные заболевания, как правило, возникают и сопровождаются активным жизнеотрицанием пациентов. Многие пациенты, будучи более или менее успешными в деловой и профессиональной сферах, демонстрируют «провалы» в сфере межличностных отношений, семейной или «личной» жизни, их влечет активное стремление «не быть никем». Такое двойной отрицание усиливается стремлением к достижению фиктивных целей (социального успеха, превосходства), пациенты игнорируют цели реальные (любви и служения), стремясь «не быть никем», стремясь «не быть нелюбимыми», «не быть ненужными», «не быть нехорошими», отказываются от самих себя и от жизни. Пытаясь разрешить порой «неразрешимые» ситуации и доказать кому-то что-то, люди теряют силы, которые должны были бы потратить на достижение иных целей, реализацию иных проектов и построение иных отношений [4; 6]. Стремясь почувствовать себя сильными и продемонстрировать власть там, где нужны смирение и беззащитность, жалуясь на непонятность и «забытость», игнорирование со стороны других там, где нужна их помощь миру, отказ от игнорирования мира, люди опадают в капкан жизнеотрицания, депрессии и уныния [23]. И чем дальше идет процесс лечения, тем больше поводов и причин накапливается подчас у пациентов и их близких. Нарушения иммунитета не проходят «в один миг», но требуют серьёзной работы по восстановлению нарушенных стрессом взаимоотношений. Однако, на любой стадии и этапе болезни, ее лечения или реабилитации, человек может изменить свой выбор: сменить жизнеотрицание на жизнеутверждение .

Болезнь требует не столько приспособления как пассивного совладания и коррекции как «симптоматического» и внешнего вмешательства в отношении деструктивных аспектов отношения человека к себе и миру, сколько активного совладания и развития как причинно и целесоотнесенной трансформации жизни больного и его семьи. Человек нуждается в том, чтобы выбросить из своей жизни все ненужное, оставив лишние желания, воспитанные семьей и социумом, ради истинных нужд души и тела, осознать и исправить ошибки, допущенные по отношению к себе и близким .

Современная иммунопсихология (психология иммунных нарушений и иммунного здоровья) находится на этапе становления, однако, связь нарушений иммунитета и состояния психики выявлена давно [16; 18; 23; 32]. Развитие иммунопсихологии подтолкнуло подтверждение «функционального», точнее внефизиологического, внеинфекционного происхождения ряда состояний, которые до недавнего времени относились к признакам поражения иммунитета [1; 2; 6; 10; 19; 0]. Такие психологические факторы как нарушение системы значимых отношений личности, рассогласование когнитивного, эмоционального и поведенческого компонентов взаимоотношений, различные виды внутриличностных и межличностных конфликтов, преморбидные особенности личности, характерные для многих психозов и неврозов, встречаются и при заболеваниях иммунитета [9; 11; 17; 19; 33; 34]. При этом отмечается, что развитие психосоматических болезней (в том числе заболеваний иммунитета) выступает в виде сочетания психических и соматических нарушений, которые сосуществуют в формах наложения и/или усиления друг друга: концепция коморбидности данных, ранее полагавшихся независимыми признаков была разработана Р. Pichot [19; 20; 36] .

В философско-религиозной концепции «благоговения перед жизнью» А. Schweitzer’а жизнь как реальность требует от человека недюжинных способностей не только в понимании себя и мира, особенно в отношении – к тем трудным жизненным ситуациям, с которыми он сталкивается в своей жизни, жизни окружающих его людей. А. Schweitzer отмечает, что оно этично, то есть опирается на важнейшие ценностные основания жизни человека и общества, а также «содержит в себе оптимистические волю и надежду, которые никогда не могут быть утрачены. Поэтому оно не боится повернуться лицом к мрачной реальности и увидеть ее такой, какова она на самом деле» [3; 4; 23]. Жизнеутверждение, согласно А. Schweitzer, – зависящая от ценностей личности тенденция самореализации, к развитию («воля к прогрессу»), а также конкретное событие духовного акта, в момент которого человек перестает жить бездумно и посвящает себя жизни, служению ей, с благоговением возвышая жизнь до истинной ценности, углубляя и расширяя одухотворенную и усиленную волю к жизни. Потенциал жизнеутверждения определяет особенности профилактики, проживания и преобразования стрессовых, повседневных и кризисных, трудных жизненных ситуаций, возможности помогать себе и другим [23] .

Жизнь требует от пациента, стремящегося исцелиться, жизнеутверждения как глубоко разделяемого и транслируемого окружающим нравственного идеала и целостной жизненной стратегии «благоговения перед жизнью». Человек, благоговеющий перед жизнью, выздоравливая сам, также стремится помогать другим людям жить, учить их и воспитывать так, чтобы они могли справляться с невзгодами .

B. Hellinger полагает, что пациенты, имеющий тот или иной тип нарушений иммунной деятельности, часто отражают «запутанный клубок» семейных /родовых отношений и представляют кого-то из своей семьи /рода, например, какую-то жертву, судьба которой – «на совести» его рода. По его мнению, многие терминально больные отрезаны от «Великой Души»: эта душа выходит за пределы души рода, и для терминально больного важно снова прийти в гармонию с чем-то большим, чем семья и род – с Богом. Восстановление контакта с нею и родом (родителями и т.д.) предполагает благодарность жизни: речь идет о «наблюдении душой», благоговении (немецкое «andacht», английское «awe»), которое вводит душу в пространство глубокой преданности: за переделами активности и пассивности, «добра» и «зла» [21; 22; 26] .

I.V. Thune-Boyle, отмечают роль религиозности или духовности в процессе совладания со стрессом: религиозность или духовность влияет как на когнитивный (восприятие пациентом болезни как части божественного плана), так и на поведенческий (молитвы или обращение в церковь) аспекты копинга [39]. Эффективный религиозный копинг – выражение поддерживающих отношений с Богом. Он позволяет найти значение болезни, обрести чувство контроля и комфорта в ситуации заболевания. Важно понять, что нарушение иммунитета – не случайность, а длительный процесс, имеющий свои причины, при этом первоочередную роль в нем играют духовные факторы. «Большинство мыслящих людей, а тяжелобольные в особенности, задумываются рано или поздно над главными вопросами бытия: «Кто я? Что есть жизнь? Откуда я пришел? Куда я иду? …эти фундаментальные духовные проблемы… выступают на первый план» [8; 14; 21]. С .

Филимонов пишет, что «Болезнь же тогда является лекарством, пресекающим дальнейшее развитие страсти» [21, с.3]. «Важно, что свыше прозвучал удар в колокол, призывающий к покаянию за всю прожитую жизнь» [21, с.4]. Таким образом, значительная часть психологических и смежных с ними религиозных подходов обращает внимание не важность ценностного переосмысления жизни пациентом и его семьей, восстановление и укрепление гармоничных отношений человека с собой и другими людьми, жизнеутверждением как принятием жизни, благоговением перед нею вместо недовольства, «застревания» на страданиях, обидах и вине, страха и агрессии в отношении мира и отчуждения от него .

При разработке конкретных методик коррекционной работы религиозный, психотерапевтический и медицинский подходы во многом сливаются [2; 7; 11; 18; 30; 35], в том числе в работах современных целительских школ [1; 9; 13; 19]. Так, С.Н. Лазарев и Л .

Виилма, другие целители, рассматривая духовно-нравственные и психологические аспекты иммунных нарушений, отмечают наличие сделанных больными ошибок осмысления себя и мира.

Это, в первую очередь ошибки «гордыни» собственным трудом и достижениями, привязанностью к социальному статусу и благополучию, в ущерб другим аспектам и ценностям жизни, в ущерб отношениям любви и преданности, служения и взаимопомощи:

это «предательство любви», которое перерастает, при столкновении с ситуацией «ненужности» и «бесполезности» усилий по достижению «вершин» социального или даже духовного мира, в жизнеотрицание и самоотрицание: человек не смог или не захотел понять себя как человека среди других людей, не принял гармонию «несовершенного» мира без ненужных предательств и жертв (семьей ради карьеры, друзьями ради «нужных людей» и т.д.) [6; 10; 17; 29]. Кроме того, в возникновении и развитии иммунных нарушений играют большую роль и ошибки «ревности» и привязанности, со временем перерастающей в ненависть из-за отказа любить или «слишком большой», по сути «ненавидящей» любви к ближнему, ушедшему, изменившему или умершему, – не оправдавшему «надежд» на вечность и «безусловность» любви [8; 14]. Важно понимать, то если человек создал болезнь, то он же может ее преодолеть [20; 21]. Для этого нужно понимать – как человек ее создал .

Нарушения иммунитета – одна из наиболее трудно осмысляемых групп болезней потому, что требует открытия в себе и мире «слишком многих» тайн и признания «слишком многих ошибок: начиная с базового жизнеотрицания, закрепившегося в семейном сценарии, и заканчивая повседневными обидами и мелкими «грехами», переполняющими «кармический сосуд», опустошение которого позволяет человеку сохранять иммунитет и общее здоровье [4; 5; 14; 18; 21]. Наполнение любовью помогает болезнь исцелить. Погоня за здоровьем без духовного развития, воспитания чувства любви и благодарности, от болезней не спасает. Лечение любых терминально опасных заболеваний необходимо сопровождать процедурами (техниками) «перепросмотра» сделанных ошибок и их «прощения» («отпускания») [5; 8; 10; 14]. Что бы подготовить себя к перепросмотру и осуществить его нужно создать определённое намерение, направленное на отслеживание негативных способов реагирования на трудные ситуации, включая переживания собственной важности и жалости к себе, гордыни и превосходства, неприятия и неудовлетворенности и т.д.. Нужно быть готовым к различного рода «опровержениям»

понимания самого себя, других людей и мира в целом, поначалу даже болезненным. При глубоком перепросмотре оживляются уроки далёкого прошлого и предвосхищаются события будущего и в настоящем это может вызывать трансформацию и даже ломку (разрывы) обстоятельств и отношений. Перепросмотр помогает достичь внутреннего безмолвия, отстраненности от желаний, давая возможность понять истинные нужды и ситуацию как она есть в реальности [10; 14] .

Выводы. Обобщить психологические аспекты иммунных нарушений и их излечения можно в таблице №1. Как видно из таблицы, многие «симптомокомплексы» и рекомендации по оздоровлению пересекаются друг с другом и совпадают: профилактика, лечение и реабилитация в отношении иммунных нарушений с точки зрения психолога предполагает лечение всего человека и, в первую очередь, его души [8; 30; 37]. Первой задачей психотерапии является необходимость помочь пациентам поверить в эффективность лечения и способность своего организма исцелиться на любой стадии, а также развитие жизнеутверждающих аспектов отношений и бытия. После этого пациентов можно и нужно научить более оптимально справляться со стрессовыми ситуациями, а также ревностью и обидами, иными проявлениями горделивого жизнеотрицания [15; 29; 32; 33] .

Особенно важно, чтобы они изменили понимание себя и проблем, с которыми столкнулись [11; 16; 34]. Больные должны поверить в собственные силы, в свою способность любить и прощать и быть любимыми и прощенными .

–  –  –

Литература Антропов Ю.Ф., Шевченко Ю.С. Лечение детей с психосоматическими 1 .

расстройствами. – СПб.: Речь, 2002. – 560 с .

Антропов Ю.Ф., Шевченко Ю.С. Психосоматические расстройства и 2 .

патологические привычные действия у детей и подростков. – М.: Издательство института психотерапии, 2005. – 320с .

Александрова Л.А. К концепции жизнестойкости в психологии // Сибирская 3 .

психология сегодня: Сб. научн. трудов. Вып. 2 / под ред. М.М.Горбатовой, А.В.Серого, М.С.Яницкого. – Кемерово: Кузбассвузиздат, 2004. С. 82-90 .

Арпентьева М.Р. Клинико-психологическое консультирование в развитии 4 .

жизнеутверждающего потенциала личности // Клиническая и медицинская психология:

исследования, обучение, практика: электрон. науч. журн. – 2016. – №1 (11) [Электронный ресурс]. URL: http://medpsy.ru/climp (дата обращения: 16.04.2018) .

Арпентьева М.Р. Семья и самореализация личности: жизнеутверждение и 5 .

жизнеотрицание. – Saarbrucken: Lambert Academic Publishing, 2016. – 534с .

Арпентьева М.Р. Жизнеутверждение и нравственно-психологические аспекты 6 .

здоровья и болезней. – Калуга: КГУ, 2017. – 454с .

Долгих В.Т. Основы иммунопатологии. – Феникс: Ростов-на-Дону, 2007. – С.119Великанова Л. П., Шевченко Ю. С. Психосоматические расстройства: современное 8 .

состояние проблемы (часть 1) // Социальная и клиническая психиатрия. – 2005. – №4. – С.79-91 .

Виилма Л. Прощаю себе. Екатеринбург: У-Фактория, 2004. – Т.1. – 720с., Т.2. – 2007 .

9 .

– 640с .

Губачев Ю.М., Стабровский Е.М. Клинико-физиологические основы 10 .

психосоматических соотношений. – М.: Медицина, 1981. – 216 с .

Клиническая ревматология (руководство для врачей) / Ред. В. И. Мазуров. — СПб.:

11 .

ООО "Издательство ФОЛИАНТ", 2005. – 520 с .

Колесников Д.Б, Рапопорт С.И., Вознесенская Л.А. Современные взгляды на 12 .

психосоматические заболевания // Клиническая медицина. – 2014. – №7. – С.12-18 .

Лас Е.А. Исследование психосоматических соотношений при ревматоидном артрите 13 .

(литературный обзор) [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России:

электрон. науч. журн. – 2012. – N 3 (14). – URL: http://medpsy.ru (дата обращения:

10.06.2017) .

Лазарев С.Н. Воспитание родителей. Ответы на вопросы. – СПб.: ИПК ООО «Ленинградское 14 .

издательство», 2009. – 240с .

Любан-Плоцца Б. Психосоматические расстройства в общей медицинской практике .

15 .

– СПб: Питер, 2000. – 202с .

Любан-Плоцца Б., Пельдингер В., Крегер Ф. Психосоматический больной на приёме 16 .

у врача. – СПб.: НИПИ им. В.М. Бехтерева, 1994. – 245 с .

Незнанов Н.Г., Карвасарский Б.Д. Клиническая психотерапия. – СПб: Питер, 2008. – 17 .

523 с .

Николаев В. Из рода в род. – М.: СофтИздат, 2010. – 208с .

18 .

Стефани Д. В., Вельтищев Ю. Е. Иммунология и иммунопатология. – М., Медицина, 19 .

1996. – С.88-170 Смулевич А.Б., Тхостов А.Ш., Сыркин А.Л. Клинические и психологические 20 .

аспекты реакции на болезнь // Журн. неврол. и психитар. им. С.С. Корсакова. – 1997, Т.97 .

– C.4–9 .

Филимонов С., протоиерей. Православный взгляд на онкологию. – СПб: «Свет 21 .

Христов», Благословение, 2013. – 144 с .

Хеллингер Б. Источнику не нужно спрашивать пути. – М.: Институт 22 .

консультирования и системных решений, 2005. – 308 с .

Швейцер А. Жизнь и мысли. – М.: Республика, 1996. – 528с .

23 .

24. Blackwell B., Kaplan I.L., Sadok B.J. at al. Chronic pain: Comprehensive textbook of psychiatry. – Vol. II. – Baltimore: Williams and Wilkins, 1989. – P. 1264-1271 .

Hamer R.G.. Summary of the New Medicine. – Berlin: Amici di Dirk, 2000. – 179р. .

25 .

Hellinger B. On Consciences. – 2007. – 18р. – URL: http://www.cf-evajacinto.pt/wpcontent/uploads/2013/02/On-conciences-Bert-Hellinger-2007.pdf (дата обращения 10.07.2016)

27. Kabat-Zinn J. Full catastrophe living: using the wisdom of your body and mind to face stress, pain, and illness. – New York: Bantam, 2013. – 720 p .

28. Kannel, W.B., and Belanger, A.J. Epidemiology of Heart Failure // American Heart Journal. 191. – Vol.121. – P. 951–957 .

29. Kendall-Tackett K.A. The Psychoneuroimmunology of Chronic Disease: Exploring the Links Between Inflammation, Stress, and Illness. New York: American Psychological Association, 2013. – 261 p .

Kbler-Ross E. On Death and Dying. – New York: Routledge, 1969. – 199р .

30 .

Luban-Plozza D., Poldinger W. Psychosomatic disorders in general practice. – Basel:

31 .

Roche, 1974. – 237 p .

Luban-Plozza В., Knaak L. Der Arzt als Arznei Das therapeutische Bndnis mit den 32 .

Patienten. Deutscher rzte-Verlag, Kln-Lvenich 1982. – 60s .

33. Pieringer W. Psychosomatische und somatopsychische Aspekte der progressiv chronischen Polyarthritis // Wien. Klin. Wochenschr. – 1978. – № 94. – P. 17-20 .

34. Tsokos G., Grammatikos A. Immunodeficiency and autoimmunity: lessons from systemic lupus erythematosus // Trends Mol. Med. – 2012. – Vol. 18 (2). – P. 101–108 .

doi:10.1016/j.molmed.2011.10.005 .

35. Pichot P. New tendencies in nosological concepts // Psychiatry Today. VIII World Congress of Psychiatry. – Amsterdam etc; 1989. – 183р .

36. Pillai Sh., Lichtman A.H. H., Abbas Ab. K. Basic Immunology: Functions and Disorders of the Immune System. London: Elsevier, 2015. – 352 p .

Shah, A. Harrison's Principle of Internal Medicine. – United States: McGraw Hill, 2010 .

37 .

2738p. .

Scott DL, Wolfe F, Huizinga T.W. Rheumatoid arthritis // Lancet. – 2010. – 38 .

Vl. 376 (9746). P.1094–108. DOI:10.1016/S0140-6736(10)60826-4

39. Thune-Boyle I.V. Religiosness and Spirituality in coping with cancer // Psychological aspects of cancer. – Springer science, 2013. – P.129 150 .

40. Volhardt B.R., Ackerman S.H., Shindledecker R.D. Verbal expression of affect in rheumatoid arthritis patients // Acta Psychiatrica Scandinavica. 1986. № 74. P. 73-79 .

41. Wasserman A.M. Diagnosis and Management of Rheumatoid Arthritis // American Family Physician. – 2011. – Vol.84 (11). – P. 1245–1252 .

42. Young L.D. Psychological factors in rheumatoid arthritis // Journal of Consulting and Clinical Psychology. – 1992. – Vol. 60, № 4. – P. 619-627 .

References

1. Antropov Yu.F., Shevchenko Yu.S. Treatment of children with psychosomatic disorders .

- SPb.: Speech, 2002. - 560 p. (In Russian)

2. Antropov Yu.F., Shevchenko Yu.S. Psychosomatic disorders and pathological habitual actions in children and adolescents. - Moscow: Publishing house of the Institute of Psychotherapy, 2005. – 320p. (In Russian)

3. Alexandrova L.A. To the concept of viability in psychology // Siberian Psychology today:

Sat. scientific. works. Issue. 2 / ed. M.M.Gorbatova, AVSerogo, M.Yanitsky. - Kemerovo:

Kuzbassvuzizdat, 2004. P. 82-90. (In Russian)

4. Arpentieva M.R. Clinical and psychological counseling in the development of a person's life-affirming potential // Clinical and medical psychology: research, teaching, practice: electron .

sci. journal. - 2016. - №1 (11) [Electronic resource]. URL: http://medpsy.ru/climp (reference date:

04/16/2018). (In Russian)

5. Arpentieva M.R. Family and self-realization of the person: life affirmation and life denial .

- Saarbrucken: Lambert Academic Publishing, 2016. – 534p. (In Russian)

6. Arpentieva M.R. Life-affirmation and moral-psychological aspects of health and disease .

- Kaluga: KSU, 2017. - 454s. (In Russian)

7. Dolgikh V.T. Fundamentals of immunopathology. - Phoenix: Rostov-on-Don, 2007. P.119-158. (In Russian)

8. Velikanova LP, Shevchenko Yu.S. Psychosomatic disorders: the current state of the problem (part 1) // Social and clinical psychiatry. - 2005. - №4. - P.79-91. (In Russian)

9. Viilma L. I forgive myself. Ekaterinburg: U-Faktoriya, 2004. - T.1. – 720p., T.2. - 2007 .

– 640p. (In Russian)

10. Gubachev Yu.M., Stabrovsky E.M. Clinical and physiological basis of psychosomatic relationships. - Moscow: Medicine, 1981. - 216 p. (In Russian)

11. Clinical rheumatology (manual for physicians) / Ed. VI Mazurov. - SPb.: OOO "Publishing House FOLIO", 2005. - 520 p. (In Russian)

12. Kolesnikov DB, Rapoport SI, Voznesenskaya L.A. Modern views on psychosomatic diseases // Clinical medicine. - 2014. - № 7. - P.12-18. (In Russian)

13. Las E.A. Investigation of psychosomatic relationships in rheumatoid arthritis (literary review) [Electronic resource] // Medical psychology in Russia: electron. sci. journal. - 2012. - N 3 (14). - URL: http://medpsy.ru (reference date: June 10, 2017). (In Russian)

14. SN Lazarev. Education of parents. Answers on questions. - SPb.: IPK LLC Leningrad Publishing House, 2009. - 240s. (In Russian)

15. Lyuban-Plotca B. Psychosomatic disorders in general medical practice. - St. Petersburg:

Peter, 2000. – 202p. (In Russian)

16. Luban-Plozza B., Peldinger V., Kreger F. Psychosomatic patient on admission to the doctor. - SPb.: NIPI them. V.M. Bechterew, 1994. - 245 p. (In Russian)

17. Neznanov NG, Karvasarskii B.D. Clinical psychotherapy. - St. Petersburg: Peter, 2008 .

- 523 p. (In Russian)

18. Nikolaev V. From kind to genus. - Moscow: SoftIzdat, 2010. – 208p. (In Russian)

19. Stephanie DV, Veltishchev Yu. E. Immunology and immunopathology. - M., Medicine, 1996. - P.88-170 (In Russian)

20. Smulevich AB, Tkhostov A.Sh., Syrkin A.L. Clinical and psychological aspects of the response to disease // Zhurn. neurol. and the psychiatrist. them. S.S. Korsakov. - 1997, T.97. - P.4In Russian)

21. Filimonov S., Archpriest. Orthodox view on oncology. - St. Petersburg: "The Light of Christ", Blessing, 2013. - 144 p. (In Russian)

22. Hellinger B. The source does not need to ask the way. - Moscow: Institute of Consulting and System Decisions, 2005. - 308 p. (In Russian)

23. Schweitzer A. Life and thoughts. - M.: Republic, 1996. - 528p. (In Russian)

24. Blackwell B., Kaplan I.L., Sadok B.J. at al. Chronic pain: Comprehensive textbook of psychiatry. – Vol. II. – Baltimore: Williams and Wilkins, 1989. – P. 1264-1271 .

