WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 


Pages:   || 2 |

«ЯКОВЛЕВА Елена Сергеевна ОСОБЕННОСТИ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ С КОМПОНЕНТОМ-ЗООНИМОМ (на материале китайского и английского языков) ...»

-- [ Страница 1 ] --

МИНИСТЕРСТВО НАУКИ И ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный

исследовательский университет»

На правах рукописи

ЯКОВЛЕВА Елена Сергеевна

ОСОБЕННОСТИ ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ

С КОМПОНЕНТОМ-ЗООНИМОМ

(на материале китайского и английского языков)

Специальность 10.02.19 – теория языка

ДИССЕРТАЦИЯ

на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Научный руководитель – доктор филологических наук, профессор Багана Жером Саратов – 2018 Оглавление ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

I .

ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ С КОМПОНЕНТОМ-ЗООНИМОМ В

КИТАЙСКОМ И АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКАХ

1.1. Лингвокультурные особенности фразеологических систем китайского и английского языков. Теоретические аспекты

1.1.1. Описание особенностей фразеологической системы китайского языка в современной лингвистике

1.1.2. Особенности исследования фразеологических единиц английского языка в трудах отечественных и зарубежных ученых

1.2. Базовые принципы и основные проблемы исследования зоонимов......... 36 1.3. Вторичная семантика зоонимов как индикатор категории коннотативности

1.4. Теоретические основы структурно-семантической классификации фразеологических единиц с компонентом-зоонимом в современной лингвистике

ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ 1

ГЛАВА II. ЭТНОКУЛЬТУРНАЯ СПЕЦИФИКА ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ

ЕДИНИЦ С КОМПОНЕНТОМ-ЗООНИМОМ В КИТАЙСКОМ И

АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКАХ

2.1. Методика отбора материала и принципы классификации исследовательского тезауруса

2.2. Семантическая группа фразеологических единиц с компонентомзоонимом «домашние животные» в китайском и английском языках............ 71 2.2.1. Семантическая подгруппа, включающая компонент-зооним «домашняя птица»

2.2.2. Семантическая подгруппа, включающая компонент-зооним «домашний скот»

2.2.3. Семантическая подгруппа, включающая компонент-зооним «домашние питомцы»

2.3. Семантическая группа фразеологических единиц с компонентомзоонимом «дикие животные» в китайском и английском языках............... 109 2.3.1. Семантическая подгруппа, включающая компонент-зооним «хищники»

2.3.2. Семантическая подгруппа, включающая компонент-зооним «травоядные и всеядные животные»

2.3.3. Семантическая подгруппа, включающая компонент-зооним «пресмыкающиеся и земноводные»

2.3.4. Семантическая подгруппа, включающая компонент-зооним «дикие птицы»

2.4. Семантическая группа фразеологических единиц с компонентомзоонимом «мифологические животные» в китайском и английском языках159

2.5. Типологические особенности фразеологических единиц с компонентомзоонимом в китайском и английском языках

ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ II

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

СПИСОК СЛОВАРЕЙ И ЭНЦИКЛОПЕДИЙ

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ АНАЛИЗИРУЕМОГО МАТЕРИАЛА................ 201

ВВЕДЕНИЕ

Настоящее диссертационное исследование посвящено изучению национально-культурной специфики фразеологических единиц (далее – ФЕ) с компонентом-зоонимом на материале двух дистантных языков: китайского и английского .





Распространение новейших информационно-коммуникационных средств, ускорение обмена информацией и доступа к ней превратило современный мир в «глобальную деревню». На фоне научно-технического прогресса в рамках антропоцентрической парадигмы в фокусе оказывается языковая личность, исследование языка с позиций межкультурной коммуникации, контактной лингвистики и лингвокультурологии .

Национально-культурная специфика языка и универсальных закономерностей, проявляющихся в языке, особенно ярко представлена в лексическом и фразеологическом фонде. Изучение же лексики, функционирующей во ФЕ, позволяет получить сведения о ментальных особенностях нации. Одним из феноменальных явлений в системе лексики языка являются зоонимы: наименования представителей животного мира, единообразных по своему внешнему виду, в осмыслении которых социумом отражаются образы, восходящие к древней мифологии, традициям и обычаям носителей языка. ФЕ с компонентом-зоонимом возникли на основе образного представления о фенотипических свойствах и повадках диких и домашних животных, стали своего рода системой оценочных образов национальной картины мира .

Рассмотрение фразеологических единиц с компонентом-зоонимом как автономной составной единицы лексической системы китайского и английского языков раскрывает коммуникативную сторону языка и способность к метафорическому осмыслению действительности .

Соответственно, в таком ключе актуальность диссертационной работы связана с необходимостью анализа и типологического описания как общих, так и национально-специфичных закономерностей функционирования зоонимов во фразеологических единицах китайского и английского языков, транслирующих сведения о менталитете нации. Актуальным, помимо вышеизложенного, представляется анализ собранного материала с позиций антропологического подхода с использованием принципов лингвокультурологии, что позволит представить объективные результаты исследования .

Научная новизна диссертации обусловлена недостаточной изученностью ФЕ с компонентом-зоонимом в современной лингвистике на материале китайского и английского языков. Кроме того, новой представляется классификация фразеологических единиц по группам и подгруппам с учетом как биологического подхода, так и проведения лингвокультурологического анализа отдельных компонентов-зоонимов .

Цель предпринятого исследования состоит во всестороннем изучении фразеологизмов китайского и английского языков, содержащих названия животных (зоонимов), а также в установлении содержательного разнообразия, контрастивной ценности и национальных особенностей использования зоонимов в устном народном творчестве .

В соответствии с поставленной целью при проведении исследования предполагается решить следующие конкретные задачи:

1) рассмотреть теоретические вопросы современной лингвокультурологии и фразеологии;

2) уточнить соотношение понятий зооним, зоологизм, зооморфизм, зооморф, зоосемизм, анималистический компонент, анимализм, зоонимный компонент и зоонимический компонент;

3) сформулировать положения для выборки фразеологических единиц с компонентом-зоонимом;

4) рассмотреть словарные дефиниции как компонент лингвистической картины мира с учетом семантических особенностей отражения метафорического образа животых в китайском и английском языках;

5) выявить лингвистические и экстралингвистические факторы, влияющие на национально-специфическое восприятие зоонимов;

6) описать семантические особенности фразеологических единиц с компонентом-зоонимом в китайском и английском языках;

7) провести комплексный типологический анализ и выявить этнокультурную специфику представленных в собранной картотеке фразеологических единиц в китайском и английском языках .

Объектом данного исследования являются фразеологические единицы, включающие компоненты-зоонимы в китайском и английском языках .

Предметом диссертационной работы выступают структурносемантические и национально-культурные особенности ФЕ с компонентомзоонимом в китайском и английском языках .

Степень разработанности.

Работа основывается на теоретической базе диссертационного исследования, которую составили:

труды ученых в сфере теории языка и лингвокультурологии:

Ю.Д. Апресян, О.С. Ахманова, Ж. Багана, В.В. Воробьев, Н.Н. Воропаев, В. Гумбольдт, З.Д. Попова, И.А. Стернин, Э. Сепир, В.Н. Телия, С.Г. ТерМинасова, Ж.И. Фридман, Л.В. Щерба, E. Benveniste, W. Croft, A.D Cruse, V. Evans, M. Green, D.E. Walker, (Мо Пэнлин), (Сян Гуанчжун), (Фу Цяньи), (Чжан Пэйчэн), (Чжан Чжигун);

труды ученых в области изучения фразеологии:

Н.Ф. Алефиренко, Н.Н. Амосова, Р.А. Аюпова, Ш. Балли, З.И. Баранова, А.П. Василенко, В.В. Виноградов, И.В. Войцехович, В.Г. Гак, В.И. Горелов, В. Гумбольдт, И.Р. Кожевников, А.В. Кунин, Л.И. Мокиенко, И.М.Ошанин, М.Г.Прядохин, А.И. Смирницкий, И.А. Стернин, Т.Н. Федуленкова, Н.М. Шанский, C. Cacciari, M. Everaert, A. Makkai, R.Moon, G.S. Philip, L.P. Smith, P. Tabossi, (Вэнь Дуаньчжэн), (Ма Гофань), (Се Хуэйлин), (Фань Эньцай), (Фу Цяньи), (Яо Пэнцы);

труды ученых в области изучения семантики и коннотации:

Н.Ф. Алефиренко, А. Вежбицкая, В.А. Маслова, В.Н. Телия, О.А. Титова, О.В. Печаткина, Т.В. Писанова, И.В. Чекулай, Д.Н. Шмелев, C.J. Fillmore, R. Giora, S. Glucksberg, G. Lakoff, M.S. McGlone, (Лю Фэнхуа), (Сунь Сюэминь), (Сю Сяолэй), (Фэн Шоучжун);

труды ученых в области изучения зоонимов:

П.А. Абдулкаримова, K.P. Вагнер, О.В. Галимова, А. Дэнги, Ю.А. Инчина, А.А. Киприянова, О.В.Лаврова, Д.М. Марданова, А.В. Москаленко, О.Ю. Семина, Н.В. Солнцева, Э.Л. Таукова, Д.А. Тишкина, А.Г. Умаргаджиева, Хао Хуэйминь, Чжэн Инкуй, Ф.П. Эбзеева, Ян Илин, N. Colin, M. T. Espinal, J. Mateu, Ma Tiechuan, (Су Юлин), (Сунь Шуйбинь), (Фан Пэй) .

Решение поставленных в диссертационной работе цели и задач предопределило выбор методов исследования. В основу были положены общенаучные методы: индукции и дедукции, анализа и синтеза. Работа с собранной картотекой ФЕ велась методом сплошной выборки, с использованием описательно- аналитического метода. Важное место в работе с материалом было отведено методам дефиниционного, контекстуального и типологического анализа. В качестве методов полевого исследования на материале китайского языка было использовано непосредственное наблюдение. В процессе работы с корпусом фразеологических единиц с компонентом-зоонимом были применены методы тематической классификации и систематизации языкового материала, в результате собранные ФЕ с компонентом-зоонимом были распределены по семантически мотивированным группам и подгруппам. При помощи сравнительно-сопоставительного метода были определены национальноспецифичные и универсальные черты зоонимов в китайском и английском языках .

Материалом исследования послужила картотека ФЕ китайского и английского языков (более 3000 единиц), которые были отобраны при помощи метода сплошной выборки из фразеологических словарей китайского и английского языков; а также этнолингвистические данные и материалы средств массовой информации. Кроме того, исследование опирается на личный опыт автора, который наблюдал речь китайцев в условиях городского быта в столице г. Пекин и провинциях Гирин и Шаньдун .

Проведенное исследование позволяет вынести на защиту следующие положения:

Термин зооним является наиболее общим и удобным при 1 .

типологическом описании национально-культурной специфики, поскольку он отражает специфику наименований животных как лексем, используемых в качестве видового наименования животного и семантического стержня для метафоризации и вторичного значения зоонима. В данный термин нами включаются названия домашних животных и питомцев, диких зверей, диких птиц, пресмыкающихся и земноводных, грызунов, а также мифологические животные .

Фразеологическая активность лексико-семантической группы 2 .

«зоонимы» в китайском и в английском языках обусловлена историкобытовыми причинами, в частности зависимостью благополучия жизни древнего человека от животных. Зоонимы как наименования животных антропоцентрически направлены и обладают коннотативными свойствами, выступая в качестве средства вторичной номинации, а, следовательно, представляя этноспецифическую картину мира. Фразеологический и семантический потенциалы компонентов-зоонимов детерминированы аспектами сущности животного, отраженными во вторичном образном преломлении наименования животного, его национально-культурной спецификой, универсальные же признаки детерминированы биологической сущностью животного .

Фразеологические единицы с компонентами-зоонимами могут 3 .

быть объединены в семантически мотивированные группы по признакам «принадлежность человеку» и «статус существования в природе»: ФЕ, включающие компонент-зооним «домашние животные»; ФЕ, включающие компонент-зооним «дикие животные»; ФЕ, включающие компонент-зооним «мифологические животные» .

В свою очередь в данных группах были выделены подгруппы по фенотипическим характеристикам компонентазоонима. Так, группа ФЕ «домашние животные» включает следующие подгруппы: домашняя птица, сельскохозяйственные животные, домашние питомцы, а группа ФЕ «дикие животные» – 5 подгрупп: хищные звери (отряд хищники), травоядные и всеядные животные (теплокровные, не относящиеся к отряду хищники), пресмыкающиеся и земноводные, дикие птицы .

Общей характеристикой в китайской и английской 4 .

лингвокультурах является компонентный состав ФЕ, содержащий зооним в качестве основного семантического компонента. Семантическая тождественность ФЕ с компонентом-зоонимом в китайском и английском языках обусловлена идентичными ассоциативными связями с повадками и фенотипом животных, что указывает на мотивационную идентичность в исследуемых лингвокультурах .

Этноспецифические особенности рассматриваемых ФЕ с 5 .

компонентом-зоонимом обусловлены спецификой языкового строя исследуемых языков, количественным и качественным составом выделенных семантических групп и подгрупп ФЕ, лакунарностью и отсутствием эквивалентов и, наконец, спецификой влияния животных на жизнь этноса, что свидетельствует о национально-специфичной интерпретации .

Спецификой китайского языка является преобладание четырехсловных ФЕ с компаративной структурой .

В современном мире фразеологические единицы с компонентомзоонимом не потеряли своей актуальности и в качестве элементов публицистического текста служат средством репрезентации ценностей языковой личности и реализуют эмотивные и ментальные интенции автора материала. Материалы средств массовой информации позволяют получить представление о функционировании отдельных фразеологических единиц в современном китайском и английском языках .

Теоретическая значимость диссертационного исследования заключается в уточнении понятий, использующихся в отношении наименований животных, обусловлена вкладом в изучение фразеологических единиц с компонентом-зоонимом на материале дистантных языков, с учетом национально-культурной специфики. Работа вносит определенный вклад в решение проблемы функционирования зоонимов во ФЕ, в частности, исследование дало возможность проследить влияние экстралингвистических факторов, таких как географический и биологический, а также процессов глобализации .

Практическая ценность работы заключается в том, что материалы диссертации и накопленный исследовательский корпус, могут быть использованы для создания тезаурусов, фразеологических словарей, а также для уточнения национально-культурной специфики и функционирования зоонимов в языках народов мира. Собранный эмпирический материал может найти применение на занятиях по лингвокультурологии и межкультурной коммуникации, а также использоваться в написании квалификационных работ, пособий .

Результаты проведенного исследования прошли апробацию в докладах на международных научных конференциях: «Лингвистические горизонты» (г. Белгород, 2015); «Язык как фактор интеграции образовательных систем и культур» (г. Белгород, 2015); «Современные проблемы языкознания, литературоведения, межкультурной коммуникации и лингводидактики» (г. Белгород, 2016); XI Международной научнопрактической конференции «Язык как фактор интеграции образовательных систем и культур» (г. Белгород, 2016). ХIII Международной научной конференции «Наука и образование - 2018» в Евразийском национальном университете им. Л.Н. Гумилева (Казахстан, Астана, 2018) .

По результатам исследования опубликовано 11 статей, включая 5 статей в изданиях, входящих в перечень ВАК, и статья, входящая в библиографическую базу данных Scopus .

Достоверность полученных результатов и выводов обеспечена надежностью методологической базы исследования, освещением широкого круга теоретических вопросов с опорой на авторитетные работы в области фразеологии и лингвокультурологии, а также репрезентативным объемом фактического материала .

Цели и задачи, поставленные в работе, предопределили ее структуру .

Диссертация общим объемом 201 страницы включает две главы, Введение, Заключение, Список использованной литературы, Список словарей и энциклопедий .

–  –  –

1.1. Лингвокультурные особенности фразеологических систем китайского и английского языков. Теоретические аспекты Естественный язык – одно из таинственных сокровищ нашей цивилизации, своеобразный путь, который связывает нас с прошлым, помогает предсказывать будущее и связывает с настоящим. Язык является облачным хранилищем данных, в котором сохранены культурные коды и с которого воспроизводится опыт предыдущих поколений. Как отмечал Э.Сепир, язык выступает трансмиттером традиций и обычаев, культурного наследия в целом, тех людей, которые говорят и говорили на нем. Живой язык, активно использующийся в делах, неотделим от культуры народа [Сепир, 1993: 192] .

Коннект языка и культуры для ученых-филологов в современной науке неоспорим, и, в связи с возросшей интенсивностью миграционных процессов, особенно важным в современной лингвистике признается лингвокультурологическое исследование языков. Основная цель такого поиска состоит в более полном понимании как собственно языковой системы отдельного языка, его сложившихся представлений о том, как человеку следует реагировать в обыденной жизни, так и выявлении универсалий в мировосприятии народов по всему миру .

По мнению Ж. Баганы, в филологической науке практически с момента ее возникновения присутствует понимание триумвирата действительности, языка и социума [Багана, 2010: 157]. Действительно, язык выступает как средство и инструмент познания окружающей действительности. Язык не функционирует отдельно от народа, говорящего на нем, мертва культура без языка и его носителей. Исследование взаимосвязей в «триумвирате» положило начало науке лингвокультурологии .

История лингвокультурологии как науки находит сво начало в идеях В. фон Гумбольдта, ученого, заложившего основы современного языкознания. Исследуя взаимодействие языка и культуры, В.фон Гумбольдт утверждал, что духовная уникальность и структура языка тесно связаны между собой и вытекают одно из другого [В. фон Гумбольдт, 1984: 68]. В дальнейшем идеи В. фон Гумбольдта о связи языка и культуры получили развитие в трудах Ж. Баганы [2010], В.А. Масловой [2001], З.Д. Поповой [2007], И.А. Стернина [2001], С.Г. Тер-Минасовой [2000], В.Н.Телия [1996] и др .

Лингвисты, занимающиеся проблемами лингвокультурологии, отмечают неоспоримую сложность предмета исследования. В самом деле, связь языка и культуры многогранна, язык и культура дополняют друг друга .

Сравним следующие мнения .

Например, В.А. Маслова считает, что лингвокультурология рассматривает «язык как феномен культуры… определенное видение мира сквозь призму национального языка… как выразителя особой национальной ментальности» [Маслова, 2001: 85] .

Н.Ф. Алефиренко трактовал область знания лингвокультурологии как изучение «разноаспектных проблем, связанных с пониманием этноязыковой картины мира, образа мира, языкового сознания, особенностей культурнопознавательного пространства языка» [Алефиренко, 2010: 14] .

В свою очередь, по мнению ученых Воронежской научной школы, «исследование … элементов национальной лингвокультуры в их связи с национальными ценностями и национальными особенностями этой культуры в направлении «от языка к культуре» считается лингвокультурологическим»

[Стернин, Попова, 2007: 12] .

Сравнивая эти определения, отмечаем общий тезис, заключающийся в том, что исследование языка должно включать в себя и исследование культуры. В.В.

Воробьев подчеркивает, что культура является бивалентной:

«национальной, единством национального (специфического) и общего (интернационального)» [Воробьев, 2006: 21] .

По мнению исследователей, язык и культура обладают общими свойствами, так Н.Ф.

Алефиренко выделяет следующие категории:

мировоззрение этноса отражается в диалоге языков и культур;

1) как язык, так и культура обладают индивидуальной и 2) общественной формой;

язык и культура обладают нормативными кодами, 3) обусловленными принципом историзма;

язык и культура взаимообусловлены, с помощью языка 4) усваивается культура, воспроизводится национальная ментальность [Алефиренко, 2010:76] .

Рассматривая «взаимообусловленность» языка и культуры, А.Вежбицкая считает, что культурно обусловленные сценарии могут рассматриваться в качестве места, где встречаются «культура» и «дух», и что, будучи обусловлены спецификой культуры, они и переводимы и сопоставимы в диапазоне различных культур. Языковые данные в этом случае обладают совершенно особой значимостью для попыток пролить свет на категории мышления как в специфическом для отдельной культуры, так и во всеобщем смысле [Вежбицкая, 1996: 398-399] .

Несмотря на интерес, который проявлен к лингвокультурологическим исследованиям, многие вопросы вс ещ остаются дискуссионными:

отсутствие однозначных дефиниций, слабость методологической базы, необходимость описания феноменов культуры, отраженных в языке и речи, которые являются одновременно уникальными и универсальными для представителей народов мира. Актуальным направлением исследований остается изучение синергии языка и культуры, языковой категоризации объектов и явлений окружающего мира, раскрывающей коннотации и ассоциации, релевантные для носителей языка. В условиях «глобальной деревни» и, как следствие, необходимости адекватного понимания менталитета народов Земли, большое внимание уделяется контрастивному анализу различных языков с целью выявления особенностей отражения культурных реалий и выявления универсалий в языках различных этносов .

Одним из интереснейших объектов исследований лингвокультурологии в таком ключе являются фразеологические единицы и их функционирование в качестве «языкового знака вторичной номинации»

[Федуленкова, 2016: 100]. В работах (Н.Ф. Алефиренко [2009], В.А.Масловой [2001], В.Н. Телии [1996], С.Г. Тер-Минасовой [2000], Н.М. Шанского [1979]) неоднократно подчеркивается, что одними из наиболее важных трансляторов культурного своеобразия в языке являются именно ФЕ .

«Именно в языке, в его лексическом и фразеологическом фонде находят отражение национальный характер, психический склад народа, его история и культура» [Шанский, 1979: 85], в свою очередь язык функционирует как накопитель культурной информации [, 2005]. Н.Ф. Алефиренко подчеркивает, что образ, преломленный во ФЕ, «способствует выражению и пониманию» образов предметов и явлений действительности языковой картины мира [Алефиренко, 2009: 46] .

Итак, какими особенностями характеризуется взаимосвязь фразеологизмов и культуры?

В.А. Маслова, опираясь на исследования архетипов К. Юнга в области психологии, пишет, что ФЕ являются предметом изучения лингвокультурологии как мифологизированные языковые единицы. Она полагает, что наиболее важные мотивы народов и эпох закрепились именно во фразеологических единицах, которые, в свою очередь, обусловлены мифами и легендами [Маслова, 2001: 29] .

«Фразеологический состав языка – это зеркало, в котором лингвокультурная общность идентифицирует свое национальное самосознание» [Телия, 1996: 9] .

Фразеологические единицы наглядно демонстрируют и образ жизни, и географическое положение, и историю, и традиции той или иной общности, объединенной одной культурой [Тер-Минасова, 2000: 80] .

Итак, ФЕ связаны со всеми сторонами жизни человека, фразеология каждого языка уникальна и в то же время схожа с другими языками, поскольку такие характеристики, как географическое положение, условия жизни, история и религия являются общими для разных народов, это же положение относится к фоновым знаниям и практическому опыту, накопленному носителями языка .

Забегая вперед, отметим, что, к примеру, по фенотипу лиса, которая живет, к примеру, в Китае и в Великобритании, – одно животное, также схожи и ассоциации с данным образом, лису считают хитрым, изворотливым животным, а национально-специфичным является образ лисы-оборотня в Китае. ФЕ несут в себе фрагменты живой действительности, включенные в сознание носителей языка и этнокультуры, они придают особый шарм языку и речи .

Фразеологические единицы образно интерпретируют мировоззрение нации и являются трансляторами культурных коннотаций, источники фразеологизмов разнообразны, это и легенды, и реальные исторические события, и наблюдения за окружающим миром .

В диссертации «Культурно-национальная специфика фразеологических единиц» М.Л. Ковшова пишет, что у фразеологии в каждом языке есть свои особые формы выражения, а фразеологические единицы являются ничем иным, как «своеобразными константами»

миропонимания, ФЕ эквивалентны культурным знакам» [Ковшова, 1996:4] .

ФЕ возникают в национальных языках на основе образного преломения действительности, что отражает духовный опыт народа, связанный с его культурными традициями, и, следовательно, ФЕ являются носителями национального видения мира. Подбор компонентов, синтаксической структуры и лексических единиц, в том числе зоонимов, обусловлен реалиями, в которых проходит жизнь носителей языка .

Носители языка являются одновременно и носителями культуры, ФЕ, как языковые знаки, легко декодируются носителями языка. Ш. Балли пишет, что сам факт «спаянности элементов фразеологизма доказывает, что говорящий не думает об отдельных словах» [Балли, 2001:101] .

В книге Е.М. Верещагина и В.Г.

Костомарова «Язык и культура» было предложено описывать национальную специфику фразеологизмов с учетом их тройственного характера в трех аспектах:

1. Комплексный аспект: все элементы фразеологизма в совокупности обладают идиоматичным значением .

2. Расчлененный аспект: репрезентуют по отдельности единицами своего состава .

3. Прототипический аспект: содержат обычаи и традиции, быт и культуру, историю [Верещагин, Костомаров, 2005: 178-179] .

Рассматривая ФЕ в лингвокультурологическом аспекте, В.А.

Маслова выдвигает следующие положения:

1. В большинстве ФЕ есть «следы» национальной культуры, которые должны быть выявлены .

2. Культурная информация хранится во внутренней форме ФЕ, которая, являясь образным представлением о мире, придает фразеологизму культурно-национальный колорит .

3. Главное при выявлении культурно-национальной специфики – вскрыть культурно-национальную коннотацию [Маслова, 2001: 82] .

Из изоморфизма взаимодействия языка и культуры возникает вопрос национально-культурной специфики языка. Мы попытаемся осмыслить феномен в общем, не ориентируясь на элементы отдельной культуры, понять алгоритмы взаимодействия языка и культуры, порождения национальнокультурной специфики универсальных явлений действительности .

З.В.Корзюкова пишет, что национально-культурная специфика возникает в результате того, что объективная реальность интерпретируется по-разному .

Она обусловлена особенностями как собственно языка, «интралингвистическими», так и окружающей действительностью, экстралингвистическими факторами. Причиной такого членения является различный уровень значимости предметов и явлений окружающей действительности для носителей языка. Однако значимость может и быть эквивалентной, тем не менее, могут проявляться различия в степени насыщенности коннотативного содержания [Корзюкова, 2003:118-119] .

Связь между языковым выражением, концептуальной структурой и национально-культурной спецификой языка неоднократно постулировалась в теоретических лингвистических исследованиях в работах А. Вежбицкой. Была выдвинута идея о том, что национально-культурный компонент базируется на двух ступенях: во-первых, образной составляющей, во-вторых, когнитивнозначимыми различиями между языками [Вежбицкая, 1997: 47] .

Синергетика языка и культуры, как состояния, возникающего во взаимодействии этих многовариантных открытых структур, наиболее ярко проявляется в состоянии билингвизма. Так, например, роман «Лолита»

Владимира Набокова написан русским писателем по-английски, позже, переводя роман на русский язык, сам автор отмечал, что именно английский язык наиболее глубоко передает его художественный замысел .

И.И. Срезневский считает, что каждое слово обусловлено жизнью народа:

то, что было – есть в языке, то, чего не было – нет в языке [Срезневский, 1987:

103]. Как артефакты для историка, слова для лингвиста составляют картину мира, быта народа, распределяя понятия по ступеням национально-культурной пирамиды: чем важнее, тем выше слово .

По мнению Ю.А. Бельчикова, национально-культурная специфика наиболее ярко проявляется при сопоставлении национальных культур, а именно при изучении и сопоставлении неродных языков [Бельчиков, 1988:34] .

Л.И. Ройзензон подчеркивает важность выделения пластов языка с ярко выраженной национально-культурной спецификой [Ройзензон, 2003:118-119]. Логично, что национально-культурная специфика лексем, в частности, зоонимов, телепортирутся в контекст, каковым являются фразеологические единицы. В.Н. Телия пишет, что «средством воплощения культурно-национальной специфики фразеологизмов служит образное основание, заключающее в себе культурно маркированные реалии, а способом указания на эту специфику является интерпретация образного основания в знаковом культурно-национальном пространстве данного языкового сообщества» [Телия, 1996:215] .

