WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

«8. Муратов С. А. Культурная контрреволюция. ТВ: ликвидация документального кино // Искусство кино. 2012. № 6. С. 124. 9. Неигровое кино — ресурс игрового // Искусство кино. ...»

44 ЖУРНАЛИСТИКА И МАССОВЫЕ КОММУНИКАЦИИ

8. Муратов С. А. Культурная контрреволюция. ТВ: ликвидация документального кино //

Искусство кино. 2012. № 6. С. 124 .

9. Неигровое кино — ресурс игрового // Искусство кино. 2008. № 10. С. 17–18 .

10. Саппак В. С. Телевидение и мы [Электронный ресурс]. uRL: http://www.evartist.narod.ru/

text12/83.htm (дата обращения: 28.06. 2017) .

11. Уразова С. Л. От «зеркала Нарцисса» к экранной реальности: ТВ в контексте трансформаций цифрового времени. М., 2013. 392 с .

12. Футерман Е. Б. Телевизионная документалистика сегодня: постановка или реальность?

(Размышления над наблюдениями) // Медиасреда. 2007. № 2. С. 46–55 .

13. Шергова К. А. Докудрама — новый жанр? [Электронный ресурс]. uRL: http://www.ipk .

ru/index.php?id=2102#_ftn3 (дата обращения: 29.07. 2017) .

Статья поступила в редакцию 15.08.2017 г .

Е. В. Каблуков УДК 316.774:323 + 81’42 + 323.22/.28 О. В. Ильина

ДВА ПОЛИТИЧЕСКИХ ПОЛЮСА СОВРЕМЕННОй РОССИИ

СКВОЗь ПРИЗМу ИДЕОЛОГИЧЕСКИХ НОМИНАцИй .

Часть 1: ПАТРИОТИЧЕСКИй ПОЛЮС Авторы рассматривают идеологемы современного российского медиадискурса, которые используются для номинации двух полюсов политической сферы — проправительственного и оппозиционного — и тем самым участвуют в конструировании конкурирующих моделей идентичности. Первая часть исследования посвящена проправительственному полюсу, представленному идеологемами «патриот» и «ватник» .

К л ю ч е в ы е с л о в а: медиадискурс; политика; идеологема; номинация; идентичность;

патриот; «ватник» .

Базовой интенцией политики является борьба за власть [19, 24], которая детерминирует традиционное для любого государства противостояние различных сил. В современной России ярко выражены два политических полюса. Первый включает носителей официозной идеологии, которые представляют и поддерживают действующую власть. Мы будем называть его проправительственным, хотя в действительности центральным субъектом этого полюса является президент России. Второй полюс — это приверженцы оппозиционной идеологии, которые противостоят действующей власти .

КАБЛУКОВ Евгений Викторович — кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка и стилистики Уральского федерального университета (e-mail: kablukov.usu@gmail.com) .

ИЛьИНА Ольга Владимировна — кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка и стилистики Уральского федерального университета (e-mail: ilina.usu@gmail.com) .

© Каблуков Е. В., Ильина О. В., 2017 Е. В. Каблуков, О. В. Ильина. Политические полюса современной России 45 Принадлежность к названным полюсам определяет политическую идентичность субъектов. Важно подчеркнуть, что мы придерживаемся дискурсивного подхода к идентичности, т. е. признаем последнюю фактом дискурса, понимаемого в русле идей Мишеля Фуко [6, 7, 17]. Идентичность конструируется в дискурсе посредством практик идентификации субъекта высказывания, которые отличаются относительной стабильностью [16, 77]. В то же время сама идентичность лишена стабильности: это условный, никогда и нигде не явленный в завершенном виде конструкт, который характеризуется динамичностью, ситуативностью и фрагментарностью. Такой подход соответствует «мягкой концепции» идентичности в терминологии Роджерса Брубейкера [2, 84] и реализуется, к примеру, в исследованиях национальной идентичности коллективом авторов под руководством Рут Водак [25] .





Таким образом, можно выделить две модели политической идентичности:

проправительственную и оппозиционную. Причем конкуренция этих моделей в современной российском медиадискурсе (а именно он вовлекает массовую аудиторию в политический процесс) настолько сильна, что может быть описана в терминах информационной войны, которая заключается в последовательном и систематическом конструировании образа противной стороны как врага, т. е .

«другого», не требующего толерантного отношения [10, 56]. Тема информационной войны привлекает сегодня многих российских исследователей, которые предпочитают рассматривать противостояние России и внешних сил (обычно запада) [3, 13, 14], что соответствует дискурсивному концепту информационной войны, конструируемому в официозном медиадискурсе [8]. Мы же сосредоточимся на «внутрироссийской» информационной войне как противостоянии власти и оппозиции .

