WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

«Ш ЕПТУХИ НА  Елена  Михайловна ЭВОЛЮЦИЯ  ГЛАГОЛОВ  СО  СВЯЗАННЫМ И  ОСНОВАМ И В  ОБЩ ЕНАРОДНОМ   РУССКОМ   ЯЗЫКЕ ...»

На правах рукописи

Ш ЕПТУХИ НА  Елена  Михайловна

ЭВОЛЮЦИЯ  ГЛАГОЛОВ  СО  СВЯЗАННЫМ И  ОСНОВАМ И

В  ОБЩ ЕНАРОДНОМ   РУССКОМ   ЯЗЫКЕ

10.02.01 - - Русский язык

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации  на соискание ученой  степени

цоктора филологических  наук

Вочгоград  -   2006

Работа выполнена в Волгоградском  государственном  университете .

•  доктор филологических наук, профессор Научный консультант ЛОПУШ АНСКАЯ  София Петровна

-  доктор филологических наук, профессор Официальные оппоненты БАЛАЛЫКИНА  Эмилия Агафоновна

-  доктор филологических наук, профессор ВАУЛИНА  Светлана Сергеевна

-  доктор филологических наук, "  • zyxwvutsrqpo  •, ведущий научный сотрудник  И нститута славяноведения РАН  •   • ЗАПОЛЬСКАЯ Н аталья Николаевна Тамбовский  государственный Ведущая организация университет им. Г.Р. Державина Защита  состоится  27  апреля  2006 г.  в  10.00  на  заседании диссертационного  совета  Д 212.029.05  в  Волгоградском  государственном университете (400062, Волгоград,  просп. Университетский,  100) .

С  диссертацией  можно  ознакомиться  в  библиотеке  Научноисследовательского  института  истории  русского  языка  Волгоградского государственного  университета .

Автореферат  разослан  «Ј*  »  uutfrHua.  2006 г .

Ученый секретарь диссертационного совета К осова М.В .

д.ф.н., доцент Актуальность  исследования.  Основная  задала  лингвистики, как отмечал  И.А. Бодуэн де  Куртенэ, состоит  «в  отыскании сил и законов, то есть тех  основных категорий, которые связывают явления и представляют  их как беспрерывную  цепь причин и следствий»  [Бодуэн  де  Куртенэ  1963:55]. Актуализация  в  современных  исследованиях положений  антропоцентрической лингвистики, развитие  идей, разрабатывавшихся  в  классических  трудах  В. фон  Гумбольдта, Н.В. Крушевского, А.А.  Потебни, учет личностного фактора при рассмотрении категорий,  систем  и  единиц  языка  в  плане  синхронии  и  диахронии, реализованный  в  работах  Ю.Д. Апресяна  [1995],  Н.Д.  Арутюновой [1998],  А.В. Бондарко  [1992],  Е.А. Земской  [1992],  Ю.Н. Караулова [1987],  В.В.К олесова  [1992],  Н.И.Толстого  [1997],  Е.С.Яковлевой [1998] и других, — свидетельствуют  о смене научной доминанты .

Осмысление  языковых  процессов  в  свете  новой  научной доминанты  «язык  мыслящей  личности»  [Лопушанская  1996]  раскрывает новые возможности для  объяснения сложных  языковых явлений, выдвигая  на  первый  план  постижение  психологии  человека, особенностей  его  речемыслительной  деятельности.  В  этом  аспекте  перспективным представляется  изучение  производного слова,  поскольку, как отмечает  Т.И. Вендина, «в  любом  языке словообразовательно  маркируется  то, что  является биологически, социально  или культурно  значимо в сознании народа», следовательно, «словотворческий  акт определенным  образом  организует  смысловое  пространство  языка,  обусловливая отбор значимых фактов и устанавливая  наличие между ними связи» [Вендина 2002: 11] .

Определяя задачи  исторического словообразования, И.С. Улуханов среди наиболее значимых- называет  изучение лексем, находящихся на границе между  мотивированными и немотивированными словами;  диахроническую  интерпретацию  синхронных  видов  мотивации;

изучение  множественной  производности,  случаев  взаимной  мотивации  и др.  [Улуханов  1993:  237- 238].  В  этом  отношении  актуально рассмотрение  глаголов  со  связанными  основами, поскольку  они являются  зафиксированным в  языке переходом  производных  слов  в непроизводные и при их изучении затрагиваются  многие проблемы исторического словообразования .





В  синхронии  глаголы  со  связанными основами  описаны  достаточно  подробно.  Однако  среди  ученых  нет  единства  в  определении термина  «связанная  основа»,  дискуссионными  являются  вопросы производности  и  членимости  слов,  содержащих  связанную  основу [см., например: Винокур  1959;  Зверев  1972;  Земская  1953,  1973; Михайлов  1970;  Попова- 1996;  Сидорова  2006;  Сигалов  1977;  Тихонов 1971;  Улуханов  1992;  Цыганенко  1991;  Ш анский  1968;  Ш иршов 1997]. Несмотря на ряд исследований, в которых предпринята попытка  выявить  причины появления глаголов  со  связанными  основами  в русском  языке  [Стрелков  1967;  Толмачева  1959],  этот  аспект до  сих пор остается недостаточно разработанным в науке .

При  характеристике  слов  со  связанными  основами  в  центре внимания  исследователей  находятся,  как  правило,  отношения  этих единиц в синхронии, актуальным  является диахроническое описание, поскольку  рассмотрение  глаголов  со связанными основами  именно в системных отношениях с единицами разных языковых уровней в синхронно- диахроническом  аспекте  позволит  определить  причины  и вскрыть механизм формирования данных глагольных образований .

Объект  изучения  в реферируемой  работе  представляет  соотношение подсистем древнерусских  бесприставочных  производящих глаголов  с  их  приставочными  производными  в  едином функциональносемантическом комплексе. П редметом  исследования является семантика глагольной  словоформы, которая рассматривается  как результат взаимодействия разноуровневых значений .

Ц ель  и  задачи  исследования.  Цель  исследования  — выявить причины и механизм образования глаголов  со связанными основами в общенародном русском языке; установить условия, способствовавшие их формированию .

Достижение  названной  цели  потребовало  решения  следующих задач:  1)  реконструировать  семантическую  и  смысловую  структуры древнерусских  бесприставочных  производящих  глаголов  на лексикограмматическом  уровне  в  зависимости  от  принадлежности  к- одному из семантико- грамматических  классов, на лексическом уровне  в соответствии с разновидностями глаголов  со связанными основами; 2) сопоставить  семантическую  и  смысловую  структуры  бесприставочных глаголов  и выявить  семантические  изменения модуляционного и/или деривационного  характера;  3)  реконструировать  семантическую  и смысловую  структуры  древнерусских  приставочных  производных глаголов  на  лексико- грамматическом  уровне  в  зависимости  от  принадлежности  к одному  из семантико- грамматических  классов, на лексическом уровне  в  соответствии  с разновидностями глаголов  со связанными  основами;  4)  сопоставить  семантическую  и  смысловую структуры  приставочных  глаголов  и выявить  семантические изменения  модуляционного  и/или деривационного характера;  5)  определить модуляционно- маркирующую  или деривационно- маркирующую  функции  основ  и префиксов~в"Х0отнесенности  с когнитивно- коммуникативной парадигмой .

Методологической  основой исследования явились изложенные в  названных  выше  работах  отечественных  и зарубежных  ученых  общие  положения  о  системности  языка, взаимосвязанности  и  взаимообусловленности  языковых  явлений  в  процессе  эволюции,  сложном взаимодействии конкретно- пространственных и абстрактно- пространственных представлений  об объективно- реальных  формах бытия [Лопушанская 1967,  1975,1990,1998] .

Установить  причины и механизм  формирования в русском языке глаголов  со связанной основой возможно с опорой на когнитивнокоммуникативную парадигму, базовыми элементами которой являютконцептуальное ядро, стереотипность, концептосфера .

ся понятияzyxwvutsrqponmlkjihgfedcbaZYXWVUTSRQPONMLKJIHGFEDCBA Каждый  из  этих  терминов  имеет  неоднозначное  толкование  в научной  литературе  [см.,  например:  Бабушкин  1996;  Бибок  1996;

Воркачев  2001; Заботкина  1993;  Карасик 2004; Колесов  1995;  Кубрякова  1996;  Лихачев  1993;  Ляпин  1997;  Селиверстова  2002; Степанов.1997;  Черемисина  2001;  и  другие].  Мы  придерживаемся понимания концептуального  ядра, позволяющего отличать  обозначаемое явление от  других  подобных,  в  единстве  со  стереотипностью,  обеспечивающей  набор  наиболее  значимых  признаков  определенного  концепта .

Стереотипность  рассматривается  как смысловая доминанта концепта и  «является  стержневым  маркером, показателем  выраженности  того или  иного концепта в  процессе  мыслительной деятельности, направленной на преобразование внутренней речи во внешнюю»  [Лопушанская 2003а: 262] .

Сложная трансформация внутренней речи во внешнюю  эксплицирована  в виде  семантических  изменений двух  типов: модуляции  и деривации.  Семантическая модуляция, вслед  за  С П. Лопушанской, понимается как «универсальный  речемыслительный процесс, объединяющий разноуровневые  средства данного языка в ряды речевых соответствий  для  реализации  семантико- смысловой  соотнесенности компонентов  смысловой структуры слов, словоформ, морфем, словосочетаний, предложений, текста. Модуляция -   это перенос значения, не затрагивающий  категориальную  сему, перенос, результаты которого  обнаруживаются  при  сопоставлении  компонентов  семантической структуры  слова,  сложившейся  в  системе  языка, со  смыслом  словоформы,  функционирующей  в  тексте,  в  частности,  в  высказывании, равном  предложению.  При этом  стереотипность  как  основной  стержень, доминанта концептуального ядра слова сохраняется,  тогда  как

- результаты  семантической деривации  приводят  к появлению- омонимов» [Лопушанская 2003а:  263- 264] .

Таким  образом,  понятие  стереотипности  соединяет  в  процессе речемыслительнои деятельности  концептуальное ядро концепта и категориально- лексическую  сему слова как языковой единицы .

Объяснительную  силу  при синхронно- диахроническом  рассмотрении  [Улуханов  1992]  формирования в  русском  языке  слов  со связанными основами имеет  комплексный подход,  при котором  анализу подвергалась  их  внутренняя  системная  организация,  парадигматические  и  синтагматические  отношения  на  разных  уровнях  языка, особенности  функционирования  в  тексте.  В  связи  с  этим  актуальным представляется  взаимодействие  системоцентричного  и  антропоцентричного принципов изучения языка [Алпатов  1993] .

Исследование  проводилось  в  русле  направления, сформировавшегося в Научно- исследовательском  институте истории русского языка Волгоградского  государственного  университета.  Существенно важным является разграничение таких понятий, как семантическая структура  слова,  сложившаяся  в  системе  языка,  и  смысловая  структура словоформы, функционирующей в тексте.  Под семантической  структурой  понимается  «единство  взаимодействующих  разноуровневых значений,  организованных  в  пределах  отдельного  слова  определенным  способом  в соответствии  с  системой  данного  языка и с закономерностями функционирования этой системы  в речи  (в тексте)»  [Лопушанская 1988: 5]. Такое единство характеризуется  целым комплексом «лексических,  словообразовательных,  формообразующих,  словоизменительных и словосочетательных  признаков» [Лопушанская 1990: 79] .

Используемые подходы  к анализу языковых единиц позволили в  рабочей  гипотезы  предложить определение глаголов  со свякачествеzyxwvutsrqponmlkjihgfedcbaZYXWVUTSRQPONMLKJIHGFEDCBA занной  основой, отражающее  не только  их  формальные, но  и функционально- семантические особенности. Глаголы со  связанными основами — это особый тип двух или нескольких взаимно мотивированных префиксальных образований, у  которых сохраняется исходная категориально- лексическая  ема  производящего глагола  и формируется с общность  емантики на л'ексико- грамматическом уровне .

с В  реферируемой  работе  используются  следующие  методы  исследования:  компонентный  анализ,  с  помощью  которого  реконструируется  семантическая  структура  глаголов;  контекстуальный  анализ, раскрывающий  их  содержание  и изменение смысловой  структуры  в контексте; описательный и сравнительно- сопоставительный  методы, а также соотнесенность традиционных  эмпирических наблюдетш й'с принятой нами когнитивно- коммуникативной парадигмой .

Установить  сходство  и различия  в  семантике  рассматриваемых глагольных  единиц,  проследить  происходящие  семантические  изменения  позволяет  метод  матричной  реконструкции,  разрабатываемый С П. Лопушанской  [2005] .

М атериал  для  исследования.  Анализ  глаголов  со связанными основами современного русского  литературного  языка и его  диалектов в ретроспективном  плане позволил  нам выделить  три  разн ови дн ости  таких глаголов, отражающих  степень сохранения производящего слова  в  общенародном  русском  языке .

  Провозглашенный  в  трудах О.Н. Трубачева  «постулат  единой  и  непрерывной  истории  языка  и слова»  [Трубачев  1994а:  4]  нацеливает  исследователей  на  изучение слов и значений, существовавших  столетия в языке, сохранившихся в народной речи, но не вошедших  в современные словари русского литературного  языка: «Эти более широкие рамки, -   пишет ученый, -  несут  не усложнение, а  более  широкое видение, более  адекватное применение положений общей теории языка»  [там же: 20] .

Разновидности  глаголов  со связанными основами выделяются  в зависимости от  фиксации бесприставочных  производящих глаголов  в толковых  словарях  современного  русского  литературного  языка,  в Словаре  русских  народных  говоров  и  в  исторических  словарях  XI XVII  вв.,  при  этом  учитывается  соотносительность  семантических признаков производящего и производных слов .

Первая разновидность  представлена  глаголами  со  связанными основами, у  которых  бесприставочные производящие не сохранились ни в современном русском языке, ни в древнерусском  языке. Это гла- т голы  обуть,  азуть;  надеть, одеть, поддеть (=  н адеть  подо что- н.), р раздеть; похитить, расхитить. Реконструировать исходные древние глаголы этой разновидности и их значения можно только с учетом этимологических данных .

Глаголы  со связанными основами второй разновидности характеризуются  тем, что  их  бесприставочные  производящие не отмечены в  словарях  современного  русского  литературного  языка, но  существуют в русских диалектах  и зафиксированы в памятниках письменности XI- XIV  веков. К данной разновидности отнесены следующие  глаголы:  обличить, уличить;  взять,  занять,  изъять,  нанять, обнять, объять , отнять, перенять, принять; навыкнуть, обвыкнуть, отвыкнуть, привыкнуть; заградить, оградить, преградить; залучить,  отлучить,  прилучить,  азлучить;  вычесть, зачесть, начесть, обчесть, р перечесть, причесть, счесть, учесть;  изречь, наречь, предречь, проречь; достичь, застичь, настичь, пристичь; наказатьzyxwvutsrqponmlkjihgfedcba   (дать  наставление), приказать,  сказать .

Для образований со связанными основами третьей разновидности  характерно  то,  что  их  бесприставочные  производящие  глаголы зафиксированы  в  толковых  словарях  современного  русского  языка и встречаются  в памятниках  письменности XI—XIV веков. Однако в современном  русском  языке  их  функционирование ограничено  определенными сферами общенародного  языка, что  отражено  в  стилистических  пометах,  приводимых  в  словарях.  Глаголы  третьей  разновидности  представлены  следующими  образованиями: нарядить (назначить в  наряд), отрядить, подрядить, порядить, срядить, урядить  (устар .

и  простореч.  рядить);  отразить,  поразить,  разразить,  сразить (книжн. разить);  выказать,  показать,  указать  (устар.  и  простореч .

казать); вложить, возложить, выложить, доложить (добавить), заложить,  наложить,  низложить,  обложить,  отложить,  переложить,  подложить,  положить,  предложить,  преложить,  приложить,  проложить,  разложить,  сложить  (соединить),  уложить (простореч.  обл.  ложить);  воззреть,  обозреть,  прозреть,  узреть (книжн., устар. зреть); вынудить, принудить, понудить (устар. и простореч.  нудить) .

