WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 


Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

«ДОНИШГОЊИ МИЛЛИИ ТОЉИКИСТОН 2018. № 8. ВЕСТНИК ТАДЖИКСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО УНИВЕРСИТЕТА 2018. № 8. BULLETIN OF THE TAJIK NATIONAL UNIVERSITY 2018. No. 8. МАРКАЗИ ТАБЪУ ...»

-- [ Страница 1 ] --

ISSN 2074-1847

ПАЁМИ

ДОНИШГОЊИ МИЛЛИИ ТОЉИКИСТОН

2018. № 8 .

ВЕСТНИК

ТАДЖИКСКОГО НАЦИОНАЛЬНОГО

УНИВЕРСИТЕТА

2018. № 8 .

BULLETIN

OF THE TAJIK NATIONAL UNIVERSITY

2018. No. 8 .

МАРКАЗИ

ТАБЪУ НАШР, БАРГАРДОН ВА ТАРЉУМА

ДУШАНБЕ – 2018

ПАЁМИ ДОНИШГОЊИ МИЛЛИИ ТОЉИКИСТОН

Муассиси маљалла:

Донишгоњи миллии Тољикистон Маљалла соли 1990 таъсис ёфтааст. Дар як сол 8 шумора нашр мегардад .

САРМУЊАРРИР:

Доктори илмњои филологї, профессор, академики Академияи илмњои Имомзода Љумњурии Тољикистон, ректори Донишгоњи миллии Тољикистон Муњаммадюсуф Сайдалї

Муовини сармуњаррир:

Доктори илмњои химия, профессор, муовини ректор оид ба илми Донишгоњи Сафармамадов миллии Точикистон Сафармамад Муборакшоевич

МУОВИНИ САРМУЊАРРИР:

Номзади илмњои сиёсї, дотсент, директори Маркази табъу нашр, баргардон Сафарализода ва тарљумаи Донишгоњи миллии Тољикистон Хуљамурод Ќуддусї ЊАЙАТИ ТАЊРИРИЯ:

07.00.00 – Таърих ва археология Доктори илмњои таърих, профессор Маљалла ба Фењристи нашрияњои Акрамов илмии таќризшавандаи Комиссияи Зикриё Иномович Доктори илмњои таърих, профессор олии аттестатсионии Федератсияи Искандаров Ќосимшо Доктори илмњои таърих, Русия аз 03.06.2016 ворид гардидааст .

Яќубов профессор, академики АИ ЉТ Дар маљалла маќолањои илмии Юсуфшоњ Доктори илмњои таърих, профессор соњањои илмњои таърих, фалсафа ва Расулиён педагогика барои чоп ќабул мегарданд .

Ќањњор Доктори илмњои таърих, профессор Маљалла маќолањои илмии Ќушматов Абдувалї Доктори илмњои таърих, профессор муаллифонро аз рўи ихтисосњои зерин Мирзоев Ниёз барои чоп ќабул менамояд:

Мирзобадалович Доктори илмњои сиёсї, профессор Таърих ва бостоншиносї: 07.00.02, Нуриддинов 07.00.03, 07.00.06, 07.00.07, 07.00.09, Раймалихон 07.00.15 Шањбозович Номзади илмњои таърих, дотсент Фалсафа: 09

–  –  –

ТАЪРИХ ВА АРХЕОЛОГИЯ – ИСТОРИЯ И АРХЕОЛОГИЯ

УДК:929 (09) (575.3)

НЕКОТОРЫЕ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ И ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ РЕШЕНИЯ

ЖЕНСКОЙ ПРОБЛЕМЫ В ТРУДАХ ПРОФЕССОРА Р.А.НАБИЕВОЙ

–  –  –

Женский вопрос в зависимости от степени и состояния социально-экономического развития общества на каждом большом историческом этапе имеет свои проблемы и особенности .

В ХХ1 веке по-прежнему остается актуальной необходимостью решение не только практических вопросов, но и разработка методологических и теоретических проблем, связанных с реальным положением женщин региона. В трудах ученых Центральной Азии, в частности Таджикистана, написанных и изданных в 60-90-х годах ХХ столетия, сделана попытка внести свою лепту в теорию женского вопроса [1]. В частности, это стремление проявляется в следующем: во-первых, каждый автор пытается в теоретической главе работы излагать известные методологические положения классиков марксизма-ленинизма, раскрыть деятельность различных политических течений и общественных организаций в решении женского вопроса; во-вторых, учеными делается попытка обобщения исторического опыта раскрепощения женщин региона, его особенностей, вносятся предложения, рекомендации по фактическому улучшению работы среди женских масс и решению их насущных проблем; втретьих, авторы пытаются раскрыть комплекс проблем, в частности: роль женщин в семье, обществе, в сфере производства и бизнеса, культуры, быта и экологии; исследуются проблемы брака, многодетства, физкультуры и спорта, воспитательной работы среди женских масс и др .

В 60-90-х годах различными издательствами опубликованы многочисленные специальные монографии и брошюры, научные статьи в сборниках, а также на страницах периодической печати, где раскрывается история женщин Таджикистана. Однако эти работы написаны в духе одной господствующей идеологии, требуют более тщательного изучения и объективной оценки. Одновременно нельзя считать, что вопрос изучения теории и истории женской проблемы в Средней Азии, в частности в Таджикистане, исчерпан. На наш взгляд, именно сегодня возрастает актуальность дальнейшего изучения, обобщения исторического опыта раскрепощения женщин и фактического решения этой проблемы .

С распадом СССР, с приобретением республикой независимости, в современных исторических условиях на первый план выдвигается необходимость нового методологического и теоретического осмысления подхода к женскому вопросу .

Новая концепция в решении женского вопроса нашла свое освещение в трудах, речах и особенно в выступлениях Основоположника мира и согласия, Лидера нации, Президента республики Э.Рахмона на республиканских женских активах [2] .

Большой вклад в развитие теории и практики раскрепощения женщин внесли ученые Таджикистана. В историографии данного вопроса особое место занимают монографические исследования профессора Р.А. Набиевой «Женщины Таджикистана в борьбе за социализм»

(Душанбе, 1973) [3]; «Женщины Таджикистана» (Душанбе,1991) [4] и др. Она впервые среди ученых Таджикистана комплексно исследовала исторический опыт раскрепощения женщин и дальнейшее повышения их роли в общественно -политической, социально-экономической и культурной жизни Таджикистана. Во введении своей монографии Р.А.Набиева отмечает, что в работе исследуются методологические и теоретические аспекты женского вопроса; целью исследования является на основе многочисленных, разнообразных источников раскрыть богатую историю женщин республики; показать специфические особенности, трудности и недостатки в решении женской проблемы; выявить проявляющиеся новые тенденции, а также факторы, стимулирующие рост общественно-политической, социально-экономической роли женщин, наметить ряд практических рекомендаций и сделать соответствующие этому теоретические обобщения [5,с.5-6]. На наш взгляд, ценным в работе являются научные обобщения по следующим вопросам: специфические особенности раскрепощения и факторы, воздействующие на общественно-политическую активность женщин Таджикистана; труд как источник повышения социального статуса и экономической независимости женщинытаджички; формы и методы работы общественно-политических организаций по вовлечению женщин в общественное производство; повышение общей и политической культуры, формирование условий для всестороннего развития женщин .

Важно отметить, что для осуществления теоретических положений автором внесены конкретные практические рекомендации. Так, с целью успешного сочетания материнства с активным участием в трудовой и общественной деятельности предложено следующее: постоянное повышение уровня профессиональной квалификации на основе научно-технического прогресса; достижение полного равенства с мужчиной в образовании, в области науки, искусства, просвещения, здравоохранения, равно как и во всех других отраслях народного хозяйства; дальнейшее совершенствование семейных отношений; экономическая и правовая охрана материнства и детства; значительное повышение на этой основе социальной активности женской части населения, развитие и обогащение их личности» [6] .

Поскольку данное монографическое исследование профессора Р.А.Набиевой было написано и опубликовано более 25-и лет тому назад, естественно некоторые выводы и рекомендации требуют уточнения и новой интерпретации, в частности и по вопросу места и роли женщин в новом таджикском обществе. Как известно, таджикский народ до Октябрьской революции находился фактически на стадии патриархально-феодальных отношений. Вот почему, после образования Таджикской республики следовало решить ряд наисложнейших задач, одной из которых являлась женская проблема. Многочисленные факты, хранящиеся в архивах, а также изданные работы свидетельствуют о том, что за годы Советской власти в жизни и судьбе женщин-таджичек произошли коренные позитивные изменения. Об этих колоссальных изменениях, произошедших в реальной жизни женщин Таджикистана, написано в докторской диссертации [7,с.374] и многочисленных монографических исследованиях [8] Р.А.Набиевой. В трудах Р.А.Набиевой особое внимание уделено теории и практике раскрепощения женщин страны, ранее находившихся на феодально-патриархальной стадии развития общества. Ценным в этой связи является следующий научный вывод: «Трудность и сложность осуществления задачи раскрепощения женщины в условиях Средней Азии состояла в том, что выход женщины из затворничества и вступление ее в общественную жизнь наравне с мужчинами были сопряжены не только с коренной ломкой бытового уклада, существовавшего тысячелетиями, но и с нарушением религиозных норм Корана и адата, регулировавших все стороны личной и общественной жизни этих народов, поэтому необходимо было особо внимательно следить за тем, чтобы в процессе раскрепощения женщин таджичек от вредных вековых устоев, обычаев и традиций не оскорблялось религиозное чувство верующих, победа над которым могла быть достигнута лишь в результате длительной и терпеливой разъяснительной работы» [9,с.42].

Внимательное изучение опубликованных и неопубликованных трудов Р.А.Набиевой привело к выводу о том, что заслуга автора в освещении вопроса эмансипации женщин заключается в следующем:

во-первых, автор, опираясь на первоисточники выявила специфическую особенность работы по эмансипации женщин-таджичек, которая может быть использована и другими мусульманскими странами, стоящими на пути решения женского вопроса. В частности, Р.А .

Набиева пишет, что в республике «создавались специальные женские клубы, женские школы, различные общественные организации для девушек, делегатские собрания, женские чайханы, женские лавки, женские производственные артели, проводились конференции, беспартийные собрания, которые являлись основными центрами работы среди женщин, очагами культурного и трудового воспитания женских масс»;

во-вторых, не ограничиваясь раскрытием форм и методов привлечения женщин в общественно-полезный труд, Р.А. Набиева вносит ряд практических предложений по эффективному использованию женских трудовых ресурсов на современном этапе;

в-третьих, сделаны существенные выводы по проблеме повышения общей и политической культуры женских масс. Автор особо подчеркивает, что только при условии обучения женщин специальности и обеспечения их рабочим местом можно добиться экономической независимости, установления их фактического равенства с мужчиной;

в-четвертых, положительным является то, что, несмотря на существование строгого надзора над опубликованными работами (контроль со стороны Главлита) при Советской власти, автор высказывается о принципиальных недостатках и упущениях в решении женской проблемы. В частности, по вопросам тяжелых условий женского труда, проблеме быта, безработицы, женской и детской смертности, проблеме самосожжения женщин и др .

Однако следует констатировать, что некоторые выводы, обобщения, данные в трудах профессора Р.А.Набиевой, требуют дальнейшего уточнениям. В частности, вопросы многодетства, проблемы вовлечения женщин в промышленное производство, строительство, а также причины смерти женщин при родах и детская смертность. Как известно, в деле разработки теоретических, методологических и практических аспектов женской проблемы большую роль играет деятельность научных центров по исследованию истории женщин .

Исследование истории женщин Таджикистана фактически началось с образования Института истории им. А.Дониш АН Таджикистана, Института истории партии при ЦК КП Таджикистана и возникновения кафедр истории при высших учебных заведениях республики .

Большой вклад в исследование истории женщин Таджикистана внесла кафедра истории таджикского народа при Таджикском национальном университете, возглавляемая с 1975 по 2013 гг. доктором исторических наук, профессором Р.А. Набиевой. Организованный под ее непосредственным руководством научный центр по разработке женской проблемы проводил работу в следующих направлениях: во-первых, координировал вопросы истории женщин республики; во-вторых, планировал подготовку диссертаций, публикацию монографий, брошюр и научных статей по женской тематике; в-третьих, проведение научно-теоретических и практических конференций по вопросам теории, методологии и практике женской проблемы .

Следует отметить, что научный центр способствует регулярному печатанию книг, брошюр и статей, защите диссертационных работ. Так, докторскую диссертацию по женскому вопросу защитила М.Ф. Зикриёева [10], кандидатские диссертации защитили: С.Р. Раджабова [11], Д.М. Нурулина [12], З.З. Каримова [13], Н. Бустонова [14], С. Ашрапова [15], Н .

Худжасаидова [16], Г. Мухаббатова [17], Т. Мирзорахимова [18] и многие другие .

Таким образом, изучение, анализ и обобщение научного наследия профессора Р.А .

Набиевой, приводит к выводу о том, что ей удалось не только исследовать исторический опыт раскрепощения женщин, но и внести свою конкретную лепту разработку теории и методологии исследуемого вопроса .

ЛИТЕРАТУРА

1. Набиева Р.А. Женщины Таджикистана в борьбе за социализм /Р.А. Набиева. – Душанбе: Ирфон, 1973; Она же .

Занони Точикистон (Женщины Таджикистана) /Р.А.Набиева. – Душанбе: Ирфон, 1991; Она же. Роль женщины в обществе /Р.А.Набиеа. - Душанбе, ТГНУ, 1999; Шукурова Х.С. Социализм и женщина Узбекистана /Х.С .

Шукурова. – Ташкент: Узбекистан, 1970; Татыбекова Ж.С. Великий Октябрь и женщины Киргизстана /Ж.С .

Татыбекова. – Фрунзе: Кыргызстан, 1975; Пальванова Б.И. Эмансипация мусульманки. Опыт раскрепощения женщины Советского Востока /Б.И. Пальванова. – М.: Наука, 1982; Гафарова М.К. Женщины Советского Востока /М.К.Гафарова. – Душанбе: Ирфон, 1987; Алимова Д.А. Женский вопрос в Средней Азии. История изучения и современные проблемы /Д.А.Алимова. – Ташкент: Фан, 1991 и др .

2. Рахмонов Э. Роль женщин в обществе /Э. Рахмонов. – Душанбе: Шарки Озод, 1997; Рахмонов Э. Таджики в зеркале истории. Книга первая. От Арийцев до Саманидов /Э. Рахмонов. -Лондон, 2000; Рахмонов Э .

Республика Таджикистан: на пороге XXI века. Альтернативы разумным подходам не существует /Э.Рахмонов. – Душанбе: Матбуот, 2000; Он же. Выступления перед интеллигенцией страны, 20 марта 2001 г. /Э.Рахмон. – Душанбе: Матбуот, 2001г.; Послание Президента Республики Таджикистан Э.Ш.Рахмонова Маджлиси Оли Республики Таджикистан, 30 апреля 2001 г. // Народная газета,2001,11 мая; Он же. Таджикистан. Опыт истории и открытость будущему. Размышления накануне десятилетия независимости //Независимая газета, 2001, 6 ноябр .

3. Набиева Р.А. Женщины Таджикистана в борьбе за социализм /Р.А. Набиева. - Душанбе, 1973 .

4. Набиева Р.А. Женщины Таджикистана /Р.Набиева. -Душанбе: Ирфон,1991 .

5. Набиева Р.А. Исторический опыт раскрепощения женщин Таджикистана и повышения их роли в строительстве социализма (1917-1937 гг.): дисс... д-ра ист.наук /Р.А. Набиева. – Душанбе, 1975. -374 с .

6. Набиева Р.А. Женщины Таджикистана в борьбе за социализм /Р. Набиева. -Душанбе: Ирфон, 1973. – 276с.; Она же. Занони Точикистон (Женщины Таджикистана) /Р. Набиева. -Душанбе: Ирфон, 1991. – 226с; Она же. Роль женщин в обществе /Р. Набиева. – Душанбе: ТГНУ, 1999. – 354 с. и др .

7. Набиева Р.А. Женщины Таджикистана в борьбе за социализм /Р. Набиева. – С.42 .

8. Зикриёева М.Ф. Историография проблемы женщин Таджикистана: дисс…докт.ист.наук /М.Ф.Зикриёева. Душанбе, 2002 .

9. Раджабова С.Р. Деятельность Компартии Таджикистана по вовлечению женщин в промышленное производство (1971-1980 гг.): дисс... канд.ист.наук /С.Р. Раджабова. – Душанбе, 1985 .

10. Нурулина Д.М. Повышение трудовой активности женщин на предприятиях легкой промышленности Таджикской ССР (1971-1930 гг.): дисс... канд.ист.наук /Д.М. Нурулина. – Душанбе, 1986 .

11. Каримова 3.З. Роль женщин Таджикистана в сельскохозяйственном производстве (1976-1985 гг.):

дисс...канд.ист.наук /З.З. Каримова. -Душанбе, 1988. – С.15 .

12. Бустонова Н. Участие женщин Таджикистана в физкультурном движении (1955-1985 гг.): дисс… кан.ист.наук / Н. Бустонова. -Душанбе,1995 .

13. Ашрапова С. Освещение вклада женщин Таджикистана в победу в Великой Отечественной войне на страницах периодических изданий: дисс…канд.ист.наук / С. Ашрапова. -Душанбе, 2004 .

14. Худжасаидова Н. Участие женщин ГБАО в общественно-политической, культурной и экономической жизни Республики Таджикистан (1991-2008 гг.) / Н. Худжасаидова. -Душанбе, 2008 .

15. Мухаббатова Г. Вклад женщин в проведение культурных преобразований в Республике Таджикистан (1924гг.) / Г. Мухаббатова. -Душанбе, 2004 .

16. Мирзорахимова Т. Участие женщин в общественно-политической и культурной жизни Таджикистана в годы Великой Отечественной войны (1941-1945 гг.) / Т. Мирзорахимова. -Душанбе, 2006 .

АНБАОИ МЕТОДОЛОГ ВА НАЗАРИЯВИИ МАСЪАЛАИ ЗАНОНИ ТОИКИСТОН

ДАР АСАРОИ ПРОФЕССОР Р.А.НАБИЕВА

Дар маола ба сами доктори илмои таърих, профессор Р.А. Набиева дар инкишофи назария ва амалияи проблемаи занони Тоикистони офтобря ва анигардонии таърихнигории масъалаи мазкур равшан андохта мешавад. айд карда шудааст, ки олима: якум, дар байни муаиони ватан аввалин шуда тарибаи таърихии озодшавии занон ва минбаъд баланд гардидани наќши онњоро дар аёти амъиятию сиес, итисодиву итимо ва фарангии Тоикистон таи намудааст; дуюм, анбањои методолог ва назариявии масъалаи бонувонро ан гардонидааст; сеюм, дар асоси сарчашмаои сершумор ва гуногун ба таърихи занони умур равшан андохтааст; чорум, хусусиято, мушкилот ва камбудиоро дар самти алли масъалаи занон, тамоюло ва омилои фаъолнокии амъиятию сиёс, итимоию итисодии занонро ошкор намудааст; панум, як атор тавсияои амал ва назариявро оид ба бебуд намудани кори байни занон пешниод кардааст. амчунин, дар маола айд карда мешавад, ки афзудани арзишмандии илмии осори профессор Р.А.Набиева ба амъбастои методолог, назарияв ва илм оид ба масъалаои зерин: хусусиятои хосси раванди озодшавии занони тоик ва омилои афзудани фаъолнокии амъиятию сиёсии бонувон дар Тоикистон; менат - чун сарчашмаи ба даст овардани истилолияти итимо ва итисодии занони умур; шакл ва усулои корои ташкилотои амъиятию сиёс оид ба љалби занон ба истесолоти амъият; баланд бардоштани фаранги умум ва сиёсии бонувон, фароам намудани шароит барои рушди амаонибаи занон ва айра, вобаста мебошад .

Калидвожао: занон, таърихнигор, назария, методология, талил, таи, амъбаст, осор .

НЕКОТОРЫЕ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ И ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ РЕШЕНИЯ ЖЕНСКОЙ

ПРОБЛЕМЫ В ТРУДАХ ПРОФЕССОРА Р.А.НАБИЕВОЙ

В статье раскрывается существенный вклад доктора исторических наук, профессора Р.А.Набиевой в развитие теории и практики раскрепощения женщин Таджикистана, в обогащение историографии данного вопроса .

Отмечается, что: во-первых, среди ученых Таджикистана она впервые комплексно исследовала исторический опыт раскрепощения женщин и дальнейшее повышение их роли в общественно -политической, социальноэкономической и культурной жизни республики; во-вторых, разрабатывала методологические и теоретические аспекты женского вопроса; в-третьих, на основе многочисленных, разнообразных источников раскрыла богатую историю женщин республики; в-четвертых, выявила специфические особенности, трудности и недостатки в решении женской проблемы, проявляющиеся новые тенденции, а также факторы, стимулирующие рост общественно-политической, социально-экономической активности женщин республики; в-пятых, наметила ряд практических рекомендаций и сделала соответствующие этому теоретические обобщения.

Также в статье отмечается, что ценным в научном наследии ученой являются научные обобщения по следующим вопросам:

специфические особенности раскрепощения и факторы, воздействующие на общественно-политическую активность женщин Таджикистана; труд как источник повышения социального статуса и экономической независимости женщины-таджички; формы и методы работы общественно-политических организаций по вовлечению женщин в общественное производство; повышение общей и политической культуры, формирование условий для всестороннего развития женщин .

Ключевые слова: женщины, историография, труды, теория, методология, анализ, изучение, обобщение .

SOME METHODOLOGICAL AND THEORETICAL ASPECTS OF SOLVING THE PROBLEMS OF WOMEN

IN THE WRITINGS OF PROFESSOR R. A. NABIYEVA

The article reveals the significant contribution of doctor of historical sciences, professor R. Nabieva to the development of the theory and practice of emancipation of women in Tajikistan in the enrichment of the historiography of this issue. It is noted that: first, it is the first time among scientists of Tajikistan comprehensively investigated the historical experience of the emancipation of women and further increase their role in the socio-political, socio-economic and cultural life of Tajikistan; second, developed methodological and theoretical aspects of the women's issue; third, on the basis of numerous, diverse sources, she revealed the rich history of women of the Republic; fourth, she revealed the specific features, difficulties and shortcomings in solving the women's problem, emerging trends, as well as factors that stimulate the growth of socio-political, socio-economic women; fifth, she outlined a number of practical recommendations and made appropriate theoretical generalizations. The article also notes that scientific generalizations on the following issues are valuable in the scientific heritage of the scientist: specific features of emancipation and factors affecting the socio-political activity of women in Tajikistan; work as a source of increasing the social status and economic independence of Tajik women; forms and methods of work of socio-political organizations to involve women in social production; improving the General and political culture, the formation of conditions for the comprehensive development of women .

Key words: women, historiography, works, theory, methodology, analysis, study, generalization .

Сведения об авторах: Зикриёев Файзи Бокиевич - Таджикский национальный университет, доктор исторических наук, профессор кафедры истории таджикского народа. Адрес: 734025, Республика Таджикистан, г.Душанбе, проспект Рудаки 17. Телефон: (+992) 919-51-19-51 Бодурбекова А.Н. - Таджикский национальный университет, аспирант кафедры истории таджикского народа .

Адрес: 734025, Республика Таджикистан, г.Душанбе, проспект Рудаки 17 Information about the authors: Zikriyoev Fayzi Bokievich - Tajik National University, Doctor of Historical Sciences, Professor of the Department of the History of the Tajik people. Address: 734025, Republic of Tajikistan, Dushanbe, Rudaki Avenue 17. Phone: (+992) 919-51-19-51 Bodurbekova A.N. - Tajik National University, graduate student of the department of the history of the Tajik people .

Address: 734025, Republic of Tajikistan, Dushanbe, Rudaki Avenue 17 УДК 94(575.2):325.3(47+366)

ИСЛАМСКИЙ ФАКТОР В КОЛОНИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ РОССИИ И БРИТАНИИ

В XIX ВЕКЕ

Джунушалиева Г.Дж .

Кыргызско-Российский (славянский) университет Традиционные и современные геополитические теории придают важное значение азиатской части континента, связывая ее с борьбой за мировое господство [6]. Начало XXI века стало ярким подтверждением этому геополитическому соперничеству. Поэтому актуальность дальнейшего изучения политических процессов региона в контексте международного соперничества «Большой игры» продолжает сохраняться. Более того, она приобрела особую остроту в современных условиях .

Специфика административного управления Британской империи в XIX веке своей колонией на Индостанском полуострове обусловила ее хрупкость .

«Непрямое» управление огромной территорией, населенной различными этническими группами с поликультурной и поликонфессиональной идентичностью, подкреплялось морским господством, которое могло перестать быть преимуществом при наличии сильного континентального соперника. «Политики и дипломаты, отвечавшие на вызовы новой эпохи – эпохи, когда без участия России уже не могли решаться судьбы Европы, оценивали потенциального союзника, всецело оставаясь во власти традиционных опасений перед мощью России и глубоко укоренной в национальном сознании системы стереотипов», – считает А.А. Митрофанов [7,с.145]. Российская империя как соперник на евразийском континенте расценивалась как серьезный оппонент с огромным потенциалом. Решение России под управлением Павла Iо совместном участии с Францией в проекте военного похода в Индию в 1801 году спровоцировало государственный переворот .

Гибель российского императора не позволила реализоваться этой военной кампании .

Исторически сложившаяся особенность региона предопределила ее геополитическую многовекторность, многообразие социально-исторической идентичности, которые в определенных условиях актуализируются и толкают на вполне конкретные действия, сопряженные с многозначными и плохо прогнозируемыми последствиями. Исламский фактор наряду с другими не менее значимыми факторами играл серьезную роль в политическом раскладе сил участников Большой игры в XIX веке .

Британская империя на момент начала Большой игры имела достаточно длительный период контактов с миром ислама. Первые политические связи сложились во второй половине XVI века, которые позволили Англии выйти на рынок Востока, а Османской империи получить доступ к европейским военным технологиям и специалистам. Британия вступает с исламскими государствами в военно-политические союзы против Испании и Португалии в это же время .

Британцы с приходом в Индостан не стали разрушать местную социальную иерархию и именно в этих условиях опыт коммуникации с мусульманами за прошедший исторический период в Европе и Ближнем Востоке оказался востребованным. На сторону колонизаторов перешли все крупнейшие феодалы исламского вероисповедания. В Британской Индии мусульмане не являлись большинством населения, но представляли собой достаточно организованную и мощную политическую, военную и экономическую элиту. Включение Индии в состав британской империи объективным образом привело к тому, что административная и политическая системы стали более лояльными к мусульманским институтам. Местная элита не была расположена к колонизаторам и поэтому помощь, оказанная в развитии ислама, способствовала сдерживанию власти и влияния местных князей. В самосознании и самоидентичности мусульман также произошли изменения, поскольку они перестали осознавать себя как часть индийского общества. Доля мусульман, занятых в системе управления Британской Индии, была высокой. Например, половина мест в Исполнительном Совете принадлежала мусульманам .

Основное препятствие в модернизации Индии того периода заключалось в высокой степени религиозного традиционализма местного населения: кастовая система, наличие различий территориальных, культурных и религиозных. Исходя из локальной специфики, англичане концептуализировали положение о «воинствующих расах», большинство которых составляли мусульмане .

Основным работодателем Британской Индии являлась армия, назначение которой было вполне очевидным. Между британскими колонизаторами и индийскими туземцами заключался контракт. Ислам, распространяемый священнослужителями, которые получали жалование у колониальной администрации, был круто замешан на различных духовных мистических практиках, включавших в себя употребление психотропных средств. И даже, если деятельность таких проповедников не вызывала энтузиазма у колониальных властей, но и в открытую они выступали сдержанно, поскольку она развивала у солдат стремление к боевым успехам, поддерживала боевой настрой, а «безопасные» суеверия не вызывали интеллектуального брожения в армии. Никаким политическим зарядом проповедничество не обладало, учитывая специфику восточного менталитета, его характерная созерцательность позволяла игнорировать все, что было связано с британцами и социально-экономическим положением населения .

Восстание сипаев 1857-1859 годов поднимает достаточно остро проблему целостности британской империи на региональном уровне и на фоне общей международной обстановки. «В условиях новых реалий имперского бытия, в т. ч. угрожающего по масштабам голода, охватившего Индию в середине 70-х гг. XIX в., потребность в осмыслении результатов британской политики в Индии приобретала императивный характер» [3,с.2]. Британия приходит к осознанию того, что необходимо пересмотреть принципы управления колониальными территориями. Восстание сипаев стало исключительным по важности событием имперского правления. Взаимосвязь армии и индийской знати стали важной темой прагматичной рефлексии правительства Британии, поднимала вопрос справедливости колониального правления, границ «права сильного». Говорилось о невнимании к туземным князьям, грубом вмешательстве в религиозные чувства (например, патроны смазывались говяжьим или свиным жиром, что оскорбляло религиозные чувства туземных солдат), и, на чем все империи «горели», остроте земельного вопроса в Индии .

Переосмысление основ управления колониальными территориями фактически привело к изменению концептуальной платформы колониального господства Британской империи во второй половине XIX века. Акцент перешел с геополитических интересов и политической воли ведущих держав начала века на организацию и регулирование миропорядка с позиций провиденциальности и морали [4] .

Попытка сформировать позитивную для колониальных властей коммуникационную среду привели к тому, что мусульманский социум морально был готов к реформации ислама, то есть к повороту к ортодоксальному исламу. Отношение колониальных властей Британии к мусульманским проповедникам от народа изменилось. Потребность в них отпала, их аполитичная позиция и прикладная выгода от их деятельности перестали отвечать интересам власти, поскольку все чаще индийские войска задействовались за пределами Индии, что противоречило условиям соглашений между местной элитой и колониальными властями о неучастии индийских войск за рубежом .

В мусульманской среде формируется своя элита – шарифы (высокорожденные) и кастовая система, которые не совпадали с жесткой кастовой системой индуистов. Был создан Мусульманский англо-восточный колледж, в стенах которого начинается движение за обновление локального ислама. При всей неоднородности сообщества Индии англичанам удалось придать мусульманам и языковую общность – урду .

Но и индийский традиционализм не остался в неизменном виде: «…модернизация общества была невозможна без реформации индуизма. Задача британской администрации состояла в осторожном приспособлении государственного механизма к обычаям, чувствам и верованиям множества групп, которые находятся на различных стадиях социального развития»

[2,с.185] .

Таким образом, англичанам удалось создать свою лояльную социальную среду, которая отмежевывалась от сторонников индуизма значительно превосходивших мусульман в количественном отношении. Зачастую представители низших каст индийского общества принимали ислам по причине потенциальных возможностей ислама в самореализации и подъеме по социальному лифту. Социальная мобильность была весьма привлекательна для неприкасаемых, которая была немыслима рамках индуизма, зато ислам позволял. Поэтому вопрос перехода в ислам ими решался положительно. В результате стремительный рост исламской религиозности в колониальной Индии не только способствовал укреплению положения колониальной власти, но росту политического самосознания, конвертации социального капитала в экономические и политические дивиденды. Результатом такой колониальной политики Британской империи стал раскол единой Индии в ХХ веке .

Особенностью интеграции и социализации мусульман в Российской империи являлось то, что границы метрополии и колоний не были разделены ни морем, ни сушей. Территория самой Российской империи была окружена колониальными национальными окраинами. Увеличение подданных-мусульман в составе российского социума привело к формированию терпимого и уважительного отношения к исламу в государственной политике. Смещение установки борьбы с исламским мракобесием и фанатизмом к государственному регулированию религиозной жизни мусульман Российской империи объяснялось стремлением царской власти контролировать все конфессии без ограничений в пределах государства. В результате в XIX веке сложилась российская система мусульманских духовных учреждений: Оренбургский и Таврический муфтияты (Европейская часть России, Сибирь), Суннитское и Шиитское духовные управления (Северный Кавказ) .

Среднеазиатская мусульманская среда оказалась наиболее децентрализованной. Даже долговременные культурные контакты так и не сумели консолидировать народы Средней Азии .

