WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

«.02.07 - « » - 2018 ЕРЕВАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ МИНАСЯН НАРИНЕ СТАНИСЛАВОВНА ИНТЕГРАТИВНАЯ МОДЕЛЬ АНАЛИЗА АРГУМЕНТАТИВНОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО ДИСКУРСА ...»

.02.07 - « »

- 2018

ЕРЕВАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

МИНАСЯН НАРИНЕ СТАНИСЛАВОВНА

ИНТЕГРАТИВНАЯ МОДЕЛЬ АНАЛИЗА АРГУМЕНТАТИВНОГО

ПОЛИТИЧЕСКОГО ДИСКУРСА

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук по специальности 10.02.07 – «Романо-германские языки»

ЕРЕВАН - 2018 :

`...,.. .

`...,.. .

...,

- 12.09.2018., 11.00- -` - 009 « »

(0025, 1) .

:

08.08.2018.:

,...,.. .

Тема диссертации утверждена в Ереванском государственном университете .

Научный руководитель: д.ф.н., проф. С.К.Гаспарян Официальные оппоненты: д.ф.н., проф. Г.Р.Гаспарян к.ф.н., М.А. Багдасарян Ведущая организация: Российско-армянский университет Защита диссертации состоится 12.09.2018г. в 11:00 на заседании специализированного совета 009 – «Иностранные языки» ВАК РА при ЕГУ (0025 Ереван, ул. Ал. Манукяна 1) .

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ЕГУ .

Автореферат разослан 08.08.2018 г .

Ученый секретарь специализированного совета, д.ф.н., проф. Е. Л. Ерзинкян В современном мире особо важное значение приобретает аргументативный политический дискурс, адресованный массам .

Решение многих государственных проблем зависит от того, как данные проблемы представляются аудитории, мировому сообществу. Интенсивное развитие политических манипулятивных технологий управления общественным мнением, возрастающая роль средств массовой информации, все большая театрализация политической деятельности способствуют повышению внимания к теории и практике политической коммуникации. Аргументация широко применяется в политическом дискурсе, что связано с одной из основных функций политического стиля: воздействовать на адресата и убедить его .

В рамках общей лингвистики и сопредельных ей наук определение интегративной, оптимальной модели анализа текстов, имеющих отношение к аргументативному политическому дискурсу, является актуальным как в теоретическом, так и практическом планах. Язык политики конца ХХ века претерпел значительные изменения, вследствие чего возникла необходимость осветить и систематизировать процессы, характерные для политической аргументации. В процессе определения и обоснования оптимальной, интегративной модели анализа аргументативного политического дискурса выявляются основные тенденции развития его методологии, методов и процедур, выделяются важные аспекты его анализа .

Сочетание, сопоставление лингвостилистического, психолингвистического, лингвокультурологического, когнитивно-коммуникативного, дискурсивно-прагматического аспектов анализа аргументативного политического дискурса позволяет определить и классифицировать принципы функционирования интегративной, комплексной метамодели анализа аргументативного политического дискурса. Проблемы анализа конкретизируются с точки зрения разных методологических позиций, с учетом особенностей порождения политической речи, механизмов функционирования политических текстов, анализа политических концептуальных метафор, коммуникативного поведения адресантов и адресатов, то есть участников политического дискурса, коммуникативных стратегий и тактик объектов и субъектов политической, в большей степени кризисной коммуникации. Актуальность диссертационной работы обусловлена также необходимостью комплексного исследования аргументативного политического дискурса, конкретных его фрагментов, таких как дискурса Войны и дискурса Геноцида армян .





В качестве объекта исследования выступает современная кризисная политическая коммуникация, а именно – политический дискурс, связанный с проблемами Геноцида армян и Карабахского вопроса. Наш выбор обусловлен тем, что в настоящее время и Карабахский конфликт, и проблема Геноцида интенсивно обсуждаются в международных организациях, в мировых СМИ и т.д .

Предметом исследования являются продуктивные лингвостилистические, психолингвистические, лингвокультурологические, когнитивно-коммуникативные, дискурсивно-прагматические, параллельно функционирующие модели анализа аргументативного политического дискурса .

Цель исследования заключается в определении основных параметров функционирования интегративной метамодели анализа лингвостилистического, когнитивно-коммуникативного, дискурсивно-прагматического характера, коммуникативного поведения участников кризисной коммуникации, а также в раскрытии лингвокультурных, коммуникативнокогнитивных, дискурсивно-прагматических характеристик дискурсов Войны и Геноцида армян .

