WWW.LIBRUS.DOBROTA.BIZ
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - собрание публикаций
 


«Категории, на первый взгляд, уже достаточно изучены, текст, метатекст и интертекст, тем не менее, обнаруживают довольно любопытные линии связи в пространстве дискурса, где к ним присоединяется ...»

А.А. Буров

Текст и метатекст с позиций интертекста

Категории, на первый взгляд, уже достаточно изучены, текст,

метатекст и интертекст, тем не менее, обнаруживают довольно любопытные линии связи в пространстве дискурса, где к ним присоединяется категория надтекста - семантического «зазора» между надстраивающейся по «вертикали» линией читателя и автора текста [1: 20]. Исходя из того, что дискурс креативен при своем развертывании в пространственно-временном континууме и его изотопии выражаются благодаря синтаксической основе [2: 103 и след.], мы можем предполагать, что дискурсивно-семиологический анализ, в основе которого лежит идеология антропогенности (антропоцентризма), ориентирует нас не только на слово как «рекуррент» концепта [3: 32], но и на другие номинативные единицы речи, «перетекающей в дискурс» и наоборот (А.-Ж. Греймас). Номинационно-синтаксический семиозис [4] удачно вписывается в динамическую языковую модель (картину) мира [5] и позволяет смотреть на дискурс как на многомерное пространственное образование .

В каждом конкретном дискурсивном «локусе» динамика взаимодействия текста как вербально-знаковой цепочки и метатекста как авторского ролевого присутствия в тексте (см. точку зрения К.Э. Штайн и др.) выражается в задействовании автором тех синтаксических единиц, которые позволяют индивидуализировать отражение в знаке фрагмента языковой картины мира. Трехмерность номинации (Ф. де Соссюр, Ш. Балли, В.В. Виноградов, Д.Н. Шмелев и др.) уже не удовлетворяет меняющейся идеологии речевого поведения говорящего, в том числе – авторского художественного текста [6: 40] .

Ю.С. Степанов, говоря о парадигматическом расширении текста в дискурсе («off line»), замечает, в частности, что дискурсом создается «картина мира» текста, «вплоть до «идеологии», авторских предпочтений, его симпатий и антипатий, «подтекста», отношения к другим текстам и т.д.» [7: 36]. Идущее от Ю. Кръстевой и Р.Барта «каждый текст есть новая ткань, сотканная из старых цитат» как суть интертекста – великого интернационального кода человеческой истории и, шире, Культуры «Растворение» авторского «Ego» ведет к его превращению в «пустое пространство проекции интертекстуальной игры» [7: 40]. Таково традиционное «широкое» понимание интертекста .

Мы придерживаемся более «узкой» интерпретации интертекста и интертекстуальности, связывая эти понятия с метатекстовыми категориями .

Текстовые «локусы» интертекста, узнаваемые (далеко не всегда) как читателем, так и самим автором и его героями, в частности – рассказчиком-повествователем, естественным образом включены в ткань нового текста. Они формируют особый горизонтально-вертикальный «слой» дискурса и связаны не только с его внешней формой, но также и с формой внутренней (А.А. Потебня, Г.Г. Шпет) .

Через интертекст и метатекст автор вступает в полилог – и с эпохой, и с историей, и с читателем, и с самим собой .

«Горизонталь» - узлы взаимодействия интертекстуальных «локусов» с собственно текстовыми элементами сюжета и внесюжетными элементами. «Вертикаль» - те ассоциативные семантические и экспрессивно-эмоциональные микрополя, которые возникают в нашем сознании и вызывают представление о чужом тексте, представление о котором – сознательно или бессознательно - включено автором в основной текст. Интертекстуальные «локусы» играют роль важнейших метатекстовых нитей и выражаются вербально в качестве цитат, вкраплений, намеков (аллюзий) и т.д .

Новое, что мы говорим, - это определение метатекстуального (метатекстового) статуса интертекстуальных элементов и самого интертекстуального плана в целом .