При общей четкой артикулируемой религиозной идентичности кочевые и оседлые этносы региона не сумели сами создать единый духовный центр управления. Правовые системы, регулировавшие повседневную жизнь, отражали эти особенности: кочевники опирались на адат, оседлые народы руководствовались шариатом. С включением Средней Азии в состав Российской империи у государственной власти не возникало потребности предпринимать шаги по централизации управления мусульманами. Перед государством на тот момент стояли иные задачи: формирование управленческого аппарата, интеграция региона в политическую и социально-экономическую жизнь, обеспечение надежной защиты от влияния зарубежных исламских центров на мусульман российского общества. Несмотря на определенное недоверие к этническим группам с неправославной религиозной принадлежностью со стороны государства, царское правительство вынуждено было отказаться от попыток распространить православие на все национальные окраины империи. Лояльность мусульман российского государства не доходила до желания отказаться от своей конфессиональной идентичности .

Поэтому попытки сделать православие общеимперской религиозной платформой вызывали либо вооруженное сопротивление, либо отказ от сотрудничества с государственной властью .

Количество мусульман во второй половине XIX века в Российской империи резко возрастает с включением кавказского и среднеазиатского регионов [1], что вынуждает царское правительство пересмотреть свои первоначальные подходы в управлении национальными окраинами. Мусульмане российского государства различались по своей этнической принадлежности, языку, уровню социально-экономического развития, образованности, социокультурному багажу. Единственным объединяющим признаком была религиозная идентичность – ислам .

Опорой царской власти на национальных окраинах, где основная масса населения исповедовала ислам, были аристократия и родовая элита, благородное происхождение которых подтверждалось письменной или передаваемой из уст в уста родословной. Это обстоятельство затрудняло государственной власти поиск адекватного пути приравнивания национальной группы благородного происхождения к сословной системе России. Это привело к формированию российской специфики определения знати в мусульманской среде – она могла быть приравнена российскому дворянству только в двух случаях:по высочайшему соизволению главы государства или будучи на государственной службе империи .

Устав об управлении инородцами от 1822 года не регулировал жизнь народов неправославной веры. Правительственным органом Российской империи, который контролировал мусульманское население государства был Департамент духовных дел иностранных исповедей (ДДДИИ) Министерства внутренних дел, включенный в структуру министерства в 1832 году. Состав и функционал ДДДИИ определялись «в томе I Свода законов 2 ч. кн.V ст. 365. Департамент,состоящий из отделений, столов и «особого секретарского стола», курировал духовную жизнь католиков, протестантов, а также мусульман, иудеев и «ламаитов» [5,с.79]. Вопросы, которые регулировал департамент, касались различных сторон жизни российской Уммы: «управление духовными делами мусульман, образование мусульманских приходов, постройка и открытие мечетей и молитвенных домов, мусульманские секты, мусульманская печать, мусульманские учебные заведения, имущество мусульманского духовенства и мусульманских духовных учреждений, брачные и бракоразводные дела лиц мусульманского вероисповедания, приведение к присяге мусульманского духовенства и русскоподданных мусульман, вопросы, связанные с воинской повинностью лиц мусульманского вероисповедания, и др. [5,с.80] .

Отсутствие эффективных и быстрых средств связи и специализированных государственных органов на местах обусловили создание централизованного органа, в ведении которого находилось управление иудеями, католиками, мусульманами и язычниками на огромном пространстве, населенном многонациональным населением. Во главе департамента стоял директор, в штат государственного органа входили вице-директор и чиновники по особым поручениям.Персонал ДДДИИ занимался постоянным сбором информации «о состоянии и деятельности иностранных конфессий на территории Российской империи. В штат Департамента зачислялись также отдельные духовные лица иностранных исповеданий в качестве постоянных или временных информаторов и консультантов» [8] .

Влияние мусульман на жизнь общества в Российской империи различалось. Казанские татары приняли активное участие в просветительском движении джадидов в Туркестане, Северном Кавказе, в среде башкир и азербайджанцев. Однако были и антироссийские движения, которые организованно выступали против государства. Это были прежде всего суфийские братства. Абсолютная власть шейхов над жизнями и душами мюридов превосходила власть традиционного мусульманского духовенства. Особенно в туркестанском регионе выделялось братство Накшбандийя. За небольшим исключением почти все лидеры антироссийских выступлений принадлежали этому братству (Ходжа-ишан, Курбан Мурат, ишан Моххамед Али). В ходе русско-турецкой войны 1877-1878 годов два крупных и влиятельных суфийских братства Кадирийа и Накшбандийя объединились против российского государства. Деятельность суфиев на территории национальных окраин не могла не беспокоить российское государство. Особенно в условиях концептуального оформления идей пантюркизма, панисламизма и модернизации ислама под влиянием джадидского движения .

Изучение общеобразовательных предметов и русского языка в новометодных школах способствовало приобщению к европейской культуре и образованию .

Российское правительство с целью сохранения контроля над национальными окраинами пошло на сокращение строительства новометодных школ и всемерную поддержку консервативного мусульманского духовенства. Государство не было заинтересовано в расколе мусульман на внутриконфессиональной или этнической почве .

Таким образом, в ходе геополитического противостояния Британская и Российская империи реализовали две стратегии, которые помогли учесть исламский фактор в колониальной политике государств. Обе оказались достаточно эффективными и решали текущие и долгосрочные задачи государственного управления .

ЛИТЕРАТУРА

1. Арапов Д.Ю. Система государственного регулирования ислама в Российской империи: автореф. д-ра ист. наук .

07.00.02 / Д.Ю. Арапов. -М., 2005. [Электронный ресурс]. URL: http://www.dslib.net/istoria-otechestva/arapovsistema-gosudarstvennogo-regulirovanija-islama-v-rossijskoj-imperii.html

2. Богомолов С.А. Концептуальные основы реформирования системы государственного управления в Британской Индии в последней трети XIX века / С.А. Богомолов // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. [Электронный ресурс] .

- 2011. -Т.3. -№3. -С.182-186. URL:

https://cyberleninka.ru/article/v/kontseptualnye-osnovy-reformirovaniya-sistemy-gosudarstvennogo-upravleniya-vbritanskoy-indii-v-posledney-treti-xix-veka

3. Дронова Н.В. От «права силы» к «силе справедливости»: память об индийском восстании 1857-1859 гг. в общественном сознании Великобритании в 60-70-х гг. XIX в. (к оценке опыта преодоления конфликта) / Н.В .

Дронова, Е.О. Величко // Вестник Тамбовского университета. 2014. С. 1-11. [Электронный ресурс]. URL:

https://cyberleninka.ru/article/v/ot-prava-sily-k-sile-spravedlivosti-pamyat-ob-indiyskom-vosstanii-1857-1859-gg-vobschestvennom-soznanii-velikobritanii-v-60-70-h-gg-xix-v-k

4. Дронова Н.В. А. Степлтон об основаниях миропорядка, праве и справедливости в колониальных войнах Британской империи первой половины XIX в. (из истории общественной мысли викторианской Англии) / Связь времен: история обществ и цивилизаций / Н.В. Дронова // Вестник Тамбовского университета. 2015. С. 1-10 .

[Электронный ресурс]. URL: https://cyberleninka.ru/article/v/a-steplton-ob-osnovaniyah-miroporyadka-prave-ispravedlivosti-v-kolonialnyh-voynah-britanskoy-imperii-pervoy-poloviny-xix-v-iz-istorii

5. Константинова Н.А. Система управления мусульманским населением Восточной Сибири во второй половине

XIX – начале XX в. / Н.А. Константинова // История. -С.79-81. [Электронный ресурс]. URL:

http://izvestia.asu.ru/2007/4-2/hist/TheNewsOfASU-2007-4-2-hist-16.pdf

6. Маккиндер Х.Д. Географическая ось истории / Х.Д. Маккиндер // Полис. -1995. -№ 4. -С. 162-169 .

[Электронный ресурс]. URL: http://www.polisportal.ru/files/File/puvlication/Starie_publikacii_Polisa/M/1995-4Makkinder-Geografi4eskaja_os_istorii.pdf

7. Митрофанов А.А. Русско-французские отношения в зеркале бонапартистской пропаганды (1800-1801 гг.) // Французский ежегодник 2006. – М.: КомКнига, 2006. – С. 130-145 / А.А. Митрофанов [Электронный ресурс] .

URL: http://annuaire-fr.igh.ru/issues/2006/articles/s1404?locale=ru

8. Шингарева Н.В. Роль МВД Российской империи в разработке и реализации законодательства о веротерпимости и свободе совести во второй половине XIX в. - феврале 1917 г.: Историко-правовое исследование: автореф .

канд. юрид.наук. 12.00.01 / Н.В. Шингарева. - М., 2006. -27 с .

ОМИЛИ ИСЛОМЇ ДАР СИЁСАТИ МУСТАМЛИКАВИИ РОССИЯ ВА БРИТАНИЯ ДАР АСРИ XIX

Дар маќолаи мазкур масъалаи бањисобгирии омили исломї дар сиёсати мустамликавии Империяи Россия ва Британия мавриди баррасї ќарор дода шудааст. Раќобати геополитикии њарду империя ањолии мусулмони мустамликаро ба доираи сиёсати байналмилалї кашид, метрополияњоро маљбур сохт, ки заминаи давлатии иртиботиро бо ањолие, ки пайрави дини ислом буданд, фароњам оранд. Хукумати Россия бо маќсади нигоњ доштани назорат аз рўи мањалњои дурдасти миллї ба ихтисори сохтмони мактабњои усули нав ва дастгирии њамаљонибаи ањли дини ислом шурўъ кард. Давлат дар пошхўрии мусулмонон дар заминаи дохиликонфессиалї ва ё этникї манфиатдор набуд. Дар рафти муќобилиати геополитикї Империяи Россия ва Британия ду стратегияро амалї сохтанд, ки ба бањисобгирии омили исломї дар сиёсати мустамликавии давлатњо ёрирасон гардиданд .

Њарду хеле самаранок арзёбї гардида, масъалањои љорї ва дарозмуддати идоракунии давлатиро њал менамуданд .

Калидвожањо: омил исломї, сиёсати мустамликавї, «Бозии бузург», раќобати геополитикї .

ИСЛАМСКИЙ ФАКТОР В КОЛОНИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ РОССИИ И БРИТАНИИ В XIX ВЕКЕ

В данной статье рассматривается вопрос учета исламского фактора в колониальной политике Российской и Британской империй. Геополитическое соперничество обеих империй вовлекло мусульманское население колоний в сферу международной политики, вынудило метрополии концептуализировать государственную коммуникационную платформу с населением, исповедующим ислам. Российское правительство с целью сохранения контроля над национальными окраинами пошло на сокращение строительства новометодных школ и всемерную поддержку консервативного мусульманского духовенства. Государство не было заинтересовано в расколе мусульман на внутриконфессиональной или этнической почве. В ходе геополитического противостояния Британская и Российская империи реализовали две стратегии, которые помогли учесть исламский фактор в колониальной политике государств. Обе оказались достаточно эффективными и решали текущие и долгосрочные задачи государственного управления .

Ключевые слова: исламский фактор, колониальная политика, «Большая игра», геополитическое соперничество .

ISLAMIC FACTOR IN THE COLONIAL POLICY OF RUSSIA AND BRITAIN IN THE XIX CENTURY

The article examines the issue of accounting for the Islamic factor in the colonial policies of the Russian and British empires. The geopolitical rivalry between the two empires involved the Muslim population of the colonies in the sphere of international politics, forcing the metropolis to conceptualize the state communication platform with the Islam population .

The Russian government, in order to maintain control over the national outskirts, has gone to reduce the construction of new-method schools and the full support of the conservative Muslim clergy. The state was not interested in splitting Muslims on intra-confessional or ethnic grounds. During the geopolitical confrontation, the British and Russian empires implemented two strategies that helped to take the Islamic factor into account in the colonial policies of the states. Both proved to be quite effective and solved the current and long-term tasks of public administration .

Key words: Islamic factor, colonial policy, "Great Game", geopolitical rivalry Сведения об авторе: Джунушалиева Гульмира Дженишевна - Кыргызско-Российский (славянский0 университет, доктор исторических наук, доцент. Адрес: 720000, Кыргызская Республика Бишкек, Пр. Чуй 44 .

Телефон: (+996-312) 432780. E- mail: dzun_gulmera@mail.ru Dzhunushalieva Gulmira Dzhenishevna - Kyrgyz-Russian Slavic University Doctorof Historical Sciences, Docent .

Adress: 720000, Kyrgyz Republic, Bishkek, Chui ave. 44. Ph.: (+996-312) 432780. E- mail: dzun_gulmera@mail.ru УДК: 930: 327 (575.3)

ЗНАЧЕНИЕ ПРОЕКТА ЕВРАЗИЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ

РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН

Коваленко Г.В., Хатамов Н.Б .

Филиал Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова в г.

Душанбе, Таджикский государственный университет коммерции Переговорная позиция по вопросу присоединения Таджикистана к ЕАЭС в первую очередь должна быть направлена на решение таких вопросов, как:

реализация программы развития в Таджикистане реального сектора экономики и совместной индустриализации на примере деятельности Российско-Кыргызского фонда развития и создание всевозможных корпораций сотрудничества со странами Центральной Азии в а рамках ЕАЭС;

реализация проектов, касающихся инфраструктуры, а в частности создание прямого (непрерывного) железнодорожного сообщения (через территорию Кыргызстана) Таджикистана совместно с другими странами-участницами ЕАЭС;

реализация проектов, относительно энергетики и преодоление противоречий с Узбекистаном;

решение вопроса о статусе мигрантов из Таджикистана в странах ЕАЭС и гармонизация рынков труда;

компенсация неизбежных краткосрочных потерь Таджикистана в части таможенных пошлин, оказание поддержки в сфере технического регулирования, реорганизации работы таможенного ведомства и в других аспектах;

решение вопросов правового статуса пограничья и таможенного администрирования совместной границы Таджикистана и Кыргызстана;

реализация транзитного потенциала Таджикистана в отношениях с Китаем в рамках ЕАЭС;

развитие туристической отрасли Таджикистана в рамках ЕАЭС, что может в будущем стать основным доходом для экономики страны .

10 октября 2014 года в Минске главой государства Республики Таджикистан на заседании Межгосударственного совета Евразийского Экономического Сообщества было сделано историческое заявление о необходимости анализа и изучения правовых документов и экономической базы Евразийского экономического союза «с целью возможного дальнейшего вхождения в это новое интеграционное объединение» [2]. Данное заявление стало первым официальным, в котором выражалась заинтересованность Таджикистана во вступлении в Евразийский экономический союз .

Этот вопрос отражал не только отношение к данному вопросу самого Душанбе, но и настрой в Москве, что находит свое подтверждение в заявлении председателя Совета Федерации Федерального собрания России Валентина Матвиенко в ходе проведения IV Межпарламентского форума России и Таджикистана: «Мы ведем переговоры с нашими таджикскими коллегами, они внимательно изучают условия возможного присоединения. Мы очень надеемся, что со временем и Таджикистан станет участником Евразийского экономического союза» [3]. Стоит отметить, данная инициатива являлась взаимной, поскольку ее важность так же была отмечена и представителями Таджикской стороны .

Данная дискуссия разожгла большой интерес среди отечественных экспертных кругов .

Специалисты самых разных направлений, начиная от экономики, политологии и заканчивая специалистами сферы безопасности, высказывали свои взгляды о необходимости модели, рассматривающей отношения между республикой и Союзом. Особая активность замечалась в работах Центрально-Азиатского экспертного клуба «Евразийское развитие», который наряду со всеми вложил немало усилий в евразийскую интеграцию. Данный клуб организовывал разнообразные публикации, включающие в себя целую серию экспертных комментариев по данной тематике на своем официальном электронном сайте. А также был проведен круглый стол на тему: «Как Таджикистану вступать в новое интеграционное образование - Евразийский экономический союз» [3] .

Аналогично иным актуальным и потенциальным участникам процесса евразийской интеграции, Таджикская республика рассматривает ее в первую очередь как уникальную возможность образования определенных условий, которые будут способствовать более динамичному развитию, укрепят государственность, внутреннюю и региональную безопасность. Другими словами, только будучи уверенной в том, что интеграция в скором времени будет способствовать всеобщему благу народа страны и понесет за собой положительный эффект, только тогда эта страна будет готова вступить в ряды Евразийского экономического союза .

Очень важным для таджикской стороны приоритетом является установление как можно более точного баланса, как обязательства, так и предпосылок, которые в перспективе будут иметь взаимный характер для сотрудничества между всеми странами-участницами Союза. На первый план в этом случае выходит взаимоотношение между Российской Федерацией и Таджикистаном. Отсюда вытекает вопрос - в чем этот баланс будет заключаться? В первую очередь это касается взаимного признания того, что страны действительно нуждается друг в друге. Для России эта нужда рассматривается с точки зрения геополитики, а для Таджикистана

– экономики .

На основе принятия и выполнения обязательств вышеуказанной формулы всеми участниками Евразийского Союза, будет отражена та основа, которая бы способствовала присоединению Республики к данному Союзу .

Очевидным является то, что, кроме определенных политический обязательств, вопрос, касающийся баланса издержек и принятия таджикской республики в ряды ЕАЭС, будет требовать полноценного осмысления и знаний касательно возможностей и вызовов, которые понесет за собой этот процесс .

Говоря об интеграции Таджикистана в рамках ЕАЭС, стоить выявить основные ее возможности. Во-первых, стоит отметить важнейший аспект евразийской интеграции Таджикистана и фактор ее успешности, которые заключаются в развитии реального сектора экономики страны. Становясь полноправным членом Евразийского экономического союза, для таджикских производителей откроется беспрепятственный доступ на большой союзный рынок .

Отсюда, большими темпами возрастет привлечение инвестиций, наращивание производства как для и экспорта производства в государства, входившие в интеграционное объединение, так и внутреннего рынка самой страны. Данная тенденция в свою очередь необходима не только для компенсации в случае потери часть таможенных пошлин в долгосрочной перспективе, но и для создания рабочих мест гражданам Таджикистана и извлечения как можно больше выгод от интеграции массового создания рабочих мест в Таджикистане и максимизации выгод интеграции для него .

Немало экспертных заявлений и выступлений, а также выдвижение предложений было сделано в этой сфере. Большой акцент делается на развитии в основном гидроэнергетики, горнодобывающей промышленности, перерабатывающей промышленности, которая будет основана на местном сырье (например: текстильная, швейная промышленность), а также производстве сельскохозяйственной и пищевой продукции и других отраслей. Все вышеперечисленные предложения свойственны Республике и имеют место быть .

Основываясь на указанных отраслях, можно сказать, что в этом плане перед Таджикистаном будут стоять иные цели и задачи, на основе которых станет необходимой разработка совершено иной программы индустриализации, которая относится, в основном, к развитию экономики в условиях интеграции в рамках ЕАЭС. Эта программа включает в себя внутренние меры по стимулированию развития малого и среднего бизнеса, а также и стратегические инвестиционные проекты, которые в свою очередь будут поддержаны коллегами по интеграции нет никаких сомнений, что главными лицами подобной программы станет предпринимательский класс Таджикистана, в том числе и молодые граждане, которые получат возможность достойного трудоустройства в своей стране .

Эту программу можно взять за основу деятельности данного института, она будет схожей с Российско-Кыргызским фондом развития, созданным в рамках Евразийского экономического союза. Что касается финансовой поддержки и инвестиций в подобную программу, то они несомненно будут отвечать интересам всех членов Союза Инфраструктура является важным фактором успешного развития евразийской интеграции Таджикистана, что будет способствовать выводу его из транспортного тупика, путем создания прямого железнодорожного сообщения с другими странами-участницами Евразийского экономического союза .

Решение данного вопроса принимает сугубо практический оттенок, а не политический, что в первую очередь приобретает все большее значение для дела евразийской интеграции. в данном случае главной альтернативой является не создание определенного маршрута через узбекскую границу, необходимость в котором может стать менее значимым в случает, если двухсторонние отношения между ними будут регулированы. Иную важность в этом вопросе составляет и эффект «сквозного» включения в пространство Союза Киргизии, что для нее самой является крайне важным .

Помимо всего, большое значение представляет для Таджикистана удержание во внимании перспективы, касающейся прямого соединения транспортного пространства Евразийского экономического союза с территорией Афганистана. Данная тенденция способствует резкому улучшению перспективы экономики для обеих стран – Таджикистана и Киргизии. В этом вопросе важным является позиция экспортного сообщества, которое должно разработать и предложить какие-нибудь конкретные сценарии относительно наращиванию транспортнологистических потенциалов Таджикистана. Речь идет не о реализации определенного проекта, но в каком виде и в какой момент их реализовывать. Таджикистан непосредственно извлечет определенные выгоды из данного проекта, успешность которого в данном направлении сотрудничества в интеграции будет заключаться в месте и стратегической роли страны в вопросах организации коммуникаций в рамках региона центральной Азии .

Энергетика является преимущественным фактором Таджикистана, поскольку страна обладает огромным потенциалом гидроэнергетики. Совершенствование и реализация данного потенциала является одним из ключевых в развитии экономики государства .

Стоит отметить, что энергия таджикских рек играет важную роль на внутреннем рынке, энергодефицит которого на протяжении многих лет ограничивает промышленное развитие и касательно внешнего рынка. В этой связи такие страны, как Афганистана, Пакистана и север Индии требуют дополнительных объемов электроэнергии, поскольку дефицит энергии в первую очередь отражается на их развитии. Другими словами, условие социальноэкономической и военно-политической стабильности региона напрямую зависит от поставок большого объема электроэнергии в южный сектор общего рынка Центральной Азии .

Несомненно, реализация вопросов, касающихся гидроэнергетических проектов нуждается в создании соответствующих политических условий, которые должны осуществляться в виде нормализации двусторонних отношений всего региона. Именно на данную сферу в первую очередь нужно направить весь дипломатический потенциал, а также экспортное сообщество .

Важно подчеркнуть, что вопросы, касающиеся водно-энергетического баланса и его восстановления в Центральной Азии, требуют превратить в предмет практической деятельности, и более того все основные подходы по данному вопросу давно были выработаны и обсуждаются по сей день. Однако без возобновления доверия и конструктивного сотрудничества в регионе эта проблему будет решить не просто .

Миграция является самым болезненным вопросом для Таджикистана. Именно на решение данного вопроса интеграция влияет значительно, а касается это в первую очередь статуса и условий работы мигрантов, вынужденных покидать страну и уезжать работать в Россию и другие страны ЕАЭС в частности .

Не секрет, что в настоящее время ключевую роль в формировании значительной части экономики Республики играют денежные переводы мигрантов из России в страну, составляя более 4 миллиардов долларов в год. В виду того, что значительная часть мигрантов работают на территории других стран нелегально, им приходится сталкиваться порой с крайне тяжелыми условиями и жизни и трудовой деятельности. За последнее время этот вопрос стал ключевым на пути к интеграции в рамках Евразийского экономического союза. Это в первую очередь связано с решением Российской Федерации изменить порядок посещения территории Российской Федерации, касательно для иностранных граждан, включая, в том числе и граждан Республики Таджикистан. В этой связи весьма возможно, что вхождение в Евразийский экономический союз Таджикистана облегчит жизнь ее граждан .

В соответствии с Договором о Евразийском экономическом союзе (статья 97), работодатели стран ЕАЭС вправе нанимать на работу граждан всех стран ЕАЭС «без учета ограничений по защите национального рынка труда» [1] .

В том числе и без получения каких-либо разрешений на работу. Эта положение, в случаи вступления Таджикистана в Союз будет способствовать созданию прочной основы, которая резко повысит и улучшит настоящее положение таджикских мигрантов .

Но не всегда миграция способствует позитивным последствиям. Думая об мигрантах и трудоустройстве, нельзя не задуматься о последствия свободного трудоустройства. Проще говоря, если условия работы в любой другой стране будут более благоприятными, то это может привести к утечке рабочей силы из страны, включая и высококвалифицированные кадры .

Наряду с этим, если российская структура рынка резко изменится по воздействию притока мигрантов из других стран, а также переселенцев из Юго-Восточной части Украины, конкуренция на этом рынке будет набирать обороты .

Исходя из вышеперечисленных фактов, можно сделать следующий вывод: вопреки всем положительным аспектам и предположениям существуют и негативные моменты, которые в некотором роде тормозят руководство Таджикистан в принятии решений о вхождении в ЕАЭС .

Таким образом, в этом отношении следует уделить пристальное внимание. Необходимо как можно глубже проанализировать данное положение с целью выработки более эффективной переговорной позиции Душанбе .

Еще одним сдерживающим фактором вхождения Таджикистана в Евразийский экономический союз является компенсация прямых издержек интеграции. Очевидно, что вступление Республики в Союз приведет к некоторым негативным эффектам в краткосрочной перспективе. В первую очередь акцент делается на снижение поступления таможенных платежей в бюджет республики. Кроме того, становится понятным, что немалых ресурсов, как финансовых, так и временных, будет потрачено на такие процедуры, как: адаптация национального законодательства к нормативной базе ЕАЭС, гармонизация методологии таможенной статистики, адаптация к техническим регламентам ЕАЭС и прочие другие .

Этот аспект требует тщательного анализа и глубокой оценки, с целью компенсации на первом этапе потерь, связанных с адаптацией экономики и законодательства страны к требованиям ЕАЭС, чтобы избежать разного рода экономических потерь, а также различных критик и претензий со стороны третьих стран. Это в первую очередь касается вопроса изменения в режиме двусторонней торговли Таджикистана, в случае вхождения в Евразийский экономический союз .

Помимо экономических проблем, существуют и политические, препятствующие как вступлению Республики Таджикистан в Союз, так и скорейшему его решению, исходя из интересов совместного развития всех вовлеченных стран. Эта проблема заключается в отсутствии взаимного понимания между Кыргызстаном и Таджикистаном, касательно статуса их общего пограничья. С того момента, когда Киргизия вступила в Союз раньше, чем Таджикистан, эта проблема стала все чаще озвучиваться в международных отношениях. Это положение имеет противоречивый характер. С одной стороны, для полноценного выявления и оформления внешней таможенной границы ЕАЭС на границе между Кыргызстаном и Таджикистаном, необходимо немалые средства, время и уступки с обеих сторон. С другой стороны, если Республика Таджикистан в будущем станет членом Союза, это дело окажется бесполезным. Причем очевидно, что в силу специфики внешнеполитической обстановки на решение данной проблемы отведены крайне сжатые сроки .

Таким образом, необходимо выработать различные формулы решения приграничного противоречия между Таджикистаном и Киргизией. Таким образом, необходима выработка взаимоприемлемой формулы разрешения. Если таджикское правительство примет окончательное решение касательно вхождения в экономическую интеграцию, таковыми могут быть формулы переходного периода, и на его протяжении надлежащий таможенный контроль будет обеспечиваться в приоритетном порядке обеими Сторонами. Поддержать их смогут российские и казахские таможенники и Евразийская экономическая комиссия. Это послужит значимым опытом, который сможет заложить основу модели взаимодействия таможен двух государств в перспективе, но уже в рамках Евразийского экономического Союза .

ЛИТЕРАТУРА

1. Договор о Евразийском экономическом союзе. Договор о Евразийском экономическом союзе, ст.97 / [электронный ресурс] – URL:

http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_163855/fcf2c38d3616dbe10077fe0638a3c0583855f5cd/

2. Заседание Межгосударственного совета ЕврАзЭС. / [Электронный ресурс] – URL:

http://kremlin.ru/events/president/news/46766/videos

3. Матвиенко рассчитывает, что Таджикистан со временем станет участником ЕАЭС. / [Электронный ресурс] –

URL: Как Таджикистану вступать в новое интеграционное объединение/ [Электронный источник] – URL:

http://vecherka.tj/news/kak-tadzhikistanu-vstupat-v-novoe-integratsionnoe-ob-edinenie-evraze-s/

МУЊИММИЯТИ ЛОИЊАИ ЊАМГИРОИИ АВРУОСИЁ ДАР СИЁСАТИ ХОРИЉИИ ЉУМУРИИ

ТОЉИКИСТОН Аз замони расм амал намудани Иттињоди итисодии Авруосиё (ЕАЭС - ИИАО), инчунин баъд аз пайвастани Арманистон ва иризистон ба ин ташкилот, масъалаи иштироки Тоикистон дар раванди њамгирої мубрам гардид. Иштироки Тоикистон дар ин ташкилот аз рўйи принсипи “адди аксар имконияту адди аал ударор” номумкин аст. Вале, чунин тамоюл имкон дорад ва чуноне ки мутахассисон мешуморанд, умурии Тоикистон метавонад дар чунин формати интегратсион иштирок намояд, аммо ин барояш осон нахоад буд. Барои ирошавии чунин арор бояд созишномаи сиёс оид ба манфиато ва кафолатњои мутаќобила барои иро намудани удадорио дар чорчбаи араёни интегратсион ба имзо расонида шавад. Ин масъаларо тади намуда, метавон пай бурд, ки дар оли озир барои Тоикистон норасоии иддие дида мешавад, ки ин надоштани иттилооти зарурї дар бахши талили амаониба монеао ва натиаои њамгироии итисод дар ИИАО мебошад. Дар робита бо ин, мавеъое аён вуљуд доранд, ки њангоми муокима ва абули арорњо оид ба њамгироии авруосиёгии умурии Тоикистон ба онњо бояд диати иддї дода шавад. Дар оли озир мавеи гуфтушунид дар амкор байни шарикони Иттињоди итисодии Авруосиё хеле заиф мебошад. Чунин вазъ, пеш аз ама, бо норасоии маълумоти сае оид ба таъсироти имконпазири ин интегратсия ба итисодиёт ва ба дигар исматои аёти итимоии давлат алоаманд мебошад .

Калидвожао: сиёсати хори, амгиро, муносибатои байналхал, Осиёи Марказ, амният .

ЗНАЧЕНИЕ ПРОЕКТА ЕВРАЗИЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ РЕСПУБЛИКИ

ТАДЖИКИСТАН

С момента официального начала работы Евразийского экономического союза, а также присоединения к этому интеграционному образованию Армении и Кыргызстана вопрос об участии в интеграции для Таджикистана резко набирал обороты. Участие в евразийском союзе Таджикистана по принципу «максимум возможностей и минимум обязанностей» практически невозможен. Однако данная тенденция весьма реальна, и как отмечают специалисты, Республика Таджикистан вполне способна участвовать в новом формате интеграции, но это будет для нее нелегким вариантом. Для осуществления этого должно быть достигнуто политическое соглашение о взаимной заинтересованности и взаимных гарантиях выполнения обязательств в рамках интеграционного процесса. Исследуя данный вопрос, становится очевидным, что в настоящее время для Таджикистана характерен серозный дефицит, касающийся наличия качественной информации, относительно анализа всевозможных препятствий и последствий экономической интеграции в ЕАЭС, что во многом тормозит активное рассмотрение этого вопроса. Наряду с этим, уже становятся очевидными те позиции, на которые стоит обратить определенное внимание при рассмотрении и принятии решений, касающихся евразийской интеграции Республики Таджикистан .

На данный момент переговорная позиция при взаимодействии с партнерами по Евразийскому экономическому союзу является очень слабой. Это связано, прежде всего, с дефицитом и недостатком достоверной информации относительно возможных эффектов этой интеграции, как в экономике, так и на других сферах общественной жизни государства .

Ключевые слова: внешняя политика, интеграция, международные отношения, Центральная Азия, безопасность .

THE SIGNIFICANCE OF THE EURASIAN INTEGRATION PROJECT IN THE FOREIGN POLICY OF THE

REPUBLIC OF TAJIKISTAN

Since the official launch of Eurasian Economic Union and joining of Armenia and Kyrgyzstan to this integration structure, the option of joining this integration has started to rapidly increase for Tajikistan. The participation of Tajikistan in the Eurasian Union on a principle of "maximum opportunities for minimum responsibilities" is practically impossible .