Данная цель предполагает решение следующих задач:

1) изучение научной литературы по комплексному анализу аргументативного политического дискурса и выявление его коммуникативных особенностей;

2) определение лингвостилистических, психолингвистических, лингвокультурных особенностей анализа аргументативного политического дискурса;

3) изучение различных моделей анализа аргументативного политического дискурса;

4) обоснование эффективности интегративной метамодели анализа аргументативного политического дискурса на материале текстов, функционирующих в рамках дискурсов Войны Карабаха и Геноцида армян, посредством анализа М-моделей аргументативного политического дискурса .

Новизна исследования состоит в определении и применении интегративной модели анализа аргументативного политического дискурса посредством анализа М-моделей в рамках дискурсов Войны и Геноцида армян .

Впервые в текстах, имеющих непосредственное отношение к дискурсам Войны и Геноцида армян, выявлены М-модели анализа аргументативного политического дискурса с учетом предложенной интегративной метамодели анализа. Установлено, что интегративная модель анализа аргументативного политического дискурса по структуре является своеобразной трехступенчатой метамоделью (смотри ниже). На первом уровне дискурсы Войны и Геноцида армян изучаются с трех позиций: протурецкие /проазербайджанские, проармянские и нейтральные. На втором уровне, рассмотренные модели анализа нацелены на выявление разных лингвистических и экстралингвистических аспектов аргументативного политического дискурса. На третьем или высшем уровне с разных методологических позиций анализируются и оцениваются сами модели анализа аргументативного политического дискурса .

Трехступенчатая, интегративная метамодель анализа аргументативного политического дискурса по типам текстов:

протурецкие/проазербайджанские, проармянские и нейтральные

–  –  –

Теоретическая основа диссертации опирается на результаты исследований армянских и зарубежных авторов1. В диссертации основным методом исследования является дискурс анализ с учетом риторического, психо- и прагмалингвистического, социолингвистического, коммуникативно-когнитивного аспектов исследовательского материала .

Теоретическая значимость результатов исследования определяется расширением представлений об аргументативном политическом дискурсе в целом и ее особенностях. Разработанная в работе интегративная модель анализа вносит определенный вклад в теорию политической лингвистики .

Практическая значимость. Результаты исследования могут быть использованы в курсах общего и прикладного языкознания, стилистики, обучения иностранным языкам и политологии. Они могут также быть полезны при подготовке агитационных публикаций, способствовать улучшению понимания, анализа и продуцирования соответствующих текстов. Одновременно, полученные результаты помогут студентам лучше понимать происходящие в современном мире политические процессы, научиться видеть подлинный смысл выступлений политических лидеров и используемые ими способы манипуляции общественным сознанием .

Апробация результатов исследования. Диссертационная работа обсуждалась на заседениях кафедры английской филологии факультета романогерманской филологии ЕГУ, а также в Арцахском государственном университете .

О результатах работы было доложено на международных научных конференциях, материалы по исследуемой проблематике публиковались в научСм., например, Van Dijk T. A. What is Political Discourse Analysis? //Political Linguistics. / Ed.by Jan Bloomaert, Chris Bulcaen. Amsterdam, 1998a; Lakoff G., Johnson M. Metaphors We Live by. Cicago: University of Chicago Press, 1991; Баранов А. Н.. Михайлова О. В., Сатаров Г. А., Шипова Е. А. Политический дискурс: методы анализа тематической структуры и метафорики. М.: Фонд ИНДЕМ, 2004; Чудинов А. П. Метафорическая мозаика в современной политической коммуникации. Екатеринбург: Урал гос. пед .

Ун-т, 2003; Симонян А. А. Когнитивно-прагматический аспект теории политического дискурса (на материале публичных выступлений американских и британских политических деятелей). Ереван, ЕГУ, 2011; Gasparyan S. The Armenian Genocide: A Linguocognitive Perspective. Yerevan: YSU Press, 2014 и т.д .

ных журналах. Методика анализа агитационного дискурса была неоднократно использована на занятиях со студентами иностранных языков в рамках семинаров по функциональной стилистике, психолингвистике, дискурс-анализу и т.д .

Диссертационная работа состоит из введения, 2 глав, заключения, библиографии и приложения .

В первой главе (Лингвистические и экстралингвистические характеристики политического дискурса) интегративный анализ позволяет раскрыть суть лингвистических и экстралингвистических характеристик политического дискурса, определить характер психологического, прагматического и аргументативного воздействия и взаимодействия. Исследование политического дискурса с этих позиций показывает, что в настоящее время, особенно выделяются когнитивно-прагматические подходы к идеологии, в рамках которых функционируют когнитивные модели, представляющие различные ментальные модели изучения политического дискурса. При этом становится ясно, что глубина и содержательность ментальной модели повышает эффективность работы с выбранным фрагментом реальности2 .

