WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

«ГЕРОИЧЕСКОГО ЭПОСА БОКТУГ-КИРИШ, БОРА-ШЭЭЛЕЙ) Работа посвящена анализу именных лексем с пространственной семантикой в тексте героического эпоса БоктугКириш, Бора-Шээлей. В ...»

Ондар Валентина Сувановна

ОТРАЖЕНИЕ КАТЕГОРИИ ПРОСТРАНСТВА В ТУВИНСКОМ ЯЗЫКЕ (НА МАТЕРИАЛЕ

ГЕРОИЧЕСКОГО ЭПОСА "БОКТУГ-КИРИШ, БОРА-ШЭЭЛЕЙ")

Работа посвящена анализу именных лексем с пространственной семантикой в тексте героического эпоса "БоктугКириш, Бора-Шээлей". В тексте героического сказания особое место занимают такие элементы ландшафта, как

горы, реки, степи, тайга. Все это свидетельствует о значимости данных компонентов ландшафта в жизнедеятельности героев эпоса, они являются ключевыми фрагментами действительности. На конкретных примерах проанализирована семантика лексем горного, водного и равнинного ландшафтов .

Адрес статьи: www.gramota.net/materials/2/2016/2-2/36.html Источник Филологические науки. Вопросы теории и практики Тамбов: Грамота, 2016. № 2(56): в 2-х ч. Ч. 2. C. 129-134. ISSN 1997-2911 .

Адрес журнала: www.gramota.net/editions/2.html Содержание данного номера журнала: www.gramota.net/materials/2/2016/2-2/ © Издательство "Грамота" Информация о возможности публикации статей в журнале размещена на Интернет сайте издательства: www.gramota.net Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: phil@gramota.net 10.02.00 Языкознание 129 Список литературы

1. Новиков Л. А. Избранные труды. М.: РУДН, 2001. Т. II. Эстетические аспекты языка. Miscellanea. 842 с .

2. Пелевин В. Generation «П». М.: Вагриус, 2000. 347 с .

ON THE PECULIARITIES OF LINGUISTIC REPRESENTATION

OF THE ORNAMENTAL FIELD OF A LITERARY TEXT

Novikova Ul'yana Viktorovna, Ph. D. in Philology, Associate Professor Zimina Natal'ya Yur'evna Kuban State Technological University Uliana_novik@mail.ru; zimina_nata@mail.ru The article examines certain peculiarities of linguistic representation of the ornamental field of a literary text. The authors analyze the different means of its linguistic implementation by the material of the novel by V. Pelevin “Generation P”. The analysis is conducted at the language levels, the paper concludes on the productivity of this research trend .

Key words and phrases: linguistic representation; ornamental field; literary text; individual style; V. Pelevin .

_____________________________________________________________________________________________

УДК 81 Работа посвящена анализу именных лексем с пространственной семантикой в тексте героического эпоса «Боктуг-Кириш, Бора-Шээлей». В тексте героического сказания особое место занимают такие элементы ландшафта, как горы, реки, степи, тайга. Все это свидетельствует о значимости данных компонентов ландшафта в жизнедеятельности героев эпоса, они являются ключевыми фрагментами действительности .

На конкретных примерах проанализирована семантика лексем горного, водного и равнинного ландшафтов .

Ключевые слова и фразы: тувинский язык; категория пространства; эпос; семантика; лексема .

Ондар Валентина Сувановна, к. филол. н .

Тувинский государственный университет barys-hoov@mail.ru

ОТРАЖЕНИЕ КАТЕГОРИИ ПРОСТРАНСТВА В ТУВИНСКОМ ЯЗЫКЕ

(НА МАТЕРИАЛЕ ГЕРОИЧЕСКОГО ЭПОСА «БОКТУГ-КИРИШ, БОРА-ШЭЭЛЕЙ»)

–  –  –

Языковые средства, выражающие пространственные представления, отражают осознание человеком реального физического пространства, которое, наряду со временем, является важнейшим параметром материального мира, где осуществляется и физическое, и духовное, и социальное бытие человека .





Пространственные отношения считаются базисом для развития темпоральных и обстоятельственных отношений вообще, а пространственные категории являются, тем самым, центральными для человеческого мышления. Пространственновременные представления, вырабатываемые языковым сознанием, участвуют в конструировании в рамках каждой культуры своей особой модели мира [9, с. 3] .

В последнее время ученые-лингвисты проявляют большой интерес к средствам выражения категории пространства. Особое внимание уделяется грамматике пространства (физического и временного), т.е. строевым средствам выражения пространственных и временных отношений. В российском языкознании среди последних работ, посвященных категории пространства, можно отметить исследования проблем пространственного и временного дейксиса в русском языке Ю. Д. Апресяном [2] и Е. В. Падучевой [12], а также описание поля пространственности членами группы A. B. Бондарко [5] в рамках теории функциональной грамматики и A. A. Абдуллиной [1] .

На материале тюркских языков Сибири на данный момент имеются исследования, посвященные описанию языковых средств, выражающих пространственные в функционально-семантическом аспекте: А. Н. Чугунековой о глаголах движения в хакасском языке [19], Н. Я. Сагаан о послелогах и служебных именах, выражающих пространственные отношения в тувинском языке [13], Т. Е. Орсуловой о послелогах и служебных словах в алтайском языке [10], В. С. Барыс-Хоо о глаголах движения в тувинском языке (в сопоставительном аспекте) [3], А. Б. Хертек о значениях локальных падежей в тувинском и хакасском языках [18] – которые затрагивают отдельные языковые средства. Работы Н. Ч Серээдар, Е. К. Скрибник, М. И. Черемисиной «Структурно-семантическая организация предложений наличия, локализации, количества и отсутствия в тюркских языках Южной Сибири» [15], И. А. Невской «Пространственные отношения в тюркских языках Южной Сибири (на материале шорского языка»)» [9] содержат модельное описание систем локативных конструкций .

