WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 


Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«КЕМЕРОВСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА Журнал теоретических и прикладных исследований Издается с 1999 г. 2015 № 2 (62) Т. 4 Журнал включен в «Перечень ведущих рецензируемых журналов и изданий, ...»

-- [ Страница 3 ] --

В итоге рассмотрения данного вопроса можно Сократ указывал на связь мышления и речи посделать первый частный вывод, представляющий ин- средством ведения диалогов. Позже Платон отметит, терес для нашего исследования. Софисты превознес- что никакие книги не заменят продуктивной беседы, ли, с одной стороны, риторические способности, хо- они являются лишь подражанием диалогу. Метод Сорошо развитую речь, умение аргументированно дока- крата стал одним из наиболее эффективных средств зывать свою точку зрения, а с другой – свободное для улучшения речевой коммуникации: он получил мышление, которое позволяло эту самую точку зре- распространение во времена Античности и актуален 122 Вестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4

ФИЛОЛОГИЯ

до сих пор. Безупречно пройдя естественную эмпири- который рождает разумное мышление, ведущее к ческую проверку веками, сократовский метод практи- «воспоминанию» душой истины. Речь здесь отождечески не изменил своей сущности и используется в ствляется непосредственно с мыслительной деятельсовременной теории менеджмента. Философ выстраи- ностью .

вал в ходе диалога такую логическую цепочку умо- Аристотель глубже развил мысль о «рассуждаюзаключений, чтобы оппонент вынужден был согла- щей душе». В его учении в форме силлогических умошаться с каждым аргументом [12]. При этом своего заключений реализовалось человеческое мышление, мнения Сократ не навязывал, напоминая, что он «ни- которое отличалось от деятельности высшего Ума, чего не знает» .

Он тщательно работал над содержани- реализующего в себе интуитивное постижение первоем высказываний своего собеседника и задавал во- начал. Платон отождествлял безмолвный диалог души просы, которые вводили того в состояние аутореф- с самой собой с дианойей (рассудком). Аристотель лексии (то есть оппонент анализировал собственные подчеркивал, что мнения и рассуждения – это состояаргументы). В результате к концу беседы с филосо- ния мысли, а дианойя, таким образом, – оязыковленфом человек осмысливал все ошибки собственного ное мышление. Высший же Ум, выступающий начасуждения и принимал иную точку зрения, придя к лом знаний и знанием начал, является интуитивным, и ней, по сути, самостоятельно. Так Сократ, используя связанное с ним мышление не смешивается с постидиалоги, заставлял людей думать, рефлексировать, гаемым. Следовательно, по Аристотелю, мышление оценивать свои мысли и поступки [24]. реализовалось в двоякой направленности: как высшая Сократ совершил очередной переворот в филосо- разумная способность и как предметное приложение .

фии, назвав сущностью человека его душу, которая, в В первом случае оно в речи невыразимо и выступает свою очередь, представлялась способностью быть полностью интуитивным, созерцательным, во втором, добродетельным и проявлять мыслительную актив- напротив, мышление является дискурсивным и влечет ность. Философ актуализировал мышление в этиче- за собой определенные поступки [13] .

ском аспекте и через него установил связь между Аристотель говорил, что высказанные слова – это добродетельными (а также недобродетельными) пред- символы ментального опыта, а написанные слова – ставлениями людей и их речью. Диалог благодаря символы слов высказанных. Так же как у всех людей этому философу стал не только специфической фор- разные почерки, и речи их звучат неодинаково. Однамой межличностной коммуникации, но и катализато- ко ментальный опыт, который эти слова напрямую ром мыслительной деятельности и, как следствие, отражают, по своей сущности одинаков для всех, как рационального познания .





Таким образом, мы обнару- и вещи, которые олицетворяют этот самый опыт. Поживаем еще одно проявление концепции связи мыш- являющиеся в душе мысли не содержат в себе правления и языка – в этическом аспекте. дивого или ложного смысла, а уже в речи они должны Платон разделял точку зрения Сократа о том, что быть либо правдой, либо ложью. Просто существиистина содержится, обнаруживается и раскрывается в тельные и глаголы, не связанные с чем-либо другим, душе человека. Однако он не отрицал и наличия не могут пока стать правдой или ложью. Отдельное «правильных мнений», которые возникают на бессоз- слово, например «человек» или «белый», не может нательном уровне. На практике такие мнения могут стать ни тем, ни другим. Аристотель приводит в приоказаться полезными, но в душе их могло и не быть. мер слово «трагелаф»: оно обладает смысловым знаОднако в душе, по мнению философа, нечто истинное чением (животное из чистых скотов), но пока мы не должно присутствовать постоянно, чтобы направлять добавим к нему другое слово – указывающее на то, ее действия, а для этого все «правильные мнения» чем он является или не является – об истинности или человеку нужно было «связать вычислением причин». ложности высказывания говорить нельзя .

Этот поиск постепенно вел к познанию истины: чело- Существительное – это лишь сочетание звуков, век погружался в себя настолько, что достигал «пер- обладающее условным значением, не имеющее привоначального единства», а вместе с ним – возможно- вязки ко времени. В природе его нет, а возникает сусти познать все. Платон считал, что научиться – это то ществительное тогда, когда становится обозначением же самое, что и вспомнить, а кто вспомнил единое, какого-либо предмета. Глагол же обозначает еще и тот в силах открыть и все остальное. время, к тому же он всегда является обозначением для Сопоставляя эти воспоминания, душа ведет без- сказанного о другом (подлежащем). Когда эти две молвное рассуждение и тем самым стремится к исти- независимые части соединяются, получается такой не. Она спрашивает саму себя и самой себе же отве- отрезок речи, как высказывание, несущее в себе исчает, постепенно приходя к тому или иному мнению. тинностную или ложную нагрузку [25] .

Изрекаемую мысль философ называл процессом рас- Другими словами, существительные представлясуждения, изреченную – его результатом, а сам этот ют собой набор звуков, выражающих человеческое беззвучный диалог души с самой собой – рассудком. восприятие вещей, они ближе к содержанию ментальПоследнее доказывается и семантически: слово dialo- ного опыта, а глаголы ассоциируются с ощущением gos образовано из dianoia (рассудок) и logos (слово, свойств вещей или взаимосвязей между ними, проявречь). Рассудок, по Платону, – разумное мышление, ляющихся с течением времени .

возникающее в виде внутренней речи [18]. В итоге можно сказать, что дианойя – это выраженАнализируя вышесказанное, мы обнаруживаем в ное языком мышление, материалом для которого являучении Платона оригинальный взгляд на связь мыш- ются представления .

Но представления в душах разных ления и речи с противоположного сократовскому ра- людей сходны по своей сути, поэтому могут сводиться к курса, хотя фундаментальные идеи обеих концепций неким стандартным выражениям. И Аристотель считал, схожи. Платон делает акцент на внутреннем диалоге, что для этого служат слова: он называл их знаками Вестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4 123

ФИЛОЛОГИЯ

представлений в душе. Философ утверждал, что звуки в При этом А. Ф. Лосев отмечает, что понятие «лекпроцессе ассоциации становятся обозначением мысли- тон» нельзя соотносить с мышлением, поскольку потельных опытов и превращаются в слова. следнему присуще действие, а лектон «ничего не твоЭта идея Аристотеля нашла распространение и в рит, не делает, не создает». Он трактует лектон как современной науке, в частности, она легла в основу «соответствие смысловому представлению», которотеории нейролингвистического программирования. му свойственна имманентная истинность [17] .

Слова, произнесенные и написанные, согласно этой Стоики полагали, что различие в выражении одтеории, являются поверхностными структурами, одна- них и тех же смыслов будет тождественно различию ко они представляют собой преобразования более глу- естественных языков. Также они отметили, что дети боких мыслительных структур. Анализируя эти сло- не владеют синтаксисом, то есть не знают, как правесные структуры, через языковые кодировки можно вильно связываются слова и корреспондируются лекопределить уровни процесса умственных операций [5]. тоны. Их речь они называли «внешней», не соответстИсходя из вышесказанного, можно сделать еще вующей фиксированным смыслам. А именно праодин важный для нашего исследования вывод. Аристо- вильная импликация является некоторой гарантией тель также акцентировал внимание на объективной осмысленности мироздания. В целом же разумные связи человеческого мышления и речи, он провел грань существа способны четко сообщать содержание свомежду высшим Умом и умом человека, а последнему его сознания другим таким же разумным существам и отвел свойства дискурсивности и предметной направ- оказывать на них воздействия словами [23]. Таким ленности. Философ считал, что слова являются выра- образом, у стоиков мы обнаруживаем диалектическую жением ментального опыта, при этом существительные связь языка и мышления .

более приближены к человеческим ощущениям. В работах Хрисиппа, большое внимание уделявОсобо стоит отметить, что Аристотель стал одним шего вопросам духовной сферы человека, проблема из первых философов, кто обратил внимание на гер- соотношения языка и мышления была одной из ценменевтические проблемы: в сферу его интересов во- тральных. Философ проводил анализ языковой струкшли структуры высказываний и связанные с ними туры, что помогло ему продвинуться в изучении прикатегории истинности. Он не просто развил учение о роды знаков. Он обратил внимание на разграничение мышлении, но и актуализировал тему языка. лексического и логического значений знаков, отдельВслед за Аристотелем глубокую проработку уче- но рассматривая семантику и логический синтаксис .

ние о языке и его связи с мышлением нашло у стои- Постепенно он пришел к выводу о принципиальной ков, которые трактовали содержание высказываний роли языка в способности мышления к обобщению .

как слияние эмоций, понятий и чувственных пред- Речь, по мнению философа и его последователей, ставлений индивида. С одной стороны, высказанная свободна лишь относительно и не может развиваться мысль соответствует разумным представлениям, а они в произвольном порядке, поскольку связана с мышлемогут возникнуть только у разумных существ. С дру- нием и определяется законом его последовательности .

гой стороны, только представление, которое может Именно по этой причине мышление может адекватно быть выражено в речи, имеет право считаться разум- отражать действительность, а люди – общаться и поным. Но стоики не отождествляли «разумное пред- нимать друг друга .

ставление» и «высказывание»: содержание речи, по В мышлении Хрисипп выделял два компонента – их мнению, отличается от образа в сознании, но обра- когнитивный и коммуникативный, а мыслительный зует с ним особую сущность. Мысль, которая благо- процесс рассматривал с психологической и содержадаря своей особой организации находит выражение в тельной точки зрения. Спустя века К. Поппер скажет, речи, стоики называли (лектон) [15]. что стоики «открыли третий мир, наряду с миром тела На связи между реальным объектом, обозначае- и души»: язык, будучи выражением субъективного мым смыслом и передающим его знаком базируется психического состояния индивида, можно отнести к стоическая диалектика: духовному миру, но нельзя исключить и его принадЗнак = обозначающее (дион). лежность к физическому миру звука [20]. Иными слоОбозначаемый смысл = то, что высказывается вами, у Христиппа мы обнаруживаем связь языка и (лектон). мышления в психологическом аспекте .

3. Реальная чувственная предметность, раскры- В результате обобщения изученного теоретичевающая себя в каталептическом представлении. ского материала можно сделать вывод, что проблема А. Ф. Лосев в работе «Ранний эллинизм» особо взаимосвязи языка и мышления действительно полуобращает внимание на роль термина «лектон» в стои- чила многоаспектное рассмотрение в философии Анческой философии. По его мнению, лектон обуслов- тичности, когда закладывались фундаментальные ливает уникальность воззрений стоиков, выделяет их идеи философской мысли, актуализировались вопроиз прочей античной философии, в частности позволя- сы разума, его преобладания над чувственным восет дать нестандартную для своего времени трактовку приятием, а впоследствии и трансляции его результаВселенского Логоса. В отличие от платонической тов. Таким образом, первостепенным вопросом, изуидеи, понятие которой субстанционально, о лектоне чаемым философами античности, изначально было нельзя сказать, что он существует или не существует .

мышление, однако всесторонняя его разработка приОн являлся лишь мыслительной конструкцией в вела многих мыслителей той эпохи к проблеме языка, адиафорном представлении, лишенной метафизиче- его роли в мыслительной и познавательной деятельского существования. Лектон включает в себя атрибу- ности, в духовной жизни индивида. Это позволяет ты физической вещи, суждения о них и связи между заключить, что лингвофилософия действительно беэтими суждениями. рет начало именно в эпоху Античности .

124 Вестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4

ФИЛОЛОГИЯ

В античной философии проблема взаимосвязи Вместе с тем следует подчеркнуть, что древнегреязыка и мышления разрабатывалась как непосредст- ческие философы, в частности Аристотель и последовенно, так и в рамках исследования иных объектов ватели стоической школы, способствовали зарождеэтики, психологии). Следовательно, уже в этот пери- нию ряда отраслей науки о языке: герменевтики, сеод наметилась дифференциация лингвофилософских миотики, лингвистики, логического анализа. Таким направлений, которые выделились в процессе эволю- образом, Античность оказала значительный вклад в ции философской мысли. развитие не только лингвофилософии, но и учения о языке в целом .

Литература

1. Аристотель Метафизика / пер. и примеч. А. В. Кубицкого. М.: СОЦЭКГИЗ, 1934. 354 с .

2. Асмус В. Ф. Античная философия: учебное пособие. Изд. 2-е, доп. М.: Высшая школа, 1976. 543 с .

3. Гайденко П. П. История греческой философии в ее связи с наукой. Изд. 2-е, испр. М.: Либроком, 2009. 264 с .

4. Гриненко Г. В. История философии: учебник. М.: Юрайт-Издат, 2004. 688 с .

5. Дилтс Р. Стратегии гениев. Т. 1. Аристотель, Шерлок Холмс, Уолт Дисней, Вольфганг Амадей Моцарт / пер с англ. В. П. Чурсина. М.: Класс, 1998. 272 с .

6. Доброхотов А. Л. Категория бытия в классической западноевропейской философии. М.: Издательство Московского университета, 1986. 248 с .

7. Душин А. В. Софисты как основатели интеллектуального образования // Вестник ВЭГУ. 2012. № 1(57) .

С. 98 – 103 .

8. Зубкова Л. Г. Общая теория языка в развитии: учебное пособие. М.: Изд-во РУДН, 2002. 472 с .

9. Кальной И. И., Сандулов Ю. А. Философия для аспирантов: учебник / под ред. И. И. Кального. 3-е изд., стер. СПб.: Лань, 2003. 512 с .

10. Канке В. Философия. 5-е изд., перераб. и доп. М.: Логос, 2007. 376 с .

11. Кассирер Э. Философия символических форм. Т. 1. Язык. СПб.: Университетская книга, 2002. 272 с .

12. Кнорринг В. И. Теория, практика и искусство управления: учебник для вузов по специальности «Менеджмент». 2-е изд., изм. и доп. М.: НОРМА (Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М), 2001. 528 с .

13. Куликов Д. К. Проблема мышления в философии Аристотеля // Аристотелевские чтения. Античное наследие и современные гуманитарные науки. Ростов н/Д: Сармат, 2011. С. 90 – 94 .

14. Лебедев М. В. Стабильность языкового значения: монография. М.: ЛКИ, 2008. 168 с .

15. Лебедев С. П. Логическая природа сократовского знания // Известия Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена. 2008. № 56. С. 28 – 33 .

16. Лосев А. Ф. История античной эстетики: в 8 т. Т. 2: Софисты. Сократ. Платон. М.: Искусство, 1969 .

641 с .

17. Лосев А. Ф. История античной эстетики: в 8 т. Т. 5: Ранний эллинизм. Кн. 1. М.: Искусство, 1979. 760 с .

18. Муравьев А. Н. Логос и диалог: Платон о начале и методе познания // Межвузовский сборник: Академия. Материалы и исследования по истории платонизма. 1997. № 1. С. 56 .

19. Платон Парменид // Платон: Парменид, Кратил и другие диалоги / пер. Н. Н. Томасов, Т. В. Васильева .

СПб: Наука, 2014. 550 с .

20. Степанова А. С. Философия Древней Стои. СПб: АЛЕТЕЙЯ, 1995. 272 с .

21. Татаркевич Вл. История философии / пер. с польск. В. Н. Квасков. Пермь: Изд-во Перм. ун-та, 2000 .

Античная и средневековая философия. 482 с .

22. Фрагменты ранних греческих философов. Ч. I: От эпических теокосмогоний до возникновения атомистики / Издание подготовил А. В. Лебедев. М.: Наука. 1989. 576 с .

23. Фрагменты ранних стоиков. Т. 2: Хрисипп из Сол. Ч. 1. Логические и физические фрагменты / пер. и ком. А. А. Столярова. М.: «Греко-латинский кабинет» Ю. А. Шичалина, 1999. 280 с .

24. Шохов А. С. Структура ментального мира классической Греции. Новосибирск, 1993. 285 с .

25. Aristotle On Interpretation. Categories, On Interpretation, and On Sophistical Refutations / Translated by E. M. Edghill. Digireads.com Publishing, 2010. 80 p .

Информация об авторе:

Гончарова Алина Алексеевна – аспирант, преподаватель английского языка Сергиево-Посадского гуманитарного института, г. Сергиев Посад, lynn-goncharova@mail.ru .

Alina A. Goncharova – post-graduate student, Lecturer at Sergiev-Posad Humanitarian Institute .

(Научный руководитель: Анисимов Анатолий Степанович – доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой гуманитарных дисциплин Сергиево-Посадского гуманитарного института .

Research advisor:Anatoly S. Anisimov – Doctor. of Philosophy, Full Professor, Head of the Department of Humanitarian Disciplinees, Sergiev-Posad Humanitarian Institute) .

–  –  –

В статье обсуждается стратегия автомифотворчества Г. Д. Гребенщикова. Начинающий сибирский писатель конструировал миф о «писателе из народа», с помощью которого решал задачу вхождения в литературу. Автор приходит к выводу, что ключевым моментом создания литературной биографии Гребенщикова стала негативная идентификация по отношению к интеллигенции, которая заняла место символического «врага» писателя .

The paper deals with the strategy of G. Grebenshchikov’s auto-myth-making. The beginner Siberian writer constructed a myth about «a writer from the common people», using which he accomplished the task of entering the literary world. The author came to the conclusion that the key feature of making up a literary biography became a negative identification concerning the intelligentsia which occupied the position of a symbolic «enemy» of the writer .

Ключевые слова: Г. Д. Гребенщиков, автомифотворчество, писательская идентичность, негативная идентичность, литературная биография, литературная репутация, идеологема «врага» .

Keywords: G. D. Grebenshchikov, auto-myth-making, writer’s identity, negative identity, literary biography, literary reputation, ideologeme of «enemy» .

В литературе, посвященной Г. Д. Гребенщикову, нин преодолевает все препятствия и движется из проуже предпринимались попытки описать его «путь в винциальной «тьмы» к «свету» столичной культуры .

литературу» и сопряженный с ним процесс автомифо- Свое решение эмигрировать из России в 1920 г .

творчества литератора. Круг проблем, связанных с Г. Д. Гребенщиков постфактум также встроит в этот созданием писательской мифологии затрагивается в биографический миф, описывая эмиграцию как «изряде работ Т. Г. Черняевой [6; 13; 14]. Особое внима- гнание», которое привело его к культурной и геограние исследовательницы сосредоточено на «автобио- фической изоляции в Америке (писатель перебрался графическом» письме начинающего автора критику туда в 1924 г.). Сценарий поведения и стратегия саЛ. Клейнборту, в котором, по ее мнению, «Гребенщи- мопрезентации «изгнанника» позволили литератору ков начинает создавать “миф” о рождении писателя из довести конструкцию мифа до логического предела: в крестьян» [6, с. 4; 14, с. 8]. Но, во-первых, Т. Г. Чер- американский период творчества он реализовал моняева рассматривает исключительно сибирский пери- дель поведения учителя и проповедника – «проводниод творчества Г. Д. Гребенщикова, однако автомифо- ка» по пути от «тьмы» провинциального невежества к творческий процесс не прекращался и в эмиграции. «свету» культуры, предварительно пройденному им Во-вторых, в работах исследовательницы на первый самостоятельно .

план выходит точное и скрупулезное изложение био- На протяжении всего литературного пути, создаграфических фактов, но меньше внимания уделено вая собственный биографический канон, писатель концептуализации приведенного в изобилии материа- стремился всеми возможными средствами (прежде ла. В-третьих, мы не можем согласиться с тем, что в всего с помощью критической полемики) контролиэтом письме 1915 г. Г. Д. Гребенщиков «начинает» ровать его незыблемость, резко отзываясь на любые создавать миф. В упомянутом письме содержится попытки его корректировки и/или демифологизации .

связный, сюжетно проработанный нарратив. Однако Создание мифа о «писателе из народа» и контроль над процесс конструирования мифа о «писателе из наро- незыблемостью его канонического варианта позволяда» был начат Г. Д. Гребенщиковым как минимум ли сибирскому писателю в разное время успешно редесятилетием раньше в стихотворении «Моя отчизна» шать задачу вхождения в «поле литературы» (термин (1906). П. Бурдье) на разных этапах: в Сибири, во Франции, в С самого начала своей писательской деятельности США и т. д .

Г. Д. Гребенщиков работает над созданием своей ли- Г. Д. Гребенщиков создавал такие сюжеты, внуттературной биографии, выстраивая мифологический ри которых его герой (литературное alter ego автора метасюжет о «писателе из народа». Общие контуры или – в автобиографических, эпистолярных и публиэтого сюжета таковы. Рожденный в «глухой» провин- цистических текстах – он сам) находится в ситуации ции («тьме»), выходец из крестьян, «влюбившись» в double bind («двойного зажима»): «оторвавшись» от литературу, принимает решение стать писателем. крестьянства, став для него «чужим», он в то же вреПреодолевая естественные трудности биографическо- мя не становится «своим» для дворян-литераторов го характера, он вынужден столкнуться с трудностями [ср.: 13, с. 43]. Таким образом, герой автобиографичеискусственными – «кознями», которые строят ему ского метанарратива Гребенщикова оказывался в оклитераторы-интеллигенты (конфликт приобретает ружении «врагов» или, по крайней мере, антагониотчетливо классовый обертон). Но писатель-крестья- стов. В данной статье мы остановимся на одной групА. Ю. Горбенко Вестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4

ФИЛОЛОГИЯ

пе «врагов» – литераторах, которых Г. Д. Гребенщи- на евангельский текст. Образ писателя, травимого ков определял как «интеллигенцию», поскольку идео- интеллигенцией, подсвечивается фигурой Христа (ср .

логема «врага»-интеллигента представляется нам интерес писателя к сюжету страстей Христовых, о наиболее репрезентативной и продуктивной. Отме- котором свидетельствует более поздний замысел пьетим, что мы осознанно оставляем «за скобками» диа- сы под названием «Голгофа Дунюшки», которая не хронический анализ сложной амбивалентности отно- была написана). Параллелизм героя с Христом создашения Гребенщикова к интеллигенции (иногда в один ется наличием в тексте антагонистов героя («фарисеи тот же период восторженно-позитивного и резко- ев»), а также мотивом камня, брошенного (или преднегативного), считая его выходящим за рамки задач лагающегося для броска) в «праведника»: «мысль настоящей статьи. мою вы душите в ее начале и адским хохотом встреЦентральной для литературной мифологии чаете мой труд и каждую мою ошибку толкуете как Г. Д. Гребенщикова является статья «Перед судом преступление, чтоб лишний камень бросить мне» [4]) .

фарисеев (Моим врагам)» (1909), которая стала отве- Локальный литературный конфликт переводится Гретом на критику его дебютной пьесы «Сын народа» бенщиковым в «высокий» план евангельской истории .

(1908). Постановка пьесы в Семипалатинске имела Итак, Г. Д. Гребенщиковым был найден образ большой успех [14, с. 13], который сопровождался «врага», присутствующим уже в названии текста в позитивным отношением Г. Д. Гребенщикова к высо- виде адресата, – «Моим врагам». Если в «Моей отко оценившей его литературный труд интеллигенции. чизне» на роль врага лирического героя мог претенОмская премьера, напротив, вызвала резкую критику, довать разве что сам ландшафт, традиционно описанапофеозом которой стала не сохранившаяся статья ный как лиминальное пространство символической присяжного поверенного Н. Самойлова. «тьмы» и смерти [12; ср.: 1, с. 30 – 57] («Моя отчизна Этот травматический опыт стал ключевым для – скучная деревня // Для детства моего была – могисамоидентификации молодого писателя, выбравшего ла» [4]), то в обсуждаемой статье «враг» персонифистратегию ресентимента и на протяжении всей своей цирован – им становится интеллигенция. Определив долгой литературной жизни конструировавшего врага, молодой литератор формирует собственную идентичность «писателя из народа». Г. Д. Гребен- идентичность. Л. Гудков определяет механизмы негащиков ответил Н. Самойлову резкой статьей «Перед тивной идентификации, характерные для русской судом фарисеев». Тон статьи исследователи традици- культуры, как «самоконституцию от противного, от онно объясняют автобиографичностью пьесы, само- другого значимого предмета или представления, но идентификацией автора с героем [9, с. 534; 14, с. 13 – выраженную в форме отрицания каких-либо качеств 14]. Но этот мотив не был единственным. Критика или ценностей у их носителя – в виде чужого, отврадебютной пьесы предоставила Гребенщикову воз- тительного, пугающего, угрожающего» [8, с. 271] .

можность эксплицировать дихотомию «крестьянский Идеологема «врага» стала ключевой в этом процессе, писатель vs. интеллигенция» и оформить в цельный поскольку «[и]меть врага важно не только для опресюжет мотивы, появившиеся уже в самых ранних его деления собственной идентичности, но еще и для топроизведениях. Статью «Перед судом фарисеев» сто- го, чтобы был повод испытать нашу систему ценноит рассматривать как акт автомифотворчества – жест, стей и продемонстрировать их окружающим» [15, созданный в рамках жизнестроительной работы над с. 13]. Такая «демонстрация» заключалась в «узурпасобственной литературной биографией и литератур- ции» культуртрегерских функций (трикстерский поной репутацией. ход за «огнем», чтобы «с ним вернуться во тьму»), В этой статье Г. Д. Гребенщиков обратился к ряду которые в русской культуре нового времени принадпретекстов, позволивших ему подключиться к литера- лежали интеллигенции, и артикуляция намерения затурной традиции героев-одиночек, находящихся в местить интеллигенцию в культурном поле, трансконфронтации со средой: «И если б даже целый мир формировав и перекроив традиционную «символичевосстал против меня, я буду все-таки самим собою и скую карту» (термин К. Гирца). Если интеллигенция, со своей совестью я в сделку не вступлю и содержа- культурная элита не в состоянии выполнить свою ние». Так, следуя стратегии ресентимента, он создает миссию «вести народ» («вы давно уж потушили свой образ оскорбленного интеллигенцией «слуги и сына» огонь», «именем вождей народных называясь, вели народа, используя автопроекцию на фигуру Прометея заблудший измученный народ по иглам вашего пои наделяя себя функциями трикстера («Я шел к вам зорного тщеславья»), то ее место должен занять писадля того, чтоб взять у вас огня и засветить свой факел тель «из крестьян». Так молодой сибирский литераи с ним вернуться в тьму…»), похитившего огонь у тор, входя в литературу, своей трикстерской стратегибогов («наверху») и давшего его людям («внизу»). Но ей инвертировал народническую схему: спустя полведобыть «огня» не удается: «вы давно уж потушили ка после «хождения» интеллигенции в народ, предсвой огонь и злобною насмешкой встретили меня и ставитель «народа» строил свою литературную биооттолкнули и фарисейский приговор над простотой графию на совмещении вектора народников (из кульмоей произнесли!..». Более того, «слепые фарисеи»- туры в природу, т. е. «сверху вниз») с противоположинтеллигенты «травят» писателя-крестьянина «как ным ему (из природы в культуру, т. е. «снизу вверх», связанного волка». Семантически значима «слепота» и – обратно) .

гонителей героя, поскольку в поэтике гребенщиков- Г. Д. Гребенщиков создает схему конфликта поэта ских текстов зрение выступает как ключевой анализа- со средой, противоположной «пушкинской». В случае тор и канал коммуникации с миром и его описания. А. С. Пушкина мы имеем дело с конфликтом поэт vs .

Сюжет поругания «писателя из народа» проецируется толпа («чернь»). Поэт не может быть понятым, он Вестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4 127

ФИЛОЛОГИЯ

apriori одинок, это непонимание грозит перерасти в зетной вырезки, содержащей письмо, находится в преследование. Давление на поэта оказывается в этом личном архиве Р. Григорьевой. Цит. по: [7, с. 10 – случае «снизу». Г. Д. Гребенщиков находит оппонен- 11]) .

тов «наверху»: поэту гребенщиковского мифа враж- Спустя четыре года в письме от 22 сентября дебна не масса, а культурная элита. Конфликт поэт- 1935 г. П. Н. Краснов упрекнул Г. Д. Гребенщикова в аристократ vs. толпа сменяется коллизией писатель- том, что тот нарушил конвенции реалистического крестьянин vs. интеллигенция. метода, описав в романе «Чураевы» сцену, которой не При этом главным полемическим приемом писа- было в действительности и оставив при этом персотеля с самых ранних текстов стал argumentum ad нажам имена прототипов, результатом чего стала hominem – прием, который заключается в переходе «клевета на невинную, честную, прекрасную женщина личность» оппонента и призван скомпрометиро- ну, вдову генерала Самсонова» [3, с. 56]. В ответном вать последнего. Так, с самого начала литературной письме Г. Д. Гребенщиков прибегнул к своей излюбкарьеры Гребенщикова, вырабатывается беспроиг- ленной риторической операции, объяснив критичерышная модель, внутри которой он становится как бы ские «нападки» адресанта разницей социального понеуязвимым: если критик негативно отзывается о его ложения .

Такая реакция на литературную критику, произведении, то это вызвано социальным происхож- никак не сопряженную с выяснением вопроса о продением автора, а не качеством его текста. Пользуясь исхождении автора «Чураевых», удивила Краснова:

аргументацией ad hominem, Г. Д. Гребенщиков в лю- «Вы обиделись, и в Вашей обиде на меня у Вас выбом полемическом отклике на свои произведения по- рвались нехорошие слова, что я могу отталкивать Вас дозревает репрессивную реакцию хранителей симво- потому, что Вы “идете из низов народа”, а между тем, лического капитала, ограничивающих доступ к нему Вы даже не знаете, откуда иду я, и что я пережил и писателей «из народа» (по логике борьбы, происхо- перенес в своей жизни?» (письмо от 23 декабря дящей в «поле литературы», описанной П. Бурдье 1935 г.). Любопытно, что Краснов попробовал объясЛюбую критику своих литературных текстов он нить эту «обиду» Гребенщикова «избалованност[ью] переводит в поле классовой «травли». Таким образом, и незакаленност[ью] на строгие критики» [3, с. 61] .

критика работает в пользу литературной биографии Итак, дихотомия интеллигенция vs. крестьянский писателя, наделяя ее чертами агиобиографии и рабо- писатель, максимально рельефно сконструированная тая на создаваемую им репутацию литературного му- в статье «Перед судом фарисеев», отныне автоматиченика. чески актуализировалась, как только в поле внимания Риторическая стратегия, выработанная Гребен- Г. Д. Гребенщикова возникал концепт «интеллигенщиковым в сибирский период, оставалась актуальной ция», независимо от тематики и прагматических задач и в эмиграции (ср. иную трактовку в [7, с. 7]). Много- текста. Автобиографический миф, основанный на численные в эмигрантской среде конфликты и разно- этой оппозиции, стал главным инструментом не тольгласия, лежавшие в области собственно литературы ко литературной полемики, но и писательской стратеили литературного быта, Г. Д. Гребенщиков нередко гии Гребенщикова в целом. Идеологема «врага» стала решал, опираясь на свой писательский миф. Излюб- ключевым моментом в процессе формирования иденленным полемическим приемом писателя, как и в се- тичности «писателя из народа» .

