WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

«G E O G R A P H I C A L S O C I E T Y OF T HE U S S R ORIENTAL COMMISSION COUNTRIES AND PEOPLES OF THE EAST Under the g e n e r a l e d i t o r s h i p of D. A. О L D E R O G G E, C o r r e s p o ...»

USSR ACADEMY OF SCIENCES

G E O G R A P H I C A L S O C I E T Y OF T HE U S S R

ORIENTAL COMMISSION

COUNTRIES AND PEOPLES

OF THE EAST

Under the g e n e r a l e d i t o r s h i p

of D. A. О L D E R O G G E, C o r r e s p o n d i n g M e m b e r

о f t h e USSR

A c a d e m y of S c i e n c e s VOL. VI

COUNTRIES AND PEOPLES OF THE PACIFIC BASIN

NAUKA P U B L I S H I N G HOUSE

Central Department of Oriental Literature Moscow 1968

АКАДЕМИЯ НАУК СССР

ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО СССР

ВОСТОЧНАЯ КОМИССИЯ

СТРАНЫ И НАРОДЫ

ВОСТОКА Под о б ще й р е д а к ц и е й члена-корреспондента АН СССР Д. А. ОЛЬДЕРОГГЕ ВЫПУСК VI

СТРАНЫ И НАРОДЫ БАССЕЙНА ТИХОГО ОКЕАНА

ИЗДАТЕЛЬСТВО « НАУ К А»

Главная редакция восточной литературы Москва 1968 В. В. Антропова, Ч. М. Таксами

КОЛЛЕКЦИИ МУЗЕЯ АНТРОПОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ

им. ПЕТРА ВЕЛИКОГО АН СССР ПО НАРОДАМ

ТИХООКЕАНСКОГО ПОБЕРЕЖЬЯ СССР

Сокровищницей этнографических коллекций СССР является ста­ рейший музей страны — Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого Академии наук СССР, 250-летие которого отмечалось в 1964 г .

Он был основан Петром I в 1714 г. как Кунсткамера и явился первым русским музеем и научным учреждением страны. Тогда же начался си­ стематический сбор коллекций по различным областям знаний, в том числ~ и этнографическим. Как самостоятельный музей Кунсткамера просуществовала до 30-х годов XIX в. К этому времени ее собрания настолько увеличились, что на их основе (с 1818 по 1836 г.) организует­ ся несколько отраслевых самостоятельных академических музеев, в том числе и Музей этнографии (1836 г.). В здании бывшей Кунсткамеры — одном из красивейших памятников XVIII в. в Ленинграде — остался только Музей этнографии .

В 1879 г. его слили с Анатомическим музеем и он стал именоваться Музеем антропологии и этнографии1. Под этим названием музей суще­ ствует и по настоящее время .

За 250 лет музеем были собраны ценнейшие коллекции. По коли­ честву экспонатов он занимает одно из первых мест в мире среди этно­ графических музеев. Из отечественных коллекций музея наиболее мно­ гочисленны сибирские, в их число входят большие собрания предметов культуры и быта коренного населения Тихоокеанского побережья со­ ветского Дальнего Востока. Описанию этих собраний и посвящена дан­ ная статья. Но прежде чем перейти к нему, нам хотелось бы дать крат­ кую характеристику быта, культуры и лингвистической принадлежно­ сти этих народов .

:

Коренное население Тихоокеанского побережья советского Даль­ него Востока по своему языку и культуре неоднородно. По языковому признаку, который положен в основу классификации народов, оно при­ надлежит к разным лингвистическим группам .

В тунгусо-маньчжурскую языковую группу входят народы, насе­ ляющие бассейн р. Амура и его притоков,— нанайцы (прежнее назваДалее именуемый МАЭ .

нне — гольды), ульчи, орочи, удэгейцы, негидальцы. Все они говорят на родственных языках и имеют много общего в хозяйстве и культуре. Ос­ новными видами их хозяйственной деятельности в прошлом являлись речное рыболовство и охота на пушного и морского зверя. В зависимо­ сти от местности доминировала та или другая отрасль, например у ульчей и орочей получил развитие морской зверобойный промысел .





Сходство отдельных элементов культуры указанных народов наблюдает­ ся в жилище, одежде (например, халат из рыбьей кожи), средствах передвижения (особый тип собачьей нарты, однотипная лодка-берестянка), в орнаментальных мотивах и во многом другом .

К тунгусо-маньчжурской группе относятся еще ороки, обитатели острова Сахалина. Они занимались рыболовством, охотой на пушного и морского зверя. Техника этих промыслов мало отличалась от амур­ ской. Большое значение в хозяйстве ороков имело и оленеводство, что сближало их с тунгусскими народами — эвенками и эвенами. В матери­ альной культуре ороков также прослеживаются тунгусские элементы (например, корьевой чум) .

Промежуточное положение между амурскими народами и собствен­ но тунгусами (эвенами и эвенками) занимают негидальцы, жившие по рекам Амгуни и Амуру. Их традиционная культура соединяет в себе тунгусские и амурские элементы. Основное занятие — рыболовство и охота, как у амурских народов, но в отличие от последних негидальцам было известно еще оленеводство. В жилище и одежде наблюдались разные варианты. Жилище было представлено как амурским (корье­ вой шалаш с двускатной крышей), так и тунгусским (конический чум) типами, это же было характерно и для одежды — наличие амурского халата из рыбьей кожи и тунгусского нагрудника .

К собственно тунгусам относятся эвены (ламуты) и эвенки (тун­ гусы) .

Эвены расселены по Охотскому побережью в Хабаровском крае, в Магаданской и Камчатской областях. Они были кочевниками — олене­ водами и охотниками, и лишь небольшая группа жила оседло на Охот­ ском побережье и занималась промыслом морского зверя и рыболовст­ вом. Олень служил кочевникам средством передвижения во время охот­ ничьего промысла, а весь их быт был хорошо приспособлен к длитель­ ным передвижениям — переносное жилище, различные типы вьючных сум, особая колыбель для перевозки детей, распашная меховая одежда с расходящимися полами, удобная для верховой езды на оленях, и т. д .