Ж. Багана отмечает, что наиболее мощно проявляется национальная специфика при сравнении тех фразеологизмов, в которых присутствуют названия животных, в данном случае, по мнению ученого, национальнокультурная специфика и качественная оценка человека обусловлена метафоричностью слов, в прямом значении являющихся названиями животных [Багана, 2016: 38] .

Следовательно, зоонимы во фразеологизмах – это культурно-маркированные реалии, они служат образным основанием фразеологических единиц, на которых строится их семантика. Разумеется, в разных языках присутствуют как уникальные, так и вполне тождественные образы .

Национально-культурная семантика ФЕ носит многослойный характер:

она включает в себя и идиоматическое значение фразеологизма, отражающего явления прошлого и настоящего страны, и значения слов, входящих во фразеологическую единицу, отражающих предметы культуры и значение ФЕ, свободного словосочетания, описывающего определенные традиции, обычаи, подробности быта народа [Корзюкова, 2003:118-119]. Такой подход характеризуется учетом всего спектра экстралингвистических факторов:

исторического, религиозного, географического, бытового. Связь между языковым выражением, концептуальной структурой и национальной культурой неоднократно постулировалась в теоретических лингвистических исследованиях в работах А. Вежбицкой. Была выдвинута идея о том, что национальнокультурный компонент базируется на двух ступенях: во-первых, образной составляющей, во-вторых, когнитивно-значимыми различиями между языками [Вежбицкая, 1997: 47] .

Таким образом, основной способ выявления национально-культурной специфики ФЕ – это интерпретация и оценка образов, положенных в основу фразеологической единицы, а затем типологическое описание фразеологических единиц разных народов и раскрытие культурных установок и национального своеобразия. Национально-культурная маркированность фразеологических единиц позволяет включать их в фонд специфических для этноса элементов языка .

Несмотря на то, что история изучения фразеологических единиц исчисляется десятилетиями, интерес к вопросам, которые возникают в процессе изучения такого сложного и многоаспектного явления, не только не ослабевает, а усиливается, поскольку в современном мире «глобальной деревни» проблема сохранения культурного многообразия и национальной идентичности как никогда актуальна .

Итак, фразеологические единицы представляют особую ценность. По общепризнанному мнению, именно во фразеологизмах запечатлен исторический опыт народа, представления о быте, культуре, труде, животном и растительном мире, они – одни из самых ярких компонентов, которые создают языковую картину народов мира. Язык вербализует национальную культурную картину мира, хранит ее и транслирует не только для будущих поколений, но и для носителей других языков. Поэтому так важно в теоретических исследованиях языков рассматривать связь языка и культуры, поскольку корректная интерпретация языковых явлений оказывается возможной только при научном анализе языковых особенностей культуры .

Прежде чем говорить об особенностях фразеологической системы китайского и английского языков, следует определиться с дефиницией ключевого компонента исследования, собственно фразеологической единицы, поскольку вопрос определения границ этого явления и собственно термина остается дискуссионным. Для обозначения всего многообразия устойчивых выражений используются такие термины, как идиомы, фразеологические единицы, фразеологический оборот, фразеологизм. В свою очередь, мнения большинства ученых сходятся в том, что характерными чертами являются семантическая неделимость, краткость и образность, особенным образом капсулированный опыт нации, создающий е «портрет»

среди других народов .

Н.М. Шанский пишет, что фразеологический оборот является воспроизводимой в готовом виде единицей языка…зафиксированной по содержанию, форме и виду [Шанский, 1996: 22]. О.С. Ахманова отмечает синонимичность терминов «фразеологизм», «фразеологическая единица» и «идиома» и предлагает следующую дефиницию: «словосочетание, в котором семантическая монолитность (цельность номинации) довлеет над структурной раздельностью составляющих его элементов (выделение признаков предмета подчинено его целостному обозначению)» [Ахманова, 1966: 503]. «Словосочетания, ставшие устойчивыми фразеологическими единицами, структурно сближаются со словами…» [Виноградов, 1986: 13] .

О.А. Корнилов полагает, что ФЕ – это «окно в дом «бытия духа народа»; там же, продолжая мысль, ученый пишет о том, что фразеологизм – это семантически связанные сочетания слов, воспроизводимые в постоянном виде в связи семантики и лексико-грамматического состава в речи [Корнилов, 2005: 8-9] .

В настоящем исследовании такой широкий подход к интерпретации фразеологических единиц, как предлагает О.С. Ахманова, «семантически монолитных», образных, структурно-неделимых, способных к воспроизведению словосочетаний», позволит, во-первых, опираясь на существующие классификации и языковые особенности ФЕ, сосредоточиться на выявлении национально-культурной специфики, а, во-вторых, обратить внимание на речевую реализацию ФЕ с компонентом-зоонимом в китайском и английском языках и отражение объективной реальности в сознании носителей данных этнокультур. А.П. Василенко пишет о том, что значение ФЕ, «состоящего из двух и более слов», представляет собой семантически неделимое, немотивированное значением входящих в него слов, которые являются компонентами ФЕ с «полной или частичной лексической опустошенностью» [Василенко, 2015: 13] .

Фразеологические единицы, как зеркало, отражающее самобытность и уникальность культуры, транслируют в настоящее наблюдения и мировосприятие предков. Лингвокультурология обращает внимание именно на ФЕ как культурно-маркированные единицы, легко идентифицирующиеся с определенной нацией, а, возможно, и имеющие в некоторых случаях черты разных народов, обусловленные общими моментами истории, одной религией или же сходным географическим положением. Имея в своей основе культурно-маркированный знак, фразеологическая единица служит знаком национального мировосприятия .

Типологическое изучение особенностей фразеологических единиц китайского и английского языков позволит нам в дальнейшем интерпретировать особенности функционирования зоонимов, а также изучить их коннотативные особенности во фразеологических единицах .

Итак, в следующих разделах акцент будет ставиться на описании китайских и английских фразеологических единиц, а также современном состоянии фразеологии как науки в Китае и Великобритании. Исследование фразеологии с позиций лингвокультурологии представляется необходимым для дальнейшего описания специфики ФЕ с компонентом-зоонимом .

1.1.1. Описание особенностей фразеологической системы китайского языка в современной лингвистике Знание фразеологических единиц в Китае является показателем образованного человека, в современных сериалах часто используется древняя народная мудрость, китайцы ценят, когда иностранцы употребляют идиомы в своей речи. Фразеологические единицы – это живые, яркие, загадочные колоритные кусочки древнего Китая в современном ритме мегаполиса .

Первая попытка систематизации и исследования ФЕ в Китае была предпринята в далеком 1915 году в словаре китайского языка «Цыхуэй» ( ), однако собственно научные изыскания в китайской лингвистической науке начинаются с 1950-х гг. прошлого столетия. Тем не менее до настоящего времени фразеология не выделяется в отдельную самостоятельную науку, ее рассматривают в рамках лексикологии и стилистики, а основной задачей является сбор и систематизация фразеологического фонда, словарная работа с опорой на знания и методы, накопленные в российской лингвистике. Несмотря на то, что фразеология в Китае находится в стадии своего становления, вопросы изучения ФЕ привлекали внимание многих ученых, из которых наиболее известны следующие: Вэнь Дуаньчжэн (), Ма Гофань (), Ни Баоюань ( ), Чжан Чжигуна ( ), Яо Пэнцы ( ). В отечественной синологии известны работы китаистов, которые рассматривали фразеологию китайского языка: И.В. Войцехович, В.И. Горелов, Н.Н. Коротков, Ю.Л.Кроль, А.М. Котов, А.А. Торопов, А.А. Хаматова и др .

Простое обыденное определение фразеологической единицы (в китайской терминологии ) находим в, самой популярной интернетэнциклопедии в Китае

– («ФЕ – это постоянно используемая фиксированная комбинация слов, семантически связанная, фонетически согласованная, является самостоятельной единицей языка, включает в себя ченъюи, пословицы и поговорки, недоговорки и идиоматические выражения») [, 2017] .

Обратим внимание, что в данном определении мы можем наблюдать явные параллели с мнениями отечественных ученых (Н.Ф.Алефиренко [2009], О.С.Ахмановой [1966], В.В. Виноградова [1986], Н.М. Шанского [1996]) и др .

В.И. Горелов, касаясь ФЕ китайского языка, пишет, что в современной китайской лингвистике используется термин ( shuyu) – «раздел языкознания, изучающий фразеологическую систему языка в ее современном состоянии и историческом развитии». Там же синолог подчеркивает, что «фразеология реализуется как в синхроническом, так и в диахроническом аспектах ее развития» [Горелов, 1984: 174].

Вообще термин shy, дословный перевод которого звучит как «готовое речение», используется для номинации устойчивых словосочетаний, ФЕ в общем смысле [Баранова, 1980:

504] .

Фразеологический фонд китайского языка разнообразен, и необходимо рассмотреть существующие классификации фразеологических единиц китайского языка, предложенные как учеными Китая, так и отечественными синологами.

Структурно-семантическая классификация выдвигается В.И.Гореловым:

1. «Фразеологизмы-словосочетания (фраземы)» делятся на:

1.1. sizige («фразеологические выражения») – это фразеологизмы, которые представляют собой сочетания четырех иероглифов-слов, которые в свою очередь обладают собственными значениями .

1.2. «Фразеологические сочетания» – ФЕ, в составе которых один из компонентов содержит слово, обусловливающее ФЕ .

2. «Фразеологизмы-предложения» – это ФЕ, похожие по своей форме на предложения, обладают устойчивой структурой и устоявшимся неизменяемым лексическим составом [Горелов, 1984: 175] .

Функционально-стилистическая классификация была также предложена В.И.

Гореловым, ее составляют фразеологические единицы, распределенные по отнесенности к стилям речи и выполняемым функциям:

ФЕ разговорного стиля;

ФЕ публицистического стиля;

ФЕ научно-технического стиля;

ФЕ официально-делового стиля;

служебные ФЕ [Горелов, 1984: 175] .

И.В. Войцехович приводит классификацию ФЕ, данную китайским ученым (Ма Гофанем), работы которого обладают особой значимостью для китайской фразеологии. Впервые взгляды Ма Гофаня были изложены в работе («Очерки по фразеологии»), там же он описывает классификацию, которая позже получила мировое признание .

Итак, были выделены семь разрядов ФЕ [Цитата по Войцехович, 2007: 17]:

1. сhngy (чэньюй – готовые речения),

2. sy (поговорки),

3. yny (пословицы),

4. xihuy (недоговорки – иносказания, речения с усекаемой концовкой),

5. gunyngy (привычные выражения),

6. jngy (крылатые слова),

7. gyn (афоризмы) .

Китайский лингвист Вэнь Дунчжэн выделяет два класса фразеологических единиц, базируя свое исследование на стилистике фразеологизмов. В первую группу он относит ФЕ разговорного стиля (пословицы) (недоговорки-иносказания) (привычные выражения) (просторечные ченъюи), объединяет их в большую группу (просторечных фразеологизмов\речений). Во второй группе он особо выделяет (изящные речения): ченъюи высокого стиля, сохранившие в своем составе вэньянь, древний китайский язык [Вэн Дуанчжэн, 2004: 58-71] .

Остановимся более подробно на каждом из вышеперечисленных видов ФЕ:

ченъюй – готовое выражение, считается самым главным в ряду китайских идиом. («Большой словарь ченъюев») насчитывает около 18 000 примеров (наиболее частотными являются около Ченъюи являются наиболее распространенными китайскими 3000) .

идиомами, характерные признаки – это четырехсложный состав и наличие архаичной лексики, источник происхождения – легенды и предания, а значение невыводимо из смысла отдельных слов [, 2000: 132-133] .

янюй (народное речение, поговорка) – выражение, широко распространенное и выражающее очевидный факт [Горелов, 1979: 43] .

сехоуюй (недоговорка-иносказание) – ФЕ, «двучленное речение», с четким разделением на две части, выражаемом интонацией и пунктуацией, существует изолированно, представляя собой законченное суждение, сопоставимое с предложением. Строится по форме загадка (иносказание) – раскрытие загадки [Прядохин, Прядохина, 2007: 10-11] .

гуаньюнъюй (привычные выражения), по мнению И.Р.Кожевникова, являются «устойчивыми словосочетаниями, построенными по нормам современного разговорного языка, функционально являющиеся членами предложения, обладающие обобщенным переноснообразным значением» [Кожевников, 2005: 110] .

(гуаньюнъюй) являются трудноклассифицируемыми ФЕ, И.Р.Кожевников полагает, что неразвитая морфология, а, как следствие, прозрачная внутренняя форма сложного слова, на основе традиционной иероглифики, отсутствие привычных пробелов между словами также являются причинами для неразличения «привычного выражения» и сложного слова с метафорическим значением [Кожевников, 2005: 11] .

Во всем многообразии ФЕ китайского языка ченьюи наиболее многочисленны. В «наивной языковой картине мира», т. е. в сознании обычного китайца, не обремененного специальными лингвистическими познаниями, именно чэнъюй, в первую очередь, и представляются ФЕ, а все прочие «неоднословные экспрессивные средства» [Завьялов, Ху, 2017: 123] .

В тоже время многие ученые (И.В. Войцехович, И.Р.Кожевников (Вань Илин)) отмечают, что ченъюи более относимы к книжному стилю, в то время как сыхоуюй и янюй к разговорному, однако данная градация не является четкой .

Следует отметить тот факт, что все разряды ФЕ взаимосвязаны и между ними не существует четкой границы, ситуация осложняется тем фактом, что в китайском языкознании до конца нет определенного понимания объема фразеологического фонда. Следовательно, дискуссионным остается вопрос о границах каждого из выделенных разрядов, в связи с этим особенно актуальной признается работа по составлению словарей. Окончательно не определена отнесенность многих ФЕ к тому или иному классу, следовательно, они находятся как бы на периферии между классами; существует проблема разграничения слов с метафорическим значением и собственно ФЕ. Современные процессы лексикализации фразеологических единиц также оставляют место для споров .

Рассмотрим другие основания для классификации ФЕ китайского языка .

Ма Лун в статье «Типы фразеологизмов в русском и китайском языках» приводит классификацию, выделяя в основе экспрессивностилистические свойства:

собственно-выразительные (неметафорические ФЕ);

1) ФЕ, в основе которых лежат яркие изобразительновыразительные средства (метафорические ФЕ) [Ма, 2011:203] .

Источники китайских ФЕ, которые часто становятся решающим аргументом в вопросе о классификации, а именно в вопросе отнесения ФЕ к тому или иному классу: это и легенды, и исторические предания, и поучительные истории, запечатленные в произведениях китайских философов древности, и классические произведения китайской литературы .

К классу заимствованных ФЕ ученый относит христианские и буддистские ФЕ, проникшие в Китай вместе с этими религиями [, 2011: 126] .

Китайские ученые, используя опыт советских и российских филологов в области исследования фразеологии русского языка, успешно переносят знания и методы на свой родной язык. Например, сопоставительный анализ фразеологических единиц русского и китайского языка в функционально-параметрическом аспекте [Чжан, 2012], изучение ФЕ с соматическими компонентами [Ге, 2017], рассматриваются в сопоставительном аспекте отдельные части речи, такие как числительные во ФЕ [Цай, 2007], изучается безэквивалентная лексика и фразеология [Цзян, 1995] .

Кроме того, большая работа проводится по составлению фразеологических словарей каждого из разрядов идиом. Так, был составлен (Большой словарь чэнъюев) [Ван, 1994], коллективом авторов (Шэнь Цзюнь, Ма Ханьминь) был опубликован (Большой сборник китайских фразеологизмов) [Шэнь, Ма, 1990], где рассматривается происхождение ФЕ, что очень важно для китайской фразеологии, так как многие идиомы имеют свою историю, конкретный источник, чаще всего классические произведения. Кроме монолингвальных, создаются двуязычные словари, так, М.Г. Прядохин и Л.И. Прядохина опубликовали «Краткий словарь недоговорокиносказаний современного китайского языка[Прядохин, Прядохина, 2007], И.Р. Кожевников составил (Словарь привычных выражений современного китайского языка) [Кожевников, 2005], в котором было собрано около 1000 фразеологических единиц, Е Фанлей был издан («Русско-китайский словарь пословиц и поговорок») [Е, 2005], в котором более чем к 3000 русским ФЕ подобраны китайские эквиваленты .

Итак, подводя краткий итог особенностям изучения фразеологии в китайском языке, отмечаем, что в китайском языке представлены несколько классов фразеологизмов, которые характеризуются функциональностилистическими, структурно-семантическими особенностями, эмоционально-экспрессивными чертами .

Рассмотрев особенности фразеологической системы китайского языка, мы переходим к английскому языку, так как сопоставительное исследование поможет выделить нам релевантные аспекты для дальнейшей работы .

1.1.2. Особенности исследования фразеологических единиц английского языка в трудах отечественных и зарубежных ученых Нельзя говорить о выделении фразеологии в самостоятельную науку в английской лингвистике также как и в китайской. Проблемы рассматриваются в работах по семантике и грамматике, учебниках английского как иностранного языка, а также в предисловиях к фразеологическим словарям. Яркими примерами подобных работ могут служить, в частности, оксфордские словари «Oxford Dictionary of English Idioms» («Оксфордский словарь английской фразеологии») под редакцией 2004] и «Oxford Judith Siefring [Siefring, Dictionary of Proverbs»

(«Оксфордский словарь пословиц»), под авторством Jennifer Speake, в котором представлено более 1100 широко распространенных пословиц английского языка [Speake, 2008] .

Следует отметить, что в отечественной языковедческой традиции исследователи часто используют термин phraseological unit, введенный советскими лингвистами, в то время как в английской традиции наблюдается использование лексемы idiom, что мы могли заметить в названиях словарей, приведенных выше. Уточним понимание дефиниций idiom и phraseology в английской лингвистической традиции .

«Longman English Dictionary» определяет: «idiom is a group of words that has a special meaning that is different from the ordinary meaning of each separate word» [Longman, 2017]. («Идиома – группа слов, которые обладают особым значением, отличным от значения каждого отдельного слова»). «Idiom as an expression whose meaning is not formed by the composition of the meanings of the constituent words». («Идиома – это выражение, значение которого не выводимо из составляющих его слов») [Cacciari, Tabossi, 1993:

33]. Как видим из приведенных определений, понимание проблемы близко к отечественным толкованиям термина ФЕ .

Фразеология же в английском языке как термин интерпретируется в другом ключе, отличном от понимания отечественных лингвистов:

Phraseology is the way that words and phrases are chosen and used in a particular language or subject [Longman, 2017]. – «Фразеология – это способ, в соответствии с которым слова и фразы выбираются и используются в определенном языке или предмете речи» [Longman, 2017] .

Таким образом, по нашему мнению, термины idiom в английском языке и в китайском используются для наименования семантически неделимых устойчивых выражений, обладающих значением, невыводимым из семантики его компонентов, что эквивалентно термину отечественной лингвистической традиции фразеологическая единица .

Среди исследований, посвященных проблемам фразеологии, прежде всего, выделяется работа Л.П. Смита «Words and Idioms Studies in the English Language», которую можно признать одной из первых научных разработок проблем идиоматики в английском языке, где был осуществлен общий обзор явления фразеологии, предпринята попытка поиска некоей универсалии образования фразеологизмов [Smith, 1925]. Исследование У. Дж. Болла «Colloquial опубликованное в 1958 году, было попыткой idioms», рассмотрения употребления обычных слов в необычном контексте [Ball, 1958] .

В настоящее время проблемы английской фразеологии рассматриваются с практической точки зрения в работах по методике обучения языку. Так, в работе «Idioms: Processing, Structure, and («Фразеологические единицы: сущность, структура и Interpretation»

интерпретация») описаны существующие точки зрения на терминологию и классификацию английских ФЕ, а также предлагаются методы практического применения для обучения студентов английскому языку как иностранному [Cacciari, Tabossi, 1993], в отдельных работах по прагматике рассматривают различие между устойчивыми выражениями и собственно фразеологизмами [Espinal, Jaume, 2010], в когнитивной лингвистике исследуют структуру фразеологизмов, приводят их типологию [Green, Evans, 2006], с позиции корпусной лингвистики и лексикологии написана работа «Fixed Expressions and Idioms in English: A Corpus-based Approach» («Устойчивые выражения и фразеологизмы в английском: корпусный подход») [Moon, 1998], с позиции психолингвистики рассматриваются ФЕ в работе «Idioms: structural and Psychological Perspectives» («Фразеологические единицы с точки зрения структурного и психологического подходов») [Everaert, 1995] .

В отечественном языкознании пристальное внимание уделяется исследованиям английского фразеологического фонда. А.В. Кунин в учебном пособии «Курс фразеологии современного английского языка»

рассматривает английскую фразеологию в целом [Кунин, 1996], обобщение теории английской фразеологии представлено в работе Н.Н. Амосовой [Амосова, 1963]. Лингвисты исследуют английский язык в сравнении с другими языками [Аюпова, 2010]; рассматривают лингвокультурологические проблемы, психолингвистические аспекты процессов фразеологической метафоризации [Самаркина, 2010], [Кожанова, 2001]; выявляют аксиологические особенности английской фразеологической системы [Гуай, 2009] .

Как в отечественной, так и в зарубежной лингвистике предлагаются различные классификации по самым разнообразным признакам:

происхождение, экспрессивность, звуковая организация. Например, Л. Смит распределил идиомы согласно определенным занятиям людей: моряков, солдат и т.д. [Smith, 1925], была предложена классификация по частям речи и их комбинациям, входящим во ФЕ [Makkai, 1972: 191-330] .

Чарльз Филмор с позиций когнитивной лингвистики распределяет идиомы английского языка на три категории по степени их фразеологической воспроизводимости и членимости на отдельные сегменты: unfamiliar pieces unfamiliarly arranged (собственно пословицы), familiar pieces unfamiliarly arranged (фразеологические единства), familiar pieces familiarly arranged (фразеологические выражения) [цитата по Croft, Cruse, 2003: 236] .

А.В. Кунин предлагает классификацию ФЕ по происхождению, выделяя «прототипы фразеологических единиц»: речевые, языковые, внеязыковые и смешанные, а по внутренней форме – простые и сложные .

Под сложной формой подразумеваются фразеологические единицы речевые и языковые, а под сложной – внеязыковые и смешанные [Кунин, 1996: 87] .

А.И.

Смирницкий в качестве основополагающего критерия использует коннотацию и разделяет фразеологический фонд английского языка на две группы:

эмоционально маркированные ФЕ;

стилистически нейтральные ФЕ [Смирницкий, 1978: 156] .

По источникам происхождения фразеологические единицы современного английского языка, как указывал А.В.

Кунин, разделены на 4 группы:

1. Исконно английские .

2. Межъязыковые заимствования (заимствованные из других языков путем перевода) .

3. Внутриязыковые заимствования, например, из американского варианта английского языка .

4. ФЕ, заимствованные в иноязычной форме [Кунин,1996: 250] .

Критерием классификации, по мнению А.В.

Кунина, может служить принадлежность основного компонента к определенной части речи, впоследствии данный подход получил название структурно-семантического, согласно которому выделяются следующие классы:

субстантивные, адъективные, адвербиальные, предложные, глагольные, междометные, модальные, коммуникативные [Кунин,1996] .

Антропоцентрическая парадигма современного этапа развития языкознания сосредоточивает внимание ученых на характеризации человека с помощью ФЕ; так, С.В.

Люкина предложила антропоцентрический критерий классификации:

профессиональная, религиозная, социальная и др .

принадлежность субъекта;

внутреннее состояние субъекта;

черты характера, поведения, деятельности субъекта;

происхождение;

возраст;

межличностные отношения;

физическое воздействие;

явления, объекты действительности;

знаково-символическое отображение явления;

топонимы;

ФЕ с локальным значением;

явления природы;

продукты питания;

материальные объекты;

термины;

ФЕ индивидуальной направленности [Люкина, 2004: 2-4] .

О.А. Титова в работе, посвященной ФЕ-антропонимам оценочного характера в английском языке, опираясь на экстралингвистические параметры внешних и внутренних качеств человека, предлагает разграничить

ФЕ по нижеприведенным группам:

репрезентанты внешних и возрастных характеристик;

социально-экономический статус;

профессиональная принадлежность;

этническая принадлежность и место жительства [Титова, 2011] .

О.А.

Титова там же пишет, что, взяв за основу психологический критерий, можно выделить репрезентанты:

ментально-психических характеристик;

психологических черт;

морально-нравственных характеристик [Титова, 2011, 3] .

Таким образом, исследователи по-разному определяют критерии и объем материала, исходя из целей и задач каждой отдельной работы, с опорой на накопленный опыт. Несмотря на проявляемый интерес и актуальность исследований английской фразеологической системы, многие вопросы остаются дискуссионными. Учеными не выработано единого принципа классификации фразеологических единиц современного английского языка, английская фразеология не выделена в самостоятельную науку и не определен объем материала, который бесспорно можно было бы включать во фразеологический фонд языка .

Как в китайском, так и в английском языках существенную нишу в языке занимают фразеологические единицы, благодаря коннотативной составляющей, ФЕ являются теми элементами, которые обладают широкой метафорической образностью. Использование фразеологизмов в речи делает ее яркой, живой и образной. Типологическое описание ФЕ в китайском и английском языках представляет интерес для науки, поскольку в прикладном аспекте позволяет решить проблемы качества перевода, лексической, семантической и стилистической сочетаемости слов, а также вопросы этимологии и синтаксиса, интерпретировать для понимания литературные нормы использования фразеологических единиц, что, несомненно, облегчит коммуникацию с носителями китайского и английского языков .

Итак, подводя итог сказанному в данном разделе, отметим, что поскольку связь между языком и культурой предстает вполне очевидной, на наш взгляд, наиболее перспективным с точки зрения будущего исследования предстает типологическое изучение национально-культурных особенностей структуры китайской и английской фразеологических систем, опираясь на группу фразеологических единиц с компонентом-зоонимом .

Обращаясь к исследованию фразеологических единиц, исследователи раскрывают национально-культурную семантику и ассоциативно-образные аспекты интерпретации действительности, соотнесенные с культурными эталонами этноса. Изучение национально-культурной специфики ФЕ позволит выявить лингвокультурологические особенности и общие черты фразеологических единиц в двух таких непохожих друг на друга, на первый взгляд, культурах Китая и Великобритании .

В следующем параграфе обратимся к описанию собственно явления зоонимии с целью определения принципиальных терминологических основ настоящего исследования и уточнения соотношения понятий зооним, зоологизм, зооморфизм, зооморф, зоосемизм, анималистический компонент, анимализм, зоонимный компонент и зоонимический компонент .

1.2. Базовые принципы и основные проблемы исследования зоонимов

Люди и животные живут рядом друг с другом, мы – соседи, нас связывает окружающий мир реальности и иллюзии человеческого сознания .

Очевидно, что такие взаимоотношения, являясь непростым и уникальным явлением, имеют свое лингвистическое отражение. Лексико-семантическая группа, включающая названия животных, важнейший фрагмент понятийного пространства, выступающая в качестве лингвокультурологического репрезентанта, своеобразной призмы, национального мировосприятия и ментальности. В.Н. Телия в работе «Культурно-национальные коннотации фразеологизмов» подчеркивает, что названия животных, как номинативные единицы языка, «прямо или косвенно, через их культурные коннотации, связаны с духовной и материальной культурой народа» [Телия, 1993: 313] .

В.М. Мокиенко подчеркивает, что компоненты-зоонимы одни из наиболее национально-маркированных, им свойственна универсальность, с одной стороны, и образная индивидуальность и локальность, с другой [Мокиенко, 2007, 58] .

В каменном веке, когда анимализм был основой мировоззрения людей, звери обладали сверхъестественной силой, они были священными, тотемными. Около 10 тысяч лет назад животные были одомашнены и стали «друзьями» первобытного человека. Предания, мифы, легенды, сказания и устойчивые выражения дают нам представление о том, как, наблюдая за животными, люди сравнивали их повадки с качествами человека, объясняли существующий порядок вещей. Таким образом, те мыслительные конструкции и ассоциативные связи, которые сложились в древности, оказывают достаточно сильное влияние на современных людей, обусловливая коммуникативную важность и национально-специфичные коннотации названий животных – зоонимов .

