WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

«Паутова Ульяна Владимировна КОНЦЕПТЫ «МУШКАРАЦ» ‘МУЖЧИНА’ И «ЖЕНА» ‘ЖЕНЩИНА’ В СЕРБОХОРВАТСКОМ ЯЗЫКЕ ...»

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

Паутова Ульяна Владимировна

КОНЦЕПТЫ «МУШКАРАЦ» ‘МУЖЧИНА’ И «ЖЕНА» ‘ЖЕНЩИНА’

В СЕРБОХОРВАТСКОМ ЯЗЫКЕ

Специальность 10.02.03 – Славянские языки

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Санкт-Петербург

Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный университет» .

Трофимкина Ольга Ивановна,

Научный руководитель:

кандидат филологических наук, доцент, доцент кафедры славянской филологии ФГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный университет»

Никитина Татьяна Геннадьевна,

Официальные оппоненты:

доктор филологических наук, профессор, заведующая кафедрой теории и методики гуманитарного образования ФГБОУ ВПО «Псковский государственный университет»

Ефремов Валерий Анатольевич, доктор филологических наук, доцент, профессор кафедры русского языка ФГБОУ ВПО «Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена»

Ведущая организация: ФГБУН «Институт славяноведения Российской академии наук»

Защита состоится « 2015 г. в часов на заседании »

совета Д.212.232.18 по защите докторских и кандидатских диссертаций при

ФГБОУ ВПО «Санкт-Петербургский государственный университет» по адресу:

199034, г. Санкт-Петербург, Университетская наб., д. 11, ауд. 195 .

С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке им. М. Горького Санкт-Петербургского государственного университета (199034, г. Санкт-Петербург, Университетская наб., д. 7/9) и на сайте http://spbu.ru/science/disser/soiskatelyu-uchjonoj-stepeni/dis-list/details/14/340

Автореферат разослан « 2015 г .

»

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат филологических наук, доцент Вяткина С. В .

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Настоящее диссертационное исследование посвящено изучению концептов «мушкарац» ‘мужчина’ и «жена» ‘женщина’ в сербохорватском языке1 .

Актуальность исследования обусловлена тем, что оно включается в круг современных лингвистических и лингвокультурных проблем, связанных с изучением концептов и языковой картины мира (далее – ЯКМ), и способствует изучению, в частности, сербской языковой картины мира, являющейся малоизученной. В современной лингвистике направление, в рамках которого написана диссертация, рассматривается как относительно новое и перспективное. Помимо этого, выбранные для исследования концепты – «мушкарац» и «жена» – являются важными в языке и культуре каждой нации, так как все люди изначально появляются на свет либо мужчинами, либо женщинами, и принадлежность к определенному полу (не только в физиологическом, но и в социальном смысле) влияет на всю их дальнейшую жизнь. И, наконец, актуальность настоящей работы определяется тем, что на материале сербохорватского языка эти концепты еще никем не исследовались .

Степень научной разработанности темы: Исследование концептов тесно связано с понятием «языковая картина мира». Первые разработки в сфере ЯКМ принадлежат немецкому ученому В. фон Гумбольдту и неогумбольдтианцам, в особенности Й.Л. Вайсгерберу. Большой вклад внес и И.Г. Гердер. Из отечественных ученых ЯКМ занимались Р.И. Павиленис, В.М. Мокиенко, Б.А. Серебренников, В.Н. Телия и др .





Понятие «концепт» имеет множество толкований на данный момент. Это понятие в XII в. ввел П. Абеляр, позже оно пересматривалось Ф. Аквинским, а в XIV в. по поводу концептов разгорелся спор номиналистов и реалистов. В СССР первым занялся проблемой концепта С.А. Аскольдов, его идеи развивал Д.С. Лихачев. Концепт рассматривается в работах В.Н. Телии, А. Вежбицкой, В.В. Колесова, Ю.С. Степанова, Ю.Е. Прохорова, З.И. Кирнозе, В.А. Ефремова, Ж. Фоконье и М. Тернера, Г.Л. Мерфи, Дж. Лакоффа и многих других ученых .

Различия в поведении мужчин и женщин до XX в. фиксировались в научной литературе нерегулярно, а различие понятий пола биологического и социального (гендера) появилось лишь в эпоху постмодернизма. В России гендерные исследования начали проводиться только в конце 80-х – начале 90-х гг. Считается, что с возрастом человек усваивает тот тип поведения, который характерен в этом обществе для данного социального пола. В языке гендерные отношения отражаются в виде культурно обусловленных стереотипов. В Сербии проблемами восприятия и взаимодействия мужчин и женщин занимаются Л. Попович, М. Стефанович, Ж. Требьешанин, М. Исич и В. Гудац Додич и др .

Объект исследования – концепты «мушкарац» (‘мужчина’) и «жена»

(‘женщина’): их содержание, специфика и роль в ЯКМ .

В диссертации употребляется термин «сербохорватский язык», так как этот язык относится к полицентрично нормированным языкам, имеющим национально-территориальные варианты (нормы), как и многие другие европейские языки (английский, немецкий, французский, испанский, португальский). В работе исследуются фразеологизмы, устойчивые неметафорические сочетания и пословицы, которые записывались на всей территории бывшей Югославии. Источником материала послужили словари, сборники, книги, отражающие литературный язык сербов и хорватов XIX – XX вв., такой, «каким он был в сербско-хорватском языковом единстве и каким еще продолжает оставаться сейчас, непосредственно после распада этого единства», как пишет О.И. Трофимкина во Введении к «Сербохорватско-русскому фразеологическому словарю» .

Предметом исследования являются особенности восприятия мужчин и женщин и представления о мужчинах и женщинах в языковом сознании сербов .

В основе работы находится следующая гипотеза: концепты «мушкарац» и «жена» являются концептами со множеством признаков, они имеют довольно четкое ядро и обширную периферию. Мужчина и женщина в языковом сознании сербов воспринимаются неоднозначно, но мужчина скорее положительно, а женщина – отрицательно, что связано, прежде всего, с тем, что язык строит картину мира от лица субъекта-мужчины, язык андроцентричен .

Основные характеристики концептов «мужчина» и «женщина» отражают существующие модели гендерного взаимодействия .

Цель исследования – анализ языкового представления концептов «мушкарац» и «жена» на лексическом уровне, выявление их концептуальных признаков и особенностей функционирования .

Исходя из указанной цели, в работе ставятся следующие задачи:

1) Рассмотреть содержание терминов «языковая картина мира» и «концепт»;

2) Проанализировать семантику лексем «мушкарац», «муж», «жена» в сербохорватском языке;

3) Рассмотреть социокультурные представления о мужчине и женщине в христианстве в целом, а также в сербском обществе;

4) Провести анализ семантики фразеологизмов и устойчивых неметафорических сочетаний, репрезентирующих концепты «мушкарац» и «жена»;

5) Проанализировать семантику пословиц, репрезентирующих концепты «мушкарац» и «жена»;

6) С помощью когнитивно-ассоциативного эксперимента, проведенного среди носителей сербского языка, выявить реакции на репрезентирующие концепты «мушкарац» и «жена» слова-стимулы; сопоставить реакции, полученные в результате этого исследования, с реакциями информантов, зафиксированными в Ассоциативном словаре сербского языка;

7) Исследовать способы функционирования концептов «мушкарац» и «жена»

в народном сознании сербов и проследить динамику репрезентации названных концептов на лексическом уровне языка .

Материалом для работы послужили устойчивые неметафорические сочетания, фразеологизмы и пословицы, а также реакции на слова-стимулы .

Материал извлекался путем сплошной выборки. Выборка составляет 115 фразеологизмов и устойчивых неметафорических сочетаний и 391 пословицу .

Источники материала – сборник пословиц В.Ст. Караджича и другие сборники фольклора народов бывшей Югославии – носителей сербохорватского языка, толковые, фразеологические и этимологические словари сербохорватского и русского языков, Ассоциативный словарь сербского языка, информационные интернет-порталы .

Основными методами исследования являются описательно-аналитический метод, метод лексического и концептуального анализа, метод лингвокультурологического анализа, метод сопоставительного анализа, культурно-фоновая интерпретация. Вспомогательные методы исследования следующие: метод опроса информантов, метод когнитивной интерпретации результатов ассоциативного эксперимента, метод статистического подсчета .

Положения, выносимые на защиту:

1) Концепты «мушкарац» ‘мужчина’ и «жена» ‘женщина’ представляют собой базовые концепты, одни из самых важных концептов в сербохорватском языке, и являются очень значимыми культурными феноменами. Эти концепты, с одной стороны, имеют универсальные признаки в любой языковой картине мира, а с другой стороны, они отражают национальную специфику .

2) Концепты «мушкарац» и «жена» являются многомерными, сложными концептами с довольно четким ядром и обширной периферией. Эти концепты не являются закрытыми системами, они способны расширяться, видоизменять старые признаки и накапливать новые, концепты взаимодействуют друг с другом .

3) В патриархальном обществе мужчина наделяется преимущественно (но не исключительно) положительными качествами характера, героизируется и идеализируется. Оценка мужчин современными носителями сербского языка двояка: она может быть не только положительной, но и отрицательной .

4) Женщина в патриархальном обществе наделяется как позитивными, так и негативными чертами, но последними – намного чаще. Это можно объяснить тем, что на протяжении веков женщина противопоставлялась мужчине как злое – доброму, к женщинам в обществе предъявляется больше морально-социальных требований, чем к мужчине, поэтому, если женщина нарушает какие-то социальные нормы, это более заметно, чем если бы это сделал мужчина. Кроме того, в обществе и в языке большее внимание привлекает именно выходящее за рамки норм, чем то, что соответствует правилам. Современными носителями сербского языка женщина оценивается амбивалентно .

5) И в патриархальном обществе, и в современном преимущественно позитивная оценка дается только родителям. Таким образом, из всех лиц женского пола на протяжении веков лишь мать идеализируется и является воплощением любви и добра для носителей языка .

Научная новизна данного исследования заключается в том, что в нем впервые на материале сербохорватского языка рассмотрены такие важные для любой лингвокультуры концепты, как «мушкарац» ‘мужчина’ и «жена»

‘женщина’. Впервые из сборника пословиц Вука Стефановича Караджича как самого авторитетного источника были извлечены пословицы, репрезентирующие анализируемые концепты, и выявлена их национальная специфика. Автором диссертации предлагается подробная семантическая классификация собранных фразеологизмов, устойчивых неметафорических сочетаний и пословиц о мужчинах и женщинах. Впервые проведен когнитивно-ассоциативный эксперимент, направленный на выявление когнитивных признаков исследуемых концептов. Таким образом, в работе дано представление о традиционном понимании носителями языка концептов «мушкарац» и «жена» (в основной части диссертации) и сделана попытка проанализировать восприятие этих концептов небольшой группой современных носителей языка, что помогает показать определенный срез в сегодняшнем представлении о данных концептах (в Приложении) .

