WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

«2. Документы внешней политики СССР. Т. 3. Док. № 229. М.: Госполитздат, 1959. 3. Документы внешней политики СССР. Т. 3. Док. № 333. М.: Госполитздат, 1959. 4. Документы внешней ...»

В лаборатории ученого

1. Документы внешней политики СССР. Т. 3. Док. № 229, доп. 2. М.: Госполитздат, 1959 .

2. Документы внешней политики СССР. Т. 3. Док. № 229. М.: Госполитздат, 1959 .

3. Документы внешней политики СССР. Т. 3. Док. № 333. М.: Госполитздат, 1959 .

4. Документы внешней политики СССР. Т. 4. Док. № 34. М.: Госполитздат, 1960 .

5. Документы внешней политики СССР. Т. 4. Док. № 39. М.: Госполитздат, 1960 .

6. Московский договор о дружбе и братстве между правительством РСФСР и Великим Национальным Собранием Турции. Ст. 1–2. Документы внешней политики СССР. Т. 3. М.: Госполитздат, 1959 .

7. Фрунзе М. В. Избранные произведения: 1918–1925 гг. М.: Воениздат, 1957. Т. 1 .

8. Хейфец А. Н. Советская Россия и сопредельные страны Востока в годы Гражданской войны (1918–1920). М., 1964 .

9. Хейфец А. Н., Советская дипломатия и народы Востока 1921–1927. М.: Наука, 1968 .

10. Хейфец А. Н. «Нацаренус Чичерину, 30 августа 1921г.»: Советская дипломатия и народы Востока, 1921–1927. М.: Наука, 1968 .

11. Aslan Y. Trkiye Komnist Frkas'nn Kuruluu ve Mustafa Suphi – Trkiye Komnistlerinin Rusya'da Tekiltlanmas (1918–1921) // Trk Tarih Kurumu. Ankara, 1997 .

12. Ataturk’un Tamim, Telgraf ve Beyannameleri, Ataturk Kultur, Dil ve Tarih Yuksek Kurumu Ataturk Arastirma Merkezi. Ankara, 1991 .

13. Cebesoy A. F. Moskova Hatiralari // Vatan Nesriyat. Istanbul, 1953 .

14.Gokay B., Emperyalizm ile Bolsevizm Arasinda Turkiye // Agora Kitapligi. Istanbul, 2006 .

15. Karabekir K. Istiklal Harbimiz, Istanbul, 1957 .

16. Nur R. Moskova Sakarya Hatiralari // Bogazici Yay. Istanbul, 1993 .

17. Nur R. Hayat ve Hatiralarim, Istanbul, 1968 .

18.Yerasimos S. Turk-Sovyet Iliskileri, Ekim Devriminden Milli Mucadele’ye // Gozlem Yay. Birinci Baski. Istanbul, 1979 .

Статья поступила в редакцию 26.08.2010 г .

УДК 811.521 В. В. Рыбин

ПРОБЛЕМЫ КЛАССИФИКАЦИИ СОГЛАСНЫХ ФОНЕМ

В СОВРЕМЕННОМ ЯПОНСКОМ ЯЗЫКЕ

Рассматриваются проблемы выделения согласных в составе мор. Анализ аллофонов и фонем дается на принципах Петербургской (Ленинградской) фонологической школы. Подробно анализируются палатализация, назализация и геминация согласных. Дается критика и обсуждение взглядов на эти проблемы .

К л ю ч е в ы е с л о в а: мора, фонема, аллофон, согласные, гласные, слог, палатализация, назализация, геминация .

РЫБИН Виктор Викторович – кандидат филологических наук, доцент, заведующий кафедрой японоведения Восточного факультета Санкт-Петербургского государственного университета (Е-mail: rybinvic@hotmail.com) .

© Рыбин В. В., 2010 В. В. Рыбин. Проблемы классификации согласных фонем в современном японском языке 191 Перед тем как перейти к описанию согласных фонем в японском языке напомним важное, как нам кажется, высказывание Вильгельма фон Гумбольта по поводу членения потока речи (безотносительно к какому-то конкретному языку) на отдельные звуки: «Звуки, образованные консонантным способом, произносятся только в сопровождении озвучивающего их потока воздуха… Разделение простого слога на гласный и согласный, если иметь в виду самостоятельные звуки, является искусственным» [4, 86] .

