WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

«КЕМЕРОВСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА Журнал теоретических и прикладных исследований Издается с 1999 г. 2015 № 2 (62) Т. 4 Журнал включен в «Перечень ведущих рецензируемых журналов и изданий, ...»

-- [ Страница 4 ] --

альной эволюции» [16]. В западной культуре истори- Остановимся на двух обзорных статьях, посвяки, философы, филологи обращаются к данной теме щенных лагерной прозе. В 1989 г. появляется первая намного чаще. «Так, в 90-х гг. XX в. во Франции воз- обзорная статья И. Сухих. Он рассматривает следуюникло самостоятельное направление «эстетика исчез- щие произведения: «Колымские рассказы» В. Т. ШаВестник Кемеровского государственного университета Л. С. Старикова 4 2015 № 2 (62) Т. 169

ФИЛОЛОГИЯ

ламова, «Непридуманное» Л. Разгона, «Черные кам- Н. В. Ганущак, изучая творчество В. Т. Шаламова, ни» А. Жигулина, «Жизнь и судьба» В. Гроссмана. обозначает поэтику лагерной прозы как глобальную, Всех авторов, принадлежащих к данному направле- всечеловеческую тему: «Писатель рассматривает ланию, исследователь считает последователями метода герь как своего рода модель человеческой жизни, коновой прозы» В. Т. Шаламова [26], характеризует их гда ее вековечные коллизии и противоречия доведены как Вергилиев, а сам лагерь как ад, «мертвый дом» и обострены до крайнего предела» [7] .

[22, с. 194], обозначая тематическую общность и фи- Ю. В. Малова рассматривает лагерную прозу как лософскую направленность: «Развертывающаяся как продолжение традиции «каторжной прозы» XIX века, безыскусное автобиографическое повествование «но- особо опираясь на мотивы «Мертвого дома» Ф. М. Довая проза» все время выводит на ключевые вопросы о стоевского: «Произведения о лагерях XX в .

переклиприроде человека и человеческого» [22, с. 197]. Идя каются с XIX-м в изображении каторги (лагеря, ссылвслед за В. Шаламовым, И. Сухих использует термин ки, тюрьмы) как «Мертвого дома», земного ада. Эхом «новая проза». Исследователь Ю. В. Малова [13] ут- отзывается мысль о мироподобии лагеря (каторги, верждает начало непосредственно термина лагерной ссылки), слепка «вольной» жизни России» [13]. Выпрозы в эссе «О прозе» В. Шаламова [26]. В нем писа- деляет историзм данного направления .

тель пользуется словосочетанием «лагерная тема», Преемственность традиций лагерной прозы от казатем направление стали именовать лагерной прозой, торжной рассматривает и исследователь А. Ю. Мивозможно, в соотнесении с понятием каторжной про- нералов на примере отражения «Записок из Мертвого зы. дома» Ф. М. Достоевского и «Острова Сахалин»

В статье 1996 г. О. В. Васильева делает попытку А. П. Чехова в произведениях XX века [14] .

проследить эволюцию лагерной темы. За точку от- И. В. Некрасова, обобщая опыт исследователей в крытия темы она берет рассказ А. Солженицына монографии 2003 г., в частности мнение Д. Лекуха «Один день Ивана Денисовича». Далее в ряд она ста- [11], описывает два направления лагерной прозы вит В. Шаламова, который «сознательно отталкивает- XX в. А. И. Солженицын считается родоначальником ся» от предшественника. Исследователь считает пове- «реально-исторического» направления, начало второствования обоих авторов крайне схожими, лишь ак- му, «экзистенциальному», направлению положил центируя различия угла зрения на лагерный опыт: В. Т. Шаламов. Оно отличается «авторским стремлеВ. Шаламов берет крайние, запредельные ситуации, а нием исследовать «человека в предельной ситуации»

Солженицын – «средне-статистический» лагерь по- [18, с. 35]. После Шаламова, по мнению исследователитзаключенных» [5, с. 57]. Следующий этап разви- ля, направление продолжил С. Довлатов. «Реальнотия темы – «Верный Руслан» Г. Владимова, где лагерь историческое ищет вину во внешнем: в большевизме, описан глазами караульной собаки .





Данный автор в попрании Бога, в искажении сущности человека – в снял противостояние личности и системы, так как чем угодно, только не в себе самом. Направление экличностное начало индивида оказалось настолько зистенциально находит в себе мужество для признапотесненным и подавленным государством, что про- ния: зло есть порождение именно человека, оно являтивостояние «личность – государство» утратило ется одной из составляющих его природы» [цит.

по:

смысл» [5, с. 61]. Затем О. В. Васильева рассматрива- 18, с. 36]. Так Д. Лекух противопоставляет два нает повесть С. Довлатова «Зона», которая в современ- правления через определение человека и его воли ной литературе практически завершила лагерную те- принимать ответственность за происходящее с ним .

му, объединив и смешав все, что было связано с лаге- Творчество В. Шаламова и его «новую прозу»

рем в реальном и художественном мире, в том числе и И. В. Некрасова считает основой «экзистенциальнопозиции своих предшественников [5, с. 62]. В целом го» направления. Под «новой прозой» сам писатель можно выявить то общее, что исследователь отмечает понимал специфический новый метод претворения в у всех писателей: ад и абсурд лагерной реальности. художественной форме осмысления жизненного опыНо также она замечает, что, по сути, данное направ- та, по выражению Н. Е. Таркана, это «Документальление лишь подтвердило тип среднего человека, тако- ность, сопряженная с психологизмом, – одна из приго же, как в военной и деревенской прозе. мечательных характеристик шаламовских рассказов, В работе 2006 г. О. В. Васильева и А. В. Савель- которые он называл «новой» прозой» [23, с. 322] .

ева отдельно обращаются к теме лагеря в творчестве М. Михеев ключевым моментом «новой прозы»

М. Кураева (повесть «Ночной дозор», 1988), считают называет предложенное им понятие анти-катарсис .

его, вслед за С. Довлатовым, писателем, вводившим «Прием состоит в очевидном перенесении себя читаиронико-комический ракурс представления о челове- телем – на место убитого, вернее, на место неназванке советской эпохи, раскрывая облегченным способом ного «я», наблюдавшего за этим убийством… Автор трагизм лагерной проблематики. М. Кураев, по их сознательно воздействует на чувства читателя, примнению, также отказывается от определения человека нуждая его пережить за «я» облегчение – но в то же через понятия «плохо» и «хорошо», показывает его самое время и укоры совести. То есть анти-катарсис – многоплановость: он «создал модель многополярного это еще более отягощенное переживание вместо обкосмосоциума, когда восприятие, оценка, осознание легчения, или новые беспокойство, тревога, сомнение какого-либо явления зависит от множества причин: – сопутствующие локальному облегчению» [17]. Мы точки зрения, остроты зрения, убеждений восприни- можем найти примеры анти-катарсиса и в рассматримающего, его желания, его умения и даже – времени ваемых нами произведениях. В цикле «Воскрешение суток» [6, с. 24]. лиственницы» В. Т. Шаламова ярким примером является рассказ «Тишина», где рассказчик рад тишине, 170 Вестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4

ФИЛОЛОГИЯ

которая наступила после самоубийства надоедливого лагерной прозы и которые также находят отражение в сектанта, певшего псалмы и гимны. Он не переживает произведениях, взятых нами для анализа .

момент смерти, она и так обыденна для героев лагер- 1. Пространство лагеря как ада, «мертвого доной прозы [9], он думает о насущном: теперь ему надо ма», абсурд лагерной реальности (О. В. Васильева, искать нового напарника. В «Кочевании до смерти» Ю. В. Малова, А. Ю. Минералов, Е. Михайлик, И. СуВ. Максимова один из героев убивает человека, чтобы хих) .

отыграться в карты. И для всех это – нормальное со- 2. Новое о человеке и его поведении (Н. В. Габытие, лагерное убийство даже стало поводом для нущак, Е. Михайлик, И. В. Некрасова, И. Сухих, надежды «склеить» групповое дело и получить награ- Н. Е. Таркан) .

ду оперу Ждану. 3. Отражение принципов «новой прозы», вывеА. В. Сафронов в статье 2013 г. рассматривает с денных В. Т. Шаламовым (И. В. Некрасова, И. Сухих, интересной точки зрения ряд писателей лагерной про- Н. Е. Таркан) .

зы (И. М. Губерман, Д. Ю. Шевченко, Э. В. Лимонов), 4. Автобиографизм (Е. Михайлик, А. В. Сафроотталкиваясь от «Архипелага ГУЛАГ» А. Солжени- нов, И. Сухих) .

цына. Исследователь выявляет черты жанра путеше- 5. Документальность, историзм (Ю. В. Малова, ствия, унаследованные лагерной прозой, начиная свой А. В. Сафронов, Н. Е. Таркан) .

ряд от «каторжной» литературы, в частности «Остро- 6. Авторская рефлексия (Д. А. Ардамацкая) .

ва Сахалин» А. П. Чехова: 7. Лагерь как особый мир, остров (А. В. СафроДорога», «путь», «маршрут» в роли компо- нов) .

зиционной доминанты – героям «лагерной прозы» в Не все указанные пункты имеют достаточную прямом смысле предстоит совершить «путешествие»: развернутость, например, многие исследователи упокому в Сибирь, кому на Дальний Восток, кому на Со- минают о поведении человека в лагерной реальности, ловецкие острова… но не уточняют характерных черт, проявляющихся у

2) Восприятие тюрьмы, лагеря как особого мира, него в лагере. Лишь О. В. Васильева конкретно утсамостоятельного государства, «неведомой страны»… верждает, что в произведениях лагерной прозы покаПовествование «о туземцах» (заключенных): зан тип среднего человека, с чем мы не можем соглаистория, иерархия общества «туземцев», галерея тю- ситься, так как в различных произведениях человек ремных и лагерных типов, исследование причин пре- показывает разные свои грани. А в «Воскрешении ступлений; отношения между «блатными» и «полити- лиственницы» главный герой, вырвавшийся из ада, ческими», эстетика и жизненная философия; язык, пишущий стихи, не может считаться нами среднестафольклор» [20]. тистическим человеком. Также особый интерес для Годом ранее этим же исследователем издано нас представляет развернуть рефлексивный характер учебное пособие, где отдельная глава посвящена ла- лагерной прозы, что отражается в метатекстовой герной прозе 2-й половины XX в. В данном пособии структуре взятых нами произведений. Обращаясь к есть определение направления: «Под «лагерной про- следующим произведениям лагерной прозы: «Восзой» мы понимаем тематическое ответвление (тече- крешение лиственницы» (1965 – 1967) В. Шаламова, ние) русской художественно-документальной прозы, «Зона» (1964 – 1989) С. Довлатова и «Кочевание до возникшее в «хрущевскую оттепель», воспринявшее смерти» (1994) В. Максимова, – мы выделяем худотрадиции «каторжной прозы» ХIХ в., … опирающееся жественный образ зоны, воплощаемый писателями с на традиции «этнографического реализма» и жанра разным лагерным опытом. Они написаны в разное путешествия. По отношению к произведениям этих время, относятся к разным литературным направлеавторов возможно также употребление термина ниям, лагерный опыт показан с различных точек зреочерк – преступление». «Лагерная проза» представ- ния и в разном объеме, но все они принадлежат к телена в жанрах мемуаров, дневников, записок, воспо- матическому направлению лагерной прозы с харакминаний, автобиографий» [19, с. 49]. Акцент сделан терными для нее признаками .

именно на традиции жанра путешествия и очерково- На основе данных произведений хотелось бы сти, с чем мы не можем согласиться, так как в первую подробнее рассмотреть общие моменты: особое проочередь лагерная проза – это художественные произ- странство лагеря, человека в ситуации несвободы, ведения. Например, В. Шаламов утверждал, что его рефлексивный характер повествования .

рассказы не имеют ничего общего с очерком: «К Лагерь – это другой, отдельный мир, остров. Неочерку никакого отношения проза «КР» не имеет. смотря на то, что географически Колыма – полуостОчерковые куски там вкраплены для вящей славы ров и примыкает к континенту, в художественном документа, но только кое-где всякий раз датировано, мире лагерной прозы она становится островом, отдерассчитано. – Живая жизнь заводится на бумагу со- ленным от материка. Особенно ярко это проявляется в всем другими способами, чем в очерке. В «КР» отсут- произведениях В. Шаламова, что отмечают и некотоствуют описания, отсутствует цифровой материал, рые исследователи, например, Н. Л. Лейдерман:

выводы, публицистика. В «КР» дело в изображении «Концлагерь, заместивший собою всю страну, страна, новых психологических закономерностей, в художе- обращенная в огромный архипелаг» [10, с. 145];

ственном исследовании страшной темы, а не в форме М. Бруер: «Она также часто называется «островом», а «информации», не в сборе фактов. Хотя, разумеется, остальное пространство «материком» или «большой любой факт в «КР» неопровержим» [26, с 147]. землёй». Там, на материке, живут «наверху», а по Обобщим ключевые моменты, обозначенные ис- аналогии, Колыма находится на самом дне, «в аду»

следователями, которые характеризуют направление [4]. В рассказе «За письмом» главный герой едет за Вестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4 171

ФИЛОЛОГИЯ

письмом, посланным ему впервые за 15 лет. До пись- человека, ищет жадного удовлетворения своей извечма он добирается в течение нескольких дней, проез- ной человеческой сути в побоях, в убийствах» [25, жает 500 км, продает попутно почти все ценные вещи. с. 125]. Еще одним примером служит рассказ «Белка», И этот сложный путь герой проделывает даже не на где толпа людей убивает зверька просто так, по жисвободу, потом ему опять придется возвращаться об- вотной природе человека, жаждущего убийства .

ратно. В рассказе «Борис Южанин» автор поясняет, По С. Довлатову «Зло определяется конъюнктучто «…центральные части России на Колыме зовут рой, спросом, функцией его носителя. Кроме того, «материком», хотя Колыма не остров, а область на фактором случайности. Неудачным стечением обЧукотском полуострове, – но сахалинский лексикон, стоятельств. И даже – плохим эстетическим вкусом»

отправка только пароходами, многодневный морской [8, с 85]; «Человек неузнаваемо меняется под воздейпуть – все это создает иллюзию острова. Психологи- ствием обстоятельств. И в лагере – особенно» [8, чески иллюзии нет никакой. Колыма – это остров. с 46]. Ситуация владеет выбором человека, а зло суС нее возвращаются на «материк», на «Большую зем- ществует в нем всегда, как и добро. Характерным лю». И материк, и Большая земля – это словарь по- примером двойственности в «Зоне» можно считать вседневности: журнальный, газетный, книжный» [25, ситуацию с одним из персонажей – вохровцем Егорос. 252]. вым, жена которого не могла спать из-за лая сторожеОбраз лагеря в указанных произведениях описан вой лагерной собаки. И он просто застрелил пса. Факкак ад на земле, что подтверждали уже некоторые тически он совершил убийство, руководствуясь блаисследователи [4; 7; 10; 15; 16], где абсурд становится гой целью. А сам главный герой проходит сложный нормой существования, а смерть переходит из экзи- путь в ходе своей службы в блатном лагере: от интелстенциального понятия в сферу обыденного. Сам лигента с наивной книжной ментальностью, проникС. Д. Довлатов, анализируя своих предшественников нутой романтическими мотивами, до ранее невидани их восприятие лагеря, пишет ставшую хрестома- ного для него падения (его встреча с проституткой) .

тийной фразу: «По Солженицыну, лагерь – это ад. Я В последней новелле он сам оказывается под конвоем, же думаю, что ад – это мы сами…» [8, с. 8]. Но в этом становясь заключенным .

случае, несмотря на постмодернистский характер И. Сухих в монографии, посвященной творчеству «Зоны», смех и игру Довлатова, его концепция даже С. Довлатова, анализируя представление о человеке в более удручающая: если ад – это мы, люди, все, тогда «Зоне», говорит и о предыдущей традиции: «Солжеад – не просто лагерь, ад – это весь мир, к тому же ницын абсолютно уверен, что человек, сохранивший в враждебный: «По обе стороны запретки расстилался душе Бога, вынесет любые муки, преодолеет, побеединый и бездушный мир» [8, с. 53]. «Мир, в который дит… Человека можно убить, но нельзя сломать» [21, я попал, был ужасен» [8, с. 18], – не раз подчеркивает с. 98]. По В. Шаламову, если «человек все-таки что-то герой «Зоны». Лагерь – это система, действующая не сохранил в себе, значит, его просто мало били. Протолько в рамках конкретной зоны, но и в пределах светительское «среда заела» трансформируется у Шастраны, и всего мира. ламова в абсолютную, рабскую зависимость человека Характерным в этом отношении также становится от тоталитарного целого. Потому шаламовские расопыт героя романа В. Максимова «Кочевание до сказы – это «записки с того света» человека, который смерти», которому все порядки мира во все времена так и не вырвался, не вернулся из ада» [21, с. 98]. Так, видятся лишь вариантами лагерной системы, в кото- позиция С. Довлатова оказывается некоторым обрарых сменяются надзиратели и заключенные. Весь мир зом между двумя крайностями, а «Человек человеку.. .

описан как ловушка для человека, мощь природы и как бы это получше выразиться – табула раса. Иначе вселенной довлеет над ним, даже «освещенный ла- говоря – все, что угодно» [8, с. 86] .

герь» выглядит «словно игрушечный макет, наспех Из трех рассматриваемых нами писателей самый собранный случайной рукой» [12, с. 609]. В итоге для суровый приговор человеку выносит В. Максимов, героя мир – «огромная мышеловка» [12, с. 725], кото- показывая человека по сути слабым, беспомощным в рая захлопывается, а единственным выходом из нее мире-мышеловке. Он идет дальше, с одной стороны, и является смерть (для героя – самоубийство). оказывается в чем-то схож с С. Довлатовым в моменВ данном пространстве прослеживается особая те определения сущности человека в зависимости от психология человека, оказавшегося в пограничье, пы- обстоятельств, в другой же – солидарен с В. Шалатающегося разобраться в себе. Ключевым становится мовым в бессильности культуры (цивилизации), утрафилософское осмысление человека в ситуации несво- та которой обнажает все низменное в человеке. Один боды. В. Шаламов в своем эссе «О прозе» пишет, что из героев (доктор в лагере) уверен: «Голодные люди в его рассказах «показаны новые психологические все одинаковы, культура наша, дорогой друг, это так, закономерности, новое в поведении человека, низве- легкий грим на обыкновенной обезьяне, не выдержиденного до уровня животного – впрочем животных вает первого же серьезного испытания вроде снега делают из лучшего материала и ни одно животное не или дождя» [12, с. 580] .

переносит тех мук, какие перенес человек. Новое в Трех писателей также объединяет мотив творчеповедении человека, новое – несмотря на огромную ства, в котором отражается рефлексия над своей жизлитературу о тюрьмах и заключении» [26, с. 147 – нью и историей страны. Они интерпретируют не 148]. В рассказе «Термометр Гришки Логуна» только тексты, но и реальность, осмысляя и пережиВ. Шаламов подчеркивает, что власть – главный кри- вая ее художественными образами, что позволяет нам терий растления человеческой души: «Власть – это рассматривать данные произведения на метатексторастление. Спущенный с цепи зверь, скрытый в душе вом уровне .

172 Вестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4

ФИЛОЛОГИЯ

Во-первых, все главные герои взятых нами произ- является профессией, оно помогает ему какое-то вреведений – писатели. Герой В. Шаламова пишет стихи мя держать себя, но в итоге герой все равно выбирает и является отражением автора-Шаламова. Он – поэт, смерть .

стихи становятся его спасением, уходом от ада реаль- Укажем, возможно, неполный список писателей, ности. произведения которых входят в круг лагерной прозы:

Структура «Зоны» изначально имеет метатекто- Г. Владимов, О. Волков, Е. Гинзбург, В. Гроссман, вый характер: герой-писатель собирает свои же ста- С. Д. Довлатов, А. Жигулин, В. Кресс, М. Кураев, рые новеллы в единое целое, и текст создается как бы В. Е. Максимов, Л. Разгон, А. Синявский, А. И. Солна наших глазах. Его герой рефлексирует не только женицын, В. Т. Шаламов .

над прошлым, но и в процессе жизни, что отражается На основе анализа исследований, посвященных иногда в его взгляде на себя со стороны третьего ли- лагерной прозе, и произведений, взятых нами в качеца: «Когда меня избивали около Ропчинской лесо- стве примера («Воскрешение лиственницы» В. Шабиржи, сознание действовало почти невозмутимо: ламова, «Зона» С. Довлатова и «Кочевание до смерЧеловека избивают сапогами. Он прикрывает ребра ти» В. Максимова), а также сопоставления получени живот. Он пассивен и старается не возбуждать ных выводов, попробуем дать определение понятия ярость масс... Какие, однако, гнусные физиономии! У «лагерная проза» .

этого татарина видны свинцовые пломбы...». Кругом Итак, лагерная проза – тематическое направление, происходили жуткие вещи» [8, с. 26 – 27]. проявившееся в развитии русского литературного В «Кочевании до смерти» В. Максимова герой не процесса конца 50-х – 90-х гг. XX в., создающее хутолько рефлексирует над собственной жизнью, но дожественный образ лагеря в творческой рефлексии является и автором исторического романа о своем писателей (очевидцев, наблюдателей со стороны, тех, отце и об истории России. Сама структура демонст- кто не видел вообще или изучал по архивам, воспорирует прием «текст в тексте». А. В. Баклыков опре- минаниям), с характерными чертами, присущими ему .

деляет жанр «Кочевания до смерти» как «филологи- 1. Общая тематика и проблематика: тюрьма, зоческий роман»: «Наличие многочисленных лириче- на/лагерь, система ГУЛАГа в целом, несвобода, экзиских отступлений в романе «Кочевание до смерти» и стенциальные мотивы, восприятие смерти и жизни, использование приема «роман в романе», который материального и духовного .

якобы пишет главный герой, позволяет говорить о 2. Автобиографический характер повествования, важности темы творчества, психологии творческого что обусловлено личным опытом писателей .

процесса, что дает возможность определить жанро- 3. Документальность и связь с историей (лагеря вую разновидность произведения как «филологиче- существовали и развивались в определенный историский роман» [3]. ческий период), но документальность в большей стеВо-вторых, все три произведения построены как пени поэтическая, художественно воплощенный доописание прошлого через настоящее, что диктует кумент о человеке и его ощущениях .

рефлексивность авторского повествования. «Воскре- 4. Конкретность описаний, бытовое восприятие шение лиственницы» начинается рассказом «Тропа», действительности (как следствие документальности) .

где события отражают последние годы заключения 5. Художественный образ лагеря, воссоздаваемый самого В. Шаламова в лагере, и уже от этой точки он в индивидуально-авторских картинах мира .

рассматривает путь от самого начала приезда в лагерь 6. Особое пространство: лагерь как остров, отдерассказ «Причал ада»). У С. Довлатова сама структу- ленный от материка, Москвы и свободной жизни; обра построения представлена в виде писем к издателю раз зоны как ада, «мертвого дома»; образ лагеря как с приложением новелл об опыте надзирателя в лагере. недолжного бытия с перевернутыми ценностными У В. Максимова роман построен как последователь- представлениями .

ность смены описания событий настоящего и про- 7. Особая психология человека, оказавшегося в шлого, перемежающаяся вставками «романа в рома- пограничье, пытающегося разобраться в «новом» мине» самого героя, который пишет свой роман на гла- ропорядке и сохранить индивидуальные черты, собстзах читателя, а также комментирует его. венные границы; философское осмысление человека в В-третьих, творчество становится определяющим ситуации несвободы .

вектором для героев произведений «лагерной прозы», 8. Особая авторская рефлексия над текстом, осноа также и для самих писателей, переживающих лагер- ванная на собственном опыте, отражающая психолоный период своей жизни с помощью воплощения его гические и нравственные изменения человеческой на бумагу. В «Воскрешении лиственницы» только души после испытания адом лагерного быта .

люди творческие, создающие нечто новое, оказыва- Хотелось бы отметить, что мы не претендуем на ются способны сопротивляться разрушению. Для однозначность приведенных нами характеристик, так Сергея Довлатова лагерный опыт стал одним из толч- как наш материал не заполняет всего направления ков для начала писательской судьбы, и его герой че- лагерной прозы, но многие черты находят отражение рез творчество переоценивает свои жизненные устои. в произведениях и других авторов, не рассмотренных Для героя романа «Кочевание до смерти» творчество нами .

Литература

1. Ардамацкая Д. А. Варлам Шаламов и поэтика после ГУЛАГа // Вестник Ленинградского университета им. А. С. Пушкина. 2013. Т. 2. № 2. С. 137 – 143 .

–  –  –

2. Ардамацкая Д. А. Философия «после ГУЛАГа»: осмысление исторической катастрофы // Studia Culturae .

2013. № 16. С. 256 – 264 .

3. Баклыков А. В. Жанровое своеобразие романа Владимира Максимова «Кочевание до смерти»: автореф .

... дис. канд. филол. наук. Тамбов, 2000 .

4. Бруер М. Изображение пространства и времени в лагерной литературе: «Один день Ивана Денисовича» и «Колымские рассказы» // Шаламовский сборник. М., 2011. Вып 4. С. 143 – 151 .

5. Васильева О. В. Эволюция лагерной темы и ее влияние на русскую литературу 50 – 80-х годов // Вестник Санкт-Петербургского университета. 1996. Сер. 2. Вып. 4 (№ 23). С. 54 – 63 .

6. Васильева О. В., Савельева А. В. Тема лагеря в прозе Михаила Кураева. СПб., 2006. 43 с .

7. Ганущак Н. В. Творчество Варлама Шаламова как художественная система: автореф. дис. … канд. филол. наук. Тюмень, 2003. 26 с .

8. Довлатов С. Зона: (Записки надзирателя) // Довлатов С. Собрание сочинений: в 4 т.; сост. А. Ю. Арьев .

СПб.: Азбука, Азбука-Аттикус, 2014. Т. 2. С. 5 – 196 .

9. Зайцева А. Р. Метафизика смерти в прозе Варлама Шаламова // Вестник Башкирского университета .

2005. Т. 10. № 2. С. 67 – 71 .

10. Лейдерман Н. Л. «В метельный леденящий век» (В. Шаламов. «Колымские рассказы») // Лейдерман Н. Л. Постреализм: теоретический очерк. Екатеринбург, 2005. С. 139 – 174 .

11. Лекух Д. «Ад – это мы сами…» // Литературная газета. 1991. 11 янв .

12. Максимов В. Е. Кочевание до смерти // Максимов В. Е. Избранное. М., 1994. С. 523 – 735 .

13. Малова Ю. В. Становление и развитие «лагерной прозы» в русской литературе XIX – XX вв.: автореф .

... дис. канд. филол. наук. Саранск, 2003 .

14. Минералов А. Ю. «Каторжно-лагерная» сюжетно-образная традиция в русской прозе XX в. // Вестник Кемеровского государственного университета культуры и искусств. 2012. № 18. С. 106 – 112 .

15. Михайлик Е. В контексте литературы и истории // Шаламовский сборник. Вологда: Грифон, 1997 .

Вып. 2. С. 105 – 129 .

16. Михайлик Е. Не отражается и не отбрасывает тени: «закрытое» общество и лагерная литература // Новое литературное обозрение. 2009. № 100. С. 356 – 375 .

17. Михеев М. О «новой» прозе Варлама Шаламова // Вопросы литературы. М., 2011. Вып. 4. С. 183 – 214 .

18. Некрасова И. В. Судьба и творчество Варлама Шаламова: монография. Самара: Изд-во СГПУ, 2003 .

204 с .

19. Сафронов А. В. Жанровое своеобразие русской художественной документалистики (очерк, мемуары, «лагерная» проза): учебно-методическое пособие; Ряз. гос. ун-т им. С. А. Есенина. Рязань, 2012. С. 49 – 86 .

20. Сафронов А. В. После «Архипелага» (поэтика лагерной прозы конца XX века) // Вестник Рязанского государственного университета им. С. А. Есенина. 2013. № 3 (40). С. 139 – 154 .

21. Сухих И. Сергей Довлатов: время, место, судьба. СПб.: Азбука, 2010. 288 с .

22. Сухих И. Эта тема пришла… // Звезда. 1989. № 3. С. 193 – 200 .

23. Таркан Н. Е. Особенности поэтики «Колымских рассказов» В. Шаламова // Проблемы славянской культуры и цивилизации: материалы X междунар. науч.-практ. конф. 22 мая 2008 г. Уссурийск, 2008. С. 322 – 326 .

24. Темнова А. Лагерная проза: специальный репортаж. Эфир от 18.01.15. Режим доступа:

http://www.vesti.ru/videos/show/vid/633010/

25. Шаламов В. Т. Воскрешение лиственницы // Шаламов В. Т. Собрание сочинений: в 6 т. + т. 7, доп. Т. 2:

Очерки преступного мира; Воскрешение лиственницы; Перчатка, или КР-2; Анна Ивановна: Пьеса / сост. подгот. текста, прим. И. Сиротинской. М.: Книжный Клуб Книговек, 2013. С. 105 – 280 .

26. Шаламов В. Т. О прозе // Шаламов В. Т. Собрание сочинений: в 6 т. + т. 7, доп. Т. 5: Эссе и заметки;

Записные книжки 1954 – 1979 гг. / сост. подгот. текста, прим. И. Сиротинской. М.: Книжный Клуб Книговек,

2013. С. 144 – 157 .

Информация об авторе:

Старикова Людмила Семеновна – соискатель кафедры журналистики и русской литературы XX века Кемеровского государственного университета, lyudvig.star@yandex.ru .

Lyudmila S. Starikova – post-graduate student at the Department of Journalism and Russian Literature of the 20th century, Kemerovo State University .

(Научный руководитель: Ащеулова Ирина Владимировна – кандидат филологических наук, доцент кафедры журналистики и русской литературы ХХ века КемГУ .

Research advisor: Irina V. Ashcheulova – Candidate of Philology, Assistant Professor at the Department of Journalism and Russian Literature of the 20th century, Kemerovo State University) .

–  –  –

Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ № 14-14-24004 «Этнокультурное сознание и самосознание сибиряка, отраженное в языке» .

This work was supported by the Russian Foundation for Basic Research, project no. 14-14-24004 «Ethnocultural consciousness and siberian identity that is reflected in the language» .

Лексическая система говоров позволяет реконструировать языковую картину мира. Данное исследование затрагивает некоторые аспекты вербализованной картины мира жителя Красноярского края. Красноярский край относится к числу немногих регионов нашей страны с незавершенным лексикографическим описанием .

