WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 


«Сведения об авторе. М. О. Гузикова, завкафедрой лингвистики и профессиональной коммуникации на иностранных языках, Уральский федеральный университет (Екатеринбург, РФ). Аннотация. В статье ...»

УДК 316.422.42 М. О. Гузикова

Полиязычие в глобальных университетах: теория и практика

Сведения об авторе. М. О. Гузикова, завкафедрой лингвистики и профессиональной коммуникации на иностранных языках, Уральский федеральный университет (Екатеринбург, РФ) .

Аннотация. В статье на материалах эмпирического исследования, проведенного в 2016–

2017 годах, рассматривается отношение к понятию полиязычия среди представителей университетов, ставящих перед собой цель интернационализации образования наук

и. С использованием такого метода получения социологической информации, как глубинное интервью, опрошено 37 сотрудников университетах в трех странах: Дании, России и Китае. Среди респондентов – как представители профессорско-преподавательского состава, так и административные работники .

Показано, что концепт полиязычия слабо актуализирован у респондентов. Под полиязычием, при этом, подразумевается как описание домена, в котором используются другие языки, помимо родного, так и владение одним человеком другими языками, кроме родного. Большинство опрошенных считают, что их страну и общество нельзя охарактеризовать как полиязычные. При этом в отношении университетов они говорят, что университеты представляют собой полиязычное пространство, при этом под иностранным языком, который используется наряду с родным, понимается, чаще всего, английский. Респонденты говорят об английском языке как об инструменте международной коммуникации. Ответы респондентов указывают на различную меру ‘зрелости’ полиязычной среды университетов, коррелирующую в целом с уровнем владения английским языком в обществе в среднем .

В качестве стейкхолдеров развития полиязычия в университетах выступает, прежде всего, государство, проводящее политику интернационализации в сфере высшего образования. Несмотря на это, полиязычие не ставится во главу угла государственной языковой политики, которая во всех трех странах направлена на сохранение и укрепление позиций официального языка государств .

Ключевые слова: университеты; полиязычие; полиязычное общество; полиязычное пространство университета; интернационализация высшего образования .

П о статистике в современном мире живет больше людей, говорящих на нескольких языках, чем на одном, поэтому современное общество можно назвать полиязычным [3]. Высшее образование сегодня готовит специалистов, которым предстоит жить в этом полиязычном обществе. Развитие коммуникативной, и в частности, иноязычной компетенции включено практически во все стандарты высшего образования. Эта задача приобретает еще большую актуальность для вузов, ставящих перед собой задачи интернационализации образования и науки. Особое значение в этом контексте имеет владение английским языком как языком международного общения. Так, Ассоциация «Глобальные университеты», объединяющая все вузы, участвующие в Проекте повышения конкурентоспособности российских университетов среди ведущих мировых научно-образовательных центров, ставит перед собой цель развития англоязычной среды, которая призвана обеспечить комфортное пребывание иностранным преподавателям и студентам, оказать положительное влияние на внедрение образовательных программ на английском языке и увеличить число преподавателей, владеющих английским языком, для того, чтобы результаты их научных изысканий могли быть представлены в англоязычных журналах и на конференциях1 .

В этой связи актуальной задачей социологического исследования является изучение представлений профессионалов, работающих в высшем образовании, о том, во-первых, что такое полиязычие, во-вторых, о том, считают ли они, что их университет стал полиязычным пространством, и, в-третьих, того, существует ли заинтересованность в развитии полиязычия и каким оно должно быть .





Для того, чтобы получить ответы на эти вопросы, были проведены глубинные интервью с представителями университетов в трех разных странах: копенгагенского университета, Дания, (73 место в Мировом рейтинге университетов QS 2018 (далее при ссылке на позицию в рейтинге – QS)), Фуданьского университет, Китай, (40 QS) и вузов, входящих в Ассоциацию «Глобальные университеты»: Уральского федерального университета (491-500 QS), Томского политехнического университета (386 QS), Томского государственного университета (323 QS), Университета ИТМО (601-650 QS) и Высшей школы экономики (382 QS). Все упомянутые страны проводят государстСм. об этом, в качестве примера: https://www.dvfu.ru/news/fefu-news/the_university_shares_the_ experience_of_the_development_of_the_english_language_with_higher_educational_institutions_ participants_of_ the_project_5_100/ венную политику интернационализации высшего образования. Всего на протяжении 2016–2017 гг .

