WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 


Pages:     | 1 ||

«БАЙ ЯН ПОЭТИКА РУССКОГО ХАРАКТЕРА В ТВОРЧЕСТВЕ А.И. СОЛЖЕНИЦЫНА 1950-1960-Х ГОДОВ ...»

-- [ Страница 2 ] --

Следует заметить, что в романе «В круге первом» признаки своеобразной духовной «нездешности» можно обнаружить также в таких героях, как Рубин, Прянчиков, Герасимович, Кондрашёв-Иванов, Руська Доронин, Клара Магарыгина, Иннокентий и многих других. Например, Рубин был наделен умением разделять людей по идеологическому принципу. Преодолевая высокомерие и невежество начальства тюрьмы, он с энтузиазмом занялся решением задачи по распознаванию голосов на магнитофонных записях. Как убежденный марксист он считал, что служить социализму надо не ради собственного интереса и не думая о личной выгоде. Любопытно взглянуть и на другого необычного персонажа – «звонкого и по-детски непосредственного свободолюбия Валентули Прянчикова, жизнерадостного фанатика своей инженерии». Его сверхъестественную искренность на шарашке считали «душевной ненормальностью. … и называли: «сдвиг фаз у Валентули»5. Эти герои являются «персонажами, вступающими в конфликт с миром насилия – во Солженицын А.И. Собрание сочинений: в 30-ти т. М.: Время, 2011. Т. 2. В круге первом. С. 189 .

Там же. С. 194 .

Там же. С. 187 .

Петрова М.Г. Судьба автора и судьба романа // Солженицын А.И. В круге первом / Изд. подготовлено М.Г .

Петровой. М.: Наука, 2006. С. 699 .

Солженицын А.И. Собрание сочинений: в 30-ти т. М.: Время, 2011. Т. 2. В круге первом. С. 98 .

всех формах». Их душевное состояние определяется стремлением к освобождению и спасению .

В романе аспект духовности присущ также и персонажам из вольного мира, в том числе, тюремным работникам .

Кроме Наделашина, среди них присутствуют такие образы, как подполковник Климентьев, благодаря которому накануне Нового года впервые в Марфино арестанты украсили елку; и именно он разрешил Нержину свидание с женой. Инженер-майор Ройтман – руководитель Акустической лаборатории, держащийся зэков «не как тюремщик …, а как просто хороший человек» 2. И лейтенант Серафима Витальевна, безнадежно влюбленная в Нержина. Этим людям также присущи человеческие чувства и понятия о любви и доброте .

В романе в соответствии со служебной иерархией создан стройный ряд служащих сталинской системы. В этом ряду находятся такие персонажи, как оперуполномоченные Шикин и Мышин, которых зэки в своей арестантском просторечии с сарказмом называли Шишкин-Мышкин, начальник отдела спецтехники МГБ генерал-майор – Осколупов; инженер-полковник – Яконов, замминистр госбезопасности – Селивановский; министр госбезопасности – Абакумов и, наконец, сам Сталин. В описании психологии поведения этих героев писатель обращает внимание на их внутреннюю скованность; судя по всему, причиной этого является подчинение насилию и постоянная боязнь потери свободы. Они так же, как арестанты, являются жертвами уродливой социальной системы .

Автор с интересом рассматривает духовный мир и тех людей, чьи судьбы напрямую не связаны с тюрьмой. В настроении таких персонажей, как Дотнара, Галахов, Щагов, аспирантка Муза, безымянная женщина, моющая лестницу и случайно встреченная Кларой, других второстепенных героев также проявляется ощущение подавленности и душевная усталость. Печальные судьбы многих Петрова М.Г. Судьба автора и судьба романа // Солженицын А.И. В круге первом / Изд. подготовлено М.Г .

Петровой. М.: Наука, 2006. С. 699 .

Солженицын А.И. Собрание сочинений: в 30-ти т. М.: Время, 2011. Т. 2. В круге первом. С. 526 .

людей из числа упомянутых – следствие опустошенности внутренней жизни целого поколения, выросшего в напряженной общественной атмосфере .





Таким образом, происходит множество событий, которые позволяют достаточно точно понять духовный мир героев, представленных в произведениях Солженицына. Мы видим в качестве примера самых ярких представителей русского народа, духовное пространство которых подробно описано в романе «В круге первом», в повести «Раковый корпус» и в более ранних произведениях писателя. При этом особое внимание автор обращает на направление их духовного поиска и пробуждения, внутренних импульсов и прозрения. Герои, реализовавшие духовный запрос, идут к цели разными путями. Например, для Иннокентия это размышление над письмами матери, переосмысление и сближение с русской землей; для Спиридона – это сложные жизненные перипетии; для зэков, таких как Нержин, Герасимович, Рубин, – тюремное закаливание характера, которое в конце концов приносит им благодать духовного очищения .

В произведениях Солженицына духовные ценности постоянно находятся в фокусе его внимания и имеют существенное значение в нравственнофилософском смысле. Они воплощаются в заботы интеллигенции о развитии страны и судьбе народа; они рассматриваются в контексте народного представления о добре, зле и справедливости. Отраженные писателем духовные ценности, имеющие христианские корни, неотъемлемы от русской природы, исторически-общественных событий России и жизненных традиций русских людей, и поэтому духовная жизнь его героев наполнена глубоким содержанием. В контексте духовности воплощается не только критерий оценки, стиль мышления и мировосприятие художественных персонажей, но и изображается особое душевное состояние русских людей, которое позволяет познакомиться с этическим и эстетическим восприятием русскими людьми окружающего мира и духовными основами русского национального характера .

2.2. Пространственно-временные координаты событий в прозе А.И. Солженицына 1950-1960-х годов Организация пространственно-временных отношений в художественном произведении является одним из сюжетно- и жанровообразующих компонентов .

Этот показатель также важен для рассмотрения особенностей формирования поэтики национального характера в прозе Солженицына 1950-1960-ых гг .

Литературоведы неоднократно справедливо указывали на использование автором «принципа сжатия художественного времени», ярко проявившегося уже в первом опубликованном рассказе писателя: «В одном дне лагерного зека Солженицыну удается показать чуть ли не всю его жизнь, в которой отразилась одна из граней национальной жизни середины ХХ в.»1. Это утверждение верно и для других произведений. Описываемые в малой прозе повседневные события происходят, как правило, в рамках ограниченного времени и небольшого пространства: в лагере («Один день Ивана Денисовича»), в деревне («Матренин двор»), на станции Кочетовка («Случай на станции Кочетовка»), на поле Куликовом («Захар-Калита») и т. п. Объемность рассказов создается на основе краткого периода и обилия событий, описанных с достаточными подробностями .

А.В. Урманов, размышляя о принципе соотнесения «большого» и «малого»

в произведениях А.И. Солженицына и об идейно-эстетической нагрузке художественных деталей, высказал мнение о том, что деталь в рассказе А.И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича» «характеризует не переживания персонажа, а его «внешнюю» жизнь – является одной из достоверных подробностей лагерного быта». Однако в этом случае исследовательское представление о деталях имеет отношение только к конкретным вещам или действиям героев. Этот момент возможно, как Голубков М.М. А.И. Солженицын // История русской литературы XX века: (20-90-е г.): Основные имена / Отв. ред. С.И. Кормилов. М., 1998. С. 432 .

Урманов А.В. Один день Ивана Денисовича» как зеркало эпохи ГУЛАГа [Электронный ресурс]. URL:

http://www.solzhenitsyn.ru/o_tvorchestve/articles/works/index.php?ELEMENT_ID=1078 (дата обращения: 03. 10 .

2015) .

(Урманов А.В. Один день Ивана Денисовича» как зеркало эпохи ГУЛАГа // «Один день Ивана Денисовича»

А.И. Солженицына: Худож. мир. Поэтика. Культурный контекст:

Сб. науч. ст. / Под ред. А.В. Урманова. Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2003. С. 37-77.) представляется, расширить применительно и к пространственно-временным характеристикам .

Повествование об одном дне лагерной жизни тщательно конкретизируется автором до мельчайших подробностей с добавлением в картину жизни заключенных застывших и мертвых оттенков, которые подчеркивают продолжительность и бесконечность мучений зэков. Темп лагерной жизни оказывается более быстрым, чем темп жизни в свободном мире. По признанию А.И. Солженицына, для того чтобы описать всю лагерную жизнь, «по сути, достаточно описать один всего день в подробностях, в мельчайших подробностях, притом день самого простого работяги, и тут отразится вся наша жизнь»1 .

Лагерная жизнь ограничена в определенном временном и пространственном диапазоне. События механически повторяются. Об этом – уже первая фраза произведения: «В пять часов утра, как всегда, пробило подъем – молотком об рельс у штабного барака»2. Описанный в рассказе день был для Шухова «ничем не омрачённым, почти счастливым»3. Герою довольно того, что «на дню у него выдалось сегодня много удач: в карцер не посадили, на Соцгородок бригаду не выгнали, в обед он закосил кашу, бригадир хорошо закрыл процентовку, стену Шухов клал весело, с ножовкой на шмоне не попался, подработал вечером у Цезаря и табачку купил. И не заболел, перемогся»4. Автор перечислил события, происходившие в течение дня. Но особо отметил неслучившееся: «не посадили», «не выгнали», «не попался», «не заболел» – все неприятные возможности не сбылись.

Положительные моменты подчеркнуты в следующих действиях:

«закосил кашу», «хорошо закрыл процентовку», «клал весело», «подработал», «купил» и «перемогся». Лагерная жизнь давила Шухова и физически, и психологически, но она не уничтожила внутреннюю силу русского человека .

Таким образом, писатель в каждое из перечисленных событий вложил Солженицын А.И. Радиоинтервью, данное Барри Холланду к 20-летию выхода «Одного дня Ивана

Денисовича» для Би-Би-Си в Кавендише 8 июня 1982 // Публицистика: В 3 т. Ярославль: Верхняя Волга, 1997. Т. 3:

Статьи, письма, интервью, предисловия. С. 21 .

Солженицын А.И. Собрание сочинений: в 30-ти т. М.: Время, 2006. Т. 1. Рассказы и Крохотки. С. 15 .

Там же. С. 114 .

Там же. С. 114 .

позитивные элементы, которые создают яркий контраст бесконечному отчаянию зеков и лагерной системе .

В целом светлый тон рассказа проявляется не только в развязке. Он прозрачно и детально видится в каждом решении героев, в разговорах Шухова с другими людьми, в его действиях. Автор показал радости Шухова, хотя и незначительные, но заметные и повсеместные. Писатель соединил светлое восприятие человека и темные стороны лагеря вместе, чтобы первое противостояло второму: живая человеческая душа против безжалостного лагеря и даже против целой социальной системы .

День – это короткий отрезок в масштабах всей жизни. Но в плане деятельности он является насыщенным, поскольку в каждом текущем моменте перед героями появляются разные «мелкие новости», которые дают заключенным разные «мелкие возможности». Писатель перечислил эти возможности: «…шить кому-нибудь из старой подкладки чехол на рукавички; богатому бригаднику подать сухие валенки прямо на койку, чтоб ему босиком не топтаться вкруг кучи, не выбирать; или пробежать по каптеркам, где кому надо услужить, подмести или поднести что-нибудь…» 1. Эти возможности рассматриваются как стимулы изменения лагерной жизни, в них сконцентрированы жизненные правила в лагере, вокруг них развивается сюжетная линия рассказа и именно ими лагерная жизнь отличается от нормальной жизни .

Скорее всего, сущность этого единого мира проявляется не только через отдельные маленькие моменты; в целом же мир лагеря является неподвижным .

Лагерь является закрытым пространством; стены физически отделяют лагерную жизнь от окружающего мира. В рассказе, кроме этих ограничивающих стен, мир лагеря характеризуется мелкими событиями, подобными невидимым стенам, которые изолируют героев от настоящей жизни. Так автор представил некую недоговоренность, которую отгадывают сами читатели: наблюдаемая снаружи жизнь в лагере – мертвая. Лагерная жизнь повторяется в мелочах «от звонка до

Там же. С. 15 .

звонка»1. Получается, что у зэков нет будущего, и мысли, возникавшие у них в лагере, вряд ли могли касаться далекого будущего .

С другой стороны, «кто знает лагерную жизнь, всегда может подработать…». То есть те, кто хорошо знают, умеют использовать возможности, появляющиеся в лагере, могут и выжить либо хитростью, жестокостью, либо жизненным опытом и умом. Именно в контексте вопроса о выживании автор показал каждую деталь лагерной жизни. Вместе с заданным вопросом начинаются и день Шухова, и сюжет рассказа: с пяти часов утра до того, что «засыпал Шухов вполне удоволенный» 3. Это единственный вопрос, который волнует героев каждую минуту. Цель каждодневной деятельности героев рассказа – одна: убежать от голода и холода и не умереть. Например, герой тратил много сил на «хлеб». В тексте рассказа слово «хлеб» повторяется 27 раз .

Употребляются и другие однокоренные слова: «хлебушка», «хлебец», «хлебной», «хлебать», «хлеборезка» – и текстовые синонимы: «пайка», «полпайка» [слово «пайка» повторяется 22 раза – Б. Я.]. Через столь подробное изложение читатели точно знают, как в лагере дают зэкам хлеб; какой дают хлеб; сколько раз в день дают хлеб; сколько у каждого зэка хлеба; как надо ecть этот хлеб, с кашей или без ничего; когда его ecть; как держать в руках, где положить и как спрятать... В размышлениях о хлебе возникали разные мысли о том, что «надо хлеб хранить, жизнь не потерять», ведь хлеб является средством к выживанию и отождествляется с теми вещами, которые необходимы для существования зэков .

Все, что заботит зэков, коренным образом зависит от хлеба; все остальные мысли или потеряли значение, или исчезли .

Однако благородные человеческие качества не изношены в лагерных условиях; они проявляются по-другому, становятся незаметными. Для Шухова делать добрые дела принципиально важно, это является частью его натуры .

Хитрость Шухова является «умом в маленьком масштабе», что свойственно и другим героям рассказа. Например, Шухов думал: «За что Алешка молодец: эту Там же. С. 112, 114 .

Там же. С. 15 .

Там же. С. 114 .

книжечку свою так засовывает ловко в щель в стене – ни на едином шмоне еще не нашли» 1 ). У Алешки есть только переписанная половина Евангелия, а он перечитывает, и людям свои мысли внушает. Он так же, как Шухов, своим способом делает другим маленькое добро .

«–На, Алешка! – и печенье одно [Шухов. – Б. Я.] ему отдал .

Улыбится Алешка .

– Спасибо! У вас у самих нет!

– Е-ешь! У нас нет, так мы всегда заработаем»2 .

Печенье изменило свой статус в лагерных условиях, став деликатесом .

Оказывается, что дав печенье Алешке, Шухов совершил очень щедрый поступок .

Шухов – не жадный, не эгоист, умеет делить радость с другими людьми. Главное:

в лагере всякое маленькое добро увеличивается в размерах по своей важности, оказывается гораздо большим, чем является в нормальных жизненных условиях .

Расширяя границы настоящего времени и замкнутости пространства, А.И. Солженицын много уделял внимания вопросу будущего. Об этом он размышлял не только в своих произведениях, но и при чтении других авторов .

А.И. Солженицын, например, считал, что Е.И. Замятин «видит далекое завтра»3 .

Именно это – художественное прозрение и пророческий характер произведений Е.И. Замятина – стали одним из факторов собственно писательского и исследовательского сближения имен двух художников .

Замечено, что «первоначальное авторское заглавие рассказа «Один день Ивана Денисовича», «Щ-854», вольно или невольно отсылает читателя к роману Е. Замятина «Мы», где граждане единого тоталитарного государства обозначены такими же обезличивающими номерами вместо имен» 4. Появление номеров и шифров в упомянутых произведениях не является случайным совпадением и Там же. С. 28 .

Там же. С. 113 .

Солженицын А.И. Из Евгения Замятина: Из «Лит. коллекции» [Электронный ресурс]. URL:

http://magazines.russ.ru/novyi_mi/1997/10/solgen.html (дата обращения: 03.03.2015) (Солженицын А.И. Из Евгения Замятина: Из «Лит. коллекции» // Новый мир. 1997. № 7. С. 186-201.) Спиваковский П.Е. Через полвека // «Ивану Денисовичу» полвека: Юбилейный сборник (1962-2012) / Сост .

П.Е. Спиваковский, Т.В. Есина; вступ. ст. П.Е. Спиваковского. М.: Дом русского зарубежья им. Александра Солженицына: Русский путь, 2012. С. 8 .

следствием простой симпатии А.И. Солженицына к Е.И. Замятину, а подтверждает мысленную и духовную близость художественных мастеров .

В отличие от Е.И. Замятина, у А.И. Солженицына созданные характеры не из будущего мира. Более важным понятием для писателя является понятие настоящего. Он пишет о том, что было, есть и происходит в нашей жизни .

«Сегодня» существует в качестве исторического фрагмента, оно само по себе удивительно и поучительно. Народ всегда ощущает себя в рамках настоящего, его нужды, проблемы и уровень жизни отражают развитие общества .

Размышления А.И. Солженицына о будущем конкретизовались в изображении деталей настоящей жизни героев. Главный герой рассказа «Один день Ивана Денисовича» Шухов, – зэк, проживающий свою жизнь в трудовом лагере. Не важно, сколько времени герой прожил и еще проживет заключенным .

Главное, как он живет в настоящий момент: терпит ли холод и голод, мучается ли?

День Шухова показан через художественную лупу, автор тщательно показал каждое действие и психологическое движение героя. С помощью этих деталей возможно предположить, как пережил Шухов эти годы и какие трудности ему придется преодолеть в будущем. Все второстепенные герои рассказа также проходят испытания, страдают. Это воплощено и на лингвистическом уровне .