Информационная война является фактором, мобилизующим дискурсивные практики идентификации своих и чужих (врагов). Идентификация врага, которая прямо следует из предложенного нами определения информационной войны, одновременно сообщает важную информацию о субъекте высказывания, который таким способом также осуществляет акт самоидентификации. Кроме того, конструирование врага всегда подразумевает идентификацию своих, другими словами, создание некой «мы-группы», которой этот враг противостоит .

Одной из важнейших практик идентификации своих и чужих является отбор номинаций, о которых и пойдет речь в настоящей работе. При этом номинации политических субъектов подвергаются идеологизации и функционируют как ключевые идеологемы современного российского медиадискурса. Под идеологемой мы понимаем языковую единицу, значение которой включает идеологический компонент [12, 91; 18, 92]. При этом наиболее актуальные идеологемы, которые прочно закрепились в политическом лексиконе и играют важную роль в конструировании реальности, мы называем ключевыми — по аналогии с термином «ключевое слово текущего момента», предложенным Т. В. Шмелевой [20] и активно используемым другими российскими исследователями (см., например, [4, 15]) .

Согласно подходу Т. В. Шмелевой, признаки, характеризующие ключевое слово текущего момента, касаются текстового, лексического и грамматического

46 ЖУРНАЛИСТИКА И МАССОВЫЕ КОММУНИКАЦИИ

аспектов. Текстовый аспект проявляется в активизации употребления слова и языковой рефлексии, предметом которой это слово становится. Лексический аспект представлен развитием парадигматических и синтагматических связей ключевого слова, а грамматический — расширением его деривационного потенциала. Таким образом, слово, попавшее в число ключевых, обнаруживает в языке больше способов функционирования [21, 63–65] .

Итак, наше исследование посвящено ключевым идеологемам современного российского медиадискурса, которые используются в качестве номинаций для двух полюсов политической сферы — проправительственного и оппозиционного — и таким образом участвуют в конструировании конкурирующих моделей идентичности.

При анализе данных идеологизированных лексем мы будем обращать внимание на следующие параметры:

1) частотность употребления в текстах СМИ,

2) лексическое значение и его семантические трансформации,

3) развитие парадигматики: синонимии и антонимии,

4) развитие словообразовательного гнезда,

5) появление метаязыковых контекстов .

Материалом для анализа служат тексты российских СМИ различной идеологической ориентации за 2012–2015 гг., однако при необходимости привлекается материал, охватывающий более широкий временной период .

Первая часть исследования посвящена проправительственному полюсу, в частности идеологемам «патриот» и «ватник», а вторая (будет опубликована в следующем номере настоящего журнала) — полюсу оппозиционному, представленному идеологическими номинациями «либерал», «оппозиция» и «пятая колонна» .

Функционирование идеологемы «патриот»

Лексема «патриот» традиционно занимает одно из центральных мест в политическом медиадискурсе, однако в последние годы она претерпевает существенные трансформации, обусловленные «приватизацией» патриотизма со стороны официозной идеологии, что приводит к его противопоставлению идеологии оппозиционной [5]. При этом, согласно базе данных «Интегрум», с 2010 г. фиксируется в целом положительная динамика частотности употребления слова «патриот»

в текстах СМИ (рис. 1) .

«Большой толковый словарь русского языка» определяет патриота как «человека, который любит свое отечество, верен своему народу, готов на жертву и подвиги во имя родины» [1, 787]. Как видим, слово содержит положительную оценку, а на первый план вполне предсказуемо выходит сема любви к своему отечеству и народу. Тем не менее, как отмечает С. О. Калганова, за всю историю употребления слов-идеологем «патриотизм», «патриот», «патриотический» в российской прессе их оценочность варьировалась от положительной до отрицательной. В советское время они имели смысловой компонент «преданность власти, партии», а в 90-е гг .

соотносились с национализмом [11, 351–352] .

Е. В. Каблуков, О. В. Ильина. Политические полюса современной России 47 Рис. 1. Частотность индексирования слова «патриот»

в российских СМИ, 2010–2015 гг .

Перейдем к современному периоду. Особую идеологическую роль патриотизма неоднократно отмечал президент России Владимир Путин: «Именно в патриотизме и гражданской ответственности вижу консолидирующую базу нашей политики» (12.12.2012); «Эти идеалы патриотизма настолько глубоки и сильны, что никому никогда не удавалось и не удастся перекодировать Россию, переделать под свои форматы. Нас невозможно отлучить, оторвать, изолировать от родных корней и истоков» (12.06.2015); «У нас нет никакой и не может быть никакой другой объединяющей идеи, кроме патриотизма» (3.02.2016).