Рассматриваются их внутренняя структура и семантика на синтаксическом языковом уровне .

130 ISSN 1997-2911. № 2 (56) 2016. Ч. 2 В рамках когнитивного анализа языковых средств с пространственным и временным значениями в тюркских языках можно отметить следующие работы: коллективную монографию «Традиционное мировоззрение тюрков Южной Сибири. Пространство и время» [8] (пространство в данной монографии рассматривается в этнографическом аспекте); работу А. М. Сулеймановой «Выражение пространственных отношений в кумыкском и английском языках» [16], выполненную в сопоставительном аспекте .

В фольклоре данная проблема рассматривалась В. А. Бахтиной на материале русских сказок в работах «Время в волшебной сказке» [4], «Пространственные представления в волшебных сказках». Пространственные представления «свой – чужой» и «верх – низ» на примере азербайджанских сказок описывались Ф. Гезаловым [6]. Семантика эпического пространства на материале якутского языка рассмотрена в работе Л. Н. Семеновой [14]. В шорском языке выявлению и описанию категории пространства в героическом эпосе посвящена работа Д. М. Токмашева [17] .

В тувинском языке данный вопрос не был объектом специального исследования, этим и определяется новизна работы. Целью работы являются семантические особенности средств выражения категории пространства в тексте героического эпоса «Боктуг-Кириш, Бора-Шээлей» .

Материал исследования извлекался путем сплошной выборки анализируемых слов из текста «Тувинских героических сказаний» [11] .

Героическое сказание «Боктуг-Кириш, Бора-Шээлей» начинается с описания места жительства героев .

В тексте эпоса центром эпического мира является аал / ‘становище’. Аал – это обжитое, родное место. Родная земля включает в себя такие объекты, как гора, река, тайга. Главным элементом ландшафта является река .

Река – это родовая территория, родной край. Реки являются главным ориентиром местности .

В мировоззрении тувинцев ориентация в пространстве по сторонам света играет главную роль. В тексте эпоса для обозначения севера употребляется слово соhгу чyк. Юг передается лексемой мурнуу чyк, ‘восток’ / чooн чyк, запад / барыын чyк. Соhгу чyк / ‘север’ у героев связан с родным домом, родной землей. Герои эпоса при знакомстве называют не только свое имя, имя коня, своего отца, но и реки, горы, стороны света. Будучи скотоводами, старик Окендей-Мерген с женой Сулапай обитают на берегу реки Элдиг-Кара, текущей с северной стороны. Например: Эртенгиниh эртезинде, // Бурунгунуh мурнунда // Чиге соhгy чyктен бады келген // Элдиг-Кара хемниh белдирин чурттаан // Эктин ашкан эттиг, // Бажын ашкан малдыг, // Назын дoгyп, кырый берген, // Oзен-Кула аъттыг, // Сулапай деп кадайлыг, // Oкендей-Мерген ашак // Чурттап турган чyве-дир эвеспе аан [Там же, с. 229]. / ‘Раньше раннего, // Прежде давнего [времени] // У слияния [вод] реки Элдиг-Кара, // Текущей прямо с северной стороны, // Жил, оказывается, // Старик OкендейМерген // С женой по имени Сулапай – // [Они] возраста достигли, состарились- // С конем Oзен-Кула, // С добром выше плеч, // Со скотом выше головы’ [7, с. 229]; Аал-чурттуh кайдал? // Аъдыh, бодуh Ады кымыл? // Кайы углап бар чыдар чyве сен? – деп-тир эвеспе. // Чиhге соhгу чyкте // Элдиг-Кара хем чурттуг, // Эhгиргей, Кыhгыргайны эжелей тoрээн // Oкендей-Мерген оглу // Аяh-Кула аъттыг // Боктуг-Кириш деп кижи мен [11, с. 380]. / ‘Где твой аал-становище? // Как имя твое и коня твоего? // Куда направляешьсяедешь? – говорит, оказывается // Зовут меня Боктуг-Кириш, // Имеющий коня Аян-Кула, // Я [–] сын Oкендей-Мергена, // Живущий прямо в северной стороне, // На реке Элдиг-Кара, // С рождения владеющий Эhгиргеем [и] Кыhгыргаем’ [7, с. 380] .

