WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 


«Ронкина Наталья Михайловна ИРОНИЧЕСКИЕ ПОЭМЫ М. Ю. ЛЕРМОНТОВА И ПУШКИНСКАЯ ТРАДИЦИЯ («САШКА», «ТАМБОВСКАЯ КАЗНАЧЕЙША», «СКАЗКА ДЛЯ ДЕТЕЙ») ...»

На правах рукописи

Ронкина Наталья Михайловна

ИРОНИЧЕСКИЕ ПОЭМЫ М. Ю. ЛЕРМОНТОВА И ПУШКИНСКАЯ

ТРАДИЦИЯ («САШКА», «ТАМБОВСКАЯ КАЗНАЧЕЙША»,

«СКАЗКА ДЛЯ ДЕТЕЙ»)

Специальность 10.01.01. - Русская литература

Автореферат диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Москва, 2017

Работа выполнена в Отделе русской классической литературы ФГБУН

Институт мировой литературы им. А.М. Горького Российской академии наук

Научный руководитель Сурат Ирина Захаровна доктор филологических наук, ФГБУН «Институт мировой литературы им .

А.М. Горького Российской академии наук»

Официальные оппоненты Коровин Валентин Иванович доктор филологических наук, ФГБОУ ВО «Московский педагогический государственный университет»

Ильченко Наталья Михайловна доктор филологических наук, ФГБОУ ВО «Нижегородский государственный педагогический университет имени Козьмы Минина»

Ведущая организация ФГБОУ ВО «Псковский государственный университет»

Защита состоится 26 декабря 2017 года в 17.00 на заседании Диссертационного совета Д 002.209.02 при ФГБУН Институт мировой литературы им. А.М. Горького Российской академии наук по адресу: 121069, Москва, ул. Поварская, 25-а, конференц-зал .

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке и на сайте ФГБУН Институт мировой литературы имени А.М. Горького Российской академии наук: www.imli.ru .

Автореферат разослан «____» _____________2017 г .

Ученый секретарь диссертационного совета, к. ф. н. Быстрова Ольга Васильевна

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Лермонтов вошел в большую литературу стихотворением «Смерть поэта» (1837), написанным на гибель Пушкина, и до конца дней сохранял с ним особую связь. Закономерно, что в этом стихотворении, оказавшем огромное влияние на личную и творческую судьбу Лермонтова, явственно слышится именно голос Пушкина .

Связь с Пушкиным отозвалась в произведениях Лермонтова сначала прямыми заимствованиями («Кавказский пленник», 1828), а потом – переосмыслением и самостоятельной разработкой пушкинских идей («Герой нашего времени», 1837-1840). Одна из первых попыток изобразить Демона (стихотворение 1829 г. «Мой демон», первые редакции поэмы «Демон» 1829гг.), который волновал Лермонтова на протяжении большей части его творческого пути, также связана с Пушкиным («Демон» 1823 г., «Ангел»

1827 г.) .

Объектом настоящего диссертационного исследования стали иронические поэмы Лермонтова («Сашка» 1835-1839 гг., «Тамбовская казначейша» 1838 г., «Сказка для детей» 1839-1840 гг.) и пушкинское влияние, сказавшееся в их тематике, системе персонажей, сюжете и композиции, стиле .

Проблема литературных отношений между Лермонтовым и Пушкиным является одной из центральных в русской литературе, о чем прежде всего говорит список исследователей, изучавших творческие связи между двумя писателями (В. Г. Белинский, Б. В. Нейман, Э. Э. Найдич, Л. Я. Гинзбуг, Л .

И. Вольперт, Д. Д. Благой, М. Т. Ефимова, Э. Г. Герштейн, Д. Е. Максимов, А. В. Федоров, В. И. Коровин, Г. П. Макогоненко, В. Э. Вацуро, Ю. Н .

Чумаков, В. М. Маркович, Н. В. Смирнова, В. И. Сахаров и др.). В русле этой проблемы лежит вопрос о том, какую роль сыграла пушкинская традиция в эволюции художественного метода Лермонтова и, в частности, в его иронических поэмах. Этим определяется актуальность исследования .





Степень разработанности темы характеризуется недостаточной изученностью воздействия пушкинских произведений непосредственно на иронические поэмы Лермонтова, хотя в целом проблема художественных отношений Пушкина и Лермонтова имеет обширную историю. Еще В. Г .

Белинский связал обоих поэтов в статьях «Герой нашего времени»1 и «Стихотворения Лермонтова»2, написанных в 1840 году, а впоследствии даже противопоставил Пушкина и Лермонтова в статье «Библиографические и журнальные известия»3, вышедшей 3 года спустя .

Исследователи, разрабатывая вопрос о родстве Пушкина и Лермонтова, как правило - в той или иной мере - затрагивали и иронические поэмы последнего .

Б. В. Нейман4 одним из первых ученых подверг детальному изучению как сюжетные совпадения в произведениях Пушкина и Лермонтова, так и заимствования отдельных пушкинских слов и фраз, осуществленные Лермонтовым, в частности, в иронических поэмах. Эту традицию продолжили М. Т. Ефимова5, Э. Г. Герштейн6, Г. П. Макогоненко7, В. Э .

Вацуро8, которые в своих работах указывали на различные переклички между ироническими поэмами Лермонтова и пушкинскими произведениями .

Белинский В. Г. Герой нашего времени. Соч. М. Лермонтова // Белинский В. Г. М. Ю .