Количественный состав согласных фонем в японском языке анализируется исследователями фонетики этого языка по-разному, в зависимости от избранного подхода. При том, что языковое сознание природных носителей японского языка, не оперирующих такими единицами, как одиночные согласные, все же лингвисты приходят к членению потока речи как на гласные сегменты, так и на согласные .





Итак, аналитический подход приводит лингвиста к выделению звуков (фонов), являющихся конституентами мор в современном японском языке (СЯЯ) .

Однако перед фонетистами стоит «извечный вопрос», что считать фонемой, а что – аллофоном. В этой связи нельзя считать и окончательно решенной проблему японского консонантизма. По-разному исследователи трактуют палатализованные и непалатализованные согласные. Остается открытым вопрос о наличии или отсутствии гортанной смычки в анлаутной позиции или на стыке гласных, о назализации /g/ в интервокальной позиции и др. Важным является и определение статуса [Ф], [ts], [w], которые в стандартном японском языке некогда имели сугубо ограниченную сочетаемость с последующими гласными. У ряда согласных наблюдается «расширение комбинаторики»: встречается, например, непалатализованный /t/ перед /i/: pa?ati?i «вечеринка» (от англ. party). Отмечается появление губно-зубного [] в vaiorin «скрипка» (наряду с baiori). Необходимо определиться с тем, чем являются согласные геминаты – отдельными фонемами или одной фонемой. Нельзя не упомянуть и тот факт, что разные авторы определяют количественно отличающиеся друг от друга системы согласных фонем в СЯЯ. Определение численности согласных у разных авторов (в зависимости от избранного ими подхода) отличается: от 14–18 – у Х. Киндаити [15, 71; 14, 10] и до почти 30 – у Н. А. Сыромятникова [7, 310] .

Описывая типы тембровых корреляций согласных в различных языках мира, Н. С. Трубецкой отмечал: «Пожалуй, наиболее распространенной является к о р р е л я ц и я п а л а т а л и з а ц и и, то есть противоположение согласного с нейтральной окраской и согласного, имеющего i-образную (или j-образную) окраску» [8, 145–146] .

Ряд японских лингвистов (Аманума [10, 78], Сирта [17, 35] и др.), а также практически все отечественные японисты-лингвисты выделяют палатализованные согласные, противопоставленные соответствующим твердым: [p] – [p’], [b] – [b’], [m] – [m’], [n] – [n’], [t] – [t’], [d] – [d’], [s] – [’], [ts] – [t’], [dz] – [d3’], [r] – [r’], [k] – [k’], [g] – [g’] [см., напр.: 9] .

Другие же лингвисты (С. Каваками [12, 31] и др.), не выделяя палатализованные согласные, определяют их как сочетания согласного с последующим гласным с помощью «переходного » или j, а в практической латинице передают В лаборатории ученого такие сочетания через у (игрек). Однако при этом почему-то авторы, придерживающиеся такой точки зрения, не прибегают к транскрипциям согласных в позиции перед узким переднеязычным [i] – например, таких как: [kji] или [ki]?

В. М. Алпатов справедливо указывает на развитую систему противопоставления твердых и мягких согласных и в русском и в японском языке, которого нет в английском языке. В этой связи американцы и англичане воспринимают японские мягкие как сочетания с йотом [1, 174] .

Давая описание палатализации, Аманума делает оговорку о том, что существует взгляд на эту проблему, согласно которому есть два вида смягчения согласных: 1) непосредственное примыкание [], [3], [t], [] к [a], [o] или [u]; 2) соединение согласных [k], [g], [h], [b], [p], [m], [r] с последующим гласным ([a], [o], [u]) через «вставной» звук [10, 90] .

Можно предположить, что трактовка со вставным звуком связана с тем, что, как и в русском языке, мягкие согласные чаще длительнее соответствующих твердых [3, 61–63] .

В литературе по японской фонетике отмечается, что краткие слоги (моры), содержащие мягкие согласные, произносятся приблизительно с той же длительностью, что и другие моры структуры CV [11, 71] .