редине девятисотых, продолжает оставаться argumen- Любопытно, что спустя полвека сходная стратеtum ad hominem. Так, например, в 1931 г. он пишет гия вхождения в литературу будет реализована друД. В. Философову, на тот момент редактору варшав- гими литераторами «из народа» – писателями-«дереской газеты «За свободу»: «как-то не верится, чтобы венщиками» (анализ негативной идентификации «детакая почтенная газета, как Ваша, … могла так ревенщиков» (или, по крайней мере, амбивалентной, странно отнестись к четверти века упорных трудов «промежуточной» позиции «между народом и интелписателя из народа, за который в особенности Вы, лигенцией») [см.: 10; 11]). Как кажется, тема «Греборцы За Свободу, так всегда ратовали. Неужели мы, бенщиков и “деревенщики”» открывает плодотворкрестьяне, вам любы только тогда, когда мы полусле- ную перспективу исследования типологически сходпое быдло, а как только мы сами себе добудем ту или ных феноменов, абсолютно независимых друг от друиную свободу культурных действий, вы сейчас же га генетически и существовавших в различных хростремитесь умалить наше значение» (ксерокопия га- нологических и социокультурных контекстах .

Литература

1. Анисимов К. В. Проблемы поэтики литературы Сибири XIX – начала XX века: особенности становления и развития региональной литературной традиции. Томск, 2005. 304 с .

2. Бурдье П. Поле литературы // Новое литературное обозрение. 2000. № 45. С. 22 – 87 .

3. Георгий Гребенщиков. Из эпистолярного наследия (1924 – 1957) / сост. В. К. Корниенко. Барнаул, 2008 .

172 с .

4. Гребенщиков Г. Д. Моя отчизна // Семипалатинский листок. 1906. № 16. 18 июня. С. 2 .

5. Гребенщиков Г. Д. Перед судом фарисеев // Омское слово. 1909. № 19. 18 января. С. 3 .

6. Гребенщиков Г. Д. Письма (1907 – 1917). Книга вторая / сост., автор предис., прим. (при участии В. К. Корниенко и К. В. Анисимова), указателя имен, Хроники жизни и творчества Т. Г. Черняева. Бийск, 2010 .

200 с .

7. Г. Д. Гребенщиков и Г. Н. Потанин: диалог поколений (письма, статьи, воспоминания, рецензии) / сост., автор вступ. статьи, прим. Т. Г. Черняева. Барнаул, 2008. 212 с .

128 Вестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4

ФИЛОЛОГИЯ

8. Гудков Л. Негативная идентичность. Статьи 1997 – 2002 гг. М., 2004. 816 с .

9. Очерки русской литературы Сибири. Т. 1. Дореволюционный период. Новосибирск, 1982. 608 с .

10. Разувалова А. И. Виктор Астафьев: между «народом» и «интеллигенцией» (к проблеме конструирования писательской идентичности) // Творчество В. П. Астафьева в контексте мировой культуры: Всероссийская конференция с международным участием. Красноярск, 26 – 27 апреля 2012 года. Красноярск, 2012. С. 293 – 301 .

11. Разувалова А. И. Писатели-«деревенщики» в поисках оппонента: эстетика конфронтации и этика солидарности // Новое литературное обозрение. 2013. № 119. С. 101 – 122 .

12. Тюпа В. И. Мифологема Сибири: к вопросу о «сибирском тексте» русской литературы // Сибирский филологический журнал. 2002. № 1. С. 27 – 35 .

13. Черняева Т. Г. Начало творческой биографии Г. Д. Гребенщикова // Алтайский текст в русской культуре. Вып. 1. Барнаул, 2002. С. 36 – 47 .

14. Черняева Т. Г. Творчество Г. Д. Гребенщикова: сибирский период: учебное пособие. Барнаул, 2007 .

47 с .

15. Эко У. Сотвори себе врага // Эко У. Сотвори себе врага и другие тексты по случаю. М., 2014. С. 11 – 38 .

Информация об авторе:

Горбенко Александр Юрьевич – аспирант, старший преподаватель кафедры мировой литературы и методики ее преподавания Красноярского государственного педагогического университета им. В. П. Астафьева, al_gorbenko@mail.ru .

Alexander Yu. Gorbenko – post-graduate student and Senior Lecturer at the Department of World Literature and Methodology of Teaching, Krasnoyarsk State Pedagogical University named after V. P. Astafiev .

(Научный руководитель: Садырина Татьяна Николаевна – кандидат филологических наук, доцент кафедры мировой литературы и методики ее преподавания Красноярского государственного педагогического университета им. В. П. Астафьева .

Research advisor: Tatiana N. Sadyrina – Candidate of Philology, Associate Professor at the Department of World literature and Methodology of Teaching, Krasnoyarsk State Pedagogical University named after V. P. Astafiev) .

–  –  –

В статье анализируются особенности вербальной импровизации в речи политиков. Проводится сопоставительный анализ написанных первичных текстов выступлений и текстов, произнесенных губернатором Кемеровской области А. Г. Тулеевым. Сопоставлен первичный текст со вторичным, найдены основные элементы импровизации спикера. Проведенный анализ показал, что оратор выстраивает свою речь в соответствии со значимостью информации для конкретного мероприятия, на котором произносится речь. Оратор посредством своей речевой деятельности стремится оптимизировать акт речевого воздействия, выполняя внутридисциплинарный принцип риторики – принцип эффективности .

The paper analyzes the features of verbal improvisation in the speech of politicians. The comparative analysis of written primary speech texts the texts said by the governor of the Kemerovo region A. G. Tuleyev is carried out. Primary texts are compared with secondary, basic elements of the speaker’s improvisation are found. The analysis showed that the speaker builds the speech according to the importance of information for the particulat event at which a speech is delivered. By means of the speech activity the speaker seeks to optimize the act of speech influence, carrying out the internal disciplinary principle of rhetoric – the principle of efficiency .

Ключевые слова: импровизация, спичрайтинг, политический дискурс, речь, текст .

Keywords: improvisation, speechwriting, political discourse, speech, text .

Публичная речь политика всегда вторична. В ее визирует, трансформирует этот текст. При этом спиоснове лежит письменный текст, предназначенный кер должен строить свою речь таким образом, чтобы для устного произнесения, – это текст, написанный осуществлять речевое воздействие на аудиторию .

спичрайтером или группой спичрайтеров. Встает про- Именно при помощи импровизации политик может блемный и актуальный вопрос: вопрос авторства. воздействовать на слушателей. Цель настоящей стаТекст не является застывшим, спикер всегда импро- тьи – выявить основные элементы импровизации и на Вестник Кемеровского государственного университета 2015В. Чепкасов 4 В. П. Долгих, А. № 2 (62) Т. 129

ФИЛОЛОГИЯ

этой основе сделать вывод о том, как выбранные невозможно. Всякое использование языка предполагасредства импровизации становятся средством речево- ет воздействующий эффект» [4]. Так и политик должен го воздействия. использовать язык таким образом, чтобы он мог возС. В. Оленев говорит о том, что отличительный действовать на аудиторию. О. С. Иссерс говорит о том, признак импровизации – сиюминутность: создание и что в языке содержатся возможности, которые могут воспроизведение совпадают по времени [Цит. по: 1]. помочь планировать речевое воздействие [3] .

Вслед за В. Н. Харькиным под импровизацией мы В рекламной статье спичрайтерского сайта понимаем «вид и компонент сиюминутной публичной «Spechpaths» говорится, что речь, которая привлечет деятельности, в результате которой создается субъек- внимание многих людей, должна содержать специтивно-объективно новый продукт; импровизацион- альные слова, т. е. такие слова, которые не должны ность – компонент деятельности, придающий ей быть слишком трудными или длинными; они должны творческий характер, выступающий условием её раз- быть хорошо понятны аудитории [10] .

вития и мерой творческой насыщенности» [1]. Далее мы посмотрим какими способами будет Любое политическое выступление имеет цель воз- пользоваться оратор для того, чтобы произвести нуждействовать на аудиторию. Такой исследователь, как ный эффект на слушателя при помощи импровизации .

Р. Блакар, говорит о том, что «Выразиться нейтрально

–  –  –

Проанализируем выступление А. Г. Тулеева «За- являться апелляцией к опыту, но интонационно вершение 1-го этапа реконструкции рельсо-балочного оформлено в предложение .

производства ОАО «НКМК» г. Новокузнецк. 28.10.10». Теперь скажем о роли именительного падежа в Подведем итоги анализа, отраженного в таблице 1. речи спикера. Грамматика говорит нам, что имениОратор, как показывает анализ, является этикетной тельный падеж является базовой формой имени сущеязыковой личностью. Такой ученый, как Е. Н. Малюга, ствительного и поэтому воспринимается говорящими рассуждая о значении речевого этикета, говорит о как элементарная, исходная, менее маркированная том, что речевой этикет является обязательным усло- единица. В Русской грамматике отмечается, что эти вием успешной коммуникации, «благодаря которой причины заставляют ораторов использовать этот палюди передают друг другу какую-то информацию, деж в устных текстах. Важную мысль по поводу имеотвечают на вопросы или задают их, выполняют оп- нительного падежа высказывает А. Ф. Лосев: имениределенные речевые действия». Речевым этикетом тельный падеж относится к нему же самому, является нужно пользоваться для достижения от коммуниканта тождественным самому себе. Т. е. предмет речи стажелаемого действия [7]. В проанализированных выше новится действительно предметом речи без всякого фрагментах мы видим подтверждение нашей мысли, влияния. Предмет как бы живет сам по себе, не связан т. к. Губернатор выполняет функцию ориентации на с чем-то другим, не зависит от чего-то другого и не адресата, а также контактоустанавливающую функ- воздействует на что-то другое. Таким образом, оратор цию. Это достигается при помощи обращений, кото- подает аудитории предмет как таковой, в его содеррые, с одной стороны, выполняют функцию привле- жании и существе [5] .

чения адресата, с другой стороны, показывают отно- Таким образом, в речи спикера важную роль игшение адресанта к адресату. Отличительной чертой рают не только обращения, но и конструкции, а инотулеевского стиля является его уважительное, отече- гда предложения, которые являются коммуникативское отношение к тем, для кого произносится речь. ными единицами, помогающими поддерживать конОб этом говорит то, как он обращается к слушателям. такт между оратором и аудиторией. Такие конструкНапример, меняет обращение уважаемые на дорогие, ции, также как и обращения, показывают то, что спикоторое обозначает отношение к адресату речи. Узна- кер сконцентрирован на слушателях. Такой ученый, ваемый стиль для политика – важное явление. Такой как Т. Г. Винокур, говорил о том, что адресант, обраисследователь, как Л. Минаева, в статье «Politician’s щаясь к аудитории, должен учесть особенности языVerbal Image in Terms of Interlingual Communication» кового сознания общества [Цит. по: 2] .

говорит о том, что спикер (политик), преследуя свои Для сравнения проанализируем другое выступлеполитические цели, должен через речь создавать ре- ние А. Г. Тулеева «Губернаторские учебные заведечевой образ, который становится частью имиджа спи- ния. Выпуск на площади Советов 18.06.2013 г.» .

кера [9]. Подведем итоги анализа, отраженного в таблиДля установления контакта оратор также пользу- це 2. Если в первой таблице одно обращение заменяется конструкциями, которые обращениями по факту ется другим обращением, то во второй таблице мы не являются, но оказываются значимыми для полити- наблюдаем то, что вариант спикера и спичрайтера не ческой речи не менее, чем собственно обращения .

Мы отличаются друг от друга. Это обусловлено тем, что считаем, что такие сочетания, как вы помните, вы именно такая градация обращений необходима для знаете, очень схожи с обращениями, поэтому в речи данной коммуникативной ситуации. Сначала оратор спикера мы их выделяем особо. Назовем их, конст- обращается к выпускникам, обозначая их как дорогие .

рукции, выполняющие функцию обращения. Обраще- Затем обращается к родителям и педагогам, обозначая ние с точки зрения морфологии является именем. их как уважаемые. Затем обращается к аудитории в Конструкции вы помните, вы знаете именем не яв- целом .

ляются, но являются коммуникативными единицами, В выступлении А. Г. Тулеева «Губернаторские а именно: единицами, которые помогают поддержи- учебные заведения. Выпуск на площади Советов вать контакт между оратором и аудиторией. Назовем 18.06.2013 г.» мы можем наблюдать использование этот прием «аппеляция к опыту адресатов». Также принципа избирательности. Лексему особое Губернастоит отметить, что замена «Так за последние годы тор исключает из речи, а использует знаменательное, здесь провели» на «проведена» помогает восприни- потому что оно более подходит для данной коммунимать информацию как актуальную. кативной ситуации, звучит торжественно .

В связи с нашими рассуждениями не лишним бу- Спикер использует не прямую импровизацию. В дет вспомнить, что говорил А. Ф. Лосев про имя. В варианте спичрайтера информации о выпускнице импровизации важно каждое слово, каждая мысль, больше, чем в варианте спикера. Это обусловлено которую оратор поменял местами, каждое вычеркнутем, что оратор отбирает для своей речи наиболее тое и каждое вставленное новое слово, ведь «в предзначимые фрагменты. Он делает акцент на крупных метной сущности имени – последнее оправдание и достижениях выпускницы – на Международной и опора всех качеств, свойств и судеб произносимого Всероссийской олимпиадах, но пропускает про реслова» [6] .

гиональный турнир. Незначительной является инСтоит также отметить, что оратор для установлеформация и про то, что Бражникова Диана является ния контакта с аудиторией использует односоставное старостой класса и солисткой в ансамбле барабанщиц .

предложение «Вот видели». Этот прием также будет

–  –  –

Проведенный анализ позволяет заключить, что: может выбрать из нескольких спикер, а также это и

1. В своих выступлениях Губернатор использует сама форма организации сообщения. В тексте спичрайразговорный стиль речи. Оратор пользуется разговор- тера всегда после определенного значимого отрезка ным стилем речи для того, чтобы создать непринуж- текста мы видим большие пробелы, которые может денную обстановку. Мы не можем наблюдать в речи заполнить оратор, который будет произносить эту речь .

Губернатора установку на официальность, здесь вы- В проаналированном выше фрагменте текста мы вистраиваются доверительные отношения с адресатом. дим, что для характеристики события в первом варианДля разговорного стиля речи характерна широкая те предлагаются лексемы «особое» и «знаменательупотребительность местоимений, наречий, междоме- ное». Оратор как носитель определенного мировоззретий и частиц. Эта разговорная морфология помогает ния делает выбор в пользу того или иного варианта. В создать впечатление непринужденности и спонтанно- проанализированном выше фрагменте таблицы мы сти протекания речи. Но на самом деле речь подго- можем увидеть, что лексему особое Губернатор истовлена и это сделано грамотно. А впечатление не- ключает из речи, а использует знаменательное, потому принужденности и спонтанности – это коммуника- что оно, с точки зрения оратора, более подходит для тивная стратегия оратора, направленная на повыше- данной коммуникативной ситуации, звучит торжестние эффективности воздействия его речи на слушате- венно. Т. е. если взять отдельную композиционную ля, т. к. живая речевая форма воспринимается лучше, часть выступления, то лексемы в варианте спичрайтера чем официальная. Речь выступлений А. Г. Тулеева, спикером тематически отбираются, вследствие этого являясь одновременно импровизированной и подго- реализуется принцип избирательности .

товленной, таким образом занимает промежуточное 3. Губернатор имеет свои индивидуальные осоположение между публичной ораторской речью и бенности, которые проявляются в манере выступлеразговорной, создавая хороший фон для восприятия ния. Многие моменты выступления являются консообщаемой информации. стантными величинами. Например, для заострения

2. В варианте спичрайтера текст содержит потен- внимания оратор употребляет частицу «вот». Р. Якобциал для импровизации спикера. Это лексемы, которые сон говорил о том, что каждое речевое сообщение 132 Вестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4

ФИЛОЛОГИЯ

может центрироваться вокруг одного конкретного эле- А. Г. Тулеев. Губернатор всегда меняет сложные конмента коммуникации, не исключая при этом остальные струкции на более простые, которые воспринимаются [8]. Оратор как носитель определенного мировоззрения адресатами. Например, предложение из таблицы 1 для акцентуации тех или иных деталей речи использует (написанное спичрайтером) «Всего за 9 месяцев смонодни и те же лексемы, которые становятся констант- тировано и запущено в эксплуатацию суперсовременными величинами для его речи. Так, центрирование на ное оборудование, которое закупили у лучших мироотдельном элементе коммуникации в речи политика вых фирм-производителей из Чехии, Австрии, Канастановится значимым, потому что этот элемент высту- ды, Франции, Германии», сложное для восприятия на пления является, с одной стороны, импровизационным слух, разбивает на 3. Другой пример. Эллиптические моментом, а с другой – способом речевого воздейст- предложение «Результат ЕГЭ по русскому языку – 95 вия. Указательная частица «вот» может рассматривать- баллов» оратор делает еще короче «По русскому языся как маркер разговорного стиля речи. Также указа- ку – 95 баллов». Так, Губернатор в своем выступлетельная частица «вот» всегда подчеркивает особенно нии всегда избавляется от лишних лексем, оставляя важную информацию для его выступления. Приведем лишь, так скажем, концентрат мысли. Также важным цитату из таблицы 1: «За 9 месяцев поставили суперсо- становится то, что оратор использует именительный временное оборудование. Вот видели. И закупали обо- падеж, ослабляя косвенные, ведь он является базовой рудование в Чехии, в Австрии, в Канаде». Важная формой имени существительного и поэтому воспримысль о том, что на предприятии происходят положи- нимается говорящими как элементарная единица и тельные изменения, разбивается частицей вот. Указы- способствует лучшему донесению информации до вает, что оборудование не только суперсовременное, реципиента .

но и закупали его в Чехии, в Австрии, в Канаде. Проис- Таким образом, оратор выстраивает свою речь в ходит усиление мысли о качественности оборудования. соответствии со значимостью информации для конТаким образом, мы раскрыли воздействующий потен- кретного мероприятия, на котором произносится речь .

циал высказывания. Оратор посредством своей речевой деятельности

4. Оратор всегда учитывает коммуникативную стремится оптимизировать акт речевого воздействия, ситуацию, условия, в которых будет произноситься выполняя внутридисциплинарный принцип риторики речь. Он использует те лексемы, формы, которые бу- – принцип эффективности .

дут понятны аудитории, перед которой выступает Литература

1. Антипов А. Г., Араева Л. А., Артемова Т. В. Риторика: учебное пособие / под ред. П. А. Катышева. Кемерово, 2011 .

2. Буряковская В. А. Способы апелляции к адресату в массовой коммуникации // Бизнес. Образование .

Право. Вестник Волгоградского института бизнеса. 2013. № 1(22) .

3. Иссерс О. С. Паша-«Мерседес», или речевая стратегия дискредитации // Вестник Омского государственного университета. 1997. Вып. 2 .

4. Иссерс О. С. Речевое воздействие. М.: Флинта; Наука, 2009 .

5. Лосев А. Ф. О типах грамматического предложения в связи с историей мышления // Знак. Символ. Миф:

Труды по языкознанию. М.: Изд-во Московского университета, 1982. С. 336 – 337 .

6. Лосев А. Ф. Философия имени // Самое само: сочинения. М.: Эксмо-Пресс, 1999. 93 с .

7. Малюга Е. Н. Роль и значение речевого этикета в английском языке делового общения // Язык, сознание, коммуникация: сб. статей; отв. ред. В. В. Красных, А. И. Изотов. Вып. 27. М.: Макс Пресс, 2004. С. 36 .

8. Обухов К. Н. Проблема удержания смысла в ситуации речевой коммуникации в концепции Р. Якобсона // Вестник Удмуртского университета. 2010. Вып. 2 .

9. Minaeva L. Politician’s Verbal Image in Terms of Interlingual Communication // Государственное управление. Электронный вестник. № 36. 2013 .

10. Welcome speech paths. Режим доступа: http://speechpaths.com/famous-speeches.php (дата обращения:

20.04.2015) .

Информация об авторах:

Долгих Вероника Петровна – соискатель кафедры журналистики и русской литературы ХХ века КемГУ, Veronika.Dolgikh@yandex.ru .

Veronika P. Dolgikh – post-graduate student at the Department of Journalism and Russian Literature of the 20th century, Kemerovo State University .

Научный руководитель – А. В. Чепкасов) .

Чепкасов Артур Владимирович – кандидат филологических наук, заведующий кафедрой журналистики и русской литературы ХХ КемГУ, chepkasoff@yandex.ru .

Arthur V. Chepkasov – Candidate of Philology, Head of the Department of Journalism and Russian Literature of the 20th century, Kemerovo State University .

Статья поступила в редколлегию 24.04.2015 г .

–  –  –

В статье рассматриваются вопросы о роли и значении таланта сказителя в адаптации сказочных сюжетов, заимствованных из монгольских литературных памятников в исполнительской традиции тувинцев. Основой для написания статьи послужили теоретические разработки ученых в области теории импровизации мастерасказителя в эпических традициях различных народов. Изучив разные варианты тувинских сказок, заимствованных из литературных источников, автор приходит к выводу, что каждый сказитель в своем творчестве сочетает изначально два начала – и традиционализм, и импровизационность, присущие фольклору в целом. Сказывание сказки связано не только с талантом исполнителя, но и с другими свойствами сказки – ритуально-магическими и обрядовыми. Таким образом, пришлые литературные сюжеты, попавшие в тувинский фольклор разными путями, прочно закрепились в местной традиции исполнительства .

The paper considers the role and significance of the talent of a story-teller in adaptation of fairy-tale plots borrowed from Mongolian literary records to Tuvan performance tradition. The theoretic scholarly works dedicated to the study of improvisation in the art of story-tellers in epic traditions of different peoples provided a base for this article. Having studied various versions of Tuvan tales borrowed from literary sources, the author comes to a conclusion that the art of any story-teller is a combination of two basic components: traditionalism and improvisation, which are typical of folklore in general. The story-telling is connected not only with the talent of a story-teller but also with ritual and magic properties of the story. Thus, the borrowed literary plots, which penetrated Tuvan folklore in different ways, became deeply rooted in local performance tradition .

Ключевые слова: теория импровизации, исполнительская традиция, литературные памятники, заимствованные сюжеты, сказки, сказитель .

Keywords: theory of improvisation, performance tradition, literary records, borrowed plots, tales, story-teller .

Основной целью и задачами настоящей статьи яв- пользованы в дальнейших научных исследованиях по ляются изучение особенностей бытования тувинских фольклору тюрко-монгольских народов, а также при сказок, заимствованных из литературных памятников подготовке спецкурсов, лекций по тувинскому фолькМонголии в жанре «обрамленной повести» – «Арджи- лору, при составлении учебно-методических проБорджи», «Панчатантра», «Волшебный мертвец», грамм .

«Сказки попугая», а также произведение «Бигармид- Материалами исследования послужили тексты жид» в местной исполнительской традиции. Исходя тувинских сказок, хранящиеся в Научном архиве Туиз этого, весьма важно определить роль сказителей и винского института гуманитарных исследований (даих индивидуальный почерк в сюжетной трансформа- лее – НА ТИГИ – А. Д.) и их отдельные варианты, изции и художественной обработке заимствованных данные в различных сборниках тувинского фольклора произведений. на тувинском и русском языках .

Методологической основой для написания статьи Искусство импровизации мастера-сказителя в стали сравнительно-типологическое сопоставление и конкретной исполнительской традиции является одсравнительно-текстологический анализ литературных ним из важных аспектов фольклористики. Основопои фольклорно-сказочных образно-поэтических и ху- ложниками теории устного импровизационного подожественно-стилевых моделей. Систематическое этического творчества М. Пэрри и А. Б. Лордом в обращение к материалу монгольских литературных и 1930 – 1950-х гг. была проведена кропотливая работа тувинских фольклорных произведений явилось осно- в рамках живой эпической традиции народов Юговой для проведенных наблюдений, что позволяет го- славии. Труд А. Лорда «Сказитель» (The Singer of ворить о достоверности результатов исследования. Tales) стал основой для исследования эпических траНаучная новизна темы статьи заключается в том, диций не только европейских и славянских, но и начто впервые в тувинской (шире – саяно-алтайской) родов Востока [8]. Многие положения теории Пэррифольклористике поднимается вопрос о влиянии ино- Лорда были развиты в исследованиях Б. Н. Путилова национальных (монгольских) книжных произведений [19], В. М. Гацака [2], а на материале восточных трана развитие и обогащение тувинской сказочной тра- диций – Е. М. Мелетинского [11], П. А. Гринцера [3], диции и об особенностях их бытования в местной Б. Л. Рифтина [20], С. Ю. Неклюдова [12; 13], исполнительской традиции. С. Д. Серебряного [22] и др. В книге «Памятники Научно-практическая значимость исследования книжного эпоса» авторами выдвинуты ряд оригисостоит в том, что представленные в нем материалы, нальных идей и методических разработок на теорию наблюдения и выводы дают дополнительные сведения Пэрри-Лорда [18] .

для сравнительной фольклористики, могут быть исА. С. Донгак Вестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4

ФИЛОЛОГИЯ

В сибирских традициях интересны работы бурят- исполнения крупного повествования, то останавлиских, хакасских и якутских ученых, посвященные вался и просил своего старшего сына Шара-Хоо проразным аспектам сказительского мастерства [10]; должить его рассказ» [5, с. 296] .

В. Е. Майногашева [9]; В. В. Илларионов [4]. Сказитель Чапаажык исполнял сказку в речитаПроблема сказительства также представляет ин- тивной и напевной манерах и завещал сыновьям, чтотерес в отношении заимствованных из литературных бы «они научились исполнять сказки и песни выразиисточников сюжетов. В тувинской фольклористике тельно; учились у других больших сказителей и запопроблема сказительства затрагивалась в работах Д. минали их произведения и никогда не ленились расС. Куулара [5; 6], С. М. Орус-оол [14; 15; 16; 17], сказывать сказки и не утаивали ее» [5, с. 296]; ОрусЗ. Б. Самдан [21]. Тувинская исполнительская тради- оол [17, с. 117 – 118]. Позднее Чанчы-Хоо при обучеция представлена такими выдающимися сказителями, нии своих сыновей и учеников прибегал к тем же как Баазанай Тюлюш, Маннай Ооржак, Чанчы-Хоо приемам, что и его отец, тем самым как бы испытывая Ооржак, Чанзан Салчак и многими другими. Как от- уровень их мастерства [5, с. 296] .

мечает З. Б. Самдан, сказки, которые они исполняли, В тувинской устной традиции активное бытоваможно назвать художественными шедеврами» [21, ние получили сказки, возникшие на основе литерас. 12]. турных сюжетов и записанные во многих вариантах и По определению этномузыковеда З. К. Кыргыс, в разные годы. Хотя заимствованные сказки в той или различаются четыре основные манеры исполнения иной степени подверглись художественной обработке сказок у тувинцев: в рамках устной традиции, тем не менее они сохраниалганып (канзып) ыдар (исполнение камланием) ли в себе некоторые признаки литературных произверечитативное исполнение; дений. Это очевидно, поскольку по стилистической

– чугаалап ыдар – речевое исполнение; организации, жанровым признакам и сюжетноырлап ыдар – напевное исполнение; тематическим реалиям эти произведения в опредешуудуп ыдар – исполнение как напев колыбель- ленном смысле отличаются от традиционных образной [7, с. 35]. цов тувинской сказки. На общем фоне тувинских скаОна же подчеркивает, что «тувинским сказкам, зок, особенно богатырских и волшебных, их язык вынезависимо от жанровых разновидностей и сюжетных глядит более лапидарным и сжатым. Из зафиксиротипов, присущи все формы исполнения» [6, с. 36]. Все ванных вариантов многие представляют собой коротзависит от поэтического дарования, художественного кие пересказы сюжета, лишенных традиционных повкуса, музыкальных способностей и даже особенно- этических характеристик. Поэтому зачастую в этих стей характера и темперамента сказителя и привер- сказках улавливается некоторая чуждость для местженности традициям местной школы. ной аудитории, хотя ни слушатели, ни сами сказители В то же время было бы неправомочным утвер- не осознавали (во всяком случае, не всегда), что эти ждение о том, что для той или иной сказительской произведения являются привнесенными из иной кульшколы характерен лишь конкретный стиль исполне- туры .

ния. Многие тувинские сказители виртуозно владели В то же время существуют варианты, в которых всеми манерами исполнения и во время рассказыва- сказители, не нарушая композиционную структуру ния сказки, особенно длинных эпических сказаний, литературного оригинала (в частности, «обрамленной легко переходили с одного стиля на другой, что ино- повести»), постарались внести в сюжетную канву гда напоминало камлание шамана или исполнение произведений новые эпизоды, мотивы, самобытные хоомея. В частности, о Чанчы-Хоо говорят, что «во детали, основанные на местных реалиях. В таких вавремя исполнения сказки он обычно сидел с закры- риантах, хотя сюжет и дополнился свежими привнетыми глазами и прикрывал лоб ладонью и пользовал- сениями и подвергся влиянию тувинской сказочной ся разными способами речитатива, что напоминало традиции, первоначальное книжное содержание соисполнение хоомея. Грудь его временами становилась храняется. К таковым можно отнести следующие вато свободной, то словно сдавленной. Вот как легко он рианты тувинских сказок: «Аржы-Буржу» (НА ТИГИ:

воспроизводил разные звуки, этот малый!» (НА Т. 45. Д. 198); «Трон о тридцати двух деревянных ТИГИ: Т. 77. Д. 324). ножках» (РТФ: Т. 34. Д. 142); «Хан-Дарма» (НА

О другом сказителе и шамане из Монгун-Тайги ТИГИ: Т. 34. Д. 144); «Хандырба-хан» (НА ТИГИ:

Х. Х. Кара-Сале земляки вспоминали, что «наряду со Т. 16. Д. 75), «Шидидугээр-бурган» (НА ТИГИ:

сказками, которые он рассказывал речитативом и, в Т. 216. Д. 873), «Повесть о мудром попугае» (НА основном ночью, великолепно исполнял также сыгыт ТИГИ: Т. 10. Д. 42) и др .

и хоомей» (НА ТИГИ: Т. 248. Д. 1009). Другие же варианты, приспособленные к местным Во многих местностях Тувы в рамках сказитель- реалиям и поэтическим канонам, растворились в среских школ и династий сложились свои исполнитель- де оригинальных сказок и изменились до неузнаваеские традиции. Так, основатель знаменитой династии мости, по сути, становясь новыми произведениями. К Чапаажык Ооржак, который в свою очередь, был пре- ним мы можем отнести варианты сказок о Мигиремником своего дяди Хоянака, приобщая своих сыно- Мижите (НА ТИГИ: Т. 241. Д. 983; НА ТИГИ: Т. 308 .

вей Шара-Хоо и Чанчы-Хоо к сказочному ремеслу, Д. 2197). В этих обработанных вариантах сохранились пользовался приемом селчип ыдар (букв. рассказыва- лишь имена персонажей (часто – монгольские, реже – ние сказки по очереди). «Если он уставал во время Вестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4 135

ФИЛОЛОГИЯ

тибетские и иногда, индийские имена) и отдельные и пересказывали их людям. Сохранились свидетельсюжетные детали, эпизоды и т. д. ства, подтверждающие данное предположение .