Лермонтов: Статьи и рецензии. — Л.: ОГИЗ: Гос. изд-во. худож. лит., 1941. — С. 28-123 .

Белинский В. Г. Стихотворения М. Лермонтова // Белинский В. Г. М. Ю. Лермонтов:

Статьи и рецензии. — Л.: ОГИЗ: Гос. изд-во. худож. лит., 1941. — С. 132-205 .

Белинский В. Г. Библиографические и журнальные известия // Белинский В. Г. Собрание сочинений: в 9 т. - М.: Художественная литература, 1979. - Т. 5. – С. 427-432 .

Нейман Б. В. Влияние Пушкина в творчестве Лермонтова. – Киев: Типография императорского университета Св. Владимира, 1914 .

Ефимова М. Т. Традиции Пушкина в реалистических поэмах Лермонтова // Пушкинский сборник. - Псков: Псковский гос. педагогический институт им. С. М. Кирова, 1962. - С .

44-56 .

Герштейн Э.Г. Судьба Лермонтова. - М.: Худож. Лит., 1986 .

Макогоненко Г.П. Лермонтов и Пушкин: Проблемы преемственного развития литературы. - Л.: Советский писатель, 1987 .

Вацуро В. Э. О Лермонтове. Работы разных лет. / сост.: Т. Селезнева, А. Немзер. — М.:

Новое издательство (Новые материалы и исследования по истории русской культуры .

Вып. 4), 2008 .

Если Л. Я. Гинзбург9 и Д. Д. Благой10, отмечая пушкинскую традицию в иронических поэмах Лермонтова, рассматривали их как один из важных этапов творческой эволюции, которая в конце концов завершилась обретением реалистического художественного метода, то Д. Е. Максимов11 и А. В. Федоров12 считали, что итогом творческих поисков Лермонтова стал более сложный художественный метод, представляющий собой синтез реалистических и романтических способов отображения действительности .

Ралон Анила13, Н. В. Смирнова14, Ю. Н. Чумаков15 также в своих исследованиях касались вопроса о пушкинской традиции в иронических поэмах Лермонтова .

Однако, несмотря на обилие трудов, которые посвящены литературным отношениям между двумя поэтами, и наличие некоторого количества работ, затрагивающих связь иронических поэм Лермонтова с пушкинской традицией, в современном литературоведении нет цельного, всестороннего и детального исследования пушкинского влияния, сказавшегося во всех трех иронических поэмах Лермонтова. Научная новизна представляемой исследовательской работы определяется восполнением этого пробела: в данном диссертационном исследовании пушкинское воздействие на иронические поэмы Лермонтова рассматривается с разных сторон, а именно с точки зрения системы персонажей, в том числе образа автора; сюжетнокомпозиционного построения; лирических отступлений; нарративных Гинзбург Л. Я. Творческий путь Лермонтова. - Л.: Гослитиздат, 1940 .

Благой Д. Д. Лермонтов и Пушкин: проблемы историко-литературной преемственности// Жизнь и творчество М. Ю. Лермонтова. - М., 1941. – С. 356-430 .

Максимов Д. Е. Поэзия Лермонтова. – М.; Л.: Наука, 1964 .

Федоров А.В. Лермонтов и литература его времени. - Л.: Худож. лит., 1967 .

Ралон Анила. Шутливые поэмы М. Ю. Лермонтова (генезис и жанровое своеобразие):

дис. … канд. филол. наук. – М., 1976 .

Смирнова Н.В. Жанр шутливой поэмы в русской литературе 1820–1830-х гг.: дис. … канд. филол. наук. – Свердловск, 1984 .

Чумаков. Ю. Н. Стихотворная поэтика Пушкина. - СПб.: Государственный Пушкинский театральный центр в Санкт-Петербурге, 1999 .

особенностей; ритмической и лексической организации; художественного метода .

Соответственно, целью данной диссертационной работы является всесторонний анализ пушкинской традиции в иронических поэмах Лермонтова, а также определение места иронических поэм в его творческой эволюции .

Для достижения поставленной цели необходимо решение следующих задач:

1) Опираясь на фундаментальные исследования произведений Пушкина и его связей с Лермонтовым, выявить пушкинское воздействие на систему персонажей иронических поэм Лермонтова;

2) Определить сюжетно-композиционные переклички между произведениями Пушкина и ироническими поэмами Лермонтова;

3) Выяснить, на какие пушкинские нарративные приемы ориентировался Лермонтов при создании иронических поэм;

4) Проанализировать пушкинскую традицию в ритмической организации иронических поэм Лермонтова;

5) Изучить место иронических поэм Лермонтова в эволюции его художественного метода .

Теоретическая значимость данной работы заключается в предпринятой нами попытке полного и детального исследования проблемы пушкинского влияния в иронических поэмах Лермонтова, которое отразилось в тематике, в системе персонажей, в сюжете и композиции, в повествовательных особенностях лермонтовских произведений. Такое исследование позволяет уточнить и детализировать значение Пушкина и его произведений как для художественного метода иронических поэм Лермонтова, так и для творческой эволюции писателя в целом .

Практическая значимость работы заключается в возможности использования ее материалов в монографических исследованиях, посвященных проблеме пушкинского влияния в иронических поэмах Лермонтова, а также при разработке различных курсов по истории русской литературы XIX века .

