WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 


Pages:     | 1 ||

«Учредители: БГУ, Фундаментальная библиотека БГУ, ОО «Союз женщин БГУ» Руководитель проекта: доктор филологических наук, председатель Совета ОО «Союз женщин БГУ», член Союза писателей ...»

-- [ Страница 2 ] --

В последние десятилетия послевоенное искусство стало чрезвычайно востребованным для осмысления кураторами разных стран. Совместный международный проект ГМИИ имени А. С. Пушкина, центра «Росизо», брюссельского центра изящных искусств «Bozar», и руководимого Петером Вайбелем Центра искусства и медиатехнологий (ZKM) в Карлсруэ является одним из значимых в данном контексте. Несмотря на разную структуру, содержание, объем представленных работ – это было серьезное осмысление/исследование кураторами П. Вайбелем и Э. Гилленом событий Второй мировой войны. Этот проект доказал, насколько важным и необходимым было осмысление полученного травматического опыта для художников послевоенного времени, представителей разных стран и культур .

Надо отметить, что в зарубежном искусстве веховыми работами стали работы Герхарда Рихтера (род. 1932) «Дядя Руди» (1965) и «Тетя Марианна» (1965). На одной из них изображен немецкий офицер, а на другой – девочка-подросток с маленьким Герхардом. Оба родственника погибли на войне, но девочка по нацистской программе евгеники была уничтожена, потому что она страдала психическим расстройством. Эти работы стали одними из первых, в которых прозвучала тема сопричастности к происходившим событиям. Безусловно, инсталляция «Биркенау» (2014) отсылает к мысли философа Т. Адорно о возможности искусства после Освенцима. Четыре фотографии с изображением трупов, которых готовят к сжиганию в крематории, были сделаны членом Зондеркоманды. Художник переводил снимки на полотна, а затем использовал краску, чтобы показать контрасты между «горами» трупов и фрагментами природы, на фоне которой развивались страшные события .

Тема памяти места, где родились гении, а также места, в котором находился концлагерь, нашла отражение в творчестве Мирослава Балки (1958). Работа «Common Ground» (2013–2016) как раз о городке, к которому художник чувствует свою сопричастность – Отвоцк, где жили его родители и где сейчас находится мастерская художника. Неподалеку от города в годы Второй мировой войны был концентрационный лагерь Треблинка, а в самом Отвоцке нашли свою смерть вырвавшиеся из осады герои восстания Варшавского гетто. Поэтому тема памяти места, драматических событий нашла отражение в творчестве Балки. Гений места неотделим от травматических событий, которые изживаются всеми жителями .

В последствии, в теориях психоанализа появилось дополнение к осмыслению проблемы травматического опыта. Оказалось, что неизжитая травма может передаваться следующим поколениям, которым придется прорабатывать ее как собственную .

Исследователь Марианна Хирш называет этот феномен «постпамятью». Одним из знаковых российских художников, чьи работы подтверждают психоаналитический тезис, является Леонид Тишков (1953). В своем творчестве он обращается к истории семьи и рода, биографическим «темным пятнам» в жизни родителей. Судьбе отца, который Традиции и культура София. 2018. № 2 оказался в Уманском котле, затем в спецлагере НКВД, где проходил фильтрацию, посвящена инсталляция «Умань» (2016). Личной миссией и задачей стало для художника восстановить события и память об отце. Поиски в архивах НКВД, перенесение на полотно фотографии, отливание пуговицы-фетиша были важными шагами в «изживании» и проработке травматического опыта родителя сыном .

Одной из тенденций искусства конца XX – начала XXI веков является обращение к репрезентации травматических событий прошлого. Художникам стало чрезвычайно важно исследовать как личностный, так и коллективный опыт поколений, который оказался «непережитым» .





Видимо, такое обращение обусловлено и современной политической ситуацией в мире, и новыми фактами об исторических событиях прошлого. Поэтому современные кураторы создают междисциплинарные проекты, посвященные осмыслению травмы, памяти и постпамяти в искусстве. Необходимо вспомнить такие выставки как, выставка в Государственном музее изобразительных искусств имени А. С Пушкина «Лицом к будущему. Искусство Европы 1945–1968», которая включала около 200 работ художников из России и 18 стран Западной и Восточной Европы (2017), проект «Удел человеческий», который поэтапно представляют Государственный центр современного искусства (ГЦСИ), Московский музей современного искусства (MMOMA) и Еврейский музей и Центр толерантности (2015–2021) и т. д .

Подводя итог, необходимо отметить, что тема травматического опыта требует продолжения междисциплинарного исследования, объединяя историю, психоанализ и современное искусство. На данном этапе становится очевидным, что отражение травматического опыта в мировом современном искусстве – это не выстраивание иерархии жертв эпохи и нации, а попытка создания глобального нарратива, который должен быть услышан и понят каждым человеком .

София. 2018. № 2 Традиции и культура И.В.Казакова УДК 398.221(=581)+7.042.2(510) Кафедра теории литературы, филологический факультет, Белорусский государственный университет, Минск, Беларусь

О БРАЗДРАКОНАВКИТАЙСКОЙМИФОЛОГИИ,

ФОЛЬКЛОРЕИДРУГИХКУЛЬТУРНЫХПЛАСТАХ

В статье рассматривается образ дракона в различных пластах китайской культуры: в мифологии, фольклоре, в архитектуре, в культуре массовых праздников .

Ключевыеслова: дракон, китайская мифология, китайский фольклор, памятники древней архитектуры, китайские праздники .

Образеццитирования: КазаковаИ.В. Образ дракона в китайской мифологии, фольклоре и других культурных пластах // София: электрон. науч.-просветит. журн. 2018. № 2. С. 93–99 .

I. Kazakova Department of theory of literature, philological faculty, Belarusian State University, Minsk, Belarus

–  –  –

Е сли спросить современного китайца, будь у него выбор, в год какого животного (по зодиакальному кругу) он хотел бы родиться, то наверняка ответ был бы – в год дракона. По китайскому традиционному лунному календарю, в цикле из 12 лет, один год приходится на год Дракона, который считается годом благоденствия и процветания. Люди и сегодня считают себя счастливыми, если их год рождения совпадает с зодиакальным знаком дракона, так как это знак высшего покровительства и высших благ. В китайской мифологии образ дракона занимает особое место. Вот как описывается дракон в древнейшей энциклопедии Китая «Шовэнь»: «Дракон – царь чешуйчатых, то четкий, то невидимый, то крохотный, то громоздкий, то короткий, то длинный .

Традиции и культура София. 2018. № 2 Весной он устремляется в небо, а осенью укрывается в пропасти… Способен вызывать ветер и дождь и летать между небом и землей» [1, с. 85]. В 1971 году в Онниутском хошуне (Внутренняя Монголия) было обнаружено крупное нефритовое изделие в форме дракона. Эта археологическая находка позволила сделать ученым вывод о том, что упоминания о драконе существовали еще до эпохи неолита .

