WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

Pages:   || 2 |

«л ш ш ш р м с м ^ ордал тит и ОЩЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО 31ШШНИ ГОСШН'ТЬЙ^ИЫк тшШ]?Ш имени А,А.*1АН0ВА На враеак р:1^кошси да йЭ.Ш.б дкщов Владимир Альбертович ШЗРСЩСКИЙ ШЭТ Ш е. ФАХР ...»

-- [ Страница 1 ] --

л ш ш ш р м с м ^ ордал тит и ОЩЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО

31ШШНИ ГОСШН'ТЬЙ^ИЫк тшШ]?Ш имени А,А.*1АН0ВА

На враеак р:1^кошси

да йЭ.Ш.б

дкщов

Владимир Альбертович

ШЗРСЩСКИЙ ШЭТ Ш е. ФАХР АД-ДИН Й А И

РК

И кто ШЭМА "УШИАК-НАМЕ"

Саециальность I 0. 0 I. 0 6 « Литерат^гра народов

зарлгбежяых стран Азии и Африке

Диссертация

на соискание учтоШ стеиени кандидата

|идологических наук

Научный руководитель доктор филойогмчесюис

наук, црофессор

А.И.ьоддырев

Вдмшше суфиама на развитие духовной культурв и общественноиолитическую ашань стран мусульманского Востока велико. Б новей­ шей советской работе, шоваденной философским асиектам су{1)Ийского учения, автор, рассйштривая различные теории ироисхоадения суфизма, ариходит к выводу, что, не очрицая воздействия на с у ^ з м различных неисламских мистических шкод, более оиравданно р а с с ­ матривать его в качестве "ароизводного духовной эволюции мусуль­ ман, которая мокет быть донята лишь в свете соответсткущих идей­ ных, иолитйчесшх и содиальных условий / ~ 3 1, с.437 .

Суфизм иородил богатую литературу и доэзию, яричем особого расцвета она дос^-игла в Ираке, Без изучения суфийской литературу нельзя получить ясное представление о культурно!! жизни средневе­ кового мусульманского Востока 0. 5 4 ^. Уже шейх Абу Са^йд (967-1049) в своих нрововедях исиользовад стихи. Саерва в продоведях шейхов исдодьэовадись стихи неыистического содиржания, в которю вкладывался мистический с^^мсд. ж с дервых веков разви­ ^е тия су#18ма в сус1а1ёсхой практике дрименялась светская эротическая Д093ИЯ. Поэзия становится не(Ж}хо;1имым атрибутом суфийской ароаоведи .

Ни в Корене, ни в сунне идея любви к бо^^у не дилучила сколь­ ко-нибудь широкого развития. Ее заглушил дошаиируюцнй в мусуль­ манском вероучении мотив - смирение, докорность леред богом, "долное звучание эта идея обрела в исламском мистшщзме. Тема любви к богу, ставшая дедтральной в суфизме, с особой ошой про­ явилась в доэзии, где бог ассоциируется с возлюбленной, а доэт с влюбленным". ^ » 1, с.35-36.7. Немецкий ориенталист Г.Риттер четко указал на отличие мистической любви от мирской человечесKofi ^П52, с. 8 9 - 9 0 ^. Отличив мистической любви в том, что у нее в область любовной жизни вовлекается трансцендентный объект»

Ив-за такого отношении к абсолютном:^ объекту любовь получает т а ­ кое большое значение, что ей требуемся гос*юдство над всеми дру­ гими дупевинмв чувствами. Из-за этого происходит усиление, диф­ ференциация и очищение эротической жизни души. Таким образом любовь становится искусством души, Ш1стера которого умеют выра­ зить даже саше тонкие душевные иережинаний. Если такая религи­ озно-возвышенная и углубленная любовь иодадет на человеческий субъект, тогда возникает гибридный образ ( e b l l d e ) мистической любви к красивому человеку. И эта любовь нашла свое самое точное художественное выражение в аероидской мистической любовной а о э зии. Риттер выделяет два направления в мистической любви: одно, в котором в качестве объекта выстушет одно лишь божество, и т а ­ кое надравление, в котором в сферу мистической любви тем иди иннм образом вовлекаетсн "красивый человек**• К де^еому надравлению ученый относит Раби'у, Хал^халка» Духаммада Газал! и ^Умара шбш ^рида, а к наиболее известным представителям второго тина Джадад ад-Дбна Руми и Фахр ад-Дина 'Ирага, С проблемой вовдечення красивого человека в любовную мистику связан вопрос о " н а зар"^ - взгляде на красивые лица и его специфической формой " н а эар ила 'л-мурд"^ - созерцание отроков, С с у ^ о к о й ф)ормоЙ проб­ лемы "назар" тесно связано развитие термина "шахид"^ и^ с другой стороны, известная проблема созерцанил бога - "ру»йат аддахи** Z ^ 2, с.Э1Э^ .





^ О ароблеме "назар" смотри ^ 6 2, с.вб и с. 9 2 - 9 3 ^, ЮРД - арабское множ.ч. от амрад О термине "шахид" в персидском су^ям» омотри C.6IJ'' .

-4В суфийской иерсидской литературе разяииались теории божест­ венной любви, родоначальником которых можно считать Ахмада Г а зали (ум.иаб) и его трактат "Саваних" ("События"). Доследоватеш н Ахмада Газалк были Р^збихан Бакди (1128-1209) и Ираки (1213-12В9). Одновременно теорию любви развивали Надзш ад-Дин Куб|» (1145-1221), основатель ордена кубравийа, и его ученик Сай| ад-Дин Бахарзи (ум. 1260). Как отметил Дж.Боддик, у Руябихаиа Бакди тема любви к богу все еще затмевает тему совершенстве она дреобладает в его "'Абхар ал-*ашикин" ("Жасмин МИСТИКИ;

влюбленных"), иодчеркивая важность человеческой любви как п о с ­ вящение на суфийский иуть, дающий влюбленному дреимущество над набожным аскетом, и оииснвая различные стадии, на кото1»1Х дости­ гается ирегращение человеческой страсти в божественную любовь .

С повышением роли личности мистика соваадает иодъем великих с у ­ фийских орденов и иш1вленив дЕух их« величайших йигур, составля­ вших свои основте работы на арабском языке, но таюко иисавших нешого на ]юрсидскок: Шихаб ад-Дин Абу Хафс 'Умар ибн*Абдуллах Сухраварди (ук.1234) и Наджм ад-Дин Кубра f 5 9, c. Э б - 9 6 J '. Ьсе теоретические иостроения у дредставителей персидского учения о верных влюбленных - это страстная любовь влюбленного к божест­ венному воэлюбленаоьзу, и если у Ахмада Г'азади и Рузбихава Бакди объект любви не назван, дроявдяясь в "Саваних" у Ахмада Газали даоь в ш^которнх рассказах, в свою очередь, у Кубра вкстуоая в роли "шахид" - свидетеля божественном красоты, иуте^водителя, у Руми в роли "вали" - святого, то в иоэме Ираки "*^тшак-намв" ("Книга влюбленных") и в других его ароизведеииях объект любви назван. Вышеперечисленные авторы в большей или меньшей степени являлись представителями учения о верных влюбленных на иранское почве, но Ираки первым написал суфийскую любовную лошу, гце п о ложешш страстной мистической любви пояснялись рассказами .

-5объектом лвбаи в которых выстудад красивый человек, отрок, Ираки довел практику "назар" до крайности, применив ее специфическую (|орму -назар ила •л-мурд*. Этой хе п^мтт Д|Я1дер«ивался и пер­ сидский сус^ийский поат Аухад ад-Дии Кирмаш (yмЛ29B)^63,c.60J'', Эта еретическая^, осуждаемая как ортодоксальным исламом и уме­ ренным суфизмом, так и многими представителями крайнего суфизма, в частности йбн Араби / ^ б Ь. 0. 4 8 0 /, практика проходит через все творчество Ираки, особенно ярко выступая в его поэме и г а з е ­ лях. В вопросе любви к богу у суфиев с^^ществовали разные мнения:

умеренные суфии в лице Мухаммеда Газали считали возможшм двбить непосредственно бога без посредников 7 " 2I,c.250-бIJ'''. Кбя Араби осуждал "созерцание отроков", но выступал за любовь к жен­ щинам 15, с.4Ь0^^, считая, что созорлание женщин помогает в божественной любви / ~ 3 1, с. 1(^3-106, с.Зб^^. Ираки ха в данном вопросе вместе с Дх,Руми выступал с крайних позиций, считая кра­ сивого земного человека необходимой ступенью, прсредником в ли­ цезрении бога .

В океане оу^йских произведений обращают на себя внимание с о ­ чинения с названием "*Ишк-наме", "'Уашшк-шме", либо с другими названиями, вюшчащини слова "^ишк", "^ушшак", "^ашкк", имеющие следующие общие идейно-тематические и структурные черты:

I. 1^ульт мирской красоты, выражающийся в воспевании красивого земного возлюоленшого, обозначаемого как ма'шук, шахид, вали, саки и т. д. или конкретно: отрок, дева, либо реальное историчес­ кое лицо, герой средне- илм ближневосточный литературной тради

–  –  –

ции, причем такой возлюбленный чаще всего появляется в притчах, легеадах, iipия8aнilыx подтеергадать определеаше положения у ч е ­ ния автора,

2. Суфийская практика "назар" и ее сахециимческш! $орма " н а эар ила •л-мурд" .

3. Исаользокание терминов "ишк", "ашик", "машук" .

4» Страстная Л1боБЬ вплоть до превращения Блюблениого в в о з люблеююго, взаимосвязь и взаимозависимость 'летдз ними, причем любовь нередко выступает как самостоятельная сила, а розлюбленный нуадается во влюбленном не меньше, чем влюбленный в возяюблеш{ом. Целью влюбленного мистика является, восхищаясь земной красотой, с помощь» экстатическое! любви достичь ступени лицезренеия или слиян^ш с бох'ом .

5. Кретичность учения о любви, порш^ние шарлота, мусульманс­ ких обрядов, прославление вина, танцев, веселья, образа жизни калацдаров, дервишеЁ, противопоставляемых святошам, аскетам, лицешрыым суфиям. Ь противовес шртвенному, закостенелому шариа­ ту вносится струя и.шкомыслия, протеста, хотя борьба вольнодумст­ ва и догматизма проводится, естес^'сенно, в очень ограниченных пределах .

6. Арабские и персидские стихотворения в прозаических тракта­ тах и "вставные газели" в тексте суфийского месневи .

Исследование выявило целый ряд произведени!*, объединенных т е ­ матически и (^оршдьно, что ioзвoляeт выделить их в самостоятель­ ный жанр. Такого вида произведения, дгавно известные в иерсидс­ кой суфийской литературе, никогда не были определены на у ко!' как особая жанровая форма "ишк-наме" ("книга любви"), центральной темой которой является мистическая любовь, а наиболее ярким аредстаеителем которой был Фахр ад-Дин Ираки. К ним до названию, казалось бн, иримыкавт "Ри^да фи «л-^ишк" ( " Т р а к т а т о любви") Абу 'Али йбн Сины (980-1037) С^-Jt арвдставлящий в дейстантельаостй не сурйскую, а философскую теорию любви, опирающуюся на рйциональное знание и показывающую превосходство разумной, духовной любви над животной, низменной. ^Гченке о любви, предс­ тавленное в трактате Кбн Сины, написано ^юд вл1шнивм "Эннеад" 11лотина, переведенных в I X в. на арабский язык / " 2 9, c. I 9 j ^ .

Таким образом, м не касаемся в нашей работе этого трактата .

ы ^Заслуга paioa а том, что он впервые в персидской литературе написал суфийскую любовную поэму "^юшак-наме" в qopwe мвсневи, творчески развив танровую форву " ишк-наме" в персидской литера­ туре. iiOBMa "•/шшак-наме" стала поэтическим выражением и обобще­ нием жанровой cJoiM "йшк-наме", представленной до йраки П1эозаическимй сусрШскими трактатами, рассматривавшими персидское у ч е ­ ние о верных влюбленных, которое является отличительной чертой иранского суе[а18ма. Но заслугой поэта является и жанровое с в о е ­ образие, а именно испольэог-ан1Ю приема "вставшх газелей", п о ­ мещенных в текст месневи, написанннх тем же размером, что и мвс­ неви, - према, использовавшегося в д^яьне^шем в суфийской пер­ сидской поэме c, 3 I J ^. первым, к т о поместил газели в текст месневи в персидской литературе, был поцт Л в. ^Аййуки с его романическим дастаном "Барке и Гулшах", \h хотя йраки стал в т о ­ рим до времени персидским поэтом, инкорпорировывшим газель в текст месневи, в суфийскша любовном месневи он был первым, и, как будет пэказано ниже, он иришел к этой форме скорее всего под влиянием трактата "Саваних" Ахмада Газади. Мраки привносит в мистицизм секуляризацию, пытается "очеловечить", сделать более земной мистическую любовь. Через все творчество поэта проходят темы аоведения беспутного дезрвиша, вина, возвелкченш!, особенно

-8в касыдах, личности шейхе. Как видно т жития Ираки f f e l, c. 4 6 уникального т ценности документа, - oaw аоэт постоянно дридерймвался ирактики "назар ила «л-ь^урд" .

Творчество if^KH в советской науке аочти не изучалось, о ели не считать одубликоканную 60 лет назад статью Бертельса об о д ­ ной легенде из поэт "Ушшак-наме" f4, C.432-44QJ'' и статью в книге Б.ИсматоЕа, досвященную дантвистическим тенденциям в о с ­ новном в гачелях доэта /1:3.с.Ш-211Т7, " r. e. в отечественном востоковедении в изучения творчества Ираки имеется иробел. О нем нет уаоминашш даже в таком капитальном учебнике, каким я в ­ ляется "Литература Востока в средние века" С^У* ^^дадннмн иранистами вделано немного больше в дяаве общей характеристики творчества доэта, объяснения особенностей его су^^йсшх взглядов, хотя и там не доявилось сдециальной работы, обстоятельно и в с е ­ сторонне исследующей его творчество. Такая возможность появилась после ои^бл^:ковашш иранским ученым Саидом Иафиси "Куллията" Ираки, в который вошли все известные его произведения, а иростренное предисловие Иафиси является на сегодняши: J день самым значительным вюшдом в изучение жизни и творчества доэта fiBI, с, 3-45J'' .

Творчество Ираки ххредстанлрвт интерес, ибо в какой-то с т е п е ­ ни является итогом развития "ИШКОЙОГО течения" в персидском с у ­ физме с X I до jffi в. - времени, когда на старее персидские у ч е ­ ния 0 любви стали наслаиваться теории о единобытки и coeepieHном человеке .

ибн Араби. Ираки, большая часть творчества которо­ го не подвержена влиянию теорий Ибн Араби ( I I 6 6 - I 2 4 0 ), представ­ ляет интерес еще и иотоыу, что он уже в преклонном возрасте в о с ­ принял новую систему и синтезировал старое персидское учение о верных влюбленных с учением Ибн лраби в своем "Ламаат". Отдедьт& газели и строфические нроЕзввдения цоэта содержат указания на иекоторне додожения теории единобктия, но в до»»© "Уишакнаш", также н&Нйсаиной в анатолийский период жизни аоэта, нет заметных влияний этого учения .

Таким образом, творчес!*© Ирака, его поэма ••Ушшак-наме" указнва!» на принадлежность поэта ко второму - Э1«статическому, е р е ­ тическому напраалешш мистической любви - через красивого чело­ века. Для постижения суфийской литературы и, в частности, с у ^ й ской ;юэ9ии не&Зходимо заниматься течениями в суфизме, в том числе течением мистической любви, к которому принадлежали Дж .

Руми и Иракй и которое носит ярко вы|)аженный еретический харак­ тер. Не случайно Ирлки остановююя в Конье, ставшей оппозицией как ортодоксии, так и умеренному суфизму и центром мистической поэзии. ^10зунгй любьш поэтов можно рассматривать как (|орлу оппозициомности и дитерс^турного непоявления раскола внутри суфвзш .

Целью диссертационной работы является показать ^.раки - наи­ более видного Афвдставителя жанровой форш "ишк-наме" в 11врсидской су|^ской литературе как в контексте всего его поэтическо­ го творчества (за исключением прозаического трактата "Лымаат", кото|»»й а работе не рассматривается), так и зарождение этой жанровой ( :р « Ы 8 персидской суфш!ской литературе .

| |5 о Для классического 11ерсадского языка в работе использована транскрипция, применяемая для транскрибирования классическА1Х арабских текстов, ла-йе хавваэ в гласном исходе обозначается как " е ", а гласное о ж ё маджхул не выделяются, обозначаясь как гласные м а ' руф - у и и. Для современного персидского языка и с ­ пользуется транскрипция, принятая в "А1врсидско-русском словаре" Ю.А.]?убинчика. арабские цитаты, фразы и названия сочинений

- 10 трйнскрибнрушся ш общепринятым ш советской арабистике прави­ лам, Г'ричеи арабские аставки, встречающиеся в персидском проза­ ическом и поэтическом текстах в переводе, подчеркнуты, транс­ крипции даются имеш восточных авторов, когда они встречаются в нашем тексте впервые, а также названия восточных сочинений, тер*пйов ш цитат, в шсдедую44их случаях диакритические знака опускаем .

Г^1АМ БКРВАЯ "ИСТОРИЯ ШШШ'М ШЖ й ТЬОРЧШТВА С'ААР М ' д а Ш ИРАКИ" В Ш-7Ж вв, к уровне интвл;;вктуального суфизма нха теоретичесшш борьба межд^' учением о едзнобытии к1айнего суфия йбн Араби и уй!ервкной кощепцией ортодоксального суфия и богослова Мухамыада Газали, закончившаяся в Иране победой учения Ибн Ара­ би. Таким обрезом, у 1^ттера были все основания заявить, что с трактата "Лама ^ ет" ("Блистания") Ираки нячинается новое влияние на любовную теорию - вдияние теософия Ибн Араби, однообразный поток которой скоро затопит и последний остров самостоятельшэго мистического мышления ^ ( 5 2, с. % ^. А.БаузаШ следуюврам образом охарактеризовап иранский суфизм ко В|^мени монгольского вторже­ ния " 4 7, с. 5 4 5 ^. В то время два суфийских тариката имели преобладащев йд!5янив в Иране: кубравийа на востоке и сухравердийа на западе, а характерю?» чертой суфизма этого периода было более глубокое изучение т филосо«1Ского и георетического аспекта д о к т ­ рины, что частично имело место благодаря влиянию ИВн Араби, чьим учеником на востоке бал Садр ад-Дин Кунави ( у м. 1 2 7 4 ) и ученик Кунави Ираки. Экстатический суфизм, по словам исследователя, п о ­ степенно трансформировался в ирфан (гносис) и все более проникал в персидскую лирическую поэзию, которая почти вся в это время была ю д сильным

- IIдшишем суфизма. Но параллельно с этим эзотерическим уровнем раедространилась "драктйческая* форма суфизма, ведущими дредставителями которого бшш О'арид ад-Дин 'ЛттарСубит в 1 2 2 1 ) и о о з д неа Дж.Руми, основатель знаменитого тариката маулавийа, в кото­ ром особое значение дриддвалось мистическим танцам .

йраки являлся дриверяенцем еретического надравленил в суфийской любовной доээии, и недаром досле длительных дутвшествий он ревйи остановиться в Конье, бывшей в то время центром суфийского инако­ мыслия .

Почему же именно Малая Азия с ее культурным центров 1Соньвй дривлехда Ираки ? Конечно, Ираки не мог не знать о тоы, что именно из Коньи исходила дродоведь величайшего дерсидс]ого мис­ тика Дж.Руми. Как отмечал Б.А.Гордлевски]^, треволнения, нарушив­ шие Е Средней Азии шрное течение жизни, л;,огнали и ученых к двору Сель^хжукйдов Рума; они шли седа охотно, так как в Малой Азии сияли светочи богословия, с одной стороны, и мистики - с другой. Коиья дотянула к себе из Хорезма и Наджм ад-Дина Кубра и Наджм ад-Ди^ш Рази. Благодаря Дж.Руми и Садр ад-Ди11у Кунави столица Седьджукидов в Х в, превратилась в центр духовного дроШ свещения. поскольку из Коньи шла мистическая дродоведь Дж.Руми, города Сельджукидов сторонг.л^сь от нее, а ортодоксальное с у н ­ нитское учение доддер)швалооь ревштелями правоверия в Кайсери У, 0. 2 0 1 ^ ' '. Давно Малая Азия была очагом ересей c.2ШJГ, а К0Ш1Я была центром мистического пантеизма ^ 9, 0, 2 0 9 ^. В Малой Азии жили и христиане, и дервиши, к дредстаЕктели других верований, {Мусульманские стои в Малой Азии б1аи сл^^бы, а а н ­ тисуннитская дродагацда всегда находила жи^о11 отклик у населе­ ния, у огузов, у туземцев, мусульман и христиан {рд, с.213^, Ян Рипка также указывал, что дисатели и ученые убегали от монголов, чтобы найти убежище в менее пострадавших местах. Вот

- 12 почему ДжЛ^ми вынужден был иояпиться в Сельджуедяской Конье, Са'да в Ширазе, Амир ^ с р а у и йраки в Индии ^ 4 7, c. 5 5 5 j r .

3,CaiJa, Б свою очередь, иодтввркдивт, что Кояья, бнЕшая столицей Сельдяукидов Малой Азии, из-за монгольского вторжения стала цен­ тром сосредоточения ученш. и суфкев, а в то время, когда Дж.Ру­ ми стшх руководителем, в этом городе жили такие деятели как Садр ад-Дин Кунави, Лраки, iuapa^ ад-Дйн Маусили, шейх Са'вд Фирганй и Иаджм ад-Дин Дайе был там некоторое время 7^8, C. 4 5 2 J ' ' .

Е.^,Бвртедьс, указав, что в тяжелое вреш! монгольского нашествия суфийские поэты не умолкли, отглетил, что их аудиторш; - шссн остались, ибо можно уничт(жить династию, но нельзя уничтожить народ. ••Суф1Йскому поэту, - иродоляает исследователь, - было для кого писать, более того, эта &.асса теперь в нем нуячалась еде больше, ибо она была разорена, истерзана Й измучена и хотелг^ у с ­ лышать какое-то слово утешения. Суфийски'! поэт гонорил слушате­ лям о любви к ближнему, учил их сплотиться, аризывал к взаимной поддержке, на место звериного индивидуалиэ}4а, сохранения жизни ставил обто интересы ^f"4, c,b3jj^, йракк примкнул к кругу Лж.Руми, хотя не являлся, очевидно, из самых близких и пылких его последователей и тоьарищеЁ, ибо поселялся в Дукате и об их отношениях нет CBeiieHi'i-i в житии п о ­ эта, хотя они имеются в некоторых других источниках. Ираки сбли­ жает с Руми воспевание человека, его чувств, земной человеческой красоты .

Согласно зштию, «храки не был связан каким-то одним тарккатом .

Прожив 25 дет в 11ултане у шейха Баха» ад-Дша ;^кариййа Мулта*ш, ученилса ишхаб ад-Дина Абу.(а^са Сухравардм н основателя ордена с^^хравадайа в Индии, затем посетив Мекку и Уедину, придя в Ма­ лую Азию в 1лон1.ю м примкнув к ордену ;/ч1улавийа, одно:ре&;внно

- 13 слушая тштш Садр ад-Дша Кушви и на1шсав "iafe^^ Q T " как комсыотря на все это, Ираки ДОСБЯТИЛ себя {диетическому "лицеярению отроков", ио^ши, тнт, тащам, веселью, за что его доридади и в Индии, и а Егиате, т в Дамаске. А начался дуть в мистику ддя Ираки от встречи с rpyimo калаядаров в родном городе лаыадан, когда в 17 лет он отД1)аиш1ся ьслед за шши, дор^жендмй красотой юного калавдара из их числа; ьстреч^^ с ним деревериула ысю его жизнь. Таким стразом, восдев&кие веселья, доклояение земной кра­ соте, безнравственное доведение калавдаров, вино и дорицание ритуалов ислама умеренного сус^изма проходило через гворчество доэта, невзирая на его занятия с различными шейхами. liO словам Дж.Болдйха, учитывая дод'ьем дерсидской суфийской доазии, необхо­ димо иметь в виду сущесгаов^-гше безнрьЕственных (свободолюбивых) тенденций, дредставленнкх fe основном 4^^гурой каладдара, c x p t i H C T вущего противоречащего законам (a»tia©mtsii ) дервиша. "Ие с л у ­ чайно, что именно это1^ доэзии следовг-до впервые расцвести глав­ ным образом ш северо-востоке Ирана, родине нбу Иаяеда Бисташ Сум.Ь73), ведущей фигу^и школы "омьянеиш" в суфизме, а район центральаоазиатсЕих племенных влияний оказался местшб рйсдространви.чя практики созбрцания человйческой красотыc.IiajT .

Так, в Индии, судя до вещему, дод влшнкем Баха ад-/чйна в теорчестве доэта доявклись тема восхваления личности шейха, одлть свя-занная с созер^1аш*ем его дулОВНоГ; красоа-н, где шейх, возьюжно, выступал божестеенний возлюбленный, досреднак на пути к богу. Там же, судя до житию, стали появляться, и касыдн, аос1-ящвкные «улт&нс^шм шейкам, с КОТО^УШ.Ш Ир1^кй был дружен, и щ:шь в 'гр^дхтате "Ламаэт* заметно влияние теории "вахдат ал~вуджуд" йбн Арабм. В осчальма дроизведениях эта теория не заметна .

- 14 в том шел© и в поем© "Уашак-наме''. Да это учение и не могло полностью иовдш^ть на тиарчество !.ОЗТЙ: ведь он Ахрибкл в Конью, &огда ему было под 6С, т. е. больдая часть его промяведеннй: все каснды, йногие газели и кыты^ уже были написаге; м не ь'.оглй мсантать влияние лекций САРР ад-Дина, котор*^е поэт слушал в В.онье по трактатам Шн Драби. Дредставлкется, что эЕсзальтйровйякой натуре *факи, всю жмчнь »шсвяТ1Шшего лкмЗви к отрохшм, гораздо больше подходлви трактаты о дасТйческоЛ дйбви, в первую очередь %ааашх" лхвда Газали, "Абхар ал~аш1гшн" Х-'узбихана Бакли, "Рйсале дар 'ицп:'*("Доелиние о любви") САШ, ад-Дина Бахарзй, в о з ­ можно, трактаты ААДТ ад-Дина 1Субрй. поэтому странно, что Поме­ тов вмдйх во всем творчестве поэтз, особенно в л-д-челях, 11антеистическую ТЕОАТ^Т Ибк Арвбь, даже учитывая т о, что учение о пропикло Б Q•L\ЯЙQ^:Y% персвдокую аоэзию раньше появле­ единобытиЕ ния закоичещшго учешш Ибн Араби. Не отрицая яекоторгх черт учения о едашобытяи в творчеотве Ираки, мы -цсе ЖЕ утверадаем, что шенно а1!К5овь к человеческой красоте, "более старая, свободная и бвспорядо''шая мысль персидского учения " РейоП й'шюге "-^ ^^9, с.10и_/, жичнь 1шландаров, вино в суфиКском смысле, в о с ­ певание экстатического состояния мистического злюбленного, жаж­ да встречи с божвст8е11Мым возлюбленным - осно&ные черты в т э о р а»атого ("Преданные в любви" или "верные влюбленные")

- Т'^|»шн, употребляемой заАВДнкми учеными для обознаЧч«5нил учения о мистической любви, получившего распрострг-шение в иракском с у г^изие с Ш в., осо1}внноотью которого является любовь к земной красоте как необходимой ступени, для посг^ящвшш в ботественную л-обовь и лицезрении божественной красоты. А.рабско-иерсидские эквиваленты этох^о термина: 'ашикйн. 'утшек, мухиббун, арбаб ал-хав1Г .

- 15 чвствв и в лирике ш э т а, Любоштно, что шейх Баха ад-Дин вынуж­ ден был освободить Ираки из уединения и смириться с тем, что газели ноэта распевали в питейных домах гуляки, ноняв, что лю­ бовь составляет суть натура Ираки, хотя, как известно, в тарикате сухравардийа пение, пляски и т. д. не П]жмвнялись .

Сведения об Ираки разбросаны по многим западным и иранским работам, но нет обстоятельного м о н о г р а ф 1 Ч е с к о г о исследования жизни и деятельности повта. Образцы лирики Ираки еще в начале прошлого века были переведены И.ламмером Ъ6, c.2;^-28JГ. Ру­ кописи "Дивана** и поэмы "^^шшак-наме" были описаш Ч.Рьй ^ 6 1, №,593-Э4, 594аА.ыШренгером ^ 0, с. 440-41J ^ и другими евро­ пейскими учёныш. JUOiJмmшш о поэте м находим у В.Р.Розана, ы которой обнь1ружил часть "Дивана" Ираки в р.укописи Л 317, лист 92"-1ЭЬ 1нститута восточных языков (шше ;хО УШАН СССР) и дал два образчика его лирики ^^*66, с.203-206J7. В.Р.Роэен характе­ ризует поэзию Ираки как эротическую, "не испытывающую недостат­ ка в изяществе и элегантности, очаровыващую нас своим сладким и гар^^оничннм многословием" ^&6, 0. 2 0 3 - 2 0 4. /. Имеющаяся в руко­ писи часть "Дивана" состоит из одной касыды в честь Мухаммеда, отрывков других касыд, газелей, в т ш числе на арабском языке .

Имеется также муламма'' и руба'и .

Г.Зге в своем обстоятельном очерке "Новоперсидская литература" Ъ4Л^ совсем не много места уделяет йгахр ад-Дину Ираки, указы­ вая, что его поэма "^шшак-наме" и трактат "Дамаат", представляющий смешение прозы и стихов, воспевают мистическую любовь С, 299^^, Автор кратко излагает биогр44(^нв Ираки, отмечает влияние произведения "Фусус ал-хикам" *1бн Араби на "Ламаат" и 1хервчислят 5 известных комментариев на этот трактат. А.Е.Крымский в с в о ­ ей "Историк иерсии, ее литературы и дервишеской теософии" отме­ чал влиянке шейха Садр ад-Дина Кунави на Ираки. Содержание лекций Садр ад-Дииа до "Фусус ал-хикам" дервиш Ираки доатически внраяил в "Блистаниях" - ароизведении, художественно излагавшем суфийские теории и имевшем большой усдех у доследующих иоколеиий. Среди комментариев на "Ламаат" наиболее известен коммента­ рий Джами ^ 2 0, Q.B^J .

Во втором тома "Литературной истории Персии", вышедшем в I96 г., Э.Браун также доказывает влияние "Фусус ал-хикам" йбн Араби на замечательный труд Ираки "Лаыаат" /f"45, c.6X)J^. В другой книге Браун относит Ираки, Аухад ад-Дина, Магрибй и Д)юм2 к дерсидским ученикам Шн Араби, известным своим радикальным иантеизмом ^ 4 6, с. 3 3 1 ^. Исследователь отмечает, что среди арозанческих работ Джамн имеется комментарий на "Ламаат" Ираки, и з ­ вестный как "Аши*ат ал^1ама * 5т" ("Лучи "^листаний"), с о с т а в ­ ленный в bi6/I4JI г, ^ 4 6, c. 5 I 2 j ^. На основании данных из "Нафахат ал-уно" джами Браун дрлводит более додробную биографию доэта и деревод иервых страниц "Ламаат" до конца дервой главы (дам^а) на английский язык ^ 4 6, c. I 2 4 - I 3 9 j r. Браун додчеркивает, что из его сочинений дочти долностью мистического и эротического харак­ тера мало дли ничего нельзя узнать о собнти1Х ех*о личной жизни, а сам Ираки - типичный кадандар, небрежный к своей редутацин к 8НДЯЩИЙ в кавдом арекрасном лице или предмета отражение, как в зеркале, вечной красоты. Его газели имеют эротический характер ^ 4 6, с. 1 2 4 ^. Исследователь отмечает пристрастие поэта к кра­ сивым лицам, дению и танцам, уделяя особое внимание пребываниюИраки в 1йултане у шейха Баха ад-Дина Лакариййа и в Конье у шей­ ха Садр ад-Дина Кунави. Ь качестве образца др..водятся касыды, г а ­ зели и таруо^жибанд с дереводом на ангдийский язык, поэма "Ушшакнаме" лишь упоминается, до мнению Брауна, книга "Ламаат" разде­ лена на '*b глав с оответстви!. с количеством букв арабского алфйвиуа. она написана а ирозв и содержит много иерсидсю!Х и араб­ ских стихов (7*46, с. 132-33JГ .

йоэма кахр ад-дина ьраки "^'ашак-наме'* нриалекла внимание Е.Э .