Нам представляется корректнее рассматривать наличие двух рядов согласных фонем в СЯЯ: твердых и мягких. Как будто интересные экспериментальные данные Х. Отака подтверждают именно такой подход. В недавней монографии этого автора рассматривается и проблема палатализации согласных в СЯЯ. Автором Отака было предложено десятерым носителям японского языка и десятерым англоговорящим испытуемым произносить серии из пяти слогов в разной последовательности в изохронном ритме. В позиции третьего слога были включены стимулы с мягкими согласными. Полученные результаты приведем в табл. 1, 2 .

–  –  –

Сравнение статистических данных, приведенных в табл. 1, 2 по материалам [18, 54–55], как будто со всей очевидностью свидетельствуют о том, что краткие слоги структуры CV с мягкими согласными в начале слога имеют большую длительность по сравнению с теми слогами, в начальной позиции которых находятся твердые согласные. Даже самый краткий японский слог /rja/ на 24% длительнее соответствующего слога с твердым начальным /ra/. Длительности же соответствующих слогов в произнесении носителей английского языка еще больше, что, по-видимому, и свидетельствует о другой «технике артикуляции» у носителей различных языков и, скорее всего, как раз об использовании «вставного йота»

англоговорящими в соответствующих случаях .

Резюмируя сказанное, отметим, что мы присоединяемся к взглядам отечественных японистов-лингвистов, признающих наличие в СЯЯ двух рядов согласных фонем, противопоставленных по твердости/мягкости. Количество согласных фонем естественно напрямую зависит от того, считают ли исследователи палатализацию непосредственным процессом или «через йот» .

Проблема выделения глухих и звонких согласных в СЯЯ не относится к дискуссионным вопросам. По участию голоса при артикуляции согласных они подразделяются на звонкие: /b, b’,d, d’, g, g’/ и др. и глухие: /p, p’, t, t’, k, k’/ и др .

К противопоставлению по звонкости/глухости в СЯЯ имеет непосредственное отношение аффрикатизация, сопровождающая процесс «озвончения» ряда глухих согласных: [sa], [se], [so] [dza], [dze], [dzo]; [i], [ti] [d3i]; [su], [tsu] [dzu]. Следует попутно отметить, что в настоящее время часто встречается и «простое» озвончение, если соответствующая аффриката попадает в интервокальную позицию: [sudzuki] (имя собственное) [suzuki]. Не без основания некоторые исследователи (К. Ооцубо и др.), считая /z/ фонемой, рассматривают [dz], [z], [d3], [3] ее аллофонами [10, 78] .

При исследовании японских согласных фонетисты сталкиваются с проблемами, имеющими непосредственную связь с исторической фонологией или с историческими чередованиями. В СЯЯ можно наблюдать чередования вроде: h-b как в hana «цветок» и yamazakurabana «цветы горной вишни», F-b – Fune «корабль» и takarabune «корабль сокровищ», F-p – niF uN «две минуты» и naN puN «сколько минут?», h-p-b – nihoN «два (длинных круглых предмета)», happoN «восемь (длинных круглых предметов)» и saNboN «три (длинных круглых предмета)». Следует по ходу дела отметить, что сочетаемость F, традиционно встречавшегося только в позиции перед u, расширилась за счет инноваций, вызванных большим числом заимствований из европейских языков. В приведенных выше чередованиях наблюдаются явления не столько фонетического (фонологического) характера сколько морфонологического .

Аналогичным образом выглядит соотношение s, s’ (sh), z (dz), z’ (dz’), t, d, ts, t’ (ch). Ср., например: tsuri «ловля рыбы» + sao «шест» tsurizao «удочка»; hoN «книга» + tana «полка» hoNdana «стеллаж» и т. д .

Из приведенных примеров видна морфонологическая связь приведенных звуковых соответствий, имеющая исторические корни и отраженная в японском силлабарии годзюуон постановкой диакритических знаков нигори и ханнигори .

В лаборатории ученого Нигори означает «замутнение», ближе по значению к «озвончению», а ханнигори – «полузамутнение», что больше соответствует «оглушению» .

Постановка в правом верхнем углу литер из азбуки кана нигори ( ) «превращает» краткие слоги ХА, ХИ, ФУ, ХЭ, ХО, СА, ЦУ и др. в БА, БИ, БУ, БЭ, БО, ДЗА, ДЗУ. Появление ханнигори ( ) при БА, БИ, БУ, ФУ и др. обозначает оглушение соответствующих сегментов: ПА, ПИ, ПУ и т. д .

