WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 

«В задачи данной статьи входит определение статуса переводчика художественного текста. Им никак не может стать даже самая совершенная машина, электронный переводчик – «транслейтер». Машина – не ...»

А.А. Агаджанян

Переводчик художественного текста: человек vs. машина?

В задачи данной статьи входит определение статуса переводчика

художественного текста. Им никак не может стать даже самая совершенная машина, электронный переводчик – «транслейтер». Машина –

не человек, и, несмотря на то, что ее программируют, она не всегда в

состоянии выбрать точное слово из ряда синонимов, разобраться с

нужным порядком слов и самое главное – ни одной машине, ни одной

программе невозможно привить так называемое чувство языка, особую языковую интуицию, которая позволяет мгновенно принимать решение о выборе инварианта, сразу учитывая и грамматику, и стилистику, и семантику текста. В результате случается переводческая победа над текстом оригинала – текст на языке перевода звучит так, как будто его автор – носитель языка, а не человек, профессионально занимающийся переводами текстов. Вероятно, причина неуспеха в том, что машина не может испытать вдохновения – порыва, который из профессиональной деятельности превращает перевод в словесное искусство .

Перевод художественной литературы представляет собой довольно сложную проблему. В художественной литературе используются образы в широком смысле слова, ибо искусство есть мышление образами .

Образность создается писателем самыми разнообразными языковыми средствами, и для этого он пользуется всем богатством языка. Поэтому переводчик должен особенно тщательно взвешивать все детали, из которых складывается художественное впечатление, чтобы в переводе не лишить произведение его яркости, красочности и индивидуальных особенностей стиля автора .

По мнению Д.Робинсона, идеализированный переводчик-машина – безголосый «инструмент перевода», который не может быть признан равным человеку. В случае с художественным переводом переводчик становится «изгоем», хотя его «диалогическая сенситивность» лишь «гибкая реакция» на ситуацию [1: 205-208] .

Очевидно, в современной теории перевода на смену традиционному представлению о переводчике как инструменте приходит представление о переводчике как личности, что поднимает вопрос о существовании воздействия со стороны переводчика на получателя перевода. Вслед за Д. Робинсоном [1: 199], предлагая понимать перевод как «версию», Н.Г. Корнаухова говорит о прототипическом характере этой категории .

«Дополнительное преимущество понимания перевода как версии заключается в том, что оно позволяет переключить внимание с отношений между текстами иностранного языка и переводного языка на отношения между личностями, участвующими в межкультурной коммуникации»

[2: 178] .

При художественном переводе взаимодействуют две языковые картины мира (ЯКМ) как образные пространства стоящих за ними этнолингвокультур с их историческими традициями и мифологией. Эти ЯКМ, по П.В. Чеснокову, имеют как статический, так и динамический аспекты проявления [3]. Второй из них, динамический, очень важен для переводчика художественного текста. Именно он открывает возможность постижения индивидуальных смыслов и оттенков переводимого текста. Данный аспект ЯКМ носит не просто субъективный, ощущаемый индивидуально характер глубинного сознания; он еще и абсолютно имманентен, т.е. недоступен никакому воздействию извне (здесь заключена тайна перевода текста), когда переводчик нарушает грамматические или смысловые соответствия по статической картине мира, а руководствуется интуицией.

Сравним два контекста:

W. Whitman. One Hour to Madness and Joy One hour to madness and joy! O furious! O conne me not!





(What is this that frees me so in storms?

What do my shouts amid lightnings and raging winds mean?) O to drink the mystic deliria deeper than any other man!

O savage and tender achings! (I bequeath them to you my children, I tell them to you, for reasons, O bridegroom and bride.) O to be yielded to you whoever you are, and you to be yielded to me in deance of the world! O to return to Paradise! O bashful and feminine!

O to draw you to me, to plant on you for the rst time the lips of a determin’d man К.И. Чуковский. Час безумству и счастью Час безумству и счастью! о бешеная! дай же мне волю!

(Почему эти бури и смерчи несут мне такую свободу?

Почему я кричу среди молний и разъяренных ветров?) О, испить этот загадочный бред глубже всякого другого мужчины!

О дикие и нежные боли! (Я завещаю их вам, мои дети, Я предрекаю их вам, о новобрачные муж и жена!) О, отдаться тебе, кто бы ни была ты, а ты чтобы мне отдалась наперекор всей вселенной! О, снова вернуться в рай! о женственная и застенчивая!