Героям принадлежат короткие реплики, в которых употребляются просторечия .

Писатель специально выделил ударение в словах, наполнил разговоры глаголами повелительного наклонения, междометиями, восклицательными и вопросительными предложениями. Есть и авторские объяснения в скобках. Цель подобных художественных приемов заключается в том, чтобы не исказить события, происходившие в лагере, что обеспечивает истинность истории и позволяет размышлять о будущем на основе реальности. Если учесть, что Шухов и другие герои – представители своей эпохи, тогда их день – не только маленький фрагмент в десятилетней жизни одного невиновного человека, – он предстает как образец жизни огромного количества русских людей. И «таких дней в его сроке от звонка до звонка было три тысячи шестьсот пятьдесят три» 1. В развязке рассказа в последних предложениях Солженицын напомнил читателям, что «не омрачённый, почти счастливый» 2 день повторяется снова и снова. Процесс повторения этих дней заставил всех обдумать суть жизни заключенных: это нечто большее, чем повторение длительного тихого отчаяния в застывшем времени .

Солженицын передал духовное переживание, нравственное возмущение и, наконец, социальное потрясение, чтобы никто не смог позволить себе сказать, что десять лет были ничтожным фрагментом истории .

Показательным в плане соотношения настоящих и будущих событий является рассказ «Случай на станции Кочетовка». Произведение еще раз демонстрирует мастерство Солженицына «в использовании художественной детали,... диалога,... в создании подробного портрете литературных героев» 3. Заметим, что само название рассказа имеет символические оттенки, вызывает разные ассоциации. Случай – недлительный факт; слово, перед которым требуется поставить подходящие имена прилагательные типа «важный», «неожиданный», «неприятный» и др. Станция – пункт остановки, через который протянутся дороги или пересекутся с другими. Одновременно это эпизодический фрагмент, узел между прошлым и будущим. События, происходившие на станции, возможно, станут решающими факторами, которые не менее важны, чем повороты в судьбе человека. Иными словами, на маленькой железнодорожной станции преднамеренные и нечаянные поступки Зотова могут сильно повлиять на судьбы других людей; его решения предвещают изменения жизненных путей людей малознакомых и невиновных .

Зотов, главный герой рассказа, – человек ответственный, патриотичный, он четко осознает свой долг и важность работы, поэтому не позволяет себе ошибаться в вопросах, связанных с войной и Родиной. Но он не ожидал, что сыграет чрезвычайно важную роль в судьбе Тверитинова и полностью изменит его последующую жизнь. Зотов сомневался в правильности своего поступка, но Солженицын А.И. Собр. соч.: в 30-ти т. Т. 1. Рассказы и Крохотки. М.: Время, 2006. С. 114 .

Там же. С. 114 .

Полякова Л.В. Солженицын Александра Исаевич // Полякова Л.В. Тамбовская магистраль русской литературы. Тамбов: Изд-во Тамбовского отделения ОООП «Литфонд России», 2011. С.173 .

ему, к сожалению, нечем ответить на недоумение и мучения Тверитинова. «– Вы

– з а д е р ж и в а е т е меня?!»1 – вопрос дан вразрядку с вопросительным и восклицательным знаком, что указывает на логическое ударение, подчеркнуто громкую интонацию, замедленный темп произнесения слова. Это арест, произведенный неожиданно для Тверитинова; его слова звучат с испугом и сомнением. И эти чувства противоположны обдуманным планам Зотова, и арест стал жестоким и подлым событием. Однако в процессе ареста молодой лейтенант твердо поступает, хотя в самый момент ареста «овладела Зотовым робость» 2 :

необходимо ловить Тверитинова, поскольку он является подозрительным человеком .

Мир, существующий под пером А.И. Солженицына, раскрывается на материале «настоящего». Справедливо высказывание писателя о том, он «умел в самых, казалось бы, обычных деталях и подробностях увидеть целую художественную вселенную, связанную с первоосновами человеческого бытия»3, и он стал «тайнозрителем социального и исторического» 4. В малой прозе А.И. Солженицына читается портретный очерк или история героя, живущего в определенном историческом периоде .

Реальный мир с его пространственно-временными координатами в художественных произведениях А.И. Солженицына восстановлен путем детализации событий. Это позволяет автору сделать акцент на двух моментах. Вопервых, по сравнению с величиной и продолжительностью истории описываемые события являются, пользуясь терминологией писателя, крохотными. Во-вторых, в противовес первому положению, писатель концентрирует внимание на личностной активности героев, проявляемой в частных ситуациях, и реакции на эти маленькие события .

Солженицын А.И. Собрание сочинений: в 30-ти т. М.: Время, 2006. Т. 1. Рассказы и Крохотки. С. 207 .

Там же. С. 207 .

Спиваковский П.Е. Через полвека // «Ивану Денисовичу» полвека: Юбилейный сборник (1962-2012) / Сост .

П.Е. Спиваковский, Т.В. Есина; вступ. ст. П.Е. Спиваковского. М.: Дом русского зарубежья им. Александра Солженицына: Русский путь, 2012. С. 9 .

Седакова О. Маленький шедевр: «Случай на станции Кочетовка» // Между двумя юбилеями (1998–2003):

Писатели, критики и литературоведы о творчестве А.И. Солженицына: Альманах / Сост. Н.А. Струве, В.А .

Москвин. М.: Русский путь, 2005. С. 322 .

Размышляя о будущем, А.И. Солженицын обращался к истории. Писатель поместил героев, многие из которых имели реальных прототипов, в определенные исторические условия, обрисовал их поведение и образ жизни. По сравнению с бесконечным временем и пространством жизнь человека является лишь «ничтожным отрезком», «но изнутри человеческой жизни они [ничтожные отрезки. – Б. Я.] обретают единственный ценностный центр, по отношению к которому уплотняются, наливаются кровью и плотью» 1. Ведущее значение в организации пространственно-временных отношений в малой прозе А.И. Солженицына приобретает детальное изображение ограниченного периода в судьбе героя, который, однако, становится целостным отражением всей жизни не только одного человека .

Помимо сжатости сюжета, насыщенного детально изложенными событиями, в хронотопической организации произведения Солженицына наблюдается особенная единица времени – день: «Природа дня – наиболее универсальной единицы времени». Содержательность «Одного дня…»

достигается именно путем уплотнения времени действия до периода времени меньше суток, который содержит бесконечно повторяющиеся события повседневной лагерной жизни .

С одной стороны, плотно наполняющие день события придают динамичный характер действиям героев, что подчеркивает быстроту и интенсивность событий мира Шухова. Автор акцентирует внимание на активности и сильной воле главного героя в лагерных условиях, что позволяет усилить оптимистический настрой произведения. С другой стороны, повторение каждодневного набора событий вскрывает атмосферу застоя в общественной социальной сфере, что в целом представляет статичный ракурс для размышления о трагических судьбах зэков, о судьбах пострадавших от тоталитарного режима .

Следует заметить, что замысел идеи об уплотненном дне и его бесконечном повторении возник намного раньше создания «Одного Дня…». В раннем Бахтин М.М. Автор и герой в эстетической действительности // Бахтин М.М. Литературно-критические статьи. М.: Художественная литература, 1986. С. 232 .

Урманов А.В. Художественное мироздание Александра Солженицына: монография. М.: Русский путь, 2014 .

С. 424 .

–  –  –

совершаются в короткий период – от менее суток до нескольких дней. Например, в ранней прозе, не считая «Один день…», основное действие в рассказах «ЗахарКалита» и «Случай на станции Кочетовка» умещается в короткий период времени. В рассказе «Захар-Калита» от момента прибытия туристов на Поле Куликово до их отъезда проходит не более суток, а в «Случае на станции Кочетовка» судьба Тверитинова решилась в течение разговора с лейтенантом Зотовым .

В рассказах «Захар-Калита» и «Случай на станции Кочетовка», помимо коротких временных отрезков, в которых происходят главные сюжетные события, представлено и широкое временное пространство, в котором представляются фоновые события для основных сюжетов. В обоих рассказах показана ежедневная деятельность героев, в «Захаре-Калите» – это осмотр Захара Дмитрича на огромное Поле Куликово, в «Случае на станции Кочетовка» – это диспетчерская служба Зотова. Помимо постоянных режимов героев в «Захаре-Калите»

напоминается история о Куликовской битве, в «Случае на станции Кочетовка»

случай с Тверитиновом рассматривается на фоне войне. Итак, по сравнению с крупными историческими событиями главные сюжеты в рассказах оказываются всего лишь маленькими фрагментами в индивидуальных случаях. Однако подобные события обладают весомым значением для отдельного человека .

Именно через них раскрываются жизненный принцип Захара Дмитрича, внутреннее противоречие молодого лейтенанта, и судьбоносный момент Тверитинова .

В сюжетах, развивающихся на протяжении относительно длительного периода, писатель уделяет внимание тем дням, в которых происходят крупные события; чаще всего, это первый или последний день, который символизирует начало или конец истории .

В творчестве Солженицына первый день постоянно находится в эпицентре внимания писателя. Идея о прояснении первых причин происхождения какихлибо крупных событий прослеживается в самых ранних произведениях писателя .

Позволим вспомнить вышеупомянутые нами строки во «Вступлении» поэмы «Дороженька»: «Вспомним ли … / Первый день?».

Также вспомним «Пасхальный крестный ход» – рассказ, датированный с замечанием:

«10 апреля 1956 Первый день Пасхи»2 .

Писатель старается с точностью и подробно разъяснить особое значение первых дней для своих героев; в то же время, подчеркивает важность самих событий .

Разумеется, что первый день имеет гораздо большее значение, чем конкретный суточный срок. В этом дне представляются первые приметы начатых героями событий – первые часы и периоды каких-либо важных действий. Также и последний день, в котором обобщены пережитые опыты героев в прошедших временах, рассматривается последний путь в определённой истории .

Именно поэтому в «Матренином дворе» в финальной части рассказа на похоронах героини поведение ее родственников особенно поражает эгоизмом и равнодушием к смерти близкого им человека, что составляет большой контраст с Матрениной добротой и бескорыстностью. Также в «Правой кисти» последний жизненный этап Н. К. Боброва, – ветерана революции, заслуженного человека, – оказывается крайне трагичным. Ибо он был тяжело болен, немощен и несправедливо забыт историей. Практически то же самое случилось в рассказе «Как жаль» с отцом Анны Модестовны. Заслуженный инженер реабилитирован после двадцатилетнего тюремно-лагерного и ссыльного срока; однако, возвращение старика к вольной жизни оказывается малополезно, ибо «работы для него подходящей нет, а на пенсию он не выработал»3. Таким образом, писатель подчеркивает трагическую участь в судьбах героев, через описание которых автор касается конкретных проблем нравственности и справедливости. Тем временем, в историях героев представлены и ракурсы для отражения быта народа, социальных явлений России и душевного состояния русских людей – ракурсы, отражающиеся русскую жизнь .

Там же. С. 12 .

Солженицын А.И. Собрание сочинений: в 30-ти т. М.: Время, 2006. Т. 1. Рассказы и Крохотки. С. 267 .

Там же. С. 263 .

Мотив первых и последних наблюдается и в последующих произведениях Солженицына. Например, писатель назвал свой роман «В круге первом», главные события романа происходят в последнюю неделю 1949 г.; в повести «Раковый корпус» двумя заключительными главами представляются «Первый день творения» и «И последний день» [курсив мой. – Б. Я.] .

Позволим более подробно остановиться на содержании главы «Первый день творения» в «Раковом корпусе». Для Костоглотова выписывание из ракового корпуса имеет огромное значение, ибо после длительного лагерного срока и ссылки, после мучительного лечения в онкологическом диспансере возвращение к новой жизни непременно воспринимается как торжественное событие. Оно не только свидетельствует об исцелении от роковой болезни – телесном возрождении, но и о внутреннем исцелении – воскресении души. Поэтому день отъезда от больницы обозначает день настоящего освобождения героя. В название главы 35 – «Первый день творения» – подчеркивается значимость этого дня в судьбе Костоглотова. В ней с подробностями изображено первое впечатление героя обо всех окружающих событиях, что дает читателям возможность обстоятельно разъяснить временно-пространственное соотношение в поэтике писателя .

При выходе из больницы Костоглотов последний раз стоял на крылечке больницы, он испытывал «ранневесеннюю, раннеутреннюю радость»1. Это утро наполнено свежестью, что дает ощущение прилива жизненных сил. Герой с большим удовольствием наблюдал природные явления в этом новорожденном мире. Он был восторжен и одушевлен, видел весь мир в розовом свете и чувствовал в нем тихую радость и вечное умиление .

Стоит обратить внимание на необычную цветопись этого утра. Розовый цвет наглядно рассматривается во многих утренних картинах; и цвет сам по себе пополняет романтический и оптимистический оттенки в сюжете. Сначала, еще не выходя из больницы, Костоглотов поднял голову и увидел «…небо

Солженицын А.И. Собрание сочинений: в 30-ти т. М.: Время, 2012. Т. 3. Раковый корпус. С. 406 .

развёртывалось розовым от вставшего где-то солнца» 1 ; затем эта розовость растворилась по всему поголубевшему небу. В Старом городе Костоглотов увидел цветущий урюк – «прозрачный розовый как бы одуванчик, … метров шесть в диаметре, – невесомый воздушный розовый шар»2. Олег с восхищением всматривался в это «сквозистое розовое чудо»3 и воспринимал это торжественно расцветающее дерево как награждение из новой жизни. Позже его ожидает новое открытие: это был Шашлык «в нежном розово-сером цвете» с прелестным затягивающим мясным запахом4 .

Подобная розовость также заключается в маленьких штрихах, которые украшают радостное настроение героя. Она воплощается во многих деталях, например, в виде маленького кусочка розовой бумаги, в узбекском наряде и в подробном описании расцветания урюка .

В целом розовый цвет гармонизируется с возобновлением природы весеннего периода, создаёт оживленную атмосферу этого утра. На фоне розового цвета происходят отдельные эпизодические события, которые произвели яркое впечатление на героя. Внутреннее ощущение героя резонирует с этим розовым миром. Каждый раз он рассматривал заново рожденный мир с благодарностью и полной надеждой .

Следует заметить, что под пером А.И. Солженицына природные явления представляют собой важные индикаторы времени, они же присутствуют как сюжетные составляющие элементы. Ранневесенним утром герой наслаждался этой заново дарованной ему жизнью; солнце поднималось, и розовая тональность превращалась в конкретный образ солнца. Таким образом, помимо весеннего периода и утреннего времени в главах «Первый день творения» и «И последний день» появляется другой особенный временной индикатор – солнце .

Образ солнца способствует созданию полноценного мироощущения героя .

В восприятии Костоглотова солнце отождествляется с образом, символизирующим вечность; оно является единственным свидетелем всех Там же. С. 405 .

Там же. С. 409 .

Там же. С. 410 .

Там же. С. 411 .

несчастий и всех радостей героя. В сюжете герой отмеривает время по высоте солнца; каждый новый час его ожидают новые события. Наблюдение изменения высоты солнца позволяет приблизительно зафиксировать время совершения определенных случаев; оно подчеркивает значимость текущих моментов и предвещает дальнейшие действия, предупреждает об изменении или завершении последующих событий и таким образом указывают временное перемещение, сопутствующее перемещению в пространстве и сюжетному развитию .

Меняется и настроение героя: утром герой испытывал тихую радость в этом новом мире; в середине дня, когда солнце стояло высоко, он с волнением ожидал встречи с симпатичной ему девушкой; а в первом часу сумерек он сел в поезд, решив уехать навсегда, и лишь «…когда дрогнул и тронулся поезд – там, где сердце, или там где душа, – где-то в главном месте груди – его схватило – и потянуло к оставляемому»1 .

Подобные природные явления наблюдаются и в других произведениях Солженицына; они также вызывают большой интерес у исследователей .

Например, в статье А.В. Урманова, посвященной специфике художественного время-пространства «Одного дня…», присутствуют фрагменты о значении образа солнца и роли природного мира2. В работе, посвященной ранней прозе писателя, Н.В. Ковтун многократно упоминает роль природных явлений 3. В.В. Гуськов подробно исследовал поэтику романа «Красное колесо» на примере образа земли4 .

Разумеется, в главах «Первый день творения» и «И последний день»

временная организация, уплотненная впечатляющими эпизодами и разнообразными мыслями героя, снова напоминает важнейшую особенность Там же. С. 447 .

Урманов А.В. День, срок, вечность (Своеобразие пространственно-временной организации рассказа «Один день Ивана Денисовича») // Художественное мироздание Александра Солженицына: монография. М.: Русский путь, 2014. С. 424-430 .

Ковтун Н.В. «Неославянофильская» утопия в раннем творчестве А. Солженицына // Деревенская проза в зеркале утопии. Новосибирск: изд-во со РАН, 2009. С. 261-279 .

Гуськов В.В. Образная система как объект объёмного и динамического воссоздания в эпопее А.И .

Солженицына «Красное Колесо» (на примере образа земли) // «Красное Колесо» А.И. Солженицына:

Художественный мир. Поэтика. Культурный контекст: Международный сборник научных трудов. Благовещенск:

Изд-во БГПУ, 2005. С. 89-114 .

поэтики Солженицына: в сжатом художественном времени концентрируется множество событий с их подробностями .

В связи с ролью деталей в произведениях Солженицына позволим вспомнить, что в рассказе «Правая кисть» автобиографический герой, – бывший зэк, раковой больной, – с глубоким чувством произнес: «…я уже знал ту истину, что подлинный вкус жизни постигается не во многом, а в малом» 1. Именно поэтому, понятие о малом имеет особое значение в произведении Солженицына .