Основное  внимание  в  исследовании  сосредоточено  на  соотношении древнерусских  производящих  и производных  глаголов,  извлеченных  из  памятников  древнерусской  письменности  XI- XIV  веков различной жанровой принадлежности  (см. перечень источников). Рассматриваемые  в работе  языковые единицы характеризуют  и общеславянский  лексический  фонд,  что  обусловило  привлечение  языковых данных  канонических текстов,  в частности  Евангелий, в качестве  дополнительного  материала  в  том  случае,  когда  он  не  противоречит собственно древнерусским  фактам  [см. Запольская 2003:  14- 15]. Кроме  того,  привлекались  данные  Картотеки  Словаря  древнерусского языка XI- XIV  веков, составленной  и хранящейся в Институте  русского языка им. В.В. Виноградова  РАН, Материалы  для  Словаря древнерусского  языка по письменным  памятникам И.И. Срезневского, Словаря древнерусского  языка XI—XIV  веков, а  также  Прямого  и  обратного  словника  к  названному  словарю;  Словаря  русского  языка  XI— XVII  веков.  Это  дает  возможность  не  только  проследить  эволюцию анализируемых  глагольных  образований, но и  установить  тенденции в  формировании  глаголов  со  связанными  основами  в  общенародном русском языке .

Исследование  ограничено  приставочным  глагольным  словообразованием,  в работе  не рассматриваются  полипрефиксальные  глаголы и образования с - СА .

В  общей  сложности  фактический материал  исследования  составил  10000  случаев  употребления  древнерусских  бесприставочных производящих  глаголов  и  их  приставочных  производных  в  древнерусском  и современном  русском  языках. За единицу  лингвистического описания принимается глагольная  словоформа,  функционирующая в высказывании, равном  предложению .

Н аучная  новизна  исследования  состоит  в  том,  что  впервые русские глаголы  со связанными основами рассмотрены  в динамике их развития; установлены  тенденции формирования этих  префиксальных образований  как разноуровневого  процесса; дана  комплексная  характеристика  глаголов  со  связанными  основами, отражающая  не  только формальные,  но  и  функционально- семантические  особенности  рассматриваемых  глаголов:

-  установлено,  что  это особый тип двух  или нескольких префиксальных  образований;

-  обоснована взаимная мотивированность  производных;

- доказано  сохранение  ими  исходной  категориально- лексической семы производящего глагола;

-  выявлена  специфика формирования общности  семантики приставочных  глаголов  на лексико- грамматическом  уровне .

Впервые  особенности  реализации  лексико- грамматической  семантики  рассмотрены  с  учетом  отнесенности  глаголов  к  одному  из семантико- грамматических  классов; показана значимость  формообразующих  глагольных  основ,  ограничивающих  либо  расширяющих  возможности^ыражения производящим словом межуровневои  семантики:

Впервые  выявлена  неоднородность  глаголов  со  связанными основами, представленных  тремя  разновидностями, отражающими  степень сохранения  производящего  слова  в общенародном  русском языке.  При этом  основные  тенденции  развития  глаголов  со  связанными основами  установлены  с  опорой  на  когнитивно- коммуникативную парадигму .

Впервые  охарактеризованы  предпосылки  и  раскрыты  закономерности  становления  глаголов  со  связанными  основами  в  рамках модуляционных  семантических  изменений  смысловой  структуры производящего  глагола  при  сохранении  стереотипности,  реализующей  общее  концептуальное  ядро;  обоснована  модуляционномаркирующая функция основы и префикса .

Теоретическая значимостьzyxwvutsrqponmlkjihgfedcbaZYXWVUTSRQPON   работы заключается в определении специфики  формирования  глаголов  со связанными  основами  в русском  языке  как процесса,  обусловленного  функционально- семантическими  изменениями  смысловой  структуры  производящего  слова .

Это  имеет  значение  для  решения  актуальных  задач  исторического словообразования .

Результаты  исследования важны как для теории семантического, так  и для изучения  префиксального  словообразования  в  общенародном русском  языке. Установленные  тенденции  изменения соотношений производящих и производных глаголов  по- новому объясняют закономерности  развития  словарного  состава  русского  языка  и могут быть  учтены  при научном  описании различных  глагольных  лексем, функционирующих в тексте (речи) .

Полученные результаты  могут быть использованы при изучении процесса языковой номинации в определенные периоды истории русского языка .

Практическая  значимость.  Материалы  и выводы проведенного  исследования  используются  в  вузовском  курсе  истории  русского языка, словообразования современного русского языка, спецкурсах по исторической лексикологии и историческому  словообразованию русского  глагола,  в лексикографической практике, в преподавании русского языка как иностранного .

Апробация результатов  исследования. Основные положения  и результаты  исследования нашли отражение в спецкурсах  «Проблемы исторического  глагольного  словообразования»  и «Современные подходы к изучению семантики древнерусского глагола», прочитанных  ля д студентов- филологов  Волгоградского  государственного  университета .

Результаты  исследования были представлены  в докладах  на международных,  всероссийских,  межвузовских,  региональных  конференциях, в их числе: X Конгресс МАПРЯЛ «Русское  слово в мировой культуре»,  Санкт- Петербург,  2003;  международный  конгресс  «Культура, наука, образование на пороге III тысячелетия», Волгоград, 1998, 2000,  2004;  международная  конференция  «Человек  в  современных философских  концепциях»,  Волгоград,  1998, 2004;  международная научно- практическая  конференция  «Лингвистическое  наследие И.А. Бодуэна де Куртенэ на исходе  XX  столетия»,  Красноярск, 2000;

международная  научная конференция «Филология на рубеже тысячелетий»,  Ростов- на- Дону,  2004;  международная  научная конференция «Язык и общество  в синхронии и диахронии»,  Саратов, 2005; международная  конференция «Актуальные  проблемы  современного  словообразования», Кемерово, 2005;  международная  научная конференция «Семантико- дискурсивные  исследования  языка:  Эксплицитность / имплицитность выражения смыслов», Калининград, 2005 .

Работа  обсуждалась  на  расширенном  заседании  НИИ  истории русского  языка Волгоградского  государственного  университета  и кафедры документной лингвистики и документоведения .

Теоретические  исследования древнерусского  глагола,  результаты  которых  отражены  в диссертации, проводились  в рамках  следующих конкурсных  научно- исследовательских  проектов  (автор являлся и является в них исполнителем):

-  «История  русского  глагола»,  грант  РГНФ  №  96- 04- 06272, 1996- 1998;

-  «Лексический  состав  русского  языка XI- XIV  вв.  в  словаре  и тексте»,  ФЦП  «Русский  язык»  Министерства  образования РФ, Государственный контракт ВолГУ №  189 от 18.07.2001;

-  «Лингвокультурологическая  летопись казачества Нижнего Поволжья  в  сопоставлении  с  идиостилем  Евгения  Кулькина»,  грант РГНФ №  00- 04- 00094 а/ В, 2000- 2002;

-  «Развитие  семантико- грамматических  классов  русского  глагола  XI- XVII  вв.  как  опосредованное  отражение  структуры  сознания носителей  языка»,  ФЦП  «Русский  язык»  Министерства образования РФ, Государственный  контракт ВолГУ  №  684 от 02.06.2003;

-  «Матричная реконструкция семантической структуры русских глаголов XVni— XX  вв., отражающая взаимодействие литературного  языка и нижневолжских диалектов», проект РФФИ  №  04- 06- 96511,2004- 2006 .

Положения, выносимые на защиту:

1.  Формирование  глаголов  со  связанными основами  в  русском языке  отражает  разноуровневые  тенденции  в  развитии  словообразования  и  является  следствием  семантических  изменений  смысловой структуры  рассмотренных глагольных единиц .

2.  Предпосылки  для  формирования  приставочных  глаголов  со связанными  основами  создаются  в  рамках  модуляционных  семантических  изменений смысловой  структуры  производящего  глагола  при сохранении стереотипности, реализующей общее концептуальное ядро .

Динамика развития глаголов  со связанными основами, выявленная в результате анализа трех разновидностей в ретроспективном плане, характеризуется  следующими закономерностями:

-  утрата бесприставочного  глагола  в результате ограничения набора признаков стереотипности у образований первой разновидности;

— сужение  сферы  функционирования  производящего  глагола- в общенародном русском  языке как следствие  изменений в наборе признаков стереотипности у глаголов  второй и третьей  разновидностей .

3. Причины и механизм  формирования глаголов  со связанными основами  зависят  от  характера  соотнесенности  производных,  имеющих общий производящий  глагол:

^ в случаях,  когда  производные  образования  выражают  общую категориально- лексическую  сему,  их  семантическая  соотнесенность обусловлена  тем,  что  производящая  основа  и  приставки  реализуют модуляционно- маркирующую  функцию.  При  этом  в  смысловой структуре  производных  глаголов  сохраняется  категориально- лексическая сема  производящего  слова;  формируется  общность  семантики на  лексико- грамматическом  уровне;  дифференциальные  признаки, свойственные  производящему  слову,  перераспределяются  между производными с разными префиксами;

-  в  случаях, когда  производящие  глаголы  в  определенном контексте  обнаруживают  тенденцию  к семантической  деривации,  у  производных  образований появляются новые лексические значения и новые  категориально- лексические  семы.  При  этом  реализуется  новая стереотипность,  обеспечивающая  набор  значимых  признаков  нового концептуального  ядра;  производящая  основа  и  приставка  выполняют деривационно- маркирующую  функцию,  что  свидетельствует  о  разрушении  словообразовательных  связей  и  обособлении  таких  производных образований .

4. В смысловой  структуре производных  глаголов  со связанными основами функционально значимым является  разграничение  сильных и слабых компонентов:  .

-   сильные  компоненты  обнаруживают  устойчивость  в  семантической и смысловой структурах глагольного  слова;

-   слабые  компоненты  могли  переосмысливаться  в  процессе  семантической  модуляции,  что  в  условиях  контекста  находит  выражение  в  использовании  присловных  уточнителей  определенной  семантики, а также предложно- падежных  конструкций .

Структура  работы: Диссертация  состоит  из введения, четырех глав,  заключения;  в  основной  текст  работы  включены  17  таблиц .

Справочную  часть  диссертации  составляют  список  использованной литературы,  список источников и словарей, а также  принятых в работе сокращений .

СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во  введении  обосновывается  актуальность  исследования, формулируются  цели и задачи  работы, определяется  ее  научная новизна, теоретическая  и практическая значимость, характеризуется  материал, методологические  основы и методика анализа языковых фактов, излагаются положения, выносимые на защиту .

  первой главе «Проблематика  исследования русских  глаголов ВzyxwvutsrqponmlkjihgfedcbaZYXWVUTSRQPONMLKJIHGFEDCBA со  связаннымиzyxwvutsrqponmlkjihgfedcbaZYXWVUTSRQPONMLKJIHG   дается  общая  характеристика  понятия   в оа с н м »

и «связанные основы», определяется  место  глаголов  со связанными основами в словообразовательной системе русского языка .

На существование  в русском языке особой группы глагольных образований типа обуть,  азуть; ввергнуть,  твергнуть,  повергнуть  обр о ращали внимание многие лингвисты, характеризуя  различные языковые процессы [Бодуэн де Куртенэ  1877:  31; Крушевский  19986:  152; Богородицкий 2004: 194] .

Терминологическое  определение  таких  слов,  как привыкнуть, отвыкнуть; прибавить, убавить, добавить, было дано Г.О. Винокуром: «Основы, которые  всегда  даны  нам только в соединении с теми или иными,аффиксами, можно  было  бы  назвать  основами связанными» [Винокур  1959: 435]. Ученый охарактеризовал  слова со связанной основой с точки зрения словообразования, определив  их отношение к понятиям  производности  и  членимости.  При  этом  подчеркивалась важность изучения слов со связанной основой для истории языка, «так как именно в этой области особенно легко найти материал, который иллюстрировал бы общие процессы, ведущие к преобразованию морфологического состава слова» [Винокур, 1959:438] .

Диапазон  проблем,  которые  требуют  своего  решения, еще достаточно  широк: от  необходимости  классифицировать  и  описать  различные виды связанных основ  [Виноградов  1975:  159; Винокур  1959:

438]  до  изучения  семантических  процессов,  превращающих  основу глагола в связанную [Волохина, Попова 1993:  155] .

В  имеющихся работах, посвященных рассмотрению слов со связанными  основами, обнаруживаются  спорные вопросы. Среди исследователей  нет единства  в трактовке  термина  «связанная основа», поразному  оценивается производность  и членимость  слов,  содержащих связанную  основу,  а  вопросы,  касающиеся  определения  значения слов со связанными основами и их происхождения, остаются недостаточно изученными .

Термин  «связанная  основа»,  введенный  в  научный  оборот Г.О. Винокуром,  в дальнейшем  уточнялсягИсследователи  указывали, что  связанные основы даны  в соединении не только  с приставками и суффиксами, но и с другими  основами  [Стрелков  1967:  63; Шанский 1966:  17]; аффиксы в составе  связанных основ имеют деривационный характер  [Михайлов  1974:  45;  Ш анский:  1966:  17];  данные  основы употребляются  «минимум  в двух  словах»  [Михайлов:  1974:  45]; они не способны выступать  в функции формообразующих  основ  [Маслов 1987:  152] .

Некоторые  исследователи  считают,  что  значение  связанной основы  «отличается от значения свободной  основы  своей  фразеологичностью. Значение связанных  основ  фразеологично  в  том  смысле,  что оно  никогда  не  выводится  из  значений  составляющих  элементов,  в силу  затемненности  лексического  значения  связанного  корня  и особенностей значений аффиксов (особенно префиксов) в составе слов со связанными корнями» [Путырская  1977:  11] .

Значение связанной основы определить  легче,  если  слово  выражает конкретное  понятие, если  же  словом  выражено  абстрактное  понятие,  то  значение  связанной  основы  определить  труднее  [Земская 1953:  12- 13; Путырская  1977: 7] .

О  сложности  выявления  значения  связанной  основы  писал A.M. Ш елякин: «Если  бы  "связанные основы" не имели  значений, то слова с ними не могли  бы быть  производными, так как аффиксы в таких  словах  выделяются  в  определенных  значениях  (их  не  было  бы при  отсутствии  корневого  значения)  и  соединяются  между  собой  по той  же  морфематической  модели,  по  которой  образуются  слова  со "свободными  основами". Ссылка на то, что "связанные основы" трудно  определимы  словами,  не  доказывает  отсутствия  их  значений  вообще. Этими значениями является то  общее, что  объединяет  слова  со "связанными основами"»  [Шелякин 1966: 5] .

Анализ  научной  литературы  показал,  что  при  всем  многообразии  подходов  проблема  определения  понятия  связанной  основы  до конца не решена .

В  качестве  главных  признаков  основы  слова  ученые  называют членимость,  производность  и  оформленность  [Земская  1966:  3- 12;

Крылов 1963: 42; и другие] .

Слова  со  связанными  основами  характеризуются  в  науке  как морфологически  членимые.  Однако  их  членимость  имеет  некоторые особенности, поскольку  «обусловлена не их  общим корнем, а  прежде всего аффиксами, т.  е. наличием  в них четко вычленяемых аффиксов, словообразовательное  значение  которых,  известное  по другим  образованиям, присутствует  в  семантике соотносимых  слов со "связанной основой"»  [Основы построения описательной грамматики...  1966:  54] .

Как  отмечает  З.А. Толмачева,  «непременным  условием  членимости  слова  со  связанной основой является наличие хотя  бы еще  одного слова с той же связанной основой»  [Толмачева  1959:  140] .

Членимость слов со связанными основами возможна, по мнению И.С. Улуханова, и вследствие  того, что данные слова  в прошлом имели в русском языке производящее слово [Улуханов 2005:  37] .

Указанные  особенности  позволяют  ученым  характеризовать глаголы  со  связанными  основами  как  слова  с  дефектной  [Земская 1966:  12], условной  [Кубрякова  1974а: 48- 53]  или  связанной  членимостью  [Янко- Триницкая 1968:  535]; И.С. Улуханов  называет  их  слабо членимыми  [Улуханов  1977:  67]; И.А. Ширшов относит  их к периферийному типу производности  [Ширшов  1997] .

Трудности  в  установлении  морфологической  членимости  слов со  связанными  основами  обусловлены  неоднозначностью  решения  в науке вопросов производности и мотивированности таких образований .