Однако в современном российском проправительственном дискурсе идеологема «патриот» приобретает специфическое смысловое приращение:

Идея пришла как это ни странно не мне, на самом деле. Давно хотела заявить, что я — патриот, как-то поддержать президента. … И тут же я пропела: «Мой Путин, мой милый Путин» (Новосибирская певица Машани попросила прощение у Путина за фамильярность // Моск. комсомолец. 2015. 3 февр.);

«Я патриот, я Путина поддерживаю, — объяснял он мне, — и да, я приверженец губернатора Ситникова, я вижу изменения, вижу работу» (Зотова Н. «Под уважением человек» // Новая газета. 2015. 7 сент.) .

Как видно из приведенных примеров, в которых персонажи журналистских текстов выступают выразителями проправительственной идеологии, прямая связь устанавливается между патриотизмом и поддержкой власти, олицетворением которой служит Владимир Путин [22–24]. Как следствие, номинация «патриот»

закрепляется за сторонниками действующей власти. При этом формулируется идеологическое предписание: патриот не должен критиковать свою страну и особенно власть .

На совещании после заявлений ОНФ первый заместитель главы администрации города Петр Фризен сообщил Ермоленко, что она предатель, так как вынесла «сор

48 ЖУРНАЛИСТИКА И МАССОВЫЕ КОММУНИКАЦИИ

из избы», и настоящие патриоты власть не критикуют (Кашеварова А. Охота на ОНФ // Известия. 2015. 7 авг.);

…разве можно назвать патриотом человека, у которого в любой конфликтной ситуации права любая страна, кроме своей собственной? (Хащенко А. «Быки-патриоты» требуют перемен // Известия. 2015. 14 дек.) .

Нетрудно понять, что основными критиками реалий современной России и действующей власти являются представители оппозиции, которые, таким образом, исключаются из числа патриотов.

В результате в текстах СМИ — независимо от их идеологической ориентации — фиксируется устойчивое противопоставление патриотов и либералов, предстающих в качестве основной оппозиционной силы:

Быть патриотом — это значит с уважением относиться к своей стране, что очень тяжело дается нашей либеральной элите (Адабашьян А. Кто ты, патриот? // Аргументы и факты. 2014. 25 июня);

Либералы полагают, что нынешняя ситуация усиливает изоляционистские настроения… … Патриотические круги, со своей стороны, диагностируют ситуацию принципиально иначе: волны либерализма, всякий раз обессиливая нашу родину, толкают ее в пропасть (Пыжиков А. Технократное уравнение // Коммерсантъ-Власть .

2015. 19 янв.) .

Таким образом, идеологема «патриот» получает следующее толкование:

«человек, лояльный к действующей власти, имеющий при этом нелиберальные политические взгляды». Присвоение патриотизма приверженцами официозной идеологии приводит к тому, что в оппозиционном дискурсе данная идеологема приобретает отрицательный оценочный компонент:

Другая попытка — игра «Колесо истории» — тоже не удалась по простой причине: очень патриотичный электорат решительно ничего не знает об истории своей горячо любимой родины (Тарощина С. Кто ответит за Севастополь? // Новая газета .

2015. 28 окт.);

Муниципальному депутату московского района Якиманка Дмитрию Захарову, по заявлению которого арестовали директора Библиотеки украинской литературы Наталью Шарину, 30 лет. … Кроме этого Захаров патриот и борется с «бандеровцами», «либерастами» и пятой колонной (Шенкман Я. Сезон доносов // Новая газета .

2015. 2 нояб.) .

Таким образом, в оппозиционном дискурсе номинация «патриот» становится пейоративным обозначением сторонников Владимира Путина, имеющим два синонима: «ура-патриот» и «поцреот». Первый синоним давно вошел в оборот и фиксируется словарями: ура-патриот — это «сторонник ура-патриотизма», т. е.

«показной, шумно афишируемой любви к своей стране, своему народу» [ср.: 1, 1395]:

Соломон Гинзбург: Еще есть у нас люди, верящие в ура-патриотическую пургу, которую несет телевизор. Но скоро холодильник победит телевизор. Уже побеждает (Ерошок З. Как ни компрометируют саму идею демократических выборов, а закатать их в асфальт уже не получается // Новая газета. 2015. 11 сент.);

Е. В. Каблуков, О. В. Ильина. Политические полюса современной России Ревнителям благочестия и ура-патриотизма предлагаются более мягкие, хотя и не менее отвратительные формы участия в «политической» борьбе. Например, донос… (Полухина Ю., Волошин В. Фрик вам! Наследники «русской весны»: маргиналы-политики, хулиганы-патриоты — кто они? // Новая газета. 2015. 6 нояб.) .