В поэтике писателя понятие малое не ограничивается детализированным вещным миром и многочисленными маленькими событиями. Оно обозначает гораздо больше и прежде всего представляется как совокупность небольших явлений, взаимосвязанных, взаимовлияющих, и играющих весомую роль в основных сюжетах .

Рассмотрим примеры в романе «В круге первом», в которых маленькими штрихами создается объединенное мироздание романа. По наблюдениям М.М. Голубкова, в романе присутствует четыре хронотопа: центральный – Марфинская шарашка; хронотоп, противостоящий миру заключенных;

московские улицы и хронотоп истинной России2. Резонно разделить и героев на три основных типа: заключенные; герои из вольного мира; служащие государственной системы, которая включает тюремщиков, министра Госбезопасности, прокурора, дипломата, советского писателя и многих других персонажей .

В сюжетах судьбы героев, имеющих разное социальное положение, так или иначе, связаны. На определенном уровне у многих героев сложилось общее мнение о персонажах не из своего круга происхождения. Тем не менее, существуют отдельные истории, в которых представлено нестандартное восприятие героев несвоих (чужих); и через эти случаи передаются мысль и внутренние состояния разных героев. Эти случаи являются небольшими Солженицын А.И. Собрание сочинений: в 30-ти т. М.: Время, 2006. Т. 1. Рассказы и Крохотки. С. 149 .

Голубков М.М. Александр Солженицын. В помощь преподавателям, старшеклассникам и абитуриентам. М.:

Изд-во МГУ, 2001. С. 45-50 .

составляющими частями общественных явлений, и в целом вычерчивается круг, в котором находятся все герои .

Попробуем рассмотреть историю Клары Петровны Макаригины и представить как ее судьба связана с героями из разных миров .

Клара – младшая дочь высокопоставленного московского прокурора. Она с детства имела материальное благополучие и безупречное соцпроисхождение. Она привычно называла знаменитого советского писателя, ее старшего зятя, «Колей и на «ты» 1 ; и к мужу младшей сестры, дипломату, государственному советнику, обращалась как Ник и также на «ты» .

Для заключенных Клара, прежде всего, представляется тюремным работником. Однако на глазах юного арестанта Руськи Клара и есть та прелестная возлюбленная девушка. Разумеется, тюремные условия не способствовали развитию их отношений. Даже если бы Руське не грозила вечная ссылка, их роман вряд ли мог завершиться благополучным концом. Также и любовь Нержина с Симочкой, любовь молодых людей, оказалась бесплодной .

История Клары также связана с героями из вольного мира. В памяти Клары остались ужасные воспоминания о ташкентском базаре, где она увидела крайнюю нищету жизни народа; именно тогда она узнала, что многие люди, в том числе, большинство ее соучеников, страдали от голода .

В романе эту сцену открывает домашняя вечеринка Макарыгиных, в которой участвуют герои с разным социальным положением. Кроме представителей так называемого высшего общества, присутствуют и такие персонажи, как Душан Радович, старый друг Макарыгиных, «…бывший профессор давно упразднённого Института Красной Профессуры» 2, – гость, который никак не вписывался в выдающуюся компанию вечеринки, ибо по званию Радович составлял большой контраст с генерал-майором Словутой, «…тоже прокурор, и очень важный человек по службе» 3. Пришла и Кларина сокурсница – девушка, которая умоляла о помощи референта, чтобы спасти Солженицын А.И. Собрание сочинений: в 30-ти т. М.: Время, 2011. Т. 2. В круге первом. С. 296 .

Там же. С. 448 .

Там же. С. 448 .

арестованного отца, разбитого параличом в лагерных условиях. Пришел и Щагов

– бывший фронтовик, ныне – полуголодный студент .

Клара также особенно запомнила «серую нагнутую фигуру и вывернутое ненавидящее лицо» моющей пол женщины. Она была «опалена жгучим презирающим взглядом» этой женщины, которая впечатлила ее своим «выразительным интеллигентным лицом» 3, от нее еще долго испытывала «высший стыд и страх!»4 .

Следует заметить, что в романе разные герои, включая надзирателей Марфина, заключенных спецтюрьмы, государственных служащих, простых советских работников и московских студентов, являются одними из множества участников советской жизни. Их судьбы представлены на широком фоне социальных явлений России. В каждой индивидуальной истории героев представлены отдельные ракурсы советского времени. Практически все герои – от заключенных до советского вождя – даются с их предысториями; даже «интеллигентное лицо» моющей пол женщины напоминает ее историю прошлых лет .

Итак, в поле зрения Клары попадали довольно многие герои со своими историями – от заключенных до влиятельных лиц общества; и каждый из них, так или иначе, оказывал влияние на Кларину жизнь. Чаще всего, истории героев представляются эпизодическими, однако, отличаясь женской восприимчивостью и отзывчивостью, Клара принимала все эти истории близко к сердцу, и по этой причине она многократно вспоминала встречу с той моющей женщиной на лестнице .

Клара выступает героиней, которая объединяет разные типы персонажей. Её жизненные наблюдения содержат многие небольшие события, через которые, однако, отражаются социальные явления советской жизни. Эти явления касаются вопросов об уровне жизни советских людей, о привилегиях чиновников, о праве человека на свободное мышление и на любовь. Каждый герой со своими Там же. С. 295 .

Там же. С. 294 .

Там же. С. 294 .

Там же. С. 295 .

историями открывает особенный ракурс для Клары, через который она старается постигать смысл жизни. Все эти эпизоды в целом восстанавливают тот мир, в котором живет Клара; и в большой степени именно этими событиями писателю удалось представить тот большой круг, в котором присутствуют все герои .

В романе присутствует другой герой – Душан Радович, старый друг прокурора Магарыгина, в то же время оказавшийся «тесно-близким» с арестантом Абрамсоном «с первых же слов» 2. В отличие от масштаба Кларина круга, в сюжете не дается подробного описания взаимосвязи героев внутри круга Радовича. Однако, подобно Кларе, Радович выступает в качестве героя, объединяющего мир заключенных и вольный мир .

В сюжете также присутствует краткий комментарий о жилье Макарыгиных .

Щагов «…поднимался по той самой лестнице, где Кларе всё виделась моющая женщина, и в ту квартиру, где четыре года назад, елозя на коленях в рваных ватных брюках, настилал паркет тот самый человек [Нержин – Б. Я.], у которого он только что едва не отнял жену [Надежду Нержину, соученицу Щагова – Б. Я.] .

Дома тоже имеют свою судьбу...»3 .

Таким образом, писатель объединил разных героев в одном временнопространственном определении и в якобы случайных совпадениях подчеркнул связанные узлы в судьбах героев. Заметим, что в романе в качестве подобного дому пространства присутствует и комната в общежитии университета, в которой соединились судьбы Нади и ее соучеников: Щагов, Эржика, Муза и другие персонажи .

В пространстве романа присутствуют и многочисленные эпизоды, выступающие как составляющие факторы на фоне истории; они восполняют общую картину времени. Эти эпизоды также раскрывают писательскую позицию в отношении нравственных, социально-исторических и философских проблем .

Например, в финальной сцене романа прочитав на машине-фургоне:

«Мясо Там же. С. 460 .

Там же. С. 460 .

Там же. С. 424 .

Viande Fleisch Meat»1, иностранный корреспондент вспомнил, что за день он успел видеть в Москве «не одну такую машину» 2. Его восхищение от продовольственного снабжения столицы ярко контрастировало с горестной истиной, затаенной за этой опрятной наружностью. В этом эпизоде прояснена меткая ирония писателя .

В главе 35 «Немой набат» в пути на свидание к жене Нержин увидел детишек, «говора которых, Нержин не слышал, кажется, с начала войны. Детских голосов не приходится слышать ни солдатам, ни арестантам» 3. Отсутствие детских голосов не только напоминает о потерянной юности поколения Нержина, но и, главное, воплощает печальный отрезок в истории России и в жизни русского народа .

В своих произведениях А.И. Солженицын уделял особое внимание проблемам писательского труда – теме, тесно связанной с жизненным мироустройством интеллигентов. Эта тема прослеживается на протяжении всего творческого пути Солженицына: в его лагерных стихотворениях, в романе «В круге первом», в повести «Раковый корпус», в двучастных рассказах, в публицистике и в произведениях других жанров. В представлении Солженицына писатели условно делятся на две части: настоящие писатели и все остальные. К числу первых он относил таких русских писателей, как Ф.М. Достоевский, Л.Н. Толстой и А.С. Пушкин. В число вторых входили некоторые советские писателя, по сути являющиеся не больше, чем партийными агитаторами и политруками сталинской власти .

В романе «В круге первом» один из числа «писателей», Галахов, явно относится ко второму типу писателей. Солженицын обратил внимание на восприятие читателями сборника Галахова. В Марфине, прочитав книгу Галахова, Хоробров очень сожалел о том, что «даже Галахов … давно сполз на эту Там же. С. 716, 720 .

Там же. С. 720 .

Там же. С. 251 .

принятую манеру писать как бы не для людей, а для дурачков, которые жизни не видели и по слабоумию рады любой побрякушке»1 .

Читая Галахова, студентка-венгерка Эржика «…по своим слабому знакомству с языком и обычаями» 2 России, еще не успела увидеть подобных людей как героев в произведениях писателя, «…но тем более важно было узнавать их из книг»3 .

Стоит заметить, что выражение «слабое знакомство» содержит недоговоренную двусмысленность, которая тонко намекает, что подобные герои из-под пера Галахова вряд ли существуют в реальной советской истории .

Оценки читателей содержат иронию по поводу большой популярности Галахова. Утонув в прославлениях и почетных званиях, отдалившись от истинных творческих источников и переживая мнение критика Ермилова, Галахов испытывал глубокий кризис в последнем творческом процессе. Он также является подневольным человеком, несвободно мыслящим, подчиняющимся тоталитарной системе .

Примечательно, что в романе мнения Хороброва и Эржики о творчестве Галахова представляются эпизодическими фрагментами, и назначение этих отрывков – изображение обыденных явлений и миропредставления героев .

Например, чтение Хороброва представляется занятием зэков в ценные свободные минуты (в главе 31 «Как штопать носки»), а чтение Эрижики демонстрирует взгляд иностранки на советскую жизнь (в главе 49 «Жизнь – не роман») .

Таким образом, образ Галахова и ценность его произведения измерены на нескольких разных хронотопических уровнях: в доме Макарыгиных среди близких Галахова, в Марфине среди зэков, в обществе среди советских читателей .

Вспомним, как Иннокентий спрашивал Галахова: «Какой же из русских писателей не примерял к себе втайне пушкинского фрака?.. толстовской рубахи?..»4 (в главе 62 «Два зятя»). В каждом хронотопе Солженицын находит различие между Галаховым и настоящим писателем. Подтекст подобного сравнения акцентирует Там же. С. 216 .

Там же. С. 348 .

Там же. С. 348 .

Там же. С. 453 .

внимание на разъяснении причин потери Галаховым таланта, подводит читателя к размышлению о качествах, которыми должны обладать настоящие писатели, и доказывает, что в романе творчество Галахова обладает в гораздо большей степени социально-политическим значением, нежели художественным. Явное преувеличение достоинств произведений Галахова лишний раз свидетельствует об идеологической диктатуре советской власти. История Галахова типична для культурной жизни того времени .

В своем труде А.В. Урманов высоко оценил эстетическую значимость детализованных вещных изображений в произведениях Солженицына. Ибо предметные образы служат «…некими художественными квантами, несущими в себе память об общем устройстве поэтической вселенной автора, о ее свойствах и качественных характеристиках». Помимо вещной организации, короткое описание мыслей и действий героев, их восприятия окружающей среды привносит и имматериальные детализированные воплощения в сюжете произведений .

Позволим взять лишь один из многих примеров в романе «В круге первом» .

Рассмотрим окружающий мир героев, отражаемый через многообразные детали, и постараемся выяснить пространственно-временные отношения в нем .

В конце романа Иннокентий арестован. В этом фрагменте с помощью описания вещной организации закрытое пространство спецтюрьмы проявляется на трех уровнях: на уровне общей территории тюрьмы, на уровне внутренней тюремной обстановки и на уровне внутренних обстановок отдельных камер .

Изначальное впечатление героя от Лубянской тюрьмы таково: «Красный флажок, освещённый из глубины крыши прожектором, …, как гаршиновский красный цветок, вобравший в себя зло мира .

… Чёрные железные ворота тотчас растворились… … Урманов А.В. Мир вещей и мир людей (Метонимические свойства предметов в «Одном дне Ивана Денисовича») // Художественное мироздание Александра Солженицына: монография. М.: Русский путь, 2014. С .

101 .

Урманов А.В. Разлом русского быта и бытия («Красное Колесо» как диагноз национальной болезни) // Художественное мироздание Александра Солженицына: монография. М.: Русский путь, 2014. С. 167-168 .

Чёрной подворотней автомобиль прошмыгнул во двор»1. Эти черные ворота и высокие стены закрыли выход в свободный мир. Через это промежуточное пространство между двумя мирами Иннокентий шагнул в тюремную бездну; он чувствовал, как внутри нарастает страх .

Описание обстановки внутри тюрьмы во всех подробностях усиливает ее гнетущую атмосферу и отражает психологическое напряжение героя. Гудение лифта, напоминающее «о механических способах уничтожения людей»2, длинные тюремные коридоры и их могильная тишина, истертые арестантами ступени лестниц, ослепительно яркое освещение, бесчисленные квадратные боксы с «перекрещенными металлическими прутками» 3 и остекленными глазками для наблюдения за арестованными; убогий предбанник,4 а также бесчисленные другие предметы, – все это находится в закрытом здании Лубянской тюрьмы. Детальное описание этих предметов, собранных вместе, передает мрачную жестокость тюрьмы .

Маленькие герметизированные помещения не только физически подавливают арестантов, но и угнетают их душу. Перемещаясь в них, арестанты изолированы от внешнего мира, остаются наедине со своей тревогой. В боксе, находясь в страшной панике, Иннокентий терял четкое сознание, он словно ощутил, что в камеру через отдушину втекал бесцветный отравляющий газ без запаха, и поэтому испытывал приступ удушья5. Дурное чувство героя обозначает его крайне измученное состояние и ощущение отсутствия свободы .

В сюжете сам писатель акцентировал внимание на значимости мелких вещей. В описанном далее фрагменте присутствует комментарий писателя как закадровый голос: «Мелкие вещи – носовой ли платок, пустая ли спичечная коробка, суровая нитка или пластмассовая пуговица – это теснейшие друзья арестанта! Всегда наступит момент, когда кто-то из них станет незаменим – и Солженицын А.И. Собрание сочинений: в 30-ти т. М.: Время, 2011. Т. 2. В круге первом. С. 658 .

Там же. С. 662 .

Там же. С. 663 .

См.: С. 674-675 .

См.: С. 663 .

выручит!» 1. Заметим, что этот комментарий напоминает и о других лагерных сюжетах Солженицына; например, напоминает лагерный быт Шухова и других зэков .

В сюжете Иннокентий дважды обратил внимание на рисунки на Лубянских кружках. В боксе Иннокентию выдали кружку «со странным рисунком: кошечка в очках делала вид, что читала книжку, на самом же деле косилась на птичку, дерзко прыгавшую рядом» 2. В восприятии Иннокентия кошка, птичка, книжка являются символическими образами: кошка – советская власть, точнее, сталинская власть, «книжка – сталинская конституция, а воробушек – мыслящая личность», – жертва этой власти3. Наблюдение Иннокентия за этим крохотным рисунком дало ему ценную минуту сознательной жизни в перовой тюремной ночи; он временно отвлекся от мыслей, замутнённых арестом; и испытывал «странную радость – радость крохи бытия»4 [курсив мой .

– Б. Я.]. Заметим, что отсутствие ощущения бытия, в очередной раз, подчеркивает тюремную мрачность. К общей атмосфере тюрьмы подходил этот рисунок на кружке, который словно «нарочно подбирали для Лубянки» 5. Интерпретация рисунка Иннокентием метафорична, это иронический каламбур, ибо подобным образом примерно и представилось отношение его судьбы со сталинской системой .

Напомним, что в сюжете присутствует Косенький надзиратель – бывший матрос Балтийского флота, – образ, напоминающий доброго младшину Наделашина, при возможности заботился об удобстве Иннокентия. Иннокентий ощутил, что на «мертвом лице» 6 этого надзирателя «всё-таки было что-то живое» 7, и первый раз в этой ночи услышал «человеческое обращение» 8.

С осторожностью надзиратель «переступил одной ногой через порог, прикрыл дверь, насколько позволяли его плечи, и, совершенно неуставно подморгнув, спросил тихо:

Там же. С. 688 .

Там же. С. 664 .

Там же. С. 665 .

Там же. С. 665 .

Там же. С. 665 .

Там же. С. 687 .

Там же. С. 687 .

Там же. С. 687 .

– Ты кем был?

Как необычно это звучало!... Потрясённый живым тоном вопроса, тихостью утаённого от начальства…»1 .

В сюжете акцентируется внимание на некоторых телодвижениях надзирателя и оттенках его речи. Позволим напомнить, что в произведении Солженицына часто представлены характерные позы, типичные выражения лиц и жестов, манера обращения, привычная лексика героев. С помощью этих многочисленных деталей писатель старается раскрыть внутреннее состояние героев, в том числе и их психологию, моральные качества и душевный склад .

Писатель не дает всестороннего описания внешних обликов и нарядов героев, лишь подчеркивает моменты, предназначенные для объяснения мысли, эмоций и чувств, спрятанных за их внешностью. И именно поэтому писатель называл своего героя косенький, – герой с нестандартным обликом среди Лубянских тюремщиков .