Именно поэтому, во второй главе ( Эффективность интегративной модели анализа аргументативного политического дискурса) мы сосредоточили свое внимание на метафорических моделях политических текстов.

С этой целью был проведен эксперимент, который сводится к следующим задачам:

1. собрать корпус метафор по вышеуказанным темам;

2. описать выделенные метафоры с точки зрения разных моделей анализа политического дискурса;

3. сравнить основные модели анализа аргументативного политического дискурса и определить содержательные и функциональные характеристики оптимальной модели анализа с учетом психологического, прагматического и аргументативного воздействия на адресата .

В качестве материала исследования использовались публичные выступления политических лидеров, президентов, статьи, репортажи, докуменПоляков А. Несколько слов о моделях... ментальных. М., 2016:2//URL:

http://graphcost.com/index.php/menu-afuoop/1/121-mentalnye-modeli тальные материалы о военных событиях, о Геноциде армян, опубликованных как в РА, так и за рубежом. Общий объем выборки составляет более 500 образцов политического дискурса .

Был проведен эксперимент, в результате чего были выявлены наиболее часто употребляемые М-модели Объект-Предмет, Игра, Театр, Фауна, Механизм и т.д., которые представляют основные сферы дискурса Геноцида и дискурса Войны. Так например, «The very wording of the passage clearly shows that the inhuman policy of the Turks, of course, was not aimed at an execution of displacement with good intentions. It was a methodically preplanned scheme of extermination of Armenians according to which the first and effective step to wipe out Armenians was to behead the nation by murdering its intellectuals» (Gasparyan 2014:86) .

Из изложения отрывка очевидно, что при осуществлении жестокой, бесчеловечной политики у турок не могли проявляться «благие намерения»

(good intentions). Заметно также употребление иронии при описании путей уничтожения армян (effective step to wipe out Armenians). Эффект сарказма и иронии усиливается, когда автор употребляет М-модель Механизм (preplanned scheme of extermination, behead the nation by murdering) .

В следующем отрывке М-модели Механизм и Физическое воздействие выступают воедино: “The government ‘had no other choice’, and launched massacres of innocent people, ethnic Armenians, brutally murdering the elderly and children, men and women” (Gasparyan 2014: 87) .

Погромы, убийство являются средством, простым механизмом решения политических вопросов. При том, это резня невинных людей. Очевидно, что в данном случае мы имеем дело с механизмами физического воздействия .

Выявление механизмов физического воздействия позволяет автору показать, что целью использования данной политики турецкими идеологами является, прежде всего, искажение истории, исторических фактов .

Следующий пример подчеркивает идею того, что Армения также готова к обороне и наступлению в случае военных действий со стороны Азербайджана, и не намерена принимать решение Нагорно-Карабахского конфликта в одностороннем порядке: “We warned - if there is a gun on the stage, it will fire. And that gun fired many times and most recently as I mentioned this April” ( Edward Nalbandian’s lecture at Stanford University, 2016) .

Система концептов одной ментальной сферы (сферы источника) служит основой для моделирования ментальной системы другой сферы (сферы мишени)3. При использовании метафоры две мысли (два понятия) о разных вещах взаимодействуют между собой внутри одного слова или выражения, значение которого и есть результат этого взаимодействия .

Использованная в выступлении Налбандяна метафора a gun on the stage относится к сферам Оружие (сфера- источник) и Театр (сфера-мишень) .

Результат взаимодействия сферы-источника и сферы-мишени создает новый смысл и реальность ситуации, а именно – театрализацию военных действий .

Обращение к более широкому контексту показывает, что Нагорно-Карабахский конфликт стал разменной монетой, зрелищем стран-лидеров, которые заранее режиссируют действия. Представление аргументативного политического дискурса как когнитивно-прагматического процесса, позволяет в конкретной модели определить иллокутивную силу высказывания .

Было также важно разработать такие критерии оценки характера и направленности эмоционального восприятия предложенных политических текстов, с помощью которых можно основательно выявить, как понимают респонденты позицию автора, определить ментальные и социальные установки адресантов и респондентов, выяснить, как формируется у реципиента эмоциональное отношение к содержанию текста, и как осознается читателем языковая форма текста, аргументативные тактики и стратегии, методы и приемы, описать те языковые средства и стилистические приемы, посредством которых происходит психологическое, прагматическое и аргументативное воздействие .

