WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

Pages:     | 1 | 2 ||

«СИДОРОВА Елена Вячеславовна ПРИНЦИПЫ СОЗДАНИЯ МУЛЬТИМЕДИЙНОГО КОРПУСА С ПРАГМАТИЧЕСКОЙ РАЗМЕТКОЙ ЭМОЦИОНАЛЬНОЙ СОСТАВЛЯЮЩЕЙ РЕЧИ И ЕГО ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ПРИ ИСКУССТВЕННОМ БИЛИНГВИЗМЕ (на ...»

-- [ Страница 3 ] --

(гедонистическая оценка на уровне модуса) состава и особенностей предложенного ею меню. Берти решил ни в коем случае не соглашаться на условия мисс Уикхэм и не помогать ей. Категоричность решения подчеркивается тавтологическим повторением фразы By no means!, причем вторая фраза сопровождается повышением голоса, просодическим выделением слов и экспрессивным жестом. В реплике I can be chilled steel, you know. Вустер, его характер, являются объектом оценки. Здесь возмущение вызвано коммуникативной ситуацией (личностью (мисс Уикхэм) и ее поведением) .

Раздражение Вустера подчеркивается коллоквиальной экспрессивной идиомой of all the bally nerve, которая произносится с целью выразить резко негативное эмоциональное отношение говорящего к теме высказывания .

Слой 3. Аудиоуровень .

В данном отрывке интонация эмфатическая, эмоциональная. «Целью эмфатической интонации является привлечь внимание к определенным словам в высказывании» [Васильев 1970: 297]. «Эмфатическая интонация – сложная интонация, выражающая разные созначения, особое смысловое подчёркивание слов и эмоций. Она представляет собой единство ритма, мелодии и эмфатического ударения, в ней выражены яркие эмфатически акцентированные эмоции и отношения говорящего» [Шумилина 2002: 398] .

Интонация Дживса характеризуется сложным мелодическим ходом и ритмом, концентрацией интенсивности в особо важных словах, яркой тембральной окраской, убыстрениями и замедлениями темпа. Средствами выражения эмоционального значения является в данном случае: ускорение темпа, усиление ударения .

Исходя из анализа тонограммы, можно сделать вывод о том, что наиболее частотными средствами экспликации эмоциональности в речи Вустера являются:

расширение диапазона и усиление ударения (эмоциональное состояние возмущения и недовольства), а также ускорение темпа, использование преимущественно обрывистого крутого восходящего и восходяще-нисходящего интонационного контура (беспокойство и оживление). Можно отметить, что высокая интенсивность и активность проявления эмоций вызвана не характером триггера эмоции, а личностными особенностями говорящего, речи которого свойственна излишняя взволнованность, живость и эмоциональность .

Слой 4. Видеоуровень .

Вустер презрительно морщит нос, произнося артикуляторную персеверацию Bleeurgh!. Семантика данного жеста – «презрение, отвращение». Глаза у него широко раскрыты, брови приподняты вверх, жесты резки, динамичны, экспрессивны .

Пример. Слой 1. Конфронтация. Раздражение. Интенция Бэрти Вустера состоит в том, чтобы путём высказывания критических замечаний передать эмоцию гнева, триггером которой является собака (ставшая объектом его эмоциональной оценки). раздражён, ощущает досаду, недовольство действиями, S1 производимыми объектом оценки и считает необходимым поделиться с собеседником ощущением о своём психологическом состоянии. Jeeves. Perhaps, we are not keeping our eye on the ball with sufficient assiduity, sir. (Возможно, мы не концентрируем своё внимание на мече, сэр.) Bertie Wooster. It’s the blasted dog! Every time I look at the ball, it starts yapping. If you ask me, Jeeves, that animal is in the pay of Phipps. (Это всё проклятая собака! Каждый раз, когда я смотрю на мяч, она начинает гавкать. Если ты спросишь у меня, Дживс, то мне кажется, что эта собака работает на Фипса!) («Jeeves and Wooster») Слой 1,2,3. В данном случае благодаря мимике, жестам, просодике, повышению громкости произнесения, синтаксической структуре высказывания (уровень модуса) Вустер выражает раздражение, вызванное поведением собаки. Оценочное эмотивное прилагательное blasted просодически выделено и является ключевым .





Как известно, экспрессивно-эмоциональная окраска у слова возникает в результате того, что само его значение содержит элемент оценки. «Номинативная функция осложняется здесь оценочностью, отношением говорящего к называемому явлению, а следовательно, эмоциональностью» [Шаховский 1987] .

Слово blasted уже само по себе в своей семантике несет экспрессивноэмоциональный заряд. Эта лексика используется преимущественно в устнофамильярной, сниженной речи .

Пример. Слой 1. В данном диалоге доминирующей является экспрессивная функция. Прагматическая установка говорящего (Becky Sharp) заключается в том, чтобы выразить эмоцию возмущения. Becky Sharp. Excuse me! What are you doing? What are you doing! (Извините! Что Вы делаете? Что Вы делаете? A money lender. I told you I'd be back, lady (Я говорил Вам, что вернусь, леди) («Vanity Fair») Слой 2, 3. уровень речи, аудиоуровень. В данном диалоге возмущение + удивление актуализируется при помощи интонации, а именно, эмфатического выделения вопросительного предложения и синтаксического повтора What are you doing? .

Причиной возмущения и его объектом является ростовщик, который забирает у Ребекки Шарп и ее семьи имущество за долги. Громкость произнесения реплик Ребеккой Шарп, а также темп речи усиливается по мере нарастания эмоции возмущения и достигает максимума при повторном произнесении экспрессивного, восклицательного высказывания What are you doing?! (частота основного тона – 450-500 Гц, интонационный контур – крутой, восходящий, темп

– средний, просодически выделены лексемы what, doing) .

Слой 4. Видеоуровень .

Вербальные средства выражения эмоции в данном случае преобладают над невербальными, поза героини – статичная, глаза широко раскрыты. Неподвижность героини вызвана, на наш взгляд, крайним удивлением (произнося реплики в последующем видеофрагменте, она переходит к активному сопротивлению действиям ростовщика) .

Пример. Слой 1. Конфронтация, недоумение, упрёк. Прагматическая установка коммуниканта - «репрезентация эмоции возмущение + удивление», а также высказывание критических замечаний в адрес собеседника и других участников данной коммуникативной ситуации, которые совершают нежелательные, недопустимые, с точки зрения говорящего, действия .

- А чё тут происходит, а чё ты наливаешь ему. Я только за околицу, а он уже вот - нарисовался, он уже выпиват у меня. - Ну, не пил я, не пил. Хотя повод есть. День взятия Бастилии впустую прошёл. 80 лет со дня рождения… – Ух ты, а ей уж 80! («Любовь и голуби»). S1 находится в состоянии сметения вследствие невозможности понять, в чём дело .

Триггер эмоции S1 – её муж, находящийся в состоянии алкогольного опьянения, а также его действия, которые S1 расценивает как небенефактивные .

Слой 2. Уровень речи .

Иллокутивная сила высказываний героини выражение эмоции «возмущение+ удивление». Актуализируется данная эмоция при помощи синтаксиса (повтор, эллипсис предиката (я только (вышла) за околицу …), вставка и повтор материально избыточных элементов (уже вот)) и лексики (нарисовался, в данном контексте глагол имеет довольно частотное для неформальной разговорной речи значение – «неожиданно появиться»). На уровне стилистики ярко выражен невысокий социальный статус коммуниканта (просторечное «чё» вместо «что», редукция гласного «е» в слове «выпиват»). В реплике Ух ты, а ей уж 80! актуализируется удивление, что становится очевидным благодаря наличию междометия «ух ты» и синтаксису (ух ты, а ей уж 80!- восклицательное предложение с трансформированной структурой) .

Слой 3. Аудиоуровень .

Судя по тонограмме, интонационному рисунку данных высказываний, в коммуникативном фрагменте актуализируется эмоция высокой степени интенсивности. Переходы тонов - резкие, амплитуда от 200 до 500 Гц, что во многом определяется таким критерием, влияющим на характер эмоциональной речи, как гендер. Крутой восходящий тон преобладает. Очевидна градация (повышение) громкости голоса (сначала коммуникант произносит высказывания тихо (А чё тут происходит, а чё ты наливаешь ему?), а затем с повышением громкости голоса коррелирует увеличение темпа речи. Эмоция средней степени интенсивности выражена при помощи резкого нисходящего тона при произнесении междометия (падение тона) и восходяще-нисходящего тонального контура с акцентом на числительном .

Слой 4. Видеоуровень .

Мимика и кинесика данных высказываний не очень показательны. Широко раскрытые глаза являются индикатором экспликации оттенка удивления. При произнесении высказывания Ух ты, а ей уж 80!

коммуникант поворачивает голову из стороны в сторону. В процессе анализа высказываний, в которых иллокутивной силой являлось выражение эмоции удивления, данный жест у русских коммуникантов встречался довольно часто, что является индикатором паттерна его использования в речи .

Пример. Слой 1. Конфронтация, удивление, протест. Причина гнева говорящего (Вустера) - слова собеседника. Коммуникант возмущён, потому что его собеседник (Дживс) мог предостеречь его от совершения действий, которые привели к неблагоприятным последствиям, но не сделал этого. Вустер упрекает Дживса и пытается своей экспрессивной репликой вызвать определённый перлокутивный эффект (чувство стыда). Jeeves. Er, late last night, sir. (Вчера поздней ночью, сэр.) Wooster. Late last night? And you cold-bloodedly stood by and let me walk to my certain doom? (Вчера поздней ночью? И ты всё знал и хладнокровно позволил мне идти навстречу злому року?). («Jeeves and Wooster») Слой 2. Уровень речи .

В данном примере иллокутивной силой высказывания Вустера является манифестация возмущения с оттенками удивления, вызванного словами и поведением его слуги Дживса. Маркирована данная эмоция при помощи синтаксиса (повтор фрагмента реплики собеседника с вопросительной интонацией Late last night?, несобственно-вопросительное предложение And you cold-bloodedly stood by and let me walk to my certain doom?, инверсия) и лексики (эмфатически выделенное эмотивное наречие с негативной коннотацией coldbloodedly) .

Слой 3. Аудиоуровень .

Изменение (повышение) высоты тона голоса, а также интенсивности и перепад частот с 75 до 300 Гц наблюдается при эмфатическом выделении и помещении акцента, ударения на синтаксическую конструкцию повтора части реплики собеседника и на несущее эмоциональную нагрузку наречие cold-bloodedly. По словам, Т.Е. Янко, «ударно самое важное» [Янко 2008:

39]. Интонационное выделение вышеупомянутых слов помогает нам распознать иллокутивную цель говорящего. Деформация структуры предложения и превращение ее в несобственно-вопросительное коррелирует с изменением интонации (повышение тона в конце предложения, частота основного тона приблизительно 400 Гц) .

Слой 4. Видеоуровень .

Актер, исполняющий роль Вустера, при произнесении эмоциональных реплик хмурит брови, активно жестикулирует. Индикатором удивления служат округленные глаза .

Пример. Слой 1. Конфронтация, протест. Прагматическая установка репрезентация эмоции гнева». Цель говорящего заключается в том, чтобы добиться прекращения шума, который создают его соседи, для достижения такого прагматического эффекта он применяет угрозы и апелляцию к власти (обещает вызвать полицию). В следующем видеофрагменте музыка и шум затихают, что является показателем успешности коммуникативной тактики, выбранной говорящим. – Once again I must protest! If you don’t stop that phonograph right this minute I’ m going to call the police department! (Я должен снова протестовать! Если вы не выключите этот фонограф сию же секунду, я вызову полицию!) («Breakfast at Tiffany’s») Слой 2. Уровень речи .

Благодаря перформативному глаголу protest (семантически близкому к декларациям) и модальному глаголу must, восклицательным предложениям и синтаксической конструкции второй реплики (условное предложение) актер в данном коммуникативном акте (экспрессиве) выражает эмоцию высокой степени интенсивности, а именно гнев+угроза. Наречие интенсификатор right способствует усилению эмоциональности и категоричности высказывания .

Слой 3. Аудиоуровень .

Акцент на перформативном глаголе выражен повышением громкости и напряженностью артикуляции. Этот акцент типичен для сильных перформативов. Исходя из анализа аудиограммы, надо отметить, что обе реплики произносятся довольно громко, с резким повышением голоса и усилением интенсивности на словах protest, call the police department. Высокие тоны в данных коммуникативных актах превалируют в диапазоне от 300 до 500 Гц .

Наиболее выделено слово в конце второй реплики (the police department), которое получает сильный динамический акцент. В финале предложения мы видим резкое крутое падение тона, частота основного тона снижается с 500 до 290 Гц .

Слой 4. Видеоуровень. К физиологическим проявлениям эмоции относятся:

энергичная жестикуляция, взмахи руками, пальцы рук, сжатые в кулак, нахмуренные брови .

Пример. Слой 1. Конфронтация, угроза моральным принципам. Прагматическая установка одного из говорящих (матери Лары) - «репрезентация эмоции гнева», упрёк, порицание, критические замечания в адрес собеседника (Лары). В данной коммуникативной ситуации действующими лицами являются мать (S1) и дочь (S2). S1 считает поведение S2 неприемлемым (дочь слишком поздно возвращается домой), указывая на вред, который поступки S2 могут нанести репутации S1 и S2 .

S2 не пытается успокоить S1. Напротив, она произносит свою реплику индифферентно и спокойно, провоцируя тем самым ещё более сильную эмоцию гнева. Нарушая иерархию возраста, дочь ведёт себя вызывающе, не считает упрёки матери обоснованными и справедливыми. - Lara, this is really too much. Twice this week after midnight. What are people going to think of us? (Лара, это уже слишком. Уже второй раз за неделю ты приходишь после полуночи! Что о нас подумают люди?) - An opera lasts as long as it lasts. I can’t make it shorter. (Ровно столько длится опера, я не могу сделать её короче.) («Dr Jivago») .

Слой Уровень речи. В данном примере иллокутивное намерение 2 .

(возмущение+упрек) эксплицировано в основном за счет эллиптической синтаксической конструкции (Twice this week after midnight), типичной для упрека вопросительной конструкции (What are people going to think of us?), а также вокатива (Lara), оценочного модуса (this is really too much), перлокутивный эффект которого усилен при помощи интенсификаторов (really, too) .

Слой 3. Аудиоуровень .

Рема Twice – акцентоноситель. Важную роль в выражении эмоций в данных репликах играют паузы, которые четко слышны в аудиограмме (и различимы на тонограмме). Они подчеркивают высокую степень раздражения героини аморальным поведением дочери. Стремясь проявить эмоции наиболее подобающим для данной ситуации способом, актриса говорит прерывистым голосом, как будто пытаясь подобрать подходящие слова. Пик в 490 Гц достигается при произнесении вопроса, в заключительной части которого наблюдается падение тона и нисходящая интонация .