Hamer R.G.. Summary of the New Medicine. – Berlin: Amici di Dirk, 2000. – 25 .

179р. .

Hellinger B. On Consciences. – 2007. – 18р. – URL: http://www.cfдата evajacinto.pt/wp-content/uploads/2013/02/On-conciences-Bert-Hellinger-2007.pdf обращения 10.07.2016)

27. Kabat-Zinn J. Full catastrophe living: using the wisdom of your body and mind to face stress, pain, and illness. – New York: Bantam, 2013. – 720 p .

28. Kannel, W.B., and Belanger, A.J. Epidemiology of Heart Failure // American Heart Journal. 191. – Vol.121. – P. 951–957 .

29. Kendall-Tackett K.A. The Psychoneuroimmunology of Chronic Disease: Exploring the Links Between Inflammation, Stress, and Illness. New York: American Psychological Association, 2013. – 261 p .

Kbler-Ross E. On Death and Dying. – New York: Routledge, 1969. – 199р .

30 .

Luban-Plozza D., Poldinger W. Psychosomatic disorders in general practice. – 31 .

Basel: Roche, 1974. – 237 p .

Luban-Plozza В., Knaak L. Der Arzt als Arznei Das therapeutische Bndnis mit 32 .

den Patienten. Deutscher rzte-Verlag, Kln-Lvenich 1982. – 60s .

33. Pieringer W. Psychosomatische und somatopsychische Aspekte der progressiv chronischen Polyarthritis // Wien. Klin. Wochenschr. – 1978. – № 94. – P. 17-20 .

34. Tsokos G., Grammatikos A. Immunodeficiency and autoimmunity: lessons from systemic lupus erythematosus // Trends Mol. Med. – 2012. – Vol. 18 (2). – P. 101–108 .

doi:10.1016/j.molmed.2011.10.005 .

35. Pichot P. New tendencies in nosological concepts // Psychiatry Today. VIII World Congress of Psychiatry. – Amsterdam etc; 1989. – 183р .

36. Pillai Sh., Lichtman A.H. H., Abbas Ab. K. Basic Immunology: Functions and Disorders of the Immune System. London: Elsevier, 2015. – 352 p .

Shah, A. Harrison's Principle of Internal Medicine. – United States: McGraw Hill, 37 .

2010. 2738p. .

Scott DL, Wolfe F, Huizinga T.W. Rheumatoid arthritis // Lancet. – 2010. – Vl .

38 .

376 (9746). P.1094–108. DOI:10.1016/S0140-6736(10)60826-4

39. Thune-Boyle I.V. Religiosness and Spirituality in coping with cancer // Psychological aspects of cancer. – Springer science, 2013. – P.129 150 .

40. Volhardt B.R., Ackerman S.H., Shindledecker R.D. Verbal expression of affect in rheumatoid arthritis patients // Acta Psychiatrica Scandinavica. 1986. № 74. P. 73-79 .

41. Wasserman A.M. Diagnosis and Management of Rheumatoid Arthritis // American Family Physician. – 2011. – Vol.84 (11). – P. 1245–1252 .

42. Young L.D. Psychological factors in rheumatoid arthritis // Journal of Consulting and Clinical Psychology. – 1992. – Vol. 60, № 4. – P. 619-627 .

УДК 371.73+612.776.1+796

ИНФОРМАТИВНЫЕ ПОКАЗАТЕЛИ КОМПЛЕКСНОГО КОНТРОЛЯ

ФУНКЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ ШКОЛЬНИКОВ 11-12 ЛЕТ

Баранцев С.А. – Доктор педагогических наук, профессор, Чернова М.Б. – Кандидат педагогических наук, доцент, Герасимов М.М. – Научный сотрудник, ФГБНУ «Институт возрастной физиологии Российской академии образования»,

–  –  –

Аннотация. На основе данных о факторной информативности различных показателей функционального состояния (ФС) детей 11-12 лет и их экспертной оценки сформирован гетерогенный комплекс критериев, пригодный для применения в условиях школы .

Abstract. On the data ground about factorial information of different indexes of 11-12 aged children’s functional state (FS) and their expert mark, it has been worked out the heterogeneous set of criteria suitable to apply at school conditions .

Ключевые слова: функциональное состояние, факторная информативность, экспертная оценка, комплекс показателей оперативного, текущего и этапного контроля .

Key words: functional state, factorial information, expert mark, indexes set of operational, current and staged control .

Введение. Сегодня в мировой системе наук о физической культуре приоритетными являются исследования, направленные на разработку и экспериментальное обоснование специализированных комплексов показателей, пригодных для контроля двигательной подготовленности, физического развития и приспособительных возможностей учащихся как важнейших составляющих функционального состояния (ФС) организма. Вместе с тем многие вопросы комплексного контроля ФС школьников, особенно, препубертатного и пубертатного возраста в условиях образовательного учреждения по-прежнему остаются малоизученными [5, 1, 3] .

Цель исследования – выявить информативные показатели комплексного контроля ФС школьников 11-12 лет .

Методы, организация исследований. В исследовании приняли участие школьники 11-12 лет (n=181), отнесенные по состоянию здоровья к основной медицинской группе. Моделью тестовой нагрузки служила работы с буквенными таблицами Анфимова .

Обследование осуществлялось в двух режимах работы: 1) «автотемп»; 2) «максимальный темп». Определяли количество просмотренных знаков (А) и коэффициент продуктивности (Q) .

Состояние системы регуляции физиологических функций оценивали на основе математического анализа сердечного ритма. Определяли частоту сердечных сокращений (ЧСС), среднюю продолжительность RR-интервала (RRNN), моду (Мо), амплитуду моды (АМо), разброс кардиоинтервалов (MxDMn), стресс-индекс (SI) .

Систолическое (СД) и диастолическое (ДД) артериальное давление крови регистрировали методом Короткова. Применяли адекватную возрасту детскую манжету .

Определяли среднее давление (САД), двойное произведение (ДП), вегетативный индекс Кердо (ВИК), показатели эффективности деятельности: Q/ЧСС, Q/SI, Q/ДП, A/ЧСС, A/SI, A/ДП .

Для оценки физической работоспособности регистрировали время работы (t2Вт/кг, t4Вт/кг) «до отказа» при выполнении нагрузок большой и субмаксимальной мощности .

Находили мощность нагрузок, время удержания которых составляло 1 (W1), 40 (W40), 240 (W240), 900 с (W900), коэффициенты «b» и «a» уравнения Мюллера. Определяли также мощность нагрузки при пульсе 170 уд/мин (PWC170), интенсивность накопления пульсового долга (ИНПД), максимальное потребление кислорода (МПК), ватт-пульс (ВтП), максимальную силу (МС) .

Физическая подготовленность оценивалась по результатам выполнения прыжка в длину, шестиминутного бега, поднимания туловища за 1 минуту, наклона вперёд, бега 20 метров, челночного бега 4х9 м .

Рассчитывали показатели острой заболеваемости: количество заболеваний;

количество дней временной нетрудоспособности по болезни; показатель средней продолжительности одного случая заболеваемости .

Для определения информативных показателей ФС проводили также опрос опытных учителей, психологов, социальных педагогов, преподавателей вузов и научных работников (n=45) .

Математическая обработка полученных данных осуществлялась с использованием стандартной программы в пакете Statistica. Структура ФС детей изучалась на основе применения факторного анализа – метода главных компонент. Индексы 0, 1, 2 – показатели ФС в покое и при информационной нагрузке в авто– и максимальном темпе .

Результаты исследования. По данным, полученным в результате статистической обработки показателей, характеризующих разные аспекты ФС школьников 11-12 лет, определены следующие факторы: эффективность когнитивной деятельности; вегетативная регуляция сердечного ритма; физическая работоспособность; гемодинамическое обеспечение напряженной когнитивной деятельности (два фактора); неспецифическая устойчивость организма .

Установлено, что наиболее информативными показателями ФС школьников 11-12 лет, являются: по фактору «эффективность когнитивной деятельности» – А1, А2, А/ДП1, А/ЧСС2, А/ДП2; по фактору «вегетативная регуляция сердечного ритма» – Мо0, Мо1, Мо2, АМо1, MxDMn0; по фактору «физическая работоспособность» – W900, t2Вт/кг, ИНПД2Вт/кг, коэффициент b уравнения Muller, W240; по факторам «гемодинамическое обеспечение когнитивной деятельности» – САД0, САД1, САД2, ДП0, ДП1; по фактору «неспецифическая устойчивость организма к простудным заболеваниям» – количество дней болезни, количество заболеваний, продолжительность одного случая заболевания .

Полученные результаты послужили основанием для проведения опроса опытных учителей, научных работников, психологов и социальных педагогов. Участникам опроса сообщалась информация о каждом из рассматриваемых показателей ФС, а затем им предлагалось из числа выделенных параметров, характеризующихся высокой факторной информативностью, выбрать критерии, пригодные для реализации оперативного, текущего и этапного контроля ФС .

Респонденты отметили возможность применения рассматриваемых показателей в качестве критериев комплексного контроля ФС школьников 11-12 лет в условиях образовательного учреждения .

В состав комплекса показателей оперативного контроля вошли: А1, А2, Мо0, САД0, САД1, САД2, ДП0, ДП1 .

В состав комплекса показателей текущего контроля вошли: А1, А2, А/ДП1, А/ДП2, А/ЧСС2, Мо0, САД0, САД1, САД2, ДП0, ДП1, ИНПД2Вт/кг .

В состав комплекса показателей этапного контроля вошли: А1, А2, Мо0, Мо1, Мо2, АМо1, MxDMn0, САД0, САД1, САД2, ДП0, ДП1, А/ДП1, А/ДП2, А/ЧСС2, ИНПД2Вт/кг, коэффициент b уравнения Muller, t2Вт/кг, W900, W240, количество дней болезни, количество заболеваний .

Материалы исследования свидетельствую о том, что отобранные в комплекс для диагностики ФС детей 11-12 лет показатели, обладают высокой факторной и содержательной информативностью. Анализ отечественной и зарубежной литературы показал, что работы, в которых обосновываются методы комплексного контроля ФС здоровых школьников, крайне немногочисленны. В практике контроля ФС школьников обычно используются комплексы тестов физической подготовленности и мышечной работоспособности [2, 5, 4, 1]. Исследования других аспектов ФС в естественных условиях учебного процесса, как правило, не проводятся. В значительной степени это связано с отсутствием обоснованных комплексов методик контроля ФС школьников разного возраста, включающих минимальное число простейших, но добротных показателей, пригодных для использования непосредственно в ходе учебного процесса .

Выводы. Выявлены информативные показатели комплексного контроля ФС школьников 11-12 лет. На этой основе сформирован диагностический комплекс, включающий параметры эффективности когнитивной деятельности, показатели вегетативной регуляции сердечного ритма и гемодинамики, физической работоспособности и острой заболеваемости. Предлагаемый комплекс, может быть использован для реализации оперативного, текущего и этапного контроля ФС детей 11-12 лет. Работа поддержана грантом РФФИ (№17-06-00159а) .

Литература Криволапчук И.А., Чернова М.Б., Герасимова А.А., Баранцев С.А., Мышьяков В.В .

1 .

Обоснование комплекса показателей диагностики функционального состояния учащихся в начальный период адаптации к образовательной среде/ И.А. Криволапчук, М.Б. Чернова, А.А. Герасимова, С.А. Баранцев, В.В. Мышьяков // Новые исследования, 2016. – №3. – С .

10-18 .

Сонькин В.Д., Тамбовцева Р.В. Развитие мышечной энергетики и работоспособности в 2 .

онтогенезе/ В.Д. Сонькин, Р.В. Тамбовцева. – М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2011. – 368 с .

Чернова М.Б., Баранцев С.А., Герасимова А.А., Мышьяков В.В., Савушкина Е.В .

3 .

Комплекс показателей педагогического контроля функционального состояния школьников 9-10 лет/ М.Б. Чернова, С.А. Баранцев, А.А. Герасимова, В.В. Мышьяков, Е.В. Савушкина // Новые исследования, 2017. – №3. – С. 70-78 .

4. Kenney W.L., Wilmore J., Costill D. Physiology of Sport and Exercise / W.L. Kenney, J. Wilmore, D. Costill. – Published by Champaign, IL; Human Kinetics, 2015. – 640 p .

5. Zaporozhanov V.A., Borachinski T. Empiric reliability of diagnostic and prognostic assessments of physical condition of children, practicing spoors/ V.A Zaporozhanov, T. Borachinski // Pedagogics, psychology, medical-biological problems of physical training and sports. 2012. – 11 .

– pp. 38-42 .

References

1. Krivolapchuk I.A., Chernova M.B. Razrabotka modeli testovykh nagruzok dlya izucheniya stressovoy reaktivnosti podrostkov (Development of a model of test loads for studying the stress reactivity of adolescents)/ I.A. Krivolapchuk, M.B. Chernova // Novye issledovaniya .

2010 – № 3 (24). – S.25-37. in Russian

2. Son'kin V.D., Tambovtseva R.V. Razvitie myshechnoy energetiki i rabotosposobnosti v ontogeneze (Development of muscular energy and working capacity in ontogenesis) / V.D .

Son'kin, R.V. Tambovtseva. – Moscow: Knizhnyy dom «LIBROKOM». 2011. – 368 s. in Russian

3. Chernova M.B., Barantsev S.A., Gerasimova A.A., Myshch"yakov V.V., Savushkina E.V .

Kompleks pokazatelej pedagogicheskogo kontrolya funkcional'nogo sostoyaniya shkol'nikov 9let (Complex indicators pedagogical control of the functional state of schoolchildren 9-10 years)/ M.B. Chernova, S.A. Barantsev, A.A. Gerasimova, V.V. Myshch"yakov, E.V. Savushkina // Novye issledovaniya. – 2017 – №3. – P. 70-78. in Russian .

4. Kenney W.L., Wilmore J., Costill D. Physiology of Sport and Exercise / W.L. Kenney, J .

Wilmore, D. Costill. – Published by Champaign, IL; Human Kinetics, 2015. – 640 p .

5. Zaporozhanov V.A., Borachinski T. Empiric reliability of diagnostic and prognostic assessments of physical condition of children, practicing spoors/ V.A Zaporozhanov, T .

Borachinski // Pedagogics, psychology, medical-biological problems of physical training and sports. 2012. – 11. – pp. 38-42 .

УДК 612.2-057.87

ДИФФЕРЕНЦИРОВКА ПОКАЗАТЕЛЕЙ ВАРИАБЕЛЬНОСТИ СЕРДЕЧНОГО

РИТМА УЧАЩИХСЯ И СТУДЕНТОВ В ПРОЦЕССЕ ОБУЧЕНИЯ

Герасевич А.Н.1,2 – кандидат биологических наук, доцент Пархоц Е.Г.2, Олексюк А.П.2, Туманович Т.В.2, Титаренко Я.В.3 Институт истории НАН Беларуси, Отдел антропологии, Минск Брестский государственный университет имени А.С. Пушкина, Брест, Беларусь

–  –  –

Аннотация. В работе представлены возрастно-половые различия величины индекса напряжения (ИН, по Р.М. Баевскому) у учащихся и студентов в возрастных группах 6-8, 9лет (школьники, n=906), 18-19 и 20-21 лет (студенты, n=1077) .

Использовали компьютерную программу «Бриз–М» комплекса «Интекард» (РНПЦ «Кардиология», ИМО «Интекард», Минск). Запись - в положении лежа (5 мин), в соответствии с рекомендациями Международной рабочей группы (1996). Отмечено бльшее количество обучающихся в группе со средним уровнем индекса напряжения ИН (нормотония) – 42,5несколько меньшее – в группе с высоким ИН (симпатикотония) – от 20,0 до 47,5%, далее – с низким (ваготония) – от 2,5 до 19,0% и меньше всего – с очень высоким (гиперсимпатикотония) – от 2,9 до 11,1%. Показаны различия в процентном распределении по ИН групп мальчиков (М, юношей (Ю)) и девочек (Д, девушек (Дв)). В динамике возраста (с 6–8 лет до 20–21 года) наполняемость группы с нормотонией несколько увеличивается – у М (Ю), увеличивается с последующей стабилизацией – у Д (Дв); в группах с симпатико– и гиперсимпатикотонией – отмечено уменьшение числа обследованных, а в группе с ваготонией – повышение у М (Ю) и Д (Дв) .

По индивидуальным графикам ЭКГ, кардиоинтервалограмм и гистограмм у школьников показано, что при одинаковом уровне ЧСС разные обследуемые отличаются по величине ИН. Это, вероятнее всего, определяет «цену адаптации» организма к определенному уровню ЧСС. Высокие значения ИН свидетельствуют о напряжении механизмов регуляции в процессе адаптации к нагрузкам обучения. Эти лица нуждаются в повышенном внимании со стороны специалистов (педагогов, учителей физической культуры, тренеров, врачей) с точки зрения контроля за состоянием их организма в условиях выполнения физических нагрузок или напряженного обучения (конец четверти, зачетноэкзаменационная сессия) .

Abstract. The age and sex differences in the magnitude of the stress index (SI, accord. to R.M. Bayevsky) in pupils and students in the age groups 6-8, 9-10, 11-12, 13-14, 15-17 years (schoolchildren, n=906), 18-19 and 20-21 years (students, n=1077). We used the computer program "Breeze-M" of the complex "Intecard" (RSPC "Cardiology", IMO "Intecard", Minsk) .

Recording - in the supine position (5 min), in accordance with the recommendations of the International Working Group (1996). A higher number of students in the group with an average level of the SI index (normotonia) was noted - 42.5-60.0%, somewhat less in the group with high SI (sympathicotonia) - from 20.0 to 47.5%, then - with low (vagotonia) - from 2.5 to 19.0% and least of all - with a very high (hypersympathicotonia) - from 2.9 to 11.1%. Differences in the percentage distribution according to the SI of the boys (B) and girls (G) groups are shown. In the dynamics of age (from 6-8 years to 20-21 years) the filling of the group with normotonia slightly increases in B and increases with subsequent stabilization in G; in groups with sympathic- and hypersympathicotonia there was a decrease in the number of subjects surveyed and in the group with vagotonia rise in B and G .

According to individual ECG-charts, cardiointervalograms and histograms in schoolchildren it is shown that with the same level of heart rate different subjects can differ in SI value. This, most likely, determines the "price of adaptation" of the body to a certain level of heart rate. High values of SI indicate the pression of the mechanisms of regulation in the process of adaptation to training loads. These people need increased attention from specialists (teachers, teachers of physical culture, trainers, doctors) from the point of view of control over the condition of their body in conditions of exercise or intense learning (end of quarter, test-examination session) .

Ключевые слова: вариабельность сердечного ритма, индекс напряжения, учащиеся, студенты, дифференцировка показателей Keywords: heart rate variability, stress index, pupils, students, differentiation of indicators Введение. Анализ вариабельности сердечного ритма (ВСР) является информативным методом оценки функционального состояния организма обследуемых в различных условиях (космический полет, лечение кардиологических больных, спортивная подготовка [2-4, 9-11]) .

В основе метода – математическая обработка статистических, геометрических и спектральных параметров сердечного цикла [1, 7]. Среди показателей выделяют один из интегральных – индекс напряжения (ИН), определяющий ведущий механизм регуляции функций по сочетанию доли центрального и автономного контуров. Интересным представляется изучение возрастно-половых особенностей ВСР в процессе обучения [4-6, 8] .

Цель исследования – изучение возрастно-половых особенностей дифференциации основных показателей вариабельности сердечного ритма у школьников и студентов в процессе обучения .

Методы, организация исследования. В работе использовали компьютерную программу «Бриз–М» комплекса «Интекард» (РНПЦ «Кардиология», ИМО «Интекард», Минск). Запись ЭКГ–сигнала у обследуемых производили в положении лежа в течение 5 минут в стандартных условиях. Предварительно до записи ЭКГ обследуемые находились в условиях эксперимента в течение 5 минут. Условия записи соответствовали рекомендациям Международной рабочей группы [12] .