В связи с этим можно обратить внимание на осо- Известный сказитель Кунгаа Хертек из Бай-Тайги бенности бытования литературных сказок в местной так рассказывал о своем отце Мерген-Шомбыла, коисполнительской традиции, поскольку многие извест- торый служил в монастыре Коп-Соок (Западная Тува) ные сказители – Чанчы-Хоо Ооржак, Агылдыр Мон- и имевшем духовный сан: «Мой отец никогда не уезгуш, Очур-оол Хертек, Опай Монгуш и другие – рас- жал за пределы Тувы. Он сам самостоятельно высказывали подобные сюжеты. Например, в репертуаре учился монгольской грамоте. Будучи подростком, он Чанчы-Хоо были представлены разные сказки, имею- пас овец у одного местного богача. Тот пригласил щие литературное происхождение, в том числе – ламу из Монголии, чтобы он обучил его сына грамоТрон с тридцатью двумя деревянными ножками» те. Мой отец, если имел хоть какое-то свободное от (1955) и «Хан-Дарма» (1957), основанные на сюжетах работы время, старался подойти поближе и наблюдал монгольских памятников «Арджи-Борджи» и «Бигар- за учителем сына богача и выучил монгольские букмиджид», «Кот-наставник» и другие. У сказителя вы. Хозяин частенько прогонял его выкрикивая: «ЕсАгылдыра Монгуша из Сут-Холя были сделаны запи- ли ты не знаешь грамоту, то незачем тебе глядеть, си сказок – «Мигир-Мижит» и «Хандырба хан», запи- слепой кокаарак!». Отец сделал себе доску, насыпал санные в 1955 г. золы и писал на ней. Сын богача не смог выучиться, а Можно предположить, что существовали два пути мой отец так тайком и научился. Причем, одинаково распространения тибето-монгольских литературных хорошо знал и монгольский, и тибетский языки. Если памятников в Туве: книжный (через литературу буд- к правителю поступали какие-нибудь официальные дизма) и устный (через устные монгольские перело- письма или когда нужен был ответ на них, то всегда жения этих памятников). В обоих случаях монголь- нуждались в помощи отца .

ский язык сыграл большую роль, поскольку именно Мой отец был знатоком истории и фольклора .

его посредство дало тувинцам возможность познако- Рассказывать сказки я, в большей части, научился у миться с литературными памятниками Индии и Тибе- отца. Сказок было много, и кратких, и длинных. Были та. сказки, которые были записаны в тетрадки. Он никоСохранились сведения о том, что в Туве были гда не ленился от рассказывания сказок» (НА ТИГИ:

знатоки фольклора, которые хорошо знали письмен- Т. 127. Д. 18) .

ный монгольский язык. Известно, что разговорным Надо полагать, что монгольские сказки сказителю монгольским языком владели многие жители пригра- пересказывал или непосредственно читал из книжных ничных с Монголией территорий. В Эрзинском ко- источников его отец и, возможно, поэтому записанжууне, например, до настоящего времени сохрани- ный у него вариант под названием «Аржы-Буржу лось тувинско-монгольское двуязычие и многие жи- хан» является наиболее полным и близким к монгольтели Эрзина признают монгольский язык первым скому литературному оригиналу .

родным, а тувинский ставят на второе место. Сказитель Севээн-Ойдуп Ондар также вспоминал, До создания Тувинской Народной Республики в что его отец Эртине-Очур Ондар «знал очень много 1921 г. знание монгольской письменности считалось в сказок, легенд и преданий. Он превосходно знал моносновном преимуществом знати (для духовенства же гольский язык и письменность. Сказку о Мигирпервым языком был тибетский, а знание монгольско- Мижите пересказал его учитель, который давал ему го находилось на втором плане). Однако, как отмечает уроки маньчжурского языка. В данной сказке расскаБ. И. Татаринцев, «умение говорить по-монгольски не зов должно быть 32, по количеству деревянных челосоставляло монополии этой группы. Оно было при- вечков. Царь Аржы-Буржу, все его 64 жены и сановсуще и простому народу и во многом определялось ников так и не смогли воссесть на трон» (НА ТИГИ:

индивидуальными способностями к практическому Т. 199. Д. 796) .

овладению языком» [23, с. 8]. Старший брат сказителя Чанчы-Хоо – Шара-Хоо В то время в Туве знание монгольского языка бы- – в свое время «выучился монгольской грамоте и стал ло необходимым не только для ведения торгово- читать монгольские книги, а затем содержание переэкономических отношений и решения служебно-ад- сказывал младшему брату Чанчы-Хоо» [5, с. 296] .

министративных дел, но и для удовлетворения куль- Видимо, знания Шара-Хоо, полученные им от отца и турных запросов населения. Стремление людей к зна- от чтения монгольских книг, послужили мощным имниям было так сильно, что даже очень бедные из них пульсом для пробуждения сначала его собственного не останавливались перед материальными и суровыми творческого таланта, а со временем, и младшего брата природно-географическими преградами. Немало ту- Чанчы-Хоо. Очевидно, Шара-Хоо делился с братом винцев пешком или на попутных караванах добира- «духовным багажом», полученным сначала от отца, а лись до Урги (нынешний Улан-Батор) или до столицы затем и от чтения монгольских сутр. Возможно, поТибета – Лхасы, чтобы стать ламами. В этом смысле этому жанровый состав и сюжетно-тематический тувинские сказители не были исключением и среди диапазон сказок Чанчы-Хоо является чрезвычайно них были грамотные люди, которые всеми возмож- широким и богатым и от него записано также много ными способами овладевали монгольской грамотой, а сказок, имеющих литературное происхождение. Хотя затем читали и переводили наряду с религиозной ли- большую часть своей жизни прожил в местах, гранитературой и монгольские литературные произведения чащих с Монголией – Монгун-Тайге и Овюре, он сам 136 Вестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4

ФИЛОЛОГИЯ

не владел монгольским языком. По воспоминаниям разных пропорциях два начала – и традиционализм, и местных жителей с ним произошел один курьезный импровизационность, присущие фольклору всегда .

случай: «…однажды во время охоты Чанчы-Хоо на- Приподнятость настроя сказителя перед исполнеткнулся на горного козла и ранил его. Поскольку уже нием сказки была связана и с другими свойствами стемнело, он решил не преследовать животное и, что- сказки – ритуально-магическими и обрядовыми. В бы провести ночь, он зашел в одну из дорбетских юрт. ходе подготовки к сказыванию сказки сказитель незаОн хотел объяснить хозяевам по-монгольски, что ра- метно устанавливает эмоционально-психологический нил козла, а оказалось, вместо этого сказал, что жена контакт со слушателями и выбирает произведение, родила. А хозяева так смеялись над его монгольским которое подошло бы в тот момент именно для данной языком. Вот как он плохо знал его» (НА ТИГИ: Т. 77. аудитории. Для него важно не только заинтересовать Д. 324). слушателя красотой поэтического слова, но и воздейКак сказитель воспринимает, усваивает иноязыч- ствовать психологически и вызвать разный спектр ный материал и на его основе слагает новое произве- чувств – от восхищения и негодования до сочувствия дение, а затем передает другим? Магию возникнове- и гордости. Многие сказители были не только мастения новых произведений в результате миграции или рами слова, людьми с драматическим дарованием, но заимствования из другой культуры в каждом кон- и тонкими знатоками человеческой души. Например, кретном случае, возможно, следует рассматривать, в Чанчы-Хоо любил рассказывать сиротам и бедным первую очередь, через призму личности сказителя – людям сказки об Оскюс-ооле – мальчике-сироте. Счаего индивидуального мастерства, творческого вооб- стливый конец сказки вселял в людей оптимизм и ражения и владения эпическими «знаниями». Как от- помогал в реальной жизни. В этом заключалось и мечал А. Лорд, «искусство сказителя состоит не толь- психотерапевтическое воздействие сказок Чанчы-Хоо, ко в заучивании путем многократного повторения который вспоминал: «Когда я рассказывал сказку затасканных формул, сколько в способности по об- «Артаа-Седи и Авыгаа-Седи» в местечке Хана около разцу уже имеющихся формул составлять и пере- Саглы в 1943 г., то в том месте, где говорится о страстраивать обороты, выражающие данное понятие. даниях, выпавших на долю двух маленьких братьев, Сказитель – не сознательный иконоборец, он – ху- сосланных ханом в страну Шолуген, люди плакали от дожник, творящий в рамках традиции» [8, с. 15]. жалости к ним. В свое время, когда мой отец расскаВ каждом конкретном варианте заимствованного зывал эту же сказку, слушатели тоже не могли сдерсюжета можно рассмотреть индивидуальный акт живать своих рыданий» [5, с. 299]. Ясно, что такая творчества, уровень таланта сказочника. Е. В. Баран- эмоциональная реакция слушателей является преломникова, отмечая роль мотивов и сюжетов, заимство- лением собственного восприятия, личного отношения ванных из письменных памятников Востока, в расши- сказителя к сказочным событиям и героям .

рении и обогащении бурятского сказочного репертуа- Слуховое восприятие повествования из уст сказира писала, что «в устах талантливых рассказчиков и, теля зависит не только от особенностей его характера, по настоящему одаренных сказочников они обретали темперамента, мелодики и интонации голоса, но и от иную окраску, иное звучание. Даже при условии, ко- внутренней стилистической организации рассказыгда текст, усвоенный из письменных источников, пе- ваемого им текста. Вряд ли можно рассказывать проредавался некоторое время без отклонений от ориги- заично и обыденно, если текст насыщен традиционнала, с течением времени, когда текст уже получил ными формулами, построенными по принципу паралустное бытование, то есть фольклоризовался, он не- лелизмов и аллитерации, биномами, повторами, эпипременно претерпевал изменения не только в поэтике, тетами и т. д., характерными для эпического стиля .

но и в идейном звучании» [1, c. 241]. Надо полагать, что мастер импровизации ЧанчыВ 40 – 60 гг. запись текстов в основном велась от Хоо, удерживающий в памяти широкий диапазон сюруки и многие сказки в НА ТИГИ не имеют магнито- жетных типов и владеющий чрезвычайно богатым фонных записей и сохранились только в рукописном набором художественно-изобразительных средств, виде, и потому убедительных источников по манере старался полностью реализовать свой творческий поисполнения сказителей не сохранилось. Это касается тенциал. Видимо, это не зависело от того, рассказытакже заимствованных литературных сказок. Можно вал ли он крупное героическое сказание или же перетолько предположить, что каждый сказитель исполь- давал краткий дидактический сюжет, заимствованный зовал литературные сюжеты в рамках своего творче- из литературных источников. Он должен был так преского таланта, эпического стиля, импровизационных поднести слушателям сюжет сказки, чтобы те заслуспособностей, а также индивидуальной манеры ис- шались и, что самое важное, приняли и полюбили его .

полнения. С. Ю. Неклюдов подчеркивал, что «боль- Таким образом, пришлые литературные сюжеты, пошая или меньшая склонность к традиционализму или павшие в тувинский фольклор разными путями, прочимпровизациям может проявляться и у одного и того но закрепились в местной традиции исполнительства .

же сказителя – скажем, в зависимости от состава аудитории, от условий исполнения, наконец, от жанра исполняемого произведения» [13, с. 226]. Или каждый исполнитель сочетает в своем творчестве в самых Вестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4 137

ФИЛОЛОГИЯ

Литература

1. Баранникова Е. В. Бурятские волшебно-фантастические сказки. Новосибирск, 1978 .

2. Гацак В. М. Эпический певец и его текст // Текстологическое изучение эпоса. М., 1971. С. 7 – 46 .

3. Гринцер П. А. Стилистическое развертывание темы в санскритском эпосе // Памятники книжного эпоса:

Стиль и типологические особенности. М., 1978. С. 16 – 48 .

4. Илларионов В. В. Сказительство в системе фольклорной традиции народа Саха: автореф. дис. … д-ра филол. наук. Якутск, 1997. 54 с .

5. Куулар Д. С. Сказитель Чанчы-Хоо // Демир-Шилги аъттыг Тевене-Моге. Кызыл, 1972. С. 294 – 301 (на тув. яз.) .

6. Куулар Д. С. Сказитель Чанчы-Хоо // История и современность. Кызыл, 1982. С. 3 – 9 (на тув. яз.) .

7. Кыргыс З. К. Музыкальное исполнение тувинских сказок // Тувинские народные сказки / (Памятники фольклора народов Сибири и Дальнего Востока. Т. 4. Новосибирск, 1994. С. 35 – 48 .

8. Лорд А. Б. Сказитель / пер. с англ. и коммент. Ю. А.Клейнера, Г. А.Левинтона; послесл. Б. Н. Путилова .

М., 1994. 369 с .

9. Майногашева В. Е. Хакасское сказительство: художественно-магическое творение духовной экологии // Экология и традиционные религиозно-магические знания: мат. Международного интердисциплинарного научно-практического симпозиума. М., 2001. С. 250 – 256 .

10. Мастерство современных бурятских сказителей. Улан-Удэ, 1978 .

11. Мелетинский Е. М. «Общие места» и другие элементы фольклорного стиля в эддической поэзии // Памятники книжного эпоса. Стиль и типологические особенности. М., 1978. С. 68 – 83 .

12. Неклюдов С. Ю. О стилистической организации монгольской «Гэсэриады» // Памятники книжного эпоса. М., 1978. С. 49 – 67 .

13. Неклюдов С. Ю. Новотворчество в эпической традиции // Поэтика средневековых литератур Востока:

Традиция и творческая индивидуальность. М., 1994. С. 220 – 245 .

14. Орус-оол С. М. Маннай О. Н. (к 100-летию со дня рождения) // Люди и события, даты, год 1992. Кызыл, 1993. С. 15 – 20 .

15. Орус-оол С. М. Сказитель Баазанай // Далай-Байбын-Хаан. Кызыл, 1994. С. 3 – 9 (на тув. яз.) .

16. Орус-оол С. М. Эпические сказители как носители традиционной культуры // Аборигены Сибири: проблемы изучения исчезающих языков и культур: мат. Международной науч. конф. Новосибирск, 1995. С. 270 – 274 .

17. Орус-оол С. М. Тувинские героические сказания (Текстология, поэтика, стиль). М., 2001. 422 с .

18. Памятники книжного эпоса: стиль и типологические особенности. М., 1978. 272 с .

19. Путилов Б. Н. Послесловие // А. Б. Лорд. Сказитель. М., 1994. С. 323 – 342 .

20. Рифтин Б. Л. Из наблюдений над мастерством восточно-монгольских сказителей: Магтал коню и всаднику // Фольклор: поэтика и традиция. М., 1982. С. 70 – 92 .

21. Самдан З. Б. Мир тувинской сказки // Тувинские народные сказки. (Памятники фольклора народов Сибири и Дальнего Востока). Т. 4. Новосибирск, 1994. С. 10 – 34 .

22. Серебряный С. Д. Формулы и повторы в «Рамаяне» Тулсидаса: (К постановке проблемы) // Памятники книжного эпоса. М., 1978. С. 106 – 140 .

23. Татаринцев Б. И. Монгольское языковое влияние на тувинскую лексику. Кызыл, 1975. 136 с .

24. Творчество сказителей: традиция и импровизация. Улан-Удэ, 1998. 110 с .

Словарь непереведенных слов Кокаарак – букв. шакал (ругательное слово) .

Информация об авторе:

Донгак Антонина Саар-ооловна – кандидат филологических наук, ведущий научный сотрудник сектора монголоведения Тувинского института гуманитарных исследований, antdon@mail.ru .

Antonina S. Dongak – Candidate of Philology, Leading Research Associate at the Department of Mongol Studies, Tuvan Institute of Humanities .

–  –  –

В статье рассматривается маркированный немецкостью горный текст в поэзии Саши Черного. Границы этого хронотопа задаются филистерским «долом» (пространственный низ) и переходящей в небо «вершиной»

(пространственный верх). Горы здесь выступают локусом-медиатором с чертами идиллии или псевдоидиллии .

Кроме того, прослеживается связь горного текста в поэзии С. Черного с традицией орографии (описания гор) в русской художественной литературе .

The paper deals with a German-marked mountain text in Sasha Chorny’s poetry. The confines of this chronotope are marked with a Philistine “dale” (spatial bottom) and a mountain “peak” passing into the sky (spatial top). Mountains are here a mediative locus with characteristics of idyll or pseudo-idyll. Besides, the paper demonstrates a connection between S. Chorny’s mountain text and the tradition of orography in Russian literature .

Ключевые слова: русская литература ХХ века, поэзия Серебряного века, Саша Черный, литературные универсалии, травелог, горы, идиллия .

Keywords: Russian literature of the 20th century, Silver Age of the Russian poetry, Sasha Chorny, literature universals, travelogue, mountains, idyll .

Многочисленные стихотворения Саши Черного, по утверждению А. В. Крысановой, вершина горы посвященные Германии, можно рассматривать как не- есть «еще один уровень неба, доступный поэту» [4, кий поэтический травелог, в основу которого положе- с. 132]. При этом родство горных поэтических проны впечатления художника, побывавшего в этой стране странств у С. Черного и М. Цветаевой видится нам в дважды (сначала во второй половине 1900-х гг., а затем мотиве пустоты. Так, у М. Цветаевой «поэт ищет тауже в период эмиграции). При анализе структуры дан- кое пространство, которое было бы абсолютно пусного немецкого хронотопа особое внимание следует тым, другими словами, свободным ото всего и обратить на литературные пространственные универ- всех…», являясь при этом «ограниченным, защищенсалии «горы» и «равнины/долины». ным спациумом» [4, с. 132]. «Голая вершина» в стиОни актуализируются уже в одном из ранних сти- хотворении «Два желания» аналогично пуста, свохотворений Саши Черного «Два желания», где лири- бодна от людей. Здесь поэт обретает то уединение, ческий герой признается, что хотел бы «жить на вер- которого так часто ищут герои-скитальцы в произвешине голой, писать простые сонеты… И брать от лю- дениях С. Черного. В качестве примера можно придей из дола хлеб, вино и котлеты» [6, с. 61].

Таким вести строки из стихотворения «День воскресный»:

образом, задаются два полюса вертикально членимого «Я не аскет и не злодей, но раз в неделю без людей – пространства. Внизу находится «дол». Это простран- такая ванна для души! Где ж нет людей? В глуши» [7, ство профанное и в то же время наполненное жизнью: с. 143] .

здесь обитают люди, отсюда же исходит все необхо- В то же время в поэзии С. Черного вершина и дол димое для жизни («хлеб, вино и котлеты»). оказываются неразрывно связаны друг с другом и Другой полюс – «голая вершина». Этот простран- границы между ними зачастую оказываются размыты .

ственный верх является локусом поэзии в полном со- Размытость эта имеет двоякую природу. С одной стоответствии с литературной традицией, в которой, со- роны, она объясняется особенностями горного хроногласно К. А. Нагиной, «символика гор» выступает топа, который представляет собой стадиальное воскак метафора поэтического вдохновения» [5, с. 83]. хождение (или нисхождение), потенциально уводящее Вершина горы есть в то же время медиальное про- в бесконечность, – бесконечность неба или заключенстранство, соединяющее небесный и земной миры. ной в самой горе бездны. Как подчеркивает Д. В. ЗаКак пишет Д. В. Замятин, «…горное воображение мятин, «гора… становится условным вместилищем «работает»… и по вертикали, устремленной либо безразмерного «внутреннего пространства», простивниз, в подземные внутригорные пространства, либо рающегося и вверх, и вниз…» [2, с. 160]. При этом вверх, к небу» [2, с. 159]. Таким образом, вершина в движении новые и уже пройденные места являются некотором смысле становится небом, превращаясь в визуально доступными, сопрягаясь между собой поонирическое, по своей сути, пространство поэзии. Тем средством созерцания, что и обусловливает размысамым в рамках имажинально-географического дис- тость границ. Соответственно, «онтология горной курса преодолевается «онтологическая невозмож- высоты есть… бытие стремящейся к тотальности соность горы-как-Неба» [2, с. 161]. вместности, однако эта потенциально всеобщая соВ развернутом виде с этим медиальным простран- вместность всякий раз, в попытке ее нового достижеством мы сталкиваемся, например, в творчестве со- ния отодвигается «бессобытийным» горизонтом савременницы С. Черного, М. Цветаевой. В ее стихах, мой горной панорамы» [2, с. 157] .

Вестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4 С. С. Жданов 139

ФИЛОЛОГИЯ

С другой стороны, отсутствие резкой разграни- дыдущем стихотворении, а сам горный хронотоп факченности «вершины» и «дола» в творчестве С. Чер- тически не описан, что подчеркивает его авизуальную ного можно объяснить самим «созерцательным век- потусторонность: «О, сила пространства! О, сны обтором» его творчества. Горы здесь – это не символи- лаков!» [6, с. 174]. Здесь затянутые облаками горные стская башня из слоновой кости, недоступная влияни- вершины переходят в онирическое пространство ям потустороннего, земного мира. Лирический герой дневной грезы. Причем городской и горный локусы в стихотворениях поэта направляет свой взгляд даже акцентированно разграничены в стихотворении грачаще не в небо навстречу абсолюту, а на тот самый фически – последняя строчка отделена от остальных «дол», то уютно-домашний, то мещански-ограничен- рядом точек .

ный. Сравните с восприятием произведений С. Черно- Образ облаков часто встречается в горном тексте .

го В. Ерофеевым: «С башни Вяч. Иванова не высмор- Они представляют собой один из уровней неба, перекаешься, на трюмо Мирры Лохвицкой не поблюешь. ход к которому совершается при восхождении на гору … А с Сашей Черным "хорошо сидеть под черной (пространство-медиатор): «…в небе лениво плывут смородиной" ("объедаясь ледяной простоквашей") золотые барашки» [6, с. 283]; «В высоте застыли обили под кипарисом ("и есть индюшку с рисом")» [1]. лака» [6, с. 307]; «Облаков плывут к вершине караваТаким образом, «вершина» в произведениях С. Чер- ны...», «Лес растет стеной, взбираясь вверх по кручам, ного – это нередко своеобразный паноптикон, из цен- беспокойно порываясь к дальним тучам» [6, с. 275]. В тра которого можно наблюдать «дол», оставаясь не последней цитате из стихотворения С. Черного, как и включенным в него непосредственно. Ведь гора пре- в произведениях М. Цветаевой, устремленные ввысь доставляет поэту «невероятные возможности для об- деревья «…выполняют функцию перехода из земного зора» [5, с. 82]. мира в небесный», помогая взгляду созерцателяПри этом сам горный пейзаж может у С. Черного странника в его «восхождении в инобытие» [4, с. 130] .

описываться несколькими чертами, как, например, в Недаром в описании горного пейзажа подчеркивается стихотворении «В полдень тенью и миром полны пе- мотив его странности, чужеродности привычному реулки». Здесь основное внимание созерцателя сосре- миру «дола»: «Как в бёклиновских картинах, краски доточено на идиллическом локусе небольшого немец- странны…» [6, с. 274]. Свой аналог облаков есть и в кого городка (Гейдельберга) с «аккуратными витри- «дольнем» локусе: «…окутанный облаком гари, поезд нами» лавок, «гипсовыми сладкими Христами» [6, мчался средь тусклых равнин» [7, с. 82]. Но если в с. 257], пьяными корпорантами и геранью вдоль окон. горах облака подчеркивают высоту-глубину многоГоры здесь показаны лишь на заднем фоне, замыкая ярусных прозрачных (открытых взору наблюдателя) идиллический локус и служа его границей: «Зеленые небес («Только неба цвет спокойный, густо-синий, горы – кольцом…» [6, с. 257]. В самом же внутреннем …и прозрачный, и глубокий, …и далекий» [6, с. 275], пространстве аналогом гор служат дома, устремлен- то облако гари затуманивает взгляд, скрывает равные к небу и связанные с мотивом высоты: «В высоте, нинный локус «мутного Берлина» [7, с. 82] .

оттеняя беспечность лазури, узких кровель причудли- С другой стороны, городское (дольнее) и горное во-темная грань» [6, с. 257]. Лишь в последнем четве- (вершинное) немецкие пространства в поэзии С. Черростишии герой-наблюдатель совершает стремитель- ного могут быть объединены мотивом грезы, видения, ное восхождение, которое открывается риторическим сна. В стихотворении «В полдень тенью и миром полобращением: «Вы бывали ль, принцесса, хоть раз в ны переулки» визионерский образ райской двери в Гейдельберге?» [6, с. 257]. Упоминание принцессы в горном пространстве соответствует более «приземконтексте Гейдельберга отсылает нас к немецкому ленным» образам погруженного в сонную/пьяную горному травелогу – «Путешествию по Гарцу» Г. Гей- дрему городка: «Жалюзи словно веки на спящих не. В концовке же произведения С. Черного Гейдель- окошках»; «Корпорант… бормочет в беспомощной берг растворяется в горном пейзаже: «В горах у об- схватке с вином»; «Из ворот тянет солодом, влагой и рыва теперь расцветают на липах душистые серьги и сном»; «Мирно дремлют пузатые низкие башни…» [6, пролет голубеет, как райская дверь» [6, с. 257]. Тем с. 257]. В стихотворении «Улица в южно-немецком самым актуализируется мотив восхождения через го- городе» сны облаков имеют в земном мире свой анару в небеса. Причем потустороннее пространство ла- лог: городской «воздух так пьян» [6, с. 173], а «зелезури представляет собой лишь одну из фаз перехода, ные кадки и пыльные лавры слились и кружатся в ведущего дальше и выше – в рай. С. Черный здесь ленивых глазах», словно в видении [6, с. 174] .

следует литературной традиции, в которой «...гора Тема лени как состояния некого медитативного аккумулирует свою изначальную семантику места созерцания и гармоничного тихого единения человека общения с Богом, символа трансцендентности, преде- и природы объединяет целый ряд горных текстов в ла восхождения, духовного возвышения» [5, с. 89]. поэзии С. Черного: «ленивые глаза» [6, с. 173] наблюСходное описание идиллического городского дателя («Улица в южно-немецком городке»); «…в пространства мы встречаем в стихотворении «Улица в небе лениво плывут золотые барашки» [6, с. 283] южно-немецком городе» (что это Гейдельберг, стано- («Почти перед домом…»); «Мягко и лениво смеется в вится ясно из упоминания местной реалии – рестора- небе белый хоровод…» [6, с. 241] («Как францы гуна «Perkeo»). В концовке герой опять-таки покидает ляют»); «…я лежу ленивей кошки, приникнув к теппестрый и шумный «дол» с его людской скученно- лому стволу» [7, с. 234] («В саксонских горах»). В стью и обилием звуков: «Свист школьников, хохот и последнем случае русский герой, пассивный созерцапьяные хоры, звонки, восклицания, топот подков. До- тель, противопоставляется совершающему восхождевольно! В трамвай – и к подъему на горы» [6, с. 174]. ние немцу-альпинисту: «Над головою по веревке При этом подъем еще более стремителен, чем в пре- вползает немец на скалу» [7, с. 234]. Эта лень – своего 140 Вестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4

ФИЛОЛОГИЯ

рода отсылка к идиллии правремени – мифологиче- высокое пространство и «увенчаться» им» [2, с. 159] .

ского «золотого века», который не знал ни смерти, ни Горное восхождение в стихотворениях С. Черного тяжкого труда. Концом восхождения здесь может означает радость бытия и приносит мир в душу героя:

быть «тихая вершина» [6, с. 283], где можно посидеть, «…Тропинка в зеленые горы… радует взоры» [6, перевести дух, позабыть про хлопоты дола («Газета с. 282]; «Кто сегодня всех добрее? Я!» [6, с. 256] .

под мышкой – не знаю, прочту ли хоть строчку» [6, Радость созерцания идиллической красоты, испыс. 283]) и любоваться открывающейся взору панора- тываемая героем-путешественником, сходна что в мой мира внизу, который с этой перспективы пред- горах, что в городе. Если в последнем наблюдатель ставляется маленьким, игрушечным («Дома как иг- радовался ярким витринам, то в горном ландшафте он рушки» [6, с. 283]). любуется «далью – цветистее палитры» [6, с. 256]. В Впрочем, в стихотворении «В саксонских горах» стихотворении «Дамоклов меч» в рамках горного лок мотиву блаженной лени примешиваются элегиче- куса встречается мотив опьянения, знакомый уже нам ские ноты. Этот мотив связывается с темой усталости по городскому пространству: «Под пышной липой так от жизни и бренности последней. Герой с пафосом тепло мне смотреть, пьянясь…»; «Лесного матового высказывает желание: «…Чтоб равнодушная уста- скрипа напьюсь…» [6, с. 248]. Общим местом таких лость исчезла, как февральский снег, …чтоб зачернел описаний выступает водный поток: «У ног ручей клонад лбом упрямым, как в дни былые, дерзкий чуб, кочет гулко…» [6, с. 248]; «Далеко внизу бурлит речтоб соловьи любви и гнева слетали вновь с безумных ка» [6, с. 307]. Также звук текущей воды уподобляется губ…» [7, с. 234]. В духе сентиментального топоса звучанию инструментов: «Словно звон бессонной описывается и горный пейзаж: «В груди пушистой цитры, в глубине поет поток» [6, с. 256]; «И в реке желтой ивы поет, срываясь, соловей, и пчелы басом словно отзвуки арфы тугой» [6, с. 257]. Природные распевают над сладкой дымкою ветвей» [7, с. 234]. объекты в горных текстах С. Черного одушевляются:

Заметим, однако, что меланхолические настроения «Пел ручей на семьсот голосов…» [7, с. 82]; «поет относятся в большей мере к эмигрантскому периоду поток», «сбоку вьется ветер хитрый» [6, с. 256]; «притворчества С. Черного. В целом пафосность ему не село небо на обрыв» [6, с. 248]. Кроме того, природсвойственна, например, он позволяет себе «озорни- ное сливается со сказочным: «две козы с глазами чать», вводя в эстетическое описание гор далеко не феи» [6, с. 256] .

возвышенные образы: «Дилижанс ползет, как Другим вариантом горного идиллического проклоп…»; «Снег в горах, как клок белья» [6, с. 256]. странства является элегический локус, в рамках котоЛирический же герой стихотворения «В саксон- рого происходит частичное примирение героя с бренских горах» ведет себя как типичный персонаж горно- ностью жизни. Дело в том, что «...горы инициируют го текста: с одной стороны, проявляет естественность мысли о смерти у всех авторов горного текста» [5, (недаром уподобляется кошке), чувствительность и с. 90]. У С. Черного тема смерти реализуется в стихоспособность «восторгаться красотами натуры» в духе творении «В Тироле», где описывается горное кладРуссо, а с другой – выступает как «…философ, бище. В этом локусе мотивы жизни и смерти тесно …ищущий смысла человеческого бытия, стремящий- переплетены. Он, по своей сути, в большей степени ся соотнести временное с вечным, природное с чело- природен, чем создан людьми: «Над кладбищенской веческим» [5, с. 89]: «Ах, если б Ты, вернувший силы оградой вьются осы... По бокам – зеленые откосы» [6, поникшей иве, мхам средь скал, весною снова челове- с. 307]. Поэтому смерть здесь выступает в смягченной ка рукою щедрой обновлял…» [7, с. 234]. В горном форме вечного сна: «Крепко спят под мшистыми камлокусе актуализируется и связь с божественным, об- нями кости местных честных мясников» [6, с. 307] .

ращение к Творцу. При этом горы обозначаются как Созерцаемая героем-странником картина статична, сакральное пространство посредством сравнения с что подчеркивается образом застывших в высоте обубором священника: «Горы – пепельные митры…» [6, лаков. В тот же вечный покой погружена и мнимая с. 256]. Запах цветущих лип уподобляется аромату подруга лирического героя («Вы не слышите? Вы применяющегося в богослужении ладана: «Томится спите?» [6, с. 308]). Ее фотография на могильной плисладкий ладан липы…» [6, с. 248]. Горная природа те есть также ахронная фиксация одного счастливого становится в сентименталистском ключе храмом. Сам мгновения («…Замер в рамке смех лукавых уст...» [6, же путешественник по горам сравнивается с проро- с. 308]), остановленного, словно по желанию гетевком: «Плащ – и в путь! Пешком честнее: как библей- ского Фауста. В целом, образ безвременно погибшей ский Илия…» [6, с. 256]. возлюбленной («Вы смеялись только двадцать лет?»

