WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

«О ПЛАТКЕ Мать Покров! Покрой зем^ю снеж ком, меня молоду платком. Изучая русские материалы иллюстративного ф онда отдела Европы, я об­ ратила вним ание на два снимка с ...»

КУЛЬТУРНО-БЫТОВАЯ ТРАДИЦИЯ XIX—XX вв

Л. С. Л а в р е н т ь е в а

О ПЛАТКЕ

Мать Покров! Покрой зем^ю

снеж ком, меня молоду платком .

Изучая русские материалы иллюстративного ф онда отдела Европы, я об­

ратила вним ание на два снимка с изображ ениями девуш ки и ж енщ ины в

необычно повязанных платках. Фотографии были сняты в однодворческом

с. Долгое Даньковского у. Рязанской губ. (рис. 1, 2). (Однодворцы — это по­

томки служилых людей, в большинстве из замосковных уездов. Как социаль­ ный слой однодворцы занимали промежуточное положение между крестьянами и мелкими помещиками, не сливаясь ни с теми ни с другими, и этим объясня­ ется сохранение у них своеобразных особенностей в костюме, типе жилища и пр.1 На женщине, которая изображена в кругу семьи, платок повязан таким ) образом, что надо лбом он имеет складку острием вверх. У девушки же, напро­ тив, складка платка выступала острием вниз. Сведения о подобной манере ж е н с к о г о повязывания платка я нашла в работе Н. П. Гринковой «Одежда западной части Калужской губернии». Она писала, что поверх повойника ж ен­ щины носят платок, который завязывают концами под подбородком, над на­ лобником повойника край платка образует так называемую губачку или роги .

Эта губачка делалась специально: сложенный треугольником платок перегиба­ ли, т. е. складывали вдвое, и крепко закатывали, при одевании образовавшийся от складки маленький желобок должен быть сверху2. Этот локальный обычай, описанный Н. П. Гринковой, а также то, что платок, относящийся к древнему типу головных уборов, к началу XX в. постепенно вытеснил многие другие го­ ловные уборы — не менее древние — заставили меня обратиться к теме «платка» .

Этимология слов, производных от корня «плат», по В. И. Далю, означает:

Плат, платок, платочек, платишка, платчишка, платица, платчица — четырех­ угольный равносторонний лоскут ткани; плат — значит пласт, пл оски й 3. Такие же определения находим и в древнерусских словарях: плат — часть, кусок, по­ лоть, лоскут, обрывок, кусок ткани \ На севере и востоке Европейской России в XIX—XX вв. словом плат называют полотенце, скатерть, рубаху (платно) и верхнее женское платье5 .

* Даль В. И. Пословицы русского народа. М., 1993. Т. 3. С. 247 Л. С. ЛАВРЕНТЬЕВА Рис. 1. Девушка из с. Долгое Рис. 2. Крестьяне из с. Долгое Даньковского у. Рязанской губ. Даньковского у. Рязанской губ .

(МАЭ, № 1393-30). (МАЭ, № 1393-34) .

Встает вопрос, с какого же времени «лоскут» ткани стал платком—головным убором? Археологические материалы и письменные источники позволили уче­ ным реконструировать древнерусские женские и девичьи головные уборы IX— XII вв. и достаточно полно охарактеризовать русскую одежду X III—XVII вв. Из ряда работ выделяется обобщающий труд М. Г. Рабиновича «Древнерусская одежда IX—XIII вв. и одежда русских X III—XVII вв.», в котором содержатся интересующие нас сведения .

Древнерусский женский головной убор состоял из подбрусника или повойника с подзатыльником, поверх которых надевался убрус — богато вышитый головной убор в виде полотенца. Выходя на улицу, женщина надевала поверх всего голов­ ного убора платок6. Упоминание о сложном головном уборе и об «уличном»

платке имеется и у И. Е. Забелина: в XV в. городские женщины носили головной убор, состоящий из подбрусника, подзатыльника и убруса, на который накиды­ валась фата или плат/покров. Плат, по его описанию, представлял собой четы­ рехугольный кусок ткани, либо легкий — из турецкой и индийской выбойки, бя­ зи и т .





п., либо плотный — из набивной (разноцветной и одноцветной — алой, синей, но чаще всего белой или полосатой) материи7. Севернорусские сведения О ПЛАТКЕ 41 середины XIX в. дают ту же картину: например, в Шенкурском у. Архан­ гельской губ. женщины носили головной убор под названиями шамшура, подза­ тыльник, кокошник, повязка, повязывая сверху большой бумажный платок крас­ ного цвета или суконный полушалок8. Все это наводит на мысль, что фату, по­ кров, плат, которые одевали женщины поверх головного убора, выходя на улицу, следует считать видами древнего платка. Многие же исследователи (Д. К. Зе­ ленин, Г. Г. Громов и др.) считают древнерусским типом платка убрус, который со временем был заменен четырехугольным платком9. На наш взгляд, убрус — это всего лишь часть сложного женского головного убора в отличие от покрывала и платка, которые всегда были самостоятельными головными покрытиями .