Этот надзиратель давал Иннокентию «иглу, с десяток отдельных кусков ниток и несколько пуговиц разного размера и материала – костяные, пластмассовые, деревянные», и перегнутый матрас, в который вложена «маленькая перяная подушка, наволочка, простыня – обе со штампом:

«Внутренняя Тюрьма» – и даже серое одеяльце»3, также дал кружку воды, – а кружку «с изображением кошечки, но не в очках, без книжки и без птички» 4 .

Подчеркивая эстетическую нагрузку детализованных предметов, в конце главы 92 писатель сделал замечание, что в первой тюремной ночи для измученного Иннокентия «…добро и зло … вещно обособились…»5 [курсив мой. – Б. Я.] .

Мысли героев фиксируются описанием вещей. Подробное описание маленьких предметов в камерах предоставляет статичный ракурс для рассмотрения тюремного порядка. Маленькие предметы своими величинами объясняют дефицит полноценных вещей, что обозначает разломанное бытие – Там же. С. 687 .

Там же. С. 690 .

Там же. С. 688 .

Там же. С. 687 .

Там же. С. 691 .

результат подчинения насилию. Их размеры усиливают ощущение скованности в закрытом пространстве; подчеркивают, что герои максимально ограничены возможностью реализации своих действий. Вещная организация также соседствует с имматериальными деталями, что привносит дополнительную информацию о мироощущении героев. Например, несмотря на мрак тюрьмы, писатель не отказался описать добрые дела в маленьких проявлениях, благодаря которым в сюжете все же остается оптимистический настрой .

Анализ пространственно-временных отношений в произведениях Солженицына позволяет сделать следующий вывод. В поэтике писателя прослеживается некая теория относительности, которая проявляется не только по отношению к понятиям большое и маленькое. Чаще всего писатель старается отражать значимость каких-либо явлений через незначительные по величине объекты; иначе говоря, старается из мелочей представить общее, из частного воссоздать целое, в обычном увидеть бесценное .

Мир Солженицына реалистичен; в нем представлено соотношение прошлого, настоящего и будущего времен. Этот мир изображен словно через художественную лупу: в нем маленькие объекты обладают эстетической весомостью; короткий временный срок насыщен детализированными событиями;

судьба человека, представленная на фоне эпохи, отражает историю страны. Этот мир отнюдь не ограничен лагерным пространством, в нем писатель старается многогранно представить темы русской жизни: рассматриваются быт и бытие народа, подлинные социальные явления, вопросы философских и духовнонравственных аспектов .

–  –  –

Образы заключенных занимают особое место в творчестве А. Солженицына 1950-60-ых гг. Подобные герои с разнообразными арестантскими судьбами присутствуют в рассказах «Один день Ивана Денисовича», «Случай на станции Кочетовка», «Правая кисть», в романе «В круге первом», в повести «Раковый корпус» .

В произведениях А.Солженицына употребление понятия «зэк» является способом определения принадлежности людей, имеющих схожую историю в их долагерном пути, отбывающих наказание через тюремное испытание. В романе «В круге первом» глава 32 начинается со следующих слов: «Известный на многих шарашках старик, профессор математики Челнов, писавший в графе «национальность» не «русский», а «зэк»…»1. На примере подобных сознательных поступков персонажей писатель стремится акцентировать внимание на интеллектуальных, морально-волевых и социально-культурных качествах своих героев .

В отличие от замятинской картины Единого Государства (роман «Мы»), Солженицын в своем реалистическом восприятии подчеркивает неповторимость личностей многих героев. В третьей главе романа в разговоре между заключенными инженер Прянчиков с большим изумлением задает риторический вопрос: «На людях – номера?»2. В этом случае, помимо создания иронического оттенка в эпизоде с использованием номера, автор старается направить читательский интерес на характеры живых личностей и их жизнь в неволе под номерами. Похожий художественный ход также прослеживается в первоначальном названии рассказа «Один день Ивана Денисовича» – «Щ-854» – номер, присвоенный Шухову вместо имени .

Узники, как правило, стараются избегать лишних проблем, однако, во многих случаях им необходимо делать выбор: или оказывать услуги администрации – быть доносчиками, по требованию тюремных начальников выполнять рабочие заказы и прочие их прихоти, таким образом, находиться в относительно комфортном положении; или быть в немилости у начальства, находиться под угрозой ссылки, рисковать жизнью, но все же оставаться принципиальными и не ждать снисхождения от тюремщиков. Только лучшие

Там же. С. 219 .

Там же. С.20 .

герои Солженицына, обладающие благородными рыцарскими качествами, сумевшие отказаться от компромисса, «…идут на … жертвы, выходя из конфликта с Системой победителями», получают истинное освобождение 1 .

В мире заключенных писатель старается всемерно представить их тяжелые тюремные условия через отсутствие привычных для свободного человека ощущений, событий, вещей. Эти герои страдают дефицитом вещей, дефицитом женской любви и человеческого счастья: для них ценна каждая минута, «…каждая лишняя шкура дорога»2, каждые маленькие кусочки хлеба жизненно важны .

В произведениях Солженицына присутствует один из главных типов героев, таких как Шухов, Нержин, Костоглотов. Это люди, прошедшие войну, отбывающие сроки – герои, не испытавшие материального благополучия. Как в рассказе «Один день Ивана Денисовича», в романе писатель также подчеркивает драгоценное значение хлеба. Напомним один из многочисленных эпизодов .

Заключенный герцог Эстергази, которому было очень тяжело с питанием, получив от Потапова три пуговицы, сделанные из хлеба, в качестве подарка на день рождения, «клялся, что даже ни от кого из Габсбургов не получал подарка более своевременного»3 .

Как всегда в произведениях Солженицына, заключенные относятся к еде со священным трепетом, ибо она дает силу и телу и душе, помогая выстоять перед невзгодами. «Разве её ешь! разве её кушаешь! – ею причащаешься!»4 – в девятой главе романа Нержин именно таким восклицанием выразил свое понимание ценности лагерного питания. Несмотря на скудость питания, заключенные во время еды словно испытывают возвышенные чувства; авторские шрифтовые ремарки обращают внимание на эти эмоции. И в заключительной главе романа показано, как перед этапом заключенные торжественно принимают последний обед, с трудом ими добытый: «…наступила то настоящее молчание, которое и всегда должно сопутствовать еде. … тёплой влагой она проходит по пищеводу, Голубков М.М. Александр Солженицын. М.: Изд-во МГУ, 2001. С.66 .

Солженицын А.И. Собрание сочинений: в 30-ти т. М.: Время, 2011. Т. 2. В круге первом. С. 84 .

Там же. С. 208 .

Там же. С. 49 .

опускается в желудок – кровь и мускулы мои заранее ликуют, предвидя новую силу и новое пополнение» 1. Таким образом укрепляется дух узников, чтобы быть готовым к непредвиденному тернистому пути .

Дефицит еды, в т.ч. нехватка хлеба, является важным индикатором, который определяет степень физического испытания и душевного страдания заключенных .

Ввиду сильной физической нагрузки в лагерях арестантам трудно, но очень важно сохранить душевное равновесие и не упасть духом. В лагерном стихотворении «Хлебные чётки» в последней строфе лирический герой с глубоким раздумьем произносил строки: «Проносил в рукавице, уловка поэта! / Не дойди до тебя [хлебных четок. – Б. Я.] я усталым умом, – / Было б меньше одною поэмой пропето, / Было больше б одним надмогильным холмом» 2. Благодаря хлебным четкам автобиографический герой через долгое терпение, подобное монашескому исповеданию веры во Христа, смог спастись от душевного смятения .

В романе «В круге первом» уделяется большое внимание теме любви, точнее, теме отсутствия любви. В течение долгих лет роковая арестантская участь не позволяла заключенным близко знать женские руки и их заботы. В главе 89 «Перепёлочка» сформулирована мысль Нержина, возникшая во время вечерней встречи с Симочко и не произнесенная вслух; она с грустью объясняла причину взаимной симпатии между заключенными и девушками-«вольняшками»: «…разве ты выбрал эту [девушку. – Б. Я.]! Ты выбрал это место, через два стола, а там кто бы ни оказалась…»3. В романе присутствуют две нереализуемые любовные линии (Нержин – Симочка, Руська – Клара), в эпизодах наблюдается и служебный роман (Сологдина – Еменой). Однако любовь, родившаяся в тяжелой тюремной атмосфере в шарашках, в большой степени означает отвлечение от «монастырского уединения» 4, ибо у многих из них любовь была украдена лагерными сроками в юном возрасте .

Писатель подробно обрисовал отношение героев к семье, к близким людям .

Автор напрямую или косвенно представляет образы верных супруг заключенных, Там же. С. 714-715 .

Солженицын А.И. Собрание сочинений: в 30-ти т. М.: Время, 2016. Т. 18. Раннее. С. 230 .

Солженицын А.И. Собрание сочинений: в 30-ти т. М.: Время, 2011. Т. 2. В круге первом. С. 641 .

Там же. С. 98 .

оставшихся на воле с их нелегкой женской долей, таких как жена Нержина, Сологдина, Дырсина, Геросимовича. Небольшими штрихами автор рисует картину семейных историй тюремных работников, в т.ч. близких людей Яконова, Ройтмана, младшины Наделашина и политрука Степанова. В эпизодах рассматриваются семейные отношения Макарыгиных, в частности отношения между Иннокентием и Дотнарой, Галаховым и Динэрой. Кратко отмечены и отношения в семье советского вождя и в семье простого крестьянина .

Личное пространство героев представляет новый ракурс для тонкого понимания их личностного мироощущения. Общие черты определенных типов героев, их мысли и психологическое состояние способствуют созданию четкого читательского представления об их весьма непростом положении, также помогают в целом понять социальные настроения тех лет, глубже постичь главные причины отсутствия свободы и семейного счастья .

Так же, как и многие другие произведения Солженицына, роман «В круге первом» имеет разные редакции. В рамках совершенствования произведения художественная композиция, выстроенная писателем в первой редакции, в целом сохранилась1. Исследование композиционных особенностей романа, в частности выявление принципов организации сюжетных линий и распределения глав, способствует более глубокому пониманию художественной поэтики русского характера в творчестве А.И. Солженицына .

Помимо вышеупомянутых мотива и образа круга в структуре романа «В круге первом» наблюдается также кольцевая композиция, которая насыщает слово круг смысловой нагрузкой. В начале произведения (в главе 3 «Шарашка») в разговорах с друзьями цитируя Данте Рубин впервые обозначил понятие шарашки, что это «лучший, высший круг» ада2. В заключительной главе (глава 96 «Мясо»), в одном из последних абзацев романа, вступая в разговор с Хоробровым, вспоминая благо Марфинской спецтюрьмы, Нержин повторил схожий смысл См.: Петрова М.Г. Судьба автора и судьба романа // Солженицын А.И. В круге первом / Изд. подготовлено М.Г. Петровой. М.: Наука, 2006. С. 664 .

Солженицын А.И. Собрание сочинений: в 30-ти т. М.: Время, 2011. Т. 2. В круге первом. С. 23 .

перед этапом: «…Это – не ад! В ад мы едем. В ад мы возвращаемся. А шарашка – высший, лучший, первый круг ада. Это – почти рай»1 .

Ссыльные судьбы Нержина и других арестантов предопределены задолго до официального объявления об этапе (в главе 94 «Всегда врасплох»). После того, что Нержин отказался от предложения Яконова по криптографическим заданиям (глава 10 «Розенкрейцеры»), ссылка была неизбежно обозначена. Несмотря на то, что Нержин дважды имел возможность перестроить проекты спецтюрьмы и избежать этапа, герой, четко осознавая нависающую опасность, мужественно подготовился к ссыльному пути .

Приговор Нержину был вынесен в субботу 24 декабря 1949 г. – в последние часы первого дня в сюжетном развитии романа. Напомним некоторые другие события, проходившие во второй половине этого дня: около пяти часов Иннокентий совершил звонок американскому посольству (глава 1 «Торпеда»);

после вечерней работы бунт Хороброва (глава 12 «Семёрка») стал непосредственной причиной его ссылки. Все подобные сюжеты ведут к развязке в последней ночи в романе – вторник 27 декабря 1949 г. Таким образом, по хронологической последовательности на уровне композиции сюжетные линии между собой перекликаются, что также создает круг в его художественном воплощении .

В романе кольцевая композиция формируется и другими небольшими штрихами. Например, в начале романа присутствуют фрагменты, раскрывающие мотив рождества и образ елки – подобные моменты наблюдаются и в заключительной главе романа. К тому же, внимательные читатели могут заметить, что решение по поводу установки елки, принятое подполковником Клементьевым в субботу, стало реализовываться в Марфине в последний день перед этапом заключенных .

В романе «В круге первом», как отмечено солженицыноведами, наблюдается авторский параллелизм. Например, в произведении встречаются

Там же. С.719 .

образы, составляющие пару 1 : два оперуполномоченных на Шарашке (ШикинМышин); два зятя со своими супругами; два инженера, вызываемые министром Абакумовым на ночной опрос .

Относительный параллелизм проявляется и в постановке названий и содержании глав, например: глава 28 «Работа младшины» и глава 29 «Работа подполковника»; глава 25 «Церковь Никиты Мученика» и глава 72 «Гражданские храмы»; глава 55 «Князь Игорь» и глава 85 «Князь Курбский» [курсив мой. – Б .

Я.] .

Как представляется, подобный параллелизм, способствующий стройности композиции, имеет свое обоснование. Авторский замысел отнюдь не ограничивается созданием парных художественных деталей. Наоборот, чаще всего наблюдается продолжение сюжетного развития, соответственно, наблюдается расширение параллелизма. Например, в главе 40 «Свидание», главе 41 «Еще одно» и главе 42 «И у молодых» продолжается тема отсутствия или ограниченности любви. Только в первых двух главах проблема в большей степени касается заключенных (Нержина и Герасимовича) и их жен, оставшихся на воле (Нади и Наташи); а в последней главе рассматривается любовная история молодой пары внутри Марфины – история между арестантом и девушкойвольняшкой» (Руська и Клара) .

Подобная сюжетно-структурная композиция также прослеживается в главе 66 «Хождение в народ», главе 67 «Спиридон» и главе 68 «Критерий Спиридона» .

Основными сюжетами этих глав являются поиск Нержиным «сермяжной правды»

у народа и его дружба с дворником Спиридоном. Образ Спиридона создан писателем как тип представителя из народа. Его незаурядная личность, многострадальный жизненный путь и неприукрашенная философия, представленные в последних двух главах, как раз соответствуют размышлениям Нержина о народе и о душе, упомянутым в первой главе, что народ определяется «…по душе .

См., например: Петрова М.Г. Судьба автора и судьба романа // Солженицын А.И. В круге первом / Изд .

подготовлено М.Г. Петровой. М.: Наука, 2006. С. 706-707, 731 .

Душу же выковывает себе каждый сам, год от году .

Надо стараться закалить, отгранить себе такую душу, чтобы стать человеком .

И через то – крупицей своего народа»1 .

Таким образом, сюжетная линия пронизала три главы, сделав композиционную тему сквозной, и содержание этой части романа стало единым целым .

Следует заметить, что сюжетно-структурный параллелизм присутствует и в других произведениях Солженицына. Например, случаи его проявления можно наблюдать в повести «Раковый корпус», в частности в принципах названий глав и их содержании. Повесть состоит из двух частей. Просматривается перекличка названий глав как внутри каждой части, так и между двумя частями. Яркие примеры представлены в следующих главах: глава 4 «Тревоги больных» и глава 5 «Тревоги врачей»; глава 35 «Первый день творения» и глава 36 «И последний день»; глава 8 «Чем люди живы» и глава 23 «Зачем жить плохо?»; глава 15 «Каждому своё» и глава 28 «Что кому интересно» .

В параллелизме Солженицына наблюдается художественное противопоставление, которое часто проявляется в виде антипода героев, в мыслях и поведении героев «до и после» определенного события. В качестве примера подробно рассмотрим одну из многочисленных пар героев, представляющих антитезу характеров. В романе присутствуют тюремные работники – Шустрман и Наделашин. Шустрман – старший лейтенант, «…черноволосый и не то чтобы мрачный, но никогда не выражающий никакого человеческого чувства, как и положено надзирателям лубянской выучки»2. Наделашин – младший лейтенант, выполняющий тюремные работы с высокой степенью ответственности; в отличие от жестоких характеров, в нем все же увидится проблеск человечности. В эпизодах писатель подчеркивает разницу, отмеченную заключенными, между двумя персонажами: «Шустерман … угрюмой молнией взглядывал из-под срослых густых бровей, он как когтями впивался в локоть арестанта и с грубой Солженицын А.И. Собрание сочинений: в 30-ти т. М.: Время, 2011. Т. 2. В круге первом. С. 485 .

Там же. С. 210 .

силой влёк его, в задышке, вверх по лестнице». В сравнении с ним «лунообразный Наделашин, немного похожий на скопца, шёл всегда поодаль, не прикасаясь, и вежливо говорил, куда поворачивать» 2 .

Подобное противопоставление героев обнаруживается при сравнении тяжелых судеб жен арестантов и обеспеченным состоянием членов семьи работников госорганов; в разнице между поведением Иннокентия и Руськи Доронина; в разных подходах Нержина, Рубина и Сологдина к пониманию русского народа; в стилях речи Сологдина и Спиридона; в отличительной манере поведения у «косенького» надзирателя и других лубянских надзирателей и во многих других моментах .

Антитеза прослеживается и в историях отдельных героев. Например, положение Иннокентия кардинально изменилось до и после ареста;

соответственно, резко изменился материальный мир, окружающий героя;

изменилось и его понимание об Эпикуре, и мнение о совершаемом поступке – звонке в американское посольство. В истории Нержина, наоборот, высоко ценился период после ареста, названный Нержиным «благословением тюрьме» .

Благодаря тюремному испытанию герой смог постичь смысл жизни и природы счастья, тщательно переосмыслить неосознанное раньше .