Мнения языковедов  о  производности  слов  со связанными основами  не совпадают.  Одни  исследователи  считают  такие  слова непроизводными, другие — производными .

Ученые,  относящие  слова  со  связанной  основой  к  непроизводным, выдвигают  в качестве  аргумента  отсутствие  у них производящего  слова  [Земская  1973:  67;  Попова  1996:  18- 20;  Сигалов  1977:  9;

Стрелков  1967:  63;  Тихонов  1985:  26;  Ш анский  1966:  10;  ЯнкоТриницкая  1968:  535]. По мнению исследователей,  достаточным  критерием  определения  производности  является так  называемое  «правило Г.О. Винокура»,  который писал, что  «слово  можно считать  произ- водным  до  тех  пор,  пока  с  ним  соотносится  слово  непроизводное»

[Винокур  1959:  436] .

Характеризовать  слова  со  связанными  основами  как  производные позволяет  существующая  возможность  установления  между данными словами  отношений мотивации, которые реализуются  здесь как взаимная мотивация  [Зверев  1972:  74; Зенков 1969:  119; Маслов  1987:

152; Цыбова  1988:  170] .

Анализируя  взгляды  лингвистов  на проблемы  морфологической членимости,  словообразовательной  производности  и  мотивированности  слов  со  связанными  основами, следует  подчеркнуть,  что  с позиций  синхронного  словообразования  рассматриваемые  единицы  невозможно  охарактеризовать  как производные, поскольку  у  них отсутствует  производящее  слово.  Однако  характеризовать  данные  слова как  непроизводные  также  не  представляется  возможным,  этому  мешает их четкая взаимная соотнесенность, подтверждающая  наличие у них в*прошлом производящего слова, и четко вычленяемые аффиксы .

До  сих  пор  недостаточно  разработана  проблема формирования связанной  основы, затрагивающая  вопросы  синхронии  и диахронии, словообразования и лексикологии, функционирования языковых единиц.  В' качестве  причин, приведших  к  появлению  связанных  основ, большинство исследователей  называют утрату или архаизацию  слова с непроизводной основой [Азарх  1985:  152; Михайлов  1970:  92; Соколов  1964:  6; Стрелков  1961; Тихонов  1971: 271; Толмачева  1959:  141;

Цыганенко  1991: 29; Ш анский 1966:  17]. Кроме того, в работах  отмечается, что основа может приобретать связанный характер  в  результате семантических сдвигов в производных [Михайлов  1970:  92; Толмачева  1959:  142,  156; Ш анский 1966:  17]. Усложнение основ и  переход их в связанные, по мнению лингвистов, наблюдается  при заимствовании [Федорова  1969: 95- 107; Цыганенко 1991: 29; Ш анский 1966:  17] .

Анализ  научной  литературы  убеждает  в  том,  что  факты  современного русского  языка не дают возможности в полной мере  охарактеризовать  механизм  становления глаголов  со связанной основой, поскольку  выводы  лингвистов  делаются  на  базе  исследования  слов  со связанными основами как уже  сформировавшихся единиц .

В  лингвистической литературе  недостаточность  такого  подхода к анализу языковых фактов отмечается  многими языковедами [Лукин 1997:  89; Немченко 1994;  Супрун  1987; Трубачев  19946:  19]. Единственно  верным  принципом рассмотрения  словообразовательных  явлений  признается диалектическая  взаимосвязь синхронного  и диахронного  подходов  к фактам  словообразования  [Балалыкина, Николаев 1985:  11] .

Объяснительные  возможности  синхронно- диахронического подхода  успешно  используются  в современных  исследованиях  [Балалыкина  2001;  Ваулина  2002;  Дмитриева  2005;  Коряковцева  1998;

Крючкова 2000],  его  применение к анализу  русских  глаголов  со связанными основами позволяет снять целый ряд противоречий при объяснении  причин  и  выявлении  условий,  способствовавших  формированию этих единиц. Такой подход предполагает  рассмотрение слов со связанными  основами  как результат  языковой эволюции, зафиксированный в языке переход  производных слов в разряд непроизводных .

При  установлении  семантических  отношений  между  словами современного  русского  языка,  содержащими  связанную  основу,  исследователями  чаще всего  не учитываются  изменения словообразовательной  структуры,  поскольку  рассмотрение эволющнгязыковых единиц, как правило, не соотносится с особенностями мышления человека предшествующих  эпох .

Многоуровневая,  иерархически  организованная система языковых  представлений, сложившаяся в психике  носителя языка, по мнению С П. Лопушанской, может рассматриваться  в качестве языкового сознания  индивида  определенного  хронологического  периода.  «Если исходить  из того, что  смысловой доминантой языкового сознания является воспроизводимое  в  процессе  коммуникации восприятие человеком окружающего  мира, отношение мыслящего субъекта  к продуктам  материальной  и духовной  жизни  общества,  представление  субъекта о своем месте  во Вселенной, о самом себе, то  изменение во времени названной смысловой доминанты закономерно будет сопряжено с  изменениями  структуры  речемыслительной  деятельности»  [Лопушанская 1996: 6] .

Учет  этих  положений  позволяет  использовать  когнитивнокоммуникативный подход при рассмотрении глаголов  со связанными основами.  Возможность  реконструкции  таких  процессов,  в  которых нашли бы отражение  закономерности и мыслительных,  и речевых,  и языковых изменений в их взаимообусловленности, до сих пор остается нереализованной .

В  реферируемой работе когнитивно- коммуникативный подход к рассмотрению глаголов  со связанными основами, анализ конкретного материала,  реконструкция семантической  и смысловой  структур при сопоставлении  с  особенностями  речемыслительной  деятельности личности  определенного  исторического  периода  позволяют  установить закономерности формирования глаголов со связанными основами .

  второй главе  «Роль  лексико- грамматической  семантики ВоzyxwvutsrqponmlkjihgfedcbaZYXWVUTSRQPONMLKJIHGFEDCBA производящих  и  производных  глаголов  в  процессе  образования связанных  основ»  рассматриваются  бесприставочные  производящие и  приставочные  производные  глаголы  на  лексико- грамматическом уровне  в соответствии  с принятой в работе  классификацией глаголов [Лопушанская 1990:  23- 29] .

Производящие глаголы .

Глаголы /  класса, например pevn, CTHYH,  уьсти.характеризуются равенством  претеритальных  и  презентных  основ  в  праславянском, древнерусском и современном русском языках. Специфика глаголов  с генетически  совпадающими  основами заключается  в том, что  структура  их  формообразующих  основ  ограничивает  возможности производящего  слова  в  выражении  лексико- грамматической  семантики .

Степень длительности  действиятлаголов  с генетически  совпадающими основами представлена как краткая, к онкретная .

 классу  принадлежат  бесприставочные  производящие  глаКо  / / zyxwvutsrqponmlkjihgfedcbaZYXWVUTSRQPONMLKJIHGFEDCBA голы  *deti,  *utl, *xytltl, КЛ^АТИ,  грАДИти,  AHYHTH,  ЛОЖНТИ,  лууити, нудити,  рд^итн, рАднхи, ^ьр*Ьти, поскольку  они характеризуются  генетическим  неравенством  претеритальных  и  презентных  основ. Содержательным  признаком бесприставочных  глаголов  являлся признак длительности действия .

Лексико- грамматическая  категория длительности,  относящаяся к сфере  аспектуальности,  подробно  описана А.В.  Бондарко  [1987:  98Длительность  как категориальное  явление  имеет  свои  средства выражения и в рамках  глагольного  слова, и за пределами предикативной  единицы. Это  значение, заключенное  в лексической, словообразовательной  и  грамматической  семантике  глагола,  может  быть,  вопервых,  маркировано специальными  морфемами, во- вторых,  подчеркиваться различными элементами контекста .

В  отличие  от  лексико- грамматических  категорий,  характеризующих  действие  с точки зрения его качественных  особенностей, например,  направленности : :  ненаправленности,  предельности  : :  непредельности, категория длительности  представляет  действие  и с количественной  стороны.  Наличие  элемента  «количества  действия»  в семантике данной категории позволяет измерить, определить  степень длительности  действия.  А.А.  Потебня писал, что  «длительность  глаголов  измеряется  не  объективно, в  строгом  смысле  слова,  а  так сказать, народно- субъективно, т. е. мерою, данною самим языком, степенью глаголов, принятою за единицу»  [Потебня 1977: 93] .

Средством,  маркирующим  в  структуре  глагольного  слова  признак  длительности,  являются  суффиксы  исхода  претеритальных  глагольных основ - А-, - *Ь-, - м-  и  - j-  в исходе презентных основ. Так, глагол КА^АТИ   содержит  в  претеритальной  основе  суффикс  - д-,  который  в древнерусском  языке  был  средством  выражения  рассматриваемого признака  [Потебня  1977:  89;  Обнорский  1953:  54; Кошелев  1958:  10;

Пешковский  1956:  104—105]. Что касается основы настоящего  времени глагола  кд^дтн, то в праславянском она оканчивалась на  *- /-   *- j- .

По вопросу  о  значении финалии презентных  основ  - j-  мнения исследователей  расходятся.  С точки зрения синхронии звук - j-  наличествует  в исходе  презентных  основ в составе  алломорфов суффиксов претеритальных  основ - a/ -, - ej-. Н.С. Трубецкой полагал, что такие фонемы,  как  - j-,  выполняют  делимитативную  функцию,  поскольку  они «сигнализируют  либо о границе слова (или морфемы), либо о наличии определенного  рода  соседней* морфемы»  [Трубецкой  1960:  58;  299  и   - j-  нельзя след.]. Такую  точку  зрения разделяет М.В. Панов: «Отрезкуzyxwvutsrqponmlk приписать никакого отдельного  значения; он служит  способом соединения  глагольных  основ, оканчивающихся  гласным,  со  следующими суффиксами, которые начинаются тоже гласными или являются нулевыми»  [Панов 1967:  69]. Однако в рамках соотношения двух  глагольных  формообразующих  основ  выявляется  важная  функция - j-, который, как подчеркивает  С П. Лопушанская, не только сигнализирует  о границе  морфемы, но  и  «способствует различению двух  глагольных основ» [Лопушанская  1975: 51] .

С  точки  зрения  диахронии  - j-  являлся  формантом,  маркирующим  признак длительности  в  структуре  презентных  глагольных  основ. По мнению П.С. Кузнецова, «наиболее  ярко выступает ... значение показателя славянского III класса - i- j- (- i- ), выражавшего  действие длительное,  ничем  не ограниченное... Это  значение достаточно ясно сохранилось в славянских бесприставочных глаголах (ср. глаголы  с - /и  различными  его  фонетическими изменениями в  сочетании  с  предшествующими  согласными,  такие,  как  ^ндж,  х°ЩЖ,  пншж  и  т.  д.)»

[Кузнецов  19536: 236] .

Обобщая  приведенные  мнения  ученых,  можно  заключить,  что суффиксы  - д-, - j-  были  специализированными средствами  выражения длительности.  Учет  лексико- грамматической  семантики  суффиксов наряду  с особенностями лексической семантики глагольной единицы позволил уточнить  особенности проявления межуровневого значения, маркированного  формантом,  например,  древнерусские  омонимы кд^дти  (показывать),  кд^дтн  (говорить),  КА^АТН   (подвергать  наказанию) вгсоответствии  с лексической семантикой обозначают целостное действие,  что  дает  возможность  характеризовать  их  как  длительнорезультативные .

Проведенный анализ всех представленных  в материале  глаголов второго  класса подтверждает,  что лексико- грамматическая семантика длительности  действия маркирована в их структуре суффиксами претеритальной  и  презентной  основ  и  совмещается  с  лексикограмматическими значениями результативности, эволютивности .

К  / / /  классу  относятся, например, бесприставочные  производящие втыкнутн, гати, у  которых  соотношение формообразующих  основ развивалось  от  равенства  к неравенству.  Общность  этих  глаголов  на лексика- грамматическом уровне  находит  выражение  в  значении предельности обозначаемого ими действия .

В работе мы придерживаемся  подхода  к определению предельности,  предложенного- Ю.С. Масловым,  А.В. Бондарко,  М.А. Ш елякиным. Как отмечает  Ю.С. Маслов, предельность  есть  входящее  в семантику  глагола  указание  на  внутренний,  самой  природой  данного действия предусмотренный  предел: «Обычно действие в своем протекании направлено к этому  пределу  и в случае его достижения должно исчерпать себя и прекратиться»  [Маслов 1984:  11] .

По  мнению А.В.  Бондарко, предельность  -   «это  наличие  внутреннего  предела,  которого  достигает  или  к которому  стремится  действие»  [Бондарко  1976:  200].  Следовательно,  предельные  глаголы «обозначают  хотя  бы  в  отдаленной  перспективе  достижение  известного предела, кладущего  конец действию»  [Шелякин 1983:  157]. Предельность не предполагает  обязательного выражения цели,  результата действия, но всякий результативный  глагол является предельным .

Специфика  глаголов  с  изменявшимся соотношением  формообразующих  основ  заключается  в  том,  что  они  выражают  межуровневую  семантику  предельности действия, которая может  быть маркирована специальной морфемой (глаголы  с суффиксом - ну- ), а может  не иметь формального средства  выражения в структуре глагольного слова (глаголы типа гати) .

В  семантическом плане глаголы  третьего  класса  взаимодействовали с глаголами  I и II классов. Данное взаимодействие  находило выражение в оппозитивных отношениях. В формальном плане наблюдается  взаимодействие  глаголов  III и  I  классов,  результатом  которого стало смешение глагольных  парадигм .

Установленные  при  анализе  языкового  материала  особенности реализации  межуровневых  значений бесприставочными  глаголами  I,

- II,- III  классов  обусловили  возможности  выражения  лексико- грамматической семантики приставочными производными .

Производные глаголы .

Анализ  приставочных  производных  позволил  проследить  изменения лексико- грамматических признаков в процессе префиксации .

Как  известно, при  изучении  семантики  глагольного  слова  разграничиваются  грамматическая  категория  вида  и  лексикограмматическая  категория  способов  действия,  уточняющая  характер протекания  действия  [см.  работы  А.В. Бондарко,  М.Ю. Чертковой, И.Б. Ш атуновского  и  др.].  Определяя  способы  глагольного  действия древнерусского  глагола, ученые приходят к выводу  о наибольшей активности  на раннем этапе языкового развития результативных  глаголов  [Ананьева  2001;  Баженова  1983:  14;  Дмитриева  2005;  Маслов 2004:  466- 468] .

Анализируемый  материал,  зафиксированный  в  памятниках письменности  XI—XIV  вв., еще  не позволяет  говорить  об оппозитивных видовых  отношениях бесприставочных  и приставочных  глагольных  единиц,  поэтому  в  реферируемой  работе  предпринята попытка охарактеризовать  аспектуальные  отношения производящих  и производных, показав роль способов действия в формировании глаголов  со связанными основами .

  класса  с  генетически  совпадающими Приставочные  глаголы  / zyxwvutsrqponmlkjihgfedcbaZYXWVUTSRQPON основами выражают  значение результативности.  При этом для реализации  межуровневой  семантики  широко  используются  различные контекстуальные  средства.  Значение результативности,  свойственное глагольной  основе,  может  усиливаться,  например,  употреблением предложно- падежных  форм  существительных  НА +  М еста.;  оу +   од.,Р указывающих  конечный  пункт  перемещения  и  подчеркивающих  результативность  действия, например: настпгоша  Ееренднун  Володимнрд  на  Желани  оу  ДовроговужА  и  не  ддшд  Еерендиуи  стр^лАтисл  с ними  (ЛИ  ок.  1425,  190  об.). В  таких  случаях  результативное  значение  оказывается  совмещенным  с  пространственным.  Дополнительными  конкретизаторами  значения результативности  в  контексте могут  выступать  однородные  сказуемые,  указывающие  на  последовательность  действий;  существительные  и  наречия  определенной  семантики; синтаксические конструкции .

Анализ  языковых  фактов  показал,  что  приставочные  глаголы / /   класса  с  генетически  различающимися  основами  на  лексикограмматическом  уровне  также  реализуют  значение  результативности .