В обследованиях участвовали школьники общеобразовательных школ г. Бреста в возрасте 6–17 лет (n=906, из них мальчиков (М) – 487, девочек (Д) – 419) и студенты (1–2– х и 4–5–х курсов) различных факультетов БрГУ имени А.С. Пушкина в возрасте от 18 лет до 21 года (n=1077, из них юношей (Ю) – 563, девушек (Дв) – 514). Исходя из анализа данных других авторов [1, 2, 9, 11] и на основе собственных результатов были выбраны следующие уровни ИН: 1) низкий (ваготония) – 30 у.е.); 2) средний (нормотония) – от 30 до 100 у.е.; 3) высокий (симпатикотония) – 100–250 у.е.; 4) очень высокий (гиперсимпатикотония) – 250 у.е. Проводили математико-статистическую обработку полученных результатов. Определяли достоверность различий между средними значениями результатов с использованием t-критерия Стьюдента .

Результаты исследования. В таблице 1 представлены процентные наполняемости групп учащихся и студентов, дифференцированных по величине ИН (в у.е.), уровень которого отражал преобладание или соотношение между различными отделами контура регуляции функций организма. Для разных уровней ИН были характерны следующие диапазоны значений: для низкого – от 2,5 до 19,0%, для среднего – от 42,5 до 60,0%, для высокого – от 20,0 до 47,5% и для очень высокого – от 2,9 до 11,1% .

Отрадно заметить, что наибольшее количество обучающихся все-таки относятся к группе, имеющей оптимальный уровень соотношения ваготония/симпатикотония – 42,Однако, обращают на себя внимание следующие факты: 1) большой разброс значений по величине ИН, как у учащихся, так и у студентов – достаточно выражена наполняемость практически каждой группы; 2) половые различия между группами по уровню ИН: по низкому уровню – различия от 0,3 (9-10 лет) до 18,5 у.е. (20-21 год), по среднему – от 1,7 (13-14 лет) до 14,8 у.е. (9-10 лет, по высокому – от 0,1 (20-21 год) до 12,0 у.е. (6-8 лет), по очень высокому – от 0,9 (6-8 лет) до 5,0 (20-21 год); 3) наличие обучающихся, которые имеют уровень ИН, соответствующий гиперсимпатикотонии ( 250 у.е.) – от 2,9 до 11,1%; некоторые индивидуальные величины ИН достигают уровня 600-800 у.е .

Последний факт свидетельствует о наличии среди обучающихся лиц с очень выраженной степенью напряжения механизмов регуляции функций в процессе адаптации к нагрузкам обучения (умственным, физическим, эмоциональным и др.). Для сравнения, кардиологические больные на стационарном лечении имеют величину ИН порядка 500-600 у.е. и выше [10]. Вероятно, такую группу обследованных нужно рассматривать как Таблица 1. – Процентное распределение учащихся и студентов (мальчиков (юношей) и де-вочек (девушек)) по дифференцированным значениям величины индекса напряжения (ИН)

–  –  –

группу «риска здоровья». Она нуждается в повышенном внимании со стороны специалистов по поддержанию здоровья в процессе обучения, в периоды выполнения физических нагрузок во время занятий, а также во время напряженных периодов обучения (конец четверти, зачетно-экзаменационная сессия) .

Для анализа возрастно-половой динамики ИН были построены графики наполняемости групп с его разным уровнем у М (Ю) и Д (Дв) (рисунок 1) .

Рисунок 1. – Возрастная динамика процентного распределения учащихся и студентов по величине индекса напряжения (ИН) в период учебы (1 – М (Ю) и 2 – Д (Дв)) Примечание .

Группы обследованных с разным уровнем величины ИН: 30 у.е .

(ваготония); 30–100 у.е. (нормотония); 100–250 у.е. (симпатикотония); 250 у.е .

(гиперсимпатикотония) В динамике возраста (с 6–8 лет до 20–21 года) в группе с нормотонией по наполняемости ее учащимися и студентами отмечено некоторое увеличение – у М (Ю) и увеличение с последующей стабилизацией – у Д (Дв); в группах с симпатико– и гиперсимпатикотонией – уменьшение количества обследованных, а в группе с ваготонией

– повышение в группах и М (Ю), и Д (Дв) .

Показательно постепенное увеличение наполняемости группы М (Ю) с нормотонией в школьном возрасте с 47,4 до 56,5%, с последующим сохранением этого и более высокого уровня в студенческом (57,7–60,0%). В группе Д нарастание объема такой же группы происходило на более коротком возрастном отрезке – с 6–8 до 11–12 лет (с 42,5 до 60,0%) .

В дальнейшем (старшему школьному возрасту) наполняемость группы снижалась (до 46,5%), а в студенческом возрасте было отмечено ее более низкое значение по сравнению с группой Ю (51,4–55,5%) .

Были проведены сравнения отдельных показателей ВСР, в частности ЧСС и ИН, по данным кардиоинтервалограмм и гистограмм. Оказалось, что у обследованных разного пола и возраста встречаются различные соотношения между этими показателями (например, у учащихся – рисунок 2) .

–  –  –

Графики кардиоинтервалограмм и гистограмм имеют визуальные различия при сравнении результатов разных обследованных, например, у школьников при одинаковом (рисунок 2 (изображения 1, 2)) или разном уровне ЧСС (изображение 3). Визуальные различия имеют объективное количественное подтверждение. В связи с этим, при сравнении разных данных на одинаковое физиологическое состояние будет указывать одинаковый уровень и ЧСС, и ИН. В других случаях, при разных уровнях ИН (при одинаковом ЧСС) речь идет о разной степени напряжения регулирующих механизмов, результатом чего является уровень ЧСС, достижение которого сопряжено с разной «ценой адаптации». Особенного внимания требуют обучающиеся, индивидуальные значения ИН которых находятся в зоне гиперсимпатикотонии (250 у.е.). Необходимо отметить, что эти данные получены в условиях самой обычной учебной нагрузки, а значения ИН у некоторых обследованных достигали 600-800 у.е. Такие случаи требуют к себе повышенного внимания со стороны специалистов (педагогов, учителей физической культуры, врачей, тренеров и др.) с точки зрения потенциальной возможности срыва адаптации в условиях напряженного ритма учебной деятельности (конец учебной четверти, зачетно-экзаменационная сессия) .

Выводы. 1. Проведенные исследования подтверждают, что метод анализа вариабельности сердечного ритма объективно отражает дифференцировку учащихся и студентов по величине индекса напряжения (ИН). С его помощью можно определить степень напряжения регулирующих систем организма обучающихся в процессе учебы .

2. Результаты свидетельствуют о половых различиях в распределении учащихся и студентов по группам в зависимости от величины ИН, что предполагает усиление дифференци-рованного подхода к обучающимся в период выполнения умственных и физических нагрузок .

3. Учащиеся и студенты из группы с гиперсимпатикотонией нуждаются в дополнительном контроле состояния организма в процессе обучения, особенно в периоды выполнения физических нагрузок высокой интенсивности и умственной работы в напряженные периоды учебы (конец учебных четвертей или экзаменационно-зачетная сессия) .

4. Наряду с определением уровня ЧСС в процессе обследования состояния организма учащихся и студентов необходимо дополнительно определять величину ИН, который отражает «цену адаптации» организма для достижения измеренного уровня ЧСС. Его высокий уровень предполагает повышенное внимание к состоянию обследованных .

Литература

1. Анализ вариабельности сердечного ритма при использовании различных электрокардиографических систем : метод. указания // Р.М. Баевский [и др.] // Вестник аритмологии. – 2001. – № 24. – С. 65–87 .

2. Баевский, Р.М. Вариабельность сердечного ритма: теоретические аспекты и возможности клинического применения / Р. М. Баевский, Г. Г. Иванов. – М. : Медицина, 2000. – 295 с .

3. Баевский, Р.М. Прогнозирование состояний на грани нормы и патологии / Р.М .

Баевский. – М. : Медицина, 1979. – 298 с .

4. Вариабельность сердечного ритма у детей, взрослых и спортсменов с разным типом функционального состояния регуляторных систем / Н.И. Шлык Е.Н. Сапожникова, И.И. Шумихина [и др.] // Вариабельность сердечного ритма: Теоретические аспекты и практическое применение : тезисы докл. IV всерос. симп. / Отв. ред. Н.И. Шлык, Р.М .

Баевский. – Ижевск : УдГУ, 2008. – С. 333–340 .

5. Зеновко, А.Е. Анализ вариабельности сердечного ритма у студентов МПГУ в зависимости от возраста (IV–V курс) / А.Е. Зеновко // Альманах современной науки и образования. – 2011. – № 12 (55). – С. 85–86 .

6. Особенности изменения функционального состояния организма студентов за время обучения в вузе / Д.А. Димитриев [и др.] // Медицинские и фармацевтические науки. – 2012. – № 6. – С. 224–228 .

7. Парин, В.В. Математические методы анализа сердечного ритма / В.В. Парин, Р.М .

Баевский. – М. : Наука, 1968. – 173 с .

8. Статуева, Л.М. Динамика вариабельности сердечного ритма студентов и школьников Арзамаса в процессе учебной нагрузки // Л.М. Статуева, С.А. Сабурцев, В.Н .

Крылов // Вестник Нижегор. ун-та им. Н. И. Лобачевского. – 2007. – № 4. – С. 82–87 .

9. Типологические особенности вариабельности сердечного ритма у школьников 7– 11 лет в покое и при занятиях спортом / Е. Н. Сапожникова [и др.] // Вестник Удмур. ун-та .

Серия Биология. Науки о Земле. – 2012. – Вып. 2. – С. 79–88 .

10. Фролов, А.В. Контроль механизмов адаптации сердечной деятельности в клинике и спорте / А.В. Фролов. – Минск : Полипринт, 2011. 216 с .

11. Шлык, Н.И. Сердечный ритм и тип регуляции у детей, подростков и спортсменов:

монография / Н.И. Шлык. – Ижевск : УдГУ, 2009. – 259 с .

12. Task Force of the European Society of Cardiology and the North American Society of Pacing and Electrophysiology. Heart rate variability : Standards of measurement, physiological interpretation and clinical use // Circulation. – 1996. – V. 93. – P. 1043–1065 .

References

1. Analysis of heart rate variability when using various electrocardiographic systems: method .

recommend. // Р.М. Bayevsky [et al.] // Vestnik arytmologii. – 2001. – №. 24. – P. 65–87 .

2. Bayevsky, R.M. Heart rate variability: theoretical aspects and possibilities of clinical application / R.M. Baevsky, G.G. Ivanov. – М.: Медицина, 2000. – 295 с .

3. Bayevsky, R.M. Prediction of conditions on the verge of norm and pathology / R.M .

Bayevsky. – M.: Medicine, 1979. – 298 p .

4. Heart rate variability in children, adults and athletes with different types of functional state of regulatory systems /N.I. Shlyk, E.N. Sapozhnikova, I.I. Shumikhina [et al.] // Variability of the heart rhythm: Theoretical aspects and practical application: theses of IV vseros. symp. / Ed. N.I .

Shlyk, R.M. Bayevsky. – Izhevsk: UdSU, 2008. – P. 333–340 .

5. Zenovko, A.E. Analysis of heart rate variability of MSPU students depending on age (IVV course) / A.E. Zenovko // Almanakh of modern science and education. – 2011. – № 12 (55). – P. 85–86 .

6. Features of changes in the functional state of the body of students during their studies at the university / D.А. Dimitriev [et al.] // Medical and pharmaceutical sciences. – 2012. – № 6. –P .

224–228 .

7. Parin, V.V. Mathematical methods of heart rate analysis / V.V. Parin, R.M. Bayevsky. – M.: Science, 1968. – 173 p .

8. Statueva, L.M. Dynamics of heart rate variability in students and schoolchildren of Arzamas in the process of learning load // LM. Statueva, S.A. Saburtsev, V.N. Krylov // Vestn. of Nizhegorod. University named N.I. Lobachevsky. – 2007. – № 4. – P. 82–87 .

9. Typological features of heart rate variability in schoolchildren 7–11 years old at rest and in sports / E. Sapozhnikova [et al.] // Bulletin of Udmurts. University. Biology Series. Earth sciences. – 2012. – Is. 2. – P. 79–88 .

10. Frolov, A.V. Control mechanisms of adaptation of cardiac activity in clinics and sports / A.V. Frolov. – Minsk: Polyprint, 2011. – 216 p .

11. Shlyk, N.I. Heart rhythm and type of regulation in children, adolescents and athletes:

monograph / N.I. Shlik. – Izhevsk: UdSU, 2009. – 259 p .

12. Task Force of the European Society of Cardiology and the North American Society of Pacing and Electrophysiology. Heart rate variability: Standards of measurement, physiological interpretation and clinical use // Circulation. – 1996. – V. 93. – P. 1043–1065 .

–  –  –

Аннотация. Цель исследования – выявить особенности функционального состояния (ФС) учащихся первых классов при напряженной информационной нагрузке в начальный период адаптации к образовательной среде .

Полученные данные свидетельствуют о том, что в начале систематического обучения в школе дополнительные информационные нагрузки, выполняемые с комфортной и максимальной скоростью, вызывают у детей 6–7 лет существенное (p 0,05–0,001) повышение уровня общей активации центральной нервной системы, напряженность механизмов регуляции ФС, сдвиг вегетативного баланса в сторону преобладания активности симпатического отдела вегетативной нервной системы, усиление центральных регуляторных влияний на сердечный ритм, стимуляцию системной гемодинамики, а также возрастание уровня ситуативной тревожности .

Abstract. The research aim is to identify peculiarities of first forms schoolchildren’s functional state (FS) under intensive informational tension during different phases of adaptation to educational environment .

The obtained results give the evidence that at the beginning of systematic education at school the additional informative tensions performed with comfort and maximal speed cause the significant (p 0,05-0,001) rise of common CNS activation level among 6-7 aged children, tension of mechanisms of FS regulation, shift of autonomic balance to the side of ANS sympathetic part activity predominance, central regulatory influences strengthening to heart rhythm, systematic hemodynamics stimulation, as well as anxiety level rise .

Ключевые слова: информационная нагрузка, функциональное состояние, адаптация к школе Key words: informative tension, functional state, adaptation to school Введение. Поступление в школу связано с выраженным функциональным напряжением, низкой и неустойчивой работоспособностью, высокой психофизиологической ценой учебной деятельности [2, 4, 6]. Напряженность этого периода определяется прежде всего тем, что на ребенка начинает интенсивно воздействовать комплекс «непривычных» факторов образовательной среды, адаптация к которым требует максимальной мобилизации социальных и биологических резервов организма [2]. На этом фоне высокие информационные нагрузки, сложные задания, не соответствующие возрастным и индивидуальным возможностям первоклассников, ситуации «наказания» и публичных выступлений, оценки и критики могут способствовать формированию у них хронического психологического стресса, повышению тревожности, ухудшению ФС, развитию школьной дезадаптации и увеличению заболеваемости [2, 4, 10]. Вместе с тем вопрос о влиянии информационных нагрузок разной интенсивности на ФС детей в процессе их адаптации к современной образовательной среде по-прежнему остается открытым .

Цель исследования – выявить особенности ФС учащихся первых классов при напряженной информационной нагрузке в начальный период адаптации к образовательной среде .

Методы, организация исследований. В исследовании принимали участие первоклассники (n = 137), отнесенные по состоянию здоровья к основной медицинской группе. Оно проходило в рамках традиционной организации учебного процесса в соответствии с требованиями Хельсинской декларации. Учебный труд школьников по всем показателям соответствовал второму классу напряженности. Исследование осуществлялось в три этапа с учетом особенностей физиологической адаптации первоклассников к систематическому обучению в школе: I этап – фаза ориентировочного приспособления; II этап – фаза неустойчивого приспособления; III этап – фаза относительно устойчивого приспособления [2]. Изучение ФС детей проводили на 2–3 неделях обучения в школе .

Моделью информационной нагрузки служил компьютеризированный вариант работы с буквенными таблицами В. Я. Анфимова. Задание состояло в зрительном поиске на экране и идентификации условных раздражителей и тормозных агентов, в качестве которых использовались буквы, имеющие одинаковую встречаемость по всей таблице .

Обследование осуществлялось в состоянии покоя и в двух режимах работы: 1) автотемпа;

2) максимального темпа при наличии «угрозы наказания». Изучение динамики ФС при информационной нагрузке в разные фазы адаптации к образовательной среде проводилось в группе детей (n = 48), сформированной методом рандомизации из общего числа испытуемых, участвующих в исследовании .

Регистрация -потенциала (ОП), характеризующего ФС центральной нервной системы (ЦНС), осуществлялась в отведении вертекс-тенар по методике В. А. Илюхиной посредством портативной установки с высоким входным сопротивлением (100 МОм), предназначенной для исследования сверхмедленных физиологических процессов головного мозга. -потенциал измеряли в состоянии покоя и при выполнении тестовых нагрузок. Для выявления степени напряженности регуляторных систем использовали вариационный анализ сердечного ритма по методике Р. М. Баевского. Реализация метода осуществлялась с помощью автоматизированного комплекса на базе персонального компьютера .

В состоянии покоя записывали 300–500, а при тестовых нагрузках – 100–150 кардиоинтервалов. Определяли частоту сердечных сокращений (ЧСС), среднюю продолжительность R-R интервала (RRNN), моду (Мо), амплитуду моды (АМо), разброс кардиоинтервалов (MxDMn), среднеквадратическое отклонение (SDNN), стресс-индекс (SI) .

Систолическое (СД) и диастолическое (ДД) артериальное давление крови регистрировали в соответствии с рекомендациями Society for Psychophysical Research (1996). Применяли адекватную возрасту детскую манжету. На основании проведенных измерений рассчитывали среднее артериальное давление (САД) крови, двойное произведение (ДП). В состоянии покоя и после введения инструкции перед реализацией информационной нагрузки у испытуемых с помощью варианта 8-цветового теста М. Люшера в модификации Л. Н. Собчик определяли уровень стресса (ситуативной тревожности – СТ). На этом этапе исследования статистическую обработку данных проводили с использованием пакета прикладных программ Microsoft Excel и Statistica 6.0. Статистическую значимость различий определяли на основе расчета параметрических и непараметрических критериев. Различия считались статистически значимыми при p 0,05 .

Результаты исследования. Результаты исследования указывают на то, что у детей 6–7 лет на 2–3-й неделях обучения в школе наблюдается повышенный уровень фоновой активированности и эрготропная настройка вегетативной нервной системы (ВНС) (табл.) .

Средние значения большинства из рассматриваемых показателей ФС существенно отличались от установленных возрастных норм [3, 4, 7, 8] .

–  –  –

Изучение динамики психофизиологических показателей ФС в условиях информационной нагрузки показало, что на 2–3-й неделях обучения в школе при выполнении тестового задания с удобной скоростью (автотемп) у первоклассников наблюдались выраженные сдвиги изучаемых переменных по сравнению с состоянием спокойного бодрствования. В процессе работы возрастали ОП (p 0,001), СД (p 0,001), ДД (p 0,001), САД (p 0,001), ЧСС (p 0,001), ДП (p 0,001), АМо (p = 0,009), SI (p 0,001), СТ (p = 0,003) и понижались RRNN (p = 0,036), Мо (p = 0,023), MxDMn (p 0,001) .

Важно отметить, что в сопоставлении с фоном изменения большинства переменных носили статистически значимый характер (см. табл.) .

При реализации информационной нагрузки в режиме максимального темпа в условиях дефицита времени и «угрозы наказания» отмечались наиболее значительные изменения ФС (см. табл.). Нагрузка в максимальном темпе вызывала у всех детей дальнейшее повышение уровня общей активации ЦНС, сдвиг вегетативного баланса в сторону преобладания активности симпатического отдела ВНС, усиление центральных регуляторных влияний на сердечный ритм, стимуляцию системной гемодинамики, возрастание уровня ситуативной тревожности. Это проявилось в «резком» возрастании уровня ОП (p 0,001), СД (p 0,001), ДД (p 0,001), САД (p 0,001), ЧСС (p 0,001), ДП (p 0,001), АМо (p = 0,002), SI (p 0,001), СТ (p 0,001) и снижении уровня RRNN (p 0,001), Мо (p = 0,002), MxDMn (p 0,001) .

Полученные в нашем исследовании данные подтверждают представление о том, что особенности психофизиологической реактивности при напряженной информационной нагрузке связаны с уровнем активации в состоянии покоя. При этом чем больше фоновые показатели ФС, тем выше рабочий уровень активации при выполнении тестирующих заданий. В ряде работ показано, что величина предельной активированности у лиц с низким уровнем активации в состоянии покоя больше и этот предел достигается при более высокой интенсивности воздействия, а реактивность, наоборот, ниже. У лиц с низкой фоновой активированностью имеется больший «запас прочности», большая экономичность, поэтому достижение предела реагирования у них происходит при большей силе воздействия, чем у высоко активированных детей [2, 9, 12]. Вероятно, поэтому «стандартное» по своей величине внешнее воздействие вызывает у первоклассников в первую фазу адаптации к образовательной среде на фоне повышенного уровня активации в состоянии покоя больший физиологический эффект, чем та же по интенсивности стимуляция в фазу относительно устойчивого приспособления, когда уровень фоновой активации приближается к возрастной норме .