Результаты эксперимента с участием студентов позволили нам типологизировать аутентичные политические тексты на: «протурецкиепроазербайджанские», «проармянские» и «нейтральные». Анализ англоязычных текстов о карабахском конфликте и Геноциде армян показал, Сфера - источник - это наш физический опыт (она также может предполагать и общекультурные ценности), в то время как сфера - мишень – это то, на чем в данный момент мы фокусируем наше внимание, то, что пытаемся понять (См .

Lakoff G., Johnson M. Metaphors We Live by. Chicago: University of Chicago Press, 1991) .

что 88 % носят весьма агрессивный характер, если они написаны протурецкими и проазербайджанскими авторами. В них отсутствует нацеленность на диалог: “President Erdogan stated that the occupation should be immediately ended based on the principles of territorial integrity, sovereignty and inviolability of borders of Azerbaijan. ‘We also strongly condemn the recent provocations targeting the civilians along with Armenia’s occupation policy .

Such actions can in no way help ensuring peace in the region’, he said. ‘We do believe that the international community, especially the Minsk Group, should work more actively to solve the Nagorno-Karabakh conflict. As in every matter, Turkey will continue to stand next with Azerbaijan and support its fair position’, the Turkish President added” (President Erdogan: Nagorno-Karabakh Issue is a Bleeding Wound for Turkey as for Azerbaijan, 2017) .

Протурецкие и проазербайджанские авторы используют в основном агрессивную лексику, которая является средством распространения национальной ненависти и вражды. Таким образом, армяне в турецком и азербайджанском массовом сознании становятся врагами (армянофобия) .

Еще один пример дискурса Геноцида, иллюстрирующий агрессивную тенденцию: “We are informed that certain orphanages which have opened also admitted the children of the Armenians. Should this be done through ignorance of our real purpose, or because of contempt of it, the Government will view the feeding of such children or any effort to prolong their lives as an act completely opposite to its purpose, since it regards the survival of these children as detrimental. I recommend the orphanages not to receive such children; and no attempts are to be made to establish special orphanages for them” (Minister of the Interior, TALAAT –с.161) .

Следующий отрывок подтверждает идею того, что решение НагорноКарабахского конфликта может быть достигнуто только лишь в одностороннем порядке в пользу Азербайджана, в противном случае Алиев готов к наступательным действиям: “This conflict contains the most serious threats and challenges to the region. The only way to restore a full-fledged peace and security is the resolution of this conflict on the basis of the territorial integrity and sovereignty of the Republic of Azerbaijan” (Speech of Ilham Aliyev at the UNESCO Leaders’Forum, 2015) .

Вне контекста метафора to restore a full-fledged peace and security имеет положительное значение, однако при дискурсивном подходе метафора функциональна для выражения отрицательного значения, а именно агрессивных действий Азербайджана при ином подходе к решению конфликта .

Иначе говоря, дискурсивный подход выявляет скрытую интенцию автора сообщения, что говорит о присущей азербайджанцам агрессии сознания и разума. Мстительность, жестокость и подлость являются характерными чертами азербайджанцев: это нация, которая превратила в героя Рамиля Сафарова, коварно убившего топором спящего армянина .

Примечательно, что в следующем отрывке из выступления Алиева используется метафорическая модель Персонификация (Azerbaijan also fell victim), с целью представить Азербайджан как жертву: “We fully understand the pain and sufferings of the people as we in Azerbaijan also fell victim to such barbaric acts for more than twenty years” (Speech of Ilham Aliyev at the UNESCO Leaders’Forum, 2015) .

Подобное представление своей нации посредством персонификации (Azerbaijan also fell victim) диктует нам осознать, что у жертвы есть несколько лиц, и одно из них – агрессия, которая проявляется пассивно, то есть не в прямом отстаивании себя, а в манипуляции и провокации окружающих на нужные манипулятору чувства и действия .

Итак, существуют универсальные черты политической метафорики, которые составляют метафорическое моделирование картины мира. С другой стороны, метафорический анализ на примере конкретного материала позволяет выявить структуры сознания, доминирующие в том или ином этносе и определяющие его политическое поведение. Таким образом, метафора способна создать национально-специфическое видение мира .

Весьма интересны результаты подсчета употребления М-моделей по частотности, которые представлены в нижеприведенной таблице. В целом, анализ результатов опроса показывает, что в протурецких /проазербайджанских дискурсах М-модель Физическое Воздействие встречается чаще, чем другие модели. Как выясняется, в этих моделях в основном встречаются такие слова как destruction, deformation, clench, squeeze, crush, crumple, destroy, break, tear, crack .

М-модели в протурецких/проазербайджанских текстах

–  –  –

Тексты проармянских авторов отличаются эмоциональностью (78%);

эмоциональный язык аргументации часто необходим для того, чтобы помочь увидеть истину и услышать призыв к справедливому миропорядку .

