WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 


«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ «САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ» ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА на тему: ...»

ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ

ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

на тему:

Мифологическая школа в русской и китайской фольклористике

основная образовательная программа магистратуры по направлению подготовки 45.04.01 «Филология»

Исполнитель:

Обучающийся 2 курса образовательной программы «Русская литература»

очной формы обучения Линь Гуаньцюн

Научный руководитель:

к.ф.н., ст. преп. Мариничева Ю.Ю .

Рецензент:

к.иск., науч. сотр. Некрылова А.Ф .

Санкт-Петербург Оглавление Введение………………………..…………………………………………..3 Глава 1. Становление русской мифологической школы…………..12 §1. Западноевропейская мифологическая школа братьев Гримм……..12 §2. Предыстория мифологической школы в России…………………...17 Глава 2. Разыскания русской мифологической школы……………23 §1. Разыскания Ф. И. Буслаева о мифе………………………………….23 §2. Миф и славянская мифология в творческом наследии А. Н. Афанасьева………………………………………………………………...31 Глава 3. Китайский фольклор в XIX веке………………….………..37 §1. Положение китайского фольклора в XIX веке…………………… .

.37 §2. Оценка и исследование русской мифологической школы в научных трудах китайских филологов……………………………………………………53 Заключение……………………………………………………………….65 Список использованной и цитируемой литературы………………..68 Приложение……………………………………………………...……….76 Введение Мифологическая школа — первое и одно из основных научных направлений в истории русской фольклористике. Она сформировалась на рубеже 1840-х — 1850-х годов под влиянием западноевропейской мифологической школы .

В Западной Европе появление мифологической школы связано с деятельностью немецких исследователей Вильгельма и Якоба Гримм. Братья Гримм изучали немецкую мифологию, рассматривая ее как продукт «бессознательно творящего духа» 1 и как выражение сущности народной жизни. Они утверждали, что мифология является отражением народной жизни, а язык, сказки и другие фольклорные жанры сложились на основе первоначальных представлений народа о природных явлениях. Братья Гримм классифицировали фольклорные материалы по сходству сюжетов, образов и мотивов, создали учение о происхождении и развитии устного народного творчества, систематизировали фольклорные жанры, а также предложили сравнительный метод для исследования фольклорных материалов. Наследие братьев Гримм оказало значительное влияние на научные взгляды русских фольклористов Федора Ивановича Буслаева и Александра Николаевича Афанасьева. В русской мифологической школе можно обнаружить концепции, связанные с западноевропейской мифологической школой. При этом обе школы имеют как сходства, так и различия. Западноевропейская мифологическая школа возникла в пору расцвета романтизма, ведь немецким романтикам был свойствен особый интерес к мифологическим образам. А русская мифологическая школа появилась на волне передовых общественных взглядов и развития гуманитарной науки в 1840-х годах. Источником стало большое количество накопленного фольклорного материала, требовавшее систематического изучения. Влияние на новую научную школу также оказали взгляды





См.: Азадовский М. К. История русской фольклористики / текст подгот. к печати

Л. В. Азадовской. Под общ. ред. Э. В. Померанцевой. М.: Учпедгиз, 1963. Т. 2. С. 49 .

писателей, литературных критиков и общественных деятелей. Например, В. Г. Белинский, А. И. Герцен и др., исследовавших в том числе фольклор и народные истоки русской литературы2 .

Ведущими представителями русской мифологической школы, как мы уже отмечали, являются Ф. И. Буслаев и А. Н. Афанасьев. Их основная идея заключалась в мифологической реконструкции, т. е. восстановлении мифологических образов, сюжетов и мотивов. Свою задачу эти исследователи видели не только в восстановлении славянской мифологии, но в интерпретации на ее основе произведений народной словесности3 .

Ф. И. Буслаев (1818–1897) — русский лингвист, фольклорист, представитель старших мифологов, крупнейший деятель русской мифологической школы. По мнению А. Л. Топоркова, исследования мифа в научном наследии Буслаева можно разделить на три этапа: середина 1840-х — начало 1850-х годов — исследование соотношения языка и мифологии;

рубеж 1850-х — 1860-х годов — рассмотрение связи мифологии с эпосом;

конец 1860-х — начало 1870-х годов — статьи, рецензии и очерки, раскрывающие связи между мифологией, культурой и историей4 .

Свою научную деятельность Буслаев начал как лингвист, изучая связь языка и мифологии. Он обращал особое внимание на историю происхождения слов, анализировал слова в традиционном, религиозном и социальном аспектах. В этот период им были изданы такие научные труды, как « преподавании отечественного языка» и « влиянии христианства на О О

–  –  –

См.: Российский гуманитарный энциклопедический словарь: В 3 т. М.; СПб.:

Гуманитарный издательский центр «Владос»; Филологический факультет СанктПетербургского государственного университета, 2002. Т. 2. С. 474 .

См.: Топорков А. Л. Теория мифа в русской филологической науке XIX века .

М.: Индрик, 1997. С. 44 .

См.: Буслаев Ф. И. О преподавании отечественного языка: В 2 ч. М.: Унив. тип., 1844 .

славянский язык». При исследовании эпоса Буслаев впервые ввел в научный обиход большое количество памятников древнерусской литературы, представленных в книгах «Исторические очерки русской народной словесности и искусства» 7, «Народная поэзия. Исторические очерки» 8 .

Исследователю удалось выделить основные этапы в развитии русского эпоса, выявить его сущность и практическое значение. В конце 1860-х — начале 1870-х годов Буслаев публиковал очерки и рецензии на труды других ученых 9, а также развивал свои научные взгляды на мифологию. По его мнению, мифология включает в себя ранние плоды культуры и исторической памяти народа. Теория Буслаева главным образом базируется на «сравнительном методе исследования, установлении связи языка, народной поэзии и народной мифологии, принципе коллективной природы творчества»11 .

Вклад Буслаева в изучение русского фольклора и славянского мифа значителен не только потому, что его исследование всесторонне, то есть касается языка, мифа, фольклора, культуры и истории. Он также сделал См.: Буслаев Ф. И. О влиянии христианства на славянский язык: Опыт истории языка по Остромирову Евангелию. М.: Унив. тип., 1848 .

См.: Буслаев Ф. И. Исторические очерки русской народной словесности и искусства: В 2 т. СПб.: Издание Д. Е. Кожанчикова: Тип. товарищества «Общественная польза», 1861 .

Буслаев Ф. И. Народная поэзии. Исторические очерки. СПб.: Тип. имп. АН; 1887 .

См., например: Буслаев Ф. И. Сравнительное изучение народного быта и поэзии // Русский вестник. 1872. № 10. С. 645–727; 1873. № 1. С. 293–329; № 4. С. 568–649;

Буслаев Ф. И. Догадки и мечтания о первобытном человечестве [Рец. на ст.: Отто Каспари .

Первобытная история человечества с точки зрения естественного развития самой ранней его духовной жизни. Лейпциг, 1873.] // Русский вестник. 1873. № 10. С. 689–764 .

См.: Буслаев Ф. И. Сравнительное изучение народного быта и поэзии // Русский вестник. 1873. № 4. С. 592 .

См.: Академические школы в русском литературоведении / П. А. Николаев, А. И. Баландин, А. Л. Гришунин и др. М.: Наука, 1975. С. 36 .

достоянием науки многие ранние памятники русского фольклора, ввел в российскую науку сравнительный метод, заимствованный у европейских коллег .

Еще одним выдающимся представителем русской мифологической школы является А. Н. Афанасьев (1826–1871), русский собиратель фольклора, историк и литературовед, представитель младших мифологов (школы сравнительной мифологии). На заре своей научной деятельности он занимался теоретическим изучением фольклора. В начале 1850-х годов Афанасьев начал работать над фольклорно-этнографической тематикой и собиранием фольклора. Сборник «Народные русские сказки»12 стал важным этапом в формировании его взглядов на фольклор. На основе ранних работ и труда «Народные русские сказки» была написана фундаментальная работа Афанасьева «Поэтические воззрения славян на природу» 13. В этой книге, исследуя жанры русского народного творчества, ученый утверждает, что появление мифов связано с историческим развитием языка и мифическими представлениями первобытных людей о явлениях природы 14. Кроме того, Афанасьев также отметил сравнительный метод как помогающий воссоздать картину доисторического мира .

На рубеже — годов под влиянием русской 1860-х 1870-х мифологической школы возникли новые теории — теория заимствования (или миграционная) и теория самозарождения (или антропологическая), стремившиеся объяснить причину подобия фольклорных произведений у разных народов. Сторонники первой теории (Т. Бенфей, А. Н. Пыпин, В. В. Стасов) говорили о прямом или косвенном заимствовании, а См.: Афанасьев А. Н. Народные русские сказки. М: Тип. А. Семена, 1855–1863 .

См.: Афанасьев А. Н. Поэтические воззрения славян на природу: Опыт сравнительного изучения славянских преданий и верований, в связи с мифическими сказаниями других родственных народов: В 3 т. М.: Издание К. Солдатенкова, 1865–1869 .

См.: Академические школы в русском литературоведении. С. 64–65 .

приверженцы второй (Э. Б. Тайлор, А. Ланг) доказывали, что народы развиваются скорее самостоятельно, чем во взаимосвязи15 .

Русская мифологическая школа подробно описана в работах других русских ученых — это «История русской фольклористики» 16 М. К. Азадовского, «Академические школы в русском литературоведении»17, «Мифологическая школа в русской фольклористике» 18 А. И. Баландина, «Теория мифа в русской филологической науке XIX века»19 А. Л. Топоркова, «А. Н. Афанасьев и братья Гримм»20 Э. В. Померанцевой и т. д .

В это же время, параллельно с развитием русской мифологической школы, в Китае идет активное собирание и публикация материалов китайского фольклора. Говоря об истории китайской фольклористики этого периода, мы можем обращаться к таким трудам, как «Обзор изучения народной традиции» Чжун Цзинвэня, «Пособие по фольклору»

См.: Чичеров В. И. Русское народное творчество / под ред. Э. В. Померанцевой .

М.: Издательство Московского университета, 1959. С. 81–87 .

См.: Азадовский М. К. История русской фольклористики / текст подгот. к печати Л. В. Азадовской. Под общ. ред. Э. В. Померанцевой. М.: Учпедгиз, 1958–1963. Т. 1–2 .

См.: Академические школы в русском литературоведении .

См.: Баландин А. И. Мифологическая школа в русской фольклористике:

Ф. И. Буслаев. М.: Наука, 1988 .

См.: Топорков А. Л. Теория мифа в русской филологической науке XIX века .

См.: Померанцева Э. В. А. Н. Афанасьев и братья Гримм // Сов. этнография. 1985 .

№ 6. С. 84–90 .

См.: Чжун Цзинвэнь Миньсусюе гайлунь (Обзор изучения народной традиции) .

Шанхай: Шанхай вэньи чубаньшэ (Шанхайское издательство литературы и искусства),.. :, 2009 .

См.: Миньцзянь вэньсюе цзяочэн (Пособие по фольклору: Учебное пособие) / ред .

–  –  –

Ван Вэньбао .

Китайское народное творчество возникло еще до нашей эры, но китайская фольклористика возникла гораздо позже российской. Во второй половине XIX веке, когда русская мифологическая школа уже сформировалась, китайский фольклор все еще не был предметом изучения литературоведов, фольклористов, языковедов и культурологов. Во «Введении в фольклористику» китайский фольклорист Чэнь Цзяньсянь отметил, что в XIX веке «в феодальный период правители собирали фольклор только для укрепления власти и развлечения» 24. А во второй половине XIX века, в связи с развитием общества и наук, фольклорного материала было собрано больше, чем в предыдущее время. Большинство этих исследований посвящены столичному фольклору, собранному в Пекине 25. В это время вышло в свет большое количество фольклорных сборников, касающихся обрядов, обычаев и традиций, торговых См.: Ван Вэньбао Чжунго минсусюеши (История китайской фольклористики). 1-е изд., Чэнду: Башу шушэ (Издательство древней Сычуаня),.. 1, :, 1995 .

Миньцзянь вэньсюе цзяочэн (Пособие по фольклору: учеб. пособие) .

. С. 268 .

См.: Ван Вэньбао Чжунго минсусюеши (История китайской фольклористики) .

.. С. 126 .

См., например: Цзюцзин иши. Цзюцзин соцзи. Яньцзин цзацзи (Подвиги старого

Пекина. Пустяшные записки старого Пекина. Смешанные заметки Пекина). Пекин:

Пекинское издательство древней литературы,. :

, 1986 .

См., например: Ли Гуантин Сянъян цзеи (Улыбка деревенского говора). Пекин:

Китайское книгоиздательство,.. :, 1982.; Гу Лу Цин цзялу (Золотые записи династии Цин). Нанкин: Цзянсуское издательство древней литературы,.. :, 1999 .

выкриков 28, народных песен 29, мифологических рассказов 30 и анекдотов 31 .

Кроме собирания народного творчества, в XIX веке в Китае также возник новый фольклорный жанр — народный театр «Сяншэн», который остается популярным до сегодняшних дней. Это один из видов эстрадного и драматического творчества. Персонажи и сюжеты представлений, которые разыгрывают актеры, близки к китайской повседневной бытовой жизни .

Во «Введении в фольклористику» Чжун Цзивэнь указал на то, что в XIX веке после Первой опиумной войны 32 китайское общество вышло на новый этап развития. На взгляды фольклористов оказали влияние как иностранная интервенция, так и либерально-капиталистическая идеология. В сравнении с прежними историческими периодами, можно предположить, что в XIX веке взгляды на фольклор значительно изменились, и эти изменения стали предпосылкой развития современной китайской фольклористики 33 .

Одним из первопроходцев китайской науки о фольклоре стал См., например: Цай Шэнгэ Исуй хошэн (Торговые выкрики года) / ред .

Чжоу Цзожень. Пекин: Издательство Пекина,. /. :

, 2015 .

См., например: Ду Вэньлань Гу Яоянь (Древние песни и пословицы). Пекин:

Китайское книгоиздательство,.. :, 2000 .

См., например: Чжи вэнь лу (Близкие известия) / общ. ред. Ли Мэнсу. Хух-Хото:

Народное издательство провинции Внутренней Монголии, /. :

, 2003 .

См., например: Ши Чэнцзинь Сяо дэ хао (Легко смеяться). Пекин: Китайское театральное издательство,.. :, 1999 .

Первая опиумная война 1840–1842 годов: война Великобритании против империи Цин. Целью английских войск была защита торговых интересов Великобритании в Китае и расширение торговли, в первую очередь опиумом, которой препятствовала цинская политика запрета морской торговли .

См.: Чжун Цзинвэнь Миньсусюе гайлунь (Обзор изучения народной традиции) .

..С. 411 .

Хуан Цзуньсянь 34, выдвинувший тезис о том, что «фольклор является ''острым оружием'' идеологического просвещения». Он также стал составителем множества фольклорных сборников, среди которых, например, сборник народных стихотворений «Черновик стихотворений Жэньцзинлу»

36 .

Русская мифологическая школа в ходе своей плодотворной исследовательской деятельности привлекла внимание специалистов из разных стран, в том числе Китая. Китайские фольклористы в своих работах обращаются к опыту русской мифологической школы, отмечая ее достоинства и недостатки. В конечном счете, методы и принципы русской мифологической школы были заимствованы и использованы китайскими фольклористами. Например, в исследовании труда «Шань хай цзин (Книга гор и морей)» 37 китайского поэта и фольклориста Вэнь Идо мы можем проследить влияние русской мифологической школы на китайскую фольклористику .

Актуальность данного диссертационного исследования обусловлена тем, что на данный момент нет работ, освещающих собирание фольклора в Китае в XIX веке и влияние русской мифологической школы на китайскую фольклористику XX–XXI веков .

Хуан Цзуньсянь (, 1848–1905): китайский поэт, дипломат и историк эпохи Цин. Был на дипломатической службе в Японии (1877–1882), США (1882–1885), Англии и Сингапуре (1891–1894) .

Чжун Цзинвэнь Миньсусюе гайлунь (Обзор изучения народной традиции) .

.. С. 411 .

См.: Хуан Цзунсянь Жэньцзинлу ши цао цзяньчжу (Комментарии к «Черновику стихотворений Жэньцзинлу»): В 5 т. Шанхай: Шанхайское издательство древней литературы,.. 5. :, 1981 .

«Шань Хай Цзин (Книга гор и морей)»: древнекитайский трактат, описывающий реальную и мифическую географию Китая. Предположительно, время создания книги относится к ранней эпохе правления династии Цинь (221–206 до н.э.) .

Объектом исследования являются научно-теоретические труды по русской и китайской фольклористике XIX-XX вв .

В качестве предмета исследования выступают особенности русской мифологической школы и ее значение в китайской фольклористике .

Цель настоящей работы: описать основные тенденции развития русской мифологической школы в XIX веке и проследить ее влияние на китайскую фольклористику XX–XXI веков .