Методологическая база работы включает комплексное использование различных приемов анализа текста, сочетание интертекстуального и историко-литературного методов исследования .

Положения, выносимые на защиту:

1. В иронических поэмах Лермонтова, помимо традиции комических поэм XVIII века, сказалось влияние таких произведений Пушкина, как «Евгений Онегин», «Граф Нулин», «Домик в Коломне». Это влияние прослеживается на всех трех уровнях произведения: в системе персонажей, в сюжете и композиции, в нарративных особенностях поэм .

2. Лермонтов обратился к пушкинскому опыту, пытаясь нащупать своего героя и новый способ отображения действительности; результаты творческого поиска, воплотившиеся в иронических поэмах, которые явились своеобразным полигоном для выработки художественного метода, в конце концов привели к обретению героя в вершинном достижении Лермонтова романе «Герой нашего времени» .

3. Лермонтов, ориентируясь на пушкинские повествовательные приемы, иногда по-своему их переосмысливает и в некоторых случаях идет дальше Пушкина. Так формируется собственно лермонтовская поэтика .

4. Влияние «Евгения Онегина» в большей мере сказывается в нарративных особенностях иронических поэм Лермонтова и в сюжете «Сашки», в то время как «Граф Нулин» и «Домик в Коломне» в основном питают сюжет «Тамбовской казначейши» .

5. Иронические поэмы Лермонтова, с одной стороны, явились важным этапом в формировании его собственного художественного метода, а с другой стороны, отразили реалистические тенденции в литературе и ее движение к реалистическому художественному методу .

Апробация результатов исследования проходила в форме обсуждений на заседаниях отдела русской классической литературы ИМЛИ им. А. М. Горького РАН и докладов на трех конференциях. Также по материалам исследования было опубликовано шесть научных статей, в том числе три - в журналах, входящих в перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, рекомендованных ВАК МОиН РФ .

Структура диссертации определяется целью и задачами исследования: работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы. Объем диссертации составляет 196 страниц .

Библиография насчитывает 243 наименования .

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении охарактеризован объект исследования, дан обзор литературы, на базе которого обоснована научная новизна и актуальность исследования, поставлена основная цель научного исследования, определившая формулировку конкретных задач .

Первая глава диссертации, «Система персонажей иронических поэм М. Ю. Лермонтова и пушкинская традиция», посвящена героям иронических поэм Лермонтова, на которых в разной степени сказалось влияние пушкинской традиции. При этом чем теснее связь лермонтовских персонажей с пушкинскими, тем очевиднее различия между ними .

В первом параграфе, названном «Главные герои иронических поэм М .

Ю. Лермонтова в их связи с пушкинской традицией» рассмотрены непосредственно главные женские и мужские персонажи и второстепенные герои иронических поэм Лермонтова в соотношении с героями «Евгения Онегина», «Графа Нулина» и «Домика в Коломне» .

Наиболее сложны отношения автора и героев в «Евгении Онегине» .

Здесь автор отдает каждому из персонажей что-то из своего личного опыта, при этом сами герои взаимодействуют парно: Онегин и Ленский, Онегин и Татьяна, Татьяна и Ольга, Татьяна и Ленский. Из этих взаимодействий складывается многослойное представление Пушкина о человеке, стереоскопически воплощенное в романе .

У Лермонтова нет такой сложной взаимоподсветки персонажей: его иронические поэмы явились лишь художественным полигоном для поиска героя, который в конечном итоге воплотился в прозаической форме «Героя нашего времени». Однако именно пушкинские принципы создания образов стали для Лермонтова ориентиром в его художественном поиске .

В большей степени связь с персонажами Пушкина ощущается в Сашке («Сашка») и Гарине («Тамбовская казначейша»). Демон «Сказки для детей»

является скорее модификацией и результатом переработки героя самого Лермонтова, ранее воплотившегося в персонаже поэмы «Демон» (1829-1839) и лирическом герое стихотворения «Мой демон» (1829) .

При изображении Сашки, героя одноименной поэмы, Лермонтов активно пользуется приемами автора «Евгения Онегина». Герой, которого ищет Лермонтов, типичный представитель его поколения, трагичен и ироничен одновременно. Однако если у Пушкина ирония лишь отбрасывает тень на героя, то Лермонтов довольно резко совмещает трагическое и обыденное в образе персонажа, демонстративно не сглаживая границу между ними – таким образом, что отношения между трагическим и повседневным приобретают характер столкновения и порождают открытую резкую иронию .

Попытка Лермонтова найти типичного героя своего времени в «Тамбовской казначейше» вылилась в создание образа Гарина, авантюрного героя, совершенно лишенного трагичности и глубины Сашки. Сопоставление Гарина с Онегиным, к которому Лермонтов будто сам подталкивает читателя, ярче высвечивает плоскость и пошлость характера улана, что лишь подчеркивается сходством штаб-ротмистра с главным героем пушкинского «Графа Нулина». Сходство Гарина с Онегиным по-особому освещает образ героя «Тамбовской казначейши»: штаб-ротмистр предстает в роли персонажа-двойника Онегина, человека, в котором развилась лишь одна из граней сложного характера Онегина. Связь Гарина с Ленским передает позицию Лермонтова, поддерживавшего Пушкина в его борьбе против романтических штампов. Здесь Лермонтов наметил контуры изображения героя-романтика, чей характер сплошь состоит из застывших романтических схем. Этот персонаж позднее эволюционирует в Грушницкого («Герой нашего времени») .