Самобытность сибирской культуры, менталитета заложена и в языке. Имеющиеся в словарях русских говоров Красноярского края языковые данные отражают материальную и духовную культуру сибиряков, свидетельствуют о многолетних связях русского населения региона с представителями коренных этносов. В статье исследуется языковое воплощение бинарных оппозиций «восток-запад» и «юг-север» (на материале диалектных источников). Рассматривается ритуальная роль лексем, входящих в состав оппозиций .

Анализируется связь сторон горизонта и метеорологических именований. В диалектных лексических единицах, семантически относимых к указанным противопоставлениям, реализуются частные представления красноярских крестьян об окружающем мире, о собственном положении в нем. Территориально ограниченное лингвистическое исследование говоров раскрывает факты национальной культуры, взаимопроникновения ареальной диалектной лексики и лексики русского литературного языка, что влечет за собой своеобразие функционирования отдельных диалектных единиц. Результаты данного исследования могут быть использованы для анализа региональных картин мира, исследования семантики диалектного слова, при проведении спецкурсов и спецсеминаров по диалектологии, лингвокультурологии, лингвистическому краеведению .

The lexical system of dialects allows the reconstruction of the linguistic worldview. This study deals with some aspects of verbalized worldview of the residents of Krasnoyarsk Territory. Krasnoyarsk Territory is one of the few regions of the country with incomplete lexicographic description. The identity of the Siberian culture and mentality is contained in the language. The linguistic data available in dictionaries of the Russian dialects of Krasnoyarsk Territory demonstrate the material and spiritual culture of the Siberians, indicates a long-term relation of the Russian population of the region with the indigenous ethnic groups. The paper is devoted to the linguistic verbalization of the semiotic binary opposition «East-West» and «South-North» (based on the dialects sources). The author examines the ritual role of lexemes included in the opposition, analyzes the relations between the cardinal points and meteorological namings. The dialect lexical items that are semantically related to these oppositions reveal Krasnoyarsk peasants’ particular understanding of the world and their own position in it. The territorially limited study of linguistic dialects reveals the facts of national culture, the interpenetration of local dialect vocabulary and the vocabulary of the Russian literary language, which entails the uniqueness of the operation of individual unit’s dialect. The results of this study can be used to analyze regional worldviews, in the study of dialect words semantics, during special courses and seminars on dialectology, linguistics, linguistic local history .

Ключевые слова: семиотические оппозиции, говоры Красноярского края, категория пространства, картина мира субэтноса .

Keywords: semiotic binary opposition, dialects of Krasnoyarsk Territory, category of space, subethnic worldview .

В исследованиях по семиотике культуры было что первый член оппозиций всегда маркирован половыдвинуто предположение, что языковую картину жительно, второй – отрицательно .

мира этноса, человека (в частности) можно описать с Категории пространства и времени являются унипомощью бинарных оппозиций, которые являются версальными для всех языков и культур. Человеку с универсальными для множества языков и культур [3]. древних времен важно было определить свое местоВ. В. Ивановым и В. Н. Топоровым при реконструк- положение, вписать себя в мировую ось координат ции семантики древних текстов были предложены для утверждения ориентации и самоориентации, упоследующие оппозиции: свой-чужой, хороший-плохой, рядочить, таким образом, хаотичную вселенную, сдемужчина-женщина, свет-тьма, верх-низ, восток-запад, лать ее познаваемой, понятной, осмысленной. Как юг-север, близкий-далекий и т. п. [2]. Немаловажно, утверждал М. Н. Громов, вертикальная структура, горизонтальное членение пространства, семиотиче

–  –  –

ские оппозиции «не только структурировали языче- ного намерения заговоры, в которых «маркированным ское сознание и создавали своеобразный механизм является понятие не-восток, не-восточный» [2, объяснения мира и человека, но и содержали в себе с. 110] .

протомодели, которые впоследствии были преобразо- Если обратиться непосредственно к словарям ваны в развернутые и рационализированные концеп- русских говоров Красноярского края, можем встреции» [1, с. 448 – 449]. тить следующие лексические единицы, связанные В данной статье предпринимается попытка опи- семантически с первым членом бинарной оппозиции сать лишь малую, но при этом весьма значимую часть «восток-запад»: волосажар – созвездие. – Созвездие языковой картины жителя Красноярского края (вер- Орион, состоит из семи звезд. Восходит на востоке бально воплощенную ориентацию по сторонам света – это Волосожар [11, с. 50]; кичиги – созвездие субъекта) с помощью опоры на такие оппозиции, как Ориона. – Домой пора, кичиги низко. Время завсегда «восток-запад» и «юг-север». Такое расположение по кичигам сверяли ночью [5, с. 127]; восходный – компонентов бинарных структур принято считать восточный. – Восходная сторона и западная, он знатрадиционным, поскольку первый из них маркируется ет, что выбирать [11, с. 51]; солновсход – 1) восположительно, второй – отрицательно. Материалом ток; 2) восход солнца [11, с. 357]; по путе солнца – с для анализа послужили лексические единицы говоров востока на запад [11, с. 358]; каменный ветер – веКрасноярского края. Именно диалектная форма языка тер с восточного гористого берега реки Енисей возявляется более устойчивой к изменениям, нежели ле Туруханска [5, с. 119]; солновосход – восход солнформа литературного языка, что позволяет ярче и ца [6, с. 150]. Средством навигации для человека при точнее реконструировать картину мира субэтноса, отсутствии солнца давно являлись звезды, по котопроживающего на данной территории. рым он также определял свое местоположение. ПриВ научной картине мира стороны горизонта вы- мечательно, что в говорах разных районов встречаступают абсолютными и неоспоримо познаваемыми ются разные именования восточного созвездия, по характеристиками пространства. В языковой картине которому ориентировался человек: волосажар (на мира отдельно взятого субэтоноса они уже могут фи- юге края) и кичиги (на севере). В словаре М. Фасгурировать в качестве характеристик относительных, мера встречаем: «укр. Волосожар «созвездие Орион»

поскольку направление, точку отсчета в пространстве [14, с. 343]; «кичига «вид цепа», арханг. Сюда же, человек выбирает, ориентируясь на свое положение. по-видимому, кичига «созвездие Ориона», арханг.»

Структурные члены оппозиций юг-север и восток- [15, с. 241]. На то, что восток ассоциировался у чезапад «в славянском фольклоре и ритуале нередко ловека с восходом солнца, указывают нам такие леквыступают в виде единого комплекса четырех сторон семы, как: восходный, солновсход (при рассмотрении света…» [2, с. 109]. Особо выделенной среди всех значений наблюдаем многозначность), солновосход .

четырех сторон света является восток. Издревле пред- О движении солнца по небосводу свидетельствует ставления о миропорядке и укладе жизни крестьянина зафиксированное в говорах выражение «по путе были связаны с солнцем, его движением. Отсюда и солнца» (здесь-то и возникает полностью представмифологические представления о боге Яриле, кото- ленная семиотическая оппозиция «восток-запад») .

рый проезжает на своей золотой колеснице по небо- Направление ветра также принято связывать со стосводу, освещает просыпающуюся плодородную Мать- роной горизонта: каменный ветер. Других номинаСыру Землю [4]. Восход как место «рождения» солн- ций, связанных с ветрами с востока, в говорах Красца, естественно, маркировался положительно, а запад ноярского края не встретили (в отличие от именовакак место его «смерти», – отрицательно. Покойников ний северных ветров), однако данному явлению люклали лицом в сторону востока, храмы строились об- ди все-таки дали обозначение, поскольку, видимо, ращенными на восток, ульи тоже ориентировали на считали именно его опасным в связи со своим геовосточную сторону [2, с. 111]. графическим положением (совсем близко был гориРитуальная роль востока и связанного с ним вос- стый берег реки Енисей) .

хода солнца нашли отражение в заговорах. В них не- Ко второму члену оппозиции («запад») можно отпременным является повтор, своего рода формула, нести следующие лексические единицы: закат1 – связанная с обозначением места направления. Рас- запад [11, с. 100]; надзакать – на закат [11, с. 209];

смотрим фрагмент текста заговора, по данным архива солносяд – 2. запад [11, с. 358]; запад – название ветавтора бытовавшего на территории Красноярского ра, дующего с запада [5, с. 104]; себлонец, устар. – края: «Ложусь я помоляюсь, стою я благословляюсь. переселенец из западной части России. – Себлонцы Пойду из дверей в двери, из ворот в ворота, на вос- тоды называли переселенцев [6, с. 95]; солнозакат – ток на восточную сторону. На восток на восточ- закат солнца [11, с. 357; 7, с. 150]. Как видно, в данной стороне стоит море, в этом море плават белый ном лексико-семантическом поле также отражена лебедь. У этого белого лебедя не держится ни утрен- древняя ассоциация запада с заходом солнца (в семах нея роса и ни вечернея роса…». Как и в изоморфных -сяд, -закат). Явной негативной маркированности в русских заговорах, видим следующее: поскольку за- значении лексем не отмечается. Однако, как известно, говор направлен на положительный результат, ориен- заходящее солнце у славян (да и у многих других тация субъекта в пространстве – восток. Данная лек- древних племен) было символом угасания, несчастья, сема неоднократно повторяется, что концентрирует смерти [4, с. 253]. Среди лексем со значением «запад»

внимание речедеятеля именно на этой детали. Вяч. встречается и одно именование человека, переселивВс. Иванов и В. Н. Топоров в своем труде отмечали, шегося с той стороны горизонта. Мы не думаем, что что существуют нацеленные на реализацию негатив- это связано с негативной оценкой личности. ВероятВестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4

ФИЛОЛОГИЯ

нее всего, это соотносится с историческим фактом: ром – северным склоном гор [11, с. 343]; сивер1. – заселение территории Красноярского края проходило север. – Четыре стороны, их так и зовут: восход, по большей части с запада. закат, сивер, полдень [11, с. 347]; сиверко – северный Оппозиция «юг-север» аналогична и по своей ветер [11, с. 347; 7, с. 110]; сиверный – северный, структуре, и по маркированности вышерассмотренной свежий (о ветре) [11, с. 347]; от солнца, на ночь – на оппозиции «восток-запад». Первый член оппозиции север [11, с. 358]; хивуз, хиуз (хиусы), хиузина – резкий также имеет положительную коннотацию, второй – холодный северный ветер [11, с. 407]; хивузить – отрицательную. Юг в представлениях славян ассо- дуть (о резком северном ветре) [11, с. 408]; хиузит циировался с солнцем, теплом, летом, днем, счастьем, (безл.) – дует сильный, резкий, холодный ветер [11, добром, жизнью; север же – с холодом, мраком, но- с. 408; 6, с. 60]; хиузный – резкий, холодный, северный чью, зимой, несчастьем, смертью [2, с. 112]. В слова- (о ветре) [11, с. 408]; дольник2 – северный холодный рях говоров отмечаем следующие лексемы, связанные ветер с гор (камней) [5, с. 81]; сивер – 1) северный с лексико-семантическим полем «юг»: полдень – ветер; 2) север [5, с. 278; 6, с. 110]; сиверный (сущ.) –

1. юг. – Противу сивера будет полдень. 2. Южный холодный ветер с севера [5, с. 278]; сиверить – дуть с склон. – У нас на полднях меньше растет, чем на си- севера [5, с. 278]; сиверко – то же, что сивер в 1 верах. 3. Южный ветер. – Полдень с юга дует. знач. [5, с. 278]; хиуз – резкий, холодный северный

4. Слабый теплый ветер. – Полдень летом, теплый, ветер [5, с. 316]; ангарец – северный ветер [6, с. 51];

несильный ветерок [11, с. 294]; солнопёк – юг [11, верховик – северо-восточный ветер. Ср.: верховка, с. 358]; солнопёчный – южный [11, с. 358; 7, с. 150]; вершинник. – Дак верховик-та, мила, к плахой пагоде на солнце, на обед – на юг [11, с. 358]; увал – южный [6, с. 156]; сиверко 1. нареч. – холодно. – Ох, и сиверко склон горы [11, с. 393]; полудённик – ветер с юга [5, на улице, глаз не открыть [6, с. 110]; хиусно, нареч. – с. 243]; полудёнка – сильный южный ветер, иногда со ветрено. – Намедни во дворе было хиусно [6, с. 60] .

снегом. – Полудёнка подула – мороз смягчит, тепло Причина столь обширной выраженности лексикобудет [6, с. 292]; хакас – местное название южного семантического поля «север» вполне объяснима геоветра. – Зовут хакас, говорят, что хакас чай пьёт, а графическим положением Красноярского края:

он горячий, вот хакас и дует на него, отсюда и ветер бльшая часть территории находится в суровых клис. 52]. Как видно, приведенные именования отра- матических условиях. Как отмечалось выше, наличежают не только собственно стороны горизонта, но и ствует связь между сторонами горизонта и традиципрочно ассоциирующиеся с ними в традиционном онными для каждой из них метеорологическими явсознании именования метеорологических явлений – в лениями. Ветер, именуемый в говорах ангарец, хиуз, данном случае ветров. Лексемы полдень, полудённик, сивер и т. п., и приносимый им холод, как видим, асполудёнка, на солнце, на обед заключают в себе ин- социируется с севером. Возникает еще одно локальформацию о направлении ветра, которое ассоцииру- ное именование ветра (но уже северного) – ангарец ется в представлении людей с солнцем, находящимся (ветер с Ангары – реки в Восточной Сибири, самого в полдень в зените. Кроме того, среди данных имено- крупного правого притока Енисея). Для центральных ваний встречаем немногочисленное в говорах Крас- районов Красноярского края ветер, дующий с Ангары, ноярского края указание на рельеф, ориентированный являлся как раз северным (выше уже упоминалось об относительно стороны горизонта: увал. Появляется относительности ориентации в пространстве: для одсреди данных лексем и необычное именование южно- них районов место локализации признака может быть го ветра, очевидно, локальное – хакас, связанное на- точкой отсчета, для других – севером, югом, западом, прямую уже с расположением определенной местно- востоком и т .

п.). В данной лексико-семантической сти – Хакасии: «Этот ветер дует с Хакасских гор группе наблюдаем активный процесс словообразовапостоянно в одном направлении, в течение 2 – 3 су- ния: сивер/север (сущ.) – сиверко (сущ) – сиверко (наток, поднимая тучи плодородной земли с полей. реч.) – сиверный (прил.) – сиверить(гл.), что свидеСолнца почти не видно, как будто солнечное затме- тельствует о значимости роли «севера» в жизни обиние, а в оконные рамы между стекол набивается тателей данной территории. Здесь же встречаем пабольшое количество черной пыли» [12, с. 269]. В при- раллель с оппозицией «верх-низ» как одной из главведенном из словаря примере употребления данного ных пространственных бинарных оппозиций: низовик, слова заключено местное поверье о том, что этот су- низовка – верховик, верховка, вершинник (по всей вировый, хоть и южный, ветер возникает, когда хакас димости, речь о ветрах, дующих с рек (низ) и с версадится пить чай и дует на него. Случай данного сло- шин гор (верх)) (см. подробнее [13, с. 289 – 294]). Севоупотребления зафиксирован в Нижнеингашском миотическая оппозиция «юг-север» ярко выражается, районе, расположенном на юго-востоке Красноярско- помимо всего прочего, в антонимичных выражениях:

го края, южнее которого по вертикальной оси распо- на солнце, на восход – от солнца, на ночь, где протиложена Республика Хакасия. вопоставление выражается с помощью предлогов и В процентном соотношении в говорах Краснояр- непосредственных прямых славянских ассоциаций ского края встречается более всего лексических еди- природных феноменов с югом и севером .

ниц, относящихся ко второму члену оппозиции «юг- Таким образом, пространство – один из фрагменсевер»: заветёрок, заветерье – северная сторона. тов масштабной картины мира субэтноса. В данном Заветёрок – это за солнцем (склон), и в нем лес рас- случае пространство может быть частично охарактетет [11, с. 96; 6, с. 56]; низовик, низовка – северный ризовано с помощью бинарных оппозиций «востокветер [11, с. 225]; север, мн. ч. севера – 1) северный запад» и «юг-север», которые, как мы выяснили, насклон горы, холма; 2) северный ветер [11: 343]; севе- ходятся в тесной связи с обозначениями метеорологи

–  –  –

ческих явлений (в частности с семантическим полем тельствуют об особенностях жизни сибирского креветры) и являются осью координат для определения стьянина, порожденных в немалой степени местными человеком своего места в окружающем мире, свиде- климатическими условиями .

Литература

1. Громов М. Н. Языческая и христианская модели бытия / История философии. Запад-Россия-Восток. Книга первая. Философия древности и средневековья. М.: Греко-латинский кабинет. 1995. С. 448 – 449 .

2. Иванов Вяч. В., Топоров В. Н. Славянские языковые моделирующие семиотические системы. М.: Наука .

1965. 251 с .

3. Леви-Стросс К. Структурная антропология. М.: Астрель. 2011. 541 с .

4. Рыбаков Б. А. Язычество древних славян. М.: Русское слово. 1997. 824 с .

5. Словарь русских говоров северных районов Красноярского края. Красноярск: изд-во КГПИ. 1992. 348 c .

6. Словарь русских говоров центральных районов Красноярского края: в 5 т. Т. 1 (А – Д) / под общ. ред .

О. В. Фельде (Борхвальдт). Красноярск: РИО КГПУ. 2003. 296 с .

7. Словарь русских говоров центральных районов Красноярского края: в 5 т. Т. 2 (Е – М) / под общ. ред .

О. В. Фельде (Борхвальдт). Красноярск: РИО ГОУ ВПО КГПУ. 2005. 376 с .

8. Словарь русских говоров центральных районов Красноярского края: в 5 т. Т. 3 (Н – П) / под общ. ред .

О. В. Фельде (Борхвальдт). Красноярск: КГПУ им. В. П. Астафьева. 2006. 400 с .

9. Словарь русских говоров центральных районов Красноярского края: в 5 т. Т. 4 (Р – Т) / под общ. ред .

О. В. Фельде (Борхвальдт). Красноярск: КГПУ им. В. П. Астафьева. 2008. 296 с .

10. Словарь русских говоров центральных районов Красноярского края: в 5 т. Т. 5 (У – Я) / под общ. ред .

С. П. Васильевой; ред. кол.; Краснояр. гос. пед. ун-т им. В. П. Астафьева. Красноярск. 2011. 192 с .

11. Словарь русских говоров южных районов Красноярского края. 2-е изд., перераб. и доп. Красноярск:

изд-во Краснояр. ун-та, 1988. 448 c .

12. Судьбы людские: (семейная хроника) / Великанов Владимир Иванович. М.: Б. и. 1998. 447 с .

13. Тимченко А. Г. Семиотические оппозиции «верх-низ» и «далеко-близко» как средство формирования представлений о пространстве // Вестник КГПУ им. В. П. Астафьева № 1(23). Красноярск. 2013. С. 289 – 294 .

14. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка: в 4-х т. / пер. с нем. 2-е изд., стереотип. М.: Прогресс. 1986. Т. 1. 576 с .

15. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка: в 4-х т. / пер. с нем. 2-е изд., стереотип. М.: Прогресс. 1986. Т. 2. 672 с .

Информация об авторе:

Тимченко Анастасия Георгиевна – аспирант кафедры общего языкознания Красноярского педагогического университета, tiana-89@mail.ru .

Anastasia G. Timchenko – post-graduate student at the Department of General Linguistics, Krasnoyarsk State Pedagogical University .

(Научный руководитель: Васильев Александр Дмитриевич – доктор филологических наук, профессор кафедры общего языкознания КГПУ им. В. П. Астафьева .

Research advisor: Alexander D. Vasiliev – Doctor of Philology, Professor of the Department of General Linguistics of Krasnoyarsk State Pedagogical University named after V. P. Astafiev) .

–  –  –

В статье рассматривается содержание и поэтика онейрических мотивов в творчестве М. Ю. Лермонтова. В произведениях раннего периода формировались лирические ситуации, символика снов, основу которых составила христианская антропология, получившая художественное выражение в «ночном цикле», в ряде стихотворений, содержащих пророчества. В лирике 1837 – 1841 гг. появляются новые формы сновидческих состояний героев – видения о прошлом, провидение собственной судьбы, представленные как законченные зримые картины и формируется авторский миф, в котором герой способен преодолевать земное время, соединять свое существование с ритмами природы и космоса .

The addresses the poetics of the dream motifs in M. Yu. Lermontov’s works. In Lermontov’s earlier works the lyrical situations and dream symbolics were being developed. Their foundation was the Christian anthropology, which was reflected in the “night cycle” and in the range of poems, which included prophesy. In the 1837 – 1841 poems new forms of hero’s dream state appear, including visions about the past, prophesy about his own fate, which are presented as complete and visible pictures. The author’s myth is developed, in which the hero is able to overcome the Earth’s time and to unite his existence with nature and universe rhythms .

Ключевые слова: Лермонтов, поэтика, мифопоэтика, мотив, онейрический мотив .

Keywords: Lermontov, poetics, mythopoetics, motif, dream motif .

В творчестве М. Ю. Лермонтова получила значи- Мотивный комплекс и мифопоэтика снов формительное развитие поэтическая мифология снов и сно- руются в ранней лирике Лермонтова; 1830 – 1831 гг.:

видений. На фоне предшествующей традиции, создан- "Сон", "Смерть" ("Ласкаемый цветущими мечтами..."), ной в литературе 1800 – 1830-х гг. и представленной в "Видение", "Пора уснуть последним сном…» и др. [5] .

творчестве К. Н. Батюшкова, В. А. Жуковского, Наиболее последовательно варьируются разные сноА. С. Пушкина, Н. В. Гоголя, она имеет свои ориги- видческие состояния и содержание снов в "ночном нальные черты. Античные мифологемы в онейриче- цикле". "Ночь I" – это сон о собственной смерти. Восских образах и мотивах у Лермонтова отсутствуют, нет ходящая к "Ночными думами" Э .

Юнга, редуцированв них и вариаций народно-поэтических вещих снов. ным в русской поэтической традиции, лирическая сиОнтологическую основу онейрологии Лермонтова пер- туация наполнена иным содержанием. Юнг, как отмевыми отметили философы, эстетики рубежа XIX – чает К. А. Любович, призывает раскаяться перед лицом XX вв. В. С. Соловьев, Д. С. Мережковский подчерк- смерти, "встать на путь доброты". Сон-смерть – это нули ее провиденциальное содержание. В. С. Соловьев бальзам отдохновения, лирический герой "гимн вознеискал истоки в родословной поэта, восходящей к ле- сет из стен гробницы" [9, с. 82]. У Лермонтова вместо гендарному шотландскому поэту и провидцу Томасу назидания появляются вопросы. Сон о своей предполаЛермонту. Мережковский оценивал дар поэта в русле гаемой смерти позволил заглянуть в иное пространстсвоих теургических идей. В. Ф. Асмус обращался к во, прожить в ином времени. Поэтика этого первого платоновскому мифу об анамнезисе. сна о смерти у Лермонтова характерна. Вспомним, что Эстетические оценки лермонтовской поэтики снов пророческие сны пушкинских героев, как отметил появляются у В. В. Розанова, позднее к сновидческим М. О. Гершензон, часто начинались "стремительным образам поэта обращается А. М. Ремизов, намечая осо- падением вниз" [2, с. 101]. У Лермонтова в снах чаще бую перспективу развития «снов» в русской литерату- присутствует верхняя часть мировой оси симметрии .

ре [15]. Сон начинается стремительным движением в космолоВ современных отечественных исследованиях гическое пространство: «...я мчался без дорог, передо дальнейшее изучение онейрических мотивов и образов мною / Не серое, не голубое небо..." («Ночь 1»). Душа продолжено в более широком контексте творчества совершает своего рода полукруг в пространстве земли поэта. В обобщающей статье И. Б. Роднянской сон и неба, излетев из тела, она вновь возвращается к мовключен в «систему доминирующих мотивов» и про- гиле. Драматизм смерти передан в необычной ситуаслежен процесс отхода от традиционных метафор и ции: душа тщетно хочет вернуться к телу, "единственсловесных клише и формирование его неповторимого ному другу, делившему земные муки". Невозможность содержания [6, c. 305]. повторить земной путь рождает у героя протест, "хулы В нашу задачу входит, основываясь на этих общих на небо". Сон о смерти в "Ночи I" содержит традициоценках сна и сновидческой образности рассмотреть онные христианские представления о смерти как расдинамику развития комплекса онейрических мотивов в ставании души с телом, которые даны в опыте и оценке разные периоды творчества, связь провидения с осо- трансцендентного состояния сознания. Форма сновибенностями сознания героев для более подробного дения придает всей ситуации характер редкого откропредставления о художественном содержании лермон- вения, явленного избранному герою. В этом раннем товской поэтики снов. тексте впервые формируется лирическая ситуация, Вестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4 Л. А. Ходанен, Ямадзи Асута 179

ФИЛОЛОГИЯ

онтологический смысл которой Мережковский опреде- признается: "Мои предчувствия меня никогда не обмалял как «движение оттуда сюда». нывали. Нет в мире человека, над которым прошедшее В "Ночи II" ситуации сна героя нет: "Уснуло все – приобретало бы такую власть, как надо мною. Всякое и я один не спал…" Намеченное в первом стихотворе- напоминание о минувшей печали или радости болезнии цикла предощущение провидческого дара в эмо- ненно ударяет в мои душу и извлекает из нее все те же циональном переживании здесь реализуется в видении, звуки; я глупо создан; ничего не забываю – ничего" которое является герою. Байроновское произведение (IV, с. 247). Много раз герой ранней лирики 1830 – "Тьма", с которым исследователи связывают "Ночь II", 1831 гг. будет возвращаться к своему прошлому:

имеет отчетливый апокалиптический оттенок и содер- "Сон", "Первая любовь", "Ночь", "Видение" и др. Часто жит картину мировой катастрофы. У Лермонтова виде- эти воспоминания связаны с несчастливой любовью, ние окрашено личностными переживаниями, усилен- изменой возлюбленной. Прошлое с такой ясностью ными оттого, что герой сам должен участвовать в бес- воскрешается в памяти, что герой сомневается в его в пощадном суде. Е. П. Потапова справедливо подчерки- идеальной природе: "Ужели сон так близок может быть вает, что он выступает главным действующим лицом к существенности хладной?'' (I, с. 190) .

стихотворения [6, c. 345]. Как и в первом стихотворе- Среди произведений зрелого периода в стихотвонии, видение развертывается в космических сферах. рении "Как часто пестрою толпою окружен…" (1840) Точка зрения героя в аспекте пространства может быть выделяется особой яркостью и интенсивностью видеопределена как особая: он наблюдает и небесные сво- ние о родном доме, где прошло детство. В лермонтоведы, покрытые "саваном тьмы", и землю, которая "вер- дении это произведение традиционно рассматривается тится между светящихся точек", постепенно вовлека- как образец гражданской поэзии, в ряду со "Смертью ясь в происходящее. поэта", "Думой" [3, с. 78]. Часто его сближают с драНочь III" приближает к читателю этого героя. Ав- мой, "Маскарад", развивающей тему холодного "светор объективирует его, видит со стороны, окруженного та", символом которого становится лицо-маска [6, лунным сиянием и погруженной в сон природой. Это с. 305] .

избранный герой, он живет иными ритмами, среди по- Элегический фрагмент, содержащий видение, раскоя и ночной тишины он – "нарушитель сна". сматривается как контрастное противопоставление Основные мотивы "ночного цикла" развивают лер- бездушному свету живых дорогих картин детства. Так, монтовскую мифологию снов как провиденциальную. Б. М. Эйхенбаум настаивал на том, что обращение поТрадиционные христианские тринитарные представле- эта к "старинной мечте", "святым звукам" – это не носния о душе, апокалиптическая символика даны в вос- тальгическое воспоминание, не желание уйти в мир приятии героя, осознающего свой особый дар и ощу- мечты, прочь от бездушия общества, а как бы окончатившего прикосновение к скрытым тайнам бытия. тельное прощание с мечтательством как с "обманом" В дальнейшей эволюции творчества Лермонтова [17, c. 162] .

сновидческие мотивы усложняются. Появятся разные Е. А. Маймин одним из первых обратил внимание формы "снов" – пророческие откровения, повторяю- на дневниковый характер произведения, подчеркивая щиеся сны-воспоминания или видения о прожитом и, значимость "живых переживаний поэта" [10, с. 197] .

наконец, самая сложная форма – сны о грядущем, про- Все сказанное позволяет более внимательно привидения собственной судьбы. смотреться к элегической части. Кольцевой характер Пророческие сны, развивая заявленную в "ночном композиции ориентирован на неслиянность мира рецикле" форму откровений о будущем, выступают осно- альности и мира воспоминаний, явившегося герою, вой содержания "Предсказания" ("Настанет год, России который оказался в пограничном состоянии между черный год..."), 1830 г. и "На буйном пиршестве задум- бездушной явью и одухотворенным сном ("на миг зачив он сидел...", 1839 г. Предсказание о судьбе целых быться..."). Художественное время можно определить народов, предречение грядущих общественных катак- как длящееся и повторяющееся: "Как часто пестрою лизмов произнесены героем, находящимся в особом толпою окружен...", "И если как-нибудь на миг удастся состоянии. Оно не является сном, а носит характер вне- мне…". Синтаксические конструкции с оттенком усзапного прозрения. Вдруг герой-визионер начинает ловности, содержащимся в повторении "когда" и "есвидеть то, что неведомо другим: "И в даль грядущую, ли", симметрично уравновешены утверждающими инзакрытую пред нами, духовный взор его смотрел…" тонациями описаний, исполненных простыми, почти Удивительно сходны эти лермонтовские герои- назывными предложениями. Время, в котором развопророки с определениями Т. Карлейля, который напи- рачивается видение, движется от далекого прошлого к шет в 1841 году: "поэт и пророк ниспосылаются на настоящему, повторяя и повторяя это возвращение .

землю, чтобы сделать истину более понятной для вас... Происходит мифологизация этой картины, организоТакова всегда (их – Л. Х.) миссия: …открывать нам ее, ванной в круговое движение. В видение конструируетэту священную тайну, присутствие которой они ощу- ся миф о золотом детстве, о беспечальном мире роднощают сильнее, чем всякий другой" [4, с. 68]. го дома. Столь же наполнено смыслом пространство, Вторая форма "снов" – это сновидческие состояния имеющее тенденцию к расширению, укрупнению детагероя, в которых появляются зримые картины его соб- лей. Мир видения со старинной усадьбой, аллеей, саственной прошлой жизни. Они вновь и вновь всплы- дом, спящим прудом, туманом над полями сохраняет вают в сознании, сохраняя яркость пережитых впечат- живую конкретность реального пейзажа и одновременления. В Журнале Печорина есть запись, которая мо- но мифологизируется в сознания лирического героя .