Материал, изготовление и формы платка

Первичной основой платка служит отрез домотканого полотнища, гладкого или полосатого. Из того же прямоугольного куска полотна можно было сделать и косынку, разрезав ее по диагонали и пришив треугольник к короткой сторо­ не отрезанной ткани. Во всяком случае, сделанная таким образом косынка хранится в фондах МАЭ (кол. № 266-7/15) и принадлежит белорусам М оги­ левской губ. С распространением набойки появились кубовые платки, а в XIX в. — платки и шали из хлопчатобумажных и шерстяных тканей, которые набивались вручную 10. С 70-х гг. XIX в. крестьянки повсеместно в России ста­ ли употреблять покупные хлопчатобумажные нити, а немного позже платки стали делать из фабричных тканей. К концу XIX в. в основном уже носили фабричные платки из ситца, шерсти, шелка. Покупные платки, косынки, шали владелицы нередко дополнительно украшали по углам или по всему краю — бахромой, кистями, канвой, бисером или вышивали иногда — чуть ли не всю поверхность. Вытеснение домашних тканей в деревнях тканями фабричного производства шло медленно. Во многих местах продолжали делать платки, ко­ сынки, шали из домотканины — холста, шерсти .

Однако покупные вещи были предпочтительнее и престижнее, тем более что в конце XIX—начале XX в. узорные шерстяные и ситцевые платки изго­ тавливались на фабриках М осковской, Владимирской и Петербургской губ .

(Первая мануфактура в России возникла в XVIII в.) Художественное оформ­ ление ситцев и полуситцев было самым разнообразным, но с конца XIX в .

доминируют пышные узоры из крупных и мелких стилизованных цветов с разнообразной и насыщ енной красочной гаммой. Ш ирокую известность по­ лучили кумачовые платки фабрик Асафа Баранова в М оскве и Владимир­ ской губ.: на ярко-красном фоне платков рассыпаны тю льпаны, гвоздики, розы п .

Платки разных фабрик различались материей, размерами, отделкой, рас­ цветкой и т. п., откуда шла и вариативность их номенклатурных названий .

Приведем некоторые из них: аглицкий, астаметный, бахмареный, беловыши­ тый, вареный, шелковый, гарнитуровый, бурка, кичный, платок злизами, малече, наметками, тупеи (покрывальный), поплиновка, тальянка, уруменский, на­ мотка, набойчатый, жаркие, золотые (коноватные), белокрайки (очень большие платки с белыми полосами по краям), коноватки (большие шелковые с золо­ тыми клеткам и)|2 .

В северо-западных губерниях отдавали предпочтение косынкам, которые носили как девушки, так и женщины. Праздничные косынки были из покуп­ ных тканей — шелка и штофа. В налобной части и по углам такой косынки зо­ 42 Л. С. ЛАВРЕНТЬЕВА лотыми и серебряными нитями гладью вышивали гирлянды цветов, веточки, плоды. В этих же губерниях помимо покупных тканей праздничные косынки делали из холста, украшая их по двум углам узором и обшивая края кумачом и бахромой из шерсти. В будние дни носили платки из набивного ситца, в ос­ новном красного фона с синими, желтыми, зелеными и черными цветами. Зи­ мой на улице носили полушалки и шали — бумажные или шерстяные 13 .

В Верхнем Поволжье (Костромская, Нижегородская и др. губ.) крестьянки и мещанки надевали по праздникам шелковые платки или косынки — головки красного, голубого, но чаще черного или коричневого цвета, расшитые золотой или серебряной нитью с орнаментом в виде листьев, веток, бутонов и цветов .

В Каргопольском у. Олонецкой губ. (конец XIX в.) золотой плат шили из белой бумажной ткани и один из углов расшивали золотом и серебром (битью, кани­ телью) довольно крупным растительным узором; по краям платка нередко вы­ шивали имя, отчество и фамилию владелицы |4 .

Разнообразен был ассортимент платков у однодворцев Воронежской губ .

До первой половины XX в. здесь продолжали носить шелковые платки тра­ диционных цветов — ярко-красного, желтого и оранжевого; более редкими были розовый и зеленый цвета. До 30-х гг. были «в почете» так называемые «французские» платки из ситца красного цвета с яркими цветами. Но осо­ бенно любили платки из тонкой шерстяной ткани с красными цветами по черной земле — «стаметавые», или, наоборот, с черными цветами по красной земле —«прохоровские», вероятно производства Прохоровской мануфактуры .

Наряду с покупными ситцевыми и шелковыми платками были ш ироко из­ вестны гладкие красные платки, сшитые из кумача или сатина, обшитые га­ русом и б и сер о м 15 .

В Тульской губ. более всего предпочитали платки из льняного холста, два края которого покрывали красной, затканной узорной строчкой и кружевом, а два других края оставляли без украшения; чаще же весь платок по краю обш и­ вали кружевом или плетеным шнурком 16 .

Как правило, у девушек с хорошим приданым был целый набор платков — на все случаи жизни: домотканые, покупные, шелковые, ситцевые, шерстяные, теп­ лые шали и платки для каждого дня, особые — для церкви, праздника и т. д .

С конца XIX в. платок (косынка) настолько широко распространился, что во многих регионах России его стали использовать уже и для создания голов­ ных уборов как женщины, так и девушки. Когда же женщина выходила на улицу, убор из платка покрывался другим платком. Причем здесь можно гово­ рить о двух группах головных уборов, в которых использовались платки .

В п е р в о й группе головных уборов платок особым образом завязывался, скреплялся и сохранял свою форму длительное время, во в т о р о й группе пла­ ток завязывался каждый раз снова, когда форма создавалась заново .