Оно формируется во взаимодействии лексико- грамматической семантики  производящих  глаголов  и лексических  значений  производных образований.  Межуровневая  семантика,  маркированная  в  рамках глагольной  словоформы, не требует  уточнения  средствами  древнерусского контекста .

Использование контекстуальных уточнителей  наблюдается в тех случаях,  когда  коммуникативно  значимыми  становятся  допонительные оттенки результативности. Так, у глаголов  ндкд^дтм  (дать наставление),  СЪКА^АТН   в контексте возможно совмещение лексико- грамматической  семантики  результативности  и  длительности,  у  глагола отт.рАдити  предложно- падежные  формы  существительных  актуализируют  значение  направленного  перемещения,  у  глаголов  рд^х"ытити, по^ьр'Ьти  средствами  контекста актуализируется  дистрибутивное значение. Н апример: единою  во стогащю  ему  вт»  црквн  НА Avfccvb своемь.  вт^веде  OYH   CBOI,  ПО^/ УЬ  ПО  ЕрАтьн,  1же  стои ть  поюще  по — Ьмд  сторонАМА  (ПрП  XIV- XV  (2), 123в).  В  приведенном-  примере овобъект  восприятия  при глаголе  по^ьр'бтн  выражен  формой  собирательного  существительного  крдтыа,  а  в  придаточном  предложении этот же объект  представлен  как раздельное  множество, на что указывает  сказуемое  во  мн.ч.  (стоить).  В  данном  контексте  глагол по^ьр'Ьтн  выражает  результативное  действие,  постепенно  охватывающее все объекты .

 класса, характеризующиеся  равенстПриставочные  глаголы  / / / zyxwvutsrqponmlkjihgfedcbaZYXWVUTSRQPONMLK вом  презентных  и  претеритальных  основ  в  праславянском, неравенством  в  древнерусском  и  современном  русском  языках, на лексико- грамматическом  уровне  выражают  значение направленности действия  на  достижение  результата,  которое  сопряжено  с  их лексической  семантикой.  Глаголы  данного  класса  представлены производными  образованиями  от  бесприставочных  в*ыкнутн (H^KT»IKHyTH,   HABTJKHlfTH,   OETJKHlfTH,  OTTBTJKNlfTH)  И  KITH  ( ВЪ^АТИ, къиатн, ^дгати, н^ыатн,  НАЙТИ,  ОЕ"ЫАТИ, о тыати,  перейти, посати, пригати, рд^ыатн, угати) .

Характер  протекания  действий,  обозначенных  глаголами H^BTJKNyTH,   HABTJKHIfTH,   OETJKHlfTH,  OTbBTJKHYTH,   обуСЛОВЛвН  ОСОбвНностями  производящего  глагола  в'ыкнути,  выражавшего  лексикограмматическое значение постепенного накопления признака, которое маркировано  суффиксом  исхода  основ.  Производным  образованиям от  этого  глагола  свойственно  значение результативности,  проявляющееся как н аправленность действий на достижение  полного  результата путем  постепенного осуществления  длительного  действия. НаприH TH мер:  нт»  повел'Ьвдшб  кмоу  въ  свокн  одежи  x A   дондеже н^вънснтше всь  оустрои  мдндст'ырь.ск'ыи  (ЖФП   II, 37г  1— X 2); отт .

навикнешп  рд^оул\оу (Панд. Ант.  I, 188);  олъсви  прншедъше X в влъшвленига  и навъ/ кмуть  во'рд^оу'Мига (Ефр. Сир. XIV .);

в З МАЛА  ОБЪнснешн .

и ГОдли же  долъгь  молнтв"ы.  кт»  коу.  понеже  С преовнд'Ьти  молитву  и  служькоу  свою,  воудеть  поустл  дшд  твога (ПНЧ  XIV,  1436).  Материал  показывает,  что  результативность  рассматриваемых  производных  глаголов,  свойственная  их  основам, не требует контекстуального уточнения .

Приставочные глаголы,  образованные от гати, выражают  значение результативности  действия на базе признака предельности производящего глагола  и лексической семантики производного слова. Префиксальные  глаголы,  образованные  от  гати,  обозначают  целостное действие, совершающееся сразу от начала и до конца, например: САМА   в%& кувен'ыин'Ьда'ь. же  ндмъ  пов&гк  • 'в' м'кдАН'кн  плесньц/fe жеzyxwvutsrqponmlkjihgfedcbaZYXWVUTSRQPONMLKJIHGFEDCBA (Пал  1406,  1266);  тдко  ст- ыи. кед  роук*ы  «^л  кмоу  меуь.  (ЧудН   XII, 12т); [Феодосии] ндуд  Е7ГГ(С)ВАТИ   Л\А.  И  ОЕгыатъ  МА  роукдмд  СВОИМА н АВ ь НЛУАТЬ  Ц^ЛОКАТИ   MA  (ЛИ  ок.  1425,  173  об.);  и прн'Ьх '   ПОЛОКУИНЪ оуддрнть  и  стрелою  А лошддь,  кго  поиметь (JUI 1377,  93  об.). Представление  о  целостности  связано с  лексической  семантикой перечисленных  глаголов,  поскольку  они обозначают  приобщение объекта  и  в сочетании с конкретными существительными  характеризуют  действие, совершаемое  в  один  прием. Значение результативности  в  рассматриваемых  глаголах  свойственно  их  основе  и,  как  правило,  не  требует дополнительного контекстуального уточнения .

Анализ  приставочных  глаголов  с  позиций, принятых  в реферируемом исследовании, позволил установить, что производные образования,  сохраняющие  свойственные  бесприставочным  производящим соотношения формообразующих  основ, в древнерусском  языке выражали значение результативности.  Особенности реализации этой лексико- грамматической семантики зависели от принадлежности глагольного слова  к одному  из семантико- грамматических  классов, от лексической семантики конкретного глагола, от контекстуального окружения .

В  третьей главе  «Лексическая  семантика  бесприставочных глаголов как база префиксальных  образований со  связанными  основами»  реконструированы  семантические  и смысловые  структуры  типовых  производящих  глаголов,  выявлены  и  описаны  семантические изменения модуляционного и деривационного характера.  При реконструкции семантической и смысловой структуры  слова  используются понятия  «категориально- лексическая  сема»  (КС),  «интегральная  сема»  (И С), «дифференциальная сема (признак)» (ДП)," «потенциальная сема»  (П С). В  качестве  типовых  глаголов  приняты бесприставочные производящие, базовые в своих лексико- семантических группах, наиболее  употребительные  в  исследуемых  памятниках  письменности .

Полученные результаты  представлены в признаковых таблицах .

Анализ  глаголов  первой разновидности  представляет  определенные трудности,  обусловленные  отсутствием  у  производных  этой группы бесприставочных  производящих глаголов  в современном русском  и древнерусском  языках. Попытка реконструировать  исходный глагол  всегда  связана «с  учетом предшествующей  истории,  которую можно реконструировать  на базе праславянских словарей»  [Нефедьев 1999:  П О]. Кроме того, о семантике бесприставочного  глагола  можно судить  по значению приставочного коррелята, учитывая, что  «приставочная сочетаемость  глагола семантически мотивирована, она должна служить  важным языковым свидетельством~для  семантического анализа  бесприставочных  глаголов»  [Кронгауз  1998:  112].  Это  положение  становится  методологически  значимым  при  анализе  глаголов первой разновидности, поскольку позволяет допустить, что в смысловых  структурах  приставочных  производных  реализуются  признаки концептуального ядра бесприставочных производящих .

Данные  этимологии  дают  возможность  реконструировать  исuti, вероятно  имевший  значение  «носить ходный  древний  глаголzyxwvutsrqponmlkjihgfedcbaZYXWVUTSRQPONMLKJIHGF обувь, обуваться»  [Фасмер III: 109; Черных I: 589]. П.Я. Черных приводит мнение Р ок оту  о том, что  и.- е. корень *еи- (:*ои~)   "и-  выражал семантику «натягивать»,  «надевать» [Черных I: 589]. К такому же выводу  приходят  Т.В. Гамкрелидзе  и  Вяч. Вс. И ванов:  «Общеевропейский термин для 'одежды'  и 'одевания' вообще восстанавливается в  форме  *yes-,  отраженной  во  всех  основных  древних  индоевропейских диалектах...  Основа  *yes-  может  этимологически увязываться  с первичным  корнем  *еи-  (нулевая  ступень  с  суффиксом  *- es- )  'надевать',  'натягивать', ср. ... лат. ex- ид 'раздеваю', ind- uo 'надеваю', induuiae 'одежда';  арм. aganim 'надеваю', др.- ирл./ иап ..., лит. aveti 'носить обувь', auti 'обувать',  латыш, aut  'обувать',  ст.- слав. ob- ujq 'обуваю'» [Гамкрелидзе, И ванов 1984, II: 705] .

Этимологические  сведения,  а  также  весь  комплекс  значений приставочных  производных  дают  возможность  гипотетически  определить  некоторые  характеристики  древней  производящей  основы .

С этой целью  мы  используем  понятие стереотипности,  обеспечивающей набор значимых признаков концепта, формирующей его концептуальное  ядро, в  которое  включаются,  в  частности,  представления  о том,  что  человек  (одушевленный  субъект)  покрывает  ноги  (неодушевленный объект) изделием из кожи, других материалов, как правило, с твердой  подошвой (второстепенный объект) или извлекает ноги из такого  изделия. Установить  семантические  изменения в  этих  глаголах  не  всегда  представлялось  возможным.  В  то  же  время  анализ глаголов  первой разновидности позволил  выявить в их  развитии тенденцию  к  утрате  самостоятельности  производящих  основ, проявившуюся в сужении возможностей выражения пространственной интерпретации действия, а также субъектно- объектных отношений .

Реконструкция  семантических  структур  производящих  глаголов второй разновидности и анализ реализации смысловых  структур функционирующих глагольных  словоформ дали  возможность установить  семантические  изменения  при  сохранении  исходной  категорипьно- лексической  семы  (семантическая  модуляция)~и~семантические изменения, приводившие к переосмыслению  исходной  категориально- лексической  семы  (семантическая  деривация).  Количественное соотношение семантических  изменений в смысловой структуре каждого глагола  отражено в Таблице 1 .

Таблица 1*

–  –  –

* Случаи употребления каждого  глагола приводятся в абсолютном выражении; в скобках указано  количество  словоупотреблений  в долях;  знак 0  показывает, что  данный тип семантических изменений в смысловой структуре глагола не установлен .

Как видно из таблицы, преобладающими  являются случаи  употребления  бесприставочных  производящих  глаголов  в  прямых лексических значениях. Глаголы  ЛНУИТМ, стиун~употреблены  только в прямом значении. Большую  долю  составляют  словоупотребления производящих  в  переносных  значениях, появившихся  в  результате  модуляционных  семантических  изменений. В  меньшей  степени  представлены  случаи  употребления  производящих  глаголов  в значениях, возникших в результате деривационных семантических изменений .

Анализ материала показал, что семантическая модуляция в смысловой  структуре  рассматриваемых  глаголов  проявляется  в  рамках интегральных сем, отражающих  характер действия, способ и цель его осуществления  или  характер  объекта.  Например, у  глагола  КА^АТН  С категориально- лексической  семой  'речевая  деятельность'  семантическая модуляция  проявляется в рамках  интегральной семы  'цель речека%а [приказал]  нести  именье вой  деятельности':  РОСТНСЛАВТ»...zyxwvutsrqponmlkjihgfedcbaZYXWVUTSRQPONMLKJ и»(т)цд  своего,  предт»  СА (ЛИ  ок.  1425,  117); здесь  глагол  кд^дти, который  в прямом значении выражает  речевую деятельность, направленную  на  информирование  адресата,  используется  для  обозначения приказа .

Перегруппировка  признаков  при  сохранении  категориальнолексической  семы  может  быть  обусловлена  активным  характером объекта:  Е'Ьшен'ь Hiicro ... удсть  Н'ЬУТО  С нлгкннгд моего Э  оув&ка. п дкъ!  же  вт.  ApfcWio  нощь  пришедт* дрЬ'гЪ'ю  удсть  и третьее  же  прнде. ДА луъ  [схватил]  его (ЖАЮ, С27). В данном контексте  глагол  гати,  который  в  прямом  значении  «взять»  обозначает приобщение  пассивного  объекта,  используется  для  выражения  приобщения активного объекта и приобретает значение «схватить» .

Семантические  изменения деривационного характера  при переосмыслении исходной категориально- лексической семы  наблюдаются у  глаголов  кд^дтн,  вхти. Так, глагол  IATH   В сочетании  с  абстрактным существительным  к"Ьрд  выражает  значение  «поверить»,  например:

ими ми в'Ьроу ove  [почувствуй,  прояви ко мне веру] (ЖФП  XII, 54а4) .

В  смысловой  структуре  глагола  реализуется  новая  категориальнолексическая сема 'эмоционально- оценочное о тношение' .

Реконструкция  семантических  структур производящих  глаголов третьей разновидности и  анализ  их  смысловых  структур дали  возможность  установить  семантические  изменения  при  сохранении  исходной  категориально- лексической семы и семантические изменения, приводившие  к  переосмыслению  исходной  категориально- лексической  семы. Количественное  соотношение  семантических  изменений в смысловой структуре каждого глагола отражено в Таблице 2 .

–  –  –

Преобладающими  являются  словоупотребления  производящих глаголов  в прямых лексических значениях. Большую долю  от общего количества  составляют  словоупотребления  производящих  глаголов  в переносных  значениях, являющихся  результатом  модуляционных  семантических  изменений.  В  меньшей  степени  представлены  случаи употребления  производящих  глаголов  в  значениях,  возникших  в результате деривационных семантических изменений .

Особое место среди производящих третьей разновидности занимает глагол  ложнтн, который в прямом значении «класть  что- либо куда- либо»  не  зафиксирован.  Он  употребляется  только  в  переносных значениях: на  базе  модуляционных  семантических  изменений возникает значение «помещать  подо что- либо, поддерживая»;  на базе деривационных  семантических  изменений в смысловой структуре у  этого глагола появляются значения «сотворить»,  «поражать» .

Анализ  материала  показал, что семантическая модуляция в смысловой  структуре  рассматриваемых  глаголов  проявляется  в  рамках интегральных  сем, отражающих  характер действия, способ и цель его осуществления.  Например, у  глагола  ^ьр^Ьти  с  категориально- лексической семой 'зрительное восприятие' модуляционные семантические изменения  наблюдаются  в рамках  интегральной  семы  'характер  протекания процесса' .

При  характеристике  глаголов,  обозначающих  восприятие, в научной  литературе  используются  различные  термины:  глаголы  агентивные /  неагентивные  [Gruber  1967],  произвольность /  непроизвольность действия  [Плискина 1975:  91]; целенаправленность /  нецеленаправленность  восприятия  [Васильев  1971а:  76]. Целенаправленность зрительного  восприятия связана «с  активным действием  органов зрения  (сосредоточием  их  на объекте  восприятия)»  [там  же]; нецеленаправленные  глаголы  обозначают  «результат  целенаправленного процесса зрительного  восприятия»  [там  же:  80]. Термины, предлагаемые исследователями,  представляются  не  совсем  удачными,  поскольку допускают  неоднозначность  толкования.  В  реферируемой  работе дифференциальные признаки, к оторые конкретизируют  интегральную сему  'характер  протекания процесса', определяются  как «восприятие, не  включающее  волевой  фактор»  и  «восприятие,  включающее  волевой  фактор».  В  прямом  значении  «видеть»  глагол  ^ь.р'Ьтн  выражает  %piauie  НИКОЛА  уернецт .

восприятие, не включающее  волевой  фактор:zyxwvutsrqponmlkjihgfedcbaZYXWV ЕЛН^Ь  кордвлга  идущл  стго  Николу (Ч. Николы, IV,  2); в модуляционном  значении.«смотреть»  анализируемый  глагол  выражает  восприятие, включающее волевой фактор: ДА  гакоже  HAYA кпифлн- ь щр- ктн на Ар'йво на птице, прнде к нему  н'Ькто стдрець (ЖАК), 27в) .

Семантическая  деривация  в  смысловой  структуре  глаголов третьей  разновидности обусловлена  особенностями их  сочетаемости .