К носовым (назальным) согласным в СЯЯ относятся следующие звуки: [m], [m’], [n], [n’], [], [’], []. Все эти согласные отличаются по месту артикуляции, но их объединяет то, что при произнесении воздушная струя проходит не через полость рта, а через носовую полость .

При артикуляции назальных согласных в СЯЯ как будто не наблюдается каких-то специфических особенностей по сравнению с аналогичными согласными в других языках. Однако в определенном смысле несколько особняком отстоит от других назальных конечнослоговой морообразующий []. В большинстве работ его обозначают через N или Н (Нъ), которые символизируют все его аллофоны, реализующиеся в зависимости от контекста справа: [n] перед [r], [t], [d], [n];

[m] перед губными [p], [b], [m]; [] перед заднеязычными [k], [g], [] или как увулярный [] в конце слова (перед паузой), в середине слова перед гласными, а также перед [s], [], [w], [j] .

Попутно следует напомнить, что этот увулярный (основной) аллофон в некоторых случаях почти «исчезает», оставляя неизменной морно-ритмическую структуру фонетического слова и добавляя сильную назализацию предшествующему гласному: [ge()i()] .

Что же касается [] и [’], то по отношению к ним необходимо обсудить вопрос об их фонемной самостоятельности. В учебных пособиях и орфоэпических словарях, предназначенных в первую очередь для дикторов японских СМИ, предписано, что [g] и [g’] в интервокальной позиции должны произноситься назализовано (как [] и [’]). Из этого «правила» есть исключения: оно не касается ономатопоэтических слов (например, горогоро «гром, грохот», горогоросама «гром (атмосф. явление)» в детской речи), а также – числительных, в состав которых входит морфема го со значением «пять» (например, дзю:го «пятнадцать»).

Однако и это числительное, попадая в состав слов-идиом, произносится с назализацией [g]:

дзю:гоя «полнолуние; ночь на 16-е августа» произносится как [d3’uuoja] .

Однако приведенные примеры не дают однозначного ответа о фонемном статусе обсуждаемых звуков. В выделения [] ([’] отдельно мы не будем здесь для краткости обсуждать) в качестве самостоятельной фонемы говорит пример, приведенный В. М. Алпатовым в разделе, посвященном определению морфофонем в СЯЯ в коллективной монографии [14]. Этот автор считает, что g в дзюуго [d3’uugo] «пятнадцать» и в дзюуго [d3’uuo] «тыл» несут смыслоразличительную функцию, и поэтому не могут быть сведены к одной фонеме [2, 99]. Подобных примеров для g’ и ’ не приводится. Нам тоже пока не удалось обнаружить ни одной соответствующей «минимальной пары», хотя известно, что, скажем, в усаги [usa’i] «заяц» по орфоэпическим нормам требуется назализация g в интервокальной позиции .

В. В. Рыбин. Проблемы классификации согласных фонем в современном японском языке 195 Нам трудно согласиться с двумя другими примерами В. М. Алпатова, приведенными в указанной выше работе: фууга [Fuuga] «фуга» и фууга [Fuua] «изящество»; коНго [kogo] «Конго» и коНго [koo] «в будущем». Обращение к носителям языка и к соответствующим словарям свидетельствует о том, что в обоих случаях мы имеем дело с полными омонимами, так как они совпадают не только на сегментном уровне, включая назализацию /g/, но и на супрасегментном уровне – одинаковое акцентное оформление. Как будто бы [] (g – назализованный в позиции между гласными или после N) вряд ли обладает статусом полноправной фонемы .

Один из известных японских фонетистов Х. Киндаити посвятил обсуждению проблемы назализации /g/ большой раздел своей монографии [13]. С учетом того, что стандартным и более благозвучным произнесением /g/ в интервокальной позиции среди японской интеллигенции считается [], автор провел подробное обследование произношения токийских школьников (более 20 человек) .