Повойник, сделанный из платка, в начале XX в. носили женщины в Олонец­ кой, Архангельской, Вологодской, Пермской, Вятской и Петербургской губ. Д е­ лали его следующим образом. Голову покрывали косынкой с золотым шитьем, средняя часть длинной стороны косынки прикрывала лоб, концы косынки были обернуты на затылке, а надо лбом завязаны двухконечным бантом. Для того, что­ бы платок (косынка) держал форму, его скалывали булавками, сшивали, поэтому во многих местах севера России подобные головные уборы называли сколок, по­ верх него обязательно повязывали еще один платок17. Подобный головной убор из Мезенского у. Архангельской губ. имеется в коллекции МАЭ (кол. № 893-22) .

Он выполнен из штофного платка. В Донской обл. подобный головной убор из гладкого или мелкоузорного кумача назывался стягашник, его тоже покрывали верхним платком или ш алью 18. Молодые заонежанки вместо повойников по О ПЛАТ1СЕ 43

Рис. 3. Ж енщ ина из Костромской губ. (МАЭ, № 160-124) .

праздникам иногда надевали моду или колпачок: шелковую косынку, три угла ко­ торой завязывали на лбу и скрепляли булавками |9 .

В начале XX в. в немногих деревнях Калужской губ. молодухи первоговторого годов еще «донашивали» головной убор под названием складка. Склад­ ка делалась из шелкового платка, чаще красного цвета; в передней части подкладывали картон, чтобы платок стоял надо лбом. Концы платка, сколотые на затылке, спускались по спине. Под складку надевали разукрашенный повой­ ник. Ж енщ ина после первого или второго года замужества уже не носила складку, а только повойн ик20. Молодые женщины Вятской и Костромской губ .

просто завязывали шелковые платки надо лбом, а концы прятали или подни­ мали, как р о ж к и 2 (рис. 3). В Череповецкому. Новгородской губ. замужние женщины повязывали голову косынкой (косынька), два угла которой завязыва­ ли сзади, третий угол и два других конца убирали под узел. Косынка, повязан­ ная таким способом, заменяла повойник. Такой головной убор сверху обяза­ тельно повязывался платком. Причем молодые женщины завязывали платок под подбородком, а пожилые и старые — сзади22. В Донской обл. платок, сло­ женный в виде повязки, назывался связка21 .

Также широко использовали платок и девушки для создания своего го­ ловного убора — девичьей повязки. Здесь тоже можно говорить о двух груп­ пах головных уборов: в первом случае платок складывают и сшивают, во вто­ ром — складывая, просто завязывают. В Орловской и Курской губ. девушки 44 Л. С. ЛАВРЕНТЬЕВА носили повязку из фабричного платка в большинстве случаев розового цвета с зеленым. Платок складывали в форме повязки и сшивали раз и навсегда, а концы срезали и пришивали наи скось24. В Вологодской губ. девушки ш елко­ вую косынку завязывали полголовкой — концами наперед, на полголовку н а­ калывали цветы, а сзади приделывали небольшой бант из шелковых л е н т 25 .

Девушки, отправляясь в церковь, на праздник, а также при выполнении дли­ тельных работ на улице, на дальних переездах покрывали голову еще и плат­ ком. Часто даже в зимнее время девушки ходили по деревне в платке, кото­ рым закрывали только лоб и уши, оставляя открытой м акуш ку26 .

В XX в. эти сложные или не очень сложные конструкции головных уборов из платков как у женщин, так и у девушек были постепенно вытеснены просто платками, завязывающимися на узел спереди или сзади .

Способы ношения платков

Г. С. Маслова в своей книге «Народная одежда русских, украинцев и белорусов в XIX—начале XX в.» приводит описание разнообразных способов ношения платков. Древнейший из них — это набрасывание платка на голову внакидку, т. е. не повязывая его. В России подобный способ был известен в городах в XVII в. В крестьянской среде способ ношения платка внакидку долго сохранялся в свадебной и похоронной обрядности. Внакидку носили также тяжелую шерстяную шаль, сложенную посередине или по диагонали, отправ­ ляясь в дорогу в зимнее или ненастное время; под шалью голову повязывали обычным способом легким ситцевым или вязаным платком .

По Г. С. Масловой, достаточно древним является способ ношения платка на покромку, развернутый или сложенный по диагонали косяком платок повя­ зывали на голову, скрепляя его края булавками. Способ скалывания платка под подбородком был наиболее распространен до XX в. в Поволжье, особенно у старообрядок Нижегородской, Костромской, а также в Архангельской, Оло­ нецкой и Владимирской губ., где он назывался по-богородицкому, на покромку, т. е. по образу некоторых изображений головного покрывала Богородицы. Д а­ лее у Г. С. Масловой идет описание способов завязывания платка, разновидно­ сти которых систематизируются в зависимости от места расположения узла — спереди или сзади. Первый способ имеет две разновидности: а) концы платка или косынки, сложенных треугольником, завязываются спереди надо лбом;

б) концы завязываются под подбородком. Способов завязывания сзади три:

а) концы платка, сложенного треугольником, скрещиваются под подбородком и завязываются сзади на шее; б) концы, обвивая голову, завязываются сзади, сверху заднего косячка или же под ним; в) платок, свернутый жгутом, повязы­ вается по очелью головного убора (повойника) и завязывается концами сзад и 27 (рис. 4, 5, 6) .

Г. С. Маслова не затрагивала вопроса социовозрастных различий в нош е­ нии платков и способов их повязывания. Дополним ее описание в этом ракур­ се. Так, можно утверждать, что различными были способы повязывания плат­ ков в девичьей и в женской группах. В первой группе различались будничные и праздничные повязывания девочкой и совершеннолетней девушкой; особым было ношение платка невестой — от накидки (во время плача — причитаний) до скрепления под подбородком. Различались повязывания платков у молоду­ хи, пожилой женщины и старухи в будни, воскресенья, праздники и т. п. К ро­ ме того, учитывались и погодные условия .