Дуня («Тамбовская казначейша») одновременно связана с Парашей, героиней «Домика в Коломне», и с Татьяной, персонажем «Евгения Онегина». С Татьяной у казначейши довольно сложная связь сопротивопоставления: с одной стороны, казначейша противопоставлена героине пушкинского романа в стихах, но, с другой стороны, приближается к ней в финале поэмы .

Вслед за Пушкиным Лермонтов в «Тамбовской казначейше» открывает перед читателем реальность русской жизни, где есть место отношению к человеку как к вещи, которую можно сделать ставкой в карточной игре; где сама по себе игра в карты занимает важное место в повседневной жизни; где общество состоит из людей, обладающих типичными характерами (провинциальная красотка Дуня, скупой старик-казначей, «времен новейших Митрофан», «Дианы строгие в чепцах» и другие персонажи, которых можно встретить в любом нестоличном городе). Таким образом, неприглядная сторона русского общества выступает в поэме Лермонтова во всей полноте, однако этим содержание «Тамбовской казначейши» не исчерпывается. В финале на сцену выходит Дуня и, выражая свой протест тем, кто бесцеремонно распоряжается ее судьбой, утверждает возможность личного бунта .

Главные персонажи иронических поэм Лермонтова стали почвой, на которой зародился образ Печорина («Герой нашего времени»). И Сашка («Сашка»), и демон («Сказка для детей»), и даже Гарин («Тамбовская казначейша») обладают исключительными характерами, но при этом образуют некий тип лермонтовского героя, в котором в той или иной степени проявляются черты Демона из одноименной поэмы. Если в «Сашке» и «Сказке для детей» у обоих главных героев есть женский двойник – так что женский и мужской персонажи в некоторой степени сопоставимы, то в «Герое нашего времени» Лермонтов отказывается от такой системы персонажей и осуществляет сдвиг в сторону персонажной системы «Тамбовской казначейши», где главный герой делает героиню ставкой в карточной игре. Здесь в определенной степени зарождается характер Печорина, который точно так же играет чужими судьбами и для которого в произведении нет равного героя – ни женского, ни мужского. Такая перемена в иерархии персонажей подчеркивает одиночество Печорина, априори не способного найти родственную душу среди окружающих его людей .

В обрисовке второстепенных персонажей «Сашки» Лермонтов также идет вслед за Пушкиным, который в «Домике в Коломне» расширил круг предметов и явлений, подлежащих изображению в литературном произведении, поставив Парашу, простую и бедную девушку, на один уровень с графиней .

Лермонтов выбирает более резкую интонацию относительно своего учителя: пушкинская эстетизация действительности, выразившаяся в сочувственной обрисовке обыкновенной героини, оборачивается у Лермонтова защитой женщин легкого поведения. При этом если у Пушкина и графиня, и Параша изображены сочувственно, то у Лермонтова образ модных дам намеренно снижен, в противоположность женщинам легкого поведения, которые за счет этого «возвышаются» .

Второй параграф («Образ автора в иронических поэмах М. Ю .

Лермонтова и пушкинская традиция») посвящен пушкинской традиции, нашедшей отражение в образе автора в «Сашке», «Тамбовской казначейше», «Сказке для детей» .

В целом образ автора иронических поэм Лермонтова лежит в русле «Евгения Онегина», где рассеянная точка зрения – одна из основных черт поэтики. Впоследствии колеблющаяся точка зрения автора, которая постоянно как бы двоится, эволюционирует в точки зрения нескольких повествователей и автора в романе «Герой нашего времени» .

Автор «Сашки», «Тамбовской казначейши» и «Сказки для детей», автор-персонаж, не скрывающий своего присутствия, а иногда и подчеркивающий его, кардинально отличается от автора других, неиронических (романтических), поэм Лермонтова («Мцыри», «Демон»). В этих произведениях автор стоит на позиции всеведущего повествователя, который обладает полнотой знания о героях. Автор не является действующим персонажем собственного текста, однако его незримое присутствие ощущается на протяжении всего повествования. Таким образом, относительно романтических поэм Лермонтова можно говорить о двух точках зрения: автора и героя .

В иронических поэмах Лермонтова образ автора носит совершенно иной характер и качественно видоизменяется в сравнении с автором романтических поэм: в «Сашке», «Тамбовской казначейше», «Сказке для детей» точка зрения автора раздваивается, и ирония играет в этом определяющую роль. Позиция автора иронических поэм стилистически неоднородна: обыденное сменяется высоким – и наоборот, при этом два стилистических пласта не отменяют друг друга, а как бы сосуществуют одновременно. Так с помощью иронии формируется двойственная позиция, на которой стоит автор иронических поэм Лермонтова, восходящий скорее к прозе («Княгиня Лиговская»), чем к романтическим поэмам, где голос автора прямо в текст не вторгается. В «Княгине Лиговской» автор не скрывает своего присутствия, а напротив, подчеркивает его, иронически комментируя события и героев. Вместе с тем уже в этом романе автор отходит от позиции всеведущего повествователя, характерной для романтических поэм, и наполняет свое всеведение новым смыслом: равно как в иронических поэмах, автор «Княгини Лиговской», с одной стороны, действительно обладает полнотой знания о своих персонажах, но, с другой стороны, выясняется, что иногда он не владеет некоторыми деталями фабулы .