Слой 4. Видеоуровень .

Реплики произносятся прерывистым голосом, в глазах героини S1 заметны слезы, а в голосе и жестах – дрожь .

Пример. Конфронтация, несправедливое обвинение, протест. Прагматическая установка коммуникантов, произносящих реплики: (1, 3, 5, 7, 9, 10, 11, 13, 14, 15, 16, 17, 20, 21, 22, 23, 24) - «экспрессия эмоции гнева» с целью стимулирования и принуждения собеседника к выполнению вполне определённого невербального действия (выплаты долга). Этой цели подчинены разнообразные коммуникативные акты говорящих: императивы, директивы, приказы, требования с угрозами и апелляции к власти (1, 3, 13, 11, 16, 18), порицание, оценка, критика в адрес собеседника (10, 15, 17, 20, 21, 22, 24). В репликах партнёра по коммуникации актуализируется эмоция гнев+удивление при помощи категоричных высказываний с семантикой протеста, негодования, уверенности в своей правоте и невиновности. 1) - Давайте без этих штучек. (2) - Каких? (3) - 1,20 платите! (4) - Я не ел, платить не буду. (5) - Я не могу платить ползарплаты, я столько не зарабатываю. (6) - Я на поезд опаздываю. Пустите. (7) - Да мы столько не зарабатываем, понятно, чтоб за вас за всех платить! (8) - О-Ой! Боже мой! Вы-то, которые в ресторанах, за всех можете заплатить! Пустите. (9) – Ах! Что?! (10) - Как ему не стыдно? (11) - Зови Николашу. (12) - Какой Николаша?- (13) Садитесь. (14) Милицию сюда! (15) Хам!- (16) Зови милицию сюда! – (17) Невыносимо. (18) - Зови! (19) - Пусть придет вся милиция города. Я не ел, платить не буду. (20) - Скажите, пожалуйста! (21) -Заплатите! (22) - Пижон! (23) Милицию зовите! (24) – Фраер! («Вокзал для двоих») Слой 1. Уровень речи. Данные высказывания являются составляющими полилога, в котором комплексом языковых и неязыковых средств выражена эмоция гнева .

Мы наблюдаем здесь разные степени проявления отрицательной эмоции, начиная с возмущения + удивления, и заканчивая гневом, ненавистью. Говорящий (реплики: 4, 2, 6, 8, 19, 23) старается доказать, что он не ел обед в столовой и не должен за него платить, он возмущен, активно жестикулирует, указывая на предмет спора. В его речи преобладают императивы, директивы, выраженные предикатами в повелительном наклонении (вы посмотрите, пустите, Зови!;

Зовите милицию! и т.д.), глаголы с отрицательной частицей «не». Для усиления убедительности речи используются слова синонимы (не трогал и не прикасался), повторы (Я не ел, платить не буду!, а также повтор с заменой актантов Милицию сюда! Милицию зовите!). Речь оффицианток, во главе с Верой Нефёдовой, крайне аффективна, эмоциональна и эмотивна с доминированием синтаксических (восклицательные предложения – директивы, императивы, эмфатические несобственно-вопросительные предложения) и лексических (грубая, оскорбительная, лексика отрицательной оценки морального облика говорящего Пижон!; Фраер!; Хам!) средств манифестации гнева .

Слой 2. Аудиоуровень .

В речи Веры Нефедовой также преобладают директивы, произнесенные с высокой степенью громкости и интенсивности. С увеличением интенсивности возрастает темп произнесения высказывания. Самый высокий предел в 500 Гц достигается в высказываниях: (7), (15), (11), (20-22), (24), в которых эмоция возмущения превращается в гнев, злость и ненависть. Участники коммуникации практически кричат, перебивая друг друга, реплики наслаиваются друг на друга. На тонограммах видно, что терминальный тон высказываний, произнесенных женщинами, в основном резкий, восходящий, частота основного тона выше, чем у мужчин. Просодически выделены слова: не ел, пустите, платить не буду, штучек, как, почему, не прикасался, не трогал, понятно, платить, за всех плотить, боже мой, милицию сюда, зовите милицию, хам, фраер, пижон .

В высказываниях: Пижон! Фраер! выражена не только ненависть, гнев, но и презрение + оценка. Основными средствами здесь являются бранная, уничижительная оценочная лексика (пижон, фраер) и интонация (нисходящий терминальный тон, понижение интенсивности, замедление темпа речи, четкое проговаривание оскорблений). Лексика является в данном случае акцентоносителем. Показателем эмоциональной структуры высказывания является также обилие междометий (О-Ой! Боже мой!) и избыточных, вводных элементов (Да мы столько не зарабатываем, понятно, чтоб за вас за всех платить! Вы-то, которые в ресторанах, за всех можете заплатить!) .

Слой 3. Видеоуровень .

Из видеофрагмента видно, что при произнесении высказываний герои активно жестикулируют. С просодически выделенными лексемами синхронизированы взмахи рук, движения - резкие, в кульминационные моменты, когда эмоция гнева наиболее четко выражена, глаза широко раскрыты .

Данная мимика и кинесика характерны для таких эмоций, как гнев, удивление, возмущение .

Пример. Слой 1. Конфронтация. Обвинение. Обида. - Ты же сейчас говоришь мне назло. Ты все, все делаешь мне назло. Ты такой же, как твой отец! - Да при чем тут отец? - Ты такой же, как он. Тебе доставляет удовольствие мучить меня. Черствый, бездушный... настоящий садист. - Я бы на месте отца от тебя тоже ушел. Ты кого хочешь доведешь. - Ваня, ты зачем так со мной говоришь? Ты же меня ненавидишь. За что ты меня ненавидишь? - Перестань плакать. Перестань плакать, я тебе сказал. Если ты не перестанешь, я... я весь дом сожгу. («Курьер») Каждый из участников конфликта занимает позицию «Я прав» .

Многократное использование местоимения «ты» является показателем того, что вину за инициацию конфликта и невозможность достичь консенсуса каждый из коммуникантов возлагает на собеседника. Вместо того чтобы попросить прощения и тем самым достичь кооперации, сын предпринимает попытку прекратить ссору, применяя приём уговоров (категоричные повелительные предложения, директивы, приказы). Когда он не достигает желаемого эффекта, пытается скорректировать своё поведение. Испытывая эмпатию к матери (Перестань плакать. Перестань плакать, я тебе сказал.), он парадоксально использует прием предупреждения и угрозы сжечь дом, которая на уровне синтаксиса выражена сложноподчинённым предложением с придаточным условия. Мать применяет тактику обобщения и сравнения (проводит аналогии между поведением отца и сына), с чем категорически не согласен сын (Да при чем тут отец?) .

Слой 2. Уровень речи .

Манифестации эмоции печали и возмущения часто сопутствуют упрёки и обвинения, как правило, эксплицитно представленные на всех уровнях речи. В примере из фильма «Курьер» эмоциональная напряжённость в конфликте между матерью и сыном нарастает постепенно. Эмоциональность создаётся с помощью повтора схожих по структуре восклицательных предложений, наречия назло, развёрнутого сравнения, эмоционально нагруженной лексики с отрицательной коннотацией (аффективов), оценочной лексики, увеличения темпа произнесения и частоты основного тона, а также эмотивов. Во время произнесения упрёков героиня плачет, что способствует усилению прагматического воздействия. Мать обвиняет сына в причинении ей душевных страданий (считая его похожим на отца, по отношению к которому испытывает обиду). Пытаясь вызвать его сострадание, она добивается лишь ответной реакции упрёка. В процессе развёртывания конфликта сын принимает сторону коммуниканта, находящегося за пределами коммуникативной ситуации и являющегося одной из причин некооперативного поведения S1 и S2 (а именно отца). S1 использует стратегию эскалации конфликта, усиления негативного прагматического эффекта при помощи высказываний, содержащих приёмы сравнения с триггером отрицательных эмоций и небенефактивного поведения. В свою очередь S2 сначала поддаётся данной стратегии, упрекая S1 в том, что у неё невыносимый характер, а затем резко её меняет, испытывая, очевидно, чувство вины. Будучи не в состоянии в этом признаться S2 пытается предотвратить усиление конфликта грубой угрозой сжечь дом. В данном примере нарушена иерархия возраста. Сын поддаётся провокации матери и реагирует довольно агрессивно, а мать гиперболизированно воспринимает данную реакцию на её эмоциональный стимул как его ненависть по отношению к ней. Сын при этом использует клишированные фразы: На месте отца я бы … и Ты кого хочешь, доведёшь. Надо отметить тот факт, что частотность использования приёма сравнения «X похож на Y, и поэтому является триггером отрицательных, реже положительных эмоций» высока в эмоционально-оценочной коммуникации .

Нередко используется паттерн сравнения «Ты такой (ая) же, как твой (я) (отец, брат, муж и т.д.) + перечисление оценочных лексем, имеющих дескриптивный характер экспликации качеств характера объекта оценки и его поведения и т.д .

Слой 3. Аудиоуровень .

Анализ собранного нами эмпирического материала показывает, что синтаксема «при чём» часто используется в разговорном просторечном варианте экспликации эмоции возмущения. Иллокутивная сила высказывания заключается в выражении эмоции возмущения+упрёк. Слово «при чём» произносится с повышением тона и нисходяще-восходящим интонационным контуром с резким подъёмом .

Слой 4. Видеоуровень .

Выражение лиц коммуникантов суровое, брови нахмурены, движения резки и обрывисты, мать плачет .

Пример. Слой 1. Конфронтация. Угроза. - Езжай отсюда, пока я милицию не вызвала .

Задавил человека и еще будешь выступать?! - Иди отсюда, а то сейчас по талии как врежу...Ты что? Ты меня первый ударил. Это хорошо. («Осенний марафон»). S1 и S2 угрожают друг другу, обещая совершить действия, несущие неприятные последствия и для одной, и для другой стороны. хочет осуществить наказание за S1 небенефактивное действие при помощи третьей стороны, а S2 готов выполнить угрозу самостоятельно. Эмоция гнева, представленная в данном коммуникативном фрагменте, актуализуется с высокой степенью интенсивности .

Данная модель, связанная с привлечением помощи третьей стороны, является довольно распространённой для русского языка, превращаясь в клише (Уходите, пока я не позвал охрану. Уходи, иначе позову …, Лучше уходи, а то …). Приёмами воздействия на адресата являются угрозы, грубость, приказы, требования .

Слой 2. Уровень речи .

На уровне речи гнев выражен при помощи глаголов в повелительном наклонении, восклицательных, побудительных предложений .

Слой 3. Аудиоуровень .

Реплики произносятся в высоком темпе, практически каждое слово эмфатически и просодически маркировано. Преобладает резкий, крутой, восходящий тон (Езжай отсюда, пока я милицию не вызвала. Задавил человека и еще будешь выступать?!). Можно наблюдать различия в произнесении угроз на уровне гендера. Частота основного тона реплики женщины достигает 500 Гц, а мужской 200-251 Гц, хотя семантически и струкрурно угрозы оформлены очень похожим способом. Кроме того, лексически женская реплика менее грубая и резкая (женщина вынуждена прибегнуть к чьей-либо помощи, а мужчина надеется только на себя). Безусловно, степень категоричности угрозы зависит от того, уверен ли её инициатор в своих силах. Если силы не равны, то индивид на подсознательном уровне понимает необходимость обратиться за помощью, и это отражается в его речи. Если же, напротив, он разговаривает с позиций силы, то угроза в выполнениии небенефактивных действий выражена от первого лица и коммуникант сообщает о том, что собирается воплотить её в жизнь самостоятельно без чьей-либо поддержки (ср. «Уезжайте отсюда, пока я милицию не вызвал, - пригрозил старик» или - You stay right where you are, or I shoot you in the head. (коммуникант держит в руках ружьё) -How's that sound? Violent. But I see your point. Стой, где стоишь, иначе я выстрелю тебе в голову. – Как это звучит? – Жёстко, но я Вас понимаю) .

Слой 4. Коммуниканты провоцируют друг друга, начиная драку, Бузыкин, защищая Веру, ударяет её обидчика по плечу .

Пример. Слой 1. Агрессия, истерика. - Okay. Option B. Why did your wife kill herself? Did she hate you? - She was a diabetic! You know, you don't know a thing about my Suzanne. - Either Suzanne wanted to die, or she was both fat and stupid. Used a twinkie instead of a gun. - Shut up! Probably nibbled on every devil dog in the county! - Shut up! - Just in case I'm not making myself clear, I don't mean the delicious snack... - You son of a bitch!! (- Хорошо. Вариант Б. Почему Ваша жена покончила жизнь самоубийством? Она Вас ненавидела? – У неё был диабет! Вы ничего не знаете о моей Сюзанне! – Или Сюзанна хотела умереть, или была жирной и тупой .

Использовала печенье вместо пистолета. Наверно, она просто бросалась на каждую собаку. – … !!) («Доктор Замолчите! – Я хочу уточнить, что не имею в виду перекуску … - Ты, Хаус»). В данном коммуникативном фрагменте интенция S1 (доктора Хауса) заключается в том, чтобы вызвать бурную эмоциональную реакцию своего собеседника S2. Для достижения данного эффекта он намеренно произносит ложную информацию об объекте оценки (Suzanne). S2, считает данную оценку и суждения о личностно-значимом для него объекте оценки (Сюзанна – его жена) ложными. Сначала он реагирует на вербальном уровне, используя грубый директив Shut up!, и экспрессивно повторяя его, а также просодически выделяя табуированное обращение You son of a bitch!, а затем и на невербальном уровне, агрессивно нападая на обидчика (S1) .

Слой 2 Уровень речи. Крайная степень эскалации конфликта, проявление агрессии достигается, когда S1 намеренно провоцирует S2, манипулируя им. При этом S1 оказывает разрушающее воздействие на психику S2, лишая его самоконтроля, самообладания, путём использования оскорблений, табуированной лексики и т.д .

Слой 3 Аудиоуровень. Доктор Хаус произносит реплики спокойно, почти монотонно, темп говорения – медленный, высота голоса – средняя, интонационный контур – ровный, низкий, тембр – низкий. В диалоге акцентированы только слова kill, hate, wanted to die, fat and stupid, a twinkie, big appetites, can't, anything, nibbled on every devil dog in the county! - Shut up! - Just in case I'm not making myself clear, I don't mean the delicious snack... - You son of a bitch! Повышение тона до 300 Гц можно отметить при произнесении nibbled on every devil dog in the county. По контрасту со словами доктора реплики его собеседника предельно эмоциональны и экспрессивны. Репрезентируя гнев, ярость, агрессию, говорящий резко повышает громкость голоса, ч.о.т. достигает 500 Гц. Коммуникант выскрикивает реплики .