О ПЛАТКЕ 45 '

–  –  –

Во Владимирской губ. девушки в будни ходили с открытой головой или по­ вязывали платок, сложенный в виде повязки, под косу, оставляя затылок от­ крытым. В праздники они надевали поднизь из жемчуга, а сверху платок, кото­ рый завязывали под подбородком28. В Вологодской губ. девушки в будни также ходили по улице без платков, а женщины — обязательно в платках, бумажных или из холста в мелкий узор29. В Казанской губ. девушки-«невесты» ходили с открытой головой и платком на шее, а женщины — в платках30. (В Заонежье парень, который стал женихом, также начинал носить на шее косынку крас­ ного или белого цвета31.) Таким образом, девочки обязательно носили платок, девушки, достигшие совершеннолетия, уже не носили платки, но использовали их в качестве повяз­ ки. Отсюда и поговорка — «Гуляй, покуда голова (т. е. темя. — Л. Л.) не по­ крыта!» 3 У девушки-«невесты» платок появлялся на шее. И только в праздни­ ки и в воскресные дни, которые были связаны со службой в церкви, девушки поверх повязки носили платки. Причем платки, которые носили девушки, должны были отличаться от платков женщин. Фотографии, с описания кото­ рых мы начали статью, как раз и фиксируют этот случай: рязанская женщина, которая уже не носит традиционного головного убора, продолжает имитировать этот убор желобком-рогами вверх из платка. Что же касается платка «желобком вниз» на голове девушки, то это требует особого расследования .

Обрядовые функции платка: игра и свадьба

В традиционной культуре социальный статус любого человека «прочиты­ вался» в том, как он был одет, а у женщины акцент делался на головной убор .

Платок, который повязывался поверх головного убора при выходе на улицу, видимо, нес свою символическую нагрузку. Поскольку известно, что функцию закрывания волос (см. «не светить волосами»)3 исполнял головной убор, то встает вопрос: какую функцию нес платок? Еще раз напомним, платок носили девочки одновременно с сарафаном, юбкой и сережками в возрасте 7—11 лет .

Совершеннолетние девушки чаще повязывали платок на шею или накидывали на плечи в знак того, что они еще «не покрыты», но готовятся к этому .

Для общины, рода особенно важным было создание благополучной семьи .

Только такая семья — без раздоров, болезней может дать полноценное потомст­ во. Через свадьбу, свадебный обряд происходило создание новой и благополуч­ ной семьи. Во время свадьбы — перехода из одной социальной группы в другую, жених и невеста претерпевают символическую смерть и новое рождение .

Они как бы находятся на грани двух миров — жизни и смерти. Все ступени этого пе­ рехода необходимо провести так, чтобы оградить новобрачных, укрыть и защи­ тить их. Для этой цели во время свадьбы прибегают к разным магическим дей­ ствиям с приглашением колдуна, знахаря, с использованием иголок, булавок, кусков сети, семян льна, денег и т. п. Особое же место здесь отводилось платку, которым покрывали, завешивали, отделяли, особенно невесту и жениха, а часто и других участников обряда, а также покрывали угощения, подаваемые для моло­ дых на стол, дары и многое другое .

А. Афанасьев пишет: «В нашем языке понятия ’’прятаться'1 и ’’одеваться" обозначаются одинаковыми словами: наряд, обряда-платье, женские уборы, обряжаться — переодеваться, маскироваться и укрываться, прятаться»34. В сло­ варе древнерусского языка слово «покров» объясняется как защита, защитник .

Само слово «покров» означает спрятаться под кров, укры ться35 .

О ПЛАТКЕ 47 Таким образом, платок необходим, чтобы под ним укрыться, спрятаться .

В то же время надо помнить, что платок — это кусок какой-либо ткани, изна­ чально — полотна. Достаточно распространенное название полотна платно имеет общий корень со словом плат, платок. Вот почему так легко можно было заменить платок куском полотна. В одной из частушек, записанной в Казан­ ской обл., поется: «Мажет милый полотном»36. Часто на свадьбе, наряду с от­ резами ткани на штаны, рубашки, дарили ткань и на платок. Верования же, связанные с полотном, сосредоточены на представлениях о взаимосвязи жизни и смерти, прошлого и настоящего. Полотно как бы связывает мир мертвых и мир живых. Оно воплощает предков, которые помогают живым и дают все, что они просят — плодовитость женщинам, счастье л ю д ям 37 .

Во время свадьбы невеста и жених достигают пика жизни, дальше жизнь пойдет на убыль, спад. Именно в период свадьбы они оказываются между не­ бом и землей, жизнью и смертью. Во время же венчания — на небе. Ведь неда­ ром говорят: «Браки заключаются на небесах». Вспомним, что на голову осуж­ денного на смерть набрасывают покрывало. Идея защиты, покровительства, покрова заставила нас обратиться и к православному празднику Покрова П ре­ святой Богородицы, который отмечается Русской Церковью 1 (14) октября в память явления Богоматери Андрею Юродивому и его ученику во Влахернском храме в Константинополе, где хранилась риза Богородицы. Богоматерь после молитвы сняла с себя мафорий (длинное покрывало, закрывающее голову и плечи и спускающееся вниз) и простерла его над молящимся народом.