И в «Сашке», и в «Тамбовской казначейше» роль автора сопоставима по значительности с ролью его персонажей. Однако при этом автор «Тамбовской казначейши» максимально далеко отстоит от своего героя – мы не можем говорить о том, что между ними есть параллелизм того же рода, что и в пушкинском романе в стихах, где автор и Онегин в определенное время переживали одинаковое душевное состояние, или как в «Сашке», где автор так трагично рисует смерть своего друга, что становится ясно: они были действительно духовно близки .

Автор «Сашки» и «Тамбовской казначейши» активно участвует в жизни собственного текста, что влечет за собой взаимопроникновение двух повествовательных планов: плана автора и плана героев. Среди приемов, с помощью которых автор разрушает границу между своим планом и планом персонажей, есть обращения к читателю, риторические вопросы и восклицания, вопросно-ответная форма повествования, авторские комментарии в скобках и ремарки, лирические отступления .

Автор и демон «Сказки для детей» находятся в специфических отношениях, при этом образ автора лермонтовской поэмы лежит полностью в русле традиции «Евгения Онегина». Однако в конечном счете Лермонтов отходит от манеры Пушкина: монолог автора у Лермонтова незаметно перетекает в монолог демона, однако автор не перевоплощается в своего героя – скорее происходит экспансия героя в мир автора, что для Пушкина нехарактерно .

В главе второй («Сюжет и композиция иронических поэм М. Ю .

Лермонтова в их связи с пушкинской традицией») исследуется пушкинское влияние в сюжетно-композиционной структуре иронических поэм Лермонтова .

В первом параграфе («Пушкинская традиция в сюжете и композиции иронических поэм М. Ю. Лермонтова») изучается сюжет и композиция лермонтовских поэм, которые хранят печать жанра пушкинских шутливых поэм («Графа Нулина» и «Домика в Коломне»), обладающих такими жанровыми признаками, как «простой» современный герой, детальное изображение быта, ироническая манера повествования, полемическая направленность, антидидактизм .

Пушкин в «Домике в Коломне» и «Графе Нулине» расширил круг предметов и явлений, подлежащих изображению, включив туда объекты «низкой» действительности. Это стало возможным во многом благодаря отказу от прямого сатирического обличения и выработке иронического тона повествования. Пушкинская борьба за эстетизацию быта нашла отражение в лермонтовских иронических поэмах, где ирония является главным структурообразующим элементом, однако, несмотря на это, Лермонтов иногда (например, в «Сашке») отходит от принципа сокрытия авторской оценки в пользу прямого сатирического обличения .

Если в «Графе Нулине» и «Домике в Коломне» обыденная действительность представлена как гармоническая и внутренне поэтичная, то автор и в «Тамбовской казначейше», и в «Сашке» не всегда готов принять изображаемую действительность. Однако это не значит, что реальность у Лермонтова показана только в самых негативных проявлениях: в некоторых случаях автор отстоит от описываемых событий на расстоянии легкой улыбки, добродушной усмешки, а иногда не скрывает своей положительной оценки или даже восхищения .

Положив в основу сюжета «Тамбовской казначейши» анекдот, представляющий собой отражение живого быта и психологии людей, то есть жизни в ее конкретно-историческом содержании, Лермонтов вслед за Пушкиным («Граф Нулин», «Домик в Коломне») создал установку на связь с действительностью. Манера, в которой автор «Тамбовской казначейши»

изображает проигрыш главной героини в карты, позволяет говорить о наполнении этого анекдота трагическим содержанием. Относительно пушкинских «Графа Нулина» и (в меньшей степени) «Домика в Коломне», где нет драмы, а есть лишь комическое происшествие, Лермонтов идет дальше. И если «Домик в Коломне» венчает шутливая концовка с моралью, по сути являющаяся лишь видимостью морали, то в финале «Тамбовской казначейши» нет только пародической оценки событий: здесь драма и комедия сплетены воедино .

Интерес к психологии героев в иронических поэмах Лермонтова шире, чем в поэмах Пушкина, где основное внимание уделено происходящим событиям, а не характерам персонажей и психологическим мотивировкам их поступков. И в «Сашке», и в «Сказке для детей», и в «Тамбовской казначейше» автор исследует внутренний мир героев, пытается объяснить их поведение. Это лежит скорее в русле традиции «Евгения Онегина» Пушкина, нежели его поэм .

Однако в основном Лермонтов ориентируется на сюжетно-фабульные одноходовые структуры «Графа Нулина» и «Домика в Коломне», которые значительно проще, чем построение «Евгения Онегина». Влияние пушкинского романа с максимальной полнотой проступает в «Сашке», в меньшей степени сказываясь на «Тамбовской казначейше». Настойчивое стремление автора иронических поэм в многочисленных лирических отступлениях выстроить собственный мир, отгороженный от мира героев, но вместе с тем постоянно с ним пересекающийся, также приближает произведения Лермонтова к свободному роману в стихах .

Лермонтов по-своему реализует пушкинский прием двойного зачина («Евгений Онегин»): в «Сашке» этот прием как бы раздваивается на повтор фабулы и темы.

У Пушкина тема смерти, усиленная посредством двойного зачина, служит реалистическому методу отображения действительности:

автор старается отойти в сторону и завуалировать субъективную оценку событий, в то время как у Лермонтова тот же прием, несколько видоизмененный, задает трагичный фон для событий, описанных в произведении, и служит созданию современного героя, чья отчужденность от окружающего мира подчеркивается гибелью вдали от друзей и родной страны .