Теоретическая значимость работы состоит в том, что полученные результаты могут применяться в теоретических исследованиях в сферах концепта и ЯКМ, а также в изучении характеристик языкового сознания представителей определенной лингвокультурной общности. Результаты данной работы могли бы представлять интерес и для исследователей в таких областях, как психолингвистика, когнитивная лингвистика, лингвокультурология, социопсихолингвистика. Проведенный анализ структуры концептов «мушкарац»

и «жена», а также семантико-когнитивная обработка материалов словарей и когнитивная интерпретация результатов когнитивно-ассоциативного эксперимента могут быть использованы при изучении специфики сербской национальной концептосферы .

Практическая значимость работы заключается в том, что собранный и систематизированный материал, а также результаты исследования могут помочь в дальнейшем изучении концептов как способа отражения этнического менталитета. Полученные результаты могли бы использоваться, во-первых, в учебном процессе: например, при подготовке лекций по когнитивной и гендерной лингвистике, этнопсихолингвистике, социолингвистике, в качестве наглядного материала в курсе фразеологии и паремиологии сербохорватского языка. Вовторых, результаты исследования могут быть использованы при создании фразеологических и паремиологических словарей сербохорватского языка, а полученные при анкетировании информантов-носителей языка реакции на словастимулы могут быть включены в ассоциативные словари сербского языка .

Апробация работы: результаты исследования излагались на аспирантском семинаре кафедры славянской филологии СПбГУ, на XLI и XLII Международных филологических конференциях (2012 и 2013 гг., СанктПетербург, СПбГУ), на Славистических чтениях памяти профессора П.А. Дмитриева и профессора Г.И. Сафронова (сентябрь 2013 г., СПбГУ) .

Результаты работы отражены в шести публикациях .

Структура работы: диссертационное исследование состоит из Введения, трех глав, Заключения, Списка сокращений, Библиографии, Списка использованных интернет-ресурсов и Приложения .

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность диссертационного исследования, говорится об объекте и предмете исследования, выдвигается гипотеза, находящаяся в основе работы, излагаются цель и задачи исследования. Аргументируются научная новизна исследования и его теоретическая и практическая значимость .

В главе 1 «Концепт как основная единица языковой картины мира»

излагаются лингвистические трактовки таких понятий, как «языковая картина мира» и «концепт» .

В параграфе 1.1. «Понятие языковой картины мира в лингвистической литературе» приводятся сведения о возникновении данного понятия, рассматривается интерпретация понятия «ЯКМ» разными исследователями, говорится о различиях между языковой и концептуальной картинами мира .

Понятие «картина мира» появилось на рубеже XIX – XX вв. в области физики; в научную среду понятие ЯКМ ввел Й.Л. Вайсгербер, считавший, что ЯКМ является культурным достоянием каждой языковой общности .

Разрабатывал учение о ЯКМ и И.Г. Гердер. К XX в. уже было написано много исследований по данной проблеме. Ученые обычно выделяют концептуальную картину мира (ККМ) и языковую картину мира. ККМ – это все то, каким представляется мир человеку, а ЯКМ осуществляется только в языковой сфере .

Знания о мире, составляющие ЯКМ, воспроизводятся в лексике, грамматике, фразеологии. В жизни современного человека ЯКМ формируется раньше, чем ККМ, и первая создает последнюю. ЯКМ складывается только на том знании, которое дается родным языком, и отражает конкретную национальную картину мира. Ученые различают наивную ЯКМ и научную ЯКМ .

Параграф 1.2. «Понятие концепта в лингвистических исследованиях:

его содержание и роль» посвящен рассмотрению такого феномена, как концепт. Анализируются представления о концепте П. Абеляра, Ф. Аквинского, номиналистов, реалистов, концептуалистов, постмодернистов .

В гуманитарные науки термин «концепт» пришел из математической логики. В сферу современного знания одним из первых термин стал внедрять С.А. Аскольдов. Его идеи развивал Д.С. Лихачев, считавший концепт «алгебраическим» выражением значения. В.В. Колесов назвал концепт «зародышем» первосмысла .

З.Д. Попова и И.А. Стернин полагают, что концептом могут стать любые явления и предметы, некоторые другие ученые (например, В.А. Маслова) утверждают, что к концептам относятся лишь значимые для определенной культуры явления действительности .

Полевую модель концепта впервые разработали И.А. Стернин и З.Д. Попова, выделившие ядро, заключающее в себе самый яркий образ, и периферию – наиболее абстрактные признаки концепта. Структура концепта, согласно З.Д. Поповой и И.А. Стернину, включает образ, информационное содержание и интерпретационное поле. По мнению Ю.С. Степанова, в структуре концепта есть актуальный и этимологический слои, а также пассивный признак. В.И. Карасик же предлагает считать эти слои отдельными концептами различного объема, а не компонентами единого концепта .

Главные функции концепта – замещение действительной картины мира бытия человека группой знаков и символов для упрощения этой реальной картины мира в сознании; способность расширять значение, оставляя возможности для домысливания .

Концепт может выражаться множеством языковых единиц. Одна языковая единица тоже может отображать несколько концептов. Концепт не тождествен языковой единице. Он может обладать и невербальным именем .

Концепты бывают всеобщими, общенациональными, групповыми, личными .

Концепт – результат столкновения словарного значения слова с индивидуальным и социальным опытом человека, концепт возникает на основе слова во всем его содержании. З.Д. Попова и И.А. Стернин считают, что когнитивный концепт формируется в сознании человека из чувственного опыта, предметной деятельности, мыслительных операций с уже существующими в его сознании концептами, языкового общения и сознательного познания языковых единиц .

Рассматриваются методы исследования концептов. Автор работы опирается на метод, предложенный В.А. Масловой, в соответствии с которым для анализа концепта следует привлечь материалы лингвистических словарей, рассмотреть особенности этимологии, проанализировать разные контексты (например, пословицы, поговорки), полученные результаты сравнить с результатами анализа ассоциативных связей ключевой лексемы. Словарные значения ключевой лексемы, репрезентирующей концепт, составляют ядро концепта .

Рассматривая различные точки зрения на концепт, автор диссертации выражает и обосновывает свое видение концепта. В качестве основополагающей в работе принимается позиция В.В. Колесова как наиболее аргументированная и полная, согласно которой концепт есть смысл, не обретший формы; это сущность, явленная словом в своих содержательных формах: образе, символе и понятии. Все это предполагает объективность концепта, национальный характер его проявления, долговременность сохранения как признака народной культуры .

Глава 2 «Концепт «мушкарац» ‘мужчина’ в сербохорватском языке»

посвящена анализу концепта «мушкарац» на различном языковом материале с целью выявить особенности восприятия мужчины в языковом сознании сербов .

В параграфе 2.1. «Социокультурные представления о мужчине в христианстве в целом и в сербском обществе» дается обзор эволюции взглядов на роль мужчины в семье и социуме. В языческом обществе с патриархальными традициями мужчина безусловно доминировал над женщиной, жена была собственностью мужа. Христианство, в отличие от язычества, провозгласило равноценность мужчин и женщин, указав на их различия, которые не являются предметом оценки, но требуют каждое своего развития, и особо отметило, что у мужчины есть не только права, но и обязанности. Подробно рассматривается доминирующее положение мужчины в патриархальном сербском обществе Ж. Требьешанином. Исследователь из Сербии Л. Попович считает, что в современном сербском языковом сознании мужчина героизируется .

В параграфе 2.2. «Об этимологии ключевых слов, репрезентирующих концепт «мушкарац»: “муж” и “човек”» на основе этимологических словарей рассматривается происхождение указанных слов. Слово «мушкарац»

происходит от праславянского и общеславянского *m ь ‘мужчина; супруг’, а оно, в свою очередь, от индоевропейского корня *man- ‘мужчина’ с помощью суффиксов; слово *elo-vkъ образовано сложением основ, а компоненты слова близки к общеславянскому *еladь ‘домочадцы, люди’ и литовскому vaikas ‘дитя’, ‘детеныш’, ‘потомок’, ‘мальчик’ .

Параграф 2.3. «Семантический анализ слов “мушкарац” и “муж”»

посвящен изучению семантики слов «мушкарац» и «муж» по словарю САН, словарю ЮАН и словарю Дж. Даничича. Словарь САН указывает больше значений, чем словарь ЮАН. Слово «мушкарац» обладает семью значениями, «муж» – тремя. Наличие у слов «мушкарац» и «муж» нескольких значений и немалого количества производных говорит о важности концепта «мушкарац» в сербохорватском языке .

В параграфе 2.4. «Анализ фразеологических единиц (ФЕ) и устойчивых неметафорических сочетаний, репрезентирующих концепт “мушкарац”»

рассматриваются 39 фразеологизмов и устойчивых неметафорических сочетаний. Автор опирается на широкое понимание фразеологии. Одной из причин отбора ФЕ в широком понимании является то, что важные признаки концепта отражают не только идиомы, поэтому было решено учесть и другие имеющиеся сведения. Все собранные выражения извлечены из сборника пословиц В.Ст. Караджича, фразеологических и толковых словарей сербохорватского языка. В диссертации предлагается семантическая классификация ФЕ, в соответствии с которой выделено 13 групп. В связи с ограниченным объемом автореферата здесь и далее будут рассмотрены только некоторые единицы: I – Фразеологизмы, отражающие качества мужчин, оцениваемые негативно, или дающие мужчинам негативную оценку. К этой группе отнесены единицы, в которых порицаются склонность к лести (човек предсобља ‘льстец, подхалим’), трусость мужчины (ротквин син ‘трус, боязливый человек’), большая зависимость его от матери (мамин (маjчин) син ‘несамостоятельный, избалованный, изнеженный человек’); – II Фразеологизмы и устойчивые неметафорические выражения, дающие мужчинам положительную оценку или отражающие особенности, внутренние качества мужчин, оцениваемые в обществе положительно. Выражения этой группы фиксируют стереотипные представления о том, что мужчины держат свое слово (мушка реч ‘надежное, честное слово, обещание’), физически сильны (мушка снага ‘большая сила’; наићи на мушку снагу ‘встретить сильное сопротивление’, опасати се (мушком) снагом ‘окрепнуть, стать сильным, приобрести силу’). С мужчинами соотносятся представления о зрелости, мудрости (мушке године ‘зрелость, зрелый возраст’). В составе ФЕ со значением ‘хороший человек; человек, происходящий из хорошей семьи’ – компоненты, называющие именно мужчин – продолжателей достойного рода (човек од човека). Мужчина представляется как потомок прародителей человечества Адама и Евы, это отражает ФЕ III группы (Евин син ‘мужчина, смертный человек’) .