В тро­ парях в честь иконы Божией Матери на Покров поется: «...умильно глаголем:

покрый нас честным Твоим покровом и избави нас от всякаго зла, молящи Сына Твоего Христа Бога нашего, спасти душы наша» .

Во многих местах России с этого праздника начинались свадебные осен­ ние недели. Первый снег, выпавший в этот день, был счастливым предзна­ менованием для обрученных. Праздник Покрова считался девичьим праздни­ ком. В этот день все девушки-«невесты» обязательно посещали церковь и ставили свечку перед образом Покрова Богородицы (если он был) и читали особые молитвы: «М ать-Покров, покрой мать-сыру землю и меня молоду» .

В этот день обращались и к Параскеве-П ятнице, выполнявшей сходные с богородичными функции: «М атушка — П ятница-П араскева, покрой меня поскорее»38 .

С Покрова во многих губерниях России начинались и молодежные поси­ делки, где атрибутом многих, едва ли не всех, игр с выбором пар молодежи стал платок. Во время игры парень и девушка по очереди использовали платок как знак выбора напарницы или напарника. В Новгородской обл. посиделки, как правило, и начинались «выборной игрой». Под песню «Как по первой по пороше...

/ Ходил молодец хороший» молодец выходил на середину и начинал прохаживаться около девиц:

–  –  –

Девушка, которой парень кинул платок, выходила на середину и ходила с ним под песню, которая заканчивалась поцелуем, парень садился на место, а де­ вушка, в свою очередь, бросала платок на колени другому парню:

–  –  –

Для игр использовали носовой платок, ширинку, головной платок или сверну­ тый из полотенца жгут; в игре Ящер парень-«ящер» набрасывал платок на де­ вушку40 .

Во многих районах России в дни Покрова и П араскевы-П ятницы устраи­ вались смотрины невест. На Севере на смотрины девушки-«невесты» прихо­ дили в лучших нарядах, а в руках они держали вышитый платок — ширинку .

Весной или летом в таких же богатых нарядах девушки водили хороводы, круги, а в руках держали платки или на руках висели небольшие шали, вы­ шитые полотенца41 .

Интересно, что название ширинка сохранилось в основном за праздничным носовым платком или подарочным. Когда женщины или девушки собирались в церковь, в гости или на какой-то другой праздник, они в руках всегда носили ширинку, в некоторых местах его так и называли — ручной платок*2. Ш иринки кроили из тонких хлопчатобумажных тканей или из тонкого полотна. Особая ценность ш иринки заключалась в вышивке, куда женщины и девушки стара­ лись вложить не только свое мастерство, но и душу и мысли. Ш иринка как бы была предметом домашнего рукоделия и образцом рукоделия, таланта женщ и­ ны или девицы. Несомненно, такой платок занял заметное место в наряде девушки-«невесты» во время смотрин, на праздниках, в хороводах, на свадьбах и т. п., где он был наглядным доказательством рукодельных способностей девушки-«невесты»43 (см. статью Т. А. Бернштам в наст, сборнике) .

Функции платка/покрывала изменялись в течение свадебного ритуала. Так, в Калужской губ. последнюю неделю перед свадьбой невеста кручинится, т. е .

ходит и плачет в кручинном наряде, в кручинном беленьком платке. На венча­ ние поверх рубахи ей спереди вешали платок, продев концы в проймы рубахи;

на голову надевали золотой венец или платок, свернутый на грамотке', перед самым выходом к венцу на нее накидывали дынку — платок из легкой ткани, шелковой, часто с цветами, или из кисеи, тюля. После венчания окрученную в женский головной убор невесту снова покрывали д ы н кой 44. В Тамбовской губ .

перед венчанием на невесту накидывали розовый шелковый платок с бахро­ м о й 45. В Архангельской губ. перед венцом, после благословения, жених невесте набрасывал на голову платок — гумульку так, чтобы он закрывал ей лицо .

Ж енщины пели: «Пала гумулька на буйную голову...» В гумульке невеста стояла под венцом 44. В Тотемском у. Вологодской губ. перед венцом на невесту наки­ дывали шаль, и кисти шали висели над л и ц ом 47 .

В Ярославской губ. невесту в церковь также везли под платком 48 .

Итак, в течение свадьбы платок-покров укрывал невесту в самые ответствен­ ные переходные моменты. Покрывали невесту перед венчанием, снимали и снова накидывали покров после обряда окручивания (надевания женского головного убора), который происходил в церкви, в доме невесты или жениха .

Совсем раскрывали молодую уже за свадебным столом в присутствии всех родственников. Это был очень важный момент свадьбы — «рождение» чело­ века в новом статусе и качестве, признание и принятие его всеми родствен­ никами. Снимал покрывало с невесты кто-нибудь со стороны жениха — друж­ ка, свекровь, свекор, одна из родственниц или сам жених. Обряд происходил в переднем/красном углу за столом, куда садились молодые. Снимали покры ­ вало не рукой, а с помощью различных предметов: кнута, пирога/хлеба, ухва­ та, палки, сковородника и т. п. Причем дружка это делал непременно кнутом или палкой, свекровь или свекор использовали домашнюю утварь или хлеб .

Этот обряд был очень выразителен. Например, в Вятской губ. платок с ново­ брачной снимала родственница жениха, при этом она три раза крутила плат­ О ПЛАТКЕ 49 ком вокруг голов жениха и невесты, а потом клала его в шапку жениха и ста­ вила в передний угол, под иконы. Этот обряд назывался «снять покров»49 .