This tendency, however, is very real and according to the experts, the Republic of Tajikistan can indeed participate in the new integration format, but it will be a hard option to choose. In order to fulfill it, a political agreement on mutual interests and guarantees on fulfillment of obligations should be reached under this integration process. When studying this matter, it becomes clear that currently Tajikistan experiences severe lack of quality information regarding the analysis of various obstacles and consequences of economic integration into the EAEU, which significantly hampers thorough consideration of this process. At the same time, it becomes apparent what is the stance on consideration and decision-making processes in regard to Eurasian integration of the Republic of Tajikistan. Currently, the negotiating stance is very weak in regard to the interactions with the partners of Eurasian Economic Union. It is due to the lack of reliable information on possible effects of such integration on the economy and other spheres of public life of the country .

Кey words: foreign policy, integration, international relations, Central Asia, security Сведения об авторах: Коваленко Глеб Васильевич - Филиал Московского государственного университета им .

М.В. Ломоносова в г. Душанбе, доцент кафедры социально-гуманитарных дисциплин. Адрес: 734003, Республика Таджикистан, г. Душанбе, улица Бохтар, 35/1. Телефон: (+992 37) 221-99-37 Хатамов Намоз Басарович - Таджикский государственный университет коммерции, доктор исторических наук, профессор кафедры гуманитарных дисциплин .

Адрес: 734055, Республика Таджикистан, Душанбе, улица Дехоти 1/2. Телефон: (+992 37) 234-83-46 Information about the authors: Kovalenko Gleb Vasilyevich - Branch of Moscow State University. Mv Lomonosov in Dushanbe, associate professor of the department of social and humanitarian disciplines. Address: 734003, Republic of Tajikistan, Dushanbe, Bokhtar Street, 35/1. Phone: (+992 37) 221-99-37 Khatamov Namoz Basarovich - Tajik State University of Commerce, Doctor of Historical Sciences, Professor of the Department of Humanities. Address: 734055, Republic of Tajikistan, Dushanbe, Dehoti Street 1/2. Phone: (+992 37) 234УДК 94(575.2):338

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КЫРГЫЗСТАНА: ИСТОРИЧЕСКИЙ

АСПЕКТ

–  –  –

С обретением независимости многие республики постсоветского пространства пережили определенную долю эйфории от возможности самостоятельно формировать свою внешнюю и внутреннюю политику. И это понятно по ряду причин: отсутствие политического центра над руководством республик, долгожданный плюрализм для политических сил, самостоятельное управление государственным бюджетом, рост политического самосознания граждан, которые ощутили себя суверенным государством. Однако первые шаги по пути суверенизации показали, что очень многие решения принимаются в жесткой политической конкуренции, которая определяется борьбой за доступ к существующим ресурсам. Особо эта борьба актуализируется в условия перехода к рыночным механизмам в экономике. Поэтому вполне очевидно, что и темпы социально-экономического развития падают, а экономическое и социальное состояние находится в кризисном состоянии, которое колеблется между плохо, очень плохо и совсем плохо в зависимости от внешнеэкономической и внутренней экономической конъюнктуры, и степени интегрированности в мировую экономику .

Анализ двух ключевых документов начала реформирования экономической системы Кыргызстана1994 года [6] и периода функционирования рыночных механизмов 2017 года [7], которые определяли стратегию экономического и социального развития Кыргызстана на достаточно длительные периоды жизни кыргызстанского общества .

В «Концепции экономического и социального развития КР» был дан анализ предшествующего периода социально-экономического развития республики: «Экономика Кыргызстана многие десятилетия развивалась как составная часть единого народнохозяйственного комплекса бывшего СССР, в условиях командно-административной системы управления, под жестким централизованным контролем. Естественным результатом подобного развития явились значительные диспропорции в экономике, ее утяжеленная производственная структура, однобокая и чрезмерная специализация производства, не соответствующая ресурсному потенциалу республики» [6]. Дезинтеграция СССР и кризисное экономическое положение постсоветских республик определили необходимость перехода к рыночным отношениям. Совместные попытки республик реформировать плановую экономику в рыночную не реализовались, а «шоковая терапия» как способ проведения экономических реформ в России (1992), вынудил каждую республику самостоятельно решать, по какому пути провести свою собственную национальную экономическую реформу и какие при этом использовать стратегии .

Проведенная либерализация цен в Кыргызстане позволила приблизить механизмы формирования цен на товары и услуги к мировым. Этот шаг устранил важнейший рычаг государственного контроля над экономикой республики. Резкий взлет цен на товары первой необходимости привел к серьезным экономическим и социальным последствиям: кризис в денежной и финансовой системах государства, падение уровня жизни населения, падению производства, сокращению промышленного сектора экономики. Приватизация государственных объектов обусловила включение в отношения собственности новых структурных институтов в лице различных финансово-промышленных групп, холдинговых компаний и корпораций, банковских союзов и ассоциаций и пр .

У республики при наличии некоторых значимых на мировом рынке природных ресурсов (сурьма, ртуть, молибден, электроэнергия, золото) все же существуют значительные экономические и инфраструктурные трудности, которые не позволяют эффективно и своевременно решать свои экономические и социальные задачи. Более всего оказывает негативное воздействие на темпы роста экономики Кыргызстана скачкообразный переход на мировые цены энергоносителей. Учитывая, что республика зависит от импортного газа и ГСМ, то вполне объяснимы затруднения в товарообороте, которые срабатывают как важный фактор темпов роста национальной экономики .

Рыночный характер межгосударственного товарообмена и его перераспределение зачастую осуществляются с определенным ущербом для экономики Кыргызстана. В результате за годы независимости Кыргызстан утратил многие промышленные предприятия, в упадке оказались транспорт, связь, отрасли социальной сферы, машиностроительный комплекс, топливная промышленность, производство строительных материалов и продовольствия .

Благодаря внешним инвестициям, путем проб и ошибок государство пришло к осознанию того факта, что рынок не способен работать на перспективу и каким-то образом осуществлять саморегуляцию в плане предупреждения кризисов перепроизводства. Ситуация обостряется в условиях опережающих темпов технологических инноваций и научно-технического прогресса (НТП). Поэтому государство в целях стратегического планирования, исходя из национальных интересов, обратило внимание на такой инструмент как государственно-частное партнерство (ГЧП). Российский исследователь А.Н. Захаров считает, что «формирование и укрепление механизмов ГЧП (государственно-частное партнерство) внутри страны содействует интеграции … в мировое экономическое пространство» [3]. Один из видных лидеров класса имущих современного Кыргызстана А. Салымбеков в предисловии Концепции для регулирования ГЧП отношений подчеркнул, что в составе рабочей группы, которая работала над документом, «вошли представители ВУЗов, научной и бизнес среды, можно смело отнести к разряду выдающихся аналитиков и профессиональных исполнителей» [5,с.3], тем самым показав значимость для общества подобного рода политической коммуникации. Документ был подготовлен неправительственной организацией «Фонд прогрессивных инициатив» (НПО ФПИ). Бизнес структуры заинтересованы в сотрудничестве с государством и его органами для решения производственных и иных задач, оказывающих решающее влияние на темпы социально-экономического развития Кыргызстана .

В самих рыночных отношениях, которые складываются стихийно под воздействием различных факторов макроэкономического и микроэкономического характера, не заложен механизм обеспечения глубоких структурных преобразований в производстве и его инфраструктуре, тем более что они требуют широкомасштабных инвестиций. Причем срок окупаемости таких инвестиционных вливаний может оказаться пролонгированным .

Однобокость развития экономики в условиях рынка корректируется государством с помощью инвестиционных проектов. Особенно государственное регулирование инвестициями хорошо показывает себя в развитии капиталоемких инфраструктур, отраслях производства, которые заняты выпуском инновационной продукции, с которой потребитель еще не вполне освоился .

Следующий аспект рыночных отношений, который государство должно держать в фокусе внимания –решение вопросов регионального развития вообще не задача рынка. На состояние регионального развития оказывают влияние много факторов, которые не имеют прямого отношения к рынку. Это могут быть особенности историко-культурного развития, наличие или отсутствие квалифицированного кадрового ресурса, демографические и иные черты региона .

Экономические районы не могут моментально реагировать на все изменения экономической жизни, что ведет к социально-экономическим перекосам и социальному напряжению. На адаптацию к этим изменениям требуется время. Так, в Кыргызстане прежде всего пострадали промышленные объекты, которые получали дотации из государственного бюджета. И республика распродала оборудование убыточных промышленных предприятий .

Макроэкономическое позиционирование интересов государства может быть подкреплено разработкой конкретной внешнеторговой политики, которая учитывает такие нюансы, как особенности конкретно-исторической ситуации в международной миграции рабочей силы,движения капитала, колебания валютных курсов и т.д .

Острая социальная проблема современного государства – безработица. Рыночная экономика постоянно находится в движении,в котором в современных условиях значительную роль играет технологическое обновление. В результате высвобождается рабочая сила, которая по своим трудовым навыкам не отвечает современным вызовам либо нуждается в дополнительном обучении необходимым квалификационным требованиям. Поэтому предложение на рабочие силы, как правило, превышает рыночный спрос. Более всего страдают от этого такие категории населения, как неквалифицированные кадры, женщины, молодежь и люди предпенсионного возраста. В связи с этим государство как социальный институт должно регулировать эти процессы, чтобы снизить как уровень, так и, по возможности, продолжительность безработицы .

Инфляция, объективное явление экономической жизни, также предъявляет свои требования к управлению социально-экономическими процессами общественной жизни государства. Государство вынуждено пытаться сдерживать скорость инфляционных процессов и ограничивать их последствия с помощью сбалансированной социальной политики по материальной помощи малоимущим слоям населения. Перераспределение доходов в рыночной модели выглядит как результат участия в обороте товаров, капиталов и рабочей силы. Мировая практика перераспределения доходов разработала ряд механизмов для этого: прогрессивное налогообложение, субсидии для малоимущих, пенсии по безработице, инвалидности и др .

Современное государство, обеспечивая соблюдение конституционных прав граждан, благодаря такой политики доходов сдерживает рост материальной дифференциации в социуме .

Иными словами, государство пытается балансировать в рыночных отношениях и снижает уровень социального напряжения. Не меньшее значение имеет защита прав потребителей, особенно детей, инвалидов и стариков. В рыночных условиях источником существования для них становятся сбережения и деятельность благотворительных фондов. Поэтому эта категория граждан государства становится отдельным компонентом государственной социальной политики. Но все же свои трудности присутствуют и здесь. Например, оплата труда работников бюджетной сферы, особенно учителей, врачей, деятелей науки и культуры в республике остается неадекватной условиям жизни в рыночных отношениях. А масштабы теневой экономики оказывает серьезное влияние на экономические проблемы .

Социолог А. Вебер, характеризуя российскую ситуацию по переходу к рыночной экономики, писал: «Декретированное сверху внедрение рыночных отношений, при отсутствии тех социокультурных ограничений и сдержек, которые на протяжении столетий сопровождали этот процесс в странах Западной Европы, породило уродливую и неэффективную экономическую систему»[2]. Однако это высказывание очень хорошо характеризует и кыргызстанскую экономику. Коррумпированная бюрократическая система государственной власти, проявления трайбализма серьезно влияют на развитие экономики, внутриполитическую жизнь общества. Обществу необходимо избавится от иждивенческих установок, когда государство несет ответственность за все трудности. Требуется приобрести новые социальные практики, выработать легальные стратегии быстрой адаптации к изменяющимся условиям. Но роль государства все же остается значимой в общественной жизни .

Экономика Кыргызской Республики за последние 25 лет развивалась в условиях неустойчивости, крайнего недостатка инвестиционных средств. Недостатки в опыте хозяйствования, экономические просчеты в управлении, определенная некомпетентность и неспособность государственной власти, две «революции» по свержению президентов республики превратили Кыргызстан в слабое аграрное государство. По данным кыргызстанского исследователя Т. Койчуева: «Пищевая и легкая отрасли, имевшие в советское время достаточные сырьевые ресурсные возможности и заметные доли в валовой продукции промышленности (в 1990 г., соответственно, 22,3 и 28,8%), в 2009 г. снизили этот показатель до 15,5 и 4,8%» [4,с.7]. Кыргызстан потерял свою машиностроительную отрасль. Падение мировых цен на сырье и энергоносители снизили покупательную способность для кыргызстанских товаров швейной промышленности в России и Казахстане. А таможенные условия ввоза на территорию Евразийского экономического союза продукции республики резко сократили ее объемы. Поэтому вступление Кыргызской Республики в ЕАЭС стало закономерным шагом и прямой необходимостью, так как социально-экономическая модель экономики республики основывалась на «реэкспорте товаров из Китая, Турции в страны ЕАЭС, швейной отрасли, ориентированной на рынки ЕАЭС, и переводах трудовых мигрантов» [1] .

За годы независимости в Кыргызстане были реализованы многие стратегические программы по социально-экономическому развитию страны. Правительству республики предстоит важная задача по сохранению государственных структур, преемственности курса развития общества и государства, изложенному в стратегических документах и программах развития .

В 2017 году была представлена Программа Правительства «Жаны доорго–кырккадам» [7], которая соответствует современному состоянию развития республики. В ней заложены основные принципы и стратегии развития Кыргызской Республики до 2040 года в рыночной экономике. Программой определяются новые цели и ожидаемые результаты, которые призваны решить конкретные проблемы экономики и общества в Кыргызской Республике. Однако ситуация осложняется наличием застарелых факторов, которые тормозят скорость преодоления трудностей. И это не только нехватка финансовых ресурсов, но и низкая эффективность государственного управления, а также устаревшие методы работы управленческой системы .

Программа Правительства «Жаны доорго – кырккадам» предлагает в течение пяти лет сделать сорок первоочередных шагов для улучшения качества жизни населения Кыргызстана .

Во главу всей Программы поставлен гражданин республики, обеспечение условий для его самореализации в рамках прав и свобод, гарантированных Конституцией КР. По мнению разработчиков Программы, она дает инструменты для ответа на вызовы современности во внешней и внутренней политике, а также региональные задачи в среднесрочной перспективе [7] .

В первую очередь это касается укрепления демократических основ политического устройства республики. Ускорение роста социально-экономического развития, но, с нашей точки зрения, ключевым фактором может стать внедрение цифровых технологий в государственное управление и повседневную жизнь граждан. Улучшение состояния региональной экономической интеграции, экологии, отстаивание национальных интересов, защита и укрепление региональной и глобальной безопасности через сотрудничество .

«Программа Правительства «Жаны доорго – кырккадам» должна реализоваться поэтапно. Если объединить в кластеры задачи Программы, то можно получить стратегические направления социально-экономического развития:

обеспечение экономических условий для самостоятельности бизнеса, решение вопросов безработицы;

прозрачная процедура взаимоотношений между гражданами, бизнесом и государственными структурами;

формирование современной инфраструктуры в транспорте и производстве, социальной и цифровой областях;

устойчивое развитие регионов и решение их социально-экономических проблем;

безопасность и комфорта в городах и населенных пунктах, социальная защищенность граждан;

искоренение коррупции и внедрение современных цифровых технологий .

Программой выделены три важных компонента: программа цифровой трансформации «Таза Коом» («Чистое общество»), «Таза суу» («чистая вода») .

С нашей точки зрения, для дальнейшего устойчивого социально-экономического развития Кыргызской Республики в первую очередь требуется продумать и решить вопросы развития транспортной инфраструктуры, их включения в континентальные транспортные системы, что станет важным фактором устойчивости экономики. Следующий момент – прозрачная система коммуникации гражданского общества, бизнеса и государства, которая позволит общественности понимать и принимать управленческие решения на государственном уровне .

Это может быть обеспечено современными информационно-коммуникационными технологиями .

Таким образом, задачи дальнейшего социально-экономического развития Кыргызстана определены. Многое будет зависеть от того, насколько последовательно будут они решаться .

ЛИТЕРАТУРА

1. Бердаков Д. Кыргызстан в ЕАЭС: что изменилось в стране за год? // Евразия. Эксперт. 12 августа 2016 г .

[электронный ресурс]. URL: http://eurasia.expert/kyrgyzstan-v-eaes-chto-izmenilos-v-strane-za-god/

2. Вебер А. Рынок и общество // Свободная мысль. 2013 г. [электронный ресурс].URL: http://svom.info/entry/347rynok-i-obshestvo/

3. Захаров А.Н. Роль механизмов государственно-частного партнерства в решении экономических и социальных проблем России // Экономика России. -2011. -№ 1/16. [электронный ресурс]. URL: http://www.mirec.ru/2011rol-mexanizmov-gos-chastnogo-partnerstva

4. Койчуев Т.К., Койчуев П.Т. Экономика Кыргызстаназа 20 лет суверенности // Manas Journal of Social Studies .

Kyrgyzstan Turkey Manas University. Май, 2011 г. С. 6-12. [электронный ресурс]. URL:

http://journals.manas.edu.kg/reforma/oldarchives/2011-2-50/1_1026-3936-1-PB.pdf

5. Концепция развития государственно-частного партнерства в Кыргызской Республике. Общественный документ // Сайт Фонда прогрессивных инициатив. Бишкек, 2013. 40 с. [электронный ресурс]. URL:

http://www.fpi.kg/dokumenty/koncepcija-razvitija-gosudarstvenno-chastnogo-partnerstva-v-kr

6. КОНЦЕПЦИЯ экономического и социального развития Кыргызской Республики на период до 2000 года .

Постановление Правительства Кыргызской Республики. 25 августа 1994 года N 644 [электронный ресурс].URL:

http://cbd.minjust.gov.kg/act/view/ru-ru/37478

7. Программа Правительства Кыргызской Республики «40 шагов в будущее» / Официальный сайт Правительства Кыргызской Республики [электронный ресурс].URL: http://www.gov.kg/?page_id=74383&lang=ru РУШДИ ИЉТИМОЇ – ИЌТИСОДИИ ЌИРЃИЗИСТОН: ЉАНБАИ ТАЪРИХЇ Дар маќолаи мазкур рушди иљтимої – иќтисодии Љумњурии Ќирѓизистон дар 25 соли охир мавриди баррасї ќарор дода шудааст. Масоилњои асосии руши иќтисодї ва иљтимої дар робита ба муносибатњои бозоргонї, инчунин вазифањое, ки дар назди љумњурї оиди мукаммалгардонии минбаъдаи идоракунии давлат дар марњилаи муосир истодааст, баррасї гардидаанд. Аз нуќтаи назари мо, барои рушди босуботи иљтимої – иќтисодии минбаъдаи Љумњурии Ќирѓизистон дар навбати аввал масъалањои рушди инфрасохтори наќлиётї, воридсозии онњо ба системањои наќлиётии континенталї талаб карда мешавад, ки ин омили муњимми суботи иќтисод мегардад. Лањзаи навбатї – системаи шаффофи иртиботи љомеаи шањрвандї, тиљорат ва давлат мебошад, ки ба љомеа имконият медињад ќарорњои идоракунандаро дар сатњи давлатї дарк ва ќабул намояд .

Инро метавон бо технологияњои муосири иттилоотї – иртиботї таъмин кард. Вазифањои рушди минбаъдаи иљтимої – иќтисодии Ќирѓизистон муайян карда шудаанд. Ва њалли онњо вобастагї аз он дорад, ки то чи андоза онњо пайдарпай њалли худро меёбанд .

Калидвожањо: рушди иљтимої – иќтисодї, идоракунии давлат, њаёти љамъиятї, иќтисод, Иттињоди иќтисодии АвруОсиё .

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КЫРГЫЗСТАНА: ИСТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

В данной статье рассматривается социально-экономическое развитие Кыргызской Республики за последние 25 лет. Рассматриваются основные проблемы экономического и социального развития в связи с переходом на рыночные отношения. А также задачи, которые стоят перед республикой по дальнейшему совершенствованию процессаа управления государством на современном этапе. С нашей точки зрения, для дальнейшего устойчивого социально-экономического развития Кыргызской Республики в первую очередь требуется продумать и решить вопросы развития транспортной инфраструктуры, их включения в континентальные транспортные системы, что станет важным фактором устойчивости экономики. Следующий момент – прозрачная система коммуникации гражданского общества, бизнеса и государства, которая позволит общественности понимать и принимать управленческие решения на государственном уровне. Это может быть обеспечено современными информационнокоммуникационными технологиями. Задачи дальнейшего социально-экономического развития Кыргызстана определены. Многое будет зависеть от того, насколько последовательно будут они решаться .

Ключевые слова: социально-экономическое развитие, управление государством, общественная жизнь, экономика, ЕАЭС .

SOCIAL-ECONOMIC DEVELOPMENT OF KYRGYZSTAN: HISTORICAL ASPECT

The article deals with the socio-economic development of the Kyrgyz Republic over the past 25 years. The main problems of economic and social development are considered in connection with the transition to market relations. And also the tasks that the republic faces to further improve the process of state governance at the present stage. From our point of view, for the further sustainable socio-economic development of the Kyrgyz Republic, first of all, it is necessary to think over and solve the issues of transport infrastructure development, their integration into the continental transport systems, which will become an important factor of economic sustainability. The next point is a transparent communication system of civil society, business and the state, which will allow the public to understand and make management decisions at the state level. This can be provided by modern information and communication technologies .

Thus, the tasks of further socio-economic development of Kyrgyzstan are defined. Much will depend on how consistently they are solved .

Key words: social-economic development, management of the state, the life of society, economy, ЕАEU .

Сведения об авторе: Прохорова Наталья Александровна - Кыргызско-Российский Славянский университет, доктор исторических наук, доцент. Адрес: 720000, Кыргызская Республика Бишкек, Пр. Чуй 44. Телефон: (+996E-mail: arh_prohorova@mail.ru Information about the author: Prokhorova Natalia Aleksandrovna - Kyrgyz-Russian Slavic University, Doctor of Historical Sciences, Associate Professor. Address: 720000, Kyrgyz Republic Bishkek, Pr. Chui 44. Phone: (+ 996-312)

432780. E-mail: arh_prohorova@mail.ru

–  –  –

После распада СССР одной из ключевых проблем для стран Центральной Азии, к которой относятся Казахстан, Киргизия, Туркменистан, Таджикистан и Узбекистан, стала проблема вододеления [2,с.35-47], что привело к взаимным неурегулированным претензиям стран. Они касались, прежде всего, определения объемов водозаборов. В СССР регулирование речного стока трансграничных рек было направлено на сбалансированное экономическое развитие всех пяти среднеазиатских республик, сочетающих выработку электроэнергии и развитие аграрного сектора экономики. Критерием работы водохранилищ была максимальная общая выгода .

Большая часть используемой в регионе воды берется из двух главных рек - Сырдарьи и Амударьи, которые формируются в горах Памира и Тянь-Шаня. Сырдарья течет из Киргизии через Таджикистан в Узбекистан (в том числе через густонаселенную Ферганскую долину) и Казахстан, Амударья - из Таджикистана в Узбекистан и Туркменистан. Водные ресурсы Сырдарьи, среднемноголетней сток которой равен 37 км3, распределяются следующим образом: 74% приходится на Киргизию, 14% на Узбекистан, 9% на Казахстан и 3% на Таджикистан. Более 80% стока Амударьи, среднемноголетний сток которой равен 78 км3, формируется на территории Таджикистана, 6% на территории Узбекистана, 2,4% в Киргизии, 3,5% в Туркменистане (с Ираном) и 7,9% в Афганистане .

Особенностью Центральной Азии является крайняя неравномерность в распределении водных ресурсов. Регион расположен в зоне, подверженной периодическим засухам, последствия которых сказываются в первую очередь на производстве сельскохозяйственных культур, выращивание которых основано на орошении .

После обретения независимости страны Центральной Азии стали самостоятельно распоряжаться водными ресурсами. Важнейшим политическим шагом стала инициатива первых лиц национальных водохозяйственных ведомств государств Центральной Азии о принятии в октябре 1991 года Ташкентского заявления. Оно стало отправной точкой переговорного процесса между центрально-азиатскими государствами в сфере использования водных ресурсов трансграничных рек. В заявлении речь шла о совместном использовании водных ресурсов на общих принципах, с учетом интересов всех сторон [4] .

Впервые симптомы конфликтности проявились в 1993 г., когда Узбекистан за долги оставил Киргизию без газа. В ответ Бишкек осуществил сброс из Токтогульского водохранилища [2]. Несмотря на расхождение интересов, в том же году государства Центральной Азии вновь попытались устранить разногласия по вопросу совместного использования водных ресурсов. Было принято «Соглашение о сотрудничестве в сфере совместного управления, использования и охраны водных ресурсов межгосударственных источников». Однако этот документ оказался нефункциональным. По мнению Юлдашевой Г.И., «основными проблемами, препятствующими ускорению интеграции региона, являются сохранение нерешенных трансграничных проблем в регионе, неравномерность социальноэкономического развития на фоне сложной геополитической ситуации в регионе и отсутствие эффективного механизма принятия политических решений» [11,с.1] .

При этом эффективным способом разрешения наслоившихся друг на друга проблем может служить пересмотр подходов к ситуации в целом и всей системы хозяйственных отношений в этой сфере. В условиях сложностей сегодняшней как водной, так и энергетической инфраструктуры объединение в единую водно-энергетическую систему является мощным воздействием на угрозы водно-энергетической безопасности Центральной Азии .

В 1995 году страны Центральной Азии сделали очередную попытку решить спорные вопросы в сфере водных ресурсов, приняв Нукусскую декларацию. В ней была отмечена важность ранее подписанных соглашений, регулирующих отношения в сфере водных ресурсов .

Страны региона подтвердили приверженность принципу использования водных ресурсов в интересах всех государств. В 1998 г. было заключено соглашение между Казахстаном, Киргизией и Узбекистаном «Об использовании водно-энергетических ресурсов бассейна реки Сырдарья». Таджикистан присоединился к документу в 1999 году. Данный документ имел рамочный характер, хотя в нем были зафиксированы принципы компенсаций. В документе не был описан экономический механизм взаимоотношений между гидроэнергетикой и ирригацией. В итоге страны нижнего течения летом, в период наибольшей потребности в воде, стали испытывать ее дефицит, а зимой сталкиваться с затоплениями водохозяйственных объектов .

Принимаемые документы не способствовали решению проблемы распределения водных ресурсов трансграничных рек, поскольку не были подкреплены практическими механизмами компенсаций. Страны нижнего течения не готовы были компенсировать потери от изменения режима работы водохранилищ странам верхнего течения. Фактически речь шла о конфликте национальных программ развития всех центрально-азиатских государств [4]. В результате между Туркменистаном и Узбекистаном, Киргизией и Таджикистаном, Казахстаном и Киргизией периодически обострялись межгосударственные отношения по вопросу использования водных ресурсов трансграничных рек .

Причины конфликтных ситуаций между странами региона в сфере водных трансграничных ресурсов следует искать, в том числе в положениях, которые отражены в национальном законодательстве. Основополагающие документы Центрально-Азиатских стран четко позиционируют воду в качестве ресурса, принадлежащего государству .

Так, в Водном кодексе Казахстана (статья 8), принятом в июле 2003 года, говорится об исключительной собственности государства на водные ресурсы. Аналогичное положение содержится в законе Киргизии «О воде» (ст. 5), принятом в январе 1994 г. В Водном кодексе Таджикистана (ст. 4), принятом в декабре 1993 года, водные ресурсы рассматриваются в качестве исключительной собственности государства. Данные документы, впоследствии, дополнялись и уточнялись, однако главный тезис в них оставался неизменным - водные ресурсы являются исключительной собственностью государства, которые по своему усмотрению регулируют их использование. Подобный подход противоречит положениям международного права, в котором рассматриваются вопросы трансграничных водных ресурсов, и порождает значительные трудности в использовании международного законодательства. Как отмечает Винокуров Е., проблемы эффективного использования водно-энергетических ресурсов Центральной Азии требуют комплексного решения [2,с.35-47]. Необходимо помнить, что важной особенностью региона является то, что две его страны - Таджикистан и Кыргызстан

- расположены в зоне формирования водного стока, а остальные находятся в зоне его рассеивания. Соответственно у них различные интересы и приоритеты в водно-энергетической сфере. Для Таджикистана и Кыргызстана - это использование воды для развития гидроэнергетики, а Узбекистана, Казахстана и Туркменистана - для орошаемого земледелия .

При этом важно отметить два принципиальных момента. Гидроэнергетика не является водопотребителем, она не расходует воду безвозвратно, а только пропускает ее через турбину ГЭС. В отличие от этого орошаемое земледелие забирает речной сток безвозвратно, и если и возвращает некоторую небольшую часть в виде дренажного стока, то очень плохого качества [10] .

ООН был принят ряд документов, регулирующих использование и охрану международных водотоков. Среди них: Конвенция по охране и использованию трансграничных водотоков и международных озер (март 1992 года) и Конвенция о праве судоходных видов использования международных водотоков, принятая в мае 1997 года. Согласно этим документам освоение трансграничных водных ресурсов должно проводиться совместно, с учетом взаимных интересов тех государств, через которые эти реки текут .

В апреле 2015 года на VII Всемирном водном форуме Президент Туркменистана выступил с предложением о создании Водной стратегии ООН, направленной на развитие диалога между странами региона. О необходимости учитывать интересы друг друга говорилось в июне 2015 года на Международной конференции высокого уровня, посвященной подведению итогов Международного десятилетия действий «Вода для жизни». По различным оценкам, водные ресурсы смогут обеспечить регион Центральной Азии лишь до 2020-2025 годов. В ближайшие десять-пятнадцать лет потребность в воде в регионе может увеличиться на 40%, что не может не отразиться на конфликтном потенциале региона. Недостаток водных ресурсов во многом ограничивает экономическое развитие государств Центральной Азии .

В Таджикистане в г. Душанбе 14-15 февраля 2018 года прошёл форум Гражданского общества Центральной Азии по подготовке к восьмому Всемирному Водному Форуму, являющийся частью Региональных консультаций Всемирного Гражданского Водного Форума .

Основная цель форума заключалась в разработке Обращения гражданского общества Центральной Азии к восьмому Всемирному Водному Форуму посредством вовлечения неправительственных организаций, представителей академического сообщества, представителей бассейновых советов, женщин и местного населения, в обсуждение вопросов, связанных с водой в Центральной Азии .

В городе Душанбе 20-22 июня 2018 года проходила Международная конференция высокого уровня по Международному десятилетию действий «Вода для устойчивого развития, 2018-2028», которая началась с выступления Основателя мира и национального единства – Лидера нации, Президента Республики Таджикистан уважаемого Эмомали Рахмона. Президент страны отметил, что по итогам мероприятия, проходящего в сотрудничестве с ООН и другими партнёрами, будут предприняты эффективные шаги по реализации согласованных на международном уровне целей и задач, связанных с водными ресурсами. По итогам работы международной конференции была составлена Заключительная декларация: «Продвижение действий стратегического диалога», где было принято решение, что темой второй Конференции по Десятилетию действий по водным ресурсам будет «стимулирование действий по вопросам воды и партнерства на местном, национальном, региональном и глобальном уровнях» для достижения целей Десятилетия действия по водным ресурсам и целей и задач устойчивого развития под номер шесть: «Чистая вода и санитария». В Центральной Азии всегда существовал культ воды, в связи с чем бережное отношение к эффективному регулированию водных ресурсов было, есть и сохраняется «на протяжении веков» [5,с.49-62]. Решение проблем совместного использования водно-энергетических ресурсов в Центральной Азии имеет не только решающее экологическое, экономическое значение, но и политическое и международное. В связи с тем, что является одним из основных факторов формирования в регионе зоны экологической безопасности, стабильности и экономического развития .

ЛИТЕРАТУРА

Азия - экономика и жизнь. -Сентябрь 1996. -№38 (62). -С. 3; 04.09.2018 .

1 .

Белокреницкий В. Проблемы и перспективы формирования 05.09.2018 2 .

Центрально-Азиатского макрорегиона / В. Белокриницкий // Восоток. – 1993. - № 4. -С. 35-47; 11.09.2018 Барков И. Узбекистан, Казахстан и Киргизия намерены подписать договор о параллельной работе 3 .

энергосистем республик // News-Asia 09 октября 2012 [электронный ресурс]. www.news-asia.ru; 15.09.2019 Выступление Президента Таджикистана на церемонии открытия Международной конференции высокого 4 .