Второй параграф («Лирические отступления в иронических поэмах М .

Ю. Лермонтова: пушкинская традиция и лермонтовское новаторство») посвящен пушкинскому воздействию, сказавшемуся на лирических отступлениях иронических поэм Лермонтова .

Лирические отступления как у Пушкина («Евгений Онегин», «Домик в Коломне», в меньшей степени – «Граф Нулин»), так и у Лермонтова («Тамбовская казначейша», «Сашка», «Сказка для детей») являются важным композиционным элементом, при этом совокупность лирических отступлений образует план автора, постоянно пересекающийся с планом героев. Соотношение между сюжетом и лирическими отступлениями, выработанное Лермонтовым на материале иронических поэм, найдет своеобразное воплощение в «Герое нашего времени», где сюжет будет тесно связан с авторскими отступлениями от него (философскими размышлениями того или иного рассказчика, обращениями к читателю, комментариями по поводу пейзажей и т.д.) .

И у Пушкина, и у Лермонтова автор в лирических отступлениях ведет с читателем беседу, «болтая» обо всем на свете, в том числе представляя своих героев и объясняя те или иные сюжетные ходы, раскрывая подробности собственной автобиографии и рассуждая на злободневные социальные и литературные темы, иными словами, как бы выгораживая собственный авторский мир. Переклички между лирическими отступлениями пушкинских и лермонтовских произведений включают их в своеобразный литературный диалог. Иногда заимствования Лермонтова носят настолько явный характер, что создается впечатление, будто поэт специально подталкивает читателя к сопоставлению своих произведений с произведениями Пушкина .

Весте с тем в поэмах Лермонтова мир автора, нашедший отражение в лирических отступлениях, и мир героев зачастую противостоят друг другу. В таком явном виде этого нет ни в «Евгении Онегине», ни в шутливых поэмах Пушкина. Иногда противостояние между авторским миром и миром персонажей приближается к отношениям идеального мира и быта у поздних романтиков, в чем не последнюю роль играет ирония, которая в этих случаях родственна романтической иронии .

Глава третья, названная «Нарративные и ритмические особенности иронических поэм М. Ю. Лермонтова в их связи с поэмами А. С. Пушкина и романом Евгений Онегин», посвящена пушкинской традиции в повествовательной и ритмической организации лермонтовских поэм .

В первом параграфе («Нарративные особенности иронических поэм М .

Ю. Лермонтова и пушкинская традиция») изучаются повествовательные приемы «Сашки», «Тамбовской казначейши» и «Сказки для детей». Именно пушкинские нарративные приемы, его опыт создания повествования в стихах оказали на Лермонтова наибольшее воздействие, которое опознается в повествовательной ткани всех иронических поэм Лермонтова, представляющих собой особые жанровые образования: повесть в стихах («Тамбовская казначейша»), роман в стихах («Сашка»), сказка в стихах («Сказка для детей») - где соединяются лирика и сюжетность .

Уже в ранний, ученический, период творчества Лермонтов, наследуя пушкинские приемы и способы организации повествования, иногда наполнял их новым смыслом, а иногда перенимал полностью и без каких-либо изменений. В это время Лермонтов заимствовал целые непереработанные куски из пушкинских произведений, создавая «Кавказского пленника», практически полностью представляющего собой переосмысление одноименного произведения Пушкина, чтобы впоследствии создать такие вершины романтической поэзии, как «Мцыри» и «Демон» .

Точно такой же экспериментальной площадкой явились для Лермонтова иронические поэмы, в процессе написания которых он, помимо героя своего времени, пытался нащупать способ повествования, открывающий большие возможности для изображения окружающей действительности. Позднее Лермонтов откажется от стиховой формы иронических поэм и обретет такой способ повествования в прозаической форме «Героя нашего времени» .

Произведения Лермонтова обязаны пушкинским поэмам и роману в стихах целым рядом повествовательных приемов и художественных открытий: игрой точками зрения, (мнимо) несерьезным или уничижительным отношением к своим творениям, обманом читательских ожиданий, мнимым незнанием автора некоторых элементов фабулы, субъектностью текста .

Игра точками зрения, маркирующая реалистический художественный метод, в произведениях Пушкина и Лермонтова иногда оборачивается множественной точкой зрения. Она формируется тремя основными приемами: принципом противоречия (автор приводит в тексте две противоречащие друг другу детали); сочетанием в обрисовке одного героя/ предмета/ события лирических (сочувственных/ трагических/ торжественных) интонаций и иронических («снижающих»/ обыденных), которые передают неоднозначное отношение автора к предмету изображения; «переводом» одного и того же содержания с языка «высоких»

лирических эмоций на простой - нейтральный или нарочито прозаический язык .

Лермонтов по-разному переосмысливает пушкинский повествовательный прием игры точками зрения: в одних случаях перенимает его целиком, в других – демонстративно отказывается от рассеянной точки зрения. При этом поэт может подчеркнуть свой демонстративный отказ прямой или косвенной отсылкой к пушкинскому произведению, а может создать только видимость множественной точки зрения, фактически отвергнув ее относительно героя своей поэмы .

Частым явлением, характерным для пушкинских и лермонтовских поэм, оказывается мнимое авторское незнание некоторых элементов фабулы .