У первоклассников на 2–3-й неделях обучения в школе при выполнении тестовых информационных нагрузок по сравнению с состоянием спокойного бодрствования наблюдались существенное повышение уровня неспецифической активации ЦНС, напряженность корково-стволовых и лимбико-ретикулярных механизмов регуляции ФС, сдвиг вегетативного баланса в сторону преобладания активности симпатического отдела ВНС, усиление центральных регуляторных влияний на сердечный ритм, стимуляция системной гемодинамики, а также возрастание уровня ситуативной тревожности. Эти данные согласуются с результатами других работ [1, 5, 8, 11]. Установлено, что в период адаптации первоклассников к образовательной среде отмечается существенное повышение стрессовой реактивности, при этом наиболее значительные ее изменения наблюдаются в первые недели учебного года. Следствием этого является избыточная функциональная активность всех органов и систем, а также высокая психофизиологическая цена напряженной познавательной деятельности .

Выводы 1. Результаты исследования свидетельствуют о том, что в первые недели учебного года у первоклассников отмечается повышенный уровень фоновой активированности и эрготропная настройка ВНС .

Показано, что в процессе адаптации к образовательной среде уровень активации в состоянии спокойного бодрствования постепенно снижается .

2. Установлено, что в начале систематического обучения в школе дополнительные информационные нагрузки вызывают у детей 6–7 лет существенное повышение уровня общей активации ЦНС, напряженность корково-стволовых и лимбико-ретикулярных механизмов регуляции ФС, сдвиг вегетативного баланса в сторону преобладания активности симпатического отдела ВНС, усиление центральных регуляторных влияний на сердечный ритм, стимуляцию системной гемодинамики, а также возрастание уровня ситуативной тревожности .

3. Выявлено, что переход от выполнения тестовой информационной нагрузки с комфортной скоростью к работе с максимальной скоростью сопровождается снижением качественных показателей работоспособности, повышением активности симпатического отдела ВНС и психофизиологических затрат на переработку значимой информации. Это указывает на то, что физиологическая цена работы в комфортном режиме ниже, чем нагрузки, выполняемой в максимальном темпе. Работа поддержана грантом РФФИ (№ 17а) .

Литература

1. Брязгунов И. П., Михайлов А. Н., Cтолярова Е. В. Посттравматическое стрессовое расстройство у детей и подростков. М.: ИД «МЕДПРАКТИКА-М», 2008. 144 с .

2. Дубровинская Н. В., Фарбер Д. А., Безруких М. М. Психофизиология развития:

психофизиологические основы детской валеологии. М.: Владос, 2000. 144 с .

3. Илюхина В. А. Психофизиология функциональных состояний и познавательной деятельности здорового и больного человека. СПб.: Изд-во Н-Л, 2010. 368 с .

4. Костяк Т. В. Психологическая адаптация первоклассников. М.: Издательский центр «Академия», 2008. 176 с .

5. Мачинская Р. И. Управляющие системы мозга // Журнал высшей нервной деятельности им. И. П. Павлова. 2015. Т. 65, № 1. С. 33–60 .

6. Развитие мозга и формирование познавательной деятельности ребенка / под ред. Д. А .

Фарбер, М. М. Безруких. М.: Изд-во Московского психолого-социального института, 2009 .

432 с .

7. Физиология развития ребенка: руководство по возрастной физиологии / под ред. М. М .

Безруких, Д. А. Фарбер. М.: Изд-во Московского психолого-социального института. 2010 .

768 с .

8. Boyce W. T., Quas J., Alkon A., Smider N. A., Essex M. J., Kupfer D. J. Autonomic reactivity and psychopathology in middle childhood // Br. J. Psychiatry. 2001. Vol. 179, N 2. P. 144–150 .

9. Everly G., Latin J. A Clinical Guide to the Treatment of the Human Stress Pesponse. NY:

Springer, 2013. 486 p .

10. Galanti M. R., Hultin H., Dalman C., Engstrm K., Ferrer-Wreder L., Forsell Y., Karlberg M., Lavebratt C., Magnusson C., Sundell K., Zhou J., Almroth M., Raffetti E. School environment and mental health in early adolescence - a longitudinal study in Sweden (KUPOL) // BMC Psychiatry .

2016. Vol. 16, N 16. Р. 243 .

11. Obradovi J., Bush N. R., Stamperdahl J., Adler N. E., Boyce W. T. Biological sensitivity to context: the interactive effects of stress reactivity and family adversity on socioemotional behavior and school readiness // Child Dev. 2010. Vol. 81, N 1. P. 270–289 .

12. Quas J. A., Yim I. S., Oberlander T. F., Nordstokke D., Essex M. J., Armstrong J. M., Bush N., Obradovi J., Boyce W. T. The symphonic structure of childhood stress reactivity: patterns of sympathetic, parasympathetic, andadrenocortical responses to psychological challenge // Dev .

Psychopathol. 2014. Vol. 26, N 4. P. 963–982 .

References

1.Bryazgunov I. P., Mikhailov A. N., Ctolyarova E. V. Posttravmaticheskoe stressovoe rasstroistvo u detei i podrostkov (Post-traumatic stress disorder in children and adolescents) .

Moscow, 2008, 144 p .

2.Dubrovinskaya N. V., Farber D. A., Bezrukikh M. M. Psikhofiziologiya razvitiya:

psikhofiziologicheskie osnovy detskoi valeologii (Developmental psychophysiology:

psychophysiological foundations of children's valeology). Moscow, 2000, 144 p .

3.Ilyukhina V. A. Psikhofiziologiya funktsional'nykh sostoyanii i poznavatel'noi deyatel'nosti zdorovogo i bol'nogo cheloveka (Psychophysiology of functional states and cognitive activity of a healthy and sick person). Saint Petersburg, 2010, 368 p .

4.Kostyak T. V. Psikhologicheskaya adaptatsiya pervoklassnikov (Psychological adaptation of first-graders). Moscow, 2008, 176 p .

5.Machinskaya R. I. Upravlyayushchie sistemy mozga (Control systems of the brain) // I. P .

Pavlov Journal of Higher Nervous Activity. 2015, 65 (1), pp. 33-60. [in Russian]

6.Razvitie mozga i formirovanie poznavatel'noi deyatel'nosti rebenka (Development of the brain and the formation of cognitive activity of the child). Eds. D. A. Farber, M. M. Bezrukikh .

Moscow, 2009, 432 p .

7.Fiziologiya razvitiya rebenka: rukovodstvo po vozrastnoi fiziologii (Physiology of Child Development: A Guide to Age Physiology). Eds. M. M. Bezrukikh, D. A. Farber. Moscow, 2010, 768 p .

8.Boyce W. T., Quas J., Alkon A., Smider N. A., Essex M. J., Kupfer D. J. Autonomic reactivity and psychopathology in middle childhood. Br. J. Psychiatry. 2001, 179 (2), pp. 144Everly G., Latin J. A Clinical Guide to the Treatment of the Human Stress Pesponse. NY, Springer, 2013, 486 p .

10.Galanti M. R., Hultin H., Dalman C., Engstrm K., Ferrer-Wreder L., Forsell Y., Karlberg M., Lavebratt C., Magnusson C., Sundell K., Zhou J., Almroth M., Raffetti E. School environment and mental health in early adolescence - a longitudinal study in Sweden (KUPOL). BMC Psychiatry. 2016, 16 (16), p. 243 .

11.Obradovi J., Bush N. R., Stamperdahl J., Adler N. E., Boyce W. T. Biological sensitivity to context: the interactive effects of stress reactivity and family adversity on socioemotional behavior and school readiness. Child Dev. 2010, 81 (1), pp. 270-289 .

12.Quas J. A., Yim I. S., Oberlander T. F., Nordstokke D., Essex M. J., Armstrong J. M.,

Bush N., Obradovi J., Boyce W. T. The symphonic structure of childhood stress reactivity:

patterns of sympathetic, parasympathetic, andadrenocortical responses to psychological challenge .

Dev. Psychopathol. 2014, 26 (4), pp. 963-982 .

–  –  –

Аннотация. Ослабленная мускулатура туловища является фактором риска возникновения различных видов нарушений осанки. В обеспечении устойчивости туловища значительную роль играют спинные и брюшные мышцы. Развитие их силовой выносливости одна из важнейших задач учебно–тренировочного процесса. Применение упражнений корригирующей гимнастики на занятиях физической культурой необходимо для создания «мышечного корсета» позвоночника и для формирования оздоровительной двигательной культуры учащихся. Восстановить уже нарушенную осанку зачастую невозможно, но помочь в профилактике ее нарушений можно. Требуется поиск новых форм, средств, методов работы со студентами. Преподаватель должен предусмотреть строго индивидуальный подход в выборе способов и методов воздействия для повышения физической подготовленности занимающихся. Один из путей решения данной проблемы тестирование. На основании его результатов, преподаватель сможет составить комплекс упражнений специфической направленности .

Annotation. A weakened musculature of the trunk is a risk factor for various types of posture. To ensure the sustainability of the trunk back play a significant role and abdominal muscles. Develop their stamina is one of the most important tasks of the educational-training process. Application of corrective gymnastics exercises in physical education classes required for the creation of a "muscle" of the spine and to form a recreational motor culture of students. Restore already fractured posture is often impossible, but help in the prevention of its violations. You want to search for new forms, methods of working with students. Teachers should foresee strictly individual approach in the choice of means and methods of influence to improve physical fitness .

One way to solve this problem-the testing. Based on the results, Professor will be able to draw up a set of exercises specific orientation .

Ключевые слова: физическое развитие, силовая выносливость мышц, тестирование, корригирующая гимнастика .

Keywords: physical development, powertek endurance muscles, testing, corrigent gymnastics .

Введение. За последние годы значительно увеличилось количество учащихся с нарушениями функций сердечно-сосудистой системы, опорно-двигательного аппарата и других систем организма. Такие учащиеся, иногда неоправданно освобождаются от уроков физкультуры или определяются в специальную медицинскую группу, в то время, как они ещё в большей степени нуждаются в систематических занятиях физическими упражнениями. Поскольку укрепление здоровья и гармоничное развитие всех учащихся одна из задач физического воспитания, то требуется такая организация учебного процесса, при которой эффективно решались бы образовательные, воспитательные, оздоровительные задачи. Вместе с тем актуальное значение приобретает профилактика и поддержание здоровья в целом .

Ослабленная мускулатура туловища является фактором риска возникновения различных видов нарушений осанки. Из-за неправильной осанки и наличия деформации позвоночника сокращается вентиляция лёгких, нарушается деятельность сердечнососудистой системы, что ведёт к недостаточному снабжению кислородом организма, в том числе головного мозга. Вот почему учащиеся с искривлением позвоночника раздражительны, хуже учатся, быстрее устают, страдают от головных болей. Однако через мышечную систему можно эффективно воздействовать на структуру и функцию позвоночника. В обеспечении устойчивости туловища значительную роль играют спинные и брюшные мышцы. Развитие их силовой выносливости одна из важнейших задач учебно– тренировочного процесса. Применение упражнений корригирующей гимнастики на занятиях физической культурой необходимо для создания «мышечного корсета»

позвоночника и для формирования оздоровительной двигательной культуры учащихся .

Восстановить уже нарушенную осанку зачастую невозможно, но помочь в профилактике ее нарушений можно [1, 4, 6] .

Вместе с тем требуется поиск новых форм, средств, методов работы со студентами .

Преподаватель должен предусмотреть строго индивидуальный подход в выборе способов и методов воздействия для повышения физической подготовленности занимающихся. Один из путей решения данной проблемы тестирование. На основании его результатов, преподаватель сможет составить комплекс упражнений специфической направленности, воздействующий не только на силу мышц, но и поддерживающий, и развивающий основные физические качества тренирующихся: выносливость, гибкость, быстроту и т.д .

Для уточнения методики исследования изучалась литература: о физических качествах и возрастных особенностях периода 1719 лет. Была изучена характеристика средств общефизической подготовленности (ОФП) в вузе, а также данные спортивной метрологии, позволившие объективно проанализировать и обосновать результаты исследований. Также были использованы рекомендации специалистов по кинезитерапии .

Всего было проанализировано 45 литературных источников отечественных авторов .

Анализ научно-методической литературы позволил сформулировать цель и рабочую гипотезу исследования .

Цель исследования оценка эффективности технологии профилактики нарушений осанки у студентов 1719 летнего возраста средствами корригирующей гимнастики .

Задачи исследования:

1. Выявление и систематизация средств для формирования навыка правильной осанки у студентов 1, 2 курсов .

2. Определение уровня развития мышц живота и спины, гибкости у студентов .

3. Разработка программы занятий для формирования навыков правильной осанки у студентов .

4. Определение эффективности методики формирования силовой выносливости мышц живота, спины и гибкости .

Для их решения были использованы следующие методы исследования: анализ научно-методической литературы, педагогические наблюдения, тестирование двигательных качеств, методы математической статистики .

Результаты исследования и их обсуждение. Исследование проводилось в три этапа в Институте гуманитарных наук и управления ГБОУ ВО МГПУ. Всего в исследовании приняли участие более 100 человек; в основном педагогическом эксперименте 48 студентов 1719 лет, из которых были сформированы две контрольные и две экспериментальные группы по 12 человек в каждой .

На первом этапе (октябрь 2015 январь 2016 г.) был проведен анализ научнометодической и специальной литературы, определены задачи и методы исследования. Для определения уровня физического развития и физической подготовленности учащихся, апробации и корректировки экспериментальной методики занятий корригирующей гимнастикой были разработаны программа педагогического эксперимента, тесты и методика тестирования, а затем были собраны данные, характеризующие исходное состояние физического развития студентов .

На втором этапе (сентябрь 2016 – июнь 2017 г.) выполнялись педагогические исследования, целью которых было моделирование экспериментальной ситуации для выявления взаимосвязи между использованием методики формирования силовой выносливости мышц живота, спины и гибкости и показателями эффективности учебно-воспитательного процесса .

На третьем этапе (ноябрь 2017 декабрь 2017 г.), полученные результаты были обработаны с использованием методов математической статистики, проведено обобщение полученных материалов .

В течение экспериментального периода было проведено 128 занятий, каждое продолжительностью 90 минут, с очередностью 2 раза в неделю, в урочное время в контрольных группах. Занятия были соотнесены с методическими рекомендациями для возраста 1719 лет, изложенными в типовой программе с аналогичной продолжительностью и кратностью занятий. Критериями эффективности процесса физического воспитания в группах служили: степень прироста результатов в контрольных упражнениях (тестах) .

Корригирующая гимнастика комплекс оздоровительных упражнений, направленных на коррекцию позвоночника и опорно-двигательного аппарата, а также на улучшение деятельности дыхательной и сердечнососудистой систем организма .

С учетом данных о психофизическом развитии юношей и девушек 1719 лет разрабатывалось экспериментальное содержание и методика занятий корригирующей гимнастикой на занятиях по физической культуре в вузе. В ходе исследования определялись особенности методики формирования навыка правильной осанки. Причем нужно подчеркнуть, что образовательно-оздоровительный эффект занятий состоит в развитии силовой выносливости мышц спины, живота и создании психологопедагогических условий развития здоровья учащихся на основе их сознательной активности .

На основе обобщения литературных данных и анализа опыта специалистов определены специфические принципы методики занятий корригирующей гимнастикой:

формирование осмысленной моторики, комплексность решения задач и в упражнении, и на занятии, выполнение упражнений целенаправленно, экономично, точно с правильным мышечным напряжением, контрастности в упражнении, и на занятии, ритмичность, учет гендерных различий. В работе использованы традиционные методы обучения и воспитания: наглядный, словесный, игровой, регламентированного и вариативного упражнения, соревновательный, музыкального воздействия и методы, определяемые спецификой предмета .

Например, для совершенствования ритмичности применяется метод ритмической тренировки передача в движениях ритма сменяющихся разнохарактерных тем и др .

Использование метода сравнения позволило создавать ситуации, способствующие укреплению веры учащихся в свои возможности и вызывающие у студентов потребность и интерес к развитию и совершенствованию своих личностных качеств [6] .

Средства коррегирующей гимнастики. В результате проведенных исследований выявлены и систематизированы средства корригирующей гимнастики, объединенные в три группы: базовые, нестандартные, специфические (рис. 1) .

Применение базовых упражнений позволяет укреплять мышечную систему организма, формировать навык правильной осанки, повышать адаптационные процессы за счет развития силовой выносливости, укреплять костно-связочный аппарат, улучшать деятельность сердечнососудистой и дыхательной систем, расширять функциональные возможности нервной системы .

Нестандартные средства упражнения данного раздела учат занимающихся произвольно расслаблять мышцы и воспринимать различную степень их напряжения .

Специфические средства задача упражнений способствовать формированию силовой выносливости и равновесия, снимать утомление с мышц, поддерживать работоспособность. Упражнения помогают устранить излишнюю зажатость, скованность .

Благодаря музыкальному сопровождению увеличивается эмоциональность, образность мышления .

При подборе упражнений нужно иметь в виду тенденцию к замещению, когда более сильная мышца, участвующая в создании дефекта осанки, в ходе упражнения выполняет функцию более слабой. Так, для укрепления мышц брюшного пресса с целью уменьшения поясничного лордоза и угла наклона таза часто используют подъём нижних конечностей из положения лежа на спине. В этом случае функцию сгибания конечностей вместо ослабленных мышц брюшного пресса берет на себя подвздошно-поясничная мышца, работа которой способствует увеличению поясничного лордоза и угла наклона таза .

Другой пример: для укрепления ягодичных мышц с целью формирования разгибания в тазобедренных суставах и уменьшения угла наклона таза предлагают различные махи ногой назад. В норме при выполнении махов сначала включается задняя группа мышц бедра, затем ягодичные мышцы, и в последнюю очередь разгибатели поясничного отдела позвоночника. Но ослабленные и удлиненные ягодичные мышцы часто запаздывают и включаются позже разгибателей поясничного отдела позвоночника .

Выполнение упражнений, описанных в примерах, ведёт к увеличению дефекта осанки .

Поэтому, подбирая упражнения для укрепления мышечных групп, имеющих тенденцию к гипотонии и увеличению длины, необходимо тщательно отслеживать порядок включения мышц в двигательный акт, подбирать исходные положения, сводящие к минимуму возможность замещения [2, 3,7] .

Эффективность применения базовых упражнений во многом зависит от исходных положений. Наиболее эффективными для развития «мышечного корсета» и профилактики дефектов осанки являются такие, при которых нагрузка на позвоночник по оси и влияние угла наклона таза на тонус мышц минимальны: лежа на спине, на животе, стоя на коленях .

Использование на занятиях упражнений смешанного характера дает возможность увеличивать работоспособность. К данной группе упражнений были отнесены упражнения на гибкость, силу, ловкость различные по характеру и интенсивности .

Варьирование темпа формировало скоростные качества, а выполнение упражнений без остановки тренировало выносливость .

Для эффективности всех типов упражнений базовых, нестандартных, специфических, требуется наилучшая методическая обеспеченность.

Она предполагает:

четкую предназначенность каждого упражнения;

индивидуальную адресацию;

рациональное соотношение доступности и трудности заданий;

исходную обусловленность количественных характеристик упражнения (дозировки по разным параметрам);

внимательный и четкий контроль за воздействием упражнения на занимающегося и внесение корректив в содержание упражнения;

формирование и сохранение мотивации, обеспечивающей высокую активность занимающегося .

Упражнения постизометрической релаксации мышц это техника увеличения подвижности мышц и связок .

Для оценки уровня развития физических качеств использовались апробированные в практике физического воспитания студентов тесты [4] .

В итоге тестирования были получены следующие результаты:

1. Статическая силовая выносливость мышц спины у 85 % учащихся не соответствует нормативным требованиям .

2. Статическая силовая выносливость прямой мышцы живота у 75,2 % не соответствует нормативным требованиям .

3. Статическая силовая выносливость косых мышц брюшного пресса – у 81,1 % студентов наблюдается отклонение от нормы, при этом наблюдается разница между левой и правой стороной .

4. Гибкость плечевого сустава у 65,1 % учащихся не соответствует нормативным требованиям, наблюдается разница между левой и правой стороной .

5. По тесту «наклон вперёд» длина разгибателей мышц бедра 73,2 % студентов не соответствует нормативным требованиям .

6. В тесте «мышцы сгибатели бедра» у 67,4 % студентов наблюдается отклонение от нормы .

7. Подвижность суставов таза и поясничного отдела у 54,1 % студентов наблюдается отклонение от нормы .

–  –  –

Анализ результатов тестирования уровня развития мышц живота и спины, гибкости у студентов, позволил установить различия между контрольной и экспериментальной группой:

у студентов, занимающихся в экспериментальной группе по тесту «мышцы спины» статическая силовая выносливость мышц спины увеличилась на 25 %, в контрольных группах на 4,3 %;

по тесту «прямая мышца живота» в экспериментальных группах статическая силовая выносливость прямой мышцы брюшного пресса увеличилась на 79,1 %, в контрольных группах на 25,3 %;

по тесту «косые мышцы брюшного пресса» статическая силовая выносливость косых мышц брюшного пресса в экспериментальных группах увеличилась на 58,3 %, в контрольных группах на 12,0 % (основной причиной неудовлетворительного результата при прохождении данных тестов перед началом реабилитационных мероприятий являлись увеличивающийся дискомфорт в области поясничного и шейного отделов позвоночного столба);

отмечен существенный прирост в экспериментальных группах по результатам теста «захват за спиной кистей рук»: гибкость плечевого пояса увеличились на 85,4 %, в контрольной группе на 12,2 %;

по тесту «наклон вперёд» длина разгибателей мышц бедра в экспериментальных группах увеличилась на 45,3 %, в контрольных группах на 5,3 %;

у студентов, занимающихся в экспериментальной группе по тесту «мышцы сгибатели голени» в экспериментальных группах результат увеличился на 28,2 %, в контрольных группах осталась на прежнем уровне;

– по тесту «поясничный отдел позвоночника» подвижность суставов таза и поясничного в экспериментальных группах увеличилась на 73,2 %, в контрольных группах на 12,4 %;

Принципиальное отличие занятий экспериментальных групп от контрольных заключалось в использовании в экспериментальных занятиях специальных средств корригирующей гимнастики .