Второй синоним, более грубый, используется, как правило, в неформальном интернет-общении, но в некоторых случаях проникает и в СМИ, к примеру, в раздел «Блоги» на сайте «Эха Москвы»:

Этот коктейль, в свою очередь, перемежается с кусками, содержащими сумрачную фигуру, являющую собой полубезумную карикатуру на типичного ватника-поцреота с речами о нужде в сильной власти и великом будущем России (Кириченко Н. Кинофестиваль «Короче» 2014: российские короткометражки : [блог на «Эхе Москвы»] .

2014. 29 авг.);

Реально восхитил ворох вчерашней патриотической писанины, посвященной Звягинцеву и его «клевете на Россию». … А подумайте, как досталось бы Н.С. Лескову от этих поцреотов за «Леди Макбет Мценского уезда»?! (Носик А. 58-я статья для Андрея звягинцева : [блог на «Эхе Москвы»]. 2015. 14 янв.) .

Ключевой для современного медиадискурса статус идеологемы патриотизма проявляется также в активной метаязыковой рефлексии, которую осуществляют как журналисты, так и другие субъекты дискурса:

Сергей Грачев: А может ли быть патриотом человек, являющийся оппозиционером существующей системе и власти?

Иосиф Кабзон: Конечно, может. Вспомните историю — у нас было достаточно эмиграционных волн. Уезжала интеллигенция, цвет нации. Но, даже находясь вдали от Родины, они её искренне любили, испытывали ностальгию (Грачев С. Претензии только к себе! // Аргументы и факты. 2014. 9 июля);

Даже понятие патриотизма ныне оседлали радикальные представители общества, а люди умеренных взглядов почему-то избегают называть себя патриотами. Между тем любовь к родине не может быть оккупирована радикалами (Машкин С .

Ефим Пивовар: Историки всегда выполняли социальный заказ // Вечерняя Москва .

2014. 15 июля) .

Функционирование идеологемы «ватник»

В современном политическом медиадискурсе лексема «ватник» приобрела новое, идеологизированное значение и стала использоваться для наименования проправительственных сил как синоним рассмотренной выше номинации «патриот» .

Согласно данным базы «Интегрум», частотность употребления слова «ватник» плавно возрастает с 2012 г. в связи с протестами после выборов в Госдуму и выборами президента России, однако наиболее резкий рост приходится на 2014 г .

и объясняется событиями на Украине и связанными с ними изменениями политической ситуации в России (рис. 2). Под «ватником» традиционно понимают

50 ЖУРНАЛИСТИКА И МАССОВЫЕ КОММУНИКАЦИИ

«стеганую куртку или безрукавку на вате» [1, 112]. Однако актуализация лексемы связана с развитием иного значения, основанного на метонимическом переносе:

ватник — это простой человек, который носит ватник и поддерживает действующую власть. Примечательно, что ношение ватника является лишь образным атрибутом простого человека и не предполагает реального проявления. Более того, в дальнейшем неактуальной становится и сема «простой человек». А вот смыслы, связанные с поддержкой власти, напротив, остаются обязательными .

Рис. 2. Частотность индексирования слова «ватник»

в российских СМИ, 2010–2015 гг .

В одном из интервью 2014 г. М. А. Кронгауз в связи с событиями на Украине отмечает, что «…вырабатываются специальные слова ненависти … когда для одной или другой противоборствующей стороны придумывается как можно более оскорбительное название, потому что привычные нам “кацап”, “москаль” и “хохол” никого уже не обижают: они слабые. Так появилось название “ватник” для прорусски настроенных граждан — тут не только национальная окраска, но и социальная: ватник — это одежда для не самых высоких слоев общества, поэтому это еще и принижение по социальному признаку» (Кнорре-Дмитриева К. Максим Кронгауз: «Вырабатываются специальные слова ненависти» // Новая газета. 2014 .

15 сент.). Однако наш материал показывает, что новое значение слова «ватник»

появляется в конце 2011 г. — в период активного противостояния оппозиции и проправительственных сил после выборов в Госдуму России, результаты которых, по мнению оппозиции, были сфальсифицированы. Как ни странно, это противостояние конструировалось в том числе как классовый конфликт [9]:

Сергей Кургинян: Пусть народ решает на выборах. Но нельзя смешивать Норку и Ватник!

За счет чего Норки-то?

За счет ограбления Ватников!

Норке надо снова грабить всё больше и больше, а Ватнику надо, чтобы его перестали грабить! (Черных Е. Сергей Кургинян: Скажем НЕТ гламурной норковой революции!