Бергедьса, иосвятившего в г, сдециальнзгю статью одной из л е гв1Щ этой моэмы / " 4, c. 4 3 2 - 4 4 0 J ^. В моэме йраки имеется рад л е гевд о мистиках, дричем виервые на легенды в иоэме обратил вни­ мание Е.Э.Бертельс, разобрав легенду о зеленщике, достигшем с а ­ на шейха, и царсюй дочери, приведя ее текст и иеревод. Бертельс характеризует поэму как "бурную и пламенную песнь о любви, рысдадающуюся на десять глав и содержащую весьма своеобразные и ин­ тересные легенды" ^ 4, c.433JГ. ПОРЫВИСТОСТЬ изложения иногда о т ­ ражается на художественной отделке, но тем не менее в общем п о э ­ ма крайне изяiitнa и заслуживает серьезного внимания, которого она доныне не удостоилась f 4, с.433-434JГ• Немецкий иранист Г.Риттер подчеркивает важность описаний мис­ тической любви у праки, "так как мы благодаря обширной биографии Ираки очень много знаем о мистической любовной жизни автора" po2, c•95JГ. С "^амаат" Ираки начинает действовать новое влия­ ние на дй)бовную теорию - влияние теосо^ми Ибн Араби, под влияни­ ем которой находится рь^зличные комментарии к "^амаат" ^ 6 2, c. 9 6 J Г Касаясь поэмы "./шшак-наме", исследователь указывает, что она написана в месиеви и х'азелях и содержит, кроме теоретических частей, рассказы, их иллюстрирующие ^По2, с. 9 9 ^ .

Большой вклад в из.учение творчества Ираки внес английский востоковед я.ярберри, впервые опубликовавшим анонимное житие шейха Ираки и его сокращенный перевод на английские язык, а так­ же критический текст шэмы "/шшак-наме" с полным п о э т и ч е с 1 ш м п е рводом на анх'лийский язык * 4 1 ^. Ьо введении Арберри дает х а ­ рактеристику "^шшак-наме", а затем кратко излагает биографию

-16 аоэта на основе дошедшего до нас его яития. Специфической о с о оенностью доэмн является а*1ешенив месневи и газели и иснольяование того «е размера как в месневи, так и в газелях f 4 I, c. I X, аримечание 2 ^. Арберри характеризует "Ушшак-наме" как трактат в 1 0 частях о божественной любви с мистико-философскиш рассуж­ дениями. KOTopie иллюстрируются и оживляются короткими рассказа­ ми о знаменитых мистиках и других лицах, дометенными после мис­ тических месневи. Он считает доэ^у самым ранним сохранившимся стихотЕорньм трактатом на тему божественной любви, установившим арием, которому следовали различные писатели на дерсидском и турецаом языках, особенно знаменитый сатирик.^бейд ^Закани (умъ I 3 7 I ), От Риттера доэма долучида эпитет прелестной ( r e i a v o l l e ) Ираки пишет с некоторым скрытым юмором, ароявлящем себя особен­ но в мейозисе (литоте) f"4X, c.XjT» Арберри считает» что "нигде в поэме paKH не достигает внсот чистой лирики, достигнутых в некотор]х его наиболее известных стихотворениях; тем не менее он всегда пишет с легкостью и иногда с риторикой, характерной для него" ^ 4 1, c.A-AlJ^ .

дозднее в свое!'^ "1иасскчвскоЙ иерсидской литературе" / f * 4 2 ^ Арберри не добавляет никаких новых сведений об Ираки« ссылаясь на вышеупомянутую работу. Он кратко дересказнвает житие Ираки, а затем в качестве образца приводит в переводе рассказ о Мухаммаде ал-Газали (I58/59-II1I) из доэмы "^юшак-наме" f 4 2, о .

263-272j^ .

Следующим шагом в изучешш творчества поэта явилась статья иранского филолога 'А6Д ал-Хосейна Нава» и в двух номерах жур­ нала "ьадгар", дркчем вторая часть статьи осталась нам недоступ­ ной. Б дерной части статьи C^lJ ученый сообщает о шлт. аоэта в Хамадане, затем о его путешествии в Индию с группой каландаров

- 19 и обучении в К!ултане у шейха Баха ад-Дкна Закариййа, Додчеркивается, что Ираки бнл очень талантливым и к 17 годам выучил на­ изусть Коран и ириобрел известность как знаток исламских наук, таких, как фикх, та^сиры, хадисы. ио мнению исследователя, о т ­ важную шсль Ираки не могла удовлетворить хамаданская среда и еще до того, как караван каладдаров достиг Хамадана, в Ираки произошел переворот, а красота одного из кала11даров смерда о с ­ татки сомнений в сердце поэта / ^ 7, сББ-бЭ^"^. Иеааи справедли­ во считает, что все знания и литература того времени были иод влиянием мистических мыслей, ибо для людей чувства и отрасти взамен монгольского вторжения, жизненных трудностей, убийств и грабежей убежищем могли быть лишь мистические мысли, любовь к богу, вечный и абсолютный бог, котор^Р есть начало совершенства и красоты, связь с проявлениями божественной природы - только ато могло занять собой увядшую мысль беспомощных '^Л, с.бэу, Иеваи рассматривает проблему любви к богу у мистиков, поскольку мистик, влюбленный в бога, влюблен и во все проявления его т в о ­ рений, которые образец его совериенства А знак красоты, а отсю­ да любовь к красавцам - способ проверки су{^ия и путь его восхож­ дения к истишому бытию ^ 7, 0.60-61^^. Еенщ^ша же никогда не была предметом мистической любви, ибо любовь к женщине считали материальной, а мистик никогда не шел услед за чувством, но п о ­ клонялся совершенной красоте, получаемой через зрительное в о с др^^ятие. Суфии, по мнению ученого, в выборе этой любви попали под влияние взглядов греков, считовтих образцом к^жсотн и изяь^ества мужс^;ую красоту Ахюллона, термин "шахид" у суфиев являет­ ся символом для возлюбленного, обозначая красивого юношу, чья красота является очевидцем, свидетелем могущества величайшего бога 4^Ъ7, c.бIJ''• Любовь для мистика - это прекращение связей со всеми матвриадьшши делами, со всеми предметами, которые с т а новятся цричиной отвлечения мысли и разделения чувств суфия и дрепятствуют ему достичь вечного бытия ^ ^ 7. 0. 6 2 ^ ' '. Сначала мистик рвет все свои нриеязанности, затем забывает свою ивдивидуальность (шахсийат) и эгоизм (мавамани) и доводит себя по л е с т ­ нице любви к субстанщш истины, КОТО|ЙЯ является истиншм с о в е р ­ шенством. У мистиков тот, кто не становится влюбленным, ничего не ДОНЯЛ в шре ^7, с.62^ .

Бее это близко к дроблеме "назар", на которую впервые обра­ тил внимание Риттер "62, с,92-93, c. 8 6 J ^. Эта тема нашла отра­ жение 6 0 всем творчестве 11раки, в первую очередь в поэме "Уншкнаме" и газелях. Нвваи указывает, что в су^йском учении важно повиновение старейшине ордеш (пир, шейх), неповиновение - приз­ нак богохульства, начинающий мистик сам должен вручить себя с т а р ­ цу, который поведет его по пути мистического знания и любви к богу "В7, c.64JГ, В творчестве Ираки важное место занимает пок­ лонение н преданность стардам, о чем свидетельствуют его касыды, посвященные шейху Баха ад-Дину.'акариЁйа и другим его су^йским наставникам .

Важным вкладом в изучении биографии Ираки явились три статьи индийского ученого И.дхуЁа, опубликованные в трех номерах журна­ ла "Исламская культура". Ь статье "Ранние годы жизни шейха « р а ки" " 3 8 J ^ рассматривается пребывание поэта в Хамадане щилоть до его отъезда из города вслед за группой калакда1Х)в. Исследо­ ватель подчеркивает, что поэт принадлежал к семье суфиев, имев­ шей положвШ1е и престиж, а его предки были известны своем у ч е ­ ностью м знаниями. Ахуйа пересказывает рассказ из жития о благо­ приятном сновидении у отца Ираки примерно за месяц до рождения поэта, в котором 'АЛИ предсказал Ираки всемирную извест­ ность. 11раки был талантлив, к тому же обладал приятным голосом .

- 21 цришдвжая «итвдвй Хамадана свошв чтением Корана. Ираки в течение нескольких дет обучался сразу в нескольких известных медресе различным наукам, став сведущим в естественных науках, религии и в сравнительно молодом воз^вств заняв место дреаодавателя .

Ахуйа свраведдиш отбрасывает как недостоверную легецду о тс»а, что Ираки бнл учеником Шихаб ад-^1ина Сухраварди (ум. 1 2 3 4 ), к о т о pifi якобы за дерзость отдравил шзэта на иеревосдитание в Мултан к |юйху Баха ад~Дйну Закариййа. /ченый придеряЕИвается общеприня­ той версии о приходе Ираш в limm в погоне за юношей-каландаром .

Б статье "Ираки в Индии" " 3 9 j r рассматривается длительное ;^-лвтнее пребывание поэта у шейха Баха ад-Дина Закариййа. ЖнзнеМшоание поэта пряводилось европейсхими учеными, в частности Брауном и Арберри, но не столь подробно, как индийским ученнм .

Итак, группа калаздарое остановилась в Уултане у шеМха Баха а д Дина, затем отправилась в Дели и в Сомнет. Ио пути поднялся ура­ ган, рассеявший группу, а Ираки возвратился к шейху в Мултан .

Согласно легенде, Баха ад-Дин для духовных занятий направил ^ipaхи к Баба Камаду Д|шнди,и там же был Шио ад-Дин ТаИризи (исчез 1247). Шейх Баха ад-Дин ЗакарМйа был последователем шейха Шихаб ад-Дина Сухраварди, а согласно установкайз последнего, ученики должны были заниматься священным чтением и божественным раэшшлвиием и не позволять себе развлечений. Ираки же СОЧИ»1ЙЛ газели о любви и нине, пел их громким голосом, его газели быстро распрост­ ранялись й среде простых людей и исполнялись на базарах, в тавер­ нах 1юд аккошанемент музыка,*ьных инструментов " 3 9, с. 6 1 _ ^. Но шейх прсэдал своего любимца, женил его на своей дочери, от к о т о ­ рой у Ираки родился сын Кабир ад-Дин. Иекоторые СТИХЕ..раки про­ ливают свет на события, связанные с его иребнванием в султане .

ААеред смертью Баха ад-у^ин назначил Ираки своим преемником, но это

- 22 назначение было дротивно другим ученикам шейха. ОНИ «ожаловались иравителю города на т о, что Йраки не вышлняет ааловеде! шейха »3акарй^!йа, а за12маетоя шэзивй и находится в компании красав­ цев. Не дожидаясь гонений со стороны султана, йраки навсегда дростился с Мултаном .

В третьей статье "^Аутешестаия шейха Ираки и его цребыеание в Малой Азии " 4 * } / мaлiiгaeтcя дальнейшая жизнь Ираки вплоть до его олерти. iripaки с некоторыми товарищами прибыл в Адан, где встрзчсаая с почетом и был назначен шейхом шейхов. Затем поэт отправляется в хаджж к 1Са^бе. Ь Мекке Ираки сочиняет две касыды, вошедшие в его "Диван**..^тем отправляется в Медину и там также сочиняет касыды с выражешем горнчеМ веди и почтения пророку .

После эхого путь Ираки дегшт в Ьшлую лзию, х^де он встречает шей­ ха Садр ад-Длпа Кунави и посещает его лекции по "Фусус ал-хикам" и "ФyтJxlГт ал-маккийа"("Мекканские откровения") выдающегося мисшт Ибн Араби. под влиянием лекций по "Фусус ад-хика^]" Ираки составил "йамаат", е котором отражена сама сущность "Фусус" .

Среди последователей ^1раки был э ж р ЙШЛОЙ АЗИИ 1ау*ин ад-Дин парванеСубйт в 1277), А*остроившмй для Ираки обитель ж Дукате .

В разных источниках сообщается о встречах Ираки с красавцами:

так, в !Лалой Азии Ираки был влюблен в ласана Каввадя / ~ 4 0, с .

2ба-270у, с которым участвовал в мистических радениях. Ахуйа приводит из источников различные рассказы об Иракй, в частносаи рассказ об исчезновении и поисках йраки, рассказ о АПЬЯНОМ бродя­ г е, посетившем йраки, и о добром, человеческом отношении к нему поэта, рассказ о купце ^(ьадже.1айн ад-Дйнв,хАринесшвм Ираки в п о ­ дарок деньги,и об отказе Ираки принять их ввиду т о г о, что шейх знал, что эти деньги нушш куЩ1У для увеличения его богатства с. 2 7 1 - 2 7 3 ^. Ио колесо судьбы повернулось против покровиJ Ирака Муин ад-Дяна, он в ]10слвднйй раз аришел попрощаться ' OШ с йракм и затем исчез нансегда. Исследователем приводится и з ­ вестный рассказ о встрече раки с Сахиб-диваном Хаджой ^АТ адД1ком/.18У8ай1ш (убит 1284), кото.рому поэт посвятил '•J'Шшaк-нaмв•• ^40, с. 274-76JГ, iieдoбlXжeлaтвди сообщили монголам, что все свои богатства иараане передал Ираки, поэту грозила опасность и лишь благодаря Джувайни ему удалось вовремя бежать. Ио прика­ зу иош'ольского Ельхнна Абака (правил 1265-62) Иаркане был убит в 1277 г. Досле смерти Иарнане Ираки оставил Малую Азию. Ахуйа называет (Юэму "Ушшак-наме" великим шедевром /^*40, с. 2 7 6 ^ .

Творчеству Ираки удалено место к в работе Риттера "Океан любни" 'ЬЬ, с. 4 & 2 - Ь 6 О с о б е н н о плодотворным источником для этих взгл.1Д0Е ^человеческая любовь^ является ";1иван" Фахр нддина Ираки. Это третий из трех шехо8, которых считал нукш^м з а ­ щитить.^жами (см.выше с.475: это Ахмад л'азали, Аухад ад-Дин Кирмани, Ира1ш; критиковал их Шихаб ад-Дин /*бу Хафс Люр Сухраварди^, который 0],азал иШмсу Табрйчи:"Чвм ты занимаешься?" "Я с о ­ зерцаю луну в бассейне", - ответил йамс. На что шейх Шихаб а д Дии 7 в тексте: иамс ад-Дин - |№ная опечатка ! _ 7 сказал:"По­ чему ты не созерцаешь его на небе, если у тебя нет фурункула на шее?" ( по случаю обвинения их в шахцдбази.Ь биографии йракщ рассказывается только о его скромных любовных 11ореживаниях и о его повышенном дульте красоты, однако, его религиозные убеадения внстудают отчетльво в его стихотворениях. Далее на с.462-83 приводится пересказ ;«^1-тия Ираки с библиографическими сснлкамя без указания на Арберри. Указывается, что "Диван" Ираки начинает­ ся с касыдн, в которое ясно выступают ^хантелстические идеи:"Ты ^ осуздает шахадбазй в своем сочинении " *Авари(1 ал-ма * ариф" Шихаб ад-Дин Абу Хафс Умар Сухраварад (ум. 1234)f65,с.474,497показал таой свет в одедде того шт шюго/ Ты возгласил в миро каун м шкан,^ Риттер арпаодйт примеры на пантеистические в н с казывапш! а "Дивше" Ираки f 5, c.4e3-i4j^, подчеркивая, э той чишхе, ^ 0 "у Ираки ряпом с такими строчками, и которых он odpaцпитш к богу й фидосо($стЕует о его явлени-ьх Б земной красоте, имеется мпосо др.,гих, Е которых без нсякого сойнвнил Ираки обранретсй к ыаль^1ику иш ^^онорит о нем".^ Далее, тема шифШт у п о ­ эта 15, с. 4 В Б ^ и тема кала11дарВшт"С5, с«4В7_/ .

Наибольшим &ю«адом в изучение творчества Ираки является предйШАОВпе иранского ученого Са ' }да Иафиси в подготовленном им ".^уллштс'* поэта " 8 1, c, 3 - 4 5 j r, Бпервне в науке иранскому фило­ логу удалась на осиивапш критической o^tTm. 18 рукописей с о ­ брать все произведения Ираки, нюшчая обнаруяеиный им слошрь суфийских терминов, oocтaвдeHiiый либо самим поэтом, либо каким-то его СОЙ, еменником. Самой старой основой mmm о поэте является его аитие, помненное составителем перед его *V.HaaHON!" и написан­ ное в конце 7 - начале с - г о в. х. О.гшфиси на основе разлйчшх и с ­ точников устанавливает полное имя поэта, место его роадения к д а ­ ты «изнй и Д€)яте;пдНОсти. Он заюшчивт, что полное имя поэта axp ад-Дйн Ибрахим ибн Бузургмихр ибя 'лбд ал-Гафр[р Дяавадики Хамадаки по прозвищу 'Ираки, рад.шся в деревне Кумдаан в о к ­ рестностях Аамадана в Й1Ц/1213 г., а умер в возрасте 78 лунных лет в 6Ш/Х233 г. ч Дамаске. С.Иафиси обращается к (шиболеэ и з вестним средневековнм антологиям, содержащим сведения об И|Й1КИ, ^ В "Куллняте", подготовленном С.На^си, данная касыда отсутствует .

примеры из "Дивана", в частности бейт с тахадлусом:"Ираки не может прожить на свете ни одного глгновения без твоих г у б, о ш л ь чик" см. Ы, c.2_7 .

- 26 - дрййодм! ИЗ аих дрос'грашше щтаты, додууно кошвнтируя их .

Додробно рассматриааюхсй редние годы низни Ираки, затем его дреоыааше в Иддии и отношения с шейхом Баха ад-Дином ;ЗакариЙйа, wooo ваимадие уделено отношениям мезаду Ираки и дравителем b a jiiM. %Bmi iyHH ад-^ном Дареаие .

Отмечается, что ысю жизнь Ираки исдоведовал "назар ила *пму^щ": так, в 1 ^ л й Азии ато 6т. ласан \1вшшъ Ы, |ао с. 9,132/, в Бгиите - мальчик из семьи садожников Ы, в Сирииc»9,14j^, сын »шра Сирии c. I 4 j ^. С.Нас^си также считает недостовер­ ным рассказ, дриводи&шй Даудатшахом, o отношениях между Шихаа ьд-А^в^ном Сухравырди и Ираки, так как во время смерти Сухраварди Ирами HjtiO 22 года и в то время, когда Сухраващи жид в Багдаде, Ираки ымл h 1^ултане, Конье, Египте и Дамаске. С.Нафиси считает бесдочвенндм рассказ Даулатшаха о связи Ираки с учеником кузнеца и од от.райке иоатн для оч^гщедия к Баха ад-пДину ^Закариййа. д о с кольку праки она у Б^ха ад-Дина до самоё его смерти, т. е. до o6/l7 г., и дрожил там 25 дет, - значит, он дрисоединился к нему в b 4 i / i 2 4 3 - 4 4 г г., и дата рождения «раки - 610/1213 г., а не 69/I2I2 г., как считал Арберри "til, с. 1 8 ^. Ираки досвятил шейху Баха ад-Дину 3 касыды и таркиббавд с одлакиванием умерше­ го шейха, C.iia^HCH критикует даулатшаха, утверадавшего, что Ба­ ха ад-Дин досле того, как **раки стал дознавшим, снова отдавил его к Cyxpыiaapдi, так как Сухраварди умер в 632/1234, а Ираки вст^дил ы круг муридо» Баха ад-^шна лишь в 64I/i;43-44 lil, Исследователь отмечает многочисленные ошибки, неточнос­ оЛЬу, ти, дроизйольные добавления в различных теэкире доэтов и истори­ ческих c4jiHeHHHX. иднако. не вызывает сомнешш, что у Ираки был сын Кабйр ад-Дин, которого Ираки » кнтъа на с. IU2 "Дивана" называет "куррат ал-*айн Ш й р ", умерший в Дамаске в 7/I3r., т. е. через 12 лет иосле смерти отца .

- 26 Отме'гим» что в некоторых местах своего предисловия С.На^щси сам себе противоречит: так, на с.22 он пишет, что Ираки в 6 2 7 / 1230 отп»завидся a i Хамадака Й Индию и че1зея 2Б лет, т. е. г 6 5 2 / 12Ы возвратился оттуда, но на с, 17-18 иредисловия иаиисано, чуо Ираки в 641/1243-44 дрисоедкняется к шейху За1сариййа и п о ­ кидает Мултан через 25 дет сразу же после смерти шойха в 6 6 6 / 1267 г .

С.Нафиси укйзквает, что шейх Абу-л-Каскм Казаруни в книге "Суллам ас-самават^С "Лестница на небеса") сообщает, что в Конье Ираки общался с Дж.Руми и шейхом Садр ед-Дииом Кунави и все время пил вино любви в хирке аскетизма и благочестия и в чалме достоинства и фетвы, и бнл влюблен в красоту настолько, что поч­ ти безумный от любРм поселился т базаре саДоюшкоЕ Сбазар~Е каф|ашан) и смирился с упреками .

Стих Этот пьяный бес^^ечный влюбленный, который ни на мгноиение не освобождался от любви, с йолитыепным ковриком на плече и с четками в руке д.'улял, привязанный к улш^е любви .

Любовь - это вечная жизнь, да не будет низ ни без любви. *'61. c. I O, / .

М& раз во время К1;зни Ираки в Малой Азии, особенно в Конье, он ашл много отпои1ений с Дк.Руми ^61, с. 2 4 ^, J К.Юара, переаедшвА'о па ^рпнцузский язык "1^анакиб ад-*ара#йн ва мир»ат а д ааши^" ("йязнеописаниА познавших и зеркшю открывающих") Арлада л^лаки ( y i ^. I J b C ), в первом томе его двухтомного перевода есть У1сазанис па то, что **раки и другие шейхи однажды говорили о поведении и 1лчах Дж.х^^ми c. 2 4 j r.

С.Иа^иси приводит о т piUOK из л ^ к и об отношениях Дж.Руми и ^^раки 'Ы, c.25J^:

- 27 Шейх Махмуд 1кДАДкар 1^ссказад, что однаадн в священном медресе было великое радение и шейх 1?ахр ад-Дин Ираки, из мистиков эаохи, в тот час был в акстазе, власяница и джуба удали, в е р ­ телся и кричал. Кажется, гДаулана радел в другом углу, а за Й1ауланой дрисматривали врач со всеми учешми. ААосле этого Уаулана дроявил благосклонность к Ираки и сказал: "Если госдодин и с ­ тинный, то шейх Ираки, начиная с этого времени, будет видеть дриятине сны". Сказал, что если до дричине этой клятвы он уснет, то в конце концов он станет предметом шлостивого внимания. С его разрешения Муин ад-Дин дарване дригдасил Ираки в Дукат, д о ­ строил для него нысокую обитель, он стал шейхом обители. И п о ­ стоянно шейх «.ахр ад-Дин дрисутсвовад на радениях в медресе и постоянно говорил о величии Ыаулаиы и вздыхал и го1^орил:"Его никто не донял как надлежит, и пришел в ш р странником и ушел странником, а, дридг» в мир, однажды доказал нам лицо и так быст­ ро вышел, что не знаем, что он был" .

Действительно, в житии нааисано, что lv.yKH ад-Дин Дарване д о ­ строил для него в Дукате подворье, а после смерти Руми Ироки постоянно ходил в его медресе и громко сожалел о его смерти c.25j^ .

Ъ1, С.Нафиси отмечает тесные отношения нещду Садр ад-Дином КунаИ, учеником Ибн лраби, и Ираки, и считает, что обще.финятое мнение о том, что Ираки написал "Ламаат" под влхтянием лекций по "Фусус" Ибн Араби неверно. Ь действительности поэт написал свой трактат но образцу известной книги "Саваних (1и ма*ани-ливк" ("Откровения в значениях любви") нх^лада Газали, а "Ламаат" написаны Ираки во время учебы у Садр ад-Дина, т. е. до 1274 г, Ученый останавливается на отношениях между Ираки и Дарване, который с 1250 до 1277 г, был фактическим аратштелем малоаэийской сельджукской державы, а в 1277 г. был убит Абака-хаяом ао додозрешш в связях с егииетскими мамлюками. Источники сообща­ ют о рас*1оложвник 11ар8ане к суфийским ученым Ъ1, с.2Э^Г. Далее рассматриваются отношения Ираки и Шамс ад-Дина Джувайни, знаме­ нитого Сахиб-дивана, вазира Абака-хана, затем вазира Султана Ахмада Такудара (1282-84) и убитого ио доносу в начале царствоваиия Аргун-хана (1284-91) в 1284 г. Ы, с. З О /. Ио мнению На^ои, иоэма Йраки "Ушшак-наме", или "Дах-наме" досвящена Джу­ вайни. 13!десь м вновь встречаем иротиворечия у С.Шфиси: так, ы отпишет, что встреча Ираки с Джувайни ироизошда до 680/12Ы г .

и до этой встречи йраки жил в Надой Азии в окрестностях Коньи в Дукате, а иосле встречи с Джувайни отправился в Египет / П Б 1, с.ЗО^'', написав "Ушшак-наме" в 680/1281 г. во время приезда Джувайни в Малую Азию " 8 1, с. 3 1 ^, а на следующей странице ука­ зывает, что йраки ^ пределах 676/1276 - 676/1277 г г. покинул Малую Азию и отправился в Египет, а оттуда в Сирию с.32^ .

Последнее положение более правдоподобно, ибо в житии Ираки и во многих других источниках сообщается, что Ираки покинул Ма­ лую Азию вскоре после гибели эмира Ашрване, которая случилась в 1277 г. ^'Ы, cЛlJ .

Касаясь поэш "Уашак-наме", исследователь подчеркивает, что Ираки взял за основу любовное месневи и поместил внутрь месневн газели и что дынный прием впоследствии широко испольщовался с у ­ фийскими поэтами, в том числе Аухади Мараге]* (ум. 1338) в "Дахнаме- (наа.в 1306 г. ), ''Убайдоа Закани в " ^тшак-н1мв"(над.в 1350 г. ), Ибн 'Имадом Ширазй (ум. 1397-96) в "Раудат ал-мухиббин" ("Сад влюбленных"), или "Дах-намв"(нац. в 1392 г. ), ^Имад а д Дином «акихом Кирмаин (ум. 1371-72) в "Дах-намв"(нап.до 1364 г. ) Г^1# c.ЗI-32J''. Б действительности же первым персоязнчным п о э fon, домвотивишм гоэвдь BHyTfsi текста месневи, аравда, ие суфий­ ского, а роуьнического, был аоэт иервой аоловинн X I в. Айюки, но его иоэма "Варка и Гульшах" не разделена строго на десять глав и не относится к жанровой с|ормв "Дах-наме", как ее оароделяет в своей статье Т.Х'андЕви с, 59-67JT" .

Согласно С.Нафиси, иодготовленннй им текст содержит все а р о нвведения аоэта в стихах и лрозе на аерсидском языке, дощедщие до нас, и несколько кнтъа на арабском языке, которые алохо с о х ­ ранились. Затем дается оаисаше 18 рукоаисей, исаользованных для аодготовки издания "Куллията". В аорядхе следования стихов соблю­ дена рифма согласно алфавиту, учитывая даже буквы до рави и р е дяфа, а там, где аоаадались два стиховворення с одинаковой риф­ ме^, соблюдена первая буква первой месры t l, c. 3 7 j r. С.Нафиси указывает на многочисленные разночтения в рукописях, которые он не вносил в текст, чтобы не увеличивать объем книги, поскольку, ао его мнению, единили читателей будут обращаться к этим разно­ c.37jr .

чтениям ~ Ы, поэтому, строго говоря, издание В а ^ с и нельзя считать критическим. Издатель говорит о трудностях с о с ­ тавления "Куллията" Ираки, вызванных ош1бками переписчиков ^81, c.37J^ .

Высоко оценивает исследователь раскрытие любовной темы в с т и ­ хотворениях поэта:"Я не знаю персидского поэта, который в объяс­ нении любви (хоть аллегорической, хоть истинной) был бы в ТакоЙ степени смелым (далир), бесстрашным (бибак), дерзким (биаарва) и возвышенным (болацдпарваз), как Ираки. Даже в литературе на других языках не было заметно такой возвышенности в объяснении любви. Зто любовное безумие, об объяснении которого он пишет во всех своих стихах, до предела ясно и очевидно. Лнаменитне ^iepсидские исаоведывающие любовь ( ашеЬпише), явдящнеся выдающишся составителями любовных дастанон, такие как Са*да и Ха^и?,

- 30 uo ясности речи и высоте одисания не достигают йраки. Кго вин­ ные стихи, которых, конечно,.меньше, чем любовных, имеют очень высокий уровень и надоминают шедевры Анакреона - знаменитого древнегреческого доэта и Абу Нуваса - знаменитого арабского д о эта и Ибн ал-^арида - великого егидетского доэта f B I, с. 3 8 ^, "Текст "Ламааст", - додчеркивает Нависи, - я сдециально д о местия в этом издании, так как это - один из шедевров (шахкар) церсидокой дрозы. Как сам йраки разъясняет во введении к тракта­ ту, эту маленькую возбуждающую (шурангиз) книжку он надисал до манере "Ас-Саваних (^Ш маанж-л-ишк" Ахмада Газали, и действитель­ но, др8Г0й шедевр, равшй этому, - дроизведение Абу-л-Футуха хйзали" Ъ1, поскольку до этого "Ламаат" не издавался Q,3Q_J .

до достоверной р.у1юдиси, необходимо было сделать эту работу Следующим образом iiacpicn характеризует творчество ш э т а ;

"i^xp ад-Дин Ираки » лийотоЖ возбуждающей (шурангиз) газели один из ведиш1Х на дерсщском языке, и у него очень приятное (шарн) и плавное (раван) и воябуждащее |;адость (тарабангиз) объяснение любви, что ставит его в ряд с великими авторами .

вз.условио, он был более искусен в газели, а затем в та|даибанде и рубай, чем щ друг1Х видах поэзии, а затем в касыде и в последнюю очередь в месмеви. Поэтому его месневи хуже (дасттар) других видов его доэзии. Всегда в газели его считали бесспорным мастером, а некоторое из его гапнлеЬ были хорошо известны, и нею)то|й*е доэтн на его газели дисали мухаммасы" Ъ1, c.4Ijr 0.78-79 касыды на "Кудлията" ясно, что Ираки имел брата, лакаб которого Шамс ад-Дин и который остался на его родине в.Кумдхане f b i, c.42j .

Очень важной дредставляется мысль С.Нафиси о суф!йских проявявдвшшх, а именно то» что в Оольшхьчствв из них есть проблекш» на согласующиеся о внешней стороной шариата и мнениями н е ­ которых из знатоков шариата, и иногда случается разглашение тайн (шрдедар^), которое ота суфии теркоинологически называют "шатхййат'Ч экстатические изречения, излияния вод давлением нах­ лынувшего чувства, "отклонения", "блущания"). Поэтому некоторые етараДЁСЬ истолковать такие слова суфиев иносказательно и с этой целью нааисали на их речи кошйвятарик " 8 1, c. 3 9 J ^ .

Ь конце своего предисловия СЫафнси в противовес Абд ал-Хусейну Иеваи доказывает, что имя собственное "Ираки" является поэтическим тахаллусом ш э т а, а не н г о тлант, как считает Неваи 781, с.44-4бу .

В статье "Место рождения ®ахр ад-Дииа йраки" У^Л^ иранский ученый Ибрахим Иурхан Азад уточняет цредшдокения СИафиеи о месте рождения, поэта. Это Кумидкан (Кумджан) из уезда Бефс в окрестноотнх нынешнего Эрака, прежде считавшегося частью Хамадана, сам же район назывался ддам .

Мало внимания уделено творчеству Ираки в "Истории персидской дите^втурн" итальянского ученого А. Ь а у " ' ^ 4, с.434-3б^ .

Упоминается трактат "Яамаат", на который Джами нашсад коммеитав нескольких дреддожениях излагается биография поэта, отме­ чается, что в "Диване" ноэта бстсествеыная любовь представле1Ш в и ме­ 1зиде мирской, а стихотворения его в высше!^ стевенд плавны лодичны, навоминая в некоторнх местах самого Руми, но б е з е г о оригинальности и С Л выражения. Ио мнению Бауяанц мистические ИЫ теории Ираки тевдециозно шнтеистичны и, кроме "Дивана" и "Ламав***, их можно найти также в юаме "^^шшак-наме". ^твм в качестве ор1швра приводится одна из самых знамештых газелей "Дивана" Ираки, в которой есть намек на первороаденное вино и божественлюбовь, сотворившую лшр Ы, сЛ^^иу^ .

Всего несколько предложений посвящено Ираки в русском перево­ де »*1стории персидской и таджикской литературы" Яна 1^1ПКй Г 2 7 .

с.246-46, 4 0 5 С о ссылкой на Риттера сообщается, что 1раки, Ахмад Гаэали и Аухад-ад-^Шн Кирмани (ум. 1298) принадлежали к той группе су^мев, которая почитала небесную красоту в эемиой .