В китайских древних мифах дракон выступает как родоначальник человечества, выдающийся национальный мудрец, первый китайский император. На заре цивилизации в Китае поклонялись дракону как главному тотему. Начало поклонения дракону – прямое отражение первобытного тотемного культа. Древние предания описывали дракона так: туловище змеи, голова лошади, хвост гиены, рога оленя, лапы собаки, чешуя и усы рыбы. Некоторые китайские ученые считают, что такой вид дракона получился благодаря слиянию тотема змея с другими тотемами. Древние племена хуася – родоначальники китайской нации, находившиеся якобы в родстве со змеем-тотемом, одерживали непрерывные победы над другими родовыми племенами и присоединяли их к своему племени. Так и змеиный тотем со временем сливался с другими тотемами разных племен, постепенно превращаясь в дракона [1, с. 86] .

По более поздним источникам, некоторые древние китайские племена и группы, например, гунны на севере, чу, юе, ао на юге, айлао и мяо на юго-западе якобы уже вели свое начало от тотема дракона. А на знамени первой в Китае династии Ся (XXI– XVI вв. до н. э.) были изображения двух драконов, которые означали, что здешние люди и есть потомки дракона .

В китайской мифологии у каждой стороны света имелся свой божественный покровитель. Востоку покровительствовал Бирюзовый Дракон, югу – Красная птица Феникс, западу – Белый Тигр, северу – получерепаха-полузмея. В центре царствовал Желтый Дракон с пятью когтями на лапах. Этот дракон был символом власти над всем миром. По мнению китайских ученых, центром китайской цивилизации был бассейн Желтой реки, поэтому главный царственный Дракон и был желтым. Белые снежные вершины тибетских гор на западе обозначали цвет тигра, восточные леса с синеватой зеленой листвой – цвет бирюзового дракона, яркое южное солнце – птица Феникс и так далее .

Дракон (Лун) повелевает дождем и грозой, водой, стихией, а также связан с подземными силами. На рубеже нашей эры появились представления о Лэй-гуне как о небесном драконе. Вообще, «Лэй-гун, бог грома – наиболее архаичное божество среди божеств природных явлений и стихий, первоначально он представлялся в зооантропоморфном облике. В облике изогнутого дугой дракона с головами на концах китайцы представляли и радугу. Такие изображения известны по Ханьским рельефам. Судя по письменным источникам, существовало разделение на радугу-хун – дракона-самца (с преобладанием светлых оттенков) и радугу-ни – дракона-самки (с преобладанием темных тонов). Существовало предание о чудесном зачатии мифического государя Шуня от встречи его матери с большой радугой-хун (драконом)» [2, с. 654] .

Существует множество мифологических сюжетов о драконах и связанных с ними предметах. Со временем многие из них трансформировались в сказки. Например, существует несколько вариантов сказки о драконьей жемчужине. В мифах про драконов упоминается такая волшебная жемчужина, которую дракон прятал во рту или в складках кожи. Эта жемчужина наделена огромной волшебной силой, все, к чему она прикасается, начинает расти, расцветать и приумножаться. Некоторые сюжеты говорят, София. 2018. № 2 Традиции и культура что она ночью волшебным светом могла осветить весь дом. В одной из сказок рассказывается о бедной крестьянке и ее сыне, который каждый день ходил к реке, чтобы набрать воды. По дороге он останавливался на одной поляне, где трава была более густой и зеленой, и собирал ее для своей козы. Мальчик решил взять немного дерна с поляны, чтобы посадить ее у себя во дворе. Когда он приподнял землю, то увидел красивую жемчужину, сияющую необычным светом. Мальчик отнес ее домой и положил в кувшин с рисом. Утром он проснулся от крика матери, которая увидела кувшин, переполненный рисом, и нашла жемчужину. Мать очень испугалась, узнав, что сын принес в дом такую волшебную вещь. Пришедшие на шум крестьяне рассказали старосте деревни о случившемся. Он пожелал отнять у мальчика жемчужину, но тот отказался ее отдать и засунул волшебную драгоценность себе в рот. Тут же с ним произошли ужасные метаморфозы: вначале он превратился во взрослого мужчину с пылающими глазами и волосами, похожими на языки пламени, из ноздрей его валил дым, а речь перестала напоминать человеческую. Он побежал к реке и стал жадно пить воду. В этот момент раздался гром и ударила молния. Человеческое тело осталось лежать на земле, а в небо взлетел огромный дракон, который вскоре нырнул в реку. Считают, что этот сюжет повествует о появлении нового хранителя волшебной жемчужины .

Похожий сказочный сюжет рассказывает об одном молодом человеке по имени Ча. Он также был беден, отца у него не было. Была только одна мать, которая тяжело трудилась. Ча был пастухом. Он заметил, что на одной лужайке, сколько бы травы ни косили, сколько бы коровы не ели и не вытаптывали траву, на следующий день лужайка снова стоит нетронутой. Ча захотел увидеть корни этой необыкновенной травы. Стал выкапывать корешки и нашел жемчужину дивной красоты. Мать положила ее в миску с рисом, и с тех пор, сколько бы мать и сын ни съели риса, миска всегда оставалась полной. Потом мать положила жемчужину в шкатулку с деньгами. Получилось так же, как и с рисом. Хотя жизнь стала сытой и богатой, Ча из веселого и доброго человека превратился в злого и жадного. Он не хотел помогать никому, кто бы ни обратился к нему за помощью. В неурожайный год люди голодали, а в доме Ча было полно риса, но он не дал людям ни одного зернышка, а чтобы не слышать их просьб, положил жемчужину в рот и ушел из дома. В дороге он устал и прилег отдохнуть, а затем не заметил, как уснул и проглотил жемчужину. Проснулся он от нестерпимой жажды, он долго пил из реки и никак не мог напиться, он не понимал, что с ним происходит, и вдруг увидел в воде не свое отражение, а страшного дракона. Так он был наказан за свою жадность .

Другие сюжеты повествуют о девяти сыновьях дракона, которые различаются и по внешности, и по силе, и по различным качествам. Они помогают людям и покровительствуют разным ремеслам и талантам .

Первый сын дракона – защищает от всех врагов, второй – помогает музыкантам совершенствоваться в игре на музыкальных инструментах, третий – дарит богатство и радость, четвертый – помогает воинам в бою, пятый – защищает от пожаров, шестой – защищает дом от зла, седьмой (он самый сильный) – помогает стать мудрецом и получить знания из древних книг, восьмой – укрепляет памятники, девятый – помогает в общении с высшими силами .