жет служить психологическим пояснением к целому Переход в мир "видения" ощущается им как полет:

ряду "снов" о прошлом в лирике, основанном на свой- "Лечу я вольной, вольной птицей...». Образ этого полествах памяти героя. В минуту откровения Печорин та несомненно ведет к христианской символике души, 180 Вестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4

ФИЛОЛОГИЯ

которая всегда представлена крылатой. Лермонтовский принимается в расчёт (или же ему почти не уделяется миф о душе сохраняет эту традиционную черту. Виде- внимания). В таком случае речь идёт о двух персонание о прошлом у Лермонтова – это жизнь души, спо- жах – лирическом герое и женщине – которые видят собной проникать за пределы реальности. друг друга каждый в своём сне. Б. М. Эйхенбаум [16, В письме к М. А. Лопухиной Лермонтов напишет: с. 252] и Ю. М. Лотман [8, c. 247] называют эту струксчастливый сон, божественный сон испортил мне туру «зеркальной» .

весь день... Странная вещь эти сны! оборотная сторона При втором подходе к структуре этого произведежизни, часто более приятная, нежели реальность,... ибо ния, усиливается роль автора и сюжет приобретает я отнюдь на разделяю мнения тех, кто говорит, будто свойства «матрёшки». Повествователь видит сон о свожизнь всего только сон» (IV, с. 371). Ощущение сно- ей смерти. Там он, умирающий, видит женщину, котовидческой реальности как отдельной и не входящей в рой грезится его смерть. Соловьёв называет такой сюповседневность, заявленное здесь, будет развиваться в жет «сновидение в кубе» [13, с. 339], а Набоков истворчестве как особая форма жизни сознания лириче- пользует метафору «спираль» [18, с. 7 – 8] (перевод ского героя. наш – А. Я.). (Также см. русский перевод: [12]) .

Большая группа произведений Лермонтова содер- При рассмотрении сюжета «Сна» как «матрёшки»

жит образы смертного сна на лоне природы, смыкаясь нельзя обойтись без апелляции к личности автора как с мотивами покоя и тишины природы и мироздания: объединяющего элемента. Именно автор является исРусалка", "Плененный рыцарь", "Мцыри", "Демон". ходным создателем «тройного сна». Однако в самом Наиболее значителен этот образ в стихотворении "Вы- тексте произведения нет ни единого слова, указываюхожу один я на дорогу" (1841), в котором, как отмечает щего на то, что автору всё приснилось. В более раннем И. Б. Роднянская, "возникает «мифология» посмертной одноимённом стихотворении поэта есть прямое указаживой дремы" [6, с. 304]. ние на то, что перед читателем разворачивается сон Среди произведений, в которых онейрический мо- автора: «Я видел сон: прохладный гаснул день…» (I, тив имеет структурообразующее значение, особое ме- с. 254) .

сто принадлежит стихотворению «Сон» (1841). Его В одноименном позднем стихотворении впечатлеможно назвать своего рода энциклопедией лермонтов- ние, что всё нижеследующее приснилось Лермонтову ской художественной философии снов, поскольку или его лирическому герою, создаётся исключительно здесь концентрируется семантика большинства соз- благодаря заглавию – «Сон». С другой стороны, именданных ранее сновидческих образов. В нем присутст- но то, что сон автора только предполагается, и даёт вуют провидение собственной смерти, посмертный возможность для вышеизложенных интерпретаций сон, сновидческая реальность последнего видения- сюжета как зеркала, предложенных Эйхенбаумом и воспоминания, посетившего сознание. В хронотопе, Лотманом .

пространственно определяемом как смертный сон ге- Оба объяснения – сюжет-«матрёшка» и «зеркальроя в долине среди гор, в аспекте времени раскрывает- ная» структура – имеют свои недостатки. В первом ся встречное движение душ героя и героини в идеаль- случае непонятно, почему женщина видит сон о смерти ном мире видений. автора. Второй подход не даёт объяснения присутстОбращаясь к поэтике "Сна", заметим, что оно по- вующему в стихотворении течению времени и оставлямещается в ряду "видений" о будущем, в которых ге- ет открытым вопрос о наблюдателе, описывающем рой предугадывает собственную судьбу, устремляясь в зеркальное видение. При выборе структуры «матрёшнедра своего сознания. В более ранних стихотворениях ки» мы видим временную ось «прошлое – настоящее – предвидение было кратким как приговор: "Удар судь- будущее», которая позволяет ощутить течение времебы меня не обойдет...", "На плахе кончу жизнь я…». В ни. При выборе «зеркальной» структуры появляется "Сне" эта ситуация представлена сложнее и много- ось «явь – грезы», где один из спящих – явь, а второй – гранней. Стихотворение «Сон», написанное Лермонто- его или её грезы. Тут реальность и сон лежат в одной вым в год смерти, оставляет у читателя чувство зага- временной плоскости. Однако при любом из этих расдочного и необъяснимого. смотрений возникает чувство загадочности, описываеВ исследованиях загадочности стихотворения мое словами «спираль» или «кольцо Мёбиуса» («Кольможно выделить две стороны. Первая – мистическая. цо Мёбиуса» – это поверхность с одним краем, где Смерть лирического героя на поле боя рассматри- внутренняя поверхность как бы перетекает во внешвается как предвидение автора о своей судьбе [13, нюю. Проведя рукой по ленте, можно побывать и на c. 339]. внутренней, и на внешней стороне, не отрывая руку от Д. С. Мережковский говорил в связи с ним, что поверхности) .

Лермонтов дал «видение такой потрясающей ясности, Ю. М. Лотман об этой особенности стихотворения что секундант Лермонтова, кн. Васильчиков, описывая писал следующее: «…умирающий герой видит во сне дуэль через 30 лет, употребляет те же слова, как Лер- героиню, которая видит во сне умирающего героя. Помонтов" [11, с. 362]. В советском литературоведении втор первой и последней строф создает пространство, появилась версия о том, что стихотворение навеяно которое можно представить в виде кольца Мёбиуса, Лермонтову рассказом человека, пережившего сходное одна поверхность которого означает сон, а другая – состояние [6, с. 522]. явь» [7, с. 435]. Сам Лотман не развивает эту мысль Мы остановимся на поэтике сюжета, создающего далее, однако Л. И. Вольперт поясняет «…прочувство необъяснимого в этом стихотворении. странство лермонтовского "Сна" как структуру с усВ литературоведческих работах предшественни- кользающей границей» [1, с. 179]. Сцена, в которой ков, писавших о поэтике стихотворения, можно выде- женщина видит смерть героя, обладает силой возвралить два подхода. При первом существование автора не щать читателя в начало произведения. Она сводит на Вестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4 181

ФИЛОЛОГИЯ

нет временную прямолинейность принципа «матрёш- шлом подчеркивают одиночество героя, неслиянность ки». Взамен возникает кольцевая структура. с окружающей повседневностью. С такими состоянияПервая сцена как бы подтверждается последним ми корреспондирует мотив памяти. Воспоминания об видением. Причём фраза «знакомый труп» констатиру- утраченном и незабываемом прошлом предстают как ет факт гибели более категорично, чем начальное опи- законченные видения, в которых появляются образы сание. Создаётся впечатление, что время в конце сна – «родной стороны», родного дома, «горного аула», отчуть более отдалённое будущее по отношению ко вре- четливо наполненные конкретными реалиями. Промени самого сна. Таким образом достигается эффект шлое, «золотые сны» в мифоэпосе «Демона» расширяпророчества. В начале стихотворения и рана, и окру- ются до вечности, пребывания вне линейного времени жающий пейзаж описаны от первого лица. В конце же, в ритмах космоса, в вечной эдемской гармонии, конпоскольку видевший сон умер, повествование ведётся трастной мгновениям земного существования .

от третьего лица, чем достигается более высокая сте- В стихотворениях-пророчествах, прозрениях снопень отстранённости: «знакомый труп», «чернела ра- видческие ситуации иные. Смыкаясь часто с topos`om на», «хладеющая струя» .

С одной стороны, может по- смерти, они неповторимы, единичны, происходят в казаться, что вот тут-то и проявился рассказчик. Одна- экстраординарных условиях. Их появление – это яркая ко ввиду того, что описаны события, следующие за вспышка сознания, стоящего на границе миров и спосмертью раненого, на наш взгляд, логичнее предполо- койно принимающего начертанную судьбу. Сны о бужить, что повествует не рассказчик, а отлетевшая душа дущем обнаруживают провиденциальный дар героя .

погибшего. Как мы отмечали раньше, Лермонтов уде- Память не всегда служить для них опорой в создании лял особое внимание моменту смерти человека и пере- сновидческой картины. Главным становится напряжемещению души в этот моментах [14, с. 249]. Финальная ние мысли, когда герой "о земле позабывал", преодолестрофа в стихотворении «Сон» позволяет герою убе- вая течение времени, обретая трансперсональные исдиться в собственной смерти. Делая начальную сцену тины. Основой сновидческих образов становится комменее субъективной, она подтверждает печальный ко- плекс христианских тринитарных представлений о дунец и замыкает кольцо Мёбиуса. ше, о ее особых состояниях, во время которых сознаМотивы пророчество и памяти придают стихотво- ние устремлено к божественному вечному миру, спорению особую полноту в выражении лермонтовской собно преодолевать земное пространство и время .

поэтической мифологии снов, являясь своего рода ее Лермонтовский герой в эти мгновения обретает мистизавершением, соотносясь с предшествующими инвари- ческие откровения, прикасается к сакральным тайнам антами ее художественного воплощения и синтезируя бытия мира и человека. Художественным воплощениих в новом художественном целом. ем этих прозрений становится авторский миф о провиМифологема сна наиболее многоаспектно пред- денциальных снах героя, в которых он силой мысли ставлена в лирике Лермонтова, обращенной к воспо- преодолевал время, «жил века и о земле позабывал», о минаниям, образам пережитых впечатлений. Бытие смерти, которая не есть тлен, «холодный сон могилы», героя в них становится двуединым. Жизнь осуществля- а может быть сном «навеки», в слиянии с покоем возется не в "холодном мире", а в идеальном окружении душного океана и природы .

природы, родного дома, близких людей. Сны о проЛитература

1. Вольперт Л. И. Сновидение как пограничье жизни и смерти («Сон» Лермонтова и «Сон» Байрона) // Пограничные феномены культуры / Перевод. Диалог. Семиосфера: материалы Первых Лотмановских дней в Таллиннском университете (4 7 июня 2009 г.). Таллинн, 2011 .

2. Гершензон М. О. Статьи о Пушкине. Л., 1926 .

3. Гинзбург Л. Я. Творческий путь Лермонтова. Л.: Советский писатель, 1940 .

4. Карлейль Т. Теперь и прежде. М.,1994 .

5. Лермонтов М. Ю. Собрание сочинений: в 4 т. / изд. 2, доп.; отв. ред. В. А. Мануйлов. Л.: Наука Ленинградское отделение, 1979 – 1982. (Все цитаты из произведений М.Ю. Лермонтова приведены по данному изданию в круглых скобках с указанием тома и страницы) .

6. Лермонтовская энциклопедия / гл. ред. В. А. Мануйлов. М.: Советская энциклопедия, 1981 .

7. Лотман Ю. М. Об искусстве. СПб., 2005 .

8. Лотман Ю. М. Учебник по русской литературе для средней школы. М., 2001 .

9. Любович Н. А. О пересмотре традиционных толкований некоторых стихотворений Лермонтова // М. Ю. Лермонтов: сб. ст. и матер. Ставрополь, 1960 .

10. Маймин Е. А. Опыт литературного анализа. М.: Просвещение, 1972 .

11. Мережковский Д. С. Лермонтов. Поэт сверхчеловечества // М. Ю. Лермонтов: pro et contra. Личность и творчество Михаила Лермонтова в оценке русских мыслителей и исследователей. Антология / сост. В. М. Маркович и др. СПб., 2002 .

12. Набоков В. В. Предисловие к «Герою нашего времени» // М. Ю. Лермонтов: pro et contra. СПб., 2002 .

13. Соловьёв В. С. Лермонтов // М. Ю. Лермонтов: pro et contra. СПб., 2002 .

14. Соснина Е. Л., Карбоне А., Ямадзи А. Всадники времени (Взгляд на Лермонтова с позиций восточной культуры) // М. Ю. Лермонтов: между Западом и Востоком. Ессентуки, 2012 .

15. Ходанен Л. А. Поэтическая гипнология М. Ю. Лермонтова: философско-эстетические оценки конца XIX

– начала XX вв., развитие традиций // Od modernismu do postmodernismu. Literatura rosyiska XX – XXI wieku .

Krakov: 2014. P. 89 – 101 .

182 Вестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4

ФИЛОЛОГИЯ

16. Эйхенбаум Б. М. Сон [Комментарий] // Лермонтов М. Ю. Полн. собр. соч.: в 5 т. Т. 2. М.; Л., 1936 .

17. Эйхенбаум Б. М. О прозе. О поэзии. Л.: Художественная литература, Ленинградское отделение, 1986 .

18. Nabokov V. Foreword // Mikhail Lermontov. A Hero of Our Time (Translated by V. Nabokov, in collaboration with D. Nabokov). Oxford, 1992 .

Информация об авторах:

Ходанен Людмила Алексеевна – доктор филологических наук, профессор кафедры русской литературы и фольклора КемГУ, hodanen@yandex.ru .

Lyudmila A. Khodanen – Doctor of Philology, Professor at the Department of Russian Literature and Folklore, Kemerovo State University .

Ямадзи Асута – Ph. D. (доктор философии), преподаватель Международного гуманитарного факультета университета Тюкё, университета префектуры Айти, государственного педагогического института Айти (Нагоя, Япония), yamajiasuta@hotmail.com .

Asuta Yamadzy – Ph.D., Professor at the International Liberal Arts Department, Aichi Prefecture University. (Nagoya, Japan) .

–  –  –

На материале романа Ю. В. Бондарева «Непротивление» в данной статье рассматривается проблема духовно-нравственного самоопределения личности. В ней акцентируется внимание на нравственном выборе героев и его трагических последствиях. Проясняется авторская позиция по проблеме необходимости в сопротивлении злу и неоправданности насилия, которая была разработана русской философской мыслью .

The paper is based on Yu.V. Bondarev's novel “The Non-Resistance” and deals with the issues of spiritual and moral identity. It focuses on moral choice of the characters and its tragic consequences. The paper clarifies the author's opinion on the ideas developed by the Russian philosophers – necessity to resist the evil and unjustified violence .

Ключевые слова: Ю. В. Бондарев, роман «Непротивление», война, нравственный выбор, трагическая судьба, гибель .

Keywords: Yu. V. Bondarev, novel “The Non-resistance”, war, moral choice, tragic fate, death .

Роман «Непротивление», написанный Ю. В. Бон- тье «Кто душу положил за други…». Г. Ореханова даревым в середине 90-х годов ХХ века, представляет права в определении основной интонации романа собой новый этап авторского осмысления проблемы Бондарева, свойственного ему надрыва, «постоянного духовно-нравственного выбора человека в сложных ощущения в нем непроходящей боли», что позволило жизненных обстоятельствах. Критика о «Непротивле- ей образно назвать «Непротивление» «рыдающим»

нии», впрочем, как и обо всем позднем творчестве романом, «романом-криком» [11, с. 7] .

Бондарева, весьма немногочисленна. В нескольких Хронологически роман «Непротивление» возврастатьях-рецензиях на роман говорится о подробном щает читателей во вторую половину 40-х годов исследовании в нем конфликта, возникшего в после- ХХ века (именно в этот период разворачивается его военное время между бывшими фронтовиками и ты- действие), и обозначенный в критических статьях ловиками, о пропасти, разделившей прошедших «гор- конфликт легко обнаруживается в произведении. Однило войны» солдат и тех, кто «не смотрел в лицо» нако это только поверхностный слой его проблематифронтовой опасности. В. Юдин назвал подобное по- ки. При таком подходе к анализу романа, который ложение вещей «украденной победой». В частности, нередко наблюдается в рецензиях на «Непротивлеон отмечал: «Бондарев честно показал, что, увы, не ние», становится естественным его соотнесение крикаждый … сумел разобраться в обстановке, сделал тикой с созданным писателем в 60-е годы романом верный шаг, иные сломались, … “лихо” подстрои- «Тишина», поскольку пространственно-временные лись под конъюнктуру смуты и безвременья …, и в рамки обоих произведений (но не их проблематика) результате добытая столь дорогой ценой победа в го- практически совпадают .

ды Великой Отечественной войны была утеряна» [17, Конечно, не приходится сомневаться в том, что с. 220]. Эту же мысль, безусловно, присутствующую в роман «Непротивление» не является зеркальным отпроизведении, высказывает также Г. Ореханова в ста- ражением «Тишины». В канун своего 70-летнего Вестник Кемеровского государственного университета 2015 С. Шкурат 4 Л. № 2 (62) Т. 183

ФИЛОЛОГИЯ

юбилея в интервью «Советской России» на вопрос, границ в сопротивлении злу силой неоднократно подчем объясняется выбор темы его нового романа, Бон- нималась в русской религиозной философии, к придарев ответил: «Собственно, это мучает меня всю меру, в работах В .
С. Соловьева «Три разговора о жизнь. Я написал то, что не дописал в свое время в войне, прогрессе и конце всемирной истории» [13] и “Тишине”» [10, с. 4]. Что же «не дописал» автор в И. А. Ильина «О сопротивлении злу силою» [9]. И романе «Тишина»? Так, в силу объективных причин позиция В. С. Соловьева, и точка зрения И. А. Ильина не нашла в нем детального рассмотрения проблема по обозначенной проблеме близки по духу мысли мовостребованности фронтовиков в мирной жизни, на сковского первосвятителя, митрополита Филарета которую в 90-е годы в «Непротивлении» писателю (Дроздова), который так определял отношение к враудалось взглянуть под новым углом зрения. Художе- гам: «Прощай личных врагов, сокрушай врагов Отественное исследование Бондаревым обозначенной чества, гнушайся врагами Божиими» [12]. Положипроблемы перекликается с размышлениями на эту тельные герои военной прозы Бондарева по сути истему других писателей-фронтовиков. Например, в поведуют на фронте этот же принцип поведения. В интервью журналу «Дружба народов» в том же романе «Непротивление» писатель исследует проблегоду, в котором Бондарев завершал работу над му сопротивления злу силой на новом материале, в своим романом, А. А. Ананьев сказал: «Помню пер- новую социально-историческую эпоху, доказывая, вое и очень горькое впечатление, поразившее меня по что в ситуации, в которую поставлен главный герой возвращению с фронта. Я обнаружил, что мы никому произведения Александр Ушаков, применение силы не нужны. Все места были заняты тыловиками, под- было недопустимо и повлекло за собой цепь трагичерастающими комсомольцами, партийными деятелями, ских событий .

а мы, фронтовики, оказались не у дел. И пришлось Роман «Непротивление» насыщен воспоминанияочень тяжело пробиваться через все препоны, чтобы ми героев о минувшей войне. Лейтенант Александр получить возможность приложить с пользой свои си- Ушаков припоминает немало фронтовых эпизодов, лы…» [1, с. 15]. Тем не менее «Непротивление» нель- когда смерть была совсем рядом, но он оставался жив:

зя в полной мере отнести к произведениям, в эпоху в Карпатах осколок пробил ему каблук и застрял в «свободы слова» «открывшим глаза» читателям на подошве, не задев ногу; на Днепре в полуметре от проблемы, которые существовали в советском обще- него не разорвался упавший снаряд; пуля чиркнула по стве в середине ХХ века и замалчивались до недавне- виску, и не хватило доли миллиметра, чтобы смерго времени. тельно ранить его. «Что это? Воля случая или законоМы считаем, что «Непротивление» продолжает мерность? Меня не убило на войне. Кто-то охранял галерею философских романов Бондарева. Его сю- меня? Но кто “кто-то?”» [4, с. 198] – эти вопросы режетные коллизии, хотя и связаны с эпохой 40-х годов лигиозного плана продолжают волновать Ушакова и ХХ века, имеют онтологическое значение и напрямую после возвращения с фронта .

проецируются на сегодняшний день, что подтвержда- Одни персонажи называют его счастливцем:

ет несомненную актуальность и современность про- Ушаков, прошедший в полковой разведке «сквозь изведения. Об этом говорил сам автор: «Роман я свой огонь и воды», несколько раз раненный, вернулся с до наших дней не доведу, но наши дни вы то и дело войны живым, полным надежд на прекрасное будубудете ощущать, особенно во второй части. Писать щее. Для других героев, «невоевавших девочек и роман сугубо исторический – смысла нет в немысли- мальчиков», Александр – «закупоренный войной» [4, мое наше время…» [17, с. 219]. с. 112] человек, чужой им. В метафорической форме Первоначально роман назывался «Победители». В эта «закупоренность войной» поколения фронтовистатье В. Юдина содержатся рассуждения о том, по- ков, имеющая в устах тыловиков резко негативные чему автор изменил название произведения. Развивая коннотации, представлена на рисунке студентасвою концепцию, В. Юдин пишет: «Побежденные художника, на котором изображен сидящий на земле победители – уже не победители, у них украли побе- юноша, ноги которого «насквозь проросли изогнутыду. Такова нравственная позиция и социальное кредо ми мощными корнями из-под земли, корни, изуродописателя» [17, с. 228]. Но ответа на вопрос, почему вав икры, атлетическую грудь, плечи, голову, уходят Бондарев остановился именно на названии «Непро- вверх, опутав античный торс, как чудовищными щутивление», В. Юдин не дает. На наш взгляд, измене- пальцами, удушая и вместе с тем держа юношу приние названия романа было принципиально важным кованным к земле. Рядом, у ног, лежали перевитый для автора. Его герои, бывшие фронтовики, конечно, корнями автомат. Вокруг автомата рассыпаны стреявляются победителями в том смысле, что именно ляные гильзы, торчали впитавшиеся в землю головки благодаря их мужеству и героизму на полях сражений снарядов, пробитая, проросшая корнями каска» [4, Великой Отечественной войны была одержана побе- с. 278 – 279]. Для тыловиков война уже стала историда над фашизмом. В то же время их трудно назвать ей, о которой нет нужды вспоминать лишний раз .

победителями, так как в финале романа, уже в мир- Фронтовиками, напротив, забвение военного прошлоную эпоху, они трагически погибают, отказавшись от го воспринимается как предательство, которому нет непротивления злу и начав борьбу с ним. оправдания. Автомат, стреляные гильзы, снаряды, Окончательное название романа «Непротивле- прикованные корнями к телу солдата, – это не только ние» символично и имеет философский подтекст. конкретные приметы войны, но и олицетворение обБондарев отмечал: «Заглавие каждой книги – такой щей исторической памяти, накрепко связавшей тех, же для меня действующий персонаж, как и герои ро- кто погиб, с теми, кто выжил на фронте .

манов. Хотелось, чтобы заглавие держало на себе не Ушаков чувствует непреодолимую пропасть межвывеску, а смысловую ношу» [3, с. 538]. Проблема ду собой и тыловиками. «Мы как будто из разных 184 Вестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4

ФИЛОЛОГИЯ

стран, как будто мы разной крови» [4, с. 103], – раз- храмом возникает не случайно. При соотнесении промышляет герой. Как видим, противопоставление, и странства православного храма с романным продаже противостояние фронтовиков и тыловиков, явно странством голубятни обнаруживаются черты, сблиприсутствует в романе, и, естественно, оно не могло жающие их. Но их корреляция «перевернутая», напоне быть отмечено критикой. Однако повторимся, что минающая отражение предмета в кривом зеркале, проблематика произведения не сводима только к обо- которое искажает его истинный образ. (Мы наблюдазначенному выше конфликту. ем такое же «перевернутое» сходство фронтового Не однажды на фронте Александр представлял братства с бандой) .

свое возвращение домой, в «незабвенную пору» детст- Голубятня, в представлении банды Кирюшкина, – ва и юности, которая «четыре года … сладко манила это сакральное место, где «молиться надо, а не щеего счастливым повторением, возможным после вой- риться» [4, с. 29]. Но, в отличие от православного ны» [4, с. 160]. Вернувшись в Москву, он как будто бы храма, дома Господня, врата которого открыты для попадает в другой мир, вдруг ставший «жестким, от- представителей различных религиозных конфессий, талкивающим, неузнаваемым» [4, с. 160]. Но изменил- голубятня – это «закрытое пространство», отделяюся не мир, а взгляд на него героя, повзрослевшего и щее «свое» от «чужого». Ее дверь заперта от постоприобретшего на войне бесценный жизненный опыт. ронних на стальные засовы, а сверху над ней висит Не случайно Ушаков чувствует себя великаном в по- железный ломик как смертельное предостережение чему-то ставших крошечными комнатках своей квар- для непрошенных гостей. Голубятня состоит из двух тиры, которую он «узнавал и не узнавал» [4, с. 43]. этажей: на ее верхнем этаже находятся голуби, и в Там, в далеком детстве, которое сам герой называет подобной планировке помещения также обнаруживанаивным», остались его страстное мальчишеское ув- ется не только практическая целесообразность, но и лечение голубями и чувство первой влюбленности в некий символический смысл. Уместно заметить, что одноклассницу Веронику. Произошедшая с Ушаковым голубь в Православии является воплощением Святого перемена внешне выглядит как невосполнимая утрата, Духа и традиционно изображается в куполе храма .

как «что-то непоправимое», неожиданно случившееся с Члены банды Кирюшкина поклоняются, как святыне, ним, к чему трудно привыкнуть. На самом деле это реальным голубям, которых называют тоже показазакономерный этап жизни героя, его переход во взрос- тельно – «голубиное царство». В Православии главлую жизнь, который начался на фронте и должен найти ные дефиниции слова «Царство» – «Божие» и «Несвое логическое продолжение в мирное время. Таким бесное». Таким образом, в определении «голубиное образом, именно процесс духовно-нравственного са- царство» наблюдается существенный семантический моопределения героя интересует Бондарева и оказыва- сдвиг, противоречащий христианским установкам .

ется в центре его художественного исследования в ро- На этом параллели, подтверждающие мысль о мане «Непротивление». «перевернутости» друг другу двух топосов не заканОсновные чувства, сопровождающие Ушакова на чиваются. Как известно, главным местом православпротяжении всего повествования, – это одиночество и ного храма является алтарь, в центре которого распотоска. Александр пытается найти «точку опоры», вос- ложен Святой Престол, где совершается во время Листановить утраченную в мирное время целостность тургии Таинство Евхаристии. В центре голубятни духа. Герой неоднократно задается вопросом: «Где же тоже находится стол, вокруг которого собираются наше фронтовое братство?» [4, с. 74] – тщетно стре- герои. Характерна, и даже по-своему символична демясь отыскать его в послевоенной Москве. Вскоре в таль, возникшая в описании пространства голубятни, столичной забегаловке он знакомится с людьми, счи- – «на столе была навалена грудой красная смородитающими себя «солдатским товариществом». В дей- на», на которой «искорками блестели капли сока» [4, ствительности их братство искаженное, поскольку с. 37]. Капли сока красной смородины вызывают у героев объединяют не высокие цели, а неправедные Ушакова прямые ассоциации с каплями крови. Далее поступки. Жители Замоскворечья испытывают страх в повествовании слово «кровь» уже не в образном, перед ними и открыто называют их «бандой». Члена- метафорическом, а в прямом, буквальном смысле не ми этого, по мнению одних, «солдатского товарище- один раз будет сопровождать поступки героев .

ства», а по определению большинства, «банды» явля- Необходимо, на наш взгляд, сделать еще одно ются бывшие фронтовики: артиллерист Аркадий Ки- принципиально важное замечание. В. И. Даль напрярюшкин, прошедший дорогами войны от Сталинграда мую связывает семантику слова «смородина» с лекдо Зееловских высот, минометчик Твердохлебов, тан- семой «смород» и отмечает, в первую очередь, слекист Билибин, пехотинец Логачев, санитар полевого дующее ее значение: «сильная духота, вонючий, госпиталя Эльдар. Каждый из них геройски проявил удушливый запах, гарь, угар, чад, смердячий дух, себя на войне, подтверждением чему служат их бое- особенно пригорелый», приводя в качестве синонивые награды. Многие из персонажей получили на мов слова: «смородить, смрадить, смердеть, вонять, фронте серьезные ранения и контузии, и все они, издавать смород» [7, с. 237]. По мнению лексикографа столкнувшись в мирное время с несправедливостью Макса Фасмера, лексема «смородина» этимологичеокружающих, вступили в открытое противостояние с ски также восходит к слову «смород», что означает тыловиками, воспринимая их как виновников всех «вонь, смрад» [14, с. 691]. Кроме того, в этой связи несчастий. нелишне вспомнить топоним «река Смородина», коБандиты приглашают Ушакова в место, которое торый в русской народной традиции, в частности, в они считают Святая Святых, – в голубятню, называе- фольклоре, был местом необычным, знаковым, где мую ими храмом. Сравнение, или, правильнее ска- находились инфернальные силы, которые угрожали зать, замещение в словах этих персонажей голубятни Святой Руси и с которыми сражались былинные богаВестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4 185

ФИЛОЛОГИЯ

тыри и сказочные герои. Как видим, в образах Тела и фейные зажигалку и немецкий нож не может хватить Крови Христовых, которых причащаются христиане надолго. Героя мучает безденежье особенно потому, на Литургии, становясь, тем самым, сопричастниками что он ощущает свою вину перед матерью, ведь он Источника Вечного, частью мистического Тела Хри- остался ее единственной опорой и защитой после стова, и «смердящей» ягоды на столе в голубятне смерти отца. Не случайно, что последний фронтовой присутствует явная искажающая подмена одного трофей, который остался у Александра и который ему предмета другим. до сих пор не удавалось продать, – это офицерский В данном контексте вполне бытовой эпизод – за- компас, не единожды спасавший ему и его фронтобава с собакой, которая по приказу хозяина танцует вым товарищам жизнь в разведке «в беспроглядную на задних лапах или изображает пьяного, также при- метель, снегопад, дождливую осеннюю темень» [4, обретает дополнительный смысл. Образ пса, выделы- с. 127]. Всякий раз, когда на рынке компас рассматривающего в голубятне всевозможные трюки, по наше- вали потенциальные покупатели, «вертели в грязных му мнению, может быть истолкован как травестийно- пальцах …, глазели пустыми глазами карманщиков сниженное представление о «нечистом», что, к при- на стрелки, на небо, определяя, вероятно, где нахомеру, наблюдается в «Фаусте» Гете, где Мефистофель дится этот север, Александр бесцеремонно вырывал предстает вначале в образе черного пуделя. В поэме компас из рук, ругаясь сквозь зубы: “Проваливай, А. Блока «Двенадцать» близкий названному инфер- хватит”» [4, с. 45]. Нет сомнений, что компас, о котональный мотив объединяет образы пурги и бредущего ром не раз упоминается на страницах романа, симвопса. В этом же ключе И. А. Есаулов рассматривает лизирует присутствующее у героя стремление найти в рассказ странницы Феклуши из драмы А. Н. Остров- мирное время правильный жизненный путь .