Эвенки, проживающие во многих районах Хабаровского края, При­ морской и Сахалинской областей, как и эвены, являлись охотниками и оленеводами .

К амурским народам, в первую очередь к нанайцам и орочам, очень близки по культуре нивхи (прежнее название — гиляки), но резко от­ личаются от своих соседей по языку, который исследователи не могут отнести ни к одной языковой группе. Нивхи подразделялись на мате­ риковых, или амурских, живущих по нижнему течению Амура и Амур­ скому лиману, и обитателей о-ва Сахалина. Исконными занятиями нив­ хов были рыболовство и морской зверобойный промысел, охота играла у них меньшую роль, чем у других народов Амурского бассейна .

К языковой группе северо-восточных палеоазиатов относятся наро­ ды, населяющие северную часть Тихоокеанского побережья. Это — чук­ чи, коряки и ительмены. Чукчи составляют основное коренное население Чукотского национального округа Магаданской области. По хозяйст­ венному признаку они подразделялись на две группы — оленеводов-кочевников (оленные чукчи) и оседлых охотников на морского зверя (при­ морские чукчи). В отличие от хозяйства тунгусских племен для хозяй­ ства чукчей было характерно крупнотабунное оленеводство, с которым был связан кочевой уклад жизни, вызванный необходимостью передви­ жения стад на новые пастбища, богатые ягелем. Материальная культу­ ра чукчей-оленеводов в общих чертах мало отличалась от культуры приморских чукчей. Для обеих групп была характерна глухая мехо­ вая двойная одежда, меховой полог внутри жилища и т. д. Средством передвижения кочевых чукчей была оленья упряжка, оседлых — со­ бачья .

Культура другого народа из группы северо-восточных палеоазиатов, коряков, в целом родственна чукотской. Коряки составляют основное население Корякского национального округа (Камчатская область) и, как чукчи, подразделялись по роду своей деятельности на кочевниковоленеводов и оседлых рыболовов и охотников на морского зверя .

Ительмены (старое название камчадалы), последние из народоз палеоазиатской группы, в XVII в. населяли весь Камчатский полу­ остров. К концу XIX в. они ассимилировались с русскими, восприняв их язык и культуру. В настоящее время лишь небольшая группа ительме­ нов, живущая на западном побережье Камчатки, сохранила еще свой язык и национальное самосознание. Вещественные материалы самобыт­ ной культуры ительменов, хранящиеся в музеях, имеют особое значение как памятники исчезнувшей культуры .

Эскимосско-алеутская группа народов на советском Тихоокеанском побережье представлена эскимосами и командорскими алеутами. Хо­ зяйство и быт эскимосов мало отличались от хозяйства и быта примор­ ских чукчей .

В XIX в. на о-ве Сахалине и Курильских островах жили еще ай­ ны— народ, стоящий особняком от других племен Сибири .

Коллекции, хранящиеся в Музее антропологии и этнографии, отра­ жают традиционную культуру и быт почти всех названных выше наро­ дов. На основании этих коллекций можно характеризовать разные типы хозяйства населения, орудия охоты, рыболовства, морского зверобой­ ного промысла, оленеводства, технику этих промыслов и т. д. В мате­ риальной культуре наиболее всесторонне представлены одежда, утварь, средства передвижения (как подлинные экспонаты, так и модели), жи­ лище (преобладают модели). Имеются также богатейшие материалы по искусству народов тихоокеанского круга — различные орнаменты, резьба по кости, костяная и деревянная скульптура и др. Искусство этих народов чаще носит прикладной характер, поэтому кроме само­ стоятельных экспонатов материалы по искусству в изобилии можно найти на многих предметах домашнего обихода .

Большую ценность представляют многочисленные экспонаты, отра­ жающие примитивные религиозные верования. По ним можно судить о древних анимистических представлениях, обрядах, культе животных, обычаях, связанных с рождением и смертью, и т. д. Наконец, уникаль­ ные материалы по шаманству могут многое дать исследователям, зани­ мающимся начальными формами и происхождением религии .

Этнографические коллекции Музея антропологии и этнографии по пародам Тихоокеанского побережья, как и по другим народам Сибцри, являются результатом более чем двухвековой собирательской дея­ тельности Музея. В этой работе первое место занимают специальные научные экспедиции, которым наряду с изучением отдельных народов поручался сбор вещественных материалов по этнографии и фотографи­ рование. Роль экспедиций в собирании коллекций особенно возросла в советский период .

В комплектовании коллекций по народам Тихоокеанского побе­ режья приняло участие большое количество лиц. Имена многих из них остались известны только узким специалистам. В числе собирателей дореволюционного периода были видные этнографы-сибиреведы С. П. Крашенинников, Л. И. Шренк, В. Г. Богораз, В. И. Иохельсон, Л Я. Штернберг, Б. О. Пилсудский и др.; ученые других специально­ стей— географ Р. Маак, зоолог и археолог И. С. Поляков; геологи и топографы — И. П. Толмачев, К. И. Богданович, С. Г. Кусов, А. Г. Мяг­ ков; знаменитые мореплаватели и путешественники — Ф. П. Литке и его соратники по кругосветным путешествиям, В. К- Арсеньев — широко из­ вестный ученый, путешественник и писатель; чиновники отдельных об­ ластей Дальнего Востока, например, Н. Л. Гондатти .

Особо следует отметить собирательскую деятельность препаратора Зоологического музея И. Г. Вознесенского, специально командирован­ ного для пополнения коллекций академических музеев, в том числе и этнографического .

Немалый вклад был внесен также и добровольными пожертвования­ ми. Много экспонатов было прислано Музею местной интеллигенцией Дальнего Востока, энтузиастами-краеведами, врачами В. Н. Кирило­ вым и П. И. Супруненко, а также простыми людьми, иногда даже не­ грамотными. Для примера приведем дословно выдержку из письма, написанного в 1912 г. местным жителем Камчатки А. А.