О, притянуть тебя близко к себе и впервые прижать к тебе настойчивые губы мужчины… В английском первоисточнике У.Уитмена мы выделили конструкцию, которая включает фразовую номинацию: What is this that frees me so in storms? What do my shouts amid lightnings and raging winds mean .

Буквальный перевод на русский должен звучать так: Что есть то, что так освобождает меня во время шторма? Что заставляет меня кричать среди молнии и разъяренных ветров?

Фразовая номинация – речевое явление, довольно часто встречающееся как в русском, так и в английском языках, где она решает задачи восполнения словарной недостаточности статической языковой картины мира [4]. Данная недостаточность и, соответственно, лакунарность словаря суть следствия как вполне объективных, так и сугубо индивидуальных причин когнитивно-семантического, типологически-грамматического, экспрессивно-эмотивного, конвенционального и иного характера .

Фразовая номинация, формируясь на основе местоименно-соотносительного блока (с возможным элиминированием коррелятивного местоимения типа this, that, тот, то и под.), не только представляет собой идеальную дескрипционно-дефиниционную модель описательной вербализации прежде всего субстантивных денотатов, но и обладает когнитивной и функциональной гибкостью, что позволяет говорящему – в нашем случае переводчику – легко изыскивать варианты ее субституции эквивалентными конструкциями. Гениальный мастер перевода, Чуковский уходит от употребления данной модели фразовой номинации и, подчеркивая риторическую торжественность фразового обозначения, используемого У.Уитменом, придает фразе полемическое заострение, вводя вопросительное местоимение «почему». При этом появляется активный субъект действия – Я («я кричу») и используется, по сути дела, косвенный вариант модели фразовой номинации. Это характеризует гибкость и богатство русского языка, с одной стороны, а с другой – богатейшие резервы динамики речевого поведения переводчика как соавтора основного текста .

Заменяя фразовое наименование на косвенный риторический вопрос не просто в связи, а по сути того, что описательно обозначено У. Уитменом, К.И. Чуковский читает скрытый смысл уитменовского стиха, вскрывая его скрытые смыслы, что делает перевод не просто тонким и нетривиальным, а поистине уникальным. Все это возможно прежде всего потому, что при переводе автор-соавтор учитывает индивидуально маркированный когнитивный потенциал фразового наименования, открывающего путь не просто к антропоцентрическому взгляду на текст и его словарь, а к антропогенному его задействованию при переводе .

Следовательно, кроме корреляции двух ЯКМ, при художественном переводе представляется принципиальным еще одно соотношение двух языковых личностей (ЯЛ): автора – первоисточника (переводимый текст) и переводчика как «соавтора» (перевод) .

В случае с переводом художественного текста переводчик как личностная категория специфичен, на наш взгляд, следующими признаками: 1) имманентность, независимость от объективных и субъективных воздействий; 2) Субъективно-индивидуальная ощущаемость предметов и явлении; 3) Интуитивное ощущение образного интертекста, сближающего разные языки и культуры. При этом для настоящего переводчика очень важен переход из одной ЯКМ в другую. Он осуществляет своеобразную трансплантацию целого живого организма текста. Здесь не просто «пересадка тканей», не просто передача смысла, а, по Гумбольдту, совмещение духа одного языка с духом другого .

Существует зона перехода из одного текста в другой, в которой происходит переключение механизмов мировосприятия – от автора к «соавтору» (переводчику). Можно ли структурировать, формализовать «зону», которая характеризуется множеством планов: когнитивный, семантический, грамматический, этнокультурный, социально-исторический, психологический, эстетический? Наконец, это индивидуальный опыт переводчика, в котором главную роль играет общая культура языковой личности, включающая не только блестящее знание языка оригинального текста, но и так называемое речевое «чутье», имеющее неповторимый характер .

Перевод художественного текста – это особого рода перекодировка. Здесь, на наш взгляд, надо учитывать два эстетических принципа, сформулированных Р. Бартом: 1) принцип трансформации произведение текст; 2) принцип трансформация личности автора, чей текст переводится – авторавтор как соавтор [5]. Когда автор становится соавтором, т.е. переводчик переводит текст, на наш взгляд, происходит таинственный момент перекодировки, о которой мы говорили. Р. Барт называет этот процесс «смертью автора». Можно ли все эти моменты заложить в основу программы машины-переводчика? Думается, нет .