Как и метатекст, интертекст настолько глубоко «впаян» в текстово-дискурсивный континуум, что зачастую неразличим «невооруженным глазом» Дифференциация категорий «текст», «метатекст» и «интертекст» на уровне даже современного языка и современных методов анализа весьма условна .

Предположим, что одним из важнейших «начал», организующих пространство художественного текста, выступает «внутренний» метатекст. В тексте в подпространстве авторского комментария к собственно текстовой пространственной основе одной из «нитей» (А.Вежбицка) выступает гипертекст – то подпространственное образование, которое определяет степень дискурсивной когерентности текстового пространства .

Под дискурсивной когерентностью мы понимаем обнаружение в тексте узнаваемости в индивидуально-неповторимом авторском начале уже имевших место авторских феноменов-«озарений» и, соответственно, бартовской «смерти автора текста» .

Текстовые «Локусы» категории интертекста совпадают, таким образом, с «метатекстовыми линиями» текста (ср., например, вводные и вставные конструкции), хотя и отличаются от них тем, что являются прерогативой не языковой личности автора текста, а его vis-a-vis, чье авторство устанавливается и «присутствие» в тексте если не обязательно, то объективно .

Собственно дискурс как таковой вырастает из текста благодаря этой метатекстовой интертекстуальности – авторскому комментированию за счет опоры на опыт уже существовавших текстов и их метакомментариев .

Обратимся к примерам, иллюстрирующим высказанное и дающим материал для анализа средств языковой репрезентации интертекстуальных связей метатекстового характера в тексте (дискурс поэтического текста) .

В августе 1922 г. В.Я. Брюсов создает два стихотворения Современная осень» [8: 122] и «Симпосион заката» [8: 206]. В них дискурсивно представлено предчувствие ночи, заката большевизма на фоне пира (греч. simposion). Метатекстовое восприятие красного мира «большевиком» Брюсовым здесь совершенно отчетливо фиксирует его позицию по отношению к советской власти, что подкреплено целым рядом номинаций – деталей интертекстуального плана .

СИМПОСИОН ЗАКАТА

Всё – красные раки! Ой, много их, тоннами По блюдам рассыпал Зарный Час (мира рьяный стиль!), Глядя, как повара, в миску дня, монотонными Волнами лили привычные пряности .

Пиршество Вечера! То не «стерлядь» Державина, Не Пушкина «трюфли», не «чаши» Языкова!

Пусть посуда Заката за столетья заржавлена, Пусть приелся поэтам голос «музык» его;

Все ж, гулящие гости! каждый раз точно обух в лоб – Те щедрости ветра, те портьеры на западе!

Вдвое слушаешь ухом; весь дыша, смотришь в оба, чтоб Доглотнуть, додрожать все цвета, шумы, запахи!

Что там розлито? вина? Что там кинуто? персики?

Малина со сливками! ананас над глубинами!

Экий древний симпосион! Герои и наперсники, Дев перси, рук перстни, – перл над рубинами!

Старомодны немного пурпуровые роскоши:

Ренессанс Тинторетто сквозь Вторую Империю, Но до дна глубина: лилий кубки да роз ковши, Бури алых Миссури на апрельские прерии!

Эх, продлить бы разгул! Но взгляни: вянут розаны;

С молоком сизый квас опрокинутый месится;

Великанам на тучах с кофе чашечки розданы, И по скатерти катится сыр полномесяца .

15 августа 1922

СОВРЕМЕННАЯ ОСЕНЬ

Крут и терпк осенний вечер; с поля Дух солом, земли, трав и навоза;

Ветер с ветром, вдоль колдобин споря, Рвет мечту из тесных стен на воздух;

Квак лягушек в уши бьет в болоте;

Смех совы кувыркнул тени с елок;

Сиплый скрип тьму медленно молотит;

С тьмой ползет вол из лесу в поселок .

Ночь, где ж ты, с твоей смертельной миррой, Ночь Жуковских, Тютчевых, всех кротких?

Метки редких звезд в выси надмирной — Меди длинных стрел с тетив коротких .