"Диван" йракй и его "Утшак-ныме" характеризуются теми же эротичвско-мистическкми мотивами, что и поэзия 1^ми. Расск5атрквая с у ­ фийских поэтов - современников Саади, делается ненерный вывод, что суфийская медитация и шютически!; экстаз яв;жются пр^13наком общего упадка эпохи и говорят лишь о стремлении бежать от т р е ­ волнений реальной жизни / ^ " 2 7. с. 2 4 6 ^. Более точным представля­ ется вышеизложенное мнение Абд ал-Хусейна Неваи о том, что п о ­ эты в то тревожное время монгольского намествия и неустойчивос­ ти жизни не имели возможности прямо излагать свои мысли и при­ бегали к суфийской символике, еыражая земные чувства суфийским языком Ы, c.59J^ .

Нмйного места уделено Ираки и в последней издании "Истории иранской литерг^туры" Яна Ришш ^57, c.254-55J'', Ираки был п о ­ этом, полностью погруженным в экстаз, чей дух жаждал более вы­ сокого гностического знания. Глуооко потрясенный лвкцItями Садр ад-Дина Кунави на "уусус ал-хикам" Ибн лраби, он написал важ­ нейшую свою рзботу - трактат "Ламаат", небольшой по объему, но глубокий и воистину поэтический, составленный в прозе с поме­ щенными в нее арабскими и персидскими стихами. Поэма "Ушшакнаме" характеризуется как очг^ровательная .

В разделе "Поэты и писатели позднесельджукского и монгольс­ кого периодов" "Кембриджской истории Ирана" Ян Рипка останавлк

–  –  –

ййком Саади, но в отличие от него он был глубошм теософистом .

Шт знаний и соособность к любви были дошнирующшш черташ! его хар^^ктера, оостывлившими вою его иизнь, Волед за дерескаэон жития воэта указывается т мистико-эротические мотивы, орониэыващие "Дйван" и шэму и достигающие вершины экстаза в газелях "Диваш" .

П сравнению со стихотворениши,!1ж,?уми стихотворения Ираки изящ­ о нее до фэр^е .

Итальянский иранист А.М.Пьемонтезе в первом томе своей "Исторяи шрсйдской литература" в основном повторяет об Ираки сказанное Баузаш, подчеркивая глубину мысли и искусноть "jiaMaaT", ш с т и к о эротическое содв|жанме "Ушшак-наме" 160, с. 152-53J^, Пьемонтезе более подробно объясняет содераание знаменитой газели Ираки "В1, c.I90j^, в которой звучит эсхатологический.SOTHB Корана о договор бога с лвдьет, заюшченном в первобытше времена; в газели б о ­ жественная любовь становится виночерпием и создает мир, наливая вино богу, т. е. любимому; бог заключил договор с человеком, заме­ шанном на вине, в то время, когда люди и он отпивали сладкий нашток из кубка. Ученый видит в газели идею предназначения шэтов для наслаждения любовью и вином .

О тюрчестве Ираки сообщается в первой и второй частях третье­ го тома "Историк жтературл в Иране" ^Забихуллаха Сафа y%Jf, Ь первой части со ссылкой на А(|лакй говорится о принад­ y^S»

лежности Ираки к окружению Дй.Руми Т 8, с. 4 7 1 ^. Достаточно под­ робное жизнеописание поэта и характеристика его творчества да1Е№ся а основном на основании исследования С.Нафиси 778, с. 5 6 7 - 8 4 ^, П|шводится рассказ из жития поэта о приезде в Хамадан гру шщ кала1щиров, среди KOTOjfaiX был красивый мальчик, и любовь к которо­ му объяоаяет переход Ирака из состояния вдохновенной речи - кал

- 34 экстамческое состояние - хая. По мнению З.Сас^, такие же прийЗ1@нядм жизнь всех великих шейхов суфизма - Сенаи, Аттара, 2^7Б, с. 5 7 2 J T. В поэме "У'шшак-наме" размер как в газелях, faR и в месневи один и тот же, а именно ха#ф ма|^б|в максур и 2,а#ф му^бун махэуф, т. е. размер "Сада истин" Сенаи. В каждой й 10 глав, во нведекии и в конце поэмы поэт рассматривает часть Э т разделов мистшш. По мнению Са|а, в газелях, таркиб;дХ и тарджнах поэта страсть смешивается то с размышлением о мистнчесшх знаниях и истинах, то с беспрецедентными художественными отасатмт из жизни суфиев ©.577^. Что касается месневи и ка­ сыд, продолжает исследователь, - то они большей частью "и?л©ют вид поиска И Т Н и ляшенн иыразительности и изящности его г а з е ­ СИ Ы лей, тем более, что их шстер в газели всегда был признан знато­ ками поэзии" УВ, c.577j^ .

Во второй части третьего тома c. I I 9 6 - 9 8 j ^ характериауетсй трактат "Ламаат".

tmm книги - повествование о любви в т о ч ­ ном юютйческом смысле, а также единство и наслоение разлиЧяш:

соотоЕний любви, влюбленного и возлюбленного. З.Сафа высоко оценивает шстерстао поэта в данном трактате, отмечая, ^ о про­ за Ирки в трактате находится на таком же уровне по !фасоте и изяществу, как и его выразительные и волнущие стихи: лаконич­ ные, простые, изящные, красивые, содержательные и проникновен­ ные y% c,II97^ .

Творчеству Ираки также уделено место в монографии И.С.Бра­ гинского '(^J' Й.С.Брагинский, относя Ираки к младшим совре­ менникам двух ведающихся суфсйских поэтов (имеются в виду Баб!

А^ад ( У М. Ш 5 ) и ^Ьар ^аййам (ок.1040-1132), указывает, что его многочисленные газели к шэма "Ушшак-1шмв" посвящены э к с т а ­ тическому восвиваыаю миатико-пантейстической любви. Однако, по

- 35 " его мнению, и Ираки, ш крайний пантеист im&m Кирмани одновремвйно быдй к нсд|ввнымй панегиристаш " 6, c. 4 1 j ^, В др:^гом месче автор подчеркивает, что суфийская поэзия, поднявшая т е ш пан­ теизма и обличения произвола, кроме менее выдащихся поэтов Баба Афзаля, Ираки, Аухад ад-Дина Кнрмашз, Лухади 1аарагвй, выд­ винула такого знаменитого дидактика и лирика, как ДжалаД ад-Джн В статье "Подлинность "Ушшак-наме" Ираки " 4 3 J T Дж .

Болдик с т а ­ вит шя сомнение авторство Hparai в поэме "Ушшак-наме". В начале статьи Болдик дает краткую характеристику поэмы, основанную на исследоввнйях Г.Риттера ^2^, А,Арбврри "41, с П - Х Х П J, С.Наси "81, 0.3-45^^, Первый аргушпт против ПОДЛИННОСТИ "Ушшакнаме" учешй 8и,ДйТ в высказывании Блоша, который, внося в ката­ лог копию "Дивана" Ираки ( Sata3.og»s s ^ B ^ s s ^ t s рвтеапз й© l a Bibliothegu® m t i o m l e, v o l, 3, a a » i « # l t o,. •lt'B ^ • ^^^шел заметKS перевисчика рукописи, сооб!№1Щую» что последний слышал рассказ о шэте 'АТЙ'Й, не имевшем успеха в торговле холстом на базаре Дуката и поэтому ушедшем в мечеть этого города и составившем ты­ сячу проредственных уееневи, «шторые он приписал Ираки и которые поэт КЗ дружбы к АТ8Й ПОЗВОЛИЛ ВКЛЮЧИТЬ в СВОЁ "Диван". Болдик указывает на недостаток достоверных списков Х1У в. шэмы и о т с у т ­ ствие уиоиинанкя о поэме в анонимном житии И|щки, включенном в его "Куллйят". Заметим, однако, что больше нигде не зафиксирова­ но рассказов о составлении поэш Атаи и о приписываний ее Ираки, а а житии поэта отсутствует перечисление всех его произведений, болдик приходит к выводу, что поэма посвящена Шамс ад-Дияу Джувайнй, а не Са'д ад-Дину (арвил I2^1304), как предполагал Apee ^^РРи "41, c.69j''^ и поэтому считает датой смерти поэта 1289 г., Q не 1309 г., как это зафиксировано у Даулат-шаха, БОЛДЙК подробно рассматривает деятельность покровителя йраки 1(уия ад-Дица шрване, пылкого последователя Руми "43, с,71^^, Парване был 0рошен в тюрмлу по подозрению в связях с египетскими мам­ люками и убит 2 августа 1277 г., а некоторое время спустя Шамс ад-Дин был послан в ^iaлyю Азию Ъ1, с. 5 9 ^ и одной из его задач было конфисковать имущество йарване. Болдик отмечает, что фикир были предстайителями оппозиции моотольскому правлению, а ы Ирьки принадлежал к кругу, руководитель которого упрекал Пар­ ване за помощь монголам " 4 3, с. 7 3 ^. "КШогие члены этого круга,

- продолжает иссдедовьтедь, - были беженцами из стран, онустошенйых вторгшимися армиями" "43, с, 7 3 ^. Исходя из этого, Болдик заключает, что Ирака не мог посвятить свой труд Джувайни - с а ­ мому известному сотруднику монгольских оккупантов. Атаи же человек базара, ушедший в мечеть, а не в обитель, мог посвятить саою шэму Джувайни, ибо посетители мечетей отличались от с у рйских факироЁ, противостоявших монгольс;Ому правлению " 4 3, Этот аргумент Боддика не кажется убедительным, ибо нет вескях свидетельств того, что шенио в обителях, а не в мечетях свонцентрировались силы сощютивлешл монго.'шм. Почитателем Дж.Руми и Ираки был Парване, также сотрудничавший о монголами, и оба поэта не только терпели эмира, но и были с ним в самых близких отношениях. Великий персидский поэт Саади вряд ш вос­ торгавшийся монго^шми, воспевает в своих касыдах Сахиб-дивана Г*27, 0. 2 4 0 - 4 1 ^, который был к тому же его покровителем. Мож­ но предположить, что великие поэты понимали, что своей деятель­ ностью как Парване, так и Джувайни смягчали как могли монгольс­ ких Завоевателей и именно благодаря им в Малой Азии и в нокотодругих местах было спокойнее и там смогли найти убежище *^ногие поэты и ученые, бежавшие от монголов, была сохране11а иралская культура .

ТрйТйй аргумент Волдика ~ 8то т о, что Йраки была водностью ча/»дс идея шнегирмка светскому правителю: он посвящал свои касыдп духоы1Шй руководителям иди другим суфиям, Болдик в этом о т ­ ношении сраашшает Ираки с Руми, который ни одной своей работы не пoeвят^4л ара жителю ^^лш шлнтину, но только своим ближайшим друэьяк*! / ^ 4 3, o. 7 4 J ^. Из этого выводится маловероятность т о г о, что шэт был автором длинной главы с восхнал(1Ш{ЭМ давайни в "Ушишк-на^-ее". Но вряд ли из этого можно делать вывод, что поэт вообще ШКО«у из светских правителей не мог ПОСЕЯТИТЬ произвенам мало известно об отношениях поэта с Сахиб-диваком,но мшег хорошо известно, что Джувайни благосклонно относился к суфиям ж своей деятельностью смягчал монгольские сритязания .

Следующдз'! а1Д'умент Болдика против авторства *храки - это в о с ­ хваление а водной части поэмы четыхзех пракедных хали4ов, а шии­ ты, как известно, не признают первых трех хайисХов, Болдик указы­ вает на пренебрежительную антишяитскую полемику в этой части поэмы "81, 0.327 /, б»4896-903_7' в то вреш, как Ираки происходил из района, где шиизм был особенно сильным, ссылается на житие п о э ­ та, согласно коэторому отец поэта во сне видит Али, предсказавше­ го еелкчйв его сыну *81, о.48^^, и на отсутствие просуннитских или антишиитских чувств в 'Диване" и "Ламаат** Ираки. 11астаБиик же поэта Садр ад-Дин Кунави был другом влиятельного шиитского Са'д ад-Д1на ламуйн (ум. 1252) ^ 4 3, c.74-75JГ, Далее шюшт Болдйк пишет: "У Атаи - другоИ случай: легко вообразить человека базара, который решает жить в мечети, б^^дучи фанатичным сунни­ том. Это хорошо соглисует(мк о поддерккой таких политиков, как Ш м ад-Дкн Джувайк.^ и его брат 'Ала* ад-Дйн, которые оправды­ ас вали монгольское вторжение как необходимое для защиты ортодок­ сального йслаш от атак шиитских экстремистов" 4/74З, c,75J?', Обратимся к известной статье "Кубравийа *еежду суннизмом и шшзщт в восьмом и девятом веках хдгщрн" ^французского ученого и»иоя^ n ) 8 j 7. йсследоватедь замечает, что к моменту ш е т о я ь с кого завоевания Персия в большинстве своем - сункитсшя Ъв»

Q,g5jr, а в 1 в. х. ша^изм преобладает в персидском Ираке c.eaj^, т. е. той местности, откуда пролсходит Ираки. Здесь ge высказывается мысль, что подчинение власти мош'олов было в известной мере менее серьезно для шиитов, чем для суннитов ЪВ, С. 6 9 /. В.А.Гордлевский указывал, что в Малой Азии устои прэоверия подрывались проникавшшш под маркой ислама религиоз­ н м теченйшли, дервишско-шйитствущей пропагаадой, суфиями и ыи сеййдамй ^ 9, C.203-24J7', После падения Сельджукщов Ш1шты, за С 1 0 которых скрывались всегда антимусульманские движения, ШНЙ загнанные исламом вглубь, подняли в Малой Азаж голову, Монгодьекое нашествие открило им дорогу в Ь.алую Азию к сунниты были ьтт смущены /Ч, с. 2 1 3 ^. А в таком случае Ираки, будучи шиитом, как утверждает Волдик, должен был бы быть доволен монголами, а не выступать против них и их пособников, таких, как Джувайни и Парване. 1йОле подчеркивает, что проалйдские симаати:! заметны у основателя ордена кубравийа ibm ад-Дина Кубра а более сильны S его учеников fbS, c. 7 Q j r ; согласно традиций, Кубра был ша^шC. 7 I J ' ', а отрывки из его трудов ушзывают, что Кубра тош был суннитом Ъи, с. 7 3 - 7 4 ^. Б первом поколении учеников Кубра суннизм кажется доминирующим и проблема ставится только Са'д ад-ДйНом 1амуйа, которым согласно Иурал»-^аху ШуетарЕ вроде бк был шиитом AIOQ» c. 7 4 j r, "Исповедуя внешне шфкктский ш^умб ^амуйа мог поддерживать шиитские доктрины. *^тец и сын Хамуйи были Шйфиитами" 5 8, с. 7 5 у. Делаетет «ывод, что доктрина Хаиуйи не является ощеделенно шиитокой ЪВ, o,7Bj^, Таким о б ­ разом, нет основашй утверждать, что Хамуйа, друг Садр ад-Дина

- 39

–  –  –

аокмштияш Ky6a, м имеем 0Т1фнтый ш термимый сун­ ы аятотт низм у Сймлани, суннизм, смешанный с экстремистскшли шиитскими идеями тарика, у Хамадани, открытый шиизм Нурбахша (1333-1465) 7^8, C. I 3 7 J ' ', Таким образом, влияние лнкуйи, ученика Кубра, через Сьдр ад-Дигш Кунави ка paKH, даже воли оно имело место, не могло привести поэта к отрицанию четырех праведных халифов, а как раз их восхаланеие в поэме ншлае закономерно. К тому же офипдадьно Сельдкукиды балл сунниты и соблюдали предшсания в е ­ ры РЗ, c,I99jr .

Падо учесть еще, что какой бы независимый хараквер не имел поэт, он не мог не считаться с существующими реальностями и полностью вь'ражать свои взгляды. Поэтому он мог соблюсти Зюрму и как посвятить свою поэму ДжуваГни, так и вкдачить в нее глав­ ку с восхвалением праведных халифов. Так, даже Руми, подобно Газади, старается некоторые основные проблемы cyclai^CKoro y4siaa осммслмть согэг.сно теорий ортодоксального ислама, не противо­ поставляя себя ортодоксии, а при трактовке мо^шльно-этических проблем огшраясь именно на догма ортодоксального ислама II, с. 1 1 2 ^, Добавим, что ни в дошедшизсс до нас сведениях об йраки, ни в его твурчестве нет укас;аний на его ироаладские или просунHHTioie спмштш!. К ортодоксальному суннизму, так не, нак и к Уыер«иаому суфизму Мухаш^ада ал-^азали, ^1раки, судя хотя бы ш Двгендам в поэме "^'шшк-наме** и газелям, относился отрщательно .

- 40 не обяяатзльно полностью его отрицал, так что появление во введении яоэ^ш главы с восхвалением четырех праведных халифов вполне объяснимо: ведь если поэт не был фанатичным суннитом и относился с симпатией к шиитам, то это еще не значит, что он был шиитом. Труднее предстайить дружбу, о котором говорит Бол­ дик, меаду шитом Ираки и фанатичным суннитом Атаи, ради кото­ рой Ираки якобы позволил дтаи включить в свой "Ливан" поэму "Ушшак-наме" под именем Ираки "43, c. 6 8 J ^ .

Пятый аргумент исследователя - слабость стиля месневи по оравиению с его лирическими стихотворениями и "Ламаат". Болдик видит Л поэме неуклюжести а рифмах, являющиеся грубыми ошибка­ ' ми, критикует Арберри и Пафиси за высо. ую оценку художественных достоинств поэмы. Ь данном случае мнение Болдика резко расходит­ ся со шение!^ ряда воследователей, которые, призшеая его лири­ ческие стихотворения более совершенными, тем не менее высоко оценивали и поэму. Так, Арберри отг^етил, что в поэме Ираки воехда пишет с легкостью, иногда с риторикой, характерной для него "41, c. J i. I J ^, того же мнения придерживался Рлттер " 4 1, c.XJ7', Бертельс считал, что порывистость изложения иногда отхзьшаетоя на художественной отделке, но тем не менее в общем поэма крайне изящна /*^*» c.434J^, Ахуйа назвал поэму великим шедевром " 4 0, 0.276^'', искусность месневи признавал О.Иафиси % !, o. 4 l J ^, очаровательной назвал поэму Ян Рипка "67, c. i S 5 J 7 ' .

^Лавее Болдик сосредоточивается на сравнении х'азелем, вклю­ ченных в "Ушшак-наме", и газелей "дивана" поэта до ^^орме *43, Подробно рассматриваются недостатки ьсех АУ "встав­ ных газелей", поэма в сравнении с газелями ";1ивана" по размеру, ри^ме, редифу, различным словам и выражениям, окончаниям строк, кото^«в в поэме встречаются, а в "Диване" отсутствуют. Болдик

- 41 идат в ide "яендахнойоЕные оораэм", "аеуг'^ашие фразы", "сдаjH u'itfoam i р д ^ н ", "ыесчастдивые попытки удвоения вкутр«гиней рид#". "редкие oKOH^aHHi гузодей"; 13-я гаэедь, по его мненкю, воооме нвуь;естна, 'гал же» как 14-я и 1Э-я, Ажакз формы газелей аоэкы аредстгшляится тейдвН1:.йозным и неубедительным .

Дх.Болдак, срааниаая газелж "Дивана" с гизьлтж поэмы "УшиакHte", кржйддгл газ эли шамн за низкое художественное, каместно и, наоборо'*, подчеркивая совершенство гьзелей "Дивана", пе зтттил, что S газелей повмн чз 19 имеются и а "Диване", состы1!лв.»ь ной С.йарси, а имени?) 1-я, 2-я, 7-я, Ilm, 14-я, 15-я, Ш-я, lii-я ж х9-я газели паэми. Причем, если 7 из этих газелей взяты из -й и 13-й рукопксзй (согласно Hy^eijauM С.Пафиси), т. е. ^кошсеу!, содеряш1ЩХ, кик следует из их описания, как стихоч18оршк "Диван", так и поэму "^'шшак-наме", и появление R поэме г а з е ­ лей из "Дивана" шожт было бы объяснить ошибкой переписчика, то газели "Диваш", совдйдающие с 16-й и 18-i газелялэд поэмы, най­ дены 0..1;фиси соответственно во 2-й, b-fi и 13-й рукописях 16-я газель и в iQ-й рукописи 16-я. Ъторая se рукопись дродс1'авляет собой две антологии стихов, еост^вяенные соотггетственио в 8-м и У-м s a. x., i I-я рукошоь также является антологией стихов, состаЕдешюй в Ь-'Ы в. %, включающей газели, следующие в пop^^драз»аара, ри^ь. к рсдаи©, т. е. поэма "Ушшак-наке" в нкх о т с у т с т BJe'..говорить об ошибке перепксчьжа, случайно перенесПОЭТОМУ "*его газелй "дивана" в noa'viy» а пос;Аеднем случгге не приходится, ^лйцо факт принадлежности совшщаадих газелей Hpaisi, что такгSt шияатоя до}саг^тельстао*: привдлекности самоР поаг-н Чр*ки, ойровергая довод Боддика .

АК.1;оедик oт5Jpгae'^?пpgдпoлoжeниe•^•'.^aфяcи, что жанровая (JiopДадс-наые" берет свое начало в поэме "Ушшак-ппмо", исходя определения этого жанра, данного в статье Т.Х'авджви Ъьу,

- 42 Гандаеи определяет "Дах-наме" по композиции как шэму в форме месневи, написавшую размером хаэадж, пересыпанную газелями и имеющую темой как обмен 10 письмами мегду вдюбленшм и возлюб­ ленной, так и 10 нисем, адресованных возлюбленной 7^5, c.65J^• Первый пример такой формы композиции "Дах-наме", или "Мантик ал-увииак" Аухади Марагеи, Содеркание "Дах-наме" преимущественно вротическое, но эротический элемент соединен с панегирическим и ншстическим элементами в соответствии с традицией персидской и турецкой лирики ЪЬ, c,65J!^• Исходя ив этого определения, "Уюшак-наме".^байда 13акани, написанная в 1350 г. и содержащая неко­ торые из отличительных черт "Дах-наке", не макет сч*1таться при­ надлежащей к этому жанру ЪЬ, с. 6 6 Т а к и м образом, согласно классификации Гацджеи, "^шшак-наме" Ираки не относится к жанро­ вой |ормв "Дах-наме**, ибо, включая в себя 10 глав и будучи напи­ саны одним размером, правда, не хаэаджем, а хафи^м, она не представляет переписки влюбленного и возлюбленной в 10 письмах .

Кстати, в статье поэма Ираки даже не упо^/лнается. Определение жанровой (1ории "Дах-наме", предложенное Тащщеа, не может счи­ таться окончательно разработанным, ибо ряд суфийских '*Дах-наме'* выпадают из его поля зрения и повисают в воздухе .

Последним аргументом Болдика против авторства Ираки является отсутствие в поэме следов теософии Ибн Араби, поскольку единст­ венные отрывки поэмы, дающие изложение мистической ^ и л о с о ^, объясняются влиянием более ранних, чем Ибн лраби, теоретиков, учения которого в любом случае очень сложны, чтобы различить их от учений предшес твенников. а отсутствие следов влияния Ибн ^1раби - свидетельство против авторства Ираки ^ 4 3, с. 7 7 ^. Ка­ саясь "Ламаат", исс^зедователь отмечает, что язык и идеи трактастрастные в высшей степени и ясно решительное влияние, оказаннов на Ираки уШн Арыби через Садр ад-Дина Кунааи, "Ламват"пред­ ставляет ообоб синтеа философии Ибн Араби и традции персидско­ го учения р^^^^^ й'итоте^'^' Но, во-первых, лишь нез­ с.^ьу .

начительная часть творчества поэта подверкена влия1шю учений Ибн Араби, а во-вторых, возникает вопрос, возможно ли и нужно ли было в художественном поэтическом произведении отражать слож­ нейшую философскую систему Шн Араби, эедь "Ушишк-наме" - не мистико-философский трактат. К тому же такой трактат - "ламаат"

- был уже написан Ираки, и поэт мог, не излагая учения Ибн Ара­ би, сосредоточить основное внимание на суфийской практике "назар", в1^йокой любви, растворении, слиянии влюбленного с воэлюбвенным, выступающим одновременно и как божество, и как красивый человек .

Последний аргумент Болдика тоже не убедителен .

Как будет показано шже, на поэму Ираки в первую очередь оказал влияние трактат "Саваних" лхмада Х'агзали, о знакомстве с которым поэт заявляет в начале трактата "^хамаат" ^ 8 1, с.372_7», а Э'РО так­ же опровергает довод Болдика, что Ираки не является автором •^/шшак-наме" .

Складывается впечатление, что Боддик во что бы то ш стало пы­ тается доказать, что "Уштак-нане** выбивается из общего строя про­ изведений Ираки и что выдающийся поэт не мог написать такой п о э ­ мы, хотя и у выдающихся мьстеров всегда были более сильные и бол лее слабые произведения. Общий вывод Болдика представляется спор­ ным, а аргументы его неубедительны .

Собственно, самой ранней поэмой жанра "ишк-наме" должна была бы считаться поэма "^Ивис-шме** ("Книга любви") Сенаи, о которой среди прочих исследователей упоминает В.Э,©врхельо Ъ, с.409^, Но как считает шведский ориенталист ^'тас Бо, так называемая "Ишкнамв", приписываемая Сенаи, является сокращенной версией поэмы "Кунуз ад-асрар ва румуз ал-ахрар" ("Сокровища тайн и знаки бла»

- 44 городных"). очевидно, ооставденной 'иза ад-Дином Махмудом Кашани (ум. 735/1334-05), которая^в свою очередь, является поэтическим парафразом "Саваних" Ахмада Газали 7 1, с.17-18,20,33_^. Имя шевха !^ахмуда Кашани, кажется, является единственным известным свидетельством об авторе поэмы "Кунуз ал-асрар", которая в дей­ ствительности есть комментаргй (иди даже парафраз) в стихах "Савашх ал-ушшак" Ахмада Газали ^71, с. 5 3 - 5 4 т. е. вышеупомяну­ тая "Ишк-наме**, пришюываемая Сенаи, составлена как минимум в Х1У в .

Поэма "Ушшак-наме" Ираки наряду с шэмами *'Джам-и Джам"Аухади Карагеи, "Кунуз ал-асрар* Махмуда Кашани и "Хадикат ад-хакика" Сенаи написана размером хафиф 7 1, о. 5 3 ^ .

Творчеству Ираки уделено место и в современной "Истории пер­ сидской литературы от зарождения ислама до нашего времени" под редакцией английского ориенталиста Дж.Коррисона ^ 9 J ' '. ^^орриоон, опираясь на издание "Куллията" 11аф|си, кратко излагает б и ­ ографию поэта, ссылается на упомянутую нами статью Болдика / * 4 3, 0.67-79^ в вопросе о подлинности поэмы, пе1)есказывает вторую главу о посещении поэта мистической возлюбленной ^ 9, с.58-1)9_7 .

Далее Дж.Болдик, являющийся автором двух глав в этой книге, о т ­ мечает прославление су^йского шейха как наиболее резко выраженвую общую черту поэзии, написанной в »1ндии Фахр ад-дином Ираки и Джамад ад-Дином лансави (ум. 1260-61). Б поэзии Ираки Ы нахо­ Ы дим темы жизни странствующего дервиша и суфийскую практику "назар ила "л-мурд" как помощь экстазу и видению божественной кра­ соты. "Ь работах Ираки периода Малой Азии, - продолжает автор, и находим первое появлетю в персидской поэзии учения Ибн Ара­ * ба "вахдат ал-вудкуд" "59, с.12Ь^^. По мнению ученого, наряду с некото|«ми другими поэмами "Ушшак-наме" предст&вляет огромную

- 45 ценность для изучения свободолюбивых тенденций любовно-мисти­ ческой и суфийской практики ^ГЪ9, с. 1 2 9 ^, Б предисловии "Ламаат" поэт провозглашав свое намерение подражать стилю "Саванйх" Ахмады Газали» но в действительности его язык намного б о ­ лее изыскан и lpaKH использует намного больше стихов* Ираки следует своей модели в использовании слов "любовь","влюблен­ ный", "возлюбленный" через весь трамат с тем, чтобы определить соответственно Deua Abac^nditus (скрытое божество) и Deas R0velatu0(божество, являющееся в откровении), а разделение "jiaMaaT" на 27 глав соответствует разделению "йусус" Ибн Араби Ъ9, e«99j'' .

В "JiaMaaT" представлена диалектика любви меаду мстиком и богом, который в конце концов сам должен стать жерт­ вой стристИе Лш этого есть выход новой непримиримой логики, п о ­ ложенной на с5одев старое персидское учение о P e d e l i d ' a m o r e, а именно утверждение, что бог может чувствовать пылкую любовь к человеку. Таким образом, "Ламаат" содержит систему Ибн Араби, вы­ являя вижность ее движущей силы, теорию стристного желания (шаух) и предоставляя прюритет в ней теме любви, как требовал вид су^зма, преобладавший в восточном исламском мире "59, c. I O O j ^ .

Лучшим комментарием на "Ламаат" является "Лшиат ал- "Ламаат" Джами, хотя последний переоценивает влияше Ибн Араби на Ираки .

п к м остается пленником теорий Ибн Араби, не способным понять иа и момент их первоначального прони1Шовения в персидской суфизм Z^9. c.I07j^ .

В статье "Об одном суфийском толковании" ^ J ^ А.Н.Болдырев, рассматривая творческие взаимоотношения Джами (ум.1492) и ^Алишйра Иава'и (ум.1501), подробно останавливается на случае, побудившем Джами написать самый известный кошентарий на "Ла­ маат" - "Ашиат ал-"Ламаат", признанный самым лучшим. Поцутно

- 46 А.Н.Болдырев приводит краткую биографию поэта, подчеркивая вли­ яние, оказанное учением о единобытии йбн Араби на творчество яоэта. Суфийские воззрения Ираки нашли свое наиболее полное х у ­ дожественное выражение в его замечательном стихотворном насле­ дии - большом лирическом "/1иване" и поэме "Уштак-наме", а вдох­ новенные, пламенные, удивительно доходчивые газели и оды Ираки широко распространялись в народе, их распевали в сопровождений флейты и бубна, наравне со стихами Дж.Руми с,83J', Краткое изложение жития Ираки, отрывок из трактата "Ламаат" и небольшие образцы лирического творчества йраки в неметхком пе­ реводе включены также в антологию произведений 40 суфийских а в ­ торов "Сады познания" ^ 6 8, cЛй5-6IJ''. Здесь же отмечается, что "любовь к безбородым" Аухад ьд-^на Кирйнни - одного из знаменитейших с у ^ е в Х в. - вызвала много критики со стороны Ш его современников, включая Руми оЛ51|_/, Суфийскому пантеизму в творчестве Ираки досвя^цеиа статья в книге Б.йсматова "13, с.19^-211^. По мнению автора, поэт про­ должал трсддищв суфийского (в частности, арабиева) пантеизма, конкретизируя многие его положения и в образно-поэтической фор­ ме иллюстрируя их Т:3, c. I 9 9 J ^, Рассматривая трактат "Ламаат", автор показывает в нем принципы учения "вахдат ал-вуджуд": по­ мещение бога внутри мира и относительное растворение его в при­ роде, соединение бога как светлого, а природу как темного нача­ ла в ОДНО) целое единство, куда входит также и человек, идея трактата о взаимосвязи и единстве бога и человека, влюбленного и возлюбленного "13, с,200^^. Переходя к рассмотрению лирики поэта, исследователь затрагивает проблемы бога и человека, т е любви и вина, отраженные в его лирики "13, с.201-207_7. Все »вВД в предметы материального мира получают божественный свет Д*я своего существования, мезвду тайным (богом) и явным (миром) сущеотвуе» единство и взаимосвязь. Материальный мир у Ираки п о дучает световое бытие от бога и становится светящим, подобно ему самому, бог же проявляется во всех вецах и явлениях, Ира­ ки имеется идея равенства, взаимозависимости и взаимной влюб­ ленности бога и человека, человек по своей сущности тождествен богу, бог находится в самом человеке. Подчеркивается, что для гностического постижения божественной сущности и слия1шя с богом поэт использует вино и опьянение, необходимое для освобождения от телесных страстей, любовь как единственное средство для влюб­ ленного мистика на пути к встрече и слиянию с богом. Первоосно­ вой же мистико-пантеистической любви считается земная реальная любовь. Ираки выступает против служителей культа, воздержания, религиозного благочестия и прочих мусуль/ианских обрядов "13, e.2IQj''. Завершается исследование Б.Исматова выводом, что поэт является яркой ^ у р о й среди последователей суфийского пантеиз­ ма, развивавшим различные его аспекты, и он выступает скорее как теоретик пантеистичев1ЮЙ философии, чем практик, пропагандист ее идей 13, c ^ l l j ? *. С этим выводом, а также с рассмотрением творчества поэта как исключительно мистико-пантвистического, не­ возможно согласиться, о чем говорилось выше. Теория о единобы­ тии Нбн Араби в достаточно развернутом виде представлена лишь в трактате "Ламаат", написанном Ираки уже в преклоннобй возрасте, когда он, прибыв в Малую лзию, попал под влиянием Садр ад-Дина Кунави, ученика Ибн Араби, и в некоторых касыдах. Ьсе же осталь­ ное творчество, т. е. газельно-касыдный "Диван" и месневи "Угашакааме", лишь в незначительной степени подвержены этому влиянию, да они и не могли быть в большой степени ему подвержены, ибо, согласно житию поэта и другим источникам, он писал стихотворения всю жизнь, большая чисть которой приходится на мултанскжй период .