Выводы. Результаты исследования показали, что:

1. Успешное осуществление всестороннего физического воспитания студентов во многом зависит от умелого подбора средств и методов физической подготовки:

классифицированы средства корригирующей гимнастики, все упражнения подразделяются на 3 основные группы:

а) базовые специальные упражнения атлетической гимнастики: упражнения с отягощениями, упражнения на тренажерах, упражнения с собственным весом тела;

специальные упражнения ритмопластической гимнастики: упражнения на гибкость, дыхательные упражнения, упражнения с музыкальным сопровождением, упражнения на пластику;

б) нестандартные упражнения постизометрической релаксации мышц, упражнения для снятия напряжения;

в) специфические упражнения с сопротивлением в парах, упражнения пассивной йоги, психогимнастика .

2. Разработанная методика тестирования, позволила оценивать уровень физического развития способностей студентов: статической силовой выносливости мышц спины, прямой и косых мышц живота, гибкости .

3. Разработанное содержание программы занятий корригирующей гимнастикой и методика дифференцированного воздействия на мышечную систему студентов с помощью комплексов специальных упражнений, положительно сказывается на уровне двигательной подготовленности учащихся .

4. Своевременное тестирование силовой выносливости мышц спины и брюшного пресса способствует:

определению индивидуального воздействия на организм занимающихся, путем подбора специальных упражнений;

укреплению мышц спины и брюшного пресса, что важно для сохранения анатомического положения внутренних органов;

нормализации эмоционального тонуса;

формированию правильной осанки .

Образовательно-оздоровительный эффект применения средств корригирующей гимнастики состоит в формировании осознанного отношения учащихся к тренировочному процессу и создании психолого-педагогических условий развития студентов на основе их творческой активности. Рациональная организация физического воспитания создает условия для качественного формирования и функционирования мышечной системы учащихся. Процесс тренировки должен быть непрерывный на протяжении нескольких лет, это обеспечит повышение уровня физической работоспособности, а значит, и состояния здоровья студентов .

Литература .

1.Бубновский С.М. Преподавание адаптивной физической культуры в учреждениях профессионального образования // Сборник программ комплекса мероприятий, направленных на оздоровление контингента обучающихся в учреждениях профессионального образования. – М.: МЦПФП, 2008. – С. 197215 .

2.Бубновский С.М., Бобков Г.А. Анатомо-физиологические основы Кинезитерапии / С.М. Бубновский, Г.А. Бобков. – М.: Астерия-центр, 2008. – 320 с .

3. Голова Е.В. Ритмопластическая гимнастика: учебно-методическое пособие для дополнительных занятий в школе преподавателям и студентам педвузов и колледжей. – М.:

МГПУ, 2009. – 188 с .

4. Голова Е.В., Рощин Е.С. Корригирующая гимнастика. Учебно-методич кое пособие для преподавателей и студентов педвузов и колледжей. – М.: МГПУ, 2011. – 180 с .

5. Голова Е.В., Рощин Е.С. Упражнения для развития силы и гибкости. Учебнометодическое пособие для преподавателей и студентов педвузов и колледжей. – М.: МГПУ, 2013. – 120 с .

6. Дубровский В.И. Лечебная физическая культура (кинезотерапия):

Учебник для студентов вузов / В.И. Дубровский. – М.: ВЛАДОС, 2001. 608 с .

7.Лукьянычев С.Г. Бубновская Л.С. Адаптивная физкультура с основами кинезитерапии. Основные положения программы / Под ред. С.М. Бубновского. – М., 2008. – 96 с .

References .

1.Teaching Adaptive physical education in the institutions of vocational education/programmes/collection of a set of measures aimed at improvement of the contingent enrolled in vocational education institutions. M.: MCPFP, 2008. C. 197215 .

2.Bubnowsky s.m., Bobkov G.a. anatomic and physiologic basis of Kinesitherapy/S.m .

Bubnowsky, g.a. Bobkov. М.: Asteria Center, 2008. 320 s .

3. Head E.v. Ritmoplasticheskaja gymnastics: training manual for secondary school teachers and students and teacher training colleges. M.: STATE, 2009. 188 s .

4.Golova E.V., Roshchin E.S. Korrigiruyushchaya gimnastika. Uchebno-metodich koe posobie dlya prepodavatelej i studentov pedvuzov i kolledzhej (Correcting gymnastics. Training metodich koe benefit for the instructors and the students of pedagogical institutes and colleges). – M.: MGPU, 2011. – 180 s .

5.Golova E.V., Roshchin E.S. Uprazhneniya dlya razvitiya sily i gibkosti. Uchebnometodicheskoe posobie dlya prepodavatelej i studentov pedvuzov i kolledzhej (Exercises for the development of force and flexibility. Educational methods benefit for the instructors and the students of pedagogical institutes and colleges). – M.: MGPU, 2013. – 120 s .

6.Dubrovskiy V.i. therapeutic physical culture (kinesitherapy): textbook for students/V.i .

Dubrovsky. М.: VLADOS, 2001. 608 s .

7.Lukjanychev S.g. Bubnovskaya Hp Adaptive physical training with the basics of kinesitherapy. The main provisions of the programme. S.m. Bubnovskogo. M., 2008. 96 s .

УДК: 372.31.037.1+612.776.1

ОСОБЕННОСТИ АЭРОБНОЙ РАБОТОСПОСОБНОСТИ ДЕВОЧЕК 11-12

ЛЕТ НА РАЗНЫХ СТАДИЯХ ПОЛОВОГО СОЗРЕВАНИЯ

Зайцева Г.А. 1 – Кандидат педагогических наук, доцент Национальный исследовательский технологический университет «МИСиС»

–  –  –

Аннотация. Полученные данные позволяет сделать заключение, что аэробные компоненты системы энергообеспечения мышечной деятельности и физической работоспособности девочек 11-12 лет развивается в процессе полового созревания гетерохронно и нелинейно. Основная направленность изменений рассматриваемых параметров мышечной энергетики и работоспособности у девочек одного возраста, обусловленная процессом полового созревания, состоит в том, что аэробные возможности организма по мере увеличения стадии полового созревания проявляют тенденцию к снижению .

Abstract. The obtained data allow to conclude that components of 11-12 aged girls’ power supply of mussels activity system and physical working capability develop at the puberty process heterochronously and nonlinearly. The main changes direction of examined parameters of mussels energetics and working capability among the same aged girls provided with the puberty process is the organism’s aerobic capabilities show the tendency to decrease .

Ключевые слова: аэробные и анаэробные возможности, физическая работоспособность, стадии полового созревания Key words: aerobic and anaerobic capabilities, physical working capabilities, puberty stages .

Введение. Как известно, в границах одной возрастной группы встречаются подростки, существенно отличающиеся по своим функциональным и адаптационным возможностям [10, 4, 1, 6, 5]. Наблюдаемое несоответствие между паспортным возрастом и морфофункциональным развитием организма вызывает необходимость проведения современных исследований, учитывающих изменения темпов развития и сроков начала полового созревания, направленных на оценку аэробных возможностей школьников в период полового созревания. В этой связи очевидна целесообразность изучения различных аспектов энергообеспечения мышечной деятельности и физической работоспособности девочек–подростков одного возраста, отличающихся по степени полового созревания .

Цель исследования – выявить особенности аэробной работоспособности девочек 11-12 лет, характеризующихся разными стадиями полового созревания .

Методы, организация исследований. В исследовании приняли участие девочки 11лет (n=177), отнесенные по состоянию здоровья к основной медицинской группе .

Степень полового созревания оценивали по методике, предложенной Д.В .

Колесовым и Н.Б. Сельверовой. Определяли пять стадий полового созревания (СПС) .

В процессе исследования использовали комплекс тестов и показателей, позволяющих оценить особенности физической работоспособности и энергетического обеспечения мышечной деятельности девочек–подростков 11-12 лет. Физическая нагрузка задавалась с помощью велоэргометра «РИТМ» ВЭ-05 .

Определяли мощность нагрузки при пульсе 170 уд/мин (PWC170), максимальное потребление кислорода (VO2 max), предельное время работы (t2, t4) при выполнении «до отказа» нагрузок большой (2 Вт/кг) и субмаксимальной (4 Вт/кг) мощности. На основе модели Muller определяли мощность нагрузок, максимальное время реализации которых составляло 240 (W240) и 900 с (W900), коэффициент b, отражающий емкость аэробного источника .

Обработка данных осуществлялась с использованием стандартной программы в пакете Statistica. Статистическую значимость различий определяли на основе использования параметрических и непараметрических критериев для несвязанных выборок. Различия считались статистически существенными при уровне значимости p0,05 .

Результаты исследования В обследуемой выборке девочек 11-12 лет были выявлены все пять СПС: I СПС – 10 (5,7 %); II – 46 (26,0 %); III – 53 (29,9 %); IV – 43 (24,3 %); V – 25 (14,1 %) человек. Полученные результаты свидетельствуют, что у девочек, имеющих один календарный возраст, по мере полового созревания наблюдается разнонаправленная динамика большинства из рассматриваемых показателей физической работоспособности .

В процессе исследования выявлена тенденция уменьшения относительной величины VO2max по мере увеличения стадии полового созревания. При этом наиболее существенные различия наблюдались между девочками с III и IV стадиями полового созревания (p0,05) .

Еще более выраженные (p0,01) различия обнаружены по сравнению с I стадией .

Показатель предельного времени работы при нагрузке 2 Вт/кг, характеризуется наивысшими значениями (p0,05) у девочек с III стадией полового созревания, а затем существенно (p0,05-0,01) снижается на IV и V стадиях .

Величина мощности нагрузки, максимальное время выполнения которой составляет 900 с (W900), достигает наиболее высокого (p0,05-0,01) уровня у девочек с III, а затем значимо снижается (p0,05) у школьниц с V стадией .

Коэффициент «b» уравнения Muller, характеризующий емкость аэробной системы, также проявляет тенденцию увеличения на III стадии и существенно уменьшается (p0,05на IV и V стадиях .

Значимые различия (p0,05) по величине PWC170 выявлены между девочками с I, II и III стадиями полового созревания, с одной стороны, и школьницами с V стадией, с другой .

Показатель мощности нагрузки, время выполнения которой составляет 240 с (W240) достигает наиболее значительного (p0,05) уровня у девочек с III и IV стадиями, а затем снижается (p0,05) у учащихся с V стадией. Важно отметить, что два последних показателя характеризуются смешанным аэробно-анаэробным энергообеспечением. Увеличение рассматриваемых физиологических переменных происходит, по–видимому, за счет роста анаэробных возможностей на фоне снижения аэробных .

Полученные результаты свидетельствуют о том, что отдельные компоненты системы энергообеспечения мышечной деятельности и физической работоспособности девочек– подростков одного возраста развивается в процессе полового созревания гетерохронно и неравномерно. Аэробные возможности организма с увеличением стадии полового созревания проявляет в целом выраженную тенденцию к снижению. Эти данные хорошо согласуются с научной информацией, полученной в исследованиях других авторов, посвященных изучению возрастно-половых особенностей энергетического обеспечения мышечной деятельности и работоспособности детей и подростков [4, 1, 5, 6, 2]. Во многих исследованиях отмечается тесная взаимосвязь между индивидуальными темпами полового созревания, с одной стороны, особенностями динамики параметров мышечной энергетики, физической работоспособности и двигательной подготовленности, с другой [7, 10, 9, 3, 8, 1] .

Выводы

1. Вся совокупность полученных данных позволяет сделать заключение, что аэробные компоненты системы энергообеспечения мышечной деятельности и физической работоспособности девочек 11-12 лет развивается в процессе полового созревания гетерохронно и нелинейно .

2. Основная направленность изменений рассматриваемых параметров физической работоспособности у девочек одного возраста, обусловленная процессом полового созревания, состоит в том, что на завершающих стадиях полового созревания аэробные возможности в большинстве случаев проявляют тенденцию к снижению. Работа поддержана грантом РФФИ (проект № 18-013-00649а) .

Литература

1. Криволапчук И.А. Энергообеспечение мышечной деятельности у мальчиков 13-14 лет в зависимости от темпов полового созревания / И.А. Криволапчук // Физиология человека.– 2011.– Т.37, №1. – С. 85-96 .

2. Криволапчук И.А., Чернова М.Б. Факторная структура функционального состояния мальчиков 13-14 лет / И.А. Криволапчук, М.Б. Чернова // Физиология человека, 2017. – Т .

43, № 2. – С. 43-55 .

3. Сонькин В.Д., Тамбовцева Р.В. Развитие мышечной энергетики и работоспособности в онтогенезе/ В.Д. Сонькин, Р.В. Тамбовцева. – М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2011. – 368 с .

4. Сонькин В.Д. Физическая работоспособность и энергообеспечение мышечной функции в постнатальном онтогенезе человека / В.Д. Сонькин // Физиология человека.– 2007.– Т.33, N3. – С.1-19 .

5. Тамбовцева Р.В. Характеристика типологических и индивидуальных особенностей энергообеспечения мышечной деятельности детей 1-2-й стадий полового созревания/ Р.В .

Тамбовцева // Новые исследования, 2014. 2(39). С. 4-14 .

6. Armstrong N., Barker A.R., McManus A.M. Muscle metabolism changes with age and maturation: How do they relate to youth sport performance? /N. Armstrong, A.R. Barker, A.M .

McManus // Br J Sports Med. 2015. – Vol. 49. – № 13. – pp. 860-864 .

7. Inbar O., Bar-Or O. Anaerobic characteristics in male children and adolescents/ O. Inbar, O. Bar-Or // Medicine and Science in Sports and Exercise. – 1986. – Vol. 18. – №3. – pp. 264Kenney W.L., Wilmore J., Costill D. Physiology of Sport and Exercise / W.L. Kenney, J .

Wilmore, D. Costill. – Published by Champaign, IL; Human Kinetics, 2015. – 640 p .

9. Physical Activity Guidelines Advisory Committee. – Washington, DC, US Department of Health and Human Services, 2008. – 683 p .

10. Riner W.F., McCarthy M., DeCillis L., Ward D. S. Relationship of anaerobic to aerobic function in children and adolescents/ W.F. Riner, M. McCarthy, L. DeCillis, D. S. Ward //Medicine and Science in Sports and Exercise. – 1997. – Vol. 29. – № 5. – pp. 1528-1534 .

References

1. Krivolapchuk I.A. “Energy supply for muscular activity in boys aged 13-14, depending on the rate of puberty” / Krivolapchuk I.A. /Fiziologiya cheloveka. 2011. Vol. 37, No. 1, pp. 85Krivolapchuk I.A., Chernova M.B. “Factor structure of the functional state of boys aged 13-14” / I.A. Krivolapchuk, M.B. Chernova / Fiziologiya cheloveka. 2017. Vol. 43, No. 2, pp. 43Son'kin V.D., Tambovceva R.V. Development of muscular energy and working capacity in ontogenesis. – Moscow: Knizhnyj dom «LIBROKOM», 2011. 368 s .

4. Son'kin V.D. Physical working capacity and energy supply of muscular function in postnatal ontogenesis of a person/ V.D. Son'kin// Fiziologiya cheloveka, 2007. Vol. 33, No. 3, pp.1-19 .

5. Tambovceva R.V. Characteristics of typological and individual features of energy supply of muscular activity in children of the 1-2st stages of puberty/ R.V. Tambovceva // Novye issledovaniya, 2014. Vol. 39, No. 2, pp. 4-14 .

6. Armstrong N., Barker A.R., McManus A.M. Muscle metabolism changes with age and maturation: How do they relate to youth sport performance? /N. Armstrong, A.R. Barker, A.M .

McManus // Br J Sports Med. 2015. – Vol. 49. – № 13. – pp. 860-864 .

7. Inbar O., Bar-Or O. Anaerobic characteristics in male children and adolescents/ O. Inbar, O. Bar-Or // Medicine and Science in Sports and Exercise. – 1986. – Vol. 18. – №3. – pp. 264Kenney W.L., Wilmore J., Costill D. Physiology of Sport and Exercise / W.L. Kenney, J .

Wilmore, D. Costill. – Published by Champaign, IL; Human Kinetics, 2015. – 640 p .

9. Physical Activity Guidelines Advisory Committee. – Washington, DC, US Department of Health and Human Services, 2008. – 683 p .

10. Riner W.F., McCarthy M., DeCillis L., Ward D. S. Relationship of anaerobic to aerobic function in children and adolescents/ W.F. Riner, M. McCarthy, L. DeCillis, D. S. Ward //Medicine and Science in Sports and Exercise. – 1997. – Vol. 29. – № 5. – pp. 1528-1534 .

–  –  –

Аннотация. В статье отражены особенности функционального состояния, физической работоспособности, данные стабилометрического тестирования и характеристики температурного гомеостаза футболистов различного амплуа в покое, при выполнении физической нагрузки и динамические изменения температуры в полевых условиях .

Abstract. In the article reflects the features of the functional state, physical performance, stability testing data and temperature homeostasis characteristics of players of various roles at rest, when performing physical exertion and dynamic temperature changes in the field .

Ключевые слова: физическая работоспособность, стабилометрическое тестирование, температура, футболисты различных амплуа .

Key words: physical working capacity, stabilometric testing, temperature, football players of different roles .

Актуальность проблемы. В современной России существует необходимость совершенствования подготовки футболистов высокой квалификации путем оптимизации тренировочного процесса на основании учета физиологического тестирования и параметров функционального состояния, прямо указывающих на перспективность спортсменов различных амплуа. Каждый из этапов подготовки футболистов характеризуется изменением функционального состояния, перестройкой физиологических механизмов регуляции адаптирующих организм к физической нагрузке. Поэтому для категории высококвалифицированных футболистов, особую актуальность приобретает изучение физиологических параметров, отражающих особенности адаптационных механизмов, которые связаны с разным качеством реагирования основных систем футболистов различного амплуа на средовые воздействия (Захарьева Н.Н. (2017); Julien Priard (2018); Bergeron MF, Bahr R, Brtsch P, Bourdon L, Calobet JA, Carlsen KH et al. (2012);

Racinais S, Mohr M, Buchheit M, Voss SC, Gauoa N, Grantham J et al. (2012); Lorenzo S., Halliwill J.R., Sawka M.N., Minson C.T. (2010); A. Edwards, N. Clark. (2006)) .

Цель работы: установить особенности морфофункциональных характеристик и температурного баланса у высококвалифицированных футболистов различного амплуа в возрасте 17 -21 года .

Методы исследования: в работе использованы следующие методы: анкетирование;

антропометрический метод (длина тела, масса тела, окружность грудной клетки, экскурсия, индекс массы тела; калиперометрия); динамометрический метод (сила мышц кисти, СИ);

спирометрический метод (ЖЕЛ, РОвд, РОвыд, ДО; ЖИ, МВЛ,); эхокардиографический метод (МОК, УОК, УИ, СИ, ОПСС, РЛЖ по данным УЗД с доплером);

электрокардиография в покое, перед стартом; функциональные измерения и пробы (ЧСС, АД, PWC170, МПК, МПК/кг); оценка теплового состояния (Термо датчик температуры (CorTemp®) – регистрация кожной температуры в 5–ти точках). Полученный цифровой материал обрабатывали на персональном компьютере, используя программы STATISTICA

10.0 и «OriginPro 8.5.1» .

Организация исследования. В исследовании участвовало 15 спортсменовфутболистов, (сборная команда РГУФКСМиТ) спортивный разряд не ниже 1-го взрослого, мужского пола, средний возраст 19,4±0,32 лет. Стаж занятий футболом в среднем составил 12,47±1,3. При анализе заболеваемости спортсменов отмечены редкие (1 - 2 в год) ОРВИ у 80% игроков и ОРВИ 3-4 раза в год у 20% игроков. Обследование проходило в два этапа .

Первый этап - физиологическое тестирование в состоянии покоя проведено в НИЦ Спортивной медицины, в том числе, проведение пробы PWC170 с термометрическим контролем кожной температуры в 5–ти точках. Второй этап - измерения во время футбольного матча в г. Химки 28 марта 2018г. Оценивались параметры физиологического статуса: ЧСС, АД, кожная температура (Т) 1 точка–грудь перед стартом; во время игры;

при восстановлении после каждого периода 5 минут каждую минуту (Брагин (2017)) .

Результаты исследования. Проведен анализ показателей физической работоспособности и аэробных возможностей высококвалифицированных футболистов мужского пола разного возраста (s±Sx). Выявлены достоверные отличия PWC170 у футболистов различного амплуа (таблица 1) .

У высококвалифицированных футболистов уровень энергозатрат за игру находится в пределах от 1490 до 1980 ккал. Потребление кислорода достигает 68-87% от МПК (Кириллов, 1978). Согласно полученным данным энергетическая стоимость работы у футболистов разного игрового амплуа неодинакова: наибольшие значения PWC170/m кгм/мин/кг отмечены у полузащитников, крайних защитников и нападающих, наименьшие у центральных защитников и вратарей .