Книг, бумаг, рифм, спаренных едва лишь, Тает снег, дрожа под лунной грудью;

Гей, Геката! в прорезь туч ты валишь Старых снов, снов буйных буршей груду .

Где ж нам? Что ж нам? Как нам план закончить?

Мир иным стал! мы ль в нем неизменны?

Все — за тенью, вслед за псом, за гончей, Все — как пес, послушны скучным сменам.. .

29 августа 1922 Черновой автограф «Симпосиона заката» носит название «Пьянство заката». Очевидно, Брюсов решил усилить социокультурную и историческую значимость кодировки основной – заголовочной – номинации текста, придав ей торжественное «античное» звучание. «Красные раки» - натуралистический символ неприглядного большевизма .

«Стерлядь Державина» - намек на стихотворение Г.Р. Державина «Шекснинска стерлядь золотая…», «Пушкина трюфли» и «чаши Языкова» - ассоциации с пирами пушкинской эпохи .

Эти интертекстуальные детали даны Брюсовым в антитезном соотношении с «пиршеством Вечера» - эпохой разрушений после 1917 г .

Новая ассоциация возникает с «Пиром во время чумы»

А.С. Пушкина. «Симпосион заката» написан в годовщину гибели А.А. Блока и Н. Гумилева и сразу же после смерти В. Хлебникова .

Стихотворение «Современная осень» является своеобразным метатекстовым и интертекстуальным развитием указанного выше текста. Номинация «в прорезь туч (ты)» является намеком на факт рифмовки В.Хлебниковым имени Ф.И. Тютчева с тучей:

О, достоевскиймо бегущей тучи!

О пушкиноты млеющего полдня!

Ночь смотрится, как Тютчев, Безмирное замирным полня .

[Собр. пр-ий в V т., II, 89] Что касается «буйных буршей груды» и «всех кротких», то это аллюзии-эвфемизмы, связанные опять же с В.Хлебниковым, который, вероятно, за свой окказиональный атрибутивный признак «тучи», рифмовавшийся в его идиостиле с Тютчевым, был назван Брюсовым «кротким» на языке самого Достоевского (повесть «Кроткая») .

«Ночь Жуковских, Тютчевых …» - эту номинацию, ставшую также интертекстуальным метакомментатором-загадкой, сам Брюсов зашифровал в примечаниях отсылкой на стихи этих поэтов:

«Уже утомившийся день…» В.А. Жуковского и «Тени сизые смесились …» Ф.И. Тютчева [8: 585]. Данные тексты ассоциативно усиливает, с одной стороны, мрачный «ночной» фон, который сопровождает поэтические раздумья поэта, а с другой – создает контрастный метакомментарий брюсовской эпохи на фоне более светлых пиров классической эпохи, участники которых еще могли сохранять пушкинскую надежду, обретенную им на своем «пиру» в «Маленьких трагедиях» .

Таким образом, в двух рассмотренных нами стихотворных микродискурсах В.Я. Брюсова мы находим яркие метатекстовые деталивкрапления, которые выращены по преимуществу синтаксическими номинациями непредикативного типа. Последние решают задачи осуществления интертекстуальных связей как с классическими текстами русской поэзии, так и с опусами брюсовских современников. Тем самым формируется культурный поэтический код не только эпохи, но и всего художественного пространства России как неделимого синергетического организма, как историко-культурного дискурса, в котором сплетены текстовые, метатекстовые и интертекстуальные начала .

Библиографический список

1. Диброва, Е.И. О филологическом истолковании текста [Текст] / Е.И. Диброва // Семантика языковых единиц. – Ч. IV. – М., 1991. – С. 20-25 .

2. Греймас, А.-Ж. Структурная семантика: поиск метода [Текст]; пер .

А. Зиминой. – М.: Академический проект, 2001. – 368 с .

3. Алефиренко, Н.Ф. Семиологический потенциал дискурса [Текст] / Н.Ф. Алефиренко // Язык. Текст. Дискурс: Научный альманах. Вып. 5. – Ставрополь: Изд-во ПГЛУ, 2007. – С. 31-38 .