- 4Б о же касается проблем Света и Мрака, лучей, исходяда от б о ественной сущности, то здесь следует указать на теоретика, к о ­ торый был больше философом, чек^ мистшсом - Шихаб кд-Дина йахйа Сухравардй (убит в 1 1 9 1 ), писавшего короткие трактаты на персид­ ском языке и чья философия восточного озарения (ишрак) оказала огромное влияние на позднейший средневековый мистицизм, а его символический расс1шз с идеей Красоты, олицетворенной в йоеифе, составлен т образцу, характеризующему персидсж)в уче1ше о вер­ ных влюбленных ^ГЪЭ, с. 9 4 - 9 5 ^, Ираки в своем поэтическом твор­ честве предстает прежде всего как пропагандист суфийской практи­ ки созер;^анйя человеческой красоты ради небесной, к и*йенно с у ­ фийская практика "назар", любовь к красоте яв^шзтся определяю­ щ м в его творчестве .

ии Как видим, Ш1ани и творчеству Ираки посвящено не мало работ как иранских, тык и западноевропейсш1Х учешх, но до сих дар не существует обобщащей работы, способной дать цельное предетавлеаие о выдащемся персидском поэте л в., показать его место в Ш истории персоязычной суфийской литературы .

–  –  –

"Диван" йахр ад-Дина лрыки насчитывает 4 Ш 8 бейтов. Приведем структуру "Диваны" поэта, в который входят касыды, строфические стихотворения, кнтъа, газели и рубай .

–  –  –

В "Диване" Ираки имеется 26 касыд, насчитывающх 763 бейта .

Размеры касыд колеблются от 6 до 72 бейтов. Ьо всех касыдах первый бейт - парнори(^мущий. Из 26 касыд 13, т. е. половина, имеют редиф, выраженный глагольными формами настоящего врег^ени: дар дханбад, дарад, занацд, бинанд, айад, за ним, прошедше­ го времени и причастием врошедшего времени: @мад, андахте ( 2 раза), аварде, шуде, послелогом лй, притяжательным местоиме­ нием ^ (его, е е ). Лишь 4 касыды имеют жлассичеокую схему, вклюающую пять Частей: вступление - насйб, переход к мадху - г у рИзгЗх, собственно панегирик - мадх, притязание, просьбу п о э ­ та - талаб и благословение - та'бйд. В 10-ти касыдах предс­ тавлен лишь насиб, в одной касыде - насиб и гуризгах, в 3-х касыдах - насиб, гуризгах и аадх, в двух касыдах - насиб, г у рйэгах и поедание, в одной касвде - насиб и тадаб, еще в одной к*]сыде - мадх и та'бид, в 4-х касыдах - мадх. Тематически касы­ ды ••Дивана" распадаюта! на necKOj^bKO групп. К первой относятся касыды, посвященные шейхам ордена сукраеардийа, ученикам и сподвихнлкам шейха Баха ад-Дина.{акариййа Ыултани, таким, как Хамид вд-;Шн Ахмад Ва^иэ, 'Азиа aд-jШн Мухаммед ад-чШдхи, старший сын Баха ад-Дина Садр ад-Диа, о которых нет сведений в источниках .

3 касыды посвя14енн самому Баха ад-Дину, любимому наставнику и муршиду поэта. Ко второй группе относятся b касыд, посвященных восхвалению пророка, к третьей - две касыды с описанием Каабы и д«е касыды в честь хадхаа. Присутствует также касыда-послание и касыда, проодавдящая мистическое знание и мастерство. Отд1ельную группу составляют 3 касыды, целшом посвященные происхождению ми­ ра, единству бога, объяснению единства в многообразии, восхвале­ н ю бога, таинству проявления его в мире, хотя эти темы в той и или иной степени присутствуют в большинстве касыд "Дивана". Паоибы касыд, как оторвавшиеся от остальной части касыды, так и сохранившиеся с другими частями, предст^^1в;шют собой лирическое вступление - любовное, пейзажное, вакхическое, сюжетно-эпический зачин, развернутое встушхение типа висф, послание. Но кроме этих традиционных для касыд насибов, имеется много суфийско-мистических, филооофохо-редигиозных зачинов, намеков на коранические легеццы о происхождении мира, единости и неделимости, вездесущ­ ности бога, суфийские представления о проявлении богом себя в «ирв и о создании им мира относительных понятие .

Щейху Хамид ад-Дину Ахмаду ад-Ьаиэу посвящены две каоыд{и В одной из них ( 6. 1 - 3 8 ), вк;1ючающей все пять частей согласно класоичеокой схеме, поэт обрацвется к шейху как к искреннему другу .

Начинается касыда с насиба, представляющего собой описание при­ роды:

- 51 О зефир» укрась цветник роз, осчастливь поющего тысячу мелодий .

Вырви из сна глаз нарцисса, чтобы смотрел на цветник роз .

Наполни золотом подол бутона, чтобы соловей подарил приятные напевы .

Ты выдернешь ставшую привычной розу, если ветер предложит тебе коралл .

Здесь же желание увидеть лица красавцев (б.10-11):

Похить вуаль с лица красавцев, чтобы мы увидели сиящую луну .

А если ты хочешь смотреть на вечность, ищи дорогу к улице любу^^юго .

Йатем следует фигура гуризгах ( 6. 1 5 - 1 6 ), после которой идет мадх - восхваление шейха .

Н собрании проповеди, проповедник ислама, а разреши трудности Корана .

Он - единственный Хамид, самый восхваляемый народом, благодаря своему величию привел доказательство .

Шейх восхваляется за свою красоту, созерцать которую счастье для влюбленного. В традиционном талабе йраки изъявляет желание увидеть родное место - город Кумджаи ( 6.

2 5 - 3 0 ) :

Каждый чужестранец, которого ты видишь в мире, в конце концов снова находит родные места, кроме Ираки, у которого нет надежды на свидание с ]Сумджаном .

Последние два бейта - та'бид - благословение шейха ( 6. 3 7 - 3 8 ) :

Я не буду говорить:"Пусть твоя красота увеличивается", так как к ней нет пути для недостатка .

- 02

–  –  –

так как это лщо, по совести, жаль для каждого дальнозоркого О твоей двери утомленный Ираки ушел по причине ревности, Т иначе у твоей дороги был бы каждый слепец .

Касыда в восхваление шейха Садр ад-Дина, старшего сына Баха ад-Дина iЗaкapиййa, является пятой касыдой, сочиненной во время посещения Каабы "В1, 0. 5 4 7 ', Боэможно, йраки получил в Медине три письма от этого шейха и написал ее в ответ "40, с, 2 6 4 ^ .

Бея ка0ыда (6.102-142) представляет собой мадх, а последний бейт - та'бид. Шейх в касыде представлен красивым, достойным, щедрым, ошшлящим искалеченных с помощью дыхания Иисуса. Встре­ чается оппозиция "локон-Аицо", вьедены представления мусульман­ ской космогонии, согласно которым небо состоит из 7 слоев. Мурид жаждет созерцать шейха, провит, чтобы шейх раскрыл свое ли­ цо и таким образом помог бы ему достичь абсолютного мира ( б .

10Ь-7):

^Вачем ты скрываешь лицо от жаждущего тебя, *'paэввJГ такое лицо кто-либо скрывает?

Ради твоего лица можно пожертвовать жизнью, воистину, твое лицо таково .

Три каоцдн воспевают цейхо! Баха ад-Дина ^^кариййа ^'ултани .

Б первой из этих касыд (6.39-74) описывается красота шейха, йраки настолько привязался к шейху, что заявил, придя к нему (6.40-41):

Мой пьяный красацец увидел меня в опьянении, дал мне из своих рубинов "гyбJ? полный расплавленный жемчуг *мысли, речь^', Его красивое лицо унесло у меня терпение и разум, его порож^1ающая веселье чаша разрушила мою натуру .

В следуюу^их строках поэт восторженно описывает красоту я иедичие шейха ( 6.

4 6 - 5 2 ) :

Отраввиив былой красоты - сеет от красоты асемогущего " б о г а ^, оя сделал красоту явной из-ва шатра, не ;1:.екщвго завес .

Луч его лица осветил мир, бдагевоние его натуры сделало мир прекраоннм .

Днем снег его чела - восход ньстояцего утра, ночь» утро его сокровенного - восход сотни солнц .

Око его проницательности - набящатель за предшсаниямя скрижали, глаз его чистого сердца - восход первой суры Корана .

ЕГО оурошщатвльный разум - открыватель тайн сокрытого, луч его света - это луч, важиеаюцхй аавеоу .

От его желания - покой, а от его стр^^ха - безопасиость, в его небесном царствии it шатры, "aJT'B загробном мире f небесныесводы .

Б его дыхании сиял признак дыхания Иисуса, в его сердце от огня ;^оиеея зажжена звезда .

Ирвнх как вравднвый и ио^-^ренний ученик постоянно восхвалял своего учителя, выражая в своих стихах чувство великой любви и веры к ученому овнтому. Ь доггой касыде (6.197-245) Ирани сно­ ва выражает свою покорность я ни^ожнооть перед етараим тариката, говоря в начале касыды о тнянстве ароявлешш богом себя в Wipe и о своем отренлешш а^Жинеть л^1цо.:брга, т. е.

мир абеолютног© единства Сб Л97^204):

Светлые духом, когда увидят зеркало (сердца очищенным, увидят явным лнцо возлюбленного в том зеркале .

Из-»в зеркала на его лицо бросают украдкой взгляд, жертвуют радн него жизнью, ибо видят его красивое лнцо .

Когда они увидели его красоту, после этого свое сердце i ^ s a желания его лица увидели изумленным и омуценнын .

- 65 Хак как познавшие сурьмят глаза светом истинного знания, каждый миг во всех вещах они видят друга .

Поистине, оба мира - их зеркало, ибо через него увидят они открыто его красивый лик .

Когда они вспомнят о себе, зеркало темнеет, когда вспомнят о нем, зеркало просветляется .

У дверей созерцания оерцца влюбленные оттого садятся, чтобы воочию видеть зрелище возлюбленного .

Не входят два мира во взгляд их великодушия, когда влюбленные вновь увидят в мире его лицо?

Шейх характеризуется как "избранник истины", "обладатель свя­ тости", "помощник веры", два последних бейта - та'бид .

В следующих словах поэт говорит о суфийских стояшсах, о в е ­.. .

личии людей истинной веры (ахл-и хакк) (6,221-23):

Из-за стоянок его славы на всех находит зависть, так как они считают его стоянку выше своих .

Они говорят, что, может ли такое быть, что они увидят светлый мир лучезарным из-за этого образа?

Неожиданно по милости времени посмотрят на них, вое растеряются C^J' посмотрят вверс .

В другой касыде Ираки описывает отношение к своему полюсу Г'кутг;)7 - самой последней степени покорности и послушания с в о е ­ му муршвду ( 6. 4 0 8 - 9 7 ). В насибе присутствуют и гедонические мо­ тивы, желание увидеть друга, освободшться от его локонов и от самого себя, чтобы слиться с абсолютом ( 6.

4 8 8 - 9 7 ) :

О виночерпий, принеси вина, чтобы мы унизили себя, С'^Л свое дело расстроили, как локоны красавцев .

Из-за опьянения мы вытащим все море бытия, освободимся от себя и унизим оба мира .

- 5Ь веревки шатра семи небес, развяжем щатер забот забросим за голубой терем "нвба_7 .

Поекодьку девять мячей неба недостойны нашего ристалища, 40 завьем и закрутим чауган локонов друга .

Ч ш Кейхосрова мы имеем в руке, стало быть можем ау все время на шру соединения с другом шть вино Джамшида .

Когда он появится из-за его двери, бросим к его ногам голову, иногда же будем дотрагиваться до его длинных локонов, Ьыметем пыль с его улицы метлой верности, а если останется пылинка, пропитаем ее влагой из глаз .

1^аотопчим ногами, как святой дух, глаза ([орш,*^ сожжем от жара серша вход к укреплению человека .

Хирман существования пустим по ветру независшости, схватиться за ремни ^'сердца^'^ г1аивысшего Ведикодущного, шейха благочестивого Баха ал-1акк ва-д-Дипа, чей порог мы, подобно а1П[елавл, постоянно целуем .

Б честь хаджжа поэт сочинил две касыды. Ъ одной из этих касыд, сочиненных в Хиджазе "Б1, с. 5 4 ^, выражается вера йраки 8 единство бога, объясняется единство в многообразии "40, с .

261«7» подчеркивается вездесущность бога, ш р предстает как о т ­ ражение лица, т. е. абсолютной реальности ( 6. 5 3 9 - 4 3 ) :

Он сам стал всем бытием и тогда ради завесы бросал имя бытия то на то, то на это .

Что такое мир без света солнца твоего лща ?

Меньше, чем ничего, брошенное в уголок ничтожества .

До этого без тебя когда мир был в тайне небытия ?

А он - в тот состоянии, *aJ'' теперь таким образом брошен .

В пустыне небытия мира больше нет источника, ^ Имеется в виду "мнимый", "лишеншй содержания" материальный мир .

- 57 жаждущим ради пользы он причинил вред .

Лвное и скрытое - это ты, и ищущий, и искомый - ты, а это - другое имя, брошенное на каждый язык .

Н ш бренный мир - это мир изменяемости, не пребывающий в а постоянстве (б.54Ь):

Он показывал каждый миг свое лицо в тысячи зеркал, S каждом зеркале твое лицо получало другой признак .

Две касыды посвящены описанию Каабы. В пылающих словах поэт просдаадйвт ее (6.399-405) в касыде, сочиненной при видении

i'vaaH C.54J'':

Как прекрасно возвышение, подсбшое раю, самое высокое его небо - наименее почетные места в приемной .

Собрание света и брачный покой радости, сад дружбы и дворец свидания .

lue цветущий дом - обитель величия, ее возвышенный свод - небесная сфера славы .

Бе балкон - красивее райских садов, ее величие - лучше величия совершенства .

Начиная с этого, красота степеней святости из-за этого рая нашла украшение красоты .

В ее бескрайних садах лотос кргдкнего предела - еще саженец, ее украшающей мир скатерти творение - незваный гость, а народ - семья .

Пророку Мухаммеду Ираки посвятил пять касыд. В первой касыде, сочиненной в Каабе ^ 1, c. 4 j ^ (6.168-9_7, поэт выражает горн­ ую веру и глубокое почтеше пророку, описывает страсть влюблениспользуя гиперболы. В иадхе описывается вездесущность про­ рока, его красота, в том числе красота его дика ( 6.

1 7 9 - 8 0 ) :

- 58 fodu не сгорело солнце от лучей света его лица, зонтик /~состоящий^'' из облаков раскрывают над макушкой его головы .

Частицу благоухания его натур* вложат в дыхание Иисуса и зажгут огонь 1/;оисея от блеска свечи его лшда .

Бо второй касцде ( 6. 4 4 2 - 6 7 ), сочиненной у Каабы " 8 1, c. 6 4 j ^, также выражен экстаз, горячая вера и преданность пророку. Насиб касыды - это проявление богом себя в мире. Б мадхе ставится проблема "назар" ( 6.

4 6 2 - 3 ) :

Не видел истины тот, кто не видел моего красивого лица, взгляни на мое лицо, распространяющее свет .

Свет пророков - всё следы моего лица, дыхания святых - из моего очш^ющего ветерка .

Четвертая касыда ( 6. 3 2 9 - 7 4 ), сочиненная Ираки в Каабе c.54jr, описывает божественное единство и содержит восхваление пророка. Среди мотивов насиба - стремление влюбленного к поте­ ре самого себя, чтобы слиться с божествог*), уникальность, б е с шдобность, сщинственность бога ( 6, 3 4 2 - 4 4 ), его вездесущность (6.348-49).

Сквозным мотивом является желание увидеть божест­ венный лик ( 6, 3 3 9 - 4 0 ) :

Воспошнание о его лице влюбленным прй1тнее счастливой жизни, ветер с его улицы для влюбленных л5/оде арошта амбры .

Каждый, ктоополучит от него взгляд, останется вечно живым, 1^аждый, кто от Наго стал живым, никогда не умрет в схватке .

noafT.TDBopHT о созерцании лица бога через посредников-красавДев, обозначаемых термином "шахид" ( 6, 3 5 0 ) :

•видел ого лицо глаз сердила с помощью лиц красавцев, его тайну услышали уш iт^ажзких и ^высоких;.меледиях .

Б гуриэгахе поэт говорит ( 6. 3 5 3 ) :

- 59 Он "5ог^ сказал миру речь о лице Муста^, взглянул на мир ради чистого сердца ~пророка_7 .

1; последней группе относятся три каоыдн суфийско-мистического содерлания. Ь одной из этих 1сасыд (6.498-526) сообщается о происхоадении мира от смешения чаши и вина, гедонические моти­ вы переплетаются с проблемой "назар"- созерцании^ лица виночер­ пия. Приведем начало этой касыды (6.498-510):

Еще у сада мира не было имени и признака, когда я был пьян от того вина, чаша которого мир .

По желанш друга я пил вино любви к другу в тот миг, когда у души мира не было признаков .

Б глазах друга я видел красивое лицо друга на той стоянке, где я жил с душами людей .

Улыбка губ виночерпия одарила ^леня вином, тем вином, по милости которого засмеялась чаша .

Когда моя пиала будет чашей, показыващей мир, поадатри, собеседник, что за вино будет, посуди сам .

Виночерпий дал мне вина из погреба, в котором райский сад подбирает остатки* и разостлал в таком цветнике роз ковер моего наслаждения, в котором гюдалеталадик - гурии и гильманы.^ На этом ковре единичностью были и чаша и виночерпий, на этой стоянке единичностью были певец и мелодии .

Кто видел чашу, которая делает дело чистого вина ?

Кто видел вино, чащей которого было сияющее лицо ?

То по милости вина окрашивалась чаша, то из-за чистоты чаши вино казалось чистым .

–  –  –

от этой смеси появилась чаша души .

Б этой чаше отразилось лицо виночерпия, из-за красоты он сделал днести цветов явными и скр^тылш .

Когда никакого цвета не имеет наше вино, откуда становятся явными эти бесчисленные цвета ?

В другой касыде (6.5U0-6I0) звучат темы мистического пути, потери листиком своих человеческих качеств и размышления о труд­ ностях движения к абсолюту. Поэт говорит, что пребывание в Ин­ дии не было очень счастливой частью его жизни .

Последняя касыда этой группы (6.666-737) посвящена восхвале­ нию бога, отражением которого является бренный мир, таинству проявления богом себя в мире, любви к богу м желанию встречи с шш. Касыду пронизываютт гедонические мотивы. Иасиб касыды пред стйвляет собой ваоф, в каждом бейте которого применен образ или Meiatiopa. Через касыду проходат описание суфийской практики "на зар" (6.668, 6. 6 7 1. 6. 7 0 4 - 5 ) ;

Тогда ты узнаешь,о нем, когда перестанешь знать о себе, тогда ты увидишь его лицо, когда отвернеишся от себя .

–  –  –

Красавец показал значение красоты из-под завесы формы, своими глазами сделал пьяными душу дружбы и душевности .

сладостейонояненннх он сделал из губ сладкозвучие, Д я глаз жаждущих он лицо свое рассыпал как розы .

Д Б следущем отрывке (6.706-12) говорится о суфийских етоян

–  –  –

для тямлеит тш йеобходшо, чтобы произошла диф11ерв1щиация атрибутов и возникли имена Аллаха, яйляшашся внешним знаком этих атрибутов:

Дух нмшлнил до краен чашу желания, нриеутствие его в вечности сделало рассказ о человеческой душе .

Милость сказала великодушию: "ila первой стоянке едо ты вадеда? Подожди, ты увидишь щ^асоту второй стоянки .

Что ты сидишь в даетыйке роз, который имеет грншоду и конец?

Почему тебе щттно ш сьду, как павлину в цветнике роз?

Там тысяча и одна стоянка, хотя ты пройдешь, однако, не сможешь выйти за предел всех имен .

Если там тебе эманация атрибутов покажет сотню изображений, если признает тебя одноцветным, чтобы ты увидел лицо тождествеыаости .

То он тебя ласкает милостью, то в гневе тебя расплавляет, то от peccTH^aHHii тебе приятно, то от сжатия ты удрученный.^ То ты от дружбы весело смеешься на этой лужайке роз, подоб­ но молнии, то ты от страха, как облако, проливаешь из глаз слезы .

Как уже отмечалось, в "Диване" поэта имеются еще четыре насиба касыд, представляющие собой лирическое вступление любовное и пейзажное с описанием весны, лужаЛ^ош, красоты друга, его завитков и кудрей, страданий от разлуки с ним, желания встречи, а также обращение к ветру как поющяику влюблеишго, * ирироде, 1соторая как бы одухотворена. Сквозным мотивом я в л я ­ ется обращение к другу с просьбой шказать лицо, раскрыть завепг ~ оест ва кабд" - "расст/.лание и сжатие": радость и отчаяние

–  –  –

Ъ "Диване" »1раки Ь KHTb^'i объемом 43 бейта, из них 3 кытьа с матла*, одно кытьа с редифом и одно - с тахаллусом. 4 кытьа длиною в два бейта каждое, одно кытьа « 3 бейта, два кытьа по 6 бейтов и одно кытьа - 2U бейтов. Темы кытьа - это и лю­ бовь к другу ( 6. 7 6 4 - 5 ), и жадобы на изменчивость судьбы, надеж­ да на возвращение счастливых дней (6.795-6), и печаль влюбленно­ го о прошедших счастливых днях ( 6, 7 9 7 - 8 ), м воспоминание о счастдивнх днях и о друзьях 6,7j9-bu), Одно из кытьа - письмо выну Кабир ад-Дину в Ивдию с пожеланием всего лучшего - представляет собой как бы та'бид - заключительную часть касыды с использовани­ ем эахлииательного бада - да будет.

^e одно кытьа - это вообра­ жаемая или реальная беседа шэта с другом, упрекающим его за бол­ товню о елхк^ленных, тогда как он не видит у поэта признаков люб­ ви (6.769-74):

Укоризненно сказал мне друг:"О дарующий хлеб, ты всегда жалуешься на разлуку ?

шчеы1У

–  –  –

доазгвтиы* так много цустых слов и лицемерия - (^ти, разве не достаточно с меня того, что ведал я из Ирака в Индию ? " длиншзе, оИ»вмом 20 бейтов кытьа (6.775-94) представляет аосдание Ираки в Султан неко;еш^ уважаемому шейху, которого поэт называет "руководителем веры". Поэт описывает знание и щедость шейха, выражает свою бюбовь к нему и желает ему счастья .

Дружба Ираки с шейхом ^»1мад ад-Дйном, другом шейха Ваха о д Дина ЗакариШа, выражена в 6 бейтах, написанных поэтом, чтобы поздравить шейха с выздоровлением (б.ьи1-6). Шейх сравнивается с луной на небе радости и с ^^бой, пошвшей на крючок - ядесь используется поэтический прием грас^чвский таджнис - "таджикеи аьатт" .

В "Диване" Ираки имеется один муалла в 14 бейтов с тахадлусом в последнем бейте. Среди тем мусалласа - жизнь каландаров, гуляк и забулдыг, гедоническая тема, в которой вино символизиру­ ет победу любви над мирскш^^и заботами, суфийская практика созер­ цания отроческой красоты, причем объект созерцания - юноша - в иусалласе назван. Приведем отрывок из этого мусалласа (б.^и7О гуляка каландарской веры, пей вино, ни о ком не думай, размышляй обо всем более или менее, ибо сердце дервиша не накладывает аш^стырь т рану из-за крайне^1 изумденности .

«^ди в кабак и садись с приятным милым юношей, собери сахар с его губ, немаого от неверия и веры смотри на его локош и лицо, эороастриец и мусульманин, й сказал, что, может быть, я прыгнул и освободился от силков несчастья, я привязал сердце к юноше, от воспоЁ/ц^наниМ о губах которого я пьян .

- 64 Когда сердце ушло из моих рук, какая польза в раскаянии ?

–  –  –

В '^о^ване" йраки представлены три таркиббанда, составляю­ щ е 1Ь2 бейта, они различны по величине - от 30 до Й4 бейтов, и содоркат от 2 до 8 строф, а одном и том же таркиббанде в рдде строф может быть редиф, а в других - отсутствовать. Строфа с о с ­ тоят из Ь, 9, I I, 12, 14, 15 и 16 бейтов, причем интересной о с о ­ бенностью является т о, что в каждом из трех таркиббандов "Дива­ на" количество бейтов в строфах колеблется. Так, в первом тарки­ ббанде первая строфа - 14 бейтов, а вторш! - 16, во втором етроф 00 Ь бейтов, одна строфа - 9 бейтов и одна строфа - 11 бейтов, а в третьем 3 строфы - по I I бейтов, 3 строены - по 12 бейтов и одна строф» - 15 бейтов. Рассмотрим подроОнее таркиббант "дивана" .

Дервый таркиббанд объемом 30 бейтов (б.с:21-50) состоит из 2-х отроф 14 и 16 бейтов каждая. Первая етро1Ав имеет редиф намайащ? во второй - нет редиска. В третьем от конца таркиббанда бейте находится тахаллус. Ь первой фнлософско-мистической стро­ фе мир предстает как отражение лвда абсолюта: если мир - круг, то он состоит из движущихся, меняющихся точек, и таким же обра­ зом меняются каждое мгновение и круги. Эти точки, по утверадению миотичеехого ш з т а, одновременно и явные, и скрытые, и пред­ ставляют собой абсолютное совершенство. Здесь нетрудно увидеть характеристику нереального мира эманации - мира, двух мгновений я« пребывающего в едином состоянии, ежесекундно возникающего и вновь исчезающего. Ьторая с т р ( ^ посвящена сотворению мира б о для чего появляются идеи и возникают имена Аллаха, причем ^'До является указанием на божественную субстанцию ( б.

Ш Ь - 4 0 ) :

- 65

–  –  –

7):

& зеркале что увидит 1^устафа ?

Крсже красоты высокой субстанции, где влюбленный в лицо истины ? Давай, скажи, восмоури на красивое лицо Муста^ .

Боли ты не увидел в его образе истину здись, несомненно, ты увидишь C^9tJ там .

Ьторой таркиббанд в 6Б бейтов состоит иэ 8 стро^^^: 6 строф по b бейтов каждая, одна строфа - 9 бейтов и одна строф51 - I I бей­ тов, в трех строфах имеется редис^: анд, гарде-авд и f ( e r o е е ) .

В оеоледтм бейте поставлен тахаллуо. Первые три строен посвя­ щ н винной тематике, герой - бродяга, гуляка, аавсегдатай ка­ еы бачков, желающий освободиться от обмана судьбы и достичь а б с о ­ люта, кистик сравнивает себя с атомом в мире, являющемся, как зеркало, отражением абсолюта. С помощью вина мистик хочет оста­ вить самого себя и свиться с богом.

Ъ четвертой строфе мир пред­ стает как идеи, появляющиеся от лица друга, в гностик, продви­ гаясь по мистическому пути, теряет свои чувства (б.ЬбсИа):

Кавднй мнг они видели воочию отражение лица друга, они стерли зеркало сердца благодаря ему .

Б человеческих силах не было того, %то они сделали, может быть, они не были человеческой природы .

- 66

–  –  –

ворении человека из сгустка и капли, то же и в шестой строфе, где введен образ ыоря, состощего из тысячи капель, для обозна­ чения бытия. Аллаха,.утверждается единство бога (б.8ЭБ-к^и1):

Хам^ не будет ни имени, ни обычая, ни известия, там станет явным Единство без иоучастш.'' Когда он показад красоту своей вечной / * в прошлом^ славы, знай, что он будет и он же был, и без "тот" и "этот" .

Ьое бывает единством, не бывает известно ни о двойственности, ни о девятом небе, ни о глубинной земле, ни об у^шзании, ни о тол1{Ователе .

Это лишь капля из моря 1^нства, не более, не появится достоверного знания об истинном бытии Единства .

Иосдедиие две OTpoi|jJ представляют собой описание красоты друга-бога, любовь влюбленных к лицу боая и желание его увидеть,

f e. достичь истинной сущности (б.УШ):

Ка«цнй миг тысяча несчаетншс влюбленных отдавали жизни и тоске по красоте его несравненного лица .

^ О сотворении человека см.Коран 1.Ь, сура 2Z, аят 5; сура 2 3, вяты 12-14; сура 76, аят 2 J " .

i. e. в абсолюте, без^^свчаетш других божеств .

- 67 Третий таркиббацд явдяетоя траурной эдегией на смерть люби­ мого учителя шейха ]эаха ад-Дина ЗакарнЁйа. Глубина потрясения воэто наполняет асе 7 строф, составляющие тар1шббачи, в которых

Ираки ооаакйвает тяжелую утрату. Объем таркиббаида Ь4 бейта:

3 строем - по I I бейтов, 3 строены - по 12 бейтов и одна строфа бейтов, в четырех строфах имеется редиф: фига ним, ку ( г д е ), бт (да будет). Отметим, что в последней, седьмой строфе ш, отсутствует завершающий с т р о ^ парнорифяуюций бейт. Тахаддус расположен в предпоследнем бейте. Первые три строфы - это плач н печаль мурида от потери друга, выражение своего ничтожества перед умершим другом и любви к нему, есть и упоминание о лице друга ( 6. 9 3 4 - 3 5 ) :

Вчера я спросил у печального сердца:

"Как т бее лица друга, о несчастное ? " Сердце зарыдало и ответило: "Не спрашивай, как я об^юню ? Посмотри на мое состояние" .

Четвертая строфа показывает влюбленных, страдающих от смерти друга, их причитания "где же шейх?" усиливаются редифом "ку" ( г д е ? ).

Ь пятой строфе аряду с восхвадением шейха появля­ ется суфийская практика "назар" - желание увидеть лицо аейха (б.У7Ь-9):

Каждому, кто желает увидеть его дш^о, скажи, если он - зрячий: "Увидь лицо души* Приобретите зрение, видящие душу* если у вас есть желание мауланы^" .

В шестой строфе шейх представлен как преемник пророка, овисывается его щедрость к красота его дина (б.9«Ь-90):

Щто уменьшится, когда от твоей щедрости ^Имеется в виду титул шейха Баха ад-Дина ;5акариййа .

дела несчастного придут в порядок ?

О, твое лицо - сияние вечного солнца, светлее тебя - дворцы Багдада .

Когда атом будет без света солнца ?

И мы таким же образом без твоего лица и покоя .

Последняя строфа - благословение иейху - напош1навт та'бИД касыды, усиленный peдiJ^i,oм бад- да будет .

Таряжибанзы "Дивана"

В "Диван" поэта вкодщт 4 тарджибанда общим объемом 438 бей­ тов. Их размеры колеблются от би до 145 бейтов, а по структуре от В до 15 строф. Ьелич^ша строф, так же, как и у таркиббандов, в каждом тарджибацде неодинакова, а в целом в тарджибандах поэта 0№ варьирует от 8 до 16 бейтов. Строфы с редифами чередуются со строфами, их не имеющими, в трех тарджибандах встречается тахаллуо .

Первый тарцжибащ объемом uU бейтов (d.IU3-57) состоит из Ь строф, из них 5 строф - по 8 бейтов, 2 строфа - ш 7 бейтов и одна строфа - 6 бейтов, в одной строфе присутствует редиф раушаи, а в предпослодием бейте тарджибанда - тахаллус. Первая строфа - это описание могущества бога, без бытия которого шр не может олществовать и эманации которого проявляются во всех Ьторая и третья стро^^ посвящены любви мистика к богу, формах .

в мире то в единстве, то во множественности* ьлюбГфрявляющемуш явни1й готов ходить по улице друга, согласен быть даже собакой ^ его улице, лишь бы увидеть бога. В четвертой стрО(|)в весь мир орвдстает как отражение образа бога, и влюбленный, стремясь к соединению с абсолютом, желает увидеть лицо "друга"-бош'а i ( б .