были опрошены 37 человек. Все респонденты – преподаватели либо администраторы вузов, относящиеся к среднему и высшему управленческому звену, владеют одним или несколькими иностранными языками. Опрос проводился на английском и русском языках .

У многих опрошенных вопрос о том, что они понимают под полиязычием, вызывал определенные трудности при ответе. Исключения составили те случаи, в которых интервьюируемые были сотрудниками подразделений, занимающихся преподаванием иностранных языков. В целом же, под полиязычием респонденты понимают использование в том или ином месте (стране, университете, обществе) нескольких языков одновременно либо ситуацию, при которой один и тот же человек владеет одним или несколькими иностранными языками.

Шарлот Хофман Йенсен, из университета Копенгаген, координатор программы мобильности Эразмус+, говорит следующее:

«Для меня этот термин обозначает, что люди говорят на более чем одном языке, что они могут переключаться между языками и компетентны в этом другом языке в мере, достаточной для того, чтобы работать или учиться на этом языке. Если в обществе многие или большинство людей говорят и функционируют на нескольких языках, то в таком случае можно говорить о том, что общество полиязычно». Профессионалы в области иностранных языков подразделяют поли- и плюриязычие, при этом первое – это дефиниция места (домена), где коммуникация происходит на нескольких языках, а второе – это владение несколькими языками, наличествующее у того или иного человека .

На вопрос о том, считают ли они свою страну полиязычной, большинство респондентов ответили негативно. Во всех трех странах единственным официальным языком является один язык:

датский – в Дании, китайский стандартный язык (путунхуа) – в Китае и русский – в России .

Наибольшее количество положительных ответов было получено в Дании, что, как отмечают и сами респонденты, соответствует реальному положению дел: в этой стране до 80 % населения в возрасте до 65 лет говорят на нескольких языках, кроме родного. Негативный ответ китайцев и россиян, в том же время, не соответствует реальному положению дел: в обеих странах есть регионы, где, кроме официального языка, используются языке этнических меньшинств. В Китае, кроме того, как отмечают и сами респонденты, многие, в том числе, образованные люди, говорят на местном диалекте. Объяснение тому, что интервьюируемые не считают свои страны полиязычными, связано, как они сами говорят, с ‘моноязычной’ политикой государства, которая утверждает главенствующее положение стандартного национального языка. Мария Мюннеке, координатор гуманитарного факультета Университета Копенгаген, приводит следующий аргумент: «Датский – это единственный официальный язык. У нас есть группы и граждане, говорящие на других языках. Но их не признают в школе. Если Ваш ребенок говорит только по-арабски, то это проблема. Когда он пойдет в школу, то его очень быстро переучат говорить только податски». Йи Шеньи, директор Центра исследований политики киберпространства Фуданьского университета, уроженец города Шанхай, говорит: «Когда я был маленьким, мы в семье говорили только на шанхайском диалекте. Когда я пошел в школу, там говорили на путунхуа. Даже была такая должность в классе: один из учеников должен был следить за тем, чтобы все говорили только на путунхуа, и назначать штраф тем, кто допускал отклонения от этого правила. После школы я и с родителями говорил на стандартном китайском и разучился говорить на диалекте. Когда мы ехали из школы в автобусе, и я говорил на путунхуа, на меня все оборачивались, до того это было непривычно в Шанхае двадцать пять лет назад» .

Стоит отметить, что все без исключения китайские респонденты отмечают, что Шанхай, где расположен Фуданьский университет, – самый международный город Китая, но это не приводит к тому, что он становится полиязычным. Сотрудница Центра БРИКС Фуданьского университета Ван Лей полагает, что причина в том, что «связь Шанхая с другими странами имеет чисто экономическую, а не культурную, как, например, в Макао, природу». Кроме того, несмотря на большой интерес к западной культуре, китайцы не так охотно выступают в контакты с иностранцами. Из россиян не согласен с мнением о монолингвальности нашей страны проректор Томского госуниверситета А. Ю. Рыкун: «У нас не моносреда. Я сеи?час сижу в пятистах метрах от Татарскои? Слободы, и она тут всегда была. У нас в Томске проживает примерно 15–20 % татар, и они все знают два языка. Никто татарскии? не забывает. Ну мы-то тоже в этои? среде живем, но почему-то у нас она «моно», а у них – «стерео». Торговцев взять рыночных из Среднеи? Азии и прочих, они говорят на нескольких своих языках и на нашем .