В горных текстах С. Черного мы сталкиваемся, [6, с. 308]) типичен для элегической кладбищенской однако, не только с тихой радостью или элегической поэзии. Но в данном случае герой – «кочующий поэт»

грустью пассивного созерцателя, но и «эмоциональ- [6, с. 308] не знал девушку, пока та была жива. Их ным подъемом, восторгом», которые «неизменно со- знакомство происходит в онирическом пространстве провождают тему гор в русской литературе» [5, с. 86], несбыточной мечты, в которое оборачивается горный например: «Опять сияет в горной чаще расцветший локус: «Здесь в горах мы были б славной парой…» [6, радостью апрель!» [7, с. 234]. Часто этот эмоциональ- с. 308]. Парадоксальным образом медиативное проный подъем увязывается с фактическим подъемом, странство позволяет страннику обрести приют на т. е. активным приближением к горе. «В подобном кладбище, а иностранцу почувствовать себя своим случае внешняя точка наблюдения превращается в среди чужих мертвецов, преодолеть собственную чунепрерывный и напряженный образный путь, ленту жеродность немецкому хронотопу: «…старух с поусловно телеологических калейдоскопических ланд- блекших фотографий принимаю в сердце, как своих», шафтов, долженствующих обосновать именно это «Я, как друг, сижу укрыт ветвями…» [6, с. 307], «Вас Вестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4 141

ФИЛОЛОГИЯ

при жизни звали, друг мой, Кларой?» [6, с. 308]. Это в «котлетам»: «Спеши, брат, вниз! Чрез час обед. На две целом согласуется с традицией, связывающей горный минуты опоздаешь – ни габерсупа, ни котлет!» [6, локус с пространством смерти. Так, у М. Цветаевой с. 249]. В шутливо-смягченной форме «пасть дола»

«могила поэта, место его последнего упокоения, на- провоцирует падение персонажа в бездну быта .

ходится именно на вершине горы» [4, с. 133]. Попут- Псевдоидиллический образ пансиона ярко расно отметим также примечательный факт, что крывается в стихотворении «Kinderbalsam». РасполоА. С. Иванов переносит данную связь гор и смерти из женный «высоко над Гейдельбергом» «тихий горный художественной реальности на биографию С. Черно- пансион» [6, с. 238] на первый взгляд представляет го, который скончался, обретя после долгих эмиг- собой сакральное пространство. В соответствии с дурантских скитаний свой дом на вершине холма: хом монастырской аскезы в этом месте борются с изНастоящая фамилия Саши Черного – Гликберг, лишествами: «С «Голубым крестом» в союзе здесь что означает «счастливая гора». …в конце пути была воюют с алкоголем…» [6, с. 238]. Но эта святость явгора», показавшаяся поэту счастливой и в земле ко- ляется видимостью и лицемерием с точки зрения литорой он навеки успокоился» [3, с. 22]. рического героя. Хозяева и их служанки «мучат госМежду тем восхождение как путь между долом и пода псалмами», «бога обижают сквернопением в вершиной может иметь несколько вариантов. Так, в стихах», также здесь сначала «умильно» кормят кростихотворении «В пути» лирический герой путешест- ликов, а потом без всякой жалости режут их за занавует по горам, чтобы вечером обрести пристанище с веской [6, с. 238]. Описание еды в пансионе напомипресловутыми «вином и котлетами». Это типажное нает об умерщвлении плоти: «Суп с крыжовником идиллическое немецкое пространство: «Дом над лу- ужасен, вермишель с сиропом – тоже, но чернила с гом. … Стол под липой с жирной кошкой, шницель с рыбьим жиром всех напитков их вкусней!» [6, с. 238] .

жареной картошкой, – пиво с пеной через край, и по- Ирония обращает образы в их противоположности .

стель с цветной дорожкой, рай!» [6, с. 256]. Здесь ак- Сакральное становится инфернальным, и обстановка туализируется уже упоминаемая нами тема перехода в пансиона начинает напоминать об адских муках: «На сакральное пространство – только рай оказывается в листах вдоль стен столовой пламенеют почки пьяниц, более земной форме: не недоступная райская дверь, а и сердца их и печенки...» [6, с. 238]. Если в других житейская гармония и покой, в которые окунается стихотворениях С. Черного пиво выступает как атрипоэт-странник. бут филистера, то в данном произведении по контраОднако вторжение «дола» в горное пространство сту с трезвой и пресной атмосферой пансиона оно «вершины» может быть и гораздо более грубым. В получает положительную характеристику. Герой иностихотворении «Как францы гуляют» изображаются гда покидает горную псевдоидиллию и спускается в недалекие немецкие филистеры, взбирающиеся на город, «надуваясь бодрым пивом» [6, с. 239]. Зато гору «гигиеническим, упорно мерным шагом» [6, безалкогольный напиток из овса и ячменя, которым с. 240]. Это движение имеет механическую природу, а потчуют постояльцев пансиона, называется «кощунсами немцы уподобляются либо животным («немец- ственным отваром» [6, с. 239]. В соответствии с инкие быки» [Там же], «раскрахмеленные лангусты» [6, вертированной логикой, ад и рай меняются местами:

с. 241]), либо неживым объектам («почтенные комо- «…когда на райских клумбах подают такую гадость, – ды», «десятков семь орущих, красных булок» [6, лучше жидкое железо пить с блудницами в аду!» [6, с. 241]). Апофеозом вторжения «дола» становятся с. 239]. Ироническому переосмыслению в рамках ждущие филистеров на горе «двадцать бочек пива и с данного горного текста подвергается и образ святого .

колбасой и хлебом – пять подвод» [6, с. 241]. Идиллия Герой признается, что живет, «как институтка, благоздесь превращается в псевдоидиллию. Одушевленная родно и легко» [6, с. 238] или «как римский папа, свяприрода здесь противопоставлена человеческому на- то, праздно и легко», и, вообще, сравнивает себя с чалу: хоровод облаков смеется в вышине над глупыми ангелом» [6, с. 239], но в то же время разоблачает селюдьми, а «деревья ропщут». Последнее заключает в бя, рассказывая, что ведет такую безгрешную жизнь себе ироническую двусмысленность: деревья то ли не из-за духовного рвения, а «ради дешевизны» [6, издают неясный шум, то ли высказывают свое недо- с. 238] пансиона. В конце стихотворения пародийная вольство вторгшимися обывателями. сакральность горного локуса достигает предела, и

Подобная филистерская псевдоидиллия в ряде русский герой, своего рода святой поневоле, отпускапроизведений С. Черного принимает форму горного ет все грехи всем живым существам без разбора:

пансиона. Так, в стихотворении «Дамоклов меч» гор- «всем друзьям и незнакомым, мошкам, птичкам и соная вершина с цветущими липами и свищущими пти- бачкам» [6, с. 239] .

цами является пространственной противоположностью Описание еще одного «тихого» пансиона в горах связанного с цивилизацией «дола», у которого, словно дается в стихотворении «В саксонской Швейцарии» .

у хищника, есть «пасть», где «краснеют пятна чере- Здесь наблюдается трехчленное деление пространства пиц» [6, с. 248]. Эта пасть аналогична рукотворной по вертикали. Дол представлен локусом с мортальпропасти каменоломни: «Рудой гранит каменоломни ными и инфернальными характеристиками: «тусклыраскрыл изломы и зубцы» [6, с. 248]. Если принять в ми равнинами» и «плоскими далями», которые «очеррасчет, что вершина соответствует сакральному локу- тели» героям-путешественникам [7, с. 82]. Промежусу, то дол, где находится пансион фрейлейн Тиц, есть точным пунктом является отель «Zur Mhle» в «тихой его противоположность. Немецкий регулирующий Шмильке», «деревушке средь складок двух гор» [7, пространственный низ не отпускает свою жертву, за- с. 82]. Это амбивалентный локус. В его описании приставляя лирического героя возвращаться с высот духа к сутствуют иронически обыгранные мотивы смерти физиологическим потребностям брюха, ко все тем же (хозяйка отеля – «женский труп, украшенье «Zur 142 Вестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4

ФИЛОЛОГИЯ

Mhle»» [7, с. 83]), холода и неуюта, связанные с лекой от пафоса манере поэта такое обычно не свойвнешним пространством («Под перину прокрался мо- ственно, но в горных текстах, посвященных Гермароз! … Коченели бездомные пятки, примерзали к по- нии, междометие встречается дважды: «Ах, если б душкам виски…» [7, с. 82]. Но есть и гротескно пре- Ты, вернувший силы поникшей иве…» [7, с. 234]. В увеличенные идиллические черты: поющий «на семь- рамках сентименталистского топоса также акцентирусот голосов» ручей; сверкающая, «как солнце в ию- ется дикость естественного пейзажа: «каменный ле», печь, «бутербродов бугор» [7, с. 82] (последний бунт» [7, с. 82] скал, «козлов одичалых гурьба» [7, образ есть в то же время преуменьшенный аналог го- с. 83]. В этом буйстве стихийных сил данный пейзаж ры). Об уютности этого локуса, его принадлежности к сродни описанию пространства из стихотворения внутреннему пространству свидетельствует также «Осень в горах». Но там горный локус еще более фанобраз кукующего из часов домового. тасмагоричен, напоминая, скорее, романтический:

Наконец, верхний ярус в этом горном тексте – это «мрачные ели», «фантастический беспорядок персобственно вершины, переходящие в небесную бес- спектив» [6, с. 274], «дикий танец» красок, «нестройконечность: «Даль уходит в провал бледно-синий…» ная вакханалия» [6, с. 275] .

[7, с. 83]. Здесь, как и в стихотворении «Осень в го- В стихотворении «В саксонской Швейцарии»

рах», актуализируется мотив горного леса-медиатора вершина антагонистична долу. Находящимся в горах между землей и небом: «…к небу тянется хвойная героям хочется «пальнуть в цель» [7, с. 83], равнинрать…» [7, с. 82]. Это пространство свободно от при- ный локус. Но в конце концов им, «плененным берсутствия человека: «Только елка трясется на дерне, линской столицей» [7, с. 83], приходится вернуться, только эхо грохочет вверху…» [7, с. 82]. Ощущение как спускается в «пасть дола» герой «Дамоклова месвободы дополняется широтой грандиозной панора- ча» .

мы, открывающейся по мере восхождения: «За хол- Итак, горное немецкое пространство в поэзии мами сквозят города, …над грядою взбегает гряда. В С. Черного, как правило, идиллично. Его описание глубине – хвост извилистой Эльбы и козлов одичалых тесно связано с сентименталистским топосом и маргурьба…» [7, с. 83]. При этом пространство открыва- кируется мотивами природности, высоты, свободы, ется взгляду созерцателя не только вверх, в небо, но и радости, сакральности, одиночества. При этом во вниз, в глубину гор: «Вниз сбегают зубцами прова- многих произведениях «вершина» состоит в неразлы…» [7, с. 82]. Еще один традиционный мотив гор- рывной, порой противоречивой и напряженной связи ного текста, встречающийся в этом стихотворении, – с «долом», равнинным локусом, который обычно это мотив радости бытия, охватывающей героя: «Ах, имеет профанные, филистерские черты, характерные как сладко дышать на вершине!» [7, с. 83]. Сентимен- для творчества С. Черного при описании немецких талистский дух, пронизывающий горный текст, про- локусов. Вторжение последнего в горное пространстявляется в использовании междометия «ах» в искрен- во превращает сентименталистскую идиллию в иронем восклицании героя. Заметим, что ироничной, да- нически переосмысляемую псевдоидиллию .

Литература

1. Ерофеев В. Саша Черный и другие // Москва – Петушки: сайт, посвященный творчеству Венедикта Ерофеева. Режим доступа: http://www.moskva-petushki.ru/works/sasha_chernyj_i_drugie/1 (дата обращения:

25.01.2015) .

2. Замятин Д. В. Горные антропологии: генезис и структуры географического воображения // Река и гора:

локальные дискурсы: сб. материалов Межд. научн. конференции «Урал и Карпаты: локальный дискурс горных местностей» (Пермь, 29 – 30 октября 2009 г.). Пермь: ПГНИУ, 2009. С. 155 – 162 .

3. Иванов А. С. Русский ковчег. Муза Саши Черного в эмиграции // Черный С. Собрание сочинений: в 5 т .

Т. 2: Эмигрантский уезд. Стихотворения и поэмы. 1917 – 1932. М.: Эллис Лак, 1996. С. 5 – 22 .

4. Крысанова А. В. Братья по «пятому времени года, шестому чувству и четвертому измерению»: небесное пространство в поэтическом мире М. Цветаевой // Вестник Балтийского федерального университета им. И. Канта. 2013. № 8. С. 128 – 134 .

5. Нагина К. А. Пространственные универсалии и характерологические коллизии в творчестве Л. Толстого:

монография. Воронеж: Научная книга, 2012. 443 с .

6. Черный С. Собрание сочинений: в 5 т. Т. 1: Сатиры и лирика. Стихотворения. 1905 – 1916. М.: Эллис Лак, 1996. 464 с .

7. Черный С. Собрание сочинений: в 5 т. Т. 2: Эмигрантский уезд. Стихотворения и поэмы. 1917 – 1932. М.:

Эллис Лак, 1996. 496 с .

Информация об авторе:

Жданов Сергей Сергеевич – кандидат филологических наук, доцент, заведующий кафедрой иностранных языков и межкультурных коммуникаций Сибирского государственного университета геосистем и технологий, fstud2008@yandex.ru .

Sergey S. Zhdanov – Candidate of Philology, Associate Professor, Head of Foreign Languages and Intercultural Communications Department, Siberian State University of Geosystems and Technology .

–  –  –

Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ научного проекта № 14-14-24003 .

Актуальность статьи обусловлена структурообразующим значением мотива смерти для всего творчества В. Распутина. В обрядах перехода – важнейших в погребальном комплексе - отражаются основные представления о мироустройстве. В исследовании анализируются рассказы 1990-х гг.: «В ту же землю», «Поминный день», «Изба» как наиболее репрезентативные с точки зрения раскрытия темы. Для анализа использован герменевтический метод. Погребальный обряд в поздних рассказах В. Распутина существенно трансформирован, что знаменует поиск автором нового основания бытия, персонажа, способного выстоять в хаотическом мире. В результате анализа выявлено, что для поэтики поздних текстов характерны незамкнутость смерти, уравнивание и слияние языческих и христианских символов, открытие нового пространства, дающего основания для самовыживания, самоспасения нации. Смерть патриархального героя (обряд отделения) осмысляется как конечная, однако уход старух одновременно становится и творением инопространства, преображением сущего. Промежуточный обряд представляет трансформацию устоев через приобщение к потустороннему. Важна функция проводника, помогающего умершему включиться в мир мертвых. Эту роль на себя берут Пашута («В ту же землю»), становящаяся «обряжающим существом», Олька («Поминный день»), песней совершающая апостериорный обряд, изба («Изба»), преобразующаяся в переходное пространство. Обряд включения допустим лишь после глубинного изменения основ настоящего, что дает возможность выстоять. Таким образом, в поздних текстах В. Распутина смерть явлена как продолжение жизни, а жизнь зачастую как подготовка к переходу. Изменение бытия влечет за собой трансформацию погребального обряда, что в свою очередь заставляет искать иную модель мира .

The relevance of the paper is associated with the motive of death, structure-directing for whole Rasputin's prose .

The common notions about world order are imaged in the rite of passage, the most important rite in the funeral complex. The paper analyses the 1990s novels – «Into the same land» («V tu zhe zemlu»), «The day of prayer for the dead»

(«Pominnyj den»), «Hut» («Izba») as the most representative. The method of the research is hermeneutic. The obsequies in the late Rasputin's novels are essentially transformed. This deals with author's search of the new foundation of existence, the new protogonist who is able to survive in the chaotic world. The research revealed that the openness of the death, fusion of pagan and Christian symbols, development of the new space, which could become the foundation of the nation’s self-escape, are significant for the poetics of Rasputin’s late novels. The death of the patriarchal hero (the rite of separation) is understood as an end, but the death of old women becomes a creation of new space, transformation of existence. Intermediate rite presents the transformation of the principles through association with the afterworld. The function of the conductor, helping the deceased to join the world of the dead, is important. This role is taken by Pashuta («In the same land»), becoming the «cering being», Olka («The day of prayer for the dead»), proceeding posteriori ritual by the song, the hut («Hut») is converted into a transitional space. The rite of inclusion is permissible only after deep changes in the foundations of the present, which makes the possibility to survive. Thus, in V. Rasputin’s late texts death is revealed as a continuation of life, and life is often as a preparation for the transition. The changing of life entails the transformation of the funeral rite, which makes us to look for another model of the world .

Ключевые слова: В. Распутин, язык писателя, погребальный обряд, смерть, обряд перехода, рассказы 1990 гг .

Keywords: V. Rasputin, writer’s language, obsequies, death, rite of passage, short novels of the 1990s .

В. Распутин принадлежит к тому кругу авторов, разом, смерть праведника или сакрального пространдля которых тема смерти – ключевая [11, с. 51 – 60]. ства неразрывно связана с метафизическим, познаниУже в ранних рассказах она осмысляется по-разному: ем тайн бытия [16, с. 6 – 26] .

смерть как конец жизни («Старуха», 1961, «И десять В рамках данной статьи нас будет интересовать могил в тайге», 1966), смерть как слияние с природой реализация мотива смерти, воплощенного в погреВ Саяны приезжают с рюкзаками», 1963). Впервые бальном обряде, воссозданном в поздней прозе мастепонимание смерти как выхода в пределы метафизиче- ра. Для текстов В. Распутина 1990-х гг. характерна ского намечено в дебютной повести «Деньги для Ма- трансформация образов сокровенных героев (уходит рии» (1967), наиболее полно выражено в «Последнем патриархальный тип, появляются пожогщики, архасроке» (1970). Старуха Анна заранее предвидит свою ровцы), избранного пространства (деревня вбирает в смерть, мало того – она с ней договаривается, переход себя черты города), обрядов. Погребальный обряд должен случиться во сне, в онейросфере, что наделе- является одним из древнейших, ключевых. Этика кано особой значимостью. Сама смерть героини описа- ждой эпохи находит свое отражение именно в погрена в стилистике Вознесения. В повести «Прощание с бальном обряде, «предрассудки», обычаи, связанные с Матёрой» (1976) возносится уже сам остров, подсве- «уходом» человека, приобретают особую устойчиченный мифологемой Нового Иерусалима. Таким об- вость, культовость, отсюда так важны мельчайшие деН. В. Ковтун, В. А. Степанова 144 Вестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4

ФИЛОЛОГИЯ

тали их описания [3, с. 22]. Смерть и похороны отно- Попытка преодоления смерти в «Поминном дне»

сятся к «обрядам перехода». А. Геннеп выделяет здесь связана с исполнением любимой песни Толи. Для сонесколько стадий. Похоронный обряд состоит из обря- кровенных героев В. Распутина характерно предвидедов отделения, включения и промежуточного обряда. ние смерти, им дана возможность подготовиться к Самое большое значение придается обрядам приобще- ней, даже «договориться». Отчасти песня «На дальней ния умершего к миру мертвых [5, с. 134 – 139]. станции сойду», которую все время поет герой, а поВ поздних рассказах писателя смерть как обряд сле его смерти – дочь, выступает в той же функции отделения описана со стороны, глазами живых. Тогда «проводника». В песне воссоздано утопическое, райкак в «Последнем сроке» переход показан через вос- ское пространство, где совмещается прошлое и наприятие самой умирающей – старухи Анны, отчасти стоящее. Кроме того, здесь дан образ «живой воды», ситуация повторяется в «Прощании с Матёрой», где ему противостоит мотив воды «мертвой», забравшей героин и сами вовлечены в процесс перехода. В про- героя. Толя после этой песни успокаивался, засыпал, изведениях 1990-х гг. тема смерти переосмысляется, да и соседи прислушивались: «Поёт Толя, пора к носмерть явлена как свершившееся, абсолютное собы- чевой собираться» [14, с. 327]. Так символически пестие. Несколько особняком стоит рассказ «Поминный ня связана с упокоением души. Пропетая на поминках день» (1996), хотя хронологически расположен между старшей дочерью, песня бередит душу собравшимся, коррелирующими друг с другом текстами «В ту же заставляет вспоминать погибшего вновь и вновь. В землю» (1995) и «Изба» (1999). рассказе значим и мотив смерти как возвращения к предкам, причем, возвращение преимущественно не ментальное, а физическое: «Куда-то туда [в нижнюю Обряд отделения В «Поминном дне» обряд отделения дан ретро- деревню, которая в подводное царство ушла] Толя спективно: после гибели Толи Прибыткова проходит нырнул. Там наши матери похоронены, кладбище год. Смерть названа «обычной»: Толю «позвала было посреди деревни, делило её на две части» [14, смерть» и «похоронила» вода. Уход героя происходит с. 329]. Образ «нижней деревни» коррелирует с поняне как таинство (вариант старух), а на глазах всей де- тием загробного мира (ср. более богатая деревня.. .

ревни, шумно, с «отчаянными криками». О. Седакова – кладбище, пристанище старших [15, с. 45 – 46]), в работе «Поэтика обряда. Погребальная обрядность вода – стихия пограничная, эту семантику усиливает восточных и южных славян» отмечает две основные и расположение кладбища посреди деревни – на графункции воды в качестве элемента обряда перехода: нице того и этого миров [4, с. 98 – 109] .

преграда между миром живых и миром мертвых или В тексте подчеркивается абсурдность, случайсредство связи между ними [17, с. 55]. Вода как сти- ность смерти героя. Гибнет «здоровый сорокалетний хия перехода представлена в повестях «Живи и пом- мужик», подлинный хозяин. Нелепая смерть – прини», «Прощание с Матёрой», это сквозной мотив для знак нежизнеспособности патриархального типа в всего творчества писателя. Хотя и в этих текстах на- меняющемся, осколочном мироздании. Толя Прибытмечен мотив настигшей воды. Стремительное заму- ков оказывается близок образу богатыря Кузьмы из жество Настёны оборачивается отступлением от повести «Деньги для Марии», на смену которому судьбы, доли, связывается с опасностью: «кинулась в позже придет трикстер – Сеня Поздняков, чья призамужество, как в воду» [14, с. 14], что и подтвержда- рода сродни хаотическому настоящему. У Толи и роет финал повести. В «Прощании с Матёрой» мать Да- ждаются только девочки, словно доказывая невозрьи боялась воды, и была настигнута ею, могила зато- можность продолжения богатырства. Зато жизнеспоплена после смерти. собным окажется двойник погибшего, двоюродный Обряд отделения различается, прежде всего, пуб- брат Бронислав, открывающий череду героев-интелличностью: Толя гибнет на виду у всех, старухи уми- лектуалов .

рают уединенно, об их смерти даже не сразу узнают. И Толя, и Бронислав (а позже и Сеня) в разное Кроме того, смерть Агафьи («Изба») и Аксиньи («В время проходят испытание водой. В имени Бронислату же землю») предполагает выход в метафизическое, ва заложен богатырский код: «значит держатель, зао чем свидетельствует связь смерти со сном, транс- щитник славы» [14, с. 330]. Вставной сюжет из детстформация пространства; уход Толи отличает завер- ва героя семантически вытесняет и затмевает картину шенность, окончательность. Подобный вариант смер- поминок. Бронислав также символически умирает, ти осмысляется В. Распутиным в ранних текстах. В проходя инициацию: в холодной воде, ночью мальрассказе «И десять могил в тайге» рефреном повто- чишка добирается до берега, тридцать километров ряются слова: «Один, два, три, четыре, пять… Один, бежит до родной деревни, и эта сила, своеволие редва, три, четыре, пять… десять могил в тайге … бенка заставляют капитана судна, взявшего безбилетОдин, два, три, четыре, пять… Один, два, три, четыре, ника в плен, оставить свой пост. «Ты его на всю пять… сын на Тагуле, сын на Гутаре, сын на Мархое, жизнь победил. Он и с Ангары из-за тебя ушел», – дочь возле Покровского, сын на Агуле» [12, с. 35]. итожит историю Сеня Поздняков [14, с. 341]. БрониНарратором выступает старуха, похоронившая своих славу будто бы предначертано «оборонить» деревню, детей, для нее жизнь – конечна, смерть предстает фи- но он рано, «еще до затопления», оставляет ее, в плазиологично, детально, но и здесь есть попытка ее пре- не повествования выписан как герой чуждый, горододоления: «Старуха всем им [внукам] дает имена сво- ской, хоть и признаваемый за своего. Чуждость и есть их мертвых детей» [12, с. 42]. В цикле значимость признак интеллектуала, способного к рефлексии, имен «расшифровывается», на них откликаются даже умопостижению метафизического, неслучайно в бомертвые, имя, человеческая память способны про- лее поздних текстах этому типу дано преодолевать длить бытование ушедшего. границы мирского усилием сознания. Образ БрониВестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4 145

ФИЛОЛОГИЯ

слава в какой-то мере соотносится с типом «интел- «Последний срок». И сама старуха сопротивляется лектуального пророка», оформившегося в поздних смерти: «Ты легла, Агафья? – Ишо сидю» [15, с. 393] .

текстах мастера как альтернативный исчезающему Старухи, слишком «зажившиеся», возникают во мнообразу традиционного святого/юрода (Богодула, деда гих произведениях автора. В рассказе героиня объясЕгора, дяди Миши Хампо). Речь идет о рассказах няет долгую жизнь тем, что «вся из одной людской «Видение» (1997), «Новая профессия» (1998), «В не- запусти, на тебя и там спросу нету» [15, с. 393], попогоду» (2003). мещая тем самым себя в инопространство .

И сосед Толи – Сеня Поздняков – отчасти являет- Смерть Аксиньи Егоровны тоже связана с онейся двойником Бронислава: в первом рассказе цикла росферой: она умирает во сне – «не пришлось и глаза «Сеня едет» (1994) говорится, что «когда-то он читал закрывать» [15, с. 242]. Свершение перехода во сне книжки, вышел из приличной городской семьи» [14, неслучайно, в творчестве В. Распутина связь смерти с с. 283]. В Заморах Сеню ссаживают с «белого парохо- онейросферой – один из топосов: старуха Анна из да» полуживого от пьянства, беспомощного (симво- повести «Последний срок» предвидит свою смерть, лически он уравнен с нагим человеком – шутом и договаривается умереть во сне, Настёну «морит сон», младенцем одновременно), оставляют в переходном матёринские старухи, очнувшись ото сна в «курятнипространстве – бане. Здесь его и находит первая дере- ке» Богодула, ощущают себя мертвыми, в «Поминном венская красавица – Галя, буквально спасшая героя из дне» Сеня засыпает на месте затопленного кладбища .

небытия. Бронислав и Сеня демонстрируют альтерна- И Пашута, «прибирая» мать, «под спину подложила тивные варианты развития судьбы Толи, однако, так легонькое стеганое одеяло – не из новых, под голову или иначе, богатырство оказывается неосуществи- подушечку – как для сна» [15, с. 276]. Кроме того, мым. перед смертью физической происходит метафоричеГибель Толи, сопровождаемая «отчаянными кри- ски дублирующая её ситуация: для Аксиньи Егоровны ками», прерывает ряд богатырей [7, с. 280 – 311]. это умирание её родной деревни, вынужденный переВажно, что смерть героя – «не своя», поскольку ско- езд в город на зимовку. Описание кончины старухи ропостижна и случайна, старухи же умирают «своей» завершает и переосмысляет восприятие смерти как смертью. О. Седакова, анализируя погребальные об- праздника: она умирает именно тогда, когда ее дочь – ряды у славян, отмечает, что «умершие своей смер- Пашута – работает на «спецобслуживании». Суть сотью почитались как предки» [17, с. 39], фактически бытия не важна, празднует «какая-то незначительная становились хранителями рода, защитниками живых. организация», что свидетельствует о коллективности, «Заложных» же, случайно умерших, следовало избе- формальной стороне праздника, с которым хронологать, что опять-таки подчеркивает нежизнеспособ- гически совмещено таинство смерти. Аксинья Егоность патриархального героя – у него, умершего не ровна умирает в одиночестве, во сне .

своей смертью, не может быть последователей. Не Параллель «смерть – праздник», важнейшая в менее обреченно в современном мире выглядит и зрелом творчестве автора, осмысляется по-новому. В женская патриархальность, что символически под- христианской традиции смерть предстает как праздтверждено судьбой Настены («Живи и помни»), неза- ник встречи с Богом: старуха Анна в момент преддолго до гибели, провалившейся в яму для утоплен- смертного просветления видит радугу, Настёна перед ника. Настена в смерти ищет спасения, покоя, уже смертью слышит звон колокольчиков, которые «сзыневозможного в пределах истории. вали... кого-то на праздник» [15, с. 254], в «ПроСмерть старух из рассказов «Изба», «В ту же зем- щании с Матёрой» обряжение избы перед затопленилю» выписана более подробно и традиционно. Стару- ем сопрягается с праздничными ритуалами – пригохам дано предвидеть собственную кончину, подгото- товление известки старухой Дарьей, побелка горницы .

виться к ней. Аксинья Егоровна («В ту же землю») Важно, что восприятие смерти как праздника дано заранее собирает смертное, просит внучку купить лишь праведникам. Образ Аксиньи Егоровны соотикону. Агафье («Изба») снятся вещие сны, она лежит ветствует традиционным чертам «распутинских став больнице (переходное пространство) и видит «сон, рух», ориентированным на иконописные каноны:

поразивший ее на всю оставшуюся жизнь: будто хо- «Оскудевшая телом, высохшая, с бескровным желтым ронят ее в ее же избе» [15, с. 360]. Онейросфера ха- лицом, с руками в обвисшей коже... говорила тихо рактеризуется не только специфическим, «мнимым» и услужливо нитяным тонким голоском» [15, с. 242] .

пространством, но и «вывернутым» временем, двой- Героиня готовит смертное платье: «Оно показалось ной причинной связью [20, с. 89]. В рассказе «Изба» в матери при дарении настолько праздничным, что ни онейросфере смерть предстает не как переход, что один из прижизненных праздников не мог до него характерно для ранних текстов мастера, но как погре- подняться» [15, с. 248]. Вид умершей – «торжественбение, зарывание в землю. Само положение избы – ный и смиренный» – усиливает данную параллель, под землей и на поверхности одновременно: «труба и однако таинство смерти происходит на фоне чужого должна находиться под небом», – дублирует модель празднования .

мироздания. Дым, поднимающийся из печной трубы, Физической смерти Агафьи также предшествует может означать возносящуюся душу, мировую ось затопление деревни, кроме того, перевоз и возведение (axis mundi). Во сне Агафья думает: «Там тоже со- избы на новом месте являются, по сути, инициацией, греться захочется», т. е. бытование в иномире имеет перерождением через символическую смерть. Неслуфизические свойства, что коррелирует с языческими чайно строительство начинается и заканчивается боверованиями. Второй сон о смерти – вещий – глубоко лезнью, старуха задает себе вопрос: «Вся, чё ли, выоригинален: Агафья видит умерших, но не предков, шла?» [15, с. 379], что свидетельствует об избывании нет и проводника, явленного старухе Анне в повести прежнего в себе. Сосед Агафьи – мастер Савелий – 146 Вестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4

ФИЛОЛОГИЯ

находит её полумертвой с куском хлеба в руке на тре- на руках, положили просторно среди своих, деревентий день (аналог евхаристии), так начинается возвра- ских, и весь обряд был бы дорогой к родителям, а не щение к жизни. Итак, обряд отделения в поздних рас- хождением по мукам» [15, с. 248]. В городе осущестсказах В. Распутина переосмысляет прежнее понима- вима формальная сторона обряда – ритуал, который и ние смерти как праздника, выхода в пределы метафи- организует бюро услуг. Разграничение обряда и ризического: в «Поминном дне» смерть героя-богатыря туала [18, с. 276 – 287] обнаруживается уже в повести окончательна, в рассказах «Изба», «В ту же землю» «Последний срок»: старуха Анна, осознающая смерть явлена как творение нового пространства-мира-устоя. как обряд перехода, надеется на присутствие детей при моменте перехода ради того, чтобы дать им возможность приобщения к тайне и, соответственно, обПромежуточный обряд По мнению Геннепа, траур – «промежуточное со- ретению жизненного основания .