Еще один сказочный сюжет повествует о жертвоприношении дракону красивых девушек. Такие сюжеты есть и в славянских сказках, где говорится о том, что около Традиции и культура София. 2018. № 2 города или селения в водоеме, или в пещере поселился дракон (змей, цмок и т. д.), который требовал с людей дань красивыми девушками, иначе грозился затопить поселение водой или сжечь огнем. В китайской сказке «Свадьба речного дракона» рассказывается о том, что в древние времена жители берегов Желтой реки больше всего на свете почитали и боялись речного дракона, от которого зависел урожай риса. В засушливый год служители храма объявили волю речного дракона, который потребовал ежегодно отдавать ему в жены пятнадцатилетнюю девушку. А если жители берегов Желтой реки не выполнят волю дракона-повелителя, то их постигнет голод, наводнение и мор. Не посмел народ ослушаться воли дракона, и каждый год в воду бросали несчастных девушек. Но это были красивые дочери бедных людей, богатые же люди отдавали служителям храма золото и жемчуг, и их дочерей не отдавали дракону. Спас людей от беды, а точнее, от произвола храмовых служителей, бедный крестьянин по имени Чжан Бай-янь. Он хоть был и бедным, но не простым человеком .

В тот день, когда он родился, к его родителям прибежала лиса и сообщила человеческим голосом, что в жизни их сына один день будет волшебным, когда он может принять облик любого человека. И вот в один из дней жертвоприношения дракону главный служитель храма не успел вернуться из дальней поездки. Узнав об этом, Чжао Бай-янь принял его облик и объявил, что сам будет сопровождать невесту к дракону, а чтобы было все торжественно, повелел отправить вначале к дракону служителей храма. Перепуганные монахи попадали на колени и стали просить пощады. Они поклялись, что больше никогда не будут приносить дракону человеческие жертвы. Так навсегда прекратилась свадьба речного дракона [3, с. 14–15] .

В китайском фольклоре существует также множество пословиц и поговорок, связанных с драконом. Например: Перемешались рыбы и драконы (так говорят, когда смешалось и хорошее, и плохое, когда где-то есть вместе добрые и подлые люди), Дракон без облаков не летает, рыба без воды не живет (о том, что даже для развития большого таланта нужны соответствующие условия), У дракона рождаются драконы, а у тигра рождаются тигры (каковы родители, таковы и дети), Глаза дракона видят жемчуг, глаза феникса – сокровище, глаза буйвола – рисовую солому (выдающиеся личности имеют большие возможности и большие достижения, а посредственность остается посредственностью), У дракона родились девять сыновей, и все друг от друга отличаются (не все дети в одной семье одинаковы, не все умны и талантливы, не все выполняют наставления родителей), Карп перепрыгнул ворота дракона (так говорят о человеке, который совершил стремительную карьеру, преодолел в своей жизни важное препятствие, добился большого успеха и т. д.) .

В Китае существует легенда под названием «Карпы перепрыгивают Драконовы ворота». В ней говорится о том, что стоит карпам перепрыгнуть Драконовы ворота, как они превращаются в драконов: «Горное ущелье Лунмэнь (Драконовы ворота), о котором идет речь в легенде, находится на стыке провинций Шаньси и Шэньси. По нему с ревом несутся бурные воды Хуанхэ. Весной в ущелье Лунмэнь скапливаются карпы с низовья реки. Кажется, что, поднимаемые высоко вверх на гребнях бушующих волн, они взлетают в самое небо. Конечно же, на самом деле они не взлетают в небо и не превращаются в драконов. Но китайцы любят их сравнивать с целеустремленными, самоотверженными людьми, идущими на подвиг и в борьбе, и в труде» [1, с. 89] .

Немало китайских мужских имен включают иероглиф «дракон», что означает воинственный и стойкий дух мужчины. С распадом первобытно-общинного строя София. 2018. № 2 Традиции и культура и с появлением классового общества дракон постепенно из племенного и родового тотема превращается в олицетворение предков самых могущественных правителей .

А позднее, при феодальном строе, дракон становится символом политической власти и мощи императора. Если в Пекине войти в Запретный город Гугун (бывший императорский дворец, а ныне – музей), то словно сразу попадаешь в мир драконов. Их изображения там присутствуют повсюду: на стенах, на потолках, на полотнах. А перед павильоном Хуанцзидянь находится знаменитая Стена девяти драконов, которая была построена в 1773 году. Ее высота – 3,5 метра, ширина – 20,4 метра. Это один из уникальных памятников китайской архитектуры. Вся стена сооружена из 270 многоцветных глазурованных кирпичей. На ней выложены 9 разноцветных драконов, горы, камни, облака и морская вода. Двери одного из самых великолепных павильонов, павильона Тайхэдянь, также украшены изображениями драконов. В центре павильона – место позолоченных колонн, на которых также находятся изображения драконов. На постаменте из махила установлен трон с изображением дракона и ширма, покрытая золотым лаком. За павильоном Баохэдянь на императорской дороге каждого яруса платформы установлена каменная резьба. Резьба по камню на самом нижнем ярусе самая большая в Запретном городе. Длина ее – 16,57 м, ширина – 3,07 м, толщина – 1,7 м, а вес – 250 тонн. Вся она была сделана из цельного куска камня. На камне были вырезаны девять летящих драконов, вокруг которых – скалы, море и облака .

На каменной резьбе Запретного города также можно увидеть драконов, держащих в пасти жемчужину .

Храм Таньчжэсы является самым древним храмом в районе Пекина. Он был построен во времена правления династии Цзинь (265–316). Среди пекинцев ходит молва, что город Пекин был построен после возведения Таньчжэсы. Вокруг храма находятся девять гор. Такое расположение китайцы называют «игрой девяти драконов с жемчужиной». В истории Китая храм Таньчжэсы имел важное политическое, экономическое, религиозное и культурное значение .

Великая Китайская стена также напоминает огромного дракона, возлежащего на горах, особенно если смотреть на нее снизу. Сами китайцы называют Великую Китайскую стену символом духа Китая .

Для возвышения своей власти императоры разных эпох называли себя «сыновьями Небесного дракона». Поэтому лицо императора называли «драконовым лицом», его тело – «драконовым телом», а в спальне императора находилась «драконова кровать», трон называли «троном дракона» и т. д. Начиная с юаньской династии (1271–

1368) по императорскому указу только одному императору дозволено было носить халат, расшитый орнаментом «пятиногого дракона». С тех пор пятиногий дракон стал эмблемой императорской власти .

На протяжении тысячелетий дракон считался в народе главным божеством, царившим в природе. По народным поверьям, он мог вызывать ветер и дождь, приносить благо всему живому на Земле. В древние времена каждый год на второй день второй Луны устраивались жертвоприношения Царю-дракону, люди шли в его храм, просили о благодатных дождях и богатом урожае. Однако не всегда люди получали желаемое. Поэтому в древних верованиях образ дракона-повелителя разнообразен, как и сама природа. Он может нести как добро, так и зло. Как уже видно из вышесказанного, по преданию у дракона было девять сыновей, не похожих друг на друга .