уровня по Международному десятилетию действий «Вода для устойчивого развития, 2018-2028 годы»

20.06.2018. 16.09.2018 Государство Центральная Азия: прогноз или миф? // Азия, январь. – 1994. -№ 4 .

5 .

Жильцов С. Борьба за воду / С. Жильцов, И. Зонн // Индекс безопасности. - 2008. - №. 3. - Т. 14. - С. 49–62 .

6 .

19.09.2018 Мироненков А. Что кроется за нехваткой воды: ситуация с наличием водных ресурсов и водопользованием 7 .

в Центральной Азии [электронный ресурс]. www.c-asia.org 18 ноября 2006; 23.09.2018 Петров Г. Н. Совместное использование водно-энергетических ресурсов трансграничных рек Центральной 8 .

Азии / Г. Н. Петров // Трансграничные водные ресурсы: совместное использование: инф. сб. НИЦ МКВК. -2009. С. 48. 25.09.2018 .

Рахматулина Г. Г. Формирование энергетического рынка стран Центральной Азии: проблемы и 9 .

перспективы / Г.Г. Рахматулина // Научный журнал Казахстан-Спектр. - 2004. - № 2(28). - С.24–37 .

Ужулис В. Водные конфликты в Киргизии как фактор политического риска в Центральной Азии 10 .

[электронный ресурс]. http://www.c-asia.org 11 октября 2006. 29.09.2018 Юлдашева Г.И. К новым интеграционным тенденциям в Центральной Азии / Г.И Юлдашева. -Ташкент .

11 .

13.03.2009: 03.10.2018

ЗАХИРАОИ ОБИИ ЭНЕРГЕТИКИИ ОСИЁИ МАРКАЗ

Дар маолаи мазкур вазъи соаи захираои обии дарёои фаромарз, ки дар Осиёи Марказ пас аз суути ИЉШС ташаккул ёфтааст, мавриди баррасї ќарор дода шудааст. Ба омзиши омилое, ки ба ташаккул ва татбии сиёсати давлатои Осиёи Марказ дар соаи истифодаи захираои об таъсир мерасонанд, тавауи махсус зоир карда мешавад. Таъкид гардидааст, ки таияи механизми истифодаи оилонаи гидроэнергетикии минтаа дар ин марила аамияти хосса дорад. Истифодаи амгирои захираои обу энергетикии Осиёи Марказ зарур аст ва ин талабот дар 10-20 соли оянда амал хоад гашт ва барарорсозии системаи ягонаи бар таъминкунии минтаа амри воќеи хохад шуд. Ин равиши нав ам психологияи нав ва рафтори мувофиро дар мубодилаи захираои ишорашуда талаб мекунад. айд карда шудааст, ки кишварои Осиёи Марказ ба истифодаи пурраи итидорои об ва энергетик бо масади алли проблемаои мавудаи миллионо одамон дар атрофи итъаи Осиё, ба аном додани корои муосири эколог тавау зоир мекунанд. Дар натиа, амоангсозии амало дар самти истифодаи захираои об ва тавияти масъулият байни кишварои Осиёи Марказ зарур аст .

Калидвожањо: захираои об, тасимоти об, дарёои фаромарз, Осиёи Марказ, гидроэнергетика, системаи энергетик, давлат .

ВОДНО-ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЕ РЕСУРСЫ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

В статье анализируется ситуация в сфере водных ресурсов трансграничных рек, сложившаяся в Центральной Азии после распада СССР. Особое внимание уделено исследованию факторов, оказывающих влияние на формирование и реализацию политики стран Центральной Азии в области использования водных ресурсов .

Отмечается, что, по мнению учёных, большое значение на современном этапе приобретает разработка механизма рационального использования гидроэнергетического потенциала региона. Подчёркивается, что интегрированное использование водно-энергетических ресурсов Центральной Азии, крайне необходимо и эта необходимость в ближайшие 10-20 лет будет реализована и найдет свое выражение в восстановлении некогда ошибочно разрушенной единой энергосистемы региона. Новый подход требует и новой психологии и соответствующего поведения в совместном использовании отмеченных ресурсов. Указывается, что страны Центральной Азии заинтересованы в полном использовании водно-энергетического потенциала для того, чтобы решить существующие проблемы миллионов людей по всему периметру части Азиатского континента, осуществить облагораживание окружающей среды. Делается вывод, что необходима координация действий по водным ресурсам и разделению ответственности между членами стран Центральной Азии .

Ключевые слова: водные ресурсы, вододеление, трансграничные реки, Центральная Азия, гидроэнергетика, энергосистема, государство .

WATER-ENERGY RESOURCES OF CENTRAL ASIA

The article analyzes the situation in the field of water resources of Transboundary Rivers, developed in Central Asia after the collapse of the USSR. Special attention is paid to the study of factors affecting the formation and implementation of the policies of the Central Asian countries in the field of water resources use. It is noted that, according to scientists, the development of a mechanism for the rational use of the hydropower potential of the region is of great importance at the present stage. It is emphasized that the integrated use of water and energy resources of Central Asia is urgently needed and this need will be realized in the next 10-20 years and will find expression in the restoration of the region’s once erroneously destroyed energy system. A new approach requires both new psychology and appropriate behavior in sharing the marked resources. It is indicated that the Central Asian countries are interested in the full use of the water and energy potential in order to solve the existing problems of millions of people around the perimeter of the Asian continent, to carry out environmental upgrading. It concludes that there is a need for coordination of actions on water resources and the sharing of responsibility between members of the countries of Central Asia .

Key words: water resources, water allocation, transboundary rivers, Central Asia hydropower, energy system, state .

Сведения об авторах: Ходжаев Фаррух Тоирович – Таджикский национальный университет, аспирант 1 курса русской группы факультета международных отношений (дипломат). Адрес: 734025, Республика Таджикистан, г .

Душанбе, проспект Рудаки 17. E-mail: khojafarrukh@gmail.com. Телефон: 234-74-10; 502-00-11-22 Расулиён К. – Таджикский национальный университет, доктор исторических наук, профессор. Адрес: 734025, Республика Таджикистан, г. Душанбе, проспект Рудаки 17 Information about the authors: Khojaev Farrukh Toirovich - Tajik National University, 1st year postgraduate student of the Russian group of the Faculty of International Relations (diplomat) Address: 734025, Republic of Tajikistan, Dushanbe, Rudaki Avenue 17. E-mail: khojafarrukh@gmail.com. Phone: 234-74-10; 502-00-11-22 Rasuliyon K. - Tajik National University, Doctor of Historical Sciences, Professor. Address: 734025, Republic of Tajikistan, Dushanbe, Rudaki Avenue 17 УДК: 930.25 (575.3)

ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ПОНЯТИЕ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ И ЕЕ

УСТОЙЧИВАЯ РОЛЬ В НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РЕСПУБЛИКИ

ТАДЖИКИСТАН

–  –  –

Информационная безопасность сейчас является одним из принципиальных понятий в информационном праве. Информационное общество, то есть общество, в котором информационные процессы исполняются преимущественно на базе использования информационно-коммуникационных технологий, а информационные ресурсы доступны всем слоям жителей, переживает один из наиболее активных шагов собственного развития. Поэтому актуально все, что соединено с понятием безопасности в информационном обществе .

По мнению таджикского исследователя, «истоками научного направления, связанного с изучением проблем информационной безопасности, являются два в достаточной степени разработанных направления научной мысли. Первое направление - комплекс теорий в рамках информационной технологии общества. Второе направление - работы, посвященные проблемам информационной безопасности в Таджикистане и её особенности» [1,с.8] .

Стоит отметить, что для исследования вопросов кибербезопасности на сегодня накоплен довольно большой теоретический материал, который, нуждается в обобщении и классификации и соотнесении с быстро меняющимися реалиями информационной эпохи при разработке конкретных практических мер. В этой связи изучение информационной безопасности как элемента устойчивости национальной безопасности приобретает весьма актуальное значение .

Появление и научное закрепление дефиниции «информационная безопасность»

непосредственно связано с осмыслением феномена информатизации и изучением содержания процесса формирования информационного общества .

Некоторые ученые определяют понятие и сущность информационной безопасности следующим образом:

удовлетворение информационных потребностей субъектов;

обеспечение безопасности информации;

обеспечение защиты субъектов [2] .

В связи с этим, задача обеспечения информационной безопасности государства состоит в том, чтобы создать условия функционирования информационной инфраструктуры, при которых отдельные граждане, коллективы, органы власти могли бы принимать управленческие решения и добиваться их реализации сообразно целям, направленным на прогрессивное развитие всего общества .

Юристы-международники определяют понятие информационной безопасности следующим образом: «Информационная безопасность является важнейшей составляющей национальной безопасности в целом... В структуре информационного права проблема обеспечения информационной безопасности является одним из институтов. Суть этого института информационного права состоит в осуществлении правовых, организационных, технических мер, обеспечивающих безопасное состояние всех составляющих информационнокоммуникационного комплекса государства, отдельных организаций и каждого человека» [3] .

В.Н. Лопатин [4] отмечает, что «информационная безопасность» возникла с появлением средств информационных коммуникаций между людьми, а также с осознанием человеком наличия у людей и их сообществ интересов, которым может быть нанесен ущерб путем воздействия на средства информационных коммуникаций, наличие и развитие которых обеспечивает информационный обмен между всеми элементами социума. Выделяя отдельно информационно-психологическую безопасность, В.Н. Лопатин трактует ее как «состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от воздействия вредной информации» [5] .

А.А. Стрельцов раскрывает понятие «обеспечение информационной безопасности» как «сложное явление, включающее объект безопасности, образуемый совокупностью информационных потребностей государства и его деятельности по удовлетворению этих потребностей, угроз объекту безопасности, деятельности государства по противодействию угрозам, а также субъектов этого противодействия» [6] .

В XX в. возникла концепция «информационного общества», вследствие чего сформировалась проблема обеспечения информационной безопасности. В условиях мировой глобализации данная проблема приобретает международный, комплексный и междисциплинарный характер .

Информационно-технический прогресс способствует появлению новых видов опасностей .

К наиболее значимым из них относят: информационное оружие, социальные преступления в IT сфере, а также применение информационных технологий в политической борьбе .

Необходимо отметить, что внедрение современных информационных технологий привело к появлению новых видов преступлений, таких как компьютерная преступность и компьютерный терроризм - незаконное вмешательство в работу электронно-вычислительных машин, систем и компьютерных сетей, хищение, присвоение компьютерной информации .

Кибертерроризм и киберпреступность – это новые формы преступной деятельности, которые для достижения своих целей используют современные информационно-коммуникационные технологии [7]. Таким образом, можно сделать вывод что, к сожалению, до сих пор среди экспертов и исследователей не выработано единое определение понятия информационной безопасности и данный факт усложняет процесс исследования. Наряду с такими понятиями, как «военная безопасность», «национальная безопасность», как никогда актуализируется понятие «информационная безопасность». В современных условиях эта проблема выдвигается на общенациональный уровень .

На сегодняшний день информационная безопасность выступает и признается как элемент устойчивости национальной безопасности. Как известно, в конце XX - начале XXI века зависимость человечества от информации значительно увеличилась, развитие информационных технологий обусловило проникновение информационных ресурсов практически во все сферы жизнедеятельности человека. Информация и информационные технологии превращаются в решающий стратегический ресурс общества. Не случайно, что 30 апреля 2008 года Президент Республики Таджикистан, уважаемый Эмомали Рахмон своим указом утвердил Концепцию государственной информационной политики республики. Правительству было поручено разработать и принять Программу её реализации. В утвержденной Концепции определены приоритетные направления государственной информационной политики и защиты национальных интересов Республики Таджикистан, будущей составной частью внутренней и внешней политики государства, устанавливает области деятельности органов государственной власти и управления в информационной сфере .

Согласно данной концепции, в условиях социально-политической, экономической информационной глобализации, ее фрагментации, принимающей все более настораживающие формы информационного влияния, требуются сохранение и защита национальных интересов Республики Таджикистан в информационной сфере, обеспечение их безопасности путем разработки концептуального документа, определяющего государственную политику в области концепции государственной информационной политики. Государственная информационная политика Республики Таджикистан как составная часть внешней и внутренней государственной политики Республики Таджикистан, определяет область деятельности органов государственной власти и управления в информационной сфере .

Обеспечение информационной безопасности в мировом сообществе является одной из краеугольных задач. В этом ключе важным, на наш взгляд, выглядит ведение правильной информационной политики. Государственная информационная политика представляет собой деятельность по распространению и воспроизводству информации, «удовлетворяющей интересы государства и гражданского общества и направленной на обеспечение творческого, конструктивного диалога между ними и их представителями» [8] .

Выделяют технологический и содержательный аспекты информационной политики .

Технологический аспект информационной политики отражает специфику регулирования и функционирования инфраструктуры общества:

- модернизация инфраструктуры;

- развитие, целесообразное и рациональное использование сетевых коммуникативных технологий;

- развитие независимых средств массовой информации;

- информационная безопасность страны и создание соответствующей нормативно-правовой базы и т.д. [9] Таким образом, объектом государственной информационной политики является общественное сознание, динамика информационных процессов в обществе, которые отражают потребности личности и общества, основные стратегические ориентиры развития государства .

По мнению некоторых исследователей, сущность таджикского подхода к решению проблемы обеспечения безопасности и стабильности заключается в предотвращении вооруженных конфликтов преимущественно невоенными средствами. Его реализация в условиях Центральноазиатского региона может представлять собой длительный и сложный процесс, который потребует больших усилий всех государств, более гибких позиций в решении имеющихся противоречий, выработки научно обоснованной системы согласованных мер по обеспечению региональной безопасности и стабильности [10] .

В условиях глобализации экстремисты используют СМИ для распространения своих идей, и эти моменты необходимо учитывать, заявил советник аппарата помощника президента РТ по вопросам социального развития и связям с общественностью Шухрат Буриев, выступая на открытии международной конференции «Медиа в цифровой среде: вызовы и возможности» .

Шухрат Буриев отметил, что те страны, которые сегодня не могут противостоять информационной войне, получают нестабильность в политической реальности .

«В таких условиях СМИ должны защищать национальные интересы и безопасность своей страны, используя свои ресурсы, - сказал он. – Невозможно представить стабильность страны без участия СМИ» [11]. Базовым документом по информационной безопасности в Таджикистане является утвержденная Президентом страны Концепция информационной безопасности Республики Таджикистан, которая представляет собой совокупность официальных взглядов на цели, задачи, принципы и основные направления обеспечения информационной безопасности Республики Таджикистан. Под информационной безопасностью Республики Таджикистан понимается состояние защищенности ее национальных интересов в информационной сфере, определяющихся совокупностью сбалансированных интересов личности, общества и государства. Законодательство Таджикистана в сфере информационной безопасности развивается по нескольким направлениям- это, прежде всего, закрепление общих положений о доступе к информации, о конфиденциальности и защите информации. Базовым актом здесь является Закон РТ “Об информации» и Закон РТ «О защите информации» .

Обеспечение информационной безопасности является первоочередной задачей для современного общества. Это достаточно сложный и многофункциональный процесс, который зависит как от внешних, так и от внутренних факторов. Это объясняется тем, что на современном этапе развития общества информационные технологии приобретают все большую значимость в жизни не только отдельного человека, но и целого государства .

Таким образом, на наш взгляд, государственная политика, которая была направлена на обеспечение информационной безопасности, обязана учесть культурные, этнические, духовные и иные различия, в общем развитие всей социальной системы, в критериях информационного общества .

ЛИТЕРАТУРА

1. Сафиев К.И. Информационная безопасность Республики Таджикистан в контексте современного политического процесса: сущность и приоритеты её обеспечения: диссертация кандидата политических наук: 23.00.02 / К.И .

Сафиев. - Душанбе, 2014. -С.8 .

2. Атаманов Г.А. Информационная безопасность: сущность и содержание / Г.А. Атаманов // Бизнес и безопасность в России. -2007. -№ 47. -С. 108 .

3. Бачило И.Л. Информационное право. Учебник для вузов / И.Л. Бачило. - М.: Высшее образование; ЮрайтИздат, 2009. -С. 398 .

4. Лопатин В.Н. Информационная безопасность России: человек, общество, государство. Серия: Безопасность человека и общества / В.Н. Лопатин. - СПб.: Фонд Университет, 2000. -С. 428 .

5. Лопатин В.Н. Информационное право. Учебник / В.Н. Лопатин. - СПб.: Юридический центр Пресс, 2005. -С .

474 .

6. Стрельцов А.А. Содержание понятия «обеспечение информационной безопасности» / А.А. Стрельцов // Информационное общество. -2001. -Вып. 4. -С. 10 - 16 .

7. Сафиев К.И. Информационная безопасность Республики Таджикистан в контексте современного политического процесса: сущность и приоритеты её обеспечения: диссертация кандидата политических наук: 23.00.02 / К.И .

Сафиев. - Душанбе, 2014. -С.11 .

8. Информационная политика. Учебник / под общ. ред. В.Д. Попова. -М.: Изд-во РАГС, 2003. -С.38 .

9. Попов В.Д. Государственная информационная политика: состояние и проблемы формирования. Массовые информационные процессы в современной России: Очерки / В.Д. Попов; отв. ред. А.В. Шевченко. -М.: Изд-во РАГС, 2002. -С. 20 .

10. Махмадов П.А. Проблемы безопасности Республики Таджикистан и их особенности в условиях трансформации общества: диссертация... кандидата политических наук: 23.00.02 / П.А. Махмадов. – Душанбе: Изд. «Андалеб Р», 2015. - 152 с .

11. Гайсина Л. Советник президента Таджикистана: СМИ должны защищать национальную безопасность страны .

Газета от 22 сентября 2016. [Электронный ресурс] .

Asia Plus URL:http://news.tj/ru/news/tajikistan/security/20160922/231168 (дата обращения: 10.11.2018)

МАФЊУМИ НАЗАРИЯВИИ АМНИЯТИ ИТТИЛООТЇ ВА НАЌШИ МУАССИРИ ОН ДАР АМНИЯТИ

МИЛЛИИ ЉУМЊУРИИ ТОЉИКИСТОН

Муаллиф дар маќола асоси илмии тафсири “амнияти иттилоотї”-ро бевосита бо дарки хориќаи иттилоотикунонї ва омўзиши таркиби раванди ташаккули љомеаи иттилоотї мавриди тањќиќ ќарор додааст. Ѓайр аз ин, дар маќола наќши манфии љањонишавї ва ВАО ќайд гардидааст, ки ба пањншавии ѓояњои экстремистї, бенизомии љањонї ва анархия мусоидат менамоянд. Аз рўи аќидаи муаллиф, яке аз лањазоти асосии таъмини амнияти иттилоотии љомеа ва давлат – сиёсати давлатї мебошад, ки ба таъмини амниятї равона карда шудааст ва бояд фарќиятњои фарњангї, этникї, маънавї ва дигар фарќиятњоро дар рушди умумии низоми иљтимої дар мањакњои љомеаи иттилоотї ба назар гирад .

Калидвожањо: иттилоот, амният, киберамният, ВАО, љањонишавї, технологияњои иттилоотї, миллат, масоилњо .

ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ПОНЯТИЕ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ И ЕЕ УСТОЙЧИВАЯ РОЛЬ В

НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН

Автор в статье исследует научное закрепление дефиниции «информационная безопасность»

непосредственно с осмыслением феномена информатизации и изучением содержания процесса формирования информационного общества. Кроме того, в статье делается акцент о негативной роли глобализации и СМИ, которые способствуют распространению экстремистских идей, мирового беспорядка и анархии .

По мнению автора, одним из основных моментов при обеспечении информационной безопасности государства и общества - это государственная политика, которая была направлена на обеспечение информационной безопасности, обязана учесть культурные, этнические, духовные и иные различия, в общем развитии всей социальной системы, в критериях информационного общества .

Ключевые слова: информация, безопасность, кибербезопасность, СМИ, глобализация, информационная технология, нация, проблемы .

THEORETICAL UNDERSTANDING OF THE INFORMATION SECURITY AND ITS ROLE IN THE

NATIONAL SECURITY OF THE REPUBLIC OF TAJIKISTAN

In the following article, the author explores the scientific consolidation of the definition of “information security” directly with the understanding of the phenomenon of informatization and the study of the content of the formation process of the information society. In addition, the article deals with the negative role of globalization and media, which contribute to the spread of extremist ideas to achieve global disorder and anarchy. According to the opinion of author, one of the main points in ensuring the information security of the state and society is the state policy, aimed at ensuring information security, obliged to take into account cultural, ethnic, spiritual and other differences, in general, the development of the entire social system, in the criteria of the information society .

Key words: information, security, cybersecurity, media, globalization, information technology, nation, problems .

Сведения об авторе: Каландаров Фирдавсджон – Таджикский национальный университет, соискатель кафедры международных отношений. Адрес: 734025, Республика Таджикистан, г. Душанбе, проспект Рудаки, 17.

Телефон:

(+992) 904-01-42-44. E- mail: kalandarov-94@list.ru Information about the author: Kalandarov Firdavsdzhon - Tajik National University, applicant for the Department of International Relations. Address: 734025, Republic of Tajikistan, Dushanbe, Rudaki Ave. 17. Phone: (+992) 904-01-42E-mail: kalandarov-94@list.ru УДК: 327: 930.22(09) (575)

ВЛИЯНИЕ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ НА БЕЗОПАСНОСТЬ ГОСУДАРСТВ

ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

–  –  –

Центральная Азия - географическое пространство, располагающееся в центре Евразии, которая соединяет евразийский континент. Согласно географическому местонахождению, Центральная Азия изолирована от мировых океанов .

Учитывая историческое прошлое, как геополитический объект, Центральная Азия является относительно молодым регионом и соответствует времени распада Советского Союза .

Получив государственную независимость, молодые республики стали заключать разного рода соглашения с другими странами и вступать в международные сообщества .

После известных событий 11 сентября 2001 г. усилился интерес США и Запада к центральноазиатскому региону. Вопросы обеспечения безопасности региона стали принимать все большую актуальность в процессе становления новых взаимоотношений между независимыми государствами Центральной Азии [11, с.93] .

Одна из главных угроз, которая негативно влияет на Центральноазиатский регион – это нестабильный Афганистан, который является источником распространения наркотиков и терроризма, к тому же три из пяти центральноазиатских стран имеют достаточно большую границу протяженности (общая протяженность границы Афганистана с Центральноазиатскими странами - 2087 км: Республика Таджикистан -1206 км, Республика Узбекистан -137 км, Туркменистан - 744 км), что также сказывается на безопасности данного региона. Именно поэтому страны Центральной Азии придают огромное значение стабильности данной Исламской республики [1] .

Центральноазиатские страны служат неким «коридором» для поставки афганского наркотика в Европейские страны, СНГ, и прежде всего в Россию. Согласно Земского: «Тесно связана с темой безопасности в Центральной Азии афганская проблематика. От того, как будет складываться процесс афганского урегулирования, во многом зависит решение проблем обеспечения и укрепления региональной безопасности. Однако ситуация в Афганистане не только не улучшается, но и продолжает деградировать. Растущее беспокойство вызывает то, что наркодельцы превратили центральноазиатский регион в основной транзитный коридор доставки афганских наркотиков в страны СНГ, прежде всего в Россию и далее в Европу» [6, с.178-179] .

Таким образом, мы становимся свидетелями того, насколько дестабилизирующе сказывается общая граница с Афганистаном, и для этого первым делом необходимо укрепить государственную границу. Таджикский политолог Мамадазимов А. отмечал, что границы региона довольно обширные, открыты и относительно слабо защищены [9, с.102]. Следует подчеркнуть, что территории, имеющие общую границу с Афганистаном, находятся в сложном географическом положении, в особенности горные територии Республики Таджикистан, что также усугубляет ситуацию для стран Центральной Азии, в частности людских и военнотехнических потребностей. Поскольку силовые структуры не в силах полностью контролировать все территории, афганцы свободно пересекают границы. Именно поэтому одной из главных задач всех стран является оснащение необходимым оборудованием, использование новейших технологий и контролирование труднодоступных территорий. По данным Боришполец К.П.: «В настоящее время через страны Центральной Азии транспортируют около 30% афганских наркотиков» [2]. В самом Афганистане сложилась сложная ситуация, связанная с увеличением числа наркозависимых и наркопотребителей. На днях правительство выразило свое беспокойство о населении, и подчеркивается, что на сегодняшний день в стране около 2 млн. наркоманов. Половина из них - женщины и дети [4]. То есть афганское правительство обеспокоено такими цифрами. Одной из причин употребления наркотических веществ является несвоевременная медицинская помощь, доставка и употребление медикаментов, так как они утоляют боль .

«Героин, считающийся тяжелым наркотиком, наиболее распространен в Таджикистане – его потребляют 82% зарегистрированных наркоманов, в Узбекистане – 71%, в Казахстане – 60%, в Киргизии – 47%. Опиум наиболее популярен в Киргизии – 19%, в Казахстане – 11%, в Узбекистане и Таджикистане – 9% всех наркозависимых. Большинство смертельных случаев в регионе на почве наркотиков связаны с потреблением веществ опиоидной группы: от 7 на 1 млн. жителей в возрасте 15-64 лет в Узбекистане, до 115 – в Казахстане. Широко распространено употребление инъекционных наркотиков: на их долю приходится от 46% потребителей в Узбекистане, до 70% – в Киргизии и Казахстане. Потребление героина в Центральной Азии привело к резкому росту заболеваемости ВИЧ/СПИД – преимущественно среди мужчин наиболее продуктивного возраста (от 20 до 49 лет), вводящих наркотики путем инъекций. Согласно исследованиям Международного комитета по контролю за наркотиками, употребление инъекционных наркотиков является причиной более 60% зарегистрированных случаев заражения. На первом месте по распространению ВИЧ/СПИД среди наркоманов находится Узбекистан (21%), затем Таджикистан (14,7%), Казахстан (9,2%) и Киргизия (8%)»

[8] .

Таким образом, не составив чёткий отчёт и не решив данную проблему, в скором времени страны Центральной Азии понесут серьёзный урон генофонду своих наций, потому что еще одной из причин употребления, распространения и продажи наркотических веществ в Центральной Азии является нехватка рабочих мест для молодого поколения. Как гласит народная пословица: «Безделье — мать всех пороков». К тому же, наркоторговля является одной из причин высокой коррупции в регионе, поэтому следует обеспечить народ хорошо оплачиваемыми рабочими местами. Серьезную угрозу стабильности в Центральной Азии несет в себе также активность религиозно-экстремистских организаций «Хизб ут-Тахрир», «Ансорул-лах» и других, которые, прикрываясь лозунгами ислама, стремятся к достижению своих политических целей — свержению конституционного строя в центральноазиатских государствах [12, с.226] .

«На фоне военно-стратегического противоборства ведущих мировых и региональных держав в Центральной Азии, обостряются проблемы политического и религиозного экстремизма, этнического сепаратизма, активизируют свою деятельность террористические силы» [3, с.80] что весьма негативно отражается на безопасности страны данного региона .

Одним из основных мест распространения экстремизма является Ферганская долина, на которой располагаются частично территории Таджикистана, Киргизии и Узбекистана. В последнее время ряды экстремистов пополняют женщины, оставляя свои семья. «Исламский фактор» определяет интересы Саудовской Аравии, «родины ислама» и одного из самых теократических государств мусульманского мира, к Центральноазиатскому региону .

Приверженность исламским ценностям в сочетании с геополитическими интересами в отношении государств Центральной Азии также лежит в основе внешнеполитического курса Пакистана и Ирана .

В 1994 году на территории Центральной Азии создается Центрально-Азиатское Экономическое Сообщество (ЦАЭС), в состав которого входили Узбекистан, Казахстан и Киргизия, а в 1998 году присоединяется Таджикистан. В 2001 году по решению странучастников, ЦАЭС было трансформировано в Организацию Центральноазиатского Сотрудничества (ЦАС). Кроме Туркменистана, который не входил в организацию, были подписаны ряд документов, отвечающих потребностям Центральнальноазиатских стран. Как подчеркивал экс - Президент Узбекистана И. Каримов, «интеграция всегда была и остается народной по своей сути... Интеграция народов Центральной Азии — это не мечта или проект на будущее, это данность, это реальность, которая лишь нуждается в организационных, юридических и политических формах...». [7,с.310-311]. 18 октября 2004 года в Душанбе на саммите ЦАС был подписан протокол с присоединением России к этой организации, с её подтверждением безусловно главенствующей роли, как инвестиционного донора и посредника в разрешении конфликтных ситуаций, хотя согласно целям создания организации, конфликтные ситуации и внутренние проблемы должны решаться самостоятельно без вмешательства посторонних лиц. Ссылаясь на предложение У.

Сайдалиева:

- «Международное сообщество должно поддерживать именно те проекты, которые отвечали бы интересам всех стран региона и не вызывали бы их изоляции друг от друга» [11,с.100]. В 2005 году после вхождения стран ЦА в ЕврАзЭС данная организация прекратила свое существование .

Таким образом, учитывая прошлый опыт, новые вызовы и проблемы региональной обстановки Центральноазиатским странам следует вновь создать новую Организацию или возобновить существование вышеупомянутой организации без вмешательства иных государств-наблюдателей, которая отвечала бы интересам данного региона .

На одном из своих выступлений президент РТ высказался так относительно данного региона: «Следует отметить, что наш регион сегодня находится на перекрестке противоборства различных интересов. Эта истина требует от всех нас реализации проверенной и взвешенной политики. И я еще раз подчеркиваю свое высказывание, которое было озвучено мною несколько лет назад в Послании к Маджлиси Оли: Центральная Азия, как уязвимая и хрупкая точка нашей планеты, не должна быть ареной нестабильности и противоборства интересов, она должна превратиться в их объединяющее звено» [10] .

В целом, во избежание геополитической зависимости и предотвращение угроз странам региона следует:

1. Создать Совет Безопасности Центральноазиатских Республик (СБЦАР), созывать его 2раза в год. Этот совет позволит странам обмениваться опытом, мнениями и решать определенные вопросы безопасности. Центр -в одной из странах ЦАР. Проводить мониторинг по вопросам безопасности региона .

2. Укрепление межгосударственных отношений. Регион существует как географическое пространство, имеет общие границы, но не имеет хороших соседских отношений .

3. Создать региональный журнал по центральноазиатскому региону (печатать по кварталам). Открыть телевизионный канал, снимать совместные фильмы, для совместного участия и сближения народов .

4. Решить спорные вопросы региона без вмешательства держав .

5. Решить проблему безработицы и обеспечить рабочими местами население. Пересмотр и перераспределение рабочих мест между странами ЦАР (там, где избыток рабочей силы направить в страну, где недостаток рабочей силы, и есть работа и прогресс), это может стать одной из причин уменьшения коррупции .

6. Создать военный институт в одной из стран ЦАР для подготовки высококвалифицированных кадров, отвечающих мировым стандартам, иметь сотрудничество с военными блоками .

7. Создать новую организацию наподобие ЦАЭС или ЦАС .

ЛИТЕРАТУРА

1. Афганистан / Географическое положение, площадь, границы [электронный ресурс]. www.hyno.ru/tom2/2.html (дата обращения 17.11.18)

2. Боришполец К.П. Наркотрафик центральноазиатской зоны [электронный ресурс] .

https://mgimo.ru/about/news/experts/154202/ (дата обращения 12.11.18)

3. Дубовцев Г.Ф. Проблемы обеспечения военной безопасности государств Центральной Азии в новых геополитических реалиях/ Актуальные вопросы безопасности в Центральной Азии / Г.Ф. Дубовцев //Материалы Х Ежегодной Алматинской конференции (г. Алматы, 6 июня 2012 г.) / отв. ред. Б.К. Султанов. — Алматы: Казахстанский институт стратегических исследований при Президенте Республики Казахстан, 2012 .

— 284 с .

4. Дурани А. В Афганистане растет число наркозависимых женщин и детей [электронный ресурс] .

https://www.dw.com/ru/ (дата обращения 12.11.18)

5. Здесь все пороки отравляют разум (англ.) O. Goldsmith. The Traveller; or, a Prospect of Society/The Miscellaneous Works of Oliver Goldsmith, M.B. A New edition, in four Volumes (Some account of his life and writings – Volume II)

-London, 1872. p. 432 .