Фразеологизм IV группы указывает на отклонения в сексуальном поведении мужчины (топли брат ‘гомосексуалист’ – теплые братские отношения здесь проецируются на отношения между гомосексуалистами). Не поощряется в обществе рождение внебрачных детей (это отражает устойчивое сочетаниеэвфемизм V группы син љубави ‘незаконнорожденный ребенок’). Устойчивое сочетание VI группы голи син ‘бедняк’ строится на переносном значении слова «го» – ‘неимущий’. С мужчинами связано представление о преемственности поколений: более взрослые члены семьи передают свои знания, умения, имущество младшим членам семьи (прелазити, чувати од (с) оца на сина ‘передаваться из поколения в поколение, из рода в род’ (VII группа)), – а также о традиции (од девет дедова (деда) ‘издавна, исстари; как древнее наследие’ (VIII группа)). К IX группе отнесены фразеологизмы и устойчивые неметафорические выражения, характеризующие поведение, действия людей .

Оценка дается через соотнесение с мужчиной. По семантике в группе выделены еще 2 подгруппы: 1. ФЕ и устойчивые неметафорические выражения, негативно оценивающие поведение и действия людей, отражающие недовольство говорящего действиями или поведением собеседника, протест: стати као тетак ‘уставиться на что-н .

, бессмысленно вытаращить глаза на что-н.’: слово «тетак» имеет значение ‘дядя, муж тетки’. Переносное значение этого слова – ‘дурак’; колике очи, кума не виде! – так говорят, когда кто-то в упор не видит что-нибудь. Происхождение выражения связано с тем, что в сербской культуре кум играет очень важную роль в семье (кумом назывался крестный отец ребенка или первый свидетель на свадьбе); в выражении себи руке, девере (туђа jе снаша) отражено представление о том, что деверь, брат мужа, не должен заигрывать со снохой. Смысл выражения – ‘не трогай чужое!’. Ко 2 подгруппе IX группы относится устойчивое выражение после оца из лонца (jешће се), отражающее иерархию в традиционной семье: сначала ест главный в доме – отец, а потом по старшинству и все остальные. Выражение может иметь и более широкое значение: нужно уступить первенство в чем-либо старшему, тому, кто более уважаем. X группа – Фразеологизмы, называющие людей, склонных к выпивке (мокра (сунђер) браћа / весела браћа / ноћна браћа ‘товарищи по пьянке, пьяницы’, вински брат ‘собутыльник’: пьяные люди ассоциируются с вином, ракией, весельем, ночными попойками). Устойчивые неметафорические сочетания XI группы отражают близость или отсутствие близости в отношениях между людьми. Здесь еще 2 подгруппы единиц: 1. Представление о единении, близости людей соотносится с братьями (брат по срцу ‘человек, близкий по чувствам, мыслям, целям, желаниям’; живети као браћа ‘жить в согласии’); 2. Выражение неко ни кум, ни стари сват коме ‘у кого-н. с кем-н .

нет больше никаких отношений, кто-н. с кем-н. больше не имеет ничего общего’ отражает отсутствие близких отношений между людьми. В основе выражения – представление о важности кума и старшего свата для сербской традиционной семьи: кумом, как говорилось, назывался первый свидетель на венчании, а старшим сватом – второй. Фразеологизмы XII группы дают положительную оценку каким-либо событиям, предметам, действиям, положительно оценивают результат чего-либо сделанного, работы: прво па мушко (слово «мушко» имеет значение ‘ребенок мужского пола, мальчик’;

выражение употребляется, во-первых, в буквальном смысле, когда в семье рождается первым мальчик. Во-вторых, так говорят, когда какое-либо дело успешно выполнено с первого раза; выражение основано на представлении о статусе сына: в традиционной сербской семье рождение сына-первенца, продолжателя рода, будущего главы семейства было радостью и гордостью для родителей); пред кума нешто ‘высшего качества, первосортное, хорошее, сделанное хорошо что-н.’ (речь идет о том, что что-нибудь так хорошо сделано, что можно вынести к куму, а мнение кума в семье очень ценится). XIII – ФЕ, называющая старого холостяка (мушка баба: ФЕ диалектная, имеет негативную коннотацию и оттенок иронии, так как одинокий старый холостяк сам ведет хозяйство, а это значит, что ему приходится делать и традиционно женские дела, которые женатый мужчина выполнять не будет) .

В целом можно сказать, что фразеологизмы и устойчивые неметафорические сочетания дают мужчине двойственную оценку: представлены единицы как с положительной коннотацией, так и с отрицательной. Первые – это выражения, отражающие высоко ценящиеся обществом черты характера мужчин вообще, черты, ассоциирующиеся с мужчинами, стереотипные представления о высоком статусе мужчины в семейной иерархии, в роду, о важной роли мужчины в родовой преемственности традиций, о хороших отношениях между людьми, сравнивающихся с отношениями братьев. Тем не менее, надо отметить, что большинство выражений с отрицательной коннотацией отражают не качества мужчин в целом, а только возможные негативные качества, присущие некоторым (но не всем!) мужчинам .

В параграфе 2.5. «Анализ пословиц, репрезентирующих концепт “мушкарац”» рассматриваются 164 пословицы, извлеченные из 7 печатных источников (бльшая часть паремий – из сборника пословиц В.Ст. Караджича) и Интернета.

Все собранные пословицы условно поделены на 5 групп:

I – Пословицы, которые описывают отношения мужчины и женщины .

Внутри этой группы тоже можно выделить 3 подгруппы (и внутри них – также подгруппы):

1. Пословицы, отражающие взгляды мужчин на свадьбу и брак. Показано, что брак оценивается мужчинами двояко: с одной стороны, отрицательно («Ожени се, стаће ти волак на ногу» Женись – встанет тебе вол на ногу), потому что жена доставляет хлопоты мужу, а с другой стороны – положительно («Човек не може бити човек, докле га жена не крсти» Мужчина не может быть мужчиной, пока его не крестит женщина), поскольку женщина вносит смысл в жизнь мужчины. Дается негативная оценка браку по расчету, так как приданое жены износится, имущество будет растрачено, а мужу придется жить с нелюбимой женой («Узех врага све због блага, блага неста, враг ми оста»

Взял черта из-за богатства, богатство исчезло, черт у меня остался) .

Негативно характеризуются и последствия частого заключения новых браков («Ко се често сели и жени, мучно ће сермиjе запатити» Тому, кто часто переселяется и женится, трудно обзавестись имуществом: если человек часто переезжает, то и имущество ему приходится возить с собой с места на место, а так много имущества не завести, потому что трудно будет переселяться. Если же он часто разводится, то имущества не успевает накопить). Пословицы отражают, что при выборе жены мужчине нужно обращать внимание не на красоту невесты, а на ее трудолюбие («Од ране трешње и лепе жене човек мало користи има» От ранней черешни и красивой женщины мужчине пользы мало), состояние здоровья («Зенђил сестра брату драга, здрава жена мужу драга» Богатая сестра брату дорога, здоровая жена мужу дорога). Мужчина не должен медлить со сватовством приглянувшейся девушки, иначе ее может посватать раньше другой («Ко пре девоjци, онога jе девоjка» Кто первым к девушке, того и девушка. Пословица имеет широкое значение и употребляется, когда речь идет о том, что надо скорее делать что-нибудь, а то это первым сделает кто-то другой). Нужно прислушиваться к тому, что говорят о девушке и ее семье другие люди («Ушима, а не очима ваља се женити» Ушами, а не глазами следует жениться). О даровании супруги следует просить Бога, а не надеяться только на себя в выборе жены («Од оца сермиjу, а од Бога жену (ваља искати)» У отца имущество, а у Бога жену (следует просить)) .

Молодому человеку, сватающему девушку, надо почтительно обращаться с ее родителями, чтобы завоевать их расположение («Кад ти девоjку просим, љубав ти носим» Когда я сватаю твою девушку [дочь], несу тебе любовь) .

Пословицы отражают, что для вступления мужчины в брак существуют возрастные границы («Женити се млад рано jе, а стар доцно jе» Жениться молодым рано, а старым – поздно: молодой парень может быть не готов к семейной жизни, однако и поздно жениться не стоит, так как у старого человека не хватит сил воспитывать детей, вести хозяйство) .

2. Пословицы, отражающие взгляды мужчин на отношения мужа и жены, роль мужа в семье. Отрицательно характеризуется мужчина, подчиняющийся жене, так как традиционно глава жены – муж, он имеет право поучать супругу, а не она – его («Ко жену слуша, гори jе од жене» Кто жену слушается, тот хуже женщины). Тем не менее, умную жену мужу стоит послушать, она может дать мудрый совет («Добро jе (кашто) и паметну жену послушати» Хорошо (иногда) и умную жену послушаться). В некоторых пословицах негативно оценивается рукоприкладство мужчин по отношению к жене, так как залог семейного счастья – мир в семье («Ако жену тучеш, своjу срећу тучеш» Если бьешь жену, бьешь свое счастье), в других пословицах говорится о допустимости рукоприкладства, если жена в чем-либо провинилась («Муж треба да биjе жену, да се зна ко jе мушка глава» Мужу нужно бить жену, чтобы было понятно, кто мужчина). Дочь и других женщин можно бить с воспитательной целью («На псето замахни, а девоjку удри» На собаку замахнись, а девушку ударь; «Туђа жена, а своjа секира» Чужая жена, а топор свой). В пословицах отражена необходимость для мужа присматривать за женой, иначе ее может увести другой мужчина («Жену много не мази, него jе припази» Жену много не балуй, а присмотри за ней) .

3. Пословицы, дающие оценку отношениям супругов в связи с внешностью и возрастом жены, материальной обеспеченностью мужа и жены. Показано, что красивая жена – причина для беспокойства мужа, так как за супругой нужно постоянно смотреть, чтобы ее не увел другой человек, поэтому лучше иметь некрасивую жену («Ружна жена – мирна глава» Некрасивая жена – спокойная голова). Материальное положение и социальный статус мужа влияют на отношение общества к его жене и семье в целом («У богата мужа ваљана жена» У богатого мужа достойная жена). Молодая жена – источник проблем для старого мужа: она может его обмануть, изменить ему («У старца млада жена беда готова» У старика молодая жена – готовая беда). С другой стороны, молодая проворна, может работать в доме старого мужа, способна родить ребенка, поэтому для старика и предпочтительна молодая жена («Стару човеку су две ствари неопходне: млада жена и стара куварица» Старому мужчине две вещи необходимы: молодая жена и старая кухарка: старая кухарка необходима, так как она имеет большой опыт приготовления еды) .