Достижение данной цели представляется возможным при решении следующих задач:

— дать представление о становлении западноевропейской мифологической школы;

— описать основные идеи русской мифологической школы;

— представить историю развития китайской фольклористики как самостоятельной дисциплины;

— сравнить историю развития русской и китайской мифологической школы .

Для решения поставленных задач были использованы описательный и сравнительный методы .

Объем и структура диссертации. Диссертационное исследование изложено на 88 страницах и состоит из введения, 3 глав, содержащих 6 параграфов, заключения, списка использованной и цитируемой литературы (включает 76 наименований) и приложения .

Глава 1. Становление русской мифологической школы §1 .

Западноевропейская мифологическая школа братьев Гримм Мифологическая школа — это первое научное направление в русской фольклористике. Она зародила не только науку о мифологии, но и объяснила происхождение и значение явлений фольклора. В России она сформировалась на рубеже 1840-х — 1850-х годов под влиянием мифологической школы Западной Европы .

В Западной Европе данное направление появилось в эпоху европейского романтизма и было связано с деятельностью немецкого гейдельбергского кружка романтиков 38, участники которого обращались к национальной культурно-исторической традиции. Его ведущими представителями были Вильгельм и Якоб Гримм — собиратели и публикаторы сказок, блестящие литературоведы. В задачу этой школы входило «воссоздание старой немецкой мифологии как духовного наследия предков» 39. На формирование мифологической школы повлияло то, что в предыдущую эпоху зарубежные ученые выдвинули более абстрактные концепции по возникновению мифологии. Немецкий филолог Георг Фридрих Крейцер и немецкий мыслитель Йоханн Йозеф фон Геррес сформировали символическую школу, Фридрих Вильгельм Йозеф фон Шеллинг создал философию мифологии .

Вышеуказанные концепции легли в основу мифологической школы. Теория символа Ф. Крейцера была начальным пунктом в изучении мифологии. Она подчеркивала роль символа в представлениях человека об окружающем его мире40. Различные символы отражают то, как древние народы обожествляли См.: Азадовский М. К. История русской фольклористики / текст подгот. к печати Л. В. Азадовской. Под общ. ред. Э. В. Померанцевой. М.: Учпедгиз, 1963. Т. 2. С. 48 .

Там же .

См.: Шалаева А. В. Мифология в романтической науке: символика Фридриха Крейцера // Труды БГТУ. 2014. № 5. С. 90 .

природу. Символическая школа отрицала восприятие мифологии как изобретение жрецов и поэтов .

Ф. Шеллинг обобщил предыдущие концепции изучения мифа. По его мнению, человеческое сознание представляет собой источник мифологических представлений, т. е. миф является основой философии и науки. Его идею развивали немецкий писатель Карл Вильгельм Фридрих фон Шлегель и немецкий критик Август Вильгельм Шлегель. Кроме того, существовала теория и о древней прамифологии и арийском пранароде. Мифологическая теория братьев Гримм основывается на этих концепциях .

Фольклорист М. К. Азадовский подчеркивал, что «основное в их (братья Гримм) учении — понимание мифологии как создания ''бессознательно творящего духа'' и как выражения сущности народной жизни»42. Братья Гримм считали, что «народная поэзия имеет ''божественное происхождение'', а из мифа, в процессе его эволюции, возникли сказка, эпос, легенда и т. п.» 43. Таким образом, мы можем увидеть, что Братья Гримм обобщили и сделали предыдущие концепции трактовки мифа более конкретными и рациональными .

Поскольку братья Гримм были и блестящими лингвистами, при изучении фольклора они использовали методологию сравнительного языкознания. Они занялись изучением обширного эпического материала разных европейских культур и попытались показать, откуда взялись те или иные мифологические представления. В связи с тем, что братья Гримм интересовались преимущественно Европой, они предложили первую теорию происхождения мифа, опираясь именно на материал о европейской культуре .

См.: Гусев В. Е. Мифологическая школа // Краткая литературная энциклопедия .

Т. 4. М.: Сов. энциклопедия, 1967. C. 874 .

См.: Азадовский М. К. История русской фольклористики. С. 49 .

–  –  –

Суть их теории заключалась в обосновании происхождения всех языков от одного доисторического праязыка и одной доисторической культуры. То есть сравнивая мифы, сказки, легенды, сочинения древности ближайших народов, они пришли к выводу об общей символике и посчитали, что символика западноевропейского фольклора обусловлена общим происхождением. И языковая аналогия здесь понятна: лингвисты смогли восстановить праязык, т. е. выявить индоевропейскую языковую базу. Это общая языковая база, на которой затем развилось много различных языков .

Эту концепцию братьев Гримм, которая называется этимологическим направлением мифологической школы, поддерживали такие мифологии, как Франц Феликс Адальберт Кун, Фридрих Макс Мюллер и т. д. В русской мифологической школе эту концепцию использовал Ф. И. Буслаев .

Вильгельм и Якоб Гримм обобщили труды по немецкой мифологии, ввели новые методы изучения: «сравнительный метод изучения, установление связи языка, народной поэзии и народной мифологии, принцип коллективного творчества»44. Они написали такие фундаментальные работы, как «Немецкая грамматика»45 (1819 год), «Немецкая мифология»46 (1835 год) и «История немецкого языка»47 (1848 год) .

Первое исследование «Немецкая мифология» имеет наиболее важное научное значение, так как в нем подробно раскрывается суть арийской или индоевропейской теории в мифологии. В этом исследовании братья Гримм утверждают, что народное предание основывается на мифологических воззрениях древнего человека на природу48. Они доказывает эту точку зрения примерами эпических преданий индоевропейских племен. А. Н. Пыпин

–  –  –

Медиа, 2007 .

См.: Гримм Я. История немецкого языка. Воронеж: [Б. и.], 1862 .

См.: Азадовский М. К. История русской фольклористики. С. 51 .

писал: «(Якоб) Гримм был уверен, что народное сказание всегда истинно, всегда в основе его лежит поэтическая и нравственная правда»49. Кроме того, «Немецкая мифология» также оказала важное влияние на исследование А. Н. Афанасьева «Поэтические воззрения славян на природу»50 .

В своем сборнике сказок «Детские и семейные сказки»51 братья Гримм подчеркивают сходство сказок у разных народов. Они отмечают, что, с одной стороны, сходные сюжеты и мотивы в сказках разных народов могут возникать независимо, с другой стороны, эти сходства могут быть следствием заимствования. Одним из основных результатов исследовательской работы братьев Гримм является то, что им удалось привлечь внимание к мифологическому подтексту сказок52. Их идеи нашли отклик и у Афанасьева. Книга «Детские и семейные сказки» обращена к сказкам, которые постепенно исчезают из жизни, и помогает людям вспоминать свою культуру. Безусловно, это классическое собрание в западноевропейской фольклористике .

Таким образом, с одной стороны, собрания братьев Гримм и представителей русской мифологической школы имеют много сходств, поэтому, мы можем говорить о том, что русская мифологическая школа возникла под влиянием западноевропейской мифологической школы. Вопервых, они используют одни и те же методы для интерпретации фольклорного материала. Так, например, Буслаев в своем изучении фольклора применил сравнительный метод западноевропейской

–  –  –

См.: Афанасьев А. Н. Поэтические воззрения славян на природу: Опыт сравнительного изучения славянских преданий и верований, в связи с мифическими сказаниями других родственных народов: В 3 т. М.: Издание К. Солдатенкова, 1865–1869 .

См.: Гримм Я., Гримм В. Детские и семейные сказки. М.: NOTA BENE, 2001 .

–  –  –

С. 86 .

мифологической школы. Во-вторых, и западноевропейские и русские мифологи высоко ценили мифологическую основу разных жанров. Наконец, основные положения о сказках, которые сделали, а именно о том, что сказка является формой древнейших мифов, а основа этих мифов — поэтические воззрения древнего человека на природные явления, особенно разделял Афанасьев .

Но мы можем отметить и различия западноевропейской и русской мифологической школы. Во-первых, хотя Буслаев использовал сравнительный метод, предложенный немецкими учеными, он придал ему сравнительно-исторические и культурно-исторические принципы, называя его сравнительно-историческим методом, суть который подробно мы будем излагать в следующей главе. Во-вторых, братья Гримм редактировали сказки, но не изменяли их содержания и сюжетов. А Афанасьев старался удалять из текстов сказок книжные выражения, например, деепричастные и причастные обороты, чтобы они были более понятные читателям. Как указала Э. В. Померанцева, стилистическая противоречивость — это одна из характеристик для работ Афанасьева 53. Наконец, исследования братьев Гримм имеют еще одну специальную цель. Они сформировались на фоне наполеоновских войн на пике всплеска патриотических чувств. Поэтому братья Гримм подчеркивали и националистические задачи своих трудов. В частности, они утверждали, что немецкий народ превосходит остальные народы индоевропейской семьи этически и исторически. А работы же Афанасьева только свидетельствуют, что «в русской общественности середины прошлого столетия произошли немалые сдвиги, обусловившие собою интерес к народному творчеству»55 .

Таким образом, можно сказать, что западноевропейская мифологическая школа братьев Гримм во многом повлияла на русскую .

См.: Померанцева Э. В. А. Н. Афанасьев и братья Гримм. С. 89 .

См.: Азадовский М. К. История русской фольклористики. С. 52 .

–  –  –

Представители русской мифологической школы учитывали опыт западноевропейской филологической науки, использовали ее методики .

Однако они одновременно и противостояли идеям немцев, в частности, они уделяли особое внимание мифологическим реконструкциям, тем самым основав собственный взгляд на мифологию .

§2. Предыстория мифологической школы в России В России наука о фольклоре и мифологии возникла позже, чем в Европе. Русская мифологическая школа, ставшая первым научным направлением в истории фольклористики, появилась благодаря тому, что ее представители начали осмыслять накопленный фольклорный материал, используя идеи и методы западноевропейской мифологической школы .

Данный параграф посвящен истории предпосылок формирования мифологической школы в России .

Русское народное творчество уходит корнями в древность, однако его собирание и исследование началось только в XVII веке. До этого существовали только прямые или косвенные свидетельства о фольклорных произведениях. Они дошли, главным образом, из летописей — например, из известного памятника древнерусской литературы «Слово о полку Игореве» .

Первые специальные записи русского фольклора были сделаны англичанами:

в 1619–1620 годах Ричард Джемс составил сборник исторических песен, связанных с событиями эпохи Смуты, а в 1660–1669 годах Самюэл Коллинз записал две сказки об Иване Грозном 56. Это самые ранние известные нам сведения о целенаправленном собирании русского фольклора .

В XVIII веке в России усилился общественный интерес к народному творчеству. В 1768–1769 годах выходит в свет труд историка и географа

См.: Соколов Ю. М. Русский фольклор: Учебное пособие. 3-е изд. / отв. редактор

В. П. Аникин. М.: Издательство Московского университета, 2007. С. 36–37 .

Василия Никитича Татищева «История Российская» 57, в котором автор впервые дал научные ссылки на фольклорные источники, пояснил некоторые моменты в содержании памятников русской письменности, а также настаивал на необходимости изучения русских обрядов и фольклорных произведений58 .

Авторитет В. Н. Татищева, его понимание важности и ценности фольклорных источников способствовали дальнейшему собиранию .

При этом, что В. Н. Татищев с предубеждением относился к мифологии .

Так, А. Л. Топорков отмечает, что В. Н. Татищев понимал под мифологией неверное представление, которого следует избегать 59. Подобные взгляды разделяли и другие ученые и общественные деятели XVIII века .

Интерес к собиранию и публикации фольклорных произведений приходится на вторую половину XVIII века. В это время появляется ряд сборников, впоследствии ставших чрезвычайно ценными для фольклористов и литературоведов. В 1770–1774 годах выходит в свет «Собрание разных песен» 60 Михаила Дмитриевича Чулкова. Сборник состоит из 4 частей и отличался разнообразием представленных в нем народных песен. Кроме того, в конце XVIII века изданы «Собрание народных русских песен с их голосами» 61 Николая Александровича Львова и «Российская Эрата, или См.: Татищев В. Н. История Российская с самых древнейших времен неусыпными трудами через тридцать лет собранная и описанная покойным тайным советником и астраханским губернатором. Кн. 1–5. М.: Императорский московский университет, 1768–1848 .

См.: Зуева Т. В., Кирдан Б. П. Русский фольклор: Учебник для высших учебных заведений. М.: Флинта; Наука, 2002. С. 15–16 .

См.: Топорков А. Л. Теория мифа в русской филологической науке XIX века. М.:

Индрик, 1997. С. 26 .

См.: Чулков М. Д. Собрание разных песен: Ч. 1–4. СПб: Тип. Акад. наук, 1770– 1774 .

См.: Львов Н. А. Собрание народных русских песен с их голосами. СПб: Тип .

Горнаго училища, 1790 .

выбор наилучших новейших российских песен» Михаила Ивановича Попова. В 1804 году выходят «Древние русские стихотворения» 63 Кирши Данилова. Сборник был очень популярным, и в дальнейшем много раз переиздавался. Еще одним сборником уже сказок стал «Русские сказки, содержащие древнейшие повествования о славных богатырях, сказки народные и прочие оставшиеся через пересказывание в памяти приключения»64 Василия Алексеевича Левшина. В. А. Левшин стремился сделать книгу популярной среди современников, которые предпочитали литературные произведения и были мало знакомы с оригинальным народным творчеством, поэтому, безусловно, мы имеем дело с авторской переработкой .

В начале XIX веке, благодаря усиленному интересу разных писателей и общественных деятелей к фольклору, стали возникать разные взгляды на фольклор и его изучение. Это способствовало появлению уже целой науки — фольклористики. При этом исследователи в основном изучали фольклорный материал, собранный их предшественниками — писателями, историками, путешественниками, любителями .

В 1825 году произошло Восстание декабристов, оказавшее огромное влияние на общественные процессы в России. Самодержавию и крепостничеству декабристы противопоставили защиту национальной

См.: Попов М. И. Российская Эрата или Выбор наилучших новейших российских

песен по ныне сочиненных, любовных, нежных, городских, пастушьих, любовных на старинный русский вкус, простонародных, святошных, свадебных, караводных, маскерадных, малороссийских, сатирических, столовых, военных, театральных и нравоучительных. СПб: Имп. тип., 1792 .

См.: Кирша Данилов Древние русские стихотворения. М: В типографии С. Селивановскаго, 1804 .

См.: Левшин В. А. Русские сказки, содержащие древнейшие повествования о славных богатырях, сказки народные и прочие, оставшиеся через пересказывания в памяти приключения. Ч. 1–10. М.: Унив. тип. у Н. Новикова, 1780–1783 .

самобытности русского народа65. В своих статьях и книгах они неоднократно привлекали внимание общества к фольклору .

В 1830-х — 1840-х годах была выдвинута правительственная теория официальной народности, которая основывалась на принципах «православия, самодержавия, народности» и противоречила прогрессивным идеям декабристов. Новая теория оказала влияние на И. М. Снегирева, И. П. Сахарова и А. В. Терещенко. Например, И. М. Снегирев издал четырехтомник «Русские в своих пословицах» (1831–1834)67, книги «Русские простонародные праздники и суеверные обряды» (1837–1839) и «О

–  –  –

опубликованы сборники И. П. Сахарова «Сказания русского народа о семейной жизни своих предков» (1836–1839) 70, «Песни русского народа»

(1838–1839) 71, «Русские народные сказки» (1841) 72. В 1848 году выходит книга А. В. Терещенко «Быт русского народа»73 в семи томах. Впоследствии фольклористы сомневались в достоверности вышеупомянутых трудов. Они считали, что И. М. Снегирев, И. П. Сахаров и А. В. Терещенко переработали и изменили подлинные фольклорные материалы для поддержки теории

–  –  –

См.: Снегирев И. М. Русские в своих пословицах: Рассуждения и исслед. об отеч .

пословицах и поговорках. Т. 1–4. М: Унив. тип., 1831–1834 .

См.: Снегирев И. М. Русские простонародные праздники и суеверные обряды .

Т. 1–4. М: Унив. тип., 1837–1839 .

См.: Снегирев И. М. О лубочных картинках русского народа. М: Тип. Августа Семена, при Мед. -хирург. акад., 1844 .

См.: Сахаров И. П. Сказания русского народа о семейной жизни своих предков .

Т. 1–2. СПб: Гуттенбергова тип., 1836–1839 .

См.: Сахаров И. П. Песни русского народа. Т. 1–4. СПб: Тип. Сахарова, 1838– 1839 .

См.: Сахаров И. П. Русские народные сказки. СПб: Тип. Сахарова, 1841 .

См.: Терещенко А. В. Быт русского народа. Т. 1–7. СПб: Тип. М-ва вн. дел, 1848 .

официальной народности, пропагандируемой царским правительством 74 .

Однако, нельзя не признать, что и представители консервативного направления обращались к фольклорным материалам .

В 1840-х годах возникла полемика между двумя основными течениями — западниками и славянофилами. Представители славянофильства интересовались национальной самобытностью, и в центре их внимания были народ и крестьянство, они поддерживали идею отмены крепостного права75 .