Они каким-то образом оказываются в мультикультурнои? среде. На «моно» – это у нас культурная установка такая». Как видно из этого высказывания, респондент также ссылается на наличие культурой установки, которая заставляет россиян оценивать свою страну как моноязычную. Большинство опрошенных пользуется в своей повседневной жизни только одним языком – официальным языком страны .

На вопрос о том, существует ли полиязычность в университете, большинство ответило положительно. В университетах много иностранных специалистов, студентов. Обучение по некоторым образовательным программам ведется на иностранном языке, в основном, на английском. Критикуя в целом низкий уровень владения английским языком в Китае, сотрудница Фуданьского института развития Чжао Люси все же признает, что, несмотря на то, что в Фуданьском университете есть «профессора, которые вряд ли могут говорить со студентами на каком-то языке, кроме китайского, все же ситуация в университете значительно лучше в этом отношении, чем в среднем по стране». В некоторых случаях английский выступает рабочим языком сотрудников .

Как говорит профессор Университета Копенгагена Анне Хольмен: «В Университете Копенгагена факультеты сами вольны выбирать рабочий язык общения, и на факультете естественных наук таким языком является английский. Хотя они шутят, что, как только декан с глаз долой, то переходим на датский. Но если Вы посмотрите на университет в целом, то пишут, в основном, по-английски, а говорят, в основном, по-датски» .

Респонденты из российских университетов отмечают, что полиязычие в их университетах находится в становлении. Во многих университетах предпринимают усилия по обучению преподавателей и административных сотрудников английскому, внедряют инновации в области преподавания английского языка. Преимущественно речь идет об английском языке, в исключительных случаях высказываются мнения о необходимости создания полиязычного университетского пространства .

Английский язык при этом понимается как инструмент коммуникации, не как носитель культурного содержания. Это характерно, за редким исключением, и для китайских респондентов. В отличие от России, где студенты неязыковых направлений подготовки изучают английский в университетах в объеме первых полутора-двух лет обучения, в Китае, вне зависимости от образовательной программы, все студенты обязаны по окончании бакалавриата сдать тест, единый по всей территории страны и признающийся работодателями. Как и выпускной экзамен по английскому в школе, влияющий на шансы поступления в вуз, этот тест во многом определяет возможности трудоустройства выпускника. Сяо Ли Ван, административный сотрудник Школы экономики Фуданского университета, отмечает, что «английский – это только навык, это средство общения с иностранцами», а ее коллега Ли Чжан, директор административного офиса Школы экономики, добавляет, что английский язык – «обязателен и имеет большое значение», поэтому ее сын 5 лет уже учит английский в частной языковой школе. Этот вид бизнеса в Китае процветает. Будет ли ее сын учить другие иностранные языки? – «Когда вырастет, он сам решит. Но английский – обязателен», отвечает Ли Джан .

Несмотря на то, что китайские респонденты определяет английский как средство коммуникации, они же отмечают, что зачастую язык учат только, чтобы сдать письменный тест, а не для того, чтобы участвовать в ситуациях реального общения. Поэтому высокая оценка за тест не всегда коррелирует с умением и готовностью общаться. Уже упомянутый Йи Шеньи рассказывает, что его «родители не владели английским, поэтому не могли проверить, выучил ли я урок. Они заставляли меня выучивать все наизусть и рассказывать им вслух. Я все знал на зубок, но говорить начал только после того, как, уже будучи преподавателем университета, поехал на стажировку в Америку». В Дании, с другой стороны, многие отмечают, что несмотря на то, что многие владеют английским, его уровень все же часто недостаточен для выражения нюансов, юмора, написания эссе и других письменных работ. Это также связано с тем, что подход к владению языком инструментальный, не предполагающий погружения в языковые тонкости .