Следующими важными по значимости элементами ландшафта являются гора, тайга. Гора осмысливается как сакральное место, место единения рода. В эпосе особое место занимает культ гор. У героев ОкендейМергена, Сулапай имеются родовые горы-тайги Эhгиргей, Кыhгыргай. Интересен эпизод совершения обрядов даг дагыыры / «освящение горы», тайга дагыыры / «освящение тайги» и «саh салыр» («возжигание священного огня»). Обряд даг дагыыры / «освящение горы» сводится к тому, что данный религиозный обряд совершается летом на определенной горе с целью прошения у хозяина горы благосклонности. Значение обряда тайга дагыыры / «освящение тайги» состоит в том, что у духа тайги просят хорошей погоды. «Саh салыр» – это ритуал подношения пищи духам-хозяевам местности. Летом Окендей-Мерген и Сулапай поднимаются на горы-тайги Эhгиргей, Кыhгыргай, где совершают обряд поклонения родовым горам. Следует отметить, что в героическом сказании местом для поклонения хозяину горы является вершина священного холма. Слово тей / ‘холм’ реализуется в конструкции с прилагательным ыдык / ‘священный’. На вершине священного холма Окендей-Мерген разводит большой костер на черном квадратном камне. На камне возжигает пахучие травы с целью воскурения. Герой совершает ритуал «саh салыр» с целью кормления хозяина горы. Хозяева гор в эпосе выступают в образе орла и орлицы. Например: Эhгиргей, Кыhгыргай ийи тайгалыг // Ол тайгаларын // Чыл чылдыh чайныh орта айда // Дагып чоруур. // Ону дагыырда, аалыныh артында // Ыдык бора тейниh бажында // Дoрбелчин кара даш бар. // Ооh кырынга улуг одун ужуткаш, // Тос таhдыныh артыш, каhгы, агы, шаанак, // Чyзyн-баазын чечек-чимис // Саhын салыр чyве-дир. Ол дагылгазын дагып турда, // Эhгиргейниh ээзи Эрээн-Улаат // Эр ала эзир бооп эргилип эртер. // Кыhгыргайныh ээзи Кызыл-Улаат // Кыс ала эзир бооп эргилип эртер, // Мындыг чyве-дир эвеспе аан [11, с. 300]. / ‘Эhгиргей, Кыhгыргай – две [горы-] тайги // Этим [горам-] тайгам // Каждый год, в средний месяц лета, // Совершали поклонение. // Для того поклонения за аалом, // На вершине священного серого холма // Черный квадратный камень лежал, // На нем большой огонь возжигался, // Воскурение совершалось // Разными цветками-лепестками // Можжевельника, полыни, вереска [с] девяти гор. Все для того поклонения. // Когда поклонение совершалось, // Эhгиргея владыка – Эрен-Улат, // Пегим орлом обернувшись, делая круг, пролетал; // Кыhгыргая владыка – Кызыл-Улат // Пегой орлицей обернувшись, делая круг пролетала // Вот как было оказывается’ [7, с. 330] .

10.02.00 Языкознание 131 Например: Эки адазыныh // Тайга-таhдызыныh дагылгазын сактып, // Тос допчулуг алдын согул иштинде // Хопчу каразыныh ишти-биле таныжып, // Ooренир аргазын боданып келгеш, // Дыhмазынга чугаалап-тур. // Дыhмазы олургаш: // «‘Харын сээh ооh щын-дыр, акым. // Мен база-ла бодап олурар кижи мен. // Оран-таhдывыс дагыыр. Сээh бодуhга, аъдынга эки ат, // Меhээ база ат херек деп // Бодап олурар кижи мен ийин, акым, – // деп-тир эвеспе аан. Акызы олургаш: // ‘Чаа, дыhмам, мээh, сээh болгаш аъдывыска // Эки аттан сен-не адап кoр!» – дээрге, // Дыhмазы: ‘Чаа, канчаар, адап-ла-тыр мен ийин, акым, – дээш, // Боданып олургаш; // Ада-иезиниh эргеледип адап чораан адын // Солууру берге хирелиг борга: «‘Акызыныh адын Боктуг-Кириш дээш, // Аъдыныh адын Аяh-Кула дээш, // Бодунуh адын Бора-Шээлей деп адаза // Кандыгыл, акым? – дээрге, // Акызы: «‘Шын, эки ат-тыр, дыhмам, – деп // Хooреп олурган эр-дир эвеспе’ [11, с .

318]. / ‘[Боктуг], вспомнив, как поклонялся [горам-] тайгам // Их хороший отец, // Задумав, как [можно] вызнать // Содержание черной [книги-]вещуньи // В золоченом согуле с девятью застежками, // Сестре [обо всем] рассказал. // Сестра его: // ‘Да, брат мой, а ведь ты прав! // Я тоже думаю: // [Надо] совершить поклонение нашим горам, // Но тебе самому и коню твоему хорошие [нужны] имена, // И мне самой [нужно] имя // Об этом я думаю, брат мой! // – Говорит [сестра], оказывается’. Брат ее: // ‘Ладно, сестра моя, мне, себе и нашему коню // Дай ты сама хорошие имена!’ – говорит. // Сестра его: // ‘Хорошо, назову, брат мой?’ – сказала. // И задумалась: // Трудно сменить имена, какими отец-мать // Ласково их называли. // ‘Что, если старшего брата именем Боктуг-Кириш назову, // Коня – именем Аян-Кула назову, // Себя – именем Бора-Шэлей назову, // Брат мой?’ – сказала. // Брат ее: // ‘Верно, сестра! Хорошие имена!’ // – Радостно согласился богатырь, оказалось’ [7, с. 318] .

Родное стойбище героев окружено куй / ‘пещерой’, чалым хая /‘утес-скалой’, эзим / ‘большим лесом’, чалым / ‘утесом’, алаак / ‘поляной’, хавак / ‘крутыми склонами’, суг / ‘рекой’ .