Особую роль в этом направлении сыграл русский фольклорист, философ, общественный деятель П. В. Киреевский. Под влиянием западной романтической философии он утверждал, что русским, как и другим народам, присущ самобытный национальный дух. Вместе с поэтом Н. М. Языковым и другими славянофилами они начали собирать фольклорные материалы. В отличие от И. М. Снегирева, И. П. Сахарова и А. В. Терещенко, заслугой П. В. Киреевского является то, что он стремился сохранить оригинальные варианты произведений и даже реконструировать их испорченную или утраченную часть 76. К сожалению, при жизни ученого был опубликован только сборник «Русские народные песни» 77, а остальные части были опубликованы после 1860-х годов .

В 1840-х годах одновременно со славянофильством и западничеством появились иные революционно-демократические взгляды на народное творчество. Так, например, В. Г. Белинский критиковал и теорию официальной народности, и славянофильство, считая их слишком реакционными. По мнению фольклориста В. И. Чичерова, В. Г. Белинский считал, что в русском народном творчестве не просто выражается то, что См.: Топорков А. Л. Теория мифа в русской филологической науке XIX века .

С. 30 .

См.: Азадовский М. К. История русской фольклористики. С. 368 .

–  –  –

древностей рос., 1848 .

народ видит и понимает. В нем скрывается гораздо большее — «стремление русского народа к воле и свободе, его протест против угнетения» 78. Взгляды на фольклор В. Г. Белинского поддерживал и развивал другой писатель и мыслитель А. И. Герцен .

Таким образом, можно заключить, что, безусловно, испытав влияние западноевропейской мифологической школы, русская мифологическая школа сформировалась в общественных процессов, которые происходили в России .

См.: Чичеров В. И. Русское народное творчество. С. 48–50 .

Глава 2. Разыскания русской мифологической школы §1 .

Разыскания Ф. И. Буслаева о мифе Ф. И. Буслаев (1818–1897) является одним из главных представителей русской мифологической школы .

По мнению А. Л. Топоркова, исследования мифа в научном наследии Буслаева можно разделить на три этапа: середина 1840-х — начало 1850-х годов, когда ученый исследовал соотношения языка и мифологии; рубеж 1850-х и 1860-х годов, когда рассматривались связи мифологии с эпосом;

конец 1860-х — начало 1870-х годов — этот период характеризовался написанием статей, рецензий и очерков79, которые раскрывали связи между мифологией, культурой и историей. Его научно-исследовательский путь зависел от интенсивного развития культурной и научной жизни России в XIX веке .

На первом этапе своего научного творчества Буслаев выступал как ученый-лингвист, который изучал связь языка и мифологии. В этот период он был под влиянием мифологической теории братьев Гримм. Об этом, в частности, упоминает А. И. Баландин: «…наиболее существенным результатами в изучении народной поэзии и мифологии они обязаны Гриммам, которые впервые ввели в науку новые методологические принципы исследования»80 .

Однако, М. К. Азадовский в своей книге отмечал: «Различны были и корни русской и западноевропейской, в частности германской, мифологической школы. Первая сложилась в процессе формирования русской передовой науки в 40-х годах, создавшейся под влиянием В. Г. Белинского, А. И. Герцена и др.; вторая возникла в недрах немецкого романтизма и связана главным образом с деятельностью так называемого См.: Топорков А. Л. Теория мифа в русской филологической науке XIX века .

М.: Индрик, 1997. С. 44 .

Баландин А. И. Мифологическая школа в русской фольклористике: Ф. И. Буслаев .

М.: Наука, 1988. С. 6 .

гейдельбергского кружка романтиков». Два принципиально разных взгляда возникли на основании различных социальных подходов, что объясняет столь разный взгляд на научное творчество исследователя .

В условно первый период Буслаев написал ряд лингвистических работ, посвященных связи русского языка и народного эпоса. В 1844 году он издал учебное пособие «О преподавании отечественного языка»82 в котором приведены важные тезисы о связи языка и мифологии. В частности, Буслаев обращает внимание на историю происхождения слов. Например, в выражении «бить челом», чело — это устаревший вариант слова «лоб». В современном языке это слово ушло в историю, но само это выражение «бить челом» мы употребляем со значением «кланяться». В глубине этого выражения живет языческое значение «поклоняться богам»83. Таким образом, Буслаев приходит к выводу, что язык представляет собой плод не только национального мышления, но и повседневной жизни народа: «В языке выражается вся жизнь народа; следовательно, разложить на стихии язык так же трудно, как и характер народа. Речь, теперь нами употребляемая, есть плод тысячелетнего исторического движения и множества переворотов» 84 .

Кроме того, Буслаев разделял период развития языка на два этапа: языческий и христианский. На этой идее он особенно настаивал в более поздней своей работе «О влиянии христианства на славянский язык. Опыт истории языка по Остромирову Евангелию» 85. Буслаев рассматривал замену мифологических представлений славянских народов христианскими в процессе развития Азадовский М. К. История русской фольклористики / текст подгот. к печати Л. В. Азадовской. Под общ. ред. Э. В. Померанцевой. М.: Учпедгиз, 1963. Т. 2. С. 48 .

См.: Буслаев Ф. И. О преподавании отечественного языка: В 2 ч. М.: Унив. тип.,

–  –  –

См.: Буслаев Ф. И. О влиянии христианства на славянский язык. Опыт истории языка по Остромирову Евангелию. М.: Унив. тип., 1848 .

языка. Например, языческое «пекло» постепенно сменилось христианским «адом» 86. Он сделал вывод о том, что, хотя в процессе развития языка существуют два этапа (языческий и христианский), бессознательное мышление и воззрения людей на природу все-таки отражались в языке .

Впоследствии Буслаев начал обращать внимание на народное творчество, которое, по его мнению, реализуется в промежуточный период между языческим и христианским. Обратившись к памятнику «Слово о полку Игореве», он обнаружил, что, хотя в этот период христианство в Древней Руси уже распространилось, в народном творчестве все еще встречаются отголоски язычества .

На втором этапе Буслаев исследовал связь мифологии с эпосом. В 1861 году он опубликовал статью «Эпическая поэзия»87, которая оказала большое влияние на работы других ученых, например, на «Поэтические воззрения славян на природу» А. Н. Афанасьева, «О некоторых символах в славянской народной поэзии» и «Мысль и язык» А. А. Потебни, «Историческую поэтику»91 А. Н. Веселовского и т. д .

В своей статье «Эпическая поэзия» Буслаев показал, что в самую раннюю эпоху между людьми существовала единая общность, которая сформировалась посредством языка и мифологии, что и стало основой эпической поэзии, преданий, заветов и т. д.92

–  –  –

См.: Буслаев Ф. И. Эпическая поэзия // Исторические очерки русской народной словесности и искусства: В 2 т. СПб.: Д. Е. Кожанчиков, 1861. Т. 1. С. 1–77 .

См.: Афанасьев А. Н. Поэтические воззрения славян на природу: Опыт сравнительного изучения славянских преданий и верований, в связи с мифическими сказаниями других родственных народов: В 3 т. М.: Издание К. Солдатенкова, 1865–1869 .

См.: Потебня А. А. О некоторых символах в славянской народной поэзии: Соч .

А. Потебни. Харьков: Унив. тип., 1860 .

См.: Потебня А. А. Мысль и язык: Соч. А. Потебни. СПб.: И. Огризко, 1862 .

См.: Веселовский А. Н. Историческая поэтика. Л.: Гослитиздат, 1940 .

–  –  –

Буслаев особенно ценил эпос, считая его настоящей поэзией природы .

Он полагал, что эпос образно и выразительно описывает природу, непосредственно воплощает воззрения людей на нее 93. Он взял пример из «Быта русского народа» А. В. Терещенко: «Под ходячими облаками. Ко весне ко разливной. Без дыму, без смороду, без чаду кудрявова. На черные грязи, на топучие болота. Растут леса — то вилявые». Таким образом, в «Эпической поэзии» Буслаев указал сущность и практическое значение эпоса .

В 1877 году был опубликован сборник статей Буслаева (в основном, написанные в 1860-е годы) «Народная поэзия. Исторические очерки» 95. В статье «Русском богатырском эпосе» Буслаев выделил несколько периодов развития русского эпоса: мифологический период, смешанный период и период, установленный определенным национальным типом эпоса 96. В мифологический период эпические персонажи связаны с мифологическими представлениями и древнейшими мифологическими божествами. Буслаев тщательно показывает эту связь. Сравнив «Русский богатырский эпос» с более ранним трудом «О влиянии христианства на славянский язык»Буслаева, мы можем обнаружить, что, он по-разному описывает картину мира в первобытную эпоху. В «О влиянии христианства на славянский язык» ученый считает, что первобытные люди жили гармонично с природой, а в «Русском богатырском эпосе» он полагает, что в доисторическую эпоху была космическая катастрофа97 .

–  –  –

См.: Буслаев Ф. И. Народная поэзии. Исторические очерки. СПб.: Тип. имп. АН, 1887 .

См.: Буслаев Ф. И. Русский богатырский эпос // Народная поэзии. Исторические очерки. СПб.: Тип. имп. АН, 1887. С. 20 .

См.: Топорков А. Л. Теория мифа в русской филологической науке XIX века .

С. 123 .

В «Русском богатырском эпосе» Буслаев также выделяет схожие сюжеты в эпосе разных народов. Например, сюжет «бой отца с сыном» в русской версии Илья Муромец и Сокольник, в древнегерманской — Хильдебранд и его супруга, а в древнегреческом эпосе — Одиссей и Пенепола. Буслаев объяснял это сходство следующим образом: «Сродство нашего эпоса с чужеземными, главнейшим образом основывается, вероятно, на эпическом выражении одинаковых условий в раннем развитии народного быта. Это может быть даже сродство общечеловеческое…» Такую явную параллель далее попытались объяснить исследователи 1870-х — 1880-х годов .

В статье «Следы славянских эпических преданий в немецкой мифологии» Буслаев обратился к соотношению мифологических представлений разных индоевропейских народов. В 1840–1850 годах Буслаев считал, что мифы — это народные представления об окружающем мире, которые выражаются в определенных образах. В этой же, более поздней статье он говорит о том, что мифы индоевропейских народов происходят от единого начала, но в разных местах развиваются по-разному на основании различных природно-климатических, культурных и социальных условий .

Именно поэтому возникают различные варианты одного и того же мифа. Что касается славянской мифологии, Буслаев полагал, что она развилась на ранних зародышах первобытной цивилизации, входящих в «мифологическую систему немецкой старины»100, и что «семейный и родовой быт, оседлость и земледелие — вот главные элементы, из которых сложились исторические основы славянской народности» .

–  –  –

См.: Буслаев Ф. И. Следы славянских эпических преданий в немецкой мифологии // Народная поэзии. Исторические очерки. СПб.: Тип. имп. АН, 1887. С. 216– 244 .

Там же. С. 217 .

–  –  –

В «Русском богатырском эпосе» и «Русских духовных стихах» 102 мы можем увидеть, что Буслаев рассматривал эпос как единый организм, который отражается в былинах, духовных стихах и других эпических жанрах .

В начале 1870-х годов, Буслаев публикует очерки и рецензии на труды или концепции других ученых середины XIX века в «Сравнительном изучение народного быта и поэзии»,и«Догадках и мечтания о первобытном человечестве» 104. Можно обнаружить, что Буслаев дополнил свои научные взгляды на мифологию. А. Л. Топорков, говоря об этом периоде творчества Буслаева, пишет: « одной стороны, и сама мифология, и с эпос осмысляются теперь не как нечто изначальное, а как результаты длительного развития первобытной культуры … С другой стороны, вступая в область истории, мифология не вырождается, как это, например, представлялось Афанасьеву, а, наоборот, обогащается и развивается»105. То есть можно сказать, что в этот период Буслаев отходит от лингвистической концепции. Он больше обращает внимание на связь между мифологией, культурой и историей. Теперь, по мнению Буслаева, миф и фольклор включают в себя ранние плоды культуры и исторические памяти народа106 .

Таким образом, Буслаев сделал большой вклад в изучение теории мифа и фольклора. Он продолжил теорию немецких предшественников, предложил сравнительно-исторический метод, который широко использовался в См.: Буслаев Ф. И. Русские духовные стихи // Народная поэзии. Исторические очерки. СПб.: Тип. имп. АН, 1887. С. 434–501 .

См.: Буслаев Ф. И. Сравнительное изучение народного быта и поэзии // Русский вестник. 1872. № 10. С. 645–727; 1873. № 1, С. 293–329; № 4, С. 568–649 .

См.: Буслаев Ф. И. Догадки и мечтания о первобытном человечестве [Рец. на ст.: Отто Каспари. Первобытная история человечества с точки зрения естественного развития самой ранней его духовной жизни. Лейпциг, 1873.] // Русский вестник. 1873 .

№ 10. С. 689–764 .

Топорков А. Л. Теория мифа в русской филологической науке XIX века. С. 131 .

См.: Буслаев Ф. И. Сравнительное изучение народного быта и поэзии // Русский вестник. 1873. № 4. С. 592 .

дальнейшем другими учеными, в частности, лингвистами. Его исследования отличаются синкретизмом разных дисциплин: на каждом этапе своего исследования он сочетал историю русской мифологии с другими дисциплинами (русской фольклористикой, лингвистикой русского языка, русской культурой и историей) .

Кроме того, несомненной и большой заслугой Буслаева было то, что он сделал достоянием науки многие ранее малоизвестные памятники русского фольклора. В его специальных работах, рассматривающих произведения народного творчества, например, «Народная поэзия. Исторические очерки»107, «Исторические очерки русской народной словесности и искусства» 108, содержится много интересных фактов, описанных живо и увлекательно. Эти работы способствовали привлечению общественного внимания, зарождению широкого интереса к устной словесности .

По мере развития научного знания, позиции Буслаева, безусловно, устаревали и становились более наивными. Как пишет П. Н. Сакулин, «в его (Буслаева) работах немало устарелого, в чем с благородной прямотой признавался еще сам ученый. Но он важен и поучителен со всеми своими ошибками. Буслаев — целая методологическая школа. Дух его научного творчества нисколько не устарел. По-прежнему заражает он нас свежестью, жизненностью и художественностью своего научного мышления»109 .

Напомним, что при исследовании эпоса Буслаев обнаружил схожие образы героев и сюжеты в фольклоре разных народов. В конце 1860-х — начале 1870-х годов под влиянием русской мифологической школы См.: Буслаев Ф. И. Народная поэзии. Исторические очерки. СПб.: Тип. имп. АН, 1887 .

См.: Буслаев Ф. И. Исторические очерки русской народной словесности и искусства: В 2 т. СПб.: Издание Д. Е. Кожанчикова: Тип. товарищества «Общественная польза», 1861 .

Сакулин П. Н. В поисках научной методологии // Голос минувшего. 1919. № 1–4 .

С. 23 .

зародились две научных теории — заимствования и самозарождения, которые стремились объяснить причину сходных элементов в фольклоре разных народов. Среди представителей первой теории в России можно назвать А. Н. Пыпина, В. В. Стасова. Сторонники этой теории считали, что сходство образов героев и сюжетов в литературе и фольклоре было вызвано культурно-историческими связями110. Они рассматривали разные народы во взаимовлиянии и единстве, и, исходя из этого, обратили пристальное внимание на азиатскую литературу и культуру. Таким образом, были расширены рамки исследования русского фольклора. В XIX веке было суждение много ученых, в том числе А. Н. Веселовского, что русская мифологическая школа и теория заимствования дополняют друг друга 111 .

Исследователи русской мифологической школы «ставили вопрос о происхождении фольклора», а ученые теории заимствования пытались ответить на него, и поэтому обе теории обогащаются 112. В последующее время теория заимствования получила широкое развитие в академических и университетских кругах .

Зарубежные приверженцы теории самозарождения (или антропологической) (Э. Б. Тайлор, А. Ланг) доказывали, что народы развиваются скорее самостоятельно, чем во взаимосвязи. Каждый народ создает и развивает свою культуру, а сходство в литературе, обычаях и привычках объясняется общей человеческой природой, общностью психики и мышления людей 113. Теория самозарождения по-другому отвечает на вопрос Буслаева о схожести эпосов разных народов. Исследования в русле теории самозарождения также значительно повлияли на русских фольклористов. Например, фундаментальный труд «Историческая См.: Чичеров В. И. Русское народное творчество. С. 81 .

См.: Азадовский М. К. История русской фольклористики. С. 29 .

См.: Чичеров В. И. Русское народное творчество. С. 80 .

–  –  –

поэтика»114 А. Н. Веселовского частично основывается на антропологической концепции .

Таким образом, можно утверждать, что русская мифологическая школа заложила фундамент последующих теорий и научных направлений в русской фольклористике. Вопросы, поставленные ею, а также значительные достижения стали исходными пунктами для дальнейших изысканий в области фольклора .

–  –  –

А. Н. Афанасьев (1826–1871) является другим главным представителем русской мифологической школы .