Так,  условия  для  переосмысления  исходной  категориальнолексической  семы  у  глагола  ^ьр"Ьти  создавались  в  следующем  контексте: црквь  же  Соломонт»  по  сред'Ь  грлдл  СОЗДАЕТ»  НД  o\ %k %рлщл (ГА  XIII- XIV,  92а).  Действительное  причастие  ЗДАЩ А,  характеризуя признаки  неодушевленного  объекта  (цьркъвь.),  выражает  значение «быть  обращенным  куда- либо»  и  реализует  новую  категориальнолексическую сему  'местоположение в пространстве' .

Деривационные семантические  изменения наблюдаются  в смысловой  структуре  глаголов  в  сочетании  с  абстрактными  существинл слова тельнымигупотребленными  в функции объекта:zyxwvutsrqponmlkjihgfedcbaZYXW (Пч  к.  XIV,  38);  с  существительными,  имеющими  расширительный характер,  например, в  сравнительном  обороте:  ложм [сотворю]  нево AKTJ  желчн о  (Изб 1073,  102г) .

При семантической деривации  в смысловой  структуре  глаголов могут  актуализироваться  потенциальные  семы,  приобретающие  статус  категориально- лексических,  например, у  глагола  ^ьр'Ьтн, функционирующего в определенных контекстуальных  условиях, статус категориально- лексической  приобретает  сема  'пребывание  в  эмоциональном  состоянии':  КНАЖДСТД  С мтрью  в  нелм... л  НА  Еолоднмерк BO Володнмерь  воудеть.  НАЮ (ЛИ  ок .

ЗДЮЩ А (желая заполучить] се лн  W 1425, 249) .

Рассмотрение  производящих  глаголов  трех  разновидностей позволило выявить следующие тенденции их развития:

-  сохранившиеся префиксальные образования первой разновидности  свидетельствуют  об  ограниченном  наборе  признаков  стереотипности,  о  сужении  путей  формирования  концептуального  ядра  и концепта, что обусловливало утрату бесприставочного  глагола;

-  у  глаголов  второй и третьей разновидностей, зафиксированных в  прямом  и  переносных  значениях,  перегруппировка  семантических признаков модуляционного характера  при сохранении исходной категориально- лексической  семы  происходила  в  рамках  общей  стереотипности,  обеспечивающей набор наиболее значимых признаков  он- к цепта и формировавшей его концептуальное ядро; при этом изменение стереотипности могло  приводить к сужению  сферы функционирования производящего глагола в общенародном русском языке;

-   перегруппировка  семантических  признаков  деривационного характера  в глаголах  второй и третьей  разновидностей, приводившая к  появлению новой категориально- лексической  семы, происходила  в рамках новой стереотипности, формирующей новый концепт .

В  четвертой главе  «Формирование  глаголов  со  связанными основами» реконструируются  семантические и смысловые  структуры производных, образованных от типовых производящих глаголов .

Анализ  префиксальных  образований  первой разновидности показал, что производные от одной основы выражают  общую  категориально- лексическую  сему, реализацию которой обеспечивают  в разной степени  сильные и слабые  компоненты смысловой  структуры.  Сильные  компоненты  обнаруживают  устойчивость  в  семантической  и смысловой структуре глагольного  слова. Так, интегральную  сему  'характер субъекта'  мы считаем  сильным компонентомгдля всех приставочных образований этой разновидности .

Слабые  компоненты  могли  переосмысливаться  в  процессе  семантической модуляции, результаты  чего  находили отражение в смысловых  структурах  производных  глаголов,  обозначавших  тождественные  или  противоположные  действия. Для  глаголов  окутн, «^ути, рд^ути с категориально- лексической семой  'помещение объекта'  слабыми  компонентами  смысловой  структуры  являлись  интегральные семы  'характер  помещаемого  (извлекаемого) объекта'  и  'пространственная ориентированность помещения объекта'; для глаголов  ндд'вти, од'Ьтн с категориально- лексической семой  'покрытие объекта'  слабым компонентом  была  интегральная  сема  'направление  действия';  для глаголов  в'ых'ытити,  въсх'ытитн,  исх^тити,  подт»хгьтп тн,  похчьтитн, pACx^JTHTH  с категориально- лексической семой  'приобщение  объекта' слабыми  компонентами  смысловой  структуры  были  интегральные семы  'характер  объекта',  'способ  приобщения  объекта',  'характер приобщения объекта' .

Приставочные образования окутн, н^ргн, pa^frtt,  выражая противоположные  значения, полностью  исчерпывали  возможности пространственной интерпретации действия, названного бесприставочным  *uti, в результате чего  создавались  условия, способстпроизводящимzyxwvutsrqponmlkjihgfedcbaZYXWVUTSRQPONMLKJIHGFEDCBA вовавшие утрате бесприставочного  глагола .

Количественные  данные  об  отражении  семантических  изменений производящих глаголов  в производных образованиях первой разновидности  не  сведены  в таблицу  в  связи  с  тем,  что  реконструкция семантики  производящих  с  опорой  на  этимологические  сведения  не всегда позволяет выявить типьТсемантических изменений .

Реконструкция  семантической  и  смысловой  структуры  префиксальных  образований  от  типовых  глаголов  второй разновидности проведена  с учетом  рассмотренных  в третьей  главе  бесприставочных глаголов. Весьма  информативным является сопоставление долей словоупотребления  приставочных  образований, отражающих  модуляционные и деривационные семантические изменения производящих глаголов (см. Таблицу 3) .

Как  видно  из  таблицы,  преобладающими  являются  словоупотребления  производных,  отражающих  модуляционные  семантические изменения  производящего  слова  (0,520),  значительным  количеством словоупотреблений  представлены  производные, отражающие  прямое значение  производящих  (0,423).  Эти  данные  подтверждают  тенденцию к развитию связанных основ в рамках семантической модуляции .

Что  же  касается  деривационных  семантических  изменений  (0,057), которые  составляют  долю  почти  в десять  раз  меньшую,  чем  модуляционные,  то  эти  данные  свидетельствуют  об  образовании  изолированных глаголов .

–  –  –

Содержательная  сторона закономерностей формирования глаголов со связанными основами может быть показана на примере производных  образований  ськд^дтн,  ндкд^дтн  (дать  наставление), прнкддти,  образованных  от  глагола  кд^дтн  с  категориально- лексической семой  'речевая  деятельность'.  Семантические  структуры  бесприставочного  глагола  и  приставочных  производных  обнаруживают  как сходства, так и различия, что отражено в Таблице 4 .

Общность производящего и производных обнаруживается  в реализации интегральных  сем 'характер  субъекта'  и 'характер  адресата' .

–  –  –

Р еконструкция семантической и смысловой  структур глагола  кд^дтн  и его приставочных  п рои зводн ых с  категориально- лексической семой  'речевая  дея тельн ость'

–  –  –

И нтегральная сема  'характер  субъекта'  у  приставочн ых  глаголов конкретизируется  диф ф еренциальными  призн аками  «одушевленность»,  «конкретность»,  «активность»,  н апример: и  кд^д  Ллрнтнъ  т у ч pevb  М ьстислдву  н  новгородьуемт»  (ЛН   XI I I - XI V,  85- 85  об.); н'Ьсть оу  НАСЬ.  оуунтелга,  нже  KTJ HTJ НЛКА^АЛТ,  (JITp,  61);  G iauie  во  кнщь .

И вдн ъ  Дмитреевн уь,  идд  кт»  Орду,  прикА^длт.  БЛЮСТИ  СВОЮ  OTYHHY Перегаслдвль.  кнгя^ю  МИ ХАИ Л^  Тлг'Ьрскому"  (ЛТр,  348) .

В  семантической структуре  приставочных  глаголов, так же как и у  бесприставочного, интегральная  сема  'харак тер  адресата'  конкретизируется  диф ф ерен циальн ыми  признаками  «одушевлен н ость»,  «конкретность»,  «пассивность»,  н апример:  скд^дшд  Сватсполку  (JIH K, Y 78);  кпифАнъ  pe. «молю  т н  СА. рлке  GTIII.  СКАЖИ  МН.  КОКГЛ  Д^ЬЛА  ВИНЪ!

ТАКО  в'ьскор'к  п руди т»  ETJ  в  НАПДСТЬ»  (Ж АЮ,  35г);  А  прнкд^дл- ь если,  епнскопу  (К ипр. м. поел. П ек. д. дух.  1395  г.). Адресат,  как зз правило,  выражен  существительн ыми  или~местоимениями  в  Дат.  с предлогом ли бо без  предлога .

П ри  глаголе  ндкд^дти  адресат  выражен  местоимением в Вин. без   мл  прдвьдьн- ын  (И зб.  1973,  45в);  отрокт»  же .

предлога:  и  ндкджетьzyxwvutsrqponmlkjihgfedcbaZYXWVUTSRQPONMLKJIHGFEDC видн въ  се  к му  створшю.  и  въ^емт».  пдкъ1  OBAAYC  КГО. CVU H  же дндред.  IVKAOBABT»  того  отрокд  и  много  нлка^авъ  кго.  гаже  суть  не  нд пол^у  того  Е'Ьгдти.  и  пусти  кго  долловн  пойти (ЖАЮ,  22в) .

Различия  между  приставочн ыми  производными  СЪКА^АТИ, НЛКА^АТН,  прикд^дти  заключаются  в  особенностях  реализации  интегральной  семы  'ц ель  осуществлен ия  действия '.  Так,  у  глагола СЬКА^АТИ  названная  интегральная  сема  конкретизируется  диф ф еренциальным  призн аком  «ин ф ормирован ие»,  который  уточняется  различными средствами  контекста .

Содержание  сказан н ого  раскрывается  в  конструкциях  с  прямой речью:  и  оуддрншд  YBAOMT»  передъ  кнгд^емт,  Ясеволодом'Ь,  н  скд^дшд ему  p'fcvb.:  «клднгаютсга,  кнгаже,  Половцн  бмгакове,  пришли  есьмъ!  со к н к ц емъ  Болгдрьск'ымъ  воевдть  Б олгдръ»  (ЛТр,  266).  Содержание речи  в  свернутом  виде  может  быть  передано  конструкциями  «Вин .

без  предлога»  или  «о +  М еста.»,  н ап ри мер:  дд  скджемъ  YTO  рддн про^вдсА  Пеуерьск- ын  мдн дстырь  (ЛЛ  1377,  52  об.);  д  w  ^еаддосов'к жн тьи  пдк- ы  скджем'ь  (ЛЛ  1377,  54 об.) .

В  смысловой  структуре  глагола  ндкд^дтн  интегральная  сема 'цель  осуществлен ия  дей стви я '  конкретизирована  диф ф еренциальным  признаком  «оказан ие  влиян ия»,  поскольку  в  речи  субъекта,  как правило,  объясн яются  н ормы  поведения, даются  наставления:  и  ещ е ко  ей  жив'Ьн  сущи  н  при^вдвшн  сын- ы  скога  кт сов'Ь  и  илклщлше  га, рекуще  ил\ т.:  се  д^ ь  \ ъ\ щ  о тън ти  св'Ьтд  сего,  сын ове  мои,  и м е й те межи  совою  ЛЮБОВЬ...»  (ЛТр,  289) .

Н аличие диф ф ерен циальн ого призн ак а «оказание  влияния»  подчеркивается  в  кон тексте  актуализацией  синонимических  связей  глагола  ндкд^дтн,  н апример: н 'в'  оу  н дсь  О ^И Т С АА  иже  в*ы  нт.1  накл^ллъ и  поууалъ  ндсъ  н  протолковАлт.  стън а  книги  (ЛЛ  1377,  9);  WH   же послушает,  кго  постриже  н  идрекъ  НМА  к му  Антонии  нлка^авъ  кго  н насуумвъ  уернеуьскому  wcpA^y  (ЛЛ  1377,  53).  К роме  того,  субъект действия,  как  правило,  выражен  существительными  и  прилагательными  определен н ой  семан тик и:  они  н азывают  людей,  наделенных мудростью,  зн ан иями, опытом:  не ГОрнните ндкд^дныа  црквнго гакоже въ1  НАКА^АДЪ  Мефодни  обители  вдшь  (ЛЛ  1377,  9  об.);  и  ндкджеть МА  правьдьнъш  (И зб. 1073, 45в) .

'В  глаголе  прикд^дтн  интегральная  сема  'цель  осуществления действия'  представлена  как  «выражение  воли  субъекта»:  вгаше ЕО   прмкл^алъ  БЛЮСТИ   СВОЮ кнгсць.  И вднъ  Дмнтреевнуь,  ндд  вт»  Орду,zyxwvutsrqponmlkjihgfedcbaZYXWVU OTYHHV  Перегасллвль  кнгсцю  Михднлу  Т^- Ьрскому  (ЛТр,  348).  Воля субъекта  заключается  в  побуждении  объекта  к определенным  действиям, на которые в контексте указывает  сочетание  рассматриваемой глагольной  единицы с объектным инфинитивом: прнка^лх^ епископу упрлвлнвлтн (ЛНК,  278);  приказа  ндлтЬстниУбСтво  дръжатн (ЛТр, 396);  прнка^алъ  ЕЪ/ ЛЪ  если» епископу  послатн и  къ  вдмъ  т^хт»

дитимисокт»  (Кипр. м. поел. П ек. д.  1395  г.) .

Сопоставление семантики производящего  и производных  слов, анализ  их  функционирования в древнерусском  тексте  позволили установить,  что  производные  образования  от  глагола  КА^АТН   (говорить)  имеют  сходную  с  производящим  глаголом  семантическую структуру.  В  смысловой  структуре  глаголов  НАКА^АТН,  прикд^дтн, ськд^дти,  выражающих  категориально- лексическую  сему  'речевая деятельность',  сильными  компонентами являлись  интегральные  семы  'характер  субъекта',  'характер  адресата';  слабым  компонентом была интегральная сема 'цель речевой деятельности' .

Различия  между  приставочными  глаголами  основаны  на перераспределении  дифференциальных  семантических  признаков, свойственных  производящему  слову.  Так,  в  семантической  структуре производных  с  различными  приставками  результативного  значения представлен  какой- либо один из дифференциальных признаков,  он- к кретизирующих  интегральную  сему  'цель  речевой  деятельности' .

При этом  глагол  СЬКА^АТИ   отражает  прямое значение  бесприставочного  производящего  слова;  производные  ндкд^дти,  прикд^дтн  образованы  на  базе  модуляционных  семантических  изменений  смысловой  структуры  производящего  глагола  при  сохранении  общей  стереотипности,  формирующей  общее  концептуальное  ядро.  Семантическая  соотнесенность  приставочных  образований обусловлена  тем, что  производящая  основа  и  приставки  реализуют  модуляционномаркирующую функцию. .

Рассмотрение  семантической  и  смысловой  структур  префиксальных  глаголов  третьей разновидности  с  позиций,  принятых  в реферируемой  работе,  сопоставление долей  словоупотребления приставочных  образований,  отражающих  семантические  изменения производящего  слова  (см. Таблицу  5), дали  возможность  установить следующее .

–  –  –

Приставочные  глаголы,  образованные  на  базе  прямого  значения производящих глаголов  (0,381) и модуляционных  семантических изменений  этого  значения (0,546),  обнаруживают  тенденцию  к формированию связанных основ. Производные, возникшие на базе деривационных  семантических  изменений  (доля  словоупотреблений  представлены  изолированными  префиксальными  образованиями .

В  качестве  примера, подтверждающего  выявленные закономерности, рассматриваются  приставочные образования от ^ьр"Ьтн с категориально- лексической семой 'зрительное восприятие' (см. Таблицу 6) .

–  –  –

Реконструкция семантической и смысловой структур глагола ^ьр'Ьти и его приставочных  производных с категориально- лексической  семой 'зрительное  восприятие'

–  –  –

Приставочные  образования  в'ъ^ь.р'ктн,  по^ьр'кти,,  пр'Ь^ьр'к'тн, у^ьр*Ьтн,  как  и  бесприставочный  производящий  глагол,  реализуют  категориально- лексическую  сему  'зрительное восприятие',  которая  конкретизируется  интегральными  семами- 'характер  субъекта',  'характер  объекта', .'характер  протекания процесса', 'направленность  взгля да' .