Как правило, в процессе сравнения писатель не отдает предпочтения какимлибо художественным образам или конкретным периодам развития событий .

Право размышления и окончательного выбора по-прежнему остается у читателей, лишь в немногих случаях писатель выражает свое мнение закадровым голосом .

Итак, особенный параллелизм художественной системы А.И. Солженицына рассматривается не только в отношении оппозиции художественных образов. Он, прежде всего, проявляется на сюжетно-структурном уровне, в структуре и последовательности глав, в антиподах героев, в сравнении мыслей и поведения героев «до» и «после» важных событий, в параллельно присутствующих сюжетных деталях. Противопоставление наблюдается на лингвистическом уровне,

Там же. С. 210-211 .

Там же. С. 211 .

в частности, в стилистических приемах, использованных писателем. Подобный параллелизм, в первую очередь, создает перекличку и сравнение между сюжетами, позволяя, таким образом, объединить художественную композицию в единое целое .

В художественном мире А.И. Солженицына узники, «зэки», представляют собой особенный народ, в судьбах которого отражается история страны .

Исследование миропредставления заключенных представляет ракурс для исследования поэтики писателя .

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Период 1950-1960-х годов стал для А.И. Солженицына наиболее плодотворным творческим временем. Именно в произведениях этих лет наблюдаются истоки большинства авторских замыслов и художественных концепций, реализующихся в дальнейшем .

Проведенный анализ всех законченных поэтических и прозаических произведений А.И. Солженицына 1950-1960-х гг. в ракурсе воплощения в них специфики русского национального характера на фоне происходивших социально-исторических событий расширил имеющиеся в науке о Солженицыне представления о поэтике писателя и углубил целостную картину его художественного мироздания. Произведения А.И. Солженицына предоставляют широкий спектр для осмысления и прояснения сложности самобытного русского национального характера в художественном воплощении. Тема России, русского характера, являясь ключевой в произведениях писателя указанного периода, раскрывается и через лирические размышления, и через публицистические высказывания, и через прямое декларирование собственных взглядов .

Формирование национального характера происходит через испытания историческими событиями. Для солженицынских героев таковыми стали военные годы, годы репрессий и политических лагерей. В эти периоды проходили проверку и закреплялись традиционные качества русских людей .

Ранние поэтические произведения Солженицына – поэма «Дороженька» и цикл «Тюремные – лагерные – ссыльные стихи» – отличаются сжатостью содержания, ясностью сюжетных линий и четкостью художественной структуры .

В них интегрированно отражаются многие автобиографические моменты судьбы писателя и события русской истории. В четко зарифмованных строках произведений явно присутствуют многие чувства и ощущения тех времен .

Сильный элемент автобиографизма, ссыльное прошлое писателя во многом определяют тональность и лексику повествования, мировоззрение героев .

Наличие большого числа героев, побывавших в лагерях, объясняется во многом, безусловно, судьбой самого А.И. Солженицына. Однако этот момент важен и с другой стороны. Ситуация тюремного заключения, арестантский опыт позволяют раскрыться в человеке тем качествам, которые в условиях повседневной нормальной жизни не проявляются. Экстремальные события помогают лучше выявить нравственно-психологические, идеологические принципы людей. При наличии же в системе персонажей нескольких героев с таким прошлым возможно составить обобщающее представление о целой большой социальной группе, являющейся частью нации и отражающей особенности ее характера .

Существование в границах одной страны множества личностей со схожими жизненными ситуациями влияет на создание общей картины развития страны определенного периода, многоракурсного изображения судьбы России, влияющей на жизнь отдельного человека и, с другой стороны, складывающейся из судеб многих людей .

Поэзия А.И. Солженицына, представленная произведениями раннего периода – поэмой «Дороженька» и сборником «Тюремные – лагерные – ссыльные стихи», во многом определила круг основных тем и поэтических средств творчества А.И. Солженицына .

Исследование стихотворений, составляющих цикл «Лагерные стихи», выявило приоритетную для писателя тему – тему России. В миропонимании и размышлениях лирического героя воссоздается русская природа, история страны, быт и бытие русского народа, этические нормы и духовная жизнь русских людей .

Раскрытию многогранного образа России подчинен богатый писательский арсенал поэтических средств, с помощью которых автор выражает любовь русского человека к своей Родине. В поэзии также обращено внимание на традиционные для классической русской литературы средства создания образов женщин в соотносятся с новаторскими художественными приемами и принципами эстетики писателя, что представляет интерес и в плане расширения представлений о формах воплощения национальных вопросов в лирике .

«Заголовочный комплекс» поэмы «Дороженька»: название, заглавия глав, эпиграфы, авторский подзаголовок – подчинен задаче не просто активизации читательского восприятия, а перспективе раскрытия идеи произведения .

Все рамочные компоненты поэмы в разной степени нацелены на раскрытие многогранного образа дороги. И этот образ, обладающий символическим значением, отражает, с одной стороны, реальное движение лирического героя, жизненный путь и рост личности человека и судьбу русского народа и путь развития России – с другой. Тема и образ дороги коррелируются с широким спектром русской литературы и культуры, что позволяет в поэтических строках писателя расшифровать коды национальной идентичности. Пространственновременная метафора дороги символизирует путь героев, страны в их развитии .

В сравнении с «Дороженькой» темы, раскрытые автором в серии лагерных стихов, имеют более узкий характер. В первую очередь, сюжеты связаны с лагерным испытанием героев и их восприятием и осмыслением пережитого в эти долгие мучительные годы. Герои лагерных стихов являются типичными героями Солженицына. Это тип таких, как Нержин в «В круге первом» и Костоглотов в «Раковом корпусе». Только в лагерных стихотворениях образы и психология героев раскрыты в сжатом виде. Судьба героев, их мышление, как правило, тесно связанные с судьбой России, также отражают жизненные реалии в определенные исторические периоды .

Поэтические произведения Солженицына 1940-1950-х годов, как показал проведенный анализ, имеют следующие отличительные художественные признаки: изображение пути лирического героя как пути правдоискательства, сильное автобиографическое начало, мотив дороги, риторические вопросы, стилистические особенности (например, употребление отрицательной частицы не для утверждения), кольцевая композиция и частое использование антитезы, музыкальность, наличие авторского орфографического и пунктуационного оформления стиха, специфическая лексика, ритмическое разнообразие, вставные разностилевые компоненты, графическое выделение слов и фраз (разрядка, курсив). Графическое выделение слов и выражений в тексте поэтических и прозаических произведений Солженицына способствует усилению авторской позиции, активизации читательского восприятия, внедрению дополнительных смыслов .

Раздумья А.И. Солженицына о судьбе России пронизывают не только стихотворения писателя, они являются неотъемлемой частью всего творческого наследия. Очевидны связь и общие черты между поэтическими и прозаическими произведениями писателя. Это ярко проявляется при сопоставлении лирики 1950х годов и романа «В круге первом» .

В качестве ведущих сюжетных мотивов выступают поиски правды и счастья человека. Писатель, как и в лирических произведениях, обращается к проблеме внутренней свободы личности, творческой свободы художника, сохранению человеческого достоинства и судьбы страны .

Одним из художественных приемов создания особого ментального начала является временно-пространственная характеристика событий. Произведениям А.И. Солженицына свойственен особый тип художественного хронотопа .

Основные направления художественных поисков писателя в создании национального колорита времени и места описываемых событий связаны с временно-пространственными координатами, отмечающими важность событий для отдельного человека и их социально-историческое значение в масштабах России .

«Принцип сжатия художественного времени» 1, характерный для малой прозы А.И. Солженицына, реализуется в приемах детализации, типизации и обобщении событий и явлений. Автором используются текстовые единицы, способствующие созданию специфических пространственно-временных связей .

Сами названия произведений («Дороженька», «Один день Ивана Денисовича», «Случай на станции Кочетовка») расширяют представления о возможностях пространственно-временной организации прозы .

Раздвигая пространство, время и место действия, А. Солженицын тем самым стремится дать человеку, пусть и в границах художественного произведения, больше свободы, простора. Так происходит расширение Голубков М.М. А.И. Солженицын // История русской литературы XX века: (20-90-е г.): Основные имена / Отв. ред. С.И. Кормилов. М., 1998. С. 432 .

пространственно-временного пласта, что позволяет вывести повествование из строгих рамок определенного времени и места действия .

Ясно ощущается закономерность временной организации действия в произведениях писателя, специальное выделение в ней сроков, обозначающих «временное» и «вечность». Таким образом формируется целостная концепция связи прошлого – настоящего – будущего времени в масштабах жизни одного человека и целого народа .

Природные и историко-социальные явления служат фоновыми планами сюжетного содержания. Важная функция выполняется «вещными» деталями, определяющими особенности отношения героев к окружающему миру .

Имматериальные детализированные моменты конкретизируют авторскую концепцию значимости «малых» и «больших» явлений и событий – о великих тайнах и истинах в малых формах жизненных проявлений .

Писатель уделяет большое внимание духовно-нравственной сфере; темы и сюжеты произведений глубоко проникнуты понятием о духовной ценности и состоянии человеческой души. Религиозность раскрывается путем введения в повествование описания церковных зданий, упоминания религиозных праздников и обычаев, символов христианской веры, описания ритуалов и произведений искусства на религиозные темы. Разговоры о вере, Боге сопровождают самые трудные, судьбоносные моменты биографии персонажей, т. к. человек именно в сложные периоды судьбы ищет дополнительной опоры. Богатая внутренняя жизнь героя сопровождается размышлениями о божественном начале бытия .

Образ разрушенных церквей и колоколен символизирует духовное разрушение; писатель концентрирует внимание именно на размышлениях о духовной потере. В этой связи особый интерес представляют образы интеллигентов, постоянно заботящихся о судьбе страны .

Как наследник традиций великой русской литературы писатель создал многообразие ищущих и мыслящих героев; в то же время, судьбы героев отражают судьбы поколений и истории страны. В нашей работе обращено внимание на личность героев и их понимание о смысле жизни; отмечена жизненная активность индивидуумов, проявленная через пробуждение сознания, внутренний поиск и путь самореализации. Особенно осмыслен путь исканий правды и справедливости героев, в процессе которого предстала непреклонная воля в их многострадальных судьбах и оптимистический взгляд в тяжелых условиях .

Через жизненный путь отдельных героев интерпретировано соотношение между судьбами человека и судьбой страны. Ценные душевные качества героев, такие как способность к терпению, состраданию и самопожертвованию, – качества, не только высоко ценимые в русском культурном контексте, но и проявленные как достойные человеческие качества. Это способствует созданию общей картины уклада русской души и определению сущности ментальности русских людей. Обладающая целостностью духовность представлена в быту и различных сферах активности народа, в природе и в размышлениях интеллигенции о судьбе страны. Через духовное восприятие героев отражается их мнение об определяющих, исторически значимых событиях и явлениях, происходящих в окружающем мире .

Несомненно, что в раннем творчестве Солженицына содержится глубокое духовно-нравственное начало. Писатель многократно подчеркивает значение нравственно-духовного величия русских людей. Духовная жизнь героев представляется через разные ракурсы: христианское мировоззрение, православное верование, быт и бытие русского народа, особенность русской интеллигенции, исторически-общественные события России и русская природа. Для героев Солженицына их духовный запрос отождествляется с поиском, проясняющим их внутренний мир; для писателя размышления о духовности перерастают в поиски корней национального самосознания. Поэтому в произведениях писателя наблюдается особенное духовное и душевное состояние русских людей, несущее в себе особый нравственно-философский и культурно-эстетический состав ментального пространства .

Новые оригинальные решения проблем национального контекста творчества А.И. Солженицына связаны с перспективой исследования этой проблематики в ракурсе идей писателя, изложенных и сформулированных в его богатейшем публицистическом наследии .

Перспективным представляется изучение аспектов поэтики писателя в культурно-историческом контексте, основанное на систематических подходах к исследованию личности самого писателя и путях развития его творческой деятельности. Подобное исследование раскрывает ракурс, способствующий целостному постижению художественного мироустройства героев. Дальнейшее изучение творчества А.И. Солженицына в избранном ракурсе также позволит расширить общее понятие об особенностях русской характерологии в отечественной литературе XX-XXI веков .

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

I .

1. Солженицын, А.И. Собрание сочинений: в 30-ти т. / А.И. Солженицын; [ред.сост. Н.Д. Солженицына]. – М.: Время, 2006. Т. 1. Рассказы и Крохотки. – 672 с .

2. Солженицын, А.И. Собрание сочинений: в 30-ти т. / А.И. Солженицын;

[подгот. М.Г. Петровой]. – М.: Время, 2011. Т. 2. В круге первом. – 880 с .

3. Солженицын, А.И. Собрание сочинений: в 30-ти т. / А.И. Солженицын. – М.:

Время, 2012. Т. 3. Раковый корпус. – 552 с .

4. Солженицын, А.И. Собрание сочинений: в 30-ти т. / А.И. Солженицын. – М.:

Время, 2012. Т. 5. Архипелаг ГУЛАГ: Опыт художественного исследования .

Части III-IV.М.: Время, 2010. – 560с .

5. Солженицын, А.И. Собрание сочинений: в 30-ти т. / А.И. Солженицын; [ред.сост. Н.Д. Солженицына]. – М.: Время, 2016. Т. 18. Раннее. – 544 с .

6. Солженицын, А.И. Архипелаг ГУЛАГ 1918-1956. Опыт художественного исследования: в 3 т / А.И. Солженицын; [ред. Н.Д. Солженицына]. – Екатеринбург: У-Фактория, 2006 .

7. Солженицын, А.И. Архипелаг ГУЛАГ, 1918-1956: Опыт художественного исследования: сокращённое изд. / А.И. Солженицын; [ред. В.П. Журавлёв]. – М.: Просвещение, 2010. – 512 c .

8. Солженицын, А.И. Богатырь: (К 90-летию со дня рождения А.Т .

Твардовского): Из очерков «Угодило зернышко промеж двух жерновов» / А.И. Солженицын // Новый мир. – 2000. – № 6. – С. 129-130 .

9. Солженицын, А.И. Бодался телёнок с дубом: очерки литературной жизни / А.И. Солженицын. – М.: Согласие, 1996. – 745 с .

10. Солженицын, А.И. В круге первом / А.И. Солженицын; [подгот. М.Г .

Петровой]. – М.: Наука, 2006. – 800 с .

11. Солженицын, А.И. В круге первом / А.И. Солженицын. – Вермонт; Париж:

YMCA-Press, 1989. – 401 с .

12. Солженицын, А.И. Дороженька / А.И. Солженицын. – М.: Вагриус, 2004. – 415 с .

13. Солженицын, А.И. Дороженька. Стихи тюремно-лагерных лет (авторское исполнение) [Электронный ресурс]. – М.: Концерн «Группа СОЮЗ», 2010. – 1 электрон, опт. диск (CD-ROM) .

14. Солженицын, А.И. Из Евгения Замятина: Из «Лит. коллекции» [Электронный ресурс] / А.И. Солженицын // Новый мир. – 1997. – № 7. – С. 186-201. – URL:

[http://magazines.russ.ru/novyi_mi/1997/10/solgen.html] (дата обращения: 11.12 .

2015) .

15. Солженицын, А.И. Образованщина / А.И. Солженицын // Новый мир.1991 .

№5. С. 28-46 .

16. Солженицын, А.И. Предпоследний эпизод Российской Революции / А.И .

Солженицын // Российский зарубежный съезд. 1926. Париж: документы и материалы / [под общ. ред. Н.Д. Солженицына]. – М.: Русский путь, 2006. С .

6-15 .

17. Солженицын, А.И. Протеревши глаза / А.И. Солженицын; [ред. Т.В .

Чугунова]. – М.: Изд-во «Наш дом – L’Aged’Homme», 1999. – 368 с .

18. Солженицын, А.И. Прусские ночи: поэма / А.И. Солженицын. – Paris:

YMCA-press, 1974. 64 с .

19. Солженицын, А.И. Публицистика: в 3 т. / А.И. Солженицын; [сост. Н.Д .

Солженицына]. – Ярославль: Верхняя Волга, 1997. Т.3: Статьи, письма, интервью, предисловия. – 560 с .

20. Солженицын, А.И. Размышления над Февральской революцией / А.И .

Солженицын // Родина. – 2017. – № 2. – С. 1-25 .

21. Солженицын, А.И. Раковый корпус / А.И. Солженицын. – М.: АСТ, 2014. – 508 с .

22. Солженицын, А.И. Россия в обвале / А.И. Солженицын. – М.: Русский путь, 2006. – 208 с .

23. Солженицын, А.И. «Русский вопрос» к концу XX века [Электронный ресурс] / А.И. Солженицын Новый мир. – – №7. – // 1994. URL:

(дата обращения:

[http://magazines.russ.ru/novyi_mi/1994/7/solgen.html] 04.03.2016) .

24. Солженицын, А.И. С Варламом Шаламовым / А.И. Солженицын // Новый мир. – 1999. – № 4. – С. 163-169 .

25. Официальный сайт А.И. Солженицына [Электронный ресурс]. – URL:

[http://www.solzhenitsyn.ru] (дата обращения: 09.04.2017) .

II .

26. Александр Исаевич Солженицын: Материалы к биобиблиографии [Электронный ресурс] / [отв. ред. Н.Г. Захаренко]. СПб., 2007. – URL:

[http://www.solzhenitsyn.ru/bibliografiya/] (дата обращения: 09.04.2017) .

27. А.И. Солженицын и русская культура: Науч. докл. / [отв. ред. А.И. Ванюков] .

– Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2004. – 292 с .

28. А.И. Солженицын и русская культура: сборник научных трудов. Вып. 3 / [отв. ред. и сост. Л.Е. Герасимова]. – Саратов: Издательский центр «Наука», 2009. – 204 с .