Щенниковым:

«...прошу вашо превосходительство неотказат моей прозбы принят в дар музея мной привезенные вещи»2 .

В советское время коллекции увеличились главным образом за счет научных экспедиций, возглавляемых специалистами-этнографами. Сре­ ди них первое место занимают работники Музея антропологии и этно­ графии и Института этнографии Академии наук СССР — И. И. Козьминский, Н. К. Каргер, С. В. Иванов, Н. А. и А. Н. Липские, А. В. Смо­ ляк, М. Г. Левин и другие, в разное время работавшие в стенах Музея или Института. Некоторые из них и по настоящее время являются со­ трудниками этого Института .

В конце 20-х — начале 30-х годов в собирательской деятельности Му­ зея приняли участие студенты-этнографы Ленинградского университе­ та Е. А. Крейнович, А. С. Форштейн, С. Н. Стебницкий и другие. По­ сланные университетом на длительную практику в районы Крайнего Севера, они обычно привозили оттуда этнографические экспонаты .

В Музее антропологии и этнографии насчитывается около 10 тыс .

предметов быта и культуры народов советского побережья Тихого океа­ на. Дать подробное их описание в небольшой статье невозможно, поэто­ му постараемся охарактеризовать самые ценные поступления .

Наиболее многочисленны собрания по этнографии народов Амур­ ского бассейна и о-ва Сахалина. Первая комплексная коллекция из этих районов, поступившая от академика Л. И. Шренка, насчитывает свыше 300 предметов быта и культуры нивхов, нанайцев, ульчей, ороков. В ней отражена материальная культура этих народов, в особенности одежда и утварь, народная техника, орудия промыслов; многочисленны мате­ риалы по искусству и религии (изображения различных духов и др.) .

Она собрана в 1853—1856 гг., когда Л. И. Шренк возглавлял Амурскую академическую экспедицию. Результаты экспедиции он опубликовал з трехтомном труде — в 1881 г. на немецком языке, а в 1883—1903 гг.— на русском 3. Иллюстрациями к этому труду служили многие предметы 2 МАЭ, документы к описи № 1942 .

3 Л. И. Шренк, Об инородцах Амурского края, тт. I—III, СПб., 1883—1903 .

Ульчский халат из рыбьей кожи .

Из собраний Р. Маака (Колл. МАЭ) коллекции. Заслуга Л. И. Шренка не ограничивается только его иссле дованиями и личными сборами. Будучи в течение ряда лет (с 1879 по 1894 г.) директором Музея антропологии и этнографии, он много сде­ лал для расширения собирательской деятельности Музея в целом .

К середине прошлого века относятся сборы географа и путешест­ венника по Сибири Р. Маака. Во время экспедиции на Амур, органи­ зованной Русским географическим обществом, им была собрана боль­ шая коллекция (около 200 предметов), главным образом предметов одежды нанайцев и ульчей, во многом дополняющая коллекцию Л. II. Шренка .

Большой вклад в изучение народов Амурского бассейна и о-ва Са­ халина был сделан политическим ссыльным, впоследствии выдающимся сибиреведом — этнографом Л. Я. Штернбергом. Менее известен он как собиратель. В 1889 г. Л. Я. Штернберг за активное участие в органи­ зации «Народная воля» был сослан на о-в Сахалин, где впервые столк­ нулся с «живой» этнографией и занялся изучением нивхов (гиляков) .

Л. Я. Штернберг прежде всего известен как автор работ о социальном строе этого народа. Всесторонне изучить древние и современные (т. е .

конец XIX в.) формы общественной и семейной жизни нивхов ему по­ мог случай. Во время предварительного заключения он познакомился с классической работой Ф. Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства». Эта работа помогла начинающему иссле­ дователю во многом правильно проанализировать некоторые древние институты первобытнообщинного строя нивхов, в частности групповой брак, родовую организацию и др. Исследование Л. Я. Штернберга о групповом браке у нивхов стало известно Ф. Энгельсу и получило его одобрение4 .

После возвращения из ссылки в 1897 г. жизнь и научная деятель­ ность Л. Я. Штернберга становятся неотделимы от Музея антропологии 4 Ф. Энгельс, Вновь открытый пример группового брака,— К. Маркс и Ф. Эн­ гельс, Сочинения, изд. 2, т. 22, стр. 364—367 .

и этнографии. Он возглавил всю работу по сибиреведению. Благодари его энергичной деятельности Музей организует экспедиции в малоис­ следованные районы Сибири, в обязанности которых входит также сбор коллекций по определенной программе. Он устанавливает связь с мест­ ными учеными и краеведами, всячески поощряя их собирательскую дея­ тельность, добывая для этого необходимые материальные средства, рас­ сылает нужные программы и инструкции. Под его руководством впер­ вые проводится научная регистрация сибирских коллекций Музея .

В 1910 г. Л. Я. Штернберг принимает участие в работе Амурской экспедиции; посещает поселки нивхов, нанайцев, орочей, негидальцев и наряду с изучением культуры и языка этих народов приобретает раз­ личные бытовые вещи. Им была собрана для Музея комплексная кол­ лекция по хозяйству, быту, верованиям и искусству нанайцев (свыше 400 предметов). В ней представлены предметы охоты, народная техни­ ка и материальная культура; имеются также образцы вышивок и дру­ гие материалы по искусству. Религиозные представления нанайцев мо­ гут быть иллюстрированы большим количеством изображений различ­ ных духов, имеющихся в этой коллекции, предметами шаманского культа, комплексом предметов, употребляемых на поминках, и многими другими .

Коллекция по этнографии нивхов, доставленная Л. Я- Штернбер­ гом, насчитывает свыше 175 единиц. Наиболее интересны в ней пред­ меты культа. Негидальские собрания Л. Я. Штернберга (около 130 пред­ метов) дают некоторое представление о занятиях, материальной куль­ туре, прикладном искусстве и верованиях этого народа .