Такие тексты строятся с опорой на поддержку стран лидеров: “Armenia and Nagorno-Karabakh have always exerted efforts together with the Co-Chairs for the exclusively peaceful settlement to the conflict” (Statement by Edward Nalbandian at the 23rd OSCE Ministerial Council) .

Во время интервью израильскому телерадиовещанию Э. Налбандян затронул проблемы Карабахского конфликта и признания Геноцида армян .

Переплетение двух проблем армянского народа, а именно – дискурса Геноцида и дискурса Войны, не было случайностью; автор взывает к моральным ценностям человечества. Фактически, политическое поведение Израиля противоречит моральным принципам: Израиль отрицает историю и обходит человеческие ценности из дипломатической или политической целесообразности. Налбандян напомнил, что Армения и Израиль имеют много общего, оба народа прошли через ужасные трагедии: “Two nations passed through the horrors of genocide. Many scholars, many politicians consider that in case of adequate condemnation of the Armenian Genocide maybe could be possible to prevent Shoah and other genocides. That is why of course, we are expecting that Israel will recognize officially the Armenian Genocide” (Edward Nalbandian: We are expecting that Israel will recognize officially the Armenian Genocide, 2017) .

Официальная позиция Израиля, то есть умалчивание и даже частичное отрицание Геноцида армян под давлением Турции, привела к тому, что Израиль продает оружие Азербайджану, несмотря на то, что поставка оружия воюющим сторонам является грубейшим нарушением международных законов и подстрекательством к преступлению против человечества: “The trade of arms is not a trade of vegetables and such kind of trade always has its

black side, which could have some negative consequences” (Edward Nalbandian:

We are expecting that Israel will recognize officially the Armenian Genocide, 2017) .

Следующий пример говорит о том, что проармянские адресанты рассматривают решение Карабахского конфликта без применения силы и оружия: “Both Armenia and Nagorno-Karabakh have always been against the use of force. This is the fundamental difference between the Armenian and Azerbaijani positions” (Statement by Edward Nalbandian at the 23rd OSCE Ministerial Council). Подавленность, униженность и обида также заложены в основе данных текстов .

Примечательно, что и протурецкие/проазербайджанские, и проармянские тексты строятся с опорой на категориальные оппозиции свой – чужой, добро – зло и т.п. Авторы проармянских текстов часто обращаются к христианству, к прецедентным именам и текстам. Необходимо еще раз подчеркнуть, что политический дискурс, представляя информативное пространство, в котором отражены универсальные нормы, также является индикатором национально-специфических ценностей. Метафоры показывают, какие структуры сознания доминируют в том или ином обществе и определяют поведение политических деятелей. Будучи неотъемлемой частью культурной парадигмы того или иного народа, они позволяют объяснить связанные с их менталитетом способы разрешения проблем. Так например, в тексте выступления Налбандяна на 39-ой сессии генеральной конференции

ЮНЕСКО (2017) доминирует концептуальная метафора peace is mind:

“It is rightly described in the Constitution of UNESCO that wars begin in the minds of men”; “The societies will not be prepared for reconciliation unless the defense of peace is constructed in their minds”; “Nowadays there is a higher demand of such efforts that build and consolidate peace in the minds of people, that turn our differences into our strengths, that preserve and use our common heritage as a bridge between generations, cultures and people” .

В отличие от традиционного лингвистического понимания метафоры, концептуальная метафора в интерпретации Дж. Лакоффа и др. является универсальным свойством мышления, находящего отражение в языковых структурах4 .

Метафора peace is mind, относится к сферам Мир и Сознание. В данном случае вышеупомянутая метафора подчеркивает идею того, что (согласно уставу ЮНЕСКО) Армения призывает к миру, что говорит о присущей черте армянского менталитета - миролюбии. Таким образом, метафора способна создать национально-специфическое видение мира .

В нижеприведенной таблице представлены метафорические модели, выявленные в текстах проармянских авторов .

М-модели в проармянских текстах

–  –  –

Нейтральные тексты часто встречаются в работах пророссийских и проевропейских авторов (77%). Основная идея подобных текстов заключается в призыве к самосознанию каждого народа, умению идти на уступки и восстановлению отношений между странами: “Both sides accuse the other of provoking this weekend’s violence and have little incentive to back down from their adversarial positions” (The Crisis over Nagorno-Karabakh, 2016) .