Изучение названий животных и фразеологических единиц с компонентом-зоонимом позволяет выделить важные ценностные ориентиры каждого народа. Как отмечал Ж. Багана, «метафорические и метонимические переносы в составе ФЕ возникают на основе реально существующих предметов и являются эвристически значимыми, т.к. они наиболее ярко отражают несовпадение представлений об окружающем мире у различных народов» [Багана, 2016: 42]. Необходимо отметить, что наименования животных в разных языках содержат разные качества и характеристики, вызывают различные ассоциации. И.В. Куражова считает, что этот факт свидетельствует об индивидуальности образного мышления конкретного народа, являет собой сложный ассоциативно-психологический процесс, а также говорит о различиях в ценностной картине мира различных этносов [Куражова, 2007: 15]. С этой точки зрения зоонимы выступают, с одной стороны, как элементы культуры, с другой стороны, – как элементы языка. Итак, они могут быть объектом лингвокультурологического исследования .

Действительно, с опорой на фразеологический фонд языка, конкретно на ФЕ с компонентом-зоонимом, появляется возможность исследования национально-культурной специфики названий животных и выявления теоретически общих и национально-специфичных культурных коннотаций данных номинативных единиц. В связи с разветвленностью семантической структуры, высоким фразообразовательным потенциалом и усложненностью ассоциативных признаков, зоонимы представляют особый интерес для исследования в русле лингвокультурологии [Николаева, 1996: 98] .

Двойственность зоонимов как знаков языка для человека, владеющего языком, очевидна, поскольку одновременно он обладает познаниями и в культуре, соответственно, языковые знаки, которыми он пользуется, отражают культуру, служат основным инструментом представления национально-культурной специфики, концептуализации картины мира .

Таким образом, в зоонимах определенным образом кодируются понятные в определенном языковом сообществе культурные смыслы. Это и есть проявление национально-культурной специфики человеческого восприятия действительности, которую каждый народ фиксировал в своей языковой картине мира с древнейших времен .

Помимо антропоморфического значения зоонимы обладают категорией одушевленности. Ещ в далеком 1969 году О.Г. Ревзина отмечает тот факт, что с классом личных производных слов тесно связан и общим значением одушевлнности, и благодаря словообразовательным особенностям также класс дериватов-зоонимов [Ревзина, 1969: 10] .

Пристальное внимание к изучению лексико-семантической группы животных, их важное значение в человеческом сообществе привело к появлению различных терминов, использующихся для номинации данного языкового явления. Анализ теоретических источников выявил смешение сфер употребления, а также отсутствие единого подхода к критериям номинации данной лексико-семантической группы в связи с обширностью фактического материала исследования. В отношении наименований животных исследователями применяются различные термины: зооним, зоологизм, зооморфизм, зооморф, зоосемизм, анималистический компонент, анимализм, зоонимный компонент и зоонимический компонент, зооморфный образ, зоонимосодержащая лексема, зоохарактеристика, зооморфические элементы. В данном разделе мы рассмотрим различные лингвистические подходы к дефиниции многоаспектного явления зоонимии и определим релевантный для нашего исследования подход .

А.А. Киприянова использует термин «зоосемизм», по мнению ученого, это «родовидовая сверхобщность», в которой главным аспектом разграничения данной лексико-семантической группы является метафоричность значения. Обусловленная коннотативным аспектом метафора нивелирует номенклатурное значение, относящее наименования животных к терминам, в данных условиях зоосемизмы широко употребляются в быту, литературе и фразеологии [Киприянова, 1999: 260По мнению Т.В. Хахалкиной, зоонимы, анимализмы, зоологическая лексика – эквивалентные термины, обозначающие прямое номинативное название животных. Однако она отграничивает зоосемизмы, в другой терминологии зооморфизмы, которые используются метафорически и обладают определенным коннотативным значением, характеризующим людей [Хахалкина, 2002: 2] .

Венгерская исследовательница А. Дэнги считает, что в понятие «анимализм» входят существительное (название животного) или же производное от него прилагательное. В состав анимализмов А. Дэнги не включает слова, описывающие части тела, повадки, особенности животных .

По мнению А. Дэнги, данные лексические единицы не содержат в себе анималистического значения, однако, несмотря на это, связаны с повадками и жизнью зверей [Дэнги, 2002: 3] .

И.А. Курбанов отмечает, что анимализм – широкое понятие, включающее нижеперечисленные термины в связи с общностью их происхождения: зоонимы, зооморфизмы или зоосемизмы. Зоонимы, а также зоологическая лексика, являются синонимами и, по мнению исследователя, прямо номинируют животных. К зооморфизмам или же зоосемизмам относятся названия животных, используемые в переносном значении, реализуемом в составе ФЕ для характеристики явлений и людей [Курбанов, 2000, 1] .

Термин «зооморфизм» употребляется рядом ученых для обозначения внутрисловной метафоры, основанием которой является «свойство, наличествующее у животного (или приписываемое ему языковым сознанием) и представляемое как характеристика некоторого иного референта» [Литвин, 2007: 141] .

Зооморф, по мнению Р.А. Карам, является морфемой, которая содержит сему «имеющий отношение к животному миру» [Карам, 2010: 8] .

В диссертационной работе китайского ученого Чжэн Инкуэя зооним выступает в качестве родо-видового названия животного, что мы называем термином зоолексема. По мнению исследователя, это слово, которое в первоначальном смысле номинирует зверя, при совпадении с зоонимом в толковом словаре является эквивалентной единицей. Зоонимосодержащая лексема представляет собой производный многозначный лексикосемантический вариант зоонима [Чжэн, 2001: 131] .

Зооморфным образом (зообразом) называют всю систему ассоциаций, связанную у носителей языка с представлением о данном животном в проекции на человека, в то время как под зоохарактеристикой понимается то переносное значение, которое фиксируется словарями в соответствующих статьях. Зообраз шире по смысловому объему, чем зоохарактеристика [Гутман, Литвин, 1977: 151] .

Под зоосемизмом подразумевается прямое номинативное значение зоонима [Литвин, 1975: 20]. О.Б. Абакумова включает в понятие «Животные»

птиц, рыб и насекомых, разграничивает зоосемизмы и зооморфизмы. К зоосемизмам относят существительные в прямом номинативном значении и зооморфизмы названия животного, в предикативно-характеризующем значении, используемом для характеристики кого-либо [Абакумова, 1994, 3] .

Термин зооним впервые появляется в научной литературе в 60-х гг .

прошлого столетия, его происхождение греческое ( — животное + — имя). Одна из наиболее ранних трактовок предложена Н.В. Подольской в словаре русской ономастической терминологии, под зоонимом понимается кличка животных, присвоенная людьми, последовательность символов [Подольская, 1978: 58] .

О.В. Лаврова под зоонимами понимала лексико-семантические варианты слов, выступающие в качестве родовых названий животных .

Например: bear, fox, wolf, dog, cat. Это же значение имеют слова и словосочетания «зоонимная лексика», «анималистическая лексика», «анимализмы» [Лаврова, 2009: 121] .

И.В. Куражова также считает, что зоонимы относятся к собственно названиям животных в прямом обыденном значении. Она пишет, что зоонимы – как отдельные лексические единицы и как компоненты устойчивых выражений – широко представлены во всех языках мира и относятся к одним из самых древнейших и распространенных [Куражова, 2007: 3] .

В современных исследованиях предпринимаются активные попытки построения иерархии терминов, связанных с лексико-семантической группой «животные», уточнения объемов понятий. Н.В. Солнцева соблюдает следующий порядок в использовании терминов: анимализмы – наименования животных и производные от них лексемы; зоосемизмы, зоонимы, зоологизмы

– обыденная номинация зверей; зооморфические элементы, зооморфизмы, зоообразы, зоохарактеристики, антропонимы зоонимического типа – это метафорическое наименование, используемое для характеристики людей и явлений [цитата по Багана, Михайлова, 2011: 87] .

В работах ученых также встречаются термины «зоонимная лексика/компонент» и «зоонимическая лексика/компонент» .

Термин «зоонимная лексика», по мнению Н.А. Скитиной, синонимичен зоонимам, включающим в себя как прямые номинативные значения, так и метафорические образы [Скитина, 2007: 5]. Термин «зоонимическая лексика» пользуется популярностью у лингвистов, которые используют его в качестве синонима [Тишкина, 2008], [Жаринова, 2006] .

Таким образом, наличие различных точек зрения, различной терминологии, попыток ее осмысления и интерпретации свидетельствует об актуальности данной темы исследования, особенно в сопоставительном аспекте, статус зоонимной лексики до сих пор вызывает противоречивые взгляды в научном сообществе. Ж. Багана считает, что многие термины являются взаимозаменяемыми, синонимичными, однако в дальнейшем ученые придут к унифицированным дефинициям [Багана, 2010: 16] .

Рассмотрев различные точки зрения, а также дефиниции различных терминов «зооним», «зоологизм», «зооморфизм», «зооморф», «анималистический компонент», мы считаем термин «зооним» наиболее емким для данной лексической области. Итак, собственно термин зооним трактуется большинством ученых двояко. С одной стороны, зооним – это кличка животного, имя собственное. Например, Кошка Сашка, Корова Мурка, Пес Шарик. С другой стороны, зооним – это имя нарицательное, родовидовое наименование: кошка, собака, лиса (cat, dog, fox\) и т.д .

В нашей работе мы будем придерживаться точки зрения О.В.Галимовой и использовать следующее определение, предложенное в ее работе «Этнокультурная специфика зоонимической лексики, характеризующей человека (на материале русского и немецкого языков)»:

«Зооним – это «лексико-семантический вариант слова, выступающий в качестве родового названия животного, и метафоричное именование при анализе лексики с точки зрения характеристики человека» [Галимова, 2004:

12] .

Таким образом, «зооним» рассматривается как термин, выражающий широкое понятие, в которое входят слова, являющиеся родо-видовыми наименованиями животных, нами были включены названия домашних животных, домашних питомцев, диких зверей, птиц домашних и диких, грызунов, пресмыкающихся и земноводных, а также мифологические животные. Зоосемизм, зоологизм, являясь тождественными терминами, обозначают названия животных, используемые не для первичной номинации, а для характеристики человека или другого явления в переносном значении, поэтому в данной работе мы к ним не прибегаем в связи с тем, что целью нашей работы является изучение национально-культурной специфики ФЕ с компонентом-зоонимом не только в их аллегорическом значении, но и в прямом семантическом значении. Зооморфизм – это морфема, часть сложного слова, имеющая отношение к животному. Термин анималистический компонент наиболее обширный, он детерминирует весь мир фауны, включает в себя и орнитонимы, и энтомонимы, что не входит в круг нашего исследования, поскольку мы выбирали наземных и позвоночных животных, кроме того, включает в себя и метафорическую интерпретацию, вторичное значение .

Рассматривая особенности зоонимов, невозможно обойти вниманием вопрос номинации отдельных групп животных, а именно птиц, рыб, насекомых. И.В. Чекулай справедливо полагает, что, используя научную терминологию, можно говорить об орнитонимах (птицах), энтомонимах (насекомых), ихтионимах (рыбах) [Чекулай, Прохорова 2016: 163]. Тем не менее в настоящем диссертационном исследовании мы не будем использовать данную терминологию, поскольку, по нашему мнению, ее использование обосновано в случае исследования отдельных видов зоонимов .

Например, О.Б. Симакова занималась рассмотрением лексико-семантической группы орнитонимов (наименований птиц) на материале русского и французского языков [Симакова, 2003]. Есть отдельные работы по изучению ихтионимов [Халюков, 2008], [Березовская, 2006] и этномонимов в качестве опыта составления словаря [Арапова, 2000], но в целом эта область языкознания требует дальнейшего исследования .

В нашем исследовании основное внимание сосредоточено на оппозиции (домашние/дикие/мифологические), о чем мы будем говорить ниже, в связи с чем использование наименования отдельных групп животных представляется нецелесообразным .

В работах отечественных и зарубежных ученых изучаются разнообразные аспекты зоонимной лексики. Все исследования имеют определенную ценность для изучения такого интересного явления, как зоонимия .

Р.А. Карам, рассматривая зоолексику русского языка, выявляет лингвистические основы разграничения состава, типов зоологических слов и терминологических обозначений разрядов этой лексики [Карам, 2010] .

С.Р.Тлехатук исследует роль зоонимов в формировании языковой картины мира носителей русского и адыгейского языков [Тлехатук, 2001] .

Э.Л.Таукова провела сопоставительный анализ и, как следствие, построила системы межъязыковых фразеологических эквивалентов с учетом всех макрокомпонентов семантической структуры ФЕ, а также прагматического и культурологического содержания зоонимических фразеологических единиц русского и английского языков [Таукова, 2004]. В работе О.В. Лавровой рассматриваются варианты и приемы обучения русской анималистической лексике китайских студентов-филологов в аспекте межкультурной коммуникации [Лаврова, 2009] .

Зарубежные ученые, в свою очередь, проявляют научный интерес к теме функционирования зоонимной лексики в различных сферах. В китайской терминологии (dongwu ciyu), в английской – animal idioms становятся предметом изучения с различных точек зрения. В частности, изучаются (dongwuchengyu) и animal idioms – фразеологические единицы с компонентом-зоонимом .

Например, диссертация венгерского лингвиста А. Дэнги касается изучения ФЕ с анималистическим компонентом в русском языке с позиции носителя венгерского языка. Исследовательница установила, что системы образных представлений, сложившиеся у двух национально-языковых коллективов, говорящих на русском и венгерском языках, имеют немало общего в связи с образами животных и представлены зооморфными характеристиками [Дэнги, 2002] .

В Китае интерес к фразеологическим единицам с компонентомзоонимом чрезвычайно широк. Китайские ученые для своих исследований выбирают не только собственно китайский язык, но также рассматривают родной язык через призму родного. Так, темой диссертационного исследования Чжэн Инкуйа стало комплексное рассмотрение русских зоонимных единиц с позиции носителя китайского языка [Чжэн, 2002]. Хао Хуэйминь рассматривает фразеообразующий потенциал зоонимической лексики в русском и китайском языках [Хао, 2009], Ян Илин из г. Тайбэй провела сопоставительный анализ русских и китайских фразеологических единиц с зоонимами [Ян, 2003]. Су Юлин проводит когнитивное исследование метафорических особенностей китайских и английских зоонимов [Су, 2008] .

Не оставляли своим вниманием Поднебесную отечественные синологи, например, в книге «Россия – Китай: этнокультурная специфика речевого общения» описаны лексико-грамматические проявления этнокультурной специфики речевого общения носителей русского и китайского языков на примере зоонимов [Коновалова, 2014] .

Фразеологические единицы эмотивной семантики с компонентомзоонимом в сравнении с аварским языком рассматриваются в работе П.А.Абдулкаримовой [Абдулкаримова, 2012]. Ю.А. Инчина в трехсторонней языковой ситуации анализирует специфику зоонимов во фразеологических единицах русского, английского и немецкого языков [Инчина, 2002]. На материале анималистической фразеологии английского языка Э.М. Кокова рассматривает функционально-параметрическое изображение [Кокова, 2005] .

Работы китайских исследователей касаются сопоставления английских и китайских фразеологизмов с компонентом-зоонимом. Так, Ма Тэчуань в статье «Cause Analysis of Different Culture Image in English and Chinese Animal Idiom» («Анализ культурных образов в английских и китайских анималистических компонентах») обращается к сравнению и лингвокультурному аспекту зоонимов, а также к особенностям их изучения и перевода [Ма, 2015]. (Сунь Шуйбинь) рассматривает особенности китайских и тайских ФЕ с компонентом-зоонимом с точки зрения компоративной лингвистики [, 2008]. Особенности перевода идиом с названиями животных стали предметом работы Ли Чжан и Ли Шань Шань «The Translation of English Animal Idioms from the Perspective of Intercultural («Перевод английских ФЕ с анималистическим Communication»

компонентом с позиции межкультурной коммуникации») [Ли, Ли, 2016] .

Таким образом, несмотря на большое количество работ, посвящнных зоонимам, ни одно исследование до сих пор не включало в себя систематического изучения уникальных и специфических черт и инвентаризации всех классов зоонимов в современном китайском и английском языках. В процессе анализа теоретического материала стала очевидной проблема отсутствия единой и общепринятой терминологии, а, как следствие, вопрос необходимости уточнения соотношения объемов понятий остается актуальным в современной лингвистической науке .

В следующем параграфе обратимся к структурно-семантической классификации фразеологизмов с компонентом-зоонимом в китайском и английском языках, поскольку особенности культурно-исторического развития национального языка отражены именно во фразеологической метафоре зооморфного характера (идиомах, пословицах, поговорках), как было выяснено нами ранее. В избранном аспекте китайская и английская зоонимная лексика ранее не рассматривалась .

1.3. Вторичная семантика зоонимов как индикатор категории коннотативности Одним из важных вопросов в лингвистике остается проблема многомерности языка, а именно проблема полисемии. Описание значения слова с точки зрения его многозначности обусловлено необходимостью понимания семантики слова в национально-культурном аспекте. Данная точка зрения учитывает все многообразие и многогранность лексемы в языке, опираясь на роль языка в формировании национального мировоззрения .

В.В.Виноградов пишет, что «внутренняя форма слова» не совпадает со значением слова, хотя она и помогает интерпертировать «идеологию и мифологию языка» … «образов и представлений», рекуррентных в данном этносе. [Виноградов, 1986: 20] .

Абсолютно определенно, что каждое слово заключает в своем фонемном составе то представление и образ мира, которые сложились у определенной нации. Проблемой исследования лексических значений зоонимов занимались авторитетные ученые (Амосова Н.Н.[1963], Апресян Ю.Д. [1995], Семина О.Ю.[2008], Печаткина О.В. [2010], Шмелев Д.Н .

[1977]) .

В задачи настоящей работы не входит описание собственно явления полисемии, однако для описания и идентификации компонентов-зоонимов в составе фразеологических единиц целесообразно рассматривать два вида лексического значения – «первичное» и «вторичное». Данная точка зрения была выдвинута в работе О.Ю. Семиной [Семина, 2008]. В таком ключе на первый план выходит вопрос о том, что во фразеологических единицах, особенно в китайском языке, семантика зоонима является переосмысленной, во-первых, под влиянием других компонентов, а, во-вторых, благодаря многовековой истории, поскольку формирование семантики ФЕ, видимо, совпало с моментом начала осознанного ведения домашнего хозяйства .

Частота использования зоонимов во фразеологизмах связана с длительным периодом развития ассоциативных связей .

Когда речь идет о такой сложной области, как лингвистическое значение, то прежде всего следует обратить внимание на широкое определение понятия. Итак, в словаре О.С. Ахмановой находим следующую дефиницию, гласящую, что отображение явления действительности, ставшее элементом языка и сознания, реализованное в языке конвенционально закрепленным звучанием, является лексическим значением слова [Ахманова, 1966: 155] .

Д.Н. Шмелев предлагает дефиницию термина «лексическое значение слова» определять как «соотнесенность слова с соответствующим понятием (что составляет ядро лексического значения слова), его местом в лексической системе языка (т. е. различными связями данного слова с другими словами)»

[Шмелев, 1977: 58] .

Таким образом, представляется логичным определить дефиницию термина «вторичного значения» в применении к явлению зоонимии, как термина, релевантного для нашего исследования, а также описать возможные пути исследования, вторичного значения зоонима .

Для нашего исследования релевантным является разграничение вторичного и первичного значения у зоонима, поскольку в составе ФЕ зоонимы являются компонентом, который зависит от других составных частей и подвергнут переосмыслению в контексте истории и культуры. Для описания дихотомии «первичное» – «вторичное» значение в современной лингвистике сложилась следующая терминология «исходное\призводное», «прямое\переносное», «центральное\перефирийное» .

В словаре О.С. Ахмановой находим, что первичное лексическое значение, как собственно следует из названия «original (primitive) meaning»

исходное, первоначальное значение, там же вторичное лексическое значение, «secondary meaning», не основное, производное значение, переносное значение [Ахманова, 1966: 157] .

Как известно, первичное лексическое значение указывается в словарной статье на первом месте. Вторичное лексическое значение обусловлено «человеческим фактором», поскольку именно посредством языка человек интерпретирует и оценивает окружающую действительность .

Образное восприятие мира, ассоциативность человеческого мышления реализуются во вторичном лексическом значении .

Тем не менее не следует путать явления полисемии и омонимии, не всякое вторичное значение может являться переносным, кроме того, язык является развивающейся системой и соотношение первичного и вторичного значения со временем может меняться. Как справедливо отмечает советский ученый Д.Н. Шмелев, контекст и ситуация определяют смысл слова [Шмелев, 1977: 112] .

О.Ю. Семина отмечает, что образная основа фразеологических единиц переосмысляется настолько, что поиск истоков значения с участием реального животного с современной точки зрения представляется бесполезным, происходит интеграция семантики зоонима в структуру фразеологической единицы, остаются лишь ассоциативные признаки лексемы, присущие тому или иному национально-культурному мировоззрению [Семина, 2008: 38-39]. Фразеологические единицы как метафоры относятся к ситуациям, действиям, или событиям, они олицетворяют их… Чаще всего прямое значение ФЕ тесно связано с метафорическим значением ФЕ и используются как сопоставимые выражения [Glucksberg, McGlone,2001: 72] .

Н.Н. Амосова пишет, что английский язык, как язык аналитического типа, имеет лимитированный состав средств морфологического формообразования, что является причиной множества онимов: одно слово «заряжено» многими лексическими потенциями [Амосова,1963: 89]. Такой же вывод мы можем сделать в отношении китайского языка, поскольку китайский язык относится к изолирующему типу, стремящиеся к нулевому значению морфологические маркеры обусловливают широкий потенциал для омонимичности. Метафоры в китайском языке являются «важным механизмом» формирования ФЕ [, 2008: 12]. Наиболее же продуктивным, по мнению Сюй Сяолэя, является сопоставление[, 2008: 47]. Так, например, в китайском языке дракон – символ доброго начала и часто противопоставляется тигру, в английском же языке мы не наблюдаем данного контекста .

Сужая аспект исследования вторичного лексического значения зоонимов, обратимся к собственно исследованиям вторичной семантики зоонимов. В работе О.Ю. Семиной «Вторичные значения зоонимов русского и английского языков (на материале национальных корпусов)» приводится положение о том, что в числе вторичных значений необходимо рассматривать не только фразеологические, но и лексически связанные значения. Роль лексически связанного значения выходит на первый план в микроконтексте с «лексемами-спутниками», являющимися условиями реализации вторичного связанного значения [Семина, 2008: 34] .

Существуют различные подходы к описанию значения слова .

Ж.И.Фридман, суммируя накопленный опыт исследований, отмечает наиболее значимые:

Ассоциатиный подход (анализ значения как достояния 1 .

индивидуума);

Параметрический подход (значение слова может быть разложено 2 .

на параметры, по степени важности для носителей языка);

Признаковый подход (разложение значения слова через 3 .

совокупность признаков: качество, действие и т.д.);

Прототипный подход (выявление прототипов, релевантных для 4 .

носителей языка);

Ситуационный подход (описание значения через его реализацию 5 .

в контексте) [Фридман, 2006: 39-41] .

Исследования вторичного лексического значения слова, метафор, обусловленных национально-культурной спецификой, занимались зарубежные ученые. G. Lakoff пишет, что метафоры основаны на «физическом и культурном опыте» … тем не менее метафоры различаются от культуре к культуре. [Lakoff, 2003: 15]. Метонимия, которая основана на смежности понятий, является одним из способов переосмысления действительности [, 1999]. Когда «контекстуально-несовместимые значения порождают новое значение», например, метафоры и ФЕ, они используются для сравнения [Giora, 2003: 147] .

Приведенные тезисы представляются актуальными при рассмотрении компонентов-зоонимов, действительно, фенотипический прототип компонента-зоонима – универсален, но, метафоры, послужившие основой возникновения вторичного значения зоонима, и, как следствие, ФЕ, обладают национально-культурной спецификой. Благодаря метафоризации и метонимии компонентов, входящих в состав ФЕ, появляются уникальные культурные коннотации [, 1998] .

В рамках исследования была выдвинута гипотеза о том, что в китайском и английском языках зоонимные доминанты в некоторых случаях не эквивалентны, поскольку географическое положение, а, следовательно, видо-родовая численность фауны и ценность животного в сопоставляемых языках не одинакова. И.В. Куражова подчеркивает, что названия животных в разных языках имеют разные качества, что говорит об индивидуальности образного мышления конкретного народа [Куражова, 2007: 3]. Е. Benveniste полагает, что изучение слова необходимо совместно с историей общества (культурой) [ Benveniste,1971:275] Ю.Д. Апресян, полагает, что сложившаяся на протяжении веков «наивная картина мира», в которую, в том числе, входят являющиеся предметом данного исследования компоненты-зоонимы, «отражает материальный и духовный опыт народа — носителя данного языка»… уникальный в двух аспектах, во-первых, «наивные толкования» отличаются от принятых научных, во-вторых, анализ значений слов и их смыслы могут «в деталях отличаться друг от друга», в научной же картине такого быть не может [Апресян, 1995: 57-59] .

Базой для «мотивационных отношений между значениями лежит множество признаков», образующих семантику компонента-зоонима .

[Печаткина, 2010: 20]. Широкое использование зоонимов основано на стремлении человека к обьяснению окружающего мира, его жизненном опыте… наблюдая за привычками животных, люди метафорически интерпетируют новые события и явления [, 2008: 86] .

Исходя из этого положения, можно заключить, что интегральное значение, образуемое совокупностью признаков зоонима, является основой для формирования фразеологической единицы. Культурная информация в семантике ФЕ обладает коннотативными особенностями [,1997; 2002] .

Коннотация является важным аспектом семантики компонентазоонима. Коннотация компонента-зоонима проявляется в «оценочности, образности и «экспрессивности». Нацией установлена «ассоциативная связь»

между зоонимом и метафорическим представлением о личности, повадками животного и эталонами человеческого поведения [Москаленко, 2015: 16] .

(Фан Пэй) полагает, что ФЕ с компонентом-зоонимом могут описывать человека, ситуацию и ментальное состояние. [, 2007: 7-8] .

Таким образом, вторичное значение зоонима является ключевым аспектом в интерпретации семантики фразеологической единицы .

Национально-специфические ассоциации, сформировавшиеся в процессе становления языков и культур, обусловлены ролью животных, их значением в жизни человека .

1.4. Теоретические основы структурно-семантической классификации фразеологических единиц с компонентом-зоонимом в современной лингвистике Богатая фантазия людей, сделавшая зоонимы продуктивными в прецедентных текстах народов (фразеологии, баснях и сказках), уходит корнями в глубокую древность, когда пещерный человек только начинал изучать мир, и животные порой оказывали решающее влияние на эти попытки. Зоонимы принадлежат к пласту номинаций естественных реалий, обладающих идентифицирующими значениями. Как пишет Н.Д. Арутюнова, этот пласт лексики «составляет основу образных средств языка — метафор и ФЕ. Идентифицирующие значения по природе своей дескриптивны, «портретны». Они будят воображение» [Арутюнова, 1999: 23] .

Как отмечает Ж. Багана, животные занимают большую нишу в жизни человека. Поскольку в древности некоторые племена отождествляли себя с некоторыми зверями, считали их родственниками, позднее человек стал подругому относиться к животным, тем не менее, как отголоски прошлого, до сих пор зоонимы вызывают у человека, во-первых, ассоциации с внешними признаками, фенотипом, а, во-вторых, эмоциональную оценку [Багана, Галискарова, 2011: 87] .