стояние для тех, кто остается в живых, в которое они Отказ от выполнения внешних условностей в расвходят благодаря обрядам отделения и из которого сказе постулируется прямо: «Столько было хлопот, они выходят благодаря обрядам реинтеграции в об- что она не знала, за что взяться, но все это могли быть щество в целом» [5, с. 135]. Подготовка к погребе- хлопоты из старой обрядности, а Пашута шла мимо, нию: омовение, обряжение, ночное бдение у гроба и не заботясь о ней, поэтому можно было, казалось, т. д. – части промежуточного обряда. ничего не делать» [15, с. 274]. Героиню пугает не В «Поминном дне» эта составляющая отсутству- смерть матери, а необходимость исполнить похоронет, поскольку тело не находят, оказывается невоз- ный ритуал. Она растеряна, цепенеет, но выполняет можно включение живых в приготовление умершего все действия «словно в назначенную минуту» [15, к переходу. Отчасти аналогом гроба является лодка. с. 238]. Омовение – ритуал, который призван лишить Связь ладьи с домовиной – одна из древнейших. Обы- умершего «последних признаков принадлежности чай погребать умерших под перевернутой лодкой, живым» [1, c. 109]. Обмывает мать Пашута сама – это параллели в строительстве ладьи-дома и гроба свиде- нарушение языческого славянского ритуала, в сооттельствует о том, что смерть воспринимается как ветствии с которым, обмывать мертвого родственники путь, переход [10, с. 68 – 69]. В повести «Дочь Ивана, не могли, тем более – дочь. Однако в православном мать Ивана» (2003) лодка возникает в связи с образ- обряде омовение тела близкими не возбраняется, даже ами Ивана Савельевича и его внука Ивана – потенци- является более частым. В тексте говорится: «Нет, ниального спасителя, культурного героя. Столкновения кому она мать не отдаст, вымоет сама. Хотя это вроде на воде являются аналогом инициации, дают юноше не полагается – самой. Бог простит. Богу, похоже, привозможность испытать себя, совершить переход к дется прощать ей многое» [15, с. 249]. Упование на иному внутреннему состоянию. Однако лодка, най- прощение Бога повторяется рефреном, Бог же предстаденная после гибели Толи, продана, отдана чужим. ет вершителем справедливости: «У могилы матери, В рассказе «В ту же землю» большинство обрядов когда встанет она перед могилой (а так далеко еще до

– «промежуточные», а один из важнейших – «отделе- этого и так ненадежно!), когда вглядится Судия нение» – фактически вынесен за пределы текста. Инте- дремный, что же такое там бесславное происходит и ресно, что данная смена акцентов не типична для пи- кто это затеял, она не станет прятаться» [15, с. 266] .

сателя. В центре сюжетов зрелой прозы – героини, В квартире остается и незанавешенное зеркало – которым открыта возможность выхода в метафизиче- примета языческая, однако сочетающаяся с правоское, пределы жизни расширяются за счет прираще- славным обрядом, соответственно, нарушаются оба ния мира смерти, что и завершает сюжет. В мире, где закона. Зеркало принято закрывать, чтобы покойник «попраны этические нормы, природа обессилена, «не увел» за собой живых – обычай означает замыкаединственной альтернативой, теряющей витальные ние смерти. Несоблюдение обряда подчеркивается на силы жизни, становится смерть – исполненность лич- протяжении всего повествования. Погребальная оденой судьбы как условие жизни» [2, с. 110]. В «Про- жда старухи – темная, что соответствует славянской щании с Матёрой» старухи оставлены в момент пере- традиции хоронить пожилых в темном, но противорехода, туман, поглотивший остров, – символ неведомо- чит христианской, где всех хоронят в светлом, что го, граница между реальным и ирреальным. Иван должно символически дублировать крестильные одеПетрович в «Пожаре» переживает близкое состояние, жды. Вопрос, крещена ли старенькая бабушка, задает выход героя в бескрайнее белое поле означает смерть, юная Татьяна. Внучка и покупает по бабушкиной однако повествование не свидетельствует о завер- просьбе икону Богородицы, которую положат старухе шенности данного акта. в гроб, что полностью соответствует православному В рассказе «В ту же землю» переход явлен не че- обычаю вкладывать в руки усопших мужчин – икону рез восприятие «посвящаемого», умирающего, но гла- Спасителя, женщин – Богородицы .

зами оставшегося, не способного постичь тайну, од- Возвращение души умершего в «дом родной», нако вовлеченного в действие. Основной конфликт т. е. в Царствие небесное, вполне соответствует хрирассказа заключается в сознательном нарушении об- стианскому дискурсу, однако тут же возникает иной ряда похорон, как христианского, так и языческого. образ: «В квартире стоял запах – еще не тления, но Одна из причин отступления от ритуала – смерть в горя. В жилых стенах пахло запустением и горечью, в городе, месте чуждом, профанном. Город противо- них поселилось бестелесое существо, приходящее в поставлен деревне и в своем отношении к таинству тяжелые дни, чтобы справить какой-то свой ритуал .

смерти: не прописанная в квартире дочери Аксинья Пашута принюхивалась, пахло как от овчины, из коЕгоровна «не имела права умирать» [15, с. 244]. В торой не вынашивается дыхание жизни, ее породивдеревне же, напротив, «снесли бы Аксинью Егоровну шей» [15, с. 264]. «Бестелесое существо» – аналог Вестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4 147

ФИЛОЛОГИЯ

«двойняшки», появляющейся в «Последнем сроке», “освященный”, обрядово закрепленный участок земоднако в рассказе существо является проводником ли. Там вместе с телом погребается и замыкается сама для живых, оно приходит в мир реальный со своим смерть. Если же реальное место кончины не снимаетобрядом. Запах овчины, с одной стороны, свидетель- ся ритуальным, присутствие смерти или воплощаюство искупительной жертвы, с другой – овчина – пре- щей ее нечисти консервируется, создается “нечистое”, дельно материальный предмет, своеобразное свиде- “урочное”, “выморочное место”» [17, c. 75]. Таким тельство физического в смерти. образом, похороны вне пределов кладбища означают Традиционно изготовление гроба уподобляется незамкнутость смерти. Исследовательница также пистроительству дома, не случайна лексическая связь шет о временных рамках нечистых мест: спустя кадом – домовина», которая будет усилена в рассказе кое-то время (после Великого четверга, например) и «Изба», героиня которого видит сон о погребении в после свершения апостериорного обряда они могут собственной избе. Гроб описывается через прием ост- стать законными .

ранения – «длинный прямой предмет, обернутый в В рассказе Аксинью Егоровну хоронят «наособимешковину», что свидетельствует о его сакральности. цу» не из-за её «нечистости», но из-за греховности Это подтверждается и описанием домовины, чья ар- самого мира прогресса, где попраны все нравственхитектура напоминает храм. Гроб сделан «из свежей ные, этические нормы. Помимо бытовых трудностей – золотисто-янтарной сосновой доски... С незапа- отсутствие денег и городской прописки, подчеркивамятных времен называют эту обитель человеческой ется унижающая формальность ритуалов, свершаебренности домовиной» [15, с. 275]. Солярная симво- мых над умершим в государственном учреждении. По лика в текстах писателя указывает на праведность сути, узаконенный ритуал предстает надругательстумершей, связывает смерть с праздником. Мотив све- вом над телом: «окаменевшего и униженного в смерта акцентирован в образе самой «старенькой бабуш- ти последним, самым жестоким унижением, окатят из ки», но видит исходящее от усопшей свечение только шланга водой, воткнут в принесенную одежду; по внучка: «Старенькая бабушка лежала лицом к ней, и этому свидетельству на фабрике ритуальных услуг так много за полминуты сказало ей это лицо в раме подберут гроб, украсят его по одному из пунктов асгроба, успокоенное, освещенное нездешним светом, сортимента и подадут под тело; по этому же свидеобращенное к ней одной, что чувствительная душа тельству на кладбище выроют могилу в такой тесноте девчонки опалилась. Не бездыханно лежала Аксинья мертвых, что на похоронах натопчешься всласть на Егоровна перед Танькой, а стояла, как и она, в раме соседях...» [15, с. 243] .

выходной двери, обернувшись всем телом для проща- Приняв решение самостоятельно хоронить мать, ния» [15, с. 277]. Состояние перехода в прозе автора Пашута изменяется внутренне и внешне, утрачивает связывается с мистическим светом, свидетельствую- пассивность, но проявляет силу духа, способность на щим метафизическое. поступоки ответственность за него. Героиня предстаПашута собирается сама рыть могилу, что являет- ет отчасти как хтонический персонаж, создающий ся нарушением обряда: действие должны совершать новый обряд, продолжающий род (хотя кровное родмужчины. Похороны проходят не на третий день, а на ство утрачивает прежнюю значимость, духовное второй, тем самым, происходит отказ от веры в вос- единство обретает сокровенные смыслы). Совершая кресение/бессмертие души, поскольку похороны на похоронный цикл, Пашута становится каким-то «нетретий день обозначают символический повтор смер- ловким и бездушным обряжающим существом, взявти Христа и его воскресения. По верованиям христиан шимся не за свое дело» [15, с. 254]. Этот образ корреименно на третий день душа возносится к Богу [23]. лирует с тем «бестелесым существом», что пришло Отказ от обычаев трактуется как своеволие, за кото- вместе с горем, чтобы «справить свой ритуал». По рое придется отвечать: «все тут поперек обычаев, за сути, героиня становится посредником меж миром все отвечать придется» [15, с. 263]. Несмотря на сво- живых и ушедших, неслучайно всё получается само боду воли человека, провозглашаемую христианст- собой: «надо было торопиться, и не торопилось, двивом, свобода находится в рамках системы ценностных жения сдерживались сами, отмеряя положенный ориентиров – «если кто хочет идти за Мною, отверг- ритм» [15, с. 276] .

нись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» Пашута ощущает, что ей нужно присутствовать (Мф. 16, 24). Но главным отступлением от обычая при «творении» могилы, выполнить своеобразную становится решение хоронить мать «наособицу», ми- миссию, связанную с идеей строительной жертвы:

нуя кладбище. Друг Пашуты – Стас потрясён её наме- «надо было мокнуть и мерзнуть, но быть рядом с этой рением: «Это же не похороны, Пашута. Это же – за- все углубляющейся прямоугольной ямой» [15, с. 273] .

рыть!..» [15, с. 262]. Подобный сюжет развернут и усилен в рассказе «ИзКак в христианстве, так и в славянских обычаях ба». В языческом дискурсе создание мира всегда сосуществуют довольно чёткие правила, предписываю- пряжено с жертвоприношением: «бесчисленные формы щие захоронения в определенных местах или запре- жертвоприношений … имитация … первого щающие хоронить в ограде. Запрет на погребение в жертвоприношения, давшего рождение Миру» [22] .

«чистом», сакральном месте может быть связан с мар- Работа Агафьи – и жертвоприношение, и инициация:

гинальностью умершего: самоубийцы, иноверцы, не- «Лихорадочная, запойная работа Агафьи по строителькрещеные. Кладбищу семантически противостоят ству усадьбы граничит с самоубийством, но именно перекрестки, поля, болота, стоячие воды. О. Седакова смерть обещает прозрение. … Обратный путь геотмечает, что «в ходе погребального обряда должно роини лежит не к очагу, напротив, знаменует преодостереться значение реального пространства кончины ление эмпирического, изба возносится изнутри, волей (дома, лавки в доме), и смерти должен быть отведен души и потому неподвластна времени» [6, с. 23]. ПаВестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4

ФИЛОЛОГИЯ

шута так же должна принести жертву, но зачинается не мового – охранителя своего пространства, связаны дом, кладбище как сокровенное место, где возможно сокровенные герои писателя: Богодул (Богов раб, Бооткровение метафизического [21, c. 162 – 173]. Отка- гов посох), дед Егор («Прощание с Матерой»), Иван завшись от старой обрядности, создавая новый ритуал, Петрович Егоров («Пожар»). В избе Агафьи стоит она придерживается и некоторых ориентиров: в гроб запах «древний, словно бы и не человеческий», изба куплена красная обивка, могила развернута правильно, сама себя чинит, тушит начавшийся в ней пожар (анпопытаются собрать поминальный стол, сварить кисель. титеза к сюжету повести «Пожар»), непрошенные Содержательная ориентация на устоявшиеся, ос- жильцы, найденные после случившегося, «лежали вещенные временем обычаи, но отказ от формального, кулями, вытянуто, будто кто волочил их» [15, с. 397] .

предписанного ритуала и составляют новый обряд: В описании усадьбы подчеркивается постоянное приГерои В. Распутина творят обряд непреклонно и ин- сутствие хозяйки: «изба прибрана, догляд за ней есть»

туитивно, повинуясь бессознательному, которое вхо- [15, с. 398]. Однако заключительная часть погребальдит в резонанс с некой высшей волей» [9, с. 79]. Слом ного обряда – возвращение живых в мир и снятие прежних устоев не только сознательный – вынужден- траура – невозможна для избы. Она – воплощение ный: гроб возвращается с половины пути, хоронить переходного пространства, гетеротопии, отвергающей едут ночью и не на кладбище, на пустое место... Кроме витальность. Неслучайно каждый последующий житого, после похорон землю окутает снег, что символи- лец оказывается на грани жизни и смерти .

чески связано с Покровом, символизирующим проще- Первые квартиранты отделываются болезнями, ние и защиту. Место для могилы выбрано особое: «Во- Стеша «не может спать», что демонстрирует исклюкруг стояли сосны, а с темной, с северной стороны вы- чительность нахождения в пограничном пространстсоко и могуче вздымались из одного корневища, рас- ве. Следующих жильцов, Катю и Ваню, находят «едва ходясь, как сиамские близнецы, на высоте человече- живыми» после пожара, затухшего самого по себе .

ского роста две лиственницы. Других таких во всем Описание избы, существующей по собственным заколесу быть не могло. Будут стоять как сторожа над ма- нам, итожит рассказ – в начале текста дается взгляд теринской могилой» [15, с. 271]. Две лиственницы из извне, в конце – изнутри сакрального пространства .

одного корня – раздвоение древа жизни и самой жизни. На переходность характера постройки указывает и то,

В рассказе «Изба» промежуточный обряд пре- что изба собрана из сосновых бревен (сосна олицедельно свернут, однако является значимым элемен- творяет «древо жизни», есть символ бессмертия):

том. О смерти хозяйки деревню оповещает сама изба, «старухи, усаживались на низкую и неохватную, смерть наступает под Покров, что можно рассматри- вросшую в землю чурку и сразу оказывались в другом вать как метафору – покров-саван-снег. Крест над мире» [15, с. 357]. О. Седакова отмечает, что «онный могилой – лиственничный, что опять-таки вводит се- свет» может быть расположен «в пространстве избы:

мантику инобытия. Листвень, отчасти символизи- в печи, в печной трубе и др. Для обрядовых действий рующий крест, появляется в «Прощании с Матёрой», актуально (независимо от дальнейшего распределения в «Избе» он возникает над могилой Агафьи, совмещая пространств жизни и смерти) создание в новом прохристианский и языческий дискурсы. Фактически, странстве дома для умершего» [17, с. 56]. И топос воедино оказываются слиты Древо Жизни и Крест. двора является «переходным»: здесь могут находитьИнтересно, что в обоих рассказах обряд приобще- ся живые, но только старухи: ребятишки в Агафьином ния умерших к миру мертвых как часть промежуточ- дворе не табунились». Зайти во двор означает провеного обряда сопровождается трансформацией или дать Агафью: «Ко всем остальным из отстрадавшегорождением инопространства. Могила творится Пашу- ся на земле деревенского народа следовало идти на той для матери и выступает зачином необычного кладбище … а к старухе Агафье в те же ворота, что кладбища, само творение разворачивается в новый и при жизни» [15, с. 357] .

обряд, хотя и ориентированный на некоторые элемен- В конце рассказа меняется точка зрения автора:

ты традиции. Агафья умирает одиноко, включение её нарратор описывает мир изнутри инопространства .

в мир мертвых происходит без участия близких. Уси- Своеобразным «древом жизни» выступает сам дом лия живых по проводам умершего символически дуб- героини, ставший духовным пристанищем в инобылирует обряд включения покойника в мир потусто- тии, некой точкой встречи для праведных и грешных, роннего: «В период траура живые и умерший состав- своих и чужих. У славян общераспространенным являют особое сообщество, которое находится между ляется поверье, что «в новом доме кто-то должен умемиром живых, с одной стороны, и миром мертвых – с реть, при этом первый покойник становится духом другой» [5, с. 135]. Живые так же находятся в проме- дома, дедушкой домовым» [17, с. 74]. Агафья, построжуточном состоянии. Агафью, по сути, сопровождает ившая дом, является и первым покойником, перерожв мир мертвых изба, неслучайно героине снится сон о даясь в хранителя сокровенного пространства .

похоронах в избе, последняя и оповещает деревен- Таким образом, промежуточный обряд в поздней ских о смерти старухи (фактически выполняя функ- прозе В. Распутина неизменно связан с такими атрибуцию родственника). тами, как древо жизни и/или крест, снег-покров, сопроТаким образом, участвуя в обряде, изба помеща- вождается или предупреждается обрядом творения .

ется на границу миров, существует вне реального Интересно, что именно в обрядах перехода воплощен хронотопа. Здесь действует собственное время: в по- поиск нового основания, устоя, дающего возможность селке весна наступает по календарю, а в Агафьином выживания и возрождения. Приобщаясь к миру мертдворе – после открытия окон-глаз. Возвращение к вых, сопровождая умершего, живые и сами открывают жизни связывается с символическим возвращением жизнеспособное пространство и/или ритуал .

хозяйки в образе домового. Именно с функциями доВестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4 149

ФИЛОЛОГИЯ

Обряд включения несет снег, покрывающий могилы старух в рассказах В качестве обрядов включения традиционно вы- 1990-х гг. Ольку, старшую дочку, тоже оплакивают в деляют поминальные трапезы непосредственно после день поминок, ибо её отдают «на учебу в город, в безпохорон и все последующие поминания: «Трапеза уст- детную семью приехавшего Толиного брата» [15, раивается ради восстановления связи между членами с. 324]. В прозе писателя девочка, отданная в город, сообщества живых и покойным» [5, с. 150]. Исследо- как правило, обречена (ср. дочь Агафьи, сама Пашута, вательница обрядов сибирского шаманизма Е. Новик красавица Светка в повести «Дочь Ивана, мать Ивапоминки относит к траурным мероприятиям, обрядам на»). Завершая обряд включения умершего отца, депромежуточным: «на близких родственников накла- вочка как проводник остается в переходном состоядываются траурные табу, в определенные сроки со- нии .

вершаются новые серии обрядовых действий, име- В рассказе «В ту же землю» обряд включения оснуемых обычно “поминками”» [8, с. 177]. Можно мысляется сложнее, традиционные поминки не состопредположить, что поминки хотя и относятся к обря- ятся (мясо выкипело, «до киселя дело не дошло»), их дам включения, но замыкают промежуточный обряд, заменяет сугубо практическое соображение: «мужиадресованы одновременно живым и умершим. ков, когда вернутся они из леса, надо накормить» [15, Рассказ «Поминный день» практически посвящен с. 275]. За стол приглашены те, кто участвовал в тайобряду включения, действие происходит на поминках, ных похоронах, в том числе, абсолютно чужие умерпричем на «вторичных», спустя год. По классифика- шей Стас и Серега, никто из знакомых о смерти не ции функций обрядов, приведенной О. Седаковой, оповещен. Обряд включения для Пашуты связан с можно определить, что в поминках доминирует вто- посещением храма. Вхождение во храм – попытка рая функция – «восстановление, укрепление границы освятить новый обряд как сохранивший не формальжизнь/смерть. Цель их – замкнуть смерть, оградить ные черты, но возрождающий подлинные переживаживых от ее нового вторжения» [17, с. 79]. Смерть в ния и смыслы. Истинный обряд в поэтике В. Распуводе означает невозможность замкнуть её ни в грани- тина сопровождается выходом в метафизическое, вецах тела (невозможно закрыть глаза), ни в границах щими снами, прозрениями, интуициями, отсюда пресела (нет очерченной, огражденной могилы). После ображение героини случается ни в церковных предепоминок Сеня фактически повторяет путь Толи: по- лах, но при творении могилы. Соответственно, именвинуясь внезапному чувству, ночью, один в лодке, но зачинание нового кладбища дает опору, перспекзалитой водой, он идёт по Толиному следу. И так же тиву, возможность перехода в метафизическое. Эта глохнет мотор посреди воды, герой погружается в идея подтверждается и тем, что в следующем рассказе сон. Сон есть аналог смерти, однако Сеня избегает В. Распутина «Изба» православный обряд не упомисудьбы погибшего соседа. Повтор пути, казалось бы, нается, древо жизни и крест уравнены буквально, обозначает незамкнутость смерти, зовущей новых лю- ряд строительства дома определяет новые отношения дей, но Сеня – трикстер, пограничный персонаж, для пространств и времён. Вхождение во храм является которого любая граница проницаема, что и позволяет тогда полноценным обрядом включения, но не в вернуться. Однако, выживая сам, Сеня не может быть прежнее пространство, а в новое, приобщиться к коопорой другим, подвиг не входит в функции триксте- торому возможно только после творения собственнора, по его следу и должен явиться богатырь, чтобы го устоя .

ответить на брошенный вызов; с истечением надежды трикстер попадает в трагическое положение, не менее Заключение трагическое, чем культурный герой [19, с. 5 – 27]. Погребальный обряд в поздних рассказах В. РаВ самом обряде поминок никак не подчеркивается спутина существенно трансформирован, что знаменуего диалоговая форма: нет обращений непосредствен- ет поиск автором нового основания бытия, персонажа, но к умершему, не стоит традиционная лишняя рюм- способного выстоять в хаотическом мире. Смерть ка. Общение происходит между живыми, к Толе об- патриархального героя осмысляется как конечная, ращена только песня, пропетая для успокоения мла- однако уход старух одновременно есть и создание денца, продолженная затем старшей дочерью погиб- инопространства, преображение сущего. Важно, что шего. Роль детей в похоронных обрядах неоднознач- во всех названных рассказах смерть незамкнута. В на: они могут сближаться как со стариками, так и с «Поминном дне» это преодолевается героем-трикмолодыми. Однако в поэтике В. Распутина более тра- стером, для которого границы прозрачны, в «Избе» – диционна пара старик – ребенок, «дети, как и стари- творением нового пространства, где смерть – только ки, мифически сближаются с областью смерти и мо- иная форма жизни; в рассказе «В ту же землю» негут служить проводниками в загробный мир (ср. не замкнутость оборачивается появлением трех могил, вполне достоверные исторические сведения о прине- являющих собой «новую троицу», закрепляющую сении в жертву детей в древних славянских погре- смысл нового обряда. Уход традиционного героя (Тобальных обрядах). С таким осмыслением детства свя- ля, мастер Савелий) символизирует нежизнеспособзаны определенные обрядовые функции детей: опо- ность данного персонажа в изменившихся условиях .

вещение смерти, шествие с иконой (или портретом Патриархальный тип праведницы (Аксинья Егоровна) покойного) впереди погребальной процессии» [17, также нерелевантен в поздней прозе, на смену ему с. 109]. По сути, песня становится апостериорным приходят сильные, ко всему привыкшие, мужественобрядом, превращающим нечистое место упокоения в ные бабы-богатырки, с которыми автор и связывает законное, тем самым, завершая обряд включения возможность исхода как выживания, физического умершего в мир мертвых. Подобную же функцию самоспасения нации (Пашута, Агафья) .

–  –  –

Итак, в поздних текстах В. Распутина смерть яв- собой трансформацию погребального обряда, что в лена как продолжение жизни, а жизнь зачастую как свою очередь заставляет искать иную модель сущего .

подготовка к переходу. Изменение бытия влечет за Литература

1. Байбурин А. К. Ритуал в традиционной культуре. СПб., 1993. 253 с .

2. Брюханова Ю. М. Равновесие витальных сил: антиномия жизни и смерти в творчестве В. Распутина // Время и творчество Валентина Распутина: Междунар. науч. конф., посвящ. 75-летию со дня рождения Валентина Распутина: материалы. Иркутск, 2012 .

3. Вернан Ж.-П. Индия, Месопотамия, Греция: три идеологии смерти // НЛО. 1998. № 33 .

4. Галимова Е. Ш. Архетипический образ реки в художественном мире В. Распутина // Время и творчество В. Распутина: История, конспект, перспективы: Междунар. конф., посвящ. 75-летию со дня рождения В. Распутина: материалы. Иркутск: Изд-во ИГУ, 2012 .

5. Геннеп А. Обряды перехода. М., 1999. 198 с .

6. Ковтун Н. В. «Идиллический человек» на перекрестках истории: по произведениям А. Солженицына, В. Распутина, Б. Екимова, Л. Петрушевской) // Русский проект исправления мира и художественное творчество ХIХ – ХХ вв.: монография / отв. ред. Н. Ковтун. М.: Флинта; Наука, 2011 .

7. Ковтун Н. В. Иконическая христианская традиция в «Матренином дворе» А. Солженицына и «Избе»

В. Распутина // Филологический класс. 2013. № 3(33) .

8. Новик Е. С. Обряд и фольклор в сибирском шаманизме: Опыт сопоставления структур. М., 2004. 304 с .

9. Плеханова И. И. Творчество В. Распутина и философия традиционализма // Время и творчество Валентина Распутина: Междунар. науч. конф., посвящ. 75-летию со дня рождения Валентина Распутина: материалы .

Иркутск, 2012 .

10. Постнов О. Г. Смерть в России X – XX вв.: историко-этнографический и социокультурный аспекты .

Новосибирск, 2001. 224 с .

11. Проскурина Е. Н., Борисова А. Б. Танатология ранней прозы А. Платонова // Сибирский филологический журнал. 2014. № 4 .

12. Распутин В. Г. Край возле самого неба: очерки и рассказы. Иркутск, 1966. 66 с .

13. Распутин В. Г. Собрание сочинений в 4-х т. Иркутск, 2007. Т. 1. 448 с .

14. Распутин В. Г. Собрание сочинений в 4-х т. Иркутск, 2007. Т. 3. 440 с .

15. Распутин В. Г. Собрание сочинений в 4-х т. Иркутск, 2007. Т. 4. 440 с .

16. Рыбальченко Т. Л. Интуиция метафизического в прозе В. Распутина // Три века русской литературы:

Междунар. науч. конф., посвящ. 70-летию В. Распутина: материалы. М.; Иркутск, 2007. С. 6 – 26 .

17. Седакова О. А. Поэтика обряда. Погребальная обрядность восточных и южных славян. М., 2004. 320 с .

18. Степанова В. А. Обряд и ритуал в позднем творчестве В. Распутина (на материале рассказа «В ту же землю») // Творчество Валентина Распутина: ответы и вопросы: монография; [Т. Е. Автухович и др.]; под ред .

И. И. Плехановой. Иркутск, 2014 .

19. Топоров В. Образ трикстера в енисейской традиции // Традиционные верования и быт народов Сибири .

Новосибирск: Наука, 1987 .

20. Флоренский П. А. Анализ пространственности и времени в художественно-изобразительных произведениях. М., 1993. 321 с .

21. Хрящева Н. П. Распутин и Платонов: семантика кладбищенского хронотопа // Время и творчество Валентина Распутина: Междунар. науч. конф., посвящ. 75-летию со дня рождения Валентина Распутина: материалы. Иркутск, 2012 .

22. Элиаде М. Священное и мирское. М., 1994. 144 с .

23. Энциклопедия обрядов и обычаев / сост.: Л. И. Брудная, 3. М. Гуревич, О. Л. Дмитриева. СПб.: Респекс, 1996. 560 с .

Информация об авторах:

Ковтун Наталья Вадимовна – доктор филологических наук, профессор кафедры русского языка, литературы и речевой коммуникации Сибирского федерального университета (Красноярск, Россия), nkovtun@mail.ru .

Natalia V. Kovtun – Doctor of Philology, Professor at the Department of the Russian Language, Literature and Speech Communication, Siberian Federal University (Krasnoyarsk, Russia) .

Степанова Василина Андреевна – аспирант кафедры русского языка, литературы и речевой коммуникации Сибирского федерального университета (Красноярск, Россия), burivouh@mail.ru .

Vasilina А. Stepanova – post-graduate student at the Department of the Russian Language, Literature and Speech Communication, Siberian Federal University (Krasnoyarsk, Russia) .

(Научный руководитель – Н. В. Ковтун) .

–  –  –

Настоящая статья раскрывает структурные особенности терминов-синонимов в области медицины с анализом материала научных текстов, описывающих клинические проявления в дерматологии и венерологии. В данной работе исследуются медицинские термины, выраженные двух-, трех-, четырех-, пяти-, шести-, семикомпонентными синонимичными рядами, имеющими в своем составе как собственно термины-синонимы, так и эпонимические термины-синонимы. Результаты исследования показали, что большинство анализируемых терминов-синонимов представлено двузначными выражениями, а также достаточное количество исследуемых лексических единиц – это трех- и четырехкомпонентные синонимичные ряды. Кроме того, больше половины рассмотренных медицинских терминов-синонимов выражено эпонимическими терминами .

The paper reveals structural features of synonymic terms in the field of medicine analyzing scientific material, describing clinical events in dermatology and venerеology. In the given work medical terms are investigated as synonymic rows of two, three, four, five, six and seven components, consisting of both absolute synonymic terms and eponymic synonymous terms. The results of this investigation prove the fact that most synonymic terms under study consist of two compounds, three- and four-component lexical units also compose synonymic rows. Besides, more than a half of the represented medical terms are eponymic terms .

Ключевые слова: медицинские термины-синонимы, синонимичные ряды, равнозначные выражения, термины-эпонимы .

Keywords: medical synonymic terms, synonymic rows, equal meanings, eponymic terms .

–  –  –

Цель данной статьи – определить структурные косарей, туберкулез кожи колликвативный – скрофуособенности медицинских терминов-синонимов на лодерма, угри масляные – фолликулиты масляные, материале научных текстов в области дерматологии и угри новорожденных – угри эстрогенные, угри обыквенерологии. новенные – угри юношеские, узелки доильщиц – оспа При исследовании терминов-синонимов на мате- коровья ложная, фавус – парша, эпителиома педжериале научных текстов в области дерматологии и ве- тоидная – базалиома саморубцующаяся, язва тропинерологии мы выделяем большое количество терми- ческая – язва джунглевая .