Слой 4. Видеоуровень .

Собеседник доктора Хауса часто дышит, с ненавистью смотрит на говорящего (Грэгори Хауса, реплики и поведение которого являются триггером негативной эмоции сильной степени интенсивности и активности), произносит свои реплики как бы сквозь зубы. Чувствуется крайнее напряжение в его позе и движениях. В конце диалога коммуникант набрасывается с кулаками на своего обидчика (доктора Хауса) .

Рассмотрим примеры, иллюстрирующие коммуникативную ситуацию панического настроения .

Пример. Слой 1. Паника. Прагматическая установка коммуниканта S1 (Марлин) – угроза + страх, упрёк, высказывания S2 (Нэмо) выполняют экспрессивную функцию - репрезентации эмоции страха + отчаяние + ужас .

Прагматическая функция пейоративных высказываний 2 - 14 – предупреждение + угроза + порицание, 15 - 17 – мольба о помощи. Экспрессивная функция высказываний 15 - 55 – манифестация эмоции страха и отчаяния. FISH KID. (1) Oh my gosh! Nemo's swimming out to sea! MARLIN. (2) Nemo! What do you think you're doing? (3) You're gonna get stuck out there and I'll have to get you before another fish does! (4) Get back here!

(5) I said get back here, now! (6) Stop! (7) You take one move, mister. (8) Don't you dare! (9) If you put one fin… on that boat… are you listening to me? (10) Don't touch the bo--Nemo! TAD .

[whispering] He touched the b…. MARLIN. (11) You paddle your little tail back here, Nemo. (12) That's right. (13) You are in big trouble, young man. (14) Do you hear me? Big...big—NEMO. (15) Aaaah! (16) Daddy! (17) Help me! MARLIN. (18) I'm coming, Nemo! KIDS. Aaaah! NEMO. (19) Ah!

(20) Oh no! (21) Dad! (22) Daddy! MARLIN. (23) Oh! (24) Nemo! (25) Unh!(26) Nemo! (27) Nemo, no! (28) Nemo! (29) Nemo! (30) Nemo! (31) No! (32) No! (33) Aah! (34) Nemo! (35) Nemo!

(36) Oh no. (37) No, no. (38) It's gone, it's gone. (39) No, no, it can't be gone. (40) No, no! (41) Nemo!

(42) Nemo! (43) Nemo! (44) No! (45) Nemo! (46) Nemo! (47) No! (48) No, please, no! (49) No, no!

(50) Has anybody seen a boat!? (51) Please! (52) A white boat! (53) They took my son! (54) My son!

(55) Help me, please! («В поисках Нэмо») Слой 2. Уровень речи .

В данном отрывке из мультиприкационного фильма показана ситуация паники, которая тесно связана с эмоциями высокой степени интенсивности и активности, а именно страха, возмущения, отчаяния. Главные действующие лица – рыбы: Марлин – отец-рыба и его сын Нэмо. Триггером эмоции срах+гнев, охватившей Марлина и вербально высказанной им при помощи арсенала лексико-синтаксических средств, является поведение его сына, а также слова третьего участника коммуникации (аффектив Oh my gosh! и восклицательное предложение, содержащее информацию о поступке сына, которое может привести к небенефактивным последствиям (Nemo's swimming out to sea!)). Императивы с глаголами в повелительном наклонении (4 - 7, 10) актуализируют семантику запрета с коннотацией гнева и страха. В реплике (3) говорящий применяет речевой акт угрозы с чётким указанием на неблагоприятные последствия, если эффект от его слов не будет достигнут .

Усиление перлокутивного эффекта достигается за счёт коротких командтребований (4, 6, 8), вспомогательного глагола с отрицательной частицей not (в сочетании с аффективным глаголом в коллокации Don't you dare!, которая «используется для сообщения кому-либо не делать что-либо с целью предупреждения о том, что Вы будете крайне рассержены, если они это сделают»

2006: 349]), обилия восклицательных, [Macmillan English dictionary побудительных предложений, несобственно-вопросительного предложения (What do you think you're doing?), эмотива (trouble). На синтаксическом уровне для экспрессии эмоции высокой степени интенсивности и активности в примере используются аффективы: междометия и различные виды повторов (артикуляторные персеверации, тавтологический повтор, повтор-аффектив, повтор-побуждение, повтор - вокатив, смешанный повтор, плеоназм), назывные восклицательные предложения (A white boat! My son!) .

Слой 3. Аудиоуровень .

Преобладающий интонационный контур реплик Марлина (3-13) – крутой, резкий, восходящий с подчёркиванием повелительных глаголов .

Темп речи – невысокий, громкость и частота основного тона колеблется от 300 до 500 Гц. В высказываниях (15-55) доминируют волнообразные и резко восходящие интонационные контуры с частотой основного тона в 490-500 Гц и просодическим выделением практически всех слов, включая незнаменательные части речи .

Слой 3. Видеоуровень .

О свойствах выражения эмоций на уровне мимики и кинесики в данном случае говорить не приходится, так как жанр видеофрагмента

– мультипликационный фильм, а персонажи являются рыбами .

Пример. Паника. В примере ниже очевидна паника коммуниканта (Берти Вустера), причина которой находится за пределами анализируемого эпизода .

Триггером эмоции является мисс Уикхэм, которая дарит собаку, принадлежащую тетушке Вустера (и которую он должен ей срочно вернуть) продюссеру, чтобы тот одобрил сценарий её матери. Прагматическая установка Вустера репрезентация эмоции гнев +удивление+ страх». Bertie Wooster. You’ve done what? But why? She’ll kill me. Jeeves! (Ты что сделал? Jeeves. I couldn’t stop her, sir. (Я не мог остановить её, сэр. Bertie Wooster. Pah, do you mean to say that you stood by and allowed Bobbie Wickham to present my aunt’s dog to some perfect stranger? (Ты хочешь сказать, что стоял и разрешил Бобби Уикхэм подарить мою собаку незнакомцу?) Jeeves. You know how headstrong a young lady she can be, sir. (Вы же знаете, как решительна эта молодая леди, сэр.) Bertie Wooster. What is she, mad (Она сошла с ума?)? («Jeeves and Wooster») Слой 2. Уровень речи .

Воплощение эмоционального состояния в речи предполагает использование выразительных средств всех уровней языковой системы, но при передаче сильных эмоций, положительных или отрицательных, вокальные средства начинают преобладать над вербальными. В данном примере модальность возмущения, являющаяся эмоционально-волевым проявлением, реализуется с высокой степенью интенсивности. Возмущение собеседником выражено при помощи синтаксиса (экспрессивных вопросов) и интонации .

Слой 3. Аудиоуровень .

Реплики Вустера очень эмоциональны по контрасту со словами его слуги. Темп произнесения высказывания у первого очень высок. В реплике Вустера What is she, mad? (которое лишено функции запроса информации) выражена отрицательная оценка поступка мисс Уикхэм. Вустер увеличивает темп речи и повышает голос при произнесении фразы do you mean to say that you stood by and allowed Bobbie Wickham to present my aunt’s dog to some perfect stranger?, что маркирует усиление его эмоциональности и возмущения .

Регистр - высокий. Местами частота основного тона достигает 500 Гц. Слова:

stood by, allowed, to present my aunt’s dog to some perfect stranger, mad просодически выделены, составляя смысловой центр высказывания .

Л.В.Дмитриева и О.В.Абаева [Дмитриева, Абаева 2006: 2] считают, что в эмотивно нагруженном дискурсе особое место занимают вопросы, относящиеся к области ослабленной интеррогативной семантики, так как в большинстве случаев полноценного вопроса с формальной и содержательной точки зрения – нет, и лишь в ряде случаев отдельные конструкции могут употребляться с целью запроса информации. What-questions начинаются с вопросительного местоимения what, выступающего как системообразующий элемент в составе разговорных структур What the devil? What on earth? What in the name of? What is she, mad? Are you mad or what man? и т.д., выражающих реакцию возмущения на вербальное/невербальное действие собеседника. Высказывания, передающие возмущение, могут быть эмоциональными и оценочными. По словам Е. М .

Вольф, «Язык имеет средства для того, чтобы: а) различить эмоциональную и рациональную оценку, б) отметить разные реакции на них адресата, в) дифференцировать эти два вида оценки при ее интерпретации» [Вольф 1985: 40] .

Эмоциональная оценка, как правило, бывает экспрессивной. В следующем высказывании из другого эпизода фильма «Дживс и Вустер» оценивается субъект события (друг Вустера), при этом используется грубое, просторечное прилагательное эмоциональной отрицательной оценки - blasted (частнооценочный модус в зоне отрицательной оценки), которое выделено интонационно при помощи повышения тона и голоса. Up until 3 weeks ago, that blasted Glossop was all over my daughter. Haunting the house, lapping up daily lunches, dancing with her half the night, and so on. (…) And now he’s gone and dropped Angela like a hot brick. And I hear he’s infatuated with some singer .

Возмущение поведением Глоссопа, друга Вустера, выражено, главным образом, при помощи интонации, просодики и лексики, обладающей отрицательной коннотацией (blasted, haunting the house, lapping up daily lunches, dancing with her half the night, dropped Angela like a hot brick). Регистр - высокий, частота основного тона - 230 Гц. Здесь мы наблюдаем возмущение минимальной степени интенсивности. При выражении слабой степени проявления эмоции громкость не является значимым контрастом. Произнесение фразы реализуются со средней степенью интенсивности, как и в нейтральном варианте (за исключением произнесения просодически выделенных слов). Возмущение звучало с нисходяще-восходящим ядерным тоном, и скорость произнесения была средней .

Слой 4. Видеоуровень .

Вустер быстро шагает по комнате из стороны в сторону, пытаясь исчезнуть, спрятаться. Его глаза широко раскрыты (даже вытаращены), он заламывает руки, переодически обхватывая голову двумя руками, экспрессивно встряхивая ими, резко поворачивая голову, с ужасом бросая взгляд на дверь. По контрасту с ним Дживс хладнокровен, спокоен, являя собой яркий пример английской сдержанности, его движения плавные, мимика нейтральна и не выражает никаих эмоций .

Классическим примером паники является создание или возникновение в определённой ситуации условий, угрожающих жизни и благополучию коммуникантов (чрезвычайная ситуация, катастрофа, стихийное бедствие, турбулентность в самолёте, шторм и т .

д. и т.п.) Пример. Паника. - What was that? - Turbulence. - That wasn't turbulence. That felt mechanical. That was textbook turbulence. - Okay. You are not a pilot. You do not know that. Since when did you become afraid of flying? - I'm not afraid of flying. I love to fly. It's crashing that I hate. I hate crashing. - Why does it keep doing that? - Because we're in an airplane. - Oh, God. - You really need to calm down, honey. («The Rumour has it») .

Слой 1. Данный пример является иллюстрацией паники средней степени интенсивности .

Триггер эмоции страха (турбулентность) назван в диалоге .

Намерения коммуниканта S1 – выразить эмоцию беспокойства, страха, а у S2 – задача успокоить S1. Цель достигнута в основном при помощи приёма аргументации .

Слой 2. Уровень речи .

Страх актуализируется на уровне синтаксиса (инверсии It's crashing that I hate, перефразированного, модифицирующего повтора, отрицания You are not a pilot. You do not know that.), лексики (номинация эмоционального состояния при помощи эмотивных перформативных глаголов hate, love, to be afraid of), междометия (Oh, God.) Слой 3. Аудиоуровень .

Преобладает средний, ровный тональный контур с подъёмами на междометии. S1 произносит реплики со средней интенсивностью и активностью. Интонационно выделены ключевые для данной ситуации лексемы, указывающие на причину эмоции (turbulence, I hate crashing, not afraid, Oh, God) .

Слой 4. Видеоуровень .

Кинесика не является в данном конкретном случае репрезентативной в силу того, что поза участников диалога – статичная (они сидят в самолёте). Задействована голова (паникующий коммуникант периодически вращает головой из стороны в сторону), глаза широко раскрыты, губы плотно сжаты во время пауз .

Пример. Слой 1 «Ритуал» (прощание, знакомство, расставание, встреча после разлуки, соболезнование, поздравления, клятва) .

- Выпьем за лучшую из женщин, за мою любимую, Ура! – Ура-а-а-а!!!;

- Примите мои соболезнования в связи с кончиной Вашего мужа.;

– Какими судьбами, давно не виделись! – Привет, дорогой, я так рад! Ты где пропадал столько времени? – Да, так были дела. и т.д.) (примеры из реальной коммуникации)

- This is Andy Sachs, Miranda's new assistant. Oh, congratulations, young lady. A million girls would kill for that job. Bye-bye. («Дьявол носит «Прада»») В рамках определённой ситуации испытывает сильную эмоцию S1 («эмоционально-оценочный знак такой ситуации может быть как положительным (торжественное поздравление, награждение, извещение), так и отрицательным (траурная речь, официальное изгнание или отлучение) [Карасик 2002: 250] .

Актуализируя её, S1 совершает ряд обрядовых конвенциализированых действий (вербальных и невербальных). Интенциональной установкой S1, который должен обладать определёнными фоновыми знаниями (так как ритуалы имеют культурно-специфичные черты), может быть стремление вызвать или выразить эмпатию, ответные положительные или отрицательные эмоции и т.д. К ритуализированным речевым действиям можно отнести клятву. Произнося клятву, S1 торжественно утверждает, обещает, совершать или не совершать какое-либо действие, упоминаная что-либо священное, ценное, авторитетное. Братья, по-любому спасибо вам за всё. Я вас никогда не забуду. – Братуха, перестань. – Ты чё!

– Клянусь, что никогда никого из вас я не оставлю в беде. – Ты чё, помирать что ль собрался?

– Хорош, ты. – Клянусь всем, что мне осталось. Клянусь, что никогда не пожалею о том, в чём щас клянусь и никогда не откажусь от своих слов. Клянусь. – Клянусь. – Клянусь. – Клянусь. – Клянусь. («Бригада») .

Пример. Слой 1. Уход от реальности в области ирреального (воспоминания (о приятном или неприятном жизненном опыте), мечты, и т.д. – Ах, если бы Вы мне назвали сейчас какую-нибудь счастливую станцию, я бы туда непременно отправился. - От вас алкашей житья нет. Может, тебе ещё стакан дать, на счастье, ой, как надоели .