Зоолексика становится объектом пристального внимания исследователей в области лингвокультурологии в последние несколько десятков лет, тем не менее, как отмечает Ф.П. Эбзеева, зоонимы не являются достаточно изученной лексико-семантической группой [Эбзеева, 2013: 3] .

Перечни зоонимов, их классификации, которые были предложены учеными не только в языкознании, но и в фольклористике, культурологии, настолько разнообразны, что с достаточной степенью вероятности можно говорить о нечеткости в классификациях, как следствие трудности определения собственно предмета исследования. Это, однако, объясняется сложностью понимания самой лингвистической сущности зоонимов .

Поскольку проблема исследования зоонимии опирается на богатые традиции и историю, в настоящее время можно говорить о целых направлениях в рамках изучения зоонимов: в сказках, фразеологических единицах, сопоставительных исследованиях компонентов-зоонимов в разных языков .

Рассмотрение существующих классификаций позволит нам проникнуть в понимание национального своеобразия ФЕ с компонентомзоонимом и углубить представления об основных закономерностях их функционирования в китайском и английском языках .

Попытки предложить типологию зоонимной лексики как внутри отдельной лексико-семантической группы, так и в составе ФЕ предпринимали ученые Ц.Ц. Огдонова [2000], Д.А. Тишкина [2008], Т.А.Шепилова [2001], Ф.П. Эбзеева [2013] и др. Тем не менее в современной лингвистике отсутствует систематизированная классификация, и данный вопрос продолжает оставаться дискуссионным, поскольку предложенные типологии отличаются разнообразием подходов к выбору классифицирующего признака, кроме того, многие классификации основываются на признаках, релевантных только для носителей одного языка, и, таким образом, являются локальными .

Общепринятым принципом классификации ФЕ с компонентомзоонимом является учет их возможной корреляции с частями речи .

И.А.Стернин говорит о том, что поскольку языковая картина мира описывается языковыми знаками, то обращение к лингвистическому основанию обусловливает выявления упорядоченности элементов языка .

«Языковые знаки – слова – выступают как средства доступа к единой информационной базе человека – его концептосфере» [Стернин 2003:7Так, по мнению А.В. Кунина, исследовавшего семантическую структуру и компонентный состав фразеологических единиц английского языка, в зависимости от того, какой части речи эквивалентна ФЕ в целом, ее относят к соответствующему виду:

субстантивные, глагольные, адъективные, адвербиальные [Кунин, 1996] .

Структурно-семантическая классификация была адаптирована Д.А.Тишкиной в своем диссертационном исследовании «Фразеологизмы с компонентом-зоонимом в английском и русском языках», она расширяет проработанность типологии, предложенной А.В.

Куниным, и приводит представленную ниже структурно-грамматическую типологию, которую использует для классификации лексико-грамматических групп фразеологических единиц с компонентом-зоонимом [Тишкина, 2008: 445]:

1. Субстантивные фразеологические единицы с компонентомзоонимом .

2. Адъективные фразеологические единицы с компонентом-зоонимом .

3. Адвербиальные фразеологические единицы с компонентомзоонимом .

4. Глагольные фразеологические единицы с компонентом-зоонимом .

5. Междометные фразеологические единицы с компонентом-зоонимом .

6. Коммуникативные ФЕ пословично-поговорочного типа с компонентом-зоонимом .

Использование в качестве базового морфологического критерия, классификация зоонимов по способам образования была предложена

Ф.П.Эбзеевой, которая выделяет следующие подгруппы [Эбзеева, 2013: 445]:

Субстантивные .

1 .

Адъективные .

2 .

Глагольные .

3 .

Зоонимы-междометия .

4 .

Зоонимы-звукоподражательные слова .

5 .

Л.В. Щерба отмечает актуальность «чисто эмпирической классификации» лексем для каждого языка в определенные моменты времени, поскольку система слов понятий отражает мышление народа и является «функцией производственных отношенией»» и условий жизни народа [Щерба, 1958: 78] .

В ходе изучения теоретических вопросов классификации фразеологических единиц невозможно обойти вниманием проблему использования эмотивности в качестве признака систематизации фразеологического корпуса, включающего компонент-зооним. Данный факт был положен в основу классификации, предложенной

П.А.Абдулкаримовой, выделившей:

ФЕ негативной коннотации .

ФЕ положительной коннотации [Абдулкаримова, 2013:445] .

Как отмечала Т.В. Писанова, семантика эмотивности базируется на представлениях и знаниях социума об интернациональных и национальноспецифичных ценностях, культуре нации, преломленных в зеркале национальной ментальности [Писанова 1997:22] .

Коннотация фразеологической единицы транслирует образы, сложившиеся в миропонимании нации, ее характерологические черты и усваивается вместе с овладением языком, через опосредованную интерпретацию и трансляцию культурно-маркированного знака и образа .

«Idiomatic expression», по мнению Charles J. Fillmore, это то, что человек может не знать, при этом зная все остальное [Fillmore, 1988: 504]. Все фразеологические единицы, включающие компонент-зооним, обладают эмотивным значением, передающим отношение нации к различным чертам характера, поведению, эмоциям индивида. Одним из наиболее частых способов передачи оценочного компонента значения является сравнение с животным. Данные образы являются национально-специфичными, накоплены в процессе развития нации и определяются по умолчанию для каждого члена языкового коллектива. Поскольку национально-специфичной является и семантика ФЕ в его эмоционально-оценочном компоненте значения .

Ж. Багана отмечает, что собственно ассоциации, вызываемые тем или иным животным, его характеристики являются причинами номинативных различий в зоонимах [Багана, Галискарова, 2010: 159].

Учитывая особенности перевода с одного языка на другой, синолог Сун Чжилань в своем исследовании предлагает в качестве критерия использовать наличие в языках эквивалента, таким образом, выделяя:

вполнеэквивалентные ФЕ с компонентом-зоонимом;

частичноэквивалентные ФЕ с компонентом-зоонимом;

безэквивалентные ФЕ с компонентом-зоонимом [Сун, 2005: 122] .

Ma Tiechuan предлагает двойную классификацию по коннотации и восприятию животного в китайской и англиской лингвокультурах:

эквивалентный образ животного и одинаковая коннотация;

эквивалентный образ животного и неодинаковая коннотация;

отсутствие культурной коннотации в языке [Ma Tiechuan,2015:

11-12] .

Основой семантики большинства ФЕ с компонентом-зоонимом, как мы уже писали выше, лежат реальные ситуации, в которых древние люди сталкивались со зверями, поэтому активность использования компонентазоонима в различных фразеологических единицах неодинакова. Отсутствие животных в фауне, распространенной на территории этноса, вполне предполагает замену одних животных на других [Colin, 2005:16] .

Рассмотрение фразеологической продуктивности представлено в работе Т.А.Шепиловой. Выявляя продуктивность того или иного зоонима во французском языке, исследователь объединяет зоонимы в группы по степени активности, т.е.

по их потенциалу к образованию фразеологических единиц:

зоонимы с низкой степенью фразеологической активности (1-10 ФЕ);

зоонимы со средней степенью фразеологической активности (11ФЕ);

зоонимы с высокой степенью фразеологической активности (более 30 ФЕ) [Шепилова, 2001: 445] .

Еще один классификационный признак – способ происхождения фразеологизмов. Как известно, одним из последствий межкультурной коммуникации является заимствование языковых единиц и форм. В процессе развития языка, роста количества межкультурных контактов происходит заимствование лексики, обозначающей объекты окружающего мира, культуры, в частности, объектом заимствования могут быть зоонимы .

Номинация животного содержит в себе информацию о том, как воспринимали его повадки, облик люди, относящиеся к определенной национальности, зоонимы создают особый слой исконной лексики, некоторые входят в списки Сводеша, базового словаря языка .

Соответственно мы можем говорить о том, что те зоонимы, которых не было в окружающей природе, были заимствованы из других языков позднее, с появлением данных реалий в жизни нации. Итак, эти два пласта зоонимов вполне правомерно разграничить. Ф.П. Эбзеева пишет о том, что источником происхождения зоонимов могут являться как другие языки (т.е. зоонимы могут быть словами, прошедшими процесс усвоения), так и слова из первоначального лексического состава языка.

Так, мы можем говорить:

об исконных зоонимах;

о заимствованных зоонимах [Эбзеева, 2013:445] .

Одомашнивание было важным процессом в жизни древних людей, Т.А. Шепилова поднимает проблему номинации диких и одомашненных животных и по критерию «одомашненности» предлагает разделение на диких и домашних животных.

В данном контексте может быть применен дополнительно эмпирический критерий [Шепилова, 2001: 445]:

названия домашних животных;

названия диких животных .

Сознание первобытного человека приписывало животным сверхъестественную силу, в те далекие времена были заложены основы культурно-маркированного значения зоонима, кроме прямых значений, с течением времени начали складываться разнообразные обобщенные переносные значения, развившиеся в иносказательность и ассоциации с человеческим характером и поведением. В.А. Маслова пишет: «Отзвуки давно минувших лет, пережив века, сохраняются сегодня в пословицах, поговорках, ФЕ, метафорах, символах культуры и т.д.» [Маслова, 2001: 3] .

Когда древний человек еще не обладал достаточными знаниями, чтобы отделить миф от действительности, были конкретизированы образы мифологических животных в легендах и мифах.

Соответственно, мы считаем вполне правомерным, что поиск категориального отличия между такими явлениями может быть проведен, основываясь на эмпирическом опыте, и логично в качестве классификационного критерия выделить отношение к реальному миру:

мифологическое, придуманное древними людьми и не существующее на самом деле;

реальное, названия животных, наблюдаемых в живой природе .

Зоонимы – номинации мифологических животных выступают как способ выражения творческого сознания нации, выплескивания накопленного древними людьми информационного потенциала, который они пытались объяснить доступными им средствами. Процессы, происходившие в языке и культуре, обусловили сложность семантики мифологических (фантастических) животных .

Зоонимы являются одной из наиболее многоаспектных лексикосемантических групп. Поскольку компоненты-зоонимы достаточно сложны для анализа, данная проблема проявляется особенно остро. В связи с вышеописанным фактом в исследованиях, посвященных лексикосемантической группе зоонимов (К.Р. Вагнер [2008], Ц.Ц. Огдонова [2000], Т.А. Шепилова используют адаптированную научную [2001]), биологическую классификацию зоонимов. Вслед за этими учеными мы считаем, что интернациональной классификацией может служить традиционная научная классификация, однако мы не ставим своей целью углубляться в хитросплетения современной научной таксономии царства животных.

Итак, учеными-биологами выделяются следующие классы животных:

рыбы, земноводные, пресмыкающиеся (рептилии), птицы, млекопитающие .

ракообразные, паукообразные, насекомые, а также:

тип черви .

Таким образом, многие ученые изучают зоонимы с различных сторон, были выделены специфические признаки зоонима, предложены различные классификации, основанные как на биологических признаках, так и на лингвистических характеристиках. Зоонимы, функционируя во ФЕ с компонентом-зоонимом, являются сложными семантическими знаками, и их анализ невозможен без обращения к проблеме их значений, которая в современной лингвистике не получила достаточного освещения. Попрежнему остаются дискуссионными вопросы о механизмах и закономерностях использования компонентов-зоонимов во фразеологических единицах [Андросова, Сущевская, 2014: 25-26]. Не только собственно номинативные, но и эмотивные критерии становятся основанием для классификации и описания в различных работах, посвященных такому многоаспектному явлению, как зоонимия .

Говоря о перспективах вопроса, мы считаем, что в дальнейшем исследователи будут стремиться к уточнению критериев классификации, основываясь не только на эмпирическом опыте и эмотивных критериях, но и структурных особенностях и семантике зоонимов, функционирующих в качестве компонента ФЕ .

Настоящее исследование обращается к изучению лингвокультурологических особенностей двух так непохожих, на первый взгляд, языков, их картины мира, репрезентованной фразеологическими единицами с компонентами-зоонимами. Далее будет предпринята попытка описать фрагмент картины мира, связанный с лексико-семантической группой животных в китайской и английской традиции. В дальнейшем исследовании мы сравним фразеологический потенциал зоонимов в английском и китайском языках, попытаемся выявить общие тенденции в использовании того или иного зоонима, выявить переферийные и центральные лексемы царства животные, определить национальнокультурную специфику семантики зоонимов .

ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ 1

Фразеологический фонд языка – яркий, завораживающий своей 1 .

эмоциональной глубиной и простотой мир, а фразеологические единицы, в свою очередь, являются репрезентантами лингвокультурологических особенностей языка, как неделимые, воспроизводимые, образные лексические единства. Универсального толкования придерживаются как отечественные, так и зарубежные ученые. Исследования, посвященные лингвокультурологическим особенностям фразеологии, позволяют нам говорить об обширной теоретической базе, тем не менее дискуссионными остаются вопросы выявления национально-культурной специфики ФЕ в разных языках. Отмеченные обстоятельства мотивируют изучение отдельных компонентов ФЕ, в частности фразеологических единиц с компонентом-зоонимом .

Национально-культурная специфика фразеологических единиц 2 .

обусловлена не только внешним своеобразием, собственно структурой, но и внутренним образом, связанным с фоновыми знаниями и национальной памятью носителей языка. Выявление национально-культурного своеобразия становится одной из важнейших задач, стоящих перед учеными в настоящее время. Несмотря на множество исследований, посвященных данной проблеме, актуальными остаются вопросы типологического описания на материале разных языков .

Систематизация накопленного опыта в отечественной и 3 .

зарубежной лингвистике по вопросам изучения проблем дефиниций зоонимии, вопросов лингвокультурных особенностей ФЕ с компонентомзоонимом имеют долгую историю изучения, однако многие проблемы еще не нашли своего однозначного решения и являются актуальными в рамках антропоцентрической парадигмы современного языкознания, рассматриваемых в теории языка. В качестве приоритетных терминов лингвокультурологии, релевантных для описания объекта настоящего диссертационного исследования, выступает понятие «зоонима», которое описывается как первичная номинация какого-либо зверя или домашнего питомца, кроме того, именно оно не содержит никаких дополнительных ассоциаций, зарекомендовало себя в отечественной лингвистической традиции. Сам термин, по нашему мнению, коррелирует с терминами «анимализм», «анималистический компонент», «зоолексема» .

Учеными было выделено множество аспектов классификации 4 .

фразеологических единиц с компонентом-зоонимом: биологический (т.к .

зоонимы, прежде всего, имеют биологическую сущность), коннотативный критерий, степень фразеологической активности (т.е. способность к участию во фразеологических единицах), «одомашненность» и «реальность» (как известно, фантазия человека создавала мифологических животных), была построена структурно-семантическая классификация по соотнесенности фразеологических единиц с компонентом-зоонимом с частями речи .

Зоонимы являются объектом пристального внимания лингвистов 5 .

еще и потому, что в связи с их биологической природой они образуют уникальную лексико-семантическую группу, в которой существуют закономерности, уникальные факты, которые могут быть как общими для разных языков, так и уникальными. Зоонимы обладают серьезной лингвокультурологической интенциональностью, позволяющей выявить национально-культурную специфику и лингвокультурологические универсалии языков мира. Отмеченные обстоятельства, так или иначе, отражаются в языке, что мотивирует изучение самой языковой ситуации .

Говоря о ФЕ в китайском и английском языках, мы полагаем, что 6 .

сравнительно-типологическое описание разноуровневых фразеологических единиц с компонентом-зоонимом позволит выявить лингвокультурологическую специфику названий животных .

Вторичное лексическое значение зоонимов обусловлено самой 7 .

системой языка, этноязыковой спецификой, а также контекстом и ситуацией употребления. У компонентов-зоонимов, функционирующих в составе ФЕ, преобладает вторичное лексическое значение, поскольку актуализируется исторически сложившаяся национальная специфика восприятия животного мира .

ГЛАВА ЭТНОКУЛЬТУРНАЯ СПЕЦИФИКА

II .

ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИХ ЕДИНИЦ С КОМПОНЕНТОМ-ЗООНИМОМ

В КИТАЙСКОМ И АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКАХ

Представляется логичным предположить, что функционирование и формирование фразеологических единиц с компонентом-зоонимом в языках, относящихся к разным языковым семьям и расположенных в разных частях света, происходит по-разному. Во-первых, это связано с национальнокультурной и лингвокультурной спецификой, как было сказано выше, а, вовторых, с различием структуры используемых языков. Как известно, английский, агглютинативный язык, относится к германской ветви индоевропейской языковой семьи, а китайский, изолирующий язык, – к сино-тибетской. По мнению О.В. Галимовой, анализ одного языка сквозь призму другого (в нашем случае, третьего языка) – это открытие удивительного в другой лингвокультуре [Галимова, 2004: 8] .

Таким образом, целесообразно подходить к мировосприятию носителей китайского и английского языков с более широких позиций изучения лингвистических и паралингвистических элементов, которые связаны собственно с зоонимами, внеязыковыми элементами действительности, общими для народов, проживающих на планете Земля. По мнению Ж. Баганы, о распространении ФЕ с компонентом-зоонимом и некоторой универсальности зоонимов свидетельствует тот факт, что зоонимная фразеология относится к одной из древнейших форм исследования мира и внутреннего состояния человека, действительно во всех языках мира они являются самими употребительными для метафорической характеристики качеств человека [Багана, 2014: 39] .

При изучении языка имеет место «проникновение» в значения компонентов-зоонимов, их коннотации являются элементами лингвистической и национально-культурной картины мира, формируют речевое поведение этноса, они занимают серьезную нишу во фразеологическом фонде языка, и, в связи с вышеперечисленным, происходит восприятие системы ценностей, суждений, зафиксированных в языке .

В данной главе будет предпринята попытка изучить процессы, повлиявшие на формирование и возникновение ФЕ с компонентомзоонимом, рассмотреть и проанализировать лексико-семантические и мотивационные аспекты возникновения фразеологических единиц с компонентом-зоонимом. В процессе построения типологического описания компонентов-зоонимов обратим внимание на лингвистические факторы и национально-культурную специфику в условиях современного информационного пространства «глобальной деревни» .

2.1. Методика отбора материала и принципы классификации исследовательского тезауруса Обратимся к тем основным принципам и методам, которые были положены в основу отбора и анализа собранного корпуса зоонимов и фразеологических единиц. Как уже было отмечено в первой главе работы, лексико-семантическая группа, включающая наименования животных, сложна для анализа, поскольку, во-первых, зоонимы обладают помимо основного еще и вторичным лексическим значением, а, во-вторых, помимо обычных, «наивных» названий, широко представленных во ФЕ, в нее включены научные термины, которые изначально не могут быть включены в наше исследование .

Материал фразеологических словарей позволяет получить достоверную базу для анализа национально-культурной специфики зоонимов .

Фразеологические единицы для анализа отбирались по нормативным лексикографическим источникам: словарным статьям толковых и фразеологических словарей (Oxford Dictionary of Proverbs [Speake, 2008], Oxford Dictionary of Idioms Second edition [Siefring, 2004], («Русско-китайский словарь пословиц и поговорок») [,2005], (Большой сборник китайских фразеологических единиц) [Шэнь, Ма, 1990]. Были включены материалы из интернет-словарей китайского и английского языков Oxford Dictionaries: Language Matters; Longman Dictionary; Zhonga.ru (китайский онлайн-словарь); Большой китайскорусский словарь Однако не принимались во внимание bkrs.ru .

фразеологические единицы, принадлежащие территориальным вариантам английского языка, такие как зимбабвийский, австралийский, нигерийский и др. В английской традиции мы вносили в картотеку только те ФЕ, которые фиксируются в британском и американском варианте английского языка .

Соответственно в китайском языке в материал исследования включались лексемы и ФЕ, принадлежащие нормативному китайскому диалекту путунхуа, и не включались диалектный фольклор народов севера и юга. Во внимание принимались фразеологические единицы, снабженные словарной пометой «устаревшие», поскольку целью исследования является описание всего разнообразия ФЕ с компонентом-зоонимом. В китайском языке собранные ФЕ относятся к разряду (ченьюев), как наиболее репрезентантных ФЕ. (Фань Эньцай) пишет, что наиболее распространенными в китайском языке являются именно.

[, 1991:

4]. В английском же мы обращали внимание на idioms (идиомы). Как справедливо заметила R. Moon, «opaque metaphors, pure idioms» те выражения, которые невозможно толковать без обращения к историческим и культурным фактам, что несомненно, релевантно для нашего исследования [Moon, 1998: 23] .

По мнению Т.Н. Федуленковой, «Квантитативно-усеченные дериваты изучаемых пословичных, или коммуникативных, фразеологических единиц не представляют собой окончательные, застывшие новообразования от параллельно существующих… пословичных фразеологических оборотов .

Напротив, являются лексическими вариантами рассматриваемых фразеологизмов» [Федуленкова, 2017: 191]. G.S. Philip подчеркивает, что ФЕ идентифицируются по своей основной «базовой» форме, зафиксированной в словарях [Philip,2003: 68]. В связи с этим замечанием в расчет принимаются только полные ФЕ. Ментальные образы, зафиксированные во фразеологических единицах, при обращении к научным словарям и источникам представляются объективными, зафиксированными научными исследованиями. По мнению Н.Н. Воропаева для изучения фразеологии «чрезвычайно важно определить степень прецедентности фразеологической единицы в реальной коммуникации», в связи с этим были выбраны в качестве источников примеров материалы газет The Independent, The New York Times, web-портал новостей BBC.com в английском языке и национальная китайская газета и web-сайт китайского флагманского национального телеканала (www.cctv.com) [Воропаев,2012: 41] .

Сразу оговорим тот факт, что в китайском языке, как и в английском языке, мы не учитываем различия по гендерному признаку. Данное исключение основывается на нескольких замечаниях. Во-первых, в китайском языке грамматически путем прибавления гендерообразующих префиксов обозначается пол и возраст животного. Во-вторых, нас интересует функционирование родо-видового названия животного. По мнению Н.Ф.Алефиренко, для одинаковых объектов реальной или ирреальной сущности языковые маркеры и репрезентация могут быть различны. Однако данные различия иногда не обусловлены культурными особенностями, а также не всегда обладают культурной маркированностью, следовательно, субъективные факторы (возможность «факультативного выбора», конвенции по отношению к одинаковым явлениям у разных народов) и объективные (обусловленные жизненными реалиями языкового социума) могут быть выделены только путем сопоставления языков [Алефиренко, 2010: 138] .

Не касаясь проблемы членимости фразеологической единицы на компоненты, мы придерживаемся компромиссного подхода к данному вопросу и считаем, что компоненты-зоонимы могут быть выделены в качестве самостоятельного семантического компонента. По мнению О.Ю.Семиной, лексически связанными во ФЕ целесообразно считать те значения, которые реализованы не образующими четкой структуры лексемами-спутниками [Семина, 2008: 7] .

В данном исследовании нас подстерегает проблема языкового субъективизма, однако исследователь не является носителем языка, в связи с чем в данном случае вопрос языкового субъективизма ничтожен .

В концепции современного мира как одной большой информационной деревни представляется актуальным синхронное типологическое описание и построение классификации на материале двух языков, не являющихся близкородственными. В. фон Гумбольдт отмечал, что контрастивные отличия языков выявляются в изучении других национальных языков, данные различия, во-первых, формировали национальный характер, вовторых, являются ключом к собственно пониманию характера нации [Гумбольдт, 2000: 319] .

Для построения картотеки фразеологических единиц с компонентомзоонимом и выявления национальной специфики зоонимов были использованы методы анализа словарных дефиниций зоонимов, метод прототипического анализа. Для лингвистического анализа фразеологических единиц с компонентом-зоонимом в языках, относящихся к разным языковым семьям, как было описано выше, уместным будет поэтапное описание, на основе метода индукции, базирующегося на интерпретации собранного языкового материала с учетом значений, выявленных при анализе словарных дефиниций. Логический метод индукции применен в рамках данного исследования и представлен следующим образом: от зоонима к образу животного в представлении народа, от его имплицитных характеристик к общему представлению о нем. Такой метод исследования, направленный от первичного значения зоонима к вторичному, позволяет выявить ассоциации, возникающие у носителей языка, и описать типологические различия в национальных картинах мира, которые являются имплицитными при сопоставлении вторичного значения зоонима. Для описания языка и его элементов как синергетической системы, по мнению И.А. Стернина и З.Д.Поповой, имеет особый смысл исследование языковой картины мира, а языковые знаки-лексемы становятся своеобразным ключом доступа к коду мировоззрения нации [Попова, Стернин, 2007: 46] .

Забегая вперед, отметим, что при обращении к фенотипическим описаниям животных, мы наблюдаем, что представления о животных (за исключением мифологической группы) совпадают с объективными характеристиками. Эта деталь, представленная в словарных дефинициях, обусловливает такую особенность, как лингвистическая уникальность лексико-семантической группы зоонимов. Были подвергнуты анализу как реально существующие животные, так и порожденные мифологическим сознанием древних людей. Целью исследования является реконструкция некоего общего образа для каждого компонента лексико-семантической группы зоонимов .

Дискуссионным остается вопрос классификации ФЕ с компонентомзоонимом. В данном исследовании была предложена семантически мотивированная классификация, опирающаяся не только на фенотипические признаки, но и на функциональную роль животных в жизни человека .

Собственно признаки, характеризующие отношение животных к жизни человека, служат прекрасной основой для классификации зоонимов и анализа их лексико-семантических особенностей.

Собранный материал был разделен на следующие 3 большие группы по отношению к человеку и выполняемым функциям в человеческой жизни:

1) ФЕ, включающие компонент-зооним «домашние животные»,

2) ФЕ, включающие наименования диких животных,

3) ФЕ, включающие компонент-зооним «мифологические животные» .

В свою очередь в данных группах были выделены подгруппы по фенотипическим характеристикам. Так, группа «домашние животные»

включает следующие подгруппы:

домашняя птица, сельскохозяйственные животные, домашние питомцы .

Группа «дикие животные» была разделена на 5 подгрупп:

хищные звери, травоядные и всеядные животные, пресмыкающиеся и земноводные, дикие птицы .

В связи с немногочисленностью зоонимов, входящих в группу фразеологических единиц с компонентом-зоонимом «мифологические животные», т.е. те, которых не существует в реальности, представляется целесообразным не разделять ее на подгруппы .

Итак, фразеологические единицы, в состав которых входят компоненты-зоонимы, представляют большой интерес с точки зрения лингвистики, философии, истории и культуры, они являются собирательными эмоционально-оценочными образами, отражают разнообразные представления и национальную самобытность. Предложенная классификация ФЕ с компонентом-зоонимом позволяет выявить национально-культурные особенности функционирования зоонимов, построить график фразеологической продуктивности зоонимов в каждой тематической группе и подгруппе, а также исследовать их коннотативные и семантические особенности. Собранная картотека ФЕ является достоверным материалом и достаточным основанием для построения выводов о национально-культурной специфике функционирования зоонимов во фразеологических единицах в китайской и английской лингвокультурах .

2.2. Семантическая группа фразеологических единиц с компонентомзоонимом «домашние животные» в китайском и английском языках Представляется целесообразным начать стуктурно-типологическое описание с рассмотрения с группы ФЕ, включающих домашних животных как наиболее близких к людям с древнейших времен .

Тысячи лет назад древние люди сделали первые шаги на пути одомашнивания с той целью, чтобы сделать свою жизнь комфортнее и стабильнее. Человек получал от одомашненных животных не только материальные продукты (мясо, молоко, яйца), но и эстетическое удовольствие. Ученые полагают, что прародителями домашних животных были дикие звери, а появились первые одомашненные особи еще до каменного века. О том, когда человек одомашнил животных, практически нет сведений, так же катастрофически мало сведений и об их происхождении. В Библии говорится о домашних животных, как об обыкновенных инструментах земледелия и скотоводства .

В данном разделе рассмотрены три семантических подгруппы, составляющие группу домашних животных, первые две относятся к сельскохозяйственным видам (подгруппы «домашняя птица» (курица, гусь, утка) и «сельскохозяйственные животные» (лошадь, корова, баран, свинья)) .