Таблица 1. Физическая работоспособность (PWC170/m) и аэробная производительность (МПК/кг) у футболистов разного игрового амплуа (х ± Sx)

–  –  –

Примечание: достоверные отличия по показателю PWC170/m наблюдаются в отношении центральных защитников и полузащитников (р0,05); центральных защитников и нападающих .

На этом этапе обследования нами не выявлено особенностей изменений температуры кожи спортсменов-футболистов различного амплуа во время нагрузочного тестирования в условиях лаборатории и в полевых условиях футбольного матча г. Химки. Для анализа была выбрана температура кожи человека. На первом этапе средневзвешенная температура кожи человека (СВТК) – расчетный показатель температуры кожи в пяти точках тела: на лбу, на руке, на груди, на спине и на ноге.

На втором этапе – матч – полевые условия физиологические параметры оценивались при температуре:

- 8С и влажности 80%. При этих условиях оценивалась температура кожи 1 -ой точки - грудь .

Проведен анализ средних значений средневзвешенной температуры кожи спортсменов во время выполнения нагрузочного теста PWC170. Динамика средних значений кожной температуры СВТК была следующей. Отмечался плавный рост во время первой нагрузки на 0,64°С, далее температура между нагрузками и на 1 минуте второй нагрузки была равна и составляла 32,7 °С. Дальнейший рост составил 0,3 °С что более чем в два раза меньше роста во время первой нагрузки. Полученные данные свидетельствуют об адаптивном повышении СВТК на первой нагрузке и активным включением такого механизма теплоотдачи как потоиспарение – на второй .

Проведен анализ данных СВТК у футболистов с различными показателями PWC170 .

Из массива обследованных выбраны 2 типа футболистов с максимальным и минимальным показателем показателей значений теста PWC170. Проведенный анализ позволил нам выделить 2 типа изменений СВТК у футболистов – инертный и пластичный .

При пластичном типе изменений СВТК отмечено снижение СВТК после паузы перед 2 нагрузкой с 33,4 °С до 32,5 °С, что ниже температуры покоя – 32,7 °С. Данное изменение температурного статуса футболистов свидетельствует о высоком уровне адаптивности спортсменов к нагрузке посредством снижения СВТК через потоиспарение - «пластичный»

тип реагирования. Как показывают научные литературные исследования «пластичный» тип спортсменов является более адаптированным при интенсивных физических нагрузках, при полетной десинхронизации биологических ритмов и при физической нагрузке в условиях жаркого и холодного, влажного климата .

У футболистов инертного типа (большинство обследованных) отмечался плавный рост во время первой нагрузки, далее температура между нагрузками и на 1 минуте второй нагрузки была равна и составляла 32,7 °С. Дальнейший рост был в два раза меньше роста во время первой нагрузки. Выявленные изменения температурного баланса позволили отнести эту группу футболистов к инертному типу .

Координационные способности футболистов оценивали по результатам выполнения теста «Мишень» на приборе Стабилан 0201. Наибольшее количество набранных очков при выполнении теста: «Мишень» отмечено у нападающих в сравнении с центральными, крайними защитниками и полузащитниками. Количество набранных очков достоверно меньше у футболистов - крайних защитников в сравнении с футболистами всех других амплуа (таблица – 2) .

Таблица 2.Данные стабилометрического теста:

«Мишень» футболистов разного игрового амплуа (х ± Sx) .

–  –  –

При анализе стабилограммы особое внимание уделено футболистам -вратарям. По результатам теста: «Мишень» можно судить о наличии концентрации внимания футболистов – вратарей, для которых выполнение точных ударов по мячу становится доминирующей задачей. Кол-во набр. очков, (к-во) у вратарей составило 88,50±9,19 .

Среди наиболее значимых показателей теста следует отметить показатели: скорость изменения площади статокинезиграммы (кв мм/сек) и среднюю скорость перемещения ЦД (мм/сек). Наибольшие показатели этих параметров: (25,95±9,40 и 15,36±7,80), соответственно, отмечены у футболистов - крайних защитников. Выявлены достоверные отличия показателя скорость изменения площади статокинезиграммы (кв мм/сек) у футболистов - крайних защитников и футболистов - полузащитников и вратарей (р0,05), а также достоверные отличия показателя средней скорости перемещения ЦД (мм/сек) у футболистов-крайних защитников и футболистов других амплуа: центральных защитников, полузащитников и вратарей (р0,05). Смещение по фронтали у футболистов – вратарей наиболее существенное, что говорит об особенностях их реакций, т.е. их задача не перемещаться по полю, а четко контролировать область их ответственности – ворота. У игроков других амплуа область смещения значительно меньше, что можно расценивать как мобильную подвижность во время игры. Показатель «Индекс скорости» минимален у вратарей и максимален у крайних защитников .

Выводы. Футбол командный вид спорта и от подготовки каждого игрока зависит успех команды в целом, поэтому учет особенностей функционального состояния игроков на основании физиологического тестирования позволяет выявить индивидуальные особенности и слабые места в подготовке каждого игрока. Об этом говорят представленные данные физической работоспособности. Координационных способностей игроков, имеющих различные амплуа .

Нами была изучена динамика средневзвешенной температуры кожи спортсменов при выполнении нагрузочного теста PWC170 и динамика температуры кожи груди в условиях футбольного матча на открытом воздухе при Т-8°С и влажности 80%. Также, была проанализирована индивидуальная динамика температуры спортсмена «пластичного» типа реагирования с наилучшим результатом PWC170. Ввиду прогностической значимости температуры кожи как одного из показателей теплового состояния, следует продолжить исследование с определением ректальной температуры, уровня теплоощущений и интегрального показателя теплового состояния футболистов различных амплуа .

Литература

1.Брагин, М. А. Методика интегральной оценки теплового состояния спортсмена в условиях высоких температур / М. А. Брагин, М. В. Дворников, А. А. Киш, В. В. Петрова // Физиотерапевт. - 2017. - № 4. - С. 118-122 .

2. Захарьева Н.Н. Прогностическое значение физиологического тестирования для спортивного отбора перспективных гимнасток–художниц высокой квалификации». В Журнале: «Теория и практика физической культуры и спорта».-№1.- М.-2017.- С. 75-78 .

3.Julien Priard and Sbastien Racinais Adjustments in football performance under heat stress. Aspetar – Qatar Orthopaedic and Sports Medicine Hospital. Qatar. 2018 .

http://www.aspetar.com/journal/upload/PDF/2013122072447.pdf 04.04.2018 .

4. Bergeron MF, Bahr R, Brtsch P, Bourdon L, Calobet JA, Carlsen KH et al. International Olympic Committee consensus statement on thermoregulatory and altitude challenges for highlevel athletes. Br J Sports Med 2012; 46:770-779 .

5. Lorenzo S., Halliwill J.R., Sawka M.N., Minson C.T. Heat acclimation improves exercise performance. J Appl Physiol 2010; 109:1140-1147 .

6. Racinais S, Mohr M, Buchheit M, Voss SC, Gauoa N, Grantham J et al. Individual responses to short-term heat acclimatisation as predictors of football performance in a hot, dry environment. Br J Sports Med 2012; 46:810-815 .

7. A. Edwards, N. Clark. Thermoregulatory observations in soccer match play: professional and recreational level applications using an intestinal pill system to measure core temperature. Br J Sports Med. 2006 Feb; 40 (2): 133–138 .

–  –  –

Аннотация. Исследование проводилось с целью изучения влияния занятий физическими упражнениями разного недельного объема на физическую работоспособность детей 6-8 лет. В исследовании приняли участие практически здоровые школьники 6-8 лет (n=106), отнесенные по состоянию здоровья к основной медицинской группе. В качестве регулируемого педагогического фактора рассматривался объем физической нагрузки .

Физическое состояние оценивалось на основе комплекса показателей физической работоспособности, двигательной подготовленности и острой заболеваемости. Результаты исследования показывают, что улучшение физической работоспособности детей 6-8 лет в значительной степени обусловлены недельным объемом физической нагрузки на уроках физической культуры в школе. Оценка физического состояния в условиях различного недельного объема нагрузки выявила значимые приросты уровня развития рассматриваемых показателей. Наибольшее увеличение приспособительных возможностей организма наблюдалось при 6-кратных занятиях в неделю высокой интенсивности (объем нагрузки составлял 120 минут) .

Полученные результаты открывают перспективу дальнейшего совершенствования процесса физической подготовки детей младшего школьного возраста на основе направленного использования повышенных недельных объемов физической нагрузки высокой интенсивности .

Abstract. The research purpose was to study the influence of physical exercises lessons of different week volume to 6-8 aged children’s physical working capability .

Practically healthy 6-8 aged children (n=106) treated by a health state to the main medical group have taken part in the research. The physical tension volume has been used as the regulating pedagogical factor. Physical state has been marked on the base of complex of physical working capability indexes, motor readiness and peracute sickness rate. The research results show that the enhancement of 6-8 aged children’s physical working capability to a great extent are conditioned by a week physical tension volume at physical culture lessons at school. Physical state mark at the conditions of different week tension volume has identified the meaningful increases of development level of the examined indexes. The greatest increase of adaptive organism’s capabilities has been observed at 6-fold lessons of a high intensity a week (tension volume was 120 minutes) .

The obtained data open the perspective of a further advance of the process of primary school aged children’s physical readiness on the base of directed use of increased week volumes of a high intensity physical tension .

Ключевые слова: комплексы физических упражнений, объем нагрузки, физическая работоспособность, младший школьный возраст .

Keywords: sets of physical exercises, tension volume, physical working capability, primary school age .

Введение. В большом количестве экспериментальных исследований, направленных на поиск оптимальных объемов нагрузки оздоровительного характера недостаточно полно контролируются другие компоненты физической нагрузки, определяющие меру ее воздействия на организм занимающегося [9, 5, 8, 4]. Прежде всего это относится к контролю средней интенсивности занятия. Данное обстоятельство снижает степень надежности выводов и рекомендаций в отношении оптимального объема физической работы. В этой связи по-прежнему весьма актуальны исследования, ориентированные на оценку воздействия показателей объема нагрузки на физическое состояние детей разного возраста с учетом средней интенсивности занятии физическими упражнениями [7, 10] .

Целью исследования явилось изучение влияния занятий физическими упражнениями разного объема на физическую работоспособность детей 6-8 лет .

Методы, организация исследований. В исследовании приняли участие практически здоровые школьники 6-8 лет (n=106), отнесенные по состоянию здоровья к основной медицинской группе. Испытуемые не имели каких-либо противопоказаний для выполнения тестовых нагрузок .

В качестве основного регулируемого педагогического фактора рассматривался объем физической нагрузки (продолжительность нагрузки тренирующего характера в отдельном занятии и кратность занятий в неделю). Были сформированы четыре рандомизированные экспериментальные группы (ЭГ). В экспериментальных группах использовались занятия физическими упражнениями со средним (60 минут) и высоким (120 минут) недельным объемом нагрузки. Общая продолжительность педагогического эксперимента составила 34 недели. Педагогическое воздействие осуществлялось в виде комплексов физических упражнений, выполняемых в течение 20 минут в основной части занятия. Они были сопоставимы по направленности, но различались по недельному объему нагрузки и интенсивности. Комплексы включали упражнения максимальной, субмаксимальной, большой и умеренной мощности. На долю нагрузок аэробной и анаэробной направленности приходилось по 50 % времени экспериментальной части занятия .

В процессе исследования использовали гетерогенную батарею функциональных и эргометрических тестов, позволяющих оценить возможности анаэробного алактатного, анаэробного гликолитического и аэробного механизмов энергообеспечения. Определяли максимальное потребление кислорода (МПК), интенсивность накопления пульсового долга (ИНПД), мощность нагрузки при пульсе 170 уд/мин (PWC170), ватт-пульс (ВтП), максимальную силу (МС) и предельное время работы (t2Вт/кг, t4Вт/кг) при выполнении «до отказа» нагрузок большой (2 Вт/кг) и субмаксимальной (4 Вт/кг) мощности. На основе уравнения Muller по данным выполнения работы «до отказа» определяли величины мощности нагрузок, максимальное время реализации которых составляло 1 (W1), 40 (W40), 240 (W240), 900 с (W900), коэффициенты, отражающие емкость аэробного (b) и соотношение возможностей аэробного и анаэробно-гликолитического источников (a) .

–  –  –

В ЭГ III, применявшей физической нагрузки высокой интенсивности в объеме 60 минут в неделю, также отмечены выраженные изменения (p0,05–0,001) рассматриваемых показателей: PWC170, МПК, ИНПД2Вт/кг, t2Вт/кг, t4Вт/кг, W40, W240, W900, коэффициента «b» уравнения Muller (см. табл.) .

В ЭГ IV, использовавшей физической нагрузки высокой интенсивности в объеме 120 минут в неделю, после окончания педагогического эксперимента произошли наиболее значимые изменения рассматриваемых показателей (p0,05–0,001): PWC170, МПК, ИНПД2Вт/кг, ИНПД4Вт/кг, t2Вт/кг, t4Вт/кг, W1, W40, W240, W900, коэффициента «b»

уравнения Muller (см. табл.) .

Сравнение сдвигов изучаемых показателей физической работоспособности у детей экспериментальных групп выявило наличие статистически значимых различий, обусловленных недельным объемом нагрузки (см. табл.). Так, ЭГ II превосходила (p0,001) ЭГ I по величине прироста физической работоспособности по тесту PWC170 .

В ЭГ III по сравнению с ЭГ I наблюдались более выраженные приросты (p0,05– 0,001) МПК, t2Вт/кг, W40, W240, коэффициента «b» уравнения Muller .

В ЭГ IV приросты физических кондиций по сравнению с ЭГ I были еще выше (p0,05–0,001). Различия выявлены в отношении t2Вт/кг, t4Вт/кг, W40, W240, W900, коэффициента «b» уравнения Muller, PWC170, МПК, ИНПД2Вт/кг .

Дети ЭГ IV превосходили (p0,05–0,001) школьников ЭГ II по средней величине сдвигов МПК, ИНПД2Вт/кг, t2Вт/кг, W240, W900, коэффициента «b» уравнения Muller .

В ЭГ IV приросты рассматриваемых показателей по сравнению с ЭГ III в ряде случаев также были выше (p0,05–0,01). Различия выявлены в отношении PWC170 и t2Вт/кг (см. табл.) .

Результаты проведенных исследований показывают, что для повышения уровня физической работоспособности детей 6-8 лет наиболее эффективны 6-кратные занятия высокой интенсивности (недельный объем нагрузки тренирующего характера составляет 120 минут). Менее эффективны 3-кратные занятия высокой интенсивности (недельный объем нагрузки тренирующего характера – 60 минут) и 6-кратные занятия средней интенсивности (недельный объем нагрузки тренирующего характера – 120 минут). Занятия средней интенсивности, проводимые 3 раза в неделю, можно рассматривать как неэффективные .

Это заключение согласуется с информацией о том, что относительно непродолжительная нагрузка средней интенсивности является слабым стимулом для улучшения физического состояния занимающихся разного возраста [3, 9]. Сходные данные были получены при исследовании здоровых не занимающихся спортом детей старшего дошкольного возраста [2]. Известно, что крайне сложно выделить независимое влияние основных параметров физической нагрузки на различные аспекты физического состояния детей [5, 8, 4]. Это, прежде всего, касается объема и интенсивности занятий физическими упражнениями. В настоящем исследовании благодаря использованию идентичных по содержанию комплексов физических упражнений аэробно-анаэробного характера, получены данные о воздействии недельного объема нагрузки на физическое состояние детей младшего школьного возраста в процессе систематических занятий физическими упражнениями средней и высокой интенсивности. Результаты исследования согласуются с представлением о том, что в условиях оздоровительной тренировки объем нагрузки является одним из важнейших факторов, определяющих степень выраженности и особенности адаптационных изменений в организме [1, 3, 9, 6, 11] .

Выводы

1. Результаты исследования показывают, что улучшение физической работоспособности детей 6-8 лет в значительной степени обусловлено недельным объемом физической нагрузки на уроках физической культуры в школе .

2. Установлено, что с увеличением недельного объема занятий физическими упражнениями позитивные адаптационные изменения в организме школьников нарастают в пределах используемого диапазона величины нагрузки .

3. Наибольшее увеличение физической работоспособности наблюдается при 6кратных занятиях в неделю высокой интенсивности. Работа поддержана грантом РФФИ (проект №16-06-00211а) .

Литература

1. Уилмор Дж., Костилл Д. Физиология спорта и двигательной активности/ Дж. Уилмор, Д .

Костилл. – Киев: Олимпийская литература, 1997. – 500 с .

2. Чернова М.Б., Кесель С.А., Герасимова А.А., Герасимов М.М. / Влияние программ оздоровительной тренировки разной интенсивности на физическую работоспособность детей 5-6 лет/ М.Б. Чернова, С.А. Кесель, А.А. Герасимова, М.М. Герасимов// Новые исследования, 2017. – №2. – С. 64-69 .

3. American College of Sports Medicine. The recommended quantity and quality of exercise for developing and maintaining cardiorespiratory and muscular fitness in healthy adults //Med Sci Sports Exerc. – 1998. – Vol.30. –P. 975–991 .

4. Carson V., Lee E.Y., Hewitt L., Jennings C., Hunter S., Kuzik N., Stearns J.A., Unrau S.P., Poitras V.J., Gray C., Adamo K.B., Janssen I., Okely A.D., Spence J.C., Timmons B.W., Sampson M., Tremblay M.S. Systematic review of the relationships between physical activity and health indicators in the early years (0-4 years) / Carson V., Lee E.Y., Hewitt L., Jennings C., Hunter S., Kuzik N., Stearns J.A., Unrau S.P., Poitras V.J., Gray C., Adamo K.B., Janssen I., Okely A.D., Spence J.C., Timmons B.W., Sampson M., Tremblay M.S. //BMC Public Health. 2017. – 17 (Suppl 5): 854. doi: 10.1186/s12889-017-4860-0 .

5. Fulton J.E., Garg M., Galuska D.A., Rattay K.T., Caspersen C.J. Public health and clinical recommendations for physical activity and physical fitness: special focus on overweight youth/ J.E. Fulton, M. Garg, D.A. Galuska, K.T. Rattay, C.J. Caspersen // Sports Med. 2004. – Vol. 34(9) .

– pp. 581-599 .

6. Global Recommendations on Physical activity for Health. – Geneva, World Health Organization, 2010. – 60 p .

7. Lin L.Y., Cherng R.J., Chen Y.J. Relationship between time use in physical activity and gross motor performance of preschoolchildren / L.Y. Lin, R.J. Cherng, Y.J. Chen // Aust Occup Ther J .

2017. Vol. 64(1). – pp. 49-57. doi: 10.1111/1440-1630.12318 .

8. Longmuir P.E, Colley R.C., Wherley V.A., Tremblay M.S. Canadian Society for Exercise Physiology position stand: Benefit and risk for promoting childhood physical activity/ P.E .

Longmuir, R.C. Colley, V.A. Wherley, M.S. Tremblay // Appl Physiol Nutr Metab. 2014. – Vol .

39(11). – pp. 1271-1279. doi: 10.1139/apnm-2014-0074 .

9. Physical Activity Guidelines Advisory Committee Report, 2008. Washington, DC, US Department of Health and Human Services, 2008. – 683 p .

10. Schmutz E.A., Haile S.R., Leeger-Aschmann C.S., Kakebeeke T.H., Zysset A.E., Messerli-Brgy N., Stlb K., Arhab A., Meyer A.H., Munsch S., Puder J.J., Jenni O.G, Kriemler S. Physical activity and sedentary behavior in preschoolers: a longitudinal assessment of trajectories and determinants/ Schmutz E.A., Haile S.R., Leeger-Aschmann C.S., Kakebeeke T.H., Zysset A.E., Messerli-Brgy N., Stlb K., Arhab A., Meyer A.H., Munsch S., Puder J.J., Jenni O.G, Kriemler S.// Int J Behav Nutr Phys Act. 2018. – Vol.15(1). – p. 35. doi: 10.1186/s12966-018-0670-8 .

11. Vale S., Trost S.G., Duncan M.J., Mota J. Step based physical activity guidelines for preschoolaged children / S. Vale, S.G. Trost, M.J. Duncan, J. Mota // Prev Med. 2015. – Vol. 70. – pp. 78doi: 10.1016/j.ypmed.2014.11.008 .

References

1. Wilmore J., Kostill D. Fiziologiya sporta i dvigatelnoy aktivnosti (Physiology of sports and motor activity)/ J. Wilmore, D. Kostill. – Kiev: Olimpiyskaya literatura, 1997. – 500 s .

2. Chernova M.B., Kesel' S.A., Gerasimova A.A., Gerasimov M.M. Vliyanie programm ozdorovitel'noj trenirovki raznoj intensivnosti na fizicheskuyu rabotosposobnost' detej 5-6 let (Influence of programs of improving training of different intensity on physical working capacity of children of 5-6 years) / M.B. Chernova, S.A. Kesel', A.A. Gerasimova, M.M. Gerasimov// Novye issledovaniya, 2017. – №2. – S. 64-69 .

3. American College of Sports Medicine. The recommended quantity and quality of exercise for developing and maintaining cardiorespiratory and muscular fitness in healthy adults //Med Sci Sports Exerc. – 1998. – Vol.30. –P. 975–991 .