6. Земсков В.Н. Региональные институты безопасности Центральной Азии/ В поисках новой роли:

международные организации безопасности в евроатлантическом и евразийском регионах / В.Н. Земсков; под ред. А.И. Никитина, А.А. Казанцева; ИМИ МГИМО (У) МИД России. – М.: МГИМО –Университет, 2011. – 184 с., с- 178-179

7. Каримов И. Узбекистан на пороге XXI века. Угрозы безопасности, условия и гарантии прогресса / И. Каримов. Т.: Узбекистан, 1997, С. 310—311 .

8. Комиссана И. Северный маршрут смерти [электронный ресурс] .

http://www.nationaldefense.ru/includes/periodics/geopolitics/2013 (дата обращения 12.11.18)

9. Мамадазимов А. Внешнеполитические ориентиры государств Центральной Азии и проблемы региональной безопасности / Проблема безопасности в геополитическом комплексе Центральной Азии / А. Мамадазимов //Материалы международной научной конференции. (г. Душанбе, 16-17 июня 2003 года). – Душанбе, 2004, 292 с .

10. Послание Президента Таджикистана Эмомали Рахмона Парламенту страны 24.04.2010 [электронный ресурс] .

http://www.president.tj/ru/node/865 (дата обращения 29.11.18)

11. Сайдалиев У. М. Региональная безопасность и некоторые особенности развития геополитической ситуации в Центральной Азии / Проблема безопасности в геополитическом комплексе Центральной Азии / У. М .

Сайдалиев //Материалы международной научной конференции. (г. Душанбе, 16-17 июня 2003 года). – Душанбе, 2004. - 292 с .

12. Шарипов А. Новые угрозы безопасности постсоветских государств ЦА в условиях формирования полицентричного мира //Новые государства ЦА в условиях формирования полицентричного мира / А. Шарипов //Материалы международной научной конференции РТСУ и ЦСИ при Президенте РТ от 16 марта 2017 года. – Душанбе, 2017. - С.226 .

ТАЪСИРИ ОМИЛОИ ГЕОПОЛИТИКЇ БА АМНИЯТИ ДАВЛАТОИ ОСИЁИ МАРКАЗЇ

Дар маола таъсири омилои геополитик ба амнияти давлатои Осиёи Марказ баррас шудааст .

Зимни баррас мавеи худи минтаа ва таъсири омилои берун инъикос гардидаанд. Инчунин мавќеи бозингарони айриминтаав нишон дода шудааст. Муаллиф вазъияти ногувори Афонистонро дар маола нишон дода, истесол ва пан намудани моддаои психотроп ва таъсири онро ба давлатои Осиёи Марказ, “амчун гузарго” барои интиоли маводои нашъадор ба давлатои дигар инъикос менамояд .

амчунин, дар маола масъалаи заифии сарадои байнидавлат, хусусан саради умум бо Афонистон, айд карда шудааст. Зиёд намудани техникаои арб дар сарадои давлатои минтаа барои муофизат ва таъмини бехатарии он хеле муим мебошад. Инчунин, наши манфии ташкилотои дин-экстремистие нишон дода шудааст, ки вазъиятро дар минтаа ноустувор мекунанд. Водии Фарона мавзеи нозуктарини Осиеи Марказ ва маркази ойгиршавии ташкилотои террорист ба исоб меравад. Дар маола оиди зиёд шудани шумораи воридшавии занон ба доираи ташкилотои террорист маълумот дода шудааст. Муаллиф ба раванди амгироии давлатои минтаа ишора намуда, пешбурди сиёсати хориии мутавозинро афзал медонад .

Калидвожао: Осиёи Марказ, минтаа, манфиатои давлат, интиоли маводи мухаддир, амният, терроризм, дин, ноустувории минтаа, ситеза ва тадидо, саради давлат, амкор .

ВЛИЯНИЕ ГЕОПОЛИТИЧЕСКИХ ФАКТОРОВ НА БЕЗОПАСНОСТЬ ГОСУДАРСТВ ЦЕНТРАЛЬНОЙ

АЗИИ В статье рассматривается влияние геополитических факторов на безопасность государств Центральной Азии. Указывается местоположение самого региона и воздействие на него извне. Также в статье отмечается влияние нерегиональных игроков. Даются сведения о странах Центральной Азии, границах между ними и Исламской Республике Афганистан. Автор приводит сведения о ситуации в Афганистане, ее влиянии на Центральноазиатский регион, в особенности, производств и распространении психотропных веществ в другие страны мира, указывая на транзитный аспект региона, как «некого коридора» для переправки наркотиков. Также в статье рассматриваются вопросы слабости государственных границ, в частности общих границ с Афганистаном .

Необходимость увеличения военно-технических и людских ресурсов для укрепления госграниц и их дальнейшей безопасности. Рассматриваются религиозно-экстремистские организации, которые дестабилизируют ситуацию в Центральной Азии. Ферганская долина отмечается как самое уязвимое место Центральноазиатского региона, и в то же время местонахождения террористических организаций. В статье отмечается увеличение числа женщин, активно вступающих в ряды террористических организаций. Автор упоминает про интеграционные процессы и подчёркивает, что регион нуждается в объединении и каждая страна региона должна вести взвешенную внешнюю политику .

Ключевые слова: Центральная Азия, регион, геополитический интерес, наркотрафик, безопасность, терроризм, религия, дестабилизация, вызовы и угрозы, государственная граница, сотрудничество .

INFLUENCE OF GEOPOLITICAL FACTORS ON THE SECURITY OF CENTRAL ASIAN STATES

The article deals with the influence of geopolitical factors on the security of Central Asian States. Specify the location of the region and the impact on it from the outside. The article also notes the influence of non-regional players .

Data of the countries of Central Asia, borders between them and the Islamic Republic of Afghanistan are given. The author provides information about the situation in Afghanistan, its impact on the Central Asian region, in particular, the production and distribution of psychotropic substances to other countries of the World, pointing to the transit aspect of the region as a «certain corridor» for drug trafficking. The article also discusses the weakness of state borders, in particular the common borders with Afghanistan. The need to increase military-technical and human resources to strengthen the state borders and their further security. Religious extremist organizations that destabilize the situation in Central Asia are considered .

Ferghana valley is noted as the most vulnerable place in the Central Asian region, and at the same time a source of terrorist organizations. The article notes the increase in the number of women actively joining the ranks of terrorist organizations .

The author mentions the integration processes and emphasizes that the region needs to be united, and each country in the region should conduct a balanced foreign policy .

Keywords: Central Asia, region, geopolitical interest, drug trafficking, security, terrorism, religion, destabilization, challenges and threats, state border, cooperation Сведения об авторе: Мирзоева Фарангис Бадриддиновна – аспирант кафедры международных отношений Таджикского национального университета. Адрес: 734025, Республика Таджикистан, г. Душанбе, проспект Рудаки,

17. E-mail: Juliya.doc55@gmail.com Телефон: 501000760 Information about the author: Mirzoeva Farangis Badriddinovna - postgraduate student of the Department of International Relations, Tajik National University. Address: 734025, Dushanbe, Republic of Tajikistan .

E-mail: Juliya.doc55@gmail.com Phone: 501000760

–  –  –

Омзиши таърихи гузашта метавонад намунаи ибрате барои оянда бошад. Муайян намудани сохти сиёсї-давлатдор ва маралаои он ањамияти аввалиндарааро касб менамоянд. Бояд айд намуд, ки аз аввал сиёсатмадорон ва ходимони давлат, олимон, сайёон, тоирон ва атто мардуми одии кишварои гуногуни Шар ва арб, аз умла Ќазоќистону Тољикистон, кшиш ба хар медоданд, ки дар бораи вазъи географ ва сарватои табиї, мардумон, таърихи гузашта, манфиатои итисодии якдигар маълумоти даи ва ами пайдо кунанд .

Матра намудани мавзи зикршуда боиси боз ам тавият бахшидан ва такмил додани дониши муайян дар соаи муносибатњои дипломатии халќњои тољику ќазоќ мебошад, чунки мавзи мазкур аз ониби муаион мавриди омзиши комил арор нагирифтааст. Махсусан бо забони тоик мавриди пажиш ќарор нагирифтааст, бинобар ин љамъоварї ва тањлили маводо дар ин мавзъ обили абул аст .

Бо дарёфти истиќлолият Тољикистон ба арсаи байналмилалї ќадам нињод. Ба давлати чавон зарур буд, ки барои касби маќоми шоиста дар даврони нињоят мураккаби таърихи башар ва тањаввулоти бунёдї дар муносибатњои байналхалќї талош намояд. Яке аз заруратњои таъхирнопазири даврони истиќлолият, ин ташаккул ва инкишофи муносибатњо бо кишварњои дигар, ќабл аз њама, бо кишварњои Осиёи Марказї буд. Зеро, чун Љумњурии Тољикистон аз нигоњи љуѓрофї дар бунбасти коммуникатсионї ќарор дошт, ин омил таќозо мекард, то њамкорї ва муносибатњо бо кишварњои хориљи дуру наздик алалхусус, бо давлатњои њамљавор барќарор ва густариш ёбанд. Сарчашмао ва адабиётои илм нишон медианд, ки муносибатои Осиёи Миёна бо кишварои амсоя аз даврони адим ооз шуда, марила ба марила идома меёфтанд. Дар давраои гуногун масъалаои удогона байни давлато ба миён гузошта мешуданд. Робитаои дипломатии Љумњурии Тољикистон бо Љумњурии Ќазоќистон аз ама бештар дар замони истиќлолият ба марњилаи сифатан нав ворид шуданд .

Муњаќќиќ Шарипов А.Н дар тадќиќоти хеш зикр менамояд, ки «Љумњурии Ќазоќистон давлатест, ки бо љумњурии мо пайванди таърихї, маънавї ва динї дорад .

Њамзамон, зиндагии 70-сола дар низоми сиёсї ва ягонаи хољагидории Иттињоди Шўравї, вобастагии мутаќобилаи соњањои иќтисодї, энергетикї, саноат ва хољагии ќишлоќ зарурати барќарор намудани муносибатњои дипломатиро бо ин кишвари дўсту њамсоя пеш овард. Бо назардошти ин омили бунёдї Љумњурии Тољикистон аз оѓози истиќлол бо ин давлати љавон муносибатњои дипломатї ва сиёсиро барќарор намуд» [8,с.4] Илова ба ин, раванди ташаккул ва тањаввули муносибатњои Тољикистон ва Ќазоќистон бо назардошти омилњо ва нуќоти зикршуда ањамияти хосси илмї ва амалї доранд. Зеро, аввалан, Ќазоќистон модели муваффаќи берун омадан аз буњрони иќтисодї, иљтимої ва таъмини рушди босуръату босуботи иќтисодиро амалї намуд, ки он барои кишварњои дигар омўзанда аст .

Дувум, дар Ќазоќистон ислоњоти амиќ ва сохторї муваффаќона амалї гардид .

Савум, сохторњои сиёсї ва иќтисодии Тољикистон ва Ќазоќистон таќрибан монанд буда, имконоти бузурги њамкории судманд дар њама арсањо ва соњањо мављуд аст .

Чањорум, њарду кишвар ба молњои њамдигар зарурати хос доранд:

Тољикистон ќисмати аъзами маводи аллагї ва маводи сўзишвориро аз Ќазоќистон ворид менамояд; њамзамон, Ќазоќистон ба неруи барќи арзон, алюминий, пахта ва мањсулоти гуногуни кишоварзии Тољикистон ниёзманд аст. Ин ниёзњо дар соњањои дигар низ возењанд .

Панљум, њарду кишвар љонибдори њамкории минтаќавї мебошанд ва дар ин раванд наќши амалан пешгомї доранд .

Шашум, манфиатњои сиёсї, миллї ва глобалии харду давлат таќрибан муштарак мебошанд [9,с.77] .

Муносибатњои дипломатии Тољикистону Ќазоќистон 7-уми январи соли 1993 тавассути табодули нотањои дипломатї барќарор гаштанд. Аз оѓози муносибатњои дипломатї њамкорињои дуљониба дар соњањои сиёсї, иќтисодї, илмї-техникї ва маънавїфарњангї љараён гирифтанд, ки асоси онро њамкорињои мутаќобилан судманд, тавофуќ дар бисёр масоили муњимми байналхалќї, ки аз манфиатњои тарафайн бармеоянд, ташкил медињанд. Дар баробари ин, Њукумати Љумњурии Тољикистон бо дарки муњиммияти муносибат ва њамкорињои мутаќобила бо Ќазоќистон аз моњи июни њамон сол намояндагии дипломатии хешро ба сифати миссия таъсис дод, ки он аз моњи январи соли 1994 ба сафорат табдил дода шуд [4, с.67] .

Тавре маълум аст, баъди фурўпошии давлати Шўравї љумњурињои тозаистиќлол бо хатарњои нави љањонї рў ба рў гаштанд. Масъалаи њассоси муносибатњои байни кишварњо дар ин давра масъалаи сарњадњои љанубии ИДМ мањсуб меёфт. Аз ин рў, сарварони кишварњои Тољикистон, Ќазоќистон, Русия, Ўзбекистон ва Ќирѓизистон 7-уми августи соли 1993 «Эъломияи дахлнопазирии сарњадњои љанубии ИДМ»-ро имзо намуданд [8] 24уми сентябри соли 1993 мутобиќи ќарори мулоќоти сарони кишварњои ИДМ неруњои дастаљамъонаи њофизи сулњ дар Љумњурии Тољикистон таъсис ёфтанд, ки дар њайати он як баталиён аз Ќазоќистон низ амал менамуд. Намояндагони њукумати Ќазоќистон аз рўзи аввали музокираи тољикон дар Маскав аз 6-уми апрели соли 1994 то 27-уми июни соли 1997 (Маскав) дар гуфтушунидњо њамчун намоянда иштирок намуда, баъди анљоми музокирот њамчун кафили сулњи тољикон дар ќатори Русия, Ўзбекистон, Эрон, Афѓонистон ва Туркманистон баромад карданд. Мардуми ќазоќ гурезањои иљбории тољикро паноњ дода, њангоми вазъи буњронии кишвар ёрии башардўстонаи хешро низ аз мо дареѓ надоштанд. Набояд фаромўш намуд, ки аз соли 1993 то 2001 дар удуди Љумурии Тољикистон 5 аз. намояндагони увваои мусаллаи Љумурии азоистон адои хизмат намуда, аз оно 35 нафарашон бари иљрои арзи арбии хеш дар марзи кишвари мо хок гардиданд [7,с.76] .

Агар дар соли 1992 табодули мол байни кишварњо 27,6 миллион долларро ташкил намояд, пас соли 2010 ин нишондод ба 347, 3 миллион доллар расид .

Далели дигари тањаввули муносиботи кишварњо дар ин давра, ин фармони Президенти Љумњурии Ќазоќистон Н.Назарбоев оиди ифтитоњи сафоратхонаи Љумњурии Ќазоќистон дар Љумњурии Тољикистон дар таърихи 4-уми октябри соли 2000 мебошад .

Намояндагии дипломатии Љумњурии Ќазоќистон дар Љумњурии Тољикистон, ки аз соли 1997 ба њайси миссия фаъолият менамуд, ба зинаи наву сифатї-сафорат табдил дода шуд .

Њайати сафорат дар чорабинињои сиёсї, иќтисодї ва фарњангии кишвари мо иштироки фаъол намуда, дар густариши муносиботи кишварњо наќши муњим бозидааст [8,с.76] Ќайд кардан бамаврид аст, ки Ќазоќистон вобаста ба мавќеи хуби љуѓрофї, захирањои бойи табиї, иќлими мусоиди сармоягузорї ба натиљањои назаррас дар соњаи иќтисодї-тиљоратї ноил гардидааст. Агар ба нишондодњои љалби сармояњои мустаќими хориљї назар афканем, афзалияти баръалои Љумњурии Ќазоќистон ба назар мерасад. Агар Љумњурии Тољикистон аз соли 1992 то соли 2001 -157 миллион доллар сармояи мустаќими хориљї љалб намуда, њаљми он ба њар сари ањолии кишвар 34 долларро ташкил намояд, Љумњурии Ќазоќистон тўли давраи мазкур 7 миллиарду 650 миллион доллар сармояи мустаќими хориљї љалб намудааст. Сармояи мустаќими хориљї ба њар сари ањолии ин кишвар ба 1171 доллар рост меояд [1] .

Ќобили зикр аст, ки дар солњои 1991-1992 Тољикистон ба тањкими сохтори давлатї ва дарёфти мавќеи хеш дар арсаи байналмилалї кўшиш намуд, вале љанги шањрвандї ин равандро амалан ќатъ намуд. Фаќат Эмомалї Рањмон раванди мазкурро аз нав оѓоз бахшид ва тадриљан вусъат дод. Баъди сардори давлат ва раиси Шурои Олї интихоб шудани Э.Рањмон дар мурољиатномаи аввалини хеш ба халќи шарифи Тољикистон аз 12уми декабри соли 1992 принсипњои асосии сиёсати дохиливу хориљиро изњор намуд, ки дар он принсипи «мустањкам кардан ва боз њам инкишоф додани алоќањои неки њамсоягї ва њамкории њамаљониба бо давлатњои муштаракулманофеъ, пеш аз њама бо Русия, Ўзбекистон, Ќазоќистон, Ќирѓизистон ва Туркманистон» наќши муњим дошт [7,с.3] .

Њамчунин, парлумони љумњурї ба Шўрои Олии Љумњурии Ќазоќистон мурољиат карда, хоњиш намуд, ки ба Тољикистон неруњои сулњљўйро фиристода, барои ба эътидол овардани вазъият ва пойдории сулњ дар кишвари мо мадад намояд. Президенти Љумњурии Ќазоќистон Н.Назарбоев дар суњбати телефонї бо раиси Шўрои Олии Љумњурии Тољикистон Э. Рањмон иброз дошта буд, ки масъалаи вуруди неруњои сулњхоњи ин кишвар дар иљлосияи Шўрои Олии Ќазоќистон дар рўзњои наздик баррасї гардида, изњори умедворї намуданд, ки депутатњо барои ќабули он мамониат нањоњанд намуд. Ин якдигарфањмї барои оѓози муносибатњои мутаќобилан судманд дар оянда заминаи мусоид фароњам меовард. Тавре аз мусоњибаи Сарвари давлати тољикон ба хабарнигори рўзномаи «Садои мардум» бармеояд, Љумњурии Ќазоќистон ба мо дар таъмини ѓаллаю сўзишворї мадад мерасонад. Умуман, давлатњои њамсоя њозиранд дар бартараф сохтани оќибатњои дањшатбори љанги бародаркушї ва рафъи буњрони амиќи иќтисодї сањми фаъол бигиранд [7,с.5]. Агар, аз як љониб, монеањои сармоягузорї дар кишвари мо дар он давра нооромињои сиёсии солњои 90-уми ќарни гузашта, хурду мањдуд будани бозори дохилї, мавќеи душвори љуѓрофї- набудани роњњои бањрї, дур будан аз бозорњои асосии байналмилалї бошад, аз љониби дигар, ин истифода набурдан аз васоити ахбори муосир мебошад. Масалан, Љумњурии Ќазоќистон оиди лоињањои сармоягузории хеш дар шабакаи байналмилалии Internet маълумоти пурра пешнињод намудааст. Тавассути шабака сармоягузорон ба руйхат гирифта шуда, самоягузорони хориљї ба бозори мизољњо роњ меёбанд. Чунин амсилаи љалби сармоягузорї фаъолона дар кишварњои Аврупои Ѓарбї ва ИМА истифода бурда мешавад. Хуб мешуд, ки мо низ аз ин таљриба истифода намоем алалхусус, ки оиди кишвари мо дар шабакаи Internet маълумоти кофие мављуд нест. Бо ворид намудани маълумоти муфассал мо метавонем ба рушди туризм низ мусоидат намоем .

Умуман, тафовуќи кўшишњои сиёсати хориљии кишварњо дар асоси бисёрљониба дар чањорчўбаи созмонњои байналхалќиву минтаќавї, аз ќабили СММ, ИДМ, СЊШ, ЕврАзЭС, САЊА, СААД (ОДКБ) сурат мегирад. Соњањои њамкорињо дар ин созмонњо фарох буда, аз коркарду мутобиќати амалњои сиёсати хориљї бањри њалли масъалањои муњимми байналхалќї ва минтаќавї то батанзимдарории фазои густурдаи њамкорињо дар соњаи тиљорату иќтисод, амнияту њамгироиро дар бар мегирад. Тањлили натоиљи иштироки кишварњо дар созмонњои мазкур аз наздикї ва мувофикати мавќеи тарафайн оиди масоили муњимми минтаќавї ва байналхалќї, ба мисли афзоиши равандњои њамгирої, таъмини амнияти минтаќавию байналхалќї, муборизаи муштарак бар зидди терроризм, экстремизм, гардиши маводи мухаддир ва ѓайра шањодат медињанд [4,с.98] .

Набояд фаромўш намуд, ки халќи ќазоќ ва шахсан сарвари он дар муттањидї ва ба њам омадани тољикон наќши муњим ва созгор бозидаанд. Намояндагони њукумати Ќазоќистон аз рўзи аввали музокироти тољикон дар Маскав аз 6-уми апрели соли 1994 то 27-уми июни соли 1997 (Маскав) дар гуфтушунидњо њамчун намоянда иштирок намуда, баъди анљоми музокирот њамчун кафили сулњи тољикон дар ќатори Русия, Ўзбекистон, Эрон, Афѓонистон ва Туркманистон баромад карданд. Мардуми ќазоќ гурезањои иљбории тољикро паноњ дода, њангоми вазъи буњронии кишвар ёрии башардўстонаи хешро низ аз мо дареѓ надоштанд. Њангоми адои хизмат дар неруњои дастаљамъонаи њофизи сулњ (КМС) дар Љумњуриии Тољикистон 50 нафар сарбозони ќазоќ љони худро аз даст доданд [1]. Тољикон дар ноњияи Сайрам, маркази вилоят-шањри Чимкент (Шымкент) ва шањри Љамбул (Тароз) њам зиндагї мекунанд. Мувофиќи маълумоти барўйхатгирии соли 1989 дар љумњурї таќрибан 9 њазор тољикон ба ќайд гирифта шудаанд. Баъди воќеањои аввали солњои 90-ум теъдоди онњо дар Љумњурии Ќазоќистон хеле њам афзуд. Шумораи онњо фаќат дар шањри Алмаато соли 1999 беш аз 5 њазор нафар буд, феълан ба 15 њазор мерасад [5,с.453] .

Ќазоќистон яке аз кишварњои пешќадами љањон мебошад, ки шањру дењоти он бо суръати баланд тараќќї менамоянд. Бинобар ин, кишвари мазкур ба ќувваи кории зиёд ниёз дорад. Аз ин хотир, муњољирони мењнатї аз Тољикистон ба њар восита ба ин љо меоянд ва сафи онњо сол то сол меафзояд. Раванди мазкур Њукумати Тољикистон ва шахсан Сарвари давлатро водор менамояд, ки њалли ин масъаларо зери назорат дошта бошад. Акбаршо Искандаров - Сафири фавќулода ва ваколатдори ЉТ дар ЉЌ ва Муѓулистон дар мусоњиба бо мухбири њафтаномаи «Чархи гардун» Н. Њусейнова дар ин хусус чунин изњор дошт: «Президенти кишвар Эмомалї Рањмон њамеша ба сафирони љумњурї дар кишварњои хориља таъкид менамояд, ки кумак ба муњољирони мењнатиро вазифаи аввалиндараљаи хеш бидонанд. Бинобар ин, кормандони сафорати мо њамеша дар љустуљўи роњњои њалли мушкилоти муњољирон њастанд. Дар фурудгоњу вокзалњои роњи оњан њамеша намояндагони сафорат навбатдор буда, пайваста бо љамъиятњои тољикон дар тамоми шањрњои Ќазоќистон бохабаранд» [1] .

Дар радифи ин, сафари Сарвари Љумњурии Тољикистон Э. Рањмон ба пойтахти Љумњурии Ќазоќистон шањри Алмаато дар таърихи 13-уми январи соли 1993 бобати густариши муносибатњои њамкорї замина фароњам овард. Дар чањорчўбаи ин сафар њуљљати муњим «Ањднома оиди асосњои муносибот байни Љумњурии Тољикистон ва Љумњурии Ќазоќистон» ба имзо расид, ки дар он љонибњо самтњои асосии муносиботи кишварњо - эњтироми истиќлолияти миллї, баробарї, дахолат накардан ба корњои дохилии якдигар, кўшиш ба барќарор намудани њамкорињои мутаќобилан судманд, чи дар сатњи давлатї ва чї дар сатњи идориро муайян намуданд. Њамчунин, дар љараёни ин сафар байни њукумати Љумњурии Тољикистон ва њукумати Љумњурии Ќазоќистон «Ањднома оиди асосњои њамкории иќтисодї-тиљоратї» ба имзо расид [3,с.76]. Сафорати Тољикистон дар ин кишвар ба масъалаи мазкур таваљљуњи хосса дорад, ки аз фаъолияти он зоњир мегардад .

Дар Ќазоќистон бо иштироки бевоситаи Сафорати Тољикистон легализатсияи (ошкоргардонии) муњољирон гузаронида шуд, ки мутобиќи он муњољирони тољик иљозати сесолаи ќайду иќомат ва њуќуќи кор карданро дар њудуди кишвар гирифтанд. Сафорат низ, дар навбати худ, њафт намояндагиашро ба кишвари мазкур фиристода, тавассути онњо аз вазъияти муњољирони мењнатї огоњ мешавад .

Дар натиаи омзиши мавзъ вобаста ба муносибатои дипломатии Љумњурии Тољикистон бо Љумњурии Ќазоќистон ба хулосае омадан мумкин аст, ки муносибатњои дипломатии Љумњурии Тољикисттн бо Љумњурии Ќазоќистон дар сатњи хуб ќарор доранд ва умед дорем, дар оянда боз њам хубтар сурат мегиранд .

АДАБИЁТ

1. Давлат зи иттифоќ хезад //Садои мардум. -19 декабри соли 1992. - №227(477) .

2. Токаев К. «Под стягом независимости». Очерки о в.п. Казахстан / К.Токаев. – Алматы: Бiлiм, 1997. -736 с .

3. Рањмонов Э. Истиќлолияти Тољикистон ва эњёи миллат/ Э. Рањмонов.–Душанбе: Ирфон, 2002.– Љ. 1. -С. 6 .

4. Отношения Таджикистана и Казахстана, хронология // Истинные арийцы. Интервью с ЧПП РК в РТ Е .

Абильдаевым [электронный ресурс]. http.www.express.kz .

5. Рањмонов Э. Чањор соли истиќлолият / Э. Рањмонов. –Душанбе: Ирфон, 1995. -С.7 .

6. Шарипов А.Н. Муносибатњои Љумњурии Точикистон бо Љумњурии Ќазоќистон (1991-1997) / А.Н .

Шарипов //Ахбори Академияи илмњои ЉТ. -2009. -№3. -С.1-6 .

7. Рањмонов Э. Чањор соли истиќлолият/ Э. Рањмонов. –Душанбе: Ирфон, 1995. -С.7 .

8. Рањмонов Э. Тољикистон: дањ соли истиќлолият, вањдати миллї ва бунёдкорї / Э. Рањмонов. – Душанбе:

Ирфон, 2001. -Љ.1. – 512с .

9. R.Ch. Varma. Akbar and Abdullo-Khan, Islamic culture’’№4 October, 8. 1947 Hyderabad-Decan p.38110 .

истифода аз сайтхои Internet “ Google”, “Yandex” .

МУНОСИБАТЊОИ ДИПЛОМАТИИ ЉУМЊУРИИ ТОЉИКИСТОН БО ЉУМЊУРИИ ЌАЗОЌИСТОН

ДАР ДАВРОНИ ИСТИЌЛОЛИЯТ

Маќола фарогири масъалаи муносибатњои дипломатии ду кишвари њамсоя: Тољикистон ва Ќазоќистон буда, дар он љанбањои сиёсї, таърихи пайдоиши муносибатњои тарафайн ва манфиатњои муносибатњои дипломатї мавриди баррасї ќарор дода шудаанд. Дар заминаи омўзиши сарчашмаву маъхазњои илмию таърихї љанбањои сиёсї, зуњури таърихии муносибатњои дипломатии Тољикистону Ќазоќистон муайян карда шудаанд. Чуноне ки муаллиф ќайд мекунанд, агар муносибатњои дипломатии ин ду кишвар чун имрўза идома ёфтан гиранд, ба манфиати њар ду миллат буда, ин њамкорињо барои рушди минбаъдаашон мусоидат менамояд .

Калидвожањо: муносибатњои дипломатї, сиёсат, Љумњурии Ќазоќистон, Љумњурии Тољикистон, равобити сиёсї, иќтисод, амният, њамкорї, сањм гузоштан, њамкорињои дуљониба

ДИПЛОМАТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН С РЕСПУБЛИКОЙ

КАЗАХСТАН В ПЕРИОД НЕЗАВИСИМОСТИ

В статье рассматриваются вопросы дипломатических отношений между двумя соседями: Таджикистаном и Казахстаном. В ней определяются политические аспекты, история возникновения двусторонних отношений и интересы обеих стран в дипломатическом отношении. В этом исследовании были определены научный и исторический фон дипломатических отношений между Таджикистаном и Казахстаном, исторические основы их связей, в том числе и политические аспекты. Автор считает, если дипломатические отношения между двумя странами по-прежнему будут продолжаться, то это будет выгодно для обеих народов и для их дальнейшего развития .

Ключевые слова: дипломатические отношения, политика, Республика Казахстан, Республика Таджикистан, политическая экономика, спокойствие, вклад, двухсторонние отношения .

DIPLOMATIC RELATIONSHIPS OF THE REPUBLIC OF TAJIKISTAN AND THE REPUBLIC OF

KAZAKHSTAN IN INDEPENDENCE TIME

The article covers the issues of diplomatic relations between the two neighbors: Tajikistan and Kazakhstan, where the political aspects, the history of the emergence of bilateral relations, and the interests of diplomatic relations in both neighboring countries. In this study, the scientific and historical foundations of scientific and historical foundations have been identified as political aspects, the historical background of diplomatic relations between Tajikistan and Kazakhstan .

As the author thinks, if the diplomatic relations between these two countries continue to be present today, it will be beneficial for these two nations and for their further development .

Key words: diplomatic relations, political, the Republic of Kazakhstan, the Republic of Tajikistan, political relations, economic, peace, cooperation, to contribute and bilateral relations .

Сведения об авторе: Халимова Дилноза - Таджикский национальный университет, аспирант факультета международных отношений. Адрес: 734025, Республика Таджикистан, г.Душанбе, проспект Рудаки 17.

E-mail:

Dilnoza_Halimova@mail.ru. Телефон: (992) 988-71-01-72 Information about the author: Halimova Dilnoza - Tajik National University, graduate student of the Faculty of

International Relations. Address: 734025, Republic of Tajikistan, Dushanbe, Rudaki Avenue 17. E-mail:

Dilnoza_Halimova@mail.ru. Phone: (992) 988-71-01-72 УДК:930.22(575.3)

ИНТЕГРАЦИОННАЯ СТРАТЕГИЯ СТРАН ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ НА

МАГИСТРАЛЯХ НОВОГО ШЕЛКОВОГО ПУТИ

–  –  –

Центральная Азия играла ключевую роль в соединении Востока и Запада с античных времен. Особенно значителен был их вклад в развитие Великого шелкового пути, когда торговые караваны, нагруженные шёлком, фарфором и другими предметами роскоши, выходя из средневековой столицы Китая Чанъани, устремились на Запад через Центральную Азию. В обратном направлении двигались торговые караваны, ведомые согдийцами и охраняемые тюркскими всадниками. Так, Центральная Азия еще в глубокой древности на магистралях Великого шелкового пути стала мостом, соединяющим народы и страны Востока и Запада .