Куй / ‘пещера’ тесно связана с родовыми горами героев. Пещера выступает местом, где хранится наследство героев. В данном отрывке описывается нахождение пещеры, где хранятся снаряжение богатыря, лук, стрела с наконечником, снаряжение богатырского коня, женская одежда. Например: Шыяан! Боктуг, Бора куну – yжелээ // Баштай Эhгиргейниh хoлеге чартыын // Дoзээлеп-дилеп тургаш, // Ханы кара куйну тып алганнар. // Куйже кире бээрге, // Калбак кара аптара чыткан. // жеп кooрге, // Калбак кара ачымак чыткан. // жеп кooрге, // Эр кижиниh хер-херексели бyрyн болган. // Аптараныh бир чартыында – // Эр аъттыh хер-херексели бyрyн болган. // Куйнуh бир талазында // Кадыг кара ча, хан хожуула ок турган [11, с. 310]. / ‘Шыяан! Боктуг, Бора и жеребенок – втроем // Сперва на теневой стороне Эhгиргея // Стали высматривать, искать // Глубокую темную пещеру нашли. // В пещеру вошли: // Черный сундук широкий стоит. // Порылись – // Черный колчан широкий лежит. // Порылись – // Полное богатырское снаряжение оказалось. // В другой половине сундука // Полное снаряжение богатырского коня оказалось. // В другой стороне пещеры лежали // Тугой крепкий лук [и] стрела с наконечником, [проливающим] кровь’ [7, с. 310]; Кыhгыргайныh хyнгээр талазын // Дoзээлеп-дилеп чорааш // Кызыл чалым баарыныh yдyн, // Куюн бакылап дилеп чорааш, // Ханы кара куюн тыпкаш, // Кире бээрге, шынап-ла, // Алдын хээлиг хааржак бо-ла чыткан. // жеп кooрге, // Авазыныh эдилеп чораан эди болгаш // Кедип чораан хеви // Бyрyн бар бооп-тур [11, с. 317]. / ‘На солнечной стороне Кыhгыргая // Высматривать стали искать; // Перед красным утесом в углубленья-пещеры // Заглядывая, искали // Глубокую темную пещеру нашли. // Входят – и правду: С золотыми узорами ящик стоит. // Порылись – вещи, какими мать пользовалась, // Одежда, какую она носила, – // Все там оказалось’ [7, с. 317] .

Понятие чалым хая / ‘утес-скала’ представляет собой место, где героиня прячет погибшего брата БоктугаКириша. Например: Чалым хаям, чарлы берем, // Чаhгыс акым суп каайн, // Oндyр хаям, чарлы берем, // Oлген акыh шыгжап каайн» – дээш, // Бир караандан чаш тoгyлдyр ыглап олурда, // Бир караандан хан тoгyлдyр ыглап олурда, // Чалым хая «чалт» кылдыр // Чарлы берген [11, с. 329]. / ‘Утес-скала моя, откройся: // Положу моего единственного брата: // Высокая скала моя разделись, // Укрою моего умершего брата! – сказала. // И, когда так заплакала, что полились слезы из одного глаза, // Полилась кровь из другого глаза, // Утесскала со звуком “чалт”! // Открылась’ [7, с. 329] .

Эзим / ‘большой лес’, чалым / ‘утес’ обозначают место, где герои играют в сайзанак. Особенностью игры сайзанак является то, что дети строят из камней маленькую юрту со всеми принадлежностями и скотом. Например:

Барып кooр-дyр – деп бодааш, // Соондан кедеп чорааш, // Эдерип чеде бээрге, // Калбак эзимниh ортузунда // Ак чалым баарында // Сайзанак тудуп алган: «Боозу мээh кадарчым, // Боозу сээh кадарчыh, // Боозу мээh ooм, // Боозу сээh ooh» – дижип, // Ойнап хyнзээш, // Кежээ чана бээрге, // «Боларныh боозун yреп каар-дыр» – дээш, // Чеде бергеш, кoрyп турарга, // Балгаш-биле oг тудуп алган. // Ооh даштын хананыh // Каас-чараш карты-биле каастаан, // Сайныh улуг-биче дажын чыгган, // Ооh кадарчы-хавычызы деп улус деп // Шoйбек даштар шашкылап каан, // Черле каас-чараш деп чyвези // рээр-даа арга чок бооп-тур! [11, с. 305]. / ‘Пойду посмотрю, – так подумал. // Крадучись, за ними // Следом пришел: // Посредине большого леса // Перед белым утесом // Слеплен был [игрушечный] сайзанак. // “Это пастух мой, // Это пастух твой; // Это юрта – моя, // Это юрта – твоя!” – говорили // Играя весь день. // Когда же домой пошли вечером, // ‘Сломаю-ка их [сайзанак]’ – подумав, // [Старик] подошел и видит: // Сложены юрты из глины, // Снаружи их стенки // Нарядно-красиво обмазаны, украшены, // Обложены крупным мелким камнем, галькой // В [землю] воткнуты продолговатые камни: // Это, мол, люди – пастухи и табунщики. // И таким нарядным-красивым все было, // Что никак нельзя поломать!’ [7, с. 305] .

Алаак / ‘поляна’, хавак / ‘крутые склоны’, суг / ‘река’ символизируют место поиска пищи, нахождения жеребенка, охоты возмужавшего Боктуга. Например: Боктуг, Бора алышкылар // Ээн куруг чуртка // Ынчап-ла дилегзинип турда, // Бора бир-ле хyн: // «Чаа, акым, куруг ээн черге маhаа // Чеже мынчап олурар бис. // yргене, кичигене, ай,бес, // Кат, тооруктан чиили!» – деп сyмелээн .