IU29), Желание мистика увидеть лицо друга выражено и в пятой строфе (6.IU32, O.Iob). Шестая ш седьмая строфы посвящеш винной теме, теме кабака, в котором влюбленный просит виночерпия, вод которым подразумевается совершенный мистик, принести ему вина, т. е. наделить его любовью для победы над мирскими делшш .

t последней строфе мир предотает как свет, отражающий лицо бога Ьторой тэрдхлбанд длиною i 117 бейтов состоит из I I отроф, из юторых 7 строф - по I бейтов, 3 строфы - ш I I бейтов н одна строфа - 14 бейтов (6.IEi7-IIt»3). Ь четырех строфах имеют­ ся следущие редифы: шуд, раушан, дидаи, чл 2уш-аот, а в треть­ ем от конца бейте поставлен тахаллус* Первая строфа состоит из гедонических мотивов и напоминает газель, одновременно описывая единство и аездеощность бога.Ьторая стройа содержит указания на кораническж легенды о Щ)Оисхождении мира, в частности, смешеше вина и чаши означает смешение любви мистика к богу со вре­ менными акстатическими соотонниями влюбленного, ядесь же говорит­ ся и о единстве абсолюта.

Через весь тарджибанд проходят мотивы созерцания лица "друга"-бога, описание красоты лица, шторое я в ­ ляется в суфийской символике скрываемой аман^^циями абсолютной истиной, 1А третьей строфе этому шсвящены б.1Ши-81:

Солнце твоего лица шявилось, 7цвлыйJi'шlp в сиянии его стая явным, ^MHpJT одолжил иэ красоты твоей один взгляд, увидел красоту твоего лица и обезумел .

Далее 1Ч)ворится о слиянии мистика с богом (6.1086-80). Чет­ вертая строфа описывает хождение мистика в поисках бога н прось­ бу к виночерпию налить ему вина, Ь пятой строфе, кроме описания единства мира ( б. И С б ), «ведена оппозиция "яокон-лкцо", где л о ­ кон означает эманавди, а лицо - абсолютное единство. В следующей отрофе упор делается на изменяемость, непостоянство бренного мира

- 7и lI9)i яюбоъъ определяетоя как омешиаающая краски машшате^, ^^^^ютя истинное бытие красками алдегорий СйЛ114). В седь­ мй оуроф® дается описание силы любии к богу, е восьмой лицо о вредстайТ как абсолют (6.1127-29):

О, твое лицо - освещающее мир солшде, в твоем просторе исе сущее - кираж .

Д а мира не войдут в тво* глаза, в когда 8 твои глаза войдет сои?

Д этого без твоего лица как существовал мир ?

о Т - тень в небытии разрушенной обители .

н

Ш9№ описываются качества абсолюта ( 6. I I 3 I - 3 2 ) :

О - начало и конец во всех состояшшк, н он - явное и сок^штое во всех отношвншх .

Хоть сто, хоть тысяча, нее - единство, не считается ничего, кроеме единства .

Вся девятая стро(|а посвящена созерцашю лща друга, в д е ­ сятой и одиннадцатой с т р о я х также описывается красота лица дфуга й страдания влюбленного от разлуки с ним .

Третий тарджйбавд (6.1x64-1272), насчитывающий I6 бейтов, состоит аз Ь строф: одна строфа - 13 бейтов. 4 стро*1.ы - по 14 бейтов, одна строфа - 15 бейтов и две стро^ч - по 16 бейтов .

Де ачщм снабнены редш^Оом: пардв и к-ард. Т^ахалдуса в этом тардв "иййвде нет. ^^ынный тардкмбйцд Ираки написал, бежав из яУгката и Рд голым в горах по снегу, в экстазе он плясал и читал стихи * оя ГйХ, c ^ v j -, ДясЬолдик, в свою очвредь, отмечает, что синтез ШйЩщ y^jjg ^ традиции персидского учения Fedeli Л*шоте, сделанный Ираки в "Ламаат", ппис-утетвует

• Щ^ИСу^СГИуеТ.^.^^^ ^ огромномТ;s[ЗЯХ.;!ищина, одевающая и причэсываадая других жещин *

- ?х тард»ибавдв, воставденном в Дукате во вреш. когда поэт действовад беэумшм образом ^ 4 3, аЛо/у, Первая строфа доказывает про^шление богом себя в шре и вклю­ чает в себя гедонические мотивы, на фоне которых развивается люов» мистика к богу. Бейт, заканчивающий строфы тардашбанш, сдедувщий?

Узри оживляюще» лицо виночерпия в чаае, покааывающей мир вечности .

Вторая строфа повествует о происхождении мира из вина и чаши, вновь звучат гедонические мотивы, иризыв идти в кабак, причем вино является способом ухода из бренного ми1:1а.

Здесь же дается определение ^шбви (6.1X79):

Ведь любовь - это и вино, и душа, любовь - это вино для пьющего друга .

В третьей строфе говорится о сотворении богом человека (6.1195-6), о дифхреренциацйи атрибутов Й шявлеяии имен iUIлaxa (б,1201-2и4), в следующей строфе вновь встречаются мотивы прояв­ ления богом себя в мире ( б. 12X1-12) и единства абсоаюта, проявдящегоея как мнсжественность в нашем мире (б.Х21&-2и). Пятая и шестая строфы посвящены описанию мистической любви, появлению человека (6.122У-33), миру абсолютного единства (6.1234-35), со­ веты влюбленному посетить кабак (6.1244-45).

В следующем строс1е увидеть лицо друга влюбленному.юшает завеса (6.1^:47-4'^):

^ меня еоть друг за завесой, светит ее лицо из-за завесы .

Она сняла покров с лща и сказала:

"^'в^щь мое лицо вместо завесы .

Все, что тебе нравится в двух мирах, Най, что это я, ^&J позади - завеса" .

Последняя строфа затрагивает единство абсолюта и множествен­ ность форм его проявления в кире, а также уподобление мистика jjiiffle. штнрявшеИ при достижении абсолюта ощущение своих крыль­ ев, перьев и чувство полета. Завеса здесь, как и в других стихо­ творениях, - материальный imp .

Четвертый тарджибаад (6.JL272-I43) длиною в 146 бейтов с о с юйт из i o строф, из которых 6 строф - ш Б бейтов, одна стро­ ф - У бейтов, одна строфа - i бейтов, 6 строф' - по I I бейтов а и одна строфа - 12 бейтов. Ни в одной строфе автором не исполь­ зован рвдиф. В предпоследнем бейте тарджибанда помещен тахаддус .

Зтот тарджибанд был написан Ираки в Дукате, когда он был с ласаном Каввалем ^ в Х, с. 5 6 ^. Тарджибанд представляет собой сакитм, ибо вакхические мотивы щюнизывают вое 113 строф этого стиXQTBopeHHi. Первая строфа напоминает гедоническую газель с лирическиы героем - бродягой, забулдыгой и призывом отречься от в о з де|«ашш.

Во второй строфе описывается воздействие красоты лица на влюбленных (6.127^^-80):

О, твое лицо - CBe4fi, освещащая маджлис, страсть к тебе - терзающий душу огонь .

Хвое красивое лицо влюбленным ариитее тысячи праздников Ноу руз .

•Здесь же - противопоставление каландара мечети ( б. 1286o прошло, что я ходил в мечеть, теперь "xe aj" днем и ночью подобно каландарам в кабаке наливаю кувшин быть может, уловлю твой аромат !

В третьей и четвертой CTpOiJax влюбленный обращается к певлюбви, а вино выступает как помощь мистику в оставденик своих

- 73 зеыных чувств. В пятой строфе темы веселья, любви и вина сопров(«даятся выпадом против благочестия (6.1307):

Я дал обет, что до тех пор, пока смогу, буду раскаиваться в благочестии и аскетизме .

В шестой и седьмой строфах винной теме сопутствуют мотивы любви к другу, а вино выстуйлет как способ освобоадения от мирс­ ких дел. Восьмая строфа содв|жит обращение к виночерпию, под к о то|«м подразумевается совершений мистик, дать чащу, показываю­ щ ю мир, т. е. указать путь к абсолюту.

Ь этой же строф® средсу таалена с у ф 1 Ё с к а я практика "назар" в виде созерцания виночерпия (б.ШЬ-26):

я увижу солнце твоего лица, ЕСЛИ ты - сияющее утро из-за восхода чаши .

Я пожертвую жизнью перед твоим лицом, если взгляну на то уносящее печаль лицо .

Равочароваыие в келье и противопоставление ей кабака зву­ чит 6 бейтах 1332-33!

В келье я провел некоторое время в ожидании твоего аромата^, так как не нашел исполнения желания .

В кабаке я вывиваю кувшив, может быть, я обрету твой аромат .

В девятой строфе наряду с гедоническими мотивами и жела­ нием встречи с другом повторяется желание увидеть лицо виночерЗЬ) и осуждение ислама (6.Х339):

1Д Виночерпий, покажи свое красивое лицо, пека я выпью с твоим ароматом чашу веселья .

Не испив вина, становится пьяным,^^_лицвзреювдй т в о е прекрасное лицо, ^ *»в.иа8встия о тебе

- 74 fi раскаялся 8 аеквтвамв я раскаянии, чтобы, быть тжет, однажды достигнуть твоей улицы .

В десятой и одиннадцатой строфах влюбленный просит вина, ^обы забыть о своем бытии и увеличить любовь к другу. Вновь встречаетоя суфийская щ^актака "ыазар" ( 6. I 3 5 U, I 3 5 2 - S 3 ). Двенадцатая, тринадцатая и четырнадцатая строфы показывают етрадашш влкн^леиного от разлуки с другом, его любовь к нему сощ)овожДается выпадами против рел*1Гиозного благочестия ( 6.

1 3 7 3 ) :

Я раскаялся в благочестивой жизни а воадерканш, образом ^ ^ J ^ подобен кадандарам днем и ночью, fBKHM и оправданием суфийской црактики "назар" (б.13Ьи):

Я жив для того, чтобы пожертвовать жизнью перед твоим лицом .

Ь четырнадцатое! строфе персидские и арабские бейты ч е ре;0ются, а в доследаей строфе вдюбленный келает сл11тьея с б о ­ гом, просит вина, причем гедоническая тема сопровсам^аетея осуж­ дением мусульманского благочестия ( 6.

1 3 ^ - 6 ) и желанием покло­ няться идолам (б.ХЗШ):

М выщди ив кельи, ы мы сели в кабаке, уедйш!вшись для ЙОЛИТВЫ .

Из-за твоей несправделивости мы порвали хирки, а из-за твоего ^;огущества нарушили обет .

–  –  –

Большую часть "Дивана" Фахр ад-Ди^ш Ираки составляют газели:

их 313 обьемом ЗШ2 бейта, что составляет 63,9^2 общего объема "дивана". Самая короткая газель - 5 бейтов, самая длинная - 27 .

В "Диване" по 5 бейтов - 5 газелей, по 6 бемтов - 14, по 7 бей­ тов - 66, по 8 бейтов - 39, по 9 бейтов - 5 5, по 10 бейтов - 3 4, ио I I бейтов - 2 2, по 12 бейтов - 26, по 13 беКтов - 12, по 14 бейтов - 17, ио 15 бейтов - 5, по 16 бейтов - I, по 17 бейтов Ь, но 18 бейтов - 6, по 19 бейтов - I, по 20 бейтов - 3, по 27 бейтов - I. Как видим, болше всего газелей по 7 бектов ( 6 6 ), з а ­ тем по а бейтов ( 5 5 ), по Ь бейтов ( 3 9 ), по 10 бектов ( 3 4 ), по 12 бейтов ( 2 6 ), по I I бейтов ( 2 2 ), по 14 бейтов ( 1 7 ), по 6 бейтов ^14), ш 13 бейтов ( 1 2 ) .

4 разеди арвдетааая»г собой чередование персидских и арабс]?их бебтов ддинов две в Ь, одна в 14 и одна в 12 бейтов, причем на­ чинаются ати газели с бейта на арабском языке .

212 газелей, т. е. 67,7 % имеют редиф, из них Ш газель имеет односложный редиф, 60 - двухсложный, 18 - трехсложный, I газель четырехсложный, 2 вазели - пятисложшй. Газели с однослсжным ра­ д и ^ составляют 41,8 % от общего числа газелей и 61,3 % от г а з е ­ лей, имеющих редиф. Из X 3 I газели с односложным редифог^^ 102 г а ­ зели имеют редиф, выраженный различными глагольными формами, что составляет 32,6 % от общего числа газелей "Дивана" и 4 8, 1 % от всех газелей с редифом; остальные односложные редафк выражены существительными ( 3 ), тстотеишт v.6), причастшми ( 4 ), наречиши ^3), междометиями ^ 3 ), числительными ^ 2 ), частицей ( I ). Имеет­ ся один двойной редаф намибннам. Х'азели с двухсложными редифакв составляют 1 9, 1 % от общего количества газелей "Дивана" и 28,3 % от газелей с редифом. Двухсложше редифы выражены двумя глагола­ ми или глаголами со связкой ( 1 4 ), превербальными глаголами ( 1 0 ), местоимениями с глаго111ьной связкой (3),и другами сочетаниями ( 3 2 ) ;

имеется двойной двухсложный редиф ажхи даулат (какое с ч а с т ь е ! ) .

Иэ 3X3 газелей лишь 33 не имеют тахаллуса, что составляет IU,iJ %, Из 280 газелей, нмеющ}1Х тахаллус, в 274 газелях тахаллус помещен в последний бейт, в 5 газелях - в предпоследний, а в о д ­ ной газели - в пе^жый. Тахаллус.вводится как путем обращения поэта к самому себе, так и упоминанием о себе в третьем л щ е .

Обратимся к анализу содержания мистических газелей поэта .

Как было замечено ивследоватеяями, через весь "Диван" йраки про­ ходят темы "назар ила "л-мурд" и жизни каландаров. Созерцание друга, кумира, идола, возлюбленного - обычная тема суфийс­ кой лирики. Как убедительно показал Й.Э.Бертельс, лицо в суфийской воэтйческой символике соответствлет истинной реальности, т.е. единому, абсолютному, неслохеныому духу, локоны же еманасмешанным, представляющимся величиной не реальной, а лишь 0^ мнимой, ^^ицо - указание аа божественную субстанцию, абсолют, не знащий изменений; локоны - мир постоянных изменений, мгновен­ но возникающих и исчезающих / ~ 4, с. 1 0 9 - 1 2 5 К а к отметила З.Н .

Борохейкина, предмет шклонения - кумир - в поэзии чаще всего обезличен, чему способствует и сама природа персидского языка, не имеющего грам.-^аатически выраженной категории рода сЛЪ9^^ .

То же самое явление наблюдается и в тюркских языках, где отсутст­ вие грашатичесшй категории рода является причиной того, что сло­ во, обозначающее любимое существо, может отождествляться как с мухчшой, так и с женщиной ^2, c.2IJГ. Тем не менее даже в светских, иешштических газелях исфаханских поэтов Джамал адД1иа (уы.1192) и Кашла Исма ила (1172-73 - 1237) встречаются три газели, называвырше в неизменном любовнсж контексте кумирсж шову У, с.15Э_7, В с у м с к о й же лирике Ираки идеалу любви часто дается человеческое обозначение - и не шах, султан, а шоша .

Роль,.Дракй "в развитии: классической газелж не.нашла, отра;^ения в:,лпециалшой литерату];». Его имя не упоминается в научных трудах, посвящен­ ных периодизации развития, генезису и особенностям жанра (жанро­ вой форйы) газели. Так, развитию персидской газели в средние в е ­ ка посещены работы М.Л.РнЙснер ^ 2 5, с.25-33; 26_7 и польской исследовательницы М.Окладанковой / " 6 9, с.4б-73_7, но газедьная лирика поэтов Ыалой Азии Ж в. (круг Дж.Руми) в них не рассматри­ вается, в том числе не находит в них отражение и суфийская лирика йраки .

–  –  –

газелей, так и по количеству бейтов в каадой теме к обцему объему газедай "Дивана". Разделение газелей ш т^^шм достаточ­ но условно, ибо в ^еде политекатических газелей пришлось ввделить одну, доминирующую тему, игнорируя другие .

–  –  –

Больше всего газелей с описанием красоты друга и созерцанивы его лтщ, затем следуют газели с любовью к "Другу-богу я г е ­ донические газели с выпадами против обрндов ислама и умеренного суфизма .

Первая группа гизелей представляет собой любовную тематику 8 отвлеченном ввде, не осложненную гедонической, обличительной, философской и другими темаш. ^ютивы в газелях этой группы траДиционны как для светской, так и для суфийской лирики. Основнов противопоставление - лирический гертй - возлюбленный, друг, кумир, красавец, иердце лирического героя превращено в еаго пос­ тоянного 4йолчаливого собеседника, с которш можно говорить о своих взаимоотношениях с недосягаемым возлюбленным, смерть же возможный избавитель лирического героя от его постоянных любовш ных страданий. Лирический герой желает достичь идеала любви, но во всех газелях - невозможность разрешения оппозиции "я - возлюб­ ленный"* от полного неверия лирического героя в контакт с в о з ­ любленным до разных степеней возможности этого контакта. ilHBaриантными являются ьютивы рандуки, жалоб влюбленного на невоз­ можность свидания с возлюбденнш, мольбы и просьбы о свидании, жалобы на недоступность красавца, слез лирического г е ^ ш. iiHiMческйй герой - тоскующий, страдающий, плачущий, отчаявшийся, мечтыщий, надеющийся, жаждущий. Культ неразделенной любви, любовше страдания, выражаемые в рыданиях и стонах, любование красотой и тиранией кумира, надеж21а на свидание, бесконечное ожидание пре­ вращаются для влюбленного в сплошные вздохи и слезы. У влюблены ного раненое сердце id сожженная печень, но любовные страдания составляют для него и сладость жизни. Страдания влюбленного с о ­ пряжены, как правило, с разлукой, ^.есто действш - улица кумира .

Улица и дверь дома возлюбленного, порог двери, пыль этой улицы, иыль у днери дома и из-под ног друга - повторяющиеся штивы в этой группе Газелей. Даже ветер, долетевший с этой улицы, прино­ сит аромат друга. Ь газе.5ях присутствует и мотив соперника, клеврага, т. е. антагониста лирического героя.

Ь нижеследуветаака, щей газели Сб.зав6-Э3) говорится о страстном желании встречи с другом:

–  –  –

ттератъ душу и сердце, жить перед лицом любимого, гореть в разлуке и радоваться надежде на свидание, ладить с болью и затем жить с ароматом лехсарства .

до каких пор от разлуки с любимым я буду рыдать ?

От его жизни до моек жизни, С1Шлько жить таким образом?

Мне достаточно жизни, где смерть, чтобы умереть ?

Смерть лучше того, чтобы жить с болью разлуки .

О ты, которой приятнее жизни, иди сюда, чтобы я пожертвовал ради тебя жизнью, умереть радом с тобой лучше, чем жить в изумлении и вдали от тебя .

Как хорошо будет на твоей улице от аромата соединения с тобой жить, падая и вставая, между землей и кровыо .

Т отбросишь меня от тт самого, и тогда ты С}':ажешь:'*Живн ы радостно", жить для влюбленных без тебя будет са^шртью, о жизнь .

Смотри, Ираки, отдай жизнь любимому, не медли, после этого без красивого лица друга нельзя жить .

Газель монотематическая. Суфий измучен, он устал от разлу­ ки с другом, устал жить надеждсйна встречу, жизнь л^1шь с мыслями о боге ему надоела, и он предпочитает смера-ь жизни вдали от дру­ га. Но даже аромат, приносимый ветром с улицы друга, приятен влюбленному, заставляет его радоватьсиа .

Ь другой же газели (6.2Ш2-38), кроме любовной темы, присутст­ вует и мотив оправда1шя практики "наэар".

Как уже указывалось, * суфАШской Еюэтическок тедшАнопотл лицо - это скрываемая эманаЦками абсолютная истина, а абсолют - мир единственности, стабиль­ ности, не знающий иж^енений, в отлич^1е от нереального мира - мира вротийоположностей, множественности:

%о сделает запрет с твоей чарующей любовью ?

-ш Что сделает разлука с радующим соединением с тобой ?

Да, неудивительно, если ты не придешь к двери моего сердца, что делать султану в целье шщих ?

Цеудивительно, если и я не вшедусь Б твою святость, там, где то совершенство, что делать пороку ?

Как у^йвстится множественность в тесноте единственности ?

Что делать ложности в мире истинного бытия ?

Гово1Жт: "Добропорядочным не приличествует созерцание, так как там, где боль, что делать лекарсту?" Да, однако, когда влюбленный надел цвет возлюблевиного, тогда что делать сторожу между ними ?

Ыесто, где возлюбленный также не вг^ещается в промежуток,^ что за беспокойство принесет обладатель? Что сделает Ридван^ ?

Газелыуонштештическая, "Добропорядочным не приличест­ вует созерцание", ибо ортодоксальный ^.юлам и умеренный суфизм Газали запрещали созерцание как человеческих лщ, так и идолов .

Суфий жалуется на трудность мистического пути к абсолютному единству, ибо бренный, относительный мир - мир множественностиудерживает его, мистик видит свое несовершенство, свои пороки .

В некоторых газелях присутствует описание красавца, показано желание влюбленного увидеть его лицо Сб.3%и-67):

До каких пор будем ухаживать за лицом каждого красавца ?

По крайней мере, когда станем влюбленными в твое лицо .

Ь розовом кусте твоей красоты красота: красавцев - шипы, несчастен тот, кто в этой розе удовлетворится шипами .

т.е. в расстояние между идущим по мистическшу дути и абсолвтом .

Дидван - имя ангела, стоящего на страже у врат рая .

- 67 Хочешь ли ты, чтобы подобно твоим локонам к^ир сжался ?

Покажи влюбленным волос из твоих кудрей .

Куда ушел тот радостный ? А где тот далекий, который с нами встречался каждый день один-два раза?

дни отделили нас друг от друга, а не то у нас от счастья свидания с тобой была ^бы_7 счастливая судьйа .

Сколько ты будешь под завесой ? ^бери вуаль с л^ща, чтобы твое лицо ^«видел на мгновение надешщйся .

Ь ож^щании соединения с тобой моя душа достигла предела, от соединения с тобой какой нам прок, кроме ожидания ?

Покажи свою чашу, показывающую мир, чтобы Ираки в твоем лице увидел лицо каждого красавца, 1^любленный надеется увщеть лщо красавца, т. е. абсо­ лют - мир стабш1Ьности, устойчивости, неподвижности. Но локоны и завеса - мир 1Э.-]во.сительшпонятий - удерк^хвают суфия в бренном ми­ ре, закрывают ему путь к абсолютной истине. Просьба суф^ш к "красавцу" -богу убрать с лица покров означает желание избавиться от противоречий бренного, нереального мира с помощью идеала любви .

]^ один вид газелей этой группы - это описание природы, пей­ зажа, ш фоне которого влюбленный страдает в ожидании встречи с другом. Природа как бы одухотворена, являясь собеседником и полирического героя (б,25Ь9-6Ь):

ад14Ником

–  –  –

нитое: "Ана-д-хакк" ("я - Истина, т. е. я - б о г ), выражанаее идею даитеиама. Полемика с ^фтодоксадьншисламом проявжется и в про­ возглашении связей с кут'оы, христианством. Приведем эту газель, выделив арабские бейты:

Почему мне не поддирать семь пластов f"зe^iлиJГ и не подняться на высшие ступени ?

З а ^ я буду погонщиком осла у антихряста, когда и у меня есть узы с лристшл;?

Не вамые В1гсок*ш ступени и вершины /"высокие качества 7 :

^1ижение гойдедиво к славе быстрее, подобно подъе1'Лу .

Приходит ко мне достоинство 'moтoJ/ луше восьмого рая, а считают ^ м н е н и е ^, что этот /^небесный_7 свод - семь арок .

И поистине, я не ГОВОРИЛ ОТКШТО О соединении, рднико щ&, если я буду в сюедцнении с богоь^, я буду вечнщ .

Не говори:"}! - Он, а Он - Я", знай хорош, что у него самого не бывает ш чета, ни нечета, 4 как тебе 0бш1руж^1ть в волнении мош кааедысй. которые бежали от ДШРУЮШИХ Ш Т Ь .

Не раскрывав эти олова, подобно Халладку, f"ибoJГ повесят тебя на виселице, о *:'1раки .

Персидский текст понятен без арабского, без арабского он сохраняет свой смысл, арабский же текст представляет собой как бы Жйшентарий к персидским стихам. Отметим, что море в су^йской оимволике означает бытие, ^ихлах, капельки - это ищущие по мисти­ ческому ПУТИ, а дарующие пить, т. е. виночерпии - это совершенные мистики, достигшие высш1Х ступеней мистического знания, Х'нзель "онотематическая. Подчеркивается, что бог един, у него не бывает '•«та и нечета, звучит предостережение п^ютив открытого отождествленйя мистика с богом, "ибо пойесят тебя на висеаде, О Ираки" .

]3 газели проходят представления мусульманской космогонии, с о г ­ ласно которым небо состоит из 7 слоеа, иди радов, а ад из 7 пзастов .

Среди мотивов газелей этой 1'руппы описание чувства, страсти влюбленного, обращение его к ветру с просьбой передать весточад ;ивб1Ш0МУ ( 6. 1 7 6 3 - 7 0 ), влюбленный пылает от огня страсти ( 6. Ш 5 ), влюбленный в веселом состоянии счастлив от того, что его ласкает друг и что он проходит мимо двери друга, прося люби­ мого не кучить его разлукой и не заставлять страдать (6.17^^7БШ)г жестокий возлюбленный не замечает^ забывает лирического героя, не дает ему надежды на встречу, дверь его дома закрыта для него (6.1804-10); страдащий влюбленный каждую ночь бывает 3 двери друга, он будет доволен, даже если возл1К5ленный будет его 0Гать и по ошибке пройдет мшо него (6.1895-98); мотив брен­ ности; неустойчивости, изменяемости мира, пессимизм, желание смерти, которая для влюбленного - избавление от печали и страда­ ний (6.2055-61); влюбленный живет надеждой встречи, все его мнсдй о кумире, он взывает к его совести (6.2073, 2078-79), просьба позволить влюбленному пройти мимо двери друга ( 6. 2 1 1 2 ) ;

влюбленный готов ждать годы после взгляда, брошенного на дверь любшого ( 6. 2 1 2 1 ) ; сердце влюбленного вслед за дичью попало в аовуику ( 6. 2 1 6 0 ) ; влюбленный по утрам часто ходит на улицу куми­ ра, чтобы вдохнуть его аромат (6.2174), он так плачет, что с о ­ сед просыпается ( 6. 2 1 7 5 ), он готов целовать дверь друга ( 6. 2 1 9 6 ) ;

лирический герой готов бросмть жизнь перед собажами его двери (6.2198), дувш влюбленного ранена стрелой его кокетливого взгля­ де (6.2201); "око его судьбы ослепло, а неумершее сердце живым У Л в могилу" ( 6. 2 2 6 9 ) ; влюбленный рассчитывает на милость люШО его не прогонят (6.2367); "один атом нечали по де­ moTO, vso лимому прштней ему, чем цвднй мнр золота и серебра" ( 6. 2 6 3 7 ) ;

раздука с воз/шбденным подходит к концу, боль сменяется исце­ лением (6.2550), "влюбленный плакал от радости всю ночь до у т ­ ра, как будто ему в нос попал аромат из сада" (6.2556)| мяч желания влюбленного попадает в изгиб клюшки (6.2554) - здесь о б ­ раз чаугана - клюшки для игры в конное поло- для обозначения локона, мяч ке - вердце влюбленного, изгиб клюшки - круто изогвутмй локон. Серкше шшбленного попадает в локоны, а затем от удара клюшки отораснваетоя далеко от кумира. Другие часто ветречащиевн мотивы - обращение влюбленного к друзьям аа помощью свечи: "лотя я иногда смеюсь, как свеча, мевяу (6.2637), QVMB смехом я плачу, о горе" (6.2669), кудри как препнтствие для влюбленного:?Кахднй миг ты ловишь кудрями Х О серцец" ( 6. 2 8 9 5 ), ОО шибленннй &роситоомер1}ьзабрать его ( 6. 2 9 x 3 ), говорит об осво­ бождении от своей плоти, славы и позора (6.2916), о трудностях дшкения ао мистическому пути (6.2917-20) .

В газелях присутствует мотив города, торговли?"Без прибыли я ёотаыу из этого дуккана, так как не нахожу в атом дуккане денег" (6.3J46). влюбленный страдает, желает кумиру радости, веселья, сам же согласен на шшч и рыдания (6.3083); воалюбленн Ё считает вл^обл^^нного недостойным его любви (6.3087); влюблен­ ы н й упрекает возлюбленного в коварстве и нарушении обета ( б .

ы 3256), требует от него отеета: уходить ему или оставаться ( б .

327Э); влюбленный в печали подобен полумертвой птице, попавшей в силок охотника (6.3453-54); суфий стремится к соединению с б о см, но на его пути - бренный мир в виде локонов, ящб, рединки, aytww красйвца, который расставляет ему силок и пршйанку, чтобы помешать его движению по мистическому пути (6.3545-46); жалобм

- 92 даоденного на неспрашвддивоеть дога, не открннащзхч» ему таИщ йо?йкного бытия (0.3808-814); друг не еынояняет обецаяЕй ( .

3902-903); слияние 8Л10блвнного Ирахи с богом, лицо бога стано­ вится лицом йраки, влюбленный достиг истинного бнтия, он счаст­ лив, удовлетворен (6.3921-24); жалобы на иештания, поонлаемае toroM (6.3978), уареки богу sa иопнтаяия (6.3984-95) .

Ко второй групне относятся газели, в которых Ере8алй{чгет т е ка ошсания красоты друга, часто - к|^соты его лица и как следст­ вие - желанна увидеть его лицо. Среди частых глотивов - страдания влюбленного от разлуки о любшшм, причем первый не мыелит жизни без лица крсавца ( 6. 1 4 0 8 - 9 ), любовь к лицу, описание красоты друга и красоты его лица (6.1454-58), влюбленный восклицает, что "без твоего лица вся моя вера - неверие, а с твоим лицш вое мое неверие - вара" (6.1в94); красота лица друге шенила лирического героя, и, хотя враг советует ему оставить друга, влюбленный наз­ ло ему ищет друга (6.1713-20); желание встречи, чтобы увидеть его лщо, поцеловать его губы, вдохнуть аромат красоты его лица ( 6. I 7 2 I - 3 2 ), "мои верш и неверие - все это твое лицо" ( 6. I 7 3 ) ;

образ 1бОтылька и свечи: "О чем думать мотыльку перед свечой лиц красавцев?" ( 6. 1 9 2 2 ) ; влюбленный страдает, у него кровавые сле­ зы, он настолько поражен красотой лица друга, что даже враг ему не помеха (6.966-77); ни царь, ни райский сад не может противо­ стоять красоте, совершенству друга (6.2002), он - тр истинного бнтия с райским источ]шком (6.28), Велико воздействие красоты кумира :"ijecb мир - пленник ловушки его локонов" ( 6. 2 2 2 5 ), "серд­ це и душа всего мира - жертвы его сладких рубинов" ( 6. 2 2 2 7 ), "ыы - рабы этого кумира, так как своим лицом он освещает собрание, в его губы пленяют влкбд@нных, как вино ( 6. 2 2 2 8 ). Ъ паэелях име­ емся и гиперболизация силы красоты друга:"Когда его лицо откроет

–  –  –

снесет аромат его локонов на юхадбище, то с каддой могилы от аромата друга шднймутся 20и влюбленных" (6.2241), "если в е ­ терок с его кудрей неоаданно пойдет в Туркестан, то поднимутбя в это ш р е, может, приобретешь жемчужину, так как из этого бескрайнего моря поднимается много жемчуга" (6.2246). Встреча­ ется также описание локонов, завитков кумира, его рубиновых губ, желание поцелуя (6.2432-40), единственное лек^арство от стра­ даний для елюбленного - лицо возлюбленного (6.24^7); поскольку лицо кумира скрыто, влюбленный смотрит на алые губы и спутанные локоны красавца (6.2594-96); кргасота лица, губ, родинки на г у ­ бах возлюбленного пленяют влюбленного (6.2813-18), влюбленный восхищен локонами, алыми губами, глазами, речью возлюбленного, его бровями и кокетливым взглядом (6.2820-21); "без лица любиыого розы на лугу я сч^1таю шипами" (6.3182), а "судьба стада, как черная ночь" ( 6. 3 1 7 7 ) ; влюбленный стал тощий, как иголка, ибо день и ночь натягивают свою любовь на нить души ( 6. 3 2 0 4 ) ;

просьба показать лицо, ибо "нет лекарства от его боли, кроме его (друга) лица" ( 6. 3 2 9 4 ). Влюбленный суфий желает остаться в бренном ш р е, он в капкане локонов друга: "Твои локоны бросили лассо и брос]^1ли ыое сервще в оковы" (6.3650). Локоны красавца мешают суфию приблизиться к ИСТИННОМУ бытию:"Сердце - пленник аркана твоих локонов" (6.3695). Влюбленный поражен лицом друга, стрегштся к ИСТЙННО1у!У бытию, но ему мешают губы друга, друг создает разные преграды на пути движения мкстика Сб.3853-5Ь);

Вопрос о местоположении и об этнографическом происхожде­ нии населения города Саксин остается спорным, но предположитель­ но город находился близ устья Волги и был завоеван и 1зазрушен вдаблешшй просит друга убрать покров с лица ( 6. 4 1 1 5 ), ему ме­ ш ю ррдинка и локоны красавца (6.4131-32); по мнению елюбленат ного, "счастье двух шров увидеть твое (т.е.друга) лицо" ( 6 .