4. Буров, А.А. Субстантивная синтаксическая номинация в русском языке [Текст]: автореф. … дис. д-ра филол. наук / А.А. Буров. – Ставрополь, 2000. – 43 с .

5. Чесноков, П.В. Статическая и динамическая языковые картины мира [Текст] / П.В. Чесноков // Язык. Дискурс. Текст. Ч. I – Ростов-на-Дону, 2004. – С. 227-233 .

6. Буров, А.А. Языковая картина мира и возможности синтаксической номинации в русском языке [Текст] / А.А. Буров // Языковая семантика и образ мира. Ч.2. – Казань: Изд-во КазГУ, 2008. – С. 40-42 .

7. Семиотика: Антология [Текст] / Ю.С. Степанов, сост. – Изд. 2-е. – М.:

Акад. Проект – Екатеринбург: Деловая книга, 2001. – 702 с .

8. Брюсов, В.Я. Стихотворения 1918-1924 [Текст] / В.Я. Брюсов. Собр. соч. в 7 т. – Т. III. – М.: ХЛ, 1974. – 696 с .






Похожие работы:

«Мизиев Ахмат Магометович ЛЕКСИКАЛИЗАЦИЯ НЕЛИЧНЫХ И ЗАЛОГОВЫХ ФОРМ ГЛАГОЛА, СВОБОДНЫХ СЛОВОСОЧЕТАНИЙ И ПРЕДЛОЖЕНИЙ В КАРАЧАЕВО-БАЛКАРСКОМ ЯЗЫКЕ 10.02.02 – языки народов РФ (тюркские языки) Автореферат диссертации на со...»

«Киров, 2017 г. Лист согласования рабочей программы по дисциплине (модулю) Иностранный язык (английский) наименование дисциплины (модуля) Дополнительная Английский язык, уровень А2 (General English, Preобщеобразователь intermediate Level) ная программа наименование Формы обучения Очная, с использованием дистанц...»

«078532.1 Трофимова Сирива Миввегалимовва ОСНОВНАЯ ПРОБЛЕМАТИКА И ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ОСОБЕIШОСТИ ТВОРЧЕСТВА НАБИ ДАУЛИ Специальность: 10.01.02 -литература народов Российской Федерации (татарская литература) АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание...»

«Справка по программе "Converter 5.0.0.0" Справка по русской версии программы "Converter 5.0.0.0" Справка по программе "Converter 5.0.0.0" О программе Перед Вами русская версия программы "Converter 5.0.0.0", позволяющая рассчитывать двухтактные автогенераторные преобразов...»

«ЦЕНТР ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫХ ТЕХНОЛОГИЙ Николая Ягодкина РАБОЧАЯ ПРОГРАММА КУРСА "Английский язык для школьников" Уровень В1 (Intermediate) РАБОЧАЯ ПРОГРАММА КУРСА "Английский язык для школьников" Уровень В1 (Int...»

«Методические указания к курсу "Современная зарубежная литература" Профиль подготовки Отечественная филология Курс 4 семестр 8 Составитель: д. филол. н., доц. Г.В.Заломкина 2017/2018 уч. г. График занятий № недели Вид и тема занятия Лекция 1: Современная литература США I Практическое занятие 11. I Лекция 2:...»

«Вестник ПСТГУ III: Филология 2013. Вып. 4 (34). С. 40-57 И З ОПЫТА РАБОТЫ НАД СЛОВАРЕМ СОВРЕМЕННОГО ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКОГО ЯЗЫКА1 И. С. ДОБРОВОЛЬСКИЙ, Н. В. КАЛУЖНИНА, А. Г. КРАВЕЦКИЙ, СВЯЩ. Ф Е Д О Р ЛЮДОГОВСКИЙ, А. А. ПЛЕТНЕВА, А. Н. ХИТРОВ В статье...»







 
2019 www.librus.dobrota.biz - «Бесплатная электронная библиотека - собрание публикаций»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.