В день свадьбы покрывали не только невесту, но и жениха, а также всех, кто ехал в свадебном поезде. В Донской обл. плечи жениха покрывали одним или двумя большими платками, его родственников и товарищей также обвязы­ вали платкам и50. В Витебской губ. жених и его свита покрывали свои плечи красными платками, в форме косынок, завязанных на груди51 .

Все перечисленные примеры указывают на то, что платок (платки) невесте и жениху, а также всем другим участникам свадьбы служил п о к р о в о м, кото­ рый их объединял, оберегал и защищал. Особенно это важно было в дороге, когда участники свадьбы покидали дом, отправляясь в церковь. Здесь тщатель­ но закрывали невесту, ее просто обвешивали платками, укрепляя платок спере­ ди на груди, обворачивая шею и т. п. Сверху одного покрывала могли набро­ сить еще одно — побольше. В руках невесты также были платки — один или два. Руками в платках она прикрывала и рот .

Все выводы невесты к столу, к жениху во время свадьбы обязательно про­ исходили с помощью платка. В Шенкурском у. Архангельской губ. перед вен­ чанием брат выводил сестру-невесту на середину избы за платок, а руку с плат­ ком держал как можно выше. Жених в шерстяной рукавице должен был вырвать этот платок, дав его невесте, сам повести ее за стол, предварительно обведя вокруг себя три р а за 52. В М инской губ. сват давал невесте в руку конец платка и обводил ее вокруг стола троекратно, далее выводил невесту во двор к повозке, за невестой шли жених и все присутствую щ ие53. В Архангель­ ской губ., когда жених и невеста летом шли пешком в церковь, то они держа­ лись за концы платка54 .

В этих обрядах платок, с одной стороны, соединял жениха и невесту, чтобы никто не прошел между ними, а с другой — защищал, оберегал их в дороге, по которой они шли. На царских свадьбах путь жениха и невесты от стола к две­ рям в буквальном смысле устилали кусками материи. Устилали камками дорогу от дома до церкви и при этом наблюдали, чтобы никто не проходил между же­ нихом и невестой. Путь от церковных дверей до налоя также устилался куска­ ми материй, лежало полотно и на полу перед налоем 55 .

Как мы видим, в позднем крестьянском свадебном обряде основную симво­ лическую нагрузку взял на себя платок: это был символ «покрытия» (сокрытия) всего, что имело отношение к молодым. Особенно это правило соблюдалось, когда молодым подавали еду или одежду. Во Владимирской губ. свахам, кото­ рые должны были надеть на молодую женский головной убор, он подавался покрытым платком и перед окручиванием свящ енник снимал платок и благо­ словлял убор56. Еда, предназначенная молодым, обязательно покрывалась плат­ ком, более того, если молодые ели за общим столом в присутствии гостей, то их закрывали платком от всех. Известно, что дом, как и все в доме, должно быть покрыто (закрыто) всегда — крышками или скрещенными лучинками .

Это распространялось на всю утварь (горшки, ведра, квашня), а закрытые сун­ дуки еще раз накрывались покровом 57 .

Платки нашли широкое применение в качестве упаковки для переноски еды, всевозможных угощений, особенно на свадьбе, когда приходилось перено­ сить и перевозить из дома в дом значительное количество угощений, даров, приданого и пр. В этих же целях использовали платок и в обычные дни, когда надо было отнести еду или перенести из дома в дом одежду, пряжу. Как прави­ ло, дар, подарок невесте или от невесты был покрыт платком или завернут в платок. Такая «упаковка» была необходима, в первую очередь, чтобы защитить 50 Л. С. ЛАВРЕНТЬЕВА вещь от порчи, от сглаза, а также, чтобы не испачкать вещь, так как сверху да­ ра обязательно клали кусок хлеба или пирога .

Платки непременно входили в дары невесты или жениха, которыми начи­ нали обмениваться чуть ли не сразу после сватовства. Причем головные платки и ширинки составляли самостоятельный дар или входили в его состав наряду с другими вещами. Например, в Пензенском у. во время девишника жениху от невесты привозят шерстяные перчатки и ситцевый платок58. Платки или заго­ товки для платков входили в обязательные подарки невесте, другим членам се­ мьи жениха (золовкам, деверьям) и участникам свадьбы, например дружкам .

Так, среди подарков родне жениха были обычно материи на сарафан, рубашки, повойники, платки и косы нки59. В Вологодской губ. отцу жениха дарили ткань на штаны, на рубашку, матери — ситцу на рубашку, бумажную шаль, братьям жениха — ситцу на рубашки, сестрам — по отрезу кумача, крестным родите­ лям — ткань на штаны и платок60. Невеста одаривала не только родню жениха, но и свою. Это были полотенца, куски холста. Часто платок или платки входи­ ли в состав даров невесте от жениха. Платками жених одаривал и других участ­ ников свадьбы .

Проследив символику платка, начиная от обыденной ситуации и кончая таким обрядом, как свадьба, можно сделать следующее заключение. Платок выполнял роль некой г р а н и ц ы между жизнью и смертью, преграды нежела­ тельному воздействию извне, из другого мира. Особенно ярко это прочитыва­ ется в сказках с мотивом «бегство от врага». Герой — один или с невестой спаса­ ется бегством, бросая позади себя различные предметы, среди которых бывает и платок (полотенце), превращающийся в водную или огненную преграду — реку, в мифологии разделяющую царство живых и царство мертвых. Причем героине платком достаточно было взмахнуть: «Она взмахнула ширинкой, и сде­ лалась огненная река»61 .