В качестве проблем, препятствующих созданию полиязычного пространства высшего образования, российские коллеги отмечают отсутствие на уровне университетов системного подхода к данной задаче, китайские респонденты – недостатки в организации структуры взаимодействия китайских и иностранных студентов. Датчане говорят о том, что, с одной стороны, иностранные преподаватели часто не испытывают желания учить датский, несмотря на то, что это требование ко всем, заключившим долгосрочные контракты с университетом, а другой стороны, не вся информация об университете и не вся внутренняя документация действительно существует в двух вариантах: на датском и на английском. Это препятствует полноценному участию иностранных сотрудников в жизни университета и часто несправедливо как по отношению к ним, так и по отношению к местным преподавателям. Так, не владеющие датским языком редко могут быть членами комитетов и комиссий, принимающих важные решения, так как заседания ведутся на датском, они не могут читать курсы на уровне бакалавриата, так как там преподавание ведется на датском языке и так далее. На вопрос, не боятся ли они засилия английского, датчане уверенно отвечают, что датскому ничего не грозит. «На нем говорили и будут говорить, домен распространения английского ограничится работой», по словам координатора программы поддержки иностранных студентов Кристине Томсен. С ней согласна преподаватель русской литературы и культуры Тине Розен: «Несмотря на то, что многие английские (американские) слова и феномены проникли в наш язык и культуру, культура большинства все же датская, включая слова, нормы, традиции, и, не в последнюю очередь, особый тип самоуничижающего юмора» .

Отвечая на вопрос о том, кто именно заинтересован в развитии полиязычия в стране, обществе и в университете, респонденты называют широкий круг стейкхолдеров, но отмечают, что они преследуют различные интересы: одни видят в этом стратегию, другие подходят с практических и прагматических позиций. Почти все опрошенные отмечают, что полиязычие как компетенция выпускников университетов важна для бизнеса, для предприятий, занимающихся, прежде всего, внешнеэкономической деятельностью. Такая деятельность и ее развитие – это цель государства, как говорят респонденты, поэтому оно, в первую очередь, заинтересовано в развитии полиязычия .

Это, однако, не приводит ни в одном из государств к разворачиванию политики полиязычия на общегосударственном уровне. Такая политика проводится только на уровне университетов, так как без нее не может быть достигнута цель интернационализации высшего образования. Как говорит Ли Лин, вице-директор офиса по делам Институтов Конфуция в Фуданьском университете, «родители в Китае также заинтересованы в изучении английского языка своими детьми, причем с самого раннего возраста, так как они связывают с этим навыком шансы ребенка на успех в жизни». Опрошенные россияне отмечают, что их работодатели-университеты ведут политику развития полиязычной среды, так как это – необходимая предпосылка для роста научной продуктивности вуза и его привлекательности для иностранных студентов и преподавателей. Во всех трех странах государство проводит политику сохранения национальных языков. В Дании, по словам опрошенных, эта политика стала более радикальной в связи с тем, что выросло влияние правых националистических партий. В Китае отмечают, что молодежь настолько пропитана англоамериканской массовой культурой, что забывает о своих корнях. В этой связи правительства Си Цзиньпина проводит политику более глубокого изучения традиционной китайской культуры .

В заключение следует отметить, что полиязычие как концепт слабо актуализирован в сознании респондентов, даже в случае глобальных университетов. Исследование показывает, что даже в случаях так называемых стран и малых языков, таких, как Дания и датский, где английский язык используется повсеместно, это все же не заставляет всех опрошенных свою страну полиязычной .

Чаще всего, говоря о полиязычии, подразумевается владение иностранным языком, не языком регионального этноса того же государства. В таком случае, этим другим языком является английский, что еще раз подтверждает его позицию в глобальном языковой системе, которую голландский социолог А. де Сваан назвал «гиперцентральной» [1] .

Говоря о полиязычии университетов, можно отметить, что, хотя большинство респондентов отмечает, что их университеты скорее полиязычны, чем нет, уровень развития полиязычности все же коррелирует с уровнем распространенности владения английским языков в обществе [3] .

Так, несмотря на то, что английский уже с середины 1970-х гг. признан языком науки в естественнонаучной сфере, а также в инженерии и математике, пока сложно представить себе, что китайские или российские университеты решат сделать английский рабочим языком соответствующих факультетов и переведут всю деловую коммуникацию на английский язык .

Литература

1. De Swaan A. The world language system; A political sociology and political economy of language .

– Cambridge : Polity Press, 2002. – 350 p .

2. Ethnologue: Languages of the world / Edit. by M. P. Lewis. (16th Edition). – Dallas, TX: SIL International, 2009. – 1248 p .

3. Kaplan R. B. The hegemony of English in science and technology // Journal of Multilingual & Multicultural Development. – 1993. – Т. 14, № 1–2. – P. 151–172 .