Они обеспечивают человека пищей и сырьем для промышленности, некоторые используются как средство передвижения. Третья подгруппа «домашние питомцы» (включающая как наиболее распространенные и древние компоненты-зоонимы «кошка» и «собака») объединяет животных, которых сейчас заводят для получения эстетического удовольствия. Тем не менее и они имеют свою практическую ценность: собаки помогают охотиться, пасти стада, охраняют дом от диких животных, кошки охотятся на мышей. В настоящее время во многих районах земли кошки и собаки продолжают исправно приносить пользу людям .

Итак, рассмотрим семантическую подгруппу «домашняя птица», состоящую из 3 зоонимных компонентов: /chicken (курица),/goose (гусь), /duck (утка) .

–  –  –

Предположительное время одомашнивания птицы 6000 лет до н.э., и первой птицей, по предположениям ученых, была курица, 4000 лет назад появились упоминания о домашней утке в Китае, и 3000 лет до н.э. о гусях в Египте. Согласно биологической классификации, курица относится к отряду курообразных, а гусь и утка к отряду гусеобразных. Итак, зоонимы группы «домашняя птица» представлены 3 основными видами, одомашненными в далекой древности и ставшими источником ФЕ, это /chicken (курица), /goose (гусь),/duck (утка) .

Лексикографические исследования показывают, что в семантической структуре слова заключены знания народа о собственно предмете, а, исследовав его толкование, приведенное в словаре, можно сделать заключение о том, какие внешние и внутренние качества и свойства предмета, обозначаемого словом, релевантны для носителей того или иного языка. Чтобы выявить национально-культурную специфику в подгруппе «домашняя птица», рассмотрим дефиниции зоонимов в моноязычных толковых словарях, представив их для удобства в параллельном виде .

Выявив базовые аспекты, обратимся к анализу признаков, послуживших мотивационными для ФЕ. Описание ФЕ будет производиться в порядке снижения фразеологической активности компонента-зоонима в китайском языке .

КОМПОНЕНТ-ЗООНИМ /CHICKEN (КУРИЦА)

Первичное рассмотрение ФЕ с компонентом-зоонимом /chicken (курица) указывает на их солидный объем, это наиболее продуктивный зооним данной группы в обоих языках. Следуя предложенной методике исследования, рассмотрим дефиниции в толковых словарях. Так, в китайском находим сведения о лексеме, как « »– Курица – домашняя птица, выведено большое количество пород, птица с короткими крыльями, которая не умеет летать .

Самцы возвещают рассвет, самки откладывают яйца [www.zdic.net, 2017] .

В толковом словаре английского языка Oxford Dictionaries о лексеме «chicken» помимо основного, совпадающего со значением, упомянутым в первом словаре, «a domestic fowl kept for its eggs or meat, especially a young one» – Курица – домашняя птица, особенно молодая, которую держат из-за ее яиц и мяса; сообщается, что «Meat from a chicken» – также куриное мясо [OxfordDictionaries, 2017]. Словарь Macmillan также утверждает: «The female chicken is called a hen and the male is called a cock or a rooster. A baby chicken is called a chick» – Самка называется курица, самец – петух, а детеныш – цыпленок [www.macmillandictionary.com, 2017]. Итак, в связи с тем, что в китайском языке лексема является универсальной, представляется целесообразным включить в исследование национально-культурной специфики зоонимы hen, cock, chock в английском языке. Каждая лексема обладает особой сочетаемостью и репрезентативностью во внутренней форме фразеологических единиц. Тем не менее центральной лексемой является chicken, которую в свою очередь мы будем использовать в качестве универсального синонима .

\chicken в Таким образом, изучение дефиниций лексемы моноязычных толковых словарях показывает, что эквивалентным компонентом значения является «домашняя птица, которая откладывает яйца». Если представить предложенные в словарях физиологические особенности лексемы /chicken схематично (способность нести яйца – рано вставать), мы можем вести речь об ассоциативных признаках, которые явились базисом для развития вторичного значения зоонимов, описывающих характер, интеллектуальные и поведенческие особенности человека во ФЕ .

Первый ассоциативный признак «курица откладывает яйца», приведенный в толковых словарях, имеет параллели в исследуемых языках .

В китайском языке, как правило, эксплицируется негативная коннотация в мотивированных данным признаком ФЕ: (j fi dn d) – букв .

«курица улетела, яйца разбились» (обр. остаться ни с чем); (jij shngdn) – букв. «одолжить курицу, которая несет яйца» (обр. привлекать внешние ресурсы) .

В английском языке признак «курица откладывает яйца» также является прототипическим, однако представлен нейтральной по коннотации ФЕ: a chicken-and-egg problem (thing) – обр. проблема, не имеющая решения (восходящая к древнейшему логическому парадоксу понятий с нечетким объемом о том, что было в начале, курица или яйцо). Так, в газете The Independent находим пример: More or less by definition, a "culture" can not be "enforced". It has to develop organically. It is, in other words, a chicken-and-egg thing [http://www.independent.co.uk, 2018]. («Тем не менее по определению «культура» не может быть «навязана». Она должна развиваться органично .

Другими словами, это напоминает вопрос о том, что появилось раньше, курица или яйцо») .

Следующий ассоциативный признак «рано вставать» обусловлен связью с физиологической особенностью петухов три раза петь до рассвета .

В древности эта способность использовалась людьми в качестве своеобразного живого будильника. В китайском языке ФЕ (wn j q w), буквально переводимая как «пускаться в пляс с криком петуха», транслирует ассоциацию «рано вставать», так и метафорическим обозначением способности быть готовым к действиям. Данная ФЕ активно используется в современной публицистике, это можно проиллюстрировать следующим примером:… … [,2017] («23 января 2017 года Си Цзиньпин призвал молодых офицеров и солдат в новом году быть готовыми подняться по первому зову»). Семантика китайской фразеологической единицы шире, чем эквивалентной английской get up with the chickens, и совпадает только в одном значении «рано вставать». ФЕ, мотивированные ассоциативным признаком компонента-зоонима, в обоих случаях обладают положительной коннотацией .

ФЕ на уровне внутренней формы объективируют поведенческие признаки курицы, а именно стадность, суматошность, отсутствие способности к полету. Сравнения, использованные во ФЕ, дополнительно модифицируют ассоциативный признак «суматошность» и усиливают его метафорическое значение.

Как правило, фразеологические единицы в данном случае эксплицируют негативную коннотацию, что можно проследить на следующих примерах:

кит. (j figutio) – букв. «куры летают, собаки прыгают»

(обр. суматоха, переполох, сумятица) .

англ. be running (run) around like a headless chicken – букв. «бегать как курица без головы» (обр. двигаться и действовать неорганизованно, хаотично, в спешке). Как известно, курица способна некоторое время бегать, после того, как ей отрубят голову .

Вторичное значение зоонима связано с характеристикой человека, в частности, его душевных качеств и характера, манеры поведения, что также реализуются на уровне внутренней формы фразеологизмов .

Ассоциативный признак «курица – женщина»\ «петух – мужчина»

эксплицирует ассоциативно-мотивированную связь человека с животным .

Так, в числе ФЕ, метафорически характеризующих женщину, в китайском языке фиксируется отрицательная коннотация .

кит. (pnjschn) – букв. «курица возвещает рассвет» (обр .

жена управляет мужем, подкаблучник). То, что курица выступает вперед во ФЕ, является имплицитным порицанием женщины, которая в традиционном китайском обществе не является главой семьи (ассоциацией является проявление заботы петуха о своем «гареме» – национальноспецифичная метафора в китайском языке). Меняет полярность коннотации ФЕ (jijsuj) – букв. «курица всегда следует за петухом» (обр. жена всегда следует за мужем). Например, … ( “ ” ) [CCTV, 2017] – (После замужества женщина не использует девичью фамилию, а берет фамилию мужа (своего рода значение того, что «жена должна подчиняться мужу»)) .

В китайской культуре большое значение придается образу петуха .

(петух) является 10 знаком круга животных-покровителей года. Он является символом революции, олицетворяет мужское начало, верность и заботу, его изображение в древности было наделено сакральной силой, поскольку он как бы являлся посланником солнца .

В английской лингвокультуре семантический признак «курица– женщина»\«петух–мужчина» реализуется в виде обезличенных фразеологических единиц, одинаково применимых как к мужчинам, так и к женщинам. Они отражают субъективную оценку ментальных и интеллектуальных способностей в негативном аспекте: chicken-hearted – обр .

трусливый, to be chicken – обр. трусить, handwriting is like chicken scratch – обр. писать как курица лапой. ФЕ spring chicken (обр. наивный молодой человек\девушка) в контексте бивалентен, передавая как положительную, так и отрицательную коннотацию. Например, I'm not saying Graham is a gamble .

He is a pretty consistent performer, but he is also not a spring chicken .

[www.bbc.com, 2017] – («Я не говорю, что Грэм – авантюрист. Он вполне стабильный игрок, но уже и не желторотый юнец») .

КОМПОНЕНТ-ЗООНИМ /DUCK (УТКА) Компонент-зооним /duck (утка) занимает второе место в китайском и английском языках по активности во ФЕ. Следуя алгоритму, используемому в настоящей диссертации, обратимся к изучению дефиниций толковых словарей и выявлению релевантных ассоциативных признаков .

В толковом словаре китайского языка приводится описание зоонима «»– Утка – птица, с плоским клювом и короткими перепончатыми лапами, любящая плавать и не умеющая летать [www.zdic.net, 2017] .

В словаре английского языка Oxford Dictionaries находим значение рассматриваемого зоонима duck: «a water bird with a broad blunt bill, short legs, webbed feet, and a waddling gait. A duck as food». – Утка – водоплавающая птица с широким тупым клювом, короткими и перепончатыми лапами, переваливающейся походкой, также утиное мясо [Oxford Dictionaries, 2017] .

Лексикографические источники проецируют тождественные признаки компонента-зоонима /duck (утка). Представляя их схематично, выделяем релевантные ассоциативные признаки «водоплавающая птица – перепончатые лапы (переваливающаяся походка) – плоский клюв» .

Анализ собранных ФЕ показал, что последний признак не является релевантным. Ассоциативные признаки компонента-зоонима «водоплавающая птица» и «перепончатые лапы (переваливающаяся походка)» путем метафорического переноса являются базой для ФЕ .

Признак «утка – водоплавающая птица» обусловлен экстралингвистическими знаниями о специальном жире, который покрывает перья утки, позволяя ей чувствовать себя комфортно в воде. Это наиболее продуктивная ассоциация.

Соответственно в китайской и английской лингвокультурах находим примеры:

кит. (shu gu y bi) – обр. как с гуся вода, англ. take to (something) like a duck to water – обр. легко адаптироваться к сложившейся ситуации, чувствовать себя как утка в воде, lovely weather for ducks – букв. «прекрасная погода для уток» (обр. дождливая погода), like water off a duck's back – обр. как с гуся вода .

Переваливающаяся «утиная походка» является релевантным ассоциативным признаком, зафиксированным в лексикографических источниках. Семантика ФЕ образуется путем метонимического переноса признака «утиная походка» на описание характера человека или происходящих в мире событий .

В китайском языке фразеологические единицы, мотивированные признаком «утиная походка», обладают отрицательной коннотацией .

Например, ФЕ ( xngyb), букв. «как гусь идти, как утка шагать», метафорически указывает на тяжелую походку, медленное передвижение .

Проиллюстрируем ФЕ примером из официальной прессы:

“”[, 2017] – («Реформы не должны стоять на месте, необходимо дорожить каждой минутой и идти вперед») .

В английском языке мотивированные данным признаком ФЕ обладают положительной (get (have) your ducks in a row – обр. держать ситуацию под контролем) и нейтральной (if it looks like a duck and walks like a duck, it is a duck – обр. очевидная истина) коннотацией. Например, Lets get our ducks in a row [www.independent.co.uk, 2017] – («Давайте держать ситуацию под контролем») .

Зооним \duck (утка) выступает в качестве основного при описании ментальных и физических особенностей индивида (безотносительно гендерной дифференциации) .

кит. (j tng y jing) – обр. говорить на разных языках, не понимать друг друга, англ. a dead duck – обр. о человеке, который пострадает из-за своих поступков, a sitting duck – обр. беззащитный, уязвимый, легкая добыча, a lame duck – букв. «хромая утка» (обр. бедняга) .

Анализ фактических данных показывает, что речь идет о негативной коннотации и репрезентуется в соответствующем контексте. Необходимо отметить, что эти фразеологические единицы могут быть использованы не только для описания человека, но и компании, группы людей. Например, Energy bill: Nuclear power 'is a dead duck' [http://news.bbc.co.uk, 2017]. – («Счета за электроэнергию: ядерная энергетика умерла») .

КОМПОНЕНТ-ЗООНИМ /GOOSE (ГУСЬ) ФЕ с компонентом-зоонимом /goose (гусь) занимают третье место в китайском и английском языках, и в целом /goose (гусь) относится к зоонимам со средней степенью фразеологической активности в обоих языках .

/goose Обратимся к описанию дефиниций зооонима (гусь), зафиксированному в лексикографической традиции .

В толковом словаре китайского языка предложена следующая дефиниция : « »– Гусь – это домашняя водоплавающая птица, крупнее утки, с длинной шеей, с широким небольшим клювом, коротким хвостом, с белыми или серыми перьями, с сочным мясом, самец сравнительно больше, с перепончатыми лапами [www.zdic.net, 2017] .

Словарь английского языка предлагает следующие сведения о гусе: «a large waterbird with a long neck, short legs, webbed feet, and a short broad bill» .

Далее приводятся некоторые уточнения и сравнения. «Generally geese are larger than ducks and have longer necks and shorter bills. The flesh of a goose as food». – Гусь – это большая водоплавающая птица с длинной шеей, короткими перепончатыми лапами и широким клювом, также мясо гуся .

Обыкновенно гуси больше уток, имеют более длинную шею и короткие ноги [Oxford Dictionaries, 2017] .

Толковые словари фиксируют составные компоненты значения зоонима: во-первых, это водоплавающая птица, во-вторых, короткие лапы и плоский клюв. Первичное исследование полученного в результате сплошной выборки материала показывает, что ассоциативный признак «гусь – водоплавающая птица» является основным.

Рассмотрим примеры:

кит. (shujnfi) – букв. «вода иссякла — гуси улетели» (обр .

истощиться, иссякнуть, обанкротиться), (shu jng fi) – букв. «вода спокойная, гусь улетел» (обр. вокруг никого), англ. get goose bump (pimples) – обр. гусиная кожа, мурашки .

Как и курица, гусыня в английской лингвокультуре ассоциируется со способностью откладывать яйца, поэтому ассоциативный признак «гусыня несет яйца» представлен во фразеологических единицах и является национально-специфичным. Он коннотативно бивалентный, так, наряду с ФЕ a wild goose never laid a tame egg (букв. дикий гусь не отложит хорошее яйцо) существует антонимичный по коннотации ФЕ goose that laid the golden egg – букв. гусь, который кладет золотые яйца. Мотивированость экстралингвистическими знаниями о компоненте-зоониме (домашний гусь, в отличие от дикого, откладывает большие яйца) очевидна на контекстуальном уровне: …given the deficit problems that all countries have at the moment I wouldn't put it past anyone to kill the goose that's laid the golden egg [http://www.independent.co.uk, 2017] («…учитывая проблемы дефицита, которые есть у всех стран в настоящий момент, я бы не позволил никому убить гуся, несущего золотые яйца») .

Сравнительные обороты, базирующиеся на ассоциативном признаке «гусь-человек», в английской лингвокультуре обладают негативной коннотацией: silly as a goose обр. – букв. глупый как гусь .

Традиция приготовления гуся в праздник Рождества имплицитно выражена в 40% фразеологических единиц с компонентом-зоонимом goose в английском языке. Это национально-специфичный признак английской лингвокультуры. Так, находим следующие примеры, эксплицирующие отрицательную коннотацию: What's sauce for the goose is sauce for the gander

– букв. «что такое соус для гуся – это соус для гусака» (обр. о равноправии) one's goose is cooked – букв. «гусь готов» (обр. возмездие), cook someone's goose – букв. «приготовить гуся» (обр. погубить, угробить кого-то); get goose flesh – букв. «получить мясо гуся» (обр. мурашки на коже) .

В китайской языковой картине мира имплицитно связанные с традициями празднования Рождества фразеологические единицы отсутствуют, поскольку христианство не является традиционной религией Китая. Однако в китайском языке было найдено очень поэтичное сравнение белого гусиного пуха и снега:(modxu) – букв. «снег как гусиный пух» (обр. сильный снегопад) .

Например, в газете «»: 2010 [,2017] – («В 2010 году большая Панда вернулась на родину, и в тот же день на Вашингтон обрушился мощный снегопад») .

Таким образом, в китайском и английском языках компонент-зооним /chicken (курица) является самым продуктивным в подгруппе «домашняя птица» в каждом языке отдельно, однако в китайском языке /chicken (курица) преобладает. На втором месте находится зооним /duck (утка), на третьем – /goose (гусь). В китайском и английском языках примерно одинаковая фразеологическая продуктивность данных компонентовзоонимов, однако в китайском языке они являются менее продуктивными, по сравнению с английским.

Подытоживая рассмотрение ФЕ с компонентомзоонимом «домашняя птица», представим закономерность распределения активности отдельных зоонимов (Рисунок 1):

–  –  –

Мотивационным стимулом возникновения ФЕ с компонентомзоонимом подгруппы «домашняя птица» послужили ассоциациативные признаки, возникающие на основе релевантных характеристик поведенческих и физиологических особенностей домашней птицы, зафиксированные в словарях, а также прототипические ситуации, связанные с ежедневным сельскохозяйственным трудом и преодолеваемыми трудностями. Компонент группы зооним «домашняя птица» не становится объектом какого бы то ни было сакрального осмысления в английской лингвокультуре, что свидетельствует о практичном отношении к действительности. В Китае же выделяется компонент-зооним (курица), о чем свидетельствует и большое количество фразеологических единиц, и разнообразие аспектов коннотации и значения, а также включение в число избранных животных китайского двенадцатилетнего цикла .

2.2.2. Семантическая подгруппа, включающая компонент-зооним «домашний скот»

Крупные домашние животные дают человеку продукты питания (мясо, молоко, жир), сырье для производства (шерсть, щетина, кожа и др.), они выполняют транспортную функцию, тянут гужевые подводы. Человек, одомашнив животных, применял селекцию и оставлял самые выгодные для себя характеристики: самых выносливых, плодовитых, ласковых зверей. В ходе исследования представляется целесообразным выделить в отдельную семантическую подгруппу «домашний скот», составляющие зоонимы которой послужили мотивационной базой для целого пласта фразеологических единиц. Отмечаем, что домашний скот входит в общую биологическую систематику, относится к классу млекопитающих, отряду парнокопытных, но систематизируется по породам, выведенным в результате селекции. Поскольку официальный диалект китайского языка путунхуа и британский вариант английского языка распространены в одинаковых климатических поясах на равнине, мы не учитываем такие специфичные для климата породы животных, как северный олень (характерный для народов севера России), лама, альпака, як (разводятся в горах). Несмотря на такое разнообразие пород, мы остановимся на самых древних, распространенных в равнинной местности, в традиционном понимании этого слова, домашних животных, сыгравших громадное значение в развитии человеческой культуры, и остающихся почитаемыми до сих пор, к ним относятся корова, лошадь, овца, коза, свинья, буйвол, осел. Сопоставление зоонимов подгруппы «домашний скот» в китайском и английском языках позволит говорить о фразеологической продуктивности данной подгруппы в рамках семантической группы «домашние животные» .

Обратимся к поэтапному описанию животных, входящих в лексикосемантическую подгруппу «домашний скот» на основе нисходящей прогрессии, рассматривая дефиниции толковых словарей и собранный корпус фразеологических единиц. Компонент-зооним /horse (лошадь) является самым продуктивным в ряду зоонимов, относящихся к семантической группе «домашние животные» и он будет первым в этом пункте .

КОМПОНЕНТ-ЗООНИМ /HORSE (ЛОШАДЬ)

Материалом исследования послужили 377 устойчивых выражений китайского языка и 150 ФЕ с компонентом horse, найденных в английском языке. В китайском языке не детерминированы различия в лексемах «лошадь» и «конь», выраженных общим иероглифом. В английском языке мы находим, что лексема horse, по сведениям в словаре Macmillan, является общей, хотя в языке присутствуют гендерные и возрастные различия: a

– жеребец, – кобыла, – жеребенок stallion a mare a foal [www.macmillandictionary.com, 2017]. Следуя схеме, положенной в основу исследования, обратимся к изучению словарных статей .

Китайский словарь приводит следующее словарное значение для рассматриваемой лексемы (лошадь):

– млекопитающее, на шее имеется грива, хвост, сильные конечности, хорошо бегает, используется людьми для поездок верхом или для перевозки вещей [www.zdic.net, 2017] .

Словарь The Free Dictionary дает развернутую многоаспектную дефиницию зоонима horse (лошадь), предлагая прямое и переносное значение: A large hoofed mammal having a short coat, a long mane, and a long tail, domesticated since ancient times and used forriding and for drawing or carrying loads. An adult male horse is a stallion. Any of variouse quine mammals, such as the wild Asian species Przewalski's horse or certain extinct forms related ancestrally to them odern horse. – Большое парнокопытное млекопитающее, имеющее короткую шерсть, длинную гриву и хвост, одомашненное в древние времена и предназначенное для верховой езды, а также для перевозки грузов .

Конь – взрослый самец лошади. Любое лошадиное млекопитающее, например, дикий азиатский вид Лошадь Пржевальского и некоторые вымершие формы. 2. A frame or device, usually with four legs, used for supporting or holding. – Рамка или устройство, обычно с 4 ногами, используемое для поддержки [www.thefreedictionary.com, 2017] .

Анализ дефиниций позволяет говорить о наиболее общих ассоциативных признаках, приведенных в словарных статьях, в качестве которых выступают следующие: «транспортное средство» – «средство для верховой езды» .

Устойчивые выражения, обусловленные ассоциативным признаком «лошадь как транспортное средство», широко распространены в обоих языках.

В китайском языке для ФЕ характерна положительная коннотация, а в английском – отрицательная, приведем примеры:

кит. (tin m xng kng) – обр. полт мысли, богатство воображения; (wnmbntng) – обр. быстрый, стремительный темп, англ. change horses in midstream – обр. производить крупные перемены в неподходящий момент; put the cart before the horse – обр .

начинать дело не с того конца (букв. «поставить телегу впереди лошади»);

climb on high horse – обр. вести себя высокомерно .

Ассоциативный признак «лошадь как транспортное средство»

раскрывается с другой стороны «лошадь как средство войны». Имплицитно выраженный аспект ФЕ, мотивированный ассоциативным признаком, уходит корнями в эпоху древних битв и сражений. Лошадь использовалась как для обеспечения войска продовольствием, так и как оружие: от успехов кавалерии часто зависел исход войны. Древний опыт зафиксирован во фразеологических словарях:

кит. (zhobng mim) – обр. заниматься военными приготовлениями; (jngtim) – обр. военные дела, война;

(qin jn wn m) – обр. могучее войско, огромная мощь;

(mggush) – обр. умереть на войне с честью, англ. war horse – обр. опытный человек, ветеран, Trojan horse – троянский конь .

великой стеной стояла за военной мощью Китайской Империи, ее колесницы и кавалерия стали символом власти и процветания:

(smgoj) – обр. выезд чиновников и знатных людей;(qi m qng kung) – обр. жить в довольстве .

В настоящее время лошадей применяют для охраны правопорядка во время митингов и шествий, интересно, что ассоциативный признак «лошадь как средство войны» является прототипическим для компонентов номинации современных военных устройств в английском языке, например, rockinghorse scanner – обзорная качающаяся антенна радиолокационной станции .

Интересно происхождение ФЕ Trojan horse, используемой в ситуации, когда изначально что-то кажется безобидным, но в итоге оказывается плохим. Данная ФЕ семантически мотивирована древнегреческим мифом, рассказывающим о поражении войск древнего города Троя, и эксплицирует негативную коннотацию. Приведем пример: Instead it (the Play Station 2) is an electronic Trojan Horse, intended to smuggle in to family homes an army of functions and applications which cancurrently be performed only by computers [www.independent.co.uk, 2017] – («Вместо (Play Station 2) электронный троянский конь, предназначенный для того, чтобы протащить в семьи армию функций и приложений, которые в настоящее время могут выполняться только компьютерами») .

Условно выделенный ассоциативный признак «лошадь как животное для верховой езды» обусловлен национально-специфическими традициями двух стран. Китай – огромная страна, поэтому в китайской лингвокультуре особое внимание уделяется путешествиям, традиционно летом люди отправляются в путешествие из жарких районов на север. Торговля и открытие Великого Шелкового пути из Азии на Запад были источником экономического процветания Китайской империи, что в совокупности обусловливает деятельность, в выполнении которой участвует компонентзооним, а также метафорически передает образ дороги, пути, эксплицирует положительные коннотативные значения. Приведем примеры ФЕ: (zum gunhu) – букв. «ехать на лошади и смотреть на цветы»

(обр. бегло осматривать); (xn m yu jing) – обр. идти куда глаза глядят; (lom sh t) – букв. «старый конь дорогу знает» (обр .

опытный человек) .

Положительная семантика ФЕ выражается в контексте, например, цитата из, национального издания КНР:„ [, 2017]. – («Существует китайская идиома «старый конь дорогу знает». Российско-китайские отношения подобны этой старой лошади, которая знает дорогу, дорогу развития и дружбы») .

С другой стороны, ассоциативный признак «лошадь как животное для верховой езды» эксплицирует и отрицательную коннотацию, хотя в общем процентном соотношении доля данных ФЕ невелика и составляет около 20% от общего числа фразеологических единиц с компонентом-зоонимом :

(rnknmf) – букв. «люди утомлены, лошади измучены» (обр. быть утомленным) .

В английской лингвокультуре ассоциативный признак «лошадь как животное для верховой езды» культурно детерминирован одним из самых популярных развлечений – скачками. Великобританию считают колыбелью этого современного спорта. Королевские скачки Royal Ascot, на которых присутствует Королева Великобритании, превратились в интернациональное событие.

Популярность конного спорта обусловливает возникновение ФЕ, имплицитно связанных со скачками:

англ. bet on the wrong horse – обр. принять неверное решение (букв .

поставить не на ту лошадь); drive a coach and horses through – обр. нaйти какую-либо лaзeйку; no horse in this race – обр. явный лидер .

Фразеологические единицы этой группы характерны для политического блока английских СМИ, так, находим пример: So, if the UK leaves the EU, it won't only undermine the Chinese relationship with the UK. It will also undermine Xi Jinping's image as a steady leader because he's betting on the wrong horse.[www.bbc.com, 2017] – («Итак, если Великобритания покинет ЕС, это не только подорвет отношения Китая с Великобританией, но также скажется на имидже Си Цзиньпиня как сильного лидера, потому что он принимает неправильное решение») .

Ассоциативный признак «лошадь – человек» в китайской лингвокультуре обладает положительной коннотацией. Реализованный в собранных ФЕ, данный признак путем метонимического переноса становится трудолюбивого, упорного человека, например, референтом (mdochnggng), буквальное значение этой ФЕ «лошадь добилась успеха», образное пожелание скорейших успехов и побед .

В английской лингвокультуре признак «лошадь – человек»

выражается сравнительными оборотами, является бивалентным и эксплицирует как положительную, так и отрицательную коннотации .

Например, eat like a horse – обр. обжора (негативная характеристика); strong as a horse – обр. сильный, как конь (положительная коннотация) .

В конце данного раздела обратимся к мифологии, (лошадь) входит в число символов Китайского зодиака (7 знак). По верованиям древних китайцев, она выполняла функции посредника между людьми и божествами .

В английской культуре лошадь выступает в качестве проводника душ в потусторонний мир, интересно, что лексема «nightmare» (кошмар) буквально переводится как «ночная кобыла» .