5407) .

Ь ниаеследающей газели описывается страсть влюбленного к лицу красавца, созерцание лица как помощь экстазу и видению б о ­ жественной красоты (6.2251-68):

До тех пор пока ты - непоколеби{,1ая красота, сердце будет волнуемым страстшйИ, пока не увижу твоего лица, жизнь будет печальной, пока перед тобой ^лоя душа не умрет, она не получит покоя, пока сердце не найдет твой аромат, оно будет беспокойным .

О жизнь, от любви к твоему лицу я дошел до предела, до каких пор от желания тебя несчастные: будет е плаче ?

Не желай того влюбленного, который не хочет жить без тебя, не имей того црага, который будет твои*/! другом .

Если не имеешь лекарства, по крайней мере, вспоини о боли, так как есе, что вдет от друга, будет памятью .

С ПР14ЯТН0Й Оодью жизнь может быть с ароматом лекарства, можно П]Х)цести жизнь с печальи, зсли она будет печальной, Хоть устрой моз дело, хоть сожги мою дуыу, какое нам дело до дел падишахов ?

От ожидания соединения с тобой Ираки достиг предела, до каких пор, чужой и утомленный, он будет в ожидании ?

Газель мвнотематическая, Ь конце газели вырйжается желание соединения с другом, Ь другой газели (6.3751-59) описывается воздействие красо­ ты возлюбленного на бренный ш р и на влюбленных:

О,твоя к^эасота неожиданно сбросила покрывало с лица, весь ййир бросила в во/шение, а волнение в мир .

- 95 Любовь к твоему лицу возбудила из земли воск|)есение мерт­ вых, кйдание тебя бросило на небо суматоху .

Блохой глаз от блеска твоего лща запылал огнем, когда бросшй на него руту^ для души влюбленных .

Твоя красота, показав лицо, снова спрятала лш;о, бросив в сердца несчастных еолнение и смуту .

Созерцание твоего лица, что яв;шется давнишним желанием сердца, бросило желание а сердце того немощного .

Сколько будет влюбленных, желающих твоего Лiщa, бросаю!4ИХ головы у порога на твоей улице ?

О как жаль, ^Г'что^ без тебя прошла моя жизнь ! А какой результат от сожаления ?

Так как снова не приходит стрела, выпущешая из лука .

Я остался в колодце разлуки, нога на хвосте змеи, б^юсив руку в пасть лишающей жизни акулы .

Снова неожиданно ничего я не увижу на горле Ираки, увлечения красавцем набросили ввренгчу .

Газель монотематическая., Ьлюбленный просит красавца убрать с лица завесу, чтобы достичь бокестве^шой субстанции, но лицо зак|»1йается, не успев показаться, и суфий вновь остает­ ся й относительном шре неустойчивости. .

В третью группу газелей входщт ст5ХОТ8орени1, содорищие гедош^леские мотивы и, как щзанило, сопутствующее им осуждение ортодоксального блгя'очестия, описание жизни калаадаров и огне^^ поклонников-зороастрийцев. 10 в газелях йраки присутствуют и моI рута - растение, зернами которого окуривают детей, чтобы у б е Рачь их от дурного глаза .

-96 тивы, направдешше прошив умеренного суфизма, никесдедущей газели (б.^Ш6-12) лирический герой - гуляка, каландар, вл1оОленный:

la акру каландаров и гуляк сядь и пек BHiio и будь приятным .

Чтобы ты обнарунид вкус вина и похмелья, нужно, чтобы ты также стал гулякой .

Сколько эгоистов а келье ?

Иди, стань пьяницей, как бродяга .

В чаше с вииом, шказывающей мир. увидь тайну двух миров, но не разглашай .

А если ты сам посмотришь на виночерпия, ^то_7 станешь пьяные от его красивых глаз .

Все, что ты увидишь, кроме изображения кутра, начисто соскобли с доски сокровенного .

Увидишь, о Мраки .

лудожника на картине своего бытия .

Как видим, гедоническая тема подчинена мистическому смыслу, ьино означает победу любви к богу над мирскими делами, а виночерщй - совершенного человека, достигшего высших ступе­ ней на мастйческом путм познания, влюбленный, созерцая виночер­ пия, сливается с ним, достигает сокровенного, т. е. абсолюта .

В газели содержится критика псевдосуфиев, лицемеров. Газель мо­ нотематическая, хотя винная тема осложнена мотивом созерцания лида .

Дриведем еще одну газель аналогичного содержания v6.285-6I):

iJHepa я прошел мимо кабака с четкамй в руке а ^ьолитЕенны^ ковриком на плече .

старик «ышел из кабака, HeKHii /"Cca3a8_7 'Uecb не покупают лицемерие, не продавай .

о своем визите:

С1шзал те "Здесь не шкушют лицемерие, не продавай^ отдай чет1Ш, возьш пиалу, оставь хирку и шдень дервишескую одеаду, ;Вачем ты будешь бессшсленно в келье, 1щл в кабак, пей вино .

Если вспомнишь красоту виночерпия, забудешь душу и сердце и вер5г .

А если увидишь отражение его лица в чаше, без виьк.* станешь пьяным и сштенным .

Так ши. ты хочешь иа^1ти такое исполнение желания, стс.райи^1 оставить свои келашл .

Когда ты оставишь свое желание, ты нозьусшь 2 объятия Ёсе желаиш! .

Есш виночерпии любви из кувшина отстоев дает тебе осадок, не желай чистого вина .

Предоставь еш его дело к будь веселым, есл41 даст тебе яд, выпе!, .

Ираки, ес^АИ не наладится это дело рагоеоро!^, молчи 1 Газель геонотематическая. ^^иричесшй герой - гуляка, В газели содержатся не только выпады против благочестия ( " о т ­ дай четки, возыйИ шшлу").

но и против умеренного суфизма:

"Положи хирку и надень дервише скую одевду, зачем та будешь б е с ­ сшсленно й келье т. е. у^^леренным суфшъ:^ яротиволостан;шатся Дервлши, каландары, пьяшды, гуляки. Само созерцание лица осуж­ далось как оргодоксами, так и умереышми сус^иями. Ь газели С,11афиси в сноске I отмечает, что этот бейт, очевидно, повтоi№eт предыдущий " 8 1, 0. 2 1 4 / .

-98 сформудирована одна из целей мистика - победа над страстями, келашшмй, человеческими слабостями .

Кроме винной темы и осуждения обрядов ислама, в некоторых газелях с гедоническим содерканием содержится мотав соединения с другом. Такова следующая газель ( 6. 1 Г?4-Я) ?

Т кидел, как в].хде меня несчастный попал в тругцобу, ы освободившись от ^^ечети и наслаждений хвастонством, выйдя из обители и засев в кабаке, делая постоянно сотнв поклонов перед ''Уззой и Латом^, потеряв сердце и веру, остался разорившимся несчг^стный, упав ничтожным и печальным в угол кабака .

Нет ни искреннего друга, который однажды с ним заговорит, ни интимного друга, котором однажды проявит к нему внимание .

Нет у него ни огнепоклонника, который /~бы_/ однажды взял его за руку, ни ласки, заступившейся /~бы_/ за него однажды .

Его боль не увадела лекарства, его рана не искала пластыря, тайно сговорившись с неизлечимой болью о несчастном .

Хороша бывает судьба от арошта соединения с другом, то ее радость У1аяа, то суцьба, о горе !

Несмотря на э т о, Ираки, надейся, может быть, положение улучшится, ^/1едь_7 изменяются обстоя­ тельства, В газели две темы: гедоническая и соединения с другом. Про­ тив исламского благочестия направлено и ноклонение Узэе и Лату идолам, стоявшим в святилище Каабы в доисламские времена, а противопоставление обители кабака ставит лирического героя в оппозицшо умеренным су(1шш .

^ ^^'зза и Лат - название идолов древних арабов в доисламский яериод .

Е е одна газель, лишь в пе|»01« бекте упомянув вино, повест­ щ вует об экстазе влюбленных, стремящихся к соединению с дру­ гом, мотивы осуждения умеренных суфиев - "снимаем хирку и на­ деваем палас ^", прот^лвошставдение суфиям дервишей (6.3394-401):

Не вкусив вина, мы шумим посмотри, что мы будем делать, если выпьем !

До неосведомленности №1чего не знаем, тогда почему мы напрасно шумим ?

Доходе будем кипятить котел страсти, чтобы вскипать в своей незрелости ?

Отчаявшись, мы снимаем хирку и от рыдания сердца надеваем палас .

Это фальшивое возде|жание. которое у нас никто не покупает, что ш ^ e г o J ' ' продаем ?

С тем, который с нами не окажется справедливым, это дело, но, однако, и мы поста|щемся .

Не беда, что из чаши соединения с дюбшош м выпьем один глоток для исполнения желания сердца .

ы Вчера мы веселились без ираки, сегодня мы желаем вчерашней ночи .

Лирический герой - с у ^ й - не в силах достичь мира единст­ ва, отчаивается и решает стать дервишем, осуждая лицемерное с у ­ фийское воздерЕание. Газель условно ыожно раэде;шть на три т е ­ матических блока: I. бессмысленный суфийский экстаз влюбленных *- 6.1-4^. 2. отказ от суфизма - 6,4 - 5. 3. желание соединения с другом - б. Ь-8 .

Ьщ один тип газелей этой группы, где наряду с винной темати­ ;е кой затронута суфийская практика "назар" (6,2070-80):

—•

–  –  –

ко выделить в два композиционно-тематических блока. Влюбленный, г;уляка и каландар предпочитает завесу лицу друга, т. е. хочет о с ­ таться в мире относительных понятий. Но затем местом для соединешш с богш он выбирает кабак. 11менно в кабаке - небесном 1^арстве - с вина - любви и виночерпия - совершенного мисти­ по^40ЩЬЮ ка гуляка-каландар собирается достичь божественной сущности .

Влюбленный, став пьяным, хочет подарить миру глоток, т. е. имена атрибутов и временные экстатические состояния, которые встреча­ ются м/стику на его мистическом пути .

В другой газели такого же типа, кроме гедоники и осуждения обрядов ислама и умеренного суфизма, содержится оправдание прак­ тики "назар" (6,3032-40):

М снова нарушили обет ы и освободились от печали славы и позора .

&ы даяодваш суфийскую хирку, подпоясались поясом любви .

В кабаке с вином и возлюбленным ын немного любовно посидели .

От вина рубинов друга мы пьяны и глазами его мы опохмелились .

Правильно будет, если вызовем в мире сштение, так как мы пьяны от вина рубинов друга .

Когда м увидели солнце его лица, ы вы подскоч^1ли от веселья подобно атому .

М просили заступничества у света, ы чтобы мы соединились с тем солнцем .

Ьвлн атомами, стали солнцем, когда оборвали любовь к Ираки .

Это все есть, но только не знаем, что в этот миг мы существуем или нас нет?

- 102 ц газеди две темы. Ьинная тет и выпады против ортодоксии сменяются темой дюбви к "рубинам" друга. 1^бины - это осдохнейие переоначадьного образа "губы", означающего в сшлволике йраки С О Н У "калам", т. е. теоретическое мусульманское богословие, ТЯ К ошраюЩ«еся на формально-логические доводы для обоснования ревя»

гиозного учения. -Затем влюбленный увидел лицо друга, которое сравнивается с соладем. Здесь также осложнение образа "диЦо", оз­ начающего абсолютную истину, путем введения мотива солнца. Ооднце же в суфийской поэзии часто выступало синонимом абсолюта. Ь конце газели - слияние, растворение влюбленных в божестве .

Завершить эту группу газелей ыожно стихотЁорением, где, кро­ ме гедоники, связей лирического героя с язычниками, его привер­ женности дервишескому образу жизни, присутствует тема несправед­ ливости судьбы из-за разлуки лирического героя с другом (6.3310Я тот несчастный бездельник и гуляка, который в беспутстве - глава мугов^ .

Я'Нищий, до дна пьющий пьяница, я - счастливый товарищ мелкого мошенничества .

Я освободился от оков воздержания и чтения Корана, я - не лицемер, не п^,итаорщик и не двул11чный .

Я отложил ^шда»*^ и тайласаН^ н сторону, вся завязка моей каба стала зуннаром .

Гложет быть, мою глину замешали ^глинойJ'' кабака, ибо каждый миг склоняюсь к кабаку ?

Где ты, о виночерпий, подай мне чашу, ^ *У - маг, зороастрийский жрец; огнепоклонник, эороастриец .

«Г Р Д * - кусок ткани, используемый как верхняя одежда; плащ, Вн, накидка .

тайласан - кусок ткани, накидываемый на плечи и служивший так *е для пок^швания Головы

- 103: чтобы на один миг мне сравняться с приятными товарищами .

Освободи меня от меня самого, ибо я отчаялся в minm, до каких пор я буду пребывать в этой обители страха ?

Н на миг не был я радостным, и оттого что я в этой сх$ители страха, Ыеня изгнали из двоща чистых с сотней унижешМ, так как я - недостойный гуляка .

Вывели меня с позором из Каабы, дали мне место в кумирне .

Н этом пути я хотел подвизаться, а отрубили, увы, мне руки и ноги Я остался в пустыне изумления, нет у меня ни ясной дороги, ни проводника .

Я потерял теперь ыгадеяду на каждого, кто существует, припал я к вратам милости моего бога .

Оттого вся эта несправедливость /"пала^^ на меня, что я постоянно разлучен со своим другом .

И я освобожусь от несп^веддивостй судьбы, если Ираки освободит меня из ^ f c B o n x ^ рук .

Лирический герой - гуляка, каландар, влюбленный суфий, обличитель ислама. Хотя в газели несколько тем, ее трудно раз­ бить на композиционные блоки, но основная тема - это прославле­ ние кабаков, обличение церковного благочестия, трудности движе­ ния по мистическому пути к жалобы на несправедливость судьбы .

Таким образом, в группе газелей, в которых большое место от гедонической теме и нарушению запретов исламского благоВодится 8 этом бейте - игра слов: в первой месре "даст-у па задан" стираться, усердствовать, выбиваться из сил (для чего-либо), а 80 второй месре "даст-у ш буррвдан"- отрезать, отрубать Р^/ки и ноги .

честия, присутствуют темы практики каландаров, описание красо­ т лица виночерпия и эле.^лентов природы, ^шрический герой - в е ы сельчйК, гуляка, бродяга, гедоник и суфий, завсегдатай кабачков .

Кабак противопоставляется келье, пьянство и пох&]елье - воздеркал в и благочестию, а виночерпий и дервиш - праведнику, святоше ш как в следующих бейтах (6.2797) и (6.2279-80):

Ьшючерпий, ради приятной улыбки подари веселящее вино, так как ради обета и воздержания я отдал ЖЙЗНЬ .

Т прошло, когда я каждый раз ходил в келью, ш на этот раз я "никуда^не пойду, кроме как в питейный дом .

Я питаю отвращение к воздержанию, я не буду штать отвращение к распутству и бродяжничеству .

В ряде газелей содеркатся жалобы на судьбу, в которой для влюбленного нет р^ддости и веселья, Ь некоторых газелях привлека­ ется ш№иа библейских персонажей, а также популярных героев ближвевосточной и средневосточной литературной традиции: 1дам и Ква, Лейла и ^^аджнун, Ьамек и дзра, ёархад и ширин (6.1884-30, 1842), из исторических фигур - правитель ^шхмуд Газнавя (9У8-1080) и его раб и фаворит Айаз(ум. 1057-58), ставш11й в персидской поэзии синонимом юношеского изящества, красоты, а мист^псами лП-Ж вв .

считавшийся совершенным чиловек(МА, достигшим единения с предме­ том любви й постигшим высшую истину .

Теме вина и кравчего сопутствуют мотивы бренности, непостоян­ ства ыглдаг "неожиданно отправился караван жизни с этой стоянки, а вслед за ним отправимся и мы" (6.2142) или расшлфровка поэтиесках суфийских терминов: "Ь этом собрании вино- любовь, а чаша

- потеря самого себя" (6.2146). Часто встречается мотив базара:

"Ьеокиданно мой кумир пьяным пришел на базар" (6.2809). Ьлюблена й гедоник восклицает: "Так как в келье я - не молящийся, зачем ы

- 105 в кабаке я остался трезвш ? " (б.ЗОЮ) или: "Так как в Каабе нет для меня места, несомненно я остался у двери торговца ви­ ном, подобно бродяге" (б.ЗОИ) .

Четвертой группок газелей являются стихотворения, в которых объектом чувства назван отрок. 1\ак отмечалось во введении, Ритхером выделялись два направления в мистической любви, в одном из которых объектом является божество, а в другом в сферу любовной мистики каким-то обр^^зо!». вовлекается красивый человек. К типич­ н й Iipeдcтaвитeля^i пераого направления ученый отнес Рабиу, Халы дадаа, Мухаммада Газали м Ушд-а ибн (^арида, а к известным пред­ ставителям второго - Дк.Руми и Ираки Ъ2, с З О ^ /. "Вовлечение красивого человека а любовную мистику. - продолжает исследова­ тель, - толкуется разным обрг^зом, в том числе и как "таджалли" (т.е. манифестация), прежде всего со времени ^хбн Араби. Рядом с этим стоит объяснение "назар" - взгляда на красивые лица, часто толкуемого как созерцание бога или даже как служение б о ­ гу" /~ь2, с.УО^''. "11азар" также ценится как средство, которое повышает экстаз Ъ2, с.ЭГТ"» Далее Риттер, ответив, что жизнь йракй - это постоянный "назар ила «л-мурд", делает вывод:"Кажет­ ся, что Е ^'Х-^'П вв.х. в Персии развился особый стиль мистичес­ кого ЕОсп|аштия через "назар", создавший базис для персидской мистической лирики" / " 6 2, с.1иО_7 .

Отметим здесь также мистическую любовь Дж.Руми к бродячему софийскому дервшу 411амс ад-Дйну Муха1У1маду Табрйзй (ум. 1247), затем к ученику золотых дед мастера из коньи Салах ад-Дйну ^арйД^ну Заркубу(ум.125В), а после смерти последнего к Хусам адДивд Хасану. По мнению Й.П.Петрушевского, великий персидский поэт Дж.Руыи занимает видное место среди крайних суфиев-пантестов ^ 2 4, с. З З о ^. Умеренный же суфий ал~1'азали резко отрица., з тельно отиосидся к созе|щанию красавцев f l 5, с.96-У7^, к по­ средникам в виде красивого человека в любви человека к богу [11% с.2Ьи-51_/, в то время как йбн Араби во время пребывания 8 Мекке был платошхчески влюблен в дочь шейха, сочетавшую двой­ ной дар чрезвычайной ф»/зической красоты и духовной мудрости "48, с.42; 24, с.аиб_7, шсвятив ей стихотворный '*Диван""Тарджуман ал-ашЕак**^~17, с.йЗ^'', Эта реальная девушка стала для Шн Араби теофаническйм образом вечной мудрости 7*48, с, 7 9 7 ' .

Очевидно, 1'1раки и Руми придерживались практики "назар", о т ­ носясь оба к краЙ11ему, экстатическому направлению в мистической дюбви. Ь "диване" йраки нет развернутых рбъяснений теории Мбн йраби, но идеи эманации, единства бога и мира в субстанции поз­ воляют говорить о энако»(*стве его с,щеями Ибн лраби. Ь "Диване", прежде всего в газелях, 11раки предстает как суфий-щ^актик, при­ чем через проблему "назар ила 'л-мурд" ыокно отнести его к край­ нему направлению практического мистицизма, не приемлемому не только для ортодоксального ислама, но и для умеренного суфизма ал-Газали, Приведем пршлеры газелей, в которых отчетливо выражен стиль мистического восирхштия через "назар".

Ь нижеследуйщей газели смешаны темы созерцания юноши и описания его красоты с гедони­ ческими мотивами (6,2890-700):

Ты полностью от милости души, о юноша, что приятнее души ? Зто ты, о юноша .

Стремление сердец целиком к твоему лицу, ты - милый в[щиошвец, о юноша .

Оттого ты входишь кавцщй миг в мои глаза, что по чистоте ты - проточная вода, о юноша .

^^.отя ты пьян от вина красоты, не сердись на товарищей, о юноша .

- 107 Обещание вина дай, хотя ^^ч!0 обещаниеJ'' м пустое, ведь перед обманным^ предлогом ты не постоищь, о юноша !

Поцелуй свои губы, тогда попробуй вкус ХИВОЙ воды, о юноша .

Оттого я стал прахом у твоей двери, что из своей чаши ты проливаешь глоток на меня, о юноша .

Прелестью никто не сравнится с тобой, оттого я поверил, что ты - душа, о юноша .

У и души полны жемчугов в твоем присутствии, ш так как cвoимиJ'' словами ты льешь жемчужины, о юноша В моих оерще и глазах от своей красоты и милости ты явен и скрыт, о юноша .

Н на мгновение пет в мире для И^шки и жизни без твоих губ, о юноша .

Газель монотематическая. Влюбленный суфий поражен красотой Л щ юноши, который проливает из чаши на него глоток, т. е. с у ­ 1а фий стремится к абсолюту, эманацией которого является лицо кра­ савца, но бог посылает влюбленному имена атрибутов и временные экстатические состояния, отвлекающие мистика от его пути. Кра­ савец наполняет влюбленного жемчужинами, т. е. бог испытывает мистика с помощью значешй и атрибутов. Губы, шшнящие мистика, означают у йраки стоянку "калам". Влюбленный просит вина, что значит просить бога дать ему любовь для победы над мирскими де^ лами. Красавец воспитывает мистика, давая ему возможность созер­ цать себя, ^шстик не мсжет жить без губ юноши, только с их по­ мощью он почувствует вкус живой воды, т. е. постигнув калам первую ступень мистического пути, влюбленный приобретет ра­ дость сердара.для дальнейшего самосовершенствования .

- 108 В следящей газели описывается любовь влюбленного к юноше (t.2I3I-89):

iC O H M того прелестного юношу, BM H яелание души наполним сахаром .

Сорвем подол с сошршков, поднимем голову из кармана друга .

Увидим со;шце его лица, если однадды бросим взгляд на луну .

М найдем его приводящий в восторг аромат, ы если пройдем ш лугу, покрытому цветами .

Скроемся в кривизне его локонов, положим руки на его пояс .

Когда он натянет тетиву на лук бровей, доставим жизнь щитом перед его стрела1И .

Рассказом о друге и о наших слезах наполним уши и подол жемчугом .

Событие нашей встречи с его губами миновало, изаестш об атом друзей .

Чтобы наши тайны не разошлись /"на весь_7 Ирак, |7рассказ o j ^ событии сократим .

Газель - :;яонотвматическш1. Желание мистика - увщеть лицо юноши, сравниваемое с солнцем и означающее абсолютную истину, но Ш этого мистику нужно посмотреть на луну - образ, употребленнвй обозначения юноши. Влюбленный хочет вдохнуть аромат красавца, т.е. получить известив о привязанности своего сердца к абсолюту на первой стоянке, а для этого он идет по абсолютному простору, 'iToH увидеть результаты знания, приобь^етениые ei-o сердцем. Затем мистик задерживается в бренном мире, попав в локоны юноши .

О не выдерживает испытания и падает вниз со всех пройденных с т о - н

- I9,

–  –  –

Газель - политештическая. Кроме основной темы - соае]5щания красавца» присутствуют гедонические мотивы, порицание исламско­ го (ЗлагочестйЯ и воздеркания, шюбденный понимает, что, созерцая юиош^, он - П0]^чен с точки зрения как ортодоксов, так и право­ верных с у ф 1 е в, тем не менее он отдает предпочтение не бытию, где он будет в упадке, а небытию, а котором асе запреты и условности забыты и он молет растворяться в боге. Созерцание зороастрийца .

т.е. неверного, также является выпадом против ислама .

Еще в одной газели лирический герой провозглашает свою нич­ тожность и любовь к лицу юноши (б.2803-о9):

Я - раб твоего лица, о гулам, принеси вина !

Так как я освободился от позора и славы, принеси вина .

Хвои приятные кокетства - чистое вино для меня, войди на собрание ~влюблeшшxJ'^ и перед едой принеси вина .

Когда ты можешь опьянить меня одним кокетл^^вым взглядом, какая вджда во фляге и чаше ? Принеси вина .

Хмельной, я взял в долг поцелуй с твоих губ, если ты пришел с требованием долга, принеси вина .

Разве что птица веселья попадет в мои силки, стало все тело глазом, подобно силку, принеси вина .

Где приманка для птиц ? Ведь попугай моего духа попал из-за приманки в сидки, принеси вина .

Порядок мира ⮧^eлья д-З^ра вдаа, а жт,щтм0тмме..:.в.рпяется, не примет вина - без вина какой порядок ? Принеси вина !

Сбросил меня наземь скакун мира, виночерпий .

Быть может, будет унижен этот необузданный ? Принеси вина, крало у меня вожжи буйное ввовлье, виночерпий, быть может, будет ушжен этот необузданный ? Принеси вина,^ ^ (^.Пафиси в сноске указывает, что, возггожно, этот бейт пов

–  –  –

в ожидании мое сердце нацоднилось кровью, подобно чаше, не заставляй меня адать вечно. Принеси вина !

хотя день спустился, не пропускай утреннее по5СУ.влье, так как солнце восходит из чаии. Принеси вина !

йа этой стоянке, где ты считаешь дозволенным пройитие моей крови, не считай запретной кровь из ^лягш. Принеси вина !

Приходи вечером, чтобы м исполнили предписанное исполнять ы утром, хотя утро понравится, к вечеру принеси вина .

Н сварит жар горя мое незрелое желание, е чтобы сварить сырую страсть, принеси вина I Теперь я - некий полуживой, достигший предела, я отдаюсь тебе целиком, возьми вое, принеси вина .

Ь похмелье можно получить поцелуй из твоих губ, а если достигну исполнения желания благодаря твоим губам, принеси вина .

Н мгновение освободи меня из рук Ираки, а я - раб твоего лица, о гулам, принеси вина .

Ь газели две темы: "назар" гедоническая, влюбленный пор д а лицом кумира, чистым вином, любовью яв^шются для него люае i he знаки от друга, т. е. божественные мысленные указания .

oH i lw f H g просит принести ему вина, т. е. помочь его любви побеi l H H 'Wib мирские заботы, которые держат его в силках, как птицу, ''^ленный измучен ожаданиеы и просит вина, чтобы его незрелая «iPaoTb стада зрелой .

Несколько газелей S "Диване" посвящении созерцанию красоты ''^очертя, под которым подруэумевается совершенный человек, д о с ысших ступеней на мистическом пути щзнания. дот одна из В келье не помещается гуляка из каОака, виночерпий, дай мугу осадок от мугского вина, дай дорогу каланцару на пир пьющих до дна, покажи игроку в карты путь в игорный дом, чтобы сломал, как обет, каждого идола, которому поклонялся, чтобы вылокил душу, как глоток, с благодарностью, чтобы йышед наружу, подобно ^Анке,-*" из дома а степь, чтобы улетел от себя, оставил гнездо, "чтoбыJ7• освободился от бнтия и от эгоизма, /"чтобы^ разбил в опьянении добро и зло времени .

Ь уединении как приятно бывает утреннее похмелье с додходш4ш«1 другом и единственным собеседником .

Ьстретилоя лицом к лицу со сладкоустым красавцем, в руке - утреннее вино, в голове - ночное вино .

Виночерпий каждый миг давал вино из другой чаш1, певец исполнял песню каждый миг на другую мелодию .

Вино - предание о любимом, все остшшное • сказки, мелодия «- крик пьяных, все остальное - вышсел .

Иредмет созерцанш! - лицо виночерпия, созещатель ~ йраки, винный погреб ~ вечная любовь, ьсе остальное - притворство .

Газель - политематическая: щют созерцания кравчего, т а в же место занимает виннш! тв1^а. Лирический герой - муг, калаВДар, гуляка из кабака, влюбленный и гедоник, т. е. двухг^ерный герой, ибо образ лирического героя С1ишдывался в М в. из двух "яи аескодьких уже известных нам "масок" (влюбленный, суфий, г е Дояак, городской герой), которые "смешиваются", накладынаясь В газелл звучит тема потери самого^ G,'l^2J .

2!^!2^ДРН^а^

Анка - сказочная птица с горы Каф ш -

себя а слияния с божеством, так же, как и тема суфия, стремяще­ гося к абсолюту и отрываемого от него окружающим его миром. Так как нереальный мир эманации - мир неустойедвооти, мир постоянных движений, двух мгновений не пребывающий в едином состоянии, ежесеку1П№0 возникающий и вновь исчезающий, то и в газели виночер­ п й каадый миг давал вино из другой чаши и певец каждый миг И С ­ и новую мелодию .

ПОЛНИЛ аце в одной гаэвЛ11 из этой группы, кроме созерцания христиан­ ского мальчика, имеется мотив связи с христианским миром ( б .

4211-28):

Сын христианина - красивый, веселый, сладостный, в каждом завитке его локонов - сбившийся с пути мусульманин .

Его красотой ошело»]лен каждый ум, а его пламенем и кокетством поражеш каждая душа .

Его сладкоречивыми рубинами смущены тысячи сердец, а на его восхитительных локоаах повешена каждая душа .

Е О томные прекрасные глаза преследуют каждую веру, Г зуннар кончиков его локонов - оковы для каждой веры .

Н столе Иисуса его губы прибавили халны, а и Моисеевым чудом его локоны стали змием .

Красивый сын христианина от оживляющей речи сделал доказательством сто чудес Иисуса .

Вго рубины от сладкой улыбки вдохнули жизнь ы покойника, его глаза злодейски унесли сердце мира .

Дыхание Иисуса, который из своих губ вдыхает сто жизней в шргвого,

–  –  –

;Зайе^Ш1ТЬ эту группу можно газелью, произнесенной Ирака, ко­ гда он догь*ад группу кадандаров, вышедших из Хамадана, чтобы прСое,гаииться к ним / " « 1, c.bOJГ. Ь газеди звучат темы жизни калавдароэ, прославление вина, радостей жизни, соргадаии^? дицеыврл ислама а умеренного суфизма (6.4307-20) .

О юноша, гiyть кйландара годится, если ты покажешь его мне, ибо долгим а далеким представляли мне путь аскетизма и благо­ честия .

О юяошы, ты дашь мугского вина, если ты наш товарищ, так как не осталось у нас больше аскетизма и благочестия .

Принеси мне ч^ ш.дугского вина, чтобы я выпил, г4 у так как у 'жт не остелось больше стремления к лицемерной благочестивой жизни .

Кслй пе будет чистого вина, принеси мне темный осадок, так как от темного осадка сердце и глаз находят свет .

Я презрел обитель, я не имею желания примиряться, наполни чашу вина, принеси мне, что медлишь ?

У меня нет ни пути, ни обычая, ни сердца, ни веры и ни мирской жизни, ч - а товарищ, и угол, и беззвучная мелодия .

Я - не на аскетов и благочестивых, принеси мне чашу вина, так как я искренне зарекся /"служить^/ лицемерному поклонению .

Дай ;^не вина, ибо я раскаялся в аскетизме, так как я не зидел в благочестии ^-ничего7. кроме пустослоВИЯ и хвастовства .

Иа-эа печали судьбы у нас радость от мирского вина, как никто без 1!ина не нашел освобоздения от печали времени .

-ш г Когда я опьянел от вина - церковь ли. Кааба ли?

Когда я отказался от себя - свщаяие ли, разлука ли?

Я пришел в игорный дом, всех увидел играющими честно, когда достиг кельи, всех нашел нечестными .

Аоть я и нарушил мой обет, ты, творец, не нарушай договор, скажи мне, расстроенному:"1Сакой ты? Где ты?" Я пошел для хождения вокруг Каабы, к священному месту не допустили, biemejuim /"сказав, в ы й д и в о н, что ты сделал, чтобы войти в дом ?

Я постучал в дверь монастыри, изнутри раздался голос:

"Входи, о Ираки, ибо ты самый наш товарищ!" Газель - политематичеокая, так как содержит и прославление жизни калаццаров, и связи с зороастризмом, и выпады против ислам­ ского благочестия, и гедонические мотивы, и практику "наэар". Jnaрчеокий герой - будущий каландар, гедоник, влюбленный - раскаива­ ется в своей ррежией праведной жизни. В последних бейтах влюблен­ н й приходит к выводу, что не в Каабе он соединится с богом, а в ы монастыре. Вино же как противовес благочестию приносит радость и любовь к богу. Выпады против умеренного суфизма - это отрицание обители и кельи, где все - лицемерие; безразличие к исламу про­ является и в том, что теряя самого себя, влюбленному беараэлич­ но, где он: в церкви или в Каабе .