// «Шынында-ла ала, дыhмам» – 132 ISSN 1997-2911. № 2 (56) 2016. Ч. 2 дээш, // Сайзанааныh чанында // Сарыг алаакка баргаш, // Чер чеми-биле амыдырап, // Шеhне шайын хайындырып ижип, // Амыдырап туруп-турлар эвеспе, // Ол анчап тургаш, // Oрге-кyске, балык-байлаh // Oлyрyп чиир дишкеш, // Чылгы кажаазынга чедип кээрге, // Кажаа иштинде чаш кула кулун // Элеhейнип кылаштап турган. // Чанынга чyгyржyп кээрге, // Оранып, эмиг дилеп кылаштап келген. // «Боок адаа хooкyйнy! База бис ышкаш ада-иезинден чарылган хooкyйнy! Эштен эш бо-ла-дыр» – дишкеш, сегирип алырга, // Чууй соп кааптар, мындыг болган [11 с. 306]. / ‘Когда брат с сестрой – Боктуг и Бора – // В опустевшем, осиротевшем становище // Так вот отыскивали [еду] // Бора однажды сказала: // ‘Брат мой, сколько нам здесь оставаться // В опустевшем, осиротевшем месте? // [Корни] ургене, кичигене, кандык и саранку // Ягоды и орехи давай будем есть,’ – посоветовала. // “А ведь правда, сестра моя!” – [Боктуг] сказал. На желтую поляну // Около сайзанак пошли, // Стали жить пищей земли, // Чай из [травы-] шене варили и пили – // [Так], оказалось, зажили. // Так вот [живя]. // Рыб-пескарей, мышей-сусликов // Убивать и кормиться ими решили, // А в загоне для лошадей // Волосинки, чтоб сделать силки, найти решили. // К загону для лошадей приходят – // Внутри загона саврасый малыш-жеребенок // Пошатываясь, ходит. // Когда подбежали поближе – // Подошел, фыркает, вымя [матери] ищет. // “Ах ты, бедняжка! Без отца и матери тоже, как мы, остался, бедняжка! // Вот он – лучший наш друг!” – сказав, только схватили – // Отбросил [их], вот каким был!’ [7, с. 306];

Боктуг-даа эр бооп, // oзyп келген: // Кадыр хавактан oргезин-даа oлyрyп эккээр, // Кара суундан балыкбайлаhын-даа oлyрyп эккээр [11, с. 309]. / ‘Боктуг вырос и возмужал: // На крутых склонах сусликов убивал, приносил, // Из прозрачной реки рыб-пескарей добывал, приносил’ [7, с. 309] .

В эпосе родное стойбище окружено чужими землями. Границей, разделяющей свою землю от чужой, могут быть высокие горы, речки, малые перевалы, подъемы, спуски, гора, хребет, водная стихия останутся, низменность. Например: Бедииниh белинге дээп, // Чавызыныh бажын базып, // Хемчигештерни кеже халып, // Артчыгаштарны ажа халып… [11, с. 330]. / ‘Где высокие [горы] – по склонам ступал, // Через речки перепрыгивал, // Через малые перевалы перескакивал…’ [7, с. 330]; Эр-даа дoъш черге чортуп, // Дoвyнчyк черге шошкуhгуурлап чорааш… [11, с. 339]. / ‘Мальчик [Бора-Шээлей] отправился: на подъемах [конь] шагом идет; // На спусках трусцою идет’. [7, с. 339]; Бедик кара таhды кырынга yне хап кээрге, // Ындында улуг ак хoл чыткан. // Тос чyстyг кара дуранын ушта соп эккелгеш: // «Баран-сараан чyy кoстyр эвес» – дээш, // Кoрyп олурарга, // Даады-ла ак мал хoй бооп-тур. // Эh бетинде ак тевелер чораан // ‘Мооh кадарчызындан // Бир чyвениh уун айтырып албас бе?’ – деп // Бодааш хап орда, // Аъды тура дyшкен. // Дyже халааш: ‘Арбас-турбас Аян-Кулам, // Чоп турдуh?’ – деп-тир. // Аъды тургаш: ‘Кижи черинге бо-ла хевээр // Чоруур сен бе?’ – деп-тир эвеспе [11, с. 334]. / ‘На высокую черную гору прискакала, [видит:] Вдали большое светлое озеро. // Черную подзорную трубу с девятью коленами вынула, // ‘Не покажется ли чтото вдали?’ – Подумала и стала смотреть: Оказалось, много скота – сплошь белой масти. // Ближе к ней белые верблюды паслись. // “Не расспросить ли // Того пастуха?” – Подумала, трогаясь с места. // Конь вдруг стал. // Она соскочила: “Мой выносливый-неутомимый Аян-Кула, // Почему же ты стал?” – говорит. // Конь: // ‘И в чужой земле ты // В таком виде будешь?’– говорит, оказывается’ [7, с. 334] .

Лексема оорга / ‘хребет’ является главной зоной, где проходят состязания по стрельбе. Например: Эртенинде хoй-даа сарыг оорганыh кырынче // Шуужуп yнyп каган-дыр. // Ол хoй-биле чоруткаш, // Оорга кырынга yнyп кээрге, // Хамык чон чыылган, // Он-Шара-мoге Болчайтылыг бора тейниh кырында // Кезенген, тырттынган бооп-тур эвеспе [11, с. 376]. / ‘Наутро люди стали на желтый хребет подниматься, // Вытянувшись вереницей. // [Бора] c ними шагом поехала, // На хребет поднялась, / [А] там весь народ уже собрался, // Он-Шара-мoге на сером холме Болчайты // Он-Шара-Мoге с утра до вечера, // С вечера до утра [тетиву] оттягивал’ [7, с. 376] .

Водная стихия представлена лексемами хл / ‘озеро’, хем / ‘река’, далай / ‘море’. В эпосе лексема хл / ‘озеро’ выступает постоянным местопребыванием остальных героев эпоса. Главным признаком слова хл / ‘озеро’ является ее бескрайность. Следующие примеры свидетельствуют о том, как героиня, прибыв на чужую землю, видит много скота, который пасется на берегу озера, реки. Например: Бедик кара таhды кырынга yне хап кээрге, // Ындында улуг ак хoл чыткан. // Тос чyстyг кара дуранын ушта соп эккелгеш: // «Барансараан чyy кoстyр эвес» – дээш, // Кoрyп олурарга, // Даады-ла ак мал хoй бооп-тур. // Эh бетинде ак тевелер чораан [11, с. 332]. / ‘На высокую черную гору прискакала, [видит:] Вдали большое светлое озеро. // Черную подзорную трубу с девятью коленами вынула, // ‘Не покажется ли что-то вдали?’ – Подумала и стала смотреть: Оказалось, много скота – сплошь белой масти. // Ближе к ней белые верблюды паслись’ [7, с. 332];