И нтегральная  сема  'характер  субъекта'  представлена  во  всех приставочных  глаголах  (кроме  про^ьр'Ьтн) диф ф еренциальными признаками  «одушевленность»,  «конкретность»,  «активность»,  н апример:

Игорь  же  ВО^Р'ЬЕЪ  НД  НВО  Н   кид'к  слнце  (ЛИ   ок.  1425,  223);

твьрднславъ  же  по^рл  нд  стоую  софню.  и  ре(у)  (ЛН   ХШ 2,  79);  у^Р*Ь Ли ?гъ(ЛН К, 41  об.) .

И нтегральная  сема  'характер  объек та'  представлена  в  семантической  структуре  производн ых  глаголов  (кроме  про^ьр- Ьтн)  так  же, как  и в семантической структуре  производящего  слова;  признаки  «активность»,  «пассивность»,  характеризующие  объект,  не  являются  релевантными и в таблицу  не  включаются .

Обязательным  является  наличие  диф ф ерен циальн ых признаков, «конкретность»,  «пассивность»,  а  призн аки «одушевленность»  и  «неодушевленность»  могут  варьироваться,  причем  в  контекстах  они представлены  в  равной  мере,  н апример:  вт»^рн...  на  людн  (ЛН К,  192 об.);  по^р'Ь  по  ератьн  (ЛТр,  156);  прн^ьрн  на  рака  (СбУсп  XII/ XIH, 295в);  не  презде  на  нъ/   (ЛН Т,  18  об.); оу^ьр'Ь  ннд  два  врата  (ЕвМ ст до  1117  г.,  31 г);  сравн и те:  Б ори сь...  ВЪЗ Д'Б ВЪ  на  нконоу  C TTJA  БЦА  НД оврд^ь  влдцнь.  ПОМОЛИСА  ст»  плдуьли»  (П арем  1271,  262)  позди ...  по морю  (П ал  1406,  17а);  приври  на  церковъ  сию  (ЛН К,  72  об.); оуЗР'Ь WAen.  стмгъ  (ЛЛ  1377,  86  об.); и мн огие  другие .

Глагол  у^ь.р'Ьтн  мог  употребляться  в  контекстах,  содержащих развернутое  ук азан ие  н а  объект,  в  частности,  с  помощ ью  изъяснительных  придаточных  предложений, н апример: А  в  то  вредил  псковнцн  прнслдшд  в  Нок- ьгород  свои  посл- ы  о  миру,  и  Yzptiuia,  оже  в Нов'Ьгород'Ь  конн  много  плдуть,  д  новгородцн  не  ндошд  щл  Ндрову, н о тъ "Ь х л ш л  ве^т.  миру  (ЛН К,  261);  И   откопдше,  кде  Б"Ь  ^дгрджено устье,  прншедше  в^гашд  и, мертвд  мнгаще  в и н ес ш е  положншд  н  пред пещерою; и  у^р^ша  гако  жн въ  есть  (ЛТр,  157) .

Различия  между  производными  глаголами  заключаются  в  особенностях  реализации  интегральных  сем  'харак тер  протекания  процесса'  и  'н аправлен н ость  взгляда'.  Глаголы  в ъ ^ ь р ' Ь т н,  по^ьр'Ьти, при^ьр^тн,  пр'к^ьр'Ьтн, выражая  зн ачен ие  «смотреть»,  реализуют  интегральную  сему  'характер  протекания  процесса'  как  «восприятие, включающее  волевой  ф актор»;  в  глаголе  у^ьр'Ьти,  выражавшем  значен и е«уви деть»,  названная  интегральная  сема  конкретизируется  как «восприятие,  н е включающее  волевой  ф актор» .

Р еализация  рассматриваемых  диф ф ерен циальн ых  признаков происходит  при  употреблении  приставочных  глаголов  в  определенных  контекстуальных  условиях.  В  смысловой  струк туре  производных в 'ь^ ьр 'в тн,  по^ьр'кти,  прн^ьр'Ьтн, пр'Ь^ьр'Ьтн диф ф ерен циальн ый  семантический  призн ак  «восприятие,  включающее  волевой  фактор»

подчеркивается,  в  частности,  сочетанием  глагола  с  существительными  или  местоимениями  в  ф орме  Вин.  с  предлогом  нд,  например:

вт.^ьр'ЬzyxwvutsrqponmlkjihgfedcbaZYXWVUTSRQPONMLKJIHGFEDCBAна   на  стогащлго  ошоуюю  днлка  (СбУсп  XII/ XIII,  156в);  вт^рн  врата града  (П рЮ р XIV,  36а);  не  по^рн  на  нъ/   (ЛН К, 40  об.);  на  кого при^ьрю  (И зб. 1073,  346);  не  пре^ре  на  нъг  (ЛН Т, 18  об.) .

Р ассматриваемый  ДП  эксплицируется  сочетан ием  приставочных производных  с  ф ормами  глагола  вид'Ьти,  н апример:  въ^ьрн  НА ИИВТИ и  внжь  (яко  н'ксть.  рдщенин  жнтолгь.  внжь же  и  см'ькт.вн  и гако н'ксть  времА  нмт»  (СбУсп  XII/ XIII, 2в);  въ^ьр'Е  т н НА мн ожество  Бещнсльн"ыхт.  YHHOBT*  ( Ж Ф С Т  XII,  168  об.);  [Даниил] же  семь  и  СЕМЬ  И   ВНДН  С Т АП.  ВЛСНЛКОК- Ь  сто лщ еи  дОБр'Ь сорющь  и OyrpiJ  гонАщоу  (ЛИ  ок. 1425,  260) .

Анализируемые  глаголы,  обозначая  восприятие,  включающее волевой  ф актор,  могут  употребляться  в  ф ормах  повелительного  наклонения,  н апример:  въ^ьрн  НА  НМЕТ»! (СбУсп  XII/ XIII,  2в);  въ%рн НА врдтд  грддд  (П Ю р XIV  36а);  приври  с*ь н евеск  (ЛН К, 123  об.) .

И нтегральная  сема  'характер  протекания  п роц есса'  у  глагола Y^bp- ETH   конкретизируется  диф ф еренциальным  семан тическим  признаком  «восприятие,  не  включающее  волевой  ф ак тор».  В  контексте этот  ДП   актуализируется  в  сочетании  глагола  у^ьр'Ь ти  с  существительными  и  местоимениями  в  ф орме Ви н. без  предлога:  н  оу^рншн  ту вт»  К рслмн  мужа  вт»  влиуеньк  ллое  (ЛИ   ок.  1425,  98  об.);  И   у^р'вша Половцн  ид!(1цин  вон  (ЛН К,  89  об.);  и  у%ре  желдемлго  врата  своего (ЛН Т,  66  об.) .

И нтегральная  сема  'направленность  взгляда'  реализуется  в  смысловой  структуре  производных  глаголов  диф ф ерен циальн ым  признаком  «на  объект  в  целом»:  Bt^t.p'i  на  стогащдго  ошоуюю  днлка  (СбУсп XII/ XIII,  156в);  и  въф'бвъ  на  нконоунл.  ВТ,ЛДУНЬ ОЕрд^ъ.  ПОМОЛНСА  СО сле^дмн  ГЛА (П р  1383,  123а);  TBLPAHCAABT.  же  по^рл  на  стоую  офню.с и  ре(у) (ЛН  ХШ 2, 79);  на  кого прщьрю  (И зб. 1073,  346);  не  пре^ре  на ни  (ЛН Т, 18  об.); у^р'бша  Половци  идущим  вон  (ЛН К, 89  об.) .

Глаголы  вт.^ьр'ЕТН, по^ьр'кти, при^ьр'кти  обн аруживают  разнообразие^- реализации интегральной семы 'направленность взглядаЧ—• В  смысловой структуре глагола  в'ь^ьр'Ь ти  может  быть эксплицирован  дифференциальный  признак  «вверх»,  например:  во^р'Ь  нд нево  (ЛНВ, 15); не дьрь^ноу  вт.^ьр'Ьтн  НА  IIEO (СбУсп XII/ XIII, ЗО1а) .

В  приведенных  контекстах  направление взглада  вверх  подчеркивается использованием предлога  нд и существительного  неео, обозначающего объект, который находится  выше субъекта.  При таком  употреблении  глагола  въ^ьр'Ь ти  актуализируется  значение  «направление действия вверх», свойственное приставке вт»^-  и отмеченное исследователями  как  в  древнерусском,  так  и  в  современном  русском  языке [Барановская 1974:  126; Малыгина 1993; Самохвалова  1953] .

В  смысловой  структуре  глагола  кт.^ьр'вти  интегральная  сема 'направление взгляда'  может конкретизироваться дифференциальным   въ^ьрнмъ  вси  на признаком  «в  какую- либо  сторону»,  например:zyxwvutsrqponmlkjihgfedcbaZ въстокъ (И зб. 1073);  и на въстокъ въ%ръ\ в).  кр^тт^ми  же  покдднвт» .

в- ь^глдси(т)  (УСт XII/XIII, 248 об.- 249). Контекстуальным  уточнителем дифференциальной семы является существительное  в- ъстокъ, обозначающее  одну  из  сторон  света.  Рассматриваемый дифференциальный признак  может  актуализироваться  сочетанием  глагола  в'ь^ьр'йти  с наречиями  пространственной  семантики:  женд  во  лотовд  вт.^р'Ь ВЪСПА(Т$  (ГБ  XIV,  ЗЗв); [Даниил]  по^р^вт»  же  семь  и  сб.пь и вндн СТАГЬ  Едсилков- ь  столще  и довр'Ь  Борющь и Оутр*ы  гонАщоу  (ЛИ  ок .

1425,260) .

В  смысловой  структуре  глагола  по^ьр^ти  интегральная  сема 'направленность  взгляда'  может  реализоваться  как  «поочередно  на все  объекты»,  например:  въ^ведъ  OYH   СВОИ, no^ pi  по  ератън, иже стоить  поюще  (ЛТр,  156).  Контекстуально  дифференциальный признак  уточняется  предлогом  по, дублирующим  значение  приставки, и сказуемым придаточного предложения, употребленным в форме мн. ч .

В смысловой структуре глагола  по^ь.р'кти возможно совмещение дифференциальных  признаков,  конкретизирующих  ИС  'направленность взгляда',  например: в^ндн  НА гору" С  високих*1»  ХОЛЛУЪ  И  по%ри  с него  по  морю КАКО  ти  с  МНАТЬ  кордЕлн  (Пал  1406,  17а).  При таком употреблении  в  смысловой  структуре  глагола  актуализируется  дифференциальный  признак  «вниз»;  он  подчеркивается  предложнопадежной формой с него: предлог выражает значение «сверху вниз», а местоимение  заменяет  существительное  холмт.,  обозначающее  возвышенное место.  Кроме того, в приведенном контексте в словосочетании  поздн...  по  морю  актуализируется  признак  «по  поверхности», который  подчеркивается-  глагольным  префиксом,  реализующим  свою пространственную  семантику .

В  смысловой  структуре  глагола  при^ьр^Ьхи  интегральная  сема 'н аправлен н ость  взгляда'  конкретизируется  диф ф ерен циальн ым  припрн^рн  с  навесе  (ЛТр,  118);  приври  съ знаком  «вниз»,  н апример:zyxwvutsrqponmlkjihgfedcbaZYXWVUTSRQPONMLKJ невесъ  (ЛН  XI I I - XI V,  59  об.). К онтекстуально  дан н ый  призн ак уточняется  существительн ым  неко,  употребленным  в  кон струкции  с предлогом  съ, обозн ачающим направление сверху  вн из .

Р еализация  в  смысловой  структуре  приставочн ых  производн ых диф ф ерен циальн ых  признаков  «вверх»,  «в  какую- либо  сторону», «вниз»  способствует  нейтрализации  интегральной  семы  'характер  объекта':  хотя  позиция объекта  при  глаголе  замещена, объект  не  является воспринимаемым, а лишь уточняет направление взгляда  субъекта .

Особое  место  среди  производных  от  бесприставочн ого  ^ьр'Ь ти занимает  глагол  про^ьр'Ьти,  который  употребляется  в  зн ачен ии  «получить  зрен ие,  исцелиться  от  слепоты»  [Срезн.  I I :  1529],  «стать  зрячим»,  н апример:  вгаше  YABKT»  СЛ'ЬПТ»...  простате  дд  въ/   про^ьр'блъ (СбУсп  XII/ XIH,  226);  н  имт.  отрокл  еудемоша  ^л  роукоу  пр'Ькрьсти кллоу  невидАщек  око  г  н  АБИК  про^ьр'Ь (СбУсп  ХП / ХШ,  1516) .

Зн ачен ие  глагола  подчеркивается  контекстуально  указан ием  на предыдущее  состоян ие  субъекта,  который  не  имел  способн ости  видеть:  ятЈ  СЛ'БПЪ  и  про^ьр- Ь  (ЕвМ ст  до  1117  г.,  196);  в- ь  то  жь  вр^лма слепленъ  высть  МЬСТНСЛАВЪ  кнтщь  съ  вратомь...  и  придостд...  в ъ церковь  сви тую  мученику  Еорисд  и  ГЛ'ЬЕА,  И  т у  двие  съпостиже  га Е0ЖИ1Д  ЕЛДГОДДТЬ...  и  т у  про^р'Ьстл  (ЛН   XI I I - XI V,  41  об.);  слепни про^ьрлть  (С бУсп ХП / ХШ, 110а); М оужь  н"Ькто  В- Б  СЛ^ПТ^Н  притьд- ь ПДДД1А  Olf  грОБОу  СТОЮ  К  Ц 'ЬлОВДДШ б  ЛЮБЬ^НО  И  0 YI !  приКЛАДАШ н ц'Ь леита  просгаше  н двик  про^ьр- Ь (СбУсп XII/ XIII,  19г) .

В  кон тексте, как правило, описываются  и действия, в  результате которых  субъект  становится  зрячим:  Шст»  прикосноу  СА OYHK  НМД И двик  про^ьр'кстд  имд  OYH  (ЕвМ ст до  1117  г.,  55г);  шьдт,  же  и  оум^в- ь СА  про^ьр'Ьх'ъ  (ЕвМ ст до  1117  г.,  19а) .

В  смысловой  структуре  этого  глагола,  реализующего  категориально- лексическую  сему  'зрительн ое  восп ри я ти е', интегральная  сема 'харак тер  субъекта'  представлена  диф ф ерен циальн ыми  признаками «одушевлен н ость»,  «конкретность»,  «пассивность»;  ин тегральн ые семы  'харак тер  объек та',  'характер  протекания  п роц есса',  'н ап равлен н ость  взгляда'  нейтрализованы .

К ак  показал анализ материала,  приставочн ые  глаголы 4] ти,  по^ьр*Ьтн, при^ьр'вти, про^ьр^Ьтн, пр^ьр- Ьти, у^ьр'кти  реализуют общую  с  бесприставочным  глаголом  исходную  категориальнолексическую  сему .

Сильным  компонентом смысловой  структуры  глаголов  является интегральная сема 'характер  субъекта',  представленная в производящем и производных общим набором дифференциальных признаков .

Слабыми  компонентами  смысловой  структуры,  которые  переосмыслились  в  процессе  семантической  модуляции,  являются  интегральные  семы  'характер  объекта',  'характер  протекания  процесса', 'направленность  взгляда*.  Дифференциальные  признаки, конкретизирующие  эти  интегральные  семы, различают  приставочные  образования  от  одной  основы  при  сохранении  общей  категориальнолексической семы. У  глагола  про^ьр'Ьтн  слабые  компоненты смысловой  структуры  нейтрализованы. При этом  сохраняется  общая  стереотипность, обеспечивающая  набор значимых  признаков концепта 'зрительное восприятие' концептосферы  'действие' .

Семантическая  соотнесенность  производных  от  одной  основы обусловлена  тем,  что  производящая  основа  и  приставки  выполняют модуляционно- маркирующую  функцию .