Вторую перестройку Россия не выдержит! // Комсомольская правда. 2011. 27 дек.);

Е. В. Каблуков, О. В. Ильина. Политические полюса современной России 51 Если вы имеете какую-либо политическую позицию, во время сетевых споров вас наверняка периодически называют сектантом. Вы или «оболваненный зомбоящиком ватник», или «белоленточный зомби», «свидетель Навального» (Макаренко О .

10 признаков политической секты : [блог на «Эхе Москвы»]. 2013. 14 сент.) .

В первом фрагменте ватниками названы те самые «простые люди», которые идеологически противопоставляются оппозиционно настроенным горожанам в норковых шубах, выступающим против Владимира Путина. Ватники выступают за стабильность и готовы поддержать упомянутого кандидата на предстоящих президентских выборах. Второй пример характеризует более поздний период — после президентских выборов, но до событий на Украине — и отражает эволюцию значения слова «ватник»: теперь это тот, кто противостоит оппозиции («белоленточным зомби» и «свидетелям Навального»). Как видим, сема «простой человек», которая присутствовала при конструировании классового противостояния, уже не актуальна .

Политический кризис на Украине и дальнейшие события, связанные с российско-украинскими отношениями, приводят к резкой активизации идеологемы «ватник», а также оказывают некоторое влияние на ее смысловое наполнение .

Однако мы намеренно обходим стороной те номинации, которые использовались в российском медиадискурсе для обозначения участников противостояния на Украине.

Покажем, как это повлияло на конструирование рассматриваемых полюсов российской политики:

— Есть ли политические вопросы, в которых ты с Алексеем не согласен и споришь?

— Спорим для повышения навыка споров. Он меня иногда называет ватником — я отстаиваю какие-то моменты по Крыму (Фельдман Е. Олег Навальный: «Сколько бы ни дали, мы выйдем раньше» // Новая газета. 2014. 24 дек.);

Информационная повестка зимней Олимпиады плавно и безотрывно перетекла в украинскую повестку. Гражданский конфликт на Украине под шаблоны Системы–2007 лег идеально. Вот одна сторона, а вот другая — выбирайте, кто тут укроп, а кто ватник (Ветерков В. Повестка померла // Новая газета. 2015. 6 апр.) .

В первом случае ватник — тот, кто поддерживает присоединение Крыма к России, во втором — тот, кто поддерживает позицию России в вопросе противостояния на Востоке Украины. Такая интерпретация не вносит существенных дополнений или изменений в наше определение, но лишь иллюстрируют его. Можно сказать, что идеологема «ватник», означающая сторонника действующей власти, сигнализирует о том, что названный так субъект воспринимает присоединение Крыма и конфликт на Востоке Украины в соответствии с требованиями официозной идеологии.

Об отсутствии дальнейшей смысловой трансформации идеологемы свидетельствуют и антонимические отношения, в которые она вступает:

Но поскольку на одних японских школьницах далеко не уедешь, Пелевин решил заодно и высказать, что он думает по поводу войны на Украине и раскола в российском обществе между оппозицией и «ватниками» (Рогова А. Вышел роман Пелевина «Любовь к трем цукербринам» // Рос. газ. 2014. 19 сент.);

52 ЖУРНАЛИСТИКА И МАССОВЫЕ КОММУНИКАЦИИ

Возвращаясь к фильму, спрошу: а мы какими наследниками оказались? Что унаследовали от предков? Либералы утверждают — что рабский дух. «Ватники» (как зовут они себя на просторах Интернета) — что героизм и умение сражаться до последнего (Шигарева Ю. Стать еще сильнее // Аргументы и факты. 2015. 4 нояб.) .

Говорящие усматривают отношения противоположности между сторонниками власти, т. е. ватниками, и представителями оппозиции, в том числе либералами .

Отметим, что в некоторых контекстах субъекты высказывания используют слово «ватник» вместе с рассмотренным выше словом «патриот», обнаруживая их синонимию:

Дмитрий Ольшанский: Я подумал о том, чем определение ватник не в ругательном смысле, а в качестве описания, чем оно отличается от слова патриот? Ватник — это человек, который при конфликте ценностей своего собственного мира, своего народа, страны и внешнего мира, выбирает своих. Патриот — человек, который в принципе гордится какими-то вещами, связанными с его домом, родиной, страной, без относительно конфликта (Митновицкая А. Ольшанский: Украину придумали против России еще 100 лет назад // Life.ru. 2015. 2 апр.);

В свободное от работы время Алексей любит путешествовать. Как настоящий ватник и патриот, предпочитает поездки по России и бывшим странам СССР (Путь героев к «Созвездию мужества» // Моск. комсомолец. 2015. 9 дек.) .