В предложенном для прочтения списке слово дзюуго «пятнадцать» все информанты без исключения произносили без назализации [g]. Подсчеты Киндаити показали: 28% респондентов использовали назализованный [] при произнесении использованных автором слов-стимулов; 41.4% – «смешанное» произнесение (то [g], то []) и 30% – устойчивое [g] [13, 188] .

Х. Киндаити замечает, что случаи, в которых [g] и [] выполняют смыслоразличительную функцию, крайне редки, и приходит к выводу о том, что оба эти звука постепенно утрачивают различия в произнесении молодых японцев, «объединяются» в один звук – [g] и представляют одну фонему /g/. При этом Х. Киндаити призывает даже к принятию мер по сохранению орфоэпической (традиционной) нормы стандартного литературного языка, имея ввиду назализацию [g] между гласными, несмотря на усиливающуюся тенденцию перехода [][g] .

Нельзя забывать о том, что при присоединении гонорифического префикса о- к слову, начинающемуся с [g], то назализация не происходит даже при вокалическом окружении: гэНки «бодрость» – о-гэНки «(ваше) здоровье», гири «чувство долга» – о-гири «чувство долга вежл.» .

В корнесложных словах встречается довольно много случаев, когда в указанном окружении не происходит назализации во втором корне: сэкай «мир»+гиНкоо «банк»= сэкайгиНкоо «всемирный банк», но есть и случаи, когда это явление происходит: юки «снег»+куни «страна»= юкигуни [yukiuni] «снежные районы страны, снежная страна»; нама «сырой, необработанный»+комэ «рис»= намагомэ [namaome] «сырой рис». Есть сложные слова-сцепления, в которых нормой допускаются оба варианта: кёоику «образование»+гакубу «факультет»= кёоикугакубу «педагогический факультет», сэйкэй «политэкономия»+гакубу «факультет»=сэйкэйгакубу «политико-экономический факультет». Существуют и корнесложные слова, в которых никогда не встречается, как, например, в слове-аббревиатуре тёоги «депутат районной администрации» .

В иностранных заимствованиях гайрайго проявление назализации связывают как с исходной звуковой формой заимствованной лексемы, так и со временем заимствования. Отклонения от основного орфоэпического правила назализации [g] В лаборатории ученого в интервокальной позиции или после конечнослогового N довольно часты: taNo «танго» (от tango), jaNuru «джунгли» (от jungle), но – chuuiNgamu «жевательная резинка» (от (chewing)gum) и buNgaroo «бунгало» (от bungalow). В других случаях нормой допускается двоякое произношение: kategorii – kateorii «категория» (от category). Подробно эти явления рассматривает С. Сакураи [16, 36–40] .

Подводя итог вышесказанному о назализации [g], можно констатировать, что [] в большей степени соответствует по своему статусу аллофону /g/, а не самостоятельной фонеме. И все же, так как в некоторых случаях (даже пусть и редких) [] играет смыслоразличительную роль, то и ее с некоторой оговоркой можно считать нестабильной, исчезающей, своего рода «резервной» фонемой. Однако и по сей день произнесение назализованного [] ( [g]) в отмеченных выше случаях, отвечающих требованиям орфоэпии стандартного языка, признается «аристократическим» (традиционным) в отличие от «плебейского» (провинциального) [13, 177] .

В приведенном выше описании консонантизма мы не коснулись еще нескольких согласных, в том числе специфических и «новых» для СЯЯ. Часть из них занимает промежуточное положение: акустически они ближе к гласным, а с артикуляционной точки зрения – к согласным. К ним могут быть отнесены звуки: [w], [Ф], [Ф’], [], [’], [r], [r’], [j], [?]. Эти звуки репрезентируют соответствующие фонемы, являющиеся в ряде случаев инновационными и появившиеся или появляющиеся в результате недавних заимствований чаще из английского в его американском варианте. Для полноты картины приведем описание этих фонем ниже .

1. w – губная звонкая, артикуляция которой связана с меньшей работой губ, чем, скажем, в английском и других европейских языках. При произнесении японской [w] наблюдается меньшая огубленность (округленность губ), которая больше связана с сужением и растягиванием губ в стороны .

Дистрибуция [w] ограничена: встречается в основном перед гласным [a] .

Редко наблюдается перед [o] ([kowo:gozaimasu] «страшно вежл.»), а в вульгаризмах и жаргонизмах встречается и перед [e] ([kowe:] «Страшно!»). Примеры заимствованы нами из монографии С. Каваками [12, 55] .