Акцент в нейтральных текстах делается на решении проблемных ситуаций, в данном случае, Нагорно- Карабахского конфликта, мирным путем: “US doesn’t seek to engage in arbitration but merely wants to see both sides of the conflict to engage in dialogue and work towards a comprehensive settlement, according to Department of State spokesperson John Kirby” (Kerry Looking for Ways to Deescalate Violence in Nagorno-Karabakh, 2016) .

См. Lakoff G., Johnson M. Metaphors We Live by. Chicago: University of Chicago Press, 1991 .

Текстам пророссийских и проевропейских авторов, имеющим отношение к дискурсу Геноцида и дискурсу Войны, присуща высокая частотность употребления эвфемизмов (стратегия хеджирования). Выявление слов, занимающих нейтральное положение в синонимическом ряду или перефразирование, указывает на лояльный подход проводимой внешней политики стран-лидеров. Известно, что авторы нейтральных текстов часто описывают Геноцид 1915г. как марш смерти, зверства, массовые выселения (massacre, racial killing, slaughter, mass murder, elimination, extermination, ethnic cleansing, mass homicide, mass destruction, butchery) и т.д., избегая употребления самого термина .

автор использует эвфемизм clashes В следующем отрывке при обсуждении войны в Карабахе 2016 года: “The clashes between Azerbaijan and Armenia from 2 to 5 April were accompanied by unprecedented activity by Moscow, which has allowed it to dominate the Karabakh peace process at this stage” (Wojciech Gorecki, 2016). Ясно, что эвфемизм clashes (столкновения) является слишком нейтральным словом для описания масштабных боевых действий со стороны Азербайджана с применением артиллерии, бронетехники и авиации, и повлекшее массовое кровопролитие как среди военных, так и среди мирных жителей. Фактически, выявляется эвфемистический процесс в аргументативном политическом дискурсе, который используется с целью представить миру войну в Карабахе как столкновения .

Анализ дискурса Войны Карабаха показывает, что мировое сообщество часто представляет войну (war) следующими эвфемизмами – the use of force, military action, military operation, armed intervention, conflict, intense fighting, fierce fighting и т.д. Слово death заменяется на casualties, fatality, loss, passing, to give one’s life. Выбор употребления нейтральных выражений диктуется наличием сознательной прагматической установки адресанта, а именно – маскировать весь ужас войны, в котором они иногда небезучастны .

Примером такого подхода может послужить, например, заголовок политического текста: “Statement on fatalities in the Nagorno-Karabakh conflict” (Bruxelles 2017). В заголовке доклада представителя Евросоюза можно обнаружить одновременное использование двух эвфемизмов (fatalities, conflict). Важно отметить, что вышеперечисленные эвфемизмы входят в ассоциативное поле сферы Война .

Следует также подчеркнуть, что хотя данные тексты вселяют надежду, тем не менее, неоднозначная позиция в решении Армяно-Азербайджанского конфликта и признания Геноцида армян подтверждается употреблением высокой частотности метафорической модели Игра (21%) .

Ниже представлены использованные М-модели в нейтральных текстах .

М-модели в нейтральных текстах

–  –  –

Сравнительно-сопоставительный анализ М-моделей в протурецких /проазербайджанских, проармянских и нейтральных текстах в рамках аргументативного политического дискурса показывает, что М-модель Персонификация употребляется разными авторами в разных текстах почти с той же частотностью. Это объясняется тем, что предметом дискурса являются в основном одни и те же объекты-фигуранты .

В аргументативном политическом дискурсе М-модель Механизм представляет взаимоотношения Турции, Азербайджана, НКР и РА, а также ЕС, США и РФ, пути решения конфликтов, стратегии разжигания войны, процедуры ведения переговоров и т.п.. По разному подходят к урегулированию Нагорно-Карабахского конфликта и признания Геноцида армян противоборствующие стороны или великие державы. Они предлагают свои подходы к разрешению противоречий, разногласий, непосредственно конфликтов. Одни демонстрируют свою мощь, рычаги власти, другие упоминают о гуманистических принципах сосуществования. В соотвествующих текстах М-модель Механизм представлена по разному. При этом частотность употребления данной М-модели в разных текстах также резко отличается, так как сторонники разрешения конфликтов военным путем и отрицания Геноцида армян меньше думают о мирных, альтернативных механизмах. Не случайно в протурецких/проазербайджанских текстах часто используются М-модели Физическое воздействие .

Метафорическое последствие М-модели Игра показывает, что решение проблем подчиняется правилам определенной Игры и не имеет значение, кем установливаются правила данной Игры. Как видно из вышеуказанных таблиц, М-модель Игра меньше встречается в протурецких/проазербайджанских текстах. Казалось бы, меньше употребляя М-модель Механизм, авторы должны были больше использовать М-модель Игра. Однако этого не происходит, так как они используют большое количество приемов манипулирования посредством М-модели Физическое воздействие .