29. Вестник Рязанского государственного университета имени С.А. Есенина:

Посвящается 95-летию со дня рождения А.И. Солженицына / [гл. ред. И.М .

Эрлихсон]. – Рязань: Редакционно-издательский центр РГУ имени С.А .

Есенина, 2013. №3/40.–191 с .

30. «Ивану Денисовичу» полвека: Юбилейный сборник (1962-2012) / [cост. П.Е .

Спиваковский, Т.В. Есина; вступ. ст. П.Е. Спиваковского]. – М.: Дом русского зарубежья им. Александра Солженицына: Русский путь, 2012. – 744 с .

31. Литературоведение: К 95-летию А.И. Солженицына // Известия Саратовского университета. Новая серия. Сер. Филология. Журналистика / [гл. ред. Л.Ю .

Коссович]. – 2014. – Т. 14, – Вып. 2. – С. 22-124 .

32. Малые жанровые формы в творчестве А. Солженицына: Художественный мир. Поэтика. Культурный контекст: Международный сборник научных трудов / [отв. ред. А.В. Урманов]. – Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2011. – 152 с .

33. Между двумя юбилеями (1998–2003): Писатели, критики и литературоведы о творчестве А.И. Солженицына: Альманах / [сост. Н.А. Струве, В.А .

Москвин]. – М.: Русский путь, 2005. – 552 с .

34. Наследие А.И. Солженицына в современном культурное пространстве России и зарубежья (к 95-летию со дня рождения писателя): сборник материалов Международной научно-практической конференции (16–17 декабря 2013 г.) / [отв. ред. А.А. Решетова]. – Рязань: Изд-во «Концепция», 2014. – 400 с .

35. Наследие А.И. Солженицына глазами молодых исследователей: сборник материалов Всероссийской студенческой научно-практической конференции с международным участием, 11-12 декабря 2014 года / [отв. ред. А.А .

Решетова]. – Рязань, 2015. – 1 электрон, опт. диск (CD-ROM) .

36. Проза А. Солженицына 1990-х годов: Художественный мир. Поэтика .

Культурный контекст: Международный сборник научных трудов / [отв. ред .

А. В. Урманов]. – Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2008. – 213 с .

37. Путь Солженицына в контексте Большого Времени: сборник памяти: 1918– 2008 / [cост., подгот. текста и общ. ред. Л.И. Сараскиной]. – М.: Русский путь, 2009. – 480 с .

38. Слово пробивает себе дорогу. Сборник статей и документов об А.И.Солженицыне. 1962–1974 / [cост. В. Глоцер, Е. Чуковская; вступ. ст. Л .

Чуковской]. – М.: Русский путь, 1998. – 496 с .

39. Солженицын: Мыслитель, историк, художник. Западная критика, 1974-2008:

cб. ст. / [cост. и авт. вступ. ст. Э.Э. Эриксон, мл.; коммент. О.Б. Василевской;

пер. с англ. и франц.]. – М.: Русский путь, 2010. – 720 с .

40. Солженицынские тетради: Материалы и исследования: альманах. Вып. 1 / Дом русского зарубежья имени Александра Солженицына; [гл. ред. А.С .

Немзер]. – М.: Русский путь, 2012. – 344 с .

41. Солженицынские тетради: Материалы и исследования: альманах. Вып. 2 / Дом русского зарубежья имени Александра Солженицына; [гл. ред. А.С .

Немзер]. – М.: Русский путь, 2013. – 344 с .

42. Солженицынские тетради: Материалы и исследования: альманах. Вып. 3 / Дом русского зарубежья имени Александра Солженицына; [гл. ред. А.С .

Немзер]. – М.: Русский путь, 2014. – 304 с .

43. Солженицынские тетради: Материалы и исследования: альманах. Вып. 4 / Дом русского зарубежья имени Александра Солженицына; [гл. ред. А.С .

Немзер]. – М.: Русский путь, 2015. – 296 с .

44. Солженицынские тетради: Материалы и исследования: альманах. Вып. 5 / Дом русского зарубежья имени Александра Солженицына; [гл. ред. А.С .

Немзер]. – М.: Русский путь, 2016. – 376 с .

III .

45. Абрамов, Ф.А. Кого ждет время. Шолохов и Солженицын: черновые заметки к задуманной статье / Ф.А. Абрамов // Нева. – 2010. – № 4. – С.140-148 .

46. Батюто, А.И. А.И. Солженицын и отечественная литература XIX-XX веков (пиетет, критика, преломление традиций): Записки филолога / А.И. Батюто. – СПб.: СПбИИ РАН Нестор-История, 2006. – 136с .

47. Белопольская, Е.В., Шао Тин. А.И. Солженицын в зеркале современной китайской критики / Белопольская Е.В., Шао Тин. // Известия Южного федерального университета. Филологические науки. – № 4 (2013). – С. 8-15 .

48. Бёлль, Г. Боль, гнев и спокойствие: О сборнике рассказов Александра Солженицына «Для пользы дела» / Г. Бёлль; [пер. с нем. В. Хлебникова] // Иностранная литература. – 1989. – № 8. – С. 233-234 .

49. Бёлль, Г. Мир под арестом: О романе Александра Солженицына «В круге первом» [Электронный ресурс] / Г. Бёлль; [пер. с нем. Г. Дашевского] // Иностранная литература. – – № – 1989. 8. URL:

[http://www.solzhenitsyn.ru/o_tvorchestve/articles/works/index.php?ELEMENT_I D=671] (дата обращения: 26.10.2016) .

50. Быков, Д.Л. Другая Россия Александра Солженицына [Электронный ресурс] / Д.Л. Быков // Собеседник. – 2008. 5 авг. – № 30. – URL:

[http://www.solzhenitsyn.ru/o_tvorchestve/articles/general/index.php?ELEMENT_ ID=718] (дата обращения: 06.06.2016) .

51. Вакамия, Л.Р. Риторические конструкции репатриации в произведениях Александра Солженицына [Электронный ресурс] / Л.Р. Вакамия; [пер. с англ .

В. Уляшева] // Новое литературное обозрение. – 2010. – № 103. – С. 232-245.

– (дата обращения:

URL: [http://magazines.russ.ru/nlo/2010/103/li16.html] 28.9.2016) .

52. Васюточкин, Г.С. «Дороженька» Александра Солженицына [Электронный ресурс] / Г.С. Васюточкин // На перевале тысячелетий: страницы публицистики. – СПб.: Изд-во Александра Сазанова, 2011. – С. 356-363. –

URL:

[http://www.solzhenitsyn.ru/o_tvorchestve/articles/works/index.php?ELEMENT_I D=1476] (дата обращения: 9. 9. 2016) .

53. Васюточкин, Г.С. Поэтическое пространство Александра Солженицына [Электронный ресурс] // На перевале тысячелетий: Страницы публицистики .

СПб.: Изд-во Александра Сазанова, 2011. – С. – 364-368.

URL:

[http://www.solzhenitsyn.ru/o_tvorchestve/articles/general/index.php?ELEMENT_ ID=1477] (дата обращения: 9. 09. 2016) .

54. Виноградов, И.И. Солженицын-художник / И.И. Виноградов // Духовные искания русской литературы. – М.: Русский путь, 2005. – С.644-658 .

55. Винокур, Т.Г. О языке и стиле повести А.И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича» / Т.Г. Винокур // Вопрос культуры речи / Ин-т рус. яз. АН СССР .

– 1965. – Вып. 6. – С. 16-32 .

56. Вознесенская, Т.Д. Лагерный мир Александра Солженицына: тема, жанр, смысл / Т.Д. Вознесенская // Литературное обозрение. – М., 1999. – № 1. – С .

20-24 .

57. Волошинов, А.В., Шиндель С.В. Александр Солженицын и Генрих Белль:

диалог культур / А.В. Волошинов, С.В. Шиндель // Обсерватория культуры. – 2008. – № 4. – С.68-77 .

58. Гаркавенко, О.В. Мотив покаяния в поэме А.И. Солженицына «Дороженька»

/ О.В. Гаркавенко // Филологические этюды. – Саратов, 2001. – Вып. 4. – С .

106-109 .

59. Геллер, М.Я. Александр Солженицын (К 70-летию со дня рождения) // М.Я .

Геллер. – Overseas Publications Interchange Ltd London, 1989. – 117 с .

60. Герасимова, Л.Е. Этюды о Солженицыне / Л.Е. Герасимова. – Саратов.:

Новый ветер, 2007. – 130 с .

61. Голованевский, А.Л. Диалоги в романе А.И. Солженицына «В круге первом»

/ А.Л. Голованевский, К.В. Коваленко // Русская речь. 2009. – № 5. – С.44-48 .

62. Голубков, М.М. Александр Солженицын / М.М. Голубков; [зав. ред. Г.М .

Степаненко]. – М.: Изд-во МГУ, 2001. – 111 с .

63. Голубков, М.М. Опыт монографического анализа. О романе «В круге первом» Александра Солженицына / М.М. Голубков // Десять лучших русских романов ХХ века: Сборник статей. – М.: Луч, 2004. – С.156-181 .

64. Голубков, М.М. На изломах. Русский национальный характер в творчестве А.И. Солженицына / М.М. Голубков // История России ХIХ–ХХ веков: Новые источники понимания / [под ред. С.С. Секиринского]. – М., 2001. – С. 180Голубков, М.М. Русская литература XX в.: После раскола: Уч. пособие для вузов / М.М. Голубков. – М.: Аспект Пресс, 2002. – 267 с .

66. Голубков, М.М. Русский национальный характер в эпосе Александра Солженицына / М.М. Голубков // Отечественная история. – 2002. – № 1. – С .

135-146 .

67. Голубков, М.М. В пространстве прозы А.И. Солженицына: общие художественные принципы / М.М. Голубков, Е.В. Жуйкова // Филологическая регионалистика. – № 2 (10). 2013. – С.7-15 .

68. Голубович, К. Нежность (эскиз) [Электронный ресурс] / К. Голубович // Новое литературное обозрение. – – № – 2013. 1 (119). URL:

[http://magazines.russ.ru/nlo/2013/119/go6.html] (дата обращения: 08. 03. 2017) .

69. Гулак, А.Т. Служение реальности (О формах повествования в рассказе А.И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича») / А.Т. Гулак, В.Ю. Юровский // Русская речь. – 2006. – № 1. – С. 39-48 .

70. Гуль, Р.Б. А. Солженицын и соцреализм: «Один день Ивана Денисовича» / Р.Б. Гуль // Одвуконь: советская и эмигрантская лит. – Нью-Йорк, 1973. – С .

80-95 .

71. Гуськов, В.В. Образная система как объект объёмного и динамического воссоздания в эпопее А.И. Солженицына «Красное Колесо» (на примере образа земли) / В.В. Гуськов // «Красное Колесо» А.И. Солженицына:

Художественный мир. Поэтика. Культурный контекст: Международный сборник научных трудов / [отв. ред. А.В. Урманов]. – Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2005. – С. 89-114 .

72. Гуськов, В.В. Своеобразие конфликта в рассказе А. Солженицына «Один день Ивана Денисовича» / В.В. Гуськов // Ученые записки комсомольскогона-Амуре государственного технического университета. – Благовещенск, 2014. – № 4(20). – С. 36-42 .

73. Гуськов, В.В. Урманов А.В. Творчество Александра Солженицына. М.:

Флинта: Наука, 2003. – 384 с. // Социальные и гуманитарные науки .

Отечественная и зарубежная литература. Сер. 7: Литературоведение .

Реферативный журнал. М.: Институт научной информации по общественным наукам РАН, 2004. – № 2. – С.129-136 .

74. Евтушенко, Е.А. Россиелюбия учитель: Александр Солженицын [Электронный ресурс] / Е.А. Евтушенко // Из антологии Евгения Евтушенко «Десять веков русской поэзии» / [авт.-сост. Е.А. Евтушенко] – URL:

(дата обращения:

[http://www.bigbook.ru/articles/detail.php?ID=5223] 01.04.2017) .

75. Жуков, В.Н. Об «Образованщине» А.И. Солженицына / В.Н. Жуков // Almamater (Вестник высш. шк.). – 2017. – № 2. – С. 25-29 .

76. Заломкина, Г.В. Полумир, розенкрейцеры и госужас: готическая интерпретация советской действительности в романе А. Солженицына «В круге первом» / Г.В. Заломкина // Вестник Самарского государственного университета. – 2005. – № 4. – С. 104-110 .

77. Зубов, А. Самосознание народа в творчестве Солженицына / А. Зубов // Культурология: Дайджест. – 2007. – № 2. – С.76-78 .

78. Иванова, Е.В. Мемуары А.В. Храбровицкого: «топор в руках судьбы» / Е.В .

Иванова // Вопросы литературы. – 2014. – № 1. – С. 261-299 .

79. Китаев, В.А. Солженицын в восприятии Шнемана / В.А. Китаев // Отечественные записки. – 2014. – № 6. – С. 193-206 .

80. Климов, А. Роман «В круге первом» и «шпионский» сюжет / А. Климов // Новый Мир. – 2006. – № 11. – С. 202–203 .

81. Княжицкий, А.И. «Один день Ивана Денисовича» А.И. Солженицына. Опыт медленного чтения / А.И. Княжицкий // Русская словесность. – 2009. – № 2. – С.34-43 .

82. Ковтун, Н.В. Иконическая христианская традиция в «Матренином дворе» А .

Солженицына и «Избе» В. Распутина проблема авторского диалога / Н.В .

Ковтун // Икона и словесность – русское зарубежье: Сборник статей по материалам Международной научной конференции / [сост. и отв. ред. В.В .

Лепахин]. – М., 2016. – С. 206-228 .

83. Ковтун, Н.В. «Неославянофильская» утопия в раннем творчестве А .

Солженицына // Деревенская проза в зеркале утопии / Н.В. Ковтун. – Новосибирск: изд-во со РАН, 2009. – С.261-279 .

84. Ковтун, Н.В. Тема отлучения от свободы в ранней новеллистике А.И .

Солженицына / Н.В. Ковтун // Сибирский филологический журнал. – 2012. – №1. – С. 72-79 .

85. Колобаева, Л.А. «Крохотки» / А.Л. Колобаева // Литературное обозрение. – 1999. – № 1. – С. 39-44 .

86. Краснов, В.Г. Солженицын и Достоевский: Искусство полифонического романа / В.Г. Краснов. – Люберцы: Вторая типография, 2012. – 230 с .

87. Лакшин, В.Я. Иван Денисович, его друзья и недруги / В.Я. Лакшин // Новый мир. – 1964. – № 1. – С. 223-245 .

88. Лакшин, В.Я. Солженицын и колесо истории / В.Я. Лакшин. – М.: Вече: АЗъ (Знатнов), 2008. – 464 с .

89. Левушкина, О.Н. Образ праведницы в рассказе А.И. Солженицына «Матренин двор» / О.Н. Левушкина // Литература в школе. – 2010. – № 8. – С.13-16 .

90. Лопухина-Родзянко, Т.А. Духовные основы творчества Солженицына / Лопухина-Родзянко. – Frankfurt a. Main: Посев, 1974. – 180 с .

91. Лосев, Л.В. Поэзия и правда у Солженицына / Л.В. Лосев // Литературное обозрение. – 1999. – № 1. – С. 30-38 .

92. Мартьянова, С.А. Принципы словесной живописи в рассказе А.И .

Солженицына Пасхальный крестный ход // Икона и словесность – русское зарубежье: Сб. статей по материалам Международной научной конференции / [сост. и отв. ред. В.В. Лепахин]. – М., 2016. – С. 229-236 .

93. Медведев, Р.А. Русский вопрос по Солженицыну / Р.А. Медведев // Отечественная история. – 2002. – № 4. – С.100-115 .

94. Михайлик, Е. Один? День? Ивана Денисовича? или Реформа языка / Е .

Михайлик // Новое литературное обозрение. – 2014. – № 2. – С. 289-305 .

95. Немзер, А.С. В начале: изданы ранние сочинения Александра Солженицына [Электронный ресурс] / А.С. Немзер. – URL:

[http://www.ruthenia.ru/nemzer/isaich_rannij.html] (дата обращения: 06.06.2016) .

96. Немзер, А.С. Душа и колючая проволока [Электронный ресурс] / А.С. Немзер Время новостей. – дек. – С. – // 2003. 11 10. URL:

[http://www.solzhenitsyn.ru/o_tvorchestve/articles/general/index.php?ELEMENT_ ID=802] (дата обращения: 06. 06. 2016) .

97. Немзер, А.С. Рождество и воскресение. О романе Александра Солженицына «В круге первом» / А.С. Немзер // При свете Жуковского: очерки истории русской литературы. – Москва, 2013. – C. 796-822 .

98. Нива, Ж. Александр Солженицын: борец и писатель / Ж. Нива; [пер. с франц .

В.А. Петрова в сотрудничестве с авт.]. – СПб.: Вита Нова, 2014. – 336 с .

99. Нива, Ж. Поэтика Солженицына между «большими» и «малыми» формами [Электронный ресурс] / Ж. Нива // Звезда. – 2003. – № 12.– URL:

[http://magazines.russ.ru/zvezda/2003/12/niva.html] (дата обращения: 31.1.2016) .

100. Нива, Ж. Солженицын / Ж. Нива; [пер. с франц. С. Маркиш в сотрудничестве с авт.; предисл. И.И. Виноградова]. – М.: Художественная литература, 1992. – 189 с .

101. Никитина, Л.К., Осинцева В.В. Прошлое, настоящее и будущее в рассказе А.И. Солженицын «Пасхальный крестный ход». Опыт интегрированных уроков литературы и истории IX класса / Л.К. Никитина, В.В. Осинцева // Литература в школе. – 2011. – № 8. – С. 31-35 .