Основной труд Афанасьева «Поэтические воззрения славян на природу»115 представляет собой огромное количество сведений относительно фольклора, верований и обрядов славянских народов. Э. В. Померанцева говорила, что эту работу возможно сопоставить только с «Немецкой мифологией» Я. Гримма, которая представляет собой «манифест европейской мифологической школы»117 .

Эта работа Афанасьева представляет собой отражение различных мифологических теорий, таких как солярной, метеорологической, См.: Веселовский А. Н. Историческая поэтика. Л.: Гослитиздат, 1940 .

См.: Афанасьев А. Н. Поэтические воззрения славян на природу: Опыт сравнительного изучения славянских преданий и верований, в связи с мифическими сказаниями других родственных народов: В 3 т. М.: Издание К. Солдатенкова, 1865–1869 .

См.: Гримм Я. Немецкая мифология / пер. с нем. А. А. Гугнина. М.: ДиректМедиа, 2007 .

Померанцева Э. В. А. Н. Афанасьев и братья Гримм // Сов. этнография, 1985 .

№ 6. С. 87 .

демонологической, лингвистической, индоевропейской 118. Он использовал труды европейских ученых, все того же Я. Гримма, А. Куна, М. Мюллера и т .

д .

Для Афанасьева слово является источником мифологических представлений, сформулировано в следующих словах, предваряющих исследование «Поэтические воззрения славян на природу»: «Богатый и можно сказать — единственный источник разнообразных мифических представлений есть живое слово человеческое, с его метафорическими и созвучными выражениями»119. В слове, в языке Афанасьев видит источник для изучения древних представлений народа, дошедших до нас в фольклоре .

Важное место в исследованиях Афанасьева заняли рассуждения, посвященные истории славян. Например, Афанасьев четко разграничил языческую и христианскую культуры, показал, что было у славян до принятия христианства и что пришло с Крещением Руси. По мнению Афанасьева, ранней формой религии был фетишизм — почитание неодушевленных предметов, таких как камней необычной формы, рек, деревьев и т. д. В частности, дуб считался священным, ему славяне приносили жертвоприношения, так как дуб — это воплощение Перуна 120, поэтому он и в фольклоре дуб имеет такое значение .

Еще одной древнейшей формой религии у восточных славян был тотемизм. По мнению Афанасьева, самыми почитаемыми животными были конь, медведь, козел, змея, утка, кукушка, ворон. У этих животных искали

–  –  –

сравнительного изучения славянских преданий и верований, в связи с мифическими сказаниями других родственных народов: В 3 т. М.: Издание К. Солдатенкова, 1865. Т. 1 .

С. 5 .

См.: там же. С. 307 .

защиты и покровительства, более того, происхождение того или иного рода или племени связывалось с каким-то из животных .

В эпоху родового строя возникает культ предков. Умершие считались священными покойниками и, именно, они охраняли живых от бед и несчастий. Родоначальник назывался Чуром или Щуром. По мнению Афанасьева, в языке сохранились следы этого культа в выражении «Чур меня». И это – доказательство того, что современный язык отражает мифологическое мышление древних славян. Частью культа предков оказывались и представления о домовых. Домовой заботится о семье и ее благополучии, но только, если члены этой семьи соблюдают обычаи предков и очень бережливы и любят трудиться. Кроме того, славяне верили, что домового необходимо задобрить — угостить чем-нибудь вкусненьким, а если не позаботиться о невидимом защитнике — он будет мешать, вредить и пугать по ночам121 .

Таким образом, по мнению Афанасьева, в ранний период язычества зародились первообразы русского фольклора. Богатырский эпос, мифы и сказания возникли в первом тысячелетии до н.э .

Кроме «Поэтических воззрений славян на природу» в 1850–1880 годах Афанасьев написал большое количество отдельных статьей по мифологии, которые потом же в конце XX века русский фольклорист А. Л. Топорков объединил в сборник «Происхождение мифа. Статьи по фольклору, этнографии и мифологии» 122. В сборнике Афанасьев различает два типа верований в мифологии восточных славян: языческие и христианские .

Первые, считает он, можно признать остатками почитания видимой природы .

Также к языческим верованиям он относит культ предков. После принятия христианства язычество не могло просто и внезапно исчезнуть из жизни

–  –  –

См.: Афанасьев А. Н. Происхождение мифа. Статьи по фольклору, этнографии и мифологии // Сост., подготовка текста, статья, коммент. А. Л. Топоркова. М.: Индрик, 1996 .

славян. Религиозные устои еще долгое время оставались языческими. Так, например, многие продолжали принимать участие в русалиях и других праздниках и обрядах. К XIII веку на Руси окончательно сформировалось двоеверие. Многие языческие обряды продолжали существовать .

Согласно позиции Афанасьева, неверным является утверждение о допущении монотеизма у славян. Здесь представляются актуальными и важными следующие мысли исследователя: «Теперь мы должны обратить внимание на те немногие места памятников, в которых ученые наши, под влиянием христианских воззрений, думают видеть свидетельство, что, рядом с поклонением божествам стихийным, славяне веровали в единого верховного Бога и что в этом веровании высказывается темное сознание о едином истинном Творце вселенной. Мнение это, в подтверждение которого ссылаются на Прокопия, Гельмольда и договоры первых русских князей с греками, не может быть принято наукою»123. Так что мы можем увидеть, что Афанасьев отрицает монотеизм в древние времена .

В целом, идеи Афанасьева не являются уникальными в строгом смысле этого слова.

И Афанасьев, и братья Гримм сформулировали основную мысль:

источником создания мифологии почти у всех народов стало творческий процесс впечатления и осмысления явлений природы. Так, например, Афанасьев пишет: «В таких образах поклонялся славянин всесозидающим силам природы, которые для живого существа суть благо, добро и красота .

Человеку естественно чувствовать привязанность к жизни и страх к смерти .

Обоготворив, как благое, все связанное с плодородием, развитием, он должен был инстинктивно, с тревожною боязнию отступить от всего, что казалось ему противным творческому делу жизни»124 .

Другой значимый аспект, представленный в трудах Афанасьева — это репрезентация образов главных богов славянской мифологии. Во всех своих исследованиях Афанасьев опирался на солидную источниковедческую базу .

Афанасьев А. Н. Поэтические воззрения славян на природу. С. 131 .

–  –  –

В частности, Афанасьев сопоставлял славянские мифологические персонажи с персонажами других индоевропейских мифов. Афанасьеву, одному из первых, удалось доказать степень целесообразности и правомерности общеиндоевропейского подхода к мифологии .

В качестве примера рассмотрим, образ Перуна, который, по мнению Афанасьева, наиболее культивирован в славянских представлениях. О Перуне Афанасьев пишет следующее: «В чешских глоссах ''Mater verborum'' (1202 год) слово Perun истолковано: Jupiter; в древнеславянском переводе греческого сказания об Александре Македонском имя Зевса переведено Перуном; в апокрифической беседе трех святителей читаем: ''отчего гром сотворен бысть? Василий рече: два ангела громная есть: елленский старец Перун и Хоре жидовин — два еста ангела молниина''» .

Кроме того, Афанасьев утверждал, что на Руси было распространено предание, согласно которому из того камня, который держал в руках идол Перуна, могли вылетать во время грозы огненные искры126. Страшные удары молнии, провоцирующие убийства и пожары, грохот грома и рев бури во время грозы стали причиной сближения образов молнии с копьем, стрелой или иным оружием. А слово «гроза» стало источником образования производных форм — грозный, грозить .

Заслугой Афанасьева мы можем считать его комплексный подход в анализе фольклорных образов. Он подключал и фольклорный, и этнографический, и лингвистический материалы. Поэтому некоторые его выводы кажутся весьма убедительными .

Кроме исследовательской деятельности, сборники сказок и легенд Афанасьева — важнейшие издания для изучения и постижения специфики русского эпоса. Основываясь на опыте собрания немецких сказок братьев Гримм, ученый составил знаменитый сборник «Народные русские

–  –  –

сказки»127. Фольклорист Ю. М. Соколов так оценивал его труд: «Афанасьев, как мы уже говорили в связи с собирательской работой бр. Гримм, был первым ученым — собирателем русских народных сказок. Ему принадлежит честь научного почина в этом деле»128. Очевидно, что такая собирательская деятельность Афанасьева имела огромное значение для русской и мировой науки. Особенно важно то, что его сборник сказок богат разнообразными сказочными жанрами и героями. Четкая их классификация делала более эффективной дальнейшую работу исследователей. Этот фундаментальный труд не устарел до сих пор, сохраняя громадный сказочный материал и являясь классикой русской фольклористики. Многие фольклористы, в том числе и самые крупные, опирались на нее в своих исследованиях .

См.: Афанасьев А. Н. Народные русские сказки. М: Тип. А. Семена, 1855–1863 .

Соколов Ю.М. Русский фольклор: Учебное пособие. 3-е изд. / отв. редактор В. П. Аникин. М.: Издательство Московского университета, 2007. С. 66 .

Глава 3. Китайский фольклор в XIX веке §1 .

Положение китайского фольклора в XIX веке Народное творчество Китая зародилось еще в доциньскую эпоху 129, однако китайская фольклористика возникла намного позже — на рубеже XIX и ХХ века. В первые десятилетия XIX века собранный фольклорный материал еще не был ни систематизирован, ни научно описан. В конце XIX — начале XX века, во время правления династии Цин 130, империалистические страны вторглись в Китай, что совпало с упадком феодального строя. Изменения в политической и социальной ситуации побудили людей к размышлению над судьбой страны и поиску новых путей ее развития. Это не могло не отразиться и на культуре: китайские ученые, наконец, обратили внимание на народное творчество и начали системно заниматься фольклором — так появилась китайская фольклористика .

В «Пособии к фольклору» Чэнь Цзяньсянь отметил, что «в феодальный период правители собирали фольклор только для укрепления власти и развлечения»131.

Он выделил три основных жанра китайского фольклора:

народные песни, мифологические повествовательные произведения и легенды, а также сказки для развлечения. Самыми известными сборниками китайских песен и стихотворений были «Ши цзин (Книга песен)», «Чу Цы (Чуские строфы)» и сборник сказок «Шань Хай Цзин Доциньская эпоха: период до 221 года до н. э. (династия Цинь правит всем Китаем с 221 года по 207 год до н. э.) .

Династия Цин: официально Великая Цин, также известная, как Империя Великой Цин, или Маньчжурская династия, была последней императорской династией Китая. Она правила страной с 1644 года по 1912 год с краткой реставрацией в 1917 году (последняя продлилась всего 11 дней) .

Миньцзянь вэньсюе цзяочэн (Пособие по фольклору: Учебное пособие) / ред .

Лю Шоухуа, Чэнь Цзяньсянь. 2-е изд., Ухань: Издательство Хуачжунского педагогического университета, /,.

2, :

, 2009. С. 268 .

(Книга гор и морей)» 132, известные еще до н. э., а также «Ляочжай-чжи-и (Повести о странном из кабинета Ляо)» 133 XVII века. Эти книги являются классикой китайского фольклора и литературы и постоянно переиздаются. Древнекитайские стихи и песни отражают представления человека о природе и общественных событиях. Большое влияние на эти жанры оказали даосизм и буддизм — самые распространенные религии Китая. Их концепции уже давно укоренились в сознании китайцев, поэтому в народном творчестве можно легко проследить основные принципы даосского и буддийского мышления — недеяние и терпение .

Сборник песен и стихотворений «Шицзин» — один из важнейших памятников, ставший началом реализма в китайской литературе. Романтизм китайской литературы берет начало от сборника «Чу Цы». В древнекитайских сказаниях, сказках, легендах отражается мифологическое представление китайцев о сотворении мира, о Всевышнем первопредке .

Важную роль в текстах играли тотемистические представления.

Постепенно некоторые животные начинают обретают вполне конкретные значения:

например, дракон становится символом императора, феникс — императрицы .

Как и в русской, так и в китайской мифологии есть множество богов стихий и явлений природы, например, боги грома Лэйгун) и молнии Дяньму ). Герои китайского фольклора иерархичны: главнейшие персонажи превращались в правителей и императоров, а второстепенные персонажи — в сановников, чиновников и т. п .

«Шань Хай Цзин (Книга гор и морей)»: древнекитайский трактат, описывающий реальную и мифическую географию Китая. Предположительно, время создания книги относится к ранней эпохе правления династии Цинь (221–206 до н.э.) .

«Ляо-чжай-чжи-и (Повести о странном из кабинета Ляо)»: книга китайского новеллиста Пу Сунлина, по прозвищу Лю Цюань (1622–1715), родом из провинции Шаньдун. Тематика «Ляо-чжай-чжи-и» использует расхожие сюжеты народного фольклора и мифологию народных сказок .

В «Истории китайской фольклористики» 134 Ван Вэньбао подробно представлено развитие китайской фольклористики в XIX веке. Он отметил, что во время расцвета русской мифологической школы (вторая половина XIX века), китайская фольклористика еще не сформировалась до конца как самостоятельная научная дисциплина. При этом исследователь указал на то, что во второй половине XIX века фольклорного материала было собрано больше, чем в предыдущее время. Большинство сборников этого периода посвящены городскому фольклору, собранному в Пекине 135. Перечислим самые знаменитые сборники этого периода .

Во второй половине XIX века вышел сборник «Янцзы цзацзи (Смешанные заметки Пекина)» неизвестного составителя. В сборнике всего 28 страниц, на которых представлены пекинские обычаи, праздники, обряды, развлечения и т. д. Название книги во многом соответствует ее содержанию .

Вот так, например, описывается традиция праздника Весны в Пекине:

«В начале весны люди столицы обычно покупают морковь и кушают ее, также готовят новогодние блины. Первого января по лунному календарю136 люди поклоняются духам и предкам, вырезают из бумаги ленты длиной более чжана137 и кладут их перед изображениями предков, а затем сжигают .

Эти бумажные ленты называются ''Цзяньчжан''. В первой декаде января по лунному календарю люди приходят к домам родственников, друзей и знакомых, чтобы поздравить с праздником Весны. При этом сами они обычно не встречаются с хозяевами лично, оставляя, своего рода, визитную См.: Ван Вэньбао Чжунго минсусюеши (История китайской фольклористики). 1е изд., Чэнду: Башу шушэ (Издательство древней Сычуаня),.. 1, :, 1995 .

См.: там же. С. 126 .

Лунный календарь: традиционный порядок исчисления времени в Китае, уходит своими корнями в незапамятную древность .

Чжан: единица измерения длины и расстояния в Китае. 1 чжан = 3,33 метра .

карточку охраннику. Нередко бывает так, что фамилии и имена пришедших хозяевам вовсе не известны. Если охранников нет, гости наклеивают на двери бумажный пакет с надписью иероглифами ''на добрую память'' и уезжают» .

Исуй хошэн (Торговые выкрики года)» и «Маои « являются рукописными сборниками, фиксирующими (Торговля)»

выкрики уличных торговцев в Пекине времен династии Цин. Выкрики представляют собой своеобразный фольклорный жанр, возникший во время правления династии Юань139 и связанный с мощным развитием торговли в Китае. «Исуй хошэн» описывает выкрики торговцев согласно месяцам по лунному календарю. Составитель книги — пекинский собиратель фольклора Цай Шэнгэ, годы жизни которого приходятся на конец правления династии Цин. Пекин оставил в его душе глубокое впечатление. Собирателя интересуют фольклор и культура низших слоев столицы: в предисловии книги он подчеркнул, что выкрики торговцев ценны и полезны для изучения культуры и быта народа, благодаря им можно узнать о местных обычаях и Цзюцзин иши. Цзюцзин соцзи. Яньцзин цзацзи (Подвиги старого Пекина .

Пустяшные записки старого Пекина. Смешанные заметки Пекина). Пекин: Пекинское издательство древней литературы,. :,

1986. С. 111 .

Династия Юань: монгольское государство, основной частью территории которого был Китай. Основано внуком Чингисхана, монгольским ханом Хубилаем, который завершил завоевание Китая в 1279 году. Династия пала в результате восстания Красных повязок 1351–1368 годов .

нравах 140. В книге собраны выкрики пекинских торговцев и зазывал на разнообразную тематику: продажа продуктов, хозяйственных товаров, ремонт, развлечения, гадания и т. д .

В качестве примеров приведем выкрики продавцов персиков в июне и продавцов картофеля в октябре:

Сочный медовый персик выпил воду…большой сочный персик!

« Кислый и мясистый! Красный персик, как агат....»

,…… ……141 (см. приложение) Сахар со вкусом каштана – это батат со вкусом каштана…Он горяч и « обжигает руки. Дно котла слаще сахара и выпило мед. Готовый батат, очень горяч!»

…… 142 (см. приложение) Стоит отметить, что в XIX веке выкрики пекинских уличных торговцев кратки, в которых, в основном, описываются основные особенности товаров .