ского «Гроза» о «неверной земле», где «все люди с На улицах Москвы Александр сталкивается с песьими головами» [8, с. 192] и т. п. подлостью и жестокостью людей. К примеру, герой Соотнесение пространств православного храма и становится случайным свидетелем того, как подростголубятни в романе «Непротивление» может быть ки устраивают страшную «игру» – через окно стрепродолжено, но уже сделанные нами наблюдения до- ляют из винтовки. Их развлечение заканчивается траказывают мысль о деформации, а в некоторых случа- гедией – ранением семилетней девочки. Ушаков не ях – о полном замещении в сознании героев, членов может пройти мимо этого преступления. Он обезорубанды Кирюшкина, истинных ценностей ложными. живает подростков, с трудом сдерживая себя, чтобы Как и в предыдущих философских романах, Бон- не учинить расправу над ними. Угрожая «интеллидарев обозначает в «Непротивлении» не начало и фи- гентской шпане», он говорит о существовании главнал нравственного поиска Ушакова, а последователь- ного закона в мире – «кровь за кровь», так перифрано изображает основные вехи духовного пути героя. зируя ветхозаветный принцип «Око за око», но затем, Автора интересуют не только внешние события и об- «точно очнувшись» (и это авторское замечание весьстоятельства, подтолкнувшие героя к его жизненному ма существенно), уходит, пожалев их. Однозначная выбору, но и его душевные колебания, сомнения в реакция Ушакова на совершенное подростками преверности избранного пути. Интуитивно Александр ступление и вместе с тем жалость к ним, обезоруженУшаков чувствует чуждость себе людей, встреченных ным, плачущим, говорят о сохранившихся в душе в голубятне, где он занимает пока еще отстраненную героя нравственных законах, через которые он пока позицию наблюдателя, дистанцируясь от всего, про- еще не решается переступить .

исходящего там. При знакомстве с бандой он думает: Чувство одиночества, «вязкая пустота», с одной «Я их понимаю и не понимаю. Но они – не мои ребя- стороны, и жестокие поступки окружающих – с друта» [4, с. 15]. Затем герой еще больше укрепляется в гой, толкают Ушакова в мнимое фронтовое братство, правоте собственных мыслей, но именно «эта компа- в банду Кирюшкина. После поджога голубятни друния незнакомых парней, голубятников, дерзкий Ки- гой бандой, после этого, по словам героев, святотатрюшкин с манерами щедрого завсегдатая и благоде- ства, они берут на себя роль Судьи, считая, что им теля забегаловки, вырывали его из одиночества по- «Господь знамение подал, достойно судить нечестивследних дней, как не забытое солдатское товарищест- цев» [4, с. 223]. Заметим, что фронтовики в изображево» [4, с. 19]. нии Бондарева – это не безликая толпа, олицетвоУшаков уходит из голубятни, окончательно не ряющая зло. Автор тщательно прорисовывает образ определившись, как жить дальше: «Порой он чувст- каждого, даже эпизодического, персонажа, наделяя вовал бессмысленность и ненужность всех этих рын- его индивидуальными чертами и своей жизненной ков, толкучек, забегаловок, голубятен, и вместе с тем историей. У каждого героя есть свое мнение о спосоих соблазнительно притягивающую силу, без чего не бах противостояния злу. Так, Логачев и Твердохлебов мог побороть одиночество, безмерность свободных считают, что люди, участвовавшие в поджоге голудней после возвращения, которые нужно было чем-то бятни, достойны самой суровой кары, и называют их заполнить. Были часы, когда унылая и безотвязная фашистами, которые сожгли не голубей, а беззащиттоска не отпускала Александра («Что дальше делать, ных детей, «ангелов». Танкист Билибин уверен, что как жить?»), и тогда его охватывала вязкая пустота» «все совершается под знаком Божьим» [4, с. 139], дас. 126]. же то, что во время войны он горел в танке, но осталАлександра тревожит состояние больной матери, ся жив («Бог спас» [4, с. 140]). Этому герою ближе не да и собственное будущее представляется ему туман- ветхозаветный закон «Око за око», а слова Иисуса ным. К этому добавились материальные трудности: Христа из Нагорной проповеди: «Какою мерою мериденьги, которые Ушаков получил по демобилизации, те, такою и вам будут мерить» [Мф. 7 : 2]. Бывший закончились, а средств за проданные на рынке тро- санитар полевого госпиталя Эльдар, философВестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4

ФИЛОЛОГИЯ

самоучка, отчисленный из Московского университета душевного успокоения. Герой не решается вернуться за религиозную пропагаду, тоже «против всякой кро- домой, так как боится потревожить мать и чувствует ви» [4, с. 141]. Но после поджога голубятни герои безмерную вину перед ней. Светлые воспоминания о оказываются единодушны в своем решении мстить и матери сменяются еще большим мраком и запутанноотвечают злом на зло. стью в его мыслях. Ушаков размышляет: «Да что это Если Игорь Дроздов, герой романа «Искушение», со мной? От кого я скрываюсь? От уголовника Лесика написанного Бондаревым несколькими годами ранее, и его банды? От милиции, которая разыскивает убийв финале произведения оказывается на пороге нравст- цу? Плыву, как в сне сумасшедшего, что-то делаю, венного выбора, не определившись окончательно с двигаюсь, что-то говорю… А есть только одно: вина возможными способами противостояния злу, то Алек- перед матерью. … И безумная тоска … Стало сандр Ушаков после некоторых колебаний делает быть, я теряю разум. Стало быть, случилось дикое свой выбор и, отказавшись от непротивления, стано- безумие» [4, с. 283]. Александра охватывает чувство вится на путь сопротивления злу силой. Примеча- трагической безысходности, которое влечет за собой тельно, что после принятия этого решения у героя потерю смысла его дальнейшего существования .

впервые появляется «мстительная злоба» во взгляде и К финалу романа усиливаются мотивы Голгофы, даже некая одержимость: «Он не мог остановить себя, распятия, становятся устойчивыми мотивы Апоканенависть сжигала его до черноты в глазах, душно липсиса. Предчувствуя, что с матерью случилось неперехватывало дыхание, и он не узнавал свой голос, счастье, Ушаков мстит ее обидчикам и сам погибает хриплый, высокий, какой бывал у него, когда терял от полученной в драке раны. Причину подобного самообладание в приступах ненависти» [4, с. 345]. жизненного итога очень метко определил один из Кошмары, которые снятся Ушакову и в которых персонажей произведения, сказав: «Ежели после войсмешалось все»: военные эпизоды и мирное время, ны гвоздануло, Бог наказал» [4, с. 265]. Трагически лица фашистов и бандитов, – свидетельствуют о хао- заканчивается жизнь не только Ушакова, но и других се, поселившемся в его душе и мыслях, а гибель всех героев: зверски убит Эльдар, арестован Кирюшкин и персонажей в снах Александра становится своеобраз- неизвестно, как сложатся судьбы остальных членов ным предвосхищением реальной трагедии, произо- банды, но перспективы безрадужны. В предсмертном шедшей с героями в финале романа. бреду Александр Ушаков видит страшную картину Невозможно согласиться с мнением некоторых мирового Апокалипсиса – люди в ужасе бегут под критиков, склонных объяснять причины случившейся проливным кровавым дождем в поисках спасения .

с героем трагедии, ссылаясь на внешние факторы и Финал «Непротивления» корреспондирует с его обстоятельства. Например, Н. М. Федь связывает по- началом. Роман открывается сценой на рынке. Рынок, явление романа «Непротивление» с антисталинской в изображении Бондарева, – это некое карнавальное кампанией и анализирует произведение в этом ключе. пространство (по своим основным признакам оно соВ его работе мы находим, в частности, такую мысль: относимо с карнавалом в понимании М. М. Бахтина «Закончилась война, фашистская Германия пала, и [2]). В поэтике бондаревского романа особо подчеркперед победителями вдруг оказались перекрыты все нута амбивалентность этого пространства, в котором светлые пути-дороги жизни. Но кто был во главе го- звуки гармони и аккордеонов смешиваются с криком сударства? Сталин. … Стало быть, лично он, Ста- фронтовика-инвалида, истязающего себя на глазах лин, виновен в том, что герои войны были вынужде- толпы; в котором соседствуют смех и грубая ругань, ны разбойничать, а не восстанавливать порушенную взаимоперетекающие друг в друга. Ушакову не без жизнь, учиться, вливаться в трудовой ритм страны и труда, но все-таки удается «вырваться» из этого «супрочее» [15, с. 565]. Полемизируя с Н. М. Федем, масшедшего круговорота» рыночной толкучки. В Т. М. Вахитова пишет: «Думается, что дело вовсе не в «круговороте» мирной жизни утрата верного направСталине, а в катастрофической роли войны в личной ления движения приводит его к трагедии. Следует жизни каждого воина» [6, с. 7]. По мнению Т. М. Ва- обратить также внимание на существенную деталь, хитовой, в трагедии Ушакова «виновата война»: возникшую в начале повествования: «тротуар и мосБывшие солдаты разучились жить нормальной, есте- товая (рыночной площади. – Л. Ш.) были … заляственной жизнью, в них бушевали военные страсти, паны мякотью арбузов, размазней раздавленных повоплощавшиеся порой в каких-то странных полубан- мидоров» [4, с. 7]. В этом описании, как и в соседстдитских группах. … Она (война. – Л. Ш.) как обо- вующей с ним метафоре «месиво людей», на имплиротень поманила Ушакова, лихого разведчика, в цитном уровне присутствует красный цвет как символ страшную игру в справедливость, а потом оставила крови, который в финале романа эксплицируется в наедине с уголовниками, и он бросился на врага» [6, образ «кровавого дождя», увиденного героем перед с. 7]. Как нам представляется, трагедию Александра смертью .

Ушакова предопределили не фронтовые события и уж В критических статьях мы находим разные, порой никак не «бездеятельность» Сталина, о личности ко- прямо противоположные толкования финала романа торого ни разу не упоминается в романе, а индивиду- «Непротивление». Так, в статье Г. Орехановой есть альный жизненный выбор героя, сделанный им в по- мысль о том, что «невзирая на страшный конец преслевоенное время. красного героя, роман утверждает веру в достоинство Раненный в перестрелке, Александр вынужден человека, в способность его и умение любить и друскрываться от милиции. С этого момента начинаются жить» [11, с. 7]. Вряд ли подобная трактовка отличаетего блуждания: и в прямом смысле этого слова – ски- ся точностью понимания, поскольку приведенные вытания по Москве, Ленинграду и в переносном – нрав- ше размышления Г. Орехановой мало соотносятся с ственные блуждания, и нигде он не находит приюта и логикой развития событий и характера главного героя .

Вестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4 187

ФИЛОЛОГИЯ

Вполне справедливо, на наш взгляд, Т. М. Вахито- наказание в духе египетских казней в Библии: «И ва указывает на «библейские истоки финала романа», поднял Аарон жезл свой и ударил по воде речной что свидетельствует, по ее словам, «о каком-то под- пред глазами фараона и пред глазами рабов его, и вся спудном, неявном процессе уже не социального или вода в реке превратилась в кровь, и рыба в реке вынравственного, а духовного самоопределения писате- мерла, и река воссмердела, и Египтяне не смогли пить ля» [6, с. 7]. Мы считаем, что «процесс духовного са- воды из реки; и была кровь по всей земле Египетмоопределения» Бондарева начался задолго до напи- ской» [Исход. 7 : 20 – 21] .

сания романа «Непротивление». Начиная с ранней По нашему мнению, наиболее близким к понимавоенной прозы, в которой явно ощутима опора писа- нию авторской позиции оказался А. Василенко, кототеля на православную духовную традицию, Бондарев рый писал, что кровавый дождь символизирует одну постепенно восходил к христианской точке зрения на из вечных Истин: «одним злом зло не победишь, а проблему воинского и человеческого долга. Во всей лишь будешь способствовать его росту. Со злом мополноте авторская духовно-нравственная позиция гут успешно бороться не те, кто загнан ложным выбопредставлена в его вершинном творении – романе ром в угол, а те, кто сам определяет стратегию жизни, «Берег», созданном в 70-е годы ХХ века (подробно об основываясь на полноте Добра» [5, с. 233] .

этом см.: [16]). Таким образом, в романе «Непротивление» БонТ. М. Вахитова интерпретирует «видение крова- дарев изображает героя на трагическом изломе вревого дождя, символизирующего … ту Высшую мени. Автор убедительно показывает, что последовакровь, которую пролил Господь на кресте» как «по- тельное вытеснение в мыслях и поступках персонаследнее прощение» герою, «искупление за его грехи» жей евангельской заповеди «Возлюби ближнего твоес. 7]. Но, согласно православной традиции, проще- го как самого себя» [Мф. 22 : 39] ветхозаветным законию должно предшествовать искреннее покаяние че- ном «Око за око, зуб за зуб» [Исход. 21 : 24] ведет их ловека в своих грехах, дающее надежду на итоговое к неизбежной катастрофе и гибели. Изображенная воскресение души; прощение предполагает непре- Бондаревым финальная картина «Непротивления»

менное духовное просветление человека, у Ушакова, оказывается не так далека от действительности. Она напротив, возникает ощущение, что «он летит в чер- становится мостиком к одним из самых трагических ный провал» [4, с. 335], и герой умирает, так и не произведений писателя, роману «Бермудский трепридя в сознание. Впрочем, сама Т. М. Вахитова не угольник» и пьесе «Переворот (93-й год)», повестнастаивает на однозначности толкования символики вующим о событиях современной российской истофинала «Непротивления». Она замечает, что в этом рии – расстреле Дома Советов в Москве в октябре видении героя можно угадать и скрытые аллюзии на 1993 года .

Литература

1. Ананьев А. А. Останемся слабыми – покоя не будет // Дружба народов. 1995. № 3 .

2. Бахтин М. М. Творчество Франсуа Рабле и народная культура средневековья и Ренессанса. М.: Худож .

лит., 1990. 543 с .

3. Бондарев Ю. В. Мгновения. М.: ИТРК, 2009. 720 с .

4. Бондарев Ю. В. Непротивление: роман; Горячий снег: роман. Курган: Зауралье, 1996. 736 с .

5. Василенко А. Нужен ли читателю новый роман Юрия Бондарева? // Молодая гвардия. 1995. № 10 .

6. Вахитова Т. М. Поиск земли обетованной: о творчестве Юрия Бондарева // Литература в школе. 2005 .

№ 6 .

7. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4-х т. Т. 4. М.: Русский язык, 1980 .

8. Есаулов И. А. Русская классика: новое понимание. СПб.: Алетейя, 2013. 448 с .

9. Ильин И. А. Собр. соч.: в 10-ти т. Т. 5. М.: Русская книга, 1996. 555 с .

10. Ореханова Г. Кровавый снег памяти // Сов. Россия. 1994. 15 марта .

11. Ореханова Г. Кто душу положил за други… (О новом романе Юрия Бондарева «Непротивление») // Сов .

Россия. 1996. 1 февр .

12. Слово святителя Филарета Московского в неделю 18-ю по Пятидесятнице. 21.10.2011. Режим доступа:

http://www.n-jerusalem.ru/slovo/sv/text/183842.html (дата обращения: 25.02.2015) .

13. Соловьев В. С. Сочинения: в 2-х т. Т. 2. М.: Мысль, 1988. 824 с .

14. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка: в 4-х т. Т. 4. М.: Прогресс, 1987. 795 с .

15. Федь Н. М. Литература мятежного века: диалектика российской словесности, 1918 – 2002 гг. М.: ГолосПресс, 2003. 672 с .

16. Шкурат Л. С. Нравственные искания героев романа Ю. В. Бондарева «Берег» в контексте «военной»

прозы писателя. Липецк: ЛГПУ, 2007. 210 с .

17. Юдин В. Украденная победа: о произведениях Ю. Бондарева // Молодая гвардия. 1997. № 2 .

Информация об авторе:

Шкурат Лилия Сергеевна – кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка как иностранного Липецкого государственного педагогического университета, sh.lilia.s@yandex.ru .

Lilia S. Shkurat – Candidate of Philology, Assistant Professor at the Department of Russian as a Foreign Language, Lipetsk State Pedagogical University .

–  –  –

В статье рассматривается проблема опыта в исторической науке, актуальность которой обусловлена новыми представлениями, связанными с изменениями взглядов на роль исторических источников. Исторический источник уже не считается незыблемым основанием – наряду с ним выдвигается внеисточниковое знание, частью которого или видом выступает исторический опыт, эксперимент .

Для реализации цели работы исследуются различия свойств и содержания опыта в целом и эксперимента, как одного из видов опыта, обладающего своими особенностями. Также в статье показаны изменения, произошедшие в исторической науке и связанные с существованием двух основных традиций (модернистской и постмодернистской), что повлекло за собой трансформацию представлений о возможности применения опыта в историческом исследовании .

В итоге, автор делает вывод, что опыт имеет два основных значения: «внешний опыт» или эксперимент и опыт, не поддающийся научной верификации, но полагающий в качестве цели истину. С помощью эксперимента воспроизводится реальность науки, поэтому в традициях модернизма, где историческая реальность полагалась реально существующей, вполне допускалось экспериментальное исследование. В рамках постмодернизма историческая реальность не признается существующей, поэтому предполагается применение, так называемого, «исторического опыта» – опыта переживания и опыта деятельности .

This paper discusses the problem of experience in the historical science, the relevance of which is due to new representations related to changes of views on the role of historical sources. Historical source is no longer considered inviolable basis – along with it, out-of-source knowledge is recognised, whose part or variety is the historical experience, experiment .

The author explores the difference between the properties and content of the experience in general and the experiment as a kind of experience which has its own characteristics. The paper also shows the changes in historical science related to the existence of two main traditions (modernist and postmodernist), which led to the transformation of ideas about the possibility of using the experience in historical research In the end, the author concludes that the experience has two basic meanings: “external experience”, or experiment, and the experience which is not amenable to scientific verification but relies in the truth as a goal. With the experiment the reality of science is reproduced, so the tradition of modernism, where historical reality was considered actually existing, readily admits experimental investigation .

In postmodern historical reality is not recognized as current, so it suggests using the so-called “historical experience” – the experience of feelings and experience of activity .

Ключевые слова: опыт, исторический опыт, эксперимент, историческая наука, реализм, конструктивизм .

Keywords: experience, historical experience, experiment, historical science, realism, constructivism .

Проблема опыта является одной из самых важных же ситуация размежевания естественных и социальнов исторической науке, особенно в настоящее время. гуманитарных наук, отчасти обусловили некоторую Ее актуальность обусловлена новыми представления- неопределенность содержания понятий «опыт» и «эксми, сложившимися по поводу исторической реально- перимент». Являясь, в некоторой степени, взаимозамести и возможности ее познания. Исторический источ- няемыми, эти понятия все-таки различаются и это разник уже не считается незыблемым основанием – на- личие усиливается. В обыденном понимании их значеряду с ним выдвигается внеисточниковое знание, ча- ние обычно не вызывает сомнений, но в области научстью которого, а вернее, видом и выступает историче- ного познания требуется их углубленное рассмотрение .

ский опыт, эксперимент. Анализ определений понятия «опыт» выявляет Х.-Г. Гадамер в своем известном произведении два основных значения: во-первых, опыт – это знание, «Истина и метод: основы философской герменевти- приобретенное в процессе непосредственных пережики» отметил, что само «понятие опыта относится… к ваний, впечатлений, наблюдений, практических дейчислу наименее ясных понятий, какими мы распола- ствий [6]. Опыт как знание, рассматривается И. Т. Кагаем» [4, с. 409]. савиным и выступает как непосредственно данное Проблема опыта в исторической науке усиливает- «сознанию субъекта и сопровождающееся чувством ся тем, что с новыми соседствуют прежние, не исчер- прямого контакта с познаваемой реальностью» [3]. Во панные представления. Существование двух основных вторых, опыт выступает как процесс познания: «оснопозиций (модернистской и постмодернистской), а так- ванное на практике чувственно-эмпирическое позна

–  –  –

ние действительности» [11]. Таким образом, опыт – содержание опыта выходит за рамки содержания поэто и процесс и результат. нятия эксперимент. «Опыт может означать и метод В толковом словаре В. Соловьева опыт подверга- познания действительности, так и в обыденном смысется классификации, выделяется опыт «прямой и кос- ле – накопленный жизненный опыт» [15] .

венный, внутренний и внешний, житейский и науч- Опыт, выходящий за рамки эксперимента, предный. Состояния, переживаемые и пережитые самим полагает как дополнение, так и противопоставление данным субъектом, составляют его прямой или непо- ему. Опыт возможно получить в процессе обыденной средственный опыт; достоверное свидетельство о чу- жизни и использовать в этой же сфере, но такой опыт жих опытах есть для него опыт косвенный» [12]. может использоваться и в научных исследованиях, И. Т. Касавин, говоря об опыте, выделяет сферы его прежде всего, в сфере социально-гуманитарных наук .

применения: «реальность внешних субъекту предме- Результат здесь зачастую неизвестен, так как действитов и ситуаций (восприятие) или же реальность со- тельность данной сферы вариативна и изменяема, стояний самого сознания (представления, воспомина- события единичны и неповторимы. Знание, полученния, переживания и т. д.)» [16]. ное с помощью опыта, может быть изначально наКак упоминалось, зачастую опыт отождествляется правлено на использование (опыт как эксперимент), а тем, что называют экспериментом. В основе такого может использоваться при случае .

отождествления лежит значение термина «экспери- В исторической науке проблема опыта рассматмент» произошедшего от латинского experimentum – ривается в рамках реалистического и конструктивистпроба, опыт. Но, эксперимент, в отличие от опыта – ского подходов (что не исключает срединных позиэто процесс, а результатом является опыт. М. К. Гу- ций). Представления сторонников реалистического сейханов, О. Р. Раджабов очерчивают сферу экспери- подхода заключаются в том, что историческое промента, полагая, что он является «научно поставлен- шлое является реальностью, которая существует сама ным» опытом [5, с. 30]. по себе. В этом случае предполагается «достижиЭксперимент направлен на получение знаний в мость» объекта исследования, то есть прошлого, его контролируемых и управляемых условиях (зачастую независимость от познавательной активности субъекспециально конструируемых), что предполагает изо- та, возможность «повторяемости» опыта, то есть неляцию изучаемого явления от влияния побочных, не- однократного «воспроизведения» действительности .

существенных факторов, изучение его в «чистом ви- Представители реалистического подхода, который де», что дает возможность комбинирования различ- более всего свойственен модернистской традиции, ных условий и неоднократного воспроизведения ис- допускают применение эксперимента как метода исследуемого явления. Повторяемость эксперимента следования в исторической науке. Одни, «отодвигая»

позволяет верифицировать результат. исторический источник на второй план, «первичным»

С помощью эксперимента подтверждаются связи считают эксперимент. Например, советский исследочаще всего причинные) между явлениями и объекта- ватель А. Г. Кузьмин полагал, что источник «не являми, что дает возможность выделить еще одну особен- ется даже единственной эмпирической основой знаность эксперимента – некоторая заданность результа- ния, поскольку возможен еще эксперимент» [8, с. 15 – та: исследователь предполагает результат. Это связа- 16]. Эксперимент, с его точки зрения помогает устано с тем, что «подбор» условий, оборудования и др. новить точное место и время событий, воспроизвести невозможен без предположений о результате. Но их последовательность, изучить технику и технолонельзя не отметить и того, что с помощью экспери- гии, описания которых либо не дошли до настоящего, мента обнаруживаются новые свойства объектов или либо не существовали и др .

явлений. Но другие исследователи, признавая использоваКак известно, более всего эксперимент использу- ния эксперимента в исторических исследованиях, счиется в естественных науках, а в настоящее время рас- тают его «вторичным». По мнению Э. Н. Лооне, экспепространяется на сферу социальных наук и приобре- римент допустим, когда отсутствует источник. Но если тает там все большее значение. Но все-таки в соци- источник присутствует, то эксперимент излишен, так альных исследованиях его значение и возможности как важнее всего информация, содержащаяся в источограничены, так как не все социальные явления мож- никах: «Если мы знаем, как строили пирамиды, то нено воспроизвести, а тем более, многократно повто- важно, что их можно было строить и по-другому» [9, рить в лабораторных условиях, поэтому затруднена с. 150]. Я. С. Лурье допускал возможность эксперименверификация. Также невозможно сделать эксперимент та, но лишь как проверки некоторых утверждений исполностью «чистым», исключив побочные факторы. точника и только при наличии «исходного эмпиричеИ, наконец, невозможно «опереться» на незыблемые ского материала источников» [10, с. 15] .

законы как в естественных науках. Нельзя не согласиться с тем, что с помощью эксТаким образом, эксперимент для получения знаний, перимента совершены многие исторические открыпреимущественно, предполагает намеренное воспроиз- тия, но такой эксперимент практически не отличается ведение действительности, контролируемость и управ- от эксперимента в естественных науках. Он выступает ляемость условий, ожидаемость результата. Его приме- здесь своеобразным воспроизведением реальности нение подразумевает «незыблемость» действительности, «оригинала», как дополнением, так и проверкой, что существующей согласно законам. Возможности экспе- соответствует представлениям реалистов. Реальноримента в социально-гуманитарных науках снижены. стью исторической науки и сферой приложения эксОпыт, таким образом, представляется более ши- перимента полагается историческое прошлое. Кроме роким понятием, включающим и понятие «экспери- того, позиция научного монизма, в той или иной мере мент». Эксперимент всегда можно назвать опытом, но свойственная представителям реалистического подВестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4

ФИЛОСОФИЯ

хода, предполагала единообразие методов как естест- мента и хотя он не является научным, он также уственных, так и социально-гуманитарных наук. ремлен к истине [4, с. 39] .

В целом же этот опыт проводится с использова- На первое место здесь выходит не объективность нием методов других наук. В рамках исторической опыта, а как считал Гадамер, личностное прочтение науки – это повторение действий, которые были про- текста, его переосмысление, переоценка, или «переизведены с вещами. Как полагает Х. Уайт, в этом слу- писывание». В результате этой деятельности происчае воспроизводятся события внешние сознанию ис- ходит создание собственного авторского текста, историка [17, с. 43]. точником которого выступает, по Гадамеру, собстКак мы видели, даже представители реалистиче- венный герменевтический опыт. Этот опыт является ского подхода полагают, что эксперимент в историче- основой формирования горизонта понимания .

ской науке может использоваться лишь частично, так Таким образом, мысль о том, что познать прокак воспроизведение исторических событий, подобно шлое «как оно было» невозможно все более укреплятому, как это происходит с явлениями в естественных ется. Причиной этому, как пишет В. Н. Сыров, являнауках, могут привести лишь к частичному успеху. ется не только то, что прошлое недостижимо и не моПомехи» создаются людьми, так как повторить жет стать «подтверждением суждений историка», а и чувства, порывы людей в полной мере, а не только потому что «"смысл" происшедшего чужд нам» [13] .

внешне – невозможно. История каждой социальной В этой ситуации (в рамках постмодернизма) возможобщности уникальна, бесконечно изменчива, мотива- ность исторического опыта первым рассмотрел голция поведения людей может быть скрыта. Апелляция к ландский философ Ф. Р. Анкерсмит. Он предлагает законам истории также не будет эффективной в дости- перейти от проблем языка к проблеме непосредственжении истинного знания, так как они порождаются в ного опыта восприятия прошлого. По его мнению, результате деятельности людей и не действуют всегда существует три вида исторического опыта: объективодинаково как законы природы. Исторические собы- ный, субъективный и возвышенный .

тия, о которых известно из источников, могут воспро- Объективный опыт – это опыт восприятия людей, изводиться, но в рамках литературы и искусства. живших в прошлом своей действительности, того миНеобходимо также заметить, что понятие «исто- ра, где они жили. Субъективный опыт – опыт разрыва рический опыт» может здесь употребляться как опыт настоящего и прошлого, переживания дистанции межосвоения действительности людьми, для которых ис- ду ними. Возвышенный исторический опыт является следуемое прошлое было настоящим. переживанием различия между прошлым и настоящим .

Сторонники конструктивистского подхода отвер- В качестве одного из составляющих объекта исгают идею возможности для субъекта исторического торического опыта у Анкерсмита выступает «персопознания войти в прямое соприкосновение с реаль- нальное прошлое» (мало отличающееся от коллективным прошлым. Историческое прошлое в этом случае ного прошлого). Он полагает, что человек способен теряет свое определяющее значение, подчиняется на- иметь подлинный опыт прошлого, и это опыт носстоящему, становясь лишь прошлым настоящего. На тальгии. Ностальгия – это мост между физическими первый план выходит историк, который своей дея- реалиями прошлого и эмоциями человека [1, с. 367] .

тельностью конструирует прошлое в текстах, создавая Подход Анкерсмита – это воспроизведение «внутренэффект реальности». Верификация, как воспроизве- них» событий, то есть тех чувств, которые вызваны дение реальности здесь неуместна и невозможна, так тем или иным событием .

как любые подобные попытки приведут к созданию С одной стороны, исторический опыт, представмножества «других» реальностей. ленный Анкерсмитом, человек получает «из первых Таким образом, действительные события прошло- рук», может «прикоснуться» к нему, но с другой стого уже не признаются «оригиналом», по которому роны, ностальгический опыт показывает невозможмогут воспроизводиться внешние события. Потеря ность возвращения к прошлому [2, с. 56]. Отсюда сооригинала приводит к поиску других оснований для четание радости от «прикосновения» к прошлому и исторического опыта. боли от невозможности его возвращения. Такое сочеПредшественником конструктивизма в понима- тание порождает стремление повторить или приблинии опыта в исторической науке, на наш взгляд, мож- зить прошлое и это является весьма сильным стимуно назвать Р. Коллингвуда, который выдвинул в каче- лом для историоописания .

стве объекта исследования исторической науки исто- Невозможность опереться на прошлое, его чужрическое сознание. Содержанием исторического зна- дость, травматичность побуждают Х. Уайта также ния он полагает знание о том, что дух совершил в разработать способ преодоления чуждости. В качестпрошлом и опыт «воспроизведения его действий» [7, ве такового и выступает исторический опыт, который с. 207]. Объектом опыта здесь уже является «деятель- восстанавливает прошлое. Прошлое, с точки зрения ность мышления», сознания, а сам опыт – воспроиз- Уайта, не существует в качестве объективной реальведением этой деятельности. ности, – оно появляется лишь в момент его опытного Проблема опыта в гуманитарном знании и искус- постижения. Он считает, что это может произойти с стве явилась предметом интереса основателя фило- помощью форм, тропов, на которые опирается истософской герменевтики Гадамера. Помимо опыта как рик в своем исследовании .