Кроме названных здесь больших поступлений Л. Я. Штернберг при­ вез небольшое число экспонатов и по другим народам Амурского бас­ сейна и о-ва Сахалина .

Амурская экспедиция помимо этнографического изучения и сбора коллекций засняла большое количество негативов, иллюстрирующих быт населения. Этой экспедицией закончились полевые работы чТ. Я. Штернберга, но не окончилась его собирательская деятельность .

В 1911 —1914 гг. Музей обогащается ценными предметами по этно­ графии удэгейцев, полученными от В. К. Арсеньева .

В. К. Арсеньев, впоследствии автор широко известной книги «Дерсу Узала», был тесно связан через Л. Я. Штернберга с Музеем антро­ пологии и этнографии. Он не только гам собирал коллекции, но и при­ влекал к этому делу других людей. Он был большим и бескорыстным энтузиастом-собирателем. В одном из писем к Л. Я. Штернбергу В. К. Арсеньев пишет: «Считаю Вас долгом уведомить, что свои сборы по этнографии я никогда не продаю (курсив автора письма), а жерт­ вую. Продажу вещей в А4узеи — я не допускаю. Музеи — дело народное, общее, и потому все должны работать бескорыстно»5 .

Из своего путе­ шествия по уссурийской тайге он прислал наземную гробницу знатного удэгейца с богатым инвентарем, шаманское дерево и другие предметы культа. Уникальным экспонатом является шаманское дерево, или тотем­ ный столб (по определению В. К. Арсеньева). Это высокий раздвоен­ ный столб около 6,5 м высоты. На нем вырезаны изображения птиц, змей, голов. Подобные столбы сооружались в честь родовых духов и являлись, по представлениям удэгейцев, их вместилищем. Другим уни­ кальным предметом, по определению В. К. Арсеньева «изумительно ин­ тересная вещь»6, является берестяная коробка, увешанная костями 5 В. А. Арсеньев, Жизнь и приключения в тайге, М., 1957, стр. 219 .

6 Там же, стр. 216 .

Изображение духов. Ороки .

Из собрания И. С. Полякова (Колл. МАЭ) penis’a медведя. Такие кости хранили удэгейские женщины, якобы как напоминание о происхождении от медведя и как амулет от бесплодия .

В эти же годы для Музея собирал коллекции у удэгейцев Н. В. Ки­ рилов— врач и общественный деятель7. Он по роду своей работы посе­ щал многие районы Сибири и Дальнего Востока, и поэтому Л. Я. Штерн­ берг привлек его к участию в собирательской деятельности. Кирилов доставил в Музей шаманские вещи, изображения духов и различные ме­ таллические орудия удэгейцев, в том числе шаманские столбы. Они ор­ наментированы разными раскрашенными фигурами животных и снабже­ ны скульптурными изображениями птиц .

По этнографии народов о-ва Сахалина кроме Л. И. Шренка и Л Я. Штернберга значительные коллекции были собраны зоологом и археологом И. С. Поляковым. Он доставил в Музей в 1883 г. первую коллекцию по культу ороков и предметы по быту сахалинских нивхов .

Большое собрание предметов по быту нивхов было получено от док­ тора П. И. Супруненко в 1890 г. О его собирательской деятельности упоминает Чехов: «...по немногим оставшимся экземплярам, в высшей степени изящным, и по рассказам я мог судить о богатстве коллекции и о том, сколько знания, труда и любви затрачено доктором Супрунен­ ко на это полезное дело. Он начал собирать коллекцию в 1881 г. и за десять лет успел собрать почти всех позвоночных на Сахалине, а также

7 Е. Д. Петряев, Н. В. Кирилов — исследователь Забайкалья и Дальнего Восто­ка, Чита, 1960 .

И много материала по антропологии и этнографии. Его коллекция, если бы она осталась на острове, могла бы послужить основанием для пре­ восходного музея»8. Этнографическая коллекция П. И. Супруненко, подаренная Музею, насчитывает свыше 200 предметов одежды, орудий рыболовства и морского зверобойного промысла (гарпуны и др.), средств передвижения и т. д. Заслуживает внимания подлинный экземпляр ста­ ринной собачьей нарты (саней). Такой тип нарты в настоящее время вышел из употребления .

Богатые собрания хранятся в Музее по культуре и быту сахалин­ ских айнов. Небольшие поступления и отдельные предметы были до­ ставлены еще в конце XIX в. И. С. Поляковым, П. И. Супруненко и другими собирателями вместе с нивхскими и орокскими коллекциями, но фактическую основу айнских собраний составляют поступления Б. О. Пилсудского. Б. О. Пилсудский, автор нескольких этнографиче­ ских работ о народах Сахалина, был народовольцем. Вынужденный изза своих убеждений в 1902 г. покинуть столицу, он принимает предло­ жение Музея заняться изучением айнов и собрать вещественные памят­ ники их культуры. Поездка Б. О. Пилсудского затянулась на несколько лет. В конце 1906 г. он пишет Л. Я. Штернбергу из Токио: «Я не торо­ пился возвращаться, а теперь уже вполне выяснилось, что ехать в Рос­ сию, где царствует небывалый еще произвол озлобленной темной клики, чересчур рискованно»9. Поручение Музея было с успехом выполнено Б. О. Пилсудским (всего собрано свыше 1000 предметов). В этой рабо­ те ему помогал другой народоволец, В. Л. Серошевский. Коллекция по сахалинским айнам всесторонне отражает культуру этого интересного народа, которая в настоящее время почти совсем утрачена. В ней пред­ ставлены утварь, одежда, средства передвижения и другие предметы, относящиеся к быту айнов. Имеется много уникальных вещей, например резные намогильные памятники и собрание различных «инау»10 .