(«Вокзал для двоих») Данный коммуникативный фрагмент иллюстрирует неадекватную реакцию на вербальный стимул со стороны собеседника. Интенция S1 - уход от реальности, в мир мечты, фантазии, где возможно достижение иллюзорного счастья. Причиной столь неадекватной реакции собеседника является его предубеждения, стереотипные представления о том, что вопрос такого рода мог задать только человек, находящийся в состоянии алкогольного опьянения, которых по долгу службы она вынуждена наблюдать ежедневно. Буфетчица в лице обратившегося к ней коммуниканта упрекает всех представителей данной категории людей (алкашей) .

Слой 2. Уровень речи .

Возмущение средней степени интенсивности и активности выражено при помощи лексики (оскорбительная оценочная лексика, алкашей, разговорное, просторечное житья нет, слова, обладающие ярко выраженной отрицательной коннотацией: алкашей, житья нет, надоели, междометие – ой), синтаксиса (инверсия (От вас алкашей житья нет)), эмоциональной оценки восприятия бытия предмета (ой, как надоели), обращения на ты, которое невозможно при вежливом обращении к незнакомому человеку, что является признаком презрительного отношения к личности .

Слой 3. Аудиоуровень .

Возмущение средней степени интенсивности манифестируется путём выделения слов: житья, стакан дать, на счастье, ой, как надоели. Эмоция нереального, воображаемого желания выражена при помощи ровного тонального контура, частота основного тона не превышает 200 Гц., темп

– медленный, плавный без резких подъёмов, спадов и увеличения .

Слой 4. Видеоуровень .

Говорящий подпирает голову рукой, поза его статична, мимические мышцы лица расслаблены, он смотрит куда-то вдаль .

Пример. Слой 1. В следующем коммуникативном фрагменте актуализируется эмоция «любовь + желание + страсть». S1 производит ритуализированные вербальные действия – делает предложение руки и сердца .

- I want you to marry me. Let me put it another way. I wanna marry you. You thinking it over? - What are you talking about? What do you mean? - I want you to be my wife. We belong together. - I'm going to the opera. I gotta go. - No, no, Kate. You're the last thought I have when I fall asleep at night.. .

...and the first when I wake up in the morning. I wanna be with you forever and ever. I wanna have babies with you. - Babies? - Yeah. You see, I gotta do this now, because after I win......maybe you won't wanna speak to me. - You can't win. I'm gonna win. - I know how important it is to you, but you're not gonna win. This is what's killing me. I want you. I need you. I love you. I just don't wanna lose you. («Other People’s Money») Слой 2. Уровень речи .

Хотя говорящий находится в состоянии эйфории, крайней степени эмоционального возбуждения, его речь не подвергается разрушительному воздействию, захлестнувшей его эмоции (так как речь, по всей вероятности, была подготовлена заранее). К тому же, есть определённые клише, часто повторяющиеся при выражении ритуала предложения руки и сердца на вербальном уровне. Вначале, коммуникант говорит о своём желании, а затем приводит доводы, при помощи которых объясняет, почему хочет это сделать. К лексико-синтаксическим средствам выражения эмоциональности в данном эпизоде относятся: перефразирование, повторы, метафора, антитеза, параллельные синтаксические конструкции, градация .

Слой 3. Аудиоуровень .

Для высказываний мистера Гарфилда характерно преобладание восходящих тонов, эмфаза, просодическое выделение эмоционально-нагруженных лексем (want, marry,I, wife, belong together, the last thought, the first thought, forever, ever, babies, want, need, love) .

Cлой 4. Видеоуровень .

Коммуникант активно жестикулирует, размахивая руками, затем, делая предложение, встаёт на колено, как и принято при экспликации данного ритуализированного, конвенциализированного действия .

Пример. Слой 1. Прагматическая установка «репрезентация эмоции печали». - Я ведь не солист, не лауреат никакой… так под чужую палочку. - Да уж лучше, чем подносы таскать. Вот я как одна осталась, да без мужа, да без профессии, мммм…(«Вокзал для двоих») Слой 2. Уровень речи .

Выраженная в данных высказываниях эмоция печали относится к эмоциям слабой степени интенсивности. Отрицательная валентность эмоций подчеркивается наличием отрицательных частиц «не» и избыточностью местоимения «никакой» (Я не лауреат, не солист никакой). Итак, в данном случае для манифестации эмоции печали используются: лексические средства (под чужую палочку), синтаксис (эллиптические предложения Я ведь не солист и не лауреат никакой, так под чужую палочку. Да уж лучше, чем подносы таскать.; повтор однородных членов предложения да без мужа, да без профессии, разрыв протенциального синтаксического целого, разрыв-паузатор с паузой хезитации), интонационные средства (громкость, интенсивность средней степени, нисходящий контур тона – в реплике Платона Рябинина и нисходящий тон, а также слабая степень громкости и интенсивности произнесения высказывания + просодическое выделение лексем я, да без мужа, да без профессии – в реплике Веры Нефедовой). Интересно, что герой преобразует фразеологизм «плясать под (чужую) дудку (дудочку), создавая свой окказионализм с эллипсом глагола плясать (так под чужую палочку) с тем же значением, что и у исходного образного выражения («беспрекословно выполнять чью-либо волю (говорится с неодобрением). Подразумевается полная зависимость поступков от желаний или прихотей другого человека. Порядок слов нефиксированный [Аристова, Ковшова, Рысева и др.: под ред. Телия 1995: 264] .

Слой 3. Аудиоуровень .

Из тонограммы видно, что частота основного тона достигает всего 80 Гц, тон – ровный, без резких подъемов, всплесков и спадов .

Герои говорят спокойно, не повышая громкость голоса. Подъем тона, акцент и восходящий контур терминального тона мы наблюдаем только при произнесении лексемы так .

Слой 4. Видеоуровень .

Что касается экстралингвистических средств выражения эмоции, то они нейтральны и не очень репрезентативны, и, таким образом, трудно говорить об их принадлежности исключительно к данной эмоции. Пожалуй, единственной особенностью является то, что при произнесении фраз глаза смотрят в пол, темп речи замедлен, используется много пауз .

Пример. Слой 1. Похвала. Прагматическая установка - «экспрессия эмоции любви». - Вы добрая, вы красивая, вы очаровательная, вы замечательная. Да. Вы прекрасны!

(«Вокзал для двоих») Слой 2. Уровень речи .

При помощи лексических средств, а именно оценочных прилагательных (красивая, очаровательная, прекрасная), синтаксиса (повтор), интонации (паузация, слабая степень интенсивности и громкости) и мимики актуализируется эмоция любовь + восхищение + оценка. Стилистически данный перлокутивный эффект достигается путем использования градации .

Слой 3. Аудиоуровень .

Коммуникант произносит высказывания почти шепотом, тон - ровный, со всплесками до 480 Гц при произнесении оценочных прилагательных очаровательная, замечательная .

Слой 4. Видеоуровень .

В данном случае эмоция актуализируется при помощи мимики, а именно при произнесении слов Вы прекрасны! герой широко раскрывает глаза, пристально смотрит на собеседника (объект эмоциональной оценки) и приподнимает брови .

Пример. Слой 1. Прагматическая установка «репрезентация эмоции печали». - I’ve never been so unhappy! (Я никогда не была настолько несчастна) («Резня»)

1) уровень речи, 2) аудиоуровень, 3) видеоуровень Как и в русском языке, в английском эмоция печали выражается при помощи ровного тонального контура, низкой степени интенсивности и частоты основного тона (находится в диапазоне примерно от 80 до 100 Гц). В данном высказывании эксплицитно выражена эмоция печали при помощи эмотива Глубину эмоции подчеркивает интенсификатор который unhappy. so, используется также для усиления эмоционально-оценочного воздействия высказывания. Тональный контур – ровный, без акцентов и всплесков, частота основного тона находится в диапазоне от 80 до 85 Гц .

Пример. Слой 1. Прагматическая установка матери - «экспрессия эмоции «страх+печаль». Нина пытается смягчить прагматический эффект, который, по её мнению, вызовет её сообщение о разводе, при помощи коммуникативного акта просьбы (ты только не пугайся, пожалуйста). Однако её стратегия оказывается неэффективной. Из-за того, что она недооценила силу воздействия своего неэмоционального и неэмотивного высказыванияи ей приходится применить более экспрессивный коммуникативный акт мольбы с перформативным глаголом (Мама, я тебя прошу, я тебя умоляю, мама.). В данном примере мы наблюдаем ситуацию, когда нейтральное высказывание вызывает у собеседника эмоциональный отклик высокой степени интенсивности и активности .

Нина. Я тебе должна сказать одну вещь, ты только не пугайся, пожалуйста Мать Нины .

Чего? Нина. Мы со Стасиком больше не живем. Мать Нины. Развелись? Нина. Нет, но, в общем, к этому идет. Мать Нины. Ой, Нина! Нина. Мамочка, я тебя только прошу! Мать Нины. Ой, Боже мой! Ну как же, у вас дочка. Нина. Мамочка, я тебя только прошу! Мама, я тебя прошу, я тебя умоляю, мама! Я тебе сказала не для того, чтобы ты причитала. Я тебя информировала, и все. («Родня») Слой 2-4. Уровень речи. Аудиуровень, видеоуровень. В репликах матери актуализируются смешанные эмоции страха, печали и удивления. Данная эмоция выражена при помощи интонации (тон – высокий 500 Гц, ровный, без резких подъемов и спадов, интенсивность и громкость произнесения высказывания– высокая), лексики (обилие междометий Ой, Боже мой! Ой!, вокатив Ой, Нина!) .

При произнесении выпроса с эллипсисом Развелись? верхние веки коммуниканта подняты вверх, брови приподняты (индикаторы страха и удивления), уголки губ опущены вниз (печаль). Реплики Нины (Мамочка, я тебя только прошу! Мама, я тебя прошу, я тебя умоляю, мама! Я тебе сказала не для того, чтобы ты причитала. Я тебя информировала, и все.) также крайне экспрессивны .

Интенсивность эмоции достигается при помощи синтаксиса (восклицательные, побудительные предложения с перформативами, эмфатическими вокативамиаффективами и повторами) и просодии (волнообразного интонационного контура с подъёмами в ядерной позиции, при артикулировании акцентоносителей и резкими спадами, а также повышения голоса, усиления темпа речи, акцентированного произнесения слов: мамочка, только прошу; мама, прошу, умоляю, мама; сказала; того, причитала; информировала, все) .

Пример. Слой 1. Похвала. Прагматическая установка - «репрезентация эмоции любовь+оценка». - Лешенька, милый. Ты замечательный. Ты чудесный. Ты обаятельный! Ты поэт. И не важно, пишешь ты стихи или нет. Хотя не сомневаюсь, что не без этого. Но ты все равно поэт, ты понимаешь? («Прогулка») Слой 2. Уровень речи .

В данных эмоционально-оценочных высказываниях (которые представляют собой монолог коммуниканта, находящегося в состоянии эйфории), иллокутивной силой является актуализация эмоции любви. На первое место здесь выходят оценочные прилагательные субъективной оценки .

Используются вокатив и повтор структуры простых восклицательных нераспространённых предложений с оценочными прилагательным .

Слой 3. Аудиоуровень .

Интонационно выделены прилагательные, являющиеся акцентоносителями в данных высказываниях. Преобладают нисходящевосходящие тоны на протяжении произнесения всех высказываний. Слой 4 .

Видеоуровень. Актуализацию эмоции сопровождают объятия, поцелуи, при произнесении акцентированных лексем коммуникант зажмуривает глаза, однако, скорее всего, данный жест обусловлен условиями протекания диалога .

Пример. Слой 1 Идиллия. S1 и S2 во время коммуникации актуализируют положительные эмоции (радость, счастье, удивление, эйфория и т.д.) .

Коммуникация протекает гармонично, кооперативно, царит умиротворение, покой. Прагматическая установка коммуникантов заключается в экспрессии эмоции радости + удивление. - Пап, а покажи фокус свой. - Какой фокус? - Ну, голубя попои. - Какой же это фокус? Это учёба. Ну, давай кружку-то. - Пьёт, надо же, не боится!

(«Любовь и голуби») Слой 2. Уровень речи .

Эмоция радости с оттенками удивления, вызванного словами и поведением отца, маркирована при помощи лексики (характерное для разговорной речи выражение надо же, которое в русском языке обычно используется для актуализации эмоции удивления), синтаксиса (неполное, восклицательное предложение с однородными сказуемыми). Триггер эмоции поведение другого коммуниканта .

Слой 3. Аудиоуровень .

В данном примере акустические средства выражения эмоции преобладают над лексико-синтаксическими. При произнесении надо же тон - восходяще-нисходящий, падение тона - резкое, тональный контур предиката не боится - восходящий, а тональная вершина достигает отметки в 500 Гц. Глагол не боится произносится резко восходящим тоном (диапазон от 150 Гц до 500 Гц) .

Практически все лексемы в высказывании акцентированы (Пьёт, надо же, не боится!) .

Слой 4. Видеоуровень .

При произнесении акцентированных лексем коммуникант повышает громкость голоса, глаза широко раскрыты, на лице - улыбка .

Приложение 4

РЕЗУЛЬТАТЫ ЭКСПЕРИМЕНТА

по выявлению степени освоения эмоциональной стороны речи на Я2 школьным способом обучения и с применением фрагмента мультимедийного корпуса Изучение проблемы особенностей и механизмов освоения иностранного языка в научающей коммуникации в ситуациях актуализации эмоций позволит рассмотреть некоторые аспекты усвоения неродного языка и степени интерференции родного в данном процессе .

Целью нашего эксперимента является получение сведений об особенностях речевого поведения и актуализации вербальных, невербальных и паравербальных средств манифестации эмоций в рамках научающей коммуникации или, другими словами, в организации устной речи билингвов при искусственном билингвизме. Мы предполагаем, что данные, полученные при проведении эксперимента, помогут в создании комплексов упражнений для обучения фатической, экспрессивной, эмоциональной стороне коммуникации. В ходе эксперимента мы ставим задачей обнаружение ошибок и языковых трудностей при манифестации тех или иных эмоций, исследование аспектов порождения эмоционального высказывания, осознание которых поможет методистам при создании эффективных методов обучения .

Как правило, освоение эмоциональной, экспрессивной, оценочной компоненты коммуникации расценивается как аддитивный аспект, периферия, надстройка к рациональному базису. Поскольку «в практике преподавания иностранного языка, как правило, упор делается на рациональную лексику»

[Шаховски 2010: 231], а эмоциональные синтаксические конструкции и изучение интонации и просодии эмоциональных высказываний уходят на задний план или вообще отсутствует в современных курсах обучения языку (английскому и русскому как иностранному), то такая проблема языкознания и эмоциологии, как способы и аспекты выражения эмоций в речи при освоении языка, является остросовременной и требует освещения .