Это можно рассматривать как проявление самоиронии, так как автор, выступающий одновременно и как герой своего произведения, и как его создатель-демиург (что проявляется в свободном обращении автора с текстом: сюжет подчиняется малейшей прихоти своего создателя) едва ли может оказаться несведущим в деталях, имеющих непосредственное отношение к фабуле. Такая самоирония оборачивается игрой автора с читателем. При этом незнание автором иронических поэм некоторых деталей фабулы поддерживается субъектностью текста, которая также лежит в русле пушкинской традиции .

Во втором параграфе («Ритмическая и лексическая организация поэм М. Ю. Лермонтова и пушкинская традиция») анализируется ритмиколексический строй лермонтовских произведений, где отчетливо проступает влияние пушкинского романа в стихах, строение которого представляет собой отношение двух структур: той, что утверждает некие закономерности, и той, что разрушает их. Так Пушкин отвергает предшествующую литературную традицию, где текст строился по определенным жестко установленным правилам, и стремится создать «свободный» текст – свободный роман. На синтаксическом уровне это сказывается в многообразии синтаксических интонаций, на лексическом – в расширении лексики, допустимой в поэзию, и в уравнивании различных стилистических пластов .

Все это приводит к появлению «разговорности» текста, которая, если говорить детальнее, формируется следующими средствами: анжамбеманами, в том числе строфическими переносами; совмещением строфического переноса с непрерывными анжамбеманами; несобственно-прямой речью;

разговорным эллипсисом, употреблением грубых разговорных слов, междометиями и их отождествлением с полноценным словом. При этом Лермонтов уходит дальше Пушкина по пути усиления «разговорности»

стиха, разрушения его «поэтичности»: у Пушкина нет такой концентрации анжамбеманов и строфических переносов, как у Лермонтова .

Третий параграф («Нарративные особенности иронических поэм М. Ю .

Лермонтова и эволюция его художественного метода») посвящен проблеме художественного метода иронических поэм Лермонтова и роли Пушкина в обретении этого метода .

Вопрос о художественном методе иронических поэм представляется достаточно сложным потому, что этот метод полностью не укладывается только в реалистический или в романтический способ отображения действительности. При этом уже ирония «Сашки», «Тамбовской казначейши», «Сказки для детей» имеет двойственный характер и несет на себе печать воздействия, с одной стороны, пушкинской иронии, прежде всего «Евгения Онегина» (а также «Графа Нулина» и «Домика в Коломне»), с другой стороны, романтической иронии .

От реалистического метода в лермонтовских поэмах есть имеющие большой вес прозаические пейзажные зарисовки (показанные как внутренне поэтичные) и быт, а также психологизм в раскрытии характеров и попытка объяснить поступки героев с позиции их воспитания. Это полностью лежит в русле творческого метода «Евгения Онегина». Однако вместе с тем поэт в иронических поэмах далеко не всегда готов принять обыденную действительность, как это делал автор в романе в стихах, изображая реальность как внутренне поэтическую и гармоничную, и зачастую открыто выражает свой протест против нее. Ярче всего это видно в противоречии, которое возникает между планом автора и планом героев и отсылает к романтизму .

В целом романтическому методу отображения действительности лермонтовские иронические поэмы обязаны отголоском романтического двоемирия, демонстративным отказом поэта от морализаторства, ироническим снижением романтических штампов, стремлением автора указать на искусственность, «сделанность» произведения, непрекращающейся самоиронией. В определенной степени это признаки романтической иронии, постоянной игры с произведением и читателем, которая помогала романтикам преодолеть трагический разрыв между идеалом и невозможностью его претворения в жизнь. Вместе с тем эти черты (за исключением отголоска романтического двоемирия), выражая неудовлетворенность поэта романтическим методом как единственно верным способом отображения действительности, одновременно связаны с пушкинской традицией .

Таким образом, на данном этапе эволюции художественный метод Лермонтова представляет собой сложный сплав реалистического и романтического способов изображения действительности, что в полной мере отражают иронические поэмы .

В заключении подводятся итоги нашего исследования и намечаются возможные перспективы дальнейшего изучения творчества Лермонтова .

Идя вслед Пушкину в художественном освоении действительности, Лермонтов нашел свой путь, воплотившийся в «Герое нашего времени», вершинном творении писателя. Роман Лермонтова был бы невозможен без поиска на жанровом поле иронических поэм, которые хотя и не представляют собой высокого художественного достижения, но имеют большое значение в свете творческой эволюции Лермонтова: «Сашка», «Тамбовская казначейша», «Сказка для детей» стали для него лабораторией выработки художественного языка .

При этом именно Пушкин, любимый поэт Лермонтова, явился катализатором жанрово-стилистического поиска, творческого движения Лермонтова к прозе «Героя нашего времени». Путь к этому роману проходил через юнкерские поэмы самого Лермонтова (1832драму «Маскарад» (1835-1836 гг.), роман «Княгиня Лиговская» (1836 г.), иронические поэмы (1835-1840) .

Иронические поэмы Лермонтова, с одной стороны, несут на себе явную печать воздействия Пушкина, с другой стороны, хранят память более ранней лермонтовской поэтики и вместе с тем содержат художественный потенциал, который в полной мере явит себя в «Герое нашего времени». В лермонтовском романе получили развитие такие жанровые черты иронических поэм – показатели эволюции художественного метода Лермонтова – как современный герой, детальные зарисовки обыденной жизни, ироническая манера повествования, полемичность. Все эти признаки лермонтовских поэм восходят к пушкинским шутливым поэмам («Графу Нулину» и «Домику в Коломне») и роману в стихах .