Японские исследователи, сравнивая японский полугласный [w] с английским, указывают на бльшую краткость этого звука. И, считая этот звук кратким, близким даже к гласному [ш], отмечают, что английское swimming club японцы произносят так, что на слух это воспринимается как нечто подобное [sum’ikurabu] («“сонный” клуб») .

2. Согласный [Ф] обычно характеризуется как спирантный глухой билабиальный. Его артикуляция отличается небольшим сближением губ при оставлении щели, что придает ему незначительный фрикативный характер. В собственно японском слое лексики после [Ф] встречается только гласный [ш] (/u/). Расширение спектра сочетаемости [w] связано с включением в японский лексикон словзаимствований, что позволяет считать этот звук полноправной самостоятельной фонемой. Появление [Ф’] в фонологической системе СЯЯ связано только с иностранными заимствованиями. Артикуляторно отличается только палатализацией .

3. Наиболее инновационный характер присущ двум звукам, связанным с недавними заимствованиями, произнесение которых вызывает сравнительно больВ. В. Рыбин. Проблемы классификации согласных фонем в современном японском языке 197 шие затруднения у природных носителей стандартного СЯЯ. Это [] и [’]. Их пока нельзя считать фонемами. Многие японцы заменяют их на [w] или [b]:

[aor’i] [b(w)aor’] «скрипка» (от violine), [’iora] [b’(w’)iora] «альт» (от viola). Оба спирантные звонкие, последний отличается от первого палатализацией. Как сказано выше, встречаются только в гайрайго .

4. Пара фонем /r/ – /r’/ относятся к списку традиционных японских фонем .

Оба звука одноударные переднеязычные звонкие, отличающиеся как палатальный и непалатальный. Акустически часто соотносимы с [l] и [l’], что служит и признаком аристократического произношения (например, в речи императора) .

Когда японские дети картавят, то вместо этого звука используют [d]: [rad3’io] (от radio) «радио» [dad3’io] .

5. К традиционным фонемам относится и глайдовый звонкий переднепалатальный согласный [j] .

6. Мы выделяем в числе японских фонем гортанную смычку – смычный ларингал [?], который выделяется не всеми исследователями японской фонетики .

Этот ларингал встречается в начале фонетических слов перед гласными, в середине слов между разнородными гласными, а также на стыках двух однородных (удвоенных) гласных .

Выше представлен обзор основных фонем и некоторых аллофонов согласных в СЯЯ. Наиболее подробный несколько отличный от нашего обзор был дан С. А. Старостиным, который насчитывает до 35 согласных фонем в СЯЯ и еще большое количество аллофонов [2, 70–74] .

Для окончательного определения состава японских консонантных фонем нельзя не коснуться проблемы удвоенных согласных, которые некоторые авторы считают долгими .

Геминированность согласных акустически выражается увеличением длительности артикуляции соответствующих сегментов. Явление это широко представлено в японском языке. При его определении используются не только разные термины, но и формулируются отличающиеся друг от друга подходы. В отечественном японоведении одни исследователи вычленяют геминированные согласные фонемы как противопоставленные «одиночным» .

Так, С. А. Старостин, определяя реализационные признаки согласных, в разделе «геминированность – негеминированность» писал: «Согласный является геминированным, если при его артикуляции преграда в полости рта задерживается. В японском языке имеются геминаты pp, bb, tt, dd, nn, etc. В случае наличия у согласного признака аффрикатности, т. е. размыкания смычки через посредство узкой щели, геминируется первая часть артикуляции, т. е. смычка .

Японские геминированные аффрикаты являются, таким образом, «геминированно-смычными»» [2, 58]. Однако этот же автор в табличном представлении системы согласных фонем японского языка геминаты не указывает [2, 68] .

Ю. В. Козлов без какой-либо предварительной аргументации называет геминированные согласные «долгими» в противопоставление кратким [6, 13] .

Н. А. Сыромятников выделял и «двойные согласные» и «долгие согласные» .