Гипотезы исследования:

при манифестации эмоций на родном и неродном языке первостепенную роль играют коммуникативные клише, модели, извлекаемые из памяти в виде цитат, аллюзий из фильмов, текстов, опыта, получаемого из ежедневной реальной коммуникации;

доминирующим фактором, влияющим на освоение способов выражения эмоциональности, является форма предъявления материала; так как коммуникация мультимодальна, то мультимедийный корпус и может стать такой подходящей для большинства формой, тем полем цитации, при активном обращении к которому, коммуникант сможет сделать свое высказывание более аутентичным;

механизмы контроля речи в искусственно смоделированной ситуации, в которой от коммуникантов требуется проявление эмоций (либо стимулирование, либо реакция на эмоциональный стимул) на родном и неродном языке различны и обусловлены способом усвоения языка;

эффективность и частотность использования механизма контроля аутентичности и грамотности речи напрямую зависит от уровня владения языком и наиболее активно вступает в силу при произнесении высказывания на неродном языке .

Для подтверждения гипотез, выдвинутых нами в процессе нашего исследования, мы провели ряд экспериментов на базе 2-4 курсов факультета среднего профессионального образования технологического института им. Н.Н .

Поликарпова ФГБОУ ВПО «Госуниверситета - УНПК» .

В.И. Шаховский отметил необходимость выделения эмоциональной / эмотивной компетенции [Шаховский 2003, цит. по Черничкина 2007: 151], уровень которой мы попытались диагностировать у наших студентов. Для исследования дистинктивных черт манифестации эмоций на вербальном, невербальном и паравербальном уровне, а также процессов контроля качества речевого высказывания, мы собрали спонтанные устные высказывания, порождаемые в ситуации искусственно смоделированной коммуникации, созданные в процессе специально организованного эксперимента, проводимого с обучающимися в рамках учебной аудитории. Безусловно, аргументом в пользу критики проведения подобного эксперимента является некая искусственность .

Действительно, коммуниканты должны только представить, что они испытывают те или иные эмоции, к тому же вмешивается ряд субъективных, личностноориентированных факторов (например, усталость некоторых испытуемых, принадлежность к тому или иному психотипу и т.д.) .

Однако не вызывает сомнения тот факт, что говорение на Я1 и Я2 в условиях учебного заведения является очень важной составляющей коммуникации и жизни обучающихся, а, следовательно, она может и должна оказаться в центре внимания лингвистов и преподавателей, которые, анализируя аспекты этой речи, могут впоследствии создать учебные материалы, способствующие более эффективному освоению иностранного языка и повышению аутентичности письменной и устной речи. Мы же не ставим перед собой цель создания конкретных методик обучения, а лишь отмечаем, что проведённый практический эксперимент с собранным для мультимедийного корпуса материалом оказался крайне полезным для его пользователей, и мы стремились показать это не только в теории, но и на практике .

Нами был проведён лингвистический эксперимент, состоящий из нескольких частей. В силу того, что специфика контингента обучающихся подразумевает их разноуровневый состав, мы посчитали, что данный недостаток, как бы парадоксально это ни звучало, вполне можно считать преимуществом, так как таким образом мы получим представление о том, как обстоит дело с обучением эмоциональной лексике, синтаксису, а также интонации и просодии в разных школах нашего города. В группах, участвовавших в эксперименте, присутствовали представители всех типов школ (общеобразовательных, лицеев, гимназий, частных школ иностранного языка, школ с углублённым изучением языка). Таким образом, мы надеялись получить некое усреднённое представление о положении дел в исследуемой нами области. Было принято утверждение о невысоком уровне владения языком испытуемыми, так как основная цель их обучения в данном учебном заведении – получение рабочей специальности, поэтому для многих участников нашего эксперимента изучение иностранного языка, к сожалению, играет второстепенную роль .

Экспериментальное исследование состояло из 5 взаимосвязанных частей .

Первая часть эксперимента была диагностической. В ходе выполнения заданий первой стадии эксперимента мы определяли то, насколько полно охвачены испытуемыми способы комплексного выражения эмоций. Мы проверяли их умение распознавать тип эмоции, ориентируясь на ЗУН (знания, умения, навыки), полученные в школе, при самостоятельном просмотре фильмов или общении с носителями языка в скайпе, а также в естественных ситуациях повседневного общения. Данный этап позволил нам скорректировать наше дальнейшее поведение. Мы предположили, что, если испытуемые совершенно не справятся с предложенными тестами, то необходим будет промежуточный для нашего исследования этап – презентации материала, особенности использования которого в речи испытуемых мы решили изучать. Для успешного прохождения данного этапа мы руководствовались положением, высказанным В.И .

Шаховским о том, что можно отметить 2 этапа работы с экспрессивными средствами при обучении для эффективного достижения коммуникативной компетенции обучающихся: «1) сообщение знаний и их осмысленное запоминание; 2) выработка умений и навыков владения ими» [Шаховский 2010:

236]. Итак, первые данные позволили сформировать некое представление о возможных результатах последующих частей эксперимента .

Во второй части эксперимента мы исследовали умение вербально реагировать на разнообразные эмоциональные высказывания на русском, а затем и на английском языке, а также описать стратегию своего поведения. Для исследования ассоциативных связей некоторых эмотивов в ментальном лексиконе билингвов (на родном и неродном для них языке) мы предъявляли испытуемым тот или иной эмотив или слово, которое, бесспорно, вызовет эмоциональные ассоциации, в виде стимула и записывали все реакции на этот стимул. Как известно, ассоциативные связи не являются эквивалентами семантических, то есть слова ассоциативно связанные могут не иметь «ничего общего в семантике» [Глазанова 2001] .

В третьей части экспериментального исследования испытуемым были даны ситуации аффективного общения, используя которые студенты должны были придумать диалоги (вначале письменно, а затем и устно) .

В четвертой части испытуемым для самостоятельного изучения дома, а также в рамках факультатива, были предъявлены отрывки фильмов из фрагмента мультедийного корпуса, о котором мы говорили в предыдущих главах .

На пятом этапе проведения эксперимента студентам были даны те же коммуникативные ситуации для того, чтобы они спонтанно прореагировали в устной диалогической речи, когда испытуемым необходимо было сориентироваться в выборе языковых средств сразу в момент высказывания без возможности подумать .

Эмпирическим материалом для проведения нашего эксперимента послужил прагматически размеченный и неразмеченный фрагмент мультимедийного корпуса (на русском и английском языке), собранный диссертанткой. Ситуации для 4 и 5 частей эксперимента, представляющих собой кульминацию исследования эмоциональной речи испытуемых на разных её уровнях, были идентичны, что позволило нам получить точку опоры и общие основания для операций сравнения и анализа, а также, в результате, иметь диалогические высказывания на Я1 и Я2 .

В силу того, что нашей задачей было исследование некоторых аспектов комплексного выражения эмоциональных состояний на неродном для испытуемых языке, мы фокусировали внимание на ошибках, отступлениях от нормы (лексических, фонетических, грамматических и т.д.), порядке слов, использовании дискурсивных маркеров, междометий, коммуникативных стратегий.

Так, анализируя речь обучающихся на Я2, мы столкнулись со следующими особенностями:

нестандартные паузы, неправильное ударение в словах, усечение, как бы «проглатывание»

части слова или фразы, вкрапления в речи слов родного языка или «переключение кодов» (щас, как это по-английски? Э-э-э, ох, не подсказывайте, я сам вспомню и т.д. и т.п.), «артикуляторные персеверации» (термин Т.Н. Синеоковой), нестандартное произношение и использование артиклей .

Мы намеренно предъявляли испытуемым сначала только модель ситуации, в рамках которой они должны были инкорпорировать речь и выразить эмоции. С некоторыми ситуациями коммуниканты были знакомы лишь благодаря фильмам и, следовательно, создавали модель (или сценарий) своего вербального и невербального поведения, опираясь на определённый речевой стереотип и ассоциации. На последнем этапе исследования к ситуации добавлялись фрагменты мультимедийного корпуса, то есть созданная текстовая база с многоаспектным описанием на одном из языков, которым овладевает говорящий. Задачей данного этапа является проверка гипотезы о том, что за счет использования особым образом структурированного материала вторичная языковая личность может непринуждённо и ненавязчиво сформировать в своём сознании модели вербального и невербального поведения при выражении эмоций и использовать эти модели, носящие цитатный характер, воспринимая информацию комплексно, то есть не только лексико-синтаксический уровень, но и прагматику, просодию и особенности интонации .

Во время проведения эксперимента мы пытались добиться того, чтобы он соответствовал следующим требованиям:

1) активный характер деятельности самого исследователя, который не просто «создает условия для наблюдения предполагаемых закономерностей, а организует специальный контроль в виде управления переменными» [Корнилова 2001: 80];

2) оценка результатов эксперимента должна производиться с применением сравнительного метода: сопоставления данных в экспериментальном и контрольном условиях, что определяет необходимость формирования экспериментальную и контрольную группы испытуемых, причем отбор испытуемых в группы должен осуществляться путем случайного подбора [Кэмпбелл 1996: 68; Корнилова 2002: 192] .

3) воспроизводимость результата [Фрумкина 1999] .

Мы стремились к тому, чтобы реакции на эмоциональный стимул были максимально естественными, поэтому специально оговаривали, что речевая деятельность информантов оцениваться не будет, задания выполняются анонимно, с той же целью мы производили запись речи коммуникантов без их согласия, которое было получено после окончания эксперимента. Без сомнения, эксперимент был осложнён спецификой такого многогранного явления, как эмоции .

Рассмотрим подробнее каждый этап эксперимента. На первой ступени иерархии системы, образуемой при анализе продуцирования речи испытуемыми, важно понять, легко ли им было распознавать эмоциональную речь и виды эмоций, и на какие ориентиры они опирались. Для этого мы попросили выбрать тип эмоции из предложенного списка их наименований (1) гнев; 2) радость, 3) удивление, 4) счастье, 5) любовь, 6) печаль, 7) ненависть, 8) злость, презрение, 9) страсть, интерес – страсть – желание) и соотнести его с высказываниями, выделенными из разных фильмов на Я2 (приводим ниже тест на Я2) .

1). What on earth were you doing larking about up here creating a nuisance?

2). I'm mad as hell. Stay inside the fucking house!

3). Ignore the fact that the man I married is a monster!? Even your own mother couldn't love you .

4). You must be the stupidest son of a bitch alive, but you are sure is the fastest .

5). God damn it, Gump! You're a goddamn genius! That's the most outstanding answer I've ever heard. You must have a goddamn IQ of 160! You are goddamn gifted, Private Gump!

6). I’m glad we’re here together at our nation’s capital. It was the happiest moment of my life 7). I’m sorry, I’ve ruined your New Year party .

8). Why don’t you love me, Jenny? I’m not a smart man but I know what love is. Forest I do love you .

9). News is a sacred temple. And you're part of the cabal that's ruining it with horseshit!

10). Try not to bore the nation into a coma with your dull news crap, OK?

11). I've looked up to you all my life. You know that? I actually idolized you. My dad and I used to watch you on TV. So just, you know, imagine my surprise when it turns out that you're actually the worst person in the entire world. Not the third worst! The worst! And you know what? it's all just a big mess. Because of you! You know, nobody can do their jobs well around here because you can't be bothered to do yours at all!

12). I can't let my guard down And I'm tired of feeling guilty about my work. I can't. I can't .

13). That was a great story, Mike. That was... that was better than a great story, that was great television. I mean, that was bran with a doughnut. A bran doughnut. They're not... awful. Yeah, yeah, it's, it's, it's incredible .

14). I'm just so excited. I'm so excited .

15). Milly, well, that is really great, sweetie. That is so darn great. Well, honey, it's just, I guess, dumb luck. You're the best. I love you .

16). I'm really beginning to feel like I'm never going to meet anyone and it's making me feel hopeless. Oh, God, this is making me feel nauseous. It was a nightmare, It made me want to kill myself, even more than the last time .

17). I love this angle on the city. I never knew this existed. Gosh .

18). I don't know how she can take it. I can't. I can't take it anymore .

19). Personally, I love dill. I think it's not used enough and very underrated, sort of, like, mayonnaise, and I also really love olive oil for tuna. I love that when I breathe you in, you smell of cake batter. And I love that you have this insane way of talking in circles that makes perfect sense. I love your eyes. I even love your mother .

20). Oh, God! Why would anyone want to marry me? I'm disgusting!

21). I'm so glad you're here .

22). - I'm no longer the breadwinner. I don't bring home the bacon. I produce no green. - Don, for God sakes! - I have tried everything I know how to try, and I have failed, all right? Those stupid multinational corporations merged you out of a job! So, sweetie, you got failed on! We'll do something. We'll think outside the box. - Well, that's good, because we're selling the box and we're moving into a smaller box, and soon that box will be so small, it's the one they put using the ground with .

Диагностика показала, что тип эмоции идентифицировался на родном для испытуемых русском языке без особенных затруднений (при выполнении аналогичного теста на Я1), и им потребовалось ровно столько времени для выполнения тестового задания, сколько необходимо для чтения реплик, содержащих те или иные эмоции. Вместе с тем, вряд ли можно говорить об абсолютной точности и непротиворечивости проведённых испытуемыми корреляций и связей между высказываниями и типами эмоций (в силу многомерности феномена эмоций и размытости границ между ними). Надо отметить, что при составлении теста мы намеренно не давали никаких пояснений по поводу того, в какой ситуации были произнесены данные высказывания, чтобы испытуемые сосредоточили своё внимание на вербальной стороне речи и сигналах прагматических конвенций, связанных с выражением эмоциональности .

При выполнении теста на английском языке участники эксперимента испытывали трудности в распознавании эмоционального заряда, так как их внимание было перенесено с аспекта идентификации типа эмоций на план содержания того или иного высказывания. Исключением являются реплики, в которых эмоция эксплицитно названа при помощи эмотива, о семантике которого испытуемые знают. Например, эмоциональный заряд высказываний I'm just so excited. I'm so excited.; I'm so glad you're here. был без колебаний безошибочно определён участниками эксперимента, что связано, скорее всего, с частой встречаемостью данных эмотивов (excited, glad) в школьных УМК для изучения Я2 и превращением данного слова в часть активного словарного запаса практически каждого школьника .