Составитель «Торговли» неизвестен. В книге нет оглавления и классификации, даже не все иероглифы написаны правильно. Скорее всего, собиратель этой книги не был специалистом, и он фиксировал материал случайно. Однако, он внимательно слушал выкрики уличных торговцев, отмечал их рифму и своеобразную красоту. Хотя содержание «Торговли» не такое богатое и систематизированное, как «Исуй хошэн» но выкрики, описываются более подробно и с комментариями. Эти два сборника представляют собой достоверные и богатые источники для изучения истории См.: Ван Вэньбао Чжунго минсусюеши (История китайской фольклористики) .

.. С. 144 .

Цай Шэнгэ Исуй хошэн (Торговые выкрики года) / ред. Чжоу Цзожень. Пекин:

–  –  –

Пекина и городских традиций времен династии Цин и достойны всестороннего внимания фольклористов .

Кроме того, в XIX веке также вышло в свет множество книг по фольклору не только Пекина, но и других городов. Они свидетельствуют о богатстве и оригинальности городского фольклора того времени .

Ли Гуантин составил сборник «Сянъян цзеи (Улыбка деревенского говора)» ). В нем подробно описывается природа, география, архитектура, традиции, обычаи местечка Баоди (ныне район города Тяньцзинь) неподалеку от Пекина. Принимая во внимание тот факт, что сборников, специально фиксирующих обычаи и традиции маленьких китайских городов, было очень мало, сведения, приведенные в книге, чрезвычайно ценны для фольклористов. Нельзя не отметить эмоциональность составителя, его прогрессивные взгляды на китайскую национальную культуру. Текст книги прост и увлекателен не в последнюю очередь благодаря включенным в него песням и пословицам .

Вот как описывает Ли Гуантин проводы старого года:

«Накануне праздника Весны рынок закрывается. В пятой ночной страже143 люди встают, поклоняются духам, сжигают жертвенные бумаги и едят пельмени. В деревне люди целую ночь не спят, непрерывно возжигают ладаны, называя это ''длить ладаны''. А в пятой ночной страже сжигают жертвенные бумаги. После того, как съели пампушки, они ложатся спать .

Это благополучное предзнаменование» .

144 (см. приложение) Ночная стража: в древнем Китае существуют двухчасовые отрезки ночи с семи часов вечера до пяти часов утра .

Ли Гуантин Сянъян цзеи (Улыбка деревенского говора). Пекин: Китайское книгоиздательство,.. :, 1982. С. 67 .

Также составитель делится наблюдениями о баодиских музыкантах, сравнивая их с пекинскими:

« Пекине музыканты так плохо играют, что слушатели не всегда В могут дослушать до конца. В маленьких городах музыканты играют лучше .

Баодиские музыканты могут наиграть разнообразные китайские народные песни, выбрать подходящий ритм и использовать изящные музыкальные инструменты так, что слушатели могут различить звучание каждого из них.»

145 (см .

приложение) Гу Лу собрал «Цин цзялу (Золотые записи династии Цин)»), в которой повествуется о праздниках, традициях и обычаях города Сучжоу .

Например, следующий абзац описывает традицию празднования дня рождения духа Земли, одного из важнейших божеств для китайцев, приносящего им благополучие:

Второго февраля по лунному календарю празднуется день рождения « духа Земли. Храм в его честь есть в каждом правительственном учреждении .

Чиновники поклоняются и возжигают ладаны, приносят в жертву скот. А в деревнях каждая семья угощает дух Земли и его жену чаем и вином.»

146 (см. приложение) Сборников народных песен во время династии Цин сохранилось немного. Самый известный из них — «Гу Яоянь (Древние песни и пословицы)», составленный Ду Вэньланем. Он включает памятники фольклора, начиная с доциньской эпохи (с древнейших времен до

–  –  –

Гу Лу Цин цзялу (Золотые записи династии Цин). Нанкин: Цзянсуское издательство древней литературы,.. :, 1999. С. 44 .

221 года до н. э.) и до начала правления династии Мин 147. Всего в нем собрано почти 4000 народных песен и пословиц. Хотя называется он «Древние песни и пословицы», основное содержание составляют народные песни. Объем сборника — около 100 томов, а представленный в нем фольклорный материал сопровожден научными комментариями. Лю Юйсун писал, что «Гу Яоянь» — уникальный сборник, тексты в котором не подвергались редакторской правки148 .

Составитель, китайский фольклорист Ду Вэньлань предложил классификацию народных песен и пословиц по хронологическому признаку (например, времени династии Цинь или династии Хань ), месту происхождения (Пекин, княжеский двор и др.) и исполнителю (взрослые, дети и пр.). Это первые попытки систематизации фольклорного материала .

Например, две из собранных народных песен, Ду Вэньлань классифицировал по хронологическому принципу. Обе они рассказывают о времени войны Чу и Хань 151. Первую из них поет Сян Юй 152, верховный Династия Мин: или Великая Минская империя — государство, правившее в Китае после отделения Китая от монгольской империи Юань с 1368 года по 1644 год .

См.: Ван Вэньбао Чжунго минсусюеши (История китайской фольклористики) .

.. С. 167 .

Династия Цинь: китайская династия, правившая всем Китаем между династиями Чжоу и Хань в период Империи Цинь (221–207 до н. э.) .

Династия Хань: или Империя Хань — китайская империя, в которой правила династия Лю, и период истории Китая после империи Цинь перед эпохой Троецарствия .

Война Чу и Хань: военный конфликт в период с 206 до н. э. по 202 до н. э., возникший в смутное время практически сразу после падения династии Цинь .

Сян Юй (232 до н. э. — 202 до н. э.): китайский генерал, возглавивший в 208 до н. э. — 202 до н. э. движение князей против династии Цинь, разгромивший циньскую династию и провозгласивший себя ваном-гегемоном и правителем западного Чу .

правитель Западного Чу153 в окружении врагов, описывая свою блестящую жизнь и безвыходное положение перед смертью:

« такой сильный, что могу поднять гору, и равных мне нет .

Я Время неподходящее, и любимый конь больше не бегает .

Конь не бежит, и что мне делать .

Юй Цзи154, что мне делать.»

155 (см. приложение) « севере живет красавица, которая не имеет равных в мире .

На Солдат посмотрел на нее и покинул город .

Император посмотрел на нее и бросил страну .

Лучше бросить город и страну, чем упустить ее.»

156 (см. приложение) Песня повествует о красоте девушки, заставившей императора бросить страну, а солдата — город .

В XIX веке вышел в свет ряд сборников мифологических рассказов, например, «Чжи вэнь лу (Близкие известия)». Авторами коротких рассказов, собранных в этой книге, является множество людей. К примеру, в сборнике мифологический рассказ «Злые духи кошки» повествует о том, что на северо-западе Китая существуют злые духи, в которых превращаются мертвые кошки. Ночью эти духи крадут продукты у людей. В конце этого сказа изложено мнение о добрых и злых духах: «Сначала не бывало добрых Западное Чу: удел, который Сян Юй взял себе — на территории провинций Цзянсу, северной части Аньхой, северной части Чжэцзян, и северной части Хэнань .

Юй Цзи (?–202 до н.э.): возлюбленная наложница генерала Сян Юя .

Ду Вэньлань Гу Яоянь (Древние песни и пословицы). Пекин: Китайское

–  –  –

духов, а в них превращается честность народа. Если есть один злой человек, то добрые духи исчезают. Поэтому все люди поклоняются добрым духам, чтобы сохранить их » (см. приложение) .

В середине XIX века в китайском фольклоре возник новый жанр — народный театр «Сяншэн», популярный сегодня не только в Китае, но и за рубежом. Основал театр Чжан Саньлу 158, а центрами нового вида искусства стали Пекин, Тяньцзинь, Нанкин. «Сяншэн» соединяет в себе эстрадное и драматическое творчество: актеры не просто играют, но беседуют, смешат зрителей анекдотами или комическими ответами, иронизируют или хвалят людей и события. Действие состоит из трех основных жанров — монолог, диалог и полилог. «Сяншэн» в основном существует в устной форме, и мало кто из фольклористов фиксировал его .

В качестве примера приведем диалог, в котором актеры объясняют девизы правления императоров династии Цин иероглифами, похожими по произношению, чтобы поиронизировать над феодальным строем:

Сяньфэн159: Императору скучно, и он становится сумасшедшим .

Тунчжи 160 : Императору скучно, и он с чужими вместе управляют страной .

Чжи вэнь лу (Близкие известия) / общ. ред. Ли Мэнсу. Хух-Хото: Народное издательство провинции Внутренней Монголии, /.

:

, 2003. С. 14 .

Чжан Саньлу (даты рождения и смерти неизвестны): пекинец, основоположник и мастер театра «Сяншэнь». Его творческая деятельность распространялась на 1850–1870е годы .

Девятый император маньчжурской династии Цин и седьмой император Цин управляющий Китаем с 1850 года по 1861 год. Девиз правления — «Сяньфэн» .

Десятый император маньчжурской династии Цин и восьмой император Цин управляющий Китаем, с 1861 года по 1875 год; девиз правления — «Тунчжи» .

В XIX веке также очень популярны были и анекдоты. Один из значительных памятников фольклора времен династии Цин — сборник анекдотов «Сяо дэ хао (Легко смеяться)» Ши Чэнцзиня. В него вошли анекдоты, в которых высмеивается коррупция, жадность помещиков и другие человеческие слабости .

Вот как высмеивает коррупцию в храмах анекдот «Не исполнится»

):

Человек пришел к храму, чтобы погадать на гадательных бирках. Он « спросил у монаха, что написано на бирке. На что тот ответил, что сначала нужно пожертвовать деньги храму, а если нет денег, хорошее предсказание не исполнится.»

“, ”161 (см. приложение) Анекдот «Собаки покусали» отражает социальную иерархию тех времен:

Человек спрашивает: ''Почему собаки вас увидели и покусали?'' « Нищий ответил: ''Если бы я был хорошо одет, то они бы меня уважали.''»

“?”“, ”162 (см. приложение) Очевидно, что Ши Чэнцзинь был мастером и знатоком этого жанра. Его анекдоты имели яркий комический и сатирический эффект .

Сборники древнего китайского фольклора содержат богатый материал различных жанров. Однако систематическое исследование китайского фольклора началось только в XX веке. В конце XIX — начале XX века китайская фольклористика оформляется как наука. Процесс ее Ши Чэнцзинь Сяо дэ хао (Легко смеяться). Пекин: Китайское театральное

–  –  –

возникновения связан с Движением 4 мая163, когда китайская интеллигенция начала понимать, что экономически и социально малоразвитые страны не имеют права голоса в мире. Китайские ученые высказали идею о том, что необходимо исследовать китайский фольклор для осознания национального духа и сплочения против иностранных захватчиков .

С династией Мин и Цин по мере социально-экономического развития Китая традиционные обычаи обогащаются новшествами. В это же время китайская общественная мысль оказывается под влиянием иностранной капиталистической мысли, а в связи с развитием книгоиздательства выходит множество работ китайских ученых по фольклористике .

Во «Введении в фольклористику» Чжун Цзинвэнь пишет, что в XIX века после Первой опиумной войны164 китайское общество вышло на новый этап развития. Иностранная интервенция, национально-освободительная борьба и либерально-капиталистическая идеология оказали влияние на научную и общественную мысль Китая. В это время значительно изменяются взгляды на фольклор. До этого фольклорные произведения собирали и публиковали, чтобы воссоздать картину повседневности в прошлые века или же развлечь читателей. Во второй половине XIX века фольклор стали рассматривать как отражение народной самобытности, средство для развития

Движение 4 мая: массовое антиимпериалистическое (преимущественно

антияпонское) движение в Китае в мае — июне 1919 года, возникшее под влиянием Октябрьской революции в России. Развернулось в ответ на решение Парижской мирной конференции не возвращать Китаю захваченные Японией бывшие германские концессии в провинции Шаньдун .

Первая опиумная война 1840–1842 годов: война Великобритании против империи Цин. Целью английских войск была защита торговых интересов Великобритании в Китае и расширение торговли, в первую очередь опиумом, которой препятствовала цинская политика запрета морской торговли .

национального самосознания, поднятия духа народа с тем, чтобы противостоять иностранной агрессии165 .

Характер общественно-экономического развития Китая XIX века привел к объединению китайской фольклористики с просветительскими идеями166 Запада. Передовые идеи китайской фольклористики того времени подчеркивают историческую однородность и признают глубокое своеобразие китайской культуры и фольклора. Работы по фольклору этого периода тесно связаны с революционным движением: они выражают мечтания народа и противопоставляют их правительству династии Цин. В это же время начинают использоваться новые технологии в книгопечатании, что содействовало распространению трудов о фольклоре .

В конце династии Цин появляются первые научные изыскания, основанные на материале китайского фольклора. Это явление свидетельствовало о прогрессивных тенденциях в культуре и научной мысли .

Одним из первопроходцев китайской фольклористики стал Хуан Цзуньсянь .

Хуан Цзуньсянь родился после Первой опиумной войны. Поэт, историк и дипломат, он стал очевидцем вторжения империалистических стран в Китай, испытал влияние просветительской мысли, принял активное участие в реформаторской деятельности, с большим энтузиазмом выражая патриотическую позицию. Хуан Цзунсянь сочувствовал родному народу, популяризировал фольклористику, надеясь, что через изменение старых обычаев и нравов Китай можно возродить. Он выдвинул тезис о том, что См.: Чжун Цзинвэнь Миньсусюе гайлунь (Обзор изучения народной традиции) .

Шанхай: Шанхай вэньи чубаньшэ (Шанхайское издательство литературы и искусства),.. :, 2009. С. 411 .

Просветительские идеи: идеи, связанные с эпохой Просвещения. Характерной их чертой является отрицание всякого божественного откровения: в особенности это коснулось христианства, которое считалось первоисточником ошибок и суеверий .

«фольклор является ''острым оружием'' идеологического просвещения» 167 и был уверен, что реформатор должен обращать огромное внимание на дипломатическую деятельность и хорошо понимать фольклор. Делом жизни Хуан Цзунсяня стали сборники «Черновик стихотворений Жэньцзинлу»

Стихи о Японии» и «История Японии»

, «, которые внесли ценный вклад в область фольклористики .

В «Черновике стихотворений Жэньцзинлу» Хуан Цзунсянь приводит народное стихотворение, лирически описывающее лунную ночь:

В дворе утун168, где живет феникс .

Двухметровая штора из бамбука опускается до земли .

Помню рассказ у изящного окна .

Ночью становится прохладнее .

169 (см. приложение) Хуан Цзунсянь собирал народные песни хакка 170 по всему городу, и затем анализировал материал. Например, песня хакка, описывающая женитьбу образованного парня:

Лунной ночью сюцай171 едет на белой лошади через пруд с лотосами .

На другой стороне пруда сажают душистый лук. Люди роднятся .

У дома невесты пруд, где разводят двухметровых карпов .

Чжун Цзинвэнь Миньсусюе гайлунь (Обзор изучения народной традиции) .

.. С. 411 .

Утун: широколиственное дерево семейства платановых, где в китайской мифологии живет феникс .

Хуан Цзунсянь Жэньцзинлу ши цао цзяньчжу (Комментарии к «Черновику стихотворений Жэньцзинлу»): В 2 ч. Шанхай: Шанхайское издательство древней литературы,.. 2. :, 1981. Ч. 1. С. 133 .

Хакка: многочисленная субэтническая группа китайцев (ханьцев), проживающая преимущественно на юго-востоке Китая .

Сюцай: обладатель диплома первой степени, сродни западному бакалавру .

172 (см. приложение) Занимаясь изысканиями в Японии, он зафиксировал много оригинальных обычаев в «Истории Японии». Важно отметить, что Хуан Цзунсяню удалось проанализировать контекст, в котором складывался фольклор, особенности фольклорных произведений, а также выявить методы их изучения. При описании региональных и социальных особенностей он показывает, что фольклор возникает из повседневной бытовой жизни .

Фольклор безличен, он передается и сохраняется из поколения в поколение, оставаясь традиционным и вариативным. Сами люди воспринимают и усваивают фольклор как привычку, бессознательно, и даже государственный закон не может остановить или изменить этот процесс. Фольклор и обычаи, по мнению исследователя, различаются в зависимости от места происхождения. Хуан Цзунсянь включил в понятие фольклора жертвоприношение, свадьбу, похороны, танец, обычаи, календарные и религиозные обряды. Он считал, что изучение фольклора необходимо для изменения старых обычаев и нравов, переустройства общества, разумного управления государством и заботы о благе народа, правильной дипломатической деятельности .

Чтобы осуществить свою просветительскую мечту, Хуан Цзунсянь предложил реформу в области стихотворений. В «Черновике стихотворений Жэньцзинлу» он выступает против реакционных взглядов, которые являются опорой феодализма, призывает ценить народные стихотворения и творить «стихи нового стиля», используя народные песни и пословицы. Заметив, что Ян Тяньши Хуан Цзунсянь... Шанхай: Народное издательство Шанхая, 1979. С. 3 .

См.: Ван Вэньбао Чжунго минсусюеши (История китайской фольклористики) .

.. С. 173 .

фольклор тесно связан с диалектом и обычаем, он вместе с соратниками издал сборник народных песен «Новый Гоуфэн174» .