4. Carson V., Lee E.Y., Hewitt L., Jennings C., Hunter S., Kuzik N., Stearns J.A., Unrau S.P., Poitras V.J., Gray C., Adamo K.B., Janssen I., Okely A.D., Spence J.C., Timmons B.W., Sampson M., Tremblay M.S. Systematic review of the relationships between physical activity and health indicators in the early years (0-4 years) / Carson V., Lee E.Y., Hewitt L., Jennings C., Hunter S., Kuzik N., Stearns J.A., Unrau S.P., Poitras V.J., Gray C., Adamo K.B., Janssen I., Okely A.D., Spence J.C., Timmons B.W., Sampson M., Tremblay M.S. //BMC Public Health. 2017. – 17 (Suppl 5): 854. doi: 10.1186/s12889-017-4860-0 .

5. Fulton J.E., Garg M., Galuska D.A., Rattay K.T., Caspersen C.J. Public health and clinical recommendations for physical activity and physical fitness: special focus on overweight youth/ J.E. Fulton, M. Garg, D.A. Galuska, K.T. Rattay, C.J. Caspersen // Sports Med. 2004. – Vol. 34(9) .

– pp. 581-599 .

6. Global Recommendations on Physical activity for Health. – Geneva, World Health Organization, 2010. – 60 p .

7. Lin L.Y., Cherng R.J., Chen Y.J. Relationship between time use in physical activity and gross motor performance of preschoolchildren / L.Y. Lin, R.J. Cherng, Y.J. Chen // Aust Occup Ther J .

2017. Vol. 64(1). – pp. 49-57. doi: 10.1111/1440-1630.12318 .

8. Longmuir P.E, Colley R.C., Wherley V.A., Tremblay M.S. Canadian Society for Exercise Physiology position stand: Benefit and risk for promoting childhood physical activity/ P.E .

Longmuir, R.C. Colley, V.A. Wherley, M.S. Tremblay // Appl Physiol Nutr Metab. 2014. – Vol .

39(11). – pp. 1271-1279. doi: 10.1139/apnm-2014-0074 .

9. Physical Activity Guidelines Advisory Committee Report, 2008. Washington, DC, US Department of Health and Human Services, 2008. – 683 p .

10. Schmutz E.A., Haile S.R., Leeger-Aschmann C.S., Kakebeeke T.H., Zysset A.E., Messerli-Brgy N., Stlb K., Arhab A., Meyer A.H., Munsch S., Puder J.J., Jenni O.G, Kriemler S. Physical activity and sedentary behavior in preschoolers: a longitudinal assessment of trajectories and determinants/ Schmutz E.A., Haile S.R., Leeger-Aschmann C.S., Kakebeeke T.H., Zysset A.E., Messerli-Brgy N., Stlb K., Arhab A., Meyer A.H., Munsch S., Puder J.J., Jenni O.G, Kriemler S.// Int J Behav Nutr Phys Act. 2018. – Vol.15(1). – p. 35. doi: 10.1186/s12966-018-0670-8 .

11. Vale S., Trost S.G., Duncan M.J., Mota J. Step based physical activity guidelines for preschoolaged children / S. Vale, S.G. Trost, M.J. Duncan, J. Mota // Prev Med. 2015. – Vol. 70. – pp. 78doi: 10.1016/j.ypmed.2014.11.008 .

–  –  –

ANAEROBIC CAPACITY OF THE ORGANISM AND FUNCTIONAL STATE OF

ADOLESCENTS IN COGNITIVE ACTIVITY

Krivolapchuk I.A. 1 - Dr. Hab., Professor Chernova M.B. 1 - Ph.D., Associate Professor Suheckij V.K. 2 Institute of Developmental Physiology, Russian Academy of Education, Moscow, Russian Federation Yanka Kupala State University of Grodno, Belarus E–mail: i.krivolapchuk@mail.ru Аннотация. Установлено, что анаэробные компоненты физической работоспособности оказывают существенное влияние на функциональное состояние организма подростков 13-14 лет при напряженной когнитивной деятельности. Установлено, что высокие анаэробные гликолитические и анаэробные алактатные возможности обеспечивают в целом противоположный функциональный эффект. Первые обусловливают высокую фоновую активированность и гипермобилизацию систем гемодинамического обеспечения деятельности, вторые, напротив, способствуют снижению избыточной вегетативной реактивности при напряженной деятельности, увеличению адаптационного потенциала организма и улучшению эмоционального состояния .

Abstract. It has been shown that anaerobic components of physical working capability cause a significant influence on organism’s functional state at tense cognitive activity. It has been found out that high anaerobic glicolitic and anaerobic alactant capabilities supply, in the whole, opposite functional effect. The first ones provide a high background operation and hyper-mobilization of the systems of vegetative supply activity, the second ones, in opposite, cause the decrease of redundant vegetative reactivity at tense activity, the increase of organism’s adaptive potential, and emotional state improvement .

Ключевые слова: мальчики-подростки, функциональное состояние, уровень анаэробных возможностей, двигательная подготовленность, эффективность когнитивной деятельности .

Keywords: boys-adolescents, functional state, anaerobic capabilities level, motor readiness, effectiveness of cognitive activity .

Введение. Сегодня остро стоит проблема оптимизации функционального состояния (ФС) подростков в условиях напряженной когнитивной деятельности на основе использования физических упражнений различной метаболической направленности .

Вместе с тем данные о влиянии анаэробных гликолитических и анаэробных алактатных возможностей на ФС организма человека, весьма ограниченны и противоречивы [48, 33, 42, 7, 45, 31] .

Цель исследования – выявить особенности ФС школьников–подростков, характеризующихся разным уровнем развития анаэробных возможностей организма .

Методы, организация исследований. В исследовании приняли участие мальчики 13-14 лет (n=162), отнесенные по состоянию здоровья к основной медицинской группе. Для оценки степени напряженности регуляторных систем применяли математический анализ сердечного ритма. Реализация метода осуществлялась при помощи автоматизированного комплекса на базе персонального компьютера. Анализировались 100 последовательных кардиоинтервалов. Определяли среднюю продолжительность R-R интервала, моду, амплитуду моды, разброс кардиоинтервалов, среднеквадратическое отклонение, стрессиндекс. Частота сердечных сокращений (ЧСС) рассчитывалась по 6-секундным отрезкам записи с пересчетом на 1 минуту .

Систолическое (СД) и диастолическое (ДД) давление крови регистрировали в соответствии с рекомендациями ВОЗ. Рассчитывали пульсовое (ПД) и среднее давление (САД), двойное произведение, вегетативный индекс Кердо, индекс Мызникова, индекс функциональных изменений (ИФИ) .

В качестве модели когнитивной нагрузки использовали компьютеризированный вариант работы с буквенными таблицами В.Я.Анфимова. Обследование осуществлялось в состоянии покоя и в двух режимах работы: 1) автотемп; 2) максимальный темп при наличии «угрозы наказания». По результатам выполнения тестового задания определяли объём работы, рассчитывали коэффициент продуктивности .

Перед выполнением каждого задания у испытуемых с помощью варианта 8цветового теста Люшера и зрительно–аналоговой шкалы (ЗАШТр) определяли уровень ситуативной тревожности .

Наряду с этим непосредственно в условиях учебного процесса до и после уроков исследовали результативность интеллектуальной деятельности и эмоциональное состояние школьников по тесту САН (самочувствие, активность, настроение) .

Для изучения индивидуально-психологических особенностей использовали модифицированную шкалу тревожности Кондаша, опросник тревожности Филлипса .

Испытуемым раздавался комплект буклетов с инструкциями, тестовыми вопросами и опросными листами .

Степень полового созревания определялась по методике, предложенной Tanner J.M., в модификации Колесова Д.В., Сельверовой. По совокупности вторичных половых признаков выделяли пять стадий полового созревания .

В качестве информативных показателей максимальной мощности алактатного анаэробного и гликолитического анаэробного процессов у детей наиболее часто используются величины мощности нагрузки, максимальное время выполнения, которых составляет 1 (W1) и 40 (W40) с. С учетом этого обстоятельства анаэробные возможности оценивали на основе определения W1 и W40 .

В ходе статистической обработки полученных данных была осуществлена градация всей выборки испытуемых по трем уровням развития анаэробных возможностей организма .

Величины, лежащие в пределах M±0,67, соответствовали среднему уровню. Результаты, имеющие более значительные отклонения от средней в сторону увеличения или уменьшения, относились к высокому и низкому уровням. Обработка данных осуществлялась с использованием стандартной программы в пакете Statistica .

Результаты исследования. Сравнение показателей ФС организма подростков 13-14 лет в состоянии спокойного бодрствования выявило различия (p0,05–0,01), обусловленные уровнем анаэробной работоспособности (табл.). Так, подростки с высокой максимальной анаэробной мощностью (анаэробный алактатный механизм), отличались от мальчиков с низкой работоспособностью большими величинами СД и САД, и менее высокими значениями ЗАШТр (см. табл.) .

В противоположность этому, мальчики с высоким уровнем максимальной мощности анаэробного гликолиза в состоянии относительного покоя имели сниженные значения СД, ДД, САД и характеризовались меньшей фрустрированностью потребности в достижении успеха (по Филлипсу) по сравнению с подростками с неразвитой анаэробной гликолитической способностью .

При выполнении подростками с высокой максимальной анаэробной мощностью тестовых когнитивных заданий, отмечались более выраженные (p0,05–0,01) изменения рассматриваемых показателей ФС по сравнению со школьниками с низким уровнем анаэробной алактатной работоспособности (см. табл.). Так, у мальчиков, характеризующиеся высоким уровнем показателя W1, при реализации когнитивной деятельности с максимальной скоростью наблюдались более высокие значения СД, ДД, САД, ИФИ, ЗАШТр по сравнению со школьниками с низкой работоспособностью .

У мальчиков с высокой мощностью анаэробного гликолиза при работе в комфортном темпе выявлены относительно низкие значения СД, САД, ИФИ, а при работе с максимальной скоростью – ПД, ДД, САД (см. табл.) .

–  –  –

Таким образом, мальчики-подростки 13-14 лет с высокой анаэробной алактатной мощностью при выполнении напряженной когнитивной деятельности характеризуются повышенным уровнем гемодинамических показателей на фоне сниженного адаптационного потенциала организма. Школьники, проявляющие высокую мощность анаэробного гликолиза, наоборот, отличаются относительно низким рабочим уровнем артериального давления крови в сочетании с повышенным адаптационным потенциалом организма .

Выводы. Полученные результаты свидетельствуют о том, что функциональное состояние мальчиков–подростков 13-14 лет при напряженной когнитивной деятельности в значительной степени зависит от уровня анаэробных возможностей организма .

Установлено, что высокие анаэробные гликолитические и анаэробные алактатные возможности обеспечивают в целом противоположный функциональный эффект. Первые обусловливают гипермобилизацию систем гемодинамического обеспечения деятельности, вторые, напротив, способствуют снижению избыточной вегетативной реактивности при напряженной деятельности, увеличению адаптационного потенциала организма и улучшению эмоционального состояния. Работа поддержана грантом РФФИ (№ 16-06а) .

Литература Гринберг Дж. Управление стрессом / Дж. Гринберг. – СПб.: Питер, 2002. – 496 с .

1 .

2. Huang C.J., Webb H.E., Zourdos M.C., Acevedo E.O. Cardiovascular reactivity, stress, and physical activity/ C.J. Huang, H.E. Webb, M.C. Zourdos E.O. Acevedo //Front Physiol. – 2013. – Vol. 7. – №. 4. – P. 314-318 .

3. Doyne E.J. Running versus weight lifting in the treatment of depression / E.J. Doyne // J Consult Clin Psychol. – 1987. – Vol. 55, № 5. – P. 748–754 .

4. Lawlor D.A., Hopker S.W. The effectiveness of exercise as an intervention in the management of depression: systematic review and meta–regression analysis of randomised controlled trials / D.A .

Lawlor, S.W. Hopker // BMJ. – 2001. – Vol. 322 (7289). – P. 763-767 .

5. Roemmich J.N., Lambiase M., Salvy S.J., Horvath P.J. Protective effect of interval exercise on psychophysiological stress reactivity in children /J.N. Roemmich, M. Lambiase, S.J. Salvy, P.J Horvath // Psychophysiology. 2009. – Vol. 46. № 4. p. 852 .

6. Weyerer S., Kupfer B. Physical Exercise and Psychological Health / S. Weyerer, B. Kupfer // Sports Med. – 1994. – Vol. 17, № 2. – P. 108–116 .

References Grinberg J. Upravlenie stressom (Stress Management). – St. Petersburg: Piter, 2002. – 496 s .

1 .

2. Huang C.J., Webb H.E., Zourdos M.C., Acevedo E.O. Cardiovascular reactivity, stress, and physical activity/ C.J. Huang, H.E. Webb, M.C. Zourdos E.O. Acevedo //Front Physiol. – 2013. – Vol. 7. – №. 4. – P. 314-318 .

3. Doyne E.J. Running versus weight lifting in the treatment of depression / E.J. Doyne // J Consult Clin Psychol. – 1987. – Vol. 55, № 5. – P. 748–754 .

4. Lawlor D.A., Hopker S.W. The effectiveness of exercise as an intervention in the management of depression: systematic review and meta–regression analysis of randomised controlled trials / D.A .

Lawlor, S.W. Hopker // BMJ. – 2001. – Vol. 322 (7289). – P. 763-767 .

5. Roemmich J.N., Lambiase M., Salvy S.J., Horvath P.J. Protective effect of interval exercise on psychophysiological stress reactivity in children /J.N. Roemmich, M. Lambiase, S.J. Salvy, P.J Horvath // Psychophysiology. 2009. – Vol. 46. № 4. p. 852 .

6. Weyerer S., Kupfer B. Physical Exercise and Psychological Health / S. Weyerer, B. Kupfer // Sports Med. – 1994. – Vol. 17, № 2. – P. 108–116 .

–  –  –

Аннотация. Получены статистически достоверные экспериментальные данные о положительном влиянии занятий произвольной релаксацией по методу аутогенной тренировки на показатели мыслительной деятельности студентов (внимание, память, мышление) .

Abstract. Statistically significant experimental data on the positive effect of arbitrary relaxation classes by the method of autogenous training on the indicators of students ' mental activity (attention, memory, thinking) are obtained .

Ключевые слова: эмоциональные стрессы, психоэмоциональное перенапряжение, произвольная релаксация, аутогенная тренировка, показатели умственной деятельности, внимание, память, мышление, учебные занятия со студентами .

Keywords: emotional stress, psychoemotional overstrain, arbitrary relaxation, autogenous training, indicators of mental activity, attention, memory, thinking, training sessions with students .

Введение. Одним из наиболее важных вопросов физиологии является экспериментальное изучение и внедрение в практику методов релаксации, направленных на профилактику эмоциональных стрессов и улучшение психической и физической работоспособности человека [1] .

Особенно актуален данный вопрос для физиологии умственного труда, работники которого, в том числе преподаватели и студенты, наиболее часто подвергаются психоэмоциональному перенапряжению [2,3] .

Одним из эффективных методов предупреждения и коррекции эмоциональных стрессов, а также улучшения психофизического состояния человека является аутогенная тренировка, в основе которой лежит произвольная психофизиологическая релаксация [4,5,6] .

В связи с этим актуальным является вопрос изучения влияния аутогенной тренировки на психическую деятельность человека .

Цель исследования – изучить влияние произвольной релаксации по методу аутогенной тренировки на умственную деятельность студентов .

Задачи исследования – исследовать влияние кратковременных занятий аутотренингом на показатели внимания, памяти и мышления студентов .

Методы, организация исследования. В исследовании участвовали студенты факультета физической культуры и спорта ГОУ ВО МО «ГСГУ». Обучение студентов аутогенной тренировке (АТ) проводилось по методике В.С. Лобзина и М.М. Решетникова .

Физиологическая сущность аутотренинга заключается в произвольной регуляции психофизиологических функций на основе вербального самовоздействия в состоянии направленной психофизической релаксации. Релаксация – основной элемент всей системы АТ, поскольку именно в состоянии психического и физического покоя во много раз повышается эффективность словесного самовоздействия [6] .

Освоение аутотренинга проходило по следующему плану занятий .

Занятие № 1. Тема: Теоретические основы аутогенной тренировки. Детально разбираются следующие вопросы: история и источники метода АТ (самовнушение, индийская система йоги, гипноз, активная регуляция мышечного тонуса, рациональная психорегуляция и др.), физиологические основы теории АТ (нейрогуморальные механизмы регуляции физиологических функций, механизмы произвольной регуляции физиологических процессов с помощью словесного самовоздействия), формулы самовнушения, аутогенное состояние, методические принципы занятий (показания, противопоказания, значение исходной мотивации, поза, одежда, время, место, внешняя обстановка групповых и индивидуальных занятий, составление и произношение словесных формул, суггестивное подкрепление, сенсорные репродукции), план-график обучающего курса, возможности применения метода АТ, практические рекомендации специалистов по психотерапии .

Занятия № 2-6. Тема: Изучение методики обучающего курса аутогенной тренировки (АТ-1). На занятиях осваиваются упражнения на общее успокоение, расслабление скелетных мышц, расширение периферических сосудов и сосудов брюшной полости, регуляцию дыхания и сердечной деятельности, мобилизацию. По мере освоения упражнений осуществляется переход от полных формул самовнушения с суггестивным подкреплением и сенсорной репродукцией к ключевым формулам. Групповые занятия (группы по 10-15 человек) проводятся 1 раз в неделю (всего 5 занятий). Индивидуальные занятия студенты проводят самостоятельно (1-3 раза в день) .

На занятиях обучающего курса акцент необходимо делать на теоретическое изучение и практическое освоение студентами основных методических принципов обучения психической саморегуляции, что является наиболее важным и наиболее трудным на начальном этапе освоения психорегуляции .

Ключевыми методическими принципами обучения аутотренингу по В.С. Лобзину и

М.М. Решетникову являются:

1. Исходная положительная мотивация к обучению (положительное отношение к методу психической саморегуляции, осознание целесообразности занятий аутотренингом, уверенность в своих силах);

2. Спокойная и комфортная внешняя обстановка (тишина, неяркий свет, температура комфорта, свежий воздух, отсутствие случайных внешних раздражителей);

3. Относительно спокойное внутренне состояние (отсутствие: выраженного нервнопсихического перенапряжения, заболеваний с высокой температурой и сильным возбуждением нервной системы, ощущений голода или чувства перенаполнения желудка, ощущений перенаполнения мочевого пузыря или кишечника);

4. Удобное положение тела и свободная одежда (исходные положения: поза «кучера на дрожках», или «пассивная поза», или лежа на спине; ослабление давлений ремней, поясов, воротников, часов, обуви и т.д.; целесообразны свободный, удобный спортивный костюм, а также аналогичная обувь);

5. Краткость и утвердительный характер формул словесного самовоздействия (формулы должны быть понятными по содержанию, краткими по форме, не содержать частицы «не», например: «Я спокоен» вместо «Я не чувствую себя возбужденным»);

6. Спокойное произношение формул (формулы нужно произносить спокойным, тихим голосом, на выдохе», «про себя», без всякого волевого усилия);

7. Пассивная концентрация внимания на содержании формул (необходимо сконцентрировать все свое внимание на содержании формул; делать это нужно очень спокойно, пассивно, без волевых усилий, поскольку при чрезмерно активном участии сознания, воли повышается степень возбуждения и появляются отрицательные результаты вербального самовоздействия);

8. Образное представление содержания формул (целесообразно ярко, образно представить себе содержание формул самовоздействия; делать это необходимо очень спокойно, без напряжения, при пассивном отношении; очень сильное желание вызвать у себя тот или иной образ приводит, как показывает практика, к противоположному эффекту);

9. Систематичность занятий (в начале обучения следует, как минимум, заниматься 3 раза в день: утром, после пробуждения; днем, через 1-2 часа после обеда; вечером, перед сном; далее, по мере освоения метода, частота занятий может быть меньше, но ежедневность тренировок обязательна) .

Для более детального и углубленного изучения различных вопросов теории и методики АТ студентам рекомендуется специальная литература .

После освоения студентами основ АТ изучалось влияние произвольной релаксации на умственную деятельность .

Из 6 учебных студенческих подгрупп 2 курса (распределение студентов по подгруппам проводилось деканатом на основании знаний студентами разных иностранных языков) 3 подгруппы численностью 7, 9 и 13 человек, выбранные случайным образом, нами были использованы как экспериментальные (в них проводились занятия аутотренингом), 3 подгруппы численностью 9, 11 и 11 человек – как контрольные (в них не проводились занятия произвольной релаксацией) .

Общее количество и состав студентов в экспериментальной группе – 29 человек (21 мужчина и 8 женщин), в контрольной – 31 человек (22 мужчины и 9 женщин) .

Экспериментальная и контрольная группы достоверно не отличались по возрастному и половому составу .

Всего в исследовании было задействовано 9 учебных занятий (одно занятие в неделю для подгруппы по учебному расписанию на протяжении 9 недель) .

Упражнения аутогенной тренировкой длительностью 10-15 минут проводились в экспериментальных подгруппах в начале практических занятий в учебной аудитории .

Студенты контрольных подгрупп в это время (10-15 минут) находились в аудитории в состоянии относительного психофизического покоя под наблюдением преподавателя .

Перед началом исследований (перед занятием № 1) определялись исходные показатели умственной работы студентов экспериментальной и контрольной групп .