Кроме перечисленных выше коллекций по этнографии народов Амурского бассейна и о-ва Сахалина в Музее имеются еще небольшие собрания: Б. О. Пилсудского, Н. И. Берлинга, супругов С. Г. и К. М. Кусовых — по сахалинским нивхам и орокам, Н. Е. Ефремова — по нанай­ цам, а также некоторые другие .

В советский период собирательская деятельность Музея получила новое направление. Благодаря увеличению государственных ассигнова­ ний на экспедиционную работу стало больше возможностей для пла­ нового сбора коллекций .

С конца 20-х годов в районы Амурского бассейна и на Сахалин было организовано несколько экспедиций. В их программу входил сбор экспонатов, отсутствующих в Музее .

В 1926 г. работала Горино-Амгуньская экспедиция. Ее участниками были молодые советские ученые, ученики В. Г. Богораза и Л. Я. Штерн­ берга— И. И. Козьминский и Н. К. Каргер. Они собрали большую ком­ плексную коллекцию (около 400 предметов) по этнографии горинских нанайцев, обособленной группы, известной еще под названием самагиров. В ней хорошо представлен охотничий промысел — орудия охоты, полный костюм, снаряжение охотника и другие предметы, интересные для характеристики хозяйства горинских нанайцев, так как в отличие от других групп нанайцев у самагиров доминировала охота, а не ры­ 8 А. П. Чехов, Собрание сочинений, т. 10, М., 1963, стр. 163 .

9 МАЭ, документы к описи № 700 .

1 И н а у — пучки стружек или искусно заструженные с одного конца палочки — ритуальные предметы. Прежде они были очень широко распространены в быту айнов .

боловство. В коллекции имеются уникальный женский свадебный кос­ тюм нанайки; много предметов культа, отражающих древние верования и обряды; большое количество образцов вышивок и трафаретов для них. Вещественные материалы экспедиции были дополнены большим количеством негативов, заснятых в полевых условиях И. И. Козьминским .

В 1936—1937 гг. около 1500 предметов по этнографии нанайцев поступило в Музей от супругов Н. А. и А. Н. Липских, участников Амурской экспедиции Института этнографии Академии наук СССР .

Часть этой коллекции состоит из инвентаря шаманских погребений, остальные предметы заполняют пробелы, имеющиеся в прежних собра­ ниях по нанайцам. Следует отметить экспонаты по социальной культу­ ре— головные уборы нанайских старшин с атрибутами и др .

Из других поступлений можно назвать коллекцию М. А. Каплан по материальной культуре нанайцев и особенно коллекцию А. С. Эстрина, собранную в 1931 г. А. С. Эстрин — по профессии рабочий-слесарь, случайно попав на Амур, заинтересовался народной техникой нанайцев и собрал по этой теме около 500 предметов: экспонаты по примитивно­ му кузнечеству, обработке рыбьей кожи, столярному и слесарному ре­ меслу и др. Отдельными предметами представлены различные стадии обработки того или иного материала, например, последовательные эта­ пы обработки рыбьей кожи, изготовления железных наконечников и т. д .

Имеются также орудия, употребляемые на различных стадиях обработ­ ки, и экземпляры готовых изделий и их полуфабрикаты .

Из более поздних приобретений Музея по нанайцам заслуживают упоминания рисунки на местную тематику, выполненные нанайским ху­ дожником Андреем Бельды, получившим высшее художественное обра­ зование. Так были значительно расширены нанайские собрания .

В меньшей степени, чем нанайские собрания, пополнялись коллек ции по другим народам Амурского бассейна и о-ва Сахалина, хотя и среди них имеются ценные поступления .

Экспонаты по морскому зверобойному промыслу и собирательству нивхов (в количестве 125 предметов) были доставлены в 1931 г. участ­ ником Дальневосточной комплексной экспедиции Академии наук СССР — Е. А. Крейновичем. От него также поступили рисунки мед­ вежьего праздника, выполненные нивхами. На них изображен весь ри­ туал древнего обычая убиения медведя .

В 1931 и в 1934 гг. собрания по амурским нивхам пополнились кол­ лекцией С. Г. Козина (предметы охотничьего и морского зверобойного промыслов, орудия труда, утварь, украшения от халатов, археологиче­ ские памятники). Интересны ковши, употребляемые нивхами на мед­ вежьем празднике. На них нанесены рисунки пиктографического харак­ тера, иллюстрирующие сцены убиения медведя. С. Г. Козиным достав­ лены также подлинные столбы, служащие опорой для поперечных балок в старинных нивхских жилищах. Столбы богато орнаментированы .

Предметы, связанные с медвежьим праздником нивхов, были собра­ ны Амуро-Сахалинской антрополого-этнографической экспедицией Ин­ ститута этнографии Академии наук СССР, работавшей в 1947 г. в райо­ нах расселения ульчей, нивхов, ороков и негидальцев. Участники ее соб­ рали значительные этнографические коллекции, а М. Г. Левин и И П. Лавров обнаружили так называемый «медвежий» амбар одного из нивхских родов. В амбаре находился набор ритуальной посуды с пиктографическими знаками, медвежьи черепа и другие атрибуты мед­ вежьего праздника. Этот инвентарь теперь находится в Музее .

Последнее поступление нивхских предметов относится к 1957 г .

Оно было подарено Музею нивхами п. Это предметы традиционной куль­ туры, в настоящее время вышедшие или выходящие из употребления,, но хранящиеся у населения как реликты старины .

Небольшие собрания ульчских предметов, которыми располагал Му­ зей до революции, в 1927 г. были пополнены большой коллекцией, соб­ ранной участниками Амурской экспедиции Н. К. Картером и С. В. Ива­ новым. Их коллекция насчитывает свыше 300 предметов и большое ко­ личество негативов. В ней хорошо представлены предметы культа, ут­ вари и орнамент этого народа .