В М-модели Объект-Предмет превалирует идея психологического, прагматического воздействия в аргументативном политическом дискурсе .

Интересно то, что в предложенной модели политические процессы и политические субъекты могут выступать как инструменты. В целом, инструментами могут выступать разные страны, органы государственной власти, организации, учреждения и т.д. Логически легко объяснить почти одинаковые показатели по употреблению авторами М-моделей Объект-Предмет .

В заключительном разделе диссертации формулируются основные выводы, полученные в результате изучения научной литературы и нашего анализа аргументативного политического дискурса .

1. Изучение литературы вопроса и нашего языкового материала устанавливает эффективность применения широкого лингвистического подхода к политическому дискурсу вообще и к дискурсам Войны и Геноцида армян в частности. Такой подход позволяет выделить специфические черты лексики, ее содержательные, стилистические и функционально-коммуникативные особенности .

2. Когнитивно-дискурсивный анализ аргументативного политического дискурсов Войны и Геноцида армян позволяет определить характер психологического, прагматического и аргументативного воздействия адресанта на адресата .

3. Так как метафора является основной когнитивной операцией, главенствующим способом познания и рубрикации мира, на первый план выступают модели анализа процесса мышления человека, его понятийная система. Среди разнообразных М-моделей, встречавшихся в дискурсе Войны и Геноцида армян, наиболее часто употребляются М-модели Персонификация, Механизм, Физическое воздействие, Игра и Объект-Предмет. Лингвокогнитивный анализ функционирования политических метафор выявляет особенности менталитета, мышления и раскрывает сущность ценностных, ментальных и социальных установок адресанта и адресата .

4. Анализ аргументативного политического дискурса по трехступенчатой интегративной метамодели позволяет типологизировать дискурсы Войны и Геноцида армян и выделить три типа текстов, а именно – “протурецкие /проазербайджанские”, “проармянские” и “нейтральные”, каждый из которых отличается как своей прагматической нацеленностью, так и лингвокогнитивной выраженностью .

5. М-модели дискурсов Войны и Геноцида армян являются показателями того, как протурецкие/проазербайджанские, проармянские и нейтральные авторы интерпретируют и представляют миру эти проблемы. Таким образом, помимо основной функции политического дискурса, т.е. убеждающей, можно также выделить миромоделирующую функцию, которая играет большую роль в создании языковой политической картины мира .

Основные положения проведенного исследования отражены в следующих публикациях:

1. Психолингвистический аспект аргументации // Ученые записки АрГУ. Степанакерт, изд-во Арцахского гос. ун-та, 2005, 2(11), с.103-106 .

2. Метафоризация английской политической речи // Ученые записки АрГУ. Степанакерт, изд-во Арцахского гос. ун-та, 2007, 1(14), с.117-120 .

3. Грамматические особенности политического дискурса: психолингвистический аспект // Ученые записки АрГУ. Степанакерт, изд-во Арцахского гос. ун-та, 2015, Том 1, с.153-157 .

4. Основные функции М-моделей в дискурсе Геноцида // Ученые записки АрГУ. Степанакерт, изд-во Арцахского гос. ун-та, 2017, Том 1, с.149-154 .

5. Геноцид как прецедентный феномен в политическом дискурсе // Лингвокультурный аспект политического дискурса // Вестник университета Месроп Маштоц. Ереван, изд-во Лимуш, №1, 2018, c. 328-332 .

,, :

, :

:

, :

,

–  –  –

Summary The intensive development of political manipulative technologies to control public opinion, the increased role of the media and theatricalization of political activity stimulate renewed focus on the theory and practice of political communication. Argumentation, widely used in political discourse, is directly related to one of the main functions of political style: to manipulate the audience and persuade it. Within linguistics determination of an optimal, integrative model of text analysis dealing with argumentative political discourse is actual in both theoretical and practical dimensions .

The object of study of the present research work is modern crisis political communication, namely – political discourse dealing with the problems of the Armenian Genocide and the question of Karabakh. Our choice is conditioned by the fact that nowadays both the Karabakh conflict and the problem of Genocide are intensively discussed in international organizations and world media. The solution to national problems not infrequently depends on how the given challenges are presented to the world community .

The present paper aims at determining the main parameters of the intergrative metamodel functioning in linguostylistic, cognitive-communicative, discursive-pragmatic aspects of analysis, as well as revealing the addresser’s psychological, cognitive and pragmatic mechanisms of impact on the addressees, thus uncovering the communicative behavior of the participants of crisis communication. The study also intends to bring out the linguocultural, communicative- cognitive, discursive-pragmatic peculiar features of the discourses of the Armenian Genocide and the Karabakh War .