КОМПОНЕНТ-ЗООНИМ /COW (КОРОВА) В семантической подгруппе «домашний скот» компонент-зооним /cow (корова) находится на втором месте по фразеологической активности в китайском и английском языках. Для определения траектории развития семантики и фразеологической продуктивности зоонима /cow рассмотрим словарные дефиниции .

в толковом словаре имеет несколько толкований, так, основное значение 1 .

– млекопитающее, ноги заканчиваются копытами, на голове пара рогов, жвачное животное, обладает большой силой, в состоянии возделывать поле, тянуть телегу, мясо и молоко пригодны в пищу, рога, кожу, кости можно использовать в производстве;

кроме того, является – название звезды (9-е из 28 китайских зодиакальных созвездий): нюдоу – двойную звезду, созвездие Быка и созвездие Ковша; и, наконец,

– Упрямый и гордый: упрямство [www.zdic.net, 2017] .

В английском языке в словаре Macmillan приведена состоящая из трех частей дефиниция cow (корова): во-первых, an animal kept by farmers for its milk or meat. A male cow is called a bull, a female is a cow, and a young cow is a calf. Their meat is called beef. The sound a cow makes is written as moo – животное, которое содержится ради молока и мяса. Самец коровы называется бык, самка – корова, детеныш – теленок. Мясо коровы называется говядина, звук, который издает корова, – мычание; во-вторых, the female of some types of animal such as an elephant or whale – самка некоторых животных, таких как слон или кит, и последнее, с пометкой «оскорбительное» an insulting word for a woman, especially one who is stupid or unkind – оскорбительное слово для женщины, особенно, если она глупая или недобрая [www.macmillandictionary.com, 2017] .

Необходимо отметить, что в китайском языке зооним определяет как корову, так и быка, гендерная унификация крупного рогатого скота объясняется тем, что в Китае никогда не было молочного животноводства, и корова использовалась точно так же, как и бык для сельскохозяйственных работ .

На основании данных, приведенных в толковых словарях, можно предположить, что семантика компонента-зоонима /cow (корова) должна включать базовые ассоциативные признаки «еда» – «тягловое животное», объединяющиеся в общий «источник стабильности». В английском языке в данную подгруппу также были включены ФЕ с компонентами calf (теленок) и bull\ox (бык). В китайском языке, как было сказано выше, гендерная и возрастная дифференциация определена дополнительными лексемами .

Обратимся к анализу собранных ФЕ, сгруппировав их по выделенным ассоциативным признакам .

Ассоциативный признак «корова как еда» обусловлен важным сельскохозяйственным значеним, которое играла корова в жизни крестьянской семьи и, как следствие, государства в целом. Идиоматическое значение ассоциативного признака «корова как еда» репрезентовано при помощи метафорической интерпретации компонента-зоонима.

Приведем примеры ФЕ:

кит. (po dng ji ni) – букв. «разделать тушу коровы» (обр .

овладеть чем-то в совершенстве); (mijinmini) – букв. «продать меч и купить корову» (обр. обратиться к честному труду), англ. Why buy a cow when you can get milk for free?– обр. Зачем платить за то, что можно получить даром?; a cash cow – обр. что-либо приносящее хороший доход; milk the bull – обр. ждать от быка молока .

Антропометрическая направленность ассоциативного признака ярко выражается в контексте, а именно в интерпретации образа адресанта и национально-культурном образе действительности. Например, The UKbacked Libyan coast guard is running a racket in the Mediterranean Sea by turning its leg itimate power to stop migrant crossings into a cash cow, according to victims accounts [www.independent.com, 2017] – («По информации, поступившей от жертв, ливийская береговая охрана, поддерживаемая Великобританией, занимается рэкетом в Средиземном море, незаконно используя силу, чтобы остановить переселение мигрантов в хорошее место») .

Ассоциативный признак «корова – тягловое животное» представлен разнообразными ФЕ, мотивированными фенотипическими параметрами зоонима /cow (корова): сила, мощь, выносливость.

Все это нашло свое отражение в следующих ФЕ обоих языков, описывающих тяжелый труд (ассоциативный признак «тягловое животное»):

кит. (ni go m d) – обр. сильный человек; (loni pch) – букв. «старый бык, запряженный в поломанную» (телегу обр .

работать через силу); (f ni chng m) – букв. «запрягать корову, садиться на коня» ( обр. занимать не свое место), англ. as strong as an ox, (as) strong as a bull – обр. очень сильный; as patient as an ox – обр. очень терпеливый; to take the bull by the horns – обр .

смело приступить к делу (букв. взять быка за рога) .

В английском же языке ФЕ, мотивированные данным признаком, реализуют положительный оттенок значения, а в китайском – отрицательный .

Процесс метафоризации образа «корова – женщина» и «бык – мужчина» обеспечивает дистрибуцию коннотативной и когнитивной информации зоонима /cow (корова) .

кит. (ni go m d) – обр. о высоком мощном человеке, англ. awkward as a cow on a crutch – букв. «как корова на льду» (обр .

неуклюжий); sacred cow – обр. не подлежащий критике .

В зависимости от компонентов ФЕ, входящих в состав, зооним /cow (корова) может иметь как положительную, так и отрицательную коннотацию, что явно видно из приведенных выше примеров .

Значение зоонима (корова) в мифологии китайской лингвокультуры чрезвычайно высоко. Он является вторым знаком двенадцатилетнего календаря, символизирует силу, упорство, в некоторых случаях даже упрямство .

В дефиниции словаря, приведенной нами выше, говорится, что (Корова) – символ Пастуха из красивого мифа о жизни Пастуха и Ткачихи .

Рассмотрим подробнее этот миф: праздник в честь двух влюбленных, Пастуха и Ткачихи, который называется. Легенда возникла, вероятно, в конце I тысячелетия до н. э., ткачиха Чжи-нюй однажды увидела пастуха Ню-лана и полюбила его. Радуясь счастливой семейной жизни, Ткачиха забыла о своей работе, ткать облака, поэтому ее отец разлучил их .

Влюбленные могут встретиться только в 7-ой день 7-го месяца по лунному календарю. Эта легенда нашла свое отражение в национально-специфичных фразеологических единицах, метафорически представляющих встречу влюбленных:(qin ni zh n); (Nilngzhn).

Находим пример:

““ [, 2017] – («Традиционная культура получает все большую поддержку, так, в праздник Цисицзе люди смотрят в голубое небо, ожидая встречи Пастуха и Ткачихи») .

КОМПОНЕНТ-ЗООНИМ /SHEEP (БАРАН) В рассматриваемой семантической подгруппе / sheep относится к зоонимам с высокой степенью продуктивности в китайском языке и к зоонимам с низкой степенью продуктивности в английском языке .

В китайском словаре толкование зоонима (овца) короткое, детерминирующее основные признаки:

– Млекопитающее, относится к подотряду жвачных, обычно на голове имеется два парных рога, выведено много пород: домашняя овца, дзерен, антилопа, ягненок, писчая кисть из волоса овцы... [, 2017] .

Один из самых авторитетных английских словарей Webster толкует зооним sheep (овца) следующим образом: any of numerous ruminant mammals of the genus Ovis, of the family Bovidae, closely related to the goats, especially O .

aries, bred in a number of domesticated varieties – любое из многочисленных жвачных млекопитающих…, тесно связанных с козами, особенно относящееся к ряду одомашненных пород. 2. leather made from the skin of these animals. – выделанная баранья кожа. 3. a meek, unimaginative, or easily led person – смиренный, приземленный, легкоуправляемый человек [www.dictionary.com, 2017] .

Анализ словарных статей, эмпирический опыт и собранная картотека ФЕ позволили выделить релевантные ассоциативные признаки, включенные /sheep во вторичное семантическое значение зоонима (баран):

«беззащитное животное» – «овечья шерсть» – «домашнее животное» .

Первый признак «баран как беззащитное животное» детерминирован противопоставлением во внутренней структуре ФЕ с хищными зверями:

(тигром), (драконом) – в китайском, wolf (волком) – в английском языке .

Баран наряду с тигром и драконом считается покровителем людей, в связи с этим противопоставление хищного животного и деликатного барана характерно для культуры Китая:

кит. (h r yng q) – букв. «тигр вломился в баранье стадо» (обр. пользуясь силой, делать вс); ( h p yng) – букв .

«голодный тигр навалился на барана» (обр. яростно, быстро); (r lng m yng) – букв. «волк пасет овец» (обр. жестокий начальник) .

Например, :

… [www.peopledaily.com.cn, 2017]. – («Женщина, девушка хочет как можно раньше обручиться, обычный стереотип: навалиться как голодный тигр на барана – это истоки современного искусства…») .

Для английской лингвокультуры характерно не только противопоставление «беззащитное\хищное животное», a wolf in sheep's clothing – букв. волк в овечьей шкуре; но и противопоставление другому домашнему животному – козе: separate the sheep from the goats – букв .

отделить овец от коз (обр. отделить хорошее и плохое) .

Следующий выделенный нами ассоциативный признак – «овечья шерсть», обусловлен невербальными знаками, которыми являются фрагменты действительности, как то цвет шерсти, ее органолептические свойства, которые и обладают информативным характером. Данный факт репрезентован в обоих языках .

В китайском языке ФЕ, относящихся к классу ченъюев найдено не было. Тем не менее ФЕ, относящяся к классу мотивированная ассоциативным признаком – «овечья шерсть» есть: (yng mo ch zi yng shn shng) – букв. «овечья шерсть берется с овцы» (обр. за чужой счет), мотивированная данным признаком, эксплицирует негативную коннотацию .

Так, в ежедневном китайском издании был найден пример 3500 [www.peopledaily.com.cn/, 2017]– («Чувствуется, что это будет за чужой счет. Хотя в интернете есть возможность купить машину, но обслуживание сразу же будет стоить 3500 юаней, это очень дорого») .

В английском языке ФЕ, метафорически переосмысливающих ассоциативный признак, больше. Например, white sheep – обр. покорный, послушный, антоним black sheep – обр. мятежный, испорченный .

Негативная коннотация ФЕ black sheep обусловлена тем, что шерсть черной овцы сложно перекрасить в какой-то другой цвет, кроме того, в английской культуре считалось, что черный цвет – цвет дьявола .

Ассоциативный признак «баран как домашнее животное» обусловлен тем фактом, что баран требует заботы и внимания от человека, он послужил основой для возникновения целого пласта ФЕ в китайском и английском языках:

кит. (wng yng b lo) – букв. «чинить хлев, когда овцы пропали» (обр. лучше поздно, чем никогда); (shyngjim) – букв .

«девять пастырей на десять баранов» (обр. слишком много начальства), англ. separate the sheep from the goats – букв. «отделять овец от коз» .

Обратимся к мифологическому компоненту семантики зоонима /sheep (баран). В Китае баран является одним из животных 12-летнего лунного цикла, добрым и безобидным для окружающих животных, он приносит удачу, что детерминирует его употребление в качестве ключа .

Ключ входит в состав таких иероглифов, как (красивый); (любить;

восхищаться, восхвалять) .

В английской лингвокультуре мы наблюдаем явление сакрализации sheep (барана), а именно ягненка, на основе сюжетов из священной книги христиан – Библии. Например, separate the sheep from the goats, a wolf in sheep's clothing (Евангелие от Матфея); образ овцы (барана) обладает положительной коннотацией в библейских ФЕ, тем не менее его считают тупым животным: to follow like sheep – обр. следовать за кем-то, as silly as a sheep – обр. глупый как овца .

До начала двадцатого столетия в Великобритании большое внимание уделялось производству и экспорту высококачественной овечьей шерсти .

Символом богатства в Англии до настоящего времени является мешок, набитый овечьей шерстью .

Перейдем к рассмотрению зоонима / pig (свинья), который стал олицетворением многих человеческих пороков в китайском и английском языках .

КОМПОНЕНТ-ЗООНИМ /PIG (СВИНЬЯ)

/pig Зооним (свинья) относится к зоонимам с низкой продуктивностью в китайском языке и является высокопродуктивным в английском языке. Развитие семантики значения компонента-зоонима, как и в предыдущих случаях, обусловлено фенотипическими признаками и сельскохозяйственным значением домашнего животного. Ученые полагают, что свинью одомашнили в Китае около восьмого тысячелетия до н.э .

Итак, обратимся к словарным статьям, в которых детерминированы основные особенности животного .

Китайский толковый словарь предлагает следующую дефиницию

– млекопитающее, мясо, годное в пищу, кожа щетинистая, используется для изготовления щеток, кожу выделывают, навоз является очень хорошим удобрением [www.zdic.net, 2017] .

Словарь Makmillan описывает pig как, во-первых, an animal with no fur and a curly tail kept by farmers for its meat. A female pig is called a sow and a young pig is called a piglet. The meat from a pig is called pork – животное без меха, хвост колечком, которое содержат фермеры ради их мяса. Самка называется свинья, детеныш – поросенок, мясо – это свинина; во-вторых, an insulting word for someone who behaves in an unpleasant way – оскорбительное слово, описывающее невежливого человека .

После сопоставления дефиниций словарей и анализа собранных ФЕ мы можем выделить ассоциативные признаки: в первую очередь свинья – это «животное, содержащееся ради использования мяса», во-вторых, – это ценный «ресурс для производства». Забегая вперед, отметим, что последний признак не является релевантным мотивационным для ФЕ, поскольку он обусловлен более поздним применением в промышленности шкуры и др .

частей животного. Английский словарь также детерминирует семантику зоонима pig как обсценной лексики, данный аспект не является предметом этого исследования .

Согласно алгоритму, принятому в настоящей работе, обратимся к описанию ФЕ с компонентом-зоонимом /pig (свинья) .

Ассоциативный признак «животное, содержащееся ради использования мяса» эксплицирует негативную коннотацию в китайском и английском языках. Как известно, чтобы мяса было много, свинью всегда хорошо кормят, это всеядное животное, не слишком аккуратное в приеме пищи.

Эти экстралингвистические знания имплицитно представлены на уровне внутренней формы ФЕ:

кит. (n zh ji gu), (n zh li gu) – обр. грубый, неделикатный человек или его поведение, англ. eat like a pig – обр. есть как свинья, fat as a pig – обр. толстый как свинья, make a pig of oneself – обр. есть очень много и неаккуратно .

Ассоциация «свинья\человек» обусловливает сравнительный фразеобразующий компонент семантики зоонима (свинья) .

/pig Метафорические номинации, связанные с описанием недостойной манеры поведения, эмоциональных состояний, обусловлены данной метафорой .

Негативный экспрессивный эффект достигается путем сравнения субъекта эмоций и компонента-зоонима /pig (свинья):

кит. (zh png gu yu) – обр. плохая компания, праздно проводящая время; (zh bi gu lin) – обр. лицемерный, англ. sweat like a pig – обр. нервничать; squeal like a stuck pig – обр .

хрюкать, как свинья; make a pig's ear of (something) – обр. сделать дело плохо .

В заключение обратимся к китайской мифологии, жизнь Zh одного из известнейших комических персонажей китайского Bji, фольклора, послужила источником целого пласта ФЕ. Он впервые появляется в романе У Чэнъня «Путешествие на Запад», Чжу Бацзе наполовину свинья, а наполовину человек, стал героем ряда китайских сыхоуюй: - – обр. о пытающемся замаскироваться безобразии; - – обр. несоответствие заявленному образцу; - – обр. чванство; -– обр. попытка скрыть истину. ФЕ, мотивированные образом, являются национально-специфическими для китайской культуры .

В Китайском зодиакальном круге свинья завершает 12-летний годовой цикл не случайно, согласно легенде, она стала символом года, поскольку назначенное животное не явилось к Нефритовому императору, и посланному на поиски слуге первой встретилась свинья. В Китае свинья – символ мужской силы (плодовитость свиньи, вероятно, послужила основой для данной ассоциации). Китайцы также считают свинью символом процветания, семантика иероглифа (семья) может быть расшифрована как «свинья в доме», в переносном смысле – процветание и благополучие семьи, если в доме есть свинья, то все хорошо .

В Великобритании аллюзии священной книги христиан Библии наложили свой отпечаток на семантическую интерпретацию зоонима pig в устойчивых выражениях.

Так, поскольку в Библии свинья считается нечистым животным, мы находим следующие примеры:

англ. happy as a pig in muck, happy as a pig in shit – букв. счастлив, как свинья в грязи (обр. сумасшедший от счастья) .

Например, An abandoned little porker is happy as a pig in muck after being given a new home [http://www.bbc.com, 2017] – («Брошенный маленький поросенок был ужасно счастлив обрести новый дом») .

Интересен тот факт, что в истории Великобритании и США была война из-за убитой свиньи, логично получившая название Pig War или Pig and Potato War, длившаяся 5 месяцев, жертвой которой оказалась одна убитая хрюшка .

Рассмотрение рекуррентных фразеологических единиц с компонентом-зоонимом, относящихся к подгруппе «домашнее животное», показывает, что зоонимы goat/коза (5 ФЕ), camel/верблюд (5 ФЕ), в английском языке являющиеся малопродуктивными, в китайском языке обнаружены не были. Компонент-зооним donkey/ (осел) насчитывает 25 ФЕ в китайском языке и 9 ФЕ в английском языке. Дистрибуция зоонимных фразеологических единиц в английской лингвокультуре шире, мы видим таких животных, как goat/коза, camel/верблюд. Данный факт можно объяснить влиянием христианства на мифологическую систему Англии, поскольку именно в Библии упоминаются donkey/осел, goat/коза и camel/верблюд, кроме того, колониальное прошлое Великобритании оставило свой след во фразеологии современной Англии. Однако общее количество ФЕ в китайском языке примерно в 1.5 раза превышает количество ФЕ в английском .

Как представлено на диаграмме (Рисунок 2), наиболее продуктивным является зооним /horse (лошадь). В обоих языках на 2 месте находится /cow зооним (корова). Высокая фразеологическая активность свидетельствует о том, что важность животных в сельскохозяйственной жизни чрезвычайно велика в культуре обоих народов. На 3 месте в китайском языке компонент зооним (овца), важность коллектива для китайской культуры обусловливает фразеологическую активность зоонима, религиозная интерпретация обусловила нахождение на 3 месте компонентазоонима pig (свинья) в английском языке .

–  –  –

Рисунок 2 – Распределение фразеологической активности компонентов-зоонимов подгруппы «домашний скот»

В следующем параграфе обратимся к описанию семантической подгруппы «домашние питомцы» в китайском и английском языках, включающих самых древних представителей: /cat (кошка) и /dog (собака) .

–  –  –

Домашние питомцы, в отличие от животных сельскохозяйственного и практического предназначения, в первую очередь доставляют людям положительные эмоции, служат для общения. Издревле собаки и кошки живут рядом с людьми, их присутствие делает жизнь человека эмоционально комфортнее .

Предки собаки точно неизвестны, ученые выдвигают различные версии, так, звучат варианты волк, шакал или койот. Собака помогает человеку на войне, в полиции, тонкий нюх собак позволяет им разыскивать наркотики и людей под завалами зданий, это незаменимый помощник пастуха и охранник дома, транспорт на севере и цирковая артистка .

Остается дискуссионным вопрос о том, насколько кошка относится к домашним питомцам, хотя, предположительно, она была одомашнена 8000 до н.э на Ближнем Востоке. Кошки по-прежнему являются загадочными животными и сохраняют повадки своих диких собратьев, охотятся на птиц и грызунов и ведут независимый образ жизни .

Выбор вышеперечисленных зоонимов из всего многообразия современных домашних любимцев обусловлен тем, что, как было сказано выше, они являются самыми древними домашними питомцами, живущими рядом с людьми, их значимость способствует проекции характерных особенностей характера человека, способности передавать разнообразные психофизиологические состояния .

КОМПОНЕНТ-ЗООНИМ /DOG (СОБАКА) Собака – верный спутник человека на охоте, охранник дома, домашняя любимица. Для того, чтобы проанализировать, какие признаки /dog (собака) являются релевантными, обратимся к дефинициям лексемы в толковых словарях .

В китайском gu определяется следующим образом:

– Собака – это млекопитающее, выведено много пород собак, слух и обоняние обостренное, охраняет дом. Люди тренируют собак для военной и полицейской службы [www.zdic.net, 2017] .

Словарная статья Macmillan dictionary предлагает толкование dog – это 1. an animal kept as a pet, for guarding buildings, or for hunting. A young dog is called a puppy. 2. a male dog or a male animal that belongs to the same group of animals as dogs, such as a male wolf or fox. – Собака 1. Это животное, которое относится к домашним животным, охраняет дом, используется на охоте. Маленьких собак называют щенки. 2. Собака также используется для общего наименования вида собачьих, к которым относят мужских особей волка и лисы [www.macmillandictionary.com, 2017] .

Систематизация и анализ словарных данных позволяет говорить о собранных ФЕ с компонентом-зоонимом dog (собака).

Наиболее важным для носителей исследуемых языков представляется ассоциативный признак «защитник дома»:

кит. (gu fi fi zh) – букв. «собака не лает на своего хозяина», (dguknzh )– букв. «прежде чем бить собаку, посмотри — кто ее хозяин» (обр. влезая в дела дурных людей, следует не забывать о тех, кто может за ними стоять), англ. barking dog never bites – букв. лающая собака не кусает, keep a dog and bark yourself – букв. «если держишь собаку, сам не лай» (обр. не работай за своего подчиненного) .

Ассоциативный признак «собака\человек» в 90 % имеет отрицательную коннотацию в исследуемых языках.

Так, они используются для общей характеристики недостойного, низменного поведения человека:

кит. (zh png gu yu) – обр. дурная компания; гуляки, бездельники, (lxn gufi) – обр. жестокий и беспринципный, подлый и низкий; (gup btng) – обр. несусветная чушь, англ. look for a dog to kick – букв. «искать собаку, чтобы ударить» (обр .

искать мальчика для битья), You can not teach an old dog new tricks. – букв .

«старого пса новым штукам не выучишь» (обр. в старости поздно переучиваться), fight like cat and dog, cat-and-dog life – букв. «жить как кошка с собакой» (обр. семейные склоки) .

В контексте коннотация английского языка может меняться на положительную. Например, Electronic pets might seem pointless, but they can be smarter than you think. Sanjida O'Connell meets an artist who's teaching old dogs useful new tricks [www.independent.co.uk] – («Электронные питомцы кажутся бесполезными, но они могут быть умнее, чем вы думаете. Санджа О Коннел встретилась с артистом, который учит старых псов новым трюкам») .

В китайском языке подобного изменения не наблюдаем:

[, 2017] – («Этот человек безумный, он говорит непроходимую чушь!») .

Из документов Древнего Китая известно, что (собака) с наступлением ночи меняется и становится демонической сущностью, забывая все хорошее, что есть в ней. Возможно, это поверье мотивировало то, что метафорический признак «собака/человек» эксплицирует негативную коннотацию. Тем не менее мы можем наблюдать и нейтральную коннотацию .

Рассмотрим примеры:

кит.(gu fi b jng) – букв. лай собаки не вызывает паники (обр. стабильность), англ. let sleeping dogs lie – обр. не создавайте проблем раньше времени; a live dog is better than a dead lion – букв. живая собака лучше мртвого льва (обр. не стоит жалеть о неосуществимом) .

Исходя из семантики приведенных фразеологических единиц, можно /dog заключить, что значение зоонима (собака) в качестве фразеобразующего компонента актуально и для описания нейтральных ситуаций .

Непременным условием метафоризации являются древние мифологические ценности, созданные человечеством в рамках той или иной лингвокультуры. По китайскому календарю собака является одиннадцатым знаком. Наступление года (собаки) означает процветание. Для китайцев собака символизирует верность и преданность. Умершего хоронили вместе с его собакой, поскольку она считалась проводником в мир духов, символом жизни после смерти .

В Китае собак едят. В городе Юйлинь ежегодно проходит фестиваль, посвященный поеданию и приготовлению собачьего мяса.

В Китае закрепилось представление о том, что собачье мясо очень вкусное, существует ФЕ, мотивированная этим представлением:

(букв. драконье мясо в небе, собачье – на земле). Следовательно, ассоциативный признак «собака как еда» можно считать национальноспецифичным для культуры Китая .

В фольклоре британских островов Barghest – черная собака, злые духи, приносящие горе и несчастье, предвестник смерти. Hellhound – адская гончая, Church Grim – дух, появляющийся в виде черной собаки .

Например, Grim появляется в книге о Гарри Поттере: «The Grim, my dear, the Grim! cried Professor Trelawney, who looked shocked that Harry hadnt understood. „The giant, spectral dog that haunts churchyards! My dear boy, it is an omen – the worst omen – of death!’ – «Грим, мой дорогой, Грим! – воскликнула профессор Трелони, пораженная тем, что Гарри не понимает .

«Огромный призрачный пес, который обитает на кладбище! Мой милый мальчик, это знак, страшный знак смерти!» .

Образ hellhound встречается в книгах Артура Конан Дойля «Собака Баскервилей», дьявольская собака становится причиной смерти Чарльза Баскервиля .

Мифологические архетипы, таким образом, становятся прообразом для возникновения фразеологического пласта, что раскрывает негативную коннотацию собственно ФЕ с компонентом-зоонимом /dog (собака) .

Этнокультурный мир человека интерпретирует языковое сознание, представляет взгляд коллектива на мифологический образ .

Вместе с собакой к домашним питомцам относится кошка, в следующей части перейдем к рассмотрению компонента-зоонима / cat (кошка) .

КОМПОНЕНТ-ЗООНИМ /CAT (КОШКА) Кошка – прирожденный охотник, типичный представитель семейства кошачьих. Кошка – это противоречивое животное, как в китайской, так и в английской лингвокультуре, зооним (кошка) относится к / cat малопродуктивным в китайском и к продуктивным в английском языках .

Рассмотрим толкования, представленные в словарях .

В толковом словаре китайского языка mo определяется следующим образом: 1 .

2. – млекопитающее животное, с круглой мордой, лапы с острыми когтями, обладает гибким телом, ловит мышей. диал. прятаться [www.zdic.net, 2017] .

В Macmillan dictionary находим словарную статью о зоониме cat: 1. an animal with soft fur, a long thin tail, and whiskers, that people keep as a pet or for catching mice. A young cat is called a kitten. 2. a wild animal that looks like a large cat, for example a lion or tiger – животное с мягким мехом, длинным тонким хвостом и усами, люди держат этих животных как домашних питомцев или для ловли мышей. Детенышей называют котятами. 2. Дикое животное, которое похоже на большую кошку, например, лев или тигр [www.macmillandictionary.com2017] .

В семантической структуре лексемы / cat (кошка) уже на этапе анализа словарных дефиниций выделяется основной ассоциативный признак «способность ловить мышей», который выступает как частный случай образа кошки-хищницы. Признак мотивирован традиционной поведенческой схемой естественной пищевой цепочки, а именно тем, что кошка питается мышами .

Приведем примеры:

кит. (mok losh) – букв. кот оплакивает мышь (обр .

выражать притворное сочувствие), (mosh tngch) – букв. кошка и мышка живут вместе (обр. покрывать плохие поступки),(mosh tngr) – букв. кошка и мышь вместе пьют молоко (обр. покрывать проступки), (qingshnimo) – букв. «в крайности мышь укусит и кошку» (обр. в крайнем случае, даже слабые способны на подвиг), англ. keep no more cats than can catch mice – обр. минимум, play cat and mouse – обр. победить кого-то, обманув его, when the cat's away the mice will play – обр. без кота мышам раздолье, cat in gloves catches no mice (букв .

кошка в перчатках мышей не поймает) – обр. без труда не получится достичь успеха, а shy cat makes a proud mouse – букв. у робкой кошки мышь хвастлива .

Все фразеологические единицы опосредованно мотивированы противопоставлением / cat (кошки) и /mouse (мыши) и эксплицируют негативную коннотацию .