Хотя Хуан Цзунсянь придерживался прогрессивных и реформаторских взглядов, его мнение не вызывало неприятия у правительства и общества .

Среди современников были также те, кто активно поддерживал его. Работы Хуан Цзунсяня в области китайского фольклора отсылали к его социальной функции .

П. Г. Богатырев и Р. О. Якобсон в статье «Фольклор как особая форма творчества» отметили, что «между устным творчеством и литературой нет принципиального различия», писатели могут творить свои литературные произведения, заимствуя фольклор и таким образом воспроизводя его 175 .

Китайский культуролог Го Шаоцин в своей статье «Культурное значение китайского фольклора» указала, что китайский фольклор заложил основу китайской литературы. Китайское народное творчество может предсказать судьбу литературных героев и мифологизировать литературные произведения 176. Например, в первой главе одного из четырех китайских классических романов «Сон в красном тереме»177) главный герой «Гоуфэн»: одна часть «Шицзин», содержит народные стихотворения разных регионов Китая до н. э .

Богатырев П. Г., Якобсон Р. О. Фольклор как особая форма творчества // Богатырев П. Г. Вопросы народного творчества. М.: Искусство, 1971. С. 373–377 .

Го Шаоцин Чжунго миньцзянь вэньсюеде вэньхуа цзячжи (Культурное значение китайского фольклора) // Дачжун вэньи (Массовое искусство и литература). .

//. 2009. № 2. С. 183 .

«Сон в красном тереме» : наиболее популярный из четырех классических романов («Троецарствие», «Речные заводи», «Путешествие на Запад», «Сон в красном тереме») на китайском языке. Это многоплановое повествование об упадке двух ветвей семейства Цзя, на фоне которого, помимо трех поколений семейства, проходит бесчисленное множество их сродников и домочадцев .

изначально был камнем богини Нюйва 178, который должен был чинить небо. Однако, камень так и не был использован и превратился в человека по имени Цзя Баоюй. Этот сюжет, заимствованный из легенды, намекает на трагическую судьбу главного героя .

Таким образом, мы можем прийти к следующим выводам. Во-первых, китайская фольклористика возникла позже русской. В XIX веке, когда в России расцветает мифологическая школа, исследования китайского фольклора еще не были систематизированы, не сложились их научные принципы. Во-вторых, в XIX веке китайские фольклористы собирали фольклор в реформаторских целях для переустройства общества, сочетая изучение родного наследия с просветительскими идеями Запада. В-третьих, в XIX веке возник уникальный жанр «Сяншэн». В-четвертых, китайский фольклор отразился в сюжетах и оказал значительное влияние на развитие китайской литературы в конце XIX–ХХ веках .

§2. Оценка и исследование русской мифологической школы в научных трудах китайских филологов Русская мифологическая школа после своего формирования, став одним из важнейших научных направлений, привлекала внимание специалистов из разных стран. В настоящем параграфе речь пойдет о китайской традиции изучения русской мифологической школы .

Китайские фольклористы начали исследовать русскую мифологическую школу в XX веке, в основном, как часть зарубежной фольклористики, и их научные статьи можно найти в сборниках по зарубежной фольклористике .

Нюйва: одна из великих богинь китайского пантеона, создательница

человечества, избавительница мира от потопа, богиня сватовства и брака. Одной из ее заслуг является починка неба множеством камней пяти разных цветов, чтобы мир избежал от бедствия .

Положительная оценка русских и китайских ученых работ Ф. И. Буслаева похожа. Ф. И. Буслаев и А. Н. Афанасьев рассматривали язык как исходный пункт своих исследований. Они базировали все свои научные теории на изучения языка. Доцент Хунаньского педагогического университета Ли Цзиньсян в 2004 году в своей научной статье «Комментарии к идее Ф. И. Буслаева» указала на ценность изысканий Буслаева в области лингвистики. Она отметила, что важнейшим вкладом Буслаева в лингвистику является то, что он привнес в изучение русского языка сравнительноисторический метод, который ранее выдвинули братья Гримм179. С помощью методов сравнительно-исторического языкознания Буслаев выдвинул теорию о существовании в истории древнеславянского языка двух эпох — эпохи мифа и эпохи христианства. В ходе дальнейших исследований и размышлений была обнаружена связь между языком и мифом, что, по мнению Ли Цзиньсян, является важнейшим открытием, давшим толчок развитию всей русской лингвистике и фольклористике, в частности .

Чтобы объяснить жизнь и историю народов в древние времена, Буслаев сравнил разные индоевропейские языки и в итоге нашел много общего .

Литературовед Чжан Цюхуа отметил, что это первая попытка изучить древние славянские языки посредством данного метода. С помощью настоящего метода Буслаеву удалось изобразить картину жизни народа в древние времена181. Индоевропейские народы происходили из одного и того

–  –  –

Цюсуо (Разыскания).. Ф. И. //. 2004. № 10. С. 213 .

Сравнительно-историческое языкознание: область лингвистики, посвященная прежде всего родству языков, которое понимается историко-генетически. Сравнительноисторическое языкознание на протяжении XIX века было господствующим разделом лингвистики .

См.: Чжан Цюхуа Шицзю шицзи вэньисюе чужн дэ сюеюаньпай (Академические школы в русском литературоведении XIX века) // Говай вэньсюе (Зарубежная литература).. //. 1982. № 1 .

С. 129 .

же начала, но у каждого конкретного народа был своеобразный вариант картины жизни. Так что можно сказать, что это новый путь в области этнографии. Ли Цзиньсян в своей научной статье также отметил огромный вклад Буслаева в лингвистику: во-первых, он обновил сравнительный метод и применил его в изучении грамматики русского языка; во-вторых, он впервые исследовал малоизученные диалекты русского языка; в-третьих, он объединил историю русского языка и историю народа в целом. Язык отражает не только национальное мышление, но и жизнь, мораль, верования и историю народа182 .

Далее Буслаев утверждал, что лингвистика связана с мифологией, культурой и фольклором. Китайский фольклорист, профессор Пекинского педагогического университета Чжун Цзинвэнь в 2009 году в своем пособии «Обзор изучения народной традиции» трактовал такую связь: в глубине религиозных верований живет миф, а миф также выражается в форме языка 183, например, словосочетание «бить челом», которое упомянуто в первом параграфе данной главы. Так что с помощь языка мы можем познать миф, религиозные верования, и даже структуру экономики, традиций, обычаев и отношений между народами .

По поводу общих идей Буслаева и братьев Гримм, литературовед, профессор факультета русского языка Фуданьского университета Ян Минмин в 2005 году отметил, что при исследовании фольклора Буслаев использовал сравнительно-исторический метод в изучение русского фольклора и применил его на практике, открыв новый путь для исследования русского фольклора 184. Можно даже сказать, что Буслаев в этом оказался См.: Ли Цзиньсян Буслаев сысян супин (Обозрение идеи Ф. И. Буслаева) .

Ф. И.. С. 213–214 .

См.: Чжун Цзинвэнь Миньсусюе гайлунь (Обзор изучения народной традиции) .

.. С. 475 .

См.: Ян Минмин Цун юйянь чжэсюэ дао бицзяо миньцзусюэ. Буслаев шэньхуа сысян таньси (От философии языка к сравнительной этнографии. Анализ мифологической прямым учеником братьев Гримм. Однако, хотя теория братьев Гримм во многом повлияла на теорию Буслаева, он внимательно изучил концепцию западноевропейской мифологической школы и на ее основе создал свое учение в русской фольклористике. Ян Минмин писал, что Буслаев продолжает и развивает теорию братьев Гримм, которая утверждает, что миф воплощает сущность народной жизни. Однако для него предметами исследования являются не только русский язык, русский фольклор и русские обычаи, но и целая духовная жизнь народа 185. Таким образом, мы можем увидеть, что, исследования Буслаева имеют много аспектов, поэтому и оказывается более всесторонним и убедительным .

Кроме того, китайские ученые высоко оценили вклад Буслаева в фольклористику. Его взгляды на русскую фольклористику повлияли на других русских фольклористов, например, А. Н. Афанасьева, О. Ф. Миллера и А. А. Потебню .

Что касается вклада младшего мифолога Афанасьева, то китайские фольклористы больше обращают внимание на его известный сборник Народные русские сказки», который переводился многими китайскими « учеными. Первый перевод был опубликован Шанхайским издательством литературы и искусства в 1991 году, переводчиками стали русисты Шэнь Чжихун и Фан Цзыхань. Как и популярные в Китае сборник сказок братьев Гримм и басни Эзопа, сборник Афанасьева познакомил китайских читателей с русским фольклором в целом. Литературовед, доцент института филологии Хуачжунского педагогического университета Ван Шуфу в 2017 году в своей научной статье выделил три главных особенности, характерные для сборника «Народные русские сказки», а именно: в этих сказках наиболее теории Буслаева) // Ганьсу ляньхэ дасюе сюебао. Шэхуэй кэсюэ бань (Вестник Ганьсуского ассоциированного университета. Серия общественных наук). .

—— //. .

2005. № 4. С. 2 .

См.: там же. С. 3 .

ярким образом отражается мифологическое мышление русского народа .

Далее, Ван Шуфу отметил, что для Афанасьева метеорологическая теория представляется необходимой для понимания сущности этих сказок. И наконец, ученый сделал вывод, что ядром народных сказок является национальное самосознание славянских народов. И настоящий сборник заложил основу исследования русского фольклора и мифа 186. Ван Шуфу также оценил тот факт, что Афанасьев, публикуя сказки, выступает только в роли редактора, не применяя литературную обработку, сохраняя естественность народного творчества. Именно поэтому дальнейшие ученые могут непосредственно исследовать эти сказки .

Кроме того, Ван Шуфу высоко оценил сравнительно-исторический метод, который также использовал Афанасьев. Ван Шуфу сделал вывод о том, что «при исследовании фольклористы должны использовать сравнительный метод, сравнить произведения своего народа с похожими произведениями других народов, чтобы прийти к достоверному выводу»188 .

Еще одна причина, по которой китайские ученые высоко ценят русскую мифологическую школу — ее влияние на развитие фольклористики в Китае. Напомним, что рамках мифологической школы на рубеже 1860-х — 1870-х годов зародились две научных теории — заимствования (или миграционная) и самозарождения (или антропологическая). Обе теории стремились объяснить причину сходных элементов в фольклоре разных народов. Сторонники первой (Т. Бенфей, А. Н. Пыпин, В. В. Стасов) считали, что сходство образов героев и сюжетов в литературе и фольклоре было См.: Ван Шуфу Афанасьев юй элосы миньцзянь гуши чжун дэ шэньхуа сысян (А. Н. Афанасьев и свое мифологическое мышление в сборнике «Русские народные сказки») // Чанцзян дасюе сюебао. Шэкэ бань (Вестник Чанцзянского университета. Серия общественных наук).. //.. 2017. № 4. С. 1–7 .

Там же. С. 2 .

–  –  –

вызвано культурно-историческими связями. Приверженцы последней теории (Э. Б. Тайлор, А. Ланг) доказывали, что каждый народ создает и развивает свою культуру, а сходство в литературе, обычаях и привычках объясняется общей человеческой природой, общностью психики и мышления людей 189 .

Множество китайских ученых первой половины XX века разделяли позиции антропологической теории, полагая, что народы развиваются самостоятельно190. Они переводили научные труды, популяризируя теорию самозарождения, и, развивая ее, создавали собственные теоретические наработки. Например, известный китайский писатель и фольклорист Мао Дунь в своей книге «Исследование мифа» писал: «Вклад теории самозарождения в исследование фольклора ценен, и поднял к новым вершинам»191. В XX веке антропологическая теория была очень популярна среди китайских исследователей фольклора, но китайским исследователям нельзя забыть изначальное влияние русской мифологической школы на теорию самозарождения .

Китайские ученые также обнаружили недостатки русской мифологической школы. Например, китайский критик русской литературы, специалист по литературным переводам, профессор Пекинского педагогического университета Лю Нин в 1999 году отмечал, что ученые русской мифологической школы всегда стремятся найти подходящие мифы или источники заимствования для объяснения сюжетов, героев и других См.: Чичеров В. И. Русское народное творчество / под ред. Э. В. Померанцевой .

М.: Издательство Московского университета, 1959. С. 81–87 .

См.: Ван Нань Эрши шиди шанбанье чжунго шэньхуасюе ши (История китайской мифологии первой половины XX века): дис.... канд. филол. наук. Чанчунь,. 20 :., 2011. С.122 .

Мао Дунь Шэньхуа яньцзю (Исследование мифа). Тяньцзинь: Байхуа вэньи чубаньшэ (Издательство литературы и искусства «Байхуа»),..

:

, 1981. С. 10–11 .

деталей в фольклоре192. По мере того, как наука развивается, выводы русской мифологической школы становятся недостоверными, и эта школа постепенно приходит в состояние упадка .

Другой китайский теоретик литературы и искусства, социолог, доцент Хэйлунцзянского университета Лю Куйли в 1998 году в своем сборнике научных статьей также указал на другие недостатки русской мифологической школы: с одной стороны, приверженцы этого направления смешивают происхождение языка, языковые изменения с возникновением и развитием фольклора; с другой стороны, они неограниченно расширяют понятие «индоевропейские языки» до рамок этнографии и антропологии, считая, что существует общая арийская раса и культура. Русские мифологи предполагали, что мифы индоевропейских народов восходят к единому первоначальному мифу. По мнению Лю Куйли, представители русской мифологической школы были излишне сосредоточены на поисках мифологических истоков фольклора, что помешало им увидеть более широкую картину и сделать более разносторонние выводы193 .

Конечно, большинство научных предположений мифологической школы со временем вызывали недоверие. Однако нельзя игнорировать роль мифологов в развитие науки в целом. Лю Куйли отмечал, что, с одной стороны, русские мифологи собрали огромное количество материалов и опубликовали множество сборников. Именно эти сборники являются фундаментом исследований русского фольклора. С другой стороны, посредством сравнительно-исторического метода эти фольклористы См.: Лю Нин Эго вэньсюе пипинши (Критическая история русской литературы) .

Шанхай: Шанхайское издательство перевода,.. :

, 1999. С. 594 .

См.: Лю Куйли Дунфан минсу сюелинь. Лю Куйли миньсу сюелуньцзи (Восточные фольклористы. Сборник научных статьей Лю Куйли по фольклористике) .

Шанхай: Шанхайское издательство искусств,.. .

:, 1998. С. 266 .

пытались выявить в фольклоре общую закономерность. Именно поэтому они обращали свое внимание на Европу и Восток, расширяли свой кругозор и обогащали исследования. Ян Минмин писал, что ошибки русской мифологической школы, разумеется, неизбежны. Но она придало народному творчеству жизненность и художественность195 .

Таким образом, китайские фольклористы всесторонне оценивают русскую мифологическую школу: следует признать полезные выводы предшественников, но в то же время следует избегать ошибок старых научных методов .

Кроме того, русская мифологическая школа также повлияла на китайскую фольклористику. Некоторые китайские фольклористы тоже разделяют научные взгляды и методы русской мифологической школы .

Видные представители русской мифологической школы Буслаев и Афанасьев применили к русскому материалу сравнительный метод, заимствованный из западноевропейской мифологической школы. Этот же метод использовал китайский поэт, фольклорист Вэнь Идо в своем исследовании сборника легенд «Шань хай цзин (Книга гор и морей)» 196. До него время написания сборника «Шань хай цзин» было неизвестно. С помощью сравнительного анализа Вэнь Идо отметил, что в древних китайских

–  –  –

См.: Ян Минмин Цун юйянь чжэсюэ дао бицзяо миньцзусюэ. Буслаев шэньхуа сысян таньси (От философии языка к сравнительной этнографии. Анализ мифологической теории Буслаева).. ——. 2005 .

№ 4. С. 5 .

«Шань Хай Цзин (Книга гор и морей)»: древнекитайский трактат, описывающий реальную и мифическую географию Китая. Предположительно, время создания книги относится к ранней эпохе правления династии Цинь (221–206 до н.э.) .

сборниках «Шань хай цзин», «Чу цы (Чуские строфы)»197 и «Ли цзи (Записки о правилах благопристойности)» специально зафиксирована информация о богине Нюйва 199. «Чу цы» был написан в период Сражающихся царств200, а «Ли цзи» — в эпоху династии Хань201. Так были установлены временные границы создания сборника «Шан хай цзин»

— в период Сражающихся царств — династии Хань, то есть примерно в последние века до нашей эры и в первые века нашей эры 202. Такое инновационное применение сравнительного метода впервые предложили китайские фольклористы .

Изучая «Шань хай цзин» посредством сравнительного метода, Вэнь Идо также обнаружил общее между народностями хань203 и мяо204. Он выделил похожие сюжеты и героев в материалах обоих народностей, «Чу цы»: сборник народных стихотворений, созданный поэтами, в том числе Цюй Юанем, в Чуском царстве на основе южных народных песен, сочетанных с древнейшими мифами .

«Ли цзи»: один из главных канонов конфуцианства .