Бир улуг таhдыныh кырынга // не хап кээрге, // Бир улуг сарыг хем, // Карак четпес сарыг хову кoстyп чыткан, // Дyже халааш. // Тос чyстyг кара дуранын ушта соп алгаш, // «Баран-сараан чyy кoстyр эвес» – дээш, // Шинчип кoрyп олурарга, // Даады-ла сарыг мал хoй болган. /// Эh бетинде даh-на хоор сарыг теве чораан [11, с. 352]. / ‘Когда на высокую гору [Бора] прискакала, // Большая желтая река // И неоглядная желтая степь показались. // [С коня] соскочила, // Черную подзорную трубу с девятью коленами вынула, // ‘Не покажется ли что-то вдали?’ – подумав, // Всмотрелась, вгляделась: // Оказалось, много скота – сплошь белой масти. // Ближе к ней желто-каурые верблюды паслись’ [7, с. 352] .

Река является не только способом ориентации в пространстве, но и преградой .

В эпосе зафиксированы глаголы движения со значением ориентации относительно течения реки: бадар / ‘спускаться вниз по реке или с более высокого места на более низкое, ехать (идти) с верховья реки в низовье или с гор в долину’; чоктаар / ‘идти, ехать (вверх по течению реки или из долины в горы)’. Например: «Андыг-дыр, ирем – дээш», // Хемни куду баткан, // Хoй малчыннарга дооза ужурашкан [11, с. 374]. / ‘“Хорошо, дедушка”, – // Мальчик 10.02.00 Языкознание 133 сказал // И вниз по реке поехал’ [7, с. 374]; Хемни кеже халыдып, // Арттарны ажа халыдып…; Оол тургаш: «Мoгениh бодунга ужуражып кooр-дyр» – дээш, // Хемни oрy хoкпеhнеди // Шошкудуп чоктап кааптыр эвеспе [11, с. 480]. / ‘Мальчик сказал: // “Встречусь-ка с самим мoге!” // И вверх по реке // Трусцой, оказалось, поехал’ [7, с. 480]; Хемни кеже халыдып, // Арттарны ажа халыдып… [11, с. 352]. / ‘Через речки перепрыгивал, // Через перевалы перепрыгивал’ [7, с. 352] .

Далай / ‘море’ является препятствием на пути героини, которое нужно преодолеть. Например: Хап чорупкан. // Далай кыдыынга чеде бээрге… [11, с. 421]. / ‘Поскакала. К берегу [бурной] реки подъехала, [видит]…’ [7, с. 421] .

Название низменности хову / ‘степь’ обозначает место, где проходит борьба богатырей. Характерной особенностью степи является ее бескрайность. Например: Алдын-Мoге олургаш: // «Ам даарта даh бажы шара-хере, // Даш бажы сарыг-шокар турда, // Сарыг ховуннуh ол чартыынга сен, // Бо чартыынга мен белен турар эвеспе. // Иелерниh тoрyп кагган // Дoрт мага эъди-биле // Кoрyшкей бис аан» – деп-тир эвеспе [11, с. 348]. / ‘Алдын-Мoге: // ‘Завтра утром, когда забрезжит рассвет // И вершины гор, посветлев, пестрыми станут, // Ты на той половине желтой степи, // Я – на этой ее половине, знай, должны быть готовыми. // Мы померимся [силой]’, – говорит, оказывается’ [7, с. 348]; Хyлер-Мoге олургаш: // ‘Харын кoржyр болза, кoрyшкей-ле бис, // Ам эртен даh бажы шара-хере, // Даш бажы сарыг-шокар турда, // Карак четпес сарыг ховунуh ортузунга // Кoржyр би’ [11, с. 366]. / ‘Ну, раз уж мериться [силой], так мы и померимся. // Завтра утром, когда забрезжит рассвет // И вершины гор, посветлев, пестрыми станут, // Мы померимся [силой] // Посреди неоглядной желтой степи’ [7, с. 366] .

В тексте встречается также лексема одаг / ‘охотничий стан’. Понятие одаг маркирует место временного пребывания во время пути. Например: Бора-Шээлей Эрээн-Улаатты чорудупкаш, // Одаанче чанып келген [11, с. 387]. / ‘Бора-Шэлей, отправив Эрен-Улаата, // В свой стан вернулась’ [7, с. 387] .

В тексте эпоса небесная стихия представлена лексемой ай / ‘луна’. Героиня планирует отправиться в путь в новолуние – лучший из дней (айныh чаазында, хyннyh экизинде). Например: Айныh чаазында, хyннyh экизинде // Аъттанып чоруур деп, // Аштанып-чемненип алгаш, // Акызыныh кирбей салындан сал чарып, // Дyгyнден дyгyн чарып, // Кежегезинден кежеге чарып, // Хей илби-биле каданып-тooренгеш, // Эдик-хевин кедип, // Ок-чемзээн азынгаш, // Тойлу шил кoрyнчyкке // Кoрдyнyп, шинчиттинип олурарга, // Хазы-биле дoмейи канчаар-даа арга чок // Бооп-тур эвеспе [11, с. 326]. / ‘В новолуние – лучший из дней, – // Собравшись отправиться в путь, // Поела-покушала // Из [клока] щетинистых усов своего брата усы себе сделала, // [Как] у него волосы себе сделала, // Глаза [похожими] на его глаза себе сделала, // Из косицы его косу себе сделала – // С помощью волшебства себя изменила-преобразила. // Его одежду, идики надела, // Его стрелы-оружие привесила // И, когда в тойлу – стеклянное зеркало – // Пристально на себя посмотрела, // Так оказалась похожей [на брата] – // Отличить невозможно’ [7, с. 326] .