В процессе анализа ФЕ был выделен еще один ассоциативный признак «вражда кошки и собаки». Инстинкты, обусловленные тем, что собака является стайным животным семейства псовых, а кошка – одиночное существо, нарушение единоличного пространства которого недопустимо.

В китайском и английском языках находим следующие примеры:

кит. (mo gu) – букв. «любая кошка, любая собака» (обр .

любой, кто угодно, неудачник), англ. fight like cat and dog, cat-and-dog life – обр. склоки, жить как кошка с собакой, cats and dogs – обр. сомнительные ценные бумаги .

Метафорический перенос на окружающую действительность в обоих языках эксплицирует негативные коннотативные значения. Например, «He's a fantastically talented producer, but we fight like cat and dog when we work

– – фантастически together» [http://www.independent.co.uk,2017] («Он талантливый продюсер, но мы были как кошка с собакой, пока работали вместе») .

Принимая во внимание тот факт, что семантический признак «вражда кошки и собаки» является мотивирующим для вышеприведенных идиом, этимология ФЕ It's raining cats and dogs (обр. сильный дождь) остается дискуссионной. Первоисточник приписывается, по некоторым сведениям, перу Джонатана Свифта или Даниэля Дефо, согласно другой легенде, во время одного из наводнений во время сильных дождей из канализации Лондона вымыло трупы кошек и собак .

Национально-специфичная ФЕ grin like a Cheshire cat (ухмыляться) обязана своим появлением классической книге Льюиса Кэрола «Алиса в Зазеркалье». Например, на сайте телекомпании BBC данная ФЕ реализуется в следующем контексте: The CEO of Mayweather Promotions has been grinning like a Cheshire cat all the way through this world tour [www.bbc.com, 2017]. – («Директор промоутерской компании Mayweather Promotions ухмылялся на протяжении всего мирового тура») .

Произношение в китайском языке лексемы (mo) похоже на мяуканье кошки. Если разбить иероглиф кошка на ключи, то он состоит из компонентов: (поле), (трава) и ключевого компонента (животное), т.е. мы наблюдаем имплицитное графическое изображение ассоциации «кошка-хищница». Интересна ФЕ (zhomohuh) – букв. «рисовать с кошки тигра» (обр. слепо копировать), имплицитно относящая к образу кошки-хищницы .

Например:

“” [, 2017] – («В то время я работал в Организационном отделе ЦК КПК, многие работники не справлялись со своими обязанностями. Они не работали, а работало вышестоящее руководство. Как говорят, они слепо копировали, и много дел превращалось в пустую формальность») .

Кошка считалась покровительницей дома в Китае, символизировала процветание. Статуэтку кошки с поднятой лапой, по учению Фэн-шуй, ставят в офисах .

В мифологии Великобритании кошка – обязательная спутница ведьмы, помимо этого ведьмы превращаются в кошек, поэтому кошек часто убивали, тем не менее, black cat – символ удачи, поскольку, по поверью, он уже «забрал несчастья с собой». Времена изменились, суеверия уступили место здоровому практицизму, и уже в Викторианскую эпоху была выведена порода кошек, именуемая британской, с плотной короткошерстной шкуркой .

Более ста лет назад появилась мода, которая не проходит до сих пор на кошек-служащих, которые охотятся за мышами даже в королевском дворце .

Для более наглядного представления распределения количества зоонимов /cat (кошка),/dog (собака) в китайском и английском языках воспользуемся следующей диаграммой (Рисунок 3):

–  –  –

Рисунок 3 – Распределение фразеологической активности компонентов-зоонимов подгруппы «домашние питомцы»

Итак, ФЕ, относящиеся к подгруппе «домашние питомцы», преобладают в английском языке по сравнению с китайским. Компонентзооним /dog (собака) является наиболее продуктивным в обоих языках, компонент-зооним (кошка) представлен гораздо меньшим /cat количеством ФЕ. Выделенные метафорические признаки обусловлены особенностями поведения животных .

Фразеологические единицы с компонентом-зоонимом «домашние животные» в китайском языке составляют 35.5% от общего количества собранных ФЕ, а в английском – 65.7%. Однако распределение семантических подгрупп в группе «домашние животные», как показано на Рис.4, примерно одинаково – подгруппа «домашняя птица» составляет 19% в китайском и 18% в английском от общего числа компонентов-зоонимов группы «домашние животные», семантическая подгруппа «домашний скот»

наиболее многочисленна в обоих языках (66% и 54% соответственно), и, наконец, лексико-семантическая подгруппа «домашние питомцы»

составляет 15% и 28% соответственно (Рисунок 4) .

–  –  –

Рисунок 4 – Структура семантической группы «домашние животные»

Рассмотренные метафорические признаки были выделены на основе анализа словарных статей, экстралингвистических данных и собранной картотеки ФЕ. Учитывая национально-культурную специфику китайского и английского языков, были выявлены универсальные метафорические признаки, обусловленные биологической сущностью и универсальным фенотипическим образом компонентов-зоонимов .

В следующем параграфе обратимся к описанию группы фразеологических единиц с компонентом-зоонимом «дикие животные» в китайском и английском языках, предварительно разбив их на лексикосемантические подгруппы, ориентируясь на параметры биологической классификации: «хищники», «травоядные и всеядные животные», «пресмыкающиеся и земноводные», «дикие птицы» .

2.3. Семантическая группа фразеологических единиц с компонентомзоонимом «дикие животные» в китайском и английском языках Дистрибуция во ФЕ компонентов-зоонимов группы «дикие животные» и их роль в формировании национально-культурной специфики фразеологического фонда чрезвычайно высока. В словаре Т. Ф. Ефремовой одно из определений лексемы «дикий» гласит: «находящийся в естественном, первозданном состоянии» [www.efremova.info, 2017] .

Словарь С.И. Ожегова добавляет: «неприрученный, неодомашненный (о животных)» [www.вокабула.рф, 2017] .

Дикие животные сами заботятся о себе и о потомстве, добывают себе пропитание, защищают себя. В отличие от тех, кого приручил человек. Этот аспект экстралингвистического знания предопределил дистрибуцию компонента-зоонима во ФЕ китайского и английского языков. Влияние человека на ареал распространения диких животных трудно переоценить – некоторые животные практически исчезли, другие находятся на пороге вымирания, ареалы их обитания сокращаются вследствие хозяйственной деятельности человека .

Становление информационного общества породило циркуляцию информации и сведения о животных, изначально не обитавших на какойлибо территории, что стало мотиватором появления некоторых ФЕ .

Исторические ареалы обитания диких животных изменились в связи с ростом городов и, как следствие, сокращения популяций в связи с деятельностью человека, тем не менее ФЕ дошли к нам из глубины веков и сохранили национально-культурную специфику и факт исторического расселения диких животных .

В данном параграфе считаем необходимым уделить внимание ареалу обитания диких животных, поскольку это является важным обстоятельством для появления ФЕ и их качественного и количественного разнообразия в языке .

В нашем исследовании группа «дикие животные» была разделена на 4 больших лексико-смантических подгруппы: «хищные звери», «травоядные и земноводные», «пресмыкающиеся и земноводные» и «дикие птицы» по способу питания и месту животных в пищевой цепочке .

Итак, рассмотрим первую кроссовер-подгруппу «хищники», объединившую в себе компоненты-зоонимы / tiger (тигр), /wolf (волк), /fox (лиса), /bear (медведь), /lion (лев) .

2.3.1. Семантическая подгруппа, включающая компонент-зооним «хищники»

Семантическая подгруппа «хищные звери» объединяет представителей отряда хищные класса млекопитающих. Хищные звери обитают и в Европе, и в Азии, они нападают на жертву и убивают ее, их основной способ питания – охота. Они находятся на вершине пищевой пирамиды и практически не испытывают конкуренции. Хищники как опасные звери, соседство с которыми вынуждало быть исключительно осторожными и наблюдательными, всегда вызывали огромный интерес человека, этим обусловлена многочисленность ФЕ, включающих компонентзооним подгруппы в китайском и английском языках. Это компонентызоонимы / tiger (тигр), /wolf (волк), /fox (лиса),/lion (лев), /bear (медведь), по способу питания относятся к всеядным, тем не менее они превосходные охотники и практически не имеют врагов .

Приступим к рассмотрению зоонимов семантической подгруппы, расположив компоненты-зоонимы подгруппы «хищные звери» по степени снижения их продуктивности в китайском языке .

КОМПОНЕНТ-ЗООНИМ /TIGER (ТИГР) Тигр – один из самых опасных хищников на земле, исторический ареал его распространения находится на территории Азии, современного Дальнего Востока России, Китая, Афганистана и Юго-Восточной Азии, в китайском языке в группе «дикие животные» было найдено более 200 ФЕ с компонентом-зоонимом (тигр). В английском языке идиом с компонентом-зоонимом tiger (тигр) немного, он относится к числу непродуктивных, насчитывает менее 10 ФЕ .

Поскольку ареал распространения хищника приходится на территорию Китая, именно в китайском языке с ним связано множество интереснейших ФЕ. Для определения релевантных ассоциативных признаков вначале рассмотрим толкования, данные в национальных толковых словарях .

в толковом словаре имеет следующую дефиницию “ ” – млекопитающее, цвет шерсти желто-коричневый, на шкуре имеются черные полоски, характер свирепый, сильный зверь. Кости, кровь, а также внутренние органы используются в китайской медицине (общепризнанное наименование ) [www.zdic.net, 2017] .

В словаре английского языка Мacmillan подчеркивается азиатский характер tiger, так, предлагается дефиниция: a large Asian wild animal that has yellowish fur with black lines and is a member of the cat family. The female tiger can be called a tiger or tigress. A young tiger is called a tiger cub. – Тигр большое азиатское дикое животное, с желто-коричневой шерстью и черными полосками на шкуре, относится к семейству кошачьих. Самку называют тигрицей, а детеныша – тигренком [www.macmillandictionary.com, 2017] .

Словари детерминируют общий фенотипический признак, выделяющий тигра среди других животных – песочно-желтый цвет шкуры с черными полосами, китайская дефиниция указывает медицинское значение тигра и его злой нрав, английская дает ссылку на место обитания тигра – Азию, поскольку в Великобритании в дикой природе он не встречается .

На основе сопоставления словарных дефиниций представим возможные ассоциативные признаки: тигр как «хищное животное» и «объект охоты». Цвет шерсти, детерминированный в толковых словарях в качестве компонента описания фенотипа животного, не является метафорически релевантным признаком .

Тигр как «хищное животное» – это основной ассоциативный признак, на основе которого с использованием экстралингвистических знаний в дальнейшем будут выделены сопутствующие.

На уровне внутренней формы ФЕ имплицитное упоминание качеств хищника продиктовано тем, что он считается одним из самых опасных в мире в прямом и в переносном смысле:

кит. (hsh dndn) – букв. «смотреть хищно, как тигр» (обр .

смотреть с жадностью); (tnh s bin) – букв. «при упоминании тигра меняться в лице» (обр. бояться, пугаться), англ. to fight like a tiger – обр. отважно сражаться; (as) fierce as a tiger – обр. свирепый как тигр .

Поскольку тигр – опасное хищное животное, для своей защиты люди охотились на них, поэтому «тигр как объект охоты» – это второй ассоциативный признак .

кит. (y h mup) – букв. «совещаться с тигром о том, как получить его шкуру» (обр. о противоположных интересах), англ. have (or catch) a tiger by the tail – обр. сложная проблема, потенциально сильная и опасная. He who rides a tiger is afraid to dismount – обр. иногда опаснее остановиться, чем продолжать .

В китайском толковом словаре отмечается факт использования частей (тигра) в качестве компонента лекарств традиционной китайской медицины .

В китайской лингвокультуре тигр предстает сильным и бесстрашным животным, его авторитетом пользуются с негативными целями. Например, на имплицитном противопоставлении устоявшегося образа тигра и лисы подчеркивается мощь тигра: (h ji h wi) – букв. «лиса одолжила могущество тигра» (обр. пользоваться чужим авторитетом) .

В китайской лингвокультуре тигр является одним из ключевых животных, входит в число животных 12-летнего цикла китайского зодиакального круга. Это символ военной доблести. Двойное использование /тигра и /дракона во ФЕ символизирует Инь и Янь, как борьбу добра и зла: рекуррентный образ китайской фразеологии, имеет положительную оценку. Например, (lng tng h yu) – букв. «дракон взлетает, тигр прыгает» (обр. полный сил и энергии); (lngzhng hdu) – букв .

«борьба драконов и тигров» (обр. жестокая конкуренция равных по силе) .

Антиномия же с маленькими животными (змея, лиса, кошка) позволяет добиться сниженной оценки событий и ситуаций:

(zhomohuh) – букв. «с кошки рисовать тигра» (обр. копировать бездумно); (huhliqun) – букв. «рисовал тигра, а получилось некое подобие собаки» (обр. о провале) .

Приведем пример из :

“” [www.cctv.com, 2017] – («По мнению инсайдеров, маркетинг кино нисколько не копируется, хотя в настоящее время модель маркетинга отечественного кино еще шероховата, в будущем она станет по-настоящему зрелой») .

Внутренняя форма ФЕ, представляющих некое мифическое животное, состоящее из разных частей разных животных, типична для китайской фразеологии. Такие ФЕ на уровне внутренней формы эксплицируют негативную коннотацию: (h tu sh wi) – букв. «голова тигра, хвост змеи» (обр. пойти на спад) .

Охота на тигра из-за использования его в качестве лекарственного средства в традиционной китайской медицине сильно сократила популяцию этого великолепного хищника, и сейчас он находится под строгой охраной государства .

В английской лингвокультуре часто с образом тигра ассоциируют Китай. Например, интернет-портал The National Interest сравнивает Китай с тигром: Is China's Economic Power a Paper Tiger? [nationalinterest.org, 2018]

– («Мощь китайской экономики как бумажный тигр? »). Популярная газета The Independent один из материалов озаглавливает следующим образом: Year

of the Tiger: The Chinese century [www.independent.co.uk, 2018] – («Год тигра:

Китайский век») .

Внутренняя форма устойчивого выражения paper tiger – обр .

неопасный противник, выглядящий грозно, построена на имплицитном противопоставлении мощи тигра и хрупкости бумаги. В настоящее время характерна для политического дискурса. Данная ФЕ имеет китайское происхождение ( ) и стала известна в Великобритании и США благодаря Мао Цзедуну, который использовал ее в контексте отношений с «империалистическим Западом». Например, Iran is a paper tiger, a postmodern threat…. [http://www.nytimes.com, 2017] – («Иран – неопасный противник, выглядящий грозно, постмодернистская угроза…»). Коннотативное значение данной ФЕ – негативное .

КОМПОНЕНТ-ЗООНИМ /WOLF (ВОЛК) Волк – это хищное млекопитающее из семейства псовых. Волки являются одним из ключевых хищников в поддержании баланса экосистем .

Исторический ареал обитания волка покрывал практически все северное полушарие, включая Британские острова, а в Азии он населяет север Китая .

Его широкий ареал обитания обусловливает фразеологический потенциал зоонима /wolf (волк). Следуя алгоритму, рассмотрим дефиниции толковых словарей .

В толковом словаре китайского языка находим, что это. – млекопитающее, похожее на собаку, жестокое и жадное по характеру, ведет ночной образ жизни, может наносить вред людям и скоту, из меха производят одежду [www.zdic.net, 2017] .

К сожалению, по последним данным, на территории Британии волк вымер. Образ волка сохранился в преданиях о вервольфах, оборотнях, принимающих волчий облик. В английском словаре Webster было найдено следующее определение: 1. any of several large carnivorous mammals of the genus Canis, of the dog family Canidae… usually hunting in packs, formerly common through out the Northern Hemisphere but now chiefly restricted to the more unpopulated parts of its range – любое из нескольких крупных плотоядных млекопитающих отряда хищных семейства собачьих… обычно охотящихся стаями, ранее распространенных в Северном полушарии, но теперь обитающих в незаселенных частях. 2. the fur of such an animal – мех волка [www.dictionary.com, 2017] .

Словари фиксируют принадлежность волка к семейству псовых, однако в английском словаре дефиниция указывает на ареал обитания, в китайском же подчеркивается, какими качествами обладает образ волка в сознании носителей китайского языка .

Опасный зверь, жестокий, жадный, ночной – внутренняя форма ФЕ уточняет метафорический образ волка, объективируя семантику, в первую очередь, голодного хищника. Ассоциативный признак «волк как голодный хищник» выражается во ФЕ народов.

Приведем примеры:

кит. (bipn lngj), (lngtnhyn) – обр. иметь волчий аппетит; (bipn lngj) – обр. все съесть подчистую, англ. to wolf down – обр. есть с жадностью, a growing youth has a wolf in his belly – обр. быть голодным, энергичным .

Негативные характеристики голод), имплицитно (жадность, выраженные во внутренней форме ФЕ, в контексте гиперболизируют их .

Например, Its no secret that Donald Trump ….he would wolf down “two malted.” Big Macs, two Fillet-O-Fish, and a chocolate [http://www.independent.co.uk, 2017] – («Не секрет, что Дональд Трамп – фанат фаст-фуда … он мог бы проглотить «два бигмака, сандвич с рыбой и стакан солодового шоколада») .

Ассоциативный признак «хищник, охотящийся на домашних животных», представлен во ФЕ обоих народов. Ченъюй (yn lng r sh) – букв. «привести волка в дом» (обр. поступить неблагоразумно, проявить излишнюю доверчивость) связан с историей о том, как мальчикпастух несколько дней наблюдал за волком, который следовал за его отарой, и, наконец, попросил помочь ему стеречь овец, пока он в отлучке. Итог легко предсказуем, голодный волк съел почти всех овец. В английском языке есть практически идентичная по своей семантике ФЕ set the wolf to keep the sheep

– букв. «оставить волка стеречь овец» (обр. поступить неблагоразумно) .

Например, „’ [www.peopledaily.com.cn, 2017] («Иногда я думал, что внести в шоу ледовый элемент будет не слишком благоразумно, позволить ей учить нас, а затем заменить нас») .

Исследование тематической референтности компонента-зоонима /wolf (волк) на основе экстралингвистических знаний позволило выделить в качестве третьего ассоцииативного признака «волчий вой», являющийся архетипичным мотиватором некоторых ФЕ:

кит. (gu k lng ho) – обр. завывать, выть, вопить, душераздирающие крики, англ. to cry wolf – букв. «выть по-волчьи» (обр. поднимать ложную тревогу) .

В английской лингвокультуре в семантической структуре библейского устойчивого выражения (wolf in sheep's clothing – волк в овечьей шкуре) имплицитно противопоставляется волк как злое начало и овца как доброе, данная ФЕ является национально-специфичной, обусловленной религиозным контекстом христианской морали .

Итак, универсальными характеристиками семантики образа /wolf (волк) в китайском и английском языках являются три семантических признака: волк – это хищное животное, чрезвычайно прожорливое, которое воет по ночам. Все вышеперечисленное входит в общий эмотивнооценочный компонент зоонима. Тем не менее в английском языке находим пример с положительной коннотацией, так, fine wolf – сексуальный и желанный мужчина .

КОМПОНЕНТ-ЗООНИМ /FOX (ЛИСА) Ареал обитания лисы весьма широк. Она распространена на всей территории Европы, включая Британские острова, а также на территории Китая вплоть до южного Китая, относится к хищным млекопитающим семейства псовых. Толковые словари предлагают следующие дефиниции .

Китайский словарь отмечает, что “”– млекопитающее, семейства псовых, цвет меха – рыжий, характер хитрый и подозрительный, при нападении издает зловоние, а при удобном случае убегает. Мех используется для изготовления одежды, также можно использовать термин [www.zdic.net, 2017] .

Словарь Мacmillan предлагает рассматривать fox как a wild animal similar to a small dog, with red-brown fur, a pointed face, and a thick tail – дикое животное, похожее на небольшую собаку, с красно-коричневой шерстью, удлиненной мордой и толстым хвостом. 2 the fur of a fox, used to make or decorate coats – мех лисы, используемый для производства или украшения шуб. В Великобритании fox (лиса) называют «someone who is clever at tricking

– человек, который легко обманывает людей people»

[www.macmillandictionary.com, 2017] .

Рассмотрев дефиниции толковых словарей, отмечаем, что оба словаря скрупулезно описывают фенотипические признаки животного. Китайский словарь утверждает, что лиса издает неприятный запах, это трусливый и подозрительный зверь, подобные утверждения отсутствуют в английском варианте и являются национально-специфичными. Английский словарь подчеркивает негативную коннотацию вторичного значения зоонима fox (человек, который обманывает). Итак, уже на этапе анализа словарных статей очевидно, что /fox (лиса) – обладает неэквивалентными характеристиками в китайском и английском языке. Тем не менее с опорой на дефиниции толковых словарей были выделены универсальные ассоциативные признаки: «хищное животное» – «хитрый зверь» .

Ассоциативный признак «хищное животное» объективируется во внутренней форме ФЕ противопоставлением с зоонимом hen (курица). В данном случае «хищное животное» реализуется на базе фактических знаний о том, что лиса охотится на кур. Это имплицитно выражается в следующих примерах, реализующих негативные коннотативные характеристики в английском: Don't let the fox guard the henhouse – букв. лиса охраняет курятник; fox in the henhouse – букв. лиса в курятнике .

В китайском языке ассоциативный признак актуализируется противопоставлением с зоонимом (кролик): (htzhbi) – букв .

лиса горюет о кролике (обр. товарищество). Метафора с нейтральной коннотацией .

Второй ассоциативный признак «хитрый зверь» реализуется в контексте метонимического переноса на человека, в китайском языке эксплицирующего негативную характеристику, в отличие от позитивной в английском – по-хорошему хитрая женщина .

кит. (hli wiba) – обр. истинную сущность не спрячешь;

(hmihh) – букв. «лиса зарывает, лиса же выкапывает» (обр .

нерешительный перемудрить, долго раздумывать и потерпеть фиаско), англ. cunning as a fox, sly as a fox, crazy like a fox – обр. умный, хитрый как лиса .

(охота на лис) – развлечение аристократии Fox hunting Великобритании, законодательно запрещенная в 2005 году, травля собаками и преследование лисы верхом на конях. Изначально, начавшись с простой защиты полей фермерами, позднее fox hunting превратилась в забаву аристократии, история которой к моменту запрета насчитывала около 600 лет .

(hli jng) лиса-дух, по поверьям китайцев, лиса-оборотень, бывают добрым или злым духом, они представляются молодыми, красивыми девушками. Встреча с Хулицзин, лисой-духом, была плохим предзнаменованием, она была воплощением души мертвеца. Считалось, что лису-оборотня выдает хвост. Например, ФЕ (hljng l wi) – букв. лису-оборотня выдает хвост (обр. показать свое истинное лицо) .

Современное значение лексемы – обольстительница .

/fox Итак, зооним является зоонимом средней (лиса) продуктивности. ФЕ с зоонимом fox (лиса) имеют отрицательные коннотации в китайском и бивалентные в английском языках, универсальные ассоциативные признаки обусловлены биологически, хотя собственно семантика образа полярная .

КОМПОНЕНТ-ЗООНИМ /BEAR (МЕДВЕДЬ)

В древности медведь был распространен по всему северному полушарию, как и волк, в Европе, включая Великобританию и Ирландию, а также в Китае. Сейчас он исчез с территории Британских островов, но продолжает встречаться в дикой природе на территории Китая .

Проанализируем словарные статьи исследуемых языков .

Китайский толковый словарь предлагает дефиницию как 1.

“”“”“”– млекопитающее, с большим телом, хвост – короткий, конечности короткие и толстые, лапы большие, способен ходить на задних лапах и лазить по деревьям, много видов, таких как бурый медведь, белый медведь, черный медведь и т.д. [www.zdic.net, 2017] .

В английском языке наибольшее количество ФЕ в подгруппе «хищные звери» содержит компонент-зооним это наиболее bear, продуктивный компонент-зооним подгруппы хищные звери в английском языке. Так, словарь Macmillan предлагает следующую дефиницию: any of the plant grade, carnivorous or omnivorous mammals of the family Ursidae, having massive bodies, coarse heavy fur, relatively short limbs, and almost rudimentary

– любое из растительноядных, плотоядных или всеядных tails млекопитающих семейства медвежьих, имеющий массивное тело, грубый тяжелый мех, относительно короткие конечности и короткий хвост [www.dictionary.com, 2017] .

Анализ словарных дефиниций позволяет говорить о том, что восприятие фенотипического образа большого зверя с короткими лапами, тяжелым мехом и коротким хвостом прослеживается в обоих словарях .

Ассоциативный признак «большой массивный зверь», хотя и детерменирован в словарях обоих исследуемых языков, является национально-специфичным для китайской культуры: (Y h xing zhng bk jin d) – обр. нельзя объять необъятное. В английской лингвокультуре подобных ассоциаций не наблюдается .

Компонент-зооним /bear (медведь), эксплицирует негативную коннотацию в китайской лингвокультуре, равно как и в английской.

Сравним следующие примеры:

кит. (xi h fn xing) – обр. опасный заключенный, человек, англ. be like a bear with a sore head – обр. очень злой, hungry as a bear

– обр. очень голодный .

Тем не менее в китайском языке находим примеры с положительным коннотативным значением: (xing h zh sh) – обр. храбрые воины, (xingxnbodn) – обр. храбрость. Семантически схожие выражения отдают должное природе медведя как грозного хищника .

В английском же образ медведя акцентирует негативные аспекты:

escape the bear and fall to the lion – букв. спастись от медведя и попасть в лапы льва (обр. из огня да в полымя); to take a bear by the tooth – обр. без нужды подвергать себя опасности, лезть на рожон. Отрицательными характеристиками как правило наделяются люди, рискующие по пустякам .

Зооним /bear (медведь) часто функционирует в политическом и уголовном дискурсе Великобритании. Рассмотрим пример из газеты The Independent: The South African parliament was always a bloody bear-garden, run by bullies and crooks who manipulated parliamentary proceedings for their own tribal ends. [www.independent.co.uk, 2017] – («Южно-африканский парламент похож на кровавое шумное сборище, управляемый хулиганами и мошенниками, которые манипулируют парламентскими процедурами ради своих собственных целей») .

В Великобритании и в Китае в образе бурого медведя символически изображают Российскую Федерацию. Например, в газете The New York Times находим интересный пример: The sulky Russian bear Bulgaria again in the political fore ground. [www.nytimes.com, 2017] – («Мрачный русский медведь, Болгария снова на политической авансцене») .

Китайский бамбуковый медведь – (панда) является символом

Китая, в нем соединились многие превосходные, по мнению китайцев, черты:

ум, спокойствие, отсутствие агрессии. Конфуцианские ученые увидели в черно-белой окраске зверя идеальное сочетание Инь и Ян, а добродушный характер символизирует дружелюбную политику коммунистической партии Китая .

В традиционной культуре Китая рождение ребенка мужского пола в семье давало родителям почет и уважение. В Китае пожелать увидеть во сне (медведя) значит пожелать рождения сына: (xingp rmng) .

Предзнаменование рождения сына выражено в следующих ФЕ:

.

Итак, зооним /bear (медведь) обладает средней степенью продуктивности в китайской лингвокультуре и также средней в английской .

Зооним bear (медведь) в исследуемых языках ассоциируется с «тотемным»

животным Российской Федерации .

КОМПОНЕНТ-ЗООНИМ /LION (ЛЕВ) Лев – один из самых древних зоонимных символов, ареал обитания этого зверя из семейства кошачьих находится в Азии и в Африке, лев один из самых крупных хищников. В Европе львы появились в XIII веке в зоопарках, принадлежащих королевским семьям. Следуя алгоритму исследования, рассмотрим толкования зоонима /lion (лев), предложенные в словарях китайского и английского языков .

, согласно информации это

– млекопитающее, у самца льва имеется длинная грива, распространен в Африке и в северо-западной части Индии [www.zdic.net, 2017] .