Эту добрую традицию наших предков продолжают и по сей день их потомки. Таджикский народ до сих пор помнит бескорыстную гуманитарную помощь братского казахского народа во времена гражданской войны. В годы межтаджикского конфликта в 90-годы прошлого века Казахстан одной из первых стран СНГ направил своей военный батальон в состав миротворческих сил СНГ для защиты конституционного строя Таджикистана. Выполняя свой интернациональный долг по защите южных границ Таджикистана и СНГ, 23 военнослужащих казахского батальона сложили свои головы на таджикской земле. И благодарная таджикская память всегда будет помнить подвиг своих собратьев из Казахстана .

В середине второго десятилетия 21 века в геополитической и геоэкономической ситуации Центральной Азии происходят серьезные сдвиги. Все более четко звучат призывы независимых государств к тесной интеграции, которые продиктованы современным экономическим состоянием независимых стран Центральной Азии, а также вызовами современного мира .

Необходимость тесной интеграции и кооперации стран Центральной Азии возрастает из-за дня в день .

На территории Центральной Азии, охватывающей свыше 3,5 млн. кв. км, проживают более 56 млн. человек - 18% всего населения СНГ. Регион обладает огромными природными ресурсами, в его недрах находятся нефтяные запасы в объеме 27млрд.т. (второе место после стран Персидского залива), запасы газа составляет 5,5 триллион м3 и т.д. Экономики государств в высокой степени взаимосвязаны. В силу природных и географических особенностей регион Центральной Азии является совместным пользователем энергетических, транспортных и ирригационных сетей, систем газа и водоснабжения .

Основная стратегическая экономическая цель Центральной Азии - это формирование единого экономического пространства, единой торгово-таможенной зоны, единого валютного союза и единой экономической стратегии. С учетом исторических уроков страны Центральной Азии имеют возможность стать сильным и независимым регионом, так как впервые за последние 500 лет этот регион становится важным геополитическим и геоэкономическим центром мировой политики и экономики. Центральная Азия является поставщиком ценных на мировом рынке товаров нефти и газа, рудного и сельскохозяйственного сырья. По маршрутам Нового Шелкового пути в XXI веке будут проходить нефтегазопроводы для поставки энергоресурсов, как на Запад, так и на Восток. Однако для развития транзитной торговли Центральной Азии выгодны и нужны единая внешняя экономическая политика, единый таможенный, налоговый и визовый режим, единая система безопасности .

Общеизвестно что, в условиях глобализации, интеграция в регионе будет способствовать военно-политической и экономической независимости центрально-азиатских государств на мировой арене. Для сближения государств Центральной Азии в будущем, как народов, имеющих общую историю, культуру, веру и общие экономические, финансовые, образовательные и экологические стандарты имеются более сильные предпосылки для интеграции, чем в свое время у европейских стран .

Главным инициатором интеграционных процессов, как в рамках СНГ, так и в Центральноазиатском регионе, безусловно, является Казахстан. Так, Президент Республики Казахстан Н.А .

Назарбаев неоднократно призывал страны Центральной Азии объединить ресурсы, создать эффективные и взаимосвязанные экономики, совокупный потенциал которых и его результаты позволили бы получить признание в мировой экономике, обеспечить достойный уровень жизни для самих народов региона. Президент РК Н.А.Назарбаев твёрдо уверен, в том что «без более тесной интеграции региона Центральная Азия не имеет будущего», об этом он писал в своём письме от 7 ноября 2005 года Президенту Таджикистана Эмомали Рахмону [8,с.23]. Еще в период развала СССР именно Казахстан и его лидер Н. А. Назарбаев выступал в качестве инициатора создания СНГ и 21 декабря 1991 года в Алма-Ате было образовано новое политическое объединение СНГ. Развивая идею объединения и интеграции Президент Казахстана в 1994 выступил с инициативой о создании единого экономическое пространства, которое трансформировалось в 1998 в Центрально-азиатское экономическое сообщество. В наше время Казахстан продолжает свое интеграционное лидерство, выступил инициатором создания нового политико-экономического объединения ЕВРАЗЭС на просторах СНГ, куда в настоящее время входят Россия, Казахстан, Белоруссия, Армения, Киргизстан. Таджикистан находится на пороге вступления в эту организацию .

Однозначно, что Республика Таджикистан в настоящее время, да и в будущем, по ряду объективных причин не представляет себя без остальных центрально-азиатских государств .

Во-первых, она непосредственно граничит с двумя средне-азиатскими республиками:

Узбекистаном и Кыргызстаном;

Во-вторых, она является многонациональной, в которой наряду с таджиками живут русские, казахи, узбеки, киргизы, туркмены и другие народы региона;

В-третьих, Таджикистан связывает с другими государствами региона далекое и близкое историческое прошлое, общность цивилизации и менталитета;

В-четвертых, Республика Таджикистан, как и большинство стран региона, до сих пор пользуется единой транспортно-коммуникационной системой (железная дорога, воздушные авиалинии, автомобильные дороги, строящиеся газопроводы, ЛЭП и т.д.);

В-пятых, РТ ежегодно импортирует из центрально-азиатских государств нефтепродукты, промышленные и продовольственные товары и т.д. [8,с.5] .

Геополитические перемены в начале 2018 года в региональных отношениях связаны, прежде всего, с началом нового курса лидеров стран региона. Внешнеполитические позиции двух крупных государств Центральной Азии – Казахстана и Узбекистана -имеют заметное воздействие на региональную ситуацию. В начале этого года отмечена тенденция к повышению уровня казахско-узбекского, киргизско-узбекского и таджикско-узбекского взаимодействия во всех сферах. Состоялись серии встреч лидеров этих государств в первой половине этого года .

Новая политика открытости Узбекистана внешнему миру уже заметно влияет на геополитическую и геоэкономическую динамику в регионе .

Позитивным шагом в этом направлении является подписание в марте 2018 года совместного заявления глав государств Таджикистана и Узбекистана об участии узбекской стороны в строительстве Рогунской ГЭС. Ранее лидеры Узбекистана и Кыргызстана сделали заявление о сотрудничестве в строительстве Камбаратинской ГЭС на реке Нарын. Эти и другие заключенные межгосударственные соглашения являются добрым знаком и историческим прорывом во взаимоотношениях стран Центральной Азии .

Для стран Центральной Азии ближайшее десятилетие должно стать решающим, либо они сумеют выбрать общий путь интеграции в мирохозяйственную систему с сохранением суверенитета, либо останутся в роли сырьевых придатков транснациональных компаний .

Интеграционные процессы, протекающие в Центрально-азиатском регионе, являются следствием глобальных тенденций в системе международных отношений, связанных с интернационализацией социальной жизни, нарастанием взаимозависимости и потребностью интегрирующихся государств в укреплении национальной государственности, безопасности и ответа на глобальные вызовы современности. Реализация указанных направлений предполагает, прежде всего, эффективное развитие регионального сотрудничества стран Центральноазиатского региона .

Геополитическому сдвигу в центрально-азиатском регионе способствовало упрочение государственности новых факторов, активизация их роли в решении глобальных и местных проблем, тесная интеграция в мировое сообщество, установление региональных двусторонних и многосторонних отношений. Избрание Республики Казахстан непостоянным членом Совета Безопасности ООН на 2017-2018 годы, Председательство Казахстана в Совете безопасности ООН и ОБСЭ, новая инициатива президента Казахстана под названием: «Нурли Жол» (Светлый путь), проведение ЭКСПО-2017, совместный проект по спасению Аральского моря, регулярное проведение в Казахстане форума лидеров мировых и традиционных религий, и самое главное на сегодняшний день, созыв международного диалога по сирийскому кризису, глобальные водные инициативы Таджикистана и другие инициативы свидетельствуют о росте роли и значения этих государств в мире, об упрочении позиций новых государств Центральной Азии в мировом сообществе. Глобальная водная инициатива Таджикистана – об объявлении 2018гг. международным десятилетием «Вода для устойчивого развития», принятие соответствующей резолюции ООН будет способствовать устойчивому развитию и решению проблем, связанных с водными ресурсами во всем мире. 22 марта 2018 года в ООН был дан старт Международному десятилетию действий «Вода для устойчивого развития, 2018-2028 годы.» Выступая на мероприятии ООН высокого уровня в марте 2018 Президент Республики Таджикистан подчеркнул важность трансграничного компонента водного сотрудничества, который будет играть центральную роль в обеспечении мира, стабильности и развития. Он констатировал, что «эффективно налаженная водная кооперация способна стать катализатором развития, а её отсутствие способно вызвать серьезные риски и издержки, отрицательно сказывающиеся на экономической и социальной ситуации в странах, не имеющих выхода к морю» [3,с.70].

Анализ развития интеграционных процессов региона в рамках Нового шелкового пути позволил определить следующие положительные тенденции регионального сотрудничества в Центральной Азии:

1. Сформирована нормативно-правовая база развития интеграционного сотрудничества государств в Центрально-азиатском регионе. Заключены договоры о вечной дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Казахстаном, Кыргызстаном, Узбекистаном и Таджикистаном, а также стратегического партнёрства между Таджикистаном и Казахстаном, Таджикистаном и Узбекистаном .

2. Создана организационная структура в лице таких организаций, как ЕВРАЗЭС, межгосударственный совет и т.д .

Вместе с тем на пути интеграции стоят некоторые проблемы, к числу которых можно отнести следующие:

1. Отсутствие механизма реализации принимаемых решений. В Центральной Азии, так же как и в Содружестве Независимых Государств, по многим вопросам наблюдается несовпадение позиций государств- участников. Низким остается уровень выполнения принятых решений, и сами документы носят общий, рекомендательный характер .

2. Отсутствие международного транспортного консорциума. функционирование которого способствовало бы формированию общей транспортной политики государств Центральной Азии, эффективному развитию их транзитного потенциала .

3. Различный уровень экономического развития Центральной Азии. Государства Центральноазиатского региона имеют разноуровневую и разноскоростную экономику, что является сдерживающим фактором в углублении интеграционного взаимодействия стран Центральной Азии .

4. Неэффективное развитие взаимной торговли государств Центральной Азии .

5. Различия в темпах и масштабах экономической модернизации и либерализации .

6. Отсутствие регулируемой миграционной политики в Центральной Азии .

Таким образом, колоссальный опыт взаимовыгодного сотрудничества между нашими славными предками во времена расцвета Великого шелкового пути ставит перед нами задачу многократного увеличения торгово-экономического, научно-культурного и гуманитарного взаимодействия, что служит важным фактором развития и процветания стран и народов Центральной Азии .

Очевидно, что Республика Таджикистан не может процветать без других государств Центральной Азии, и наоборот, другие государства Центральной Азии, так же не могут успешно решать свои глобальные проекты без Таджикистана. Таково историческое предназначение народов и стран региона жить в мире, дружбе и сотрудничестве .

ЛИТЕРАТУРА

Э. Рањмон. Тољикистон: чањор соли истиќлолият ва худшиносї. – Душанбе: Ирфон, 1995. -195 с .

1 .

Э. Рахмон. Независимость Таджикистана и возрождение нации. – Душанбе: Ирфон, 2006. –Т. 1. -480 с .

2 .

Э. Рахмон. Независимость Таджикистана и возрождения нации. – Душанбе: Ирфон, 2006. –Т. 2. -424 с .

3 .

Шарипов А.Н. Из истории таджикско-казахстанских отношений. Монография/ А.Н. Шарипов – Душанбе:

4 .

Ирфон, 2012. -210 с .

Назаров Т. Дипломатияи муосири тољик. Монография / Т. Назаров, Сатторзода А. – Душанбе: Ирфон, 2006. с .

Холикназаров Х. Республика Таджикистан и Китайская Народная Республика-сотрудничество во имя развития .

6 .

Монография / Х. Холикназаров. – Душанбе: Ирфон, 2012. -227 с .

Назриев Д. Республика Таджикистан: история независимости. Монография / Д.Назриев, И.Сатторов. – 7 .

Душанбе: Ирфон, 2005. -342 с .

Сатторзода А. Актуальные проблемы внешней политики Таджикистана (многовекторность действий) .

8 .

Монография/ А.Сатторзода. –Душанбе: Ирфон, 2014. – 520 с .

Саидзода З. Ш. Внешняя политика Республики Таджикистан на современном этапе. Монография/ 9 .

З.Ш.Саидзода. - Душанбе: Авасто, 2016. – 277 с .

10. Саидов З. Таджикистан: межгосударственные отношения в период становления внешней политики .

Монография / З.Саидов – Душанбе: Контраст, 2012. -56 с .

СТРАТЕГИЯИ ЊАМГИРОИИ КИШВАРЊОИ ОСИЁИ МАРКАЗЇ ДАР МАСИРИ РОЊИ НАВИ

АБРЕШИМ

Осиёи Марказї аз ќадимулайём пайвандгари кишварњо ва халќњои Осиё ва Аврупо гардида будааст .

Њанўз дар даврони бостон тавассути он Шоњроњи бузурги Абрешим мегузашт, ки халќњои Осиё ва Аврупоро ба њам мепайваст. Бо ин роњ тиљорат ва савдо дар ањди бостон миёни халќњо вусъат ёфта буд. Дар даврони навин Шоњроњи бузурги Абрешим аз нав эњё гардид, ки њамон вазифањоро бар дўш дошт. Дар маќола вазъи сиёсї ва иќтисодии Осиёи Марказї дар доираи равандњои њамгирої миёни љумњурињои Осиёи Марказї, омилњои рушд ва ташаккули њамкорињо дар ин минтаќа тањлил гардидаанд. Осиёи Марказї дар замони муосир ба маркази таваљљуњи ќудратњои љањон табдил ёфтааст. Мавќеи мусоиди љуѓрофї ва захирањои фаровони табиї боиси ба минтаќаи муњимми сиёсї, иќтисодї ва стратегии љањон табдил ёфтани он гардидааст. Дар маќола ташаббусњои сарони давлатњои Осиёи Марказї, аз љумла Тољикистон ва Ќазоќистон, дар мавриди вусъат бахшидан ба равандњои њамгироии минтаќа бо далелњо баррасї гардидаанд .

Калидвожањо: њамгирої, стратегия, Осиёи Марказї, ташаббус, иќтисодиёт, ќудратњо, Шоњроњи Абрешим, марказ, сиёсат, робитањо, минтаќа, рушд, раванд, давлатњо, љумњурињо .

ИНТЕГРАЦИОННАЯ СТРАТЕГИЯ СТРАН ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ НА МАГИСТРАЛЯХ НОВОГО

ШЕЛКОВОГО ПУТИ

Центральная Азия с древних времен всегда играла ключевую роль в сближении народов Востока и Запада .

Через эту территорию пролегал Великий шёлковый путь, соединяющий восточные и западные страны. В начале нового тысячелетия древний шелковый путь возродился и Центральная Азия становится мостом между Западом и Востоком. В данной статье рассматривается геополитическая и геоэкономическая ситуация региона в контексте интеграционных процессов на территории Центральной Азии. Интеграционные процессы, происходящие в ЦА, являются результатом глобальных тенденций в системе международных отношений, а также нарастания взаимозависимости стран региона. Основной стратегической задачей Центральной Азии на пути интеграции является формирование единого экономического пространства, единой торговой, таможенной зоны, единого валютного союза и экономической стратегии. В статье рассматриваются основные факторы, ускоряющие интеграционные процессы в этом регионе. В ней исследуются геополитические перемены, происходящие в настоящее время в государствах ЦА, дается анализ нового курса лидеров стран региона по модернизации и интеграции региона. Отмечается заметная тенденция к повышению уровня межгосударственного взаимодействия во всех сферах .

Ключевые слова: интеграция, стратегия, Центральная Азия, Шелковый путь, традиция, торговля, экономика, независимость, политика, безопасность, система, ресурсы, инициатор .

INTEGRATION STRATEGY OF CENTRAL ASIAN COUNTRIES ON THE HIGHWAYS OF THE NEW SILK

ROAD Since ancient times, Central Asia has always played a key role in bringing the peoples of the East and the West closer together. The great silk road, connecting Eastern and Western countries, ran through this territory. At the beginning of the new Millennium, the ancient silk road was revived and Central Asia became a bridge between the West and the East .

This article discusses the geopolitical and geo-economic situation in the region in the context of integration processes in Central Asia. The integration processes taking place in Central Asia are the result of global trends in the system of international relations, as well as the growing interdependence of the countries of the region .

The main strategic objective of Central Asia on the way of integration is the formation of a single economic space, a single trade, customs zone, a single monetary Union and economic strategy. The article deals with the main factors accelerating the integration process in this region. It examines the geopolitical changes currently taking place in the Central Asian States, analyzes the new course of the leaders of the region on the modernization and integration of the region. There is a noticeable tendency to increase the level of interstate cooperation in all spheres .

Key words: integration, strategy, Central Asia, silk road, tradition, trade, economy, independence, politics, security, system, resources, initiator .

Сведения об авторах: Нурова Л.Н. – Научно-исследовательский институт Таджикского национального университета, младший научный сотрудник отдела социально- экономических и гуманитарных наук.

Адрес:

734025, Республика Таджикистан, г. Душанбе, проспект Рудаки 17. Телефон:919-50-99-50. Е-mail:

lutfiyanurova.83@mail.ru Мирзоев Н.М.- -исследовательский институт Таджикского национального университета, доктор исторических наук, профессор, главный научный сотрудник отдела социально-экономических и гуманитарных наук.

Адрес:

734025, Республика Таджикистан г. Душанбе, проспект. Рудаки, 17. E-mail: nmmirzoev@mail.ru. Телефон: (+992) 919-16-00-26 Information about the authors: Nurova L.N. - Research Institute of the Tajik National University, Junior Researcher of the Department of Social, Economic and Human Sciences. Address: 734025, Republic of Tajikistan, Dushanbe, Rudaki Avenue 17. Phone: 919-50-99-50. Е-mail: lutfiyanurova.83@mail.ru Mirzoyev N.M. - Research Institute of the Tajik National University, Doctor of Historical Sciences, Professor, Chief Researcher of the Department of Social, Economic and Humanitarian Sciences. Address: 734025, Republic of Tajikistan Dushanbe, avenue. Rudaki, 17. E-mail: nmmirzoev@mail.ru. Phone: (+992) 919-16-00-26 УДК : 327 : 323/324 (470) (575.3)

ЊАМКОРИЊОИ ТОЉИКИСТОНУ РОССИЯ ДАР МУБОРИЗА БАР ЗИДДИ

ТЕРРОРИЗМИ БАЙНАЛХАЛЌЇ ДАР ЧОРЧЎБАИ СОЗМОНИ АДНОМАИ

АМНИЯТИ ДАСТААМЪЇ (СААД)

–  –  –

умурии Тоикистон баъд аз соиб шудан ба истилолияти давлат амкориои густурдаи худро бо созмонои байналмилал ва минтаав тадриан ба ро монда, дар доираи амкор бо оно ва дар чаорчбаи оно мавеи худро дар арсаи байналмилал ва сиёсати аон мустакам намуд. Сарзамини тољикон аз асри 19-ум бо Россия дар фазои умумии геополитик, сиёс ва тиоративу итисод арор дорад. Вусъат додани муносибато бо Россия дар асоси баробарї, шарикии стратег дар бахшои сиёс, низом, итисод, тиорат, сармоягузор, муоирати менат, фарангиву иттилоот, илму маориф ва самтои дигар имрз ам авобги манфиатои миллии умурии Тоикистон буда, омили муимми таъмини сулу суботи минтаав мебошад [8] .

Кишвари мо наши созандаи Россияро ангоми аллу фасли низои дохил дар Тоикистон ва истирори сулу субот дар сарзамини мо аз ёд набурдааст. Мо дар оянда низ робитаоро дар тамоми бахшои амкор таким хоем бахшид. Табиист, ки барои тавияти бештари муносибатои итисод идду ад хоем кард [2]. Муносибатои Тољикистону Русия айни замон дар чаорчўбаи шарикии стратегї ташаккул ёфта истодаанд. Протокол дар бораи муносибатои дипломатї байни Тољикистону Русия њанўз соли 1992 дар ш.Душанбе ба имзо расида буд. Муносибатњои ду давлат дар асоси Шартнома дар бораи дўстї, њамкорї ва кумаки тарафайн, ки 25 майи соли 1993 имзо шуда буд, боз њам бештар вусъат ёфтанд. Баъдан, Шартнома дар бораи њамкории иттифоќчиён, ки моњи апрели соли 1999 ба имзо расида буд, сањифаи нави густариши шарикии њарду давлатро ба сатњи нав баровард. Њамин тариќ, дар раванди созишњои тарафайн дар марњалаи пасошўравї миќдори зиёди ањдномањо ва шартномањо ба имзо расида буданд .

«Дар натиљаи ба имзо расидани созишномањои тарафайн байни Россия ва Тољикистон, Россия ба Тољикистон барои сохтан ва мустањкам намудани Ќуввањои мусаллањи мамлакат кумаки бузург намуд. Аз ваќти эълон шудани истиќлолият, кадрњои њарбии Љумњурии Тољикистон дар муассисањои олии њарбии Россия тайёрии њарбї мегузаранд .

Барои мисол, аз соли 1993 то соли 2007 аз тарафи Њукумати Љумњурии Тољикистон ва Федератсияи Россия дар зинањои гуногун 2 шартнома, 21 созишнома, 5 ањднома, 5 протокол ва 25 созишномањои иловагї дар соњањои њарбї ба имзо расида буданд. Ин њуљљато тањкурсии њуќуќии муносибатњои тарафайнро гузошт. Ќуввањои њарбии Тољикистон бо Россия дар доираи СААД њамкорї менамоянд, ки он барои мубориза бо тањдидњои њарбї ташкил шудааст» [2] .

Бояд ќайд намуд, ки њамкории Тољикистон бо Федератсияи Россия, инчунин дар доирањои ИДМ, ЕврАзЭС ва СШ вусъат меёбанд. Осиёи Марказї барои Федератсияи Россия минтаќаи муњимми геополитикї боќї мемонад ва ба вазъи босуботи минтаќа њавасманд аст. Ноустувории Осиёи Марказї ба маќсадњои миллии Россия таъсироти манфї мерасонад. Устуворї ва нигоњдории фазои ягонаи иќтисодї дар минтаќа дар чорчўба Иттињоди иќтисодии Авруосиё (ЕврАзЭС) барои Осиёи Марказиро ба яке аз бозори фурўши молњои Россия кунонидан ва молњои хољагии ќишлоќ ва саноатиро ба Россия содирот намудан хизмат мекунад. Инчунин, ин минтаќа ва мавќеи љуѓрофии он (иќтидор ва потенсиали хуб) барои рушди њамкорињои Россия бо чунин мамлакатњои бузург, ба мисли Њиндустон ва Хитой мебошад [2] .

Њамкориои Россия ва Тољикистон решањои таърихї доранд: «Робитањои Тољикистону Россия ба муносибатњои дутарафаи анъанавї, сиёсї, кооперативї, илмїтехникї њанўз дар доираи собиќ иттињодияи дербоз ташкилшуда асоснок мешавад. Бояд ќайд кард, ки Россия яке аз шарикони муњимми Тољикистон дар соњаи иќтисод ва тиљорат ба шумор меравад. Россия аз њисоби њаљми мубодилаи мол маќоми дувумро касб намуда, дар воридоти молњои худ ба љумњурї љойи аввалро устувор нигоњ медорад. Ба њиссаи ў 15,2% гардиши њамаи молњои берунаи љумњурї тааллуќ дорад» [3]. Њамин тариќ, њамкорињои Тољикистону Русия њамаи соњањои њаётї, асосан иќтисод, сиёсат, њарбїтехникї ва ѓайраро дар бар мегирад. Барои таъмини бехатарї дар минтаќа ва махсусан, барои мудофиаи сарњадњои љанубии ИДМ соли 2002 Созишнома дар бораи амнияти дастаљамъї ба имзо расида буд. Баъдан дар асоси он СААД ташкил шуд .

Дар чорчўбаи СААД масъалањои бехатарии комплексї дар фазои авруосиёї, барњамдињии таъсири терроризми байналхалќї, муќобилият бар зидди воридшавии экстремизми динї дар Осиёи Миёна ва тамоми фазои Авруосиё, инчунин ба зиёдшавии фурўши ѓайриќонунии маводи мухаддир ва муњољирати ѓайриќонунї пешбинї карда мешаванд. Проблемањои номбаршуда масъалањои асосї ба шумор мераванд, ки на танњо љумњурии моро фаро мегиранд, инчунин масъалањои њалнашуда дар тамоми фазои Авруосиё боќї мемонанд. Дар чорчўбаи СААД дар њар як њамоиш аз тарафи сарони давлатњо њаракатњои муттањиди бештар барои устувории бехатарии комплексї дар минтаќа иљро мешаванд [5] .

Мубориза бар зидди терроризми байналхалќї, экстремизми динї, људоихоњї ва дигар тањдидњои муосир дар танњої ѓайриимкон аст. Тољикистон дар ин самт, пеш аз њама, бо Россия ва дигар мамлакатњои ИДМ њамкорї дорад. Махсусан ин њамкорињо дар чорчўбаи СШ ва СААД ба назар мерасанд. Масъалањои вобаста ба фурўши ѓайриќонунии маводи мухаддир алоќамандбуда ба омили ноустуворкунандаи минтаќа, хатарзо ба љомеаи шањрвандї ва бехатарии миллї табдил ёфтаанд. Њамин тариќ, яке аз самтњои муњим ва афзалиятдоштаи Љумњурии Тољикистон мубориза бо фурўши ѓайриќонунии маводи мухаддир ва љинояткорї дар ин соња мебошад [6] .

Љумњурии Тољикистон аз рўзњои аввали истиќлолияти худ њамаи ташаббусњои оќилона ва муимро, ки барои муќовимат бо фурўши ѓайриќонунии маводи мухаддир ва нашъамандї равона шудаанд, дастгирї мекард ва то њол низ дастгирї мекунад. Ин проблемањо доимо дар мадди назари роњбарони давлатњо мебошанд [5] .

Дар баробари ин, диќќати махсус ба мустањкамгардонии њамкорињо бо мамлакатњои алоњида дар мубориза бо фурўши ѓайриќонунии маводи мухаддир дар чорчўбаи созишномаи дутарафаи байниташкилотї дода мешавад. Созишномањо ва шартномањо дар бораи њамкорї бо Агентии назорати маводи мухаддири назди Президенти Љумњурии Тољикистон ба имзо расида буданд. Дар чорчўбаи СААД бо маќсади мутобиќати муборизаи зиддинашъамандї дар фазои баъдишуравї инчунин Шурои мутобиќати роњбарони идорањои салоњиятдор бар мухолифати фурўши ѓайриќонунии маводи мухадир ташкил шуда буд .

Чуноне ки ќайд кардем, муњофизати сарњадњои љанубии Тољикистон, пеш аз њама, кафолати муќовимат бо терроризми байналхалќї ва мубориза бо гардиши ѓайриќонунии маводи мухаддир ба шумор меравад. Масоњати умумии сарњадњои Тољикистону Хитой ва Тољикистону Афѓонистон ба 1863 км мерасад [12]. Дар асоси созишномаи дутарафа сарњадбонони тољик «аз њамкасбони русии худ 13 шањракњои њарбї, посбонгоњњо ва комендатурањои сарњадї ќабул намуданд. “Хизматчиёнии њарбии Тољикистон, инчунин посбонгоњњои тирандозии штатї ва мусаллањкунии гурўњї, њама намуд таљњизотњои техникаи мудофиаи сарњади давлатї, асбобњои оптикї, радиостансияњо, инчунин наќлиёти автомобилї дар њаљми зиёда аз 800 млн рубли русї ќабул намуданд. Декабри соли 2005 ба сарњадбонони тољик ройгон 2 чархболи МИ-8МТ супурданд ва моњи ноябри соли 2006 боз 4 чархболи дигар ба Ќуввањои мусаллањи Тољикистон супурда шуда буд” [8] .

Муносибатњои байнидавлатї бо Россия баъди пош хўрдани Иттињоди Шуравї ва баъди љанги шањрвандї дар Тољикистон ба санљишњои мураккаб истодагарї намуд. Дар он давраи мураккаб Россия наќши асосиро бозид – дар танзими љанги шањрвандї дар љумњурї миёнарав буд [13]. Дар Саммити охири СААД, ки 15 сентябри соли 2015 дар Душанбе баргузор гардида буд, Президенти Россия Владимир Путин Тољикистонро «шарики стратегии Москав» номид ва ќайд намуд, ки ин мамлакат њамеша метавонад ба кумаки Россия боварї дошта бошад. Инчунин, Президенти Россия В.В.

Путин гуфт:

«Тољикистон –шарик, иттифоќчии мост. Мо мебинем, ки дар ин љо, дар Тољикистон мардум ба проблемањо, бо кўшиши халалдор намудани вазъият дучор мешаванд .

Мехостам якбора гўям, ки мо ин тањдидњоро комилан мувофиќ бањогузорї менамоем ва шумо њамеша метавонед ба кумак ва дастгирии мо боварї дошта бошед» [12, с.59].Тамоюли номусоид ва воќеањои талхи дар як ќатор мамлакатњои Араб сарзада, ки чун «бањори Араб» ва «Давлати Исломї» номгузорї шудаанд, аз давлатњои осиёимиёнагї њушёрї нишон додан ва тайёр будан ба зарбазаниро ба пањншавии чунин хатарњо талаб менамоянд. Ба назари мо, тољикон аллакай ин «таърихи талх»-ро санљида истодаанд .

Љанги шањрвандї ба туфайли саъю кўшиши Роњбари давлат ва миёнаравии хирадмандона аз тарафи Россия, ќатъ гардид. Аз ин рў, амалї намудани «сањнањои нави тањдид» дар Тољикистон иљронашаванда мебошанд. Дар саммити СААД, 15 сентябри соли 2015 Президенти Тољикистон – Эмомалї Рањмон чунин ќайд намуданд: «Рўйдодњои дар минтаќа буда дар маљмўъ, ва ќисман дар Афѓонистон аз мо иљроиши амалњои дуруст ва бетаъхирро барои њаёти ороми мамлакат ва халќамон талаб менамоянд» [11] .

Хулоса, яке аз омилњои таъминкунандаи субот дар Тољикистон фаъолияти муассири љумњурї дар чорчўбаи СААД ва дар дигар ташкилотњои љањонї ва минтаќавї ба шумор меравад. Дар ин самт ба њамкорињои наздик бо Россия, ки дар шахсияти он Тољикистон иттифоќчии боваринокро дар мубориза бар зидди терроризм ва нигоњдории суботи кишвар мебинад, диќќати бештар зоњир мегардад АДАБИЁТ

1. Алимов Б.Х. Россия ва Тоикистон; Инкишофи муносибатои стратег дар солои истилолият / Б.Х .

Алимов //Паёми Донишгои давлатии уу, бизнес ва сиёсати Тоикистон. - 2013. -№4. (56). -С. 187 .

2. Грыбовский А.Б. Становление и развитие военно-политических отношений России со странами Центральной Азии. Учебник. / А.Б. Грыбовский. –М: Наука, 2003. - С. 83-84 .

3. Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между Республикой Таджикистан и Российской Федрераций. г. Москва. – Апр. 1999 г. / Договор о статусе и условиях пребывания российской военной базы на территории Республики Таджикистан от 16 апреля 1999 г. – С.145 .

4. Зейналов Э. (из выступлений на ' конференции) / Э. Зейналов, С. Олимова // Центральная Азия. - 1997. -№ 6 (12). – С.12 -15 .

5. Зайченко В.М. Общественный контроль над военной сферой в Республике Таджикистан / В.М. Зайченко.М.: Наука, 1998. –С.18 .

6. Корякин В.М. Введение в теорию военного права / В.М. Корякин // Российский военно-правовой сборник. - 2006. - № 9. - С.121 .

7. Мансуров У.А. Њамкории Љумњурии Тољикистон ва Федератсияи Россия дар соњаи иќтисодиёт (љанбаи байналхалќї-њуќуќї) / У.А. Мансуров //Паёми ДСКР. - 2009. -№4. –Љ. 9. – С.60 .

8. Саифаи нави дипломатияи тоик /зери назари амрохон Зариф. – Душанбе: Ирфон, 2013. –С.29 .