Последней группой являются мистико-философские газели, в которнх описывается могущесть®, о, вездесущность бога, многооб­ разие форм его проявления в мире, единственность бытия, желание

•нити из мира множествеиностм, чтобы достичь мира абсолютного единства. В некоторых газелях звучат коранические легенды о про­ исхождении мира (6.2925-32) и сотворении человека (б.2933-43), ''отивы освобождения тела от плоти, торжества духовного, мистиш~,еского:"Твдо - красмвая завеса во дворце души, а душа - завеса н двери ДР^га сердца" а или: ";3ашх - экстаз, цвет ахо свет атрибутов, вино - эманация сути, а чаша - кадшм" ( б .

2992); мотив могущества бога, который, показав лицо, делает из 0черо вое от своего блеска, вкладывает дух е тело, а голову в д^щу, становится путеводителем человеку к шенице, обучает дьяъот, производит здесь и там волнение и смуту (6.3773-78); с у щопошвте бога в двух аспектах: в скрытой непознаваемой форме и 8 явной форме ( 6. 4 4 2 2 ) .

Приведем в качестве прш^ера газель, посвященную описанию мо­ гущества, веепроникаемости, вездесущности бога, отражением к о торго является нереальный мир противоположностей, множествен­ ности ( б.

З Ш - 2 4 ) :

Цель сердца безумного влюбленного - знай, это все Он, иетое сердце 1шмека и дзр» - знай, это все Он .

Зрение каадого глаза зрячего - во всем увидь 1^о, красота каждого красивого лица - знай, это все Он .

Помоги, не считай несчастным никого, кроме Него, Помоги, не считай несчастным никого, кроме Него, зиотушшком без людей, только знай, это все Он .

В груди каадого тайно опечаленного - во Есем увидь Его, в глазах каждого явно влюбленного - знай, это все Он .

^ВДУю вещь, которую знаешь помимо Него, знай, это все Он, или ничего не знай в двух мирах или знай, это все Он .

^ли твой взгляд упадет на тюльпан и луг и розу, луг и розу, и тюльпан, и степь - знай, это все Он .

А если ты совсем не видишь ни лева, ни права, ни того, что будет, ни того, что было, »0 то, что было и то, что будет, и првво, и лево, и сверху знай, это все Он .

А если есть у тебя желание, иное, чем друг, '^0 тебе ничего не сле^шет. Ираки. знай, это E c i Он .

- IIB Газедь - монотематическая. Для появления идей необходимо, ч о н произошла дифО^рвнциация атрибутов и возникли имена тб Л д х, яйлялащиеся внешним знаком этих атрибутов. Возникают лаи протиюоолояные представления: захир - явный, б1тин - скрытый, п и е У iWH Араби бог как высшая единосущная 1^альность трак­ р чм туется в двух аспектах: в скрытой, неощущавмой и непознаваемой | р е (батин), которую невовмокно 015вдвлить и которая не допус­ ом кает никакой множественности, и в явной форме (захир), где эта реальность проявляется во всем многообразии и мнояественности существ, сотворенных ею по своему подобию / " 2 3, с. 2 2 2 у. Таким образом, и искомое сердце, и красота, и зрение, и каждая вещь юе В О отражение бога, вся эта множественность - порождение Т единого, неделимого и непознаваемого абсолюта .

другая мистическая газель Ираки описывает чувства мистика, побивавшего т стоянке абсолютного единства, т. е. встретившегося о богом (б.3132-3а):

Я видел в вечном царстве то, что я видел, я освободился от себя, а тогда достиг себя самого .

а уединении, которое там было для нас с другом, я говорил без языка, слышал же без ушей .

Taiam образом солнце единственности с востока моего бытия взошло, от этого я невидим, как атом .

О н ж ы дверь, которая никогда никому не отворялась, да д ^ своей милости дала мне ключ от тайны вечности .

Когда я исчез от себя самого, вместе со мною - Ираки, я полетел к гнезду единства без крыльев и перьев, ^'азвль - мавотематичеокая, передает восхищение и ничтожестмистика перед могуществом боге. Мистик теряет свое эмпиричеся" и достигает истинного " я ", т. е. абсолюта. В мире единстш- венйости мистик не ощщал ни себя, ни своего языка, ни ушей .

О стал невидимым н летел без крыльев и перьев .

й Следушщую газель Ираки сочинил н уединении в келье, очевидно, находясь в состоянии крайней душевной депрессии / " 8 1, c. o I J ' ' (6,2390-404). 1^ак сообщается в житии поэта, эту газель распева­ л на базаре и в тавернах / " 8 1, с, 5 2 ^ :

и Первое вино, которое налили в бокал, взяли в долг у хмельных глаз виночерпия .

Когда нашли лвдей веселья в сознании, налили в бокал вино бесчувственности .

Красные, как виiiO, губы любимого подали кубок, 'liJ^ назвали его вином влюбленных .

Для дичи сердца всего мира заманили в ловушку с помощью аркана локонов красавцев .

Повсюду в мире, где была боль сердца, смешали л назвали ее любовью .

Кончик локона идолов не успокоился из-за многих сердец, которые не имели покоя .

Когда мяч красоты бросили на поле, одним движением усмирили два мира .

Аш сладостей пьяным из губ и глаз приготовили фисташки и шндаль .

Из тех губ, которые являются вратами ста приветов, ругали участь влюбленных .

Дали место в собрании плохому и хорошелиу, с поадщью чаши устроили дела знатных и простых .

С помощью кокетливого взгляда Ciaзaли сто слов душе, оврдцу от бровей передали двести посланий .

Отказали свою красоту, одним внешним видом усмирили два мира .

-.120Чтобы приобрести сердце, постоянно заманивали в ловушку кончик своей дверной цепи .

О и говорили тайно о сокровенно!^ с интимным другом, н известили об этом весь мир .

Когда сами раск|«ли свою тайну, почему они опозо|а!ли Ираки ?

Газель тр}1ктуется М11стмчвс}ш. Бог покрывает вину мистика, ибо первое вино явилось слабой любовью, Затем налили вино б е с ­ чувственности, явившееся сильной любовью, оторвавшей мистика от мирских дел, так что он потерял самоидентичность. Далее гово­ рится о трудностях движения по мистическому пути, ибо локоны красавцев, т. е, нереальный мир, всячески стараются отвлечь влюбленных от их цели, не дают покоя, отвлекают многие жаждущие встречи с богом сердца, Ьводится мотив мяча, означащий, что влюбленный подвергается насилию от удара клюшки - локона соглас­ но божественному предопределеншо. Как известно, кривизна локо­ на, замыкающегося в кольцо, вызывает характерный для любовной лирики образ силка, в который попадает сердце влюбленного, стре­ мящегося к возлюбленному, ^локон изобилует завитками, каждый из которых - силок для неопытного сердца. Для сладостей к вину из губ и глаз приготовили фисташки и 44индаль, что значит раскрыли значения и тайны калама (лаб) и божественного зрения (чашм) для находящихся на первой ступени мистического пути (масти), ;3атем н влюбленных воздействуют временные экстатические состояния а (Д«ам), после чего душа влюбленного получает мысленные указания (гамзе) от бога, брови же пытаются отвлечь влюбленного.Бренный желающий завладеть сердцем влюбленного, расставляет силки, Т й ы разговор мистика с богом стал известным всем, и поэт в о з ан й "УЦается, что его обвиняют в разглашении та;шы .

- 121 А.Бауааш отттш, что в пяти первых бейтах этой гаэели одной из самых знаменитых газелей "Дивана- йраки - ясен намек и дрваиейшее (перворожденное) вино, наливаемое богом любящим а (jors любимому в неясном единстве начал f44, C. 4 3 5 J '. Другой итальянский ученый А.Дьемонтезе видит в этой газели эсхатоло­ гический мотив Корана о договоре бога, заключенном с людьми в первобытные времена.-^ "С мистической точки зрения, слитой с яеошштонистической кощепдией о духовном предсуществовании ду­ ши, в тот неясный далекий день божественная любовь становится виночерпием (саки) и создает ш р, наливая вино богу-любимому .

Бог Зг^ключает договор (пайм1н)с человеком, закзешанном на вине и гляме, в то стремя как лщд и он отпивали сладкий напиток из кубка" Далее ученый пишет, что воспоминания об о,1ЬЗ^, этом дне вселяют в поэтов чувства возвращения к первозданном1у, их опьяняет идея быть предназначенными для наслаждения любовью и вином, lio поскольку этот день был определен и ограничен чело­ веческим судьей, радость ослаблена человеческой болыа и аскетизмои, Таким o6pi30M в газели Лраки звучат два переплеташщхся тона грусти и радости / " 6 0, C.I53J7 .

В заключение отметим, что основное BHHMaHie в газелях йраки Мелено суфийской практике "наэар" как помощи в любви к богу, ощсанию жизни странствующих дервишей, гедонической теме и осуж­ дению обрндов ислама и умеренного суфизма, и лишь в немногих газелях прослеживаются теоретические положения учения "вахдат ал-вудауд" Шн Араби. Ь этом смысле он следовал за Дж.Руми, к о О сотворении человека см.Коран ^3» сура 22, аят 5; сура 23, «даы 12-14; сура 76, аят 2j; о договоре бога с народом Изра­ иля см. ^ 8, сура 2, аяты 38,60,87; сура 7, аят I7J^ .

- 122 юрого "в иринциае больше привлекала прктшш суфийского " П У ­ ТИ", хотя он и не чурался концепщ4й "интеллектуального мисти­ цизма" /*2Б, C. 2 2 6 J ' '. Иа 5 групп, н которые м условно ]рыздеы ы д д газели "Дивана", первая (отвлеченная любовь к "Другу"ии ors), в^оР^ (описание красоты мистического возлюбленного) традиционны для суфийской лирической поэзии. Третья группа - гедон к и порицание ортодоксального благочестия - также достаточ­ иа н традиционна, хотя здесь отчетливо выражены и антисуфийские о настроения, что свидетельствует о принадлежности поэта к край­ н м экстатическому тщмвленша i суфизме. Па это же указывают, еу о одной стороны, мотивы связей с христианами, зороастрийцами, с другой стороны, слияние во время экстаза души влюбленного с божеством, отождествление влюбленного с ним, потеря влюбленным своих качеств и приобретение божественных, Ь группе мистикоилософских газелей имеются указания на коранические легенды, единственность бытия, многообразие проявлений абсолюта в мире .

Но, конечно, главная еретическая группа газелей - где объект любви, объект созершишя не обезличен, как обычно, - друг, в о з ­ любленный, кумир, дорогой, под кото^ми можно понимать и муж­ ч н и женину и бога, - а назван как писар, гулам, тарсабаче, иу оакй, что было вызовом не только ортодоксальному исламу, не признающему тождества творения божьего с богом, но и мистикам умеренного толка, считавшим, что бога до ажио любить без всяких человеческих посредников, т. е. объектоь любви должен быть не­ посредственно бог, ^ точки зрения формы, газели йраки обычны для своего времев большинстве своем имеют тахаллус м редиф, образность такв градационная, имещая ограниченный набор суфийских символов " использующая образы светской поэзии У суфийском толковании .

- Х23 как :уже ошечйлось. дорический герой - кодавдар. влюбленный J dofa ьшотт, гуляка, пьяница, аиночершй, муг-эороастриец, о б дачитедь обрядов ислама и умеренного суфизма, экс-гатик и созерцал зййной красоты. Во многих газелях присутствует несколько еь т (да подбей)» и» исходя из этого, их можно было бы шдзвать B0jiH!L'e««ai'ii4SCKM;viH, одшшо, за небольшим исключением, эти темы 1]зудно четко раагра]шчйть и выделить тештичеекие блоки, ввиду того, что какой-то основыой котив может пронизывать всю газель .

Кного гияелеЁ Ираки - в йорме вопроса-ответа .

Вое йсследоыатеди отмечают высокие художестиенные достоинства газелей йраки, их изящество, мелодичность, что особенно 0!цущается п и их сравнении с тяжеловесными и гройоэдки^ли касадшла, т^ртбр б д а и И1/Т|||рджибандами поэта .

ацы Бросается в глаза сходство между двумя гмяелями ив "Куллията" И а а (б. 1641-53 рк и6б.Ш4-и4) и одной газелью из "Дивана" Хафиз ^f76, о.ЗЬJ?', itl дело не только в том, что газель Хафиза напи­ а с н тем же размером - хазаджем « имеет ту же psiijwy - УЗ И редиф аа

- «ст, что и две упомянутые газели Ираки, и даже не е общей теме кабйка и его завсегдатая - мистика, влюбленного в бога, а в том, что почта в каждом бейте своей газеди лафиз использовал заимство­ в н ы у Атт определенные образы, сочетания слов, f»THi ни один ан е бейт и ш одна месра полностью не заимствованы лафиэом .

–  –  –

0й рассказами о знаменитых деятелях су^зма. Некоторые из вошедших в поэму, во время жизни Ираки были распрорасс1сазоа, 0, а в ы в ширазе Ъ'Э, c•59J7', хотя у нас нет сведений о по­ 1р н н с щ н й к1раки (^арса, несмотря на то, что подробные сведения о е еи его ддительных иутешествА1ЯХ даются в его житии. Как указывает д»,еодДйК. месневийные части текста "Ушшак-намв", когда они не содержат пр^того повествования и М)ралйзующей Д11дактикк, состоЯ1 а основном из обр^^щений к божественному возлюбленному и восхшению любви в целом / * 4 3, c. 7 7 J ' ', Риттер, в свою очередь, отме­ чает, что как месневийные чьсти поэмы, так и газедьные, содержат, кроме т«^оретических частей, рассказы, их иллюстрирующие / * 6 2, С.99У* Поэма установила образец, которому следовали различные писатели на персидском и турецком языках, в том числе сатирик Иейд Закани / ~ 4 1, с.л_7. Отличительной чертой поэмы является скрытый шор, проявляпций себя особенно в мейозисе (литоте), 1 ид в поэме Ираки не достигает иысот чистой лирики, достигнутой 1 ге в некоторых его наиболее известных стихотворениях; тем не менее о всегда пишет с легкостью и иногда с риторикой, характерной н д я него / " 4 1, С.А-А1_7»

л одна особенность поэмы, замеченная лрберри, - это использование одного л того же размера - ха^фа

• как в газелях, так и в месневи "41, c. I K J ^. Большинство иссдедоватедей отмечали легкость, изящество языка поэмы, котоР 8 тем не менее, уступает языку газелей его "Дивана", н# основные 10 глав поэмы начинаются после предварительных глав, восхвалению Аллаха, пророка праведных хаК1СйЯ1денных 1иухашада, 'в^ов а Сахиб-диван и1амс ад-Дина Джуввйни, глав "Об очищении "•^^-^Рн". "Ь назидание людям", "В назидание царям", "Об описании " а 4асл", "Рассказ об Александре Ыакедоноском и Аристотеле", Дх ^ Основная чг^сть поэмы - отношения любви между влюбленным

-.125йстйком и мистмчвскшй йозлюбленным, причем в каждой главе раск­ рывается оираделенная часть мистического учения- 11апример, вся вторая глава "О разъяснении состояния влюбленного и возлюбленно­ го" представляет собой беседу влюбленного поэта и мистического )Возлюбденного, иосдриишвавмого, с одной стороны, как бог, а с другой, к к земной человек. Здесь же описывается отношение к поэзии и а роль поэта. Приведем эту главу в переводе-^ ^ 4 1, 6.275-365^, О н ж ы яа рассвете в уединении да д я пребывал в задумчивом состоянии, я произносил ирш1Тнуо газель "сверлил жемчужину" о /1йоей_7 любви к другу, гJ немного рассказывал о качестве друга, немного дуы^ал о судьбе друга .

Сердце, освобожденное от побуждений хорошего и плохого, постоянно приветствовало ыеня .

Гордый, шагающий по небу ум собрал сердце из четырех и шести.^ Открывающая мир мысль, говорящая о смысле, головокружительная фантазия в мозге, экстаз искушенного в удовольствиях влюбленного ааввл мелодии о любви .

Талант искусного ювелира изобразил красу невесты-мысли .

Перо ювелира, ищущего значение .

Заставало значение течь, подобно воде в ручье .

Ьеро искусного художника ^1^врввод и пересказ легенд и отрывков из поэмы "Ушшак-наме" дася по изданию А.Арберри / " 4 1 ^ .

'•е. из четырех элементов и шести "сторон" - из всего сущего .

- 126изобршшло форым нескольких бейтикойД Ооднялись т щд из невщ1и»ого мира один за одним из сердца скрытые значения .

Ь том 'wmij' состоянии, когда душа трепетала, иеОЕйданио друг шстучал кольцом по ^оей_7 двери;

и от эха звука, стучащих и дверь, через уши разума обратился ко мне:

"Ьстань и отвори даерь, так как пришел друг, на ветке "дврева_7 х1зни созрел плод" .

Иввомияврш о себе стал мой возбужденный ум, я бесчувственно поднялся со своего места открыл ему дверь; /~но_/ когда он показал лицо, C^J' открыл ворота рая передо мной .

Ои вошел, ярче луны и величественнее стройного кипариса .

Тень печали шкинула мою душу, потому что солнце вошло черев мою дверь .

Я смутился от его лица и волос, я стал возбужденным и смя7е1шым и сказал ему:

"О! Ты пришел, ^"такой^ красивый и привлекательный, входи, входи! Добро пожаловать I Т f*TaK_7 изящен и красив, ы не гурия ли ты, которая приходит из рая ?

^ человека не бывает такого блеска, ты ангел или пери, идол или гурия ?

Сколько существует мир, подобной тебе луны не входило че^^ез дверь для похщешш сердец .

Что за ангельская форма, клянусь богом .

–  –  –

создал бог тебя из чистого духа !

Хшое лицо - луна, а таое чело ~ солнце, И один рояденный Адамом не видел подобного тебе, И йго рубиновые губы, которым я повинуюсь, "Мир тебе" .

1ф0изнесди:

Сказал я ему: "Сто сердец пусть будут выкупом за привет, мир тебе и почести!" Пьяный от айна тщеславия перед красотой, он ptiя;^дcя и некоторое время сидел .

О смотрел на произнесеынне стихи м увидел ту газель, написанную на бумаге:

[[^Л Газель О тщетно упрекающие, меньше старайтесь в ложном .

Я возбужден ipacoтoй лица, от которого стали возбуждешшми и пери, и божество, и ангел .

Ьосхваление его красоты и воспевание его губ совершеннее мысли слушающего и говорящего .

Сердце безумное в кончике его локона разве станет разумным от цепей .

Тот, кому / " х о т я бы_7 один раз в его жизни он оказывает в^шмание, является счастливым, как я благодарен ему при мысли о нем, так как он также не безразличен к состоянию влюбленных, О зефир, я буду твоим рабом, если ты, пролетая у той СТОШ1КЙ, о положении несчастных в пустыне уведомишь тайно тех, кто е папанкине,

–  –  –

Вед* йраки из-за желания твоих губ со скорбью в сердце, уш1рал {бесневи Когда он увидел эту, такую красивую газель, обратил внимание тот желанный на желащего, протянул руку и взял ^"страницу,/ и прочитал поэму^, говорил о лее недостатках и достоинствах;

затем, закончив все, он заплакал ]i,J сказал: "Кто этот несчастный Ираки??

Я ответил:"О возлюбленный ^ыоего сердцаJT, я, несчастный, /"затерянныйJT в нустыне любви, составил ^то" .

О сказал: "Я тогда поверю, и если в этой же ри^е другое стихотворение ты прочтешь сразу же без подготовки вдохновенно, о избршная натура .

Та газель была о ризлуке с возлюбленным, а эта должна быть о скорой встрече" .

Я ответил: "О сущность поэзии, твое дело - писать, а мое - произносить [^й'ыш^ .

О спросил: "Где буь.ага, чернила и перо ?" н Я дал ему, ^ и ^ он записал эту г*.ою газель .

Газель О ты, перед чьим лицом конфузится солнце, » губах "тт. живой воды!

- ИСТОЧНИК ^ влюбленных - мысли о твоих щеках, / " K O T o p H e J T * темную ночь - свет очей и сердио .

Дввт твоего лица от избытка милости стыдится, как лепесток розы, и конфузится, как тюльпан .

t'T желания твоего стана у стройного кипариса

- 129йога й глине застыла на месте от удивления .

О ты, в плену чьих губ источник жизни, а чиги^АЬСкая свеча - pao твоего лица .

Арканом своих кос не перерезай нить жизни ^ C B O H X J T " алюОленных .

Когда шследыий ЕЗДОХ оставался в моей душе, т неожиданно соединился с ней .

ы Увы! ^то было бы, если бы сююнность твоя к нам пришла бы на мгновение нозже!

Удивительное совпадение: ^1ракй и свидание ведь смятенный теряет свое пристанище, кесневи Когда та газель увидела эту красивую газель, он посмотрел на меня кокетливо, сладко засмеялся, подобно попугаю .

О сказал: "Твоя страсть - огромна и пост;янна .

н lia стрельбище осмысленной речи стрела твоей мысли рассекает волос .

Хотя я был ласков к тебе не раз, /"тодько_7 сейчас я узнал тебя по-настоящему .

Одарил бог /~e6Hj7' богатством любви, 9tJttti стихами и мудростью твоей любви, из-за этого качества твой нежный талант нанизывал жемчуг, т красиво сказал и будешь красиво говорить" .

ы Я сказал ему: "Нет человека, который ^когда-либо_7скаэал подобное отому" .

О ответил: "Ьшого ;jpyrHX х^оворилк такое .

й Иовзкю в мире доблестных мужей С'Штают ~лишьJ'' детской забавой .

Поэзия гасит твой свет .

особенно в случае, / " е с л и, / ты претендуеш, иа первен­ 'Г0М5 ство .

Н слышал ли ты этот верный хадис от пророка:

е "Сйядий претендующий - лжец"?

Лучше бы поэты сами не знали о ней, оттого что называют ее "месячными мужей", займись приобретением знаний, Ш так ка11/"вое^ остальное - ничтожество, а в противном случае прекрати притязания, трудись ради /7истинного_7 значения .

иди, сядь в свой угод и храни молчание .

Н й о подвигах влюбленных о иди сядь / " в cтopoнeJ'' и не восхваляй себя .

С м заслуживает похвалы тот, кто достоин, а самовосхваление же - признак невежества .

^ л будь рыцарем в поэзии, 1и шш же расшшивь в невшкес^ае .

Войди в дом огня ;шбви или выйди из жилища любви .

многие говорили о страсти во многих газелях, кытьа и касыдах, если на этом рынке ты богатый, приведи какой-либо новый и необычный образ" .

Я сказал: "о свет недремлющих очей, 8св сказали, что /"еще^не сказано?

О» от твоего лица мои душа и тело - живые .

Кто я? Докуда дойдут мои олова?" О ответил: "Слушай! Не так это и не эдак .

н ^'в считай себя ничтожным .

- 131

–  –  –

а причина л*эбви - к р а с о т а пр418лекательной внешности .

В этом мире никто не был смущен любовью .

кроме опаленного пдаменеы любви .

ile кажднй язык умеет говорить, ие ка^^^й зрячий знает, как сверлить жемчуг .

Хотя все т\еют душу и тело, не все достигают души значения, которая в теле речи .

Если человека вознести до небес, до тех пор пока он не произнесет речь, его ценность не знают .

И речей, которые произносят о чистоте, з л:^чшв та, которую произносят открыто .

Т из повидавших на своем веку м и 03 испивших вино соединения .

От чистоты - свет твоей мысли, ты из тех, кто далек от любви к кому-либо, щюме б о м, ты не остался в образе и только, ты знаешь разнищг между любовью и любострастней, ты )1зн&л подлинное бытие любви, ибо шел по суфийскому пути любви .

Примись за дары в этой форме,^ помш о вжблснных .

Поставь /~свою^^ ногу на путь познания истины, твое дело - начать, а от бога - помочь" .

• • Для выявления дeмoкp^iTичвcкoгo характера учения о ^•е. совершенствуй свои способности на суфийском пути позна­ ния .

- 132 ичвокой лябш и поэме Ираки показательна притча о похищенн1 осде Г'^!» 6. 4 5 5 - 4 ^ 6 7 из 4-ой главы "О разъяснении любви", о^ которая скорее усего имеет в виду какой-то реальный случай, ког­ да некий суфийский проповедник (^ашик-и дканбаэ -6.455) был прер­ ван неким темным мужиком (руста»и-йй надан-б.465), не понимавшим суфийского мист^ша и ставившим выше всего свои мирские дела (про­ пж осла). А призыв проповедника объявить о своей непричастносаа ш 1 к суфийской любви выступил д.урак уродливый (аблах-и карйеликай 6.400). Значит, только он был вором среди П и и с у т с т в у ю щ х, остальние ке - погруженные в истинный свет любви - ворами быть не могли .

Как заметил К.Э.Бертельс, "значительно раньше (до Х-й половиннХв.) началось, в тиши суфц|Моких келий, увязыва^ше проповедей о притчаш1шанекдотами из жизни знаменитых шейхов и т.п. Пропосоздают своеобразный стиль - обильно ри(|1«10ванную прозу, шшш которая должна была усилить воздействие их увещеваний на слушатедей" / " 4, с, 7 3 7. Поэма "^шшак-наме" содо|Ш1Т своеобраэше легент, связанные с историческими личностями, например, суфийскими иистшшш Рузбихаиом Бакди и1ирази (1128-12Ш), ^1адш ад-Дином Кубр (1145-1221), Ыаджд ад-Дином Багдади (ум. 1209 или 1219), а - ал (61-946), богословом и умеренным суфием Абу Хамид МушШ б и хашадоы ал-Газали (1058/59-1111); к ш ш примыкают рассказы о достигшем сана ш е й х а, и о страстно адюбленном истопниелешщке, ^ банной топки. Легенды в поэме Ираки а науке не исследовались, легенда о Баба Кухи была рассмотрена Й.Э.Бертельсом и лишь Г4, 0.432-41^;. Е.Э. Бертельс указывает, что "легенда в суфизме почти оовераешю вытеснила реальную историю развития учения. Лоическое построение доктрины, самая структура ее вызвала в жизнь характерных легенд, которые должны были служить для целей '^егорйческой интерпретации основных положений. Легенцы эти упнились и сконцентрировались вокруг определенных исторических ^ур, вытеснив их недлинную биографию... излагаются легенды о и н в очень абстрактной ^^орме. вне времени и пространства .

йчо Локадйзаиий их для суфийского поэта не ванна, ибо, излагая легеШ» О" оттць не по^^ышляет о какой бы то ни било действитель­ ности й только cтpeivштcя примером иллюстрировать абстрактное полояеиие" / " 4, с. 4 4 и у .

Особый интерес представляет легенда о знаменитом мыслителе мусульманского средневековья лбу АЫМДЦ кухавймад ал-Газали, биог­ р ф я K0TOiJ»ro хорошо известна,^ Легенда занимает в поэме два аи рассказа .

Й.З.Бертельс дает следущую характеристику деятельности Гааали: "Газали признавал о^'ициальное правоверие сухим, формальным, с о ш и все обязанности верующего к механическому выполнению вд ц м обрядов и не оставляющему никакого места для чувства, что ми­ риться с ним могут лишь весьма ограниченные люди. С другой стороны, су^зм, в котором чувства ш'рают кра;]не большую роль, п его мнению, далеко не всегда соблюдает меру » своих учениях о и иногда йступает в ^^еэкое прот1аворечие с исламом. Поэтому Газал вводит 8 правоверие ряд мистических элементов, заимствованных и и суфизма. Он подвергает проверке все положе^шя суфизма и стро­ з и целую умеренную суфийскую систему,в которой элементы иррацио­ т нальные, экстатические сведены к минимуму и главное внимание уделено внешней обрядовой стороне. Так создается суфизм ортодок­ сальный, приемлемый для нерхушки духовенства, которая становится сильнее, и тем самым сокращается Cviepa влияния шейхов" "4, c.42j^ .

Ь вреш Газади суфийское учение уже окончательно офорыилось как о самостоятельное и было широко распространено. Газала реформировал с ф з и сделал его дрлемдемым для шариата. Соглг^сно Газали, с у у им ! ! f 5 2 ^ P H H и практика не противоречат ортодоксальному сунниз

–  –  –

м нк Е рвДйГиа ^ 2 1, c*47J', а оО Газйдд йыстушд сротие аренвбрвш догмами и обрндами ислама, против ученик •'вихда$т ал-вудвш ид- н против суфиев, когда они утверадали, что сливаются с б о C. 9 4 J '. Газади пересмотрел суфийскую концешшю о люб­ тр^* в к богу а за/летил, что суфии, увлекаясь любовью к богу, забы­ и вает ай?тое почтение к земным представителям бога - пророку, думвенотйу и религиозным обрндам, он считал, что любовь к небесиому проявляется в почтения земным - пророку и духовенству рЬ, c.i6j^. Но мкешш Н.П.Пвтруюввского, теологии ГаЗали окат ъатю услугу, вооружив калам логическими методами и фило­ софским оружием борьбы и твт в калам фклосо11скую терминологию .

8 в большую услугу он оказал умеренному суфизму, примирив его с ц геологией и д^х)возгдисив интуицию и "внутренний опыт" единствент оредотеом шстижешш абсолютшй истины, таким образом упроUI шдоженже о у ^ е » в мусульманской общиие ^ 2 4, c.23U-3IJ2[* Заметим, что Газали не был против ношения суф1йсхой одежды, слушш шсен и »аузыки .

Ь шкале жизненнюс ценностей суфийской теоэтической оиств1Ш D i Ш аврвостевенное место заыиш^ет состояние близости к богу, "видений" бога и еабвения 14ира ^Zl, с З в ^. В.Ь.Наугйким считает, 40 для Газали лучший путь к богу - дополштельные молитвы, све^ж юго, что предусмотрено шариатом. С другой CTOIJOHH, если до ГазаОбряды были лишены еыоциональной, чувственной стороны, то i ' a прадувт ИМ чувственное содержание а мяотифшщрует их, счиад обрйд действием, во время которого су(^ий монет достичь поачия божества 21, c.7j .

Д«я нас интересно высказыванием Газали о шрадьно-этических шведенин суфиев, где богослов среди прочих правил указычто надо скрывать любовь к богу, отворачиваться от моло­ jaeT, д х (У которых не выросли бороды), избегать близости с женщина­ ы м ^15» o.a6-y7j^. В поаме же оба pficcKasa о Газали как раз и дротиворечат кышеприведенному положению .

В первом рассказе сообщается о любви Газали к юному красав­ цу, который был сыном шихне (начальника полиции) Тебриза ^41, У шихне Тебриза был сын красоты обольстительной и возглущающей, внешние (iopm его сущности - сшсметричны, образ изящности и бесподобное создание .

ШЁ шра, имам Газали, ех тот наместник мира знаний, уякил о тех избранных качествах, понял его свойство из приведенного доказательства, известие о его i q j a c o T e достигло шейха, терпение и покой покинули его сердце, оседлал лошадь для отпривления от земли Рея, пожелал встречи с тем красавцем .

О вина страсти к нему стал пьяным, т пояокил ногу на дорогу, а сердце в руку .

Когда дервиш подошел к городу, о его состоянии эшру .

ДЛЖЛ ОО ИИ Сказал шихне, что он - льстец, пришел с надовдой, а уйдет пт1 Я Ш М надежду, ое Д Б И "'«iex - любострастный и лицемер, известный обманщик в странах света, '•в вцуокайте его в етот город, чтобы ушел и унес свой яд" .

-ш Вестник вышед из города на дорогу, известил шейха о тнком полокении .

Когда опечаленный шейх услышал ^''эту новость,/, остеновилсй в двух фарсангах от города .

Когда солнце опуст1лось за край горизонта^ сеет ушел далеко с простора мира, вошел дервиш в палатку и приготовил постель, наполнил жемчугом края палатки,^ Шихне также скрутил сон .

Слушай, пока он во сне, что он видел .

О увидел в о сне послйнника бога, н который дал ему горсть кэша и сказал:

"Ьоэьмй э т о т изюм 1 сразу ке иди,, а быстрей к шейху Газали" .

Когда утром шихне проснулся, взял тот изш и поспешил .

Когда шейх издали увидел шихне, идущего по следам того созданного из света, прежде, чем привел его к себе, принес тарелку, полную азюг^а и сказал^ :

"И то, что црошлой ночью пророк перед тобоМ поставил, смотри, сокрытое им взял с этой тарелки" .

Народ, идущий к божьему свету, таким язшом совращают с истинного пути .

У красоты не рассь5атрива}1 ЧгОрму, а знай,^ таким изюмом с правильного пути не отвлекай .

Когда зрение будет совершенным, видение красоты будет его удовольствием .