эксперимента, с помощью которого проводится вери- Выбор тропологической модели влечет за собой фикация, он выделяет формы опыта, не поддающиеся «определенный способ объяснения, аргументации и научной верификации, лежащие «за пределами нау- идеологической стратегии» [2, с. 11]. То есть Уайт созки» (опыт истории, опыт философии, опыт искусст- дает «структуралистскую сетку», в пределах которой ва). Это опыт, превышающий возможности экспери- существуют все исторические тексты. Она выступает в Вестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4 191

ФИЛОСОФИЯ

качестве закона, претендуя на статус незыблемости, иной индивидуальности», а индивидуальность самой неразрушаемости, что свойственно законам природы, ситуации «индивидуализирует и выбор свойств изукоторым подчиняется опыт в естественных науках. чаемого объекта» [14, с. 49] .

Исторический опыт, представленный Х. Уайтом, с Таким образом, опыт имеет два основных знаодной стороны, основан на предпочтении историком чения .

тропов, с другой стороны, это предпочтение связано с 1. Эксперимент, представляющий собой «внешпредставлениями об их независимости от исследова- ний» опыт, предполагающий заданные условия и, оттеля. Поэтому определить его как внешний или внут- сюда, заданный результат, использующийся в науке, ренний достаточно трудно. воспроизводящий в лабораторных условиях реальПроблема исторического опыта стала объектом ность науки. В традициях модернизма историческая интереса отечественных исследователей. Оригиналь- реальность полагалась реально существующей, поная концепция исторического опыта представлена в этому вполне допускалось экспериментальное исслеработах В. Н. Сырова. Исторический опыт с его точки дование. Субъектами опыта как исторического опыта зрения – это опыт какой-то деятельности и средство переживания и деятельности полагались люди, полудля действия, а не переживания. Прошлое помимо чившие его в прошлом .

прочего выступает как опыт, как своеобразное про- 2. Опыт, не поддающийся научной верификации, странство для выделения опытов. но полагающий в качестве цели истину. Такого рода Опыт предназначен для решения «внепознава- опыт более всего подходит для истории как системательных задач или, как бы мы сказали по-другому, тизированной сферы знания. По этому поводу П. Вен практических целей...» [14, с. 46]. «Интрига» или сказал, что «исторический опыт не укладывается в «сюжет» исторического повествования определяется формулы» [3, с. 197] .

не произвольным выбором, а вытекает из целепола- Такой опыт невозможно использовать как некую гающей и целедостигающей деятельности. Другими не изменяющуюся при повторениях данность. В трасловами цель, которую ставит перед собой историо- диции постмодернизма – исторический опыт – это граф «определяет необходимость выбора той или опыт переживания и опыт деятельности .

Литература

1. Анкерсмит Ф. Р. Возвышенный исторический опыт. М.: Европа, 2007 .

2. Анкерсмит Ф. Р. История и тропология: взлет и падение метафоры / пер. с англ. М. Кукарцева, Е. Коломоец, В. Катаева. М.: Прогресс-Традиция, 2003. 496 с .

3. Вен П. Фуко совершает переворот в истории: приложение // Вен П. Как пишут историю: опыт эпистемологии. М.: Научный мир, 2003. 394 с .

4. Гадамер Х.-Г. Истина и метод: основы философской герменевтики / пер. с нем.; общ. ред. и вступ. ст .

Б. Н. Бессонова. М.: Прогресс, 1988. 704 с .

5. Гусейханов М. К., Раджабов О. Р. Концепции современного естествознания: учебник. 6-е изд., перераб. и доп. М.: Дашков и К, 2007. 540 с .

6. Естествознание. Энциклопедический словарь. Опыт – БСЭ – Яндекс. Словари. Режим доступа: //slovari.yandex.ru›БСЭ›Опыт

7. Коллингвуд Р. Дж. Идея истории: автобиография. М., 1980 .

8. Кузьмин А. Г. Начальные этапы древнерусского летописания. М., 1977 .

9. Лооне Э. Н. Современная философия истории. Ч. III. Процедуры установления исторического знания .

Режим доступа: opentextnn.ru›history/?id=1044 (дата обращения: 28.09.2013) .

10. Лурье Я. С. О возможности и необходимости при исследовании летописей // ТОДРЛ. 1981. Т. XXXVI .

11. Панов В. Г. Яндекс. Словари БСЭ. 1969 – 1978. Режим доступа: slovari.yandex.ru›БСЭ›Опыт

12. Соловьев В. Толковый словарь по философии (репринт 2001 г.). Режим доступа: //slovari.yandex.ru›БСЭ›Опыт

13. Сыров В. Н. Современные перспективы философии истории: поворот к нарративу. Режим доступа: любомудр.рф› Статьи .

14. Сыров В. Н. Сущность и значение исторического знания в современном мире в контексте образовательной ситуации // Сибирь. Философия. Образование. 1.(0). 1997 .

15. Философский энциклопедический словарь. 2010. Режим доступа: dic.academic.ru›dic.nsf/enc_philosophy/2895/ОПЫТ 07.07.2014

16. Энциклопедия эпистемологии и философии науки. М.: Канон+; РООИ «Реабилитация». И. Т. Касавин .

2009. Режим доступа:psyoffice.ru›5-epistemology_of_science-550.htm

17. White H. Historical Text as Literary Artifact // The Writing of History. Literary Form and Historical Understanding. Ed. by R. H. Canary and H. Kozicki. The University of Wisconsin Press. 1978. P. 41 – 62 .

Информация об авторе:

Боровкова Ольга Владимировна – кандидат философских наук, доцент кафедры гуманитарных дисциплин гуманитарно-экономического факультета Рубцовского индустриального института (филиал) Алтайского государственного технического университета им. И. И. Ползунова, РИИ АлтГТУ, o.v.borovkova@gmail.com .

Olga V. Borovkova – Candidate of Philosophy, Professor of the Humanitarian Department, Rubtsovsk Industrial Institute, branch of Altay State Technical University named after I. I. Polzunov .

Статья поступила в редколлегию 24.02.2015 г .

–  –  –

В статье показано, что игровая религиозность как реакция на происходящие социальные трансформации ведет не просто к адаптации индивидов к новым условиям, но также и к продуцированию оригинальных форм социальности. Главным результатом этой реакции является создание или воссоздание смысла как условия нераспада социальности, как средства предотвращения ее рассеивания. Рождение социально-религиозных проектов игровой религиозности есть ни что иное как облеченное в религиозную форму стремление индивидов обрести прочные онтологические основания собственного существования, ясные координаты своего поведения путем конструирования этих оснований. В современных условиях игровая религиозность предоставляет возможность достаточно свободного комбинирования смыслами и тем самым проявляет свой сугубо инструментальный характер, что и позволяет ей выступать в качестве средства социального конструирования. В то же время собственно религиозное содержание в практиках игровой религиозности приобретает вторичный характер, а результатами реализации проективной активности становятся квазирелигиозные сообщества. Проявления игровой религиозности выполняют роль конструктивной силы, но в то же время выступают в качестве средства ревизии и даже разрушения многих устоявшихся смыслов и форм, носителями которых выступают традиционные религии. Однако и последние содержат элементы игровой религиозности, используя их в качестве средства социальной адаптации к новым историческим условиям и легитимации некоторых светских социальных практик .

The paper shows that game religiousness as reaction to the currentsocial transformations leads not simply to adaptation of individuals to new conditions, but also producing original forms of sociality. The main result of this reaction is creation or reconstruction of the sense as conditions of non-disintegration of sociality, as means of prevention of its dispersion. The birth of social and religious projects of game religiousness is nothing but aspiration of individuals given a religious shape to find the strong ontologic bases of their own existence, clear coordinates of the behavior by designing of these bases. In modern conditions game religiousness gives opportunity of rather free combination of meanings and by that reveals its specific instrumental character, which allows it to act as means of social designing. At the same time, in practice of game religiousness the religious contents itself gains secondary character, and quasireligious communities become result of realization of projective activity. Manifestations of game religiousness carry out a role of constructive force, but at the same time act as means of revision and even destruction of many settled meanings and forms carried in traditional religions act. However, the latter as well contain elements of game religiousness, using them as means of social adaptation to new historical conditions and legitimation of some secular social practices .

Ключевые слова: религиозность, проект, игра, социальность, идентичность, адаптация .

Keywords: religiousness, project, game, sociality, identity, adaptation .

Сегодня в палитре социальной активности ярко роли, которую выполняет игровая религиозность. Задемонстрирует свое присутствие религиозный компо- дачей нашего исследования будет определение предпонент. В самых разных сферах общества от имени рели- сылок, характерных черт и социальной роли игровой гии говорят субъекты культурных традиций и новых религиозности как репрезентанта некоторых современрелигиозных движений. В условиях идейного плюра- ных тенденций социального развития .

лизма, стремительно меняющихся условий жизни, ре- К концепту игры как предпосылке понимания челигиозность трансформируется в направлении все ловеческой природы, основания социальности не раз большего разнообразия. В этой мозаике религиозного обращались мыслители новейшей истории, среди кототворчества особое внимание привлекает явление, кото- рых можно назвать имена Ж. П. Сартра, Х. Ортеги-ирое получило название фэнтезийных или пародийных Гассета, Г. Г. Гадамера, Л. Витгенштейна и пр. Не религий, а в нашем исследовании будет обозначаться обошли его своим вниманием и представители постмокак игровая религиозность. Ее идейное и ритуальное дернизма, рассматривая игру как квинтэссенцию сонаполнение весьма пестро и необычно, часто носит временной культуры [5]. Но, безусловно, знаковым в заметно ироничный, шуточный характер. Но присутст- этом поисковом процессе явился труд Й. Хейзинга – вие подобных образований в рамках социального про- «Homo Ludens», в котором автор проводит мысль о странства, явная востребованность свидетельствуют о том, что игровая природа составляет общую основу некоторых социальных тенденциях, определяющих всех социокультурных явлений. Он замечает, что «наисвоеобразие эпохи, о ее проблемах и перспективах раз- более заметные первоначальные проявления обществития, заставляют пересмотреть прежние представле- венной деятельности человека все уже пронизаны игния о соотношении религиозного и нерелигиозного в рою» [13, с. 24]. Автор распространяет игру и на симжизни общества. Проблема состоит в том, что исследо- волические системы, что перекликается с теорией язывания игровой религиозности нередко оставляют без ковых игр Л. Витгенштейна, который от исследования внимания причины, порождающие ее проявления, что в языка переходит к интерпретации различных социосвою очередь препятствует пониманию той социальной культурных явлений в качестве игры [7]. Такие качестВестник Кемеровского государственного университета 2015О. Гаврилов 4 Е. № 2 (62) Т. 193

ФИЛОСОФИЯ

ва игры, как способность создавать порядок, систему печать игровой стилистики как фундаментального осправил, с одной стороны, в то же время ее произволь- нования человеческой культуры .

ность, комбинаторность, с другой, позволяют воспри- Возникает вопрос, имеет ли отношение игровая нимать ее как условие порождения смысла и благодаря религиозность к «религиозной игре», то есть, собстэтой способности – предпосылку процесса конструиро- венно говоря, к религиозности? Если рассмотреть вания социальности. Игра выступает в качестве общей конкретные проявления игровой религиозности, то основы созидания и изменения порядка в любом сегмен- можно заметить полный набор атрибутики, характерте общества, будь то экономика, политика, искусство, ной для любых религиозных образований: догматичеспорт и т. д. Игра реализует себя как некая избыточ- скую систему, до определенной степени развитый ность, надстройка над действительностью, выход за ее культ и, нередко, фиксированную организационную пределы, но одновременно и как воспроизведение, кон- структуру. Достаточные ли это основания для вклюструирование или, по крайней мере, выражение самой чения феномена игровой религиозности в религиозреальности. Даже знаменитое шекспировское: «Весь ность как части в целое? На наш взгляд, да – достамир – театр…» – является признанием фундаментальной точные. Означает ли это, что мы не делаем различий в ценности игрового элемента в жизни людей. оценке, скажем, шаманского культа и культа летаюСледует предположить, что и религиозность щего макаронного монстра? Нет – не означает .

(прим. автора: выбор термина «религиозность» обу- Во-первых, факторы, питающие «религиозную словлен соображениями методологического характе- игру», о которой говорилось выше – вера, представра: в то время как понятием религии обозначается ления о сакральном/сверхъестественном и религиозинституциональный уровень активности, не позво- ный опыт – хотя и служат основой игровой религиозляющий адекватно отразить стохастический, под- ности, но нередко редуцируются к нерелигиозным вижный характер религиозной жизни, религиозность, социальным проектам, сохраняющим лишь опосредопонимаемая как совокупность социальных практик в ванную связь с религией. Хотя следует иметь в виду, единстве ментального, символического и действенного что в некоторых сообществах имеет место и искренкомпонентов, решению этой задачи способствует) няя убежденность в сакральной подоплеке конкретноимеет игровую природу. Тот же И. Хейзинга отмечает, го игрового проекта .

что «освященное действие некоторыми своими сторо- Во-вторых, нельзя игнорировать более явное отлинами во все времена остается включенным в категорию чие игровой религиозности от других форм «религиозигры, но наличие такой подчиненности не мешает нам ной игры». Для того чтобы показать его, используем признавать его священный характер» [13, с. 44]. Так и виртуальную шкалу в амплитуде «серьезное-несерьЛ. Витгенштейн, называя человека «церемониальным езное», приложив ее первоначально к «религиозной животным», связывает игру не только с социальностью игре», а потом к игровой религиозности. Думается, что вообще как с набором рутинизированных, сообразных в результате этой процедуры применительно к «релиопределенным нормам действий, но и с религиозной гиозной игре» показатели нашей шкалы сместятся в ритуализированной активностью в частности [3, сектор «серьезное». Хотя игра есть нечто условное, с. 125]. Мы считаем, что любое религиозное действие выходящее за пределы практической необходимости, воспроизводит характеристики игры, все религиозные она вместе с тем, по мнению И. Хейзинга, в любом из практики могут рассматриваться как игровые практики ее проявлений, независимо от того идет ли речь о детв том смысле, что в них осуществляются условное вос- ских играх, спортивных состязаниях, судебных процеспроизведение, выражение сакрального и одновременно сах, брачных церемониях и т. п., вполне может быть его конструирование по определенным правилам. Как серьезным социокультурным феноменом. Эта оценка варианты «религиозной игры» можно трактовать хри- относительно «религиозной игры» касается как самого стианскую литургию, в символико-драматической процесса, осуществляемого с максимальной самоотдаформе воспроизводящую сюжеты библейских историй, чей, так и ее последствий – созидания, репродуцироваритуалы хаджа, имитирующие перипетии судьбы неко- ния и корректировки манифестаций религиозного .

торых божественных посланников и людей, близких к Но показатели изменятся, как только эту процедуним, обряды буддийского праздника цагалган (белый ру измерения мы повторим на игровой религиозности:

месяц), посвященные символическому воссозданию они сместятся в сектор «несерьезное». Дело в том, что, двенадцати чудес Будды и т. д. Игровой характер рели- по сути, она представляет собой имитацию и одноврегиозного обряда проявляется в том, что он в качестве менно намеренное изменение правил «религиозной символического выражения объекта поклонения выхо- игры», правил принятых в других формах религиознодит за пределы утилитарных действий, обладая избы- сти. Результатом такой пертурбации оказывается ситочностью характерной для игры. Специфика «религи- туация нарочитого абсурда, смыслового парадокса, озной игры» по сравнению с другими социокультур- достигаемая, в частности, путем использования аллегоными формами состоит в том, что ее интенционально- рического, наглядно-образного выражения абстрактволевым источником оказывается вера, ментальный ных понятий, гиперболы, намеренно утрирующей отуровень содержит представления о сакральном/сверхъ- дельные черты объекта, и посредством сочетания релиестественном как смыслопорождающем начале, а на- гиозной формы и нерелигиозного содержания. При званные компоненты включаются в плоть игры по- этом непреложная данность религиозных представлесредством религиозного опыта. Данные критерии «ре- ний, заложенных в исходном культурном шаблоне, лигиозной игры» позволяют сделать вывод, что только разрушается. Собственно эта особенность некоторых отдельные явления поля игровой активности имеют объединений, сформировавшихся на основе игровой отношение к религиозному, однако все формы религи- религиозности, породила их другое название – «пароозных действий в той или иной степени несут на себе дийной» религии. Ведь именно пародия представляет 194 Вестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4

ФИЛОСОФИЯ

собой такой род имитации, в результате которой пер- ния и эксперимента, нацеленных на решение актуальвичные характеристики предмета приобретают гроте- ных общественных проблем, начиная от поиска смысла скное выражение. Таким образом, игровая религиоз- жизни и заканчивая вопросами конструирования новых ность, будучи компонентом современной религиозно- стандартов социального взаимодействия. Причем взаисти, в результате своей активности генерирует квази- модействия с использованием помимо прочего совререлигиозные продукты. Каковы же причины, порож- менных технологий. Так, многие игровые квазирелигидающие этот феномен? озные движения существуют только как сетевые инРелигиогенез XX – XXI вв. демонстрирует бурный тернет-сообщества. Социальная сеть становится расрост проявлений игровой религиозности. Их следует пространенным способом взаимосвязи, приметой мерассматривать как специфическую реакцию на процес- няющейся социальности. Но, если традиционные релисы, происходящие в широком социальном контексте: гии совершают переход от прежних централизованных происходит трансформация социальных порядков, и иерархизированных схем взаимодействия к деценсформировавшихся еще в эпоху модерна, и как следст- трализованным сетевым способам социальной связи вие диверсификация, перекомпоновка и деградация постепенно и сам этот переход сопряжен для них с опобразующих их практик. Игровая религиозность обу- ределенными трудностями, то многие игровые квазисловлена и процессами секуляризации/десекуляри- религиозные объединения с самого своего возникновезации, а также теми факторами, которые стоят за ними, ния формируются именно как сетевые сообщества .

включая научно-технический прогресс, информатиза- Какие же можно выделить варианты игровой рецию, глобализацию, формирование общества потреб- лигиозности? Исходя из содержания и направленноления и т. п. Под их влиянием любая религия в ее док- сти проектов, с определенной долей условности можтринальных и культовых проявлениях зачастую вос- но говорить о ее четырех основных разновидностях:

принимается уже не как свод непреложных истин, а, фэнтезийной, антиклерикальной, политико-ориентинапротив, как модус фантазии, иллюзии, идеологии, то рованной и традиционалистской. Рассмотрим их .

есть как результат произвольного конструирования. Фэнтезийный вариант игровой религиозности .

Мультипликация игровых религиозных практик в Наверное, первыми обратили на себя внимание спесовременном обществе свидетельствует о новом соче- циалистов те проявления игровой религиозности, котании религиозного и светского, сакрального и про- торые возникли на основе сюжетов известных литерафанного. Сегодня все компоненты общества, в том турных произведений и фильмов, созданных в жанре числе и религия, более чем когда-либо находятся под сказки, фэнтези или фантастики. Диапазон содержаугрозой фрагментации. По словам П. Бурдье, происхо- тельных и стилистических компонентов такого рода дит «разложение религиозного» [2]. То, что раньше творчества довольно широк. В зависимости от исходбыло исключительной прерогативой службы священ- ного сюжета они могут выражаться в неоязыческих ника, составляло «четкое поле религии» ныне без огра- визуализациях, наукообразных концептуализациях, ничений, но с малыми поправками дублируется рабо- футуристических и апокалиптических ожиданиях и той светских специалистов. Вместе с тем, происходя- т. п. Сегодня перечень подобных групп включает в щая диффузия явлений, традиционно воспринимаемых себя, например, такие более или менее распростракак принадлежащих сфере религиозных отношений, ненные движения, как джедаизм, дудеизм, поклоннисталкивается со встречным движением: массмедиа, ки ктулху. Почти все они воспроизводят архетипичполитика, экономика, наука и ряд других областей ные образы борьбы добра со злом, демонстрируют черпают духовный энтузиазм, поведенческие модели, либо имитируют веру в таинственную силу, присусюжеты и смыслы именно в религии. Игровая религи- щую Вселенной в целом или отдельным объектам, озность в постсекулярную эпоху является выражением убежденность в существовании сказочных существ, той социальной тенденции, которая, возвращая рели- формулируют некий свод наставлений к жизненным гии значимость в современном мире, одновременно приоритетам. В каждом конкретном случае отношерастворяет ее в различных формах нерелигиозной ак- ние к предмету «поклонения» довольно сильно разтивности, отводя ей роль техники социального конст- нится. Для одних оно сродни развлечению, для других руирования, продвижения идеологии различных соци- является результатом длительных духовных исканий .

альных групп и, наконец, сопротивления процессам Общей характеристикой фэнтэзийного варианта деградации социальности. Действительно, игровая ре- игровой религиозности является рекреативная налигиозность, как некий инструмент нерелигиозной мо- правленность и реализация эскапистских интенций. В тивации, вносит, пусть специфичным способом, свою ряде случаев она развивается из «клубов по интерелепту в борьбе с кризисом идентичности и кризисом сам», фанатских объединений и других коллективных смысла, пытается восполнить утрату устойчивой сис- форм проведения свободного времени. Но удовлетвотемы координат повседневной жизни индивидов. ряя потребность в досуге, позволяя абстрагироваться Да, в большей или меньшей степени для всех ва- от повседневных забот, в некоторых случаях она отриаций игровой религиозности характерно инструмен- вечает на более фундаментальные мотивации. Речь тальное использование религиозных смыслов и форм идет о мистическом желании обрести онтологические активности. Это, прежде всего, делается для реализа- основания собственного существования, его легитиции различного рода социальных задач. Высокая сте- мацию в контексте вселенских законов и сил. Среда пень произвольности мировоззренческих и поведенче- фантастических миров позволяет каждому участнику ских схем игровой религиозности, в отличие от огра- посредством исполнения заданных ролей в опреденичений традиционных религий, открывает перед ней ленном смысле выходить за рамки наличного бытия и широкие перспективы социального творчества. Игра в результате обретать дополнительные трансцендентздесь выступает средством социального моделирова- ные смысловые ориентиры своей жизни .

Вестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4 195

ФИЛОСОФИЯ

Именно этот аспект эскапистских учений откры- рение с дуршлагом на голове. Он называет свою деявает простор для социального проектирования. По тельность «политической инициативой за четкое размнению В. И. Красикова, такие фэнтезийные объеди- деление церкви и государства» [11]. Дело в том, что в нения как теософия, бажовское движение и толкие- Австрии фотографироваться в головных уборах можнизм представляют собой осовремененный вариант но только верующим, которым это предписывается магических представлений, разновидность новой ми- религиозной принадлежностью. В целом же сущность фологии, что следует хотя бы из факта обожествления пастафарианства вытекает из самого факта его появими различных сил природы [6, с. 398]. Правда надо ления как реакции на преподавание креационизма в признать, что подобные представления характерны школах одного из штатов США и отражается в основдалеко не для всех проявлений фентезийной игровой ном догмате данного движения – «отрицание любых религиозности. Что же касается магизма современной догм» [14]. Примечательно, что за годы своего сущерелигиозности, то он может быть интерпретирован ствования представители этой игровой вариации не как своеобразный практицизм, характерный для со- только активизировали общественную деятельность, временной религиозности в целом и предполагающий но и расширили ритуалистическую сторону практики, восприятие религиозных феноменов в аспекте их по- включив в нее обряд бракосочетания. Отчасти это лезности в качестве технологии успеха. Питаемые может быть объяснено пародийной направленностью мистическими переживаниями фантастические сюже- пастафарианства, а также может свидетельствовать о ты создают идейно-символический каркас и преобра- вполне серьезном отношении его представителей к зуются в систему ценностей и правил, оказывающих своим антиклерикальным убеждениям .

влияние на различные стороны повседневной жизни. Религии становятся предметом критики неслуВ развитой форме такого рода ментальная динамика чайно. Они воспринимаются атеистической, безреливоплощается в утопических проектах, реализация ко- гиозной частью общества как источник социальной торых приводит к формированию локальных социаль- дискриминации, тоталитарного мышления, как приных порядков, полностью или частично определяющих мер несправедливо привилегированного положения в содержание духовного мира и деятельность индивидов. обществе. Однако следует отметить, что предлагая Даже в том случае, когда социальная направленность собственные проекты социального порядка, основанэтих квазирелигиозных проектов явно не выражена, ные на идеях свободы и плюрализма, такие квазиреони все же знаменуют собой важную веху в процессе лигиозные течения выполняют не только конструксоциогенеза благодаря таким отличительным чертам, тивную, но и деструктивную по отношению к некотокак произвольность, комбинаторность, авторский ха- рым устоявшимся формам социальности функцию .

рактер учения. В этих чертах проявляются общие ин- Да, в определенном отношении их можно рассматритенции современности на конструирование идентично- вать как своего рода бунт против сложившейся кульсти и смысловых единиц посредством почти ничем туры, ведь общей идеей для такого рода объединений неограниченной импровизации. становится отрицание догм, а следовательно, в логиАнтиклерикальный вариант игровой религиозно- ческой перспективе каких-либо традиционных ценности. Воспроизводя основные социальные характери- стей общественной жизни .

стики фэнтезийных движений, такие течения, как пас- Определенную сложность представляет собой оттафариантсво, боконизм, гуглизм, культ невидимого несение антиклерикального варианта игровой религирозового единорога, церковь недомудреца и т. п. имеют озности к собственно религиозности. На наш взгляд, выраженное своеобразие. Они обычно лишены привяз- это – оправданное решение. Такого рода объединения, ки к художественным произведениям, а привлекают к как это не кажется странным, детерминированы релисебе внимание подчеркнуто ироничным характером и гиозными интенциями и одновременно являются форполемической антиклерикальной направленностью. мой их аккумуляции. С подобным явлением мы сталОбъектом пародии могут быть как отдельные религии, киваемся и в случае большевистской интерпретации старые и новые, либо религия в целом. Причем сарказм марксизма: это по существу атеистическое учение в распространяется и на основы собственных доктрин. свое время приобрело форму религиозного верования .

Так, если кто-то назовет воззрения боконистов бредом Речь идет не только о том, что в рамках игровой или выдумкой, то они с этим спокойно согласятся: ведь религиозности происходит намеренное копирование Боконон и сам утверждал, что все религии являются элементов одной или нескольких религий. Важнее то, ложными и потому боконизм не исключение [10]. При что проекты деклерикализации общества осенены дувсем том некоторые из подобных образований имеют хом сакральности. Цель освобождения людей от каких официальную регистрацию в качестве религиозных бы то ни было авторитарно навязываемых идей и форм объединений. В стремлении заявить о себе в публич- жизни, стремление отстоять право на свободу убежденой и легитимной форме проявляется характерная для ний превращается в высшую абсолютную ценность и игровой религиозности тенденция к гротеску и доведе- требует благоговейного, то есть по существу религиознию ситуации до абсурда. Но делается это не столько ного к себе отношения. Но поскольку игровая религидля эпатажа и развлечения, сколько в силу желания озность редуцирует религиозные переживания и предотстоять ценности светского общества, используя при ставления к социальной активности, где собственно этом привилегии религий, гарантируемые некоторыми религиозное содержание оказывается вторичным и государствами. используется лишь в качестве инструмента социальных Именно так предлагает понимать свой поступок преобразований, ее организационные проявления слеодин из приверженцев пастафарианства Нико Альма, дует относить к квазирелигиозным формам .

три года боровшийся с австрийскими властями за Политико-ориентированная игровая религиозправо сфотографироваться на водительское удостове- ность. В ней религиозный антураж и ироничный дисВестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4

ФИЛОСОФИЯ

курс выступают в качестве оформления того или ино- [8]. Освящение Интернета служит почвой для объединего социально-политического проекта. Дискордианизм, ния усилий последователей копимизма и определяет их церковь эвтаназии, копимизм и др. нацелены на ре- поведение как в Сети, так и вне ее. Воздерживаясь от шение злободневных социальных задач, включая их в оценочных суждений относительно социальной значицентр реформистских программ, правда, формули- мости этих стремлений, все же отметим их нравственруемых в привычном для игровой религиозности аб- ный аспект отсутствие деклараций в доктрине этого сурдно-ироническом выражении. Однако здесь буф- движения тех ценностей, которые характерны для мнофонада в значительной степени вытесняется, выво- гих религий: ценности человеческой жизни, необходидится на второй план прагматичным подходом к ре- мости помощи ближнему, сострадательности, воздершению поставленных задач. Деятельность политико- жанности и т. д. Эта особенность, на наш взгляд, может ориентированных игровых сообществ можно рас- быть интерпретирована как признак антигуманистичесматривать как живое воплощение вольтеровского ского потенциала данного образования .

убеждения в социальной полезности религиозной ве- Традиционалистская игровая религиозность. Поры. Объявляя сакральной сердцевиной своего игрово- мимо констатации, что религиозность подобно люго проекта значимую социальную идею, используя бым явления культуры правомерно рассматривать в возможности и статус религии, их представители качестве игры, еще раз зафиксируем наличие элеменстремятся реализовать свой план либо ограничивают- тов игровой религиозности в традиционалистских ся привлечением внимания общества к некоторым практиках. Здесь игровая религиозность выступает острым социальным проблемам. проводником тех социальных тенденций, которые Как правило, существующий социальный порядок способствуют сохранению преемственности как услов политико-ориентированных сообществах подверга- вия нераспада социальности и сохранения смысла .

ется ревизии. Так, в дискордионизме под критику по- Традиционалистская религиозность подобно другим падает концепция порядка, стабильности, гармонии в религиозным образованиям игровой ориентации исцелом. Сакральным началом в этой доктрине объяв- пользует алгоритм доведения некоего смысла до абляется хаос. Церковь эвтаназии посредством доведен- сурда. Этот прием, в частности, использовался в неконой до абсурда обструкции наличной социальной торых древних восточных практиках как средство действительности стремится достичь цели – актуали- достижения просветления. Речь идет, например, о зации проблем демографии и экологии. Последовате- практике коанов в буддизме. Другим проявлением ли копимизма используют религиозную оболочку игровой религиозности, присущей практически всем своей активности для достижения вполне конкретной, традиционным религиям, отчасти можно считать исутилитарной цели реформирования законодательст- пользуемые в притчах практики аллегорий и гиперва и государственной политики в сфере регулирова- бол. Так, гиперболизация повествования приводит к ния авторского права. За основу берется тезис о сво- выделению значимых идей, более отчетливому вырабоде некоммерческого распространения информации. жению модальности относительно различных социПозиционируя себя как религию, копимизм не просто альных явлений – их критике или освящению. В рамвыступает «за свободный обмен файлами», а объявля- ках религиозного традиционализма игровая религиозет процесс «обмен знаниями… священным» [8]. ность становится одним из выразительных средств Пример копимизма показателен в том отношении, изложения доктринальных положений, их конкретичто позволяет в этом типе игровой религиозности от- зации и актуализации .