II – Пословицы, отражающие роль мужчины в бытовой и общественной жизни и дающие оценку этой роли.

Данная группа имеет 2 подгруппы:

1. Пословицы, характеризующие мужчину как хозяина. Мужчина главный в доме («Сваки (jе) домаћин дому владика» Каждый хозяин – властелин дома) .

Пословицы отражают представления о плохом хозяине: это человек непредусмотрительный («Коjи домаћин не мисли увече шта уjутру ваља радити, ту нити jе куће ни домаћина» Если хозяин не думает вечером, что надо делать утром, тут нет ни дома, ни хозяина), нестрогий, несобранный («Оцат коjи ниjе љут, и домаћин коjи ниjе зао не ваља ништа» Неострый уксус и нестрогий хозяин не стоят ничего), он не заботится о домочадцах («Ком домаћину половица чељади не моли Бога за смрт, а половица за живот, ниjе добар домаћин» Если половина членов семьи хозяина не молит Бога о смерти, а половина – о жизни, это не хороший хозяин: речь идет о том, что в доме у хорошего хозяина живут в ладу несколько поколений; старики уже просят Бога о том, чтобы умереть, а молодые – о счастливой жизни). Качества хорошего хозяина следующие: гостеприимство, радушие («У добра домаћина гости разблуђени» У хорошего хозяина гости избалованные), забота о доме («Раноранилац и доцнолегалац кућу тече» Кто рано встает и поздно ложится, дом созидает) .

2. Пословица, характеризующая мужской труд и его результаты («Мушки донос богати донос» Мужской вклад – богатый вклад: труд мужчин на земле ценится выше, чем плоды работы женщин, занимавшихся в основном домом) .

III – Пословицы, характеризующие роль мужчины в семье, согласно тому, каким членом семьи является мужчина.

Здесь тоже выделено несколько подгрупп пословиц:

1. Пословицы, описывающие роль отца в семье. Отец характеризуется как кормилец, хозяин дома («Где ниjе оца, ниjе ни лонца» Где нет отца, нет и горшка: поскольку традиционно мужчина обеспечивал семью, то дом, где не было мужчины-хозяина, был бедным: даже самых необходимых вещей в нем могло не быть). В пословицах отражено, что мнение общества об отце распространяется и на его детей («[Какво дрво, такав клин;] какав отац, такав (таки) син» [Каково дерево, таков клин;] каков отец, таков сын). Отцу воспитывать сына труднее, чем дочь, так как сына надо воспитать будущим главой семьи, хорошим человеком, сын – наследник, с ним больше проблем, потому что он пойдет в армию, когда вырастет, и его могут отправить на войну («Ласно jе дете имати, ма jе тешко сина имати» Легко иметь ребенка, но трудно иметь сына). С другой стороны, дочери требуется искать жениха, нужно выдавать ее замуж, что связано с большими затратами для семьи, необходимо следить за дочерью до ее замужества, чтобы она берегла свою честь («Житни купац и девоjачки отац не могу срећни бити» Продавец зерна и отец девушки не могут быть счастливыми (продавец зерна может быть несчастным по той причине, что случаются частые неурожаи, и ему нельзя с уверенностью рассчитывать на прибыль)) .

2. Пословицы, характеризующие сына и его жизнь. Показано значение появления в семье сына: мальчик – радость и гордость родителей, так как он наследник, будущий глава семьи и работник («Кад се детић роди, и тигле се на кући обеселе» Когда мальчик родится, и черепица на доме обрадуется) .

Часть пословиц отражает рекомендации сыновьям: нужно продолжать семейную традицию на своей земле («Седи на столац на к[оj]и ти и отац»

Садись на стул, на котором и твой отец [сидел]), беречь отца («Чуваj лонца к’о и оца» Береги горшок, как и отца) .

3. Пословицы, характеризующие отношения братьев в семье. Паремии делятся на 2 подгруппы: 1) Пословицы, отражающие важность братского плеча, согласие между братьями («Брат пуна су уста» Брат – полный рот); 2) Пословицы, отражающие напряженные отношения между братьями («Ако ми jе брат, ма ми ниjе друг» Хотя он мне брат, он мне не товарищ: кровное родство само по себе еще не может являться причиной дружеских отношений между людьми, еще не означает дружбу, духовную близость, привязанность, взаимопонимание) .

4. Пословица, дающая оценку деду («Пристао деда међ говеда»

Последовал дед за скотиной (Пристал дед к скотине): дед характеризуется как старый, потерявший здравый рассудок человек, поэтому ему и место только среди скотины. «Говедо» – символ глупого человека, это слово часто употребляется в переносном значении ‘дурак, глупец’) .

5. Пословицы, отражающие отношение тестя и тещи к зятю («Ко има зета, има и магарца» У кого есть зять, у того есть и осел: зять – рабочая сила в доме, человек, которого, как и осла, тесть может заставить работать; «Младом зету jаjа пеку, а староме сузе теку» Молодому зятю яйца пекут, а у старого слезы текут: молодой зять для тещи предпочтительнее, чем старый, так как он может помогать ей по дому, работать. В этих пословицах речь идет о зятепримаке. Он приходил жить в дом жены, где тесть был главой семьи и имел право командовать зятем) .

6. Пословицы, отражающие отношение зятьев к тестю и теще («Не уздај се, тасте, да те зети часте» Не надейся, тесть, что зятья тебя будут угощать:

зятья прохладно относятся к тестю; «Тешко пуници на зетовоj улици!»

Трудно теще на улице зятя!: зять не испытывает теплых чувств по отношению к матери жены) .

В данной группе рассмотрены и пословицы о куме: хотя он и не родственник, кум традиционно играл в сербской семье большую роль:

7. Пословицы, дающие оценку куму, отражающие отношение к куму («Кум ниjе дугме» Кум не пуговица: кум важен для семьи, его очень уважают, но, когда кумовьев ничто уже не связывает, кумовство распадается: «Умре кумче, раскиде се кумство» Умер крестник – распалось кумовство) .

IV – Пословицы, отражающие или оценивающие свойства характера мужчин и особенности его формирования.

В этой группе еще 6 подгрупп:

1. Пословицы, отражающие качества, составляющие основу характера мужчин. Отмечаются склонность мужчин ко лжи («Нит’ има у мору мере, ни у људима вере» Нет ни морю меры, ни мужчинам веры), хладнокровие, умение сдерживать проявление чувств («Без jеднога човека може вашар бити» Без одного мужчины может быть ярмарка: если собираются только женщины, они начинают болтать, сплетничать, ссориться, а если в таком обществе появится хоть один мужчина, то этого не будет), скептицизм («Деца се чуде свачему, а људи ничему» Дети удивляются всему, а мужчины – ничему) .

2. Пословицы, отражающие качества, нежелательные для мужчины .

Показано, что красота мужчины не может скрыть отсутствие ума, глупость («Залуду jе лепа брада, кад jе слаба глава» Красивая борода ни к чему, когда голова слаба). Отрицательно характеризуется нежелание мужчины прислушиваться к мнению других мужчин («Ко људи не слуша, ниjе ни он човек» Кто мужчин не слушает, и он не мужчина). Расточительность мужчины является помехой для создания семьи («Ко не купи мрвице, неће стећи пунице» Кто не собирает крошки, не приобретет тещи) .

3. Пословица, отражающая рекомендацию оценивать мужчин по уму («Гледаj човеку брк а делиjи трк» Смотри у мужчины (мужчине) на ус, а у воина (воину) – на бег: в беге проявляются выносливость, физическая развитость воина, то есть те качества, которые говорят о его подготовке, способностях. Усы же в народе всегда считались признаком физиологической и интеллектуальной зрелости, как и борода) .

4. Пословица, отражающая необходимость для мужчины работать над собой, трудиться («Многи човек ниjе назидан Богом већ собом» Многие люди сформированы не Богом, а собой: изначально заложенные в человеке способности и таланты могут развиться только тогда, когда человек сам к этому стремится) .

5. Пословицы, отражающие то, что не материальные вещи или внешние признаки позволяют назвать человека мужского пола настоящим мужчиной («Ниjе сваки човек, коjи гаће носи» Не каждый, кто носит штаны, мужчина: мужчина должен доказывать свою принадлежность к сильному полу делами, а не мужской одеждой) .

6. Пословица, отражающая, что становление мужчины – процесс долгий («Од деце људи биваjу» Из детей мужчины получаются: мальчики еще не обладают набором тех качеств, которые присущи взрослым мужчинам .

Мальчикам требуется мужское воспитание) .

V – Пословицы, дающие оценку мужчинам в связи с их пьянством («У пjанцу нема ни човека ни jунака» В пьянице нет ни мужчины, ни героя:

пьянство порицается, так как оно превращает любого человека в безвольное, презираемое существо, привычка выпивать, напиваться отрицательно характеризует мужчину) .

Делается вывод о том, что пословицы отражают традиционный быт мужчины и традиционное отношение общества к мужчинам. В паремиях отражен высокий статус мужчины в социуме и семье. Пословицы оценивают мужчину амбивалентно, хотя в большей степени положительно .

Глава 3 «Концепт «жена» ‘женщина’ в сербохорватском языке»

посвящена анализу содержания и функционирования концепта «жена» .

В параграфе 3.1. «Социокультурные представления о женщине в христианстве в целом и в сербском обществе» показано изменение взглядов на место женщины в обществе вплоть до наших дней. Еще в язычестве женщина воспринималась противоречиво. Согласно М.М. Маковскому, она, с одной стороны, соотносилась с судьбой, божеством, существом из небесного мира, с Бездной, породившей все сущее, а с другой – со злом, грехом, нижним миром, царством тьмы. Христианство дало женщине в духовном смысле равные права с мужчиной, но социальные роли женщины радикально не изменились. В патриархальном сербском обществе женщина занимала намного более низкое положение, чем мужчина, и во многом более тяжелое. После Второй мировой войны положение женщин стало меняться, у них постепенно появлялись те же права, что и у мужчин. До сих пор женщина часто оценивается негативно .

Параграф 3.2. «Об этимологии слова “жена”» посвящен происхождению ключевого слова, представляющего концепт «жена». Мнения ученых сходятся лишь в том, что слово пришло из индоевропейского праязыка: *g .

Индоевропейский корень *en- обычно связывают со значением «роды, рожать». О.Н. Трубачев оставляет вопрос этимологии слова «жена» открытым, считая, что это слово представляет собою древнее название женщины, только вторично использованное для того, чтобы обозначить супругу. Приводятся и менее убедительные этимологии данного корня .