Можно предположить, что в том случае, если бы испытуемые знали основные средства выражения эмоциональности, среди которых выделяются:

особые эмоционально отмеченные лексико-синтаксические конструкции, тропы, градация, интенсификаторы, сравнения, модальность, наклонение, отрицание, повторы, междометия, эмоциональная деривация, словообразование, неологизмы, диминутивы, инверсия, восклицание, синтаксическая маркированность, использование местоимений, эмфаза, аффективная коннотация, оценочные прилагательные и т.д., они бы испытывали меньше затруднений во время выполнения задания. Например, оказалось, что 95 % опрошенных студентов и в экспериментальной, и в контрольной группах восприняли следующие дискурсивные маркеры и синтаксические конструкции, которые чётко эмоционально маркированы, как набор непонятных, непереводимых или несвязанных семантически слов: But, oh, golly, gee, damn («Breakfast at Tiffany’s»). 2. What the hell are you doing? 3. Like the hell it isn’t!

What on earth are you doing here? и т.д. и т.п. При этом можно было услышать комментарии следующего характера: «Что здесь делает слово ад (hell)?» или «Какое вообще отношение к эмоциональному выражению имеет слово earth, которое переводится как земля». В примере (I don't know how she can take it. I can't. I can't take it anymore.) глагол take используется в значении «терпеть», в то время как неумение распознавать такой лексико-семантический вариант данного глагола вызвало у 15 % студентов недоумение («Это высказывание явно не является эмоциональным, ведь она или он просто не хочет чего-то брать у собеседника … отказывается от какой-то, может быть, услуги или вещи») .

У всех студентов непонимание вызвала лексическая единица Gosh .

Некоторые испытуемые даже подумали, что это имя собственное Гоша.

В словаре Макмиллан [Macmillan 2006: 615] дано следующее определение:

«interjection old-fashioned used for showing that you are surprised or a little annoyed»

(«междометие, архаич. Используется для того, чтобы выразить удивление или лёгкое раздражение»). В новом Большом англо-русском словаре в 3 т. Ю.Д .

Апресяна, Э.М. Медниковой и А.В. Петрова находим перевод данного междометия «боже!, чёрт возьми! (выражает удивление, досаду, радость и т.п.»

[Апресян, Медникова 2003: т.2: 58]. Несмотря на помету архаич, в словаре данное междометие очень часто используется в современной речи (например, в высказывании I love this angle on the city. I never knew this existed. Gosh) и является маркером эмоции радости и удивления. Большинство испытуемых сделали выбор в пользу другого названия эмоции (любовь), так как слово love является крайне частотным и входит в ментальный лексикон большинства говорящих на Я2 .

По наблюдениям за испытуемыми во время выполнения задания можно судить, что рекогносцировка типа и заряда эмоции возможна только при многократном перечитывании каждого высказывания, задействовании механизмов анализа, сравнения, проведения аналогий, ассоциаций. Решение принимается на основе распознавания определённых слов или кусков (chunks) – индикаторов того или иного эмоционального состояния. Такой путь часто приводит испытуемых к совершению ошибок и некорректной идентификации характера эмоционального заряда реплики. Для принятия решения испытуемые разбивали высказывание на части, игнорируя комплексный характер актуализации эмоций, что являлось спойлером, дистрактором для корректного восприятия .

Бранные слова, используемые в устной речи (в основном в просторечии) для усиления эмоциональности, обладают амбивалентной семантикой и часто являются составляющими высказываний, в которых выражены как отрицательные, так и положительные эмоциональные состояния. Так, в случае с фразой God damn it (ср. God- damn – проклятие; проклятый; чёрт!, а goddamned – проклятый, чёртов [Апресян, Медникова 2003: т.2: 51]) испытуемые были уверены, что она является индикатором гнева, ярости, в то время как в высказывании, приведённом ниже, эксплицируется эмоция радости и прагматическая установка похвалы, комплимента (God damn it, Gump! You're a goddamn genius! That's the most outstanding answer I've ever heard. You must have a goddamn IQ of 160! You are goddamn gifted, Private Gump! «Forest Gump») .

Эти и подобные им сложности на пути испытуемых сигнализируют о полной или частичной неосведомлённости обучающихся о наиболее распространённых, типичных средствах манифестации эмоциональности, получавших умения и навыки владения Я2 школьным образом, ориентированном в основном на декларативные знания. Итогом выполнения задания, приведённого ниже, является распознавание степени автоматизированности знаний о фатической стороне речи и наличии их в ментальном лексиконе индивида. При выполнении задания испытуемые опознали бы лексические единицы или синтаксические конструкции, которые они не использовали в активной письменной или устной речи, но, о существовании которых они имели представление. Следовательно, ошибки или затруднения в опознании соответствующих разным уровням речи единиц указывают на пробел в знаниях индивидов о важной составляющей системы изучаемого языка и, как следствие, отсутствии её отражения в их индивидуальной речевой организации .

Для определения того, какой из модулей, уровней эмоциональной речи (синтаксический, семантический, лексический и т.д.) является наименее проработанным и автоматизированным, частично или полностью отсутствует в памяти, ментальном лексиконе испытуемых, мы предложили им выполнить следующие задания .

Fill in the gaps with an appropriate word or a word combination:

1. - Why does everything have to be so exhausting?

- You think too much. Women think too much .

- There's an original response?

- I don't know what that means, to think too much. And I don't understand how you can go on living without some moral sense of the world .

- Look at me, I'm living!

- Michael, shut up. Miserable complicity! ( … ) .

- What happened to your sense of humor?

- I don't have a sense of humor, and I don't want one. If you ask me, the couple is the most terrible ordeal God ever inflicted on us .

a). Just disgusting .

b). Wonderful!

c). Great!

d). Very bad .

2. – What was your reaction to the news?

-I was (…) and over the moon to hear that I was the father of a blue-eyed, black-haired baby girl .

a) upset

b) sad

c) worried

d) delighted 3). - I'm really beginning to feel like I'm never going to meet anyone and it's making me (…) .

- Well, as I've said before, Stuart, Sheila was a huge loss, but that was 1993 .

- Oh, it's still so fresh. This makes me feel like when I was in the 2nd grade, and I walked around with a booger in my nose all day and nobody told me. Why didn't they tell me?

a) feel good

b) feel hopeless

c) consider myself to be a winner

d) feel hilarious like a million dollars 4). - Max, what did you get so crazy for?

(…) he paid off .

- I'll tell you. He forgot who

- It was the other judge. I told you .

- Tread a level course .

- You don't listen to me anymore .

- So I forgot we backed the other mutt .

- Boy, this guy holds a grudge. Max, you get one final visit to gather and remove any personal effects .

-One final visit?

-Yep .

a) –

b) the hell

c) the God

d) on Earth 5). - Enough, Alan! (… ) the cell phone already! The here and now, god dammit!

- Call me back and read it to me. What the hell is wrong with you? Screaming at me like that! Dennis heard every word!

- Good! I'm … that fucking cell phone, every minute of every day!

a) Enough with; sick of

b) Stop using; tired of

c) Use; wanna break

e) Switch off; love 6). - You're selling our house?

- I'm no longer the breadwinner. I don't bring home the bacon. I produce no green .

- You just-- You wanna talk about this, sweetie?

- (…) would I wanna talk about it? It's over .

- What is over?

- Everything .

a) What the hell

b) Why

c) What for

d) Why on earth 7). - Harry, what is it?

- I'm okay. I'm fine .

- Does your chest hurt?

- It's like an elephant's sitting on it .

- Call 911; tell them to send an ambulance. Marin, now! (…) ! .

- What are you doing?

- Mouth-to-mouth! We need an ambulance right away, please. 29 Daniels Lane, Sagaponack .

a) It is awful .

b) I’m scared .

c) Oh, my God!

d) What a hell!

8). – (… ) .

- Sir?

- After everything she did to us last weekend! She wants us to give her lunch today!

- Sir?

- Miss Wickham, Jeeves, and two of her friends. She even specifies the menu .

Bleeurgh!

- Indeed, sir?

- Roly-poly pudding with jam, oyster, ice-cream and plenty of chocolate. Must be on some kind of diet. I shall have to go and remonstrate with her .

- Very good. I shall go and purchase the comestibles .

- By no means, Jeeves! By no means! I can be chilled steel, you know!

a) Well, of all the bally nerve, Jeeves!

b) I want to tell you something about miss Wickham, Jeeves .

c) Miss Wickham, Jeeves, is unbearable .

d) Oh, Jeeves .

9). - Grandpa?

- Yeah .

- Am I pretty?

- Olive, you are the most beautiful girl in the whole world .

- Nah, you're just saying that .

- No, I'm not. ( …). And it's not because of your brains or your personality. It's because you're beautiful, inside and out .

a) I hate you .

b) I despise you .

c) I worry about you .

d) I'm madly in love with 10). - This is so amazing .

- Yeah .

- It's really unbelievable .

- Yeah?

- This is so great. It's beautiful. It's great. I love this angle on the city. I never knew this existed. (…) !

- So what's good here? Well, I hope you don't mind, but knowing your love of food, I didn't want you to miss these .

- Oh. No, no, no, that's great 'cause I make decisions all day long .

a) Nick

b) Nice

c) Disgusting

d) Gosh .

11). – Perhaps, we are not keeping our eye on the ball with sufficient assiduity, sir .

- It’s the (… ) dog! Every time I look at the ball, it starts yapping. If you ask me, Jeeves, that animal is in the pay of Fotheringay Phipps .

a) wonderful

b) blasted

c) good

d) kind 12). - God! Unbelievable! Un-fucking-believable .

- Her cobbler is horrible .

- You stuffed your face!

-Look at my day. I have to get some food in me some time .

- Oh God .

- (… ) .

a) What a freaking nightmare!

b) What a wonderful day!

c) I liked this day!

d) I want to eat!

13). - I can't believe you still listen to Joni Mitchell .

- I ( …) her and true ( …) lasts a lifetime. Joni Mitchell is the woman who taught your cold English wife how to feel .

a) hate, hatred

b) love, love

c) like, like

d) surprise, surprise 14). –(… ) ! You come round, after ten years of blanking me in the street, telling me I've got no elegance. Well, you're bloody right, I've got no elegance. But I've got a big boot, and I'm gonna kick you out. Get out! Out! And you, get out of my shop!

- What about me highlights?

- Bugger your highlights! Get out!

- Your highlights go green if you leave them in too long, love .

- How long's too long?

- About now .

a). Calm down!

b). I’m happy to see you here!

c). Don't you dare!

d). It’s OK!

Надо отметить, что в корпусе эмоциональных высказываний и в материале для эксперимента превалируют выражения с актуализацией отрицательных эмоций, в силу субъективных причин они более репрезентативны и частотны, разнообразны по содержанию и форме, как в рассмотренном нами материале, так и в реальной коммуникации (и на Я1, и на Я2). В таблице приведены количественные результаты теста .

Таблица 4 № вопроса Число человек, ответивших некорректно \ процент от общего количества испытуемых .

1 11 \ 13, 75 %

–  –  –

Напечатанный текст не в полной мере интерактивен без участия читателя, его отношения к прочитанному, устная коммуникация – процесс сотворчества её участников. В плане содержания и выражения она разворачивается по ходу развития диалога или полилога и интерактивно завершена в записи фильма .

Безусловно, за такими записями сохраняется статус коммуникации, за которой мы наблюдаем со стороны, однако, наше исследование подтвердило гипотезу о том, что этот процесс не является полностью пассивным. При прослушивании диалогов в различных коммуникативных ситуациях достигается некое подобие реально протекающего аутентичного общения, погружения в языковую среду (или скорее имитацию такого погружения). Несмотря на то, что данный процесс, на первый взгляд, может показаться только симуляцией аутентичности, индивид, путём активизации механизмов анализа, синтеза получает обобщённое представление о том, в каком контексте, при каких условиях используется то или иное коллоквиальное выражение, которое затем становится частью ментального лексикона. Имея представление о том или ином сценарии, говорящий извлекает из своего лексикона его фрагменты и строит своё собственное уникальное высказывание с вкраплениями процитированных из услышанного эпизода словосочетаний, отдельных слов или целых фраз. Став частью языкового опыта индивида, эти фрагменты приобретают гибкость и могут активизироваться индивидом в разных условиях с различными трансформациями. В связи с этим примечателен диалог на русском языке под условным заголовком «признание в любви». Диалоги необходимо было составить спонтанно без необходимого на раздумья времени, и первое, что всплыло в сознании 76% испытуемых – это аллюзия к песне, которую они часто слышали в последнее время на радио волнах («О боже мама, мама я схожу с ума, меня манили её глаза» и.т.д.). Это является ещё и свидетельством того, что, хотим мы этого или нет, поп-культура, к которой, безусловно, относятся не только песни, но и некоторые художественные фильмы, оказывает огромное влияние на сознание индивидов и фрагментарно отражается через высказывания, носящие цитатный характер, аллюзии, реминисценции и т.д. и т.п. в речи как подготовленной, так и спонтанной .

Напомним, что на 3 этапе эксперимента мы попросили испытуемых письменно составить мини-диалоги с данными ситуациями, а затем самостоятельно поработать дома и с преподавателем в рамках факультатива с фрагментом мультимедийного корпуса с комплексным описанием, а затем сделать несколько грамматических упражнений:

1. Пожар .

2. Турбулентность .

3. Вам сообщили, что Вы отправляетесь на стажировку в Англию .

4. Вы выиграли в лотерею и делитесь впечатлениями с другом .

5. Вы поздравляете кого-то из родителей (друзей) с днем рождения .

6. Вы не сдали экзамен и рассказываете о своих впечатлениях .

7. Вы узнаете, что Ваш друг совершил подлость. Ваша реакция .

8. Вы в поликлинике, кто-то хочет пройти без очереди .

9. Признание в любви .

10. Вы выиграли в компьютерную игру .

11. Вас обманули. Вы возмущены .

На 5 этапе мы зафиксировали активное использование в речи коммуникантов следующих лексико-синтаксических средств экспликации эмоциональности:

- сочетание глагола связки с эмотивом, оценочным прилагательным:

I’m so glad! (65); I’m so excited!(70); I’m so happy!(78); I’m on cloud nine!(10); I’m frightened, scared (57).; I’m in high spirits! (26); I’ve lost my temper. (9); I’m shocked. (68); I find this (think that this is) boring (27) (embarrassing (56), depressing (75), confusing (10), annoying (11), stressful (78), worrying (80), exciting (79), amusing (7), interesting (77)), I was restless. (1), I’m desperate. (8); I’m sad (upset) .

(67); You are a scoundrel! (1); You are disgusting! (29); It’s awful (terrible) (71)!; I’m a loser, freak, I can’t keep pace with others (1).; It’s the best day of my life! (18);

- императивы, директивы:

Don’t be silly (stupid, boring). (17); Stop it! (64); Stop worrying about it, calm down, be happy. (49); You don’t say so! (6); Forget it! (17); Don’t be afraid. (74); Don’t worry. (78); Everything will be ok, stop crying (shouting) (23).;

- вопросы:

What a hell is going on? (5); What’s up? (19); Are you crazy? (49); Are you kidding?