Каждый из них выполнял свою функцию. Чтобы обеспечить себе покровительство Традиции и культура София. 2018. № 2 дракона в разных сферах жизнедеятельности, китайцы помещали изображение дракона в разных местах – на углу дома, на коньке крыши, на китайской скрипке «Хуцянь», на рукоятке ножа, на медном колоколе, даже на подставке изваяний Будды, на стелах, по боковым сторонам надгробных стел и на воротах, выражая этим пожелания успеха, могущества и благоденствия .

Образ дракона встречается не только в древних мифах, сказках, легендах и преданиях, на картинах, в различных художественных изделиях, архитектурных украшениях, он живет и сегодня в современных и традиционных праздниках, играх, представлениях, фестивалях т. д .

Например, праздник Начала лета – Дуаньу, который наступает 5 числа пятого лунного месяца, отмечается гонками на лодках-драконах. Гонки на лодках-драконах распространены на юге Китая. Это азартное состязание на воде. Называют эти узкие длинные лодки драконами потому, что нос их сделан в виде головы дракона, а корма – в виде драконьего хвоста. Лодку разукрашивают разноцветными флагами, на каждой лодке находится по 10–20 гребцов. Также лодочные гонки проходят под гром гонгов и барабанов, под восторженные взгляды многочисленных зрителей .

Во всем Китае всегда были популярны народные танцы, такие, как танцы драконов .

Эти танцы имеют свои особенности исполнения в разных регионах. Танец драконов имеет такие разновидности, как танец фонарей и драконов, танец соломенных драконов, танец бумажных драконов, танец драконов и карпов, танец драконов и быков. Каждый танец связан с теми или иными народными верованиями и ритуалами. Дракон управляет природой, он может дать благодатный дождь, а может наслать бурю и град, поэтому танец драконов выражает мольбу о дожде, надежду на будущий хороший урожай .

Китай – также родина бумажных змеев. Бумажные змеи появились в этой стране более 2000 лет назад. По преданию в период Весны и Осени (710–476 до н. э.) мастер из царства Лу сделал из бумаги сороку и запустил в небо. Она летала три дня и не спускалась на землю. В эпоху Хань (206 до н. э. – 220 н. э.), когда в Китае изобрели бумагу, то начали делать бумажных змеев. Во времена пяти династий (907–960) Ли Е усовершенствовал изобретение, добавив к нему бамбуковый свисток, который на ветру издавал приятный звук .

В древности бумажные змеи применялись и в военном деле, ими пользовались для измерения расстояния, для связи и разведки. Сейчас бумажные змеи превратились в увлекательный вид спорта. В начале апреля небо Китая буквально пестрит бумажными змеями. Они очень разнообразные по форме, в том числе их делают и в виде драконов. На всекитайском конкурсе бумажных змеев первый приз получил стометровый змей в виде сколопендры с головой дракона, изготовленный мастерами Ху Цзинчжу и Сунь Юнчунем. Бумажные змеи в Китае – это символ счастья и благополучия. Весной люди целыми семьями уезжают за город выпускать бумажных змеев – по мнению китайцев, это отгоняет все зло и обеспечивает счастливую спокойную жизнь. Взрослые часто дарят детям в подарок бумажных змеев, что должно придавать им силы и делать их счастливыми .

В очень известной китайской сказке один дракон как-то спросил другого, зачем так много людей на земле и нельзя ли им, драконам, обойтись без них. Более умный дракон ответил, что без людей нельзя, потому что одни из них нужны для того, чтобы создавать проблемы, а другие – чтобы решать их. И помочь людям решать их проблемы должны именно они, драконы [4, с. 17] .

София. 2018. № 2 Традиции и культура И многие китайцы до сих пор в это верят. В каждом китайском доме или квартире в большинстве случаев присутствует изображение дракона: картина, статуэтка, поделка и т. д. Считается, что это приносит богатство, счастье и благополучие .

Литература

1.Ли Вэй, Сюй Жань. Фоновые сведения о Китае на русском языке. Пекин, 2001 .

2.Китайская мифология // Мифы народов мира: энциклопедия: в 2 т. / гл. ред. С. А. Токарев. Москва, 1998 .

3.Китайские сказки / пер. В. В. Федорченко. Москва, 1991 .

4.Малевич И. Азиатский треугольник драконов. Минск, 2006 .

Традиции и культура София. 2018. № 2

–  –  –

Т

РАДИЦИОННЫЕБЛЮДАИНАПИТКИБЕЛОРУСОВ

В статье на основании этнографических источников ХІХ – начала ХХ века, а также материалов полевых этнографических исследований, собранных автором во всех историко-этнографических регионах Беларуси, подробно рассмотрены основные традиционные блюда и напитки белорусов .

Ключевыеслова: традиции питания, блюда, напитки, хлеб, гостеприимство, белорусы

Образеццитирования: НовогродскийТ.А.Традиционные блюда и напитки белорусов // София:

электрон. науч.-просветит. журн. 2018. № 2. С. 100–107 .

T. Novogrodsky Department of ethnology, museology and history of arts, faculty of history, Belarusian State University, Minsk, Belarus

–  –  –

Т радиционная культура питания – одна из самых богатых частей национальной культуры белорусов. Она включает широкое содержание. Это не только блюда, которые готовят, но и способы и приемы их приготовления, трапезы, застольный этикет, это обычаи, связанные с приготовлением и употреблением пищи, предметы домашней утвари и т. д .

На протяжении многих столетий основным продуктом питания у белорусов был ржаной хлеб. Им начинался и заканчивался завтрак, обед и ужин. Он сопутствовал крестьянину в поле. С хлебом и солью встречали и провожали дорогих гостей, с ним шли в сваты, делали свадьбу, крестины. Во всех случаях хлеб служил залогом счастья София. 2018. № 2 Традиции и культура и благословения. «Хлеб в доме – хозяин, на работе – друг, в дороге – товарищ», – говорили о нем белорусы .

У белорусов сформировалось определенное отношение к хлебу. С ним связан ряд народных примет и поверий. Считалось большим грехом уронить на пол крошку хлеба. Если же случайно происходило, что падал кусочек, то его подымали и целовали, перед тем, как положить в рот. Крошить хлеб также запрещалось: кто так сделает, тот никогда не будет иметь хлеба. По хлебу предсказывали судьбу членов семьи. Если буханка в печи развалится на две половины, это не к добру: в том же году умрет хозяин или хозяйка. При выпечке хлеба на первой сделанной из теста булке делали крестик, а кушали ее всегда последней. Нежелательно было начинать новую булку вечером, считалось, что в таком случае пропадет богатство. Верили, что если обнести хлебом вокруг здания, которое горит, то огонь не будет дальше распространяться. С детства у белорусов воспитывали уважение и любовь к хлебу как к самому главному богатству .