В параграфе 3.3. «Семантический анализ слова “жена”» рассматриваются значения слова «жена» по словарям САН, ЮАН и Дж. Даничича. В словарях выделено 10 значений этого слова, фиксируется множество дериватов со значениями, которые имеются у слова «жена», что доказывает важность одноименного концепта в сербской концептосфере. И у самого слова «жена», и у некоторых его производных есть переносное значение ‘мужчина, который ведет себя как женщина’. У сербов порицается такое поведение мужчины .

В параграфе 3.4. «Анализ фразеологических единиц (ФЕ) и устойчивых неметафорических сочетаний, репрезентирующих концепт “жена”»

рассматривается 71 единица фразеологизмов и устойчивых неметафорических сочетаний, которые поделены на 9 групп, согласно семантике: I – Фразеологизмы и устойчивые неметафорические сочетания, относящиеся к семантическому полю «обручение, брак» (водити девоjку на прстен ‘обручаться, заключать помолвку’; довести на жену кога ‘привести (мужа, зятя) в дом жены’; семейный статус отражают также ФЕ баба девоjка (бабадевоjка, баба-девоjка) / стара девица ‘женщина в летах, не бывшая замужем’ – так называют старую деву); II – Фразеологические обороты и устойчивые неметафорические сочетания, отражающие названия свойств человеческого характера через сопоставление с женщиной. Внутри этой группы выделены еще 2 подгруппы: 1. Фразеологизмы и устойчивые неметафорические сочетания, отражающие негативные, порицаемые обществом свойства человеческого характера, дающие отрицательную оценку людям. Так, не одобряется излишняя сердобольность, услужливость, особенно когда это свойственно мужчине, потому что традиционно жалостливость приписывается женщинам (задушна баба ‘слишком предупредительный, услужливый, чрезмерно сердобольный человек’); порицается сварливость (наџак-баба (наџагбаба) (букв. «алебарда-баба») ‘сварливый человек’ (первоначальное значение – ‘сварливая баба’): ФЕ построена на представлении языка бабы как ее оружия в споре, ссоре, с помощью которого она может причинять зло другим людям); происхождение сочетания бити готов на нешто као баба на кар ‘показывать большую готовность сделать что-н.’ связано с представлением о том, что женщины склонны к брани; в основе идиомы женска памет (бити женске памети) ‘легкомысленное, необдуманное принятие решений;

непостоянство, взбалмошность (легкомысленно, необдуманно принимать решения; быть непостоянным, взбалмошным)’ лежит представление о склонности женщин к поспешным выводам, необдуманным поступкам, переменчивости мнений, решений; в основе выражения женска глава – представление о женщинах как глупых, забывчивых существах; на представлении о том, что беременная женщина может быть нервной, плаксивой, вести себя необычно, строится выражение бити као трудна жена ‘быть привередливым, капризным, разборчивым в чем-н., желать то одного, то другого’; 2. ФЕ, называющие положительные свойства характера или дающие положительную оценку свойствам человеческого характера: ФЕ бити као маjка ‘быть добрым, великодушным’ строится на образе матери как воплощения заботливости, доброты, нежности; на представлении о том, что мать помогает своим детям, заботится о них, опекает их, основана ФЕ сиротињска маjка ‘человек, заботящийся об обездоленных, бедных, обиженных’; с ФЕ лебдети као мати око детета (над дететом) око кога (букв. «заботиться как мать о ребенке о ком-н.») связано представление о том, что мать всегда проявляет большую заботу о своем ребенке; представление о чистоте, красоте души девушки находится в основе ФЕ мирисати као душа девоjачка ‘быть чистым, невинным, целомудренным, душевно красивым’; III – Фразеологизмы, объединенные семантическим признаком «нечто вызывающее порицание, пренебрежение». Эта группа имеет еще три подгруппы ФЕ: 1. ФЕ, характеризующие людей, которых общество не одобряет, презирает: женски петко ‘мужчина, который ведет себя как женщина, по-женски, занимается преимущественно женской работой’: как говорилось, уподобление мужчины женщине порицается; бабина жалост ‘жалкий человек; человек, огорчающий других людей’: ФЕ обладает уничижительной окраской, так как человек, который причиняет огорчения другим, не заслуживает уважения; ФЕ бити пиjан (напити се, опити се) као маjка ‘быть очень пьяным’ образовалась от фразеологизма «пиjан као маjка-земља» в результате выпадения компонента: пиjан као маjказемља пиjан као маjка; 2. ФЕ и устойчивые неметафорические сочетания с оттенком неодобрения, отражающие факты, явления, признаки предметов, состояния: бабље (бапске) приче (басне) ‘вздорные выдумки, пустая болтовня’:

старым женщинам приписывается склонность к вздорным выдумкам, баба – существо глупое, любящее приукрасить действительность, и потому баба склонна рассказывать то, чего не было; представление о зубах старой женщины – в основе ФЕ као бабини зуби ‘очень ненадежный, слабый’; то може (то би могла) свака (и моjа) баба ‘что-н. очень просто сделать, что-н. может сделать даже самый слабый и неспособный человек’: фразеологизм основывается на стереотипных представлениях, во-первых, о том, что женщина – глупое и слабое существо, которое не может выполнить трудную, тяжелую работу, а во-вторых – о легкости женского труда в противоположность тяжелому мужскому; ФЕ прошла баба с колачима (колачи) ‘поздно, все кончено, все пропало’ строится на представлении о том, что баба-торговка калачами уже ушла, поэтому купить их больше нет возможности; выражение у назад баби сватови употребляется, когда кто-либо делает что-то поздно, уже после того срока, когда нужно было бы это сделать, и основано на представлении о том, что баба – женщина немолодая, сваты к ней должны были прийти много лет назад, в ее молодости – в том возрасте, когда принято выходить замуж; ФЕ ни жена ни девоjка имеет значение ‘нечто неопределенное’; на представлении о состоянии матери после гибели ребенка строится выражение до жалосне маjке ‘до полного уничтожения; очень сильно’; 3. Фразеологизмы, отражающие действия людей, оцениваемые обществом негативно: дати бабу за невесту ‘обмануть’: в основе ФЕ лежит представление о неравном, неравноценном браке, вызывающем несоответствие ожиданиям, так как баба – женщина в возрасте, а не молодая девушка, которая предпочтительнее в качестве невесты; фразеологизм бити, радити нешто као стара баба ‘быть несовременным, делать что-н. на устаревший манер, несовременно’ связан с представлением о том, что старухе много лет и она следует манерам и стилю в одежде, общении, которые существовали в ее молодости, а на данный момент потеряли актуальность; в основе ФЕ брбљати као стара баба ‘говорить чепуху, слишком много болтать’ лежит представление о болтливости женщин (разговорчивости в особенности женщин в летах), их неумении держать язык за зубами; на представлении о том, что речь человека, находящегося в состоянии бреда, бессвязная, бессмысленная, строится ФЕ бунцати (спрдати) као баба у болести (наклапати као баба у грозници) ‘говорить бессвязно, бредить, пустословить’; выражение IV группы веселити се ка’ и мати мртву сину ‘грустить, печалиться’ характеризует состояние печали (выражение связано с представлением о состоянии матери после смерти сына); V – Фразеологизм, отражающий изобилие чего-нибудь (има и девоjачког млека ‘чего только нет (например, в лавке, в магазине): ФЕ строится на представлении о том, что у нерожавшей девушки не может быть молока); VI – Устойчивое неметафорическое сочетание, характеризующее устроенную жизнь (добро jе као у материну трбуху коме ‘очень хорошо, очень комфортно кому-н.’: в основе ФЕ – представление о материнской утробе как уютном, безопасном месте для еще не родившегося ребенка); VII – Фразеологизмы и устойчивые неметафорические сочетания, объединенные семантическим признаком «погода, погодные явления, времена года» (бабље (бабино) лето ‘хорошие, теплые и солнечные осенние дни, бабье лето’: по одной из версий, в основе ФЕ лежит тот факт, что, когда у крестьян заканчивались полевые работы, женщины могли заняться только домашними делами. По другой версии, возникновение фразеологизма связано с древним поверьем:

женщины умеют возвращать времена года и влиять на погоду; баба Марта ‘март (месяц)’: в основе этого выражения находится средиземноморская легенда о старухе, которая, не дождавшись весны, идет пасти свое стадо, а по пути оскорбляет уходящий месяц, и тот наказывает ее, превращая в камень или лед);

VIII – ФЕ, перифрастически называющая лицо женского пола (Евина кћи ‘лицо женского пола, женщина’: в основе ФЕ – библейское представление о том, что Ева – прародительница людей и первая представительница прекрасного пола);

IX – Выражение, отражающее иерархические отношения в семье, подчиненность жены мужу (нисам твоjа жена! – речь идет о традиционном порядке: только муж имеет право распоряжаться женой; в более широком смысле – так говорят человеку, который хочет показать свою власть над другим человеком, не имея на это права) .

Анализ ФЕ и устойчивых неметафорических сочетаний выявил, что восприятие женщины в сербском традиционном обществе неоднозначное, но преимущественно негативное. Отрицательное, пренебрежительное отношение проявляется часто также ко всему, что соотносится с женщиной, свойствами ее характера и поведением. Положительная оценка дается матери .

В этом же параграфе рассмотрены пять фразеологизмов, репрезентирующих как концепт «мушкарац», так и концепт «жена», они поделены на 5 групп: I – Фразеологизм, характеризующий плохого человека (од зла оца и (а) од (jош) горе мајке неко – так говорят о человеке, совершающем неблаговидные поступки; в основе ФЕ находится представление о родителях как первых воспитателях своего ребенка, которые прививают ему нормы поведения в обществе, поэтому о родителях судят по поведению человека); II – ФЕ, дающая положительную оценку человеку и отражающая необходимость, ценность какого-нибудь предмета для человека (бити (и) отац (и) мајка (мати) коме ‘быть заботливым; быть самым нужным, полезным, быть милее всего’;

строится ФЕ на представлении о том, что родители – самые незаменимые и близкие для человека люди); III – Фразеологизм, отражающий согласие, единение людей и особенности интимной жизни мужчины и женщины (живети као брат и сестра 1. ‘жить в любви и согласии’: ФЕ строится на представлении о теплых отношениях брата и сестры; 2. ‘жить без интимных отношений (чаще о супругах)’: значение основано на том, что отношения брата и сестры духовные, а не плотские); IV – ФЕ, характеризующая ситуацию, которую нельзя разрешить (ни куд маjци, ни куд у девере ‘безвыходная ситуация’: речь идет о том, что помощи ждать неоткуда, ни от каких родственников невозможно получить помощь); V – Устойчивое выражение, отражающее неполноценность семьи без детей (бити као два одсечена пања – о старых супругах, не имеющих потомства: выражение строится на представлении о том, что пни – мертвые деревья, из них не может вырасти большое дерево) .