Деривационные  семантические  изменения,  приводившие  к  переосмыслению  исходной  категориально- лексической  семы  производящего  глагола,  отражены  в приставочных  производных  под'ь^ьр'Ьтн, ^д^ьр'Ьтн,  которые  являются  изолированными  образованиями.  Так,   щ&%ь.рктн,  выражая  значение  «осудить,  подвергнуть  порицаглаголzyxwvutsrqponmlkjihgfedcbaZYXWVUTSRQPONMLKJIHGFEDCBA нию»  [СДР  III:  304],  реализует  категориально- лексическую  сему 'межличностные  отношения':  дд  нже  горофгйе  сего  ндпнше  то  не мо^н ^д^ьр"кти  Mbtrfe  гр^шьнмкоу  (ЕвОстр  1056- 1057,294 (запись)).— Актуализации  этой  категориальной  семы  способствует  использование в функции объекта  одушевленного  существительного,  содержащего  в  своей  семантике  оценочный компонент (гр'вшь.ннкоу). Если такой компонент отсутствует, то в контексте дается  описание поступков или качеств  человека, требующих  порицания: Аще  кто  в'Ьр'ы  J^BTJ W( T ) B e p r bC A  ETJ ( C)  НЮД'Ь  ИЛИ  НДОЛОСАОуЖНТбЛЬ  ИЛИ  М А Н Н ^ Н  ИЛИ К'кк'Ы И  TAKOBTJH  Б б ^Ь Б Ж Н Н  О Б рД ^Ъ  В'Ь^ЛЮБН В'Ь  Н  ПО  T0 M U  ^Д З Д 'Ь В 'Ь севе  и  ПО^НДВСА (К Р 1284, 203г);  и xYAAr0  смердд  и оувог'Ы'в  вдовиц/к не ДАЛ!» кслгъ  снлн- ьГ ишид'Ьти  и цр№идго ндрддд  и служк- ы  САМ  есмъ при^нрдлъ дд  не ^д^рнте  ми Д*БТИ МОИ (JIJI1377, 83) .

Значение «осудить, подвергнуть  порицанию» у  рассматриваемого  глагола  подчеркивается  контекстуально  использованием  синонимов  в  функции  однородных  сказуемых:  Уддо  ^дстоупн  вт,  старостью ОЦА  свокго  и  не  икк- ърви  кго  в"ъ  жнвотгЬ  кго  н аш те  н^оумлАкть СА   не  %а%рн кмь  и  не  оукорн  кго  вьхею  крепостью  с БОКИ;  (И тоzyxwvutsrqponmlkjihgfedcbaZYXWVUTSRQPONMLKJIHGFEDCBA зб.  1076, 156  об.); ОН- ЬСИЦА  похулн друг"ыи  поноси ннт* %лщри л  дроуп- ш  оклбветА (П Н ЧХ1У,91а) .

Глагол  ^д^ьр- ктн  не  сохранился  в  современном  русском  языке, однако  его  значение  отразилось  в  семантике  некоторых  однокоренных  слов, зафиксированных  в толковых  словарях  с  пометами  «разговорное»,  «просторечное»:  прилагательное  зазорный  употребляется  в значении  «постыдный,  заслуживающий  порицания, осуждения»;  глагол  зазрить  функционирует  в  составе  устойчивого  словосочетания совесть зазрила, зазрит (=  угрызения  совести  помешали  (помешают) совершить  что- н.  дурное),  существительное  зазрение  употребляется только в сочетании  без зазрения (совести) (=  бесстыдно,  бессовестно) [см., например: ТС Р ЯI : 937] .

Выражение  глаголом  ^д^ьр'Ьтн  новой  категориальнолексической  семы  способствует  реализации  новой  стереотипности, обеспечивающей  набор  значимых  признаков  концепта  'межличностные отношения' концептосферы 'отношение' .

Приведенные  данные  свидетельствуют  о  том,  что  производное ^А^ьрНктн является  изолированным  образованием, в  котором производящая  основа  и  префикс  выполняют  деривационно- маркирующую функцию .

В  заключении  диссертации  излагаются  основные  результаты проведенного исследования .

1.  Анализ  научной  литературы  показал, что  при  всем  многообр а з и и  подходов  проблема  определения  понятия связанной~основы до конца не решена:  не наблюдается  единства  мнений о  морфемном составе  связанной  основы, о  том,  что  считать  ее  значением,  какова  ее роль  с позиций семантики и формообразования в структуре  содержащих ее слов .

Предпринятое  исследование  русских  глаголов  со  связанными основами  позволило  установить  тенденции  формирования  этих  префиксальных образований .

Важнейшим  методологическим  принципом  анализа  языковых фактов  явилось  рассмотрение  их  в  динамике,  в  процессе  эволюции, признание тесной  взаимосвязи  языка и мышления и  их  взаимодействия в речемыслительных  процессах; при этом мы исходим  из положения о  системности  языка, взаимосвязанности  и  взаимообусловленности  языковых  явлений  в  процессе  эволюции,  сложном  взаимодействии—конкретно- пространственных  и  абстрактно- пространственных представлений об объективно- реальных  формах бытия .

Исследование  процесса  становления  глаголов  со  связанными основами базировалось  на принципах комплексного подхода к изучению языковых  единиц, обоснованного  в трудах  профессора  С П. Лопушанской и апробированного в работах ее учеников .

Языковой материал  и его синхронно- диахронический  анализ позволили  предложить  определение  глаголов  со связанной основой, отражающее  не  только  формальные,  но  и  функционально- семанглаголы  со  связантические  особенности  этих  глагольных  единиц:zyxwvutsrqponmlkjihgfedcba ными  основами -   это  особый  тип двух  или  нескольких  префиксальных  образований,  у  которых  сохраняется  исходная  категориальнолексическая  сема  производящего  глагола  и  формируется  общность семантики на лексико- грамматическом  уровне .

2. Осуществление  комплексного подхода к содержательной  стороне слова  потребовало  реконструкции  семантической  структуры типовых  древнерусских  производящих  и  производных  глаголов  как единства  разноуровневых  признаков  лексического  и  лексикограмматического  характера .

Реализация  лексико- грамматической  семантики  бесприставочными производящими глаголами  и их приставочными производными, рассмотренная  с учетом отнесенности  глаголов  к одному  из семантико- грамматических  классов, обнаруживает  следующие особенности .

Бесприставочные глаголы /  класса, например  реун, CTHYH, УЬСТН, в  праславянском, древнерусском  и  современном  русском  языках  характеризуются  совпадением  претеритальной  и  презентной  формообразующих  основ.  Лексико- грамматическая  семантика  производящих глаголов  отличается  тем, что  степень длительности  у  них  представлена  как  краткая,  конкретная  и  не  маркирована  специальной  морфемой.  Структура  их  формообразующих  основ  ограничивает  возможности  производящего  слова  в  выражении  межуровневой  семантики,  что  обусловило  лексико- грамматические  особенности  производных  глаголов .

В  приставочных  глаголах  с  генетически  совпадающими  основами  на базе  лексико- грамматического  признака  производящих  слов  и лексической  семантики  производного  формируется  значение  результативности  действия.  Немаркированность  межуровневой  семантики способствует  регулярному  использованию различных  средств  древнерусского  контекста, конкретизирующих  значение результативности,  в частности,  предложно- падежных  форм  существительных,  однородных~сказуемых,  существительных  и  наречий  определенной~семантики, синтаксических конструкций .

 класса, например  *deti, *uti,  *xyfiti, Бесприставочные  глаголы  / / zyxwvutsrqponmlkjihgfedcbaZYXWVUTSRQPONMLK КД^АТИ,  ГрДДИТН,  ЛНУИТН,  ЛОЖИТН,  Л уУНТИ,  Нуд и т и,  Пр'Ь'ГИТИ,   рД^ИТИ, рАДИти,  ^ьр- Ьти, характеризуются  неравенством  претеритальной  и презентной  основ  в  праславянском,  древнерусском  и  современном русском  языках. На лексико- грамматическом  уровне  эти глаголы  реализуют  семантику  длительности  действия,  формальными  средствами выражения которой были суффиксы претеритальных  основ - д-, - и-, - Tfe-  и

- J-  в  исходе  презентных  основ.  Однако у  производящих,  которые послужили  базой для формирования префиксальных  глаголов  со связанной  основой,  значение  длительности  является  неустойчивым.  В большинстве  бесприставочных  глаголов  отмечен  суффикс - и-  в претеритальной основе, который кроме значения длительности  мог  выражать еще и семантику  эволютивности.  У  глаголов  с суффиксами  - д-, - *Ь-   наблюдается  совмещение  значения длительности  с  результативностью .

Особенности  реализации  межуровневой  семантики  производящего глагола  находят  отражение  в  приставочных  производных,  открывая разнообразные возможности для модификаций .

Приставочные  образования  от  глаголов  с  генетически  различающимися  основами реализуют  признак результативности.  Префиксальные глаголы  этого класса характеризуют действие  с точки зрения его протекания как целостное, направленное на достижение  результата  или  выражающее  сам  момент  появления результата.  Значение результативности  в  производном  образовании  свойственно  глагольной основе, что  обусловливает  нейтральность  контекста  при  выражении данной  лексико- грамматической  семантики.  Значимость  контекстуальных  средств,  подчеркивающих  аспектуальную  характеристику  действия, возрастает  в тех  случаях, когда  приставочное образование  выражает результативность,  осложненную  дополнительным  семантическим признаком  определенного способа глагольного  действия .

Бесприставочные  глаголы  III класса, например  Етлснутн, гати, характеризуются  равенством  претеритальной  и  презентной  основ  в праславянском,  неравенством  в  древнерусском  и  современном русском  языках.  На  лексико- грамматическом  уровне  они  выражают семантику  предельности  действия,  которая  реализуется  в  соответствии  с  их  лексическим  значением.  Кроме  того,  у  глагола  викнути она маркирована суффиксом - ну- .

"Н а базе предельности  производящего глагола  производные peaлизуют  общее- значение  направленности  действия  на  достижениерезультата,  которое,  будучи  выраженным  глагольной  основой,  как правило, не требует контекстуального  уточнения .

В  процессе  формирования глаголов  со связанными основами на лексико- грамматическом  уровне  большую  значимость  приобретает отнесенность  формообразующих  основ бесприставочных  производящих  глаголов  к  I,  II  и  III  классам.  Несмотря  на  то,  что  каждое производное  образование  выражает  конкретное лексическое значение (например,  СЪКА^АТИ,  НАКА^АТН   (дать  наставление),  прикл^дти;

H^KTJKNlfTII,  HABTdKHYTH,   OETJKHlfTH,  OTbBTJKHIfTH;  ВТ^ЛОЖИТИ, В'ЬЛОЖНТН,   В'ЫЛОЖИТИ,  ^АЛОЖНТН,  НАЛОЖИТН,  ОТТ.ЛОЖНТН,  ПОД'ЬЛОЖНТН, положнтн, прнложнти,  пр"Ьложити, пр"йд"ъложнтн, рА^ложнти,  с ьлож нтн (соединить);  и  другие),  все  же  на  лексико- грамматическом  уровне присоединение  префиксов  приводит  к  реализации  обобщенного значения  результативности .

3.  Анализ  глаголов  со  связанными  основами  современного  русского литературного  языка и его  диалектов  в ретроспективном  плане позволил  выявить  неоднородность  этих  языковых  единиц,  представленных  тр ем я  р а з н о в и дн о с т я м и,  отражающими  степень  сохранения производящего слова в общенародном русском языке .

  первой  разновидности  с Реконструкции  семантики  глаголовzyxwvutsrqponmlkjihgfedcbaZYXWV опорой на имеющуюся  научную литературу, данные  этимологических словарей  и анализ семантической  структуры  приставочных  производных позволили для каждого  конкретного глагола  дать  характеристику стереотипности,  обеспечивающей  набор  наиболее  значимых  признаков  концепта  и  формирующей  его  концептуальное  ядро.  Установить семантические  изменения  в  этих  глаголах  не  всегда  представлялось возможным. В то же время анализ глаголов  первой разновидности позволил  выявить в их развитии тенденцию к утрате  самостоятельности производящих  основ, проявившуюся  в сужении  возможностей  выражения  пространственной  интерпретации  действия,  субъектнообъектных отношений .

Реконструкция  семантических  структур типовых  производящих глаголов  второй и третьей разновидностей, анализ реализации смысловых  структур  функционирующих  глагольных  словоформ  дали возможность  установить  семантические  изменения  модуляционного и/или  деривационного  характера.  Количественное  соотношение  семантических  изменений в  смысловой  структуре  каждого  глагола  показало,  что  преобладающими  являются  словоупотребления  бесприставочных  производящих  глаголов  в  прямых  лексических  значениях (доля от общего  количества  словоупотреблений  0,778 у  глаголов  второй разновидности; 0,581  — у  глаголов  третьей  разновидности). Большую  долю  составляют  словоупотребления  производящих  глаголов  в переносных  значениях,  появившихся  в  результате  модуляционных семантических  изменений  (0,194  у  глаголов  второй  разновидности;

0,393 -   у  глаголов  третьей  разновидности). В  меньшей  степени  представлены  случаи  употребления  производящих  глаголов  в  значениях, возникших  в  результате  деривационных  семантических  изменений (0,028 у  глаголов  второй  разновидности;  0,026 — у  глаголов  третьей разновидности) .

Проведенный  анализ  производящих  глаголов  трех  разновидностей позволил наметить следующие  тен ден ц и и  их развития:

-  у глаголов  первой разновидности установление  прямого значения  производящей  основы  было  возможно  только  с  учетом  сохранившихся  префиксальных  образований, которые  свидетельствуют  об ограниченном  наборе  признаков  стереотипности,  о  сужении  путей формирования  концептуального  ядра  концепта,  что  обусловливало утрату бесприставочного  глагола;

-  глаголы  второй  и третьей  разновидностей  зафиксированы  и в прямом (кроме ложнтн), и в переносных значениях.  Перегруппировка семантических  признаков модуляционного  характера  при сохранении исходной  категориально- лексической  семы  происходила  в  рамках общей  стереотипности,  обеспечивавшей  набор  наиболее  значимых признаков концепта и формировавшей  его  концептуальное  ядро. При этом  изменение  стереотипности  могло  приводить  к  сужению  сферы функционирования  производящего  глагола  в  общенародном  русском языке.  Перегруппировка  семантических  признаков  деривационногохарактера,  приводившая  к  появлению  новой  категориальнолексической  семы,  происходила  в  рамках  новой  стереотипности, формирующей  концептуальное ядро нового концепта .

4.  Анализ  префиксальных  образований  трех  разновидностей показал, что  реализацию  категориально- лексической  семы  производных глаголов  обеспечивают  в разной степени  сильные  и слабые  компоненты смысловой  структуры.  Сильные компоненты  обнаруживают устойчивость  в  семантической  и  смысловой  структуре  глагольного слова.  Слабые  компоненты  могут  переосмысливаться  в  процессе  семантической  модуляции  и  в  контексте  поддерживаться  присловными уточнителями  определенной  семантики, предложно- падежными  конструкциями .

5. Предпосылки  для  формирования  приставочных  глаголов  со связанными  основами  создаются  в рамках  модуляционных  семантических  изменений в смысловой структуре производящего  глагола при сохранении стереотипности, реализующей  общее концептуальное ядро .

В  случаях, когда  производные образования от одной основы  ыв ражают  общую  категориально- лексическую  сему,  их  семантическая соотнесенность  обусловлена  тем, что  производящая  основа  и п риставки реализуют  модуляционно- маркирующую  функцию. При этом в смысловой  структуре  производных  глаголов  сохраняется  категориально- лексическая  сема  производящего  слова,  а  свойственные  ему дифференциальные  признаки  перераспределяются  между  производными с разными префиксами .

В  тех  случаях,  когда  производящие  глаголы  в  определенном контексте  обнаруживают  тенденцию  к  семантической  деривации,  у производных  образований  появляются  новые лексические значения и новые  категориально- лексические  семы. При э том реализуется  новая стереотипность,  обеспечивающая  набор  значимых  признаков  нового концептуального  ядра.  Переосмысление  семантических  признаков в процессе  семантической  деривации  приводит  к разрушению концептуального  единства  глаголов,  которые,  объединяясь  со словами других  лексико- семантических  групп,  употребляются  для  выражения других  концептов. Производящая  основа и приставка  выполняют деривационно- маркирующую  функцию,  что  свидетельствует  о  разрушении  словообразовательных  связей  и проявлении тенденции  к  обособлению таких производных образований .