четливо разглядеть составляющие процессов социо- и В современных условиях моделируя игровые сирелигиогенеза. Они осуществляются в единстве трех туации, воспроизводя дискурс, присущий игровой компонентов: возникновения официально зарегистри- религиозности, представители различных конфессий рованной религии, образования особого сетевого со- адаптируют свои доктрины к веяниям времени. Так, общества, аккумуляции политических усилий опреде- официальный представитель Ватикана заявляет: «Ииленной направленности. Получив официальное при- сус Христос – первый Twitter-блоггер мира» [9]. Абзнание, учредив институт исповеди, данная религия сурдность и комичный характер высказывания очеприобрела легальное право на тайну информации, воз- видны, хотя бы потому, что Интернет с его социальможность для ее последователей отказываться от отве- ными сетями в период зарождения христианства потов в суде [12]. Это немаловажно, особенно если учи- просту не существовал. Допуская нарочитую несерьтывать ее организационные связи с «Пиратской парти- езность в серьезной теме, автор высказывания, с одей» Швеции, которая, как известно, занимает особую ной стороны, старается показать свое вероучение как позицию относительно законодательства в области более открытое и, следовательно, более доступное, а с интеллектуальной собственности. Однако активность другой – производит процесс религиозной легитимапредставителей копимизма не стоит рассматривать ции отдельного сегмента глобальной Сети. Заметно, только как маскировку политической мотивации. Это в что иронии здесь подвергаются скорее не религиозпервую очередь – проект социального устройства. Буду- ные догматы, а распространенные в молодежной сречи реакцией на серьезные социальные тенденции, свя- де практики времяпрепровождения. Показательно занные с нарастанием информатизации общества, эта мнение первого патриарха постсоветской России активность результируется в возведении символическо- Алексия II, который в интервью на вопрос о сочетаего сакрального порядка, формировании определенного мости юмора и церковного служения отметил, что образа жизни, альтернативной модели социальных от- «вовремя и к месту сказанная шутка способна внести ношений, основанной на догматах: «все знания для лепту в борьбу с грехом» [4] .

всех», «поиск знаний священен», «обмен знаниями свя- Тем не менее, представить, что конфессии, чье сущенен», «копирование священно», «интернет священен» ществование насчитывает не одну сотню лет, полноВестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4 197

ФИЛОСОФИЯ

стью перейдут на стилистику игровой религиозности, динаты своего поведения путем конструирования невозможно. Для них вопрос сохранения преемствен- этих оснований .

ности и аутентичности является не менее важным, чем В каждом проекте во всем разнообразии его вапроблема адаптации к современным условиям. Если риаций формируется ответ на вызовы эпохи, осущедля игровой религиозности религия как социокультур- ствляется связь с наиболее значимыми социальными ная организационная форма оказывается инструментом тенденциями, ведущими к переопределению места конструирования и реализации социальных проектов, религии в обществе, формированию новых способов то для традиционных религий игровая религиозность взаимосвязи и организации социального пространстявляется лишь одним из инструментов достижения ва. В современных условиях игровая религиозность стоящих перед ними социальных задач. предоставляет возможность достаточно свободного Таким образом, распространение игровой религи- комбинирования смыслами и тем самым проявляет озности продиктовано изменением социальных усло- свой сугубо инструментальный характер, что и позвовий. Происходит существенная корректировка при- ляет ей выступать в качестве средства социального вычного образа жизни индивидов, что нередко со- конструирования. В то же время собственно религипряжено с утратой смысла существования и социаль- озное содержание в практиках игровой религиозности ной идентичности. Игровая религиозность как реак- приобретает вторичный характер, а результатами реация на происходящие социальные трансформации лизации проективной активности становятся квазиреведет не просто к адаптации индивидов к новым ус- лигиозные сообщества. Проявления игровой религиловиям, но также и к продуцированию оригинальных озности выполняют роль конструктивной силы, но в форм социальности. Главным результатом этой реак- то же время выступают в качестве средства ревизии и ции является создание или воссоздание смысла как даже разрушения многих устоявшихся смыслов и условия нераспада социальности, как средства пре- форм, носителями которых выступают традиционные дотвращения ее рассеивания. Рождение социально- религии. Однако и последние содержат элементы игрелигиозных проектов игровой религиозности есть ни ровой религиозности, используя их в качестве средстчто иное как облеченное в религиозную форму стрем- ва социальной адаптации к новым историческим усление индивидов обрести прочные онтологические ловиям и легитимации некоторых светских социальоснования собственного существования, ясные коор- ных практик .

Литература

1. Белоглазова Л. А. Игра как феномен бытия: автореф. дис. … канд. филос. наук. Воронеж. 2007. 18 с .

2. Бурдье П. Разложение религиозного // Центр гуманитарных технологий: информационно-аналитический портал. 12.07.2009. Режим доступа: //gtmarket.ru/laboratory/publicdoc/2009/2611 (дата обращения: 12.10.2014) .

3. Витгенштейн Л. Заметки о «Золотой ветви» Дж. Фрэзера // Историко-философский ежегодник. М.: Наука, 1989. С. 251 – 264 .

4. «Вовремя и к месту сказанная шутка способна внести лепту в борьбу с грехом». Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II дал интервью газете «Известия» («Известия» № 55/27339 от 30 марта 2007 г.) // Русская православная церковь (Архив официального сайта Московского Патриархата 1997 – 2009) .

Режим доступа: //mospat.ru/archive/35678.htm (дата обращения: 26.01.2015) .

5. Голобородова Т. Н. Феномен игры в культуре постмодернизма: проблемы философского анализа: автореф. дис. … канд. филос. наук. Барнаул. 2000. 21 с .

6. Красиков В. И. Экстрим: междисциплинарное философское исследование причин, форм и паттернов экстремистского сознания. М.: Водолей Publishers, 2006. 496 c .

7. Мотовникова Е. Н. Социальность и язык: к методологическим стратегиям реинтеграции // Вопросы философии. 2012. № 8. С. 32 – 41 .

8. О Копимизме // Блог Копимизма. Режим доступа: //kopimism.pp.ua/index.php/o-kopimizme (дата обращения: 13.05.14) .

9. Пастухова Е. Иисус Христос – первый Twitter-блоггер мира // Позитайм.ru. Режим доступа: //positime.ruiisus-xristos-pervyj-twitter-blogger-mira/21890 (дата обращения: 26.09.2013) .

10. Савицкая Ю. Ни джедая, ни бокониста // Lenta.ru: комментарии. Режим доступа: //lenta.ru/articlesjedy/_Printed.htm (дата обращения: 12.10.2014) .

11. Святые макароны // Lenta.ru. Режим доступа: //lenta.ru/articles/2011/08/18/niko/ (дата обращения: 13.05.14) .

12. Фаликов Б. Властелины «копий». Партия интернета основала новую религию // ЦентрАзия 23.01.12 .

Режим доступа: //www.centrasia.ru/newsA.php?st=1327324920 (дата обращения: 13.05.14) .

13. Хейзинга Й. Homo Ludens; статьи по истории культуры. М.: Прогресс-Традиция, 1997. 416 с .

14. Церковь Летающего макаронного монстра зарегистрировалась в России // Lenta.ru. Режим доступа:

//lenta.ru/news/2013/07/16/pasta/ (дата обращения: 13.05.14) .

Информация об авторе:

Гаврилов Евгений Олегович – кандидат философских наук, старший преподаватель кафедры государственно-правовых дисциплин Кузбасского института Федеральной службы исполнения наказаний Российской Федерации (г. Новокузнецк), Gavrilich@yandex.ru .

Evgeniy O. Gavrilov – Candidate of Philosophy, Senior Lecturer at the Department of State and Legal Disciplines, Kuzbass Institute of the Russian Federal Penal Service (Novokuznetsk) .

Статья поступила в редколлегию 31.03.2015 г .

–  –  –

В статье рассматриваются особенности формирования и теоретические реконструкции морального габитуса науки. Введение понятия «моральный габитус» связано с трактовкой субъектного основания научной практики как совокупности когнитивных, поведенческих, ценностных и эмоциональных диспозиций, а также с вопросом о том, где и как существуют нравственные диспозиции? Показано, что ценностные диспозиции, с одной стороны, существуют на уровне практического воплощения, которое всегда ситуативно и лишено определенности, с другой – на уровне дискурса о них. Именно первый базовый феноменологический уровень фиксируется понятием «моральный габитус». Автор доказывает, что моральный габитус, представляя собой модус практических диспозиций, имеющих этическую направленность, предполагает наличие определенных социальных механизмов формирования, среди которых особая роль принадлежит университету как месту, где реализуются практика производства и распространение диспозиций. Когнитивные диспозиции становятся условием морального габитуса, поскольку его содержанием является необходимость предвидения отдаленных последствий собственных действий, продиктованная принципом ответственности за настоящее и будущее .

The paper presents the features of formation and the theoretical codifications of moral scientific habitus. The introduction of the notion of «moral habitus» is related not only to the interpretation of the subjective basis of scientific practice as a set of cognitive, behavioral, value and emotional dispositions, but also to the question: where and how moral dispositions exist? It is shown that the value dispositions on the one hand are at the level of practical implementation, which is always situational and uncertain, on the other hand – at the level of discourse about them. The first basic phenomenological level is fixed by the notion of «moral habitus». The author argues that moral habitus, representing the mode of practical dispositions, which have an ethical orientation, assumes the existence of the social mechanisms of formation, among which the special role belongs to the university as a place where the practice of production and the extension of dispositions are implemented. The cognitive dispositions become a necessary condition for moral habitus because its content is the need to anticipate long-term action consequences dictated by the principle of responsibility for the present and the future .

Ключевые слова: научная практика, моральный габитус науки, теоретические кодификации, особенности формирования, университет, принцип ответственности .

Keywords: scientific practice, moral scientific habitus, theoretical codification, features of formation, university, principle of responsibility .

Трактовка субъектного основания научной прак- традиции подвергается анализу в работах В. И. Бактики как совокупности когнитивных, поведенческих, штановского и Ю. В. Согомонова, которые указываценностных и эмоциональных диспозиций делает ют, что идея этос с необходимостью отсылает к февозможным введение понятия «моральный габитус», номену морали. Последний же в силу своей дуалистиобусловленное вопросом о том, где и как существуют ческой природы может быть представлен в двух нравственные диспозиции? С одной стороны, они крайних формах: гиперсоциальной и гиперморальной существуют на уровне практического воплощения, [1, с. 24 – 25]. Гиперсоциальная трактовка определяет которое всегда ситуативно и лишено определенности, мораль как социально санкционированное различныс другой – на уровне дискурса о них. Именно первый ми общественными формами поведение, в результате базовый (фактический) уровень, который можно на- – доминирование идеи социального не допускает авзвать феноменологическим, и фиксируется понятием тономии моральных норм. Именно неустойчивость «моральный габитус». При изучении морального га- терминологического статуса понятия «этос», который битуса необходимо: во-первых, исследовать механиз- маркирует промежуточный уровень между моралью мы его формирования и воспроизводства, во-вторых, как идеально-должным и многообразием нравов как попытаться его теоретически кодифицировать.

реально сущим, позволяет обратиться к понятию «гаСледует подчеркнуть, что задачи исследования битус» для акцентирования:

механизмов и содержания морального габитуса не- – во-первых, социальной детерминации нравствозможно рассматривать изолированно друг от друга, венных диспозиций;

так как вопрос, как происходит формирование нрав- – во-вторых, наличия субъектных предрасполоственных диспозиций, имеет содержательный аспект. женностей к ним и возможности индивидуальной В настоящее время эта взаимосвязь фиксируется с свободы в их формировании и интерпретации;

помощью понятия «этос», которое в отечественной

–  –  –

– в-третьих, парадоксального характера поведен- трактоваться как сопротивление реальности идеальческих практик, когда действия, не будучи кодифици- ным формам (колонизация жизненного мира или жерованными, приводят к целенаправленным результа- лезная клетка). Моральный инклюзивизм помещает там. мотивы и причины морали в реальное бытие. К его Эту парадоксальность М. А. Розов описывает сле- представителям могут быть отнесены Т. Гоббс с его дующим образом: «реально существующие этические идеей общественного договора как механизма генезинормы, в рамках которых человек осуществляет свое са моральных норм, а также ранние работы А. Смита, поведение, как правило, нигде не сформулированы и направленные на выявление нравов и обуславливаюпредставляют сбой нечто достаточно неопределенное. щих их факторов. Такой подход, согласно С. М. ЛеОни напоминают нормы языка, нарушение которых вину дает возможность определить мораль как сложмы чувствуем, но которые не способен четко сформу- ный конгломерат «диспозиционных или эмерджентлировать ни один носитель языка. Нормы такого рода ных свойств» [9, с. 149]. Следовательно, в рамках мосуществуют на уровне воспроизведения непосредст- рального инклюзивизма как комплексного междисцивенных образцов поведения и оценки, а образцы не плинарного подхода, ориентированного на исследозадают четкого множества возможных реализаций. вание моральных практик понятие «моральный габиИными словами, имея дело с реальной практикой ре- тус» является адекватной категорией анализа нравстчевого или этического поведения, мы можем зафик- венных диспозиций субъекта научной практики .

сировать механизмы этого поведения, но никак не Следует сказать несколько слов об особенностях точные правила, ибо сам механизм противоречит их кодификации любых практических диспозиций. По существованию» [15, с. 147.]. своей сути кодификация предполагает придание и Понятие «моральный габитус» может оказаться соблюдение формы (символического порядка) с цевостребованным при анализе прикладной этики, лью ограничения размытости и неопределенности представленной с одной стороны, моральными прак- реальных практик. Ее достоинством и одновременно тиками, с другой – этическим знанием [2, с. 39]. В недостатком является то, что кодификация как объекнастоящее время отечественные инициаторы инсти- тивация призвана покончить с произволом и вседозтуализации прикладной этики концептуализируют воленностью, а также с творчеством и импровизациморальные практики посредством понятия «норма- ей. Однако, даже будучи успешной, кодификация не тивно-ценностные подсистемы» или «малые систе- дает возможности избавиться от индивидуальных вамы», которые регулируют и ориентируют определен- риаций и ситуационных флуктуаций, и поэтому ее ные общественные сферы. Идея «морального габиту- успехи всегда относительны .

са» призвана подчеркнуть практический характер Что касается понятия «научный этос», то, благонравственных диспозиций. Представляя собой сово- даря Р. Мертону, оно на наш взгляд придает анализу купность практических схем, моральный габитус по- науки в большей степени нормативный характер, а, зволяет описать ситуации открытых моральных про- следовательно, сталкивается с трудностями, на котоблем, для которых не существует готовых решений и рые обращает внимание А. А. Гусейнов [5] .

правил. Проявляя себя в ситуациях с высокой степе- Во-первых, из нормы невозможно вывести реальнью неопределенности (таких практиках, как эвтана- ную поведенческую стратегию (моральный поступок), зия, трансплантация, милитаризация), моральный га- потому что норма абстрактна, а действие единственбитус по умолчанию содержит в себе дилеммы и вы- но, индивидуально и реально (зависит от определенбора, которые актуализируются в реальной практике в ной ситуации). Например, из нормы незаинтересованформе поступков, причем каждый из них имеет мо- ности не всегда ясно, как поступать в ситуации права ральное оправдание. Можно предположить, что чем на научное открытие .

выше степень риска и неопределенности ситуации, Во-вторых, этические нормы не могут быть докатем проблематичнее возможность однозначной коди- заны, так как из суждений о фактах невозможно выфикации практических предрасположенностей. вести ценностные суждения .

Анализ реальных нравственных диспозиций В-третьих, нравственное поведение не обязательпредполагает комплексный междисциплинарный под- но является результатом знания этической нормы .

ход и на теоретическом уровне может быть обозначен В-четвертых, реальные ценностные диспозиции как моральный инклюзивизм. Идея выделения двух характеризуются неопределенностью, что выражается классов моральных теорий (моральный эксклюзивизм в современной тенденции релятивизации и фрагмени моральный инклюзивизм), обусловленных тем, что тации моральных норм .

моральные действия, с одной стороны, представляют В науке об усилении процесса фрагментации свисобой часть реального мира, с другой – по своим при- детельствует рост числа прикладных этик, который чинам и следствиям выходят за пределы фактичности может быть оценен по-разному: как доказательство принадлежит С. М. Левину [9]. Моральный эксклюзи- индивидуальной свободы или как рост вседозволенвизм располагает ценности за приделами мира, в ре- ности .

зультате чего они образуют особый регион (царство Современная научная практика характеризуется ценностей). Актуальным при этом оказывается вопрос содержательной неоднородностью моральных диспооб его отношении к реальному миру. И если изна- зиций, о чем свидетельствуют исследования чально это отношение мыслилось как бесконечное Б. И. Пружинина. В настоящее время можно говорить движение реального к совершенному, то позже стало о двух принципиально различных ценностных устаВестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4

ФИЛОСОФИЯ

новках: одна соответствует классической цели науки временный мир, по словам Н. В. Осипов и С. Г. Карапоиска истины, которая отождествляется с благом; Мурзы, превратился в «общество знания», а не совесдругая обусловлена задачами прикладных исследова- ти [13, с. 139] .

ний (экономической эффективностью, национальной Автор настоящего исследования солидарен с побезопасностью и т. п.). Современная смена ориенти- зицией Л. П. Киященко, согласно которой общую осров – отказ от поиска истины и ориентация на эффек- нову современных постнеклассических ценностных тивность – свидетельствует, как о смене общекуль- установок субъекта научной практики составляет натурных парадигм, так и об изменении мотивации на- строенность, которая формируется в горизонте тесной учных исследований. Б. И. Пружинин высказывает взаимосвязи специально-научного и жизненного мипредположение, что именно мотивация научно- ров. Ее содержательный аспект проявляется в том, что исследовательской деятельности является решающим идея общей ценностной установки сменяется диффемоментом социокультурной детерминации научного ренциацией локальных форм, их персонификацией, познания [14, с. 110]. Если в культуре Нового времени так как исследовательские диспозиции подвергается идея истины выступала как особая форма приобщения влиянию систем норм и ценностей конкретной оргак подлинному бытию, а практико-прагматические низации, в которую включен субъект научной пракформы исследований выступали подчиненным мо- тики (экономической, политической, общественной, ментом: средством достижения конечной цели (пони- религиозной). Разделяющие дисциплинарные гранимание истины), и это делало науку структурирующим цы сосуществуют наряду со средами, где происходят основанием культуры, то современное усиление праг- транслингвистические и трансдисциплинарные обматической установки приводит к росту дифферен- менные процессы, включающие ценностную толециации, фрагментации, локальности и ситуационно- рантность. Это означает, что современные моральные сти знаний о мире. Задачи и результаты прикладных диспозиции обусловлены «зачастую неосознаваемыисследований формируются и оцениваются извне, а ми повседневными правилами поведения в жизнендостижение истины предстает как побочный эффект. ном мире; сложившимися в обществе установками Однако, фундаментальные исследования в свою оче- (рефлексивно и рационально выраженных форм – редь имеют тенденцию к конструктивизму (отчужде- теоретически обоснованных или достигнутых по донию от жизненного мира), возможность преодоления говоренности); межличностными отношениями (парткоторого связана с прикладными исследованиями. нерства, конкуренции, лидерства и т. д.); интеллектуСледовательно, невозможна редукция одних диспози- альным и эмоциональным климатом (общности по ций к другим, а необходим поиск нового синтеза, интересам) сообщества» [8, с. 52]. Другими словами учитывающего достоинства и недостатки каждой из они зависят от всех диспозиционной системы в целом .

уже сложившихся систем диспозиций, в котором ори- Однако современная дифференциация нравственентация на истинность, целостность и преемствен- ных диспозиций не отменяет возможности сохраненость, характерные для фундаментальных исследова- ния нормативной ориентации в их формировании, ний, сочеталась бы с интересами их приложений в которая содержится, например, в исследованиях силу их диалектической взаимосвязи. Последнее про- В. А. Лефевра. Обратив внимание на то, что классичеявляется в том, что прикладные исследования дают ские подходы демонстрируют упрощенную трактовку основу для развития фундаментальной науки, кото- человека (в частности, абсолютизацию материальных рая, являясь хранительницей науки в ее традиционной (утилитарных) ценностей и игнорирование моральных форме, призвана преодолеть ситуативность приклад- установок), В. А. Лефевр предлагает различные моденых исследований. ли генерации высших ценностей, в которых рефлекВ историческом плане отказ от установки, ориен- сивным регулятором действий выступает субъект тированной на единство знания и блага, когнитивного [11]. И если первая модель представляет субъекта как и морального приходится на период разработок ядер- локальный центр социального организма, на которого ного оружия, когда, произошло деформирование оказывают влияние другие субъекты, то вторая моклассического этоса науки и началось формирование дель учитывает отношение субъекта к «другому», его консеквенциалистской формы. В отличие от деон- принимающее форму союза или конфликта и детертологическких концепций, утверждающих недопус- минированное этическими ценностями. В рамках втотимость зла в качестве средства достижения добра, рой модели существенным является различие между консеквенциализм принимает идею о том, что дейст- этическими и ценностными системами. Система ценвие должно оцениваться по его последствиям [3, ностей, представленная общей совокупностью полос. 271]. И если первоначально эта интенция носила жительных и отрицательных оценок, регулирует интуитивный и эмоциональный характер, то позже жизнь сообщества. Этическая же система дает возприобрела форму «центральной аксиомы лаборатор- можность оценки не столько отдельных действий и ной жизни». Слабым местом данной установки явля- явлений, сколько их комплексов, и объясняет сущестется отсутствие механизмов разоружения и предот- вование амбивалентных этических установок. Третья вращения самой возможности войны. И если исходно модель биполярного выбора позволяет соединить основным мотивом явилось достижение паритета низшие и высшие классы ценностей, проявляющиеся (стратегического равновесия и взаимного устраше- соответственно в отдельных и обширных классах синия), то затем он дополнился критерием экономиче- туаций. В 2009 г. В. А. Лефевр предложил четвертую ской эффективности и полезности. В результате со- модель, где высшей универсальной ценностью являВестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4 201

ФИЛОСОФИЯ

ется принцип запрета эгоизма в следующей формули- или «моральный габитус», который характеризуется ровке: «каждый субъект, входящий в группу, пресле- неудовлетворенностью, обусловленной неопределендуя свои личные цели, не должен наносить ущерба ностью коллективных практик технической цивилигруппе как целому» [11, с. 156]. Общей концептуаль- зации и их временным характером. Вместо подчиненой рамкой предложенных моделей является принцип ния универсальному закону, характерному для традииерархии ценностей, а системообразующим механиз- ционной морали, необходим переход к уместному мом выступает рефлексия, которая трактуется как действию, зависящему от места и времени и продикспособность систем к построению моделей и как тованному заботой и ответственностью. Новый импеосознание принципов их построения. Субъектами ратив обращен не к индивидуальным действиям, а к рефлексии при этом могут выступать отдельные ин- общественно-политической практике, и имеет не унидивиды, группы, организации, государства и челове- версальный, а временной горизонт. Ответственность чество в целом. Предметом рефлексии является не или забота, согласно позиции Г. Йонаса, должна нотолько мышление (как это представлялось в классиче- сить форму «преимущественно оберегающего и заской традиции), но и действия, восприятие, пережи- щищающего служения, в пределах которого нашим вания, эмоции, оценки. Следует отметить, что иерар- дальнейшим долгом будет деятельность в направлехический принцип построения моделей В. А. Лефевра нии исцеления и, по возможности, улучшения, проховходит в противоречие с представлением о сложноор- дящая, однако, под знаком умеренности» [6, с. 361] .

ганизованном единстве открытых и динамичных це- Конкретные же обязанности не могут быть системалостных систем, к которым, безусловно, относится тизированы, так как формируются в конкретных насубъект. Кроме того, данный подход на наш взгляд учно-технологических практиках .

продолжает традицию антропоцентрической этики, в Следует подчеркнуть, что ответственность за букоторой воздействие человека на природные объекты дущее не отрицает ответственности за настоящее .

не имеет этической значимости. Он также не учиты- Вместо перехода от одного типа ответственности к вает диффузный характер моральных практик. другому следует учитывать ответственность в ее узТребование переосмыслить проект антропоцен- кой и более широкой формах, ориентированную как трической этики, ограничивающей предмет мораль- на совершенное настоящее, так и на проектируемое ной ответственности сферой человеческого, предлага- будущее, и учитывать как индивидуальные, так и ет Г. Йонас. Отталкиваясь от идеи телесности, он ука- коллективные (социальные и политические) формы .

зывает, что изменившийся характер деятельности че- Это означает, что следует согласиться с Х. Ленком, ловека требует пересмотра характерных для традици- который утверждает, что в настоящее время ни один онной этики предпосылок, а именно идей неизменно- аспект научно-технической деятельности не является сти человеческой природы, очевидности идеи челове- морально нейтральным, а подлежит полной ответстческого блага и ограничения ответственности узкими венности [10, с. 391 – 392]. Отсюда вытекает требоварамками «здесь» и «теперь» [6, с. 42]. В противопо- ние поддерживать этику не столько как предмет преложность этому современная этика признает измен- подавания, сколько как исследовательскую практику .

чивость и многообразие человеческой природы как Однако эти призывы неизбежно потерпят неудачу, органической формы, учет не только интересов чело- если не будут существовать механизмы их формировека, но и природы и ее ранимости, исчезновение раз- вания, так как «содержание наших ценностных ориличий между искусственным и естественным, сущим ентаций и их историческая динамика вырастают из и должным. Основным мотивом введения нового им- специфически-человеческой практики» [7, с. 169] .

ператива выступает страх перед будущим, имеющий Ведущая роль практики проявляется в следующем .

эвристическое значение и вызванный «шоком» от Во-первых, имманентным свойством ценностных ядерной техники. Необходимость новой формы этики диспозиций является выбор, основание которого слеобусловлена разрывом между мощью человеческой дует искать в социокультурной практике, которая и технической деятельностью и возможностями пред- порождает различия .

видения ее последствий. В отечественной традиции Во-вторых, процесс дифференциации единой ценразличные формы научно-технических достижений ностной системы осуществляется также под влиянием (исследования в области ядерной физики, эволюци- социальной практики, которая сама есть диалектичеонной биологии и генной инженерии) и вызванные ское единство общего и единичного .

ими этические вызовы подробно проанализированы В-третьих, формирование ценностных диспозиИ. Т. Фроловым и Б. Г. Юдиным [16]. В своей при- ций требует включенности субъекта в определенную близительной формулировке новый императив, со- практику, и закрепляется, изменяется, радикально гласно воззрениям Г. Йонаса, означает требование преобразуется в зависимости от изменений практичедействий, последствия которых совместимы с под- ского бытия .

держанием человеческой жизни на Земле. Для его Утверждение о том, что рождение, функционирореализации не существует однозначного рецепта, а вание и корректировка ценностных диспозиций осуесть лишь множество подлежащих сравнению путей, ществляется в практике опровергает представление об которые следует отыскивать снова и снова – для каж- их биоутилитарном, допрактическом и религиозном дого конкретного случая, ныне и в будущем, постоян- происхождении .

но храня бдительность» [6, с. 33]. И лишь в этом слу- Анализ процесса формирования этических диспочае может быть выработан соответствующий навык зиций требует обращения к социальным институциям, 202 Вестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4

ФИЛОСОФИЯ

ответственным за их возникновение, поддержание и благ, на которые в обществе всеобщего благоденствия распространение. И здесь на наш взгляд крайне акту- имеют право все. Введение понятия «социальный каальными являются исследования С. Фуллера, сосре- питал» отразило несостоятельность института госудоточенные на вопросе производства знания и поиске дарства в создании благ для всех, так как социальный его адекватных институциональных форм. Выдвигая капитал создается самоорганизующимися группами, требование исследовать производство знания в его которые сами выступают получателями собственных целостности, С. Фуллер утверждает необходимость усилий. В общем виде различие между «социальным контроля и предсказания результатов познавательной капиталом» и «общественным благом» состоит в том, деятельности, поскольку она осуществляется путем что, если первый достигается посредством стратегий, социального взаимодействия и дискурсивных прак- которые движутся снизу вверх и дают конкурентное тик. И эти процессы должны оцениваться не исходя преимущество тем, кто активно в него вовлечен, то из вневременных перспектив, а с точки зрения их спо- «общественное благо» обеспечивается сверху вниз и собности быть лучшими из возможных. Нормативно не зависит от личного вклада в его производство .

желаемым институтом производства знания, согласно С. Фуллер отмечает, что по отношению к «социвоззрениям С. Фуллера, выступает университет. В альному капиталу» и к идее «общественного блага»

противоположность критике института образования с уникальное место занимает университет, «предприего принудительным воздействием и ролью учителя нимательство» которого заключается в систематичекак хозяина С. Фуллер полагает, что университет как ском превращении социального капитала в общестформа института образования представляет собой венное благо» [17, с. 55] С. Фуллер описывает цикл явление, в котором невозможна монополизация идео- творческого разрушения, включающий: исследование логических целей в силу того, что его основу образует (как создание) и обучение (как разрушение социальспецифический продукт – знание. Именно вопрос об ного капитала). В процессе исследования первичными отношении между моралью и эпистемологическими получателями социального капитала являются сами ценностями С. Фуллер считает «самой важной и все- исследователи и их инвесторы. Порожденное ими общей проблемой социальной эпистемологии» [19, знание выступает источником рыночных преимус. 35]. ществ или «позиционным благом», которое для того, В противоположность подходам, в которых эпи- чтобы стать общедоступным, требует дополнительстемологические ценности рассматриваются как фор- ных усилий (например, принимает форму платы за ма блага, либо благо трактует как предел эпистемоло- обучение), что приводит к снижению рыночных прегических ценностей, С. Фуллер выдвигает тезис о ми- имуществ первоначальных «инвесторов». В процессе нимальном разграничении между моральными и эпи- обучения «инвесторы», с одной стороны, лишаются стемологическими ценностями в современных усло- исходного преимущества, так как результаты исслевиях [19, с. 36]. Их различение, а также двойствен- дования становятся доступными для других, с другой ность в оценке знания, когда идея «универсализации» - приобретают мотивацию для инновационных исслезнания противостоит идее его «элитарности», есть дований, дающих новые преимущества. Таким обраисторико-культурный феномен. Действительно, боль- зом, творческое разрушение социального капитала шую часть истории «знание» характеризовалось де- создает общественное благо. Однако для этого долфицитностью и приватностью, что позволило тракто- жен выполняться ряд условий. Во-первых, необходивать его как «позиционный товар», обладание кото- мо место, где посредством трансляции результаты рым дает его обладателю конкурентные преимущест- исследования становятся общедоступными, то есть ва, а его распространение подобно валютной инфля- специальные знания встраиваются в общее образовации. Однако предложенная П. Самуэльсоном в период ние. И, во-вторых, в процесс образования должно институализации кейнсианского подхода идея «обще- быть вовлечено как можно больше людей, что будет ственного блага» была призвана показать, что знание препятствовать централизации специального знания .