Нюйва: одна из великих богинь китайского пантеона, создательница человечества, избавительница мира от потопа, богиня сватовства и брака. Одной из ее заслуг является починка неба с помощью множества камней пяти цветов, чтобы мир избежал от бедствия .

Период Сражающихся царств: период китайской истории от V в. до н. э. до объединения Китая Цинь Шихуанди в 221 до н. э .

Династия Хань, империя Хань (206 до н. э. — 220 н. э.): китайская империя, в которой правила династия Лю, и период истории Китая после империи Цинь перед эпохой Троецарствия .

См.: Вэнь Идо Вэнь Идо цюаньцзи (Полное собрание сочинений Вэнь Идо): В 4 т. Шанхай: Каймин шудянь (книжный магазин «Каймин»),. : 4 .

:, 1949. Т. 1. С. 3а .

Хань: этническая группа сино-тибетской языковой семьи. Занимает первое место по численности среди народов Земли, является крупнейшей народностью в Китае .

Мяо: группа народов в южном Китае, северном Вьетнаме, Лаосе, Таиланде, Мьянме общей численностью около 11 млн чел .

включенных в «Шань хай цзин». Например, в древних ханьских легендах бог Гун-гун вызывает наводнение, а в древних мяоских легендах бог, выполняющий ту же функцию, называется Лэй-гун. Гун-гун представляли в виде духа с телом змеи и лицом человека, а Лэй-гун — с телом дракона и лицом человека. Сравнив легенды и обнаружив сходство в произношении имени, внешнем виде и функции богов, Вэнь Идо пришел к выводу об общем происхождении народностей хань и мяо. Аналогичным образом действовали и представители русской мифологической школы, сравнивая фольклор разных народов. Таким образом, Вэнь Идо успешно заимствовал сравнительный метод, применив его в китайской фольклористике и этнологии .

В современной китайской фольклористике сравнительный метод стал комплексным: рассмотрение материала не ограничивается поисками сходства и различий фольклорных произведений разных народов. Фольклорист Цао Дэпинь свидетельствует, что китайские ученые начали исследовать фольклорный материал по вертикальной и горизонтальной оси. Вертикальная ось — сравнение произведений разных времен; горизонтальная ось — сравнение сюжетов или героев в фольклоре разных народов, стран или произведений. Таким образом, китайский фольклор рассматривается сразу в нескольких аспектах: историческом, социальном, культурном, религиозном и т. д. Используя зарубежный опыт, китайские ученые обновили сравнительный метод, расширили рамки изучения и сделали исследования всесторонними. Благодаря обновленному сравнительному методу можно не только установить сходство и различия между произведениями, но и преодолеть односторонность, прийти к более объективным выводам .

См.: Вэнь Идо Вэнь Идо цюаньцзи (Полное собрание сочинений Вэнь Идо) .

–  –  –

сравнительного метода и его значение) // Кэцзяо даокань (Ведущий журнал науки и образования).. //. 2011. № 32. С. 28 .

Китайские фольклористы долгое время изучали достоинства и недостатки различных зарубежных направлений в области науки о фольклоре .

В начале века в китайской фольклористике сформировалась XXI своеобразное научное направление — материалистически-диалектическая школа, проникнутая материализмом и диалектикой. Китайский мифолог фольклорист Лю Аймэй подробно описывает ее в своей статье «Подъем новой научной школы в фольклористике. Краткий анализ материалистически-диалектической школы». Одной из особенностей материалистически-диалектической школы является междисциплинарность .

Ее представители считают, что фольклор — это плод развития истории и культуры, поэтому нужно исследовать устное народное творчество также в историческом и культурном контекстах. Например, легенда «Борьба Хоу И 207 с Хэ Бо 208 » в историческом аспекте объясняется как бой за территорию между двумя народностями, а в культурном — как столкновение двух тотемов. Напомним, что Буслаев также исследовал связи между мифологией, фольклористикой, культурой и историей. Фольклористика для него была синкретической наукой, объединяющей разные дисциплины .

Таким образом, здесь мы также можем проследить влияние русской мифологической школы на китайскую .

Влияние русской мифологической школы отражается и в том, что она обязательно упомянута в каждом китайском учебном пособии и Хоу И: один из самых знаменитых героев китайских мифов, борец с чудовищами, сбивший из лука девять солнц, угрожавших погубить все живое на Земле, и неудачно стремившийся стать бессмертным .

Хэ Бо: в древнекитайской мифологии дух реки Хуанхэ, которого представляли в виде существа с человечьим лицом, но рыбьим туловищем .

Лю Аймэй Чжаньсинь э кэсюе дэ шэньхуа сюепай дэ цзюеци. Вэйу бяньчжэн щэньхуа сюепай гуанькуй (Подъем нового научной школы в фольклористике. Краткий анализ материалистически-диалектической школы) // Хунань шифань сюеюань сюебао (Вестник Хунаньского педагогического института). .

—— //. 2000. № S1. С.41 .

исследовании в области фольклористики, на представителей русской мифологической школы нередко ссылаются исследователи фольклора в Китае. Вместе с тем пока мало работ китайских ученых, посвященных русской мифологической школе, — эта тема еще ждет своих исследователей .

Заключение Мифологическая школа является одним из ведущих научных направлений в мировой фольклористике. В России она сформировалась в конце 1840-х — начале 1850-х годов и стала первым научным направлением в русской фольклористике. Хотя научно-теоретических трудов о русской мифологической школе на данный момент много, работ, освещающих собирание фольклора в Китае во время расцвета русской мифологической школы и ее влияние на китайскую фольклористику XX–XXI веков, еще нет .

В данной работе с помощью описательного и сравнительного методов, анализа научных трудов российских и китайских ученых по русской мифологической школе и китайскому фольклору XIX века, изучения и сравнения сборников устного народного творчества России и Китая XIX века нам удалось описать русскую мифологическую школу и китайский фольклор XIX века, выявить сходство и различия, проследить значение русской мифологической школы в истории отечественной фольклористики и влияние этой школы на развитие китайской фольклористики .

Русская мифологическая школа возникла под влиянием западноевропейской мифологической школы братьев Гримм. Представители русской мифологической школы тщательно изучали опыт западноевропейской мифологической школы, использовали ее методику .

Становление и развитие русской мифологической школы также было обусловлено большим количеством накопленного фольклорного материала, разными взглядами на народное творчество, сложившимися в официальной позиции и общественной мысли к 1840-м годам. В то время русская фольклористика остро нуждалась в научном направлении, основанном на систематизированной теории и разработанной научной методологии .

Ф. И. Буслаев является одним из ведущих представителей русской мифологической школы. В своих исследованиях он использовал сравнительно-исторический метод, заимствовав его у европейских ученых. В середине 1840-х — начале 1850-х годов, изучая соотношение языка и мифологии, Буслаев обращал внимание на историю происхождения слов, отмечал замену славянских мифологических представлений христианскими в процессе развития языка. На рубеже 1850-х и 1860-х годов, рассматривая связи мифологии с эпосом, он предложил периодизацию эпических произведений. Буслаев высоко ценил эпос, отмечал его важное практическое значение. В конце 1860-х — начале 1870-х годов, публикуя очерки и рецензии на труды других ученых, он рассматривал связи между мифологией, культурой и историей. В это время Буслаев пришел к пониманию того, что миф и фольклор основываются, обогащаются и развиваются на культурном, историческом фоне. Еще одним выдающимся представителем русской мифологической школы является А. Н. Афанасьев — знаменитый собиратель и исследователь русского фольклора. Его фундаментальный труд «Народные русские сказки» отличается богатством и разнообразием сказочного материала. Четкая классификация русских народных сказок, впервые представленная Афанасьевым, сделала дальнейшую работу исследователей более целенаправленной и эффективной. В научно-теоретическом труде Афанасьева «Поэтические воззрения славян на природу» всесторонне описана мифологическая школа. Ученый выяснил, что миф — это результат воззрений первобытных людей на природу, а также исторического развития языка. Таким образом, можно отметить, что русская мифологическая школа — это синкретическое направление. При изучении фольклора Буслаев и Афанасьев связывали воедино фольклор, язык, миф, культуру и историю .

Они рассматривали фольклор как совокупность повседневной жизни людей во всем ее многообразии .

Китайская фольклористика возникла значительно позже русской. Во время расцвета русской мифологической школы в XIX веке материалы китайского фольклора еще не были систематизированы, не сложились научные принципы их обработки и анализа, а сами исследования не были организованы. Во второй половине XIX века, в связи с развитием гуманитарных наук и общественных взглядов на национальное творчество, фольклорного материала было собрано больше, чем в предыдущие столетия .

Собирание фольклора было не только предметом интереса ученых и любителей, но имело важное значение для подготовки реформ китайского общества. Прогрессивные умы того времени понимали важность сохранения и познания национальной самобытности. Было опубликовано множество сборников сказок, народных песен, анекдотов и т. д. Кроме того, в XIX веке в Китае возник новый фольклорный жанр, соединивший эстрадное и драматическое творчество — народный театр «Сяншэн». Накопленный фольклорный материал, развитие взглядов на фольклор стали в XIX веке предпосылкой развития современной китайской фольклористики .

Русская мифологическая школа занимает важное место не только в истории русской фольклористики. Она оказала влияние и на китайскую фольклористику, позволив китайским ученым познакомиться со сравнительно-историческим методом и богатым русским фольклором. Под влиянием русской мифологической школы зародилась антропологическая теория, позиции которой разделяли множество китайских ученых. Методы и принципы данной школы были заимствованы и использованы китайскими фольклористами в своих исследованиях. При этом китайские фольклористы всесторонне и критически оценивали русскую мифологическую школу, одновременно указывая на ее недостатки. Отдельных работ китайских ученых, посвященных русской мифологической школе и ее влиянию на фольклористику Китая очень мало — эта тема еще ждет своих исследователей .

Список использованной и цитируемой литературы Источники Афанасьев А. Н. Ведун и ведьма // Комета: Учено-лит. альманах, 1 .

изданный Н. Щепкиным. М.: Тип. А. Семена, 1851. С. 89–164 .

Афанасьев А. Н. Дедушка домовой // Архив историкоюридических сведений, относящихся до России, издаваемый Н. Калачовым .

М.: Тип. А. Семена, 1850. Кн. 1. Отд. 6. С. 13–29 .

Афанасьев А. Н. Зооморфические божества у славян: птица, конь, 3 .

бык, корова, змея и волк // Отеч. зап. 1852. № 1. Науки и художества. С. 1–24;

№ 2. С. 95–118; № 3. С. 1–18 .

Афанасьев А. Н. Колдовство на Руси // Новое слово. 1895. № 3–4 .

4 .

С. 398–410 .

Афанасьев А. Н. Колдовство на Руси в старину // Современник .

5 .

1851. № 4. Науки и художества. С. 49–64 .

Афанасьев А. Н. Мифическая связь понятий: света, зрения, огня, 6 .

металла, оружия и жолчи // Архив историко-юридических сведений, относящихся до России, издаваемый Н. Калачовым. М.: Тип. А. Семена, 1854 .

Кн. 2. 2-я пол. Отд. 6. С. 1–18 .

Афанасьев А. Н. Народные русские сказки. М: Тип. А. Семена, 7 .

1855–1863 .

Афанасьев А. Н. Несколько слов о соотношении языка с 8 .

народными поверьями // Изв. имп. акад. наук по отд. рус. яз. и словесности .

СПб.: Тип. имп. АН, 1853. Т. 2. С. 313–320 .

Афанасьев А. Н. Ответ г-ну Кавелину // Отеч. зап. 1851. № 8 .

9 .

Смесь. С. 177–189 .

Афанасьев А. Н. Поэтические воззрения славян на природу: Опыт 10 .

сравнительного изучения славянских преданий и верований, в связи с мифическими сказаниями других родственных народов: В 3 т. Т. 1. М.:

Издание К. Солдатенкова, 1865 .

Афанасьев А. Н. Происхождение мифа. Статьи по фольклору, 11 .

этнографии и мифологии / сост., подготовка текста, статья, коммент .

А. Л. Топоркова. М.: Индрик, 1996 .

Буслаев Ф. И. Догадки и мечтания о первобытном человечестве 12 .

[Рец. на ст.: Отто Каспари. Первобытная история человечества с точки зрения естественного развития самой ранней его духовной жизни. Лейпциг, 1873.] // Русский вестник. 1873. № 10. С. 689–764 .

Буслаев Ф. И. Исторические очерки русской народной 13 .

словесности и искусства: В 2 т. СПб.: Издание Д. Е. Кожанчикова: Тип .

товарищества «Общественная польза», 1861 .

Буслаев Ф. И. Мои воспоминания. М.: Тип. Г. Лисснера и 14 .

А. Гешеля, 1897 .

Буслаев Ф. И. Мои досуги, собранные из периодических изданий 15 .

мелкие сочинения: В 2 т. М.: В Синод. тип., 1886 .

Буслаев Ф. И. Народная поэзии. Исторические очерки. СПб.: Тип .

16 .

имп. АН, 1887 .

Буслаев Ф. И. О влиянии христианства на славянский язык: Опыт 17 .

истории языка по Остромирову Евангелию. М.: Унив. тип., 1848 .

Буслаев Ф. И. О народной поэзии в древнерусской литературе:

18 .

Речь, произнес. в торжеств. собр. Московского университета исправляющим должность э.-орд. проф. рус. словесности, Ф. Буслаевым 12 января. 1859 .

Буслаев Ф. И. О преподавании отечественного языка: В 2 ч. М.:

19 .

Унив. тип., 1844 .

Буслаев Ф. И. Сравнительное изучение народного быта и 20 .

поэзии // Русский вестник. 1872. № 10. С. 645–727; 1873. № 1. С. 293–329;

№ 4. С. 568–649 .

Гримм Я., Гримм В. Детские и семейные сказки. М.: NOTA BENE, 21 .

2001 .

Гримм Я. Немецкая мифология / пер. с нем. А. А. Гугнина .

22 .

М.: Директ-Медиа, 2007 .

23. Jacob Grimm Deutsche Grammatik. Mainz: Dieterichsche Buchhandlung, 1822 .

Афанасьев А. Н. Элосы тунхуа (Русские сказки) / пер. с рус .

24 .

Шэнь Чжихуня, Фан Цзыханя. Шанхай: Шанхай вэньи чубаньшэ (Шанхайское издательство литературы и искусства), .

/,. :, 1991 .

Гу Лу Цин цзялу (Золотые записи династии Цин). Нанкин:

25 .

Цзянсуское издательство древней литературы,.. :

, 1999 .

Ду Вэньлань Гу Яоянь (Древние песни и пословицы). Пекин:

26 .

Китайское книгоиздательство,.. :, 2000 .

Ли Гуантин Сянъян цзеи (Улыбка деревенского говора). Пекин:

27 .

Китайское книгоиздательство,.. :, 1982 .

Хуан Цзунсянь Жэньцзинлу ши цао цзяньчжу (Комментарии к 28 .

«Черновику стихотворений Жэньцзинлу»): В 2 ч. Шанхай: Шанхайское издательство древней литературы,.. 2. :

, 1981 .

Цзюцзин иши. Цзюцзин соцзи. Яньцзин цзацзи (Подвиги старого 29 .

Пекина. Пустяшные записки старого Пекина. Смешанные заметки Пекина) .

Пекин: Пекинское издательство древней литературы,. :, 1986 .

Цай Шэнгэ Исуй хошэн (Торговые выкрики года) / ред .

30 .

Чжоу Цзожень. Пекин: Издательство Пекина,. / .

:, 2015 .

Чжи вэнь лу (Близкие известия) / общ. ред. Ли Мэнсу. Хух-Хото:

31 .

Народное издательство провинции Внутренней Монголии, / .

:, 2003 .

Чу цы (Чуские строфы) / сост. Лю Сян. Шанхай: Шанхайское 32 .

издательство древней литературы, /. :, 2015 .

Шань хай цзин (Книга гор и морей) / сост. Лю Сян, Лю Юнь .

33 .

Шэньян: Издательская компания «Тьма томов», /,. :

, 2009 .

Ши цзин (Книга песен) / сост. Конфуций. Гуанчжоу: Цзинань 34 .

Дасюе Чубаньшэ (Издательство Цзинаньского университета), /. :, 2003 .

Ши Чэнцзинь Сяо дэ хао (Легко смеяться). Пекин: Китайское 35 .

театральное издательство,.. :, 1999 .

Научная и критическая литература Азадовский М. К. История русской фольклористики / текст подгот .

36 .

к печати Л. В. Азадовской. Под общ. ред. Э. В. Померанцевой. М.: Учпедгиз, 1958–1963. Т. 1–2 .

Академические школы в русском литературоведении / 37 .

П. А. Николаев, А. И. Баландин, А. Л. Гришунин и др. М.: Наука, 1975 .

Баландин А. И. Мифологическая школа в русской 38 .

фольклористике: Ф. И. Буслаев. М.: Наука, 1988 .

Богатырев П. Г., Якобсон Р. О. Фольклор как особая форма 39 .