M. O. Guzikova, Head of the Chair for Linguistics and Professional Communication in Foreign Languages, Ural Federal University (Ekaterinburg, Russia)

MULTILINGUALISM AT GLOBAL UNIVERSITIES: THEORY AND PRACTICE

Based on the empirical research conducted in 2016-2017, the article discusses the perception of the concept of multilingualism among representatives of universities that face the internationalization challenge .

Using the in-depth interview method of gathering sociological data, the author interviewed 37 employers of universities, both administrators and academic staff, in three countries: Denmark, China and Russia. It was found that the concept of multilingualism is not sufficiently actualized among respondents. The respondents understand under multilingualism the domains where they use languages other than the mother tongue as well as the personal ability to use several languages. The majority of respondents believe that their country and their society cannot be called multilingual. At the same time, with regard to universities, they say that universities are a multilingual space where English, mostly, along with the respective mother tongue, is used. Respondents call English the means to conduct international communication. The respondents answers point out to a different degree of the ‘maturity’ of the multilingual environment at universities. That degree correlates with the level of English language proficiency in the society on average .

The stakeholder who is primarily interested in the development of multilingualism at universities is the state pursuing the policy of internationalization of higher education. Despite this, multilingualism is not at the forefront of the state language policy, which in all three countries aims at preserving and strengthening the positions of the state official languages .

Key words: universities; multilingualism; multilingual society; multilingual university environment;

internationalization of higher education .






Похожие работы:

«КРЫЛОВА Галина Михайловна СЕМАНТИКО-СИНТАКСИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА СЛОВ-ГИБРИДОВ С ОБОБЩАЮЩЕ-ОГРАНИЧИТЕЛЬНЫМ ЗНАЧЕНИЕМ (НА МАТЕРИАЛЕ ЛЕКСЕМ В ОБЩЕМ, В ЦЕЛОМ, В ПРИНЦИПЕ, В ОСНОВНОМ) Специальность 10.02.01 русский язык АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Влад...»

«Электронный научно-образовательный журнал ВГСПУ "Грани познания". №5(19). Декабрь 2012 www.grani.vspu.ru и.В. БуйЛенКо (Волгоград) лексико-семаНтические объедиНеНия слов Излагаются основы теории полевых структур в языке, отмечаются основные характеристики поля, а также классификации поля. Большое внимание уделяется теории семант...»

«Паутова Ульяна Владимировна КОНЦЕПТЫ "МУШКАРАЦ" ‘МУЖЧИНА’ И "ЖЕНА" ‘ЖЕНЩИНА’ В СЕРБОХОРВАТСКОМ ЯЗЫКЕ Специальность 10.02.03 – Славянские языки АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Санкт-Петербург Работа выполнена в ФГБОУ ВПО "Санкт-Петербургский государственный университет"....»

«Электронный научно-образовательный журнал ВГСПУ "Грани познания". № 6(59). Декабрь 2018 www.grani.vspu.ru УДК 372.016:811+811.581 С.Ю. БЕРСАНОВА, М.И. ДЕРЯБИНА (Новосибирск) МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЙ ПОДХОД ПРИ ОБУЧЕНИИ ЛЕКСИКЕ ДЕЛОВОГО КИТАЙСКОГО ЯЗЫКА В ВУЗЕ Междисциплинарный подход при обучении иностра...»

«GoodmanCh. The Lost Brother, the Twin: Women Novelists and the Male-Female Double Bildungsroman / Ch. Goodman // NOVEL: A Forum on Fiction. 1983 . Vol. 17, № 1. P. 28–43. SeppM.L. Sympathy and Gender in George Eliot’s The Mill on the Floss and W. M. Thackeray’s Vanity Fair: MA thesis / M.-L. Sepp. University of Tartu. Tartu, 2013. 67 p. Е.А.Бр...»

«ВЕПСЫ епсы один из народов, принадлежащих к прибалтийско-финской языко­ В вой семье, их язык относится к ее северной группе и наиболее близок к ка­ рельскому, ижорскому и финскому. По данным переписи 1989 г., вепсов в России насчитывалось 12 142 человека. З а пределами РСФСР жило 1199 вепсов. Вепс...»

«ЛЕТНЯЯ ШКОЛА 11 июня – 3 августа 2018 Алматы В партнерстве с Оглавление Что такое летняя школа Yessenov data lab? Этапы программы Кто может участвовать в конкурсе? Участие в конкурсе Программа обучения Неделя 1. Язык программирования Python Неделя 2. Линейные модели классификации и регрессии   Неде...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.