нов, имеющих два равнозначных выражения. Анализ В медицине особенно явно прослеживается связь исследуемых единиц позволяет разделить их на не- науки и человека, так как любое клиническое проявсколько групп. ление устанавливается, наблюдается и описывается К первой группе двузначных выражений мы от- ученым-врачом. Таким образом, каждый патологиченосим собственно термины-синонимы, обозначающие ский процесс непосредственно связан с его исследоклинические проявления. Приведем данные примеры: вателем. Поэтому во второй группе двузначных выаингум – дактилолизис спонтанный, акантоз нигранс ражений мы рассматриваем термины-синонимы, в

– дистрофия кожи пигментно-сосочковая, акариаз – которых один из компонентов выражен эпонимичеакародерматит, акропатия язвенно-мутилирующая – ским термином. Проиллюстрируем данное явление:

акропатия псевдосирингомиелитическая, ангиит ко- Айриса болезнь – актинический хейлит, акродермажи – васкулит кожи, анетодермия – атрофия кожи тит папулезный детей – Джанотти-Крости синпятнистая, анонихия – аплазия ногтей врожденная, дром, ангиит сверхчувствительности Зика – ангиит бромидроз – осмидроз, везикулит – сперматоциетит, гиперсенситивный, баланит ограниченный плазмовезикулопустулез – остиопорит стафилококковый, целлюлярный Зоона – баланит псевдоэритропластигемосидероз – дерматоз пигментный геморрагиче- ческий, бластомикоз Гилкриста – бластомикоз севеский, герпес простой – лишай простой пузырьковый, роамериканский, боррелиоз – Лайма болезнь, Бушкегиперпигментация – гиперхромия, каротинодермия – Оллендорфф синдром – дерматофиброз лентикуляраурантиаз, дерматоз параонкологический – дерматоз ный диссеминированный, генодерматоз склероатропаранеопластический, дерматофиброма – гистиоци- фический кератодермический – Хариеца синдром, тома, десквамация новорожденных ламеллярная – Гиппеля-Линдау болезнь – ангиоматоз цереброспиколлоидальный плод, кератодермия – кератоз ладон- нальный, гипоплазия кожи фокальная – Гольца синно-подошвенный, кератоз волосяной атрофический дром, гранулематоз хронический прогрессирующий лица – эритема рубцующаяся надбровная, атрофо- дискообразный Мишера-Ледера – гранулематоз тудермия червеобразная – фолликулит ульэритематоз- беркулоидный псевдосклеродермиформный симметный сетчатый, кератоз солнечный – кератоз акти- ричный, Деркума болезнь – липоматоз болезненный, нический, кератома фолликулярная – порома фолли- дерматоз субкорнеальный пустулезный Снеддонакулярная, красная волчанка – эритематоз, ксанте- Уилкинсона – пустулез субкорнеальный, дискератоз лазма – ксантома век простая, лейкоплакия мягкая – врожденный – Цинссера-Коула-Энгмена синдром, невус губчатый белый, лентигиноз врожденный сис- дисплазия эктодермальная ангидротическая – Критемный – синдром леопарда, гибернома – липома зер- ста-Сименса синдром, дисплазия эктодермальная нистоклеточная, липоматоз семейный – липоматоз гидротическая – Клаустона синдром, импетиго герврожденный диффузный, лихенификация – лихениза- петиформное Гебры-Капоши – импетиго беременция, лишай волосяной – кератоз волосяной, лишай ных, индурация полового члена – Пейрони болезнь, разноцветный – лишай отрубевидный, поверхностно ихтиоз односторонний – эритродермия ихтиозираспространяющаяся меланома – меланома педже- формная односторонняя Россмана, Казабахатоидная, акрально-лентигинозная форма меланомы – Меррита синдром – гемангиомогеморрагический синмеланома ладонно-подошвенная, монилетрикс – апла- дром, Кауден синдром – синдром множественной зия волос веретенообразная, невус сальных желез – гамартомы и неоплазии, Кенена опухоль – фиброма невус аденоматозный, невус сложный – невус дермо- околоногтевая, кератодермия Унны-Тоста – кераэпидермальный, онихомадезис – онихоптоз, онихофа- тома врожденная ладонно-подошвенная, кератодергия – онихия нейрогенная, оспа световая – герпес вак- мия Меледа – кератоз наследственный трансградициниформный, остеома кожи – остеоз кожный, па- ентный, кератодермия климактерическая – Хакстронихия – перионихия, пемфигоид – пузырчатка не- хаусена синдром, кератоз волосяной декальвирующий акантолитическая, пойкилодермия – пестрая кожа, Сименса – кератоз фолликулярный шиповидный подпротопорфирия эритропоэтическая – протопорфи- рывающий, Санктиса-Какионе синдром – идиотия рия эритрогепатическая, порфирия вариегатная – ксеродермическая, кожа гиперэластическая – Чернопротокопропорфирия, порфирия кожная поздняя – губова-Элерса-Данлоса синдром, лентигиноз центроурокопропорфирия, почесуха – пруриго, прижоги – фациальный дизрафический – лентиго срединноптичьи глазки», псевдолейкодерма – лейкодерма лицевое Турена, липоматоз симметричный доброкаложная, псориаз – лишай чешуйчатый, пузырчатка – чественный – болезнь Маделунга, меланоз Риля – мепузырчатка истинная, пузырчатка эпидемическая ланодермия токсическая, миелобластома Абрикосова новорожденных – пемфигоид пиококковый, сикоз – миелобластома гранулярно-клеточная, невус голувульгарный – сикоз стафилококковый, трихомониаз – бой – невус синий Ядассона-Тиче, Асбо-Хансена синтрихомоноз, трихоптилоз – трихошизис, трихотил- дром – дерматит пигментный кератогенный буллезломания – трихокриптомания, трихоэпителиома – ный, Олмстеда синдром – кератоз врожденный лаэпителиома аденоидная кистозная, тромбидиаз – зуд донно-подошвенный и периоральный, папулез злокачеВестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4 153

ФИЛОЛОГИЯ

ственный атрофический Дегоса – летальный кожно- ный – молочница, кератоз себорейный – кератома кишечный синдром, патомимия – Мюнхгаузена бо- себорейная – бородавка старческая, кератома старлезнь, поликератоз Турена – кератоз многоформный, ческая – кератоз старческий – кератопапиллома прогерия взрослых – Вернера синдром, псевдосифилис старческая, киста жировая множественная – стеапапулезный – псевдосифилис папулезный Липшютца, тоцистома множественная – пилосебоцистоматоз, пузырчатка эритематозная – Сенира-Ашера син- лентигиноз – лентиго профузное – меланоз лентикудром, риноспоридиоз – Шибера болезнь, Ротмунда- лярный генерализованный, микоз черепицеобразный – Томсона синдром – пойкилодермия врожденная, сар- микоз черепитчатый – токелло, мягкий шанкр – язва коидоз – Бенье-Бека-Шауманна болезнь, споротрихоз венерическая – шанкроид, невус интрадермальный –

– Шенка болезнь, Стерджа-Вебера-Краббе синдром – родимое пятно – невус неактивный, олеогранулема – ангиоматоз энцефалотригеминальный, Сульцбергера- гранулема липоидная – парафинома, панникулит волГарбе болезнь – дерматоз хронический экссудатив- чаночный – красная волчанка глубокая – люпусный дискоидный и лихеноидный, трофедема Нонне- панникулит, пиодермия – пиодермит – гнойничковая Мильроя-Мейжа – лимфедема наследственная, тубе- болезнь кожи, порфирия перемежающая острая – розный склероз – Прингла-Бурневилля болезнь, узло- пирролопорфирия – порфирия шведская, почесуха ватости околосуставные Жансельма-Лютца – гуммы детская – строфулюс – крапивница детская, почесуфиброзные, эластоидоз кожи узелковый с кистами и ха узловатая – крапивница папулезная стойкая – нейкомедонами – Фавра-Ракушо болезнь, эпидермодис- родермит узловатый, псаммома кожи – менингиома плазия верруциформная Левандовского-Лютца – бо- кожная – эпителиома псаммозная, рак кожи метародавчатая дисплазия эпидермиса, эпителиома нек- типический – базалиома базосквамозная – метатиротизирующаяся обызвествленная Малерба – пило- пический тип базалиомы, ринофима – красный нос – матриксома, эритродермия Вильсона-Брока – дер- шишковидный нос, трихоклазия узловатая – трихоматит эксфолиативный подострый генерализован- рексис узловатый – расщепление волос, фикомикоз – ный, Ядассона-Левандовского синдром – пахионихия мукороз – мукоромикоз, цефалоспориоз – акромониаз врожденная. – акроасталагмоз, эритема токсическая новорожВ третьей группе двузначных выражений мы при- денных – эритема новорожденных аллергическая – водим примеры эпонимических терминов-синонимов уртикарии новорожденных, эритроцианоз кожи в области дерматологии и венерологии: Бехчета бо- симметричный – эритема индуративная гипостатилезнь – афтоз большой Турена, Дарье болезнь – дис- ческая – эритема персистирующая эритромелалгичекератоз фолликулярный Дарье, кератодермия Папий- ская .

она-Лефевра – Папийона-Лефевра синдром, керато- Во второй группе трехкомпонентных синонимичдермия диссеминированная Бушке-Фишера-Брауэра – ных рядов мы выделяем понятия, имеющие в своем кератоз точечный рассеянный Бушке-Фишера, кера- составе один термин-эпоним. Приведем показательтодермия очаговая Сименса – Сименса синдром, ке- ные примеры: Абта-Леттерера-Сиве болезнь – ретиратоз лентикулярный стойкий Флегеля – Флегеля кулогистиоцитоз – липогранулематоз, акропатия болезнь, кератоз фолликулярный и парафолликуляр- язвенно-мутилирующая наследственная семейная – ный Кирле – Кирле болезнь, лишай красный отрубе- нейропатия сенсорная радикулярная наследственная видный волосяной Девержи – Девержи болезнь, не- – синдром Тевенара, ангиоматоз геморрагический держание пигмента ахромичное Ито – гипомеланоз наследственный – Рандю-Ослера болезнь – телеангиИто, саркома множественная идиопатическая ге- эктазия наследственная геморрагическая, ангиохонморрагическая Капоши – саркома Капоши, эритро- дроматоз врожденный – Маффуччи синдром – дисдермия десквамативная Лейнера-Муссу – Лейнера хондроплазия с кавернозной ангиомой, Андогского болезнь. синдром – катаракта дерматогенная – катаракта На следующем этапе нашего исследования мы атопическая, гломусная опухоль – ангионевромиома – классифицируем трехсоставные синонимические ря- Барре-Массона опухоль, Горлина-Гольца синдром – ды медицинских терминов в области дерматологии и синдром невоидной клеточной эпителиомы – факовенерологии. Первая группа трехзначных выражений матоз пятый, гранулематоз Вегенера – гранулема представлена собственно терминами-синонимами: центрофациальная – гранулема гангренизирующая, акроцианоз стойкий симметричный – акроцианоз дерматомиозит – дерматополимиозит – Вагнераэссенциальный – акроцианоз идиопатический, арах- Унтеррихта-Хеппа болезнь, Клиппеля-Треноне синнейдизм – арахнидизм – арахноизм кожный, аргирия дром – невус варикозный остеогипертрофический – кожи – аргироз – аргириазис, беджель – сифилис дизэмбриопатия сосудисто-костная, Лайелла синарабский – сифилис эндемичный, фелиноз – лимфаде- дром – некролиз эпидермальный острый – некроз эпинит доброкачественный вирусный – лимфоретикулез дермальный токсический, муциноз эритематозный доброкачественный, гемангиома – ангиома – невус ретикулярный – Рема синдром – муциноз кожный сосудистый, гранулема пиогенная – ботриомикома – бляшкоподобный, муциноз фолликулярный – мукофагранулема телеангиэктатическая, дерматомиозит нероз Браун-Фалько – алопеция муцинозная, невус тропический – пиомиозит тропический – флебит веретеноклеточный – невус Шпитца – меланома тропический первичный, ихтиоз – кератома диффуз- ювенильная, панникулит спонтанный Вебера-Крисченая – сауриаз, ихтиоз эпидермолитический – гиперке- на – панникулит узловатый ненагнаивающийся лихоратоз эпидермолитический – эритродермия ихтио- радящий рецидивный – панникулит идиопатический, зиформная буллезная, кандидоз – кандидамикоз – мо- пахидермопериостоз первичный – Турена-Солантанилиаз, кандидоз полости рта – стоматит кандидоз- Голе синдром – остеодермопатия, уропорфирия эриВестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4

ФИЛОЛОГИЯ

тропоэтическая – порфирия эритропоэтическая вро- венно термины-синонимы, такие как гарднереллез – жденная – Гюнтера болезнь, гиперплазия ангиолимфо- вагиноз бактериальный – вагинит неспецифический – идная с эозинофилией – болезнь Кимуры – лимфофол- вагиноз анаэробный, гранулема паховая – донованоз – ликулез кожи эозинофильный, псевдоксантома эла- гранулема венерическая – пятая венерическая болезнь, стическая – Гренблад-Страндберга синдром – эласто- дерматит периоральный – дерматит лица стероидрексис систематизированный, Рихнера-Ханхарта син- ный – болезнь стюардесс – розацеа периоральная, дердром – тирозинемия II типа – тирозинос окулокутан- матит шистосомный – дерматит церкариевый – зуд ный, трихонокардиоз подмышечный – трихомикоз купальщиков – чесотка водяная, кладоспороз эпидерподмышечный – трихомикоз узловатый Паттерсона, мальный – лихен черный – лишай черный тропический фолликулит эпилирующий – фолликулит декальвирую- – микроспороз черный, кондилома остроконечная – щий – Кенко болезнь, Хенда-Шюллера-Крисчена бо- бородавки генитальные – бородавки остроконечные – лезнь – гранулематоз липоидный – гистиоцитоз хрони- папилломы вирусные, лихен тропический – лихен плоческий системный прогрессирующий, цилиндрома – ский тропический – дерматит лихеноидный атебринотюрбанная опухоль – Шпинглера опухоль, эризипелоид вый – лишай плоский актинический, нокардиоз – актиэризипелоид Розенбаха – рожа свиная, эритема ла- номикоз атипичный – кладотрихоз – стрептотрихоз, доней и подошв наследственная – Лейна болезнь – ак- опрелость – дерматит интертригинозный – эритема роэритема симметричная невиформная. интертригинозная – интертриго, пузырчатка браВ третьей группе трехзначных выражений рас- зильская – лихорадка дикая – дикий огонь – пожар сматриваются медицинские термины-синонимы, в джунглей, рак кожи плоскоклеточный – рак спиноцелкоторых два компонента представлены эпонимиче- люлярный – эпителиома плоскоклеточная – спиналиоскими терминами. Проиллюстрируем данное явление: ма, спру – афты злокачественные – афты тропичеакродерматит атрофический хронический – атро- ские – диарея белая, трихоспория узловатая – пьедра – фия кожи идиопатическая прогрессирующая Поспе- трихоспороз тропический – трихомикоз узловатый, лова – эритромелия Пика, акродерматит энтеропа- фитодерматит – дерматит лесной – дерматит луготический – Данбольта-Клосса синдром – Брандта вой – дерматит джунглевый .

синдром, бластомикоз келоидный Лобо – гленоспороз Ко второй группе четырехзначных выражений отамазонский – Лобо болезнь, Дюбуа симптом – Дюбуа- носятся медицинские термины-синонимы, в которых Гиссара симптом – инфантильный мизинец, ихтиоз один из компонентов представлен эпонимическим линеарный огибающий – Нетертона синдром – Коме- термином. Репрезентируем данное явление: атопичеля-Нетертона синдром, Квинке отек – отек ограни- ский дерматит – атопическая экзема – конститученный острый Квинке – крапивница гигантская, ко- циональная экзема – пруриго Бенье, Гровера болезнь – жа ромбовидная – кожа шеи гипертрофическая ром- дерматоз папулезный акантолитический доброкачебовидная Никольского – кожа затылка ромбовидная ственный – дерматоз транзиторный акантолитичеЯдассона, лентигиноз периорифициальный – Турена ский – папуловезикулезный дерматоз, кератоакантополипозное лентиго – Пейтца-Турена-Егерса син- ма – моллюск сальный – моллюск роговой – веррукома дром, невус Ота – меланоз глазокожный – факома- эпителиоподобная Гужеро, криптококкоз – бластотоз Ота-Сато, недержание пигмента – меланобла- микоз европейский – бластомикоз Буссе-Бушке – тостоз Блоха-Сульцбергера – Блоха-Сульцбергера син- рулез, лейшманиоз кожный – язва ашхабадская – язва дром, дерматоз пигментный сетчатый – Франче- пендинская – Боровского болезнь, лихен склероатроскетти-Ядассона синдром – дерматоз ретикулярный фический – склеродермия каплевидная – болезнь белых пигментный Негели, псевдосаркома Капоши – болезнь пятен – лишай белый Цумбуша, лихен микседематозпсевдо-Капоши – акроангиодерматит, пузырчатка ный – муциноз папулезный – склеромикседема Арндхроническая доброкачественная семейная Хейли- та-Готтрона – микседема папулезная лихеноидная, Хейли – Гужеро-Хейли-Хейли болезнь – дискератоз невус Сеттона – галоневус – невус окаймленный – буллезный наследственный, Шегрена болезнь – Гуже- лейкодерма центробежная приобретенная, некробиоз ро-Шегрена синдром – сухой синдром, эластоз пер- липоидный – некробиоз липоидный диабетический – форирующий серпигинозный – кератоз фолликуляр- дислипоидоз кожный – Оппенгейма-Урбаха болезнь, ный серпигинозный Лютца – эластома интрапапил- прогерия детская – Гетчинсона-Гилфорда синдром – лярная перфорирующая верруциформная Мишера. геродермия детская – геродермия генитодистрофиПри анализе трехсоставных синонимичных рядов ческая, протеиноз липоидный – Урбаха-Вите болезнь мы выявляем лишь два примера синонимов, выра- – гиалиноз кожи и слизистых оболочек – липогликоженных эпонимическими терминами. Рассмотрим протеиноз, пузырчатка тропическая контагиозная – выражения, составляющие четвертую группу трех- пиоз Мансона – импетиго тропическое буллезное – компонентных терминов-синонимов: акроэритроз оспа обезьян, пурпура геморрагическая тромбоцитоБехтерева – эритроз Бехтерева – акроангионевроз пеническая – идиопатическая тромбоцитопеническая Штельцнера врожденный, эритрокератодермия пурпура – аутоиммунная тромбоцитопеническая сливная отечная Гужеро-Карто – папилломатоз па- пурпура – Верльгофа болезнь .

пулезный сливной сетчатый Гужеро-Карто – эрит- В третьей группе рассматриваются четырехкомрокератодермия папиллярная сетчатая Мишера. понентные синонимичные ряды, имеющие в своем Дальнейший этап нашего изучения позволяет вы- составе два термина-эпонима. Приведем несколько делить четырехкомпонентные синонимичные ряды примеров: гистоплазмоз – Дарлинга болезнь – цитомедицинских терминов в области дерматологии и ве- плазмоз Дарлинга – цитомикоз ретикулоэндотелинерологии. В первой группе следует отметить собстВестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4 155

ФИЛОЛОГИЯ

альный, Фогта-Коянаги синдром – нейродерматоуве- ретикулез реактивный – ретикулоид – эритродермия ит – увеокутанный синдром – Харада болезнь. псевдолимфоматозная – псевдолимфома; синониЧетвертую группу составляют четырехзначные мичные термины с одним эпонимическим компонентермины-синонимы, выраженные тремя эпонимиче- том: паракокцидиоидоз – бластомикоз южноамерискими компонентами. Подтвердим данное явление канский – паракокцидиоидомикоз – бластомикоз брапримерами: герпетиформный дерматит Дюринга – зильский – Лютца-Сплендоре-Альмейды болезнь – пузырчатка пруригинозная Капоши – дерматит по- гранулема паракокцидоидная, хромомикоз – бластолиморфный болезненный Брока – пемфигус кольце- микоз черный – хромобластомикоз – дерматит боровидный, Гужеро-Дюперра трехсимптомный синдром давчатый – хромофитоз – Педрозо болезнь .

– Гужеро-Дюперра трехсимптомная болезнь – аллер- Семикомпонентные синонимичные ряды предгиды кожные нодулярные Гужеро – ангиит дермаль- ставлены медицинскими терминами с двумя эпониный полиморфный, эритромелалгия – Митчелла бо- мическими терминами: кальциноз кожи – кальциноз лезнь – отек кожи ограниченный болезненный Поспе- метаболический – липокальциногранулематоз – Пролова – паралич конечностей вазомоторный Ланнуа. фише болезнь – липоидокальциноз – Тейчлендера синПоследним этапом настоящего исследования яв- дром – кальциноз идиопатический, лимфоплазия коляется анализ многозначных синонимичных рядов, жи доброкачественная – лимфоцитома – лимфаденоз состоящих из пяти, шести и семи компонентов. При доброкачественный Бефверстедта – псевдолимфома анализе пятизначных выражений мы выделяем собст- – псевдолимфома Шпиглера-Фендта – лимфоретикувенно термины-синонимы: витилиго – песь – лейко- лоцитома – гиперплазия кожи лимфоидная .

патия – лейкодерма приобретенная – пегая кожа, Проведенный анализ медицинских терминовкожа растянутая – кожа вялая – дерматомегалия – синонимов в области дерматологии и венерологии халазодермия – эластолиз генерализованный; сино- позволяет сделать следующие выводы .

нимичные термины с одним эпонимическим компо- 1. Большая часть исследуемых синонимичных нентом: лимфогранулема венерическая – лимфограну- терминов представлена двузначными выражениями и лема паховая – Никола-Фавра болезнь – лимфограну- составляет 53 % .

лематоз венерический – четвертая венерическая бо- 2. Значительное количество анализируемых леклезнь; синонимичные термины с двумя эпонимиче- сических единиц – это трехсоставные терминыскими компонентами: Фабри болезнь – ангиокерато- синонимы (31 %) .

ма диффузная туловища Фабри – липоидоз дистопи- 3. Достаточное число терминов-синонимов (13 %) ческий наследственный – гликосфинголипидоз – цера- выражено четырехкомпонентными синонимичными мидтригексозидоз; а также синонимичные термины, рядами .

включающие четыре компонента терминов-эпонимов: 4. Исследуемые клинические термины имеют пяэпидермолиз буллезный – пузырчатка наследственная ти-, шести-, семикомпонентные синонимичные ряды .

Брока – кератолиз буллезный наследственный Терека 5. Больше половины рассмотренных примеров

– Кебнера болезнь – Гольдшейдера болезнь. составляют медицинские термины-синонимы, вклюСреди шестикомпонентных синонимичных рядов чающие один или несколько компонентов, представмы отмечаем собственно термины-синонимы: син- ленных эпонимическими терминами (54 %) .

дром псевдолимфомы – гиперплазия ретикулярная – Литература

1. Гринев-Гриневич С. В. Терминоведение: учебное пособие для студентов высших учебных заведений. М.:

Академия, 2008. 304 с .

2. Кожные и венерические болезни: справочник / под ред. О. Л. Иванова. М.: Медицина, 1997. 352 с .

3. Никитин М. В. Курс лингвистической семантики: учебное пособие. СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2007. 819 с .

4. Черняк В. Д. Синонимия в русском языке: учебное пособие для студентов высших учебных заведений .

М.: Академия, 2010. 128 с .

Информация об авторе:

Лаптева Екатерина Александровна – аспирант Челябинского государственного педагогического университета, старший преподаватель кафедры иностранных языков с курсом латинского языка Южно-Уральского государственного медицинского университета, 16.06.2005@mail.ru .

Ekaterina А. Lapteva – post-graduate student at Chelyabinsk State Pedagogical University; Senior Lecturer at the Department of Foreign Languages with the course of Latin, South Ural State Medical University .

(Научный руководитель: Гашева Людмила Петровна – доктор филологических наук, профессор кафедры русского языка и методики обучения русскому языку Челябинского государственного педагогического университета .

Research Advisor: Lyudmila P. Gasheva – Doctor of Philology, Full Professor, Professor at the Department of the Russian Language and Methods of Teaching the Russian Language, Chelyabinsk State Pedagogical University) .

–  –  –

В настоящей статье представлен требующий отдельного изучения аспект лингвоперсонологии, называемый нами «идентификационная лингвистика». Идентификационная лингвистика берет свое начало из универсального феномена идентификации, основанного на установлении тождества объектов, и реализуется в лингвоперсонологии (идентификация языковой личности) и юридической лингвистике (идентификационная лингвистическая экспертиза). Требование объективности и надежности идентификационного вывода влияет на появление большого количества методов идентификации, которые представлены нами в оппозиции специальноориентированных и универсальных методов .

The paper presents an aspect of lingvopersonology called “identification linguistics”. Identification linguistics originates from the universal phenomenon of identification, based on the establishment of the identity of objects, and is implemented in lingvopersonology (identification of linguistic identity) and legal linguistics (linguistic identification expertise). The requirement of objectivity and reliability of the identification output affects the emergence of a large number of authentication methods, which are presented in the opposition of specially-oriented and generic methods .

Ключевые слова: идентификационная лингвистика, языковая личность, специальные методы идентификации, универсальные методы идентификации .

Keywords: identification linguistics, linguistic personality, special identification methods, universal methods of identification .

Целью настоящей статьи является представление произведений (текстов), которые различаются по стекруга задач идентификационного аспекта лингвопер- пени сложности, глубины и точности отражения дейсонологии и способов его решения в конкретных ме- ствительности, целевой направленности» [11, с. 7] .

тодиках и компьютерных программах. Феномен иден- Таким образом, ЯЛ в работе трактуется как носитель тификации уже давно является одним из важных языковой способности определенного качества .

предметов науки о языке. Задача идентификации в Одними из основных средств идентификации ЯЛ лингвистике – установление тождества объектов, ат- являются речь и ее продукты. Система знаний о закорибуция каждого текста конкретному автору, при номерностях речевого поведения человека, обусловэтом в качестве объектов могут выступать текст, пер- ливающих индивидуальность, устойчивость, вариацисонотекст и ЯЛ (Прим. автора: здесь и далее – языко- онность устной и письменной речи (лингвоперсоновая личность). Для обозначения идентификационного логия) позволяет, таким образом, решать задачу иденаспекта изучения ЯЛ и текста как воплощенной ЯЛ тификации. В. В. Наумов отмечает, что потенциал ЯЛ (персонотекста) мы предлагаем использовать термин реализовывать совокупность языковых средств «в «идентификационная лингвистика». Объектом изуче- большей степени вербализуется за счет устойчивых ния идентификационной лингвистики как аспекта речевых образцов, недавно получивших название лингвоперсонологии являются ЯЛ и персонотекст. ментального лексикона» [22, с. 12]. В. В. Наумов Теоретическое изучение и формально-количественная вслед за Э. Сепиром полагает, что «так называемые реконструкция ЯЛ (Прим. автора: Мы исходим из языковые (а точнее речевые. – В. Н.) привычки являпредположения о том, что лексико-квантитативные ются бессознательными маркерами (индикаторами) проявления индивидуальной языковой способности в личности или некой части языкового коллектива, обътексте имеют закономерный характер, обусловлен- единенной общими (социальными, возрастными, поный определенным качеством языковой способности ловыми) признаками. Эта формула индикации личноавтора текста (онтологический аспект исследова- сти «работает» как в анализе механизма порождения ния) и что это качество может быть реконструи- речи, так и в процессе распознавания личности поровано по его «выходу» в речевой материал (гносео- средством анализа восприятия ею речевого сегмента, логический аспект исследования)), осуществляемые в текста» [22, с. 12] .

идентификационном формате, предполагают соотне- Каждая ЯЛ осуществляет выбор из разнообразия сение текста с ЯЛ его автора как индивидуального средств и способов для выражения разнообразных варианта носителя языковой способности. Идентифи- коммуникативных намерений и делает этот выбор «в кация персонотекстов предполагает, что некоторый соответствии со своими внутренними личностными текст или фрагмент текста выступают в качестве об- потребностями и способностями» [1, с. 12]. Персоноразца, а другой либо идентифицируется как тот же текст как аспектуальная разновидность речевого протекст (часть того же текста), либо как текст, авторство изведения является репрезентацией языкового потенкоторого принадлежит той же ЯЛ. Под ЯЛ в статье циала личности, который реализуется автором в текпонимается «совокупность способностей человека, сте через языковые характеристики в том числе. В обусловливающих создание и восприятие им речевых большей степени неосознанный выбор языковых Вестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4 157 Г. В. Напреенко

ФИЛОЛОГИЯ

средств из бесконечного множества формирует инди- основе выявления особенностей их метаязыкового видуальные предпочтения ЯЛ – ее идиостиль. За ре- мышления и метаязыкового дискурса [23, с. 267 – зультатами идиостиля стоят варианты качества язы- 371], среди них портрет Георгия Георгиевича Зубкова ковой способности, которые в дальнейшем обрабаты- – яркого представителя советской эпохи, автора ваются личной речевой практикой и обучением. При большого письменного наследия (писем, воспоминаидентификации персонотекста задача лингвиста со- ний) [9], непрофессионального историка Ю. Н. Фадестоит в том, чтобы извлечь из текста и характеризо- енкова [12], ребенка – Светы Гарганеевой [3], а также вать варианты способностей ЯЛ. Данный отбор лин- групповой портрет профессионального юриста [14] и гвиста позволяет в дальнейшем при сопоставлении диалектоносителя [10]. В статье «Портретирование моделировать персонотексты и идентифицировать их. языковой личности экономиста» [17] создается комНа фоне множества предлагаемых способов и ме- плексный дискурсивный портрет ЯЛ на основе разратодов идентификации обнаруживается проблема от- ботанной автором модели. Во многих портретах ЯЛ сутствия единого метода идентификации собственно анализируются лингвистические и экстралингвистиЯЛ и персонотекста. Анализ существующих методов ческие параметры: языковые особенности, тематичеидентификационного моделирования текста и ЯЛ по- ская представленность, социально-культурные призволил выдвинуть гипотезу о существовании оппози- знаки ЯЛ, возрастная отнесенность .

ции специально-ориентированных и универсальных В портретировании конкретной ЯЛ могут отраметодов идентификации ЯЛ и персонотекстов. Спе- жаться различные характеристики личности (гендерные, возрастные, психологические, социальные и др.) .

циально-ориентированные методы идентификации представляют собой интуитивные исследования Например, так осуществляется портретирование линпо типу портретных очерков (этюдов), в которых ка- гвосоционической языковой личности [8], описание ждая ситуация стимулирует применение методик, речевого портрета студента-филолога [31], установвытекающих из специфических возможностей иден- ление половой принадлежности по письменному тектифицируемых текстов. Универсальные методы сту [24; 6], половой принадлежности и возраста автоидентификации текста и ЯЛ, во-первых, используют ра текста [7] и т. д. Данный сюжет моделирования и квантитативный анализ текстов, во-вторых, предпола- портретирования оказывается также фактом наблюгают анализ преимущественного всего текста или его дения, интуитивного выделения значимого языкового уровней без выявления специфических особенностей материала .

отдельных элементов. Таким образом, очерковое представление ЯЛ Описание конкретных ЯЛ и их типов в лингво- предполагает, что для описания каждого персонотекперсонологии получает название «портретирование». ста или двух сравниваемых персонотекстов создаются При портретировании учитываются индивидуальные индивидуальные комплексы признаков-параметров, языковые предпочтения ЯЛ. Описание методов моде- вытекающих из их особенностей, или, иными словалирования ЯЛ в лингвоперсонологии является пред- ми, каждый раз создается «разовая» методика описапосылкой описания ЯЛ в идентификационном аспек- ния (Прим. автора: пример специально-ориентироте. Примеры «очеркового» портретирования ЯЛ мно- ванного метода идентификации ЯЛ, представлен в гочисленны – это портреты ЯЛ конкретных людей нашей статье [21]). В связи с этим возникает вопрос разных профессий, возрастов и эпох или портреты ЯЛ о возможности создания универсальных методик .