В параграфе 3.5. «Анализ пословиц, репрезентирующих концепт “жена”» исследуются 198 пословиц о женщинах, пословицы собраны по семи печатным источникам и в Интернете.

Выделены 8 групп пословиц:

I – Пословицы, отражающие представления о жизни женщин до брака и в браке, взгляды женщин на свадьбу и брак.

Внутри этой группы можно выделить еще 2 подгруппы пословиц:

1. Пословицы, характеризующие жизнь девушки / женщины до замужества .

Отражена необходимость замужества для девушки («Боље jе да питаjу: чиjа jе ово невеста, него: чиjа jе ово девоjка» Лучше, чтобы спрашивали: чья это невеста, чем: чья это дочь). На замужество влияют различные обстоятельства жизни девушки. Способствуют замужеству красота девушки («Девоjку лице удаjе» Девушку лицо выдает замуж), наличие приданого («Мираз девоjку удаjе» Приданое девушку замуж выдает), добрая молва о семье девушки («Сестра сестру удаjе, а бачва бачву продаjе» Сестра сестру замуж выдает, а бочка бочку продает), личные качества, например, трудолюбие («Радљивоj девоjци убрзо сватови» К трудолюбивой девушке быстро придут сваты) .

Препятствует замужеству плохая молва о девушке («Ма (али) девоjци срећу губи» ‘Но’ девушке счастье губит). С одной стороны, возраст для замужества имеет определенные границы («Прераслоj девоjци помрли сватови» У перезрелой девушки умерли сваты), а с другой – можно выйти замуж и в зрелом возрасте («Што погача више у ватри стоjи, то бољега госта чека» Чем больше лепешка лежит на огне, тем лучшего гостя она ждет). Девушке предписывается беречь честь до брака, иначе она и ее семья будут опозорены («Чекаj, девоjко, времена, не изгуби имена!» Жди, девушка, срока, не потеряй [доброго] имени!). Лучший муж для девушки – старый мужчина («Пођи за стара, пођи за цара; пођи за млада, пођи за врага» Пойдешь за старого – пойдешь за царя; пойдешь за молодого – пойдешь за черта). Это связано с тем, что у старого есть жизненный опыт и, возможно, состояние. Девушка не должна делать первый шаг в отношениях с мужчиной (это неприлично), иначе она может потерять репутацию порядочной («Тешко земљи куда воjска прође, и девоjци коjа сама дође! (Прво jоj jе jутро прекорено: «Да си добра, не би дошла сама».)» Трудно стране, по которой армия пройдет, и девушке, которая сама придет! (В первое утро ее упрекают: «Если бы ты была хорошей, ты бы не пришла сама».)). Материальное и социальное положение невесты обычно соответствует таковому жениха («Сиротноj девоjци сиротни и сватови» У бедной девушки бедные и сваты). Отмечается, что девушка, и став невестой, сохраняет все свои привычки, которые имела раньше («Што дикла навикла, то невеста не одвиче» К чему девушка привыкла, от того невеста не отвыкает) .

Девушка не должна делать то, что ей хочется, но что недоступно («Видела млада где се смеjу детићи на гумну, па се и она смеjала» Видела молодая, как смеются парни на гумне, и она смеялась) .

2. Пословицы, характеризующие жизнь женщины, вступившей в брак, через призму отношений с мужем, роль женщины в семье. Отражено большое значение мужа для жены, без него ей трудно, так как муж – глава дома («Тешко жени без човека» Трудно жене без мужа). Одна из главных функций замужней женщины – рождение детей, поэтому к бесплодной женщине общество относится с пренебрежением («Прођи се кучке коjа не оштени и жене коjа не роди» Брось суку, которая не ощенится, и жену, которая не родит). Жена должна заботиться о муже, ее забота о нем полезна и для самой жены («Што жена да мужу и крмку, двоструко ће jоj се вратити» Что женщина даст мужу и борову, вдвойне ей вернется). После свадьбы женщина начинает проявлять свой характер («Докле ти jе код маjчице, мирниjа jе од овчице; а када се с мужем здружи, од аршина jезик пружи» Пока она у мамочки, она смирнее овечки; а когда с мужем сойдется, язык на аршин вытягивает) .

Женщине следует слушаться мужа, выполняя в первую очередь Божьи заповеди («Боj(и) се наjпре Бога па мужа» Бойся прежде всего Бога, а затем – мужа) .

II – Пословицы, отражающие представления о быте женщины, роль женщины в бытовой и общественной жизни и дающие оценку этой роли .

Женщина является хозяйкой дома, созидательницей домашнего уюта («Не стоjи кућа на земљи него на жени» Дом стоит не на земле, а на женщине) .

Труду женщин дается низкая оценка, он воспринимается как легкий (и иногда даже бесполезный) («Женски посао jе приложак од меса» Женская работа – мясной довесок. Традиционно веками женщина работала в основном в доме, а мужчина выполнял более тяжелую работу в поле). Жизнь женщин на селе представляется несчастливой, бедной («Ниjе умрла баба од корбе, већ од празне торбе» Баба умерла не от укора, а от пустой сумы (пословица имеет более широкое значение, она применима и к мужчинам)). Женщина – источник проблем и хлопот для мужчины. Так, например, в пословице «Жена jе раj за очи, пакао за душу и чистилиште за џеп» Женщина – рай для глаз, ад для души и чистилище для кармана отражено, что женщиной лишь снаружи можно любоваться, женщина способна причинить душевные муки мужчине и доставить бытовые заботы, растрачивая его деньги .

III – Пословицы, характеризующие роль женщины в семье, согласно тому, каким членом семьи она является.

Эта группа включает 7 подгрупп:

1. Пословицы, дающие оценку матери или ее быту. Паремии этой подгруппы отражают, что мать очень важное лицо в жизни любого человека («Маjку и Бог има» Мать и у Бога есть), родная мать – самый дорогой человек («Сваком своја мајка мила» Каждому своя мать мила), она носитель семейных традиций, связанных с женской работой («Родила маjка ћерку да jе научи вести» Родила мать дочку, чтобы научить ее вышивать), мать молится за детей, учит их добру, христианским ценностям («Богу се иде кроз мајчино срце» К Богу идут через материнское сердце); мнение людей о матери распространяется и на дочь, так как именно мать ее воспитывает («Каква маjка, онака и ћерка» Какая мать, такая и дочка); пословицы показывают отношение матери к детям: мать в любой ситуации, даже в той, когда она недовольна, возмущена поступками или поведением детей, желает детям всего самого хорошего, блага («И кад куне, маjка благосиља» И когда проклинает, мать благословляет). Мать – старшая женщина в семье, поэтому она имеет право поучать младших женщин («Маjка кћерку кара, снаши приговара»

Мать дочку ругает, сноху осуждает). Для детей мать всегда остается хорошей («Маjка била, маjка мила» Мать била – мать милая). Пословицы характеризуют печальный быт матерей воинов («Хаjдучкоj маjци по обору трње расте» У матери гайдука во дворе колючки растут: сын, гайдук – борец против турок – ушел сражаться с врагами, и у женщины зарастает двор, так как чистить его – мужская работа). В паремиях отражена неизбежность смерти матери («И мене ће мати умрети, и jа ћу пананије jести» И у меня мать умрет, и я буду кутью есть) .

2. Пословицы, дающие оценку дочерям и характеризующие их жизнь. В рождении дочери есть и отрицательный, и положительный аспект («Девоjке су ископ али част кући» Девушки [дочери] – это гибель [дома], но и почет для дома: когда девушка переезжает в дом мужа, в родительской семье пропадают рабочие руки, а с другой стороны, через замужество дочери приобретаются новые знакомые, друзья в лице родственников и приятелей зятя). Добрачная жизнь девушки в родительском доме более легкая по сравнению с замужней жизнью, так как родители могут пожалеть дочь и дать меньше работы, свекровь же жалеть не станет («Лако jе ћерки с маjком пређу сновати» Легко дочке с матерью пряжу сновать) .

3. Пословицы, дающие оценку сестре. Замужняя сестра живет своей жизнью, братья и сестры редко видятся с ней («Сестра удата суседа назвата»

Замужняя сестра как соседка) .

4. Пословицы, дающие оценку свекрови и снохе, а также отношениям свекрови и снохи: показано, что свекровь плохо относится к снохе («Свака свекрва мрзи на снаху» Каждая свекровь ненавидит сноху) .

5. Пословицы, дающие оценку поведению тещи по отношению к зятю («Ташта зету масло вари докле му зло у кућу ували» Теща зятю масло варит, пока ему зло в дом не внесет: во-первых, паремия может отражать, что, делая для будущего зятя нечто хорошее, теща незаметно для него, исподтишка делает и что-либо неблаговидное. Во-вторых, под «злом» может подразумеваться дочь. Таким образом, паремию можно интерпретировать и так:

теща старается угодить будущему зятю, пока он не станет мужем ее дочери, а потом теще можно и не стараться, ничего не делать: дочь уже пристроена) .

6. Пословицы, дающие оценку мачехе («Да jе маћеха добра, у башти би се сеjала» Если бы мачеха была хорошей, ее бы сеяли в огороде). Паремии этой группы отражают негативную оценку мачехи .

7. Пословицы, дающие оценку действиям тетки. Например, пословица «Божићној југовини и теткину колачу не треба се веселити»

Рождественской оттепели и теткину калачу не следует радоваться отражает, что обещаниям тетки не стоит доверять: тетка может пообещать прийти в гости (ходят в гости, как правило, с гостинцами) и не прийти или не принести гостинец. Более широкое значение пословицы – ‘не стоит радоваться чему-н .

заранее, не следует верить обещаниям’ .

IV – Пословицы, отражающие свойства женского характера.