нельзя трактовать в рамках классической модели эко- С. Фуллер специально останавливается на первом номического товара. В то время как товар обладает условии, в соответствии с которым учебный план как свойствами «дефицитности» и «приватности», объем основа университета должен включать знания, выхознания не уменьшается с увеличением числа его об- дящие за пределы профессиональной квалификации и ладателей, а также не предполагает отказа для того, обеспечивающие формирование личности, позвочтобы им обладали другие. Это означает несостоя- ляющей идентифицировать себя не только с опредетельность рынка в производстве подобных благ как ленной профессиональной группой, семьей или мечастного производства и признание роли в их произ- стом проживания, но и с «мировым гражданством». И водстве государства, выступающего по отношению к в этом отношении в условиях постоянной и все более образованию и здравоохранению монополистом, а, усиливающейся фрагментарности современного мира следовательно, нуждающегося в разумном увеличе- у университета нет конкурентов среди других социнии налогов. Зародившаяся в 80-е гг. XX в. идея «со- альных институтов. Указанный выше тип знания трациального капитала» явилась ответом на кризис про- диционно называется «гуманитарным», которое, как и екта общества всеобщего благоденствия, так как бо- любое другое знание может, рассматриваться и как гатство не успевало расти так быстро, чтобы обеспе- привлекательное, и как разрушительное .

чить сбор налогов, необходимых для финансирования С. Фуллер отмечает, что спровоцированная исздравоохранения и образования как общественных следованиями в эволюционной психологии, бихевиаВестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4 203

ФИЛОСОФИЯ

ристской генетике и когнитивной неврологии дискус- вступить с ними в дискуссию и предпочитая общаться сия о «природе человека», потребовала постановки лишь с теми, чьи трактовки науки соответствовали вопроса о роли социальных наук в проекте «третьей его собственным взглядам. Сам С. Фуллер говорит о культуры», призванной способствовать интеграции необходимости прямого публичного вмешательства естественных и гуманитарных наук. В противополож- интеллектуалов в научную и большую политику. В ность подходам, разделяющим пессимистический целом же установка на единство знания и блага провзгляд, согласно которому действительность сопро- тиворечит традиции, согласно которой знание являеттивляется нашим попыткам ее изменить, а выживает ся этически нейтральным, а вопросы моральной отнаиболее приспособленный, общественные науки, ветственности возникают лишь на стадии его примеиспользуя в качестве ключевого понятие «обществен- нения. В противоположность этому утверждается, что ные блага» призваны отстаивать проект государства сам процесс производства знания должен носить этивсеобщего благоданствия, который для своей реали- ческую направленность .

зации требует соответствующей инфраструктуры. В отечественной философии критику коммерциоИменно университеты, созданные во времена относи- нализации университетского образования с учетом ее тельного социального благополучия, были призваны моральных последствий осуществляет В. Г. Горохов, поощрять людей думать не только о неотложных и полагая, что подобный проект нарушает основной сиюминутных потребностях выживания, но и о ду- этический принцип – общедоступность знаний, преховных и национальных целях, а также целях за пре- вращая его в товар. В этом отношении востребованделами человеческого бытия. В противоположность ным является опыт российской высшей школы слосовременному менеджерам образования, которые, жившийся в XIX в. на медицинских факультетах и исходя из критерия эффективности, подвергают кри- сочетающий в себе гуманитарно-теоретическую подтике идею университета как места, где знания одно- готовку и формирование навыка самостоятельной временно производятся и распространяются, и пола- практической деятельности. В результате чего было гают, что процесс преподавания более эффективен он- «воспитано целое поколение практикующих высоколайн, а исследования следует проводить в специаль- нравственных врачей, оказывающих реальную поных «научных парках», С. Фуллер отстаивает тезис о мощь простому российскому населению и действитом, что уникальная миссия университета заключает- тельно несших в народ культурно-просветительскую ся в производстве знаний как общественного блага, миссию» [4, с. 13]. Общий вывод, который делает когда вырабатываемые отдельными учеными новые В. Г. Горохов, анализируя современные тенденции знания, выступают первоначально как социальный модернизации образования в духе академического капитал, затем трансформируются в общественное капитализма, созвучен тезису С. Фуллера о том, что благо, благодаря тому, что университет имеет «инсти- именно университет способен перенаправить безличтуциональный мандат» на преподавание, разрушая ные рыночные механизмы с характерными для них тем самым монополию на интеллектуальную собст- утилитарными подходами в широкое общегуманитарвенность ее создателей. Выполняя преподавательскую ное русло и сформировать навык социально ответстфункцию, ученые способствуют тому, чтобы знания венного отношения к миру, отличный от отношений делали максимальную работу с минимальными затра- господства и приспособления. Это единство теории и тами для ее получателей в лице студентов. действия как форма достижения внутреннего блага в В соответствии с этими общими рассуждениями рамках определенных практик соответствует проекту С. Фуллер считает невозможным отказаться от поста- модернизации морали А. Макинтайра, в котором криновки вопроса о негативной и позитивной ответст- терием практики является способность людей достивенности интеллектуалов, которую он иллюстрирует, гать совершенства не ради внешних целей, а ради сассылаясь на позиции Т. Куна, М. Хайдеггера, Р. Рор- мой практики [12, с. 368]. Следует подчеркнуть, что ти, с одной стороны, и М. Фуко, К. Поппера, требование внутреннего совершенства способно преИ. Лакатоса – с другой [18]. Утверждая необходи- вратить научную практику из формальной рутины в мость чувства социальной ответственности для ин- креативные формы при условии, если в расчет прителлектуала, С. Фуллер противопоставляет позиции нимается целостный горизонт человеческой жизни .

Т. Куна и М. Фуко, которые, надежно занимая пре- Таким образом, моральный габитус представляет стижные академические статусы, могли, не беспоко- собой модус практических диспозиций, имеющих ясь за их сохранение, высказываться по вопросам ин- этическую направленность, и предполагает наличие терпретации и использования своих идей. Однако, определенных социальных механизмов формироваесли М. Фуко можно считать образцом ответственно- ния, среди которых особая роль принадлежит универго интеллектуала, постоянно классифицирующего ситету как месту, где реализуется практика производполитические действия в отношении их совместимо- ства и распространения диспозиций. Когнитивные сти со своими высказываниями и прилагающего мно- диспозиции становятся условием морального габитуго усилий для их прояснения и адекватного понима- са, поскольку его содержанием является необходиния, то Т. Кун по мере популярности и широкой рас- мость предвидения отдаленных последствий собстпространенности своих идей все более дистанциро- венных действий, продиктованная принципом ответвался от их критики, отклоняя предложения коллег ственности за настоящее и будущее .

204 Вестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4

ФИЛОСОФИЯ

Литература

1. Бакштановский В. И., Согомонов Ю. В. Этос среднего класса: нормативная модель и отечественные реалии. Тюмень: Центр прикладной этики, 2000. 273 с .

2. Бакштановский В. И., Согомонов Ю. В. Прикладная этика: идея, основания, способ существования // Вопросы философии. 2007. № 9. С. 39 .

3. Визгин В. П. Возникновения ядерного этоса: «Мы создавали такое оружие с единственной целью, чтобы его нельзя было применить» // Этос науки; РАН Ин-т философии; Ин-т истории естествознания и техники; отв .

ред. Л. П. Киященко, Е. З. Мирская. М.: Academia, 2008. С. 261 – 276 .

4. Горохов В. Г. Как возможны наука и научное образование в эпоху «академического капитализма» // Вопросы философии. 2010. № 12. С. 3 – 14 .

5. Гусейнов А. А. Знание в современном мире (материалы «круглого стола») // Вопросы философии. 2012 .

№ 9. С. 4 – 7 .

6. Йонас Г. Принцип ответственности. Опыт этики для технологической цивилизации / пер. с нем., предис., примеч. И. И. Маханькова. М.: Айрис-пресс, 2004. С. 42 .

7. Каган М. С. Философская теория ценностей. СПб.: Петрополис, 1997. 205 с .

8. Киященко Л. П. Этос постнеклассической науки (к постановке проблемы) // Философия науки. Вып. 11:

Этос науки на рубеже веков. М.: ИФ РАН, 2005. С. 29 – 53 .

9. Левин С. М. Мораль, метафизика и реальность // Вопросы философии. 2013. № 7. С. 144 – 153 .

10. Ленк Х. Ответственность в технике, за технику, с помощью техники // Философия техники в ФРГ / пер .

с нем. и англ. М.: Прогресс, 1989. С. 372 – 392 .

11. Лефевр В. А. Высшие ценности и формальная теория выбора // Вопросы философии. 2012. № 4. С. 154

– 157 .

12. Макинтайр А. После добродетели: исследование теории морали / пер. с англ. В. В. Целищева. М.: Академический Проект; Екатеринбург: Деловая книга, 2000 .

13. Осипов Н. В., Кара-Мурза С. Г. Общество знания: История модернизации на Западе и в России. М.:

ЛИБРОКОМ, 2013. 368 с .

14. Пружинин Б. И. Прикладное и фундаментальное в этосе современной науки // Философия науки .

Вып. 11. Этос науки на рубеже веков. М.: ИФ РАН, 2005. С. 109 – 120 .

15. Розов М. А. К методологии анализа этоса науки. К методологии анализа этоса науки // Философия науки. Вып. 11. Этос науки на рубеже веков. М.: ИФ РАН, 2005. С. 137 – 154 .

16. Фролов И. Т., Юдин Б. Г. Этика науки: Проблемы и дискуссии. М.: Политиздат, 1986. 399 с .

17. Фуллер С. В чем уникальность университетов? Обновление идеала в эпоху предпринимательства // Вопросы образования. 2005. № 2. С. 50 – 76 .

18. Фуллер С. Этот сезон в Ибанске: Хайдеггер, Кун и интеллектуалы в плену прагматизма // Эпистемология & философия науки. 2004. Т. II. № 2. С. 168 – 195 .

19. Fuller S. Social Epistemology as the Science of Cognitive Management: releasing the Nidden Potential in the History of philosophy // Эпистемология & философия науки. 2013. Т. XXXVII. № 3. С. 14 – 37 .

Информация об авторе:

Иванова Наталья Александровна – кандидат философских наук, доцент, заведующая кафедрой философии Новокузнецкого института (филиала) КемГУ, ivanova-nkfi@mail.ru .

Natalia A. Ivanova – Candidate Philosophy, Associate Professor, Head of the Department of Philosophy, Novokuznetsk Branch-Institute of Kemerovo State University .

–  –  –

В статье исследуются сходства и различия понятий «душа» и «психика». Категория «душа» рассматривается как более широкая, охватывающая всю внутреннюю нематериальную жизнь человека, открытую как имманентному, так и трансцендентному. Душа понимается как самодостаточная, саморазвивающаяся реальность, важнейшей актуализацией которой является духовная деятельность. Психика понимается как способность отражать действительность для регуляции поведения с целью оптимальной адаптации. «Сужение» понятия «душа» к понятию «психика» происходит ещё в античной философской мысли. Если у Платона душа определяется как открытое в трансцендентное целое, то, по Аристотелю, её главное предназначение – оформление материально-телесного мира. Редукция души к психике является следствием материализации человеческой жизни, потери ею метафизического измерения. «Свёртывание» души в психику происходит циклически, всякий раз, когда культура превращается в цивилизацию .

The paper examines the similarities and differences between the concepts of ‘soul’ and ‘psyche’. The category of ‘soul’ is seen as broader, covering the entire interior of the intangible human life, open both to the immanent and the transcendent. The soul is understood as a self-sufficient, self-developing reality, whose major implementation is spiritual activity. The ‘psyche’ is understood as the ability to reflect the reality for the regulation of conduct with the aim of optimal adaptation. “Narrowing” of the concept of ‘soul’ to the concept of ‘psyche’ was first noted in the ancient philosophical thought. Plato defined the ‘soul’ as open to the transcendent whole, while according to Aristotle, its main purpose is the design of the material and the corporeal world. The narrowing of the ‘soul’ to the ‘psyche’ is the result of the materialization of human life, losing its metaphysical dimension. The “shirinking” of the soul in the psyche occurs in cycles, every time when culture turns into civilization .

Ключевые слова: человек, душа, психика, разум, тело, метафизическое, трансцендентное, имманентное, Платон, Аристотель, Эпикур, античность, культура, цивилизация .

Keywords: man, the soul, the psyche, the mind, body, metaphysical, transcendent, immanent, Plato, Aristotle, Epicurus, antiquity, culture, civilization .

Существующие определения души и психики есть душа») и, лишь во вторую очередь – сопряжена с можно резюмировать следующим образом. Душа – телом, заряжая его активными импульсами и (метовнутренняя нематериальная жизнь человека, совокуп- дом «обратной связи») получая импульсы от него ность мыслей, чувств и переживаний (религиозных, (часть знаний о мире душа получает непосредственно эстетических, этических) [5, c. 44 – 67]. Психика – (воспоминание, озарение, откровение), часть – опооснованная на высшей нервной деятельности способ- средованно, через тело). Познание осуществляется ность отражать (посредством ощущений, восприятий, посредством ассоциативного мышления: от внешнего памяти, чувств, мышления, воли) действительность мира к внутренним образам, выступая как "припомипрежде всего, внешнюю) для регуляции поведения с нание", анамнезис ("припоминать подлинно сущее, целью оптимальной адаптации к ней [8, с. 34]. Пер- глядя на то, что есть здесь" [6, с. 37]). По существу, вое, достаточно развёрнутое определение души даёт познание предстаёт как самопознание души. ЧувПлатон, определяя её как самодостаточную, самопо- ства, предметы внешнего мира способны «удлинять», лагающую сущность, содержащую в себе источник осложнять, искажать данный процесс, не содержа в развития. Самодвижение души происходит в резуль- себе истинное знание в "чистом" виде. "Чистое" знатате взаимодействия двух её контрарных составляю- ние можно достигнуть не иначе как "отрешившись щих: «Белого Крылатого Коня» (олицетворяющего от тела и созерцая вещи самое по себе душою" [6, движение к Благу) и «Чёрного Крылатого Коня» с. 25] (близко к «феноменологической редукции»

(олицетворяющего движение к Злу). То есть, душа Э. Гуссерля) .

предстаёт «полем битвы» сил Добра и Зла, на Благо- Душа у Платона понимается как часть Мирового приятный исход которой пытается повлиять Разум Духа (то есть, как начало, открытое не только иммаВозничий»). «Мотор» развития души, таким обра- нентному, но и трансцендентному), существующая до зом, оказывается внутри души. Рациональной её части соединения с телом и после расставания с ним (то подобает господствовать, так как она мудра и печётся есть, ведущая достаточно автономную жизнь), как не о себе, а о душе в целом [7, с. 236]. начало, последующее между миром идей и миром Душа находится во взаимодействии с телом, но чувственных вещей. "Божественному, бессмертному, главное – это её собственная жизнь, те или иные отго- умопостигаемому, единообразному, неразложимому, лоски которой тело лишь улавливает. То есть душа, в постоянному и неизменному в самом себе в высшей первую очередь, принадлежит себе, духовному миру, степени подобна наша душа" (6, с. 45). Тело само по духовной жизни (а это и есть главное для человека, не себе – пассивно, нейтрально (оно есть ни благо, ни даром учитель Платона Сократ говорил: «Человек зло) и получает всю свою действительность только в 206 Е. Ф. Казаков Вестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4

ФИЛОСОФИЯ

результате действия души (то есть, в отличие от ду- жащие ей органы чувств). "Пейзаж" души у Платона ши, телу не свойственна автономность существова- (за счёт более глубокой дифференциации) предстаёт ния). В этом смысле, тело – не онтологично, оно су- значительно напряжённее, динамичнее, самодостаществует лишь как продолжение, дополнение, «жи- точнее .

лище», «тень», «тюрьма» души. Платон включает в понятие «душа» и метафизиДуша может быть "чистой", не влача за собой ни- ческие устремления, и разум, и нравственные пережичего телесного, а может быть проникнута его несо- вания, волю, сумбур чувств и влечений. От платоноввершенностью, множественностью, преходящестью, ского определения души как открытой в трансценоскверняясь, загрязняясь от этого, ничего не считая дентность целостности у Аристотеля остаётся лишь истинным, обретая призрачное существование. Таким «разумная (божественная)» часть, существующая дособразом, и тело может быть ведущей стороной, при- таточно автономно от тела, совершенная и бессмертнуждая душу блуждать. Таким образом, можно гово- ная. Две другие части души («вегетативная», «животрить о "телесной душе" (ведомой телом, "ничего не ная») не существуют независимо от тела и умирают считающей истинным, кроме телесного", поэтому вместе с ним. «Вегетативно-животная» часть души, а обладающей "обманчивым зрением", полностью также рефлектирующая её (и, в некоторой степени, "проникнутой чем-то телесным") и "чистой душе" саму себя) мыслительная способность – и может быть (относительно тела "обособленною в себе самой", определена как психика. Высшая часть души, «в вирверящей только себе", "общающейся только с боже- туальном виде», содержит низшие части. Поэтому ственным") [6, с. 48 – 49]. Ведя неподлинную жизнь, разум, в определённой мере, «откликается» на вегетадуша теряет свою инаковость, особость, автоном- тивно-животные переживания, «неся» их в себе. Псиность, перестаёт быть «поводырём» тела, «слепнет», хика может быть определена как часть души, взаимолишаясь своей онтологической сущности. Возвышен- действующая с телом (а через него – со всем телесноная душа должна избегать низменного тела, данного вещным миром), рефлектирующая это взаимодейстей в наказание, предстающего для неё "застенком", и, вие, реагирующая на него, его корректирующая (а в конечном счёте, «могилой». также, рефлектирующая над своими собственными, В отличие от питания и роста, свойственного рас- внутренними, «откликами» на это взаимодействие) .

тениям, и чувства, свойственного животным, назначе- «В дихотомии «тело – душа» психика заняла место ние человека, по Аристотелю – деятельность души между душой и телом, покрывая как часть телесности, [2, с. 63 – 68]. Если по Платону душа способна суще- так и часть области относимой к душе» [3, с. 84] .

ствовать и вне тела (что делает возможным определе- По Платону, душа – самодостаточна, живёт до ние её самой из себя), то у Аристотеля "душа неотде- рождения с телом и после его смерти, на земле же лима от тела", поэтому уничтожима при его разруше- пребывает во взаимодействии с ним (оказываясь в нии; за исключением разума, предстающего "иным «тюрьме» тела), не переставая при этом жить собстродом души", проявлением божественной сущности, венной автономной жизнью (вспоминая своё пребыспособным существовать отдельно "как вечное от- вание в «мире идей», соотнося его со своим пребывадельно от преходящего"; "формой форм", единствен- нием в «мире вещей», и пытаясь в высший мир верной, способной "мыслить себя" [1, c. 396, 398]. По- нуться). У Аристотеля же душа в определённой стеэтому основную часть своих рассуждений Стагирит пени, теряет свою самодостаточность, её предназнастроит через соотнесение души и тела. Душа – суть чением является не самопознание и саморазвитие, а бытия тела, его форма (способ организации), акт, «оформление» («благоустройство»), оживление, одупричина, действующее начало, цель. Душа скрепляет шевление материально-телесного мира. Если душа – тело; когда душа покидает его, оно распадается и это «начало тела» (а не начало самой себя), приводясгнивает. Если у Платона душа и тело – два (доста- щая его в движение, и задающее направленность этоточно автономно существующих) начала человека, то му движению, то она уже – не самодостаточна, живя у Стагирита человек (в его земном бытие) – единая больше не своей, а «служебной» жизнью .

субстанция души и тела; все душевные состояния со- Эволюция рассуждений о внутреннем мире чепровождаются телесными проявлениями. Относи- ловека от Платона к Аристотелю есть шаг в ретельно души, тело – материальный субстрат, её ору- дукции души к психике (пронизанной телеснодие, потенция (то есть сущее в возможности). Душа вещными отношениями и их переживанием-осмыпо Аристотелю, таким образом, обладает некоторой слением, части души). Психика, главным образом, степенью самодостаточности, но главное её предна- приводит в движение тело. Душа, главным образом, значение – приведение в движение тела. приводит в движение саму себя. Душа становится Если у Платона душа предстаёт как нравственное собственно душой как особой субстанцией, когда она начало человека; то у Аристотеля проблемы души способна на саморазвитие, когда она живёт, в рерассматриваются, в значительной степени, отдельно шающей степени, своей собственной метафизической ("О душе"), проблемы нравственности – отдельно жизнью. Критерий оформления души – способность ("Большая этика"). У Платона душа – страдает, у Ари- её к саморефлексии, самодостаточности, самополагастотеля – функционирует; у Платона в основании нию и саморазвитию. То есть, в человеке появляется дифференциации души – её устремления, у Аристоте- особая реальность, живущая, в значительной степени, ля – "способности", функции. У Платона душа больше по своим собственным, нематериальным, неземным открыта трансцендентному, у Аристотеля – имма- законам (душа – это инобытие бытия). Собственно нентному, земному. Представление о душе у Аристо- душа появляется, когда появляется собственно теля – более конкретное за счёт детального анализа её духовная деятельность. Это уже невозможно взаимодействия с внешним миром (через принадле- скрыть: «душа внутри» актуализируется в «душе Вестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4 207

ФИЛОСОФИЯ

снаружи». Когда пробуждающийся «разум» начинает как качественно иная по своей природе субстанция одушевлять («социализировать») тело («гоминидная человеческого бытия, то тогда получившийся вывод триада») и камень (двусторонне обработанное руби- вполне понятен и убедителен. Если по Сократу «чело), тогда ещё собственно духовной деятельности нет, ловек есть душа», то по Эпикуру, в важнейшей мере, а значит и душа, как таковая, не оформилась. Станов- получается, что «человек есть тело». Человек, превраление души как особой субстанции происходит с ак- тившийся из «душевного существа», из единства дутуализацией собственно духовной деятельности (с шевного и телесного, в «телесное существо» – это уже появлением искусства, религии, ритуала, табу, люб- не совсем человек. Происходит метафизическая ви). О завершении антропосоциогенеза (то есть, о ро- смерть человека. Едва успев родиться, человек умер ждении собственно человека, который, по Сократу, (потерю особенно остро ощутил Диоген: «Ищу челопрежде всего, «есть душа») можно говорить лишь с века», «Людей много, а человека нет», «Я звал людей, появлением непосредственных свидетельств «дея- а не мерзавцев»). Происходит редукция души к её тельности» души в «чистом» виде [5, с. 121]. вегетативно-животной части, уже без «разумной»

Психика находится во взаимодействии с сомати- («божественной», бессмертной, по Аристотелю) соческими процессами. Душа же, взаимодействуя с те- ставляющей. Если душа (сведённая к психике) занята лом, в то же время живёт и автономной, сверхтелес- в решающей степени тем, что движет телом, то она ной жизнью (что нашло выражение, в определённой сопрягается с ним, зависит от него, не принадлежа мере, в «проблема психофизиологического паралле- более себе, теряет свою особость, автономность и мелизма»). Не случайно, редукция души к психике про- тафизичность; становясь его частью, приобретая его исходит во время наметившегося упадка древнегрече- важнейшие свойства; и умирая вместе с ним .

ской культуры. «Золотой век Перикла» завершился, Психика – это «душа» без души, обездушенная греки всё меньше думают о вечном, великом и пре- душа, «телесная душа», душа «минус» метафизикрасном. Человек постепенно перестаёт быть сущест- ческое («душа без метафизических атрибутов непровом с метафизическим дыханием. Трансцендентное тяженности, бессмертия, связи с Богом») [3, с. 86] .

начинает затухать в душе, и она из особой высшей «Сужение» понятия «душа» было выражением «суреальности, из «кусочка неба» в человеке, превраща- жения» внутренней жизни человека до телесноется в «служанку» телесно-вещного мира. Душевные вещных переживаний и отношений. Происходит репорывы превращаются в психические функции. дукция трансцендентного к имманентному, метафиВеликие мыслители не просто формулируют своё зического – к физическому, душевного – к психичепредставление о душе, а (осознанно или неосознанно) скому. Деметафизируясь, превратившись в механизм выражают в этом представлении происходящее с ду- адаптации к среде, душа «сворачивается» в психику .

шой человека в переживаемое ими время. То есть, Душа умирает, когда культура превращается в философские рефлексии души имеют под собой кон- цивилизацию. Линия нисхождения истории выражакретно-исторические бытийственные основания. Так, ется в материализации души, её превращении во в античности можно выделить ступени нисхождения «внутренний момент» тела. Критерий нисхождения метафизического в физическое, бессмертного в – обмирщение души, нарастание в ней физического, смертное, души – к психике. Пифагор, Гераклит, Эм- смертного. Линия восхождения истории выражается педокл, Платон утверждали, что душа бессмертна в метафизации души, её превращении в самодоставидимо, всё-таки в той своей части, которая несёт точное целое, живущее, в решающей степени, собстсовершенное, вечное; иллюзии, ложные идеи, страсти венной жизнью. Критерий восхождения – нарастаи вожделения, скорее, бренны, как и всё «кажущее- ние трансцендентности, автономности души, её бесся»). Аристотель (утверждавший, что душа и смерт- смертности. Эти две линии существуют одна после ная, и бессмертная) жил уже во время начавшегося другой и одна рядом с другом, так как в каждую падения греческой культуры, её овеществления, мате- эпоху живут люди и с «телесной душой», и с «пририализации, «заземления». Живший ещё позже, Эпи- зрачной», и с «чистой» (то есть, душой, в собственкур начинает доказывать, что душа вся смертна, раз- ном смысле слова) .

рушаясь вместе с телом. Превращаясь в «служанку» Почему умирает античная эпоха (любая эпоха) соматических потребностей, душа «растворяется» в – потому что души становятся смертными (опять теле, становясь его частью, акциденцией, функцией, став бессмертными в начале средневековья, и смертобретая его модусы (протяжённость, конечность в ными – к его концу). Вывод о «смерти Бога» – это пространстве-времени), теряя свою особую бессмерт- констатация смертности души. Бог умирает в мёртную природу, и, соответственно, умирая вместе с ним. вых душах. «Культура» – время торжества бесВ категориях Аристотеля, можно сказать, что расти- смертных душ, «цивилизация» – эпоха триумфа тельно-животная часть души превратилась из части в душ смертных. Когда культура превращается в цицелое. А если вся душа стала растительно-животной, вилизацию, душа умирает… «Пограничная ситуато вся она стала смертной. Материализованная душа ция» есть не только у тел, но и у душ (их балансироэто уже не душа, а тело. Психика – это душа, вание между дольним и горним, физическим и метаставшая «внутренним моментом» тела; это физическим). Иногда «пограничные ситуации» для «смертная» часть души (превратившаяся из части в тела и души совпадают, и тогда смерть тела соедицелое), служащая телу, и умирающая вместе с ним. няется со смертью души, становясь тотальной .

Если эпикурейская идея смертности души связана Душа человека – многогранна, многовекторна, с чувствованием культурной деградации, с понимани- «устремлена» сразу во все стороны. Весь внешний и ем, что человек с материализованной душой превра- материальный и нематериальный мир, продуцированщается в тотальное психо-тело, что душа исчезает ный человеком, есть воплощение его души, душевыВестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4

ФИЛОСОФИЯ

ражение. Душа, в непосредственном виде (в «узком взаимодействия с внешним миром, рефлексии этого смысле» слова), есть внутренняя нематериальная взаимодействия, его корректировки; поэтому она – жизнь человека; душа в опосредованном (объективи- более реалистична, целесообразна, погружена в нарованном) виде (в «широком смысле») есть весь про- стоящее, больше имманентна физическому миру (дудуцированный человеком внешний нематериальный и ша же – больше трансцендентна, вступая в диалог с материальный мир. И духовная, и материальная Богом, Вечным, совершенным, рефлексируя метафижизнь человека – непосредственное или опосредован- зическое) .

ное проявление жизни души. Душа есть внутренний и Редукция души к психике произошла не в XIX в .

внешний мир человека, то есть душа есть ВСЁ чело- (когда В. Вундт в Лейпциге организовал первую псивеческое. Поэтому, в широком смысле слова, ВСЁ хологическую лабораторию), и тем более не в XX в .

есть душа ("душа есть всё сущее" [1, с. 439]). Душа и (как утверждают некоторые исследователи) [9, с. 91] .

«меньше», и «больше» человека, но не больше чело- И связано это не только со стремлением учёных «все вечества, человеческого. (Нет, «больше», ведь в душе более точно и строго подойти к исследованию души, есть сверхчеловеческое, трансцендентное). Человече- сделать его отвечающим требованиям опытной науское – значит одушевлённое. Поэтому, исследуя все ки» [3, с. 88]. Редукция души к психике происходит проявления человеческой жизни, мы, в конечном счё- циклически всякий раз, когда культура превращается те, исследуем душу человека. При таком понимании в цивилизацию. Человек культуры – душевно-духовный, человек цивилизации – психически-плотский .

особенно отчётливо видно отличие души от психики, явно не «покрывающей» собой всю продуци- Редукция души к психике есть следствие и выраруемую человеком реальность, всю человеческую жение превращения человека культуры в человека цивилизации. И начался этот процесс ещё на заре культуру .

В широком смысле, человеческая душа – это весь европейской культуры, в античности .

мир человеческого. Весь мир человека есть «внутрен- Редукция души к психике – это потеря «за деревьний момент» его души. В этом смысле, и тело, и пси- ями леса» (то есть, за частью – целого), за явлением – хика являются «внутренними моментами» души. Не- сущности, за средствами жизни – цели жизни («стало месий Эмесский отмечает, что как душа "содержится" главным, не куда человек стремится идти, а правильв теле, так и тело "содержится" в душе [10, р. 38]. Та- на ли и хороша ли его походка; не о чем он думает, ким образом, душа (не имеющая протяженности, не куда направляет свои мысли, а эффективно ли рабоограниченная пространственно-временными предела- тают его мыслительные процессы; не о чем он памями) "больше" тела, взаимодействуя как с трансцен- тует, а какое количество единиц информации обрабадентным так и имманентным; как с прошлым, буду- тывает и запоминает» [3, с. 90]). Это не так безобидщим, так и с вечным; как с видимым, так и с невиди- но, как кажется. Ведь тем самым жизнь человека темым; как с реальным, так и с воображаемым. Направ- ряет своё высшее назначение, нравственные ориенленность психики – более «узкая», «прагматичная»: тиры. Метафизический человек превращается в оптимальная адаптация человека к условиям, образу «систему с антиэнтропийной функцией», культура жизни, самому себе; то есть, задача психики – «слу- становится цивилизацией. Дух подвигает человека жебная». Можно сказать, что психика – часть души, быть больше, чем он есть; сведение души к психике предназначенная для оптимального выстраивания делает человека меньше, чем он есть.. .