(66); You must be joking! (7); You can’t be serious? (2); So what? (5);

- эксплицитное называние эмоции:

I hate you. (50); I love you. (80); I worry about you. (73); I despise you. (3); I need you, I want you. (1); I dislike you. (61); I like you. (54); I feel sad (70), depressed (68), worried (39), happy (78);

- междометия:

Oh, God! (78); Oh, my God! (65); Devil! (18); God damn it! (or Damn it! Or Damn!) (71); F…(78); Goodness gracious! (1);

диминутивы, коннотативы:

Sweetheart (16), darling (37), baby (59), sweetie (8), kitten (5), dear (46), my love (66).;

- бранная, табуированная лексика:

F … (78), son of a b … (65), shit (55), damn (71).;

повторы:

I … I love you, I love you more than anybody else; It’s an awful, awful situation, I can’t stand it anymore!; I’m glad, I’m so, so glad that I won, it’s really, oh, wonderful, wonderful, I’ so happy!; Oh, my God, oh my God!; This is, this is, I mean this is eh-eheh very bad, I don’t like it, I don’t like it, do you hear me?; Oh, Oh, oh I’ m afraid, afraid of f-f-flying, really, I’m afraid of falling down.; What6 did you do? What did you do? It’s terrible, terrible! You are very mean.; I didn’t pass an exam, I won’t pass it, for sure, I don’t understand anything. и т.д .

Модель с определённым эмотивом или оценочным прилагательным, указанием типа эмоционального состояния доминирует, что указывает на тот факт, что говорящие стремятся выразить эмоции не косвенным способом, а, чётко указав, что именно они чувствуют, эксплицитно отметив своё отношение к тому или иному стимулу, ситуации. Переключение кода и увеличение количества пауз, слов паразитов, «артикуляторных персевераций», заполнителей паузы молчания всегда происходило в том случае, когда испытуемые собирались использовать в речи табуированную лексику (например, Oh, m-m-m, э-э-э, извините, damn it! Извините, что использовал это слово, но иначе не сказать. или Не знаю, как сказать, но без нецензурной лексики при выражении возмущения нельзя, особенно, когда говоришь порусски; э-э-э-, ну ладно, только 2 не ставьте за это, это же в рамках э-э-э, ну, задания и т.д. и т.п.). Речь в ситуации эмоциональной напряжённости фрагментарна, обрывочна и при проведении эксперимента были часты разрывы предложений на синсематичные отрезки, получающие одновременно самостоятельный коммуникативный статус: What do you want me to do? Quit?

Cry? Часто говорящие использовали предложения с формальным подлежащим “it”: It’s too much to be borne!; Ann, it was such a humiliating spectacle! Здесь возмущение выражено еще и на уровне лексики при помощи слов с отрицательной коннотацией (humiliating) .

Дело в том, что эксперимент мы проводили с особым контингентом студентами, этим объясняется выбор ситуаций, в которых коммуниканты в реальности могли испытать эмоциональное напряжение. В частности, ситуации, связанные с обучением (сессия, экзамены, подготовка к экзаменам и зачётам, результаты, оценки, сдача курсовой или дипломной работы и т.д.), обладают для данной категории индивидов личностным смыслом. Например, при проведении ассоциативного эксперимента со словами, которые могли бы вызвать у испытуемых извлечение из ментального лексикона оценочных лексем и эмотивов, одной из часто повторяющихся ассоциаций, связанных с тематической группой «обучение», являлось слово мама. В свою очередь слово мама вызывает в памяти лексические единицы с положительной коннотацией. Так, доминируют ассоциации в форме оценочных прилагательных, а также слова с положительной коннотацией. Приведём пример некоторых слов такого рода из ассоциативного словаря русского языка: родная, моя, любимая, добрая, героиня, Родина, дорогая, любовь, хорошая, жизнь, земля, тепло, дом, единственная, родной человек, любить, мамочка, моя родная, нежность, справедливая, умная, безотказность, бессмертна, близкий человек, Божья, большой доброты, все самое хорошее, добра, добрая, ласковая, доброта, дорогой, дорожить, жалко, забота, идеал, клад, кормилица, кровинушка, ласковая, лучшая, лучшее, что есть на свете, любимый, любимый мне человек, люблю, любящая, мама милая, маме, милая, молодая, моя, люблю, мудрая, надежда, наставление, наша, не забуду, нежная, ничего, отчизна, прекрасно, родную, рождение, Россия, самая дорогая, самое, светлое, светлое, святая, свято, сила, страдает, страдающая, строгая, счастье, твоя, теплое и родное, теплота, детей, труженица, усталая, человеческая, юная. [http://tesaurus.ru/dict/dict.php]. Одной из первых словесных ассоциаций наших студентов являлись слова: ремень, порка, бить, ругать, наказывать за плохие оценки на экзамене, злиться, пилить, возмущаться, гнев, счвстье, когда сдаю хорошо, награда за хорошую оценку, упеваемость. Это, возможно, является результатом того, что обучающиеся в данный период своей жизни придают огромное значение успехам обучения, сдаче экзаменационной сессии, что мотивировало нас на то, чтобы выбор ситуаций, в которых они будут испытывать эмоциональное напряжение, и которые для них личностно- значимы, был связан с темой «университет», «обучение». Необходимо отметить, что мы не лимитировали студентов в выборе коммуникативных ситуаций для построения речевых высказываний, и они были свободны в выборе ситуаций, в рамках которых они могли испытать, по их мнению, те или иные эмоции. Интересно отметить тот факт, что производство речи на иностранном языке вообще у большинства студентов вызывает эмоциональное напряжение в силу невысокого уровня владения Я2 и необходимости повышенного самоконтроля своей речевой деятельности .

Продуцируя эмоциональные высказывания на Я2, студенты ориентировались на речевые образцы родного языка, которые, безусловно, были хорошо сформированы и закреплены в их памяти, сознании за годы обучения и проживания в определённом лингвокультурном сообществе.

Воздействие системы Я1 на Я2 проявилось в интерференционном влиянии на разных уровнях языка и речи:

грамматики (предлоги, времена, артикли и т.д.);

лексики (семантическая интерференция, фразеологическое и семантическое калькирование);

просодии (просодические выделения слов, акцент, использование тонального контура, характерного для родного языка);

синтаксиса (структура предложения, порядок слов) .

Подробный анализ трудностей, возникших у обучающихся при продуцировании высказываний на Я2, и примеров различных типов интерференции не входит в круг задач нашего исследования, поэтому мы укажем лишь наиболее часто встречавшиеся ошибки и проблемы говорящих, находившихся под воздействием хорошо усвоенной ими системы Я1. Так, например, в 96 % случаев при проигрывании ситуации «Поздравление родителей (друзей) с днём рождения» студенты расширяли значение глагола congratulate со значением «поздравлять кого-либо с чем-либо» (который применяется только для того, чтобы отметить особые достижения реципиента поздравления, то есть продвижение по карьерной лестнице, получение награды, гранта, окончание шлолы, колледжа и т.д.), активно используя данный глагол как в русском языке, в котором перформатив поздравляю имеет значение «приветствовать по случаю чего-либо приятного, радостного», в том числе поздравления с днём рождения, свадьбы и т.д. и т.п .

Часто при использовании эмотивов в сочетании с глаголом feel (в значении «чувствовать») коммуниканты использовали возвратное местоимение, которого нет в английском эквиваленте (feel good, happy, frustrated, etc.) (I feel myself awful! I feel myself happy! That really bothers me, I mean I feel myself devastated, absolutely beaten down when … when I heard the news that I failed to pass an exam, cos it was my last attempt to get a scolarship! и т.д.) Назовём также несколько примеров калькирования: a) We are created for each other (Мы созданы друг для друга) вместо более точного You are my perfect match. ; b) You are my second half, I adore you. (Ты моя вторая половинка, я тебя обожаю) вместо You make myself complete.; с) You got (bought) my heart, I love you. (Ты завладела моим сердцем.) (ср. I lost my heart on you); d) You don’t go out of my head. (ты не выходишь у меня из головы.) (корректный английский эквивалент идиомы - I've got you under my skin.); е) This is horrible … e-e-e- … I… I… simply went crazy because of this situation. (Это ужасно, я просто сошёл с ума из-за этой ситуации) (ср. It was awful (terrible) I was mad \ bonkers about the whole situation); f) You spoiled all my life, I spent my best years on you! (Ты мне всю жизнь испортил, я потратила на тебя мои лучшие годы ( ср. You just bitched up my whole life!) и т.д .

Наблюдая за речью испытуемых во время проведения пятого этапа эксперимента, мы отметили обогащение речи коммуникантов речевыми стереотипами, эмотивной лексикой и синтаксическими паттернами, свойственными языку-эталону. Если до обращения к фрагментам корпуса эмоции были выражены модульно, то есть в основном за счёт просодии, темпа речи, усиления или ослабления громкости голоса, при этом специфические структуры, характерные для эмоциональной коммуникации использовались спорадически, то при речепроизводстве на пятом этапе эксперимента можно говорить о более или менее комплексном выражении эмоций с использованием средств всех уровней и слоёв. Единственное, что осталось без значительных изменений, так это стилистическая грамотность, часто в своей речи говорящие употребляли, например, ненормативные высказывания, без осознания их неуместности в том или ином контексте. Концентрация наиболее характерных вербальных способов и средств выражения эмоций в диалогах испытуемых на Я1 и Я2 была прямо пропорциональна наличию или отсутствию опыта проживания условий этих ситуаций. Если коммуникант сталкивался с такой же или аналогичной ситуацией в жизни, то его речь была более естественной и эмоционально насыщенной, так как он строил своё коммуникативное высказывание в опоре на свои воспоминания и жизненный опыт .

Реплики в диалогах испытуемых изменились количественно и качественно на пятом этапе эксперимента по исследованию их речи, то есть после прослушивания и просмотра фрагментов из фильмов с многоаспектным описанием. Объём использования фраз, более или менее близких к аутентичным, в которых выражены эмоции, увеличился вдвое, частота самоисправлений стала реже. Однако по причине того, что новые единицы ещё не активированы в полной мере, говорящие испытывали волнение и затруднения при попытках извлечь из памяти, ментального лексикона нужную им единицу или фразу, дискурсивный маркер, эмоционально маркированную конструкцию и т.д .

Следствием явились переспросы с переходом на родной язык (щас, э-э-э-э, секунду, я вспомню, подожди, я сейчас скажу и т.д., подскажите, как это э-э-э-э по-английски, ну, это и т.д.), вопросы, обращённые к собеседнику или учителю (как это по-английски сказать: «Я очень зол», как будет «Я в панике, мы сейчас разобьёмся!?) и т.д.), буквальный перевод слова, идиомы или структуры Я1 на Я2 (dear passengers, we got to a turbulence zone, we ask you to keep calm. – Oh, my God! We can break!). Редко коммуниканты прибегали к словотворчеству и созданию окказионализмов, или слов, которых нет в Я2. Для того, чтобы выиграть время для поиска нужной фразы или слова и извлечения его из памяти испытуемые применяли паузы хезитации, междометия, иногда дискурсивные маркеры типа you know …, I mean …, или бессмысленное, беспорядочное сочетание слов и звуков. Используя такие приёмы коммуникативного поведения, говорящие пытались компенсировать нехватку лексического запаса, найти недостающую единицу или извлечь её из пассивного лексикона для корректного построения высказывания. Переключение кодов происходило в том случае, когда коммуниканты испытывали затруднения в выражении своей мысли на неродном языке, а также когда хотели помочь собеседнику или попросить у него помощи в подборе нужного слова, фразеологизма, идиомы или структуры, что усиливало их способность понимать друг друга (хотя, безусловно, переход с Я2 на Я1 в рамках учебной коммуникации крайне нежелателен, являясь признаком недостаточной коммуникативной компетенции и низкого уровня владения Я2, вместе с тем показателем высокой стратегической компетенции, умения достичь взаимопонимания разными языковыми средствами). «Механизмы переключения кодов «обеспечивают взаимопонимание между людьми и относительную комфортность самого процесса речевой коммуникации» [Багана 2010] .

При произнесении эмоционального высказывания нейтральное повествовательное предложение модифицировалось. Для выражения возмущения, гнева, ненависти, характерно повышение громкости голоса, увеличение темпа, акцентировано произносятся практически все слова во фразе .

Эмоции средней и слабой степени интенсивности актуализуются с замедлением темпа артикулирования, увеличением количества пауз (особенно при передаче печали, грусти), частота основного тона, как правило, находится в диапазоне от 100 до 250 Гц и предела возможного максимума не достигает. В случае манифестации печали речь практически всегда монотонна, слова произносятся почти шепотом .

Эмоции высокой степени интенсивности и активности (гнев, ненависть, страх, счастье, страсть, желание и т.д.), как правило, оказывают негативное влияние на процессы речепорождения. Находясь в состоянии сильного эмоционального возбуждения, коммуниканты используют инвертированные, эллиптические конструкции, повторы, транспозицию, разного рода дискурсивные маркеры (выступающие как репрезентанты эмоций, прагматических установок, и, в меньшей степени, влияющие на пропозициональное содержание высказывания), пейоративную лексику (при этом табуированные лексемы и коллокации относятся к эмоциям с противоположным зарядом). Тональный диапазон для перечисленных выше эмоций в большинстве случаев колеблется от 250 до 500 Гц, преобладают резкие восходяще-нисходящие, нисходящие и восходящие тоны с резким крутым падением и подъёмом соответственно. Акцентоносителем является оценочная лексика, эмотивы, дискурсивные маркеры .

Структуры эмоциональных коммуникативных фрагментов абсолютно ситуативны и окказиональны. В большинстве проанализированных нами высказываний, в которых выражены положительные эмоции (счастье, радость, любовь), преобладают конвенциализированные эмотивные и оценочные структуры с лексической гиперболизацией своего эмоционального состояния .

Что касается гендерных и статусных различий, то вряд ли можно говорить о каких-то раз и навсегда закрепленных закономерностях, хотя, например, коммуниканты женского и мужского пола более низкого социального статуса менее оригинальны и многословны, в основном пользуются клишированными фразами, перемежая их табуированной лексикой, междометиями. Со слабой долей вероятности можно утверждать, что женщины более открыты, импульсивны в процессе манифестации эмоций, используют большее количество восклицательных предложений, оценочной лексики, темп, тональность и интенсивность их речи выше, жестикуляция и мимика более экспрессивны, хотя в рассмотренных нами примерах степень проявления вышеуказанных характеристик зависит от психотипа коммуниканта и силы триггера эмоции, а также от условий протекания коммуникации (например, скованность социальными рамками, этикетом и т.д.) .