Белорусские этнографы ХІХ века приводят интересные примеры бережного отношения к хлебу. Так, даже во время драки между собой мальчишки откладывали в сторону хлеб, и только выяснив отношения, брали его снова и доедали .

Крестьянину не всегда удавалось употреблять чистый хлеб, который пекли только из чистой муки. Частые неурожаи, стихийные бедствия, бедность вынуждали использовать в пищу различные его суррогаты. Древнебелорусские летописи отражают множество трагических событий, вызванных неурожаями. Так, например, в Баркулабовской летописи сообщается о хлебных неурожаях на Могилевщине: «…жито велми было неумолотно; а коли муку житную у хлебе спекут, то тесто печеное солодно, а за скорину хотя ложи плоди, а в печи не печется». У белорусов, кроме чистого хлеба, известен также градовый, пушной, половый, картофельный, мякинный. Градовый хлеб, или градовка, выпекался из непросеянной ржаной муки. Если жито совсем не просеивалось, а только после молотьбы выбрасывалась мелкая солома, пустые колосья, мусор, то мука из такой ржи шла на приготовление пушного хлеба. Его еще называли пушнинка (пушок), иногда в шутку добавляя слово «святая». Половый хлеб, или половушку, выпекали из двух частей, одной из которых было жито, а другой – ячмень, овес, гречка, пшеница, взятые в отдельности или смешанные в определенных пропорциях .

Такой хлеб, по свидетельству местных жителей, быстро приедался. Употребление его свидетельствовало про хлебный неурожай, однако половый хлеб на Витебщине, как пишет Н. Анимелле, был достаточно употребимым и распространенным [1]. В годы плохого урожая зерновых выпекали картофельный хлеб из ржаной муки и толченого или на терке натаркованного сырого очищенного картофеля. Если он был свежим, то отличался хорошими вкусовыми качествами и его с удовольствием употребляла даже местная шляхта. Однако картофельный хлеб очень быстро черствел и утрачивал свой вкус. В зажиточных семьях пекли ситный хлеб из ржаной муки, просеянной на сито .

В среде белорусской шляхты пекли сакавицкий хлеб из молотого ржаного солода .

Во все времена хлеб символизировал благополучие, хлебосольство, гостеприимство. На столе в доме должна лежать буханка хлеба, накрытая рушником, которая встречала и приветствовала гостей. С давних времен приготовление хлеба было привилегией женской половины семьи. Женщина, которая пекла хлеб, пользовалась уважением родных, соседей, односельчан. Пекли хлеб обычно раз в неделю, однако это в большей степени зависело от количества членов семьи. Нельзя было готовить хлеб по большим праздникам и в воскресенье. Тесто замешивали на воде в деревянной Традиции и культура София. 2018. № 2 деже, и ставили его на ночь в теплое место. В качестве закваски использовали опару – немного теста, оставленного на дне дежи от предыдущей выпечки. Утром тесто вымешивали, добавляли муку, потом снова оставляли в деже на 1,5–2 часа, чтобы оно поднялось. Затем брали тесто для одной булки и, приглаживая его руками, придавали ему овальную или круглую форму. Подготовленные булки клали на деревянную лопату, посыпанную мукой, мякиной или устланную листьями капусты, клена, дуба, аира или хрена, и выпекали 1–2 часа в протопленной березовыми дровами печи. Готовый хлеб очищали от листьев; верхнюю корочку смачивали водой, чтобы она стала мягкой .

В разных регионах Беларуси хлеб называли также булка, букатка, бохан, боханка, кулидка. В народной традиции хлеб использовался в качестве оберега: его брали с собой в дорогу, чтобы он охранял в пути; клали на место, где лежал покойник, чтобы хлеб победил смерть. При выборе места для будущего дома по углам нижнего венца на ночь оставляли кусочки хлеба: если они до утра исчезали, место считалось ненадежным и строительство дома перемещали на другое место. Хлебу посвящены многочисленные присказки, пословицы, песни .

Кроме хлеба, из того же теста, замешенного и подошедшего, пекли лопуны, сочни, лепни. Из слегка укисшего теста готовили драчены, ладки, кровяники. Широко распространенными в ХІХ веке были блины, известные на территории Беларуси с более древних времен. Их вкусовые качества во многом зависели от кулинарного мастерства, местных традиций, сорта муки. Известный белорусский этнограф Н. Я. Никифоровский отмечал, что по роду блинов местный житель мог определить положение и благополучие семьи .

Так, например, если в доме пекли ржаные блины, это говорило о том, что здесь ожидают приезда близких родственников, если же пекли ячменные блины, – верная примета того, что вчера выпекали какие-нибудь другие, пшеничные блины пекли на поминки, гречневые – на Масленицу, овсяные, что были приготовленные с вечера, указывали на обычное течение семейной жизни, а если они приготовлены утром с постного теста, то это указывало на неожиданность, болезнь, отсутствие кого-то в доме [6, с. 9–10] .

Мучные изделия в виде колец, которые готовились из заварного теста, называли баранками. Родиной баранка считается город Сморгонь, что в Гродненской области .

С овсяной муки готовили кисель. Жидкий овсяный кисель с кислым привкусом называли «жур». Его ели теплым, добавляя масло, сметану. Сырая цежа использовалась в народной медицине как средство от глистов. Из разных видов муки готовили болтуху и колотуху. Простым по технологии приготовления было толокно. Его делали из овса, который парили в горшках в домашней печи. Затем сушили, толкли в ступах, мололи в жерновах. Толокняную муку ели без дальнейшей обработки, замешивая на холодной чуть подсоленной воде, или приготавливали из нее густое тесто. Толокно активно употребляли в горячую сенокосную пору, так как оно утоляло жажду. Его использовали во время постов. На территории Беларуси толокно встречается также под названием милта. Любимым мучным блюдом была солодуха, которую готовили в Беларуси по-разному, но, как свидетельствуют источники, чаще всего из пророщенного солода .

Очень вкусной она была, если в нее добавляли немного меда или сахара. Употребляли солодуху с отварным картофелем, а дети макали в нее хлеб или намазывали ею хлебные лусты. Применялась солодуха и в народной медицине, ею лечили, например, простудные заболевания. По технологии приготовления близкой к солодухе была кулага, но для ее приготовления использовали чаще всего бескосточковые ягоды – чернику, землянику, бруснику, малину, клюкву .

София. 2018. № 2 Традиции и культура Одним из распространенных мучных блюд была затирка, что получила свое название от процесса, который использовали для ее приготовления: ржаную, пшеничную или гречневую муку затирали ложкой или руками в миске, подливая немного воды .