102. Николсон, М.А. Иван Денисович: мифы происхождения // «Один день Ивана Денисовича» А.И. Солженицына: Художественный мир. Поэтика .

Контекст: Сборник научных статей / [под. ред. А.В. Урманова]. – Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2003. – С. 3-36 .

103. Николсон, М.А. Солженицын на мифотворческом фоне [Электронный ресурс] / М.А. Николсон // Вопросы литературы. – 2003. – № 2. – URL:

[http://www.solzhenitsyn.ru/o_tvorchestve/articles/general/index.php?ELEMENT_ ID=719] (дата обращения: 07. 05. 2016) .

104. Павлов, О. «Один день Ивана Денисовича» как христианское послание миру [Электронный ресурс] / О. Павлов // Перемены: Толстый веб-журнал. – 2013 .

февр. – 15 URL:

[http://www.solzhenitsyn.ru/o_tvorchestve/articles/works/index.php?ELEMENT_I D=1077] (дата обращения: 26. 04. 2016) .

105. Павлов, О. Русский человек в XX веке: Александр Солженицын в зазеркалье каратаевщины [Электронный ресурс] / О. Павлов «Классики и // современники» – URL: [http://www.pereplet.ru/text/pavlov17fev.html] (дата обращения: 28. 07. 2016) .

106. Пирс, Д. Родственные души: западные собратья Солженицына по перу / Д .

Пирс; [пер. с англ. В. Уляшева] // Новое литературное образование. – 2010. – № 103. – С.205-2016 .

107. Попова, М.К. «Две России» и художественные формы их отражения в рассказе А. Солженицына «Матренин двор» / М.К. Попова // Национальная идентичность и ее отражение в художественном сознании. – Воронеж:

Воронежский государственный университет, – 2004. С.125-134 .

108. Распутин, В.Г. Жить по правде / В.Г. Распутин // Восточно-Сибирская Правда. – 1998. – № 247/248. – С. 13 .

109. Распутин, В.Г. От каких несчастий мы произошли?: беседа с Н. Желноровой [Электронный ресурс] / В.Г. Распутин // Аргументы и факты. – 1998. Окт. – № 42. – URL: [http://aif.ru/ archive/1636409] (дата обращения: 13.10.2016) .

110. Решетовская, Н.А. Александр Солженицын и читающая Россия / А.Н .

Решетовская. – М.: Сов. Россия,1990. – 413 с .

111. Ржевский, Л.Д. Образ Рассказчика в повести Солженицына «Один день

Ивана Денисовича» / Л.Д. Ржевский // Прочтенье творческого слова:

литературоведческие проблемы и анализы. – NewYork; Univ. Press, – 1970. – С. 237-252 .

112. Ржевский, Л.Д. Творческое слово у Солженицына / Л.Д. Ржевский // Новый журн. – Нью-Йорк, 1969. – № 96. – С. 76–90 .

113. Романов, Д.А. Стилистические традиции Л.Н. Толстого в рассказе А.И .

Солженицына «Один день Ивана Денисовича»: языковая обрисовка героя / Д.А. Романов // Русский язык в школе. – 2010. – №10. – С.52-55 .

114. Сараскина, Л.И. Солженицын / Л.И. Сараскина. – М.: Молодая гвардия, 2008. – 935 с .

115. Сараскина, Л.И. Солженицын / Л.И. Сараскина. – М.: Молодая гвардия, 2009. – 959 с .

116. Сараскина, Л.И. Театр Александра Солженицына / Л.И. Сараскина // Ракурсы / Гос. ин-т искусствознания. – М., 2012. – Вып. 9. – С. 5-22 .

117. Сарнов, Б.М. Феномен Солженицына / Б.М. Сарнов. – М.: Эксмо, 2012. – 848 с .

118. Сафронов, А.В. Любовный дискурс в «Раковом корпусе» А.И. Солженицына (рязанский период творчества) / А.В. Сафронов // Вестник Рязанского государственного университета имени С.А. Есенина. – Рязань, 2015. – №. 4 (49)

– С.99-113 .

119. Сафронов, А.В. Свободный человек из «Ракового корпуса» (Образ Максима Чалого в повести А.И. Солженицына) / А.В. Сафронов // Вестник Костромского государственного университета. – Кострома, 2016. – Т. 22. – №. 1 – С. 104-108 .

120. Солдаткина, Я.В. Русский национальный характер в прозе М.А. Шолохова и А.И. Солженицына. «Судьба человека» и «Один день Ивана Денисовича» / Я.В. Солдаткина // Русская словесность. – 2009. – №. 6. – С.29-32 .

121. Солженицына, Н.Д. Весь текст пронизан болью (Вдова писателя рассказала «Родине» о том, как создавалась знаменитая статья «Размышления над февральской революцией») / Н.Д. Солженицына // Родина. – 2017. – № 2. – С .

5-14 .

122. Спиваковский, П.Е. Александр Исаевич Солженицын // Современная русская литература. Проза: учебно-методические материалы для иностр .

студентов продвинутого этапа обучения / [сост. П.Е. Спиваковский]. – М.:

Информационно-учебный центр Гос. инст. рус. языка им. А.С. Пушкина, 2011. – С 6-39 .

123. Спиваковский, П.Е. Матрёнин двор / П.Е. Спиваковский // Энциклопедия мировой литературы / [под ред. С.В. Стахорского]. – СПб.: Невская кн., – 2000. – С. 284 .

124. Спиваковский, П.Е. Феномен А.И. Солженицына: новый взгляд: (К 80летию со дня рождения) / П.Е. Спиваковский. – М.: Институт научной информации по общественным наукам РАН, 1998. – 135 с .

125. Спиваковский, П.Е. Четыре книги: Новые исследования творчества Александра Солженицына / П.Е. Спиваковский // Вопрос литературы, 2013. – № 5. – С. 460-472 .

126. Степанова, В.А. Поэтика экфрасиса в рассказе А.И. Солженицына «ЗахарКалита» / А.В. Степанова // Икона и словесность – русское зарубежье:

Сборник статей по материалам Международной научной конференции / [сост .

и отв. ред. В.В. Лепахин]. – М., 2016. – С. 237-248 .

127. Темпест, Р. Александр Солженицын – (анти)модернист [Электронный ресурс] / Р. Темпест // Новое литературное обозрение. – 2010. – № 103. – С .

– (дата 246-263. URL: [http://magazines.russ.ru/nlo/2010/103/te17.html] обращения: 10.12.2016) .

128. Темпест, Р. Солженицын и Наполеон / Р. Темпест // «Красное Колесо» А.И .

Солженицына: Художественный мир. Поэтика. Культурный контекст:

Международный сборник научных трудов / [под ред. А.В. Урманов]. – Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2005. – С. 5-16 .

129. Трубина, Л.А. Александр Солженицын / Л.А. Трубина // Литературная учеба. – 2003. – № 1. – С. 150-166 .

130. Урманов, А.В. Творчество Александра Солженицына: Учебное пособие / А.В. Урманов. – М.: Флинта: Наука, 2003. – 384 с .

131. Урманов, А.В. Художественное мироздание Александра Солженицына:

монография / А.В. Урманов. – М.: Русский путь, 2014. – 624 с .

132. Урманов, А.В. Один день Ивана Денисовича» как зеркало эпохи ГУЛАГа [Электронный ресурс] / А.В. Урманов;. – URL:

[http://www.solzhenitsyn.ru/o_tvorchestve/articles/works/index.php?ELEMENT_I D=1078] (дата обращения: 03. 10. 2015) .

(Урманов, А.В. Один день Ивана Денисовича» как зеркало эпохи ГУЛАГа / А.В. Урманов // «Один день Ивана Денисовича» А.И. Солженицына: Худож .

мир. Поэтика. Культурный контекст: Сборник научных статьей / [под ред .

А.В. Урманова]. – Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2003. – С. 37-77.)

133. Чайковская, И. Александр Солженицын с близкого и дальнего расстояния (Размышления над книгой Бенедикта Сарнова) / И. Чайковская // Нева. 2016. – № 1. – С. 212-218 .

134. Чалмаев, В.А. Александр Солженицын: Жизнь и творчество: Кн. для учащихся / В.А. Чалмаев. – М.: Просвещение, 1994. – 287 с .

135. Чуковская, Л.К. Счастливая духовная встреча: О Солженицыне / Л.К .

Чуковская // Новый мир. – 2008. – № 9. – С. 70-138 .

136. Шенкман, В.И. Матренина любовь / В.И. Шенкман // Литература. – 2013. – № 3 (742). – С. 33-35 .

137. Шешунова, С.В. Александр Исаевич Солженицын. Жизнь и творчество [Электронный ресурс]. – СПб.: Град Петров, 2008. – 2 электрон, опт. диск (CD-ROM) .

138. Шмеман, А.Д. Статьи о Солженицыне // Шмеман А., прот. Собрание статей, 1947-1983 /А.Д. Шмеман; [сост. Е.Ю. Дорман; предисл. А.И. Кырлежева]. – С .

759-822 .

139. Щедрина, Н.М. «Красное колесо» А. Солженицына и русская историческая проза второй половины ХХ века / Н.М. Щедрина. – М.: Памятники исторической мысли, 2010. – 336 с .

140. Щедрина, Н.М. Повесть «Один день Ивана Денисовича» и концепция «Сбережения народа» А. Солженицына (К 50-летию выхода повести из печати) / Н.М. Щедрина // Вестник московского государственного областного университета. Сер.: Русская филология. – 2013. – №1. – С.36-40 .

141. Щедрина, Н.М. Пространство и время в «Красном колесе» А. Солженицына / Н.М. Щедрина // Вестник Волгоградского государственного университета .

Сер. 8: Литературоведение. Журналистика. – 2008. – № 7. – С. 34-40 .

142. Щедрина, Н.М. Ритм как художественный прием в романе А.И .

Солженицына «Красное колесо» / Н.М. Щедрина // Русская речь. – 2016. – № 6. – С. 39-45 .

143. Щетинина, Н.П. Духовно-нравственный потенциал литературного наследия А.И. Солженицына / Н.П. Щетинина // Вестник Рязанского государственного университета им. С.А. Есенина. – 2013. – № 3 (40). – С. 23-28 .

144. Яранцев, В.Н. На пути к «энциклопедии» «Красного колеса» [Электронный ресурс] / В.Н. Яранцев. – URL: [http://magazines.russ.ru/sib/2011/12/ia11.html] (дата обращения: 06. 02. 2017) .

IV .

145. Архангельская, Н.Н. Представление о мире и человеке в русской прозе рубежа XX-XXI веков: учебное пособие / Н.Н. Архангельская. – Тамбов:

издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2013. – 100 с .

146. Барт, Р. Избранные работы: Семиотика: Поэтика / Р. Барт; [пер. с франц.;

вступ. ст. Г.К. Косикова]. – М.: Прогресс, 1989. – 616 с .

147. Бахилина, Н.Б. История цветообозначений в русском языке / Н.Б. Бахилина;

[отв. ред. Ф.П. Филин]. – М.: наука, 1975. – 288 с .

148. Бахтин, М.М. Вопрос литературы и эстетики. Исследование разных лет / М.М. Бахтин. – М.: Художественная литература, 1975. – 504 с .

149. Бахтин, М.М. литературно-критические статьи / М.М. Бахтин. – М.:

Художественная литература, 1986. – 543 с .

150. Бахтин, М.М. Проблема поэтики Достоевского / М.М. Бахтин. – М.:

Советский писатель, 1963. – 364 с .

151. Бахтин, М.М. Формы времени и хронотопа в романе / М.М. Бахтин // Собрание сочинений. Т. 3: Теория романа (1930-1961 гг.) – М.: Языки славянских культур, 2012. – С. 340-512 .

152. Бахтин, М.М. Эстетика словесного творчества / М.М. Бахтин. – М.:

Искусство, 1986. – 424 с .

153. Башляр, Г. Избранное: Поэтика пространства / Г. Башляр; [пер. с франц .

Н.В. Кисловой и др.; под ред. Л.Б. Комиссаровой]. – М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2004. – 376 с .

154. Бердяев, Н.А. Духовные основы русского народа // Народоправство. – 1918 .

– № 23-24. – С.3-7 .

155. Бердяев, Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма / Н.А. Бердяев. – [Репринтное воспроизведение издания YMCA-PRESS, 1955 г.] – М.: Наука, 1990. – 224 с .

156. Бердяев, Н.А. Русская идея / Н. А. Бердяев. – СПб.: Азбука-классика, 2008. – 318 с .

157. Вехи: Сборник статей о русской интеллигенции / Н.А. Бердяев, С.Н .

Булгаков, М.О. Гершензон, и др; [под ред. К. Васильева]. – СПб.: АзбукаАттикус, Авалонъ, 2011. – 320 с .

158. Виноградов, В.В. Избранные труды: О языке художественной прозы / В.В .

Виноградов. – М.: Наука,1980. – 362 с .

159. Виноградов, В.В. Проблема авторства и теория стилей / В.В. Виноградов. – М.: Художественная литература, 1961. – 614 с .

160. Виноградов, В.В. Стилистика. Теория поэтической речи. Поэтика / В.В .

Виноградов. – М.: Изд-во АН СССР, 1963. – 255 с .

161. Вышеславцев, Б.П. Русский национальный характер / Б.П. Вышеславцев // Вопросы философии. – 1995. – № 6. – С. 112-114 .

162. Гачев, Г.Д. Содержательность художественных форм. (Эпос. Лирика. Театр) / Г.Д. Гачев. – М.: Просвещение, 1968. – 302 с .

163. Гумилев, Л.Н. Этногенез и биосфера Земли / Л.Н. Гумилев. – СПб.: Азбука, Азбука-Аттикус, 2014. – 672 с .

164. Елистратова, А.А. Гоголь и проблемы западноевропейского романа / А.А .

Елистратова; АН СССР. Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. – М.: Наука, 1972. – 304 с .

165. Желтова, Н.Ю. Проза первой половины ХХ века: поэтика русского национального характера: монография / Н.Ю. Желтова. – Тамбов: Изд-во ТГУ им. Г.Р. Державина, 2004. – 303 с .

166. Ильин, И.А. Национальная Россия: наши задачи / И.А. Ильин. – М.: Эксмо:

Алгоритм, 2011. – 462 с .

167. История русской литературы XX века: (20-90-е г.): Основные имена: Учеб .

пособие для филолог. фак. ун-тов / МГУ им. М.В. Ломоносова. Филолог. фак.;

[отв. ред. С.И. Кормилов]. – М., 1998. – 477 с .

168. Квятковский, А.П. Ритмология: ритмология русского стиха: статьи и исследования, 1920-1960-х годов: стихотворения / А.П. Квятковский; [сост .

И.Б. Роднянской]. – СПб.: ИНАПРЕСС: Дмитрий Буланин, 2008. – 719 с .

169. Кожина, Н.А. Заглавие художественного произведения: онтология, функции, параметры типологии / Н.А. Кожина // Проблемы структурной лингвистики. 1984: сборник статей/ [отв. ред. В. П. Григорьев]. – М.: АН СССР, 1988. – С. 135-149 .

170. Колесов, В.В. Русская ментальность в языке и тексте / В.В. Колесов. – СПБ:

Петербургское Востоковедение, 2006. – 624 с .

171. Компанеец, В.В. Русская социально-философская проза последней трети XX века: монография / В.В. Компанеец. – М.: Флинта: Наука, 2013. – 237 с .

172. Копелев, Л.З. Хранить вечно / Л.З. Копелев. – М.: Вся Москва, 1990. – 687 с .

173. Корман, Б.О. Избранные труды по теории и истории литературы / Б.О .

Корман. – Ижевск: изд-во Удм. ун-та, 1992. – 236 с .

174. Красавченко, Т.Н. Американская критика об А.И. Солженицыне (Сводный реферат) / Т.Н. Красавченко // Социальные и гуманитарные науки .

Отечественная и зарубежная литература. Сер. 7: Литературоведение .

Реферативный журнал. – М.: Институт научной информации по общественным наукам РАН, 2015. – № 4. – С.148-155 .

175. Липская, Л.И. Предваряющий дискурс: функции предисловия в современном романе / Л.И. Липская // Вестник Московского университета .

Сер. Филология. – 2005. – № 2. – С. 82-91 .

176. Лихачев, Д.С. Великое наследие: Классические произведения литературы Древней Руси / Д.С. Лихачев. – СПб.: Азбука, Азбука-Аттикус, 2014. – 480 с .

177. Лихачев, Д.С. Заметки о русском / Д.С. Лихачев. – М.: Азбука-Аттикус;

КоЛибри, 2014. – 479 с .

178. Лихачев, Д.С. О национальном характере русских: Расширенный текст выступления в телевизионной передаче «Философские беседы» / Д.С .

Лихачев // Вопросы философии. – 1990. – № 4. – С. 3-6 .

179. Лосев, А.Ф. Проблема символа и реалистическое искусство / А.Ф. Лосев. – М.: Искусство, 1976. – 367 с .

180. Лотман, Ю.М. Анализ поэтического текста: Структура стиха / Ю.М .

Лотман. – Л.: Просвещение, 1972. – 272 с .

181. Лотман, Ю.М. Беседы о русской культуре: Быт и традиции рус. дворянства (XVIII-нач. XIX в.) / Ю.М. Лотман. – СПб.: Искусство-СПб, 1994. – 412 с .

182. Лотман, Ю.М. В школе поэтического слова: Пушкин. Лермонтов. Гоголь / Ю.М. Лотман. – М.: Просвещение, 1988. – 352 с .

183. Лотман, Ю.М. Лекции по структуральной поэтике // Ю.М. Лотман и тартуско-московская семиотическая школа. – М.: Гнозис, 1994. – С. 10-263 .