В эпосе эти земли представляют ближнюю периферию пространства, с которой соприкасается герой, покинувший родное становище для выполнения сложной задачи: поиска брата .

Дальняя периферия представлена лексемами тайга, арт / ‘перевал’, хем / ‘река’. Лексемы арт / ‘перевал’, хем / ‘река’ реализуются в конструкции с числительным тос / ‘девять’. Например: Чергелешкек тос тайганыh баары-биле // Тос артты ажып, // Тос хемни кежип келгеш… [11, с. 474]. / ‘Перед девятью тайгами, одна за другой, // Через девять перевалов перевалил, // Через девять рек переправился’ [7, с. 474] .

Слово тайга реализуется в конструкции с прилагательными улуг / ‘большой’, бедик / ‘высокий’, кара / ‘черный’: Хап чоруп олурарга, // Бир улуг oндyр бедик тайга турган [11, с. 505]. / ‘Дальше отправился. // Большая, высокая гора-тайга предстала [перед ним]’ [7, с. 505]; Бажында улуг кара тайганыh баарында [Там же, с. 504]… / ‘А в конце ее, перед большой темной тайгой…’ [Там же] .

Юг / ‘мурнуу чyк’, восток / ‘чooн чyк’, запад / ‘барыын чyк’ ассоциируются с чужой землей, трудностями .

Герои эпоса при знакомстве называют не только свое имя, имя коня, своего отца, но и реки, горы, стороны света. Например: Аян-Кулазын мунгаш, // Чиге мурнуу чyгyн шиглээш, // Узун чоруун улаштыр // Чоруп кааптыр эвеспе [11, с. 352]. / ‘Села на Аян-Кула // И, свой долгий путь продолжая, // Отправилась прямо в южную // Сторону, оказалось’ [7, с. 352]; Чиге барыын чyкте, // Сарыг-Хемни чурттаан, // Сарыг-Тайганы эжелей тoрээн, // Тайга-Сарыг аъттыг, // Сарыг-Хаан деп кижи // Мен-дир мен [11, с. 514]. / ‘Зовут меня // Сарыг-Хан, // Имеющий коня Тайга-Сарыг, // Живущий прямо в западной стороне // На Сарыг-Хем, // С рождения владеющий Сарыг-Тайга’ [7, с. 514]; «Чooн чyкте чурттап турар. / Сарыг-Шокар аъттыг, / Сараатай-Мoге деп кижи-биле / Адаан-мooрей-даа кылза, / Кандыг боор?» – дээш, Бар чор мен [11, с. 480]. / Еду я, думая: “А что если / Схватиться-сразиться / С человеком по имени Сараатай-Мoге, / Имеющим коня Сарыг-Шокара, / Живущим в восточной стороне?” [7, с. 480] .

Таким образом, в эпосе широко представлены элементы ландшафта, отражающие специфику географических особенностей ареала, своеобразных условий, уклада жизни, хозяйственной деятельности тувинцев .

Аал / ‘становище’ является освоенным местом. Для героев героического сказания осмысление и освоение пространства имеет центр и периферию. В эпосе необходимыми для жизни героев являются водные источники. Как видно из примеров, река для героев служит не только источником существования, транспортной артерией, способом ориентации в пространстве, но и границей, разделяющей свою территорию и чужую .

Море функционирует как препятствие на пути. Горы, тайга являются значимыми элементами ландшафта .

Это связано с географической особенностью местности. Активное перемещение героев, преодоление горного пространства, охота, богатырские состязания происходят в горах. В эпосе важным является сакрализация 134 ISSN 1997-2911. № 2 (56) 2016. Ч. 2 горного ландшафта. В религиозных представлениях почитание гор у героев занимает ведущее место. В горах, реках, степях протекает вся жизнь героев. Реки, горы, степи используется для содержания скота. Куй / ‘пещера’, чалым-хая / ‘утес-скала’ играют важное значение в жизни героев. Данные элементы ландшафта являются местом хранения. Ай / ‘луна’ – это временной определитель. В эпосе важные дела совершаются в хорошие дни, к каковым относится день новолуния. Следующим важным по значимости элементом ландшафта является степь. Степь выступает не только местом обитания, но и ареной битвы. Главным признаком степи является ее обширность. Низменности служат пастбищем для скота. Лексема эзим / ‘большой лес’ в эпосе употребляется редко. Лес является не местом богатырских состязаний, а местом отдыха. Обращает на себя внимание ориентация в пространстве по сторонам света (север и юг, восток и запад). Северная сторона связана с родным краем, юг, восток, запад – с чужой землей, испытаниями .

Список литературы

1. Абдуллина А. А. Функционально-семантическое поле пространственности в современном русском языке: автореф .

дисс. … к. филол. н. Краснодар, 1994. 17 с .

2. Апресян Ю. Д. Дейксис в лексике и грамматике и наивная модель мира // Семиотика и информатика. М., 1986 .

Вып. 28. С. 5-33 .

3. Барыс-Хоо В. С. Лексико-семантическая группа глаголов движения в тувинском языке: в сопоставительном аспекте:

автореф. дисс. … к. филол. н. Новосибирск, 2006. 23 с .

4. Бахтина В. А. Время в волшебной сказке // Проблемы фольклора. М.: Наука, 1975. С. 157-163 .

5. Бондарко А. В. Функциональная грамматика. Л., 1984. 136 с .

6. Гезалов Ф. Х. Структура азербайджанских волшебных сказок: автореф. дисс.... к. филол. н. Ташкент, 1990. 23 с .

7. Кудиярова А. В. Тувинские героические сказания. Новосибирск: Наука, 1997. 584 с .