Иногда в такое тесто добавляли яйцо. Полученные после затирания рваные кусочки засыпали в кипяток и варили. После готовности затирку забеливали молоком или же заправляли маслом или салом .

Традиционным мучным блюдом были клецки. Их готовили из пшеничной, гречневой, ржаной, ячменной муки или два вида муки смешивали в различных сочетаниях. Сваренные клецки забеливали молоком или зашкваривали. Они использовались в качестве одного из обрядовых блюд на поминках. Другой вид клецок – с начинкой, «с душами». Для их приготовления в каждую катаную клецку помещали маленький кусочек сала. Из овсяной или гречневой муки готовили комы, которые делали в виде шариков величиной с куриное яйцо, бросали в кипяток, а затем после готовности заправляли молоком, растопленным салом или растительным маслом. Иногда их зажаривали в печке до образования корочки. Распространенным у белорусов был кулеш, который по консистенции представлял собой жидковатое мучное блюдо .

Из ржаной муки в зажиточных семьях готовили десертное блюдо – толченики .

В восточных районах Полесья из муки пекли лазанки, цыганки и др .

В традиционной белорусской кухне ХІХ – начала ХХ вв. значительное место занимают крупяные блюда. Крупы получали из ячменя, овса, пшеницы, гречки, конопли и др. с помощью ступы с толкачом. Наиболее распространенным крупяным блюдом была каша, которая готовилась с древних времен и первоначально, видимо, из необработанного зерна. Кашу варили из гречневых, ячных, просяных, овсяных и ржаных круп. Причем крупы могли использоваться целыми или, наоборот, измельченными (сечка, толокно и др.). Из круп готовили суп, который назывался крупеня или крупник. Крупяные блюда (груца, гуща, кутья) имели широкое обрядовое предназначение. Так, например, груцу готовили к Колядам, бабину кашу – на крестины, гущу – на Илью, кутью постную – на Рождество и т. д .

Поскольку основу хозяйства белорусов в ХІХ – начале. ХХ вв. составляло земледелие, то продукты огородничества широко использовались в народной кулинарии. Блюда из овощей были широко распространены в пищевом рационе, причем из них готовили первые, вторые и даже третьи блюда (свекольный квас, например). Некоторые продукты (капуста, свекла) дали белорусской кухни блюда с одноименным названием («капуста»). Овощи широко использовались для приготовления сложных блюд, где в качестве компонентов использовались мясо, рыба, грибы, крупа, мука и т. д. Особенно расширился ассортимент блюд из овощей после культивации и активного использования в кулинарии картофеля в конце ХІХ века. Постепенно блюда из картофеля занимают одно из основных мест в питании белорусов .

Для ХІХ – начала ХХ века было характерно широкое распространение блюда капуста. Причем капустой называли вообще любое первое блюдо, в составе которого капуста могла занимать только некоторую часть. Капуста, как и хлеб, была наиболее употребляемым блюдом в крестьянской среде [9, с. 105]. «Без капусты животы пусты», «Сем страў ды ўсе капуста», – говорили о ней в народе. Если капусту готовили в скоромные дни, то ее заправляли салом, мясом, шкварками или просто жиром. В постные же дни – грибами, рыбой или конопляным маслом. Близкими к капусте по технологии приготовления были бураки – название борща. Из листьев и стеблей свеклы Традиции и культура София. 2018. № 2 ранним летом варили жидкое блюдо под названием ботвинье. Весной в Виленской губернии готовили лапяни из крапивы, снитки, лебеды, щавеля и осота. Из свежей зелени делали жидкий холодный суп – холодник. Готовили также поливку или юшку. Суп варили также из морковки («морква») и брюквы («бручка» или «грыжанка»). Овощи также тушили в закрытой посуде. Широкое использование в традиционной кулинарии имел мак, который каждая хозяйка выращивала на своем огороде. Перед употреблением его толкли в ступе или мололи, использовали для приготовления колядных блюд .

С ним пекли пироги, ушки, посыпали булки, делали мачанку к голушкам. Из мака делали маковники. В качестве приправы к мясным блюдам (особенно на Пасхальном столе) употреблялся хрен [2, л. 18] .

Со второй половины ХІХ века одним из основных продуктов питания становится картофель. Однако в первой половине ХІХ века блюда из картофеля не имели широкого распространения. В этот период картофель только начинал употребляться, складывались и формировались кулинарные способы и приемы его приготовления. Блюда из картофеля не нашли применения в празднично-обрядовой культуре. Это можно объяснить относительно поздним укоренением картофельных блюд в систему питания белорусского этноса, когда основные элементы народной празднично-обрядовой культуры белорусов были уже сформированы .

Картофель употребляли в отварном, печеном, жареном и тушеном виде. Из таркованой и клинковой картофельной массы готовят драники, галушки, бабку, клецки, картофельные блины. Из отварного толченого картофеля делали комы, коржи, картофельную яичницу, картофляники, гульбишники (бульбишники), маканину .

Среди традиционных мясных продуктов в Беларуси основное место занимала свинина. Отмечая ее вкусовые качества, белорусы говорили: «Няма смачней рыбы, як лінінка, і мяса смачней, чым свінінка». Наиболее ценным считалось свиное сало .

Мясо также солили и сохраняли к полевым работам. Очень вкусной была свиная колбаса. Для длительного хранения колбасы коптили или запекали в печи и затем складывали их в горшок и заливали растопленым жиром. Обычно колбаса появлялась только на праздничном столе: на Коляды, Пасху, свадьбу, крестины и т. д. Их использовали для приготовления традиционной белорусской верещаки. Толстые свиные кишки начиняли кровью с гречневой кашей, запекали на сковороде и подтушивали в печи .

В некоторых регионах (на Гродненщине, Витебщине, Полесье) толстые кишки начиняли сырым таркованным картофелем со шкварками, зашивали и запекали в печке .

Называли такое блюда кишка. А из промытого и очищенного желудка готовили ковбик (ковбух, сальтисон, киндюк, трыбух) .

Для всей территории Беларуси характерен холодец, который варили из ног и голов животных и птиц. В восточной части Беларуси наиболее характерно название этого блюда холодное. На западе, особенно в Понеманье – квашанина; на Витебщине – студень, сцюдзень, а в Полесье такое блюдо встречается под названием дрыгва [4, с. 25] .

Наиболее любимым у белорусов считался холодец из свиных ног и головы. Его готовили также из телятины, говядины, использовали овечье и козье мясо. По свидетельству этнографа Н. Я. Никифоровского, на Витебщине самым лучшим считался гусиный студень [6, с. 25] .