В 1947 г. около 130 предметов по быту (одежда, орудия труда и промысловая утварь, орнамент) и главным образом культу ульчей по­ ступило от Амуро-Сахалинской экспедиции (собиратель — А. В. Смо­ ляк). Для изучения примитивных религиозных верований представляет интерес собрание ритуальной посуды, употреблявшейся прежде для «кормления» духов. Так, блюда в виде скульптурных изображений нер­ пы, косатки, камбалы предназначались для «кормления» р. Амура .

Это обеспечивало, по представлениям ульчей, удачу в рыбном и мор­ ском зверобойном промыслах; из посуды в виде изображений птиц со­ вершались жертвоприношения хозяину тайги. К той же категории пред­ метов относятся и ковши, предназначенные для медвежьего праздника ульчей .

По этнографии орочей коллекции собирались в 1929 г. участника­ ми Орочской этнографической экспедиции — И. И. Козьминским и В. А. Аврориным. Из уникальных предметов, привезенных названными исследователями, можно отметить шаманский костюм и рисунок шама­ на с изображением вселенной (какой ее представляли орочи)1 Эта!1 12 .

экспедиция засняла большое количество негативов .

Негидальские коллекции Л. Я. Штернберга были дополнены в 1935 г. его ученицей К. М. Мыльниковой и в 1947 г. участницей АмуроСахалинской экспедиции А. В. Смоляк .

Собрание айнских предметов было пополнено в 1947 г. участниками

Амуро-Сахалинской экспедиции М. Г. Левиным и И. П. Лавровым. На:

старых заброшенных мольбищах, где прежде айны устраивали медве­ жий праздник, они нашли ритуальную посуду, ритуальные стрелы и колчаны, ножи, пояса из крапивного волокна, инау и большое количе­ ство скульптурных изображений медведей из древесных корней. Фигур­ ки медведей, по заключению С. В. Иванова и М. Г. Левина, исключитель­ но интересны «с точки зрения семантики изображений» 13 .

Начало систематическим сборам этнографических коллекций по северо-восточным палеоазиатам было положено участником Второй Камчатской экспедиции (1733—1743 гг.) студентом С. П. Крашенинни­ ковым, впоследствии выдающимся русским ученым. Изучая природу и население далекой Камчатки, С. П. Крашенинников собрал для Кунст­ камеры большую коллекцию предметов быта аборигенов полуострова — ительменов и коряков, а также курильских айнов 14 .

1 Об этой коллекции ем. Ч. М. Таксами, Дар нивхов Музею антропологии и эт­ нографии,— «Сб. МАЭ», т. XXII, М.— Л., 1964 .

1 Последний предмет опубликован в кн.: В. А. Аврорин и И. И. Козьминский. .

Представления о переселении душ и путешествиях шаманов, изображенных на «кар­ те»,— «Сб. МАЭ», т. XI, М.— Л., 1949 .

1 С. В. Иванов и М. Г. Левин, Старинные культовые изображения медведей у сахалинских айнов,— «Сб. МАЭ», т. XXII. М.— Л., 1964, стр. 216. Об этой же коллек­ ции имеются сведения в статье: И. П. Лавров, Об изобразительном искусстве нивхови айнов,— «Краткие сообщения Института этнографии», вып. V, М.— Л., 1949 .

1 К сожалению, коллекция С. П. Крашенинникова, как и большинство других этнографических собраний Кунсткамеры, погибла во время пожара в 1747 г .

Чукотская одежда .

Из собрания И. Г. Вознесенского (Колл. МАЭ) Позднее, в конце XVIII — начале XIX в., собрания по этнографии народов крайнего северо-востока пополняются поступлениями из кру­ госветных путешествий. При отсутствии в те времена надлежащего уче­ та музейных экспонатов трудно установить количество таких поступле­ ний и имена непосредственных их собирателей .

Большие поступления были получены от Ф. П. Литке после круго­ светного путешествия, совершенного им на военном шлюпе «Сенявин»

в 1826—1829 гг. Пребывание шлюпа у берегов Чукотского полуострова позволило научному составу экипажа судна собрать коллекцию по бы­ ту чукчей 15. Кроме самого Ф. П. Литке коллекционированием, судя по документации отдела Сибири Музея, занимались доктор Мертенс и профессор минералогии, он же рисовальщик, Постельс. Экспедиция до­ ставила большое количество орудий охоты — стрелы, колчаны, луки, предметы рыболовства, изделия из моржового клыка и др. В этой кол­ 1 По-видимому, часть предметов была приобретена у азиатских эскимосов .

лекции интересен набор старинных стрел с костяными и каменными наконечниками, а также замшевые, богато орнаментированные колчаны .

Большой вклад в собрания Музея внес выдающийся собиратель на­ чала XIX в. И. Г. Вознесенский. Будучи простым препаратором Зооло­ гического музея, он отправился в специальную командировку в так на­ зываемую Русскую Америку для сбора зоологических, ботанических и этнографических коллекций. Его поездка длилась 10 лет (с 1839 по 1849), из которых почти четыре года (с 1845 по 1849) он посвятил сбору материалов по северо-востоку Сибири, побывал на Чукотском полуострове, Камчатке и на Курильских островах. И. Г. Вознесенский привез для Музея богатейшие этнографические коллекции по быту ко­ ренного населения Русской Америки середины XIX в., и, как отмечено М. В. Степановой, они занимают «первое место в ряду подобных собра­ ний в зарубежных музеях»16 .

Этнографические собрания И. Г. Вознесенского по северо-востоку Сибири значительно уступают его коллекциям из Русской Америки 17, но, несмотря на это, они очень ценны. Он стремился приобретать не только раритеты и курьезные вещи, а собирать вещественные памятни­ ки, даюшие представление о культуре изучаемого народа. В Музей И. Г. Вознесенским были доставлены предметы по быту приморских чукчей, коряков и ительменов, а также курильских айнов. Большинство их являются уникальными, так как относятся к началу XIX в. В кол­ лекции имеется подлинный экземпляр старинной ительменской собачь­ ей нарты (саней) со всеми приспособлениями для езды — упряжью, ко­ стяными привязями для собак и лыжами, которыми прокладывали путь .