Во время исследований (во время занятий № 1-9) показатели умственной деятельности определялись у студентов на каждом занятии: в экспериментальных подгруппах – после упражнений аутогенной тренировкой, в контрольных подгруппах – после 10-15 минут отдыха .

Изучались следующие показатели мыслительной деятельности:

1. Внимание: тест на концентрацию и переключение внимания при устном одновременном подсчете во время диктовки четных и нечетных двузначных чисел, распределенных в 5 рядах; ряды чисел, в которых общее количество четных и нечетных цифр варьировало от 7 до 25, диктовались по очереди с интервалом для записи ответа;

учитывалось количество рядов, в которых было правильно подсчитано число четных и нечетных чисел;

2. Память: тест на объем кратковременной слуховой памяти при запоминании во время диктовки рядов однозначных чисел; всего предъявлялось 10 рядов цифр, количество чисел увеличивалось от 4 цифр в 1 ряду до 10 – в 10 ряду, ряды чисел диктовались по очереди с интервалом для записи результата; учитывалось количество правильно заполненных рядов цифр;

3. Мышление: тест на устное решение при дефиците времени во время диктовки арифметических примеров с 1-3-х значными числами на сложение, вычитание, умножение и деление; всего предъявлялось 10 примеров, которые диктовались по очереди, время на решение и запись ответа составляло 5 секунд; учитывалось количество правильно решенных примеров [7,8] .

Статистическая обработка экспериментальных данных проводилась по критерию Стьюдента .

Результаты исследования. Результаты проведенных исследований представлены в таблице .

–  –  –

Исходные значения (перед занятием № 1) показателей внимания и мышления в экспериментальной группе, соответственно, на 0.46 и 1.05 больше, чем в контрольной группе, а исходное значение показателя памяти в экспериментальной группе на 0,56 меньше, чем в контрольной группе. Все эти различия статистически не достоверны .

Значения показателей внимания, памяти и мышления во время исследований (во время занятий №1-9) в экспериментальной группе, соответственно, на 0.87, 0,67, 1.77 больше, чем величины аналогичных показателей в контрольной группе. Эти различия статистически достоверны (р 0,001) .

Полученные результаты позволяют говорить о следующем .

Перед началом исследований студенты экспериментальной и контрольной групп достоверно не отличались по тестируемым показателям умственной деятельности .

Во время исследований значения изучаемых показателей мыслительной работы студентов были достоверно выше в экспериментальной группе по сравнению с контрольной группой .

Это свидетельствует о том, что студенты, занимающиеся произвольной релаксаций, имеют более высокие показатели умственной деятельности по сравнении со студентами, не занимающимися направленным расслаблением по методу АТ .

Выводы. Полученные в работе данные указывают на возможность улучшения умственной деятельности в результате кратковременных занятий произвольной релаксацией по способу аутотренинга, проводимых в аудитории перед началом учебных занятий со студентами .

Проведенные исследования и ранее полученные результаты об эффективности примененного нами методического варианта аутогенной тренировки с целью релаксации студентов (по показателям ЧСС и ситуативной тревожности) [9], согласующиеся с данными других авторов, применяющих аутотренинг, как правило, в специальных (кабинетных) условиях с использованием самостоятельных занятий занимающихся этим методом [6], дают основание говорить о возможности использования кратковременных занятий произвольной релаксацией непосредственно в условиях производственной деятельности человека, в частности, в рамках учебного процесса в вузе .

Такой методический подход может быть применен как в прикладных целях для снижения психоэмоционального напряжения и оптимизации умственной работы, так и в целях изучения механизмов произвольной релаксации при напряженной психической деятельности .

Литература .

1. Труды научного совета по экспериментальной и прикладной физиологии РАМН .

Т.I. Психоэмоциональный стресс /Под ред. К.В. Судакова. М.: НИИ нормальной физиологии им. П.К. Анохина РАМН, 1992. – 182 с.;

2. Руководство по физиологии труда /Под ред. З.М. Золиной, Н.Ф. Измерова. М.:

Медицина, 1983. – 528 с.;

3. Литвинова Н.А., Казин Э.М., Шорин Ю.П., Панина Т.С. Комплексная психофизиологическая оценка здоровья и профессионального развития у лиц умственного труда //Физиология человека. 1994. Т. 20. № 5. – С. 147;

4. Шульц И.Г. Аутогенная тренировка. М.: Медицина, 1985. – 32 с.;

5. Линдеман Х. Аутогенная тренировка: Путь к восстановлению здоровья и работоспособности. М.: Физкультура и спорт, 1985. – 133 с.;

6. Лобзин В.С., Решетников М.М. Аутогенная тренировка: (Справочное пособие для врачей). Л.: Медицина, 1986. – 280 с.:

7. Руководство к практическим занятиям по физиологии /Под ред. Г.И. Косицкого и В.А. Полянцева. М.: Медицина, 1988. – 288 с.;

8. Методики психодиагностики в спорте /В.Л. Марищук, Ю.М. Блудов, В.А .

Плахтиенко, Л.К. Серова. М.: Просвещение. 1990. – 256 с.;

9. Умрюхин Е.А., Легостаев Г.Н. Изменения психофизиологических показателей в результате обучения произвольной релаксации во время практических занятий со студентами // Физиология человека, 1995. Т. 21. №5. С. 165-167 .

References .

1. Trudy nauchnogo soveta po eksperimental'noy i prikladnoy fiziologii RAMN. T.I .

Psikhoemotsional'nyy stress (Proceedings of the scientific Council for experimental and applied physiology of RAMS. T. I. Рsychoеemotional stress) /Pod red. K.V. Sudakova. M.: NII normal'noy fiziologii im. P.K. Anokhina RAMN, 1992. – 182 s.;

2. Rukovodstvo po fiziologii truda (Manual of the physiology of labor) /Pod red. Z.M .

Zolinoy, N.F. Izmerova. M.: Meditsina, 1983. – 528 s.;

3. Litvinova N.A., Kazin E.M., Shorin Yu.P., Panina T.S. Kompleksnaya psikhofiziologiche-skaya otsenka zdorov'ya i professional'nogo razvitiya u lits umstvennogo truda (Complex psychophysiological assessment of health and professional development of persons of intellectual work) //Fiziologiya cheloveka. 1994. T. 20. № 5. – S. 147;

4. Shul'ts I.G. Autogennaya trenirovka (Autogenic training). M.: Meditsina, 1985. – 32 s.;

5. Lindeman Kh. Autogennaya trenirovka: Put' k vosstanovleniyu zdorov'ya i

rabotosposobno-sti (Autogenous training: the Way to restore health and efficiency). M.:

Fizkul'tura i sport, 1985. – 133 s.;

6. Lobzin V.S., Reshetnikov M.M. Autogennaya trenirovka: (Spravochnoe posobie dlya

vrachey) (Autogenic training :( reference manual for physicians)). L.: Meditsina, 1986. – 280 s.:

7. Rukovodstvo k prakticheskim zanyatiyam po fiziologii /Pod red. G.I. Kositskogo i V.A .

Po-lyantseva (Guide to practical classes in physiology). M.: Meditsina, 1988. – 288 s.;

8. Metodiki psikhodiagnostiki v sporte (Methods of psychodiagnostics in sports) /V.L .

Marishchuk, Yu.M. Bludov, V.A. Plakhtienko, L.K. Serova. M.: Prosveshchenie. 1990. – 256 s.;

9. Umryukhin E.A., Legostaev G.N. Izmeneniya psikhofiziologicheskikh pokazateley v rezul'tate obucheniya proizvol'noy relaksatsii vo vremya prakticheskikh zanyatiy so studentami (Changes in psychophysiological parameters as a result of learning arbitrary relaxation during practical classes with students) // Fiziologiya cheloveka, 1995. T. 21. №5. S. 165-167 .

–  –  –

Аннотация. Изучены возрастные и половые особенности соматического здоровья детей 15-16 лет г. Москвы (распределение по группам здоровья, распространенность и структура хронических заболеваний). Подавляющее большинство детей имеют 2-ю группу здоровья – 72%. 1-ю группу здоровья имеет около 15% детей. Детей, имеющих 3ю группу – примерно 14%. Возрастные и половые различия незначимы. На диспансерном учете состоит примерно 20% учащихся, у 15-ти летних (20,3%) и 16-летних (19,7%), мальчиков и девочек .

Лидирует патология ОДА – 43% детей нашей выборки. В основном это плоскостопие и нарушение осанки. Далее идут: патология органа зрения (в основном миопия) – 35% детей, патология эндокринная (в основном избыточный или дефицитный вес) – 29%, патология сердечно-сосудистая (в основном малые аномалии развити сердца или функциональные изменения сердца ) – 20%, ЛОР-патология – 19% .

Abstract. Age and sex features of somatic health of children of 15-16 years of Moscow (distribution on groups of health, prevalence and structure of chronic diseases) are studied. The vast majority of children have the 2nd group of health-72%. The 1st health group has about 15% of children. Children with the 3rd cohort of approximately 14%. Age and sex differences are insignificant. About 20 per cent of pupils are registered at the dispensary, 15-year-olds (20.3 per cent) and 16-year-olds (19.7 per cent), boys and girls. The leading pathology of the ODE-43% of children in our sample. Mostly flat feet and incorrect posture. Next are: pathology of the organ of vision (mainly myopia) – 35% of children, endocrine pathology (mainly overweight or underweight) – 29%, cardiovascular pathology (mostly small heart abnormalities or functional changes in the heart) - 20%, ENT pathology – 19% .

Ключевые слова: дети 15-16 лет, соматическое здоровье, группа здоровья, хронические заболевания Keywords: children of 15-16 years, somatic health, group of health, chronic diseases Введение. Несмотря на некоторую стабилизацию демографических показателей, выявляется отчетливая тенденция ухудшения здоровья детей и подростков, обучающихся в образовательных учреждениях. По данным Научного центра здоровья детей (НЦЗД) РАМН, заболеваемость детей в возрасте до 14 лет увеличилась на 13,1 %, в возрасте 15–17 лет – на 15 % [3]. Наиболее высокие цифры роста отмечены по следующим классам болезней: болезни крови и кроветворных органов – на 32 %, в том числе анемии (на 33 %);

болезни эндокринной системы – на 31 %, в основном за счет болезней щитовидной железы (на 34 %) и ожирения (на 25 %); болезни костно-мышечной системы на 26,5 %; органов пищеварения на 24,7 %; системы кровообращения – на 24 % [1,3,4,5,6]. Вопросы формирования здорового образа жизни школьников, отказ от вредных привычек и привлечение подростков к занятиям физкультурой и спортом – приоритет в работе врачей и педагогов во всем мире [2, 7, 8] .

Цель исследования - изучение состояния здоровья школьников 15-16 лет города Москвы .

Задачи исследования - Выявить возрастные и половые особенности состояния здоровья детей 15-16 лет .

Организация и методы. Исследования проводились в СОШ «Школа здоровья»

№27, ГОУ ЦО «Школа здоровья» №306, ГБОУ СОШ №1137, ЦО №898, Романовская школа г.Москва, ФГБОУ Гимназия №710, ГБОУ «Школа №760 им.А.П.Маресьева. Всего обследован 611 учащийся в возрасте 15-16 лет. Возрасно-половой состав представлен в таблице 1. Возраст исчислялся календарно, или центровано, как принято в физиологии .

–  –  –

Исследование уровня соматического здоровья проводили методом ретроспективного анализа индивидуальных медицинских карт учащихся (форма 026/у). Оценивали наличие у школьников хронических заболеваний, их группу здоровья, количество случаев и продолжительность заболеваний учащихся. Социальная характеристика исследуемого контингента проводилась методами анкетирования и интервьюирования .

Обработка экспериментального материала и статистический анализ с использованием t- критерия Стьюдента были проведены с помощью программы Statex. По всем показателям сравнивали статистически между собой группы: 1) возрастные; 2) мальчики с девочками;

3) мальчики с девочками внутри каждой возрастной группы. Достоверными считались различия при p 0,05. Значимые на двустороннем уровне различия между группами, выделены таблицах с помощью подстрочных латинских букв в соответствии со стандартом, разработанным и рекомендуемым Американской Психологической Ассоциацией (APA) [Publication Manual of the American Psychological Association, 6th edition, 2009]. Согласно этому стандарту, если два значения не различаются значимо, они подписаны одной и той же подстрочной буквой, в случае различия - разными. Если значение подписано несколькими буквами, то это значит, что оно не отличается значимо от нескольких других значений, которые между собой различаются значимо .

Результаты исследования. Проведенный анализ показал, что на диспансерном учете состоит около 20% учащихся. Примерно одинаково у 15-ти летних (20,3%) и 16-летних (19,7%), мальчиков и девочек .

Таблица 2. Количество детей 15-16 лет, состоящих на диспансерном учете (по данным медицинских карт) в % .

–  –  –

Лидирует патология ОДА – 43% детей нашй выборки. В основном это плоскостопие и нарушение осанки. Патология органа зрения (в основном миопия) – 35% детей. Патология эндокринная (в основном избыточный или дефицитный вес) – 29%. Патология сердечнососудистая (в основном малые аномалии развития сердца или функциональные изменения сердца) – 20%. ЛОР-патология – 19% .

Рис. 1. Процент детей с патологией определенного класса .

В нашей выборке ЛОР- патология встречаются чаще у 15-летних детей, чем у 16летних. Патология зрения несколько чаще встречается у девочек, чем у мальчиков, в обоих возрастах. В 16 лет у девочек нашей выборки чаще встречается эндокринная патология .

–  –  –

На рис. 1a показаны те же данные, только процентную базу (знаменатель процента) составляет не суммарное количество детей, а суммарное количество отмеченных случаев заболеваний у детей. Таким образом, график показывает процент случаев (а не детей), приходящийся на данную патологию, от валового числа всех случаев заболеваний .

(Проценты на этом графике по определению пропорциональны таковым на предыдущем графике, т.к. числитель в расчете процента один и тот же, но они ниже, и суммируются в 100%.) Среди 15-летних «средний» ребенок имеет 1.6 диагноза, а среди 16-летних – почти 1.7 диагноза, разница незначима. Девочки имеют в среднем 1.8 диагноза, мальчики – 1.5, разница значима. Основная разница между мальчиками и девочками падает на тех, у кого ноль или один диагноз: таких 56% среди мальчиков, но только 32% среди девочек;

соответственно, среди девочек больше, чем среди мальчиков, тех, кто имеет несколько диагнозов .



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |



Похожие работы:

«ПОЛОЖЕНИЕ О МЕЖДУНАРОДНОМ ЭТНОФЕСТИВАЛЕ "ВСЕЛЕННАЯ КОЧЕВНИКОВ" В РАМКАХ ВЕРБЛЮЖЬЕГО ФЕСТИВАЛЯ "CAMEL FESTIVAL" ИМ. КОРОЛЯ АБДУЛАЗИЗА (KING ABDULAZIZ CAMEL FESTIVAL) САУДОВСКАЯ АРАВИЯ, г. ЭР-РИЯД 2019 г. I. ЦЕЛИ И...»

«Муниципальное бюджетное учреждение культуры "Централизованная библиотечная система города Рязани" Центральная городская библиотека имени С.А. Есенина "30 лет с именем Есенина": Центральная городская библиотека имени С.А...»

«Образ учёного в массовых коммуникациях: реклама и PR (связи с общественностью) Коллаборация дисциплинарных дискурсов рекламы и PR в контексте формирования образа науки 12 апреля 2018. Владивостокский семинар проблем перспективных междисциплинарных исследован...»

«ISSN 2307-2547 КУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ № 2 (26) 2018 Министерство науки и высшего образования РФ Алтайский государственный университет Научно-исследовательская лаборатория факультета искусств и дизайна "Изобразительное искусство и архитектура Сибири" ISSN 2307-25...»

«Государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования Московский городской университет управления Правительства Москвы Институт высшего профессионального образования Кафедра социально-гуманитарных дисциплин УТВЕРЖДАЮ Проректор по учебной и научной работе А.А.Александров "_" 2014 г...»

«Календарь знаменательных и памятных дат РС(Я) на 2019 год 2016-2025 годы второе Десятилетие Олонхо: указ Главы республики "Об объявлении второго Десятилетия Олонхо в Республике Саха (Якутия)" № 2729. Год консолидации Январь 1 70 лет со дня рождения А.Л. Габышевой, заслуженного деятеля искусс...»

«"А.Байтрсынов атындаы останай РГП "Костанайский государственный мемлекеттік университеті" университет имени А.Байтурсынова" РМК Протокол заседания комиссии Костанайского государственного университета имени А.Байтурсынова по присуждению образовательных грантов КГУ...»

«UWM Olsztyn Acta Polono-Ruthenica XXIII/1, 2018 ISSN 1427-549X Розалия Асфандияровна Султангареева Уфимский исследовательский центр Российской академии наук Этнолингвистические и типологические парал...»

«"Утверждаю" "Согласовано" Начальник управления по молодежной политике, Директор МБУ "Спортивная школа физической культуре и спорту г.Нязепетровска" _ С.А.Моисеенко Е.С. Белов " _" 2018 г. " _" 2018 г. "Согласовано" Начальни...»

«4. Ильясова С. В., Амири Л. П. Языковая игра в коммуникативном пространстве СМИ и рекламы. – М. : Флинта, 2009 г. – С. 11.5. Кириллова Н. Б. Медиакультура как объект исследования // Известия Уральского государственного университета. – 2005. – № 35....»

«УДК 821.512.122–1/29 Ж. Ж. Толысбаева Академия "Кокше", Кокшетау О характере преобразования венка сонетов в поэзии рубежа ХХ–ХХI веков Исследуется трансформация жанровой формы венка сонетов в поэтических практиках российских и русскоязычных казахстанских поэтов. По наблюдению авт...»

«МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФОНД "РУССКИЙ МИР" ИНСТИТУТ МИРОВОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ИМЕНИ А.М. ГОРЬКОГО РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК Международная научная конференция "МИРОВОЕ ЗНАЧЕНИЕ М. ГОРЬКОГО" (К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ) 27–30 марта 2018 года Москва, ИМЛИ РАН Общий план конференции 27 марта 2018 г. 10.00-14.00 Заезд участн...»

«Представления о беременности в севернорусских диалектах. Традиционная культура характеризуется неоднозначным отношением к беременности и к самой беременной. С одной стороны, беременность – это чаще всего счастливое, о...»

«ДЕПАРТАМЕНТ КУЛЬТУРЫ ГОРОДА МОСКВЫ Государственное бюджетное учреждение дополнительного образования города Москвы "Детская школа искусств имени И.Ф . Стравинского" Программа учебного предмета ПО.01...»

«Анатолий БЕЛЯКОВ Олег МАТВЕЙЧЕВ ПРАКТИЧЕСКАЯ С О ФИ С ТИ К А ЗАПРЕЩЕННЫЕ ПРИЕМЫ Москва • Книжный мир • 2018 Матвейчев О.А., Беляков А.В. Практическая софистика: запрещенные приемы. – М.: Книжный мир, 2018. – 320 с. ISBN На войне – все средства хороши для побе...»

«Памятка для граждан Казахстана в Египте. Египет Эта древняя страна с богатыми культурными традициями и развитой туристической инфраструктурой привлекает путешественников со всего...»

«М. в. АхМеТовА Ахметова Мария вячеславовна канд. филол. наук, старший научный сотрудник, Лаборатория теоретической фольклористики, ШАГИ РАНХиГС Россия, 119571, Москва, пр-т Вернадского, 82 Тел.: +7 (499) 956-96-47 E-mail: malinxi@rambler.ru МеждУНАРодНАЯ коНфеРеНцИЯ  "МАРГИНАлИИ–2015: ГРАНИцЫ  кУлЬТУРЫ И Те...»

«Члены оргкомитета: Лесонен Алексей Николаевич – министр культуры Республики Карелия; Семаков Сергей Владимирович – профессор Петрозаводской государственной консерватории имени А.К. Глазунова, Заслуженный деятель искусств Республики Карелия; Зуденков Михаил Владимирович – Заслуженный артист Республики Карелия, профессор Петрозаводской государ...»

«I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ Фестиваль Всероссийского физкультурно-спортивного комплекса "Готов к труду и обороне" (ГТО) среди трудовых коллективов (далее соответственно – Фестиваль, комплекс ГТО) проводится в рамках Всероссийской недели охраны труда и в соответствии с планом мероприятий по поэтапному внедрению Всероссийс...»

«ПРИЛОЖЕНИЕ УТВЕРЖДЕНО решением Совета муниципального образования Кущевский район от " 26 " сентября 2008 г. № 825 (с изменениями от 06 октября 2010 г.) ПОЛОЖЕНИЕ об отделе по физической культуре и спорту администрации муниципального образования Кущевский район ст-ца Кущевская 2008 год 1. Общие положения 1.1. Отдел по физической культ...»

«Резюме дипломной работы Темой настоящей дипломной работы является перевод современной русской прозы. Цель дипломной работы изучение теории художественного перевода и перевод современной русской прозы пяти повестей из книги Похороните меня за плинтусом автора Павла Санаева. Дипломная работа состоит из теоретической и практиче...»

«Сер.6.2009.Вып. 3 ВеСТНИК САНКТ-ПеТеРБУРГСКОГО УНИВеРСИТеТА УДК130.2 Ф. В. Фуртай, И. А. Кребель муСор иСтории и муСор маСС: аКСиолоГиЧеСКие ПерСПеКтиВы СоВременноЙ Культуры* Наэтоммерзкомклочкеземли. былоещемноговсякойвсячины:...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.