Из мясных блюд для традиционной белорусской кулинарии характерно печисто: большие куски мяса, а иногда и целые тушки мелких животных и птицы, приготовленные целиком. Печисто может быть тушеным (в закрытой посуде), жареным София. 2018. № 2 Традиции и культура (на открытой сковороде), а также отварным. Наиболее характерным и излюбленным способом приготовления печиста было тушение в закрытой посуде вместе с измельченным картофелем [5, с. 66] .

В лесных районах Беларуси пищевой рацион значительно дополнялся продуктами охоты. Среди добычи чаще всего встречались дикие утки, гуси, куропатки, тетерева, рябчики, а из зверей – зайцы, косули и дикие кабаны [3] .

Кроме мяса и мясных продуктов, животноводство давало молоко, большинство продуктов из которого использовали как забелы, закрасы для различных блюд. В белорусской народной кулинарии употреблялось коровье молоко, а в некоторых регионах (на Гродненщине) – молоко овец. Местечковцы разводили коз и пили козье молоко .

Чаще употребляли кислое молоко. Его ели с хлебом, кашей, картофелем. Из молока делали творог, который использовали для приготовления молочной маканины. Из творога делали сыры. Сыворотку использовали для замешивания блинов и других мучных изделий; ее пили вместо воды, смешивали с творогом, получая зимуху, или азимину .

Из скисшего молока собирали (снимали) сметану. Она употреблялась в пищу в качестве маканины для блинов, а также шла на приготовление масла, которое делали разными способами. Более древний – сбивание масла ложкой в горшке или макитры. В ХІХ веке получили распространение деревянные бойки (маслобойки, биянки). Масленка, которая получалась после сбивания масла, также использовалась в пищу. Ее пили, добавляли в кислые блюда, смешивали с творогом, получая маканину для мучных блюд .

В приозерных и прибрежных местах важным дополнением в повседневном меню белорусов была рыба. Рыбу употребляли вареную, печеную на огне или в посуде в крестьянской печи, вяленую на солнце, маринованную и соленую. В поминальные дни, а также во время поста готовили рыбный студень. Из мелкой рыбы делали рыбные клецки – галки. На Полесье, по свидетельству этнографа А. К. Сержпутовского, распространенным продуктом питания были вьюны. Их жарили, сушили в печке, засаливали в бочках [7] .

Для белорусской народной кулинарии характерно широкое использование разных видов грибов. Грибы употребляли отварными, жареными, тушеными, солеными, маринованными. Чаще всего использовали сушеные грибы – боровики, подберезовики, рыжики и др. Они шли для заправки первых блюд (супов, капусты, юшки и т. д.), их добавляли к тушеному картофелю, а также использовали в мясных блюдах, из рыжиков делали масло, которое использовали для подливок. Грибы значительно дополняли пищевой рацион. Причем не только в период их непосредственного роста, но благодаря освоению таких кулинарных способов и приемов, как соление, сушка, маринование, грибы использовали на протяжении целого года .

Одной из особенностей белорусских традиционных напитков является то, что их изготовление в разные времена года зависело от доступности того или иного сырьевого компонента. Так, если в большом количестве был мед, то широко употреблялись медок, медуха, медовуха, сыта. Весной, когда деревья наливались соком, собирали и пили берку и кленовик (березовый и кленовый соки). Летом, когда созревали ягоды, из них варили отвары, компоты, кисели. В горячую сенокосную пору готовили и пили хлебный квас. Зимой употребляли свекольный квас, отвары из сушеных трав и фруктов .

Самым распространенным напитком на всей Беларуси в ХІХ – начале ХХ века был хлебный квас. В технологии его приготовления наблюдаются некоторые локальные особенности и местные традиции. Квас пили на протяжении всего года, но чаще – в летнюю Традиции и культура София. 2018. № 2 пору, так как он очень хорошо утолял жажду. В народной кулинарии хлебный квас использовался также как основа для приготовления многих блюд .

Из ягод делали ягодные квасы, которые использовались преимущественно на Полесье и имели соответствующее название – калиновик, брусничник. Из сушеных яблок и груш-дичек варили взвар. В ХІХ веке для простых крестьян чай и кофе были большой редкостью. Самоварами пользовались только зажиточные слои населения. Крестьяне вместо чая пили отвары из липового цвета, малинника, мяты, зверобоя, брусничника, чабора, и др., которые имели большую популярность в народной медицине при лечении простудных заболеваний .

Издревле в Беларуси варили медуху, известную под названиями «медовуха», «медуница». Медовая сыта (засоложенная медом вода) первоначально считалась повседневным обычным напитком. В ХІХ веке сыта использовалась только во время определенных праздников и обрядов. Так, например, на поминки, Деды готовили обрядовое блюдо канун: в сыту крошили хлеб. Сыта была известна на всей Беларуси [8, с. 337] .

На Витебщине из редьки, меда, хрена и соли готовили ритуальный напиток – крестинный сбитень, который бабка-повитуха подносила отцу новорожденного. У белорусов в ХІХ веке, в отличие от русских, сбитень не имел широкого распространения .

Некоторые его рудименты сохранились в виде чая из трав, отвара из липы, мяты. В западных уездах Гродненской губернии готовили так называемую варенуху, или крупник – напиток из водки, переваренной с медом, травами и некоторыми приправами .

К древним напиткам белорусов относится пиво. Оно отличалось по своему качеству, способу изготовления и вкусу, в связи с чем подразделялось на разные сорта, например, корчажное (самодельное), овсяное, монастырское, шляхетское, марцыпановое и др. В ХІХ веке в зависимости от места изготовления было известно гродненское, койдановское, несвижское, оршанское пиво. Пиво варили преимущественно из ячменя, а в западных районах, где было развито выращивание сахарной свеклы, пиво изготавливали из этой культуры .

К числу крепких алкогольных напитков относится водка, которая в древнебелорусских памятниках встречается под названием aqva vita (аквавита), что обозначает «вода жизни». Производство водки на территории нашей страны началось в конце ХV – начале ХVІ века по инициативе шляхты Великого княжества Литовского. Сначала водку делали в домашних условиях. Сам процесс получил название «самогоноварение» .

Наиболее распространенной в ХІХ – начале ХХ века была ржаная водка, которую делали из ржаной муки. Водку делали также из картофеля (бульбянка) и сахарной свеклы (бурочанка). Если водку настаивали на тех травах, которые обладали характерным запахом, то получали настойки. Широкое распространение настойки получили среди зажиточных слоев населения в ХVІІІ–ХІХ веках. Готовили малиновку, мятную, аировку, кминовую, кофейную, кардамоновую и др. Кроме настоек, из водки или спирта делали наливки. Характерной приметой наливок является высокая степень содержания в них экстраактивных веществ (сока ягод, фруктов). П. Бобровский отмечал, что местные хозяйки на Гродненщине славятся умением изготавливать многочисленные наливки: вишневую, из смородины, фруктовую, наливочный ликер и др .