Дмитрий Ольшанский в ходе метаязыковой рефлексии выявляет не только сходство значений отмеченных слов, но и их различие, которое связано с ситуацией конфликта: патриот поддерживает свое государство вообще, а ватник — в ситуации конфликта. Эта интерпретация может показаться абсурдной, но для нас важно, что публицист фиксирует неполную синонимию данных слов .

Соединение слов «ватник» и «патриот» с помощью союза «и» во втором примере, на наш взгляд, можно рассматривать как повтор синонимов, который, с одной стороны, способствует однозначной интерпретации используемых номинаций, а с другой — добавляет экспрессии (ср. с накоплением синонимов) .

Интересно, что лексема «ватник» используется не только для наименования другого, политически чуждого субъекта, но и как самоназвание, меняя при этом знак оценки.

Покажем это с помощью двух фрагментов из «Новой газеты», журналист которой говорит о ватниках как о «чужих», а один из персонажей с гордостью принимает данную номинацию:

Приняв решение вступить в войну в Сирии, Владимир Путин снова заставил разговаривать с собой западных лидеров и отвлек внимание российского ватника от медленно дотлевающего Донбасса (Латынина Ю. Нас кинут все // Новая газета. 2015. 5. окт.);

— А вы считаете себя ватником?

— Да! И горжусь этим! (Макаренко В. Жители Ростовской области несли цветы и свечи к портретам Бориса Немцова // Новая газета. 2015. 1 марта) .

Часто наблюдается и более сложная субъектная позиция: автор вкладывает номинацию «ватник» в уста второму субъекту — политическому противнику, который так называет своих врагов, в круг которых входит первый субъект, т. е .

Е. В. Каблуков, О. В. Ильина. Политические полюса современной России автор.

В таком случае фиксируется пренебрежительный оттенок номинации «ватник», однако подчеркивается субъективность этого оттенка:

Наверняка рванет Чхартишвили ближе к дистанционно спасающему страну инсургенту Ходорковскому или рассказывающей о голоде в Москве Маше Гессен. На Руси — непонятливые «ватники», пригнутые к земле рабской психологией, а там — настоящая свобода (Шахназаров М. Об одной невынужденной эмиграции // Известия. 2014 .

8 сент.);

Во всей этой схеме более всего удручает устойчивый, почти неистребимый антидемократизм наших «либералов», считающих «ватниками» всех, кто не готов следовать их догмам (Дискин И. Про схватку «телевизора» и «холодильника» // Известия .

2015. 21 мая) .

Слова текущего момента обычно активно реализуют свой словообразовательный потенциал [21, 65], однако лексема «ватник» в этом смысле оказывается непродуктивной.

Впрочем, отдельные примеры все же встречаются, например, прилагательное «ватнический»:

Если вы ознакомитесь с аргументацией Беседина, то вам покажется, что вы читаете какой-то текст с проукраинского «Эха Москвы», а не текст, опубликованный в наших любимых ватнических «Известиях» (Чаленко А. Русский мученик // Известия .

2016. 27 янв.) .

Более активно используется слово «вата», которое входит в то же словообразовательное гнездо и является производящей единицей по отношению к рассматриваемой нами лексеме «ватник»:

Да нет, не в политике дело, дело в народе. У нас искренне вот это всё. Мы — настоящая вата на 89 %. Настоящая стопроцентная вата (Джемаль О. Персонально ваш :

[Эхо Москвы]. 2015. 3 дек.) .

Выделенная языковая единица, очевидно, воспринимается как более грубый синоним слова «ватник» и потому активно функционирует в неформальной части медиадискурса, лишь изредка попадая в материалы СМИ .

Выводы В современном российском медиадискурсе произошла идеологическая трансформация значения слова «патриот», которое теперь обозначает сторонника действующей власти и приобретает различные знаки оценки в зависимости от того, в каком идеологическом контексте функционирует. Реакция на такое присвоение патриотизма двояка: с одной стороны, наблюдается метаязыковая рефлексия, демонстрирующая негативное отношение к попыткам элиминировать традиционное значение данного слова, с другой стороны, представители оппозиции охотно употребляют слово «патриот» как пейоративную номинацию сторонников власти. В результате столь активного использования рассматриваемая языковая единица демонстрирует высокий потенциал словообразования и встраивается

54 ЖУРНАЛИСТИКА И МАССОВЫЕ КОММУНИКАЦИИ

в парадигматические ряды, синонимические и антонимические, которые прежде были невозможными. Одним из синонимов становится идеологема «ватник», которая формируется на рубеже 2011–2012 гг. и первоначально означает простого человека (отсюда метонимический перенос), выступающего против политической оппозиции. В процессе эволюции лексического значения смыслы, связанные с простым человеком, вытесняются на периферию и слово «ватник» начинает функционировать как полный синоним слова «патриот», вступая в антонимические отношения с номинациями оппозиции. При этом номинация «ватник»

используется и для обозначения идеологически чуждых субъектов, т. е. в качестве пейоратива, и для самоназвания сторонников действующей власти .