В Музее имеются еще три экземпляра нарт подобного типа из коллек­ ции Кунсткамеры 18. Этими немногими предметами ограничиваются па­ мятники традиционной культуры ительменов, которая к концу XIX в .

была почти полностью утрачена 19 .

Из корякских сборов И. Г. Вознесенского можно отметить скульп­ туру из моржовой кости, приобретенную им у алюторских коряков .

В конце XIX в. в Музей поступила богатейшая комплексная кол­ лекция по быту чукчей (свыше 1000 предметов) от начальника Анадыр­ ской области Н. Л. Гондатти. Она включала полные комплекты муж­ ской, женской и детской одежды; средства передвижения (нарты, лыжи и др.); модели жилищ; утварь (комплект старинной деревянной и ко­ стяной посуды, лампы-жирники, обивалки и т. д.). Достаточно полно представлены предметы материального производства чукчей, связанные с оленеводством, а также орудия морского зверобойного промысла и охоты, собирательства, домашних занятий и пр. В список предметов культа входят атрибуты шамана, изображения различных духом, связки домашних «охранителей», ритуальные предметы, употреблявшиеся на обрядовых праздниках (ритуальная посуда, различные изображения и др.), предметы, связанные с похоронным обрядом, и много других. Бо­ гато отражено в коллекции искусство — оригинальная скульптура из моржового клыка. Заслуживают внимания два панциря: один из морМ. В. Степанова, И. Г. Вознесенский и этнографическое изучение Северо-За­ пада Америки,— «Известия Всесоюзного географического общества», т. LXXVI, вып. 5, 1944, стр. 277 .

1 Судя по архивным документам, собрания И. Г. Вознесенского были более мно­ гочисленны, но, к сожалению, не были своевременно зарегистрированы и попали в разряд беспаспортных коллекций .

1 В. В. Антропова Старинные камчадальские сани,— «Сб. МАЭ», т. X, М.— Л., 1949 .

1 Насколько нам известно, коллекции по быту ительменов начала XX в. в дру­ гих музеях отсутствуют .

жевой кожи, другой из железных пластинок — оба являются уникаль­ ными .

Вместе с чукотской коллекцией Н. Л. Гондатти были доставлены предметы (около 500 единиц) культуры и быта кереков, малоизученной группы коряков. Среди них уникальное собрание резной кости — скульп­ турные изображения различных животных и целых охотничьих сцен, фигурки людей и т. д. В этой же коллекции имеются одежда кереков, предметы хозяйственного назначения, культа и др .

Собраниями Н. Л. Гондатти было положено начало сборов предме­ тов быта населения р. Анадыря, известного в литературе как анадырцы и марковцы. Это потомки аборигенного населения р. Анадыря — в ос­ новном юкагиры, которые смешались с русскими и восприняли их язык .

В XIX в. они составляли локальные группы ассимилированного населе­ ния. Марковцы и анадырцы заимствовали многие элементы русской ма­ териальной и духовной культуры. Коллекция, привезенная Н. Л. Гон­ датти по быту анадырцев, отражает специфику этой смешанной груп­ пы населения. В ней представлены одежда, орудия промыслов и другие предметы. Обработка коллекций, привезенных Н. Л. Гондатти, была поручена В. Г. Богоразу, который сделал их научное описание и опуб­ ликовал в Сборнике Музея антропологии и этнографии20 .

К первому десятилетию XX в. относятся два крупных поступления

•предметов по быту приморских чукчей. Первое собрание (около 200 предметов) было доставлено в 1901 г. членом золотоискательской экспедиции А. Г. Мягковым, второе (свыше 300 предметов) — в 1910 г .

капитаном М. Я. Кожевниковым и геологом И. П. Толмачевым. В этих коллекциях имеются одежда, орудия морского зверобойного промысла и рыболовства, предметы домашнего обихода, средства передвижения и большое количество скульптуры из моржового клыка. Часть предме­ тов этих коллекций, по-видимому, приобретена у азиатских эскимосов .

В 1900—1901 гг. на крайнем северо-востоке Азии работала Северогихоокеанская экспедиция Джезупа, организованная Нью-Йоркским му­ зеем естественных наук и Петербургской академией наук. В задачу экспедиции входили всестороннее изучение народов северо-востока Си­ бири и сбор этнографических коллекций .

В числе ее участников были русские этнографы-сибиреведы — В. Г. Богораз и В. И. Иохельсон. Творческий путь обоих исследовате­ лей напоминает путь Л. Я. Штернберга. Подобно Л. Я. Штернбергу, В. Г. Богораз и В. И. Иохельсон попали в ссылку как члены «Народной воли»: первый — в Колымский край, второй — в Якутию. Как и Л. Я. Штернберг, в ссылке они впервые познакомились с «живой» эт­ нографией и вернулись оттуда специалистами-этнографами .

При организации Джезуповской экспедиции В. Г. Богоразу было поручено заняться изучением населения Анадырского края, а В. И. Иохельсону — коряками. Во время полевой работы они собрали богатей­ шие коллекции, но лишь небольшая их часть поступила (в 1905 г.) в Музей антропологии и этнографии .

Коллекция, собранная В. Г. Богоразом по быту анадырцев (около 100 предметов), превосходит собрания Н. Л. Гондатти, а коллекция В, И. Иохельсона (около 200 единиц) по корякам составляет основу всех корякских собраний музея .

Из других дореволюционных поступлений по этнографии народов крайнего северо-востока можно отметить следующие: корякский погреВ. Г. Богораз, Очерк материального быта оленных чукчей, составленный на основании коллекций Н. Л. Гондатти,— «Сб. МАЭ», т. II, СПб., 1901 .

2 Страны и народы Востока 17 Скульптура из моржового клыка и бараньего рога (Чукчи и коряки) бальный костюм, доставленный в 1910 г. А. Афанасьевым; эскимосскую скульптуру из клыка моржа — от врача Н. В. Кирилова, упоминавше­ гося выше; предметы быта коряков и ительменов и археологические па­ мятники Камчатки — от Г. А. Крамаренко .