творчества // Богатырев П.Г. Вопросы народного творчества. М.: Искусство,

1971. С. 369–383 .

Гудзий Н. К. Забытые имена // Лит. газета. М., 1956. 22 ноября .

40 .

№ 139. С. 2–3 .

Жданов И. Н. О трудах Ф. И. Буслаева по истории русской 41 .

словесности // Буслаев Ф. И. Историческая хрестоматия церковнославянского и древнерусского языков. М.: Языки славянской культуры, 2004. С. 843–849 .

Зуева Т. В., Кирдан Б. П. Русский фольклор: Учебник для высших 42 .

учебных заведений. М.: Флинта; Наука, 1998 .

Померанцева Э. В. А. Н. Афанасьев и братья Гримм // Сов .

43 .

этнография. 1985. № 6. С. 84–90 .

Пропп В. Я. Жанровый состав русского фольклора // Фольклор и 44 .

действительность: Избранные статьи. М.: Наука, 1976. С. 56–83 .

Сакулин П. Н. В поисках научной методологии // Голос 45 .

минувшего. 1919. № 1–4. С. 5–37 .

Соколов Ю.М. Русский фольклор: Учебное пособие. 3-е изд. / отв .

46 .

редактор В. П. Аникин. М.: Издательство Московского университета, 2007 .

Топорков А. Л. Теория мифа в русской филологической науке 47 .

XIX века. М.: Индрик, 1997 .

Чичеров В. И. Русское народное творчество / ред .

48 .

Э. В. Померанцева. М.: Издательство Московского университета, 1959 .

Шалаева А. В. Мифология в романтической науке: символика 49 .

Фридриха Крейцера // Труды БГТУ. 2014. № 5. С. 87–90 .

Ван Вэньбао Чжунго минсусюеши (История китайской 50 .

фольклористики). 1-е изд., Чэнду: Башу шушэ (Издательство древней Сычуаня),.. 1, :, 1995 .

Ван Шуфу Афанасьев юй элосы миньцзянь гуши чжун дэ 51 .

шэньхуа сысян (А. Н. Афанасьев и свое мифологическое мышление в сборнике «Русские народные сказки») // Чанцзян дасюе сюебао. Шэкэ бань (Вестник Чанцзянского университета. Серия общественных наук). .

//. .

2017. № 4. С. 1–7 .

Ван Нань Эрши шиди шанбанье чжунго шэньхуасюе ши 52 .

(История китайской мифологии первой половины XX века): дис.... канд .

филол. наук. Чанчунь,. 20 : .

, 2011 .

Вэнь Идо Вэнь Идо цюаньцзи (Полное собрание сочинений 53 .

Вэнь Идо): В 4 т. Шанхай: Каймин шудянь (книжный магазин «Каймин»),. : 4. :, 1949 .

Го Шаоцин Чжунго миньцзянь вэньсюеде вэньхуа цзячжи 54 .

(Культурное значение китайского фольклора) // Дачжун вэньи (Массовое искусство и литература).. //. 2009 .

№ 2. С. 183–184 .

Ли Цзиньсян Буслаев сысян супин (Обозрение идеи 55 .

Ф. И. Буслаева) // Цюсуо (Разыскания).. Ф. И. //. 2004. № 10. С. 213–214 .

Лю Аймэй Чжаньсинь э кэсюе дэ шэньхуа сюепай дэ цзюеци .

56 .

Вэйу бяньчжэн щэньхуа сюепай гуанькуй (Подъем нового научной школы в фольклористике. Краткий анализ материалистически-диалектической школы) // Хунань шифань сюеюань сюебао (Вестник Хунаньского педагогического института).. —— //. 2000. № S1. С. 40–42 .

Лю Куйли Дунфан минсу сюелинь. Лю Куйли миньсу сюелуньцзи 57 .

(Восточные фольклористы. Сборник научных статьей Лю Куйли по фольклористике). Шанхай: Шанхайское издательство искусств, .

.. :, 1998 .

Лю Нин Эго вэньсюе пипинши (Критическая история русской 58 .

литературы). Шанхай: Шанхайское издательство перевода, .

. :, 1999 .

Лю Цзихуэй Сифан лилунь сюешо дуй чужнго сяньдай миньцзянь 59 .

вэньсюе дэ инсян (Влияние зарубежных учений и теорий на современный китайский фольклор) // Хайнань шифань дасюе сюебао. Шэхуэй кэсюэ бань (Вестник Хайнаньского педагогического университета. Серия общественных наук).. // .

. 2013. № 7. С. 66–71 .

Мао Дунь Шэньхуа яньцзю (Исследование мифа). Тяньцзинь:

60 .

Байхуа вэньи чубаньшэ (Издательство литературы и искусства «Байхуа»),.. :, 1981 .

Миньцзянь вэньсюе цзяочэн (Пособие по фольклору: Учебное 61 .

пособие) / ред. Лю Шоухуа, Чэнь Цзяньсянь. 2-е изд., Ухань: Издательство Хуачжунского педагогического университета, /,. 2, :, 2009 .

Сунь Чанси Вэнь Идо юй Шань хай цзин (Вэнь Идо и «Шань хай 62 .

цзин») // Юньнань шифань дасюе сюебао. Чжэсюе шэхуэй кэсюэ бань (Вестник Юньнаньского педагогического университета. Серия философии и общественных наук).. // .

.1985. № 6. С. 66–73 .

Цао Дэпинь Цяньтань лиши бицзяофа цзици иъи (Краткий анализ 63 .

сравнительного метода и его значение) // Кэцзяо даокань (Ведущий журнал науки и образования).. //. 2011 .

№ 32. С. 28–29 .

Чжан Цюхуа Шицзю шицзи вэньисюе чужн дэ сюеюаньпай 64 .

(Академические школы в русском литературоведении XIX века) // Говай вэньсюе (Зарубежная литература).. //. 1982. № 1. С. 125– 142 .

Чжун Цзинвэнь Миньсусюе гайлунь (Обзор изучения народной 65 .

традиции). Шанхай: Шанхай вэньи чубаньшэ (Шанхайское издательство литературы и искусства),.. :, 2009 .

Ян Минмин Цун юйянь чжэсюэ дао бицзяо миньцзусюэ. Буслаев 66 .

шэньхуа сысян таньси (От философии языка к сравнительной этнографии .

Анализ мифологической теории Буслаева) // Ганьсу ляньхэ дасюе сюебао .

Шэхуэй кэсюэ бань (Вестник Ганьсуского ассоциированного университета .

Серия общественных наук).. —— //.. 2005. № 4. С. 1–5 .

Ян Тяньши Хуан Цзунсянь. Шанхай: Шанхайское народное 67 .

издательство,.. :, 1966 .

Справочная литература Большая советская энциклопедия: 3-е изд.: В 30 т. М.: Сов .

68 .

энциклопедия, 1969–1974 .

Краткая литературная энциклопедия: В 9 т. М.: Сов .

69 .

энциклопедия, 1962–1978 .

Литературная энциклопедия: В 11 т. М.: Издательство ком. акад.;

70 .

Сов. энциклопедия; Худож. лит., 1929–1939 .

Малая советская энциклопедия: 2-е. изд.: В 11 т. М.: ОГИЗ 71 .

РСФСР, 1936–1947 .

Российский гуманитарный энциклопедический словарь: В 3 т. М.;

72 .

СПб.: Гуманитарный издательский центр «Владос»; Филологический факультет Санкт-Петербургского государственного университета, 2002 .

Русская энциклопедия: В 11 т. СПб.; Пг.: Деятель; Муравей, 1911 73 .

–1915 .

Словарь научной и народной терминологии. Минск: Наука и 74 .

техника, 1993 .

Сяньдай ханьюй цыдянь (Современный словарь китайского 75 .

языка). Пекин: Издательство «Шанъу Иньшугуань»,. :

, 1998 .

Цзинсюань эхань ханьэ цыдянь (Краткий русско-китайский и 76 .

китайско-русский словарь). Пекин: Издательство «Шанъу Иньшугуань»,. :, 2008 .

Приложение

Цзюцзин иши. Цзюцзин соцзи. Яньцзин цзацзи (Подвиги старого Пекина. Пустяшные записки старого Пекина. Смешанные заметки Пекина) .

Пекин: Пекинское издательство древней литературы,. :, 1986. С. 111 .

Цай Шэнгэ Исуй хошэн (Торговые выкрики года) / ред. Чжоу Цзожень .

Пекин: Издательство Пекина,. /. :

, 2015. С. 14 .

Цай Шэнгэ Исуй хошэн (Торговые выкрики года) / ред. Чжоу Цзожень .

Пекин: Издательство Пекина,. /. :

, 2015. С. 18 .

Ли Гуантин Сянъян цзеи (Улыбка деревенского говора). Пекин:

Китайское книгоиздательство,.. :, 1982. С. 67 .

Ли Гуантин Сянъян цзеи (Улыбка деревенского говора). Пекин:

Китайское книгоиздательство,.. :, 1982. С. 45 .

Гу Лу Цин цзялу (Золотые записи династии Цин). Нанкин: Цзянсуское издательство древней литературы,.. :, 1999 .

С. 44 .

Ду Вэньлань Гу Яоянь (Древние песни и пословицы). Пекин: Китайское книгоиздательство,.. :, 2000. С. 39 .

Ду Вэньлань Гу Яоянь (Древние песни и пословицы). Пекин: Китайское книгоиздательство,.. :, 2000. С. 71 .

Чжи вэнь лу (Близкие известия) / общ. ред. Ли Мэнсу. Хух-Хото:

Народное издательство провинции Внутренней Монголии, / .

:, 2003. С. 14 .

Ши Чэнцзинь Сяо дэ хао (Легко смеяться). Пекин: Китайское театральное издательство,.. :, 1999. С. 4 .

Ши Чэнцзинь Сяо дэ хао (Легко смеяться). Пекин: Китайское театральное издательство,.. :, 1999 .

С. 14 .

Хуан Цзунсянь Жэньцзинлу ши цао цзяньчжу (Комментарии к «Черновику стихотворений Жэньцзинлу»): В 2 ч. Шанхай: Шанхайское издательство древней литературы,.. 2.

:

, 1981. Ч. 1. С. 133 .

Ян Тяньши Хуан Цзунсянь... Шанхай: Народное издательство Шанхая, 1979. С. 3 .






Похожие работы:

«Павлов Павел Владимирович ОБРАЗ КАПИТАЛА В СОВРЕМЕННОЙ РЕГИОНАЛЬНОЙ ЖУРНАЛИСТИКЕ (НА ПРИМЕРЕ ТЕЛЕВИЗИОННЫХ И ПЕЧАТНЫХ СМИ ЧЕЛЯБИНСКОЙ ОБЛАСТИ) Специальность 10.01.10 – журналистика Автореферат диссертаци...»

«Алексанова Светлана Арамовна СИНКРЕТИЗМ, КОНТАМИНАЦИЯ, МНОГОЗНАЧНОСТЬ (ETC.): О ТЕРМИНАХ Дуальная природа синкретизма отражена в значительном количестве определяющих понятие терминов, содержание которых нуждается в уточнении и более четкой дифференциации. В статье на основе анализа части терминосистемы русского языка, св...»

«Сведения об официальных оппонентах и ведущей организации по диссертации Гукосьянц Ольги Юрьевны на тему: "Речевой аспект маскировки гендерной идентичности в англоязычной интернет-опосредованной коммуникации", представленной на со...»

«Rozprawy Komisji Jzykowej TN, t. LXVI, 2018 ISSN 0076-0390; e-ISSN 2450-9310 https://doi.org/10.26485/RKJ/2018/66/25 Елена Руденко* БЕЛОРУССКИЕ КАУЗАТИВЫ ПОНИМАНИЯ И ЗНАНИЯ НА РАЗНЫХ ЭТАПАХ РАЗВИТИЯ ЯЗЫКА BeLaRuSIaN c...»

«© текст М.С.Игнатов, Е.А.Игнатова © распространение ФМР-группа версия 14.IV.2012 Род Barbula Hedw. — Барбула Растения средней величины, в густых или плотных дерновинках, ярко желто-зеленые до буровато-зеленых. Стебель...»

«Вестник ТГПУ (TSPU Bulletin). 2018. 3 (192) УДК 372.881.1 DOI 10.23951/1609-624X-2018-3-24-27 ОБУЧЕНИЕ ДЕЛОВОМУ АНГЛИЙСКОМУ ЯЗЫКУ С РОССИЕВЕДЧЕСКИМ КОМПОНЕНТОМ М. С. Добривская Западный филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, Калининград Рассматриваются осо...»

«В62 Оформление переплета и макет – Андрей Рыбаков Водолазкин, Евгений Германович. В62 Лавр : роман / Евгений Водолазкин. – Москва : Издательство АСТ : Редакция Елены Шубиной, 2018. – 440, [8] с. – (Новая русская классика). Евгений Водолазкин – филолог, специалист по древнерусской литературе...»

«УДК 811.161.1’42 ЧАСТНАЯ ЗАПИСКА: СУБСТАНЦИОНАЛЬНЫЕ ПРИЗНАКИ ЖАНРА Маргунина Я.А,студентка гр. Л-142, 3 курс Научный руководитель: Рабенко Т.Г. к.ф.н.,доцент ФГБОУ ВО "Кемеровский государственный университет" г. Кемерово С повышением исследовательского интереса современной лингвистики к проблеме языковой личности, обусловленного а...»

«ФАКУЛЬТЕТ ИНОСТРАННЫХ ЯЗЫКОВ Мероприятия кафедры английского языка: 1. 8-10 октября 2015 г. кафедра английского языка и студенты английского отделения приняли участие во Всероссийском Фестивале науки, проходившем на собственной площадке ЛГПУ. Фестиваль открылся мастерклассом ст. преп. Кал...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА на тему: Ранние рассказы Л. Андреева: поэтика и проблематика (1898–1905) осно...»

«МАРТЫНЕНКО Ирина Станиславовна СПЕЦИФИКА КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИИ ЯЗЫКА В АНГЛОЯЗЫЧНОМ И РУССКОЯЗЫЧНОМ ДИСКУРСАХ В данной статье анализируются особенности концептуализации русского и английского языков в сознании их носителей на осн...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "САРАТОВСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ Н...»

«пр-т. Победителей 20, Минск, Беларусь info@falconclub.by | www.falconclub.by FALCON PSA SQUASH CUP OPEN 2018 ПОЛОЖЕНИЕ ТУРНИРА 1. Период проведения: 1 из 4 стр. 15.02.2018 – 18.02.2018 2. Цели и задачи турнира:• Пр...»

«Олег МАТВЕЙЧЕВ ИНФОРМАЦИОННЫЕ ВОЙНЫ XXI ВЕКА "МЯГКАЯ СИЛА"ПРОТИВ АТОМНОЙ БОМБЫ Москва • Книжный мир • 2016 Матвейчев Олег Информационные войны XXI века. "Мягкая сила" против атомной бомбы. – М.: Книжный мир, 2016....»

«Медникова Юлия Ивановна РОЛЬ ПРИЕМА НАВЯЗЫВАНИЕ ПРЕСУППОЗИЦИИ В ПРОЦЕССЕ ВОЗДЕЙСТВИЯ, ОПОСРЕДОВАННОГО ТЕКСТАМИ СМИ В статье рассматриваются возможности реализации одного из приемов, повышающих воздейственность публицистических текстов и нацеленных на скрытое манипулирование соз...»

«УНИВЕРСИТАТЯ ДЕ СТАТ НИСТРЯНЭ "Т.Г. ШЕВЧЕНКО" Институтул де лимбэ ши литературэ Катедра де филоложие молдовеняскэ В.Б . Сеник Е.К. Опря Интродучере ын студиул литературий Супорт де курс пентру студенций Институтулуй де лимбэ ши литературэ Тирасп...»

«163 ного его источником. В положении препозиции к существительному со значением “запах” данные прилагательные квалифицируют обонятельный стимул на основе ощущений вос­ принимающего. “А1огз 1езрогззопз з'атоШгеп!, зе поуёгеМ; ёез зеп!еи...»

«От редакторов Представленный сборник, четвертый в серии "Вопросы романогерманской филологии", приурочен к знаменательной дате — 25-летию существования отделения романо-германской филологии департамента "Филологический факультет" Уральского федер...»

«Ссылка на материал: https://ficbook.net/readfic/4211142 Как приручить кота. Сборник Направленность: Слэш Автор: kjersty27 (https://ficbook.net/authors/1349343) Фэндом: Bangtan Boys (BTS) Пейринг или персонажи: Намджун/Юнги; Намги Рейтинг: R Жанры: Романтика, Флафф, Повседневность, PWP, ER (Established Relationship) Предуп...»

«[CC BY 4.0] [НАУЧНЫЙ ДИАЛОГ. 2018. № 5] Юсупов Х. А. Становление фамилий и отчеств в даргинском языке / Х. А. Юсупов // Научный диалог. — 2018. — № 5. — С . 120—129. — DOI: 10.24224/2227-1295-201...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.