В словаре Macmillan утверждается, что lion это a large African wild animal with golden fur. The male lion has thick hair around its head called a mane .

– Большое африканское дикое животное с золотистой шерстью. У самца льва имеются густые волосы вокруг головы, называемые гривой. Mainly literary someone who is powerful, impressive, or brave. – В основном, в литературе человек, который изображается мощным или смелым [www.macmillandictionary.com, 2017] .

Словари отмечают в первую очередь фенотипическую особенность льва – гриву, а также его ареал распространения – Африку. Английский словарь также приводит положительную коннотативную оценку метонимического переноса образа льва.

Итак, наиболее релевантным представляется ассоциативный признак «лев – хищник», который репрезентован во внутренней форме фразеологических единиц двух языков:

кит. (hdngshzi) – букв. грозная (хэдунская) львица (обр. о сварливой жене), англ. March comes in like a lion, and goes out like a lamb – букв. «март приходит как лев, и уходит как ягненок» (обр. март приходит с бурей, а уходит с теплом), escape the bear and fall to the lion – букв. «спастись от медведя и попасть в лапы ко льву» (обр. из огня, да в полымя), throw somebody to the lions – букв. «бросить львам» (обр. оставить в сложной ситуации без поддержки) .

Интересно проследить функционирование идиом в контексте, например, [www.peopledaily.com.cn, 2017] – («Лев хватает зайца, эта идиома наглядно демонстрирует искусство мастеров, простое, строгое, без мелочей»). Как видно из примера, искусство охоты хищником, отточенное, грациозное сравнивается с работой мастера .

Были найдены вполне эквивалентные ФЕ: (sh h dngdo) /lion in the path/way – букв. лев на дороге (обр. опасное препятствие), мотивированные ассоциативным признаком «лев – хищник» .

Следующий ассоциативный признак, выделенный на этапе анализа собранной картотеки ФЕ, – «рев льва»:

кит. (lng mng sh hu) – обр. горестный, могучий звук, англ. To roar like a lion – обр. громко кричать .

Для того чтобы завершить семантический образ зоонима /lion (лев), созданного в Китае и Великобритании, обратимся к истории и мифологии .

Richard the Lion heart (Ричард Львиное Сердце) – один из известнейших правителей Великобритании, согласно легендам, был очень храбрым человеком, за что и получил это прозвище. Данная контаминация остается релевантной и в наши дни, сравнение льва и человека эксплицирует положительную коннотацию: Killed in Afghanistan: a man bigger than life and brave as a lion Gary O'Donnell... [www.independent.co.uk, 2017]. – («Убит в Афганистане: человек, широкой души и храбрый как лев Гэри О'Доннелл …») .

Лев – олицетворение могущества государства Великобритания, в древности львов держали в Башне Тауэр, главной башне королевства, и лев является традиционным символом британского королевского дома. На королевском штандарте The Royal Banner of England размещены львы. По разным источникам Lion или British Lion символизирует Британию как могущественную империю. Lion – собирательный ассоциативный образ Британской империи .

В Китае лев — мифический стражник, часто его можно увидеть охраняющим здания банков, монастырей, храмов. Он охраняет Запретный город, бывшую резиденцию императора Китая. Львы традиционно располагаются по обеим частям ворот, справа – лев, а слева – львица, открытая пасть льва, согласно легендам, отпугивает злых демонов .

Так, образ /lion (льва) как храброго, сильного и могучего зверя является сакральным для жителей Китая и Великобритании .

Компоненты-зоонимы группы «дикие животные» являются яркими репрезентантами национально-культурной картины мира. Наиболее фразеологически активный компонент-зооним в Китае – (тигр), в английском языке первое место занимает зооним bear (медведь), в обоих языках компонент-зооним /wolf (волк) находится на 2 месте. Данное распределение, по нашему предположению, объясняется ареалом распространения животных, и, как следствие, влияния опасных хищников на жизнь людей (Рисунок 5) .

–  –  –

Данные исследования говорят о том, что спектр характеристик, выраженных зоонимами китайского и английского языка, представлен полярными свойствами; поведенческие черты, повадки животных закрепили за их образами частные оценки, которые общественное сознание объективировало в аксиологические характеристики членов социума .

Ассоциативный признак «хищники», детерминированный в словарных статьях всех животных, представленных в ФЕ с зоонимом семантической подгруппы «хищники», фиксирует опасность для жизни людей .

2.3.2. Семантическая подгруппа, включающая компонент-зооним «травоядные и всеядные животные»

Представляется логичным выделить подгруппу «травоядные и всеядные животные» в противовес хищникам так, как это заложено природой. Эта подгруппа разнообразна, представители обладают различными признаками, в нее входит и самое больше животное на земле – слон, и маленькая мышка. Растительная пища – основа питания нехищных животных. В рамках нашего исследования наиболее продуктивными оказались следующие животные, функционирующие в качестве компонентов-зоонимов ФЕ: мышь, слон, кролик и обезьяна .

Как и в предыдущих частях работы, мы будем описывать зоонимы поэтапно, от наиболее активного компонента-зоонима в китайском языке к наименее продуктивному .

–  –  –

“” – млекопитающее, передние резцы растут до конца жизни, часто грызет вещи и стирает резцы, быстро размножается, очень много разновидностей, является разносчиком заболеваний, наносит вред земледелию и лесоводству, портит еду, запасы, постройки и т.д. [www.zdic.net, 2017] .

В английском же mouse это a small rodent that typically has a pointed snout, relatively large ears and eyes, and a long tail, any small mammal similar to a mouse, such as a shrew or vole. A shy, timid, and quiet person. – Маленький грызун, который обычно имеет заостренную морду, относительно большие уши и глаза, и длинный хвост. Любое небольшое млекопитающее, похожее на мышь, например, землеройка или полевка. Застенчивый, робкий и тихий человек Словарь дает примечание, [en.oxforddictionaries.com, 2017] .

относящееся к сфере информационных технологий: a palm-sized, buttonoperated pointing device that can be used to move, select, activate, and change items on a computer screen – устройство размером с ладонь, управляемое кнопками, которое используется для передвижения, выбора, активации и изменения иконок на компьютерном экране [www.dictionary.com, 2017] .

Дефиниции словарей негативные, говорят нам о том, что мыши распространены по всему миру, китайский словарь дает исчерпывающую характеристику мыши, а английский предлагает современное значение как компьютерного устройства. Тем не менее в китайском языке зооним (мышь) тоже используется как составная часть лексемы-номинации компьютерного устройства (мышь) .

Следует отметить тот факт, что в Китае не принято отделять мышей от крыс, и поэтому мышей называют, а крыс — (букв. старая мышь), в английском же мы видим две лексемы mouse и rat, хотя основной и является mouse .

В фокус метафоризации попадает извечная антиномия кошки и мыши, ассоциативный признак которой был выделен в результате анализа собранной картотеки ФЕ.

Это наиболее продуктивный ассоциативный признак «мышь как противник кошки»:

кит. (zhu sh n mo) – обр. схватить, задержать врага, (mo k losh) – букв. «кошка плачет по мышке» (обр. выражать притворное сочувствие); (mo sh tng mi) – букв. «кошка и мышка спят вместе» (обр. рука руку моет), англ. play cat and mouse, cat-and-mouse game – букв. «играть в кошки мышки»; when the cat's away the mice will play – букв. «когда кошки нет, мышам раздолье» .

Ассоциативный признак «мышь – трусливое животное»

метафорически представлен во ФЕ:

кит. (dnxio rsh) – обр. быть трусливым; (tu sh j q) – букв. бросил «убил бы мышь, да страшно посуду разбить» (обр .

осторожничать), англ. Are you a man or a mouse? – букв. «ты человек или мышь?» (обр .

подбодрить кого-то) .

Углубление метафорической составляющей ассоциативного признака происходит за счет расширения ассоциации «мышь – дезертир», находим примеры:

кит. (botu shcun) – букв. «обхватить голову и убежать как крыса» (обр. бежать в панике), англ. like rats deserting a sinking ship – букв. «крысы бегут с тонущего корабля» (обр. дезертировать) .

В китайском и английском языках наблюдается метонимический перенос отрицательного отношения к мыши как к вредителю на человека:

кит.(zhngtushm) – обр. омерзительный вид; (zi mi sh yn) – обр. плутоватый вид, англ. poor as a church mouse – букв. бедный как церковная мышь, be (as) quiet as a mouse – букв. тихий как мышь .

Итак, ассоциативный признак «мышь – человек» в целом характеризуется негативной коннотацией. В английском языке зооним mouse эксплицирует такие качества, как незаметность, скромность, что в зависимости от контекста может быть истолковано и в положительном смысле .

Приведенные примеры свидетельствуют о сходстве в восприятии зоонима /mouse (мышь), как незначительного мелкого существа, приносящего вред человеку. Зооним (мышь) в китайском языке актуализирует отрицательные личностные качества человека, в английском же обладает более нейтральной, хотя и негативной коннотацией .

Обратимся к мифологии и рассмотрим национально-специфичные образы. Согласно легенде мышь первая пришла поклониться Будде, поэтому она и открывает новый двенадцатилетний цикл восточного китайского календаря. Для китайского языка характерно противопоставление на уровне отдельных лексем во ФЕ. В случае с компонентом-зоонимом (мышь) национально-специфичный прием противопоставления усиливает негативную характеристику: (gchfsh) – букв. «брошенный цыплнок и дохлая мышь» (обр. никуда не годный), (shgnchngb) – букв. «печень крысы, лапки насекомого» (обр. негодная вещь), (sn sh q sh) – букв. «три змеи и семь мышей» (обр .

причинять вред) .

Национально-специфичным для английской лингвокультуры является образ Mickey Mouse, героя одноименного мультфильма, созданного Уолтом Диснеем. ФЕ (Mickey Mouse around – обр. валять дурака) этимологически восходит к мультсериалу .

КОМПОНЕНТ-ЗООНИМ /MONKEY (ОБЕЗЬЯНА)

На втором месте по продуктивности в подгруппе «нехищные животные» в китайском языке находится компонент-зооним «обезьяна» .

Обезьяны относятся к отряду приматов, наиболее близких к человеку животных. Ареал распространения обезьян широк, они обитают на юге Китая, в Великобритании же их можно встретить в зоопарках. По способу питания обезьяны всеядные, но преимущественно питаются растительной пищей. Это социальные животные, которые живут в стаях .

в китайском толковом словаре определяется следующим образом: – млекопитающее, много видов, быстро двигается и живет стаями [www.zdic.net, 2017] .

Monkey в словаре Macmillan an animal with a long tail that climbs trees and uses its hands in the same way that people do – животное с длинным хвостом, которое способно лазить по деревьям и использует лапы подобно человеческим рукам [www.macmillandictionary.com, 2017] .

В китайском языке отношение к обезьяне скорее пренебрежительное, как к комическому персонажу, она символизирует глупость и посредственность, в английском языке семантика ФЕ тождественна .

Например:

кит. (nnggu diohu) – обр. шалить, валять дурака;

(hu tu hu no) – обр. глупый;

англ. to make a monkey of – обр. сделать посмешищем; monkey business

– обр. бессмысленная работа; валяние дурака; monkey tricks – обр. проказы, шалости .

С точки зрения китайской лингвокультуры обезьяна уродлива, это национально-специфичная характеристика: (jinzu husi) – обр .

безобразный вид .

Например, “” [www.peopledaily.com.cn, 2017]. – («В фильме обезьяна Хан Гана изображал красивого мужчину, лицо не покрыто шерстью, как у мартышек, также без традиционного безобразного вида») .

Образ обезьяны является символичным для Китая, обезьяна входит в число животных двенадцатилетнего цикла. Китайский литературный персонаж (Царь Обезьян или Сунь Укун ) известен по роману У Чэнъэня «Путешествие на Запад», это один из популярных героев эпоса в Китае, он родился из Камня, пережил множество приключений и обрел святость, хотя изначально был проказливым .

В подгруппе «травоядные и всеядные животные» наиболее продуктивным компонентом-зоонимом в английском языке является обезьяна. Негативная характеристика, обусловленная специфическим образом обезьяны, и ассоциирующиеся с ней неприятности сообщается семантикой ФЕ: if you pay peanuts, you get monkeys – букв. платить «если арахисом, можно получить обезьян» (обр. в компании, где мало платят, будут работать низкомотивированные сотрудники). В английской лингвокультуре подчеркивается на уровне внутренней формы ФЕ ареал распространения обезьяны, теплые страны: brass monkey weather – обр. сильный холод .

Уникальные национально-культурные характеристики мотивированы семантикой фразеообразующего компонента-зоонима, образ которого интерпретируется метафорически носителями языка .

КОМПОНЕНТ-ЗООНИМ /ELEPHANT (СЛОН)

По фразеологической активности в китайском языке зооним слон занимает 3 место. Слон – самое больше животное на свете, неудивительно, что он стал компонентом-зоонимом в пословицах и поговорках Китая и Великобритании, несмотря на тот факт, что эти страны не входят в ареал его распространения. Прежде всего, сопоставим толкования в словарях .

дает следующие сведения касаемо зоонима (слон):

– млекопитающее, в настоящее время является самым большим на Земле, распространен в Индии и в жарких странах Африки, передние резцы длинные и используются в качестве поделочного материала для вырезки произведений искусства [www.zdic.net, 2017] .

предлагает дефиницию компонента-зоонима Webster dictionary elephant «Any of several very large herbivorous mammals of the family Elephantidae native to Africa, South Asia, and Southeast Asia, having thick, almost hairless skin, along, flexible, prehensile trunk, upper incisors forming long curved tusks of ivory, and, in the African species, large fan-shaped ears. – Любое из нескольких очень крупных растительноядных млекопитающих семейства Слоновые, обитающих в Африке, Южной Азии и Юго-Восточной Азии, имеет толстую, почти голую кожу, длинный гибкий, цепкий хобот, верхние резцы, образующие длинные изогнутые клыки – бивни, а у африканских видов имеются большие веерообразные уши [www.thefreedictionary.com, 2017] .

Сопоставив дефиниции словарей, отмечаем следующие факты: вопервых, слон – самое крупное животное на земле, во-вторых, он живет в Африке и Индии, в-третьих, имеет длинные бивни. Итак, первый ассоциативный признак «слон – огромное животное» является релевантным для носителей исследуемых языков.

Признак метафорически представлен на уровне внутренней формы ФЕ путем противопоставления слона и маленьких форм:

кит.(boluwnxing) – обр. всеобъемлющий, универсальный, англ. the elephant in the room – букв. «слон в комнате» обр. простая истина, очевидный факт, the elephant in the corner – букв. «слон в углу» (обр .

неудобная тема, о которой все знают) .

Великобритания является небольшой страной, поэтому для носителей английского языка во главу угла ставится размер слона, поэтому данный метафорический признак является самым продуктивным. Например, That agreement called for North Korea to give up its nuclear program in exchange for two light-water nuclear reactors… Some grown-up some day is going to have to look at the elephant in the corner of the room…[www.nytimes.com, 2017] – («Соглашение, призывающее Северную Корею строить легководные реакторы … Но однажды мы скажем, посмотрите на эту неудобную тему...») .

В китайском словаре в рамках дефиниции подчеркивается ценность бивней, как очень дорогого материала. Этот второй ассоциативный признак послужил фактическим материалом для некоторых ФЕ, которые являются национально-специфичными для носителей китайского языка, например, (xing ch fn shn) – букв. «слона губят его бивни (обр. богатство приносит несчастье).

Однако находим и ФЕ с положительной коннотацией:

(xing y zh t) – букв. «башня из слоновой кости» (обр. мир высоких чувств) .

Англичане полагают, что у слона уникальная память: have a memory like an elephant – букв. «память как у слона» (обр. хорошая память), an elephant never forgets – обр. слон все помнит. Семантика ФЕ метафорически мотивируется большой головой слона .

Например: "From my elephant-like memory, there's only one encore I can remember doing. [www.bbc.co.uk, 2017]. – («Моя уникальная память напоминает мне только один случай выступления на бис») .

Таким образом, несмотря на то, что слон не является животным, в ареал обитания которого входят Великобритания и Китай, компонент-зооним /elephant (слон) демонстрирует среднюю степень дистрибуции. Главный фенотипический признак слона – его размер – метафорически трансформируется в своего рода девайс для описания личностных характеристик человека .

КОМПОНЕНТ-ЗООНИМ / RABBIT/HARE (ЗАЯЦ) Зайцы распространены по всему миру, в том числе в Китае и в Великобритании. У зайца множество врагов: лисы, волки и медведи с удовольствием вводят зайчатину в свое меню.

Рассмотрим дефиниции словарей:

в словаре определяется как

– млекопитающее с длинными ушами, коротким хвостом, верхняя губа раздвоена, а нижние конечности длинные, быстро бегает [www.zdic.net, 2017] .

Толковый словарь Webster дает следующие сведения: о hare any rodent like mammal… having long ears, a divided upper lip, and long hind limbs adapted for leaping – любой из грызунов-млекопитающих… имеющий длинные уши, разделенную верхнюю губу и длинные задние конечности, приспособленные для прыжка [www.dictionary.com, 2017]. The Free dictionary отмечает, что hare и rabbit практически являются синонимами: similar to rabbits but having longer ears and legs and giving birth to active, furred young – подобные кроликам, но имеющие более длинные уши и ноги и рождающие активных детенышей [www.zdic.net, 2017] .

Таким образом, анализ дефиниций показывает, что представление о / rabbit (зайце) в китайской и английской культуре совпадает.

Эквивалентный ассоциативный признак, релевантный для носителей языков, «заяц быстро бегает» представлен в пословицах и поговорках обоих народов:

кит.(wfi tzu) – букв. «ворона летит, заяц бежит» (обр .

время летит), (tqfj) – букв. «вскочить как заяц, взлететь как утка» (обр. быстро, внезапно), англ. if you run after two hares, you will catch neither – букв. «за двумя зайцами погонишься, ни одного не поймаешь»; (as) fast as a hare – букв .

«быстро как кролик» (обр. быстро и трусливо убегать); work the rabbit's foot on – обр. принести удачу .

В китайской культуре заяц входит в число символов китайского зодиакального круга, китайцы любят этого пушистого зверька, он является олицетворением умного существа: (jiot snk) – букв. «у хитрого зайца три норы» (обр. иметь, пускать в ход увртки); (shu zh di t) – букв. «сторожить пень в ожидании зайца» (обр. ждать чего-то). Образ зайца как умного животного является национально-специфичным в культуре Китая .

Например, QQ “” [www.peopledaily.com.cn, 2017] – («Некоторые говорят откровенно, они разрешают смотреть списки друзей родителям. Личное и семейное не попадает в социальные сети, такие увертки – семена социальной добродетели») .

В английском языке пасхальным символом является Easter Bunny (Пасхальный кролик\заяц). Приблизительно в XIV веке в Великобритании и Америке в связи с легендой о том, что перед Пасхой маленький заяц прячет в саду пасхальные яйца, возникла традиция дарить детям на Пасху марципановых кроликов и шоколадные яйца. Заяц также выступает реквизитом для цирковых представлений: pull a rabbit out of a hat – букв .

вытащить кролика из шляпы .

В английской лингвокультуре пласт национально-специфичных фразеологических единиц был мотивирован книгой Льюиса Кэролла «Алиса в стране чудес», написанной более 150 лет назад, одним из героев которых был чудаковатый Мартовский заяц: go down the rabbit hole – обр. попасть в странную и сложную ситуацию, (as) mad as a March hare – обр. совершенно безумный. Они остаются популярными до сих пор:... It's a guided journey down a rabbit hole [www.nytimes.com, 2017] – («Это путь в сложную ситуацию») .

Количественное соотношение ФЕ представим в виде диаграммы (Рисунок 6). В китайском языке наиболее продуктивным является компонентзооним /мышь (99 ФЕ), а в английском – monkey/обезьяна (70 ФЕ). На втором месте в китайском языке находится компонент-зооним /слон, а в английском – rabbit /заяц. Наиболее уникальным в плане национальнокультурной специфики является компонент-зооним / rabbit (заяц), что было обусловлено неэквивалентным воприятием образа в сознании носителей языков .

–  –  –

Рисунок 6 – Динамика фразеологической активности компонентовзоонимов подгруппы «травоядные и земноводные»

Зоонимы, относящиеся к подгруппе «травоядные и всеядные животные», амбивалентны и имеют сходные культурные коннотации в английском и китайском языках. Тем не менее в фокус метафоризации в китайской лингвокультуре попадает больше поведенческих и фенотипических признаков животных, что обусловливает более широкий спектр символических смыслов и количественное преобладание ФЕ с компонентом-зоонимом подгруппы «хищные звери» .

2.3.3. Семантическая подгруппа, включающая компонент-зооним «пресмыкающиеся и земноводные»

Пресмыкающиеся и земноводные – одни из самых широко распространенных на земле животных, они населяют практически весь земной шар (за исключением Антарктиды). Компоненты-зоонимы /snake (змея), /turtle (черепаха), /frog (лягушка) и /toad (жаба) являются символами древних культур, существовавших на территории Китая и Великобритании. Символика, включающая компоненты зоонимы подгруппы «пресмыкающиеся и земноводные», опирается на общие фенотипические признаки данных видов, а также на национально-культурные представления, специфические для носителей исследуемых дистантных языков .

КОМПОНЕНТ-ЗООНИМ /SNAKE (ЗМЕЯ) Змеи, согласно биологической классификации, относятся к классу пресмыкающихся отряда чешуйчатых, возникших более 200 млн. лет назад .

В настоящее время они обитают на всех материках, и их популяции многочисленны .

/snake (змея) Номинативные признаки компонента-зоонима закреплены в толкованиях словарей, как результат осмысления окружающей действительности носителями китайского и английского языков. Так, китайский толковый словарь дает следующее определение как

– Рептилия, туловище тонкое и длинное, на теле чешуйки, конечности отсутствуют. Имеется множество разновидностей, бывают ядовитые и неядовитые виды. Питаются лягушками и мышами, некоторые виды способны заглатывать крупных млекопитающих .

[www.zdic.net, 2017] .

В словаре Macmillan snake трактуется, как a long thin animal with no legs and a smooth skin. Some snakes have a poisonous bite that can kill – длинное тонкое животное, с гладкой кожей, у которого отсутствуют конечности .

Некоторые змеи убивают с помощью яда [www.macmillandictionary.com, 2017]. В английском языке snake и serpent – слова синонимы .

Словарные статьи в общих характеристиках отмечают длинное тонкое тело, отсутствие конечностей и ядовитость некоторых видов. Более широкое определение принадлежит китайскому словарю, поскольку в нем уточняется способ питания и особенности строения пресмыкающегося. Анализ собранной картотеки ФЕ с учетом дефиниций толковых словарей позволил выделить основной ассоциативный признак – «ядовитое животное», являющийся краеугольным камнем семантики ФЕ.

Например:

кит. (dshmngshu) – букв. «ядовитые змеи и дикие звери»

(обр. жестокий человек), англ. if it was a snake it would bit you – букв. «если бы это была змея, она бы уже укусила» (обр. находится очень близко) .

Очевидно, что определяющим фактором для негативных коннотаций ФЕ с компонентом-зоонимом /snake (змея) является ассоциативный признак «змея – ядовитое пресмыкающееся», метафорически интерпертирующий опасность для человека .

В анализируемых языках были найдены вполне эквивалентные ФЕ:

serpent's tongue\ (sh xi xn chng) – обр. бессердечный, ядовитый;

snake in the grass\ (co sh hu xin) – обр. скрытая, неясная опасность;

nurse a snake in (one's) bosom\ (yng hu chng sh) – букв .

«пригреть змею на груди» (обр. потворствовать злу) .

Образ /snake (змеи) эксплицируется как скрытый, неявный агенс, носитель опасности, обусловленной метафорическим признаком «яд». Как известно, угроза является потенциальной, змеи не нападают первыми, тем не менее, опасность от раздраженной змеи подчеркивается в контексте .

Рассмотрим примеры из официальной прессы:

кит .



Pages:   || 2 |



Похожие работы:

«Вестник ТвГУ. Серия Филология. 2017. № 4. С. 193–196. Вестник ТвГУ. Серия Филология. 2017. № 4. УДК 81'26 НАУЧНЫЙ СТИЛЬ КАК ОБЪЕКТ ПРЕДПЕРЕВОДЧЕСКОГО АНАЛИЗА М.С. Иванова Военная академия воздушно-космической обо...»

«ПРОЕКТНАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ Многоквартирный жилой дом № 77-000004 Дата подачи декларации: 10.01.2019 01 О фирменном наименовании (наименовании) заст ройщика, мест е нахождения заст ройки, режиме его работ ы, номере т елефона, адресе официального...»

«КРЫЛОВА Галина Михайловна СЕМАНТИКО-СИНТАКСИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА СЛОВ-ГИБРИДОВ С ОБОБЩАЮЩЕ-ОГРАНИЧИТЕЛЬНЫМ ЗНАЧЕНИЕМ (НА МАТЕРИАЛЕ ЛЕКСЕМ В ОБЩЕМ, В ЦЕЛОМ, В ПРИНЦИПЕ, В ОСНОВНОМ) Специальность 10.02.01 русский язык АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискани...»

«anglijskij_yazyk_7_klass_starlight_gdz_uchebnik_vb.zip 149 Workbook Tapescripts p. Во-вторых, абсолютно все материалы, размещённые на нашем сайте, находятся в свободном доступе и абсолютно бесплатны для посетителей, в то время как напечатанный решебник...»

«СОЦИОЛОГИЯ УДК 316:811 © Т. Е. ВОДОВАТОВА, 2018 Самарский университет государственного управления "Международный институт рынка" (Университет "МИР"), Россия E-mail: vodovatovaimi@mail.ru ОЦЕНОЧНОСТЬ КАК СОЦИОЛИНГВИ...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "САРАТОВСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТ...»

«Киров, 2017 г. Лист согласования рабочей программы по дисциплине (модулю) Иностранный язык (английский) наименование дисциплины (модуля) Дополнительная Английский язык, уровень А2 (General English, Preобщеобразователь intermediate Level) ная программа...»

«Гультаева Надежда Валерьевна ЯЗЫК РУССКОГО ЗАГОВОРА: ЛЕКСИКА Специальность 10.02.01 — русский язык. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук. Научная библиотека Уральского Госуд а рственнпго Университета Т5сатеринбург~ Работа вы...»

«Код ВПР. Французский язык. 11 класс ПРОЕКТ Всероссийская проверочная работа по ФРАНЦУЗСКОМУ ЯЗЫКУ БАЗОВЫЙ УРОВЕНЬ для 11 класса ПИСЬМЕННАЯ И УСТНАЯ ЧАСТИ © 2019 Федеральная служба по надзору в сфере образования и науки Российской Федерации 1 Код...»

«КОММУНИКАТИВНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ * 2018 * № 3 (17) Редакционная коллегия Editorial Staff Главный редактор Editor-in-Chief д-р филол. наук, проф. Prof. O.S. Issers О.С. Иссерс (Омск, Россия) (Omsk, Russia) д-р философии, проф. Ph.D. R. Anderson Р. Андерсон (Лос-Анджелес, США) (Los Angeles, USA) д-р филол. н...»

«Nowa Polityka Wschodnia 2018, nr 1(16) ISSN 2084-3291 DOI: 10.15804/npw20181608 s. 125–138 www.czasopisma.marszalek.com.pl/pl/10-15804/npw И л ь а с Г. Га м И д о в Бакинский славянский университет O некоторых особенностях категории утверждения/отрицания в паремиологических единицах About Some Fe...»

«Перцева Вера Геннадьевна АНГЛОЯЗЫЧНЫЕ СЛОВАРИ ЯЗЫКА ПОЛИТИКОВ И ФИЛОСОФОВ (НА МАТЕРИАЛЕ СЛОВАРЕЙ ЦИТАТ И ПОСЛОВИЦ) Специальность 10.02.04 – Германские языки Диссертация на соискание учёной степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор Карпова О...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.