9. Соглашение между Республикой Таджикистан и Российской Федерацией по вопросам совместного планирования, применения войск (сил) в интересах обеспечения взаимной безопасности от 27 августа. г .

10. Федерацией от 25 мая 1993 г. // Сборник двусторонних договоров, соглашений. -М., 1994 .

11. Elaheh Koolaee (Tabarestani) Politics and Government in Central Eurasia / Koolaee Elaheh. – Tehran: Po1icl sinse, 1389. –Рg. 232 .

12. Marat Erica. Moscows Efforts to Strenghtеn Grip on CSTO and Seek Greater Ideological Unity/ Erica Marat. – CACI Analyst, 2008. – Рg. 165 .

ЊАМКОРИЊОИ ТОЉИКИСТОНУ РОССИЯ ДАР МУБОРИЗА БАР ЗИДДИ ТЕРРОРИЗМИ

БАЙНАЛХАЛЌЇ ДАР ЧОРЧЎБАИ СОЗМОНИ АДНОМАИ АМНИЯТИ ДАСТААМЪЇ (СААД)

Њамкорињои Љумњурии Тољикистон бо Русия аз рўзњои аввали ба даст овардани истиќлолияти давлатї хусусияти афзоянда ва ташакккулебандаро дорост. Ин равобит махсусан дар доираи созмонњои минтаќавии иќтисодї, амниятї ва интегратсионї хуб ба назар мерасанд. Тасдиќи ин гуфтањоро метавон дар равобити ЉТ бо ФР дар доираи СААД мушоњида намуд. Аз рўзњои аввали таъсиси худ СААД бо маќсади таъмини бехатарї дар минтаќа ва мудофиаи сарњадњои љанубии ИДМ аз тањдидњои муосир ташкил шуда буд. Дар чањорчўбаи он масъалањои бехатарии комплексї дар фазои авруосиёї, пешгирии терроризми байналхалќї, муќобилият бар зидди воридшавии экстремизми динї дар Осиёи Миёна ва тамоми фазои Авруосиё, мубориза бо гардиши ѓайриќонунии маводи мухаддир, муњољирати ѓайриќонунї пешбинї мегардад. умурии Тоикистон, агарчи бо Федератсияи Русия аммарз нест, вале бо назардошти ин ки аз охирои асри ХIХ то ба имрз, ба гуфтаи Президенти умурии Тоикистон Э. Рамон, бо вай «дар муити умумии геополитик ва сиёсию итисод»1 буд ва муофизати марзои хорииаш баъд аз фурўпошии Иттиоди Шрав маз бар дши марзбонони рус афтод, амчунин бо дарки он КИ Русия имрз ам ба айси яке аз кишварои бонуфуз дар минтааи Авруосиё ва дунё, яке аз ба истило, «бозигарони асосии минтаа» мебошад ва «наши мевар» дорад ба робитањо бо ин кишвар афзалият медиад. Љумњурии Тољикистон Россияро аз умлаи шарикони стратегии худ мешуморад ва бар он аида устувор аст, ки амкории стратегии амаонибаи итисод, тиорат, низом ва фаранг бо Федератсияи Русия омили муассири суботи сиёс, итимо ва амният дар кишвар ва минтаа мебошад. Њамкории ду кишвар дар доираи СААД бахшњои гуногун, аз он љумла соњањои иќтисод, сиёсат, њарбї-техникї ва ѓайраро дар бар мегирад .

Калидвожањо: Федератсияи Русия, умурии Тоикистон, СААД, терроризм, њамкорї, бехатарї, минтаќа, тањдид .

РОССИЙСКО-ТАДЖИКСКОЕ АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКОЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ В РАМКАХ

ОРГАНИЗАЦИИ ДОГОВОРА О КОЛЛЕКТИВНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ (ОДКБ)

Данная статья посвящена процессам восстановления дипломатических отношений и сотрудничества Республики Таджикистан с Российской Федерацией в рамках ОДКБ. На сегодня Россия является важным стратегическим партнером нашей страны. Для обеспечения безопасности в регионе и особенно для охраны южной части границы СНГ была организована ОДКБ. В рамках ОДКБ на каждом собрании со стороны глав государств в большей степени выполняются объединенные движения для устойчивой комплексной безопасности в стране .

Таджикистан как активная страна сотрудничает, прежде всего, с Россией и другими странами СНГ. В рамках данной влиятельной организации – ОДКБ рассматриваются проблемы комплексной безопасности на Евразийском пространстве, ликвидации мирового терроризма, борьбы против внедрения религиозного экстремизма в Центральной Азии и на всем Евразийском пространстве, а также предусматриваются вопросы повышения незаконной торговли наркотических веществ и незаконной миграции. Перечисленные вопросы являются важными проблемами, которые касаются не только нашей республики, в том числе остаются нерешёнными вопросами во всем Евразийском пространстве. В рамках ОДКБ на каждом собрании со стороны глав государств выполняются объединенные движения для устойчивости комплексной безопасности в регионе. Таким образом, одним из надёжных факторов устойчивости в Таджикистане является усердная деятельность республики в рамках ОДКБ и других мировых и региональных организаций, которые имеют широкую сферу действия по вопросам безопасности. В этой сфере в близком сотрудничестве с Россией Таджикистан видит надежного союзника в борьбе против терроризма и стража внутренней устойчивости. Даже если Республика Таджикистан не граничит с Российской Федерацией, но с учетом того, что начиная с конца XIX в. до сегодняшнего дня, по словам Президента РТ Э.Рахмона, с ней была «в общем геополитическом и социально-экономическом пространстве» и охрана иностранных границ после распада СССР была заботой России, а также с осознанием того, что и на сегодня Россия остаётся в качестве одной из влиятельных стран в Евразии и в мире, «главным игроком региона» Таджикистан считает ее одним из своих стратегических партнеров и а также всестороннее экономическое, коммерческое, военное и культурное стратегическое партнерство с Российской Федерацией воздействующим фактором социальной, экономической и военной устойчивости в стране и в регионе. ОДКБ является главным критерием безопасности и устойчивости в Центральной Азии. Опыт деятельности этой организации показывает, что в обеспечении безопасности Центральной Азии ОДКБ играет положительную роль. На основании этого, мы можем сказать, что ОДКБ завершает большой объем работы для обеспечения устойчивости в регионе .

Ключевые слова: Российской Федерации,Республики Таджикистан, Организация Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), терроризм, сотрудничество, безопасность, регион, угроза .

RUSSIAN –TAJIK ANTI-TERRORIST COOPERATION WITHIN OF THE СOLLECTIVE SECURITY

TREATY ОRGANIZATION (CSTO)

The Tajikistan cooperation with Russia having a peculiarity increase and improving from the first days of the Tajik National Independence, and specially this relations coming is a good under consideration in the economic regional, security and integration organizations circle. We can observe this talk’s confirm at the Republic of Tajikistan connections between Russian Federation of the CSTO circle. CSTO from the first oneself established days with a supply safety aim in the region and defense of Commonwealth of Independent State (CIS)’ s southern borders was a formed from the present’s threatens .

In that frame to foresight the complex security problems in the Europe and Asia’s space, prevention of the international terrorism, to oppose for the religious extremism enter in the Central Asia and all the European and Asian’s sphere, to resist for illegal narcotic’s sale and illegal migration. Although, Republic of Tajikistan haven’t bordering states and same regions with Russian Federation, but taking into consideration from the finally 19 century until today with a say of Emomali Rahmon President of the Republic of Tajikistan with that was “In the geopolitics general surrounding and political with economy”. And after the Soviet Union defeated his defense of foreign borders was threw only at Russian frontier guards shoulder, like that with perception that today also the Russia as a post one of the famous country in the European And Asian region and in the world, with a term: “The basic players of area”, staying and have an ”Axial play”. Give the preference’s payment for relation with this country and considered that of oneself strategists partner and having strong on that idea, because the many – sides economic strategists cooperation, commercial, uniform and cultural with Russian Federation it’s an influencing factor of political perseverance, society and security in the area and country .

Keywords: Russian Federation,Republic of Tajikistan,The Сollective Security Treaty Оrganization (CSTO),terrorism, cooperation, security, the region, the threat .

Сведения об авторе: Саидов Мехрубон--Таджикский национальный университет, аспирант кафедры зарубежного регионовидения факультета международных отношений. Адрес: 734025, Республика Таджикистан, Душанбе, проспект Рудаки 17. Е- mail: B.RR-Таmpo@ mail.ru. Телефон: 988-49-80-62 .

Information about the author: Saidov Mehrubon - is a post-graduate student of the department of the regional studies, Tajik National Univtrsity. Address: 734025, Tajikistan, Dushanbe, Rudaki, Avenue 17. Е- mail: B.RR-Таmpo@ mail.ru .

Телефон: 988-49-80-62 .

УДК 622(091)

ТОПЛИВНО-ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЕ РЕСУРСЫ ТАДЖИКИСТАНА И ПРАКТИКА ИХ

ОСВОЕНИЯ В ГОДЫ НЕЗАВИСИМОСТИ

–  –  –

Несмотря на то, что по исторической несправедливости таджикскому народу досталась только часть его исторической родины, исторических земель её обитания, сам бог широко одарил её неоценимыми естественно-природными богатствами, самым полезным для жизни и развития климатом. Ценнейшие естественные ресурсы республики, в том числе топливноэнергетические, Таджикистана до ХХ века никогда и ни кем не изучались и не использовались .

В этом плане огромная заслуга перед народом страны принадлежит системе народовластия, установившейся на этой ограниченной земле с 20-годов ХХ века. Только система народовластия в Таджикистане проделала большую практическую работу по изучению составов и объемов природных и топливно-энергетических ресурсов страны .

При помощи российских ученых и, специалистов уже в начале 30-х годов были определены большие запасы ценнейших запасов угля, нефти, газа, гидроэнергетических ресурсов, весьма необходимых для развития производства, образования, науки, культуры .

Население республики узнало впервые о комфортных достоинствах тепла и света .

География и запасы топливно-энергетических ресурсов Таджикистана были изучены в начале 30-х годов, послевоенные годы и в начале независимости, в изучении участвовали ученые, специалисты Таджикистана, России других стран, и каждый раз специалисты устанавливали разные итоговые данные о запасах топливно-энергетических ресурсов страны .

Последний вариант изучения топливно-энергетических ресурсов страны считается более достоверным по той причине, что в начале независимости республики был создан отдельный свой научно-исследовательский институт, специалисты, ученые которого около десяти лет обстоятельно изучали и определили точки залежей угольных, нефтяных, газовых и других месторождений, подсчитали каждую большую и малую реку, ее притоки, определяли общие объемы гидроэнергетических ресурсов страны .

Гидроэнергетические ресурсы. По последним данным в республике насчитывается свыше 25000 больших, средних, малых рек и их притоков, которые имеют энергетические ресурсы выработки до 600 млрд. кВтч электроэнергии [3, 5]. Только гидроэнергетические ресурсы реки Пянджа в год составляют 97,6 млрд. кВтч, и она, после рек Лены и Енисея занимает третье место в СНГ [10]. Такого естественного электроэнергетического богатства не имеет ни одна страна во всем центрально-азиатском регионе. По гидроэнергетическому потенциалу на душу населения (87,8 тысяч кВтч. в год на душу населения) Таджикистан занимает второе, а по потенциальным запасам гидроэнергии на один квадратный километр территории (3682,7 тысяч кВтч. в год первое место в мире, намного опережая другие страны .

Стоимость вырабатываемой только в Нуреке электроэнергии в 6-8 раз ниже, чем на тепловой электростанции, а стоимость одного кВтч. на Рогунской ГЭС составит всего 0,2 дирама. Она ежегодно будет давать стране 13,1 млрд. КВтч [3,с.14] электроэнергии и поставит решающую точку в проблеме энергетической независимости Таджикистана и т.д .

Газ. Газовые ресурсы Таджикистана впервые были изучены советскими специалистами, инженерами учеными из центральных городов союзного государства, а подземные кладовые северных районов были несколько поверхностно изучены ещё специалистами царской России, которые на севере Таджикистана фактически газа не обнаружили. Советские специалисты, детально изучив подземные недры уже в послевоенный период, на территории Ленинабадской области обнаружили небольшие запасы газа. Адреса этих небольших залежей, газа – КИМ, Айратон, Канибадам, Раба, Аиязбек, Оби-Шифо и др. Производство в 1980 году 300млн. м3 газа были именно из названных месторождений. Но последующие выводы специалистов поддержали мнение, что в недрах республики имеется до 430 млн. нефти и свыше 1 триллиона м3 газа [4,с.19-20] .

К началу 90-х годов в Центральных и Южных районах республики советские специалисты выявили ещё 17 месторождений газа с общим примерным запасом до 1 триллиона м3 газа, но названные запасы для республики фактически были недостигаемыми из-за глубоких расположений сложных горных содержаний. Но их не достигала советская горно-буровая техника и даже сегодняшняя мировая буровая техника с очень дорогостоящим горно-буровым оборудованием не сможет их достичь и осваивать .

До 2000 года в республике было выработано 38,6 млн. м3 газа, но это уже включая выработки из месторождений Кумсангира, Колхозабада, Балджуана, Шахринау. При этом производимый в республике составляет до 10% потребности республики в газе, которая составляет до 4 млрдов м3 .

В послевоенные годы значительные потребности республики на газ перекрывал Узбекистан, но в годы независимости в связи с определенными политическими разногласиями руководителей и чиновников двух независимых стран, газопровод из Узбекистана в нашу страну фактически был перекрыт. На сегодняшний день есть большая надежда на то, что изменившийся в лучшую сторону климат взаимоотношений двух стран положительно разрешит проблему полно масштабного поступления газа из Узбекистана, на что имеются официальные документальные договоренности. На территории самой республики изыскательские работы продолжаются, теперь общие подземные запасы газа в республике, по последним данным, составляют около 3-х триллионов м3, но очень глубоким расположением, на освоении которых пока возможности самой республики ограничены и т.д .

Нефть. История нефтеразведочных работ на территории Таджикистана начались еще в 1903году, когда на площадке «Сельроха», что в Канибадамском районе, с глубины в 248 м. был получен первый фонтан нефти. Это и послужило выводом к началу нефтепоисковых работ на территории Северного Таджикистана .

Уже в те годы месторождение «Сельроха» оценивалось очень высоко, чему способствовало ускорение темпов развития капиталистических экономических отношений в Северных районах Таджикистана. К 1913 году на территории Северного Таджикистана было определено более 10 месторождений нефти, на базе которых работали 29 промышленных предприятий, в том числе 11- по добыче каменного угля, нефти и озокерита; 8 хлопкоочистительных установок; 4 небольших предприятия по добыче соли; 2 винодельческих завода. Самым крупным из этих предприятий был Нефтепромысел, где трудились 156 рабочих и специалистов. Общее число рабочих, занятых в этой сфере промышленности, составляло 838 человек [11,с.21] .

Для разработок нефтяных скважин в дальнейшем было организовано акционерное общество Суханова, а с 1909 году «САНТО», которое значительно увеличило объемы добычи нефти. На нефтепромыслах «САНТО» на базе созданных кустарных вышек добывалось до 18тысяч тонн нефти; в 1915 году здесь было добыто до 19,1 тысячи тонн нефти [11,с.22-23] .

На территории Центрального и Южного Таджикистана работы по разведке и добычи нефти начались во второй половине 20-х годов. С установлением и упрочением новой советской власти во всем Центральном и Южном Таджикистане эти работы активизировались .

В течение 1959-2005 годах на юге Таджикистана были открыты 28 месторождений нефти, из которых большая часть до сих пор находится на начальной стадии разработки. Нефть здесь залегает на глубине 5000-7000 м. основная часть запасов нефти промышленных категорий сосредоточена на территории Южно-Таджикского промышленного комплекса, на территории же Ферганской депрессии находятся 80% промышленных запасов газа и основные залежи газового конденсата. Разведанные в республике запасы нефти на сегодняшний день составляют 1% суммарных ресурсов, запасы которых оцениваются в 122 млн [11,с.24] тонн условного топлива .

Сейчас основными месторождениями нефти в республике являются Кизил-Тумшук, ОбиШифо, Комсомольское, Шаамбары, Ниязбек, Кичик-Бель, Сельроха, Махрам. В 80-е годы ХХ в.в Таджикистане в производственной эксплуатации находились всего 8 месторождений нефти .

Конечно, для того, чтобы удовлетворить потребности республики в нефтепродуктах, этого явно было недостаточно .

На сегодня основная производственная часть запасов нефти промышленных категорий в республике (67%) сосредоточена на территории Южно-Таджикской депрессии. Это далеко ещё не тронутые богатые месторождения нефти и т.д .

Уголь. На территории сегодняшнего Таджикистана известно более 40 месторождений и проявлений угля, запасы которого составляют около 4 млрд. тонн. Уровень их освоения пока не отвечает потребностям республики. Например, в 1994 году добыча угля на Шурабском месторождении снизилась до 174 тысяч тонн; в 1990 году этот показатель составлял 475 тысяч тонн. На месторождении Фан-Ягноб добывается около 14 тысяч тонн. В итоге потребности страны в угле покрываются всего на 15% [4,с.15], поэтому 1 млн. тонн угля ежегодно завозилось в республику из-за её пределов. Между тем в самой республике имеются крупнейшие месторождения и ценнейшие сорта каменного угля и уникальные виды антрацитов .

Здесь можно назвать такие месторождения, как Миёнаду, Зидди, Саят, Чашмаи Санг, Ташкурган, Шурабад, Шишкат, Гузи и др. Общие запасы ценнейших антрацитов только НазарАйлокского месторождения составляют 212,6 млн. тонн, а прогнозные – 450-500 млн. тона. Это ценнейший вид технологического сырья, которое может использоваться в самых различных областях промышленного производства, особенно в металлургии и машиностроении .

Если говорить о развитии угольной промышленности республики в общем, то следует отметить, что из-за плохого ее материально-технического оснащения и неэффективного производства как в последние годы советской власти, так и в начальный период независимости республики эта отрасль находилась в кризисном состоянии. Главная же причина заключалась в отсутствии финансовой поддержки отрасли со стороны государства. В октябре 1997 года Правительство республики приняло постановление «О мерах по развитию угольной промышленности Республики Таджикистан на период 1998-2010 гг.», согласно этому постановлению, в 2001 года в республике добыча угля должна была составить 1140 тысяч тонн .

Однако запланированный объем добычи был выполнен всего на 2,5% [14,с.87] .

Между тем в Таджикистане имеются большие перспективные залежи по развитию угольной промышленности. По последним стратегическим данным, в стране насчитывается 17 угольных месторождений и 24 углепроявления с общими прогнозными запасами до 3,6 млрд .

тонн [12,с.58]. Угольные месторождения фактически имеются во всех районах республики. При этом большая часть из них из-за осложненных горно-геологических условий не получила промышленного освоения. Примечателен тот факт, что ресурсы угля в республике многократно превышают ресурсы газа и нефти вместе взятых, но отсутствие современной технической базы для освоения месторождений не даёт возможности ускорить темпы этого освоения .

Таким образом, можно констатировать, что одной из главных задач правительства республики должно стать создание собственной угольной промышленности именно на базе освоения новых месторождений, которых в стране более чем достаточно .

Солнечная энергия. Солнечная энергия практически не имеет себе равных по экогигиеничности и ресурсной базе для производства электроэнергии в Таджикистане, в котором солнечные дни в году составляют от 190-300 дней .

Общая продолжительность солнечного сияния в Таджикистане за год в среднем составляет 2500-3000 часов, из них большая продолжительность солнечного сияния – более 3000 часов – наблюдается на юге республики – в Пяндже – 3029 часов, а также на Памире (Каракуль - 3166) .

По мнению специалистов, 60-80% потребностей населения страны в электроэнергии в течение 10 месяцев во многих сферах бытовой жизни могут удовлетворяться за счет солнечной энергии. В пересчете на условное топливо, это составляет около 400 тысяч тонн условного топлива, что эквивалентно 460 млн. м3 газа или 528 тысяч тонн мазута [1,с.49]. Таким образом, энергия солнца – это огромный потенциал для выработки самого экологически чистого вида электрической энергии, который используется в стане далеко не полностью. Причиной тому – дорогостоящая аппаратура, в частности солнечные батареи, которые все же уже начинают находить применение в республике. В отдельных хозяйствах уже насчитывается около 400 семейных установок, использующихся в основном на коммунально-бытовые нужды населения .

В этом плане наша республика значительно отстает от других, при огромнейших запасах солнечной энергии .

Нефтегазовая отрасль. Как мы уже отмечали, благосостояние и мощь любого государства зависят от того, настолько освоены его природные ресурсы и настолько они воздействуют на благосостояние народа. Территория Республики Таджикистан составляет 143,5 тысяч км2. Большую часть территории Таджикистана занимают горы, и лишь 34,6 тысяч км 2 (24,2%) – перспективные земли, которые представляют практический интерес для поиска нефти и газа. Основная часть перспективных на нефть и газ земель – порядка 29,0 тысяч км2 (83,8% от 34,6% тысяч км2) – приходится на Юго-Западный Таджикистан и лишь 5,0 тысяч км2 – на Северный .

Нефтегазовый отрасль в Таджикистане начала развиваться с 1964 года, когда в республике было создано Таджикское нефтепромысловое управление (НПУ), призванное осуществлять не только добычу углеводородного сырья, но и проводить широкие поисково-разведочные работы с целью увеличения прироста запасов нефти и газа .

В период 1959-2005 гг. в Таджикистане было открыто более 25 месторождений нефти, газа и газового конденсата, из которых большая часть и поныне находится на стадии первой разработки. Максимальный объем добычи нефти и газа пришелся на 1973-1979 гг., когда было добыто более 520 млн. м3 газа и 418 тысяч тонн нефти [1,с.49]. В то время работа буровых станций республики финансировалась союзными министерствами. Объемы финансирования на поиск и разведку месторождений этого сырья на территории республики в 80-е годы достигали до 60-80 млн. рублей в год. Объемы бурения разведочных и эксплуатационных скважин временами составляли до 100 тысяч метров в год. Буровые работы проводились на 15-20 площадках одновременно. В 70-е и 80-е годы почти ежегодно на территории Таджикистана открывались новые месторождения, новые богатые залежи нефти и газа и других видов углеводородного сырья, чего вообще не было в дореволюционном Таджикистане .

16 ноября 2004 года был подписан межправительственный договор с РФ о начале строительстве ГЭС Сангтуда-1, мощностью 670 МВТ и при огромных усилиях строителей РФ и РТ данный важнейший народнохозяйственный объект был сдан в эксплуатацию 31 июля 2009 года, Таджикистану первому из всех постсоветских республик, несмотря на все экономические сложности, удалось построить такой важнейший объект, что уже свидетельствовало об уверенности народа и его правительство в перспективах будущего суверенного Таджикского государства и т.д .

Учитывая эти положительные сдвиги в развитии страны, президент страны 26 сентября 2005 года на общенародном митинге по восстановлению строительно-монтажных работ на стройплощадке Рогунской ГЭС отметил: «Значение Рогунской ГЭС велико для нашей страны .

Главнейшей основой экономической мощью любого государства является развитие энергетической составляющей .

Реализуя существующий потенциал в этой области, мы намерены совершить решительный скачок в обеспечении процветания страны и обеспечить достойный уровень жизни населения. Энергетическая независимость Таджикистана окажет мощное содействие развитию промышленности, сельского хозяйства, малого и среднего бизнеса» [9,с.7-8]. Здесь был дан старт на возобновление строительно-монтажных работ на стройплощадке Рогунской ГЭС, имеющей неоценимое значение для процветания страны .

Развивая свои замыслы об энергетике, о возобновлении строительно-монтажных работ на Рогуне и намереваясь получить поддержку законодательного собрания страны, в своем послании Маджлиси Оли 20 апреля 2006 года президент отметил: «Дальнейшее развитие экономики страны невозможно без достижения энергетической независимости и широкого применения электроэнергии в трудовых процессах развития экономики и других отраслях»

[5,с.20] .

С единодушного одобрения народных представителей президент, правительство страны предпринимали любые возможные меры по возобновлению и ускорению темпов строительномонтажных работ на строительстве Рогунской ГЭС, других топливно-энергетических объектах страны .

Как известно, сооружение этого энергетического гиганта, начатое ещё в 1975 году, в начале 90-х годов было подвергнуто сложным внутренним и внешним противостояниям .

Проектно-сметные документации Рогунской ГЭС несколько раз были пересмотрены всемирными и региональными научно-проектными учреждениями, вся страна боролась за реализацию этого проекта, разыскиваются новые и новые внутренние резервы, президент обращается ковсему народу страны о помощи в сооружении Рогуна, разыскиваются иностранные инвесторы и специалисты .

Президент, правительство страны постоянно, ежедневно думали, заботились о Рогуне, о его специалистах, рабочих, о финансировании строительства, о материально-техническом обеспечении строительства Рогуна, лично президент Эмомали Рахмон более десяти раз посетил Рогун, каждый раз, лично встречаясь со специалистами, строителями Рогуна, слушал их заботы и заказы, принимал своевременные по их выполнению меры .

С целью развертывания восстановительных работ и подготовки к продолжению строительства, только в 2008 году для Рогуна было приобретена 241 единица современной техники. Из них, 100 мощных грузовиков марки МАЗ, 10 бульдозеров, 10 экскаваторов и 10 мощных кранов, 10 спецмашин для работы в туннели, 3 компрессора и другой специальной техники и оборудования. Белазы, в основном, вывозят из затопленных объектов в будущие участки необходимые для стройки камни и галку в расположение на возвышенности и склады .

Для возведения самой плотины необходимо было доставить 81 млн. м3 камней, галки [13,с.227] .

Вновь правительство приглашало высококвалифицированных специалистов – энергетиков, строителей из России и других стран. Контролируя ход выполнения заказов Рогуна, президент постоянно отмечал: «Выполняйте работы на самом высоком уровне и не забывайте о том, что это электростанция должна служить века» [13,с.227] .

Все это свидетельствовало о том, что по статусу своего значения страна нацелена достроить Рогунскую ГЭС, не жалея ничего, сделать её прочной на века .

Естественно, мощным толчком в обеспечении восстановления Рогунской ГЭС стало обращение президента Эмомали Рахмона к населению страны от 5 января 2010 года и выставление на продажу акций Рогунской ГЭС, в результате чего при поддержке народа в адрес Рогуна поступило более 200 миллионов сомонї [13,с.230]. В практике стройплощадка Рогуна вновь стала полем мужества, благородства, испытания чести и достоинства населения Таджикистана. Постоянно увеличивались размеры государственного ассигнования на Рогун и другие строящиеся энергетические объекты страны. Например, в своем послании от 23.01.2015 Маљлиси Э. Рахмон отметил, что на сооружение Рогуна и других энергетических объектов из государственных ассигнованный в 2010 году было выделено 13,4 миллиарда сомони, а в 2011 году только на строительство Рогунской ГЭС свыше одного миллиарда, 800 млн. сомони, [7] в предпусковом 2017 году только на Рогун было выделено 4 миллиарда 700 миллионов сомонї, на 2018 год свыше 5 миллиардов сомонї [8] и т.д .

Сегодня эти 5 миллиардов сомони обеспечивают круглосуточную работу 22000 специалистов, рабочих и 3500 единиц различной техники, подходя к концу последние подготовительные работы для пуска в рабочий график первого агрегата ГЭС. Всё это свидетельствуют о том, что в последние годы по всей стране нет важнейшего строительного объекта, чем Рогунская ГЭС .

В феврале 2006 года было достигнуто межправительственное соглашение с исламской республикой Иран о долевом участии этой страны в сооружении другого важного энергетического объекта – Сангтуда -2, мощностью 220 кВт. Долевое участие Ирана в сооружении этого объекта составило 220 млн. долл. [13,с.181]. Было также установлено, что вступление на полную мощность данной электростанции дает возможность ежегодно дополнительно производить до 1 млрд. кВтч. электроэнергии, которая будет ещё одним шагом на пути завоевания республикой энергетической независимости. Сдача объекта на полную мощность состоялась в 2013 году .

Вырабатываемая электроэнергия на указанных энергетических объектах напрямую была направлена на энергообеспечение промышленных объектов Центральных районов республики .

При этом правительство Э. Рахмона не забывало и о сохранении энергосбережения областей и сельских районов и кишлаков республики.

Для этого ещё в разгар медтаджикских противоречий было начата разработка комплексной программы «Энергетической независимости Таджикистана», в основу которой были заложены следующие практические задачи:

1. Восстановление разрушенного энергетического хозяйства, сетей и подстанций;

2. Восстановление практических работ на незавершенных энергетических областях;

3. Ускоренное сооружение более 240 малых и средних энергетических объектов;

4. Сооружение энергетических сетей для объединенной энергетической системы с выходом на международные линии электропередач и т.д .

Таким образом, для восстановления разрушенного энергетического хозяйства, освоения ресурсов крупных рек республики правительство республики проделало огромную практическую работу, по освоению энергетических ресурсов больших и малых рек, энергообеспечению таджикского сеоа .

В данном вопросе в последние годы Советской власти в республике было допущена большая ошибка. Полностью было остановлено свыше 350 малых ГЭС, которые очень пригодились бы в годы энергетического кризиса .

Восполняя этот пробел по обеспечению сельских жителей электроэнергией, разработчики энергетической программы включили в неё строительство 190 гидроэлектростанций, в основном в предгорных и горных отдаленных районах республики до 2020. Но опережая график, при использовании иностранных инвесторов, особенно фонда Имама Агахана – IV, в горных массивах ГБАО уже построено более 240 малых гидроэлектростанций и т.д. За три года после утверждения программы малой энергетики на эти цели с учетом вклада инвесторов было выделено 3,8 млрд. сомони. Проблемой проектирования и сооружения малых энергетических объектов заняты 13 инвестиционных проектов [2, с.115] и т.д. При участии исламского банка в 2002 году была завершена разработка технико-экономических показателей строительства малых энергетических объектов в Таджикистане .

Первоначально были построены гидроэлектростанции небольшой мошности – «Хорма, Марзич», «Шашболо», «Санги-Кар», «Фатњобод», «Питовќул», «Тољ» в Айнинском, Балджуванском, Тоджикабадском, Шахринавском, Дарбанском районах [6]. В эти же годы при инвестировании фонда Ага-хана в ГБАО было построено 16 малых электростанций [6] Мургабская, Андарбагская, Ширг, Ширг-2, Вину, Дех, Бардара, Размед, Яншор, Босид, Барседов, Адеших, Вездорад, Мургаб и др. В целом же с 1991 по 2011 в республике были построено свыше 265 малых ГЭС, общей мощностью 23,3 МВТ. В 2014 в республике использовалась 305 малых электростанций и 2432 оборудования солнечной энергии и т.д .

Все это означает, что в годы независимости в республике сделано достаточно много и для электрификации горных и предгорных населенных пунктов. Например, в ГБАО уже фактически решена проблема энергетической независимости области и свои излишки электроэнергии область передает северной провинции Афганистана, основную часть населения которой составляют таджики и т.д. Это уже первый сигнал к достижению энергетической независимости страны .

Из-за узости рамок журнальной статьи мы осветили только часть реализованных мероприятий по выполнению задач энергетической программы страны в годы независимости .

Впереди у таджикских энергетиков ещё более весомые и крупномасштабные задачи. Предстоит построить такие мощные ГЭС, как Рушанская, Гранитные ворота, Ширговатская, Даштиджумская, Джумарская, четыре средних по мощности ГЭС на Зеравшане, около десяти тепловых электростанций, а возможности республики по выработке электроэнергии из солнечной энергии неорганиченные и уже на практике реализуются на территории страны и т.д .

ЛИТЕРАТУРА

1. Бурханова М. Проблемы рационального использования энергетических ресурсов Таджикской ССР / М .

Бурханова. – Душанбе, 2005 .

2. Ёров А. Об энергетической политике Президента Республики Таджикистан Эмомали Рахмона / А. Ёров, Н .

Ёдгоров. – Душанбе, 2011 .

3. Леонидова Н. Гидроэнергетика Таджикистана / Н. Леонидова, В. Флоров. – Душанбе, 2005 .

4. Научный журнал «Дарье». – 1995. – № 1-2. –С.19-20 .