В результате проведенного  исследования  можно заключить, что глаголы  со связанными  основами  представляют  особый  тип префиксальных  образований,  эволюция  которых  отражает  разноуровневые тенденции развития и обогащения лексической системы русского языка .

Основные  положения  исследования  отражены  в  следующих публикациях  автора .

Монографии:

1. Ш ептухина,  Е.М.  Формирование  глаголов  со связанными основами в древнерусском  языке XI- XIV вв. /  Е.М. Шептухина. -   Волгоград: Изд- во Волгоградского  госуниверситета, 2001. — 138 с. (8,1 .л.) п 2. Ш ептухина, Е.М.  История  русских  глаголов  со связанными основами  /   Е.М. Ш ептухина. -   Волгоград:  Изд- во  Волгоградского госуниверситета,  2006. -  341 с. (19,4 п.л.)

Статьи в изданиях, соответствующих списку ВАК РФ:

3. Ш ептухина, Е.М.  Формирование русских глаголов  со связаннымя  основами  как  реализация  концептуального ~ ядра~~в—языковом пространстве  /  Е.М. Ш ептухина  //  Известия высших  учебных  заведений. Северо- Кавказский регион. Общественные  науки. -   Приложение № 1 1. -  Ростов- на- Дону, 2004. -   С. 87- 98.  (0,8 п.л.) 4. Шептухина,  Е.М. Роль семантической  модуляции  в  становлении  русских  глаголов  со  связанными  основами  /  Е.М.  Ш ептухина // Научная мысль  Кавказа. -   Приложение №  3. — Ростов- на- Дону,  2006 .

- С.  230- 238.  (0,6 п.л.)

Научно- исследовательские статьи и материалы конференций:

5. Мишина  [Ш ептухина],  Е.М.  Длительность  как  маркированный  признак  глаголов  с  генетически  различающимися  основами  / Е.М. Мишина; -   М.,  1992.  -   31  с.  (1,4  п.л.). -   Деп.  в  ИНИОН  АН СССР 04.02.  92; №  46036 .

6. Шептухина,  Е.М.  Модуляционные  изменения  в  смысловой структуре  древнерусского  глагола  /   Е.М. Ш ептухина;  -   М.,  1994.  с. (1,0 п.л.). -   Деп. в ИНИОН РАН  15.08.94; №  49531 .

7. Ш ептухина,  Е.М. Причины и механизм  образования  глаголов со  связанными  основами  в  русском  языке  /  Е.М, Ш ептухина;  -   М., 1997.- 45 с. (2,0 п.л.). -   Деп. в ИНИОН РАН  18.12.97; №  53133 .

8. Мишина [Ш ептухина], Е.М. Реализация Кирилло- Мефодиевской  традиции  в  Изборнике  Святослава  1073  года  /  О.В. Бондаренко, Е.М. Мишина //  Кирилло- Мефодиевские традиции  на Нижней  Волге .

- Волгоград,  1991. -   С. 43- 44. (1/ 0,05 п.л.) 9. Мишина  [Ш ептухина],  Е.М.  Структурно- семантическая  противопоставленность  конкретно- длительных  глаголов  в  древнерусском языке /  Е.М. Мишина //  Тез. докл. VIII  научн. конф. проф.- препод. состава  и XI  научн. студенч.  конф. -   Волгоград:  Изд- во ВолГУ,  1991.  С. 110.(0,1 п.л.) 10. Мишина [Ш ептухина], Е.М. Структурно- семантическая  обусловленность  сочетаемости  глаголов  типа  ПАДДТИ   В  древнерусском языке  /  Е.М.  Мишина  //  Актуальные  проблемы  филологии  в  вузе и школе. -   Тверь, 1992. -   С. 78- 79.  (0,1 п.л.) 11. Ш ептухина, Е.М. Семантическая структура  русских  глаголов со  связанными  основами  /  Е.М. Ш ептухина  //  Сборник трудов  молодых  ученых  и студентов  Волгоградского  государственного  университета. -   Волгоград:  Изд- во ВолГУ,  1995. -   С. 233- 234. (0,1  п.л.) 12.  Ш ептухина,  Е.М.  Модуляционно- маркирующая  функция приставок  в  древнерусских  глаголах  со  связанными  основами / Е.М. Ш ептухина //  С борник трудов  молодых  ученых  и студентов  Волгоградского  госуниверситета.  -   Волгоград:  Изд- во ВолГУ,  1997.  С. 319- 321 (0,1 п.л.)  - 13. Ш ептухина,  Е.М. И з истории  образования  русских  глаголов со  связанными  основами  /  Е.М. Ш ептухина  //   Словообразовательное гнездо и принципы его описания. -   М., 1997. С. 20- 21. (0,1 п.л.) 14. Ш ептухина,  Е.М.  Обусловленность  модуляционно- деривационных  процессов  в  древнерусском  глагольном  словообразовании конкретно- пространственными  представлениями  человека  о  мире  / Е.М. Ш ептухина  //  Человек  в современных  философских концепциях .

-   Волгоград:  Изд- во ВолГУ, 1998. -   С. 364- 367. (0,2 п.л.) 15. Ш ептухина, Е.М. Формирование глаголов  со связанными основами  в  русском  языке  /  Е.М. Ш ептухина  //  Актуальные  проблемы лингвистики в вузе и школе. -   М.; Пенза: Институт языкознания РАН;

ПГПУ; ПИПК и П РО, 1999. -   С. 89- 90. (0,1 п.л.) 16. Ш ептухина,  Е.М.  Функционирование глаголов  со связанными  основами  в  произведениях  А.С. Пушкина  /   Е.М. Ш ептухина  // Изучение и преподавание русского  слова от Пушкина до  наших дней .

-   Волгоград:  Изд- во ВолГУ, 1999. -   С. 153- 158. (0,3 п.л.) 17. Ш ептухина, Е.М. Модуляционно- деривационные  процессы в древнерусском  глагольном  словообразовании  /   Е.М. Шептухина  // Единство системного и функционального анализа языковых единиц. — Белгород: Изд- во БГУ,  1999. -   С. 339- 342. (0,2 п.л.) 18. Ш ептухина,  Е.М.  Функции  древнерусских  глагольных  приставок  в  процессе  словообразования  /  Е.М. Шептухина  //  Лингвистическое  наследие  И.А. Бодуэна  де  Куртенэ  на  исходе  XX  столетия. — Красноярск: Изд- во Красноярского ГУ, 2000. -   С. 117- 119. (0,2 п.л.) 19. Ш ептухина, Е.М. Модуляционно- префиксальные  процессы в древнерусском  глагольном  словообразовании  (глаголы  со связанными основами) /  Е.М. Ш ептухина  //  Научные  школы Волгоградского  государственного  университета.  Русский  глагол.  История и  современное состояние. -   Волгоград:  Изд- во ВолГУ, 2000. -   С. 369- 386. (1,0 п.л.) 20. Ш ептухина,  Е.М. Модуляционно- маркирующая  и деривационно- маркирующая  функции древнерусских  глагольных  приставок  в процессе словообразования /  Е.М. Ш ептухина  //  Изучение и преподавание  русского  языка:  Юбилейный  сборник.  — Волгоград:  Изд- во ВолГУ, 2001. -   С. 351- 366. (0,9 п.л.) 21. Ш ептухина, Е.М. Классификационные особенности  русских глаголов  со связанными основами /  Е.М. Ш ептухина //  Вестник Волгоградского  государственного  университета.  Сер. 2: Языкознание.  Вып. 2. -   Волгоград,  2002. -   С. 18- 23  (0,7 п.л.) 22. Ш ептухина, Е.М.  Семантические  изменения  в  смысловой структуре  русских  глаголов"со  связанными основами /  Е.М. Ш ептухина 7/   Академик  Олег  Николаевич  Трубачев:  Слово  о  замечательном волгоградце. -   Волгоград:  Изд- во ВолГУ, 2003. -   С. 116- 125 (0,6 п.л.) •   23.  Ш ептухина,  Е.М.  Семантика  и  употребление  глаголов  со связанными  основами  в  произведениях А.С.  Пушкина /  Е.М. Ш ептухина  //  Вызовы  и  ответы  XXI  века:  Сб.  науч.  трудов  ученых  Менсфилдского  университета,  США  и  Волгоградского  государственного университета, Россия. -   Волгоград:  Изд- во ВолГУ,  2003. -   С. 112- 119 (0,6 п.л.) 24. Ш ептухина,  Е.М. Проблемы  русского  исторического  словообразования  в  культурологическом  освещении  /   Е.М. Ш ептухина  // Искусство, образование, наука в III тысячелетии: В 2 т. Т. 2. -   Волгоград: Изд- во ВолГУ,  2004. -   С. 327- 331 (0,3 п.л.) 25. Ш ептухина,  Е.М.  Стереотипность  производящего  слова как концептуальное  ядро  производных  глаголов  со  связанной  основой /

Е.М. Ш ептухина //  Человек в современных философских концепциях:

В 2 т. Т. 2. -   Волгоград:  ООО «Принт», 2004. -   С. 51- 54. (0,25 п.л.)   казать  в  романе 26. Ш ептухина,  Е.М.  Образования  от  глаголаzyxwvutsrqponmlkjihgfedcbaZYXW Евгения Кулькина  «Крушение»  /  Е.М. Ш ептухина //  Вопросы краеведения. Вып. 9:  Материалы XV  и XVI  краеведческих  чтений. -   Волгоград: И здатель, 2005. -   С. 177- 179. (0,1 п.л.) 27. Ш ептухина, Е.М. Роль диалектного  материала  при объяснении причин формирования русских  глаголов  со связанными основами /  Е.М. Ш ептухина //  Взаимодействие  русского литературного  языка и территориальных  диалектов.  -   Волгоград:  Изд- во  ВолГУ,  2005.  С. 120- 128. (0,8 п.л.) 28. Ш ептухина,  Е.М.  Глаголы  со  связанными  основами^в  русском  литературном  языке  и диалектах  /  Е.М. Ш ептухина  //   Язык  и общество  в синхронии и диахронии. — Саратов: Научная книга, 2005 .

- С.  218- 225.  (0,8 п.л.)

Работы по внедрению результатов научного исследования:

29.  Ш ептухина,  Е.М. Роль учебного  текста  в  преподавании истории  русского  языка /  О.А.  Горбань, Е.М. Ш ептухина  //  Искусство, образование, наука в преддверии III тысячелетия. -   Волгоград: Изд- во ВолГУ,  1999.  С. 431- 432. (0,1/  0,05  п.л.) 30.  Ш ептухина,  Е.М. Обратный  словник к  Словарю  древнерусского языка (XI- XIV  вв.). [В  10 томах. М.: Русский язык, 1988- 1990 и след.].  /   С П.  Лопушанская,  Е.М.  Ш ептухина.  — Волгоград:  Изд- во ВолГУ, 2000. -   296 с. (16,0 /  8,0  п. л.) 31.  Словник- индекс и Обратный словник к Словарю  древнерусского  языка (XI- XIV  вв.)  [В  10  томах.  М,  1988- 2001  и  след].  Т.  I:

Словник- индекс. -   М.; Волгоград,  2002. -   450  с.  (26,5  п.л.). (Коллектив  авторов  И нститута  русского  языка  им.  В.В. Виноградова  РАН .

Индексация  проведена  коллективом  авторов  НИИ  истории  русского языка ВолГУ; 1/5 часть единиц индексирована Е.М. Ш ептухиной) .

32. Словник- индекс и Обратный словник к Словарю  древнерусского  языка (XI- XIV  вв.)  [В  10  томах.  М.,  1988- 2001  и след].  Т. И:

Ш ептухина, Е.М.  Обратный  словник /  С П. Лопушанская, Е.М. Ш ептухина. -   М.; Волгоград,  2Ш& -   292 с. (174Ш,5 п.л.) 33. Ш ептухина,  Е.мЧисторическоЯВмментирование  русской лексики  на занятиях с иностранными стажерами  /  Е.М. Ш ептухина // Русское  слово  в  мировой  культуре.  Материалы  X  Конгресса

МАПРЯЛ. Санкт- Петербург,  30 июня -   5 июля 2003 г. В  4- х  т. Т. I II:

Лингвометодические  основы обучения русскому  языку как иностранному. -   СП б.: Политехника, 2003. -  С. 202- 206. (0,3 п.л.) Подписано в печать  10.G? 2006 г.  Формат 60X84/ 16 .

Бумага офсетная. Гарнитура  Тайме. Усл. печ. л. 2,9 .

Тираж  150 экз. Заказ 85 .

Издательство  Волгоградского  государственного  университета .

400062,  г.  Еочгоград,  просп. Университетский, 100 .






Похожие работы:

«В монографии представлены наблюде­ ния над русскими обозначениями социаль­ ных характеристик человека. Содержание книги составляют исследовательские очерки, посвященные нескольким группам номинаций, характеризующих человека...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" (СПбГУ) Выпускная к...»

«ВЕРХОВНА РАДА УКРАЇНИ ІНФОРМАЦІЙНЕ УПРАВЛІННЯ ВЕРХОВНА РАДА УКРАЇНИ У Д ЗЕРКАЛІ ЗМІ: За повідомленнями друкованих та інтернет-ЗМІ, телебачення і радіомовлення 13 листопада 2013 р., середа ДРУКОВАНІ ВИДАННЯ Для розвитку відносин із Республіко...»

«НАЦИОНАЛЬНЫЙ ЭКЗАМЕНАЦИОННЫЙ ЦЕНТР ECL МЕЖДУНАРОДНОГО УНИВЕРСИТЕТА "МИТСО" ЕВРОПЕЙСКИЙ КОНСОРЦИУМ ПО СЕРТИФИКАЦИИ ЗНАНИЙ СОВРЕМЕННЫХ ИНОСТРАННЫХ ЯЗЫКОВ Секретариат Консорциума ECL: Центр иностранных языков Университета г.Печ (Венгрия) www.ecl-test.com http://inyt...»

«VII. Перечень публикаций, опубликованных в первом полугодии 2018 г.: монографии 1. Галиман Нигъмти: тормышы, язмышы, фнни-методик эшчнлеге [Редкол.:Ф.С.Сайфулина, М.М.Хбетдинова,.Р.Мотыйгуллина; фн. мх. Т.Ш.Гыйлаев]. – Казан: "Бриг" ншрияты, 2018. – 252 б. (тир...»

«Дамбыра Ирина Даш-ооловна АРТИКУЛЯТОРНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ГЛАСНЫХ В ДИАЛЕКТАХ ТУВЫ Для выявления характеристик артикуляционно-акустических баз центрального диалекта тувинского литературного языка и диалектов Тувы и специфики каа-хемского вокализма на фоне близкородственных языков в данно...»

«РАЗВИТИЕ ПРАКСЕОЛОГИЧЕСКОГО КОМПОНЕНТА ЛИНГВОКОММУНИКАТИВНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ СТУДЕНТОВ ЯЗЫКОВЫХ СПЕЦИАЛЬНОСТЕЙ НА ОСНОВЕ АНГЛИЙСКИХ ИДИОМ Фадеева М.Ю. Орский гуманитарно-технологический институт (филиал) ОГУ, г. Орск Подготовка высококвалифицированных специалистов, соответствующих международным стандартам, спо...»

«Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Северо-Осетинский институт гуманитарных и социальных исследований им. В . И. Абаева Владикавказского научного центра Российской академии наук и Правительства Респу...»

«Капустина Юлия Александровна ОСОБЕННОСТИ КОМПОЗИЦИОННОЙ РАМКИ ЛИРИЧЕСКОГО ЦИКЛА В статье изучаются особенности вступительных и заключительных стихотворений лирических циклов. Представлены основные разновидности вступительных и заключительных часте...»

«Программа дисциплины для студентов Форма Ф СО ПГУ 7.18.2/08 Министерство образования и науки Республики Казахстан Павлодарский государственный университет им. С. Торайгырова Кафедра русской филологии ПРОГРАММА ДЛЯ СТУДЕНТОВ по д...»

«МАТЕРИАЛЫ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ "МУЗЫКА ИТАЛИИ: ОТ РЕНЕССАНСА К НОВОМУ ВРЕМЕНИ" (19–20 декабря 2011 года, Московская консерватория) Коллекция форм в Книгах лауд Оттавиано Петруччи (1508) Ольга Зубова КОЛЛЕКЦИЯ...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.