Итак, в символическом аспекте платок — это покров, под которым можно укрыться и защититься от любого врага. Свадебный платок, говоря образно, остается на голове женщины до конца ее жизни, и только в зависимости от возраста менялись способы повязывания и расцветка платков. Ж енщина, реа­ лизовавшая пик жизненной энергии, т. е. ставшая матерью, считалась как бы находящейся под покровом Б о ж и е й М а т е р и, что, в свою очередь, освя­ щало покровительство рода, семьи, мужа .

1 Токарев С. А. Этнография народов СССР. Изд-во МГУ, 1958. С. 31 .

2 Гринкова Н. П. Одежда западной части Калужской губернии. Л., Гос. Русский музей, 1927 .

С. 29 (далее: Гринкова, 1927) .

3 Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. М., 1979 (далее: Даль). Т. 3 .

С. 305-306 .

4 Срезневский И. И. Словарь древнерусского языка. М., 1989. Т. 2. Ч. 2 (далее: Срезневский) .

С. 955; Словарь русского языка XI—XVII вв. (далее: СлРЯ). Т. 15. М., 1975. С. 78 .

5 Словарь русских народных говоров (далее: СРНГ). Вып. 27. С. 99 .

6 Рабинович М. Г. Древнерусская одежда IX—XIII вв. и одежда русских X III—XVII вв. / / Древ­ няя одежда народов Восточной Европы. М., 1986. С. 42—111 .

7 Забелин И. Е. Домаш ний быт русских цариц в XVI—XVII ст. М., 1869. С. 617 .

8 Зеленин Д. К. Описание рукописного архива Императорского Русского географического об­ щества (далее: ОРУАИРГО). Пг., 1914. Вып. 1. С. 27 .

9 Зеленин Д. К. Восточнославянская этнография. М., 1991 (далее: Зеленин, 1991). С. 254; Гро­ мов Г. Г. Одежда / / Очерки русской культуры XV в. Ч. 1. М., 1977. С. 216 .

О ПЛАТКЕ 51 10 Корсун Э. А. Набивные ткани / / Добрых рук мастерство. Произведения народного искусства в собрании Государственного Русского музея. Д., 1976. С. 121 .

1 Там же. С. 121 — 122 .

12 СРНГ. Вып. 7. С. 231; Вып. 20. С. 36; Вып. 27. С. 9 7 -9 9 .

13 Крестьянская одежда населения Европейской России. М., 1971. С. 63 .

14 Маслова Г. С. Народная одежда русских, украинцев и белорусов в XIX—начале XX в. / / Вос­ точнославянский этнографический сборник. М., 1956 (далее: Маслова, 1956). С. 663 .

15 Гринкова Н. П. Однодворческая одежда Коротоякского уезда Воронежской губернии. Изд-во Пед. ин-та им. А. И. Герцена. Вып. 1. 1928. С. 166—167 .

16 Крестьянская одежда... С. 106—113 .

17 Там же. С. 161 .

18 Там же. С. 258 .

19 Логинов К К. Материальная культура и производственно-бытовая магия русских Заонежья .

СПб., 1993. С. 112 .

20 Гринкова, 1927. С. 29—30 .

21 ОРУАИРГО. Т. 2, 19. С. 408 .

22 АРЭМ, ф. 7, on. 1, № 846, л. 10 .

23 ОРУАИРГО. Т. 2, 19. С. 467 .

24 Святский / / ЖС. 1910. Кн. 73. Вып. 1. С. 4 -1 7 .

25 ОРУАИРГО. Т. 1, 19. С. 208 .

26 Маслова, 1956. С. 664 .

27 Там же. С. 663—666 .

28 ОРУАИРГО. Т. 1. С. 161-168 .

29 Там же. С. 208 .

30 Там же. Вып. 2. С. 531 .

31 Логинов К. К. Указ. соч. С. 113 .

32 Даль. Т. 3. С. 247 .

33 Гаген-Торн Н. И. Магическое значение волос и головного убора в свадебных обрядах Вос­ точной Европы / / СЭ. 1933. № 5—6. С. 78—79; Зеленин, 1991. С. 254—256 и др .

34 Афанасьев А. Поэтические воззрения славян на природу. Т. 1. М., 1994. С. 543 .

35 Срезневский. С. 955 .

36 СРНГ. Вып. 29. С. 123 .

37 О полотне см.: Шангина И. И. Образы русской вышивки на обрядовых полотенцах XIX— XX вв.: Автореф. дис.... канд. ист. наук. Л., 1975. С. 3—17 .

38 Даль. Т. 3. С. 247 .

39 Лобанов М. А. Посиделки в Новгородской области. Песни и игры. Новгород, 1988. С. 3 .

40 Бернштам Т. А. Следы архаичных ритуалов и культов в русских молодежных играх «Ящер»

и «Олень» (опыт реконструкции) / / Фольклор и этнография: Проблемы реконструкции фактов традиционной культуры. Л., 1990. С. 17—20 .

41 Бернштам Т. А. Молодежь в обрядовой жизни русской общины XIX—начала XX в. П оло­ возрастной аспект традиционной культуры. Л., 1988. С. 246 .

42 Забелин И. Домашний быт... М., 1869. С. 636 .

43 Подробнее о ширинках см.: Шангина И. И. Обрядовая одежда восточнославянских народов в собрании Государственного музея этнографии народов СССР / / Маслова Г. С. Народная одежда в восточнославянских традиционных обычаях и обрядах XIX—начала XX в. М., 1984 (далее: Мас­ лова, 1984). С. 191-195 .