персонажей художественных произведений и т. п. Все более востребованным в идентификационной В монографии «Лингвоперсонология: типы язы- лингвистике является формально-количественное ковых личностей и личностно-ориентированное обу- портретирование (моделирование ЯЛ по тексту на чение» [16] имеется глава 3 «Типология и портрети- основе комплекса признаков, рассматриваемых в их рование языковой личности» (с. 143 – 214) – посвя- количественном проявлении). Это видно по тенденщенная данному направлению лингвоперсонологии. циям в лингвоперсонологии, двигающейся в направЕе раздел 3.1.2. «Опыты речевого портретирования» лении от интуитивных исследований по типу очерковотражает результаты исследования ЯЛ наших совре- портретов, в которых каждый вид текстов и каждая менников, проведенного К. Ф. Седовым – женщин, ситуация стимулируют применение тех методик (пафилологов, преподавателей. Автор пишет, что соз- раметров подсчета), вытекающих из специфических данные портреты «не претендуют на исчерпывающую возможностей идентифицируемых текстов, к все бополноту; они представляют собой своего рода кон- лее объективистскому исследованию текста по апробированным схемам на основе количественных характурные наброски наиболее показательных особенностей речевого поведения носителей языка» (вы- теристик .

делено нами – Г. Н.) [30, с. 167]. Основные параметры Одной из первых работ, в которой применяется описания – особенности речевой культуры, организа- статистический метод исследования текста, является ции дискурса, стилистические регистры. Более аспек- исследование А. А. Маркова 1913 г., в котором протуализированны очерки речевого поведения персона- водится статистический анализ по достоверно устажей тургеневских рассказов «Хорь и Калиныч» и новленным текстам автора. Автор предстает уникальПевцы», написанные Н. Б. Лебедевой [15]. В них ным набором частот, что позволяет его отличить от делается акцент на зависимости поведения героев другого автора. В качестве критерия близости текстов названных рассказов от коммуникативной ситуации. служит введенное понятие «расстояния» между соотВ главе 4 монографии «Обыденное метаязыковое соз- ветствующими текстами, которое и является опреденание: онтологические и гносеологические аспекты» ляющим фактором при вынесении решения о принадч. 1.) также содержатся портреты ЯЛ, созданные на лежности текста тому или иному автору .

158 Вестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4

ФИЛОЛОГИЯ

К. А. Морозов в качестве единицы анализа ис- вается структура программного комплекса для исслепользовал наиболее часто встречающиеся и общие дования существующих подходов к идентификации «для всех родов литературы» слова, т. е. служебные авторства текстов и характеристик текса, которая послова, или, по терминологии К. А. Морозова, распо- зволяя идентифицировать авторство текстов, решает рядительные частицы – союзы, предлоги, местоиме- задачи идентификации автора. В статье А. С. Рония и т. п. Сравнивая, например, употребление сою- манова [28] разрабатывается методика для ситуации, зов, потому что и так как, автор отмечал их «спо- при которой имеется множество текстов и множество собность к взаимозаменяемости почти в каждой фразе авторов. Для некоторого подмножества текстов автои в то же время разное предпочтение у разных авто- ры известны. Идентификационная задача – устаноров при их употреблении. Причина того, что одни вить, кто из множества A является истинным автором авторы почти исключительно употребляют потому остальных текстов (анонимных или спорных). В рабочто и редко вспоминают о существовании так как, те проблема идентификации автора текста рассматриназываются чисто машинальными причинами, обу- вается как задача классификации с несколькими классловленными целым рядом предыдущих внешних и сами. Для решения данной задачи используется класвнутренних лингвистических влияний, ушедших от сификатор на основе аппарата опорных векторов, манас уже давно в область бессознательного» [18]. тематический аппарат которого был предложен Идентификационная лингвистическая экспертиза В. Н. Вапниковым. Текст при такой методике расосуществляется в основном также по типу портрет- сматривается как иерархическая структура и на люных очерков. Экспертиза «Лингвистическое сравни- бом уровне «анализируется как последовательность тельное и автороведческое исследование трех тек- отдельных составляющих его элементов (символов, стов» [4] построена как реконструкция образа автора словоформ, грамматических классов и т. д.) или групп исследуемого текста, позволяющая отнести ЯЛ, стоя- элементов длиной N–N-грамм» [28]. Кроме того, исщую за ним, к определенному ментально-языковому и следованию подвергались уровни символов и слов – психо-языковому типу. В судебной экспертизе «использовались биграммы и триграммы символов, Л. Г. Ким [13] применен метод анализа типа ЯЛ по наиболее частые слова русского языка» [28] .

языковым особенностям организации спорных тек- Е. С. Родионова в кандидатской диссертации стов, которые идентифицируют их по принадлежно- «Лингвистические методы атрибуции и датировки сти разным типам ЯЛ: эмоциональному и рациональ- литературных произведений (К проблеме «Мольер – ному типам личности. Нормативно-стилистический Корнель»)» [27] применяет методы статистики на анализ текстов проводится в автороведческой экспер- синтаксическом уровне. Исследуются такие параметтизе А. В. Морозова [19, с. 290]. ры, как число элементарных предложений, число соВ настоящее время наблюдается повышенный ин- чинительных предложений, число подлежащих и др .

терес к формализованным методам анализа текстовой А. С. Суркова в кандидатской диссертации «Разинформации на основе слабо контролируемых чело- работка структурно-статистических методов и алговеком характеристик текста. Применение количест- ритмов идентификации текста» [32] устанавливает венных методов изучения текста ставит проблему структурные инварианты текста различного уровня, формализации – представление какой-либо содержа- на основе которых разрабатывается алгоритм идентительной области в виде формальной системы или ис- фикации текстов. Метод идентификации, представчисления. Формально-количественное моделирование ленный А. С. Сурковой, разрабатывается на основе персонотекста и ЯЛ осуществляется посредством текстов с различной жанрово-стилевой принадлежноинтерсемиотического перевода – перевода лексем стью (художественные, научные, публицистические) .

текста (вербальных знаков) на количественные харак- З. И. Резанова, А. С. Романов, Р. В. Мещеряков в теристики (невербальные знаки), такие как количест- статье «О выборе признаков текста, релевантных в во определенных языковых элементов. В этом смысле автороведческой экспертной деятельности» [25] подслово» представляет собой лингвистический «знак». нимают вопрос о выборе языковых элементов текста, Значение лингвистического «знака» с этой точки зре- которые при количественном анализе, разрабатываения, не что иное, как перевод его посредством другого мом в теории информации, способствуют наибольшей знака: «сущность перевода лежит в основе понимания эффективности атрибуции. Авторы приходят к вывозначения как чисто семиотического факта» [2, с. 18]. ду, что эффективными в качестве релевантных для Интерсемиотический перевод представляет собой современных индоевропейских языков являются тааспект формализации, который в свою очередь спо- кие признаки, как «биграммы и триграммы символов собствует автоматизации процесса исследования. и слов, функциональные (служебные) слова, распреИнтерес к формализации текста и автоматизации деление слов по частям речи, наиболее частотные процесса идентификационного исследования текста слова, знаки пунктуации, распределение длины слова способствовал тому, что уже значительный ряд со- и длины предложения» [25, с. 48] .

З. И. Резанова, А. С. Романов, Р. В. Мещеряков в временных исследований посвящен созданию унидругой статье под названием «Задачи авторской атриверсальной методики атрибуции текстов и поиску буции текста в аспекте гендерной принадлежности (к путей совершенствования лингвистической иденпроблеме междисциплинарного взаимодействия линтификационной экспертизы .

гвистики и информатики)» [26] обсуждаются проблеК универсальным работам, посвященным поиску мы гендерного анализа текста в автороведении. Колнаиболее эффективного квантитативного и статистилективом авторов сделан вывод о том, что «последоческого метода идентификационного исследования вательное применение методов количественного анаотнесем статью А. С. Романова [29], в которой описыВестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4 159

ФИЛОЛОГИЯ

лиза с привлечением новейших приемов информатики 2) ВААЛ (В. П. Белянин) позволяет выявлять аки вовлечение полученных с их помощью новых ген- центуацию автора текста. Особый блок этой програмдерно-релевантных признаков речевого поведения в мы – ПАТ (психиатрический анализ текста) – предпонаучный лингвистический контекст создаст основу лагает выявление соотнесенности между лексическидальнейшего развития гендерной теории» [26, с. 27] ми элементами текста и возможной акцентуацией его (Прим. автора: определение пола автора спорного автора;

текста входит в диагностические задачи авторовед- 3) лингвоанализатор определяет близость любоческой экспертизы, решающие более частные вопро- го из текста к одному из авторских эталонов;

сы (возраст, образовательный уровень автора и 4) штампомер (автор Л. Л. Делицын) предполат. п.) на фоне идентификационных, связанных с ус- гает статистический анализ текста и их сравнительтановлением индивидуально-конкретного тождест- ный анализ;

ва объектов). 5) СМАЛТ представляет собой морфологический Таким образом, формально-количественные ме- и синтаксический анализ текста с целью выявления тоды идентификации текстов и ЯЛ осуществляются статистических признаков литературных текстов по путем квантитативного анализа лингвистической ин- жанру и авторству;

формации, представленной в тексте. В подобных ме- 6) стиле Анализатор предполагает лингвистичетодах отдается предпочтение квантитативному анали- ский анализ исторических текстов и авторского стиля зу всего текста или некоторых его уровней, без выяв- литературных произведений при помощи статистичеления отдельных, частных специфических элементов, ских методов и некоторые другие компьютерные прочто приближает результат идентификации к наиболь- граммы для установления авторства .

шей объективности. Большинство методов ориенти- Таким образом, идентификационная лингвистика ровано на атрибуцию текстов разных стилей и жан- представляет особый аспект описания ЯЛ: а) выявров, а также в рамках одного языка. ленное качество языковой способности автора текста Идеальный практический выход формализации решает задачу установления тождества объектов лингвоперсонологических проявлений в тексте – соз- идентификации на основе а) портретирования ЯЛ, дание компьютерной программы. Языковые характе- б) формально-количественного моделирования текристики текста должны быть «подготовлены» (фор- ста. Линвоэкспертная деятельность, испытывающая мализованы) настолько, чтобы была возможность их потребность отвлечения от субъективных проявлений обработки компьютерными программами и дальней- и склонность к анализу по установленным методикам, шего использования для получения объективного ре- дает серьезный импульс движению персонологии к зультата, объективного идентификационного резуль- объективистскому (формально-количественному) тата, в частности. Лингвоперсонология помогает ре- портретированию ЯЛ. Применение формализованных шать эти задачи. В основе многих формализованных алгоритмов для идентификации текста и ЯЛ обеспеметодов лежит зависимость слова и частоты его упот- чивает повышение объективности и надежности ребления в тексте согласно закону Ципфа. Так, слова идентификационного заключения. Формализованный в тексте организованы в соответствии с частотой их подход к решению задачи идентификации персонопоявления в тексте, каждому из них присвоен номер текста позволяет проводить анализ независимо от ранга и соответствующая частота, которые обратно исследователя, что также способствует объективизапропорциональны в частотных словарях, созданных ции его выводов. Пример так называемого «универпо тексту. Такие лексико-квантитативные зависимо- сального» или формально-количественного метода сти, с одной стороны, отражают структура текста, с идентификации ЯЛ представлен в нашей статье [20] .

другой стороны, являются проявлениями индивиду- Разрабатываемый нами метод, с одной стороны, реаальных авторских предпочтений: в них отражаются лизуется посредством применения формул, основанязыковые особенности ЯЛ. ных на том, что слова в тексте организованы в соотВ настоящее время существуют различные ком- ветствии с частотой их появления в тексте, с другой пьютерные программы по установлению авторства: стороны, текст впервые (Прим. автора: и в этом солингва-экспресс (В. И. Батов) представляет ре- стоит новизна исследования) исследуется с точки чевое произведение в виде трехзвенной эмпирической зрения его лексико-квантитативной вариативности, модели: формальные характеристики текста – формы основанной на персоноразличительной функции: леккоммуникации замысла – психологические характе- сические единицы, рассмотренные сквозь призму ристики автора. Модель тем самым раскрывает пси- квантитативной наполненности, позволяют выявить хологическое содержание текста как продукта рече- их персоноразличительную функцию .

вой деятельности;

Литература

1. Аввакумова Е. А., Артемова Т. В., Голев Н. Д., Денисова Э. С., Иванцова Е. В., Киркинская Т. И., Лопатина И. А., Максимова С. А., Мамаева С. В., Мельник Н. В., Оленев С. В., Паули Ю. С., Попова О. А., Прокудина И. С., Соловьева Н. В., Татаринцева Е. Н., Шпильная Н. Н., Янченко В. Д. Лингвоперсонология и личностноориентированное обучение языку: учебное пособие / под ред. Н. В. Мельник. Кемерово: КемГУ, 2009. 384 с .

2. Ахманова О. С., Мельчук И. А., Падучева Е. В., Фрумкина Р. М. О точных методах исследование языка (о так называемой «математической лингвистики»). М.: Изд-во Моск. ун-та, 1961. 162 с .

3. Гарганеева К. В. Функции метаязыковой рефлексии в речи ребенка младшего возраста (метаязыковой портрет Светы Гарганеевой) // Обыденное метаязыковое сознание онтологические и гносеологические аспекты:

коллективная монография. Ч. 1. Кемерово, Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2009. С. 357 – 370 .

160 Вестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4

ФИЛОЛОГИЯ

4. Голев Н. Д. Лингвистическое сравнительное и автороведческое исследование трех текстов // Юрислингвистика-10. Лингвоконфликтология и юриспруденция. Кемерово, Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2010. С. 422 – 431 .

5. Головина Т. А. Лингвоперсонологическое функционирование частей речи: статистический аспект: на материале художественных текстов: дис.... канд. филол. наук. Барнаул, 2008. 203 с .

6. Горошко Е. И. Судебно-автороведческая классификационная экспертиза: проблема установления пола автора документа // Текстология.RU. Харьков, 2003. Режим доступа: http://www.textology.ru/public/gorsh4.html

7. Ермолова Е. И. Проблема определения пола и возраста автора анонимного документа по признакам письменной речи // Эксперт-криминалист. М.: Юрист, 2008. № 4. С. 16 – 18 .

8. Замилова А. В. Лингвосоционическое портретирование языковой личности (на материале блога) // Актуальные проблемы литературоведения и лингвистики: материалы конференции молодых ученых 1 апреля 2011 г .

Вып. 12. Т. 1. Лингвистика. Томск, 2011. С. 122 – 127 .

9. Зубкова Л. Г., Зубкова Н. Г. Метаязыковой портрет Георгия Георгиевича Зубкова // Обыденное метаязыковое сознание: онтологические и гносеологические аспекты: коллективная монография. Ч. 1. Кемерово, Барнаул:

Изд-во Алт. ун-та, 2009. С. 267 – 298 .

10. Иванцова Е. В. Метаязыковое сознание диалектной языковой личности // Обыденное метаязыковое сознание: онтологические и гносеологические аспекты: коллективная монография. Ч. 1. Кемерово, Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2009. С. 321 – 356 .

11. Караулов А. Н. Русская языковая личность и задачи ее изучения // Язык и личность. М., 1989. С. 3 – 8 .

12. Катышев П. А., Оленев С. В. Метаязыковые рефлексии непрофессионального историка Ю. Н. Фадеенкова // Обыденное метаязыковое сознание: онтологические и гносеологические аспекты: коллективная монография .

Ч. 1. Кемерово, Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2009. С. 299 – 312 .

13. Ким Л. Г. Кто автор жалобы? // Юрислингвистика-14. Кемерово, 2014 .

14. Лебедева Н. Б. Особенности метаязыкового сознания профессиональных юристов (опыт группового портрета) // Обыденное метаязыковое сознание: онтологические и гносеологические аспекты: коллективная монография. Ч. 1. Кемерово, Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2009. С. 313 – 320 .

15. Лебедева Н. Б. Типология и портретирование персонажей художественных произведений // Лингвоперсонология: типы языковых личностей и личностно-ориентированное обучение: монография / под ред. Н. Д. Голева, Н. Б. Лебедевой, Н. В. Сайковой, Э. П. Хомич. Барнаул; Кемерово: Изд-во БГПУ, 2006. С. 197 – 214 .

16. Лингвоперсонология: типы языковых личностей и личностно-ориентированное обучение: монография / под ред. Н. Д. Голева, Н. Б. Лебедевой, Н. В. Сайковой, Э. П. Хомич. Барнаул; Кемерово: Изд-во БГПУ, 2006 .

420 с .

17. Махракова М. И. Портретирование языковой личности экономиста (на материале интернет-форумов) // Филологические науки. Вопросы теории и практики. Тамбов: Грамота, 2014. № 1(31). Ч. 1. С. 89 – 93 .

18. Морозов Н. А. Лингвистические спектры // Изв. императорской АН, отд. яз. И словесности ХХ. 1915 .

Кн. 4. С. 93 – 134 .

19. Морозов А. В. Автороведческая экспертиза текста договора // Юрислингвистика-5. Юридические аспекты языка и лингвистические аспекты права. Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2004. С. 290 – 297 .

20. Напреенко Г. В. Идентификация текста по его авторской принадлежности на лексическом уровне (формально-количественная модель) // Вестник Томского государственного университета. 2014. № 379. C. 17 – 23 .

21. Напреенко Г. В. Интернет-дневники и проблема идентификации личности // Языковая личность: моделирование, типология, портретирование (сибирская лингвоперсонология): коллективная монография / под ред .

Н. Д. Голева, Н. Н. Шпильной. М.: ЛЕНАНД, 2014. С. 544 – 558 .

22. Наумов В. В. Лингвистическая идентификация личности. М.: КомКнига, 2006. 240 с .

23. Обыденное метаязыковое сознание онтологические и гносеологические аспекты / отв. ред. Н. Д. Голев .

Ч. 1. Коллективная монография. Кемерово, Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2009. 532 с .

24. Ощепкова Е. С. Идентификация пола автора по письменному тексту (лексико-грамматический аспект):

дис. … канд. филол. наук. М., 2003. 192 с .

25. Резанова З. И., Романов А. С., Мещеряков Р. В. О выборе признаков текста, релевантных в автороведческой экспертной деятельности // Вестник Томского гос. ун-та. Филология. Томск, 2013. № 6 (26). С. 38 – 52 .

26. Резанова З. И., Романов А. С., Мещеряков Р. В. Задачи авторской атрибуции текста в аспекте гендерной принадлежности (к проблеме междисциплинарного взаимодействия лингвистики и информатики) // Вестник Томского гос. ун-та. Филология. 2013. № 370. С. 24 – 28 .

27. Родионова Е. С. Лингвистические методы атрибуции и датировки литературных произведений (к проблеме «Корнель – Мольер»): дис.... канд. филол. наук. СПб., 2008. 190 с .

28. Романов А. С. Методика идентификации автора текста на основе аппарата опорных векторов // Доклады Томского государственного университета систем управления и радиоэлектроники. 2009. № 2. Т. 1. С. 36 – 42 .

29. Романов А. С. Структура программного комплекса для исследования подходов к идентификации авторства текстов // Доклады Томского государственного университета систем управления и радиоэлектроники. 2008 .

№ 1. Т. 2. С. 106 – 109 .

30. Седов К. Ф. Типология и портретирование наших современников // Лингвоперсонология: типы языковых личностей и личностно-ориентированное обучение: монография / под ред. Н. Д. Голева, Н. Б. Лебедевой, Н. В. Сайковой, Э. П. Хомич. Барнаул; Кемерово: Изд-во БГПУ, 2006. С. 143 – 196 .

31. Солодянкина Н. В., Хвостова А. В. Речевой портрет студента-филолога // Русская языковая личность в современном коммуникативном пространстве: мат. Междунар. науч. конф. Бийск, 2012. С. 155 – 159 .

–  –  –

32. Суркова А. С. Разработка структурно-статистических методов и алгоритмов идентификации текста: автореф. дис. … канд. техн. наук. Н. Новгород, 2004. 19 c .

Информация об авторе:

Напреенко Галина Викторовна – соискатель кафедры русского языка КемГУ, vila1991@mail.ru .

Galina V. Napreenko – post-graduate student at the Department of the Russian Language, Kemerovo State University .

(Научный руководитель: Голев Николай Данилович – доктор филологических наук, профессор кафедры русского языка КемГУ, ngolevd@mail.ru .

Research advisor: Nikolay D. Golev – Doctor of Philology, Professor at the Department of the Russian Language, Kemerovo State University .

–  –  –

Статья посвящена редакторскому аспекту планирования корпоративного издания и носит прикладной характер. Концептуальные особенности корпоративных медиа рассматриваются с точки зрения приоритета читательских интересов. Соотношение производственных и непроизводственных рубрик в изданиях поставлено в зависимость от степени вовлеченности потенциальной аудитории в деятельность компаний. Продемонстрирована зависимость бизнес-модели издания от его целевого назначения. Сформулированы практические рекомендации к формированию креативной концепции корпоративного СМИ. Результаты анализа могут быть полезны исследователям и издателям корпоративной прессы, специалистам в области связей с общественностью и массовых коммуникаций .

The paper is devoted to editorial aspects of planning corporate media and contains applied research. Conceptual features of corporate media are considered in terms of the priority of readers’ interests. The ratio of production and nonproduction headings in publications is made dependent on the degree of involvement of the potential audience in company’s business. The connection of media’s business model and its intended use is demonstrated. Practical recommendations for the formation of the creative concept of the corporate media are given. The analysis can be used by the researchers and the publishers of corporate press, PR and media experts .

Ключевые слова: корпоративная пресса, корпорация, клиентское издание, связи с общественностью, отраслевой журнал, базисный субъект, корпоративные коммуникации .

Keywords: corporate media, custom media, house journal, public relations, trade magazine, basic subject, corporate communications .

–  –  –

publication) и внешние, которые в свою очередь раз- Конечной целью каждого корпоративного издаделяются на партнерские (b2b – business-to-business, ния является изменение поведения его аудитории [2, издания, адресованные коллегам по отрасли) и кли- с. 78], которое в свою очередь будет способствовать ентские (b2c – business-to-client, ориентированные на увеличению прибыли или достижению других, неконечного потребителя товаров и услуг). Последние коммерческих, задач компании. Корпоративное СМИ два также называют горизонтально ориентированными является звеном в цепочке инструментов, направленв противовес вертикально ориентированным, распро- ных на улучшение имиджа компании, поэтому его страняемым внутри коллектива сотрудников. Среди концепция должна быть встроена в стратегию развироссийских исследователей этого сегмента СМИ дан- тия базисного субъекта. Для выстраивания эффективная классификация перенята и переосмыслена в соот- ной концепции корпоративного издания необходимо ветствии с реалиями отечественного рынка Д. К. Дег- осознание того, что эта разновидность медиа – протяренко [4], А. Д. Кривоносовым [5], Д. А. Мурзиным дукт уникальный с точки зрения видовой принадлежЮ. В. Чемякиным [11], А. Ю. Горчевой [3] и ности: нельзя назвать корпоративное СМИ prЛ. С. Агафоновым [1]. инструментом без оговорки о том, что актуальная Детально проработан в этих и других работах во- тематика может вывести его на общесоциальный уропрос типологических характеристик, способов клас- вень, где задачи издания будут решаться уже инструсификации и специфики разных видов корпоративных ментами журналистики. Повестка издания и масштаб СМИ. Так, Д. А. Мурзин делит корпоративные изда- охвата аудитории взаимосвязаны: чем больше первая ния на внутренние, внешние и смешанные, образую- отвечает на потребности социума, тем шире круг пощие типологические подсистемы, каждая из которых тенциальных читателей. Особенности концепции коримеет свою иерархию функций. В зависимости от поративного издания определяются функциональным целевых задач выделяются виды (классы) корпора- назначением, читательским адресом и финансовыми тивной периодики. Внутрикорпоративные издания, возможностями компании. Издания, о которых идет ориентированные на персонал компании, являются речь, характеризуются крайне высокой степенью заинструментом управления персоналом и его самоор- висимости от их учредителя (заказчика). Главенство ганизации. Клиентские издания работают на продви- задач, преследуемых корпорацией для достижения жение товаров и услуг на рынки. Отчеты публичных эффективного взаимодействия с аудиторией, а не изкомпаний (информационно-презентационные изда- влечение прибыли, как в случае с рыночной прессой, ния) являются важным инструментом привлечения является отличительным свойством корпоративных инвестиций. Отраслевые издания организуют общест- СМИ. Основываясь на этом умозаключении, мы повенный и профессиональный диалог, артикулируют зволим себе относить к корпоративным изданиям все отраслевые интересы и лоббируют их. Похожую клас- те, которые преследуют интересы конкретных юрисификацию приводит О. П. Чернега, основным клас- дических структур, открыто выступающих издателясификационным признаком систематизации изданий, ми этих изданий. На наш взгляд, именно этот признак считающий характер целевой аудитории, в соответст- можно назвать типоформирующим .

вии с которым они подразделяются на внутрифир- Схема отношений внутри редакционной цепочки менные (“house journal”), фирменные издания для диктует необходимость согласовывать концепцию внешнего использования (“external journal”) и сме- издания с его заказчиком – корпорацией. Этот фактор шанные [12, с. 183]. Л. С. Агафонов предложил собст- является одновременно подспорьем и преградой на венную классификацию корпоративной прессы, взяв пути редактора, формирующего концепцию корпораза основу целевое назначение изданий: маркетинговое тивного медиа. С одной стороны, заказчик способен продвижение (увеличение продаж, экономический от лица корпорации сформулировать задачи, стоящие рост), развитие имиджа компании (PR) или повыше- перед создаваемым медиапродуктом. С другой – ние лояльности персонала (HR). В работе А. Ю. Гор- единственным специалистом, стоящим на страже инчевой основной акцент сделан на этические аспекты тересов читателя, является редактор, и именно он обякорпоративной журналистики, раскрыта сущность зан доказывать заказчику целесообразность тех или социальной ответственности журналиста – поддержа- иных креативных решений. Для того чтобы миссия ние целостности и подотчетности корпораций обще- издания была четкой, необходимо поставить заказчиству. В социокоммуникационном контексте рассмат- ку вопросы, позволяющие сформулировать повестку и ривает корпоративную прессу и Д. О. Олтаржевский, задачи: какой посыл будет содержаться в издании?

который видит основной ее функцией социализацию кому он будет адресован? какой эффект ожидается от бизнеса, построение качественных социальных ком- выпуска продукта? в какой срок ожидается этот эфмуникаций и диалогичности связей с аудиторией [9]. фект? по каким параметрам заказчик и редакция буЮ. А. Чемякин первым из исследователей упоминает дут измерять эффективность проекта? Немаловажно об особой роли редактора корпоративного издания и определить также, какого экономического эффекта обращает внимание на двойственный характер его заказчик ожидает от издания: должно ли оно выйти на работы, подчеркивая: редактор обязан считаться как с самоокупаемость (а, возможно, и приносить прибыль) интересами руководства компании-заказчика, так и с или компания готова полностью нести расходы по интересами читателя, а интересы эти зачастую проти- выпуску? От этого зависит бизнес-модель издания – воречат друг другу. будет оно распространяться бесплатно или за деньги?

Вестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4 163

ФИЛОЛОГИЯ

Безусловно, подходящая бизнес-модель становит- чи, а предоставление площадки для размещения конся понятна уже на первом этапе планирования кон- тента другим компаниям снижает эффективность этоцепции, так как она подчинена целевому назначению го инструмента. С другой стороны, грамотный подбор и, соответственно, читательскому адресу корпоратив- рекламодателей, выявление товаров и услуг, действиного издания: агитационные и мотивационные задачи тельно интересных аудитории издания, и совместное выполняются обычно дотируемыми изданиями, а раз- с рекламодателем формирование контента будут сповлекательные, просветительские и прикладные могут собствовать сохранению читательского внимания .

приносить самостоятельную прибыль, так как рас- Так, в отраслевом издании об инвестиционном климакрывают более широкий круг тем, интересный и акту- те региона после аналитической статьи о развитии альный вне связи с причастностью читателя к фигуре сельскохозяйственного кластера может быть опубликорпорации. Способ распространения также планиру- кован рекламный модуль агрокомбината, интересного ется заранее с учетом тематики, формата издания и потенциальным партнерам и инвесторам для сотруданализа поведенческих моделей потенциальных чита- ничества (реальный пример). Иными словами, реклателей. Так, внутрикорпоративные СМИ выкладыва- ма должна встраиваться в информационную повестку ются в общедоступных помещениях с высокой прохо- издания, а ее контент – не конкурировать, а взаимодимостью сотрудников (чаще всего в холлах и на ре- действовать с редакционным .

сепшн), возможна и доставка экземпляров в отделы, Ответив на первую группу вопросов (общие), на производства. Плата с читателей не взимается, за можно приступить к ответу на более конкретные, спосчет рекламы сторонних компаний выпуск не окупа- собствующие проработке бизнес-модели: в какой ется (исключение могут составлять издания крупных форме будет доноситься месседж заказчика до читаградообразующих предприятий или федеральных телей? сколько компания готова потратить на выпуск корпораций, выходящие очень большими тиражами – каждого номера? как часто возникает новая информанапример, потенциально, газета «Святогор» одно- ция, способствующая усвоению читателями основноименного предприятия металлургического комплекса го посыла издания? Подробные ответы позволят созУральской горно-металлургической компании). Парт- дать документ, который письменно зафиксирует коннерские издания, как правило, распространяются на цепцию нового продукта и ляжет в основу бизнесотраслевых мероприятиях (конференциях, форумах), плана. В документе должны быть прописаны миссия и лежат в представительствах компании-издателя для задачи издания, целевая аудитория, ключевые рубриознакомления приходящими на встречи партнерами, ки, методика подготовки и организации контента, могут рассылаться по подписке. В таких изданиях система жанров, требования к языку и стилю матевозможна реклама продукции или услуг, соответст- риалов, характеристики пула потенциальных авторов .

вующих сегменту рынка; иногда – когда компания Фиксируются и технические параметры, к которым выступает заказчиком уникальных исследований, ре- относятся, в числе прочих, объем, формат, характеризультаты которых публикуются в издании и актуаль- стики бумаги, тираж, периодичность выхода и способ ны для других участников рынка, – взимается плата за распространения. Все эти характеристики взаимосвяподписку. Клиентские издания чаще всего распро- заны: в частности, от количества экземпляров в услостраняются бесплатно в офисах, магазинах компаний виях ограниченности средств зависит качество бумаили в других местах скопления потенциальных или ги. По мнению генерального директора издательства реальных клиентов (транспорт, выставки, рестораны и корпоративной прессы «МедиаЛайн» Л. Рудаковой, кафе – по договоренности с собственниками помеще- тираж клиентских изданий определяется способом и ний), рассылаются по базе потребителей (например, местом распространения; тираж, оптимальный для доставляются в почтовые ящики) и изредка, прибли- партнерского издания, составляет от 1 до 3 тысяч экжаясь к массовым изданиям, продаются в магазинах. земпляров; один экземпляр внутрикорпоративного Помимо продажи частным лицам, клиентская пресса издания читают в среднем 2,5 – 5 человек, а значит возвращает издателю затраченные на выпуск средства тираж рассчитывается по формуле «количество сопутем продажи рекламных площадей, при этом для трудников разделить на 2,5 – 5» в зависимости от рекламодателя такие площадки могут быть эффектив- бюджета [6, с. 93]. Что касается последнего расчета, ны ввиду жесткой сегментации аудитории: обратная то хорошее внутрикорпоративное издание сотрудники связь издателей с клиентами позволяет предугадать, часто уносят домой и там его читают другие члены будет ли рекламируемый продукт иметь спрос у дан- семьи, поэтому при успешной модели тираж со вреных читателей. Эффективным инструментом продви- менем увеличивается .