Литература

1. Аристотель. Сочинения: в 4 т. Т. 1. М.: Мысль, 1975. 550 с .

2. Аристотель. Сочинения: в 4 т. Т. 4. М.: Мысль, 1984. 550 с .

3. Братусь Б. С. Психология – наука о психике или учение о душе? // Человек. 2000. № 4. С. 81 – 93 .

4. Головин С. Ю. Словарь практического психолога. Минск: Харвест, 1998. 800 с .

5. Казаков Е. Ф. Душа европейского человека. Кемерово, 2012. 424 с .

6. Платон. Сочинения: в 4-х т. Т. 2 / под общей ред. А. Ф. Лосева. М.: Мысль, 1990. 790 с .

7. Платон. Сочинения: в 4-х т. Т. 3. Ч. I / под общей ред. А. Ф. Лосева. М.: Мысль, 1990. 810 с .

8. Принцип системности в психологических исследованиях: сборник статей // АН СССР, Ин-т психологии / отв. ред. Д. Н. Завалишина, В. А. Барабанщиков. М.: Наука, 1990. 182 с .

9. Франк С. Л. Предмет знания. Душа человека. СПб.: Наука, 1995. 620 с .

10. Emesenus, Nemesius. De natura hominis / Edidit M. Morani. Leipzig, 1987. 395 р .

Информация об авторе:

Казаков Евгений Фёдорович – доктор культурологии, профессор кафедры философии КемГУ, kemcitykazakov@mail.ru .

Evgeny F. Kazakov – Doctor of Culturology, Professor at the Department of Philosophy, Kemerovo State University .

–  –  –

В статье рассматривается концепции культуры в контексте качества жизни. Обозначено влияние духовности на формирование экзистенциальных потребностей человека и общества. Показано, что одной из тенденций развития государства является воспитание гуманной личности. Отмечено влияние знания и науки на процесс производства .

The paper focuses on concepts of culture in the context of quality of life. The influence of spirituality on the formation of existential needs of the person and the society is noted. The authors show that one of the tendencies of development of the state is education of the humane personality. The influence of knowledge and science on production process is noted .

Ключевые слова: качество жизни, культура, потребность, духовность, знание, технократия, наука .

Keywords: quality of life, culture, requirement, spirituality, knowledge, technocracy, science .

Трансформация и модернизация социальных ин- ценностей для решения актуальных задач. И в-четверститутов в XXI в. видоизменяет ценности и потребно- тых, культура рассматривается как комплексный прости человека и их приоритеты. Современный этап цесс управления в условиях технократии. Определим развития общества характеризуется динамичностью, значение и сущность каждой из приведенных выше сложностью и научностью социальных и технических интерпретаций, анализируя дефиниции этой категории .

процессов и явлений под влиянием социокультурных Культура как сознание. Индивидуальное сознание и техноэкономических преобразований государства. определяется уровнем духовности, то есть совокупноИдея развития является отправной точкой теоретиче- стью духовных, нравственных и интеллектуальных ского познания путем диалектизации науки. В этом интересов над материальными [6, с. 183]. В данном состоит основная закономерность научного знания. контексте целесообразно учитывать масштабность Трансформация ценностей и потребностей индустри- сознания. Обыденное сознание экстраполирует дуального общества в целом изменяет общественное ховность в субъективных интересах вездесущего. Инмировоззрение. Модификация общественно-значимых дивидуальное сознание раскрывается с точки зрения объектов значительно преобразовывает индивидуаль- индивидуального бытия человека, которое кристаллино-определенную направленность знания в пользу зуется смыслом его собственной жизни: «…с ростом нравственного и техноэкономического совершенство- осознанности человеком своего бытия растет и его ваний. Существенное значение в данном процессе осмысленность, начинается переход от материальных отводится культуре. потребностей к духовным, от удовлетворения эгоиВ истории философской мысли встречается неод- стических вопросов к творчеству на благо других люнозначный подход к роли культуры в развитии обще- дей и всего человечества» [5, с. 11 – 12]. Проблема ства. Культура – многоаспектное явление, требующее бытия в данном феномене – основной вопрос, позвоанализа в теоретических направлениях методологии ляющий определить потребности наивысшего уровня научного познания посредством системного подхода. (эстетические потребности и потребности в самоакВ широком смысле слова под культурой понимается туализации: реализация своих целей, способностей, реальная действительность, созданная человеком в развитие собственной личности) .

процессе деятельности. Под объектами культуры под- С. А. Нижников поиск смысла жизни определяет разумеваются и материальные, и духовные блага, и «творческим процессом», который «не только возвосоциальные процессы, влияющие на жизнеобеспечен- дит человека к духовному, но и уже содержит его в ность человека и общества. В данной интерпретации себе». Родоначальником идеи свободы и творчества в культурные блага приобретают функцию полезности истории русской философской мысли является и заинтересованности, являясь следствием компонен- Н. А. Бердяев. А. П. Чехов определяет процесс одухоты «качество жизни». Культура в контексте качества творения как деятельность, направленную на постожизни отождествляется с категорией «цивилизация», янный поиск правды и смысла жизни. «Желание слуотражающей развитие государства и общества. жить общему благу должно непременно быть потребПо нашему мнению, термин «культура» целесо- ностью души, условием личного счастья…». Самообразно рассматривать в следующих интерпретациях. стоятельная и творческая личность, отвечающая дуВо-первых, культура как индивидуальное сознание, то ховным потребностям, сообразует свое реальное поесть духовность. Данная трактовка позволяет иденти- ведение из соображения совести [5, с. 14 – 15] .

фицировать нравственные начала различных уровней Идея смысла человеческой жизни прослеживается социосубъектной значимости: человека, общества и в концепциях русского писателя Л. Н. Толстого и государства. Во-вторых, культура как обогащение представителя философии западной мысли И. Канта .

социокультурных знаний, направленных на развитие «Моральная религия» И. Канта заложила предпосылчеловека как личности. Данное истолкование дает ки для основ нравственного и этического учения возможность рассматривать человека как ценность Л. Н. Толстого. Практический интерес Канта протицивилизации. В-третьих, это система признанных вопоставляется «мудрости жизни» Л. Н. Толстого .

М. В. Козырева, М. С. Махалов 210 Вестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4

ФИЛОСОФИЯ

Вера – структурная единица данных этических кон- ные отражения нравственного несовершенства челоцепций. Но, с точки зрения И. Канта, вера существует веческой природы…» [9, с. 60]. Религиозное начало в «пределах разума», тогда как у Л. Толстого – в душе общества и государства испускает свои корни в трачеловека [4, с. 168]. диции и обычаи, которые сохраняются и чтятся поИдея «духа» прослеживается в трудах И. Бентама, средством «религиозного духа» .

А. Шопенгауэра, И. Канта и Л. Н. Толстого. В их ра- Традиция – одна из основных проблем теории ботах особое значение уделяется нравственному со- культуры. В настоящее время значимость исследовавершенствованию личности. В работе И. Бентама ния традиции увеличилась во всем мире. Ежи Шацкий «Введение в основания нравственности и законода- аргументирует следующие причины этого. Вотельства» в качестве духа, высшей силы одухотво- первых, наблюдается «сочувственное отношение к ренности перед нами предстает Высшее Существо, старой традиции», которая изначально была объектом или Бог, распоряжающееся религиозными санкциями отвержения. В результате происходит «старение» нов отношении индивидуально-нравственных сверше- вого общества и нового образа мышления, которые ний человека. Религиозные санкции властвуют над сами становились все более «традиционными», то человеком в качестве «суда Божьего» посредством есть, утверждая свою законность, ссылались не тольдуховных удовольствий или страданий. Например, ко на принципы Разума, но также на свою долговечУдовольствия благочестия – те, которые сопровож- ность и «нормальность» [11, с. 9]. Иными словами, дают веру человека, что он приобретает или владеет отходящие социальные процессы «делают вызов»

благоволением или милостью Высшего Существа, и, современности, в результате чего действительность как плод этого, что он может насладиться удовольст- адаптируется к предыдущим социокультурным провиями, которые получаются по особой Божией воле в цессам .

этой жизни или в будущей. Они могут также назы- Во-вторых, идеализация действительности и вываться удовольствиями религии, удовольствиями ре- явление ее слабостей. С этой точки зрения современлигиозного расположения или удовольствиями рели- ность оборачивается разрушительной силой, привогиозной санкции» [1, с. 37, 49]. В свою очередь, дящей к распаду социальных связей, ослаблению этиСтрадания благочестия, те которые сопровождают ческих и моральных норм, экономическим кризисам, убеждение человека, что он подвержен неблаговоле- социальным застоям .

нию Высшего Существа – и вследствие этого подвер- В-третьих, чрезмерное влияние западноевропейжен известным страданиям, посылаемым Его особен- ской идеологии, угрожающее самобытности развиными решениями…» [1, с. 54]. Немаловажное значе- вающихся государств. Е. Шацкий признает ориентир ние для исследования индивидуального сознания в государств на «качество жизни» и повышение уровня рамках концепции И. Бентама играют нравственные жизни, но отрицает заимствование духа западной санкции, позволяющие проанализировать значимость культуры в проекции на сложившийся уклад жизни таких ценностей, как дружба и семья, помощь и под- [11, с. 9 – 10] .

держка [1, с. 36]. Рассмотрев теории и идеи о развитии духа, создаА. Шопенгаур в качестве максимов духовного со- ется представление о качественных предпосылках вершенствования называет «духовные силы». Так, развития человека и общества, ориентированных на «человек с преобладающими духовными силами име- содержание смысла жизни и достижение экзистенциет не только способность, но и потребность к живей- альных потребностей. Наблюдается стремление обшему участию ради одного познания вещей, без вся- щества к сохранности традиций и обычаев, увековекого вмешательства воли» [9, с. 229]. Артур Шопен- ченных самобытностью государств .

гауэр акцентирует внимание на индивидуальности Культура как источник обогащения социокульинтеллектуального знания, абстрагировании интере- турных знаний. Народная мудрость преподнесла Россов человека от увлечения общества в целом. «Духов- сии ряд пословиц о пользе знаний: «У пространства ные силы» способствуют изолированности человека нет размера, а у знаний нет предела», «Мир освещаетот общества, определяют уровень благородности и ся солнцем, а человек знанием», «Знание и мудрость полезность его деятельности [9, с. 229 – 231]. украшают человека», «Знание да наука на вороту не Таким образом, представленные концепции по- висят», «Ученье свет, а неученье тьма». Знание есть зволяют трактовать индивидуально-личностное соз- результат познания, основной движущий фактор разнание в процессе познания бытия и предписаний вития цивилизации. Потребность к индивидуальному принципов-максимов. Анализируя массовое сознание знанию и формирование «просвещенного» человека – общества и государства, целесообразно акцентировать прерогатива эпохи Просвещения. Человек, обладаювнимание, базируясь на идее «религиозного духа» щий знаниями, – ценность государства .

А. Тойнби. В условиях современного общества цер- И. Бентам определил количество и качество знаковь – единственный духовный субъект, способный ния, а также силу умственных способностей как «оботразить безнравственность и аморальность безду- стоятельства, принадлежащие к состоянию духа». Знаховного общества. Нравственное воспитание секуляр- ние – идея, представляющая интерес как для самого ного общества осуществляется посредством предме- человека, так и для других: «Когда этих идей много и тов материального мира, исходящих от религиозных они имеют значение, о человеке говорят, что это челоинститутов: «…институты закрепляют отношения век просвещенный, если их мало или они не важны, его между людьми, выходящими за узкие рамки непо- называют невеждой» [1, с. 61]. Сила умственных спосредственного межличностного общения… … ин- собностей, в интерпретации И. Бентама, это способститут должен искать себе основу в обычае, подкреп- ность применить полученное знание и суметь его сисляя себя силой. Фактически институты – совершенВестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4 211

ФИЛОСОФИЯ

тематизировать по единому критерию. Совокупность ступень социального развития – самореализацию, коданных способностей есть талант или дарование. торая, в свою очередь, определяет ее качество жизни .

Томас Гоббс в работе «Левиафан, или материя, Немаловажное значение в воспитании молодежи форма и власть государства церковного и граждан- играют традиции отечественного просвещения. Так, ского» рассматривает знание в контексте мудрости и незаменима в воспитании молодежи роль литературы, благоразумия, в субстанции которых проявляется его истории, русского языка, знание которых формирует полезность, тогда как наивысшая полезность знания – и развивает духовно-нравственную и ответственную в сочетании данных категорий [3, с. 66 – 67]. личность с индивидуальной системой ценностей. Чем Ж.-Ж. Руссо высказал весьма неоднозначный выше социокультурное знание, тем выше духовные подход к развитию культуры и науки. С одной сторо- ценности, следовательно, и качество жизни. В неконы, являясь противником процесса цивилизации, от- торых странах мира наблюдается тенденция разрушестаивал идею естественной духовности. С другой – ния так называемых нравственных и традиционных признавал полезность науки, литературы и искусства основ-ценностей .

для создания видимости добродетели. Руссо остро В Российской Федерации разработан проект Оскритикует развитие искусства, поскольку «…искус- нов государственной культурной политики, подготовство обтесало наши манеры и научило наши страсти ленный рабочей группой во главе с руководителем говорить готовым языком» [8, с. 64 – 65]. Администрации Президента Сергеем Ивановым, в В философии Гегеля и Н. А. Бердяева раскрыва- целях сохранения этих ценностей. Проект документа ется яркое противопоставление принципа гуманизма. по поручению Президента Российской Федерации Гармоничный человек, следуя мировоззрению Гегеля, В. В. Путина выносится на общественное обсуждение .

есть результат искусства, в котором личные интересы В документе определяется важная роль культуры, сочетаются с интересами общества. Искусство – ре- способствующая обеспечению более высокого качезультат труда человека, в процессе которого происхо- ства жизни общества путем «передачи новым поколедит облагораживание, эстетическое восприятие, по- ниям свода нравственных, моральных, этических цензнание чувства прекрасного [11, с. XII – XIII]. ностей, составляющих основу национальной самоН. А. Бердяев показывает, что идея гуманизма возво- бытности» [7]. В настоящий момент государство стадит человека на одну ступень с Богом: «Пафос всяко- вит основной задачей сохранение этих ценностей для го гуманизма – утверждение человека как высшего и воспроизводства идейных качеств человека. Идея дуокончательного, как Бога, отвержение сверхчеловече- ховного государства является вековой ценностью ского. Но лишь только отвергается Бог и обоготворя- Российской Федерации. Духовность, нравственность ется человек, человек падает ниже человеческого, ибо – основа формирования менталитета российского обчеловек стоит на высоте лишь, как образ и подобие щества, его внутренней энергии .

высшего божественного бытия…» [9, с. 110]. В нашем Культура как комплексный процесс управления в понимании, гуманная личность соответствует поли- условиях технократии. Н. А. Бердяев в труде «Воля к тическим и социокультурным требованиям современ- жизни и воля к культуре» разграничивает категории ного общества, воспитывающаяся и приобретающая «культура» и «цивилизация». Культура – явление, качественное знание в культурной среде. характерное для формирования духовных начал челоКультура как система признанных ценностей для века и дальнейшего качественного развития. Цивилирешения актуальных задач. Культурная среда – ин- зация – процесс материального овеществления симституты, способствующие формированию и воспита- волического искусства, детерминированный «техничнию нравственного человека. В процессе институцио- ностью» и научностью. С данной точки зрения кульнализации знания человек приобретает воспитание, тура приобретает научность. «Познание, наука преобразование, представление о ценностях; формирует вращаются в средство для осуществления воли к момировоззренческую картину, получает представление гуществу…, в исключительное средство для торжесто добре и зле, достоинствах и пороках, справедливо- ва техники жизни, для наслаждения процессом жизни .

сти и неоправданности, гуманности и беспощадности … Сознание людей цивилизации направлено иси др. Эти качества находят свое начало в процессе ключительно на средства жизни, на технику жизни»

социализации личности, поэтому весьма важно пре- [9, с. 300]. Духовный образ жизни модифицируется доставить весь спектр социокультурного знания мо- посредством технократии в «технический образ жизлодежи. В этом и состоит основная гуманистическая ни». Культура обеспечивает техническое оснащение функция культурной политики государства: «Очевид- бытия. Родоначальником концепции теории технокрано, что обладающий знаниями, достаточным кругозо- тии является американский экономист Дж. К. Гэлбром, грамотный человек, по сути, застрахован от ви- рейт. В данной концепции значительное место прируса национализма и нетерпимости» [7]. надлежит культуре управления в условиях технокраВ гуманной личности сочетаются свобода и дос- тии и научному воспитанию индивида-технократа .

тоинство личности, направленные на благо других, Субъект эпохи технократии на современном этапе человеколюбие, просвещение, образованность и циви- должен обладать комплексным знанием .

лизованность. Концепты «гармоничная» и «гуманная» Итак, культура в контексте технократического реализуются в личности, для которой характерно соче- развития приобретает форму технического знания. В тание рациональности и чувственности, разумности и рамках нашего исследования, возникает вопрос: влиядуховности, обогащение материальными и духовными ет ли производство на уровень культуры и наоборот .

благами. Гуманно-гармоничная личность в рамках ци- Культура – совокупность производственных, обществилизованного общества восходит на определенную венных и духовных достижений людей. Потребности индустриального общества требуют от производства 212 Вестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4

ФИЛОСОФИЯ

более высокого уровня развития, следовательно, бо- Философ-просветитель, социолог Ж. Кондорсе лее качественного и современного знания. Развитие выделил в мировом историческом развитии опредепроизводства, как и многих других сфер деятельности ленные закономерные этапы. В работе «Эскиз источеловека, непосредственно зависит от уровня разви- рической картины прогресса человеческого разума» в тия науки и научных достижений. качестве созидательной силы развития общества опТакже мы полагаем, что есть некоторое непосред- ределяет существование науки, «с помощью которой ственное влияние культуры на производство, которое можно предвидеть прогресс человеческого рода…» .

заключается, скорее всего, в том, что повышение Прогресс представляет собой процесс совершенствоуровня культуры в целом приводит к повышению вания человека, который имеет особые важность и уровня культуры производства (безотносительно по- значение для теории качества жизни [9, с. 113] .

явления новых научных результатов и достижений – Таким образом, представленные концепции кульих на некотором рассматриваемом этапе может и не туры являются звеньями единого процесса – совербыть). Но кардинально повлиять на повышение уров- шенствования. Дух культуры закладывает предпоня производства, появление новых технологий, мето- сылки для формирования духовности и познания дов и т. п. культура не в состоянии. Данная прерога- смысла жизни. Понятие «дух» – субъективное, кототива отводится науке и научному знанию. рое рассматривается на уровне одухотворенности чеДуховное развитие личности немыслимо без науч- ловека и духовной идеи государства. В этом отношеного знания, которое также является одним звеном нии немаловажную роль играют духовность. Духовкультуры. Президент Российской Федерации В. В. Пу- ность может передаваться только посредством культин в Послании Федеральному Собранию РФ отметил туры в историческом контексте. Духовная идея госуориентацию развитых стран на расширение культур- дарства в действительности выражается посредством ных и жизненных возможностей, обеспечить продол- традиций и обычаев. Нравственность и духовность жение которых «можно только с выходом на новый находят воплощение в воспитании и формировании технологический уклад… Страна, которая не сможет гуманной личности. Но вместе с тем современное инпробиться в круг создателей новых, новаторских тех- дустриальное общество «сформировало» субъектанологий… обречена на зависимое положение» [7]. технократа, знания которого объединяют гуманитарное и естественное направление .

Литература

1. Бентам И. Введение в основания нравственности и законодательства. М: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 1996. 415 с .

2. Гегель Н. В. Сочинения в 14 т. Т. 12. Кн. 1. Лекции по эстетике / пер. Г. В. Столпнера. М.: Государственное социально-экономическое издательство, 1938. 494 c .

3. Гоббс Т. Левиафан, или материя, форма и власть государства церковного и гражданского. М.: ДиректМедиа, 2002. 1205 с .

4. Нижников С. А. Мораль и политика в контексте духовных интеллектуальных традиций: монография. М.:

ИНФРА-М, 2011. 333 с .

5. Нижников С. А. Проблема духовного в западной и восточной культуре и философии: монография. М.:

НИЦ Инфра-М, 2012. 168 с .

6. Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка: 80000 слов и фразеологических выражений. Российская академия наук. Институт русского языка им. В. В. Виноградова. 4-е изд., доп. М.: Азбуковник, 1999. 944 с .

7. Президент России: официальный сайт. Режим доступа: http://www.kremlin.ru (дата обращения:

17.07.2014) .

8. Руссо Ж.-Ж. Избранное. Главы и отрывки из сочинений / пер. с фр.; сост. предисл. и примеч. И. Верцмана. М.: Детская литература, 1976. 190 с .

9. Социальная философия: Хрестоматия. Ч. 1 / сост. Г. С. Арефьева, М. И. Ананьева, А. С. Гарбузов. М.: Высшая школа, 1994. 255 с .

10. Социальная философия: Хрестоматия. Ч. 2 / сост. Г. С. Арефьева, М. И. Ананьева, А. С. Гарбузов. М.:

Высшая школа, 1994. – 352 с .

11. Шацкий Е. Утопия и традиция: пер. с польск.; общ. ред. и послесл. В. А. Чаликовой. М.: Прогресс, 1990. 456 с .

Информация об авторах:

Козырева Марина Васильевна – старший преподаватель кафедры социологии, политических отношений и права Кузбасского государственного технического университета, mv_kozyreva@mail.ru .

Marina V. Kozyreva – Senior Lecturer at the Department of Sociology, Political Relations and Law, Kuzbass State Technical University named after T. F. Gorbachev .

Махалов Максим Сергеевич – кандидат технических наук, доцент кафедры технологии машиностроения Кузбасского государственного технического университета, maxim_ste@mail.ru .



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |



Похожие работы:

«Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского. Серия "Филологические науки". Том 2 (68), № 3. 2016 г. C. 453–458. УДК 821.512.161 – 31.09 СИМВОЛИКА ЦВЕТА В РОМАНАХ ОРХАНА ПАМУКА "БЕЛАЯ КРЕПОСТЬ"...»

«И.А. Быкова УДК 811.161.1’373.43 НЕОЛОГИЗМЫ 2014 ГОДА У статті аналізуються неологізми 2014 року, що поповнили словниковий склад російської мови в результаті змін у житті суспільства. Зібрані слова й словосполучення...»

«Наименование института: Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Калмыцкий научный центр Российской академии наук (КалмНЦ РАН) Отчет по дополнительной референтной группе 33 Филологические науки Дата формирования отчета: 22.05.2017 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА НАУЧНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ Инфраструктура на...»

«Н.С. Ковалёв аспирант, Высшая школа словесности, европейских и восточных языков науч. рук. проф. А.А. Буров Аксиологический потенциал русской языковой картины мира и его реализация в современном интернет-пространстве Потенци...»

«Вестник ТвГУ. Серия Филология. 2017. № 4. С. 239–245. Вестник ТвГУ. Серия Филология. 2017. № 4. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ УДК 81’23 ИЗМЕНЕНИЕ ЗНАЧЕНИЯ И СМЫСЛА СЛОВА КАК ОТРАЖЕНИЕ НОВЫХ ЗНАНИЙ ЧЕЛОВЕКА А.А. Я...»

«Общественный центр экспертиз по информационным и документационным спорам при ОФ "діл сз" ЗАКЛЮЧЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА № 392 — Э г . Алматы 13 декабря 2012 г. Специалист кандидат филологических наук, доцент Карымсакова Рахиля Даулетбаевна (специальность: "10.02.06 – Тюркские языки, 1...»

«Информационная брошюра для родителей о тесте NYSESLAT RUSSIAN Добро пожаловать! Миссией Управления Двуязычного Обучения и Языков Мира (OBEWL) Департамента Образования Штата Нью-Йорк (NYSED) является обеспечение возможностей всем учащ...»

«Отзыв официального оппонента о диссертации Каргиной Ирины Михайловны "Синтаксическая неполнота предложения в когнитивно-дискурсивном, информационном и изофункциональном аспектах", представленной на соискание учено...»

«ХОХЛИНА Надежда Владимировна РЕЧЕВАЯ РАЗРАБОТКА СОЦИАЛЬНО ЗНАЧИМОГО СОБЫТИЯ В СМИ (ПРАЗДНИКИ НОВЫЙ ГОД И РОЖДЕСТВО В МАТЕРИАЛАХ СВЕТСКОЙ И РЕЛИГИОЗНОЙ ПРЕССЫ) Специальность 10.01.10 – журналист...»

«163 ного его источником. В положении препозиции к существительному со значением “запах” данные прилагательные квалифицируют обонятельный стимул на основе ощущений вос­ принимающего. “...»

«FEDERATION CYNOLOGIQUE INTERNATIONALE (FCI) | RUSSIАN KYNOLOGICAL FEDERATION / РОССИЙСКАЯ КИНОЛОГИЧЕСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ | РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ЛЮБИТЕЛЬСКОГО СОБАКОВОДСТВА СРОО СОКОС Охота (Смоленская региональная общественная организация Смоленский Облас...»

«ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ Реферируемая работа посвящена выявлению и системному описанию прилагательных современного алтайского языка, обозначающих черты характера человека, в сопоставлении с русскими эквивалентами. Актуальность исследования определяется прежде всего недостаточной изученнос...»

«GoodmanCh. The Lost Brother, the Twin: Women Novelists and the Male-Female Double Bildungsroman / Ch. Goodman // NOVEL: A Forum on Fiction. 1983. Vol. 17, № 1. P. 28–43. SeppM.L. Sympathy and Gender in George Eliot’s The Mill on the Floss and W. M. Thackeray’s Vanity Fair: MA thesis / M.-L. Sepp. Uni...»

«И. В. Чудова, И. А. Широкова. Обучение иноязычной письменной речи студентов. УДК 372.881.1; 378.147 DOI 10.23951/1609-624X-2018-7-73-78 ОБУЧЕНИЕ ИНОЯЗЫЧНОЙ ПИСЬМЕННОЙ РЕЧИ СТУДЕНТОВ ЯЗЫКОВЫХ СПЕЦИАЛЬНОСТЕЙ СРЕДСТВАМИ ВЕБ-СЕРВИСОВ ДЛЯ РАБОТЫ В СОТРУДНИЧЕСТВЕ И. В. Чудова1, И. А. Широкова2 Тюм...»

«ЛЕТНЯЯ ШКОЛА 11 июня – 3 августа 2018 Алматы В партнерстве с Оглавление Что такое летняя школа Yessenov data lab? Этапы программы Кто может участвовать в конкурсе? Участие в конкурсе Программа обучен...»

«Приказ ФМС России от 26.05.2014 № 379 "Об утверждении Требований к специалистам, входящим в состав комиссии по признанию иностранного гражданина или лица без гражданства носителем русского языка, Правил проведения собеседования комиссией по признани...»

«РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ Кемеровская область город Междуреченск Администрация Междуреченского городского округа РАСПОРЯЖЕНИЕ от 10.01.2014 № 11-к Об утверждении списка кандидатов, включен...»

«ББК81.2 С 12 САФОНОВА Наталья Валентиновна МЕНТАЛЬНАЯ И ЯЗЫКОВАЯ РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ КОНЦЕПТА БЛАГО/ДОБРО В РУССКОМ ЯЗЫКОВОМ СОЗНАНИИ Специальность 10.02.01 —русский язык АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора филологических наук Т...»

«11 8166 Н.Ю.Шкобин, И.Эсенски СИМВОЛИЧЕСКИЙ ЯЗЫК ОПИСАНИЯ ПЕЧАТНЫХ ПЛАТ И ПРОГРАММА ADTRAN Ранг публикаций Объединенного института ядерных исследований Препринты и сообщения Объединенного института ядерных исследований / О И Я И / являются с а м о с т ятельными публикациями....»

«Очирова Нюдля Четыровна ЛЕКСИКО-СТИЛИСТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЯЗЫКА ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ПРОИЗВЕДЕНИЙ К. ЭРЕНДЖЕНОВА С п е ц и а л ь н о с т ь 10.02.22 я з ы к и н а р о д о в з а р у б е ж н ы х с т...»

«Министерство образования Московской области ГОУ ВО МО "Государственный социально-гуманитарный университет" Анатолий Кулагин СЛОВНО СЕМЬ ЗАВЕТНЫХ СТРУН. Статьи о бардах, и не только о них Коломна УДК 821.161.1 Рекомендовано к изданию ББК 83.3(2=Рус)7 редакционно-издательским К90 советом ГСГУ Кулагин А....»

«ЯЗЫКИ АФРИКИ ГЛАГОЛЫ ПЕРЕМЕЩЕНИЯ В ВОДЕ В ЯЗЫКЕ МАНИНКА В. Ф. Выдрин Введение В работе будут рассмотрены семантика и особенности употребления глаголов семантической зоны "плавание" в гвинейском варианте языка...»

«СОДЕРЖАНИЕ ВВЕДЕНИЕ..2 ГЛАВА 1. Теоретические основы изучения фразеологизмов в терминоведении..5 1.1. Понятие фразеологизма..5 1.2 . Фразеологическая номинация в терминологии. 1.3. Термин и его определения..13 1.4. Системность термина..15 ГЛАВА 2. Источники анатомических терминов во французском языке.21 2.1. Анатомические термин...»

«АРБИТРАЖНЫЙ СУД ЦЕНТРАЛЬНОГО ОКРУГА ПОСТАНОВЛЕНИЕ кассационной инстанции по проверке законности и обоснованности судебных актов арбитражных судов, вступивших в законную силу 2 июля 2018 г. Дело №А09-1955/2017 г. Калуга Резолютивная часть постановления объявлена 28.06.2018г. Арбитражный суд Цен...»

«Алексеева Мария Евгеньевна СТРУКТУРНО-МОРФОЛОГИЧЕСКАЯ КЛАССИФИКАЦИЯ АРАБСКИХ ЛЕКСИЧЕСКИХ ЗАИМСТВОВАНИЙ В СЛЕНГЕ ИВРИТА В 80-90-Е ГГ . XX В. Объектом исследования в статье являются арабские лексические заимствования, зафиксированные в словарях израильского сленга в 1980-1990-х гг. Процесс ассимиляции арабизмо...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.