44 Шереметьева М. Е. Свадьба в Гамаюнщине Калужского уезда. Калуга, 1928. С. 14, 32—36 .

45Гаген-Торн Н. И. Свадьба в Салтыковской вол. М оршанского у. Тамбовской губ. / / Материа­ лы по свадьбе и семейно-родовому строю народов СССР. Л., 1926. С. 184 46 Маслова, 1984. С. 663 .

47 Едемский М. Б. Свадьба в Кокшеньге Тотемского уезда Вологодской губернии / / Ж С. 1910 .

Вып. 1—4. С. 76 .

52 Л. С. ЛАВРЕНТЬЕВА 48 Село Давш ино Ярославской губ. Пошехонского у. (св. А. Архангельского) / / ЭС. Вып. 2 .

1854. С. 2 1 -2 4 .

49 ОРУАИРГО. Вып. 1. С. 411 .

50 Там же. Вып. 2. С. 468 .

51 Там же. Вып. 1. С. 62, 136 .

52 Там же. Вып. 1. С. 39 .

53 Там же. Вып. 2. С. 690—691 .

54 Там же. Вып. 1. С. 39 .

ss Русский народ. Его обычаи, обряды, предания, суеверия и поэзия. Собр. М. Забылиным .

М., 1880. С. 552 .

56 Шейн П. В. Великорус в своих песнях, обрядах, обычаях, верованиях, сказках, легендах .

СПб., 1900. Т. 1. Вып. 2. С. 667 .

57 Байбурин А. К. Ж илищ е в обрядах и представлениях восточных славян. Л., 1983. С. 177—178 .

58 Астров Н. Крестьянская свадьба в с. Загоскине Пензенского уезда / / Ж С. 1905. Вып 1—4 С 415 .

59 Шмаков И. И. Свадебные обычаи и причитания населения Терского берега Белого мо­ р я / / ЭО. 1903. № 4. С. 67 .

60 Неуступов А. Д. Крестьянская свадьба в Васьяновской волости / / ЭО. Кн. 56. С. 54.




Похожие работы:

«B. Braynin, Y. Didkovskaya PROFESSIONAL MOBILITY OF YOUNG PEOPLE: ANALYSIS OF THE MAIN APPROACHES IN SOCIOLOGICAL SCIENCE Abstract The article substantiates the relevance of studying the processes related to the professional mobility of young people in modern society, analyzes the existing concepts...»

«Агропромышленный Форум Юга России Проект деловой программы ДонЭкспоцентр Аграрный конгресс: "Актуальные вопросы развития АПК Ростовской области" 1-3 марта 2017г., г. Ростов-на-Дону 1 марта 2017 г. (четверг) Конференция: "Агротехнологии XXI века: ресурсосбережение как залог прибыли современного сельс...»

«3. 2017 СОДЕРЖАНИЕ CONTENTS РАСТЕНИЕВОДСТВО PLANT RAISING Асланов Г. А., Новрузова Г. Х. Aslanov G. A., Novruzova G. H. Влияние удобрений на урожайность хлопчатника 2 Effect of fertilizers on cotton productivity. 2 Ерошенко Л. А., Бекенова Л. В., Кузнецова Н. А., Yeroshenko L. A., Bekenova L. V., Kuznetsova N. A., Шалабаев Б. А., Вал...»

«СОБОЛКВ ВЛАДИМИР Л Е0Ш1!;0вич ВЕРА И ЕЕ СОЦИОКУЛЬТУРНОЕ ПРОСТРАНСТВО Специальность: 24.00.01 теория культуры ЛВТОРЕФЕР.ЛТ диссертации на соискание ч-ченой степени доктора философских на'к М"м кин I'***? МПИИСГКРСГиО КУЛЬЧУРЫ Р О С С И Й С К О Й 1КДКРЛ1и" РОССИЙСКАЯ ЛКЛДКМИЯ НАУК РОССИЙСКИЙ ИНСТИТУТ КУЛЬТУРОЛОГИИ Ня правах...»

«Одеський національний університет імені І.І. Мечникова Філософський факультет Кафедра культурології Д ипл омна робот а бакалавра На тему: "Феномен эроса в жизни и творчестве Вячеслава Иванова" На тему: "Феномен еросу в житті та творчості В'ячеслава Іванова" " The phenomenon of eros in the life...»

«Отдел идеологической работы, культуры и по делам молодежи Осиповичского райисполкома БЕЛОРУССКИЙ КАРАВАЙ – 2018: УБОРКА УРОЖАЯ И РАБОТА АГРОПРОМЫШЛЕННОГО КОМПЛЕКСА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ МАТЕРИАЛ ДЛЯ ИНФОРМАЦИОННО-ПРОП...»

«ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ТУЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ "ЦЕНТР КРАЕВЕДЕНИЯ, ТУРИЗМА И ЭКСКУРСИЙ" ПРИКАЗ от "03" сентября 2018 г. № 103 О проведении областной викторины среди обучающихся Тульской области, посвященной...»

«Карманова Юлия Александровна НАИМЕНОВАНИЕ ПАУКА В СЕЛЬКУПСКОМ ЯЗЫКЕ: ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ, МИФОЛОГИЧЕСКИЙ, КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКИЙ, ЭТНОГРАФИЧЕСКИЙ АСПЕКТЫ В статье подробно рассматриваются наименования...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.