Таким образом, для традиционной культуры питания белорусов характерно огромное количество различных блюд и напитков. Их основу составляло натуральное сырье, поэтому они были очень полезными для человеческого организма. Одни из них употребляли каждый день, другие – во время определенных праздников и обрядов .

София. 2018. № 2 Традиции и культура Литература

1.Анимелле Н. Быт белорусских крестьян // Этнографический сборник / Императ. рус. геогр. о-во .

Санкт-Петербург, 1854. Вып. 2. С. 139–151 .

2.Архіў Інстытута мастацтвазнаўства, этнаграфіі і фальклору імя К. Крапівы НАН Беларусі. Ф. 6 .

Воп. 13. Спр. 67 .

3.Кулінарная спадчына Белавежжа / Беларус. грам. аб’яд-не «Адпачынак у весцы»; аўт. тэкста Т. А. Навагродскі; пер. А. У. Ветрава. Мінск: [б. в.], 2010. 52 с .

4.Навагродскі Т. А. Традыцыі народнага харчавання беларусаў. Мінск: Нац. ін-т адукацыі, 2000 .

112 с .

5.Навагродскі Т. А. Эвалюцыя традыцый харчавання беларусаў у ХІХ–ХХ стст. Мінск: БДУ, 2015 .

243 с .

6.Никифоровский Н. Я. Очерки простонародного житья-бытья в Витебской Белоруссии и описание предметов обиходности: этногр. дан. Витебск: Губерн. тип., 1895. [4], VIII, 552, CLIV с .

7.Сержпутоўскі А. К. Прымхі і забабоны беларусаў-палешукоў; навук. рэд. А. С. Фядосік; прадм .

У. К. Касько. Мінск: Універсітэцкае, 1998. 301 с .

8.Энциклопедия белорусской кухни / редкол.: Т. В. Белова [и др.]. Минск: Беларус. Энцыкл., 2008. 717 с .

9.Этналогія Беларусі: традыцыйная культура насельніцтва ў гістарычнай перспектыве: вучэб.-метад. дапам. / Т. А. Навагродскі [і інш.]. Мінск: БДУ, 2009. 335 с .

Содержание София. 2018. № 2

СОДЕРЖАНИЕ

Философияипсихология Н. К. Кисель, И. Э. Буракевич Конструктивистский тренд в современном научном познании

А. В. Лозовский История возникновения негативной коннотации термина «провокация» в русском языке

Г. А. Фофанова, А. С. Мамедова Удовлетворенность трудом сотрудников социономических профессий

Г. А. Фофанова, К. С. Хихич Некоторые аспекты самопрезентационного поведения сотрудников

Правоиэкономика

А. В. Воронкова Развитие техники и технологий, интеллекта и искусственного интеллекта как основы интеллектуализации экономики

Т. М. Киселева Правовой статус молодых специалистов в современном социальном государстве (на примере Республики Беларусь)

Т. В. Наумович Ребенок и его правовой статус: обзор законодательства Республики Беларусь............. 36 Международныеотношения С. В. Андрощук Факторы, обуславливающие развитие отношений Республики Беларусь и Украины... 41 А. И. Киселевич Коммерциализация инноваций: понятие и субъекты

ЖурналистикаиСМИ В. А. Горбач Фармальная і семантыка-стылістычная арганізацыя загалоўкаў і слоганаў у рэкламных тэкстах

А. Л. Лебедева Ключевые характеристики радиовещания на современном этапе

Туризмимузейноедело

–  –  –

Э. Л. Малиновская Материальное обеспечение деятельности БГУ в 20-е гг. XX в.

И. В. Олюнина Развитие сотрудничества Беларуси и Китая в сфере туризма: современное состояние... 70 Д. І. Прыгодзіч Стварэнне і дзейнасць музеяў Беларускага дзяржаўнага ўніверсітэта ў 1921–1941 гг... 74 Здоровыйобразжизни А. В. Шевель Роль оздоровительной ходьбы в формировании здорового образа жизни сотрудников Белорусского государственного университета

Традицииикультура Т. В. Бельская Пісьменніцкая крытыка і літаратуразнаўства: Іван Шамякін як даследчык роднай літаратуры

А. Н. Вощинчук Отражение «травматического опыта» прошлого в современном искусстве.................. 89 И. В. Казакова Образ дракона в китайской мифологии, фольклоре и других культурных пластах....... 93 Т. А. Новогродский Традиционные блюда и напитки белорусов



Pages:     | 1 ||



Похожие работы:

«ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" (СПбГУ) Выпускная квалификационная работа аспиранта на тему: ОЦЕНОЧНЫЕ СРЕДСТВА ОПИСАН...»

«МАСЛОВА Алина Юрьевна КОММУНИКАТИВНО-СЕМАНТИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ ПОБУДИТЕЛЬНОСТИ II ЕЕ РЕАЛИЗАЦИЯ В СЛАВЯНСКИХ ЯЗЫКАХ (на материале сербского и болгарского языков в сопоставлении с русским) Специальности 10 02 03 славянские языки 10.02.01 русский язык АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора филологич...»

«XV Всероссийская олимпиада школьников по французскому языку для учащихся 9-11 классов. Уровень сложности В2+ Ульяновск, март 2018 стр. 1 из 61 Тексты олимпиадных заданий для заключительного этапа олимпи...»

«А.В. ВОРОБЬЕВА ТЕКСТ ИЛИ РЕАЛЬНОСТЬ: ОСТСТРУКТУРАЛИЗМ В СОЦИОЛОГИИ ЗНАНИЯ “Лингвистический поворот” в методологии социальных наук означает первостепенное внимание исследователей к проблемам производства значения. Смещением акцента с анализа социал...»

«Пояснительная записка Данная программа для 2 класса создана на основе авторской учебной программы, разработанной доктором филологических наук, профессором М.В.Вербицкой в рамках государственного образовательного стандарта начального образования второго поколения, примерной программы н...»

«Studia Ecologiae et Bioethicae ( ), A BALINAITIEN * J DAUKYT L VORONOVA Мотивация как стимулирующий фактор в изучении иностранных языков взрослыми учащимися Ключевые слова: мотивация, внешние и внутренние факторы, взрослые учащиеся, изучающие иностранные языки, языковые навыки и способности. Key words: motivation, external...»

«УДК 811.161.1*кл5(075.3) Р89 Рекомендовано Министерством образования и науки Украины (приказ МОН Украины от 10. 01. 2018 №22) Издано за счёт государственных средств. Продажа запрещена Авторы материалов: Е. И. Быкова: "Повторение изученного в начальной школе" — § 2–3; "Синтаксис. Пунктуация" — § 10–23; "Речь" — §...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.