–  –  –

ииябар снова стоял там, где был, и около 1Ю-ти собравшихся отдали жизнь .

leSx сказал: "Тот, который является светом нашего собрания, так как не пришел на собрание, то где он ?

ioe собрание беа встречи с ним - мрачное,

–  –  –

дрощаетея кшщый, кто утонченности не находит в темноте .

у простора души не найдется сеетилькжка, разве нет здесь того возбуадащего сердца?" Чаж как он не пришел на собрание влюбленных .

отдали жизнь влюбленные от разлуки .

Знает тот человек, который имеет знак от Него, что от любви к Нему обладает жизнью минерал .

Влюбленные в Него, когда входят в хадис, открывают двери и стеш ушей, вш$ленимй иа-эа разлуки с Кш умирает, дерево минбара летает в B03jfiyx:e .

Если ты не считаешь это слово достоверным, Ш и увидь его трон во дворе мечети .

Ьо втором рассказе "41, б. % 4 - 9 Ш 7 Гаэали поражен красомй лица возлюбленного, выходящего из бани.

Рассказ заканчивает­ ся гшном любви к богу посредством любви к земной красоте:

Ш й ислама, имам Газели, ех тот приятный в экстатическом состоянии и вдохновенной речи, шражеииый красотой красивых, ш аути любви искал друга, ^0 чистый глаз был правдивым я образе из-за души этого возлюбленного, так что выехал верхом из Рея и более ста муридов за ним следом .

О увидел возлюбленного, подобного полной луне, н который выходил из некой бани, одеяаа ие-аа благочестивого дела и благочестивой милости

- 139 .

сишврй мир озарением от сноей красоты .

Когдн аейх шсмотрел на наго, он угидед лицо Друга; останоешюя, серадеи ^ душой смотрел ма него, KftFH"^ взгляд О видел на новом лице .

Н Подошел народ к шейху, х'дядя, как шейх из-за лнца того красавца смятенный, щее о у ^ и стали шущенными, 8са оеташилй C&voJJ я ирошли .

Однако старец, который йш слугой, носящим попону коня вельможи, сказал шейху: "Уходи и оставь, тебе не подобает поклоняться образу, разве нет стыда у тебя перед всеми етими тварями?" Ш й ответил ему: " l i n w o не говори, ех видение красоты - покой для глаз .

Если бы я не упал с хтчз\щт лицом, был бн я Гавриилом, несущим попону" .

Вдюбленнае, которые пьяны и без чувств, аьвт вино из шт любви .

Ьнутрешость не заметна, смотри наружу:

П}т* лицо iiegAii глазом Уаджнуна .

Вели у тебя есть сила дщей, вот лошадь, оружие и это поле ^6OHJ7'!

Когда красота образа - твое орудие, тогда, когда т имеешь " э т о ^ орудие, тн можешь вступить в ибой .

–  –  –

ge уменьшают его сущность преходящие атрибуты .

Покой моей души - это любввь к Нему, мои прибыль и убыток - это любс! ь к Нему, мое сердце треоует йстреча с его красотой, мой глаз увидел, почему сердце требует ?

Я замел сердце в его ловушку, и я пьян от вина CTP^CTH К Нему .

Свободен Ои от меня, а я ищу, от стрюти К его лицу произношу газель .

В работах краки Анатолийского периода м находим первое ы появление в персидской поэзии сложного ммстико-фидосо^вкого учет Лбн Араби "вахдат ал-вуджуд". Ьлшшие Ибн лраби на богосло­ вов, философов и поэтов Среднего шстока и Малой Азии было огром­ но. Ь I24 г. Ибн Араби прибывает в Конью под покровительство султана Кай Кауса. хСак отмечает А.Корбэн, пребывание йбн Араби I Конье было чрезвычайно важно дая судьбы и ориентации суфизма 0 всей восточной 4JCTH исламского мира ^ 4 8, c. 5 5 j ^. ^^есь он встречается со своим ближайшим учеником и страстным привержен­ ц м его учения Садр ад-Дином iCyaaen, который стал основным рас­ е пространителем его учения, а также связующим ввеном мевду FI6H Араби и представителями персидского суфизма, в том числе Ираки .

i o H высхазтает мнение, что именно в человеке Садр ад-Дина ^pB оовершаетоя соединение между доктриной Кбн Араби и восточным суфнвмом ^ 4 8, c'JbJ^, Садр ад-Дин Кунави был наставником ilpaа знаменитый трактат последнего "Дамаат" был непосредственно '«охновлен занятиями у Садр ад-Дина. Этот трактат стал объектом

- М1 кногочисленшлс комментариев а одним иа ииструментое проникноеетеории Иби Лраби в Иран и в Отывтйм дичную прйЧ^»стность Ибн Арыбй к диалектике любви .

отмечает А.Корбвн, "первое пребывание Мбн Араби в [«екке ( (1201 г.) Дйяо ему о ш т до такой степени глубокий, что он деиит я основе всего, касающегося "диалектики любви", йбн Араби хоро­ ш принимался в семье шейха, иранца по происхождению, еанимаво ш г внсокое положение в Мекке. Этот шейх имел дочь, сочетавшую ео двойной дар физической красоты и духовной мудрости. Девушка с т а ­ л для Ибн Араби тем, кем Беатриче стала для Данте, и именно ей а о шсвятил свое учение о верных влюбленных ~4Б, с.42^^. Такгай и обра!)ом, в Ыекке у Ибн Араба была реальная девушка, но в то же время она была теофаническим образий вечной мудрости *4Б,c.79J'^ .

М ж у теологом Газали и аадалусским фклоса^ом, утверждавшим, ед что он является простым интерпретатором Аристотеля, проходила вдейная борьба '4,8, с. 9 ^. Корбен утверждает, что ощвделяющве влнявие, проявившееся в суф.гзме и сП1ритуалиаме, не было набшн й агностической критикой Газали, но эзотерической теорией Ша о н а й и его школы *48, c. 9 J ^. И.П.Петрушввокий также подчеркирй овл, что в среда с у ^ е в, особенно Ирана и Средней Азии, более популярными, чем идеи Газали, оказались идеи крайнего су^ама Ш Араби "24, с. 3 3 4 - 3 5 J '. Разш^чные идеи Ибн Араби делают его антиподом Газали и умеренных с у ^ е в [24, c.336J^. А.Д.Кннш счи­ тает, что "отношения суфизма с официальной суннитской теологией носили антагонистический характер. Однако главную опасность для Официальных богословских толков представляли все-таки эзотериЧвсяае теории суфиев ^ 6, 0. 9 2 ^. Далее автор заключает, что "«^^ектйвный анализ основных сочинений /1бн Араби, в частности "*Усус ал-хйкам" и "ал-Футухат ал-мвккийа", где изложено учение

-142, совврмюом человеке (ал-инеан ав-тмт), ^i^HQUTM гоноИО р о его решАРедьнок расхождении со взглддами богослоеов-"орюдоксов" [Ш* c. S S j ". Таким образом, противоречие между систеАраби и Газали очевидно. С другой стороны, как указано 0IH в щ, Риттер отнес Мухаммада Газали, в отличие от йраки и Руми, уе (нанравленшо в мистической любви, в котором объектом Л1Х$ВЙ Я В иется непосредственно бог, а не красивый человек .

Доатому Б поэме для оправдания с у ^ е к о й практики "назар ила

•л-«УйД" iipaKM, е е сторонник и представитель персидского учения о" FedeXi d ' a m r e приписывает ее известному богослову Газа­ ли, рекомендовавяемог s разделе "Нормы поведения су|вев" в своей специальной книге по этике "ал-'Адаб р^-Д-Дин" ("Этика в рели­ гии") ск|швать jWooBb и отворачиваться от молодых красавцев /"15, с.1)6ч»Э7_7. кожно предположить, что появление в "Ушшак-намв" дегевды о Гааали объясняется, с одной стороны» тем, что Га­ з л был сторонником другого, чем Ираки, направления в мистичес­ аи к й двбии и поэт специально захотел "сменить" ему форму мисти­ о ческой любви, а с другой стороны, негативннм отношением ю э т а, его кенийского наставника Садр ад-Дина Кунави,.ученика йбн Араи к некоторым положениям учения умеренного суфия Газали» присаособиашего cy^^edlejeee учение к интересам ортодоксального ислаН более вероятным представляется т о, что поэт решил прибег­ о ать к ивторитету Газали для оправдания суфийской практики "наОдиа из легенд связана с одним из с^мых ранних суннитских «ястиков Аб| Бакр Дула$ом иби Дкаадаром аш-Шибли (Ш1-946) .

родилой в Багдаде и умер там же. Ъ возрасте 40 лет был «азначен на пост правителя об/шсти Декааенд в Северном Иране, ^ затем неожиданно стал аскетом* Трагический конец П1Х)цвсса

–  –  –

ja избыточного аскетизма), что его на некоторое время даже з^клющ а воущшшедший дом в Багдаде ^ 5 1, c,36-6IJ^, Возможно, Шибд втайне продолжал поклоняться Халладжу после того, как публич­ н о1казался от негоу Щибли принадлежал к маликитскому толку, и о 810, а также знатное происхождение, спасло его от преследования багдадских властей, бороввижся в то время с инаковерием и еретичеокиш новшествами. После смерти ыибли был объявлен правоверним д ж в кругах» враждебно относящихся к суфизму. И.П.0етрушввски11 ае считал, что Шиблк оставался на почве строгого "правоверия", а его шоткцйзм был умеренным ["4, с. З Х Э /. Далее исследователь отмечал, что "он и другие сус^ии этого времени считали необходимым строгое соблюдение мусульшнского закона - шариата, его ритуала и его запретов; они только старались одухоеворить ортодоксалышй ислам, превратив его из религии покорности и швиновения богу в религию сердца и любви к богу, а сухую и черствую обрядность делание членами тела", как они говорили, претворить в "деярия севвда" ^ 4, с. 3 1 9 /. Экстатические высказывания (шатхийат) Шбт i'OBopKT о разных чувствах испытывающего божественную лю­ бовь, о необходимости отказа от мирской жизни ради сближения с йогом. Приведем пересказ дегевдн о шейхе шибди / " 4 1, 6.

4 0 9 - 4 3 4 ^ :

Ы совершенный юногаа знатного происхождения, способный и достойный, изучив науки, мудрость и шариат, он со страдающим сердцем пришел к обители шейха 1айблм с тем, чтобы с его помощью, едва ему, освободиться от асвх мирских забот. Шейх предписал "УРиду сначала об,.всти любовь, сказав: "Сперва полюби красоту, в той любви стань добрым и искренним, затем приходи, когда ты «остагнешь понимания атрибутов любви, чтобы я показал тебе мир сердца"* Подучив приказ от наставника, мурид пошел в питейный д й мвбденюа. Он веами силами старался доказать силу чудес о яастнвника и, выйдя иа питейного дома, был перг?полнен страстью полюбил первого проходящего человека, "избрав 0отш$ его любовь выше собственного существования". Около года воэбужд н 1 мурид с чашей вира сидел в питейном доме до тех пор, по­ е шй к любовь похитила у него его "я". Шейх Шибли, увидев, что с о с а ювшо ученика стало критическим, вызвал его из питейного дома и объяснил отличие истинной лИбви от мнимой. Затеи шейх отпра­ в л своего ученика в уединение, чтобы тот стал истинно идущим и п пути любви к богу .

о Другая легенда в ио9т связана с выдающшся персидским теорешои и практиком суфизма, осиователш-эпоышом суфМ1ского брат­ ства кубравийа - одного ив осношых в монгольскую эпоху в Дентральвой Азии и Хорасане - шейхом Аб^-л-;1каииаб АзЫад ибн ^/мар Н д м ад-Дином ал-4Субра (1145-1221), биографш которого хорошо аи й88ветна.^ Надюй ад-Дин был исключительно талантливым полемис­ том Г^, c.2iJ9J^, суннитом /~Ь8, 0.70-74.7, не скрывавшим в то «в время своих нроалйдских симпатий c.70-72J^. Родился он » городе Ливан, в лореяме, в 114Ь г., в шяодости изучал хадисы и калам, много путешествовал. По прибытии в йгипет встречает шей­ ха 1^абихаиа ал-Ьаззаиа ал-йис!» (ум.II89), учеником которого становится, и женится на его дочери. Через несколько лет отпра­ вился в Хебриа, где продолжил изучение богословш! под руковод­ ством Абу МаноУра Хафда. Там же, встретив шейха Баба Фарцжа в вош»в под его влияние, Н д м ад-Дин отошел от традиционалистов аж и встал на путь мистики. Он получил хирку от шейха Мсма^ ила ^ао1й1 ( у м. и э а ). Возвратившись в Хорезм, Налкм ад-^1ин осноо«ра, нацршлвр,^4, 0.3^24-26; 53. с.299-301 й д р. у .

- 145 вавт ооитедь братетво кубревийп. Среда его яиаменитых учешШЛ ад-Дин Багдад! (ум.12Ш или I 2 I 9 ). Сайф ад-Дйн Ба^арэи /у„Л2бС), 1№м ад-Дин Дайе Рази (умЛ256), Ca д ад-Дин Хам^йе (уй.1202) и др. Согласно традицаи, Кубра погиб во время взятия Г ра Д й монголами, угй Я jj своих трудах Наджм ад-Дии дал инаяиэ цвето-еветовой эпи^ашга (богоявления), изучал различные значения сновидений и видений, у о н СЕб'ГОВОЙ эпифании, которые проявляются! у мистика, различрв и нув категории представлений и образов (хаввтир), построил теорию о неуловиг^ духовных центрах человеческого оознагая и духа (лата'иф) C.300J'', С возрастанием роли личности мистика с о в ­ падает подъем великих суфийских орденов м появление двух их вели­ ч й и представителей - Шихзб ед-Дин Af Хафс Сухраварци (ум .

ашх

1234) и Надаш ад-Дина Кубра, описавшего элементы необходимой с у ­ фийской практики для шдготовки к мистическому пути и детально разработавшего инструкции о том, как выработать видение огня и мета ^ 9, c. 9 6 j ^, Шывнно Кубра пр!дад суфизму спекулятивно-мисТйчеокое направление, отличающее его от образа ккзни набокных аеквтов Месопотамии, принявших к 1-м векам ислама название суфи­ ев Г48, о. 2 5 у. А.Корбэн отметил, что на крайнем востоке иранс­ кого мара в Центральной Азии Кубра был проводником суфйзма в навравлений практики созерцания, придавая особое значение явлениям света и цветового ряда "49, c. e J T. Й здесь встречается подобие ^ioBpffleHHoro человека - образ, который Кубра называет "юахид", ^f'S. созерцатель, свидетель, руководитель в видении бога "49, «•J. Кубра был первым из суфийских руководителей, обративших

• и й ш на явление цветов, ощущаемых мистиком во шримя своих нмг в состояний, именно Кубра и представители шковя 11ентра.г1ьofi Ааии ввели в мистицизм цвета и символику "49, C.6IJ7". Мис

<

I -Ш -

0 двйегмтвяьяо еидит сеет и мрак способоу ввдвшш, отдичшш 5, |и8ИВДекого органа зрения "49, 0.62^", ы именно внутреннш я е и м - "баенра-. Очень еажея веденый цвет, так как это цвет рн е с р ц и энергии сердца " 4 9, с. 7 8 7, Соаерцытель у Кубра одноеда ервмвйно и тот, кого соверцают (мавауд) и тот, кто является с о зерфтелем (аШсид); идея же созерцания встречается и у других руководитедеМ, а "мистический ошт, описанный Кубра, О КЙ К Х У^ ОИ и е » соответствии о фр^шт я опытом мистической любви в иран­ дт с о су^эме" " 4 9, с. Ш ^. Таким обрывом, личный руководитель км в ог0рх^встбенном мире - "нахид" - характершй терииа для д у ховш искателей, так шзываемых в суфизме " реаеН а'атоге и о ош созерцают красоту как "величайную из всех теофаний" О /"49, с. Ш. /. "Шахид" имеотоя Ткже у мистиков Рузбихана Вакли и И н лраби. Теория ллхЗви х^убра имеет связь с теорией тех, для б кого, как для 1^вбшсана Бакли, человечееквя и божественная лю­ бовь никоим образом не проъ1востоят одна другой как дилемма, требущия выбора. Они - две ^ормы одшй и той же любви. По мне­ ню Корбэна, авреход от одной ^рмн любви к другой подразумева­ и ет метаморфозу субъекта - 'ашик.а это то, на что пытаются ука­ зать доктрины Руэбихаиа Бакли и Кубра; поэтому неудивительно, что Кубра не делает разграничения между божественной и челове­ ческой либовью " 4 9, о. а з /. У Кубре идея "шахид" объединяется о идеей оозерцателя для мистических "верных влюбленных". Следой1^адько "шахид" означает существо, чьн красота ведет сояе^адатек бокественяой красоте через само божественное откровение;

*^стик црм этом - свидетель божественной красоты, созерцающий 8 ней "49, 0. 9 2 ^. В антропогоник йбн лраби человек т а т е промелуточное звено, расположенное между бытием и небытием, межСпетом и краком .

- 147 С именем шейха Надаш адлДшш Кубра связано много легенд и исторических преданий. Шиболее иеиесхная легеада гласит, что 1шнгйсхаи, уеныи о святости шейха, отправил ему послание с врвяяожвиием шкинуть Хорезм, так как он намеревается разграбить город. Но шейх отказывается, отвечая, что в счастии и несчастий йшервн разделить судьбу своих сограадан. Когда же монгольские вахватшки достигли Хорезма, шейх отправил часть своих учеников п их городам, а с остальныш вншел защищать город с оружием в о {уш и героичеохи шгиб. Согласно легенде, Кубра был сражен

ш)шгодьской стрелой. Легенда свяаывашт гибель Хорезма с п|хклятшши, произнесенными Кубра как в связи с убийством хорезмшахом его ученика шейха Ыаджд ад-Днна Багдади, так и с убийством его шго лобивща Джамильджана. легенда! рассказывают о т(ш, как Ш Щ ад-Днш; Багдади стал муридом Кубра, а затем, | ВОЗГО]ЕЩИВШИСЬ, швдек на себя немилость учителя и П1хсил прсицение; о клевете н Мадхд ад-Дина, заключавшейся в том, что он якобы сожительст­ а вует о дочерью (или матерью) султана, а эатшл о трагической г и ш ШзЯА ад-Дика. О легендах, связанных с великим шейхш Кубра, сообщается Ь.В.Бартольдом 0.503-7. Е.Э.Бертельсом Г4. C.324-26S 4, c. 3 2 ^ 4 j ^, Э.Брауном "45, c. 4 a i - 9 6 j '. Огромщ популярность шеШса вплоть до наших дней и сохранение в па­ мяти народной легенд о нем отмечает Г.П.Снесарев ^ 3 0, е.142Норескажем легенду о 1Шш ад-Дине Кубра, рассказывающую о его встрече с Шаддд ад-Дином Багдади и о возникшей мещду иша '«^ва Г 4 1, 6.726-764 J :

Одним на влюбленных в 1фасоту Ыаджд сЩ-Дина оказался Надам '*«-Ди11. Красота Уаджд ад-,|1ини похитила его с е д а, лишила его иокоя. Шейх приказал привести к себе Шатл ад-Дина, так как шД1Й него стад, как тело для души. Он спросил красавца о его дедаиии. но, еще не получив ответа, внутренним зрением увидел у него желание играть в шазшаты. Они сыграли много партий, в котор х Кубра неизменно побеадал. :3атем Кубра отправил своего ново­ и го ученика в келью, чтобы он на шахматной доске прочитал тайну кистичеокой любви^ и бросил шахматы для более высокой "игры", т.е. т- су^ама. Ыежду любовы», влюбленннм и красивмк возлюблен­ на с|щвствувт единство, а бог влюблен сам в себя. Творец, проявшцийвя в красоте, дарует любовь лишь совершенным тт» мис­ т к м - и в этих совершенных влюбленных обнаруживаются все атри­ иа б т бога. Вскоре страстная любовь к Маджд &д-Дину заставила уы Куб]^ забыть о всех своих дедах аналогично Дж.Руми и Ш м адас Д н Хаб^шзи, его любовь с помощью духовной страсти достигла с о иу вервнной красоты. Так красивое существо своей красотой открыва­ ет путь к божественной сущности. l i совершеннсмл мистике, влюблен­ нм в бога, Кубра наблюдал все божественные атрибуты: знание, о силу, слух, зрение, речь, волю, жизнь, красоту, вечность любви;

причем в человеческой любви он увидел божественную любовь, а че­ рез божественные атрибута и красоту, п^юявлящився в яемной жиани, человек узнае* Друга, Поскольку мистик через атрибуты узнает !ога, то, увидев Маджд ад-Дина, шейх увидел бога .

йче одна притча связана с самым плодовитым автором суфийского Пения о "верных влюбленных" современником Сухраварди в юго-эаи Д о Иране Р?8бих5ном Бакли Шнрази (II28-I209). В молодости З нм

•wfet Руабихан много путешествовал, посещал Ирак, Кирман, Хиджаэ и Сирию, О оставил большое количество работ, в том числе мистин ^свдй комментарий к Глрану. i i тот период тема любви к богу вое ^ '^хматные термины использовались с мистическим значешем. Напрк

–  –  –

дреобдадаяа кад темой совершенства мистика; она преобладает о дюбовно-теоретическом тр^жтате " 'лбхар ал- 'ашикин" ("Жасвдабленных"). подчеркивая важность человеческой любви как посвящение на суфийский путь и описывая различные стадии, по коЮи достигается превращение че овеческой страсти в божествеирм и в дабовь. Другая, еще более обширная и ВЙЖНЫЯ работа 1:^збихана у.'Шрх а»-шаТ1Шйат''( "Объяснение экстатичесшх изречений") ороотраняий кош^^ентарий на очень изысканном, трудном персидском тт с тхкй объяснения экстатических изречений (шатхийат) р и мистиков. Санвя ценная ее часть содержит тексты Халладжа, шнх предстышшще ощт из лучших источников для понш^ания становишьного периода су^вма. Третья работа Рузбихана "Сайр аларвах"("Движение духов") ошенвает ниспослание духов в человечвекие тела; сотворенный человек видит различные божественные опфовения и сдраяивает их смысл у бога. Б конце концов человек переносится в состояние 'июк. Но, быть ^ожет, лучше всего учение ^^збихана выражено в коротком трактате "Рисале-Йи кудсийе" ("Трактат о святости"), суммирующем существенные аспекты суфийс­ кой теории и практики в 12 коротких главах. По мнению Дж.Болдика, учение Руабихана по сравнвиню с учением Ахмада Газали представДяетоя значительно более системвтиэированннм, показывая какой прогресс был ДОСТИГНУТ в упорядочении представлений Ъ9, c.95J^, Как отметил л.Корбэн, у Рузбихана тик же, как у Ибн Араби, основная тема - соответствие богоявления имен и атрибутов духов­ н м состоянию т о г о, кому они открываются "49, с. 1 5 5 /. Для оу ^'Узбихана Бакли каждое красивое лицо - теофакический свидетель, отношение между озаренным человеком и любящим земным человеом есть богоявление; идея же "шахид" находит свое место в целом »'«еааи мистической любви, сводя земного 8люблвн1Юго и "свидете­ ля иа небе" ("шахид ^ и ' - с - с а м а ' " ). проявляющегося как озаренннй

- 150 руководйтед* ^ 4 9, с о б Т " » Рузб^хая Бакяи раадмчавт н«божша иокетов, иди суфиев, никогда не встречавших на своем пути опыт чв« яовеческой дюбви, и верных влюбленных, для KOTopix опыт поклонеявя л1К^«й, посвященной красивому вемиому существу, является неxJxoflUMHM посвящением в божественную любовь и в конечном счете неотделим от него ^ 4 8, с. в О ^. Учение Руэбихана иде* навстречу диаяектике любви Ши Араби; он© проявляется также у Фахр адДш Ираки, иранского ученика Ибн Араби, через шсредяичество С д йД-ДйЯа Кунави "48, с. S U /. Приведем пересказ легенды о ар Рузбихане Баклн, в которое роль красивого существа выполняет ю о а "41, 6. 9 Q I - 9 2 I J ^ .

нш Шразский старец шейх Рузбихан Бакди был единственшн в мире метине и чистоте, знавшим о душе и жизни всего мира. Он был

–  –  –



Pages:   || 2 |



Похожие работы:

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ УРАЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. А. М. ГОРЬКОГО НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ Библиографический указатель трудов профессора Б. В. Емельянова Екатеринбург УДК 016:1(091) ББК Ч755.22:Ю З(2) Б593 Составите...»

«Зыков Михаил Борисович д-р филос. наук, д-р экон. наук, профессор ФГБОУ ВПО "Елецкий государственный университет им. И.А. Бунина" г. Елец, Липецкая область СОВРЕМЕННЫЙ ЧЕЛОВЕК ДОЛЖЕН ХОРОШО РАЗБИРАТЬСЯ В 60 ФОРМАХ ХОЗЯЙСТВА И УМЕТЬ ОТЛИЧАТ...»

«ГУБЕРНАТОР КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 4 июля 2011 г. № 43-пг ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПОРЯДКА ОРГАНИЗАЦИИ И ПРОВЕДЕНИЯ СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ ОПРОСОВ НАСЕЛЕНИЯ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ ДЛЯ ОЦЕНКИ ЭФФЕКТИВНОСТИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ МЕСТНОГО САМОУПРАВЛЕНИЯ ГОРОДСКИХ ОКРУГОВ И МУНИЦИПАЛЬНЫХ РАЙОНОВ КЕМЕРО...»

«Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. Т. 1. Вып. 2 • 2012 Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time Elektronische wissenschaftliche Auflage Almabtrieb ‘Raum und Zeit‘ Ракурс Foreshortening / Sichtwinkel УДК 005.732(352/354-1):008:304.444 Тынянова О.Н.*, Кытин С.П.** К вопр...»

«A-33 // V. 20150805 АРГЕНТИНА ПЛЕНИТ И МАНИТ-Тур "ЧУДЕСА СЕВЕРА АРГЕНТИНЫ" Буэнос-Айрес-Игуасу-Сальта-10дней/9ночей ~1~ АРГЕНТИНА ПЛЕНИТ И МАНИТ АВТОРСКИЙ ТУР ЧУДЕСА СЕВЕРА АРГЕНТИНЫ (А-33) Буэнос-Айрес вод. Игуасу Сальта 10 дней / 9 ночей Буэнос-Айрес – 4 ночи / во...»

«Нематериальное рганизация культурное бъединенньх аций по наследие вопросам образования, науки и культуры Основные тексты Международной конвенции об охране нематериального культурного наследия 2003 г. Издание 2018 г....»

«ДРЕВНЕЕ ИСКУССТВО СИБИРИ: ПЕТРОГЛИФЫ ВИРТУАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА ЧИТАЛЬНОГО ЗАЛА НБ НГУ "Наскальные изображения составляют огромную и во многом загадочную область памятников древней культуры человечества и его первобытного искусства. Они известны во многих уголках земного шара, где в пр...»

«ПОЛОЖЕНИЕ О КОНКУРСЕ "МЕЖДУНАРОДНАЯ ПРЕМИЯ В ОБЛАСТИ ИСПОЛНИТЕЛЬСКОГО ИСКУССТВА "ART OPEN WORLD"" Возможно ОЧНОЕ и ЗАОЧНОЕ участие в конкурсе. Проект национального фестивального движения "Открытый Мир Искусства" это инновационный проект,...»

«ВВЕДЕНИЕ Аудиокнига становится массовым явлением современной культуры 1. Удобный формат, позволяющий воспринимать большой объем информации в любое удобное для пользователя время, безусловно, востребован человеком XXI...»

«УТВЕРЖДЕНО: Приказом № 160 / д от "12" декабря 2018 г. Директор _ О. Л. Латышев ПОЛОЖЕНИЕ о проведении IV-го Международного конкурса эстрадного и джазового вокала "APRILFLOWERS" г. Калуга 13 14 апреля 2019 года Настоящее...»

«СМОЛЕНСКИЙ ГОРОДСКОЙ СОВЕТ Учредитель – Смоленский городской Совет РЕШЕНИЕ Адрес редакции: 214000, г. Смоленск, 13-я сессия V созыва ул. Октябрьской Революции, от 26.08.2016 №204 д. 1/2 Телефоны: (4812)...»

«УДК/ББК: 316.454.5;316.485/60.55.373 СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ АНАЛИЗ МЕЖНАЦИОНАЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ В ОРГАНИЗАЦИЯХ ЗАКРЫТОГО ТИПА Грошева Л.И., кандидат социологических наук, ст . преподаватель Тюменское высшее военно-инженерное командное училище имени маршала инже...»

«Приложение 1 к приказу Росспорта № 547 от "21 " августа 2006 г. Порядок формирования Единого календарного плана всероссийских и международных спортивных мероприятий на 2007 год 1 . Общие положения. 1.1. Настоящий Порядок регламентирует требования и условия к формированию Единого календарного плана всероссийск...»

«;. л....... л і is V V, ! m y s • 5 ЗАДАЧИ И ЭТЮДЫ / c СБОРНИК Объединения любителей шахматных задач н этюдов при Всесоюзном Совете Шахматно-Шашечвых Секций ВЫПУСК ТРЕТИЙ •кх. i Ж ШфЩ ЙШ...»

«МИНИСТЕРСТВО СПОРТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ФИЗИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ, СПОРТА, МОЛОДЕЖИ И ТУРИЗМА (ГЦОЛИФК)" СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ СИСТЕМЫ ПОДГОТОВКИ В ТАНЦЕВАЛЬНОМ СПОРТЕ Материалы XVIII Всероссийской научно-практи...»

«Руководителям образовательных МИНИСТЕРСТВО учреждений высшего образования ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОСС ИЙСКОЙ Ф -1ДЕРЛ IIII II ( МИНОЬ PH А УКИ РОССИ И) Международный департамент Тверская ул, д. I...»

«Информационная грамотность МИГ Медиаграмотность Медиаграмотность – Информационная грамотность – это способность человека: это способность человека: Понимать роль и функции СМИ; Выражать свои информационные потребности; Критически анализировать и оценить медиа-контент; На...»

«ФАО В ДЕЙСТВИИ 2009–2010 Г Г. www.fao.org ПРОИЗВОДСТВО ПРОДОВОЛЬСТВИЯ для девяти миллиардов человек 2/3 ".НЕОБХОДИМО БУДЕТ ПРИЛОЖИТЬ ОГРОМНЫЕ УСИЛИЯ, М НАПРАВЛЕННЫЕ НА ПРОИЗВОДС ТВО ПРОДОВОЛЬС ТВИЯ С П О М О Щ ЬЮ Н О...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Дебенова Зинаида Анциферовна ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА НА ТЕМУ: ДУХОВНАЯ КУЛЬТ...»

«Разработчик: Лаптенок И.Б., заместитель директора по учебной работе Института повышения квалификации и переподготовки кадров учреждения образования "Белорусский государственный университет культуры и искусств", кандидат филологических наук Рекомендовано к утверж...»

«МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФОНД "РУССКИЙ МИР" ИНСТИТУТ МИРОВОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ИМЕНИ А.М. ГОРЬКОГО РОССИЙСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК Международная научная конференция "МИРОВОЕ ЗНАЧЕНИЕ М. ГОРЬКОГО" (К 150-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ) 27–30 марта 2018 года Москва, ИМЛИ РАН Общий пл...»

«АКАДЕМИЯ НАУК УЗБЕКСКОЙ ССР ИНСТИТУТ АРХЕОЛОГИИ Ю. Ф. БУРЯКОВ ГЕНЕЗИС И ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ ГОРОДСКОЙ КУЛЬТУРЫ ТАШКЕНТСКОГО ОАЗИСА ТАШКЕНТ ИЗДАТЕЛЬСТВО "ФАН" УЗБЕКСКОЙ ССР В монографии исследуются генезис, закономерности и пути форми­ рования и развития городов одного из самых у...»

«МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования ТЮМЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ КУЛЬТУРЫ ФАКУЛЬТЕТ МУЗЫКИ, ТЕАТРА И ХОРЕОГРАФИИ КАФЕДРА ОРКЕСТРОВОГО ДИРИЖИРОВАНИЯ И НАРОДНЫХ ИНСТРУМЕНТОВ Рабочая программа Учебная...»

«Глава 2 СЕВЕР ПОБЕРЕЖЬЯ ПЕРУ В КОНЦЕ I ТЫС. ДО Н.Э. — I ТЫС. Н.Э. На протяжении нескольких последующих веков в северных и центральных районах Перу произошли события, приведшие к появлению первого государства Южной Америки или по крайней мере первого общества, для которого налич...»

«Сергей Трунин, ИПСРБ, Минск "12 СОВЕТОВ ФЕОФАНА" М. ЛЕМУРСКОЙ КАК ЯВЛЕНИЕ ДВУЯЗЫЧИЯ (РУССКАЯ И БЕЛОРУССКАЯ ВЕРСИИ) Существование двуязычия в контексте современного белорусского литературного процесса объяснимо нес...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.