жения издания и, как следствие, компании является Может показаться, что принадлежность человека информационное партнерство с другими публичными к той или иной узкой социальной группе – например, площадками, сотрудничество на бартерной основе. к персоналу корпорации – автоматически означает, Так издание способствует узнаваемости своего заказ- что планируемое корпоративное издание будет интечика. ресно ему своей тематикой. Однако обращение к Вопрос самоокупаемости обычно стоит, когда группе и к реалиям ее жизнедеятельности само по речь идет о внешнекорпоративных изданиях, и реша- себе не определяет ценность издания: любой, даже ется компаниями по-разному. С одной стороны, кор- самый лояльный корпорации потенциальный читатель поративное СМИ, являясь частью pr-стратегии, в пер- обратит внимание на продукт, только если последний вую очередь должно выполнять корпоративные зада- отвечает на конкретные читательские запросы – удовВестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4

ФИЛОЛОГИЯ

летворяет его практические или эстетические потреб- ли бы видеть в журнале?» и так далее. Опрос позволяности. Таким образом, миссия корпоративного изда- ет зафиксировать социально-демографический портния должна формулироваться с учетом пожеланий рет пассажиров: для этого в нем содержатся вопросы потенциальной аудитории. Кроме того, отнесения о возрасте, поле, образовании, семейном положении, потенциального читателя к одной из трех категорий – роде занятий, уровне заработка. Заинтересованность сотрудник, партнер, клиент – недостаточно для опре- пассажиров в заполнении анкеты стимулируется роделения читательского адреса. В каждом типе издания зыгрышем призов, в котором автоматически принидля персонала, для партнеров по бизнесу, для кли- мают участие все участники опроса. Опросные листы ентов – существуют аудиторные подтипы. Так, персо- можно вводить не только для выяснения реакции на нал компании может делиться на рядовых сотрудни- уже прочитанный номер, но и перед запуском издаков, менеджеров среднего звена и топ-менеджеров; ния. Результаты этих опросов служат основанием для партнеры – на подрядчиков, заказчиков и инвесторов; формирования тематических планов на ближайший клиенты – на реальных и потенциальных и так далее год, а также инструментом коммуникации с рекламоспецифика в каждой отрасли своя). дателем, которому предлагается коммерческое учаКак и при создании концепции любого издания, стие в конкретных рубриках (спонсорство), актуальпроработке социально-демографических и психоло- ных для читателей. Разумеется, темпланы формиругических характеристик потенциального читателя ются при непосредственном участии топ-менедотводится значительное время. Отличие состоит в жмента или маркетингового департамента корпоратом, что аудитория корпоративного издания, как пра- ции, которые доводят до сведения редакции свои вило, жестко сегментирована. Развитие системы кор- стратегические планы. Еще одним простым способом поративной прессы происходит полностью в русле сбора информации об аудитории служит анализ базы демассификации СМИ: ориентируясь на «микроауди- клиентов: при наличии паспортных данных он ответории», издатели имеют возможность максимально тит на вопросы о национальности (отчего зависит нечетко определить возможности, предпочтения и обходимость перевода текстов на другие языки и их склонности потенциальных читателей на основании адаптации), возрасте и поле потенциальных читатеисследования настроений физических (реально суще- лей .

ствующих в социуме – в офисе, на производстве, в Определив читательский адрес и задачи издания, бизнес-сообществе или в списке клиентов) групп лиц. можно приступать к планированию тематики и рубЕсли речь идет о прессе для сотрудников, то у редак- рикатора. Исследователи корпоративных медиа разции есть возможность провести мониторинг ожида- работали множество практических рекомендаций к ний совместно с hr-департаментом компании. Такая организации контента такой прессы и даже создали ее опция сохраняется и для редакторов отраслевых «идеальные модели» [11]. Само собой, круг тем, освнешнекорпоративных изданий в случае, если нала- вещаемых в издании, также зависит от предпочтений жен диалог между pr-департаментами корпораций- потенциальной аудитории, что особенно хорошо видпартнеров. За мониторинг ожиданий клиентов отвеча- но на примере клиентских изданий: так, среди бортоет pr-департамент или отдел маркетинга; подклю- вых изданий присутствуют как журналы стиля жизни читься к разработке повестки может и рекламный от- с рубриками о трендах, моде и красоте, так и общестдел. Прежде чем организовать свой опрос, необходи- венно-экономические, страноведческие и другие .

мо ознакомиться с уже проведенными компанией ис- Наиболее частым решением является объединение следованиями. тем: журналы делятся на три и более раздела, при Эффективным инструментом для определения этом – особенно часто в партнерских изданиях – темы пожеланий аудитории является интернет-сайт (или располагаются в порядке от наиболее актуальных, интранет-сайт – для внутрикорпоративной прессы) относящихся непосредственно к деятельности базискомпании-заказчика. На этой площадке потенциаль- ного субъекта (жанры – заметки, репортажи, отчеты, ная аудитория голосует за наиболее интересные темы, интервью с привязкой к конкретным новостным попредлагает спикеров и вопросы для интервью. Такую водам) к обзорным, освещающим общие тенденции на практику ввела российская компания Gallery (опера- рынке (аналитические статьи и интервью, журналитор наружной рекламы), выпускающая одноименный стские расследования) и далее – к развлекательным, журнал для персонала. Кстати, вовлечение интернет- общественно-культурным материалам. Развлекательисточников в работу редакции полезно и на уровне ные рубрики – обязательный атрибут любого, даже контента: если на сайте компании есть обновляемые самого серьезного издания, при этом в последних тарубрики, то отслеживать их популярность можно с кие материалы представлены в жанре инфотейнмент .

помощью счетчика трафика, а контент, пользовав- Так, отраслевой журнал об инновациях «Технопарк шийся популярностью в печатном издании, имеет Якутия» условно поделен на три части: первая скласмысл дублировать на сайте. Для определения инте- дывается из серии материалов под общей рубрикой ресов и потребностей клиентов создаются опросные «Только вперед» об успехах начинающих резидентов листы. Так, авиакомпания Red Wings во время поле- технопарка; вторая – рубрики «Опыт и экспертиза», тов раздает пассажирам анкеты с вопросами о сервисе «Звезда бизнеса» «Топ-стори», «Идеи для бизнеса» – на борту, в которые входят и вопросы о бортовом повествует о состоянии отечественного рынка инножурнале: «Понравился ли вам журнал?», «Какие тек- ваций, в ней известные представители бизнеса дают сты вам запомнились?», «Какие еще рубрики вы хоте- рекомендации начинающим новаторам; в третьей, Вестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4 165

ФИЛОЛОГИЯ

развлекательной, – в рубриках «Рейтинг», «Интерак- о коллегах (потому так популярны во внутрикорпоратив», «Тайм-аут» – тема инноваций представлена че- тивных газетах всевозможные поздравления с юбирез призму общественных запросов и культурного леями и наградами). Сотрудники положительно реаконтекста. гируют на отчеты с корпоративных мероприятий – Уникальное положение корпоративных медиа на тимбилдингов, конкурсов и слетов, при этом, как прастыке журналистики и PR высвечивает верный под- вило, равнодушно относятся к «звездности» присутход к позиционированию тем: материалы корпора- ствующих на страницах спикеров. Так, при опросе тивных СМИ содержат фактическую информацию, сотрудников корпорации «РАО Энергетические сиспризванную создать не просто благоприятный, а тща- темы Востока» выяснилось, что рубрику «Интервью тельно спрограммированный имидж компании – не- со звездой» в журнале «Энерговосток» они считают кий «образ будущего», желаемую картину. Именно наименее интересной. В результате она была заменена поэтому редактор формирует рубрикатор исходя не на рубрику «Один день из жизни сотрудника». Потолько из актуальности и новизны тем, но и из страте- следняя снискала популярность благодаря тому, что в гических задач корпорации. И все же именно реле- энергохолдинге трудится разнопрофильный персонал вантность, оригинальность, достоверность контента – ремонтники, инженеры, бухгалтеры, сбытовики, обеспечивает внимание и вовлеченность читателей. которые редко пересекаются лично, а потому мало Другими словами, качество корпоративного контента знают о работе друг друга. Описание деятельности обеспечивается теми же средствами, что и качество компании во внутрикорпоративной газете должно материалов «традиционных» СМИ. К работе с кон- подаваться с точки зрения работников, поэтому актентом привлекаются специалисты из «большой» центы следует делать на их трудовых буднях, должжурналистики: корреспонденты, фотографы, дизайне- ностных обязанностях и интересной практике. Двуры, верстальщики, корректоры, цветокорректоры. В сторонняя коммуникация делает газету площадкой качестве экспертов, гостевых редакторов, спикеров для выражения мнений, диалога между руководством приглашаются авторитетные представители бизнес- и сотрудниками .

среды или звезды шоу-бизнеса. Остроту материалов Лояльность читательской аудитории достигается поддерживают дискуссионные темы, полемические за счет эффекта сопричастности, который хорошо диалоги, эксклюзивные факты, жанровое многообра- реализуется в корпоративных СМИ, где обратная зие. Журналистам даются задания, включающие са- связь обеспечивается по каналам hr-специалистов мостоятельные расследования, коммуникацию с (пресса для сотрудников), департаментов по работе с внешними экспертами, практические эксперименты, партнерами (отраслевая), клиентами (клиентская) .

командировки. Актуальная повестка дня вырабатыва- Эффект вовлечения обеспечивается такими рубрикается в том числе с помощью постоянного мониторин- ми, как «Конкурсы», «Горячая линия», «Круглый га прессы на темы, связанные с деятельностью ком- стол». Эти методы коммуникации действенны при пании или вызывающие резонанс в обществе. Эконо- работе с любой аудиторией, в то время как некоторые мия на печати также не представляется возможной. тематические блоки оказываются актуальными лишь Положительному восприятию заказчика способ- для отдельных сегментов, что приводит нас к важствует ненавязчивое упоминание бренда в материалах нейшему вопросу, который необходимо решить при на общесоциальную, культурную, развлекательную формировании концепции и рубрикатора корпоративтематику. Однако такая связка возможна, только если ного СМИ – вопросу о степени присутствия корпоракорпорация действительно каким-либо образом за- ции-заказчика в контенте издания .

действована в повестке. Это ставит перед редакцией Уже на этапе работы над концепцией целесообзадачу по взаимодействию с пиар-департаментом разно определить оптимальное соотношение произкорпорации, при этом редактор, проявляя инициати- водственных и непроизводственных рубрик, выделив ву, может налаживать связи с пиар-структурами дру- полосы и под специальные (профессиональные, отгих компаний для проведения массовых мероприятий. раслевые), и под общесоциальные темы. В случае с Праздники, конкурсы, благотворительные проекты с клиентским изданиями в документы, описывающие участием собственника издания станут подходящим концепцию и рубрикатор, также закладываются новостным поводом, а сотрудничество с крупными «брендированные» и общие рубрики – это позволит компаниями, имеющими хороший имидж, поднимет избежать замкнутости издания на деятельность коррейтинг» самого бренда. Так, «Альфа-банк» на по- порации-заказчика. Однозначных решений здесь нет:

стоянной основе проводит конкурсы и благотвори- скажем, журнал для клиентов интернет-магазина тельные акции в сотрудничестве с другими СМИ и “Lamoda” во всех материалах продвигает продукты культурными площадками: например, в 2014 г. банк компании – все модные образы составлены с участиподдержал конкурс красоты, проведенный журналом ем одежды, обуви и аксессуаров, представленных на Cosmopolitan. Итоги мероприятий освещаются в жур- сайте. Модный журнал “Bosco Magazine”, издаваемый нале «Время жить» для клиентов компании. на коммерческой основе издательским домом «ИнЕсли внимание внешней аудитории обычно при- тервью» (журнал “Interwiew”), упоминает о заказчике влекают массовые развлекательные и социально зна- издания лишь на обложке и в приветствии, остальные чимые акции, практические советы и узнаваемые ли- же материалы ничем не отличаются от «традиционца, то персонал компаний более всего заинтересован в ных» фэшн-журналов. Очевидно, что степень присутсведениях организационного характера и информации ствия заказчика определяется его целями: если перВестник Кемеровского государственного университета 2015 № 2 (62) Т. 4

ФИЛОЛОГИЯ

вый журнал стремится к повышению лояльности кли- налы. Нарушение традиционных канонов может сыгентов через продвижение своей продукции, то второй рать на руку редакции – привлечь внимание аудитопризван заявить о бренде как о люксовом, выступаю- рии, задать тон коммуникации и подчеркнуть миссию щем в роли покровителя, «друга» элитных марок, издания. Например, удачной можно назвать идею моразмещаемых в журнале, – таким образом издатель сковского банка «Транспортный» выпускать для клиставит Bosco в один ряд с главными модными домами ентов качественное газетное издание финансовой темира. Очевидно, что первое издание по своим призна- матики – газету «Финансы для людей», по словам кам приближается к рекламному, тогда как прямое издателя, служащую частью проекта по повышению продвижение товаров и услуг корпорации – функция, финансовой грамотности населения. Стремление поотличная от задачи по налаживанию долгосрочных ходить на «большую» деловую прессу выгодно отликоммуникаций между базисным субъектом и потре- чает газету от изданий конкурентов, развлекающих бителем. Целевое назначение рекламных изданий клиентуру журналами «стиля потребления». При этом противоречит признакам корпоративных СМИ, кото- определенный круг читателей априори ожидает от рые мы считаем типоформирующими. На практике издания премиального облика, а другие (например, попытка «вписать» рекламные задачи в корпоратив- сотрудники), наоборот, скептически воспринимают ное издание с четко определенными стратегическими слишком дорогостоящий продукт. Очевидно одно:

целями обычно рушит коммуникативную стратегию дизайн-концепция издания должна находиться в соотпоследнего. ветствии с брендбуком компании. Если у компании Особенности рубрикатора и тематических планов нет собственного брендбука, то задача формирования напрямую зависят от степени изначальной вовлечен- фирменного стиля издания ложится на плечи редакности целевой аудитории в деятельность корпорации. ции .

Интересный пример приводит исследователь А. Ми- Для утверждения дизайн-концепции издания зарошниченко в книге «Работа в пресс-службе»: редак- казчику предлагаются несколько (как правило, 3 – 4) тор корпоративного отраслевого журнала о нефтепе- варианта визуализации, включающих передовую пореработке перед сдачей номера в печать вычеркивает лосу (или обложку, если это журнал), положение текиз редакционных материалов лишние упоминания ста на полосе, подверстки, фирменные шрифты, косвоей компании, для того чтобы издание воспринима- лонтитулы, выносы и так далее, из которых он выбилось партнерами как актуальное для всей деловой рает и визирует один. При формировании дизайнсреды, а не только для корпорации-заказчика [7, макета следует избегать монотонности, однообразия в с. 172]. Сам Мирошниченко называет частые упоми- представлении контента, массивности текстовых блонания базисного субъекта «назойливыми». Проведен- ков, чем часто грешат корпоративные медиа. Введеный нами контент-анализ корпоративной прессы ние внетекстовых элементов, а также подверсток, вреподробнее [10]) продемонстрировал, что доля мате- зок и выносов (цитат, статистики, схем, диаграмм, риалов, в которых «высвечивается» фигура компании, рейтингов) облегчает восприятие информации и делазависит от читательского адреса. Если в изданиях для ет издание узнаваемым для сотрудников, партнеров персонала допустимо до 80 – 100 % контента отдавать или клиентов. Качественные динамические иллюстпод освещение повестки дня, актуальной для самой рации, эксклюзивная инфографика и рисунки отликорпорации, то в партнерских СМИ информация о чают эффективное корпоративное издание. Практичепроектах компании-учредителя для обеспечения эф- ские рекомендации к оформлению корпоративных фективности внешних коммуникаций не должна за- изданий имеют несущественные особенности по нимать более 50 – 60 % редакционных площадей (до- сравнению с рекомендациями к дизайн-макетам пустимо увеличение показателя, когда эти проекты «большой» прессы и хорошо описаны в практических затрагивают интересы партнеров, которым адресова- пособиях для дизайнеров и для издателей корпорано издание). Анализируя тексты партнерских изда- тивной прессы (например, [6, с. 104 – 113]). На наш ний, мы удостоверимся в том, что даже там, где взгляд, любые отличия в дизайне корпоративного извстречается фигура заказчика, он упоминается в связи дания от традиционного должны восприниматься как с общим положением на рынке, с тенденциями и недостаток первого и нейтрализоваться, поскольку взаимодействием с другими компаниями – иными все принципы дизайна и верстки основаны на целевых словами, издания охватывают широкий круг тем, ак- назначениях, читательских аудиториях и законах востуальный для многих представителей бизнес-среды. приятия визуального контента .

Клиентская же пресса, если она не преследует рек- Подводя итог, сформулируем основные требоваламные цели, способна привлечь читателя повесткой, ния к концепции корпоративного издания. Эффективактуальной вне связи с корпоративной деятельностью, ная концепция должна:

отвечать интересам и помогать в решении а потому доля материалов о компании в подобных изданиях редко превышает 20 %. стратегических задач компании, соответствовать корЧто касается дизайна продукта, то, вопреки обще- поративной политике;

принятому мнению о взаимосвязи аудитории издания четко фиксировать целевую аудиторию издаи его формата, мы рекомендуем рассматривать самые ния и ее социально-демографический, психологичеразные комбинации исходя из творческих задач. Так, ский и потребительский портрет;

вовсе не обязательно издавать для персонала именно газету в формате А3, а для клиентов глянцевые жур

–  –  –

Литература

1. Агафонов Л. С. Корпоративная пресса: особенности функционирования, типологические характеристики и методика оценки эффективности: дис. … канд. филол. наук. М., 2008 .

2. Все о внутренних коммуникациях / сост. А. Ф. Несмеева. М., 2013 .

3. Горчева А. Ю. Корпоративная журналистика. М.: Вест-Консалтинг, 2008 .

4. Дегтяренко Д. К. Корпоративные издания в России. Виды, функции, задачи // Среда. 2002. № 8 – 9 .

5. Кривоносов А. Д. Корпоративная пресса на Западе: история и типология // PR-диалог. 2002. № 3, 5, 6 .

6. Корпоративная пресса. Руководство к действию. М., 2011 .

7. Мирошниченко А. А. Работа в пресс-службе. Журналистика для пресс-секретарей. М.: МедиаЛайн, Альпина Паблишер, 2012 .

8. Мурзин Д. А. Корпоративная пресса: современные типологические концепции: дис. … канд. филол. наук .

М., 2007 .

9. Олтаржевский Д. О. Роль корпоративных медиа в социализации бизнеса // Медиаскоп. 2014. Вып. № 2 .

Режим доступа: http://www.mediascope.ru/node/1512#7 .

10. Петропавловская Ю. А. Корпоративные издания как разновидность медиа: выход на массовую аудиторию // Вестник Московского университета. (Серия 10: Журналистика). 2015. № 5 .

11. Чемякин Ю. В. Корпоративные СМИ: секреты эффективности. Екатеринбург, 2006 .

12. Чернега О. П. Корпоративные издания: соотношение практики и теории // Журналистика в 2004 г. СМИ в многополярном мире. Ч. 2. М.: Факультет журналистики МГУ .

Информация об авторе:

Петропавловская Юлия Александровна – аспирант кафедры редакционно-издательского дела факультета журналистики Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова, rueful@inbox.ru .

Yulia А. Petropavlovskaya – post-graduate student at the Department of Editing and Publishing, Faculty of Journalism, Lomonosov Moscow State University .

(Научный руководитель: Иншакова Наталия Григорьевна – кандидат филологических наук, доцент кафедры редакционно-издательского дела и информатики факультета журналистики Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова, inshakovamgu@yandex.ru .

Research advisor: Nataliya G. Inshakova – Candidate of Philology, Assisatant Professor at the Department of Editing and Publishing, Faculty of Journalism, Lomonosov Moscow State University) .

–  –  –

В статье рассмотрена история формирования представления о лагерной прозе в литературоведении. Дано определение данного понятия и его характеристики, основанные на изучении творчества трех произведений различных писателей: «Воскрешение лиственницы» В. Т. Шаламова, «Зона» С. Д. Довлатова, «Кочевание до смерти» В. Е. Максимова. Лагерная проза – тематическое направление в русском литературном процессе конца 50-х – 90-х гг. XX века, создающее художественный образ лагеря в творческой рефлексии писателей (очевидцев, наблюдателей со стороны, тех, кто не видел вообще или изучал по архивам, воспоминаниям), обладающее следующими чертами: общие тематика и проблематика, связанные с экзистенциальной средой лагеря; автобиографический характер; документальность; историзм; художественное воплощение образа лагеря; особое пространство (замкнутость, остров, ад); особая психология человека, философское осмысление человека в ситуации несвободы; особая авторская рефлексия над текстом .

The paper describes the history of the formation of the ideas about the camp prose in the scientific literature. The definition of this concept and its characteristics are presentes, based on the study of three creative works of various writers: «The resurrection of the larch» by V. T. Shalamov, «Zone» by S. D. Dovlatov, «The nomadism to death» by V. E. Maksimov. The camp prose is a thematic direction in the Russian literature during the late 1950s – 1990s XX creating an artistic image of the camp in a creative reflection of writers (witnesses, observers, those who never saw camps but studied the archives, memoirs), with the following features: common themes and issues related to existential camp environment; autobiographical character; documentary; historicism; artistic expression of the image of the camp; special space (isolation, island, hell); special human psychology, philosophical understanding of the human situation in captivity; special author’s reflection on the text .

Ключевые слова: лагерная проза, «новая проза», рефлексия, метатекст, В. Шаламов, С. Довлатов, В. Максимов .

Keywords: camp prose, «new prose», reflection, metatext, Varlam Shalamov, Sergey Dovlatov, Vladimir Maimov .

Изучением произведений, принадлежащих к те- новения» (а применительно к текстам выживших узматическому направлению лагерной прозы, занима- ников лагерей – «эстетика Лазаря»), призванное не ются с конца 1980-х гг. следующие отечественные просто проанализировать массив художественных литературоведы: О. В. Васильева, Е. Волкова, В. Еси- высказываний о лагерях смерти и преступлениях фапов, Л. В. Жаравина, Ю. В. Малова, А. В. Сафронов, шизма, но стремящееся осмыслить излом чувственноИ. Сухих и др., однако единого понятия «лагерной сти, который произошёл в середине XX века в Европе, прозы» так и не выявлено, поскольку в основном объ- пережившей катастрофу» [1]. В Польше изучают (в ектом исследований становятся отдельные авторы или том числе и в школе) произведения польской лагерпроизведения, без выхода на направление в целом. ной прозы, например, книгу «Мы были в Освенциме»

Поэтому целью нашей статьи является обобщение Тадеуша Боровского, Кристина Ольшевскго и Януша различных позиций для обозначения границ и напол- Неля Седлецкого, изданную в Мюнхене в 1946 г. Хотя нения данной дефиниции, а также выявление специ- тенденция к забвению прослеживается и в Польше, фических черт направления. так как в 2015 г. «Россия не получила официального В России лагерный опыт нескольких поколений приглашения на 70-летие освобождение Освенцима от недостаточно осмыслен и не пережит по-настоящему, польской стороны: мероприятие сделали не государему уделяется не так много внимания, как этого хоте- ственным» [24]. Д. А. Ардамацкая отметила важность лось бы некоторым исследователям. По мнению преодоления запредельного опыта и внутреннюю суть Е. Михайлик (Австралия), «Создается впечатление, написания лагерной прозы: «свидетельство само по что основная аудитория лагерной литературы не же- себе является самой важной составляющей рефлексии лает не только полемизировать, но и вообще сталки- катастрофического опыта, сопротивляющейся истоваться со сколь угодно косвенно выраженным утвер- рической амнезии» [2, с. 257]. Рефлексия и память о ждением, что общество, частью которого она являет- пережитом становятся основой для написания произся, выпало из истории и растеряло остатки социаль- ведений, воплощающих запредельный опыт человека ных связей, а сама она нуждается в этической и соци- в абсурдной реальности .



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |



Похожие работы:

«А. А. Потебня, какъ языковдъ-мыслитель. (ОІ^О Н Ч А Н I Е). У. Въ этихъ оборотахъ стремленіе къ глагольности сказуемаго приводить къ замн именительнаго падежа въ предикативномъ имени творительнымъ, т. е. къ...»

«SDK версия 4.15 Статус: Краткое руководство Действующий Комплект средств разработки ПО (SDK) версия 4.15 микросхемы интегральной Байкал-Т1, обозначение BE-T1000 Краткое руководство АО "БАЙКАЛ ЭЛЕКТРОНИКС" 16 октября 2018 г. Публичный © 2018 АО "БАЙКАЛ ЭЛЕКТРОНИКС" 1/13 SDK версия 4.15 Статус: Краткое руко...»

«Статья опубликована в журнале “Промышленные АСУ и контроллеры”. 2005. №11, с. 49– 52. И.З. Альтерман, А.А. Шалыто Формальные методы программирования логических контроллеров Предлагаются методы непосредственного построения программ на языке функциональных бл...»

«11 8166 Н.Ю.Шкобин, И.Эсенски СИМВОЛИЧЕСКИЙ ЯЗЫК ОПИСАНИЯ ПЕЧАТНЫХ ПЛАТ И ПРОГРАММА ADTRAN Ранг публикаций Объединенного института ядерных исследований Препринты и сообщения Объединенного института ядерных исследован...»

«Памятка к тестированию PwC Онлайн тестирование Из каких частей состоит онлайн тестирование? NRT (Numerical Reasoning Test) Основное назначение этого теста оценить способность пользоваться числовой информацией. English Online Test Данный тест нацелен на проверку уровня знания и владения английским языком и включает задания на знание грамматики (пре...»

«Rozprawy Komisji Jzykowej TN, t. LXVI, 2018 ISSN 0076-0390; e-ISSN 2450-9310 https://doi.org/10.26485/RKJ/2018/66/25 Елена Руденко* БЕЛОРУССКИЕ КАУЗАТИВЫ ПОНИМАНИЯ И ЗНАНИЯ НА РАЗНЫХ ЭТАПАХ РАЗВИТИЯ ЯЗЫКА B...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ ОДЕССКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ И. И. МЕЧНИКОВА Н. П. Башкирова, Ю. Г. Шахина Русский язык Сборник заданий для текущих и итоговых контролей. Нефилологический профиль ОДЕССА ОНУ УДК 811.161.1’36(076.1) ББК 81.411.2-2я73 Б 334 Рекомендов...»

«Фонетика тувинского языка к.филол.н. Байыр-оол А.В. Институт филологии Сибирского отделения РАН Новосибирский государственный университет (г. Новосибирск) Вокализм Инвентарь гласных фонем тувинского языка включает 32 гласных фонемы – кроме традиционных для тюркских языков 8 кратких и 8 долгих гласных, выделяю...»

«УДК316.73 ЭВОЛЮЦИЯ ПОДХОДОВ К ПОНИМАНИЮ ЯЗЫКА СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ Рыбакова О.В. к.филос.н., доцент кафедры прикладной социологии, департамента политологии и социологии,, Уральский федеральный университет г. Екатеринбург, Россия ovr_04@mail.ru EVOLUTION OF APPROACHES TO UNDERSTANDING THE LANGUAGE OF SOCIOLOGIC...»

«Электронный научно-образовательный журнал ВГСПУ "Грани познания". №5(19). Декабрь 2012 www.grani.vspu.ru и.В. БуйЛенКо (Волгоград) лексико-семаНтические объедиНеНия слов Излагаются основы теории полевых структур в языке, отмечаются о...»

«Вестник ПСТГУ III: Филология 2010. Вып. 4 (22). С. 32–43 СЮЖЕТ ПРИДВОРНОГО ДИСПУТА С ИУДЕЕМ В АРАБО-ХРИСТИАНСКОЙ АГИОГРАФИИ С. А . МОИСЕЕВА В статье рассматривается развитие сюжета придворного иудео-христианского диспута в христианской агиографии, главным образом на материале агиографических "досье", имеющих арабскую с...»

«186 3. Макмиллан Английский словарь для продвинутых учащихся. – Оксфорд: Издательство Блумсбери, 2002. p.4. Мюллер В.К. Англо – русский словарь/ В.К. Мюллер. – М.: Оникс, 2016. – 976 с.5. Шарлотта Бронте “Джейн Эйр”. Хартфордшир; Кентербери: Издательство Вордсворт, 1999. – 410 с...»

«АВЕТЯН НАРИНЕ САМВЕЛОВНА СУБСТАНДАРТНАЯ ЛЕКСИЧЕСКАЯ НОМИНАЦИЯ В АНГЛИЙСКОМ ПОЛИЦЕЙСКОМ СУБЪЯЗЫКЕ (социолексикологический подход) Специальность 10.02.04 – германские языки Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель –...»

«Шарифова Мавджигул ВЛИЯНИЕ АРАБСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ НА ТВОРЧЕСТВО ХАКАНИ ШИРВАНИ 10.01.03 – Литература народов стран зарубежья (таджикская литература) Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук, Таджиддин Мардони Душанбе – 2018 СОДЕР...»

«ГУЗ ЮЛИЯ ВЛАДИСЛАВОВНА ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ БАЗОВЫХ КОНЦЕПТОВ ЦВЕТА (НА МАТЕРИАЛЕ РУССКОГО, АНГЛИЙСКОГО, НЕМЕЦКОГО И КИТАЙСКОГО ЯЗЫКОВ) Специальность 10.02.19 теория языка АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Барнаул – 2010 Работа выпол...»

«Тананайко Светлана Олеговна, Садуртинова Ксения Радиевна, Васильева Людмила Анатольевна СОВРЕМЕННЫЕ IT-ТЕХНОЛОГИИ ДЛЯ ИССЛЕДОВАНИЯ ФОНЕТИЧЕСКИХ ВАРИАНТОВ ЗНАЧИМЫХ ЕДИНИЦ ЯЗЫКОВОЙ СИСТЕМЫ В статье рассматриваются инновационные методы изучения акустических вариантов морфологических...»

«От редакторов Представленный сборник, четвертый в серии "Вопросы романогерманской филологии", приурочен к знаменательной дате — 25-летию существования отделения романо-германской филологии департамента "Филологический факультет" Уральского федерального университета. В 1993 году п...»

«РЕГИОНЫ — ДЛЯ СОЮЗНОГО ГОСУДАРСТВА ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ОБЛАСТЕЙ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ С РЕГИОНАМИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Минск "Беларуская Энцыклапедыя імя Петруся Броўкі" УДК 339.9(476:470) ББК 65.5 Р32 Составитель А.А. Дылейко Редакционный сов...»

«Алекс Гарленд Пляж "Азбука-Аттикус" УДК 821.111 ББК 84(4Вел)-44 Гарленд А. Пляж / А. Гарленд — "Азбука-Аттикус", 1996 Казалось бы, дебютный роман англичанина Алекса Гарленда вышел совсем недавно. Но за эти годы он успел разойтись по...»

«Наука Любви Ховричева Екатерина Номинация "Фантазия 21 минус" Нежась в теплой кроватке, я преспокойно себе спал, досматривая сон уже пятый или шестой, и тут вдруг эту прекрасную идиллию прервал назойлив...»

«КОЖЕВНИКОВА Татьяна Андреевна РИТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ АРГУМЕНТАЦИИ В СОВРЕМЕННОМ АМЕРИКАНСКОМ ПОЛИТИЧЕСКОМ ИНТЕРВЬЮ Специальность 10.02.04 — "Германские языки" Диссертация на соискание ученой степени кандидата филологических наук аучный руководитель: Н доктор филологических наук, п...»

«PRACTICAL TEN TUTOR NOTES Chapter 10 has a robust and large set of practicals. The tutor will most likely wish to complete only select practicals. The extra practicals could be assigned for extra cred...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.