Этот автор считал «двойными, т. е. одинаковыми соседними согласными фонемаВ лаборатории ученого ми, …фонемы, разделяемые морфологической границей. В древнеяпонском языке такое явление полностью отсутствовало» [7, 299–300]. В дальнейшем геминация согласных стала проявляться в результате редукции узких гласных /i/ и /u/ между глухими согласными, а также в китайских заимствованиях, в которых «слог изменялся уже на японской почве в результате развития фонетического строя по внутренним законам развития языка» [7, 301]. Эти процессы происходили на стыках морфем как японских, так и китайского происхождения. Мы наблюдаем это и глагольных парадигмах: ик-у «идти, ехать» ит-та «ушел, уехал». В последнем примере корневое к измелилось за счет регрессивной ассимиляции преобразуется в т. Удвоением может сопровождаться присоединение префиксов интенсивности действия: нагуру «бить, ударять» бун-нагуру «избивать». Из этого видно, что СЯЯ характеризуется наличием удвоенных согласных .

«Долгие согласные» Н. А. Сыромятников определяет как явление, связанное с удлинением согласного. «Морфологическая граница в таком случае не проходит посредине долгого согласного, и мы не имеем никаких оснований делить его между двумя морфемами. Происхождение долгих в японском языке – эмфатическое. Существуют пары [m’ina] ‘все‘ и [m’inna] ‘все-все’, [amar’i] и [ammar’i] ‘слишком‘ …, где смысл от удлинения не изменяется, а только как бы подчеркивается, усиливается» [7, 305] .

«Долгие согласные» (в том числе звонкие) встречаются в современных словах-заимствованиях: бэддо «кровать» (от bed), гуддзу «товары» (от goods), гуддоуйру «добрая воля» (от goodwill). Найти примеры с долгими звонкими согласными, в которых они встречались бы на границе морфем, практически невозможно. Исходя из этого, мы должны признать их и только их долгими .

Напомним, что писал Л. Р. Зиндер по поводу наличия/отсутствия долгих согласных в том или ином языке: «В решении этого вопроса, являющегося частным случаем общей проблемы членения потока речи, ведущее значение имеет морфологический критерий. Долгие согласные будут представлять одну фонему, а не сочетание фонем, в таких языках, в которых они встречаются только в пределах одной морфемы, где морфологическая граница никогда не проходит внутри долгого согласного. Это значит, что они никогда не выступают как две смысловые единицы, а потому они и неделимы с фонематической точки зрения» [5, 126] .

Однако с учетом того, что такие согласные занимают небольшую периферийную зону в системе японского консонантизма, мы не включаем их в состав основных согласных фонем СЯЯ .

Итак, в результате нашего обзора и анализа согласных в японском языке с позиций Петербургской (Ленинградской) фонетической школы мы пришли к выделению следующих основных консонантных фонем:

1. Смычные: p, p’, b, b’, t, t’, d, d’, k, k’, g, g’, ? (гортанная смычка);

2. Щелевые (спиранты): Ф, Ф’, s, ’,, h;

3. Плавные (глайды): w, j;

4. Аффрикаты: ts, dz, t’, d3’;

5. Назальные: m, m’, n, n’, (N);

6. Флэпы (одноударные): r, r’ .

В. В. Рыбин. Проблемы классификации согласных фонем в современном японском языке 199

1. Алпатов В. М. Япония: язык и культура. М.: Языки славянских культур, 2008. 208 с .

2. Алпатов В. М., Вардуль И. Ф., Старостин С. А. Грамматика японского языка. Введение. Фонология. Супрафонология. Морфонология. М.: Издат. фирма «Восточная литература», 2000. 150 с .

3. Бондарко Л. В. Фонетика современного русского языка. СПб.: Изд-во СПбГУ, 1998. 276 c .

4. Гумбольд В. фон. Избранные труды по языкознанию / пер. с нем.; общ .

ред. Г. В. Рамишвили; послеслов. А. В. Гулиги и В. А. Звегинцева. М.: ОАО ИГ «Прогресс», 2001. 400 с .

5. Зиндер Л. Р. Общая фонетика: учеб. пособ. М.: Высшая школа, 1979 .

312 с., ил .

6. Козлов Ю. В. Введение в фонетику японского языка: упражнения. СПб.:

Филологич. Факультет СПбГУ, 2005. 26 с .