1. Большой толковый словарь русского языка / сост. и гл. ред. С. А. Кузнецов. СПб., 2000 .

2. Брубейкер Р. Этничность без групп. М., 2012 .

3. Василенко И. А. Формирование нового образа России «после Крыма»: парадоксы информационной войны // Власть. 2014. №. 10. С. 204–208 .

4. Вепрева И. Т., Купина Н. А. Импортозамещение // Русский язык за рубежом. 2015. № 4 .

С. 114–117 .

5. Долгова А. М. Ключевое слово текущего момента «патриот»: трансформация лексического значения как способ конструирования политической реальности // Язык и культура. Новосибирск, 2016. С. 120–124 .

6. Енина Л. В. Идентичность как дискурсивный концепт и механизмы дискурсивной идентификации // Полит. лингвистика. 2016. № 6. С. 159–167 .

7. Ильина О. В., Халуторных Е. А. Дискурсивные практики региональной идентификации россиян в медиатекстах (на примере газеты «Искра» Кунгурского района) // Изв. Урал. федер .

ун-та. Сер. 1 : Проблемы образования, науки и культуры. 2017. № 1 (159). С. 5–14 .

8. Каблуков Е. В. Концепт «информационная война» в российских правительственных и оппозиционных СМИ // Изв. Урал. федер. ун-та. Сер. 1 : Проблемы образования, науки и культуры .

2016. № 4 (156). С. 45–55 .

9. Каблуков Е. В. Образ классового врага в современном российском политическом дискурсе // Российские СМИ в условиях социально-политической трансформации. Екатеринбург,

2012. С. 34–36 .

10. Каблуков Е. В. Парадоксы информационной войны // Речевое воздействие в политическом дискурсе. Екатеринбург, 2016. С. 55–58 .

11. Калганова С. О. Региональная пресса о патриотизме // Современный город: социальность, культуры, жизнь людей. Екатеринбург, 2014. С. 351–360 .

12. Купина Н. А. Живые идеологические процессы и проблемы культуры речи // Язык. Система. Личность. Екатеринбург, 2005. С. 90–104 .

13. Макарова И. В., Беззапонный А. С. Информационные войны современности: некоторые вопросы теории // Общество и право. 2006. № 4. С. 46–49 .

14. Манойло А. В. Информационно-психологическая война в вооруженном конфликте в Южной Осетии // Власть. 2009. № 9. С. 81–85 .

15. Слово и ключевые смыслы в современных медиатекстах. Екатеринбург, 2004 .

16. Чепкина Э. В., Енина Л. В. Журналистский дискурс: анализ практик // Изв. Урал. федер .

ун-та. Сер. 1 : Проблемы образования, науки и культуры. 2011. № 2 (89). С. 76–85 .

17. Чепкина Э. В. Дискурсивные практики конструирования адресата региональной прессы:

национально-гражданская идентичность // Изв. Урал. федер. ун-та. Сер. 1 : Проблемы образования, науки и культуры. 2016. № 4 (156). С. 61–68 .

18. Чудинов А. П. Политическая лингвистика. М., 2007 .

О. Ф. Автохутдинова. Сюжетная роль «жертва» в текстах РБК 55

19. Шейгал Е. И. Семиотика политического дискурса. М., 2004 .

20. Шмелева Т. В. Ключевые слова текущего момента // Colleqium. 1993. № 1. С. 33–41 .

21. Шмелева Т. В. Кризис как ключевое слово текущего момента // Полит. лингвистика. 2009 .

№ 2 (28). С. 63–67 .

22. Cassiday J. A., Johnson E. D. A Personality Cult for the Postmodern Age // Putin as Celebrity and Cultural Icon. L. ; n. Y., 2012. P. 37–64 .

23. Mikhailova T. Putin as the Father of the nation // Putin as Celebrity and Cultural Icon. L. ;

n. Y., 2012. P. 65–81 .

24. White S., McAllister I. The Putin Phenomenon // Journal of Communist Studies and Transition Politics. 2008. Vol. 24, № 4. P. 604–628 .