8. Львова Э. Л., Октябрьская И. В., Сагалаев А. М., Усманова М. С. Традиционное мировоззрение тюрков Южной Сибири: Пространство и время. Вещный мир. Новосибирск: Наука, 1988. 225 с .

9. Невская И. А. Пространственные отношения в тюркских языках Южной Сибири (на материале шорского языка) .

Новосибирск, 2005. 305 с .

10. Орсулова Т. Е. Послелоги и служебные имена в алтайском языке: автореф. дисс. … к. филол. н. Горно-Алтайск:

РИО ГАГУ, 2001. 17 с .

11. Орус-оол С. М. Тувинские героические сказания. Новосибирск: Наука, 1997. 584 с .

12. Падучева Е. В. Говорящий как наблюдатель: об одной возможности применения лингвистики в поэтике // Известия РАН .

Сер. Литература и язык. 1993. Т. 52. № 3. С. 33-34 .

13. Сагаан Н. Я. Система средств выражения пространственных отношений в тувинском языке: автореф. дисс. … к. филол. н .

Новосибирск, 1998. 21 с .

14. Семенова Л. Н. Эпический мир олонхо: пространственная организация и сюжетика. СПб.: Петербургское востоковедение, 2006. 232 с .

15. Серээдар Н. Ч., Скрибник Е. К., Черемисина М. И. Структурно-семантическая организация предложений наличия, локализации, количества и отсутствия в тюркских языках Южной Сибири. Новосибирск, 1996. 82 с .

16. Сулейманова A. M. Выражение пространственных отношений в кумыкском и английском языках: автореф .

дисс.... к. филол. н. Махачкала, 2002. 164 с .

17. Токмашев Д. М. Категория пространства в шорском героическом эпосе: лингвокультурологический аспект // Вестник Томского государственного университета. Филология. Томск, 2012. № 3. С. 40-50 .

18. Хертек А. Б. Значения локальных падежей в тувинском и хакасском яхыках: автореф. дисс.... к. филол. н. Новосибирск, 2008. 25 с .

19. Чугунекова А. Н. Глаголы движения и формируемые ими модели простого предложения: на материале хакасского языка: автореф. дисс.... к. филол. н. Новосибирск, 2008. 25 с .

–  –  –

The article is devoted to the analysis of name lexemes with a spatial semantics in the text of the heroic epos “BoktugKirish, Bora-Sheelei”. In the text of a heroic legend special place is taken by such elements of landscape as mountains, rivers, steppe, taiga. All this testifies about the significance of these components of landscape in the life activity of epos heroes, they are the key fragments of the reality. The semantics of the lexemes of mountainous, water and flat landscapes is analyzed by the specific examples .

Key words and phrases: the Tuvan language; the category of space; epos; semantics; lexeme .






Похожие работы:

«Образец письменной части экзамена по английскому языку 1 курс 2 модуль Кол-во Баллы Удельный вопросов1 № Раздел Возможные задания за вес работы вопрос Чтение 1. Прочитайте текст и установите 1 10 2 20% соответствие между подзаголовками 1-5 и частями т...»

«Лю Гопин ЯЗЫКОВЫЕ ТРАДИЦИИ В СОВРЕМЕННОЙ РУССКОЙ ПРОЗЕ: КОМПОЗИЦИОННОЕ РАЗВЁРТЫВАНИЕ ТЕКСТА Специальность 10.02.01 – русский язык АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических нау...»

«Министерство образования Московской области ГОУ ВО МО "Государственный социально-гуманитарный университет" Анатолий Кулагин СЛОВНО СЕМЬ ЗАВЕТНЫХ СТРУН. Статьи о бардах, и не только о них Коломна УДК 821.161.1 Рекомендовано к изданию ББК 83.3(2=Рус)7 редакцио...»

«Код ВПР. Английский язык. 11 класс ПРОЕКТ Всероссийская проверочная работа по АНГЛИЙСКОМУ ЯЗЫКУ БАЗОВЫЙ УРОВЕНЬ для 11 класса ПИСЬМЕННАЯ И УСТНАЯ ЧАСТИ © 2019 Федеральная служба по надзору в сфере образования и науки Российской Федерации 1 Код ВПР. Английский язык. 11 класс Пояснения к...»

«Гультаева Надежда Валерьевна ЯЗЫК РУССКОГО ЗАГОВОРА: ЛЕКСИКА Специальность 10.02.01 — русский язык. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Научная библиотека Уральского Госуд а рственнпго Университета Т5сатеринбург~ Работа выполнена на кафедре русского языка и общего языкознания Уральского государственного униве...»

«КОММУНИКАТИВНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ * 2018 * № 3 (17) Редакционная коллегия Editorial Staff Главный редактор Editor-in-Chief д-р филол . наук, проф. Prof. O.S. Issers О.С. Иссерс (Омск, Россия) (Omsk, Russia) д-р философии, проф. Ph.D. R. Anderson Р. Андерсон (Лос-Анджелес, США) (Los Angeles, USA) д-р филол. наук, проф. Prof. A.N. Baranov А...»

«МИНИСТЕРСТВО НАУКИ И ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "ПЕРМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ" ПРОБЛЕМЫ ФИЛОЛОГИИ ГЛАЗАМИ МОЛОДЫХ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ Материалы конференции студентов,...»

«СОЦИОЛОГИЯ УДК 316:811 © Т. Е. ВОДОВАТОВА, 2018 Самарский университет государственного управления "Международный институт рынка" (Университет "МИР"), Россия E-mail: vodovatovaimi@mail.ru ОЦЕНОЧНОСТЬ КАК СОЦИОЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ КАТЕГОР...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.