Эмоции слабой и средней степени интенсивности (грусть, печаль) характеризуется наличием эксплицитно или имплицитно выраженной прагматической установки упрёка, жалобы, стремления вызвать сочувствие, жалость, катарсис. Интенсивность и темп произнесения высказывания невысокие, с наличием разного рода пауз, различающихся по длительности и частотности, с преобладанием ровных тонов (в основном, восходященисходящих, волнообразных с плавными тональными переходами) низкого или среднего уровня (тональный диапазон – от 30 до 200 Гц). Мимика и жесты данной эмоции либо нейтральны и практически никак не проявляются, либо мы наблюдаем у опечаленного чем-то человека довольно универсальные физиологические проявления (слёзы, взгляд направлен вниз, верхние веки опущены, лицо напряжено, уголки губ опущены и т.д.). Конечно, данная эмоция также может сопровождаться гневом (триггером могут быть люди, предметы, обстоятельства, Бог, сам коммуникант, рефлексирующий по поводу каких-либо действий, которые он/она совершил (а) / не совершил (а), коммуникативных актов и т.д.), презрением к окружающим или самому себе и т.д.. Так как темп речи в случае проявления печали невысок, то коммуникант более осознанно тщательно выбирает подходящие для целей высказывания структуры (в наших примерах доминировали оценочные и эмоциональные высказывания) .

Когда испытуемые получили задание выразить те или иные эмоции на Я1 и Я2 (предварительно проработав фрагмент корпуса эмоциональных высказываний самостоятельно дома и с учителем в классе), они ориентировались на своё представление о том, что типично для эмоциональной речи с отрицательным или положительным зарядом. Получилось, что в некоторых диалогах эмоции были выражены немного утрированно, но это вполне ожидаемо, так как мы имели дело с непрофессиональными актёрами, а ситуации общения были смоделированы говорящими искусственно .

Наблюдая за испытуемыми, мы обращали внимание на интонационное оформление их высказываний: темп, тембр, частоту и изменение движения основного тона; акцент; просодическое выделение отдельных лексических единиц; ударение; наличие \ отсутствие пауз, оправданность их использования;

ритм; акцент; типы тонов. Продуцируя эмоциональное высказывание, испытуемые опирались на свои представления и знания эмотивного лексического вокабуляра, синтаксических конструкций, просодической системы родного языка. На 3 этапе интерференция родного языка была гораздо сильнее, чем на 5 после обращения к фрагменту мультимедийного корпуса. Ключевым фонологическим аспектом речевой организации билингва при искусственном билингвизме в целом и особенно в процессе выражения эмоций в частности является отличная от Я1 расстановка акцентов. Высказывания (в нашем случае к ним относились вопросительные и восклицательные синтаксические конструкции) с семантикой страха, удивления, актёры, для которых английский язык является родным, произносили при помощи нисходящего терминального тона (например, - What was that? – Turbulence.; What a hell are you doing here?). В 90% случаев высказывания данного типа произносились испытуемыми с повышением темпа речи, громкости голоса, с использованием резко восходящего тона в конце фразы, при этом пик иногда располагался на уровне от 450 до 500 Гц. Акцентированы в речи билингвов были слова, не получившие просодического выделения в языке - эталоне. Тонограмма междометия Oh God!, которое испытуемые в 75 % случаев употребили для экспликации эмоции страха, показала, что студенты выделяли оба слова, произнося их резко, отрывисто и чрезмерно громко (в 87 % примеров употребления доминировал крутой, восходящий тон), что отличалось от использования данного междометия в разных контекстах с похожей семантикой страха при продуцировании их носителями языка .

Уровень подъёма тона во всех типах эмоционально окрашенных вопросов у испытуемых на 3 этапе эксперимента был гораздо выше, чем в высказываниях, произнесённых носителями языка - эталона, кроме того, говорящие резко усиливали интенсивность и громкость произнесения отдельных слов (в основном служебных, предлогов, артиклей, частиц, союзов, а, как известно, как правило, у таких частиц речи отсутствует ударение и акцентирование, и они являются проклитиками и энклитиками), чрезмерно расчленяя, дробя их в речевом потоке, что негативно сказывалось на мелодике речи. Вместе с тем, на 5 этапе после многократного прослушивания и просмотра фрагментов фильмов с эмоциональными вопросами коммуниканты осознанно или неосознанно начали копировать способ произнесения этих коммуникативных типов высказываний, что привело к улучшению интонационного оформления реплик испытуемых и приближению их к эталонному типу произношения, частичной ликвидации иноязычного акцента. Таким образом, уровень аппроксимации интонационных просодических навыков при произнесении того или иного эмоционально маркированного высказывания повысился после обращения к мультимедийному ресурсу с описанием того, как именно артикулируется та или иная фраза, как изменяется частота тона, тембральные характеристики, каково направление движения тона, насколько важно акцентирование ключевых лексем в высказывании и т.д. Испытуемые не просто бессознательно имитировали произнесение высказывания, а вели себя как языковые детективы, исследователи, анализирующие способы построения и интонационного оформления эмоциональной реплики в речи в опоре на тонограмму, видео и аудиозапись и описание конкретной коммуникативной ситуации .

Тенденция особенно частого смещения акцентов и замены типов терминальных и ядерных тонов, замедления темпа речи при производстве эмоциональных высказываний на Я2 наметилась у испытуемых, которые стремились к тому, чтобы получить как можно более корректно лексически и синтаксически оформленное высказывание. Внимание испытуемых было переключено с плана выражения на план содержания и извлечения из ментального лексикона тех или иных единиц. Напротив, допуская те или иные ошибки, коммуниканты произносили более или менее интонационно, просодически идентичное языку-эталону высказывание .

Эмоции средней степени интенсивности были выражены русскоговорящими на неродном для них языке более монотонно, практически без акцентирования и просодического выделения лексем (при акустическом анализе тональный диапазон находился в пределах 100-120 Гц) по сравнению с английскими аналогами. Определённого баланса и приближения высказываний, испытуемых к идеалу уверенного пользователя и усиления степени аутентичности удалось достичь после использования фрагмента мультимедийного корпуса. Вариация тонов при выражении эмоций высокой степени интенсивности (гнева, ненависти, презрения, радости, счастья) более характерна для высказываний на Я2. Интенсивность и частота основного тона, а также громкость голоса в большинстве случаев были испытуемыми чрезмерно усилены по сравнению с английским вариантом. Уровень ядерного тона при восходящем терминальном тоне также был выше, чем в английском эквиваленте .

Ударение в акцентированных словах на английском языке часто было некорректным, что свидетельствует не только о незнании испытуемыми определённых лексических единиц (используемые в нейтральной речи слова часто получали верное ударение), но и о том, что способность концентрировать внимание на всех аспектах комплексного выражения эмоции на Я2 одновременно, а не по очереди, фрагментарно (к примеру, если говорящий строит своё высказывание на неродном языке грамматически верно, то, как правило, просодическое оформление уходит на задний план или совсем игнорируется) достигается коммуникантами с большим трудом и требует более пристального внимания и проработки. Наибольшему влиянию родного языка фонологической, просодической системы (интерференции) родного русского языка подвержены такие аспекты, как типы тонов, ударение, акцентное выделение ключевых для семантики высказывания лексем .



Pages:     | 1 | 2 ||



Похожие работы:

«Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования "Крымский федеральный университет имени В.И. Вернадского" Протокол № 7 заседания Ученого совета от 30 августа 2018 года Всего членов совета – 39 Присутствующих – 36 Председатель Ученого совета – Фалалеев А.П. Секретарь Ученого совета – Митрохина Л.М. Ми...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации ФГБОУ ВО "Ивановский государственный университет" ЗАРУБЕЖНАЯ ФИЛОЛОГИЯ: ИСТОКИ, РАЗВИТИЕ, ПЕРСПЕКТИВЫ Программа международной научной конференции, посвященной 100-летию ивановских вузов Иваново, 8 февраля 201...»

«Инструкция по эксплуатации мультифункционального тестера модель TC1 Описание 160x128 TFT-дисплей Многофункциональная клавиша Область тестирования транзисторов Область тестирования диода Зенера (стабилитрона) ИК-приемни...»

«THE COLLEGE BOARD PSAT™ 8/9 Test Directions Translated into RUSSIAN for Students 2018-2019 Only Notes to the Proctor: This document should be printed and distributed once students are seated. Students ma...»

«Звонарёва Ю. В.ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕВОДА ВОЕННОЙ МЕТАФОРЫ НАВОДНЕНИЕ ЭТО ВОЙНА/БОРЬБА В ПУБЛИЦИСТИЧЕСКИХ ТЕКСТАХ (НА ПРИМЕРЕ ТЕКСТОВ О ПРИРОДНЫХ КАТАСТРОФАХ) Адрес статьи: www.gramota.net/materials/1/2008/8-1/25.html Статья о...»

«Руководство по эксплуатации Контрольно-кассовая техника "Меркурий-115Ф" АВЛГ 410.00.00-50 РЭ Качество изделия обеспечено сертифицированной IQNet системой качества производителя, соответствующей требованиям ГОСТ ISO 9001-2011 (ISO...»

«Памяти А. А. Мальцевой посвящается Алла Александровна Мальцева (1968–2018 гг.) РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ИНСТИТУТ ФИЛОЛОГИИ СЛОЖНОСТЬ ЯЗЫКОВ СИБИРСКОГО АРЕАЛА В ДИАХРОННО-ТИПОЛОГИЧЕСКОЙ ПЕРСПЕКТИВЕ Ответственный редактор канд. филол. наук А. А. Мальцева...»

«Электронный научно-образовательный журнал ВГСПУ "Грани познания". № 6(59). Декабрь 2018 www.grani.vspu.ru УДК 81’37 В.И. КАРАСИК (Москва, Тяньцзинь) КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИЯ ГОРДОСТИ В ПАРЕМИОЛОГИИ И АФОРИСТИКЕ Рассм...»

«МИНИСТЕРСТВО ПРОСВЕЩЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ДЕПАРТАМЕНТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ В СФЕРЕ ОБЩЕГО ОБРАЗОВАНИЯ ПИСЬМО от 20 декабря 2018 г. N 03-510 О НАПРАВЛЕНИИ ИНФОРМАЦИИ В связи с вступлением в силу 14 августа 2018 года Федерального закона...»

«Радионова Алла Владимировна ЛИРО-ФИЛОСОФСКИЙ МЕТАТЕКСТ В РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ Специальность: 10.01.01 – русская литература Автореферат диссертации на соискание учёной степени доктора филологических наук Смоленск – 2019 Работа выполнена в федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего образования "Смоленский госуда...»

«ХОХЛИНА Надежда Владимировна РЕЧЕВАЯ РАЗРАБОТКА СОЦИАЛЬНО ЗНАЧИМОГО СОБЫТИЯ В СМИ (ПРАЗДНИКИ НОВЫЙ ГОД И РОЖДЕСТВО В МАТЕРИАЛАХ СВЕТСКОЙ И РЕЛИГИОЗНОЙ ПРЕССЫ) Специальность 10.01.10 – журналистика АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Санкт-Петербург Работа...»

«186 3. Макмиллан Английский словарь для продвинутых учащихся. – Оксфорд: Издательство Блумсбери, 2002. p.4. Мюллер В.К. Англо – русский словарь/ В.К. Мюллер. – М.: Оникс, 2016. – 976 с.5. Шарлотта Бронте “Джейн Эйр”. Хартфордшир; Кентербери: Издательство Вордсворт, 1999. – 410 с. References 1. Bronte Charlotte Jane Eyre /...»

«Орлова Ольга Юрьевна ФОНОСТИЛИСТИЧЕСКИЙ ПРИЕМ В ПРОЗАИЧЕСКОМ ТЕКСТЕ: ФУНКЦИОНАЛЬНО-СЕМИОТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ (на примере англоязычной литературной сказки) 10.02.19 – Теория языка АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Екатер...»

«К.В. Секлецова, Н.И. Филатова Лексико-семантическое поле "ювелирные украшения" в испанском языке В современном языкознании наблюдается тенденция к исследованию разного рода лексико-семантических полей. Данное лингвистическое явление представляет инте...»

«б 91 (5К) С34 Щ ССР академ ия н а у к к а за х с к о й В. М. С И Д Е Л Ы аИ К О В БИБЛИОГРАФИЧЕСКИИ УКАЗАТЕЛЬ ПО КАЗАХСКОМУ УСТНОМУ ТВОРЧЕСТВУ ВЫПУСК ПЕРВЫЙ 1771 — 1916 гг. АЛ МАРАТА — 1951 S 91СSIC АКАДЕМИЯ НАУК КАЗАХСКОЙ ССР 1 4 О * ч В....»

«To the question of derivational semantic space of the word-formative nests The article focuses on the problem of semantic organization of the word-formative nest and its constituting components on the basis of cognitive approach to the study of lingui...»

«Усмамбетов Баяман Жунушбекович СЛОВАРЬ МАХМУДА КАШГАРИ ДИВАН ЛУГАТ АТ ТУРК И КЫРГЫЗСКИЙ ЯЗЫК (ЭТНОЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ) В данной статье в этнолингвистическом аспекте рассматривается соотношение слов...»

«Электронный научно-образовательный журнал ВГСПУ "Грани познания". № 6(59). Декабрь 2018 www.grani.vspu.ru УДК 372.016:811+811.581 С.Ю. БЕРСАНОВА, М.И. ДЕРЯБИНА (Новосибирск) МЕЖДИСЦИПЛИНАРНЫЙ ПОДХОД ПРИ ОБУЧЕНИИ ЛЕКСИКЕ ДЕЛОВОГО КИТАЙСКОГО ЯЗЫКА В ВУЗЕ Междисциплинарный подход при обучении иностранному языку становится все...»

«Vestnik slavianskikh kul’tur. 2018. Vol. 49 УДК 398.8 ББК 82.3(2Рос=Рус)-6 This is an open access article distributed under the Creative Commons Attribution 4.0 International (CC BY 4.0) © 2018 г. Т. В. Топо...»

«А.В. Раздуев Основные характеристики языка для специальных целей Настоящая статья затрагивает проблему основных характеристик языка для специальных целей, в связи с чем рассматривается возм...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ УКРАИНЫ ОДЕССКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ И. И. МЕЧНИКОВА Н. П. Башкирова, И. Л. Мазурок ТЕКСТЫ ДЛЯ АУДИРОВАНИЯ часть II “ДУМАЯ О БУДУЩЕМ” ОДЕССА ОНУ УДК 811.161.1:378(477.74-21)-054.6(076.6) ББК 81....»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.