The novelty of the present research work is the determination of the main principles, methods and strategies of applying the integrative model to the study of argumentative political discourse, namely the discourses of the Armenian Genocide and the Karabakh War, by means of M-models. For the first time Mmodels are revealed in texts dealing with the problems of the Armenian Genocide and the Karabakh War with regard to the proposed integrative threestage metamodel of analysis which helped to single out three types of discourses (pro-Turkish/pro-Azerbaijan, pro-Armenian and neutral) performing an integrative function and possessing analytical-reflexive content .

Introduction presents the topical importance, the object and the subject, the theoretical and methodological framework, the goals and objectives, the novelty, the theoretical and practical significance of the research .

Chapter I discusses the linguistic and extralinguistic characteristic features of political discourse; the integrative analysis is intended to reveal and determine the psychological, pragmatic and argumentative impact on the addressee .

Chapter II deals with characterization of the types of texts (pro-Turkish/proAzerbaijan, pro-Armenian and neutral) with the help of metaphorical models .

The results of the research here are summed up in tables presenting the Mmodels used in the above-mentioned types of texts .

Conclusion presents the main findings of the study which support the idea that M-models of the Armenian Genocide and the Karabakh War discourses indicate how pro-Turkish/pro-Azerbaijan, pro-Armenian and neutral authors interpret and present the problems in question to the world. Thus, along with the main persuasive function of political discourse its function of worldmodelling should also be distinguished as it plays a vital role in the creation of the world’s linguistic-political picture .






Похожие работы:

«Капустина Юлия Александровна ОСОБЕННОСТИ КОМПОЗИЦИОННОЙ РАМКИ ЛИРИЧЕСКОГО ЦИКЛА В статье изучаются особенности вступительных и заключительных стихотворений лирических циклов. Представлены основные разновидности вступительных и заключительных частей лирических циклов, обобщаются их отличительные черты и функции. Композиционн...»

«Лю Гопин ЯЗЫКОВЫЕ ТРАДИЦИИ В СОВРЕМЕННОЙ РУССКОЙ ПРОЗЕ: КОМПОЗИЦИОННОЕ РАЗВЁРТЫВАНИЕ ТЕКСТА Специальность 10.02.01 – русский язык АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Архангельск – 2014 Работа выполнена в на...»

«Перцева Вера Геннадьевна АНГЛОЯЗЫЧНЫЕ СЛОВАРИ ЯЗЫКА ПОЛИТИКОВ И ФИЛОСОФОВ (НА МАТЕРИАЛЕ СЛОВАРЕЙ ЦИТАТ И ПОСЛОВИЦ) Специальность 10.02.04 – Германские языки Диссертация на соискание учёной степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологических наук,...»

«ЛЕКСИЧЕСКИЕ ГРУППЫ, АКТУАЛИЗИРУЮЩИЕ ТЕМАТИКУ ЗАГЛАВИЯ КНИГИ “EAT, PRAY, LOVE” BY ELIZABETH GILBERT Овчинникова А.Ю. Овчинникова Арина Юрьевна – студент, специальность: перевод и переводоведение, Кемеровский государственный университет, г. Кемерово Аннотация:...»

«САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ Кафедра общего языкознания Валерия Антоновна Генералова АКТАНТЫ МОТИВИРУЮЩЕГО ГЛАГОЛА В СЕМАНТИКЕ РУССКИХ ОТГЛАГОЛЬНЫХ ПРИЛАГАТЕЛЬНЫХ Выпускная квалификационная работа бакалавра лингвистики Научный руководитель: к. ф. н. доц. Сергей Сергеевич Сай Рецензент: Ксения...»

«БАЙ ЯН ПОЭТИКА РУССКОГО ХАРАКТЕРА В ТВОРЧЕСТВЕ А.И. СОЛЖЕНИЦЫНА 1950-1960-Х ГОДОВ Специальность 10.01.01 – Русская литература ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата филологических наук Научный руководитель: доктор филологи...»

«Медведева Нигина Абдурахимовна АНАЛИЗ ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКОЙ ГРУППЫ СЛОВ (КОМПОЗИТОВ) С ОБЩИМ КОМПОНЕНТОМ ФИТНЕС В данной статье проводится классификация лексико-семантической группы слов, объединенных общей семой фитнес (всего выявлено 13 групп). Наше исследование осуществляется при помощи компонентного анализа. На осно...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.