В послереволюционные годы собрания Музея пополнились коряк­ ской коллекцией С. Н. Стебницкого. С. Н. Стебницкий — воспитанник Ленинградского университета и ученик В. Г. Богораза — прожил не­ сколько лет среди коряков, хорошо изучил их язык. В Музей он при­ вез коллекцию по быту коряков восточного побережья Камчатки — одежду, детские игрушки и другие предметы .

В 1929 г. были получены этнографические вещи по азиатским эски­ мосам (одежда, орудия промыслов, средства передвижения) от другого ученика В. Г. Богораза — А. С. Форштейна, который также прожил не­ сколько лет среди чукчей и эскимосов .

В 1933 г. краеведом Корякской культбазы Н. Н. Билибиным были подарены Музею интереснейшие экспонаты — каменные орудия, изго­ товлять которые умели в 20-х годах лишь старики коряки .

Из поступлений послевоенных лет можно назвать коллекцию И С. Гурвича (сотрудника Института этнографии), собранную им во время экспедиции в Корякский национальный округ. В ней отражена материальная культура коряков, старинные ритуальные предметы, употреблявшиеся прежде на обрядовых праздниках, и др .

К этому же времени относится приобретение богатого собрания (свыше 300 предметов) художественных изделий из моржового клыка, выполненных резчиками уэленской мастерской. В этой коллекции име­ ются гравированные клыки, мелкая скульптура (главным образом фи­ гурки животных), различные современные бытовые предметы — ручки для письма, ножи для разрезания бумаги, пудреницы, шпильки и дру­ гие вещи, украшенные гравировкой и скульптурными фигурками. Грави­ ровка на клыках отражает не только традиционные занятия чукчей и эс­ кимосов, но и культуру этих народов, их новый быт. Интересны клыки с изображением общественно-политических событий, как, например, празднование Дня Победы 9 мая 1945 г., выборы в Верховный Совет СССР и др.21. С художественной стороны эта коллекция свидетельству­ ет о возросшем мастерстве чукотских и эскимосских резчиков, нагляд­ но показывает успехи в развитии национального искусства чукчей и эскимосов за годы Советской власти .

В заключение хочется сказать, что богатейшие коллекции по этно­ графии народов Тихоокеанского побережья, хранящиеся в Музее антро­ пологии и этнографии Академии наук СССР, являются ценными науч­ ными памятниками. Они служили и продолжают служить источником для многих исследователей, занимающихся вопросами истории и этноге­ неза этих народов. Археологам музейные коллекции помогают в опре­ делении, уточнении и датировке археологических находок. Неиссякае­ мым источником музейные коллекции служат художественным органи­ зациям, которые широко используют красочный орнамент (особенно народов Амурского бассейна) в швейной, текстильной и местной про­ мышленности .

–  –  –






Похожие работы:

«Приложение к приказу МОКИ № 965 от 22 июня 2018 года МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ПО ОРГАНИЗАЦИИ УЧЕБНОГО ПРОЦЕССА ПО ПРЕДМЕТУ ФИЗИКА, АСТРОНОМИЯ В 2018-2019 УЧЕБНОМ ГОДУ I. Школьный куррикудум и Учебный план – обязательные документы при проектировании, организации и п...»

«Информация по результатам проверки предоставления мер социальной поддержки специалистам культуры Тотемского муниципального района В соответствии с распоряжением главы района от 10.08.2017г № 68 проведена внеплановая проверка предоставления мер социальной поддержки специалистам культуры, проживающим и работающим в с...»

«1 СОДЕРЖАНИЕ Пояснительная записка 4 I. 5 Объект оценивания: 6 Примерные программы выпускного экзамена 5 класса 6 Примерная программа выпускного экзамена 6 класса 7 Примерная программа выпускного экзамена 8 кл...»

«2018 СОДЕРЖАНИЕ ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 4 1.ПАСПОРТ КОНТРОЛЬНО ИЗМЕРИТЕЛЬНЫХ МАЕРИАЛОВ 5 2. ОЦЕНКА ОСВОЕНИЯ ТЕОРЕТИЧЕСКОГО И ПРАКТИЧЕСКОГО 8 КУРСА ДИСЦИПЛИНЫ ФИЗИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА: 3 КОС ДЛЯ ТЕКУЩЕЙ АТТЕСТАЦИИ 10 4.КОС ДЛЯ ПРОВЕДЕНИЯ ПРОМЕЖУТОЧНОЙ АТ...»

«Министерство культуры и архивов Иркутской области ГБУК "Иркутский областной Дом народного творчества"РЕАЛИЗАЦИЯ ДОЛГОСРОЧНОЙ ЦЕЛЕВОЙ ПРОГРАММЫ "100 МОДЕЛЬНЫХ ДОМОВ КУЛЬТУРЫ ПРИАНГАРЬЮ" Материалы областного семинара для специалистов модельных Дом...»

«УТВЕРЖДАЮ: УТВЕРЖДАЮ: Президент Всероссийской Р у к о в о д и т ь департамента самбо и спорта i овосиб] юласти Елисе ;апов ПОЛОЖЕНИЕ о проведении Всероссийского турнира по боевому самбо г. Н овосибирск, I. ОБЩИЕ ПОЛОЖНЕИЯ Всероссийский турнир...»

«2 РЕФЕРАТ Актуальность темы магистерской диссертации обусловлена ориентацией на повышение качества образования в высших учебных заведениях. Целью исследования является изучение потенциала творческих коллективов университета в формировании общекультурных компетенций.Задачи исследования: провести сравнительный анализ формирова...»

«Областное государственное автономное учреждение культуры "Томская областная универсальная научная библиотека имени Александра Сергеевича Пушкина"ГОСУДАРСТВЕННЫЕ И МУНИЦИПАЛЬНЫЕ...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.