25. Wodak R., Cillia R. de, Reisigl M., Liebhart K. Discursive Construction of national Identity .

Edinburgh, 2009 .

–  –  –

СЮЖЕТНАЯ РОЛь «ЖЕРТВА» КАК НАРРАТИВНый МЕХАНИЗМ

КОНСТРуИРОВАНИЯ НАцИОНАЛьНО-ГРАЖДАНСКОй

ИДЕНТИФИКАцИИ РОССИЯН

В ТЕКСТАХ ИНФОРМАцИОННОГО АГЕНТСТВА «РБК»*

Анализируется нарративный механизм дискурсивной идентификации: сюжетная роль персонажа «россиянин» в текстах интернет-СМИ РБК. Сюжетная роль «жертва»

осмысляется как часть дискурсивного концепта «информационная война». Рассматриваются смыслы-маркеры практики конструирования персонажа-жертвы .

К л ю ч е в ы е с л о в а: дискурс; дискурсивные практики; идентичность; идентификация; информационная война; массмедиа .

Концепт «информационная война» (далее — ИВ) оказывает влияние на дискурс современных российских СМИ. Как часть информационной повестки, этот концепт накладывает отпечаток на тексты, информационно, казалось бы, не связанные с ИВ, и требует от субъектов дискурса определенности самоидентификации.

Требование касается как журналистов, так и персонажей их публикаций:

от них ожидается как минимум определенность идеологической позиции. «Функционирующий как часть технологии борьбы за власть, в том числе за установление истины, концепт ИВ служит в рамках медиадискурса последовательному * Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ, проект «Национально-гражданская идентичность россиян в дискурсе СМИ: концепт “информационная война” как мобилизационный фактор идентификации» № 16-04-00460 .

АВТОХУТДИНОВА Ольга Федоровна — кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка и стилистики Уральского федерального университета (e-mail: sofia28@mail.ru).



Похожие работы:

«МБОУ СУРГУТСКИЙ АЯ ПЕРЕМЕНА ЕСТЕСТВЕННОБОЛЬШ НАУЧНЫЙ ЛИЦЕЙ Май 2018 ЛИЦЕЙ НАУЧНЫЙ ЛИЦЕЙ ТВОРЧЕСКИЙ ЛИЦЕЙ СПОРТИВНЫЙ Стр. 2 БОЛЬШАЯ ПЕРЕМЕНА ЛИЦЕЙ НАУЧНЫЙ Стр. 3 БОЛЬШАЯ ПЕРЕМЕНА ДНИ НАУКИ В ЛИЦЕЕ Наука – двигатель прогресса, страна не может без...»

«Привет всем ценителям и ревнителям нашего СО РАНовского футбола! Не за горами старт очередного сезонного цикла – всего лишь три недели осталось до начала традиционного Осеннего кубка, а в минувшие выходные его предтечей стал...»

«Исключенные: логики социальной стигматизации в массовом кинематографе Игорь Чубаров Игорь Чубаров. Доктор философTHE EXCLUDED: Logic of ских наук, старший научный сотрудSocial Stigmatization in ник Института философии РАН. Popular Cinema Адрес: 119019, Москва, Igor Chubarov. Doctor of Philosoул. Волхонка, 14/1,...»

«"УТВЕРЖДАЮ" "УТВЕРЖДАЮ" Начальник управления физической Руководитель регионального отделения культуры и спорта Белгородской области области Сердюков О.Э И.Булгакова "УТВЕРЖДАЮ" физической культуры г. Белгорода Носков М. С. ПОЛОЖЕНИЕ о Чемпионате и Первенстве Белгородской области по акробатическому рок-н-рол...»

«Санкт-Петербургское государственное автономное учреждение "Дирекция по управлению спортивными сооружениями" Расписание групповых занятий ФОК "Ломоносов" c 8 января 2019 г. Аэробный зал № 413 Понедельник Вторник Среда Четверг Пятница Суббота Воскресень...»

«Администрация городского округа Лосино-Петровский "Утверждаю" Глава городского округа Ю.В. Ерастов ИЗВЕЩЕНИЕ О ПРОВЕДЕНИИ ЗАПРОСА КОТИРОВОК по закупке и поставке мебели, занавеса для сцены, оборудовани...»

«Национальная система развития научной, творческой и инновационной деятельности молодежи России "Интеграция" Министерство просвещения Российской Федерации Министерство юстиции Российской Федерации Министерств...»

«Министерство спорта Российской Федерации Российская автомобильная федерация Министерство молодежной политики, физической культуры и спорта Рязанской области Рязанская региональная общественная организация "Федерация автомобильного спорта и мотоциклетного...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.