Человеческая интуиция может сработать в процессе состояния катарсиса, духовного подъема и активизации творческого начала переводчика. Здесь есть какое-то приращение к объективной и субъективной информации. Это приращение имеет чисто человеческое начало и отсутствует в комбинаторике всех языковых вариантов, заложенных в машине Библиографический список

1. Robinson D. The translation`s turn. Baltimore: The Horn Hopkins Press Ltd., 1991 .

2. Корнаухова Н.Г. Перевод vs. версия: виды манипуляции в художественном переводе // Вестник Иркутского государственного лингвистического университета. 2011. № 2. С. 176-183 .

3. Чесноков П.В. О двух картинах мира – статической и динамической // Известия СКНЦ ВШ, Общественные науки. Ростов-на-Дону, 1989. № 3. С. 63Фрикке Я.А. Фразовая номинация как средство выражения языковой личности автора художественного текста: монография. Пятигорск: Изд-во ПГЛУ, 2004 .

5. Барт Р. Избранные работы. Семиотика. Поэтика. М.: Прогресс,1994 .

6. Буров А.А. Субстантивная синтаксическая номинация в русском языке; под ред. д.ф.н. проф. К.Э. Штайн. Ставрополь-Пятигорск: Изд-во СГУ, 2012 .

7. Уитмен У. Стихотворения и поэмы; пер.с англ. К.И. Чуковского. М.: Прогресс, 1995 .






Похожие работы:

«ПАРАМОНОВА Татьяна Александровна ПРОЗА А.С. ГРИНА КАК СВЕРХТЕКСТОВОЕ ЕДИНСТВО -Уусская литература 10.01.01 Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Самара 2009 Работа выполнена в Самарском rосударственном педаrогическом университете Научный руководJПеЛь доктор...»

«Уччебно-методический комплекс специальности Форма Ф СО ПМУ 7.18.2/08 Министерство образования и науки Республики Казахстан Павлодарский государственный университет им. С . Торайгырова Кафедра русской филологии УЧЕБНО-МЕТОДИЧЕСКИЙ К...»

«[CC BY 4.0] [НАУЧНЫЙ ДИАЛОГ. 2018. № 4] Мельдианова А. В. Проблема передачи неличных форм глагола в современном английском языке и перевода их с английского языка на русский (на материале английских авиационных текстов) / А. В. Мельдианова // Научный диалог. — 2018. — № 4. — С. 113...»

«ЗМІНИ В ОНОВЛЕННІ 10.01.214 ДОВІДНИКИ 1. Оновлено довідник Ставки екологічного податку станом на 01.01.2018 р. Довідник підключений у формах додатків до Податкової декларації екологічного пода...»

«Rozprawy Komisji Jzykowej TN, t. LXVI, 2018 ISSN 0076-0390; e-ISSN 2450-9310 https://doi.org/10.26485/RKJ/2018/66/25 Елена Руденко* БЕЛОРУССКИЕ КАУЗАТИВЫ ПОНИМАНИЯ И ЗНАНИЯ НА РАЗНЫХ ЭТАПАХ РАЗВИТИЯ ЯЗЫКА BeLaRuSIaN cauSaTIVe VeRBS of KNowLedge aNd uNdeRSTaNdINg aT dIffeReNT STageS of LaNguage deVeLopmeNT The s...»

«Лосева Н.В. Некоторые аспекты использования теории интерязыка в методике преподавания иностранных языков / Н.В. Лосева // Человек и его язык : материалы юбилейной XVI международной конференции научной школы-семинара имени Л.М. Скрелиной, РГПУ им. Герцена. – СПб. : Скифия, 2013. С. 296-301. Н.В. Лосева НЕКО...»

«Д. Ф. Григорян НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ ЛЕКСЕМ ТИПА ALIVE В РАННЕНОВОАНГЛИЙСКИЙ ПЕРИОД В СРАВНЕНИИ СО СРЕДНЕАНГЛИЙСКИМ Работа представлена кафедрой английской филологии Пятигорского государственного лингвистического университета. Научный руководитель – доктор филологических нау...»

«М. В. Захарова-Саровская. Особенности образования неокомпозитов УДК 811.161.1+811.581 DOI 10.23951/1609-624X-2018-7-61-65 ОСОБЕННОСТИ ОБРАЗОВАНИЯ НЕОКОМПОЗИТОВ (НА МАТЕРИАЛЕ АТРИБУТИВНЫХ ЭРГОНИМОВ Г. НОВОСИБИРСКА) М. В...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.