Эта группа имеет 2 подгруппы:

1. Пословицы, отражающие качества, составляющие основу характера женщин. Негативные качества женщин следующие: упрямство («Деспет (инат) баби душу губи» Упрямство бабе душу губит), легкомысленность («Град се плени, а баба се чешља» Город захватывают враги, а баба расчесывается), любовь к праздному времяпрепровождению («Узрок (отпор) баби гребени да су jоj зупци медени» Виноват у бабы гребень, что у него зубцы медные:

женщина находит абсурдную причину, лишь бы только не работать), мстительность («Ко ће ђавола да држи нек жену вређа» Кто хочет дьявола держать, пусть оскорбляет женщину), болтливость («Жена ће само ону таjну сачувати коjу не зна» Женщина сохранит только ту тайну, которой не знает), глупость («Жене су мудриjе од гусака, кад киша падне оне се у суво склоне» Женщины мудрее гусей: когда дождь пойдет, они в сухое [место] спрячутся), склонность к приукрашиванию фактов, стремление выдать желаемое за действительное («Што jе баби мило то jоj се и снило» Что бабе мило, то ей и снилось), наивность, суеверность («Гатала баба да ниjе мраза, па освануо снег до гузице» Гадала баба, что не будет мороза, а неожиданно выпал снег до задницы), склонность ко лжи («Не веруj летини док jе не метнеш у амбар, ни жени док jе не метнеш у гроб» Не верь урожаю, пока не положишь его в амбар, и женщине, пока не положишь ее в могилу). Пословицы показывают, что жена недолго скорбит по умершему супругу («Жена мужу коротуjе толико колико ври земљана пињата кад се с огња дигне» Жена по мужу скорбит столько, сколько кипит глиняная миска, когда ее снимут с огня), женщины хитры («Што жена више плаче, више мужа вара» Чем больше женщина плачет, тем больше она обманывает мужа), предрасположены к пустому мечтательству («Ишла би баба у Рим, али нема с чим; купила би свашта, али нема за шта» Поехала бы баба в Рим, но не с чем; накупила бы всего, но не на что), способны совершать очень плохие поступки, женщины хитрее самого дьявола («Где ђаво не може што свршити онда бабу пошаље» Где дьявол не может чего-то сделать, тогда он бабу посылает), женщины склонны видеть мелочи, но не замечать важного («Видела баба иглу на кули (муху на торњу), а куле (торња) не видела»

Видела баба иглу на башне (муху на колокольне), а башни (колокольни) не видела). Как положительные черты характера женщин отмечаются выносливость («Жена jе (тврда од смрти) као мачка» Женщина как кошка (Женщина, как кошка, вынослива)) и трудолюбие («Сеjала jе баба бар, да jе баби заувар» Сеяла баба столько, чтобы было бабе на пользу) .

2. Пословицы, оценивающие отдельные черты женского характера, названные в паремиях. Безотказность девушек порицается («Мекообразноj девоjци трбух до зуба» У уступчивой девушки живот до зубов). Склочным и самовольным женам часто попадает от супруга («Лаjава жена често (више) пута биjена» Злоязычная жена часто (много раз) бита; «Која се мужа не боји, често сузе рони» Кто мужа не боится, часто слезы роняет). Женщина, которая занимается только собой, – плохая хозяйка («Коjа се често огледа, слабо кућу надгледа» Та, кто часто смотрится в зеркало, плохо ведет хозяйство). Злые женщины мстительны («Горе jе злу жену дирнути но злу гуjу» Хуже задеть злую женщину, чем злую змею), их ничто не может изменить («Чавка и зла жена што се (год) више пере, то jе црња» Галка и злая жена чем больше моются, тем чернее). Положительная оценка в пословицах дается доброй и трудолюбивой жене. Хорошая супруга питает уважение к мужу, несмотря на его недостатки («Добра жена поштуjе мужа, па да jе као певац» Хорошая жена уважает мужа, даже если он как петух) .

V – Пословицы, характеризующие женскую внешность или отражающие оценки женщин по внешнему виду. С помощью своей красоты женщина может повлиять на мужчину, добиться своего («Женска лепота jе њено оружjе»

Красота женщины – ее оружие). Красивые девушки, которых парни приглашают гулять, веселиться, праздно проводят время, а некрасивых никто не зовет, и они сидят дома и занимаются хозяйством («Лепе коло воде, а ружне кућу куће» Красивые [девушки] коло водят, а некрасивые созидают дом (коло – народный танец, часто сопровождающийся песнями, хоровод)). Красивой женщину делают любовь и улыбка («Ништа ниjе лепше од осмеха заљубљене жене» Нет ничего красивее улыбки влюбленной женщины). Некрасивые женщины непривлекательны для мужчин, а женщины с физическим недостатком еще и не могут полноценно работать («Ћорава жена и крњ лонац, штета готова» Кривая жена и сломанный горшок – настоящее несчастье) .

В пословице VI группы дается отрицательная оценка пристрастию женщины к выпивке, поскольку пьянство делает женщину развязной, распутной («Жена пиjаница – готова блудница» Жена пьяница – готовая блудница) .

VII – Пословицы, отражающие отсутствие родства между людьми («Моjа мати и његова мати две рођене жене» Моя мать и его мать – две родные женщины: речь идет о том, что говорящий и некий другой человек не являются родственниками, пословица имеет шутливый оттенок) .

VIII – Пословица, отражающая проявление людьми интереса лишь к тому, что их волнует («Ко о чему, баба о уштипцима (пести)» Кто о чем, а баба об оладьях (кулаке): в пословице есть и ирония по отношению к женщине: бабу интересуют малозначительные вещи, которые важны лишь для нее) .

Делается вывод о том, что в исследуемой ЯКМ многие характеристики личности и жизни женщины негативные. Практически во всех рассмотренных пословицах, отрицательно характеризующих женщину, проявляется мужской шовинизм. Однако в пословицах отражено и другое: женщина – хранительница семьи и домашнего очага, без нее невозможно семейное счастье. У женщины несколько социальных ролей, которые она может выполнять в семье, и только женщина-мать почти не имеет негативных оценок .

В параграфе 3.6. «Анализ пословиц, репрезентирующих как концепт “мушкарац”, так и концепт “жена”» рассматриваются 29 паремий, отражающих представления о женщинах и мужчинах вместе.

Здесь выделены 4 группы пословиц по семантике:

I – Пословицы, отражающие представления о добрачной и брачной жизни, семейных отношениях мужчин и женщин.

Внутри этой группы 2 подгруппы:

1. Пословицы, отражающие представления о жизни парней и девушек. Когда девушки выходят замуж, их сверстники парни еще и не думают о свадьбе («У девоjке играjу, у детића не знаjу» У девушки танцуют, у парня не знают), замужество дочери более радостное событие для семьи, чем женитьба сына, так как кормить дочь больше не надо, это обязанность мужа («Ко жени, једно весеље има, ко удаје, два» Кто женит, у того одно веселье, кто выдает замуж – у того два). Молодым людям предписывается вести себя прилично, серьезно и не вступать в сексуальные отношения до брака («Из шале се деца рађаjу» От баловства дети рождаются). Молодежь любит весело и беспечно проводить время («Шарено и гиздаво младу jе драго» Пестрое и нарядное молодому мило) .

2. Пословицы, характеризующие жизнь мужчин и женщин, состоящих в браке. Паремии отражают, что по внешнему виду супругов можно судить об их отношениях («Жена мужа носи на лицу, а муж жену на кошуљи» Жена мужа носит на лице, а муж жену – на рубашке). Муж – хозяин в доме, а жена создает там душевную атмосферу («Муж jе глава, а жена jе срце куће» Муж – голова, а жена – сердце дома). Оценка обществом родителей распространяется и на детей («По оцу се познаjе син, а по маjци кћи» По отцу познается сын, а по матери – дочь). Отмечается неразрывность брачного союза («Мужа од жене, а жену од мужа не може ништа раздвоjити, већ ако кука и мотика» Мужа от жены и жену от мужа ничто не может отделить, разве что смерть) .

Женатый мужчина и замужняя женщина, в отличие от не имеющих семьи, больше устают, так как у них больше и хлопот («Седлан коњ не може бити као неседлан» Оседланный конь не может быть как неоседланный) .

II – Пословицы, отражающие общественные представления о жизни и быте мужчин и женщин. Мужчина – главный добытчик в семье, его дело – работать и обеспечивать семью, приносить добытое в дом, в то время как женщина должна уметь правильно распоряжаться хозяйством («Радња jе за човека, а штедња за жену» Работа – для мужчины, а экономия – для женщины). Женщины любят поговорить, а мужчины работают («Жене су да зборе а људи да творе»

Женщины [существуют], чтобы говорить, а мужчины – чтобы делать). За проступки общество порицает женщину, к ней предъявляется больше моральносоциальных требований, а мужчине некоторые проступки прощаются, на них не обращают внимания («У мушкога jе срамота под петом, а у женскога међу очима» У мужчины стыд под пяткой, а у женщины – между глазами) .

Мужчины – воины и защитники, они сражаются в боях, а женщины дерутся лишь дома («Жене се биjу чибуком, а људи ножем, али пушком» Женщины дерутся курительной трубкой, а мужчины – ножом или ружьем: пословица отражает несопоставимый масштаб событий, происходящих в общественной жизни мужчин и женщин). Общество построено на иерархических отношениях («Људи кад буче, жене нек муче» Когда мужчины шумят, женщины пусть молчат). В мире существует баланс между мужчинами и женщинами, определенный порядок («Нема женства без човештва» Нет женщин без мужчин) .

III – Пословицы, характеризующие роли не состоящих в браке мужчины и женщины в семье, согласно тому, каким членом семьи они являются .

Отражено, что рождение ребенка мужского пола предпочтительнее, чем рождение ребенка женского пола, так как сын – будущий глава семьи, хозяин, работник («Кад се роди мушко дете, девета кућа пева, а кад се роди женско дете, девета кућа плаче» Когда родится мальчик, и далекий дом поет, а когда родится девочка, и далекий дом плачет). Показано, что и брат и сестра могут быть врагами («Ако злотвора немаш, мајка ћe ти га родити» Если у тебя нет врага, мать тебе его родит) .

Пословицы IV группы отражают негативные свойства характера мужчин и женщин. Злоязычный, болтливый человек, даже если его лишить возможности говорить, все равно найдет способ это сделать («Да некоме зашиjеш уста, на стражницу би проговорио (-ла)» Если кому-н. зашьешь рот, он (она) заговорит задницей). Пословица «Баба старца звала уз врбопуц, а старац jоj се одазвао уз винобер» Баба старика звала ранней весной, а старик отозвался во время сбора винограда [т.е. осенью] отражает медлительность и тугодумие человека .