5. Послание Президента Республики Таджикистан Маљлиси Оли РТ 20 апреля 2006 г. –Душанбе, 2006. –С.20 .

6. Послание Президента Республики Таджикистан Маљлиси Оли РТ от 20 апреля 2011 г. – Душанбе, 2011 .

7. Послание Президента Республики Таджикистан Э. Рахмона Маљлиси Оли РТ от 23 января 2015 г. – Душанбе, 2015. –С.12 .

8. Послание Президента Республики Таджикистан Э. Рахмона Маљлиси Оли РТ от 22 декабря 2017 г .

9. Рогун. – Душанбе, 2005. – 52 с .

10. Сборник статей, посвященных международному десятилетию действий (2005-2015) «Вода для жизни». – Душанбе, 2015. – 100 с .

11. Хоналиев Н. Экономическая история и концепция развития промышленности Таджикистана / Н. Хоналиев. Душанбе, 2010 .

12. Хотамов Н.Б. Социально-экономические преобразования Республики Таджикистан / Н.Б. Хотамов. –Душанбе, 2009 .

13. Шарипов А. Фархундапай / А. Шарипов, З. Касимова. – Душанбе, 2014 .

14. Экономика Таджикистана: стратегия развития. – 2003. – №3. – С. 87

ЗАХИРАЊОИ СЎЗИШВОРЇ ВА ЭНЕРГЕТИКИИ ТОЉИКИСТОН ВА ИСТИФОДАБАРИИ ОН ДАР

СОЛЊОИ ИСТИЌЛОЛИЯТ Дар маќолаи мазкур масъалањои омўзиш, муайян кардан ва аз худ намудани захирањои сўзишворї ва гидроэнергетикии љумњурї дар мадди аввал баррасї мешаванд. Масалан, ишора мешавад, ки Тољикистон бо њаљми умумии захирањои сўзишворї ва гидроэнергетикии худ дар фазои мамлакатњои собиќ Иттињоди Шўравї баъди ФР љойи дуюмро ишѓол менамояд. Дар навбати дуюм, масъалањои аз худ кардани захирањои энергетикии мамлакат дар солњои истиќлолияти давлатии Тољикистон баррасї мешаванд. Дар маќола омадааст, ки њадафи стратегии мамлакат рушди энергетика ва ба даст овардани истиќлолияти энергетикї мебошад ва вазифањои амалии он дар барномаи энергетики мамлакат пурра баррасї шудаанд. Ин њадафи стратегиро сохтмони чунин иншоотњои муњимми энергетикии давраи истиќлолият, ба монанди «СангтўдаСангтўда-2», НБО-и – Помир, сохтмони ќариб 200 иншоотњои хурди энергетикї, маркази барќу гармидињии Душанбе-1,2, Ёвон, Ќўрѓонтеппа ба марра наздик менамоянд. Ба истифода дода шудани агрегати якуми иншооти энергетикии муњимтарини љумњурї –НБО-и Роѓун 16 ноябри соли љорї ба наќша гирифта шудааст. Пурра ба истифода НБО-и Роѓун истиќлолияти энергетикии мамлакатро таъмин намуда, ќисман мамлакатро ба бозори энергетикии љањонї мебарорад .

Калидвожањо: захирањои энергетикї, таљрибаи аз худ намудани захирањои энергетикї, захирањои гидроэнергетикї .

ТОПЛИВНО-ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЕ РЕСУРСЫ ТАДЖИКИСТАНА И ПРАКТИКА ИХ ОСВОЕНИЯ В

ГОДЫ НЕЗАВИСИМОСТИ

В данной статье освещаются проблемы изучения, определения и освоения топливно-энергетических ресурсов Таджикистана, отмечается, что по запасам топливно-энергетических ресурсов Таджикистан считается ведущей страной во всем центральноазиатском регионе. Например, по гидроэнергетическим запасам республика занимает второе место после восточной Сибири РФ на всем постсоветском пространстве. В статье особое место занимают вопросы освоения топливно-энергетических ресурсов страны в годы независимости республики .

Стратегические задачи республики в области развития топливно-энергетического комплекса на ближайшие годы определены одной фазой - достижение энергетической независимости страны. Эту глобальную задачу помимо сооружения таких энергетических объектов, как Сангтуда-1, Сангтуда-2, ряда крупных тепловых станций, около 200 малых электростанций в конечном счете выполнит Рогунская ГЭС, пуск первого агрегата которой уже назначен на 16 ноября текущего года. Пуск на полную мощность Рогунской ГЭС полностью устранить вопросы внутренних потребности и около 30% вырабатываемой электроэнергии страна может вывести на международный энергетический рынок, которого очень ждут в Афганистане, Пакистане, Иране, Узбекистане, Казахстане и др .

Ключевые слова: энергетические ресурсы, практика освоения энергетических ресурсов, гидроэнергетические ресурсы .

FUEL AND ENERGY RESOURCES OF TAJIKISTAN AND THEIR PRACTICE OF THEIR DEVELOPMENT

DURING INDEPENDENCE

This article highlights the problems of studying, identifying and developing fuel and energy resources in Tajikistan, and notes that Tajikistan is considered the leading country in the entire Central Asian region in terms of fuel and energy resources. For example, in terms of hydropower reserves, the republic ranks second after Eastern Siberia in the entire postSoviet space. The article takes a special place in the development of the country's fuel and energy resources in the years of independence of the republic. The strategic objectives of the republic in the development of the fuel and energy complex for the coming years are determined by one phase - the achievement of the country's energy independence. This global task in addition to the construction of energy facilities such as Sangtuda-1, Sangtuda-2, a number of large thermal stations, about 200 small power plants ultimately perform the Rogun HPP, the launch of the first unit which has already been scheduled for November 16 of this year. The launch of the full capacity of the Rogun hydropower plant to completely eliminate the issues of domestic needs and the country can bring about 30% of the generated electricity to the international energy market, which is very much awaited in Afghanistan, Pakistan, Iran, Uzbekistan, Kazakhstan and others .

Key words: energy resources, the practice of energy resources development, hydropower resources .

Сведения об авторе: Маликов Махмуд Хакимович – Таджикский национальный университет, доктор исторических наук, профессор кафедры международных отношений. Адрес: 734025, Республика Таджикистан, г.Душанбе, пр.Рудаки, 17. Тел.: 911-00-92-88 Information about the author: Malikov Makhmud Khakimovich - Tajik National University, Doctor of History, Professor of the Department of International Relations. Address: 734025, Republic of Tajikistan, Dushanbe, Rudaki Ave.,

17. Phone: 911-00-92-88

–  –  –

Аз баста шудани шартномаи сули Зирабуло дар санаи 23-юми июни соли 1868, дар байни Бухоро ва Русия як саду пано сол пур мешавад. Тайи ин муддат тавассути китобои дастаамъонаи таълим, асарои ба давраи мазкури Бухоро бахшидашудаи муаллифони алоида, мами маќолаою баромадои муаион дар конфронсои илм, бисёре аз палуои ин масъала равшан шуда бошанд ам, вале то анз он ба пурраг омхта нашудааст. Аз ин р, бо масади арчи бештар тавият ёфтани мавзи мазкур, дар такя ба як атор сарчашма ва асарои арзишманд чанде аз андешаои худро мехоем дар ин ода иброз намоем .

Ба масъалаи Шар Вазорати корои хориии Русия анз дар чоряки якуми асри XVIII, аниќтараш дар замони укмронии Петри 1 (1689 – 1725) бори аввал ба таври назарияв тавау зоир карда буданд. Бояд айд кард, ки ин масъала дар таърихнигории ватанї, Русия, Аврупо ва Амрико ба таври дуруст маз ба амин давра мансуб дониста мешавад, ки он аз назари илм ягонагии бозкушоии таърихиро тавият мебахшад .

Баъдан бо ин масад соли 1715 бо пешниоди Петри 1 ду маротиба, дар ду маврид ду сафир – Бекович Черкасский ва Бухголс ба Осиёи Марказ фиристода мешаванд. Вале њарду њам аз ин сафар ноком бармегарданд [7, с.11]. Баъд аз се сол дар соли 1718 ба Бухоро сафири дигар Флорио Беневен фиристода мешавад. Номбурда тарии мактубои зиёди худ аз вазъияти итисод – сиёсии давраи мазкур императори русро ар дам хабардор менамуд [13, с.87]. Вале марги нобаангоми Петр дар соли 1725 боиси ба дур андохтани ин масъала дар сиёсати хориии Русия мегардад .

Дар марилаи навбат, аниќтараш дар миёнаи асри XIX, бо шикасти Русия дар анги рим (1853-1856) ин масъала дубора дар барномаи кории Вазорати корои хориии Русия арор мегирад .

Вазири корњои хориљии Русия княз А. М. Горчаков дар соли 1856 ба подшои рус Александри II пешнињод менамояд, ки «Ояндаи Русия -ин Осиё аст» .

Ин масоилро баъдан афсари ситоди генерал Бларамберг амаониба дастгир намуда, илова мекунад, ки Русия тавауи худро мебояд на ба Аврупо, балки ба Осиё нигаронида бошад. Аамияти итисодии Осиёи Марказиро дар пешрафти аёти тиорат ва саноатии Русия итисодчии фаъоли самти либералию буржуазии рус Ю. А. Гагемейстер низ таъкид менамояд [10, с.14] .

Инро укумати подшоии рус дар айни замон аз назари итисод ва сиёс дуруст дарк намуда, барои амал намудани он кўшиш ба хар медиад, зеро дар исмати аврупо ба уз аз масъалаи озод намудани халои Балкан аз истибдоди турк, ки он аз солои 70уми асри XIX то аввали дааи дуюми асри ХХ-ро дар бар мегирифт, дигар масъалао бо рои диалоги дипломат алли худро ёфтанаш мумкин буд. Дар анги Русия ва Туркия солои 1877-1878, дар баробари озод шудани минтааои Сербия, Черногория ва Руминия, мавеи Русия дубора баъди беш аз 20 соли анги рим дар бари Сиё устувор мегардад .

Тарафи дигари ин масъала бевосита, ба минтааи Ќафќоз рабт дошт. Яъне, ба Русия барои озод намудани халои Балкан ва муофизати хатти мудофиав дар ду фронт – Балкан ва Ќафќоз мубориза бурдан лозим меомад. Агар дар исмати арб, масади ниоии дипломатии Русия баромадан ба бари Сиё, ниго доштани мувозинати таърихии империяи Русия, густариши босамари робитаои дуониба ва бисёрониба бо кишварои пешрафтаи замона - Англия, Фаронса, Олмон, Австрия, гузашта аз ин дур андохтани нашаои осибонаи давлатои Аврупо нисбати халои Балкан бошад, пас дар ануб, яъне дар минтааи Осиё – Ќафќоз мубориза бурдан бо сохти асримиёнагии «имомат», махсусан дар Чеченистон ва Доистон муофизати халои ба тобеияти Русия даромада, гурио, арманио, озарио, аз тадидои Туркия ва Эрон, мавеи устувори итисод ва сиёсиро дар муобили моароои арбию шар, ки ба он Англия, Фаронса, Олмон, Туркия робар менамуданд, дар сархати фаъолияти сиёсати хориии Русия арор гирифта буд [6, с.30] .

Дар исмати дуюми – минтааи Осиё, ки муимтар аз ама барои пешрафт ва устувор намудани итисодиёти империя мусоидат намуда метавонист, мебоист Русия диати махсус зоњир намояд. Зеро дар ин исмати дар назар начандон дур ва пурмоарои дохил, пеш аз ама, ду масад: якум, дар оянда чун маркази ашёи хоми саноат; дуюм, чун маркази фурўши молои саноатии рус аз тарафи укумати подшо хизмат намуда метавонист .

Аз ониби дигар, Русия дар исмати Аврупо барои ба фурўш гузоштани молои саноатии худ, бо кишварои аз иати саноат пешрафта, на амеша муовимати тиорат намуда метавонист. Маз ба амин хотир, устувор намудани ин муносибаторо дар исмати шар ба наша гирифта буд .

Агар мо ба ин масъала даитар назар намоем, мебинем, ки дар марилаи мавриди тади арор дошта, консепсияи дипломатии Русия чунин хусусияторо доро буд: сиёсати укумати подшоии рус дар исмати арб – Аврупо – Балкан, характери озоднамо, гузашта аз ин тавозуни сиёс, дар исмати Ќафќоз он бештар мазмуни озоднамо, зидди «аракати асримиёнагии имомат» ва итисод дар исмати шар – Осиёи Марказ бошад, он бештар хусусияти «мудофиав» аз ууми Англия ва њамоно хадафи итисод дошт .

Бо ин масад соли 1858 ба Бухоро ва Хева полковник И. Игнатев фиристода шуда буд. арчанд номбурда дар Хева ба ягон муваффаият ноил нагардида бошад ам, вале дар Бухоро ба як атор дастовардои тиорат, аз он љумла, ба кам намудани андоз аз молои рус, ташкил додани агентии муваатии тиорат, озод намудани асирони рус ва ѓайра ноил мегардад [10, с.14] .

арчанд Русия адами аввалини худро барои ба даст овардани Осиёи Марказ, бо сохта шудани алъачаи Раим дар наздикии бари Арал соли 1847 гузошта бошад ам, вале ба таври амал ба дарунтари Осиёи Марказ аз соли 1864 бо даромадан ба хонигарии ўанд шурўъ намуда буд. Замони ба ин анг кашида шудани Аморати Бухоро ба соли 1865 дар мавриди мудофиаи шањри Тошканд мансуб аст .

Истодагар карда натавонистани сарбозони Бухоро бо аскарони рус бо сардории Д .

И. Романовский дар мавзеи Элљар, рафти љангро куллан дигар кард. Њамин тавр, дар муддати хело њам кўтоњ шањрњои калонтарини Аморати Бухоро - Хуанд 24-уми майи соли 1866, ротеппа 2-юми октябри соли 1866, Љиззах 18-уми октябри амон сол яке паси дигар аз тарафи ўшунои рус ишѓол мегарданд [10, с.25]. Дар ин маврид саркардагони арбии рус амирро барои бастани сул тариб менамоянд .

Генерал фон Кауфман дар мавриди аввал барои товони анг 1,150,000 тангаи тилло, ки он ба 4,600,000 рубл баробар буд талаб менамояд [1, с.40]. Сарбозони амири Бухоро тавонро зиёд исобида, амоно ангро давом медињанд. Амир Музаффар ба муносибатои номуайяни дуонибаи Бухоро ва Русия ниго накарда, чанде аз тољирони русро, ки асир гардида буданд, озод менамояд [10, с.25] .

Оид ба воеаи мазкур шоиди бевоситаи амон замон Богданов М. Г. таъкид менамояд, ки амири Бухоро баъди нокомињои љанг ба риат омада, дар мавзеи уззор шрои укуматиро даъват мекунад, ки дар он амалдор Мўсобек баромад намуда, ба русо додани товони ангро рад менамояд ва аз амир хоњиш менамояд, ки анги муаддас давом дода шавад [3, с.428]. Ба ин нигоњ накарда, укумати подшоии рус иати тавият бахшидан ба муносибатои тиорат пайваста чорабинио доир менамуд, ки баста шудани шартномаи тиљорат бо ўанд дар моњи марти соли 1868 ва дар њамин замина 11 майи соли 1868 шартномаи тиљорат бо Бухоро аз зумраи онњост .

Тиби он ба тоирони Русия ва Бухоро њууи дар кишварои амдигар бурдани муносибатои баробари тиорат, муофизати амволи тиоратии амдигар, доштани корвонсарой (постоялый двор дар Русия) дар нутаои гуногуни Бухоро доштани агентои тиоратии рус, муайян намудани ами андози тиорат дар аљми 2,5%, ууи убур намудани сарзаминои амдигар ба хотири ворид шудан ба кишварои амсоя дода мешавад [14, с.113] .

Баъд аз 12 рзи абули ин шартнома, яъне 23-юми майи соли 1868 сарбозони Бухоро иборат аз 6000 пиёдагард, 15000 савора, 14 тўп, дар теппаи Зирабуло хатти мудофиавиро ишол менамоянд. 1-уми июн ќўшунњои рус мавеи худро муайян намуда, 2-юми июн ба бурдани анг шурўъ мекунанд. Баъди чанде аз муќовимат сарбозони Бухоро ба шикаст рў ба рў гардида, саркардагони он Мўсобек ба арш ва Усмонбек ба Бухоро фирор мекунанд [3, с.431]. амин тавр, амири Бухоро баъд аз се соли анг бо ўшуни рус дар назди Зирабуло шикаст хўрда, ба бастани шартнома роз мешавад .

23-юми июни соли 1868 байни Русия ва Бухоро ин шартнома баста мешавад, ки бо сабабои номаълум ва то ое махф то замони мо омада нарасидааст. Оид ба ин масъала фарзияо гуногун мебошанд. Коршиносон бар он назаранд, ки гуё дар он банди (моддаи) махфие љой доштааст, ки дар якљоягї ба муќобили душманони амир мубориза бурдан ифода ёфта будааст [8, с.12] .

Полковники укумати подшоии рус Д. Н. Логофет дар китоби «Кишвари беуу»

фарзияи мазкурро чунин бао додаст, ки гўё бо урми доираи бюрократии Русия, ки онро дар тарири нав дидан мехостанд, шартнома ба чунин варта афтода бошад .

Фарзияи дуюми муаллиф он аст, ки намояндагии Бухоро бо зиракии сиёсї гўё ба он чанде таѓйиру иловањо ворид намуда, шартномаро ба манфиати худ њал намуда бошад .

Сарфи назар аз амаи ин гумону тахмино он аамияти муимми тиоратиро молик буд .

Д. Н. Логофет оид ба тафсилоти шартномаи мазкур ва ањамияти он истода гузаштааст, ки оварданаш аз ањамият холї намебошад .

Аиб аст, ки он аз як тараф бо мазмун ё мундариаи худ ба шартномаи тиоратии 11уми майи соли 1868 хеле монанд мебошад. Дар банди якуми он оиди 125 азор тангаи тилло ё худ 500,000 рубли русии товони анг сухан меравад. Дар банди дуюм бошад, оиди савдои озоди табааи рус ва муофизати молу амволи оно аз ониби бевосита амир андеша баён шудааст. Банди сеюм, дар амаи нуќтаои Бухоро доштани агентои тиорат; банди чорум, ба мидори на бештар аз 2,5% ситонидани андоз; банди панум, бе мамониат убур намудани удуди минтаа ба кишварои амсоя тавсиф мешавад [12, с.22] .

Расо баъд аз 5 соли баста шудани шартномаи Зирабуло дар санаи 28-уми сентябри соли 1873 дар шари Шарисабз байни Русия ва Аморати Бухоро санади наве (Шартномаи дўстї) ба имзо мерасад, ки он аз 18 банд (модда) иборат буд. Аз зумраи мавзўъое, ки дар ин шартнома омадаанд: банди якум, оиди масоили сарад, банди дуюм, сеюм, чорум, дар исмати шимолу арб - Туркистон, Русияву Хева, ба воситаи Амударё ташкил додани рои об, сохтани анборњо; дар банди афтум, оиди ба тоирони рус додани иљозати бе супоридани андоз ба воситаи Бухоро ба кишварои дигар бурдани молу колоњои тиорат; дар банди њаштум, оиди дар кишварои амдигар доштани корвонсароо маълумот дарљ гардидааст .

Њамзамон, дар банди ёздањи ин шартнома ба табааи рус дар Бухоро ва табааи Бухоро дар аламрави рус иозати шул варзидан ба унарои гуногун; банди дувозда, ба мардумони арду ониб дар аламрави амдигар доштани молу мулки хусус (доштани хона, замини кишт ва боѓот) иљозат дода мешуд .

Дар моддаи 14-уми шартномаи 1873 айд шуда буд, ки укумати амирии Бухоро вазифадор карда мешавад, ки душманони укумати рус, онњоеро, ки бо урми гуноои худ дар аламрави Бухоро пинњон мешуданд, ошкор намуда, ба укумати рус супорад .

Дар бандои понзда ва шонзадаи шартнома, укумати рус ва амири Бухоро уњдадор мегардиданд, ки намояндагии худро дар Бухорову Тошканд дошта бошанд. Дар банди абдаум бевосита оид ба барам задани уломфурўш дар аламрави Аморати Бухоро сухан мерафт [14, с.115] .

Бояд таъкид намуд, ки дар арду шартномае, ки байни Русия ва Бухоро баста шуда буданд, нутаи ниої ва марказиро тавият бахшидани муносибатои дуонибаи тиоратї ташкил менамуд. Аз умла, дар шартномаи соли 1873 бештари масоили муимми замонро масъалаои тиорат ташкил медоданд .

Агар дар ин давра Русия иати муносибатои худ, дар исмати арб аз амбастагиои бештар хусусияти байналхалќидошта, аз абили «Адномаи байналхал»

- (дар сулномаи Париж) соли 1856 [9-С.146], шартномаи Сан-Стефано 1878 [9, с.244], истифода бурда бошад, пас дар исмати ануб, ин муносибато аз санадои «Ќарори окимияти ол» (Декрети соли 1801), «Сулномаи муваат»-и соли 1837 истифода шудааст .

Дар исмати шар дар ин давра то нуњ адад шартномаои махсус амалї мешуданд, ки барои пешрафти иќтисодї-тиљоратї ва сиёсї аз њар љониб мусоидат менамуданд ва аз он панљ адади охирин бевосита ба Аморати Бухоро мансуб буданд. Ба инњо мисол шуда метавонанд: Фармон оиди ташкил дода шудани Генерал-губернатории Туркистон дар санаи 11-ум (23-юм)-и июли соли 1867 [6, с.110], «Шартномаи тиорат» байни Русия ва ўанд дар мои марти соли 1868, «Шартномаи Русияву Туркистон» соли 1875, Фармон оиди ба вилояти Фарона табдил додани хонигарии ўанд ва ба айати Туркистон дохил кардани он; Шартномаи сулњ байни Русия ва Хева дар соли 1873 [6, с.114], «Шартномаи тиорат»-и Русия ва Бухоро 11-уми майи соли 1868 [14, с.113], «Шартномаи сул»-и Русия ва Бухоро дар санаи 23-юми июни соли 1868 [12, с.22], «Шартномаи дст»-и Русия ва Бухоро дар санаи 28-уми сентябри соли 1873 [14, с.113], «Протокол- созишномаи дст»

байни Русия ва Бухоро аз 28-уми июни соли 1885, «Протокол – созишнома» байни Русия ва Бухоро аз 23-юми июни соли 1888 [14, с.116] .

Аз ин раќамњо баръало дида метавонем, ки сиёсати мустамликавии Русия дар Осиёи Марказї бештар ба Аморати Бухоро нигаронида шуда буд .

Бояд зикр намуд, ки аз ин шартномањо ва протоколњо на танњо дар замони императории Русия, балки солњои аввали барпошавии Њукумати Советї низ дар Аморати Бухоро истифода бурда мешуд, ки ба ин санади Совети Комиссарони Халќи Љумњурии Туркистони Федератсияи Советии Русия зери фармони Комиссариати корњои хориљї аз 26 июни соли 1918 тањти №4 дар шањри Тошканд баимзорасида гувоњї медињад .

Акнун мо дар исмати нињоии маќола наши тадирсози шартномаи Зирабулоро дар густариши муносибатои дуонибаи тиоратии Аморати Бухоро бо Русия дида мебароем .



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |



Похожие работы:

«А К А Д Е М И Я НАУК СССР ОТДЕЛЕНИЕ ЛИТЕРАТУРЫ И ЯЗЫКА ТЮРКОЛОГИЧЕСКИЙ СБОРНИК I ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК СССР МОСКВА • ЛЕНИНГРАД 1951 • Т Ю Р К О Л О Г И Ч Е С К И Й СБОРНИК./ А. Н. Кононов ПРОИСХОЖ ДЕНИЕ ПРОШЕДШЕГО КАТЕГОРИЧЕСКОГО ВРЕМ ЕНИ В ТЮ РКСКИХ Я...»

«ЯКОВЛЕВА Елена Сергеевна ОСОБЕННОСТИ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ С КОМПОНЕНТОМ-ЗООНИМОМ (на материале китайского и английского языков) Специальность 10.02.19 – теория языка ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель –...»

«ББК 81. 2Кит Г68 Рецензенты: Кафедра китайского языка Военного института; кандидат филологических наук Н. Г. Ранинская Горелов В. И. Г68 Теоретическая грамматика китайского языка: Учеб. пособие для студентов пед. и...»

«МАРТЫНЕНКО Ирина Станиславовна СПЕЦИФИКА КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИИ ЯЗЫКА В АНГЛОЯЗЫЧНОМ И РУССКОЯЗЫЧНОМ ДИСКУРСАХ В данной статье анализируются особенности концептуализации русского и английского языков в сознании их носителей на основе рекуррентных метафорических выражений в англоязычном и русскоязычном...»

«Меркина Виктория Валерьевна МИКРОТОПОНИМИЯ ОВРАЖНО-БАЛОЧНЫХ ОБРАЗОВАНИЙ РЕГИОНА ВЕРХНЕГО И СРЕДНЕГО ТЕЧЕНИЯ ДОНА (НА МАТЕРИАЛЕ "СПИСКА РЕК ДОНСКОГО БАССЕЙНА" П.Л. МАШТАКОВА) Специальность 10.02.01 – русский язык Автореферат диссертации на...»

«Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Северо-Осетинский институт гуманитарных и социальных исследований им. В. И. Абаева Владикавказского научного центра Российской академии на...»

«АДМИНИСТРАЦИЯ НОХЧИЙН РЕСПУБЛИКА НОЖАЙ-ЮРТОВСКОГО МУНИЦИПАЛЬНОГО НАЖИН-ЮЬРТАН МУНИЦИПАЛЬНИ РАЙОНА ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ КЮШТАН АДМИНИСТРАЦИ 366241, ЧР, Ножай-Юртовский район, с. Ножай-Юрт, ул. А.Кадырова 3, noj ay u...»

«УДК 81’ 36 ББК 81.032 Н 62 Никандрова И. А. Аспирант кафедры русского языка Московского государственного областного социально-гуманитарного института, e-mail: nikandrova7@mail.ru О соотношении понятий "функционально-семантический класс слов" и "лексико-семантическая группа...»

«Хасанова Алсу Минвалиевна ТВОРЧЕСТВО АХНАФА ТАНГАТАРОВА: ЖАНРОВЫЕ И ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ОСОБЕННОСТИ 10.01.02 Литература народов Российской Федерации (татарская литература) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук 2 О ОПТ 2011 Казань-2011 Работа выполнена на кафедре методики преподавания и с...»

«А.П. Клименко Минск, Беларусь ТИПЫ СЕМАНТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ МЕЖДУ СТИМУЛОМ И РЕАКЦИЕЙ В СВОБОДНОМ АССОЦИАТИВНОМ ЭКСПЕРИМЕНТЕ A . Klimenko. The types of semantic relations in associative fields. The results...»

«НАЦЮНАЛЬНА АКАДЕМЫ НАУК УКРА1НИ Ш СТИТУТУКРАШ СЬКО! МОВИ В.П. Ш У Л ЬГА Ч Нариси з праслов’янськсн антропошми Частина II Кшв 2015 УДК 81’373i231 ББК 81.2-3 Ш95 Книгу присвячено реконструкдц праслов’янського антропо...»

«Nowa Polityka Wschodnia 2018, nr 1(16) ISSN 2084-3291 DOI: 10.15804/npw20181608 s. 125–138 www.czasopisma.marszalek.com.pl/pl/10-15804/npw И л ь а с Г. Га м И д о в Бакинский славянский университет O некоторых особенностях категории утверждения/отрицания в паремиологических единицах About Some Features...»

«А.Д. Черемисина, Л.А. Крупская О понятиях дополнения и объекта (объектности) в современном английском языке Как известно, под объектом или объектной направленностью в лингвистической литературе обычно подразумевается "категория, способная выражаться лишь сочетаниями глагола и дополнений" [1:16]. Изу...»

«Электронный научно-образовательный журнал ВГСПУ "Грани познания". № 6(59). Декабрь 2018 www.grani.vspu.ru УДК 372.016:811+811.581 С.Ю. БЕРСАНОВА, М.И. ДЕРЯБИНА (Новосибирск) МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЙ ПОДХОД ПРИ ОБУЧЕНИИ ЛЕКСИКЕ ДЕЛОВОГО КИТАЙСКОГО ЯЗЫКА В ВУЗЕ Междис...»

«Фонд социального страхования Российской Федерации Рекомендации по сдаче расчетных ведомостей по Форме 4 ФСС РФ в электронном виде с использованием электронно-цифровой подписи. Рекомендации разработаны для помощи страхователям Фонда социального страхования РФ (далее Фонд) при сдаче расчетных ведо...»

«Ондар Валентина Сувановна ОТРАЖЕНИЕ КАТЕГОРИИ ПРОСТРАНСТВА В ТУВИНСКОМ ЯЗЫКЕ (НА МАТЕРИАЛЕ ГЕРОИЧЕСКОГО ЭПОСА БОКТУГ-КИРИШ, БОРА-ШЭЭЛЕЙ) Работа посвящена анализу именных лексем с пространственной семантикой в тексте героического эпоса БоктугКириш, Б...»

«0415104 ДдтдКрдт ПРИНТЕРЫ ЭТИКЕТОК Zebra Серия Desktop Для принтеров настольной серии не существует чересчур маленьких партий этикеток. Выбор на принтерах этой серии останавливают тогда, когда требуется напечатать без проблем небольшие количества этикеток со штриховыми кодами и текстом. Принтер...»

«2 СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ..3 ГЛАВА I Фоновая лексика русского языка.7 1.1. Понятие о фоновой лексике русского языка.7 1.2. Роль фоновой лексики в понимании художественного текста.13 ГЛАВА II Фоновая лексика ранних рассказов А.П. Чехова: описание и анализ..16 2.1. Фоновая лексика рассказа "Дачник...»

«[CC BY 4.0] [НАУЧНЫЙ ДИАЛОГ. 2018. № 8] Баженова Е. А. Видовые различия русских глаголов повелительного наклонения в лингводидактическом аспекте / Е. А . Баженова, Ч. Челоне // Научный диалог. — 2018. — № 8. — С. 224—235. — DOI: 10.24224/2227-1295-2018-8-224-235. Bazhenova, E. A., Celone, C....»

«ДОНИШГОЊИ МИЛЛИИ ТОЉИКИСТОН ТАДЖИКСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ЊАФТАИ ИЛМ МАВОДИ Конференсияи љумњуриявии илмї-назариявии њайати устодону кормандони ДМТ бахшида ба "20-солагии Рўзи вањдати миллї" ва "Соли...»

«Раздел 8. ДИСКУРСИВНЫЕ ПРАКТИКИ РЕКЛАМЫ И PR К. В. Борисова1 ЯЗЫКОВЫЕ ОСОБЕННОСТИ ОДНОЙ ТОВАРНОЙ КАТЕГОРИИ ДЛЯ РАЗНЫХ ЦЕЛЕВЫХ ГРУПП Аннотация Статья посвящена выявлению и анализу языковых особенностей в рекламных текстах товарной категории "Автомобили", ориентированной на разные...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК ИНСТИТУТ ВОСТОКОВЕДЕНИЯ В.П. Липеровский Посессивные конструкции в хинди и русском языке МОСКВА Липеровский В.П. Посессивные конструкции в хинди и русском языке. — М.: ИВРАН, 2009. — 72 с. ISBN 978-5-89282...»

«7. Языки программирования промышленных контроллеров (ПРК) Прикладное программное обеспечение (ПО) современных ПРК, имеющих встроенную операционную систему (ОС), может быть разработано как с использованием традиционных инструментальных программных средств (языки Си, Паск...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Никитина Ирина Владимировна Лексико-семантическая группа глаголов приведения в эмоциональное состояние в современном русском языке Выпускна...»

«МИНИСТЕРСТВО НАУКИ И ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "ПЕРМСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ" ПРОБЛЕМЫ ФИЛОЛОГИИ ГЛАЗАМИ МОЛОДЫХ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ Материалы ко...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.