184. Манн, Ю.В. Поэтика Гоголя / Ю.В. Манн. – М.: Художественная литература, 1988. – 413 с .

185. Национальный эрос в культуре: тезисы докладов / [отв. ред. Г.Д. Гачев]. – М.: Институт славяноведения и балканистики РАН, 1995. – 76 с .

186. Орлицкий, Ю.Б. Минимальный текст (удетерон) / Ю.Б. Орлицкий // Орлицкий Ю.Б. Стих и проза в русской литературе. – М.: РГГУ, 2002. – С .

563-609 .

187. Островский, А.В. Солженицын: прощание с мифом / А.В. Островский. – 2-е издание, доп. и испр. – М.: Яуза, Пресском, 2006. – 567 с .

188. Полякова, Л.В. Русская литература: индивидуально-творческий колорит:

монография / Л.В. Полякова. – Тамбов: Издательский дом ТГУ им. Г.Р .

Державина, 2012. – 576 с .

189. Полякова, Л.В. Солженицын Александра Исаевич // Тамбовская магистраль русской литературы / Л.В. Полякова. – Тамбов: Изд-во Тамбовского отделения ОООП «Литфонд России», 2011. – С.171-184 .

190. Полякова, Л.В. Тамбовский колорит русской литературы: к характерологии А.И. Солженицына / Л.В. Полякова // Филологическая регионалистика. – 2011. – №1. – С. 18-24 .

191. Полякова, Л.В. Теоретические и методологические аспекты истории русской литературы XX-XXI веков: монография / Л.В. Полякова. – Тамбов, 2007. – 307 с .

192. Русская проза рубежа XX-XXI веков: учебное пособие/ В.В. Агеносов и др.;

[под ред. Т.М. Колядич]. – М.: Флинта: Наука, 2011. – 518 с .

193. Русский Эрос, или Философия любви в России / [сост. и авт. вступ. ст. В.П .

Шестаков; коммент. А.Н. Богословского]. – М.: Прогресс, 1991. – 448 с .

194. Сорокина, Н.В. Типология романистики Л.М. Леонова / Н.В. Сорокина. – Тамбов, 2006. – 337 с .

195. Соловьев, В.С. Национальный вопрос в России / В.С. Соловьев. – М.: АСТ:

Хранитель, 2007. – 506 с .

196. Старовойтова, А. Русские патриархи ХХ Века в творчестве Павла Корина [Электронный ресурс] / А. Старовойтова // Журнал «Третьяковская галерея» .

– 2014. – №. 2 (43). – URL: [http://www.tg-m.ru/articles/2-2014-43/russkiepatriarkhi-xx-veka-vtvorchestve-pavla-korina] (дата обращения: 6.6. 2016) .

197. Томашевский, Б.В. Теория литературы. Поэтика: учеб. пособие / Б.В .

Томашевский. – М.: Аспект Пресс, 1999. – 334с .

198. Тынянов, Ю.Н. Проблема стихотворного языка / Ю.Н. Тынянов. – М.:

Комкнига, 2010. – 176 с .

199. Успенский, Б.А. Поэтика композиции: Структура художественного текста и типология композиционной формы / А.Б. Успенский. – М.: Искусство, 1970. – 256 с .

200. Хализев, В.Е. Ценностные ориентации русской классики / В.Е. Хализев. – М.: Гнозис, 2005. – 432 с .

201. Щепанская, Т.Б. Культура дороги в русской мифоритуальной традиции XIX-XX вв / Щепанская. – М.: Индрик, 2003. – 528 с .

V .

202. Библия. Книги Священного писания Ветхого и Нового завета. – М.:

Российское библейское общество, 2012. – 1376 с .

203. Даль, В.И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т / В.И .

Даль. – [репринтное издание] – М.: ТЕРРА, 1994 .

204. Квятковский, А.П. Поэтический словарь / А.П. Квятковский; [науч. ред. И.Б .

Роднянская]. – М.: Советская энциклопедия. 1966. – 376 с .

205. Литературный энциклопедический словарь / [под общ. ред. В.М .

Кожевникова, П.А. Николаева]. – М.: Сов. энциклопедия, 1987. – 752 с .

206. Русская классика в афоризмах. Серебряный век / [сост. В.Г. Носков]. – М.:

Мир энциклопедий, Астрель, 2010. – 320 с .

207. Русский словарь языкового расширения / [сост. А.И. Солженицын]. – М.:

Русский путь, 2000. – 280 с .

208. Степанов, Ю.С. Константы: Словарь русской культуры / Ю.С. Степанов. – 3-е издание, испр. и доп. – М.: Академический Проект, 2004. – 992 с .

209. Христианство: Энциклопедический словарь: в 2 (3) т / [гл. ред. С.С .

Аверинцев]. – М.: Большая Российская энциклопедия, 1993 .

VI .

210. Алтынбаева, Г.М. Литературная критика А.И. Солженицына: проблемы, жанры, стиль, образ автора: автореф. дис.... канд. филол. наук: 10.01.01 / Алтынбаева Гульнара Монеровна. – Саратов, 2007. – 19 с .

211. Амджад, Х.Ф. Субъектные и внесубъектные способы выражения авторской позиции в прозе А.И. Солженицына 1960 – первой половины 1970-х годов:

автореф. дис.... канд. филол. наук: 10.01.01 / Амджад Хамид Фархан. – Воронеж, 2013. – 18 с .

212. Басенко, Ю.Н. Судьба интеллигенции в контексте эпохи в творчестве А.И.Солженицына: автореф. дис.... канд. ист. наук: 07.00.02 / Басенко Юрий Николаевич. – Курск, 2006. – 25 с .

213. Белопольская, Е.В. Роман А.И. Солженицына «В круге первом»:

Проблематика и поэтика: автореф. дис.... канд. филол. наук: 10.01.01 / Белопольская Елена Вадимовна. – Ростов-на-Дону, 1996. – 19 с .

214. Гаркавенко, О.В. Христианские мотивы в творчестве А.И. Солженицына:

автореф. дис.... канд. филол. наук: 10.01.01 / Гаркавенко Оксана Владимровна. – Саратов, 2007. – 22 с .

215. Гуськов, В.В. Система персонажей исторической эпопеи А.И. Солженицына «Красное колесо» как форма воплощения эстетических принципов и мировоззренческих позиций автора: автореф. дис.... канд. филол. наук:

10.01.01 / Гуськов Вячеслав Владимирович. – Владивосток, 2006. – 27 с .

216. Ким Ын Хи. Формы художественного повествования в «малой прозе» А.И .

Солженицына: автореф. дис.... канд. филол. наук: 10.01.01 / Ким Ын Хи. – М., 2000. – 23 с .

217. Кузьмин, В.В. Рассказы А.И. Солженицына: Проблемы поэтики: автореф .

дис.... канд. филол. наук: 10.01.01 / Кузьмин Владимир Владимирович. – Тверь, 1997. – 22 с .

218. Лавренов, П.П. Проблемы русского национального характера в творчестве А.И. Солженицына: нравственно-философский аспект: автореф. дис. … канд .

филол. наук: 10.01.02 / Лавренов Павел Павлович. – М., 1992. – 19 с .

219. Ли Хси-мэй. Проблема личности в ранней прозе А.И. Солженицына: малые формы: автореф. дис. … канд. филол. наук: 10.01.01 / Ли Хси-мэй. – М., 2008 .

– 20 с .

220. Прокопова, Е.В. Сюжет и характер в художественной прозе А.И .

Солженицына: На материале романа «В круге первом» и повести «Раковый корпус»: автореф. дис. … канд. филол. наук: 10.01.01 / Прокопова Елена Владимировна. – М., 1998. – 16 с .

221. Султанова, А.М. Нравственно-философская проблематика романа А.И .

Солженицына «В круге первом»: автореф. дис. … канд. филол. наук: 10.01.01 / Султанова Альбина Муслимовна. – Махачкала, 2008. – 25 с .

222. Тыщук, О.А. Эстетические функции пейзажа в художественной прозе А.И .

Солженицына: автореф. дис. … канд. филол. наук: 10.01.01 / Тыщук Ольга Анатольевна. – Армавир, 2006. – 18 с .

223. Урманов, А.В. Поэтика прозы А.И. Солженицына: автореф. дис. … д-ра .

филол. наук: 10.01.01 / Урманов Александр Васильевич. – М., 2001. – 44 с .

224. Фатеев, Д.Н. Фольклорные пространственные мотивы в прозе Л. Леонова («Русский лес») и А. Солженицына («Матренин двор»): автореф. дис. … канд .

филол. наук: 10.01.01 / Фатеев Дмитрий Николаевич. – М., 2006. – 16 с .

225. Чуриков, Г.А. Герой как объект насильственного воздействия и как субъект ценностного «самостоянья» в творчестве А.И. солженицына 1960-х годов:

автореф. дис. … канд. филол. наук: 10.01.01 / Чуриков Георгий Александрович. – Воронеж, 2007. – 18 с .

226. Шешунова, С.В. Национальный образ мира в русской литературе: П.И .

Мельников-Печерский, И.С. Шмелев, А.И. Солженицын: автореф. дис.... дра. филол. наук: 10.01.01 / Шешунова Светлана Всеволодовна. – Дубна, 2006 .

– 42 с .

227. Щедрина, Н.М. Исторический роман в русской литературе последней трети ХХ века: Пути развития. Концепция личности. Поэтика: автореф. дис. … д-ра .

филол. наук: 10.01.01 / Щедрина Нэлли Михайловна. – Уфа, 1995. – 45 с .

VII .

228. Brown, D. Aleksandr Solzhenitsyn // Soviet Russian literature since Stalin / D .

Brown. – Cambridge University Press, 2008. – C. 310-330 .

229. Karlson, I. History and modernity in works of Aleksandr Solzhenitsyn / I .

Karlson // Toronto Slavic quarterly. – Toronto, 2016. – N. 54. – P. 12-25 .

(Карлсон, И. История и современность в сочинениях Александра Солженицына / И. Карлсон; [пер. с англ. Т.Г. Юрченко] // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Сер. 7:

Литературоведение. Реферативный журнал. – М.: Институт научной информации по общественным наукам РАН, 2016. – № 3. – С.150-152.)

230. Pearce, J. Solzhenitsyn: A soul in exile / J. Pearce. – San Francisco: Ignatius, 2011. – 471 c .

231. The twentieth century: in search of new ways, 1953-80 by Geoffrey Hosking // The Cambridge history of Russian literature / [edited by Moser. C]. – Cambridge University Press, 2008. – C.520-594 .

232. Genette, G. Palimpsestes. La Littrature au secondedegr. – Paris, 1982 .

(Женетт, Ж. Палимпсесты. Литература во второй степени / Женетт Ж.; [пер. с франц. И.В. Арнольда]. – Париж, 1982) .

233. / 2013 – 1062 234. — / 1996

– 282 235. / 2006 – 177



Pages:     | 1 ||



Похожие работы:

«Вестник ТвГУ. Серия Филология. 2017. № 4. С. 193–196. Вестник ТвГУ. Серия Филология. 2017. № 4. УДК 81'26 НАУЧНЫЙ СТИЛЬ КАК ОБЪЕКТ ПРЕДПЕРЕВОДЧЕСКОГО АНАЛИЗА М.С . Иванова Военная академия воздушно-...»

«АНДРИПОЛЬСКАЯ Анна Сергеевна Формирование общественных ценностных представлений в медиатекстах Профиль магистратуры – "Профессиональная речевая коммуникация в массмедиа" МАГИСТЕРСКАЯ ДИССЕРТАЦ...»

«СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ..2 ГЛАВА 1. Теоретические основы изучения фразеологизмов в терминоведении..5 1.1. Понятие фразеологизма..5 1.2 . Фразеологическая номинация в терминологии. 1.3. Термин и его определения..13 1.4. Системность термина..15 ГЛАВА 2. Источники анатомических терминов во французском языке.21 2.1. Анатоми...»

«THE COLLEGE BOARD PSAT™ 8/9 Test Directions Translated into RUSSIAN for Students 2018-2019 Only Notes to the Proctor: This document should be printed and distributed once students are seated. Students may use this document to read translations of the directions that are read aloud or printed in their test book. Students may keep t...»

«Код ВПР. Английский язык. 11 класс ПРОЕКТ Всероссийская проверочная работа по АНГЛИЙСКОМУ ЯЗЫКУ БАЗОВЫЙ УРОВЕНЬ для 11 класса ПИСЬМЕННАЯ И УСТНАЯ ЧАСТИ © 2019 Федеральная служба по надзору в сфере образования и науки Российской Федерации 1 Код ВПР. Английский язык. 11 класс Пояснения к образцу всероссийской проверочной работы При...»

«Код ВПР. Французский язык. 11 класс ПРОЕКТ Всероссийская проверочная работа по ФРАНЦУЗСКОМУ ЯЗЫКУ БАЗОВЫЙ УРОВЕНЬ для 11 класса ПИСЬМЕННАЯ И УСТНАЯ ЧАСТИ © 2019 Федеральная служба по надзору в сфере образования и науки Российской Федерации 1 Код ВПР....»

«Перцева Вера Геннадьевна АНГЛОЯЗЫЧНЫЕ СЛОВАРИ ЯЗЫКА ПОЛИТИКОВ И ФИЛОСОФОВ (НА МАТЕРИАЛЕ СЛОВАРЕЙ ЦИТАТ И ПОСЛОВИЦ) Специальность 10.02.04 – Германские языки Диссертация на соискание учёной степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологичес...»

«КРЫЛОВА Галина Михайловна СЕМАНТИКО-СИНТАКСИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА СЛОВ-ГИБРИДОВ С ОБОБЩАЮЩЕ-ОГРАНИЧИТЕЛЬНЫМ ЗНАЧЕНИЕМ (НА МАТЕРИАЛЕ ЛЕКСЕМ В ОБЩЕМ, В ЦЕЛОМ, В ПРИНЦИПЕ, В ОСНОВНОМ) Специальность 10.02.01 русский язык АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискани...»

«ДИАГНОСТИЧЕСКАЯ РАБОТА По английскому языку для зачисления в 8 гуманитарный класс ГБОУ "Школа №1370". ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Целью проведения данной работы является отбор учащихся в 8 гуманитарный предпрофильный класс. С помощью данной работы можно проконтролировать уровень освоения учащимися 7-х классов предметного содержания курса ан...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА на тему: Лексико-грамматические особенности соврем...»

«ПРОЕКТНАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ Многоквартирный жилой дом № 77-000004 Дата подачи декларации: 10.01.2019 01 О фирменном наименовании (наименовании) заст ройщика, мест е нахождения заст ройки, режиме его работ ы, номере т елефона, адресе официального сайт а заст ройщика в информационно-т елекоммуникационной сет и "Инт ернет " и...»

«Паршиков Илья Александрович Контекстная реклама в структуре интегрированных маркетинговых коммуникаций ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА по направлению "Реклама и Связи с общественностью" (научно-исследовательская работа) Научный руководитель – кандидат филологических наук, доцент Фещенко Лариса Георгиевна Кафедра рекламы Очная форма...»

«КОММУНИКАТИВНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ * 2018 * № 3 (17) Редакционная коллегия Editorial Staff Главный редактор Editor-in-Chief д-р филол. наук, проф. Prof. O.S. Issers О.С. Иссерс (Омск, Россия) (Omsk, Russia) д-р философии, проф. Ph.D. R. Anderson Р. Андерсон (Лос-Анджелес, США) (Los Angeles, USA) д-р филол. наук, проф. Prof. A.N. Baranov А.Н. Баранов (Моск...»

«Е. С. Унучек, А. И. Шевелева. Безглагольный императив в свете концептуальной грамматики УДК 81’367 DOI 10.23951/1609-624X-2018-7-25-32 БЕЗГЛАГОЛЬНЫЙ ИМПЕРАТИВ В СВЕТЕ КОНЦЕПТУАЛЬНОЙ ГРАММАТИКИ (...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА на тему: Фразеологические единицы с соматическим ком...»

«Киров, 2017 г. Лист согласования рабочей программы по дисциплине (модулю) Иностранный язык (английский) наименование дисциплины (модуля) Дополнительная Английский язык, уровень А2 (General English, Preобщеобразователь intermediate Lev...»

«Ондар Валентина Сувановна ОТРАЖЕНИЕ КАТЕГОРИИ ПРОСТРАНСТВА В ТУВИНСКОМ ЯЗЫКЕ (НА МАТЕРИАЛЕ ГЕРОИЧЕСКОГО ЭПОСА БОКТУГ-КИРИШ, БОРА-ШЭЭЛЕЙ) Работа посвящена анализу именных лекс...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "САРАТОВСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО" Кафедра р...»

«Nowa Polityka Wschodnia 2018, nr 1(16) ISSN 2084-3291 DOI: 10.15804/npw20181608 s. 125–138 www.czasopisma.marszalek.com.pl/pl/10-15804/npw И л ь а с Г. Га м И д о в Бакинский славянский университет O некот...»

«DISSERTATIONES PHILOLOGIAE SLAVICAE UNIVERSITATIS TARTUENSIS АРТЕМ ШЕЛЯ "Русская песня" в литературе 1800–1840-х гг. DISSERTATIONES PHILOLOGIAE SLAVICAE UNIVERSITATIS TARTUENSIS DISSERTATIONES PHILOLOGIAE SLAVICAE UNIVERSITATIS TARTUENSIS АР...»

«Мусаева Елена Георгиевна ФОНЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ РЕЧЕВОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ В БРИТАНСКОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ РЕЧИ Статья посвящена проблемам речевого воздействия в британском политическом дискурсе и его реализации на фонетическом уровне. Автор затрагивает вопрос о соотнесении значения и звуково...»

«МИНИСТЕРСТВО НАУКИ И ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "ПЕРМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ" ПРОБЛЕМЫ ФИЛОЛО...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.