В Заключении подводятся итоги исследования в соответствии с положениями, выдвинутыми на защиту. Концепты «мушкарац» и «жена»

являются важными концептами и одними из центральных в сербской ЯКМ, так как они на протяжении многих веков играют большую роль в социокультурных отношениях людей и имеют множество форм проявления в языке: выражаются на понятийном, лексическом, фразеологическом, паремиологическом уровнях, а также на образно-ассоциативном (см. Приложение). На основе проведенного исследования представлений о мужчинах и женщинах в традиционной сербской ЯКМ выделяются признаки ядра и периферии каждого концепта. Так, к центральной ядерной зоне концепта «мушкарац» отнесены три признака: 1) Мужчина всегда противопоставлен женщине; 2) Мужчина, как и женщина, играет большую роль в продолжении рода (в языке подчеркивается половая функция мужчины); 3) Мужчина – глава семьи, наделенный правом власти над женой. Околоядерной зоне принадлежат следующие признаки: 1) Мужчина отличается от женщин и детей духовной зрелостью и мудростью, к нему испытывают уважение в обществе, он имеет более высокий социальный статус, чем женщина; 2) Мужчина наделяется в языковом сознании большой физической силой; с мужчиной связаны представления о трудной работе вне дома; 3) Мужчина представляется как хозяин дома. В центральную ядерную зону концепта «жена» включены такие признаки: 1) Женщина противопоставляется мужчине; 2) Женщина – та, что рожает детей, дает жизнь; 3) Одна из социальных ролей женщины – супруга. В околоядерную зону входит один признак: женщина

– хозяйка в доме, хранительница домашнего очага. Указаны основные признаки ближней и дальней периферии каждого концепта. Делается вывод о том, что мужчина и женщина в традиционном сербском языковом сознании воспринимаются амбивалентно, но женщина чаще становится объектом негативной оценки обществом, чем мужчина, что связано с андроцентричностью языка – ориентацией его на мужскую точку зрения. В работе отражены и положительные, и отрицательные оценки лиц обоих полов, но некоторые из них отмечаются как обязательные для всех представителей того или иного пола, то есть приписываются языковым сознанием мужчинам или женщинам вообще, а другие – как возможные, не присущие всем без исключения. Так, многие негативные оценки мужчин являются потенциальными. «Обязательных»

негативных оценок мужчин меньше по сравнению с количеством «обязательных»

отрицательных оценок женщин. Лишь со второй половины XX в., с приходом социализма, в Югославии оценка женщин стала менее радикальной, однако нельзя сказать, что и теперь женщины оцениваются обществом полностью положительно. В языковом сознании идеализируются только мать и отец – лица, которые почти не имеют негативных оценок в сербской ЯКМ .

Концепты «мушкарац» и «жена» не являются замкнутыми системами: их периферия широка и может развиваться за счет появления новых признаков, например, когда меняется социально-экономическая ситуация в стране, потому что любое событие в обществе отражается непосредственно на индивидуумах, составляющих его, – мужчинах и женщинах. Кроме того, на периферии данных концептов находятся и те признаки, которые актуальны для конкретного носителя языка, а их может быть множество, так как это зависит от индивидуального восприятия .

Проанализированный в основной части работы материал в целом отражает универсальные взгляды на жизнь мужчин и женщин, характерные для большинства европейских патриархальных обществ. Связано это может быть с существующими в мире типическими, клишированными ассоциациями и представлениями, которые складывались веками .

По этой причине в разных языках могут значительно различаться только некоторые периферийные признаки рассмотренных концептов. Ядро весьма консервативно. Выявлено, что доля национально-специфической составляющей в исследованном материале мала, но присутствует, связана она в основном со спецификой культуры и истории. Так, например, в пословице «И моја би мајка знала гибаницу умесити да је сира и масла» (И моя мать сумела бы замесить гибаницу, если бы были творог и масло) упоминается название сербского блюда. В паремиях отразилось влияние турецкого языка («Браћа ка’ и браћа, ама сир за аспре» (Братья как братья, но сыр за деньги)). Пословица «Гори jе женски jезик но турска сабља»

(Хуже женский язык, чем турецкая сабля) показывает сербскую историческую реальность определенной эпохи – турецкого ига, а также соседства с турками .

Эмоциональность, свойственная южанам, отмечена в ФЕ «викати, бити безобразан као српски сватови» ‘кричать, быть бесстыдным как сербские сваты’. Представления, зафиксированные во многих пословицах, основаны на христианской морали и отражают традиционные для сербов христианские ценности. В некоторых исследованных единицах представлена скорее общебалканская специфика (в том числе сербская): баба Марта, упоминание гайдука в пословице «Хаjдучкоj маjци по обору трње расте» (У матери гайдука во дворе колючки растут) и т.д. Собранные пословицы и фразеологизмы отражают разветвленные семейные отношения у сербов, сплоченность, коллективизм, характерные для этого народа и по сей день .

Проведенная работа позволяет увеличить список исследованных учеными культурных концептов в сербской концептосфере. Концепт никогда не может быть описан полностью, поэтому есть много возможностей для более детального анализа концептов «мушкарац» и «жена». Исследование может быть продолжено в следующих направлениях: изучение научных, публицистических и художественных текстов разного времени написания, репрезентирующих концепты «мушкарац» и «жена», сбор и анализ фольклора, в особенности на свадебную тематику, более глубокое рассмотрение окказиональных, индивидуальных представлений носителей языка об этих концептах. Поскольку данные концепты являются универсальными, но имеют национально-специфические черты, можно рассмотреть их в сопоставлении с теми же концептами в сознании русских людей или другой интересующей исследователя нации .

В Приложении «Интерпретация результатов когнитивноассоциативного эксперимента: анализ реакций на слова-стимулы, называющие лиц мужского и женского пола, у носителей сербского языка»

апробируется один из методов исследования концептов, делается попытка показать определенный пласт восприятия концептов «мушкарац» и «жена»

современниками. Здесь приводятся результаты когнитивно-ассоциативного эксперимента, проведенного автором диссертации в Интернете среди носителей сербского языка. Данный эксперимент проводился в конце 2012 – начале 2013 гг., в нем приняли участие 17 мужчин и 8 женщин в возрасте от 18 до 64 лет .

Участники указывали род занятий и национальность. Анализируются реакции на стимульные слова, называющие лиц мужского и женского пола и являющиеся компонентами исследованных в диссертации фразеологизмов и пословиц .

Предложена краткая классификация реакций. Полученные в ходе авторского эксперимента ассоциации сравниваются с реакциями из Ассоциативного словаря сербского языка, полученными от 800 респондентов. Из реакций выделены когнитивные признаки, способствующие выявлению особенностей структуры концептов «мушкарац» и «жена». Результаты интерпретации реакций позволяют сказать, что мужчин и женщин современные носители языка оценивают амбивалентно. Преимущественно положительная оценка дается отцу и матери .

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

а) в изданиях, внесенных в реестр ВАК:

1. Паутова, У.В. Репрезентация концептов мушкарац («мужчина») и жена («женщина») в сербских и хорватских фразеологизмах [Текст] / У.В. Паутова // Вестник С.-Петербургского ун-та. Серия 9. Филология .

Востоковедение. Журналистика. СПб., 2014. Вып. 2. С. 103–112. 0,7 п.л .

2. Паутова, У.В. Репрезентация концепта «жена» (женщина) в сербских и хорватских фразеологизмах и устойчивых неметафорических сочетаниях [Текст] / У.В. Паутова // Филологические науки. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2014. № 9. Ч. 2. С. 119–121. 0,3 п.л .

3. Паутова, У.В. Репрезентация концепта «мушкарац» (мужчина) в сербских и хорватских пословицах [Текст] / У.В. Паутова // Вестник С.-Петербургского ун-та. Серия 9. Филология. Востоковедение. Журналистика. СПб., 2013 .

Вып. 4. С. 90–97. 0,7 п.л .

4. Паутова, У.В. Репрезентация концепта «жена» (женщина) в сербских и хорватских пословицах [Текст] / У.В. Паутова // Вестник С.-Петербургского ун-та. Серия 9. Филология. Востоковедение. Журналистика. СПб., 2012 .

Вып. 4. С. 93–99. 0,6 п.л .

б) в других изданиях:

5. Паутова, У.В. Отражение представлений о добрачной и брачной жизни мужчин и женщин в сербских пословицах [Текст] / У.В. Паутова // Сербские научные исследования 2012: Сборник научных статей. - М.: Экон-информ,

2013. С. 425–431. 0,6 п.л .

6. Паутова, У.В. Пословицы о мужчине в сербохорватском языке [Электронный ресурс] / У.В. Паутова // Материалы XLII Международной филологической конференции. СПб., 2013. URL: http://phil.spbu.ru/news/events/xliimezhdunarodnaya-filologicheskaya-konferenciya. 0,2 п.л .






Похожие работы:

«Е. С. Унучек, А. И. Шевелева. Безглагольный императив в свете концептуальной грамматики УДК 81’367 DOI 10.23951/1609-624X-2018-7-25-32 БЕЗГЛАГОЛЬНЫЙ ИМПЕРАТИВ В СВЕТЕ КОНЦЕПТУАЛЬНОЙ ГРАММАТИКИ (НА МАТЕРИАЛЕ АНГЛО...»

«Государственное автономное образовательное учреждение СМК МГИИТ высшего образования города Москвы ЕВЯ.0.30.08.2016 МОСКОВСКИЙ Г ОС У ДА Р СТ В Е Н НЫ Й И НС Т ИТ УТ И Н ДУ С Т Р И И Т У Р ИЗ М А ИМ Е Н И Ю.А. СЕНКЕВИЧА Лист1из 64 РАБОЧАЯ УЧЕБНАЯ ПРОГРАММА дисциплины...»

«Гультаева Надежда Валерьевна ЯЗЫК РУССКОГО ЗАГОВОРА: ЛЕКСИКА Специальность 10.02.01 — русский язык. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Научная библиотека Уральского Госуд а рственнпго...»

«ПРОЕКТНАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ Многоквартирный жилой дом № 77-000004 Дата подачи декларации: 10.01.2019 01 О фирменном наименовании (наименовании) заст ройщика, мест е нахождения заст ройки, режиме его работ ы, номере т елефона, адресе оф...»

«МИНИСТЕРСТВО НАУКИ И ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "ПЕРМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ" ПРОБЛЕМЫ ФИЛОЛОГИИ ГЛАЗАМИ МОЛОДЫХ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ Материалы конференции сту...»

«ВАЗОРАТИ МАОРИФ ВА ИЛМИ ЉУМЊУРИИ ТОЉИКИСТОН ПАЖЎЊИШГОЊИ РУШДИ МАОРИФИ АКАДЕМИЯИ ТАЊСИЛОТИ ТОЉИКИСТОН ИЛМ ВА ИННОВАТСИЯ (Маљаллаи илмию методї) НАУКА И ИННОВАЦИЯ (Научно-методический журнал ) №1-2 2014 (7-8) ПАЖЎЊИШГОЊИ РУШДИ МАОРИФИ А...»

«Саттарова Алсу Мансуровна СОВРЕМЕННАЯ ТАТАРСКАЯ ДРАМАТУРГИЯ: 1985-2000 ГГ. (КОНЦЕПЦИЯ ЭПОХИ И ГЕРОЯ) 10.01.02 Литература народов Российской Федерации (татарская литература) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филол...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.