Вместе с тем иронические поэмы Лермонтова занимают значительное место не только в контексте его творчества, но и в истории русской поэмы, в годы проходившей очередной этап своей эволюции, 1820-1830-е катализатором которой во многом стали шутливые поэмы Пушкина и его роман в стихах. Так, поэма Лермонтова «Сашка» посредством аллюзий к пушкинским произведениям и некоторых сюжетно-тематических перекличек связана с одноименной поэмой А. И. Полежаева (1825 г.), а также с поэмами П. А. Катенина «Княжна Милуша» (1832-1833 гг.) и «Инвалид Горев» (1835 г.) .

В ходе эволюции русской поэмы именно реалистические тенденции, наметившиеся в иронических поэмах Лермонтова и в произведениях других поэтов, где эти тенденции боролись с романтическими, одержат верх, и русская поэма довершит свое движение к реализму. Таким образом, реалистические потенции иронических поэм Лермонтова, отвечая требованиям времени, сыграли ключевую роль в эволюции литературного освоения действительности .

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях

В ведущих научных журналах, рецензируемых ВАК РФ:

1. Ронкина Н. М. Образ автора в иронических поэмах М.Ю. Лермонтова. К вопросу о пушкинской традиции // Успехи современной науки и образования .

- 2017. - Т. 3. - № 1. – С. 83-87 .

2. Ронкина Н. М. Поэма «Сашка» М. Ю. Лермонтова и пушкинская традиция // Успехи современной науки. - 2017. - Т. 2. - № 2. – С. 61-64 .

3. Ронкина Н. М. Главный герой поэмы М. Ю. Лермонтова «Тамбовская казначейша» и пушкинская традиция // Филологические науки. Вопросы теории и практики. - 2017. - № 11. - часть 1. – С. 29-31 .

В других научных изданиях:

1. Ронкина Н. М. Ирония в стихотворении М. Ю. Лермонтова «Благодарю!» //

Актуальные проблемы развития речи и межкультурной коммуникации:

Материалы Кирилло-Мефодиевских чтений в Международном VIII гуманитарно-лингвистическом институте. - М., 2015. – С. 111-119 .

2. Ронкина Н. М. Ироническое начало в поэмах М. Ю. Лермонтова («Тамбовская казначейша», «Сашка», «Сказка для детей») // Литературный процесс в России XVIII–XIX веков. Светская и духовная словесность. - М., 2015. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://imli.ru/index.php/sem-ikonf-arkhiv-2015/1730-literaturnyj-protcess-v-rossii-xviii-xix-vekov-svetskaya

3. Ронкина Н. М. Проблема демонизма у М.Ю. Лермонтова: земное и духовное// Литературный процесс в России XVIII–XIX веков. Светская и духовная словесность. - М., 2016. [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

http://www.imli.ru/info/show/Stati-biografii-sotrudnikov/tezisy-dokladovkonferencii-Literaturnye-vzaimosvyazi/






Похожие работы:

«Код ВПР. Французский язык. 11 класс ПРОЕКТ Всероссийская проверочная работа по ФРАНЦУЗСКОМУ ЯЗЫКУ БАЗОВЫЙ УРОВЕНЬ для 11 класса ПИСЬМЕННАЯ И УСТНАЯ ЧАСТИ © 2019 Федеральная служба по надзору в сфере образования и науки Российской Федерации 1 Код ВПР. Французский язык. 11 класс Пояс...»

«Глава 1. Семантика медийного слова 1.1. Аспекты лексико-семантической информации в значении слова В современной лингвистике слово рассматривается в трёх взаимосвязанных ракурсах: семантическом, структурном и функциональном. В соответствии с каждым из этих р...»

«Образец письменной части экзамена по английскому языку 1 курс 2 модуль Кол-во Баллы Удельный вопросов1 № Раздел Возможные задания за вес работы вопрос Чтение 1. Прочитайте текст и установите 1 10 2 20% соответствие между подзаголовками 1-5 и частями текс...»

«THE COLLEGE BOARD PSAT™ 8/9 Test Directions Translated into RUSSIAN for Students 2018-2019 Only Notes to the Proctor: This document should be printed and distributed once students are seated. Students may use this document to read translation...»

«anglijskij_yazyk_7_klass_starlight_gdz_uchebnik_vb.zip 149 Workbook Tapescripts p. Во-вторых, абсолютно все материалы, размещённые на нашем сайте, находятся в свободном доступе и абсолютно бесплатны для посетителей, в то время как напечатанный решебник стоит довольно дорого. Английский в 7 классе Это оч...»

«СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ..2 ГЛАВА 1. Теоретические основы изучения фразеологизмов в терминоведении..5 1.1. Понятие фразеологизма..5 1.2 . Фразеологическая номинация в терминологии. 1.3. Термин и его определения..13 1.4. Системность термина..15 ГЛАВА 2. Источники а...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА на тему: Лексико-грамматические особенности соврем...»

«АНДРИПОЛЬСКАЯ Анна Сергеевна Формирование общественных ценностных представлений в медиатекстах Профиль магистратуры – "Профессиональная речевая коммуникация в массмедиа" МАГИСТЕРСКАЯ ДИССЕРТАЦИЯ Научный руководит...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.