7. Сыромятников Н. А. Система фонем японского языка // Ученые записки Института Востоковедения. М.: Изд-во АН СССР, 1952. Т. IV. С. 278–354 .

8. Трубецкой Н. С. Основы фонологии / пер. с нем. А. А. Холодовича; под ред. С. Д. Кацнельсона. М.: Аспект Пресс, 2000. 352 с .

9. Фельдман Н. И. Японский язык. 2-е изд., стереот. М.: Едиториал УРСС,

2002. 92 с .

На японском языке:

10. Аманума Я., О:цубо К. и др. Нихонго-но онсэйгаку. Токио: Куросиосюппан, 2007. 192 с .

11. Исомура К. и др. Онсэй-о осиэру. Токио: Хицудзи-сёбо, 2009. 172 с .

12. Каваками С. Нихонго онсэй гайсэцу. Толио: Кё:синся, 1977. 122 с .

13. Киндаити Х. Нихонго-онъин-но кэнкю:. Токио: То:кё:до:-сюппан, 1978 .

564 с .

14. Киндаити Х. Кё:цу:го-но хацуон то акусэнто // Хацуон-акусэнто дзитэн .

Кайсэцу. Токио: NHK ho:so:kyo:kai, 1974. 1094+134 c .

15. Киндаити Х. Нихонго. Токио: Иванами-сётэн, 1967. 224 с .

16. Сакураи С. Кё:цу:го-но хацуон-дэ тю:исубэки котогара // Хацуонакусэнто дзитэн. Кайсэцу. Токио: NHK ho:so:kyo:kai? 1974. 1096+134 c .

17. Cирта С. Нихонго-но ото: Онсэйгаку то онъинрон. Токио: Хицудзисёбо:, 1993. 261 с .

На английском языке:

18. Otaka H. Phonetics and Phonology of Moras, Feet, and Geminate Consonants in Japanese. New York, Toronto, Plymouth: University Press of America, Inc., 2009. 320 p .

Статья поступила в редакцию 21.07.2010 г .






Похожие работы:

«Капустина Юлия Александровна ОСОБЕННОСТИ КОМПОЗИЦИОННОЙ РАМКИ ЛИРИЧЕСКОГО ЦИКЛА В статье изучаются особенности вступительных и заключительных стихотворений лирических циклов. Представлены основные разновидности вступительных и заключительных частей лирических циклов, обобщаются их отличител...»

«Ронкина Наталья Михайловна ИРОНИЧЕСКИЕ ПОЭМЫ М. Ю. ЛЕРМОНТОВА И ПУШКИНСКАЯ ТРАДИЦИЯ ("САШКА", "ТАМБОВСКАЯ КАЗНАЧЕЙША", "СКАЗКА ДЛЯ ДЕТЕЙ") Специальность 10.01.01. Русская литература Автореферат диссертации...»

«Электронный научно-образовательный журнал ВГСПУ "Грани познания". № 6(59). Декабрь 2018 www.grani.vspu.ru УДК 81’37 В.И. КАРАСИК (Москва, Тяньцзинь) КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИЯ ГОРДОСТИ В ПАРЕМИОЛОГИИ И АФОРИСТИКЕ Рассматриваются оценочные характеристики ментального образования "гордость" в русском языковом сознании на материале пословиц и афоризмов....»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА на тему: Лексико-грамматические особенности современной шведской рекламы основная образо...»

«To the question of derivational semantic space of the word-formative nests The article focuses on the problem of semantic organization of the word-formative nest and its constituting components on the basis of cognitive appro...»

«465 ПОДХОДЫ К ИССЛЕДОВАНИЮ КОНЦЕПТОВ А.А. Габриелян (Москва, Россия) Разнообразие подходов может способствовать более тщательному и глубокому анализу концептов, которые являются ключевыми...»

«Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Северо-Осетинский институт гуманитарных и социальных исследований им. В. И. Абаева Владикавказского научного центра Российской академии наук и Правительства Республики Северная Осетия – Алания Л.Б. МОРГОЕВА ПАРЕМИИ И РЕЧЕВЫЕ ФОРМУЛЫ ОСЕТИНСКОГО ЯЗЫКА...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА на тему: Фразеологические единицы с соматическим компонентом в итальянском и русском языках основная образовательная программа бакалав...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.